Взято тут



НА ГЛАВНУЮ | БАЗОВЫЙ КУРС САМООБОРОНЫ | БИБЛИОТЕКА | ВИДЕО | STREET-WORKOUT | ЗДОРОВЬЕ

 

 

Пауло Коэльо - Книга воина света

к содержанию

 

Раздел 24

 

В конце концов струны, если они постоянно и туго натянуты, начнут издавать неверный звук. Воины, постоянно упражняющиеся в боевом искусстве, в битве теряют способность при-нимать и выполнять мгновенные решения. Конь, изо дня в день берущий барьеры, сло-мает себе ногу. Лук, тетива которого не ослабляется ни на миг, не сможет с прежней си-лой посылать стрелы в цель. И потому воин света, даже если он не расположен к этому, старается найти отдохнове-ние в мелочах повседневности. Воин света прислушивается к словам Лао-цзы, который учит, что мы должны, отрешась от понятий "дни" и "часы", зорче вглядываться в каждую минуту. Лишь так сможет воин решить некоторые проблемы еще до того, как они возникнут: уде-ляя пристальное внимание мелочам, сумеет он избежать крупных потрясений. Но думать о мелочах - вовсе не значит быть мелким. Чрезмерная озабоченность спо-собна изгнать из жизни малейший проблеск радости. Воин знает, что великая мечта состоит из великого множества различных вещей - так же как солнечный свет складывается из миллионов лучей. Выпадают минуты, когда путь, которым следует воин, становится привычен и однооб-разно-скучен. В таких случаях ему помогает наставление Нахмана Брацлавского: "Если ты не в силах медитировать, то должен всего лишь повторять простое слово, ибо это благотворно для души. Повторяй одно слово, повторяй его снова и снова, не останавливаясь, бессчетное число раз. В конце концов оно утратит свой смысл и обретет новое значение. Бог откроет двери, и ты с помощью этого простого слова сможешь высказать все, что хочешь". Когда воин вынужден много раз выполнять одно и то же задание, он использует этот способ, и нудная обязанность превращается в молитву. Воину не дано быть полностью уверенным в "правильности" всего, что он делает, но есть путь, которым он должен следовать, и к этому пути он старается приспособиться в соответствии со временем года. Летом и приемы борьбы, и снаряжение для этой борьбы - не такие, как зимой. Воин на-делен должной гибкостью и потому судит о мире не в категориях "верно" и "неправильно", но на основании "отношения, наиболее подходящего для каждого данного момента". Воин знает, что и его товарищи также должны применяться к обстоятельствам, и потому его не удивляет, когда отношение их меняется. Каждому из них он дает срок, необходи-мый для того, чтобы они могли оправдать свои деяния. Но, столкнувшись с изменой, воин неумолим. Воин садится у костра со своими друзьями. В течение долгих часов они осыпают друг друга взаимными обвинениями, но ночь про-водят в одной палатке, предав былые обиды забвению. Время от времени появляется среди них новичок. Поскольку нет еще у него общей с другими истории, он показывает лишь свои дарования и возможности, отчего кое-кто смотрит на него как на учителя. Однако воин света никогда не сравнивает новоприбывшего со своими старыми боевыми товарищами. "Добро пожаловать!" - говорит он ему, но доверять станет лишь после того, как узнает не только достоинства его, но и слабости. Воин света не вступит в битву, покуда не постигнет предел возможностей его соратника. Воин помнит старинное народное речение: "Если бы раскаянье убивало..." И он знает, что раскаянье и в самом деле убивает - медленно, пядь за пядью разъедает оно душу того, кто совершил недостойное деяние, и неотвратимо ведет его к самоунич-тожению.

 

< назад | к содержанию | вперед >