НА ГЛАВНУЮ | БАЗОВЫЙ КУРС САМООБОРОНЫ | БИБЛИОТЕКА | ВИДЕО | STREET-WORKOUT | ЗДОРОВЬЕ

 

 

Андрей Кочергин - Мужик с топором

к содержанию

 

6. ТЫ МЕНЯ, БРАТОК, НЕ ТРОЖЬ, У МЕНЯ В КАРМАНЕ НОЖ

 

– Нож – это всего лишь заточенный кусок металла.

– …Казалось бы.

Игорь Скрылев

Андрей Кочергин

Нож постепенно становится не только рациональным и достаточно универсальным рабочим инструментом на каждый день, но и мощным средством самообороны, дающим человеку шанс выжить в условиях преступных посягательств.

В этой связи «рынок» очень живо отреагировал на появившийся «потребительский» интерес. Моментально появились зарубежные и отечественные преподаватели, школы и стили применения ножа. Как же разобраться в этом пестром многообразии, при условии того, что каждый мастер считает свой стиль самым правильным, а школу – самой авторитетной и нисколько не скрывает этого?

Задача, мягко говоря, не простая, а учитывая, что многим приходится делать подобный выбор впервые, просто архисложная!

Но есть очень доступные критерии определения полезности любого явления: здравый смысл и прагматичный подход.

Зачем вам нужны эти брутальные знания? Очевидно, для овладения системой противодействия противнику, зачастую вооруженному. Данное противодействие не может быть легким, потому что, взяв в руки оружие, хотя бы тот же нож, вы моментально попадаете на грань, где балансируют ваша жизнь и жизнь другого человека, каким бы негодяем он ни был! Ранить или убить человека очень сложно, чтобы сделать это, вам придется переступить через огромный пласт заложенных с детства морально-этических норм, брезгливость и просто страх. Более того, применение оружие неминуемо будет рассмотрено в суде и так далее.

Верите ли вы теперь в то, что можно легко научиться драться ножом? Как можно легко научиться тому, против чего протестует все человеческое естество?!

Что именно вы считаете угрозой, готовы ли вы к внешней агрессии, что вы о ней знаете и как собираетесь ей противостоять? И почему именно нож должен решить эти ваши проблемы? Чему именно вы должны научиться при обращении с ножом, исходя из предполагаемой внешней угрозы?

Как проверяют в данной школе степень готовности обучаемого, может быть, по уровню владения искусством хореографии?! Что должно убедить вас в правильном выборе школы, исходя из вышеперечисленных моментов, подлежащих осознанию и последующему осмыслению?

Данные размышления, не профессиональные, но вполне здравые, способны уберечь вас от попадания в какую-либо экзотическую «группу здоровья», где вам в свободное от работы время в легкой и увлекательной манере преподнесут несколько эффектных «па» с оружием в руках и произнесут несколько авторитетных имен отцов-основателей данного направления.

Но запомните одно крайне важное уточнение. Не заплатив за ужасные знания ужасную цену, вы скорее всего получите игрушечные перчатки из дерматина, оплатив в кассе за эксклюзивные лайковые. Не обманывайтесь, в деле боевой подготовки – а в части применения ножа вы столкнетесь именно с ней! – не бывает укороченных путей, облегченных лазеек и скидок по знакомству.

Мы начали изучать действия боевым ножом более пятнадцати лет назад. Уникальность ситуации заключается в том, что изначально исследования носили исключительно военный характер, где в силу тактики армейских спецподразделений нож был скорее средством внезапного поражения живой силы противника и не подразумевал контакта, встречной атаки с использованием ножа.

Здесь стоит заметить, что если профессионал ввязался в такого рода схватку, то он, видимо, не совсем и профессионал, не достаточно подготовлен в тактико-технической части применения более эффективных видов оружия.

Созданная система боевой подготовки НДК-17 – это комплексный продукт, направленный прежде всего на психическую готовность и техническое совершенствование приемов применения оружия, ножа в том числе.

Военная система не вполне подходила для решения задач, относящихся к самообороне, и не имела, возможно, самого важного для улицы компонента, не учила симметричному, обоюдному бою с ножом. Я ведь сказал уже, что в армии это не нужно, военный профессионал не имеет права доводить подавление противника до драки, нет у него для этого ни времени, ни тактической возможности, ни права нарушать режим секретности.

Именно эти размышления подвигли нас в 1996 году создать тактико-техническую базу нового – ага, назад в будущее! – вида спорта, представляющего собой полноконтактные бои с ножом. Сразу оговорюсь, да и писал уже о том, что мы совершенно уверены в невозможности выдумать новую систему мордобоя или систему применения холодного оружия, пусть даже с самыми благими намерениями. Слишком много людей слишком много тысяч лет раздумывали над «остроумными» способами уничтожения себе подобных… Единственное, что можно изобрести, так это новые правила соревнований и содержание методики подготовки, но ведь именно они, если верить спортивной науке, и определяют появление нового вида спорта! Именно так мы отличаем вольную борьбу от греко-римской, – по правилам соревнований и вытекающей из них методике подготовки.

Итак, перед группой исследователей встала задача: на имеющемся материале создать полноконтактный, а значит, максимально приближенный к реальности вид спорта – бой противников на ножах. Ни много и ни мало!

Как уже не раз упоминалось, психическая готовность есть главнейшая любого вида спортивной и боевой подготовки. Единственный действенный способ ее укрепить заключается в том, чтобы заставить человека сражаться, преодолевая боль и страдания, осознавая всю реальность предполагаемой опасности, но не теряя самообладания и оставаясь при этом в достаточных физических кондициях.

Эти соображения подвигли нас на исследование японского опыта применения ножа – тан-то. Почему именно танто? Да прежде всего в силу удивительно стройной системы психотактического тренинга древних боевых школ (рю) Японии. Иккен хисса-цу – одним ударом наповал, так звучала наступательная доктрина подлинного самурая. Никаких несущественных движений, лаконично и сдержанно, собранно и крайне целеустремленно, никакой траты времени на «хореографические зарисовки», вперед и только вперед. Лучшая оборона – это нападение!

Помимо психической составляющей, не приемлющей права на поражение и требующей абсолютной самоотдачи, мы изучили и взяли на вооружение основные технические элементы танто дзюцу. Это стойки (камаэ) и первичная техническая база (кихон).

В процессе эволюции за эти годы в нашем арсенале от техники первоисточника остались лишь хват ножа и правосторонняя стойка с положением спины и головы, а добавился биомеханический анализ и более чем длительные исследования, направленные на очистку движения в поиске максимальной скорости, представляющей собой воплощение кинетической энергии.

Осталась неизменной и психическая доктрина самураев прошлого, которая нас более чем устраивает. Мы не стремимся к победе, мы всего лишь лишили себя права на проигрыш.

«Что это значит, чем именно победа отличается от отсутствия проигрыша?» – спросите вы. Согласимся, что данные понятия практически тождественны, но победа любой ценой слишком утомительна для психики и вызывает подсознательные сомнения в своих силах. Невозможность проиграть означает, что бойцу с первых секунд его появления в зале доказывают, что лучше рухнуть без чувств, сражаясь, чем проявить малодушие и оскорбительную слабость.

Мы сражаемся скорее с собственными слабостями, чем с противником, решившим нас в них убедить. Именно по этой причине мы сознательно не прибегаем к средствам защиты, оставив лишь паховые протекторы и капу на зубы.

Деревянный танто фирмы Kwon – это серьезный клинок, способный при уколе пробить куртку кимоно и оставить более чем настоящую дыру в теле, а при «легком порезе головы» зачастую течет настоящая кровь.

