Как работает анестезия: Как они работают и стоит ли их бояться — Wonderzine

Содержание

Как они работают и стоит ли их бояться — Wonderzine

Правда ли, что можно проснуться во время наркоза или не проснуться после?

Проснуться во время операции теоретически можно, если неправильно рассчитана дозировка, неверно подобран анестетик или сам организм чрезмерно быстро перерабатывает введённые препараты. Но на практике такое встречается крайне редко. Обычно врач хорошо отслеживает ситуацию и знает, когда необходима «добавка» препарата, чтобы сон пациента оставался спокойным.

Риск не проснуться после проведённой под наркозом операции тоже существует, но эксперты обращают внимание, что вероятность летального исхода высока только в экстренной и нейрохирургии. Правда, и в этих ситуациях смерть чаще наступает не из-за наркоза, а по причине тяжёлого состояния — острой травмы или опасной для жизни болезни. В случае плановых операций вероятность не выжить по вине анестезии близка к нулю. В целом, если соблюдается техника и обеспечен необходимый контроль, наркоз не представляет угрозы для здоровья и тем более жизни.

Что такое седация
и зачем она нужна

Седация — это внутривенное введение ненаркотических снотворных препаратов, вызывающих поверхностный сон. Её применяют при разных видах эндоскопии, при колоноскопии, но чаще всего в кабинете стоматолога. Когда человек дремлет, с ним возможен лёгкий контакт: жизненно важные рефлексы и функции организма сохраняются и пациент реагирует на просьбы врача, например повернуть голову или «прикусить бумажку». Седация сопровождается местной анестезией, чтобы обезболить саму зону работы. 

По словам анестезиолога Юрия Тимонина, пропофол не вызывает побочных эффектов, а само вещество обладает кратковременным действием и быстро выводится из организма. Большой плюс седации в том, что она позволяет увеличить время лечения до 3,5–4 часов, причём без стресса для пациента, с лёгким пробуждением и отсутствием неприятных последствий после него. Врачи советуют этот метод при артериальной гипертензии и стенокардии, а также тем, кто боится стоматологов до потери сознания.

Безопасна ли стоматологическая анестезия во время беременности?

Имплантолог Михаил Попов подчёркивает, что местное обезболивание не только не угрожает здоровью плода, но и рекомендуется при лечении зубов, особенно во втором и начале третьего триместра беременности. Анестетик всасывается в кровь в ничтожных количествах и не проникает через плаценту, поэтому на ход беременности и состояние плода не повлияет. Юрий Тимонин добавляет, что местная анестезия позволяет на 1–1,5 часа «отключить» достаточно большой участок челюсти, связанный с блокированным нервом. Причём вреда от неё всегда меньше, чем от источника инфекции во рту.

Женщинам стоит предупреждать зубного о беременности перед началом лечения: эта информация позволит сделать выбор в пользу препаратов без адреналина, которые лучше всего подходят для будущих мам. Отложить решение несрочных стоматологических проблем стоит на 35–40 неделях беременности — но в случае необходимости срочного лечения, например при воспалительных процессах и гнойниках, местную анестезию делают в течение всего срока беременности. Что касается седации, этот способ противопоказан беременным женщинам: воздействие препаратов для неё на плод до конца не изучено.

Как действует наркоз — Вся правда о наркозе

Введение


Как действует наркоз? Какой механизм действия наркоза и анестезии? Дать однозначный и самое главное ясный ответ на все эти вопросы не так уже и просто. С одной стороны, современная медицина ещё не разгадала всех загадок головного мозга, занимающего центральную роль в ощущении боли, а, с другой стороны, для полного и всестороннего понимания механизма действия наркоза и анестезии необходимы глубокие знания анатомии нервной системы и физиологии боли. А знания эти очень специфичны и для их изложения нужна не одна статья, а целая книга. Тем не менее, попробуем в простой форме, в пределах одной статьи объяснить, как действует наркоз и каковы основные механизмы анестезии.

Основы анатомии нервной системы


Нервной системой называют совокупность структур, регулирующих работу всех систем организма. Если организм человека сравнить с автомобилем, то нервная система это тоже, что и электрика в современном авто – датчики (рецепторы), провода (нервы) и компьютер (головной мозг).

