Совместимость знаков Телец Лев



НА ГЛАВНУЮ | БАЗОВЫЙ КУРС САМООБОРОНЫ | БИБЛИОТЕКА | ВИДЕО | STREET-WORKOUT | ЗДОРОВЬЕ

 

 

Андрей Кочергин - Как закалялась сталь-2 и 1/2

к содержанию

 

И 1/2 Письма нe про любовь

 

Мы перестаем любить себя, когда перестают любить нас.

Жермена де Сталь

Милая девочка, как ты похожа

На сотни таких же, увы.

То же смазливое личико,

Те же слова, что сказала не ты.

Яркие ногти и яркие губы,

В глазах — холодок пустоты.

Не так уж давно еще в школу ходила,

Носила цветные банты.

И вот рке мальчики.

Крепкое тело и наглость кастрата души.

Слова его часто расходятся с делом,

Но только не в деле «любви».

Пара заученных фраз, как в пароле,

Дерзость движения рук.

Как хорошо, что без комплексов оба,

Без лишних страданий и мук.

Бешеный драйв, как картинка из фильма.

Силы все отдал и вдруг: —

Девочка, слышишь, ты мне надоела,

Иди, погуляй где-нибудь…

Ты не обиделась.

Если бы в первый,

А так уж привыкла давно.

Сколько же лет ты у жизни отнимешь,

Играя в такое кино?..

Бог есть Любовь. И именно о высшем понимании этого слова сказано настолько много, что добавление будет либо натянутым, либо фальшивым. Тут или как Пушкин, или не рисковать. Я же говорю о влюбленности — о том романтическом и тревожно сжимающемся в животе, что будоражит нашу майскую кровь и сводит с ума томными летними ночами.

Все и тут в общем ясно — не ясно другое. Чего же в этом чувстве больше? Душевных сентенций высшего порядка или все же честнее будет поговорить о каскадных мультиоргазмах? А в том и сочный прикол, что влюбленность включает в себя столь полярные составляющие, что диву даешься тому, как баритонный разговор про творчество Зюскинда может повлиять на влажность белья у экзальтированной девицы полусвета. Ну, или как «вовремя» прочитанный с надрывом стих может напрочь отбить желание юной ивановской прядильщицы, с гормональным трепетом ожидавшей традиционного показа кулака.

Любовь к женщине всегда упирается в женщину как в объект страсти, и ничего тут не поделать. Впрочем, Создатель с неподдельным юмором отсадил от генетически здоровых некоторую часть для самоликвидации — это я о тускло-розовых и грязно- голубых. Причем, если взглянуть на способы и зоны их утех, то становится понятно, что отсадил вовсе и не зря. Так вот, не будучи, в принципе, гомофобом, все же замечу, что я никогда не трогаю скунсов и не проявляю по отношению к ним агрессии, но вовсе не потому, что героически терплю их запах, а потому, что они пасутся где-то вдалеке. Я искреннее рассчитываю на то, что, с позволения сказать, господа и как бы дамы, источающие анальный эротизм и блистающие языками, похожими на клитор, будут гуртоваться и шкодить где-то крайне далеко от меня, а случись им пробегать мимо, они ловко прикинутся натуралами. В противном случае их поведение будет сочтено провокационным, а намерения — мазохистскими. Я просто не смогу не пойти навстречу этим эстетам, лишив их грубого мужского внимания. (Поглядел в зеркало, поправил татуировки и потрогал бицепс.)

О чем это я… Ах да, о дамах.

Так вот, эти милые создания, столь занимающие воображение мужчин, на самом деле — воплощенный менингит. Чтобы понять этот удручающий факт, достаточно прожить с нежным ангелом не более трех лет. Чтобы стать практикующим женоненавистником, нужно прожить со следующим ангелком пять фронтовых годов. А для того чтобы из гуманитарных соображений не подходить к дамам ближе, чем на дальность прямого выстрела, нужно в третий раз убедить себя дотянуть до пятнадцати — с понятным использованием антидепрессантов, спиртного, а в особо неизлечимых случаях — ветеринарных уколов в живот.