Оценки в подобных боях крайне просты. Иппон, то есть чистая победа, или 4 очка, дается за технически грамотный, мощный порез шеи, укол грудной клетки, оставивший след на теле, и такой же грамотный укол спины. Вазари, то есть полпобеды, или 2 очка, присуждается за порез головы, укол брюшной полости или за не вполне качественные движения, давшие бы иппон при безупречном выполнении. Есть еще кжо, или одно очко.

При потере ножа бой ведется иными средствами, включаются руки, ноги, голова и все что угодно, за исключением пары запрещений, принятых в танто дзюцу. Нельзя колоть танто в голову и выдавливать глаза. Ах да, мы еще запрещаем бить в затылок, это, наверное, очень больно. Все, что не запрещено, – разрешено! Только такой кровожадный подход способен показать бойцу степень его боевой готовности и психической устойчивости, причем не на умозрительных тестах, а в процессе реальной схватки с болью, ужасом и противником, не имеющим права на трусость.

Как вы думаете, много ли народу с песнями и плясками кинулось к нам в залы, для занятий этим, мягко говоря, не самым нежным видом единоборств? Мы и не ждали обвальной популярности, но, как выяснилось, зря не ждали. Если в самом начале занятий танто дзюцу кои но такинобори рю (IUKKK) у нас было всего семь человек в Питере, то сейчас имеются и три зарубежных отделения в Голландии, США и Мексике и более чем востребованные и заявившие о себе группы в Москве, Риге, Тирасполе, Челябинске и том же Питере, не считая наших новых отделений, лишь недавно получивших сертификаты.

Удивительно, но данная разновидность танто дзюцу не нашла понимания в Японии и была охарактеризована как пропаганда насилия, что немало нас повеселило. Майкл Канн (ФРГ), Давид Дрепак (Израиль), Любомир Врачарович (Сербия), профессор Сотис (ЮАР), Ричард Бустилло (США), профессор Родольфо Альварес (Мексика) – вот перечень специалистов экстра-класса, высоко оценивших этот российский проект танто дзюцу. Хотя тот же Майкл Канн уточнил, что на большей части территории Европы не то что преподавать, но показывать это будет запрещено, потому что насилие… Россию он, видимо, в состав Европы не включает.

А мы и не скрывали, что танто дзюцу кои но таки-нобори рю – это для тех, кто любит погорячее. В России таких оказалось немало! Как я обычно добавляю, скорее всего в дурдоме упал забор!

Ладно, вернемся к ножу, который как средство выполнения боевой задачи… практически не применяется! Это прежде всего определяется типом военных конфликтов новейшего времени, а именно отсутствием крупных войсковых операций и глубоко эшелонированных рубежей обороны, при преодолении которых неминуемо заканчивается боекомплект и в ход вступают средства рукопашного боя, малые саперные лопаты, ножи и все, что только может помочь бойцу драться в чужом блиндаже и окопе.

Но кто сказал, что войны теперь будут исключительно партизанскими, когда противники месяцами не видят друг друга и о симметричном огневом контакте можно говорить скорее как об исключении, чем как о повседневных буднях. К слову сказать, наш вероятный противник не поменялся по сию пору, а Китай вообще выходит на первое место в регионе по военно-политическому потенциалу. В условиях же диверсионной войны снайперская винтовка гораздо результативнее АК-74, а о ноже и речь вроде как не идет… почти не идет.

Пока не идет, потому как этот «заточенный кусок металла» был и останется спутником любого солдата, начиная с бронзового века и по сию пору. То, что в армии и спецслужбах практически не осталось специалистов по бою с ножом и бою против ножа, есть скорее пробел в боевой подготовке, чем естественное требование объективной реальности. Ведь нож никуда не ушел из карманов среднестатистического уголовника и уж точно не имеет равноценного тактического заменителя в случаях реальной силовой борьбы с вооруженным противником или при его уничтожении в условиях критической дистанции с соблюдением режима секретности. О выполнении специальных, диверсионных и разведывательных задач и говорить не приходится, тут любая дополнительная возможность более гибкого решения поставленной боевой задачи зависит прежде всего от профессионального выбора арсенала. Мы не призываем превозносить и абсолютизировать нож, мы предлагаем взглянуть на него свежим взглядом, не более!

Если прогнозировать ренессанс ножа в специальных и армейских подразделениях и позиционировать его как оружие ближнего боя, то прежде всего мы обязаны классифицировать перспективные боевые задачи, предположительно выполнимые при помощи ножа и других типов оружия, близких к нему по конструктивным особенностям.

К ним относятся блиндажный бой, схватка в окопе, в условиях ограниченного маневра, против агрессивного, хорошо физически подготовленного противника и при обоюдном отсутствии боевого комплекта для огнестрельного оружия.

Уничтожение живой силы противника в условиях режима секретности и нейтрализация незапланированных свидетелей деятельности диверсионных подразделений, действующих в тылу.

Снятие часового, когда невозможны иные технические решения.

Экспресс-допрос.

Парамедицинская помощь в условиях отрыва от базы.

Пополнение пищевого рациона в глубоком рейде.

И наконец, пресечение преступных посягательств, направленных на военнослужащего в условиях его пребывания вне части.

Более того, сама возможность изучения приемов и методов обезоруживания противника, действующего ножом, возникает лишь в случае максимального представления об особенностях работы с этим видом оружия. Так, чтобы всего лишь понять, что от пули очень трудно уйти, нужно научиться изрядно стрелять. Только в этом случае вы, возможно, найдете хоть какой-то путь к спасению под огнем противника, не витая при этом в собственных или чужих иллюзиях.

Из того, что уже сказано, сделаем следующий вывод. В случае применения боевого ножа не следует доводить схватку до обмена или силового противостояния. Стратегическая доктрина большинства юго-восточных систем применения ножа и их американских клонов, твердящая о накоплении множественных повреждений, в реальных боевых условиях должна быть признана несостоятельной в силу скоротечности реального боя и высоких требований, предъявляемых к подавлению реального противника. Задача любого физического подавления противника в идеале решается с учетом элемента внезапности, простыми и мощными техническими решениями, то есть действиями, способными нейтрализовать противника вне зависимости от его экипировки и предварительной подготовленности. Иная тактика грешит картинностью и нерациональностью.

Нож – вершина любой системы рукопашного боя, так как техника его применения лежит в базовой систематике стиля и «всего лишь» максимально усиливает поражающие способности удара! Теперь взгляните на формальные комплексы упражнений в кун-фу и армейский рукопашный бой, и вы поймете, чем именно отличается российский подход в применении ножа от зарубежных стилей, уже объективно коммерческих.

Что, неужто не поняли? Тогда я скажу: кровожадностью, прямолинейностью и беспощадностью, полным отсутствием хореографии!

Система прикладного рукопашного боя НДК-17, представляемая российским «Центром прикладных исследований», – это даже не «бой с ножом», это скорее система атаки ножом, созданная, впрочем, не без учета тактических возможностей предполагаемого противника.

Вперед и только вперед! До вашей или чужой смерти остаются всего два, максимум три движения, не оскорбляйте эти секунды сомнениями и украшательством!

Если вы довели схватку с применением ножа до свалки и силового противостояния, то, скорее всего, вы не имеете ни малейшего представления о прикладном рукопашном бое!

В системе НДК-17 положение корпуса и работа различных частей тела находятся в прямой зависимости от главной задачи, стоящей перед одиночным уколом или порезом: нанести максимально возможное поражение противнику с максимальной скоростью и максимальным давлением в месте пореза или укола. То есть и стойка, и работа рук, ног, корпуса в момент выполнения технического действия прошли серьезный биомеханический анализ и практическую апробацию, в процессе которых траектории составляющих движений были по возможности сужены до сонаправленности с основным вектором исследуемого технического действия. Но самой остроумной находкой данной системы была и остается работа корпуса, вкладывающего массу в каждое движение за счет управляемого вращения вокруг вертикальной оси, позволяющей при этом сохранить достаточную стабильность в пространстве и свободу перемещения. Данный способ кинетического усиления давления в то же время позволяет сохранить достаточную маневренность всей конструкции, позитивно влияя на скоростные показатели в целом.