Датчиками (рецепторами) усеян весь организм. От каждого датчика отходит провод (нерв). Все провода собираются в один толстый многожильный кабель (спинной мозг), который подключён к компьютеру (головному мозгу).

Вообще, нервы бывают двух типов – несущие информацию в компьютер (так называемые чувствительные нервы) и передающие сигналы от компьютера (двигательные нервы). Принцип работы чувствительного звена нервной системы рассмотрен выше (рецептор – нерв – спинной мозг – головной мозг). Принцип работы двигательного звена также прост: информация с управляющего компьютера (головной мозг) передаётся жгуту проводов (спинной мозг), а затем уже через отдельные провода (нервы) к управляемому органу (к примеру, мышце).

Краткая анатомия спинного мозга


Для понимания механизма действия эпидуральной и спинальной анестезии необходимы более глубокие знания анатомии спинного мозга (кабеля из проводов).

Позвоночник человека состоит из отдельных позвонков, которые выстроены в один ряд. Каждый отдельный позвонок внутри имеет отверстие, точно такое же, как «дырка» у баранка. Когда позвонки собраны воедино (в позвоночный столб), то эти отверстия накладываются друг на друга и формируют позвоночный канал, по сути, представляющего самую обычную трубу. Если идти снаружи внутрь, то в этой трубе (позвоночном канале) находятся следующие анатомические структуры: эпидуральное пространство, оболочки спинного мозга, спинномозговая жидкость и, собственно, сам спинной мозг. Эпидуральное пространство представляет собой пространство, располагающееся между каналом позвоночника и оболочкой спинного мозга.

Заполнено эпидуральное пространство жировой тканью и кровеносными сосудами. Кроме того, через него проходят нервы (провода), вернее окончания этих проводов, идущие в спинной мозг. Оболочки спинного мозга являются соединительно-тканными структурами, эдакими обёртками, окутывающими спинной мозг. Между спинным мозгом и оболочками находится специальная жидкость (ликвор или спинномозговая жидкость), выполняющая роль наподобие машинного масла, в котором «плещутся» детали двигателя автомобиля. Как мы уже говорили выше, по своей сути, спинной мозг – это жгут или кабель из проводов (нервов).

Боль в механизме наркоза


Что такое боль? Боль – это специфическое ощущение, неприятное и мучительное переживание, являющееся реакцией организма на повреждение. Формирование ощущения боли происходит в головном мозге – компьютере нашего организма. Зарождаться боль может практически в любом месте организма. Причина боли – чрезмерное раздражение или повреждение органа (ткани). Каждый миллиметр нашего организма (будь-то кожа, желудок или сердце) унизан болевыми рецепторам – специальным датчиками, функция которых заключается в восприятии болевых раздражителей. После срабатывания датчика (восприятия боли рецептором) информация о боли сначала по проводам (нервам), а затем через толстый кабель (спинной мозг) передаётся в компьютер (головной мозг), в котором происходит обработка и предоставление всей поступившей информации нашему сознанию (центральному процессору) в виде такого конечного продукта, как ощущение боли.

Как действует наркоз


Главная цель анестезии – блокада ощущения боли. Исходя из представленных выше знаний, блокировать боль можно на различных этапах – детекции, передачи, формирования ощущения. Можно выключить из работы датчики (рецепторы), можно воздействовать на провода (нервы) или образующийся из них кабель (спинной мозг), или же непосредственно вмешаться в работу центрального компьютера (головного мозга). Интересно, что разделение анестезии на её разновидности (виды анестезии) как раз и основывается на особенностях тех мест, в которых производится отключение передачи боли. Давайте подробнее рассмотрим особенности механизмов действия отдельных видов анестезии.

Как действует поверхностная анестезия


При поверхностной анестезии анестезиолог блокирует работу начального звена нервной системы — датчиков (рецепторов), функция которых состоит в восприятии боли.