Что это меняет? НИЧЕГО! Знаем, совершенно уверены, видим и даже готовы рассказать в деталях, что будет дальше. И тупо, с разбегу, на те же самые… Еще свежие от предыдущих попыток.

«Отчего так?» — спросите вы. Ну, тестостерон — это не совсем то. Боязнь спермотоксикоза — это уж очень как-то по-детски. Я уверен: это флер некоей игры, которую вполне можно назвать прятками, — с упоительным призом за находчивость, нюх и экстерьер.

Посмотрите на очередную недотрогу: суха, строга, неприступна, случайно коснется взглядом очередного «барсучка» — и скривит губку.

Вопрос: а зачем она ее кривит, если ей реально насрать и у нее, скажем, угасла половая сфера в связи с напряженной внешнеполитической?

Да она, сердешная, для него ее кривит и отворачивается капризно. Легкая тетка стоит легких денег, а кавалеры любят дам тем сильнее, чем труднее они им достаются. Любят маниакально, даже если это нелегкая на подъем шпалоукладчица с высокой степенью социальной ответственности, на вторую неделю понявшая, что дядя из негрязного авто реально запал на ее необъятный зад, неожиданно сравнив его с размером бокового стекла.

Женщины не различаются по этническим, социальным или (прости, Господи) политическим признакам. Они делятся на тех, которые хотят нас, и тех, которые считают нас не в своем вкусе, потому что, скажем, не брюнет. Причем расхожее заблркдение, будто дамы гораздо сдержаннее и холоднее пылких мачо средней полосы, не верно в корне хотя бы потому, что мы в итоге трахаем только тех теток, которые хотя бы пару минут уже оттрахалл нас в своей напомаженной головке. Это как в системах ПВО: когда самолеты имеют датчик «свой — чужой». Вы бросаете взгляд и вдруг обнаруживаете, как «снежная королева» с безучастным лицом начала поправлять и без того идеальную прическу. Потекла, родная, ой, негой потекла!..

И совершенно не нужно ее слушать, вникать в ее сбивчивые завитки и версии. Она просто ждет того веского довода, почему ей уже можно и это не будет считаться вами за блядство с ее стороны.

У меня друг есть — Геша Барсук. Так он Барсучихе своей по сию пору простить не может, что она ему через пятнадцать минут дала, не дождавшись предложения руки и бумажника. На что та веско так отвечает, что она ему, идиоту, два дня глазки строила и так умоталась спину держать, что было рке просто не до прелюдий и любовных записок на куске газеты. Как я понимаю их обоих!

С одной стороны, резвый кузнечик просто обязан быть уверен в своей неотразимости и безотказности домашних заготовок. С другой стороны, тетке важно не отпугнуть его чрезмерной целомудренностью и не показаться слишком уж легкой добычей. Для крепкой и долговременной эрекции необходим именно гон с гиканьем и улюлюкньем, а не просто капитуляция с задранными «хенде хох» ногами.

Мы ищем внимания, ищем подтверждения нашей востребованности, подтверждения крепости ягод в наших ягодицах и несгибаемости писюки под порывами ветра. Удавшийся флирт — это подтверждение тому, что мы еще молоды и живы, а вовсе не низменное желание подхватить хламидиоз. Поэтому и трахаться в итоге вовсе не обязательно — все опять-таки зависит от женщины. Точнее, от того, кто она.

В роскошной молодости мы любили только очень красивых женщин, в зрелости — только молодых. Лишь став настоящим мркчиной, мы обожаем только тех, которые обожают нас. Я совершенно уверен: это и есть настоящая красота, часто не бросающаяся в глаза за ненадобностью броска. Но вне зависимости от сегодняшнего выбора мужчина ищет тот самый трепет в сердце, жаждет пожирания глазами ароматной женской плоти и с радостью рискует получить этот пендаль под простату. Плевать, что вам рке крепко за сорок или за шестьдесят. Если вы Настоящий Мркчина, женщины никогда не станут для вас холодной частью натюрморта, оставшись именно полыхающими портретами!