Говорил ведь я, что техника – это когда удобно.

Управление дистанцией при атаке с применением ножа возможно лишь при достаточной беспощадности бойца по отношению к возможному исходу ситуации. Поворачиваться и бежать – это практически гарантия удара в спину, а уж работа лицом к лицу с агрессивным противником и вовсе не для слюнтяев.

Реакция на движения противника должна быть перманентной, то есть мы должны проявлять АГРЕССИВНУЮ ЗАЩИТУ, агрессивно двигаться, агрессивно реагировать руками, агрессивно поворачивать корпус. Никаких вялых движений.

«Как человек ходит, так он и живет!» – вот вам еще одна любимая фразочка одной лысой образины.

Не кидайтесь на нож, это может сделать лишь Мастер высшего порядка, интуитивно понявший, что его скорости гораздо выше скоростей противника. Постоянно оттягивая противника, заставьте его провалиться, как только он нагрузит переднюю ногу и вытянет руку, захватите его руку с ножом и плотно прижмите ее двумя руками к своей груди и животу. Если вы не повесите на вооруженную руку супостата весь свой вес, то он обязательно вырвется, или перехватит нож, или…

Короче, кердык вам тогда!

Активно применяйте зубы для фиксации руки, кусайте за локоть и держите до победного. Обоими руками ухватите за кисть с ножом, и вот противник уже ваш!

На всю эту хрень у вас имеется всего-то пара секунд, засахаритесь – смерть!

Мнение мое – и не обязательно правильное.

Танто дзюцу стиля кои но такинобори рю – это полноконтактные поединки с деревянным ножами танто и с использованием всего арсенала указанного стиля боевого каратэ. Поединки проходят в кимоно, практически без защиты и с минимумом ограничений, о которых я уже говорил.

В связи с этим обстоятельством бой в данном виде соревнований является самым реалистичным поединком с учебным оружием. Врач не имеет права снятия бойца без решения судьи на татами.

Оценки, о которых тоже сказано выше, даются без остановки поединка, за мощные, технически грамотные уколы, порезы в определенные правилами летальные зоны или за удары и болевые приемы, приведшие к нокауту, нокдауну либо сдаче противника.

Напомню также, что при потере ножа или при нежелании одного из противников его использовать бой ведется любыми средствами, принятыми в хокутоки, варианте боев без правил, но с учетом запрещения на проникающие болевые приемы.

Стиль ножевого боя танто дзюцу кои но такинобо-ри рю является для России первым официальным стилем ведения спортивных поединков с ножом, проводимых в нашей стране с 1997 года по утвержденным международным правилам.

Какова самая главная цель при симметричной работе с танто? Думаем, думаем – и не смейте подсказывать!… Неправильно! Главная цель – рука противника с ножом! А что именно позволит вам угробить руку противника, а самому остаться не порезанным? Думаем, думаем – и не смейте подсказывать!…

А вот это правильно!

Умение держать дистанцию. Именно вход в нее, нанесение удара и моментальный выход! Отработка именно этого навыка во все времена является главнейшим элементом при освоении боя с ножом.

При симметричной работе с деревянным танто оба бойца должны стараться выбить нож из руки противника или покалечить его кисть!

Поверьте, стоять столбом перед противником у вас не получится, движение сразу должно приобретать и агрессию, и скорость. В каждой атаке надо делать не менее двух движений, кисть противника можно как колоть, так и резать. Нельзя прятать руку с ножом за спину и стоять!

Обработка руки, тем более при отсутствии у нас средств пассивной защиты, – это более чем щекотно. Хотите попробовать? Если вы реально обработали руку противника, то это значит, что пальцы его сломаны, предплечье разбито. Следующая цель – иппон, чистая победа, присуждаемая за укол в грудь или порез шеи. Если же ваши действия не имели таких последствий, то прежде всего потому, что атака вооруженной руки противника была куда более косметической, чем реальной.

Мы специально завысили требования к данной атаке, дабы не превращать поединок в оценочный бой. Именно в силу максимального приближения к реальности мы убрали всю пассивную защиту, тем более кисти и головы!

Кстати, атака кисти, законченная вылетевшим клинком и явной травмой противника, может быть оценена на юко, что бывает крайне редко! У нас победы явные, часто отмеченные кровью, а не «спортивные».

Как-нибудь взгляните на мою правую кисть в районе запястья и на шею справа… В общем, я еще с вами… что означает, что я, видимо, не погиб в том бою. И хрен заставишь меня бегать от противника, а не наоборот!

Как я дрался тогда со сломанным лицом и переломанными ребрами? Обыкновенно! Банзай, мля, и на амбразуру! Детали смотрите в истории болезни.

Ничего особенного, хотя кровь лилась как из лейки. Для того чтобы порезать именно сухожилия, порез должен быть нанесен именно с внутренней стороны, а иди-ка туда доберись. У меня развалили запястье сразу за большим пальцем, мяса там оказалось гораздо больше, чем ожидалось, порез был «взрослым», но даже он не рассек связки тотально.

Так что мэцкей сутеми и вперед. Хотите быть съеденными – сделайте мне больно.

На нож следует идти только двумя руками и только двумя руками. Эта уверенность пришла ко мне вовсе не в результате глубоких философских размышлений, а в процессе самого что ни на есть дарвинистского естественного отбора. Ни одной версии тактико-технических действий я не высосал из пальца, все, я настаиваю, буквально все, что я применяю в бою и чему учу, имеет достаточную доказательную базу. При этом я вовсе не хочу сказать, что это истина в последней инстанции.

Вы хотите попробовать порвать трахею? Почему нет, возможно, вы умеете это делать быстрее, чем я и все, кто меня окружает. Вы выдавливаете глаз быстрее, чем я орудую ножом, – вполне возможно, можете удержать режущую вас руку одной рукой, а не двумя, – очень хорошо.

При этом я совершенно не пытаюсь иронизировать. Спор безоснователен, мне бы очень не хотелось, чтобы люди, подозревающие о моем существовании, представляли меня эдаким суперменом, неуязвимым и непорочным, обладающим некими тайными знаниями.

Все, что я изучал, и все, что я умею, было сделано для меня, любимого. Признаюсь, я был даже заинтригован, когда году этак в девяносто пятом ко мне обратились с просьбой о методической помощи, ссылаясь при этом на всю ту работу, которая не прекращается вот уже четверть века. Поначалу я даже не знал, что делать с этой просьбой.

Спросите, зачем это я так пространно про себя?… А вот зачем. Кого-кого, а уж себя-то я точно не подведу!

Прежде чем утвердится в необходимости перехода на максимально плотный захват режущей руки, я столько раз получил в брюхо этим самым танто, что шишки давно не рассасываются, а синяки уже и не вскакивают. Если что и бывает, так это сразу ссадина с кровоподтеком.

Приходили как-то мастера одного из русских направлений, – как известно, я не обсуждаю и не критикую коллег, потому без имен и конкретного адреса, – с желанием продемонстрировать технику отбора ножа. Я обрадовался несказанно. Ну, думаю, сейчас наверняка что-нибудь свежее увижу.

К сожалению, не увидел. Не было ни одной попытки отобрать у меня нож, сколько-нибудь достойной внимания. Их работа слишком сильна завязана на то удивление, которое они всегда надеются вызвать своими предварительными действиями. Но я человек далеко не любознательный, вникать в суть телодвижений и поражаться их красоте не стал, в итоге попросил просто забрать нож из вытянутой неподвижной руки вашего покорного слуги. Мастера попробовали и, получив как следует ладошкой по лбу, логическим путем пришли к выводу, что их система работы против ножа, конечно же, хороша, слов нет, но она рассчитана на непрофессионалов.