Для проведения поверхностной анестезии используют специальные лекарства, известные нам как местные анестетики. Местные анестетики оказывают своё действие на клеточном уровне, они воздействуют на мембрану нервной клетки, вызывают её «заморозку» (инактивацию) — временный и обратимый выход из строя, при котором нервная клетка как бы засыпает, утрачивая при этом свою функции. Для нервных клеток, из которых сделаны датчики (рецепторы) эта функции заключается в восприятии боли.

Как действует местный наркоз


Во время местной анестезии происходит блокировка уже не восприятия, а непосредственно самой передачи боли, причём на самом начальном уровне – месте отхода проводов (нервов) от датчиков (рецепторов). Для проведения местной анестезии (как и при поверхностной анестезии) используют местные анестетики, механизм действия которых также заключается в инактивации нервных клеток, правда уже тех клеток, из которых состоят нервы (провода). Таким образом, передача сигнала (нервного импульса) блокируется на уровне начала проводов (нервов), в результате чего информация о боли в головной мозг не передаётся и, следовательно, боль не ощущается.

Механизм действия проводниковой анестезии


При проводниковой анестезии происходит практически всё то же самое, что и при местном обезболивании. С одной лишь только разницей, что при местной анестезии блокада передачи боли выполняется в начале формирования нерва, а при проводниковой анестезии на любом участке нерва (вплоть до его вхождения в спинной мозг).

При местной анестезии укол местного анестетика делается в область, где непосредственно планируется проведение операции, в надежде на то, что местный анестетик вступит во взаимодействие с нервными окончаниями и вызовет их блокаду. Эти нервные окончания настолько тонкие, что их невозможно повредить иглой.

При проводниковой анестезии укол местного анестетика делается в область, в которой проходит нерв (вернее, где залегает на небольшой глубине от поверхности кожи, и его относительно легко найти). К примеру, операцию планируют проводить на кисте руки, а вот местный анестетик при этом вводят в область подмышки или ключицы – туда, где нерв проще всего обнаружить. При проводниковой анестезии (в отличие от местной анестезии) вводить местный анестетик нужно локально и точно (на 1-2 мм от нерва). Если попасть в сам нерв, то это может вызвать его серьезное повреждение, если же анестетик будет введён вдали от нерва, то блокировки боли не произойдёт. Именно поэтому проводниковая анестезия считается более сложной в исполнении. Местная анестезия в этом плане проще, однако, к сожалению, не каждая операция может быть выполнена под этим видом обезболивания.

Как действует эпидуральная анестезия


При проведении эпидуральной анестезии местный анестетик вводится в область, где передающие боль нервы заканчивают свой путь, постепенно переходя в спинной мозг. Если быть ещё более точными, то при эпидуральной анестезии выполняется блокада окончаний проводов (нервов). Анатомически эта область называется эпидуральным пространством (см. выше анатомия спинного мозга). Введенный в эпидуральное пространство раствор местного анестетика по классическому механизму (описанному выше) вызывает прерывание передачи боли (нервного импульса) на уровне конечного участка проводов (нервов).

Как действует спинальная анестезия


Для спинальной анестезии, как и при других видах регионарной анестезии, используют растворы местных анестетиков. При спинальной анестезии местный анестетик вводится в спинальное пространство (синонимы: спинномозговая жидкость, субарахноидальное пространство). Спинномозговая жидкость омывает спинной мозг и через неё проходят окончания нервов, идущих к спинному мозгу (по сути, его формирующих). Поэтому в основе механизма действия спинальной анестезии лежит блокада передачи сигнала о боли (нервного импульса) на уровне кабеля проводов (спинного мозга).

Техника выполнения спинальной анестезии детально рассмотрена в статье «Фотографии спинальной анестезии».

Более детально различия эпидуральной анестезии от спинальной объяснены в статье: «Отличия спинальной и эпидуральной анестезии».

Механизм действия общего наркоза


По сути дела, в основе действия общей анестезии (наркоза) лежит лекарственное угнетение работы головного мозга (компьютера), являющегося конечным звеном длинной цепочки по идентификации, передачи, обработки и восприятии болевого сигнала. То есть наркоз – это своеобразная блокада боли через временное и обратимое выключение головного мозга.