Так что когда тетка шипит на дядьку: «Кобель», она скорее делает ему комплимент. Может еще, молод еще, активен и весел. Поэтому мухи, возможно, и летят на говно чаще, чем на мед, но никогда — на уксус или дуст. Мужчина просто создан для любви, потому что ему остро необходимы основания для идиотских поступков, без коих он превращается в бесполого бюргера, винтик бездушной машины построения немецкого благосостояния. Нет уж — нах!.. Любовь — это всегда форма латентной шизофрении. Чем выше температура кипения дерьма в затылке, тем больше есть что вспомнить. А зачем нам женщины, которых мы забыли? Я не ем мясо без перца.

Если я не буду тренироваться, то у меня будет куча бесполезного времени и я начну пить спиртное и глазеть на девиц с блудливыми глазами, но домой — ни ногой, потому что САМЕЦ!

Что лучше: дядька на тренировке или дядька в бане с водкой и балеринами?!

Вопрос риторический специально для ядовитых жен!

Наивные, самонадеянные тетки, настаивающие на должности хранительницы очага, даже не представляют, насколько с годами они превращаются в «кочегаров». Тех самых, которые свято уверены в том, что именно от них зависит и тепло в доме, и свет в окнах. Женщина, погрязшая в бытовухе и почувствовавшая себя главой семьи, — это худшая пародия на мужчину. Это самый простой и быстрый способ убить его эрекцию, если он, конечно, нату- рал и не мазохист.

Не приемлю до брезгливости насилие в отношении женщины.

Одна восторженная дуреха в процессе бурного соития просит:

— Ударь меня, милый, ударь.

А я думаю: ну вот ударю я эту курицу, а труп-то потом куда?..

К моему большому сожалению, женщины в подавляющем большинстве мазохистки. Даже самые жаркие поцелуи не заменят им подзатыльника, который является для них намеком на то, что трусы рке можно снимать. Не будет считаться, что я вроде шлюха — это я просто поддалась грубой силе. Так вот мерзость все это, даже если и игривая. Насильники — именно поганые твари. Кастрировал бы, не моргнув. Да и тетки тоже хороши.

Больше всего терпеть не могу идиоток. Они инициативные архитекторы порыва собственного ануса. Грубо? Но честно!

Не пью, не легок с дамами. Всем вру, что триппер, — все верят, водку не наливают, попой не крутят, а я потренируюсь — и спать!

Ни разу не вспыхнув

ни вздохом,

ни словом,

не выдав ни звуком, меня покидает

вселенная, та,

что Тобой называю.

Растаяли волосы,

губы исчезли,

иссяк даже запах в траве предрассветной.

Как странно, что помню лишь жаркую кожу

и блеск твоих глаз

океаном безбрежным…

Настоящая любовь, как и жизнь, всегда одна.

Жизнь человека — это очень смешная вещь, по глубине юмора она превосходит даже безграничную по определению человеческую фантазию.

Он не уставал удивляться правильности подхода дзэн в философии и мировосприятии. Субъективно-идеалистическая мысль утверждала, что мир, окружающий человека, — это всего лишь его фантазии и иллюзии, одному ему присущие и, очевидно, нужные. Это что-то вроде счастливого или ужасного сна. Когда-то он увидел женскую спину, поворот головы и понял, нет, остро осознал: это — его Женщина. Просто очаровать девушку и просто обменяться жидкостями никогда не представляло для него особого труда в силу природной болтливости и благоприобретенной сексуальной агрессии. Но разглядеть со спины, с расстояния в пятьдесят метров одним по-настоящему уцелевшим глазом ту, которая одним только вздохом сведет с ума и заставит час за часом трахать, закусив губу и рке плохо понимая, как можно вообще не трахаться, когда рядом ОНА.

Он совершенно не сможет описать лица, постоянно вновь удивляется мелодичности голоса, но болезненно остро помнит запах волос и то электричество кожи, которое пробивало насквозь от одного прикосновения.

Фотография — бред, она ничего не передает, кроме застывшей кукольной реальности, но Она — даже не человек. Вспомните, как трудно удержать в руках чашку с горячим шоколадом, еще труднее выпить, но невозможно не пить.