Вот и слава богу, занимаются люди, ищут свои пути, это же замечательно. Авось и найдут, а пока Андрей Кочергин может контролировать нож противника только двумя руками, при этом как можно более плотно прижимаясь к корпусу противника, сковывая его движения и управляя его балансом, пряча голову в плечи и практически под руку супостата.

Да, при этом можно слегка получить по головушке, на что мне, в сущности, наплевать, да, могут быть попытки захвата, но мой центр тяжести в этом вот конкретном случае, при описанной боевой стойке, расположен намного ниже, чем его. До горла и глаз ему не добраться, потому что я сам активно делаю именно это, соответственно, знаю, как снизить вероятность подобных действий. И самый главный аргумент в любом контрдействии должен заключаться в превышении ваших сил и средств, так что одна пустая рука против руки с ножом… ну, как-то очень вяло смотрится.

Кстати, если уважаемый читатель последует моему совету в борьбе против ножа, то лучше забудьте об ударах после захвата вооруженной руки противника. Слишком уж велика ответственность, слишком мала вероятность того, что в этой динамичной ситуации вы сумеете гарантированно ранить противника. Возможно, впрочем, использование зубов, причем кусать надо руку. Это еще куда ни шло, а так рекомендую проводить обыкновенный забор ножа двумя руками, эта метода достаточно проста в техническом плане.

У меня занимается, точнее сказать, занимался, один мальчик весом 120 кг, становая – 270 кг, жим от груди – 160 кг. Он рукой так нежно накрывал мою бритую голову, что я свет переставал видеть, но даже у него не хватало силы в кисти сопротивляться забору ножа, проводимому двумя руками.

Еще раз напомню, что мы забираем нож вовсе не у сонного и недвижно стоящего партнера, а у человека, который так и норовит истыкать вас заточенной палкой, причем делает это со всей дури. Честное слово, ни капельки не преувеличиваю, хотя и не пытаюсь кого бы то ни было в чем-то переубедить. У каждого свой путь, и это замечательно!

Да, в кои не оцениваются не тотальные порезы и уколы кисти, выбитый нож, разбитая рука, но это как раз и есть стимул не скакать на дистанции, а работать именно с противником. Не стоит превращать полноконтактный бой с ножом в аналог спортивного фехтования, ведущегося ради оценки, порой ничего не значахцей. Это не камень, а вы не огород.

Да, приводил я уже эту поговорку, ну и что с того?! Люблю я ее, да и все тут.

Да уж, воистину, «нет ничего проще», чем работа против ножа! Этак вот берешь и целых десять секунд работаешь, а потом вдруг перестаешь по вполне объективным причинам.

Я ем палочками уже лет семь. Однажды в городе-герое Челябинске вел мастер-класс, среди всего прочего показывал и защиту от ножа. Ассистировал мне один очень одаренный телохранитель, сухой, длинный и злобный, взрывался парень, как надутая грелка. Он почему-то захотел поработать стальным макетом ножа, вырубленным из листового металла. Я, как правило, не вникаю, чем работают противники, скорее наоборот, чем труднее задача, тем веселее. Короче, «убить»-то он меня не убил, но палочками я не ел чуть больше месяца, и это с учетом того, что «нож» был тупой, как мой затылок. Пальцы в месиво…

Вывод в том, что говорить всерьез о результативной работе против ножа без надлежащей тренировки может человек, которого всерьез никогда не резали. Никого не хотел поддеть, как всегда, всего лишь высказывал свое мнение, не обязательно правильное к тому же.

Прежде чем рассуждать о первом движении, следует выяснить, зачем именно вы достали нож, что убедило вас прибегнуть к помощи оружия. Если противник вооружен, то основной целью атаки будет его правая рука, удерживающая оружие, то есть сначала необходимо оградить от опасности свою жизнь, а уж потом думать о гарантированном пресечении нападения, добивании, говоря короче.

Если противников много и они не вооружены, то весьма эффективными оказываются неамплитудные порезы лица. Опасность для жизни минимальная, а вид развалившейся щеки очень отрезвляет даже самые возбужденные головы. Резать при этом надо не самого мощного или агрессивного, как советуют большинство «зубров», авторов советских прикладных методик, а самого ближнего. Рекомендую избегать захватов, перемещаясь с этой целью кольцеобразными траекториями вокруг всей группы, стараясь выстроить противников в линеечку.

Если противник значительно вас мощнее, но один и без оружия, то порежьте протянутую к вам руку и ткните в наружную часть бедра или ягодицу. Догонять он вас уже не будет, но и хворать супостату долго не придется. Избегайте наносить, а тем более получать внутренние порезы бедра. Рассечение бедренной артерии – неминуемая смерть!

Помимо спортивных поединков танто дзюцу на базе данного стиля разработана отечественная система применения боевого ножа – НДК-17. Данная прикладная система боевой подготовки отличается от спортивных поединков тактической направленностью, которая избегает самой возможности симметричных контактов с ножом и исповедует техническую лаконичность. Научным коллективом «Центра прикладных исследований» разработаны и внедряются отечественные методики обучения специальных подразделений в части огневой подготовки, прикладного рукопашного боя, тактики и группового взаимодействия. Результатом совместной научной работы со специалистами Военного института физической культуры является боевой нож НДК-17, признанный ведущими отечественными и зарубежными специалистами одной из самых заметных современных разработок в области холодного оружия.

НДК-17, или нож диверсионный Кочергина, конструировался с вполне определенной целевой установкой – нужен был нож, который отвечал бы всем требованиям, предъявляемым к оружию в системе прикладного рукопашного боя, разработанной санкт-петербургским «Центром прикладных исследований».

Разработчики искали именно конструктивные способы повышения режущих качеств ножа и максимального увеличения останавливающего эффекта при производстве укола.

Немного предварительного анализа.

Проблема в том, что создание современных ножей в большей степени носит уже технологический, нежели именно конструктивный характер. В основном в наше время выпускаются такие ножи, форма клинка которых имеет не столько функциональный или практический характер, сколько привлекает потенциального покупателя новизной линий и броскостью подачи. Для боевого ножа столь странные целевые установки вообще неприемлемы. В итоге ножи, стоящие сегодня на вооружении в различных армиях, являются либо модифицированными копиями ножей разведчика времен Второй мировой, либо, не мудрствуя лукаво, вариациями на тему кинжалов. Имеющиеся на сегодня в нашей армии HP и НРС, – это, скажем так, просто крепкие клинки, а во втором случае еще и стреляющие, непонятно, впрочем, зачем. Ведь в подразделениях разведки имеются более подходящие для этих целей средства ведения огня и приборы бесшумной стрельбы.

Теперь приведу краткое техническое описание ножа НДК-17.

Это мощный режущий инструмент, имеющий комбинированный тип клинка. Гильотинная часть создана по типу сапожного ножа и призвана выполнять схожие функции резака и резца. Основная часть лезвия выполнена с наклоном к осевой линии рукоятки, что позволяет создавать повышенное давление при разрезании верхним углом. На этой части режущей кромки имеются пропилы, призванные создавать дополнительную силу трения при ходе клинка по цели. Нож имеет одностороннюю заточку на обеих частях лезвия, что повышает точность реза при протяжке клинка на себя и увеличивает устойчивость лезвия с малым углом заточки при фронтальном уколе.

В заводском варианте рукоятка ножа выполнена в квадратном сечении для надежности его захвата и обтянута наборной кожей.