Если для проведения поверхностной, местной, спинальной и эпидуральной анестезии использовался всего лишь один лекарственный препарат (местный анестетик), то для проведения общего наркоза нужно уже несколько лекарств, причем, совсем иной химической природы. Причина этого в том, что головной мозг — гораздо более сложная анатомическая структура, нежели рецепторы (датчики), нервы (провода) и кабель (спинной мозг). Несмотря на то, что используемые для проведения наркоза лекарственные препараты (анестетики) имеют иную, чем местные анестетики, химическую структуру, оказываемое ими на головной мозг влияние очень схоже с механизмом воздействия местных анестетиков на нервы (в т.ч. рецепторы и спинной мозг), и заключается в нарушении функционирования клеточных мембран нервных клеток головного мозга.

 

Таким образом, можно подытожить, что механизм действия любой анестезии – это блокада нервного импульса, несущего информацию о боли. Причем эта блокада может быть произведена на любом участке болевой цепочки, начиная от воспринимающих боль рецепторов, и, заканчивая головным мозгом, формирующим в нашем сознании ощущение боли.

 

Принцип действия наркоза // Прозоровский В. Б. ≪ Scisne?

Наркоз — одно из величайших достижений медицины,
благодаря которому стала возможна победа над болью в ходе
хирургического вмешательства. Без анестезии развитие хирургии
до современного уровня было бы просто невозможным.
Но хотя наркотизирующие вещества применяют уже более 150 лет,
до сих пор нет полного понимания механизмов наркоза.
Совершенно разные по химической структуре соединения дают сходный
результат: человек теряет чувствительность к боли, а заодно
и способность действовать. Этим пользуются не только врачи,
но и сотрудники спецслужб. Пример тому — освобождение
заложников во время спектакля «Норд-Ост».

Первые попытки

До середины XIX века никакого наркоза не знали и даже не предполагали, что когда-нибудь
станет возможным оперировать так, чтобы больному было безопасно
и небольно, а врачу удобно. И вдруг открытия посыпались
одно за другим, как спелые груши под ветром. Видимо,
и открытия созрели, и ветер новых идей был силён. Сейчас даже
невозможно установить, кто, собственно, был первооткрывателем.

На картине
американского художника Р. Хинкли изображена первая публичная 
операция под эфирным наркозом.

На картине
американского художника Р. Хинкли изображена первая публичная
операция под эфирным наркозом. Её провёл хирург Дж. Уоррен
16 октября 1846 года в г. Бостоне (США).
Усыпление больного обеспечил зубной врач У. Мортон, который
до этого уже испробовал эфир на своих пациентах. Иллюстрации
из журнала «Р. М.» (Германия).

Официальной
датой начала «наркозной эры» считается 16 октября 1846 года,
когда американский врач Джон Уоррен впервые оперировал больного под
эфирным наркозом. Изобретателями наркоза признаны Уильям Мортон,
по профессии зубной врач, и его учитель, врач и химик
Чарльз Джексон, который и предложил использовать эфир. Однако ещё
в 1780 году английский химик Хэмфри Дэви, производя испытания
закиси азота на себе, написал: «Закись азота, по-видимому,
обладает свойствами уничтожать боль». Но на его слова никто
не обратил внимания. Зубной врач из Коннектикута (США)
Хорас Уэлс попросил своего коллегу Джона Риггса удалить ему больной зуб
во время действия закиси азота, что и было сделано
в 1844 году. Боли он не почувствовал, что
подтолкнуло Уэлса к применению закиси азота в своей практике.
Хотя и нечасто, но закись азота применяют и сегодня,
а эфир почти забыт. Так кто изобретатель?

С эфиром, кстати, тоже не «всё чисто». Описание его получения
путём перегонки смеси серной кислоты с винным спиртом дал ещё
в XVI веке немецкий ботаник и аптекарь Валериус Кордус.
Отсюда произошло и первое название вещества — серный эфир (позднее его стали называть диэтиловым эфиром или просто эфиром).
В начале XVIII века немецкий врач Фридрих Гофман предложил
смесь эфира со спиртом в качестве успокаивающих капель,
названных его именем; их применяли более ста лет. Чистый эфир был
получен лишь в 1796 году Товием Ловицем, работавшим
в Главной аптеке в Петербурге. Наркотизирующее действие эфира
открыл, как это ни странно, английский физик Майкл Фарадей, который
в 1818 году даже опубликовал статью на эту тему.