Это не было сексом в полном смысле этого слова. У секса есть мотив и желание его реализовать, здесь же присутствовала невозможность поступить иначе. Если бы сердце остановилось где-то «по дороге», то он не был бы удивлен. Торопиться не хотелось, не хотелось «это делать», хотелось жить внутри друг друга, чувствовать влажное тепло ее тела, пьянящую пульсацию вены на ее шее, чувствовать нереальный по красоте сосок ее груди у себя на губах.

О чем может мечтать человек, в выдуманном мире которого появилось столь фантастическое существо? Только об одном — чтобы это не повторялось в вариациях больше никогда. Лучше рке не будет, потому что не может быть лучше, а хуже не нужно, потому что либо рке только так, либо никак вовсе. Благодаря ей, ему уже были не нужны красивые женщины, «дерматин», который лишь хлестнет грязной тряпкой разочарования по потухшему лицу идеалиста-идиота. Как и чем можно заменить губы и руки, доводящие до комы, когда кажется, что если сейчас ткнуть пальцем, то обязательно взорвешься, забрызгав лучший из миров своей, наверное, не самой умелой нежностью в смеси с соком простаты и семени.

Надеяться, мечтать, требовать и — о ужас! — просить о встрече с подобным существом — все равно, что умолять о жизни, стоя на коленях и распуская сопли. Ирония, с которой «матрица» обошлась с ним, вполне в его же духе. Жестокий, грубый и безумный человек был взят за то место, о котором он всерьез не думал никогда, и с размаха кинут в самое пекло собственных, а от этого невыносимо ужасающих, переживаний. Тот, кто сказал, что любовь легкое чувство, — счастливчик, он никогда не любил по-настоящему.

Самураи эстетствовали, упражняясь в любви на расстоянии. Скорее всего, с трудами Платона они были мало знакомы, но тем не менее верили, что, не раскрывая своих чувств перед объектом нежной страсти, они сохраняют их глубокими и непорочными, а побуждения — возвышенными. Ветка сосны, переплетенная с сакурой, — благородство намерений, переплетенное с скоротечностью и мимолетностью жизни. Невозможно не сгореть в этом пожаре, даже имея столь высокие мотивации.

Опавший лепесток

Уже подхвачен ветром.

Случайный взгляд

Теплей прикосновения.

Я смею вас заверить в том, что прожил весьма забавные сорок четыре года на этой угрюмой планете. Когда этот отдельно взятый примат начинает рассказывать о делах давно минувших дней, то на мордах собеседников читается или легкое недоверие, или неприятие, или искреннее удивление людей, уже не верящих в запредельные страшилки.

Мой большой друг и уважаемый мэтр Саша Скалозуб сидел у меня на кухне и вдруг говорит:

— Андрюха, мы вроде одногодки с тобой, а ведь ты старик уже. Я просто пацаном себя чувствую, и дело не в этапах Пути — все мы где-то были, — а в том, что вынес из него.

А как тут не «вынесешь», когда…

Ну как можно было отыскать столько сточных канав, заброшенных помоек и озер с нечистотами, чтобы столько раз, будучи движимым какими-то благими порывами, окунаться, пачкаться и потом смердеть от прикосновения к себе подобным?!

Человек — существо социальное, и он вынужден жить в стае, где размножается и перепоручает специально обученным людям шить ему одежду, готовить ему пельмени из кожзаменителей, собирать ему авто и даже стричь ему патлы, если зарос. Мы думаем, что люди, нас окружающие, нужны нам именно для этих вполне обывательских целей, то есть для текущих нужд и треб. И страшно удивляемся черной неблагодарности не заметивших нашей особенности бульдозеров, которые прокатились по нашей судьбе, не моргнув глазом.

Только за последнюю пару-тройку лет я потерял кучу людей — именно потерял в необратимом смысле этого слова. Видимо, подобное тянется к подобному, и мои товарищи гибнут на войнах, падают в драках и не выживают в схватках с судьбою, что вполне по-мужски. Пусть интеллигенты мнут сиськи в поисках сглаза и плохой экологии. Мужчина живет весело и уходит легко! Так что мне казалось, что я умею терять близких… Казалось!

Оказалось, что многому еще предстоит научиться.