При конструировании изделия НДК-17 разработчики учитывали необходимость его правильной балансировки. Центр тяжести ножа должен располагаться на границе соединения клинка и рукояти, это абсолютно необходимое условие, обеспечивающее маневренность клинка при порезах и уколах. Так, если центр тяжести выносится на клинок, то нож приобретает преимущества при рубке, не свойственные этому типу оружия, но теряет возможность быстрого реагирования на движения кисти, значительно уменьшается давление при порезе. Это происходит в связи с появлением значительного плеча рычага, если рассматривать верхний обрез рукояти как точку приложения сил. Так, число «17», присутствующее в обозначении изделия, означает первичную длину клинка, утвержденную в названии проекта, но уменьшенную в процессе апробаций до 150 мм, что обеспечило значительно лучшую маневренность и баланс.

Клинок должен иметь достаточную прочность и высокие режущие качества лезвия. Этот компромисс крайне труден, так как стали, имеющие высокую твердость и, как следствие, высокие режущие свойства, зачастую подвержены сколам, не обладая достаточной износостойкостью при использовании. Название выбранной марки стали приводить не буду, пусть это останется нашей маленькой тайной, да и надо ли оно вам?

Рукоятка должна отвечать сложным эксплуатационным условиям, позволяя осуществлять плотный хват и позиционирование клинка без визуального контроля, полагаясь лишь на кинестетический анализ при удержании. По этой причине была выбрана рукоятка именно прямоугольного сечения, обтянутая наборной кожей, прекрасным гигроскопичным материалом. Итоговой проверкой при испытаниях рукоятки были порезы свиной туши в условиях, когда рукоять была облита свежим яйцом, аналогом пота и крови. Рукоять, за счет указанной формы, четко позиционировалась в хвате, хорошо удерживалась даже при резком вынимании и не выскальзывала при уколах и порезах, несмотря на значительные потери в трении, специально вызванные при помощи обработки яйцом. Гарда практически отсутствует и носит скорее технологический характер, связанный с креплением рукояти. Последние исследования ЦПИ убедительно доказывают, что гарда, усложняя маневр ножом и не позволяя полностью использовать при порезах всю длину режущей кромки, не помогает руке в хвате и не спасает кисть от порезов при симметричном бое с использованием ножа, то есть носит скорее декоративный, а значит, надуманный характер.

Конструирование ножен было, пожалуй, одной из самых сложных и длительных по выполнению задач, стоящих перед разработчиками. Посудите сами: нож должен плотно сидеть на любом виде экипировки, не издавать звуков при беге и прыжках и в то же время легко и молниеносно выниматься. Представленный вариант ножен – это убедительный итог более чем трехлетних изысканий.

Не стоит уточнять, что покрытие боевого ножа обязано иметь демаскирующие свойства и защищать клинок от коррозии. В процессе выполнения этой части изысканий были опробованы и изучены все доступные способы как воронения, так и покрытия клинка и рукояти защитными составами. Наиболее простым и практичным оказалось эпоксидное чернение, широко применяемое в оружейной практике как у нас в стране, так и у ведущих зарубежных производителей, таких как Cold Steel и Ка Ваг.

Режущая кромка – самая главная часть клинка, его основная рабочая зона. Именно конструкция лезвия позволяет определить назначение и практическую ценность любого ножа. В данном случае выбрана стамесочная, то есть односторонняя заточка, и вот почему. Именно подобный способ позволяет добиться малого угла заточки при достаточно мощном клинке. В нашем случае клинок имеет толщину 4 мм, малый угол достигается прямым спуском лезвия шириной 10 мм, что вполне сравнимо с таким серьезным режущим инструментом, как сапожный нож. В то же самое время односторонняя заточка позволяет легко править и затачивать нож даже в полевых условиях и при «армейской квалификации» пользователя. Заточка производится с одной стороны, что дает ровно в два раза меньше шансов заовалить всю рабочую кромку. Правка производится как со стороны спуска, так и с не заточенной стороны.

Из каких составных частей складывается порез? Из силы давления, приложенной при контакте лезвия и цели, и силы трения, проявляющейся при ходе клинка по разрезаемой поверхности. Именно задача повышения силы трения подвигла разработчиков на нанесение техническим алмазом повторяющихся насечек с не заточенной части лезвия, позволяющих значительно повысить режущие свойства лезвия, не влияя сколько-нибудь заметно на скорость и легкость хода клинка по разрезаемой поверхности. Эффективность данного решения доказана экспериментально, по различным разрезаемым материалам, включая текстиль.

Форма изделия НДК-17 всегда вызывает у сторонних экспертов недоумение. Зачем нужен наклон клинка относительно рукояти, зачем этот угол при вершине, чем обосновано использование клинка гильотинного типа? Это то, что приходит на ум любому традиционному специалисту.

Мы вполне разделяли бы их сомнения, если бы сначала изготовили, как зачастую происходит, заумный нож, а потом терзались бы в смятениях, что бы такое эффектное сотворить с его помощью. НДК-17 разрабатывался под законченную и на сегодня одну из самых лаконичных и результативных систем применения ножа, получившую в итоге имя этого самого ножа – «система применения боевого ножа НДК-17». Разработчики создавали не вызывающие формы, а оружие, максимально реализующее саму концепцию указанной системы. А она гласит, что режущие техники куда результативнее уколов. Тактическая задача должна ставиться на достижение останавливающего эффекта применения ножа, а не на гарантированное и далеко не мгновенное убийство противника, как в случае использования сти-летных типов оружия.

Именно глубокие порезы максимально отвечают тактическим условиям современных боевых действий, когда укол крайне затруднен в связи с повсеместным применением бронежилетов и разгрузок, оставляющих открытыми лишь лицо, шею и руки.

Более того, результаты укола трудно прогнозировать и оценить, потому что их чаще всего просто не видно. Зато порез шеи как основная тактическая задача применения ножа очень прост для анализа и прогноза дальнейшей боеспособности противника. Гильотинный тип клинка заменил узкую колотую рану, наносимую ножами кинжального типа, на широкое фронтальное рассечение с обильной кровопотерей, что, по сути, сравнимо с заменой армейских пистолетов малых калибров со сверхзвуковым боеприпасом на пистолеты, использующие калибры 9, а порой и 11 мм, имеющие выраженное останавливающее действие.

Наклон клинка относительно рукоятки обусловлен конструктивным способом повышения давления при тяге клинка на себя, то есть опять же при порезе. В то же время хват в системе НДК-17 имеет опору навершием рукояти в ладонь. Если провести линию между кончиком клинка, центром тяжести и местом упора, то получится прямая, вполне отвечающая условию сохранения прямолинейности вектора силы при уколе, как бы ни удивительно это показалось при данной форме ножа. Более того, при тестировании ножа на свиной туше фронтальным уколом было рассечено по два ребра с обеих сторон грудной клетки цели. Такой результат крайне затруднительно получить при иных формах ножа, более того, застревание клинка в грудине и не рассеченных костях – одна из проблем применения боевого ножа, требующая последующих манипуляций по его извлечению.

Ну и самая остроумная часть всего проекта – это угол при вершине клинка.

Мы уже коснулись вкратце наклона клинка на двадцать градусов относительно осевой линии рукоятки. Данное решение позволяет создать наклонную режущую кромку даже при прямолинейном ходе ножа на себя, что опять таки придает резу гильотинную природу.

Но угол при вершине – это совершенно иное решение, позволяющее на порядок повысить силу давления при порезе.

Немного предыстории появления данного решения.

Когда-то давным-давно были изобретены керамбиты, то есть ножи с серповидным клинком, обладающие максимальным давлением при порезе, но имеющие минимум два недостатка. Во-первых, серповидная форма практически исключает возможность нанесения колющих ударов, а во-вторых, сама форма керамбита порождает затруднения при его производстве и тем более обслуживании.