Умная мысль, как известно, никогда не приходит
в единственную голову. Одновременно и независимо друг
от друга немецкий химик Юстус Либих и французский аптекарь
Эжен Суберан получили новое летучее вещество, которое назвали
хлороформом. Никто из них о его наркотизирующем действии
не знал. Это установил профессор акушерства Эдинбургского
университета Джеймс Симпсон. Не удовлетворённый действием эфира при
обезболивании родов, он стал пробовать разные летучие жидкости и,
естественно, наткнулся на хлороформ. Уже 15 ноября
1847 хлороформ был применён на практике.

Далее началась настоящая гонка за новыми препаратами
и новыми методами их применения. Все перечисленные средства
были либо газами, либо легко испаряющимися жидкостями, и потому
их вводили через дыхательные пути (в то время через простую маску) —
ингаляционно, то есть путём вдыхания. Такой метод затруднял
операции на лице или в положении больного на животе.
Это привело Николая Ивановича Пирогова к попыткам вводить
наркотические препараты в прямую кишку, то есть
неингаляционно, что, впрочем, имело свои недостатки.

В 1899 году профессор Генрих Дрезер сообщил о создании
нового активного снотворного — гедонала, производного уретана.
Используя это снотворное, профессор Военно-медицинской
академии Николай Павлович Кравков разработал способ наркотизации
с предварительным введением медикамента. Сначала больному давали
таблетку гедонала, которая обеспечивала глубокий сон, а на его
фоне — хлороформ. При этом и наркотизация протекала
спокойней, и хлороформа требовалось меньше.

Позднее было предложено введение одного гедонала внутривенно. Первая
операция с применением внутривенного наркоза выполнена
в 1909 году в клинике Сергея Петровича Фёдорова
в Петербурге. Неингаляционный гедоналовый наркоз, который назвали
«русским способом наркоза», стал вытеснять хлороформ. Вскоре, впрочем,
он был заменён гексеналом, производным барбитуратов (к ним относится, в частности, фенобарбитал).
Химические формулы упомянутых первых средств, использованных
для наркоза, чрезвычайно отличаются одна от другой, хотя
и вызывают почти одинаковый эффект. Добавим, что наркоз можно
вызвать и электротоком и гипнозом.

Что же такое наркоз?

Слово «наркоз» происходит от греческого narke, что значит
оцепенение, онемение. Согласно учебнику по фармакологии, это
состояние, характеризующееся обратимым угнетением центральной нервной
системы, проявляется выключением сознания, подавлением чувствительности (в первую очередь болевой), рефлекторных реакций и снижением тонуса мышц.

Такое определение описывает лишь внешнюю картину,
но не даёт характеристики наркоза и не вскрывает
механизм его возникновения. Начать с того, что несведущий человек
затруднится отличить состояние наркоза от сотрясения мозга,
солнечного удара и даже обморока. Потеря сознания происходит
во время простого сна, не говоря уже о коме (греч. koma — глубокий сон)
любого происхождения. Конечно, при всех этих состояниях потеря сознания
сопровождается нарушением функции жизненно важных органов
и систем. При наркозе такого быть не должно, и это
надо бы оговорить в определении. Кроме того, кома может
возникнуть как результат передозировки наркотизирующего средства,
следовательно, речь в определении идёт не о наркозе
вообще, а об относительно безопасном хирургическом наркозе.

Наркоз без потери сознания — рауш-наркоз,
предложенный, кстати, Н.И. Пироговым, — самая первая стадия
наркоза, при которой устраняется только чувствительность, что достаточно
для проведения мелких операций.

Сравнительно недавно увлекались так называемым «наркозом без
наркоза», по медицинской терминологии — нейролептаналгезией.
Больному вводили сильный нейролептик дроперидол, который устраняет
передачу нежелательных рефлексов с оперируемого органа
на другие органы и системы, предупреждает шок, а плюс
к тому подавляет страх, напряжение, рвоту и усиливает действие
и без того мощного анестетика фентанила. При этом больной
не теряет сознание.