Какие еще мучения должен преодолеть Дух, чтобы, взглянув в зеркало поутру, Мужчина мог прошептать себе: «И это я смог, и это я пережил… Нет! Победил!»

Мы созданы для победы над собой. Я всегда считал, что состояние ежедневного подвига — это высшая добродетель. Только это бдение способно закалить Дух, очистить помыслы и стяжать полезность для своей страны, своего народа и своих близких, часто в ущерб себе самому.

Никогда Господь не наказывает нас, но посылает нам испытания для тренировки нашей воли и проверки нашей чистоплотности.

Кто-то готов на низость и подлость ради достижения своих целей, вспоминая заветное «цель оправдывает средства», но как омерзительны эти пресмыкающиеся! Гений и злодейство не совместимы! Эти слова Пушкина давно не давали мне покоя. И не то чтобы слово «гений» мозолило мне мозг, но злодейство и добро тревожили разум, качаясь на весах. Нет, не могут они проистекать друг из друга.

«К чему все эти сопли?» — спросите вы меня, а я отвечу вам:

— Уважаемые, сколько бед мы с вами натворили, перешагнув через близких и незнакомых, через огромные беды и мелкие неприятности, не встряв в историю, где могли бы сыграть ключевую роль, и оставшись там, где наш эгоизм сделал больно любимым нами людям.

Самое важное, что обязан уметь человек, — сделать выбор не в пользу своего мечтания, хотения или прихоти, но в пользу того человека, которого Господь послал ему как экзаменационный билет.

Сможешь ли забыть о себе любимом, сможешь ли заткнуть свое обожаемое «Я» себе в задницу, и лишь потому, что, может быть, это усмирение собственных амбиций поможет человеку сделать еще один шаг в этой жизни или хотя бы поверить в то, что не все в этой жизни подчинено алчности и себялюбию?

Именно с этого момента начинается Воин, а вовсе не с умения бряцать оружием!

Сильные люди — добрые люди! Я повторяю это всегда и не устану!

Мнение мое — и необязательно правильное! Так… Накатило… Пойду и нажрусь — душа ноет, как простреленное колено!

Синяя жилка нервно

Бьется под тонкою кожей.

Я не дарил Тебе вербы —

Куда мне, с моей-то рожей.

Я не дарил Тебе солнце,

Я не дарил Тебе ночи.

К чему Тебе эти подарки,

Живешь Ты сама, как хочешь.

Пиши мне о том, что было,

Пиши мне о том, что будет,

Пиши мне о том, что больно,

О том, что вряд ли забудешь.

Тонкая жилка нервно

Бьется сильней, но все же

Пиши мне, как только вспомнишь.

Не видишь меня, так что же…

Обещал не хворать?! Не помню я таких обещаний… Вы, видимо, не знакомы со мной — этот уродец иначе как на зубах даже о маме не вспоминает. Никогда себя не жалел и терпеть себя не могу, поэтому и изгаляюсь как ни попадя. Старики верно говорят: если сердце не порвалось там, где должно было порваться, на кой член мне такое сердце! Если в груди не забит гвоздь, если человек может дышать там и тогда, где и когда уже пора задохнуться, — с чего он взял, что он человек?

Нет, пацаны, если вам пришел пендык и что-то в жизни перекосилось, то делай что должно и будь что будет! А слеза, стекающая по мужской щеке, — это то малое, что мы еще можем себе позволить.

НО НИКТО И НИКОГДА НЕ ИМЕЕТ ПРАВА УВИДЕТЬ НАШУ СЛАБОСТЬ, ХОТЯ БЫ ПОТОМУ, ЧТО МЫ УЖЕ ДАВНЫМ-ДАВНО ЗАДУШИЛИ ЭТОГО ЗВЕРЬКА!

Сожалеть и оглядываться, цепляться и малодушничать… Даже для женщины это мерзко. А ведь мы те, в кого должны верить дети этой страны! Мужчина, оказавшийся в точке принятия решения, смотрит вокруг, видит самый тяжелый сундук и, не спросив, чье это, взваливает его себе на плечи. Ну не на женщин же его взваливать, не на дрищей тонконогих?! Не так много нас осталось, так кому же еще, если не нам, тащить то, что не под силу более никому.

