НА ГЛАВНУЮ | БАЗОВЫЙ КУРС САМООБОРОНЫ | БИБЛИОТЕКА | ВИДЕО | STREET-WORKOUT | ЗДОРОВЬЕ

 

 

В.В.Кондратьев - Боевое ремесло

к содержанию

 

ИНСТРУКТОРУ НА ЗАМЕТКУ

Смотреть еще не значит видеть.

Видеть еще не значит понимать.

Чтобы понимать, необходимо смотреть и видеть.

Из наставления молодым берсеркам

ОБУЧЕНИЕ

Как правило, появление нового человека в коллективе привносит некоторое неудобство в учебный процесс. Это связано с тем, что начинающий не может двигаться в потоке обучения с той же скоростью, что и опытные бойцы. Поэтому первое время приходится уделять новичку особое внимание, пока базовый арсенал не позволит ему функционировать в общем ритме.

В связи с этим имеет смысл дать несколько советов.

1. Не показывайте новичку, не освоившему базовой техники, сложные и близкие по виду удары, а тем более комбинации.

2. Разделяйте на первых этапах работу клинком и перемещения.

Не опасайтесь показывать новичку по 2—3 новых движения, но следите за тем, чтобы это были принципиально разные упражнения (схожие движения обычно путаются в сознании и накладываются друг на друга, мешая усвоению правильной техники). Например, вполне успешно соседствуют такие комплексы: засечные удары, защита от засечных, перемещение с линии атаки.

Если же отрабатывается лишь ударная техника, то удары должны разниться по направлению и по характеру: засечный (справа сверху), обратка (горизонталь слева).

4. Не пытайтесь адаптировать спортивную легкоклинковую технику (шпага, рапира, сабля) для боя тяжелым клинком. Помимо меньшего веса и узкого боевого пространства (дорожки) спортивные техники имеют кардинальное препятствие для их использования. Речь идет о постановке руки и положении кисти.

Спортивный хват предполагает расположение клинка на одной линии с предплечьем. Рукоять лежит вдоль ладони. Такое удержание функционально лишь при малой массе клинка и специфической конструкции рукояти.

Имея значительную массу инструмента (палки, бейсбольной биты и пр.), его можно эффективно удерживать лишь в положении, близком к перпендикуляру от предплечья, когда рукоять располагается поперек ладони. Такой хват называется молотковым.

Меч удерживается несколько иным способом, когда большую часть времени рукоять плотно контактирует с тремя пальцами — большим, указательным и средним. Безымянный и мизинец лишь подправляют инструмент на боевой траектории и плотно смыкаются только в момент акцента удара.

Это длинномерный хват, который характерен для использования клинкового или другого более или менее сбалансированного длинномерного инструмента. На схемах видно положение пальцев и характерный угол наклона клинка.

ИДЕОМОТОРНАЯ ТРЕНИРОВКА

Нельзя недооценивать и пользу идеомоторной тренировки. Она хороша как при усвоении техники, так и для развития тактического мышления. Остановимся на простейших приемах.

1. На сон грядущий.

Ежедневно, ложась спать, спортсмен прокручивает перед мысленным взором правильное исполнение ударов. Он представляет, как наносит удары по «балде» в различном темпе и направлениях.

Это чередуется с воображаемым спаррингом, когда сознание спортсмена само моделирует атаку противника и свои возможные контрдействия.

2. На протяжении дня.

Подобное упражнение повторяется в течение дня по 1—5 минут в любое удобное время. Польза таких тренировок уже давно известна, поэтому нет необходимости приводить результаты исследований.

Стоит лишь напомнить главное преимущество: за неимением возможности выполнения реальных упражнений в течение всего дня идеомоторикой можно заниматься везде — от салона общественного транспорта до пляжного шезлонга.

к слову

Многие адепты Востока любят цитировать различные трактаты, подобные «Бусидо сесинсю» («Кодекс самурая») Т. Сигесуке. В частности фразы типа: «Тому, кто вознамерился пройти путем воина, надлежит всегда помнить о смерти — каждый день и каждую ночь...»

Цитируя переводы подобных фраз, мы часто не догадываемся об их глубинных смыслах. В данной крылатой фразе я бы отметил идеомоторный аспект подготовки к бою — проигрывание и анализ различных ситуационных моментов и нюансов. То есть человеку, посвятившему себя боевому ремеслу, следует постоянно прокручивать в голове возможные ситуации атаки и контратаки. Ежедневно и ежечасно препарировать различные сценарии нападения и варианты верных контрдействий.

Именно мысли о смерти, то есть моделирование возможных ситуаций боя и поиск наиболее рациональных способов решения этих ситуаций, есть естественное занятие реального мастера в любом реальном боевом ремесле.

Увы всем светлооким эльфам, куртуазным сэрам, фонам и донам, воспитанным на рыцарских романах и толкиеновских сказках! В воинском ремесле нет куртуазности и романтики. Нет загадочности и таинства блестючего лезвия. Оставим лихость боя пустопорожним писателям приключенческих романов. Оставим легкость достижения мастерства наивным читателям и зрителям фэнтези.

Любая кажущаяся легкость — плод кропотливой, вдумчивой и скучной работы, монотонной мужицкой пахоты, пахнущей пылью, потом и кислым железом

Воинское ремесло — нелегкий труд, требующий жесткости, самодисциплины и максимальной собранности, когда даже самый высокий результат уже не приносит ожидаемой эйфории, потому что овладение клинком в достаточной мере меняет восприятие и многие оценки. Ощущая реальные возможности приобретенных навыков, воин утрачивает желание праздно демонстрировать свои достижения. Перестает ощущать восторг умейки-знайки. Теряет необходимость доказывать и подтверждать на каждом углу свой титул мастера.

Ярчайший пример — зрелые бойцы частей спецназа, которым и в голову не придет лишний раз демонстрировать свои способности в будничной жизни. Любые чудеса воинского ремесла — нормальная, хорошо выполненная работа, как рисование для художника или музицирование для музыканта.

В финале учебного периода наступает момент, когда само фехтование кажется абсурдом. Оружие превращается в опостылевшую шнягу, прикасаться к которой — тоска, а расстаться — предательство.

Вот здесь-то и заканчивается стадия начинающего бойца и, как сказали бы восточные гуру, наступает пора постижения тропы воина.

Коль уж зашла речь о тезисах, вспомним и еще одну фразу из Бусидо:

«Воин никогда не забывает о смерти, он знает цену словам и поступкам. Воину не пристало ввязываться в напрасные и тщетные споры, потому что он знает цену времени и собственной жизни. Воин не бывает в местах, пользующихся дурной славой, даже если его приглашают... и не станет испытывать судьбу, ибо всегда помнит о смерти...»

Обратите внимание на концептуальное сходство с уже упомянутой простой истиной в отечественном исполнении: «Если вы не хотите стать жертвой случайной пьяной драки — просто не ходите по кабакам...»

Таким образом, нет причин идеализировать все импортное, наплевав на наши собственные традиции. Стоит помнить, что, не будь у нас своих воинских традиций и мудрости, мы бы не смогли создать наше государство и отстоять его во множестве войн.

 

< назад | к содержанию | вперед >