Этот регулятор подачи эфира, изобретенный Луи Обреденом, применяли вплоть до 70-х годов XX века.

Этот регулятор подачи эфира, изобретенный Луи Обреденом, применяли вплоть до 70-х
годов XX века. На дыхательной маске закреплён тонкостенный
металлический шар, внутри которого находятся пропитанные эфиром кусочки
фетра. Выдыхаемый пациентом воздух собирается в пакете.
С помощью специального устройства можно регулировать подачу эфира,
свежего воздуха и обратное вдыхание из пакета.

С другой стороны, барбитураты, используемые и сейчас
для неингаляционного наркоза, например гексенал и тиопентал,
не подавляют чувства боли, то есть не являются
анестетиками! Оказывается, простого глубокого сна может быть достаточно
для выполнения операции.

Именно поэтому такие сильные снотворные теперь называют гипнотиками.
В американской литературе указывается, что при тиопенталовом
наркозе 10 процентов оперируемых чувствуют боль, что неоднократно
становилось причиной судебных исков. Всё же этот факт даёт понять,
почему при гипнозе можно оперировать вообще без химического
вмешательства. Теперь имеются прекрасные анестетики, которые
не расслабляют мускулатуру, например кетамин.

Для выполнения некоторых операций приходится дополнительно
вводить вещества, которые только расслаблением мышц
и занимаются, — миорелаксанты. Но не всегда оно
нужно, это расслабление. Вот поэтому сейчас от термина «наркоз» уже
практически отказались. Теперь говорят «общая анестезия». Да оно
и удобней: легче различать общую анестезию от местной,
для достижения которой используются совсем другие вещества —
местные анестетики типа новокаина, лидокаина и им подобных.

Действительно, для операции главное — устранить все
ощущения, а сон любой глубины, подавление рефлексов
и расслабление мышц можно вызвать при необходимости другими
веществами. Так что хирургический наркоз — это общая анестезия
в сочетании с гипнотиками, транквилизаторами, нейролептиками,
веществами, блокирующими патологические рефлексы,
и миорелаксантами, благодаря чему удаётся получить полностью
безопасное и лишённое неприятных ощущений состояние, которое
обеспечивает хирургу возможность произвести необходимое вмешательство.

Но почему же многие вещества, такие разные, способны
приводить человека в состояние, сходное с типичным
хирургическим наркозом? Наркоз, вызываемый кетамином или эфиром,
не может обеспечиваться тем же механизмом, что и наркоз
после введения инертного газа ксенона или тем более гипнотического
внушения. Тут идут одни предположения.

Сколько веществ, столько теорий?

Мозг — чудесное скопление нервных клеток числом порядка 1010,
то есть десять миллиардов штук. Все они имеют по нескольку
отростков, которые вроде бы переплетаются, но на самом
деле нигде не соприкасаются. Импульсы по отросткам передаются
при помощи электричества, но оно выполняет лишь роль спускового
крючка. Нервное окончание, получив удар током, выстреливает мелкими
молекулами передатчиков-медиаторов, которые, войдя в соприкосновение с клеткой-мишенью, меняют её состояние. Она либо возбуждается, либо тормозится, либо полностью теряет чувствительность, замирает.

Первая теория, объясняющая действие наркотизирующих веществ, создана
в 1875 году французским физиологом Клодом Бернаром
и названа коагуляционной. Было отмечено, что под действием эфира
и хлороформа происходит обратимая коагуляция (свёртывание)
внутриклеточных белков в изолированных нейронах. Однако
в 1938 году русский хирург П.И. Макаров доказал, что при
прижизненном наблюдении за клетками во время хлороформного
наркоза никакой коагуляции не происходит — концентрация
наркотика для этого слишком мала.