Жизнь дала трещину и стала похожа на жопу. Бурятка улыбнулся и сказал: «НОМЕ, SWEET НОМЕ. Я в ней, в жопе, всегда и жил!»

Хотя мне казалось, что я все уже знал и победил, оказывается, есть еще что-то такое, что может удивить меня силой удара. Но лысого хрен с ног собьешь… Живого, во всяком случае.

Когда весенняя трава

Или осенняя прохлада

Напоминаньем обо мне

Коснется ног твоих нежданно,

Ты улыбнешься и вздохнешь.

Как хорошо, он где-то рядом…

И наплевать на целый мир,

Завистливо дышащий ядом

Не интересно и насрать

На все, что не про нас с Тобою.

Все бури минут, ну а мы

в обнимку с трудною любовью…

Матерь Божья Пресвятая Богородица, спаси нас!

Вы знаете, почему на Руси особо почитается Богородица? А потому, что русский мужик всегда был пьющим и буйным. После драки и с похмелья совать рожу к Спасителю — и стыдно и грешно, а Мать — она и есть Мать. Уж какой ты ни будь, а к ней никогда не стыдно.

Я тот, кто я есть, я жру водку, дерусь, когда считаю, что не драться нельзя, не молчу, когда ситуация требует правды, и молчу тогда, когда моя правда никому не нужна. Обычный русский мужик с явно монгольскими чертами «тяпки», яркий представитель быдла, которое в своем подавляющем большинстве и заселило эти гигантские просторы.

И вот этот самый идейный маргинал даже в дурном сне не мог представить, что когда-либо подпустит к своей грудной клетке кого-либо ближе, чем на взмах рукой… потому что клетка эта на то и клетка, чтобы не выпускать наружу «богатый внутренний мир».

Но, видимо, час пробил, звезда пошатнулась и перешла в иной градус, Господь сверил часы и сказал: «Пора».

История, приключившаяся со мной, настолько «не моя», что поразила меня гораздо больше многих эпохальных событий. Но дело не в сути событий, а в выводах из них…

Что есть женщина для настоящего мужчины? Надеюсь, ваша матушка в добром здравии? Так вот, материнские руки до гробовой ее доски будут заслонять вас от дождя, комаров и злых глаз.

Никогда, не забуду, как у меня сжалось сердце, когда в девяностых мама увидела, что я сплю с пистолетом под подушкой, и начала меня крестить в окно, наивно полагая, что выключенный свет не оставляет ее испуганного силуэта.

Мать — это то, порой единственное, что остается святого даже в конченом негодяе! Поэтому мы, пожалуй, единственные приматы, которые помнят своих родителей ВСЮ ЖИЗНЬ!

Надеюсь, Господь смог подарить вам дочь? Мальчишки слишком кобельки, чтобы разбудить в отцах настоящие родительские чувства, но девочки… Это именно то, что готов прикрывать спиной, даже если голова рке будет отстрелена и сердце перестанет биться. И тут даже безразлична природа этого явления, тут важна его трепетная причина Ничто так не сжимает сердце, как детская ладошка на небритой щеке и серьезное бормотание про какие-то сюрреалистические девчачьи проблемы.

Но женщина, та самая Женщина, которую Господь может послать вам только раз в жизни, а может и пренебречь вами в этом смысле, — она совершенно не вписывается в бытовые определения. Она не дочь и уж точно не Мать, она даже не любовница — Боже упаси! Это именно она способна стать тем идеальным образом, о котором вы робко мечтали еще в юности и присутствие которого смутно ощущали где-то рядом все эти долгие годы.

Я не про феромоны и не про 90–60—90. Совершенно насрать, как именно она выглядит, потому что это ТА САМАЯ ЖЕНЩИНА, которая повяжет свой шарфик на ваше копье, и вы скорее сдохнете в самой бездарной свалке, чем хоть на одну слезинку уроните себя в ее глазах. Мы грубые и часто по- хорошему самовлюбленные идеалисты, свято верящие в такую нелепость, как перманентное доказательство миру своей дееспособности и значимости.