У всех ножей при резе наиболее эффективно используется верхняя треть клинка, это вызвано прежде всего тактическими причинами. Создатели НДК-17 «выпрямили серп» и получили вполне технологичное лезвие с углом, при порезе которым создается давление, не соизмеримое с давлением прямолинейных клинков традиционных боевых ножей. Так, при тестировании НДК-17 одним порезом было рассечено 620 мм грудной клетки свиной туши, причем «травма» носила тотальный характер со сквозным рассечением ребер и мягких тканей.

Для сравнения скажу, что при испытании одного из лучших боевых ножей мира «Тай Пен» порезом было рассечено около 150 мм, рана оказалась поверхностной, не глубокой, а мощный «Чинук» не смог нанести порез более 200 мм. При испытаниях все клинки кроме НДК-17 получили повреждения режущей кромки. Видеозапись тестирования имеется как на телевидении, так и в архивах сайта разработчиков.

Мне крайне приятно, что более чем семилетняя работа по созданию и апробации изделия НДК-17 закончилась со столь показательными результатами.

Но хочу сразу оговориться, данный нож далеко не универсален и создан именно под нашу же систему применения, что подразумевает, прежде всего, необходимость ее основательного изучения. В противном случае наш нож не раскроет перед вами своих возможностей в полной мере.

Давайте-ка теперь поговорим об использовании ножа для отражения преступных посягательств на вашу жизнь и здоровье.

Инстинкт самосохранения является безусловным, то есть тем механизмом, который позволяет человеку не делать фатальных глупостей в повседневной жизни. Находясь в добром психическом здравии, очень трудно заставить себя прыгнуть с крыши родного дома, не хочется лезть в огонь и от души мечтается вынырнуть на поверхность, если вдруг задержишься в пучине по каким-то делам более двух минут. Тонкий психический аппарат оберегает нас от опасных ситуаций, причем даже от тех, которые мы не пробовали на вкус. Помните о том самом танке, который вас ни разу не переезжал, но смотреть на него все равно страшно? Потому он и безусловный, этот инстинкт, что не требует предварительной закладки в голову условий-раздражителей.

Самое страшное из всего, что происходит сегодня в области конвенционных восприятий нашей жизни, – это неверие в негативность окружающего мира по отношению к вам конкретно. Очень тревожным оказалось недавно опубликованное исследование детских психологов, которые изучали реакцию детей различных социальных групп на абстрактного чужого дядю.

Благополучного ребенка встречал у школы незнакомый ему человек и спрашивал:

– Мальчик, как тебя зовут? Ах, Славик, очень хорошо! Так вот, Славик, папа попросил подвезти тебя на машине домой.

Малыш уверенно брал протянутый «сникерс» и бодро шел к указанной машине.

А попробуйте-ка не то что забрать и увезти неведомо куда оборванного попрошайку, а просто возьмите его за руку. При этом вы рискуете если и не получить гвоздем в ягодицу, то оглохнуть от его протяжных завываний. Выросший на улице парень будет бороться за свою жизнь и свободу буквально до конца, и здесь нет никакого преувеличения. Даже не зная величины опасности и не имея личного опыта в ее преодолении, он всецело полагается именно на свой инстинкт самосохранения.

Современному горожанину нужно проехать тем самым танком по ноге, чтобы он поверил в реальность существования этой железяки. Нет ничего страшнее иллюзий, тем более в такой тонкой области, как сохранение собственной жизни и здоровья. Они (иллюзии) искривляют ситуационное восприятие, ждать правильных решений в этом случае не приходится. Вот и пропадают люди, гибнут от рук не очень вменяемых тинэйджеров довольно крупные мужчины, а неопытные девицы до сих пор свято верят, что дезодорант с названием «нервно-паралитический газ» и впрямь уронит наземь насильника весом чуть больше центнера. Не надейтесь, не уронит. Чихать он будет, это точно, возможно легкое ослабление полового влечения, но могут проснуться садомазохистские составляющие его богатого сексуального опыта. Разбудите свои инстинкты. Не запугивайте себя, но и не надейтесь на то, что судьба убережет вас от жестоких испытаний. Жизнь следует оберегать и быть готовым к любым негативным сюрпризам.

Такая длительная преамбула понадобилась мне для того, чтобы попытаться разобраться с тем, как же все-таки надо относиться к ножу как средству самообороны.

Поехали по пунктам.

Должно ли средство самообороны иметься в кармане среднестатистического гражданина нашей страны?

Рядовая профессия, соответствующая ей зарплата, скромный образ жизни и соответствующий внешний вид не являются противоядием против негативно настроенных сограждан – насильников, маньяков, наркоманов или просто шпаны. Вероятнее всего, вызывающий внешний вид и заметно подчеркнутое социальное положение скорее предотвращают нападение, чем его провоцируют. Серьезный человек и ответить может ой как серьезно.

Субъект, готовый к сиюминутному нападению, не планирует серьезных задач. Его, как правило, вполне устраивает острое чувство превосходства и безнаказанности. При оказании сопротивления и более или менее нарушенном стереотипе нападения любой районный агрессор с заметным энтузиазмом оставит свои преступные намерения.

Единственный разумный способ оказать противодействие нападающему – это иметь при себе средство самообороны, которым умеешь пользоваться и которым психически готов воспользоваться в случае опасности. Огромный практический опыт показывает, что данное заявление распространяется как на господ интеллигентов весом до семидесяти килограммов, так и на мастеров спорта по боксу или борьбе весом свыше центнера. Во всех учебных центрах по специальной подготовке через весь курс обучения проводится главная стратегическая доктрина: любое нападение должно пресекаться с максимальной жестокостью и с превышением сил и средств не менее чем в пять-шесть раз! То есть от одного хулигана следует в идеале отбиваться впятером, но еще более результативно будет взять в руки средство самообороны и жестко пресечь нападение, естественно, в рамках допустимой самообороны.

Какое средство так называемой самообороны выбрать в качестве составной части повседневной экипировки, помогающей выжить в каменных джунглях?

Нет ничего глупее газового пистолета. Скорее, даже не так. Хочешь быть застреленным – купи газовый пистолет. Он всегда так будоражит нервы господам правоохранителям! К тому же теперь даже школьник свободно отличает газовое оружие от настоящего. Это все во-первых, а во-вторых, даже легкое дуновение ветерка в вашу сторону заставит вас пожалеть о проделанном эксперименте, который может и не оказать такого же брутального действия на вашего противника. Холостые патроны, как и свисток, рассчитаны на слабонервных господ. А вдруг эти господа понюхали клея и по этой причине с нервами у них просто все отлично?

Электрошокеры – еще один миф из голливудского кино. Этот пугающий и достаточно громоздкий аппарат безотказно действует только на каскадеров и лишает сознания только их. Остальное человечество, получив разряд в ягодицы, только голосит и исполняет бег на месте с высоким подниманием коленей, но не долее тридцати секунд, а затем оно вполне приходит в себя и начинает переживать по поводу вашего плохого поведения.

Конечно, можно прицелиться и засадить разряд в шею. Тогда, действительно, обморок обеспечен, но вот беда, для такого попадания требуется значительная сноровка и далеко не пара часов тренировки на любимой морской свинке, земля ей пухом. Даже настоящий профессионал при работе с профессиональным электрошокером не всегда уверен в реакции противника, пусть и получившего удачное попадание в шею. Не стоит забывать, что люди обладают различным электрическим сопротивлением и электропроводностью.

Самая удачная из последних конструкторских разработок в этой области – это комплекс «Оса», реальное оружие самообороны. В идеале оно применяется на расстоянии от трех до семи метров. Именно на этой удаленности резиновые пули имеют достаточный поражающий эффект. Но давайте конкретизируем тактическую ситуацию. Что должен предпринять человек, пусть даже очень неприятной наружности, чтобы вы начали палить по нему с расстояния в семь метров? А как вы будете вырываться из цепких объятий хулигана, чтобы пальнуть в него не с метра, а хотя бы с трех? Все дело в том, что с расстояния в метр резиновая пуля со стальным сердечником пробивает крыло ВАЗ-2109, проламывает дверь шкафа, сделанную из ДСП, и вполне может наповал убить вашего оппонента. Иди потом доказывай, что все то, что он вам наговорил, и то, как он вас поцарапал, представляло реальную угрозу для жизни и вы действовали в рамках адекватной самообороны.

Все приведенные выше рассуждения не плод фантазии или умозрительные заключения, а изложенные в свободной форме результаты исследований, проведенных коллективом ЦПИ при разработке и апробации систем противодействия потенциальному преступнику. Итогом изучения проблемы стало заключение, что единственным законным, надежным, дешевым и эффективным средством самообороны является складной нож, купленный в магазине и имеющий в связи с этим сертификат соответствия и чек, подтверждающий покупку.

Теперь, после краткого обоснования важности этого вида оружия, поговорим непосредственно о ноже.

Почему именно нож?

Да потому, что он является очень тонким инструментом, прекрасно приспособленным для отражения именно силовой агрессии. Что называется, не захочешь – не убьешь, а вот любую нежелательную попытку сближения можно отбить очень быстро и аргументированно. Организм человека – очень надежная конструкция, с прекрасно сбалансированной системой защиты. Расхожее представление о том, что практически любое ранение корпуса является летальным, мягко говоря, надуманно и растиражировано кинематографом. Абсолютно летальной зоной, по сути, является только шея, и то не для поверхностных порезов. Опасны колотые раны груди и внутренней поверхности бедра, так как в первом случае они могут вызвать (гидро)пневмоторакс, а во втором – повредить очень крупную бедренную артерию. Порезы и уколы внешней части предплечья и плеча, брюшинной полости спереди выглядят ужасно, сильно кровоточат, но не носят выраженный летальный характер и при своевременной медицинской помощи легко устранимы.

Теперь непосредственно о технике применения.

Короткий клинок ножа – далеко не сабля. Рубящие движения для него не характерны. Он более эффективен как режущий и колющий инструмент. Эта особенность позволяет применять его даже при очень плотном захвате противника, то есть в самой негативной тактической обстановке, причем минимизация амплитудных действий позволяет избежать захвата режущей руки, а если захват и произойдет, то это же обстоятельство поможет из него вырваться при помощи короткого мощного пореза.

Почему надо покупать именно складной нож?

Во-первых, потому, что для милиции любой неразборный нож – потенциальное оружие. Во-вторых, складной нож очень удобен и безопасен в переноске и хранении. В-третьих, длина клинка у складного ножа, как правило, не превышает 90 мм, что значительно снижает для него даже умозрительные шансы попасть в разряд холодного оружия, а для вас – огрести соответствующую статью за незаконное хранение. В-четвертых, применение современных материалов позволяет добиться легкости конструкции при достаточной прочности всей системы на изгиб и кручение, что вплотную приблизило так называемые тактические складные ножи к их боевым неразборным собратьям. И последнее, применение клипс на рукоятках современных складных ножей и повсеместное внедрение простых и очень надежных приспособлений для открывания одной рукой позволяет незаметно носить и молниеносно извлекать нож в случае alarm-использования.

Форма клинка прямо вытекает из тактических особенностей применения ножа. Давайте разберемся, о чем идет речь. В последние десятилетия заметно изменилась тактика применения боевого ножа. Если в период с Первой мировой войны и фактически до вьетнамского конфликта доминировали ножи колющего типа, то конструкции ножей, выпускаемых теперь, носят явно выраженный режущий характер.

Здесь уместно провести аналогию с пистолетной пулей. Пули малого калибра прошивали тело противника и вызывали внутреннее кровотечение, которое при попадании в корпус неминуемо приводило к летальным последствиям, но не моментально, а по прошествии нескольких десятков минут, а то и суток. Зачастую противник, переполненный адреналином, не замечал легких ранений, причиненных пулями калибром до 7,62 мм.

Калибры от 9 мм и выше имеют ярко выраженный останавливающий эффект. Даже после легкого ранения, полученного от такого боеприпаса, противник уже не может продолжать реализовывать свои агрессивные намерения или квалифицированно защищаться. Зачастую указанные боеприпасы являются дозвуковыми по начальной скорости, то есть не имеют энергии, достаточной для гарантированного прошивания человеческого тела. Это еще раз подтверждает их тактическую направленность на подавление агрессии, а не на гарантированное убийство.

Дистанция применения пистолета и боевого ножа, а также характеры ранений, причиняемых ими, весьма и весьма схожи. Исходя из этого очень логичными видятся конструкторские разработки, призванные рассекать кожу и мышцы и оставлять в целости столь ранимые внутренние органы. При этом я еще раз повторю, что порез шеи летален чуть ли не всегда, и не стоит об этом забывать. С уверенностью можно сказать и то, что порезанная кисть руки является крайне болезненным ранением, которое в то же время не несет реальной опасности для жизни напавшего на вас негодяя.

Принимая во внимание вышеперечисленные обстоятельства и рассматривая последние конструкторские разработки, я не могу не отметить удачную конструкцию следующих марок ножей, имеющих сертификацию изделий хозяйственно-бытового назначения, которые находятся в свободной продаже.

Для мужчин я посоветовал бы «Spyderco merlin» – ярко выраженный режущий клинок с серрейторной заточкой лезвия. Форма клинка указанного ножа и серрейтор ставят его в один ряд с опасной бритвой, если исходить из сравнения поражающих способностей лезвия.

Классикой складных ножей, применяемых для самообороны, можно назвать «Spyderco endura». Это удивительно удачно сбалансированный нож, поразительный по сочетанию цены и боевых качеств.

Особое место у разработчиков занимают ножи для женщин, что совершенно естественно, так как, не обладая достаточной силой и имея более узкую ладонь, дамы долгое время не имели возможность рассматривать нож как средство самообороны, хотя это уже в прошлом. «Spyderco lady bug», на мой взгляд, не самое интересное решение женского ножа, так как по сути он представляет собой всего лишь уменьшенные копии стандартных моделей, а вот модель «Spyderco cricet» уже значительно интересней, потому как вполне может реализовать в режущей манере даже незначительный физический потенциал обычной женщины. Самым интересным женским ножом, попавшим за последнее время ко мне на исследование, я бы назвал «Lady hawk» от Masters of defense. Стоит отметить великолепное качество изготовления, прекрасный баланс, замечательную кривизну изгиба клинка, прекрасную плейн-заточку с достаточно длинным спуском лезвия.

В конце всех этих рассуждений о ноже я хотел бы подчеркнуть, что, скорее всего, вы никогда не примените нож в качестве средства самообороны, но присутствие его за поясом ваших брюк или в дамской сумочке может однажды уберечь вас и ваших близких от совершенно реальной беды.

Перейдем к описанию криминальной системы обращения с оружием.

О том, что «уголовный элемент» частенько орудует ножом, знают даже малые дети, смотрящие телевизор и слушающие в парадных фольклорные песни. Ну какой же хулиган без ножа, это уже и не хулиган, а позор какой то… Если серьезно, то для того, чтобы разобраться, что и как делают с ножом и ему подобными «приборами» отечественные умельцы, следует внести ясность, о каком, собственно, ноже идет речь.

Итак, в арсенале среднестатистического урки имеются следующие виды холодного оружия.

Финка – она, собственно, и есть финка, появилась сразу после финской компании, причем на зону попала, скорее всего, вместе с репрессированными военными разведчиками. Своей формой и размерами она и в самом деле очень напоминает HR то есть нож разведчика времен войны. Наборные рукоятки, хромирование, никелировка и гравировка на боевые свойства влияния не оказывают, соответственно, рассматриваться мною здесь не будут.