КАК ЖЕ МИР УСТАЛ ОТ НАС!..

Да пошел он в зад со своей усталостью, уж лучше пусть трещит от нас, чем лоснится от педиков и слюнявых истеричек с ошибочно приставленным членом. И вот эти самые дурболаи совершенно разнузданы до тех самых пор, пока рядом не появляется Та, ради которой начинают смотреться в зеркало, драть волосы из носа и принюхиваться к подмышкам. Та, которая сумела разглядеть, что же именно скрывается за этими убогими чертами, солдафонскими выходками и звероватыми формами, понявшая, что есть жизнь для нас с вами, и не попросившая при этом больше не свистеть, не бегать по столам, не домогаться в пьяном виде до милицейских и не лезть в драку лишь потому, что вас обозвали козлом, ну или еще какой-никакой хренью.

Многим ли повезло встретить такую Женщину?

Молчите… Вот и я раньше молчал… Потому что милые дамы лишь в период влюбленности милы и снисходительны, а когда они отчетливо отождествили вас со своим очагом, ВЫ ПРЕВРАЩАЕТЕСЬ В СУЕТЛИВУЮ ЧАСТЬ ИНТЕРЬЕРА, что их совершенно очевидно раздражает.

Не уходите навсегда,

Ведь это слишком длинный срок.

Растают глыбы изо льда,

И пробежит ладонь песок.

Но не уйдите навсегда,

Оставьте шанс коснуться вновь

Той, что безумием полна,

Ту, что отравит страстью кровь.

Та самая Женщина не имеет права стать кастрюлей, мятой подушкой или поделенной зарплатой, потому что в этом случае она уже не повяжет тот самый невесомый шарф на ваше копье — или повяжет, да вы этого не заметите. Не дайте пошлой бытовухе испачкать тонкие материи судьбы. Мечта не может пить кровь или устраивать «поедание мозга», или вы ошиблись в своих мечтаниях.

Мужики, нам нужны женщины, знающие, зачем и почему мы такие, какие мы есть.

Одна беда… Где тот дурдом, где держат этих специально выращенных для нас красавиц? Наша Женщина есть и будет рафинированной мечтой, безумным желанием, той целью и той Надеждой, которая если и сбудется, то только через тот самый подвиг, о котором я сумбурно талдычу.

А пока… Мужчина должен узнать про себя много нового в части крепости Духа и Воли. Уж лучше начать отрезать себе пальцы, благо их много, чем, даже пускай невольно, задеть судьбу той, которая, возможно, и не нуждалась в вас никогда, но сумела разбудить тот самый камень в груди, оказавшийся кипящим базальтом.

Примем же с благодарностью благую весть о существовании нашей Мечты, исполнимся Надежды и станем лучше там, где многие превратились в ничтожества!

А для чего еще Господь посылает нам такие жестокие послушания?! Именно в эти тягостные времена Душа становится именно тем, что приобретает истинную цену.

Не пей воды, стекающей из глаз,

Убойся отравиться эти ядом

Хотя…

К чему вся это пышность мелких фраз.

Как жаль…

Но счастье задохнулось где-то рядом.

Мы не созданы ни для чего, кроме боя. Совершенно очевидно, что мы сами сделали себя такими.

Это как муравьи-стражники, которые могут убивать или не убивать, но им не суждено сделать кого-либо счастливым…

Но Великое Время идет, и только Небеса знают, что будет в эпилоге. Поэтому я не верю в случайности, ну не из садизма же со мной так…

А дочери — это реально то малое, что всепрощаемо и обожаемо до неприличия… Причем это касается всех, кого я знаю. Порой настоящие монстры превращаются в уси-пусиков, да еще таких, что и смотреть как-то неловко. Господь совершенно очевидно пытается исправить жестокость своими, надо сказать, остроумными методами!

Банда малолеток с монтировками в руках не в состоянии так разбить вам голову, как это может сделать приличная на вид дама.

Милая, глупая девочка,

Я же люблю тебя.

Ты, как апрельская веточка,

Долго была моя[1]

 

< назад | к содержанию | вперед >