«Перо» отличается волнообразной формой клинка, оно вполне пригодно как для нанесения колющих ударов, так и для порезов. У этого ножа, как и у финки, обязательно есть гарда, как правило, полукруглой формы, призванная не позволить вспотевшей кисти соскользнуть на клинок при ударе. Есть версия, что растопырки типа «козя-бозя», так любимые нашими уголовными полуавторитетами, представляют собой дань старой колымской традиции. При ударе сверху с обратным хватом кустарно выполненный нож без гарды срывался из захвата и резал сухожилия на пальцах. Говорят, что отсюда и пошла знаменитая распальцовка, но я не могу с этим согласиться, так как наши криминальные элементы держат клинок лезвием внутрь, а в этом случае можно скорее порезать ладонь, чем мизинец, хотя кто его знает…

«Пиковина», она же «заточка», относится к сти-летным типам оружия. Это может быть заточенный надфиль, спица от колеса, электрод, в исключительных случаях даже зубная щетка, соответственным образом обработанная. Это самое примитивное оружие исключительно колющего типа, носится оно, как правило, в сапоге или подкалывается к одежде. Известен случай, когда небольшую заточку пронесли в ПКТ, то есть помещение камерного типа, обмотав пластырем ее кончик и поместив данную железяку в пищевод, предварительно привязав ниткой к зубу. Нет, ну чем не факиры, да?!.

«Весло» представляет из себя заточенную ложку. Следует сразу оговориться, что ложки в местах лишения свободы исключительно алюминиевые. Затачивают как рукоятку ложки, так и одну из сторон овала. Даже алюминиевое «весло» весьма опасно, а в случае применения стальной ложки этот заточенный предмет становится оружием без всякого сомнения. Не следует путать боевой апгрейд ложки с ложкой, у которой отверстие в середине. Данный прибор является всего лишь отличительным знаком пассивно-гомосексуального населения лагеря.

«Мойка» – лезвие безопасной бритвы, вещь на сегодня редкая, но все же активно применяемая в лагерном быту. «Мойкой» также называют и опасную бритву.

С арсеналом вкратце разобрались, перейдем к непосредственному разбору того, какая же ложка к какому обеду хороша.

Так называемая криминальная система применения ножа имеет явные испанские корни. И это не странно, так как данная система была сформирована под воздействием цыган, мигрировавших из южной Европы, и с участием политзаключенных испанского происхождения. Я не стал бы категорически отождествлять нашу криминальную технику с испанской, но левосторонняя стойка с выставленной, пассивно блокирующей левой рукой и плотный хват ножа отведенной назад правой очень похожи на испанские, а прямой и обратный «криминальные» хваты вообще чисто испанские. Кстати, обратный хват наиболее показателен, так как большинство восточных техник практикуют обратный хват с лезвием, направленным наружу стойки, и замысловатым расположением пальцев на рукоятке. В испанском варианте лезвие направлено внутрь стойки, а хват самый обыкновенный, как если бы вы взяли в руку палку. Он особенно удобен при нанесении колющих ударов сверху в шею и грудь, а также снизу назад, в живот противника. Именно для них вполне подходит столь плотный и неподвижный хват, порезы в обратном хвате не распространены, хотя не стоит забывать, что все движется. Я нисколько не удивлюсь, если увижу, что новые знания и взгляды сегодня проникли и в эту область.

Говоря о тактике применения ножа, можно констатировать, что она сводилась к фланговым дугообразным движениям, ложным выпадам в начале схватки и плотному захвату левой рукой в ее разгаре. Сразу после захвата наносилось максимально возможное количество мощных ударов в корпус. Предпочтение отдавалось колотым ударам, так как изготовление ножа из подручных материалов, например клапана двигателя внутреннего сгорания, рессоры или пилы, не позволяло добиться выдающихся качеств режущей кромки, а для проникающих свойств клинка этот момент не играл решающей роли.

При обоюдном поединке с ножами тактика состояла преимущественно в кольцеобразных маневрах вокруг противника. Стойка становилась фронтальной, руки находились уже разведенными в стороны, ложные выпады сопровождались «пишущими», то есть хлесткими режущими движениями, которые не представляют реальной угрозы ввиду малой мощности движения и его короткой амплитуды, но вполне способны порезать вооруженную руку или лицо противника, что даст основание перейти к захвату и добиванию. Для «писанины» такого рода есть даже своеобразный термин: «брызнуть по лупеткам», то есть ударить ножом или бритвой по глазам или лицу.

Порез лица применяется еще и как показательное наказание, когда хотят оставить на лице осужденного, сотрудничающего с администрацией, так называемую «сучью метку». Это, как правило, порез, идущий от уха или брови до рта.

Добивание называется «наширять» и проводится чаще всего в живот или грудь. Получив множественные поражения, противник истекает кровью.

Режущая («пишущая») техника в основном характерна для применения «мойки», хотя, как уже было отмечено, она часто применяется как тактический элемент сдерживания и защиты при работе с «пером» или финкой. Опасная бритва не является холодным оружием, что сделало ее очень распространенным средством выяснения отношений и орудием преступлений, совершаемых и вне лагеря. Скажу более, появились даже вариации на тему опасной бритвы. Так, свердловские цыгане в восьмидесятые годы носили с собой «модные» кованые бритвы несколько большей длины, чем заводские. Этот «самодел» вполне можно было отнести и к холодному оружию, но в то золотое время обыски и досмотры на улице не практиковались, так что эти полусабли-полубритвы вполне часто применялись в кустах вокруг знаменитой свердловской барахолки.

«Заточка», как уже было сказано, – самый примитивный тип холодного оружия. Как правило, она применялась в экстремальных случаях, когда по решению «старших товарищей» приводился в исполнение приговор или вашей жизни или чести угрожала реальная опасность. Незначительная длина и традиционное отсутствие рукоятки сводит использование «пиковины» к множественным уколам корпуса и завершающему удару в шею или глаз. Существует, правда, и более длинный вариант «заточки», полноразмерный электрод для электросварки, некоторые умельцы метают его с удивительной точностью и силой.

С «веслом» все обстоит гораздо более драматично, дело в том, что это оружие именно помещений камерного типа, откуда нет возможности выйти в промзону, из которой, собственно, и поступают все типы «выкидух», «перьев» и «заточек». Более того, в ПКТ осужденный попадает исключительно за «особые заслуги», следовательно, перед усилением режима содержания его тщательно обыскивают.

Заточенная ложка, как правило, является орудием исполнения криминального приговора, она втыкается в горло спящего сокамерника, причем производится сие не без помощи сотоварищей. Как правило, осужденный, совершивший убийство в зоне, получает дополнительно к сроку от двух до пяти лет, это называется «раскрутиться», что, как вы сами понимаете, не есть большая проблема для человека, проведшего большую часть жизни за решеткой.

Существование российской криминальной системы применения холодного оружия бессмысленно отрицать, эту систему следует изучать, как, скажем, изучаем мы жизненный путь бандита Емельяна Пугачева или разбойника Стеньки Разина. Данная система есть наше наследие, а то, что она антуражна и вызывающе нечистоплотна в помыслах, так эта проблема скорее нашего общества в целом. Кто кроме нас самих виноват в том, что на бескрайних просторах нашей необъятной Родины имеется столько лагерей и тюрем? Вместо того чтобы прятать голову в песок, гораздо прагматичнее будет искать рациональное зерно во всем, даже если оно спрятано в лагерном бараке, но все же лучше делать это, практикуясь в борьбе с оружием на свободе, а не за колючей проволокой.

Ну вот, на сегодня это и все. Такая вот получилась книжка. Я ведь честно предупреждал, что как умею, так и пою. Если понравилась она вам – что ж, спасибо, я еще напишу, если нет – ничего страшного. Можете даже поругать, да хоть тазиком называйте, только ноги во мне не мойте…

 

< назад | к содержанию | вперед >