Следующая теория Э. Овертона и Г. Мейера, созданная
в 1899 году, названа липидной. Предполагалось, что
наркотические вещества действуют тем сильнее, чем лучше растворяются
в липидах (жирах). Но после получения новых веществ, в частности гексенала и тиопентала, а также стероидных анестетиков (виадрил и другие), которые плохо растворимы в жирах, а действуют сильно, эта теория сохранилась лишь в той части, что вообще-то наркотики должны в какой-то
мере действительно быть жирорастворимыми. Оно и понятно, совсем
не растворимые в жирах вещества не могут ни пройти
сквозь гематоэнцефалический барьер мозга, ни проникнуть внутрь
клетки через клеточную мембрану.

Пересказывать все теории в исторической последовательности нет
смысла. Их было много — протеиновая, теория изменения
поверхностного натяжения мембран, термодинамическая, теория образования
водных кристаллов, теория нарушения окислительных процессов, —
но все они давали лишь частичное объяснение для какой-то
группы веществ. В настоящее время наиболее популярна мембранная
теория. Согласно этой теории, включение молекул наркотизирующего
вещества в мембрану клеток затрудняет проникновение через неё
активных ионов, в частности натрия, калия и кальция,
осуществляющих генерацию электрических потенциалов действия.
В результате электроактивность нейронов нарушается. Поскольку
большинство наркотических веществ химически инертно,
то предполагается, что они вступают с мембраной
не столько в химическое, сколько в физическое
взаимодействие.

Универсальный тормоз

А теперь ещё одна неожиданность. В 1950 году американские
химики У. Робертс и С. Френкель обнаружили в мозге
новую аминокислоту, которую они назвали гамма-аминомасляной кислотой (ГАМК).
Было странно, что эта кислота не встраивается в белки,
а находится как бы в свободном плавании. Зачем? Ответ
получили через десять с небольшим лет. Английский ученый
К. Крньевич подвёл слабый раствор ГАМК к одной
из корковых клеток, воспринимающих чувствительные импульсы.
Каково же было его удивление, а затем и восторг, когда
он установил, что ГАМК подавила реактивность чувствительных клеток
коры мозга, то есть является тормозным веществом. Японские авторы
сделали ещё проще. К чувствительной зоне коры они подвели плавающий
электрод, а на него сверху надели бумажку, смоченную ГАМК.
Тот же результат. Японский опыт позднее был воспроизведён автором
этой статьи.

Потом обнаружили , что ГАМК тормозит не только клетки,
воспринимающие импульсы, но и клетки, их генерирующие.
Дальше — больше. И вот наконец установили, что это вещество
является тормозным медиатором примерно для 20–30 процентов
нервных клеток. Были составлены карты действия ГАМК в мозге, причём
они совпали с теми зонами, которые ответственны за сон
и боль.

Мало того, при окислении ГАМК образуется оксибутират, который
оказался наркотизирующим средством, хотя и слабым. Так было
доказано, что наркоз может быть не только мембранным,
но и синаптическим, а именно — вызывать эффект
в результате химической реакции с теми участками клеток-исполнительниц, которые подчиняются специальным химическим командам.

Кстати, вещества бензодиазепиновой группы и барбитураты
оказывают центральное успокаивающее, противосудорожное
и расслабляющее мышцы действие, активируя рецепторы, чувствительные
к ГАМК.

В XIX веке часто применяли хлороформную маску, сконструированную немецким врачом Куртом Шиммельбушем.

В XIX веке часто применяли хлороформную маску, сконструированную немецким
врачом Куртом Шиммельбушем. С помощью специального держателя
на лицо пациента накладывали компресс — пропитанную
хлороформом ткань. Чтобы действие наркоза не ослабевало, время
от времени ткань дополнительно смачивали хлороформом. Наибольшая
опасность состояла в передозировке и блокаде дыхательных
путей.

Логично было бы предположить,
что в противовес универсальному тормозному фактору должен
существовать и универсальный активирующий фактор. Действительно,
таковым оказалась известная с 1866 года и широко
распространённая в организме, в том числе и в мозге,
глутаминовая кислота, а также её амид — глутамат.
В 1974 году Д. Куртис и Г. Джонстон (США)
установили, что при воздействии глутамата на молчащие нервные
клетки в них возникает активность, что и позволило отнести
глутаминовую кислоту к возбуждающим аминокислотам.

Примерно в те же годы в нашей стране был введён в практику новый неингаляционный общий анестетик кетамин (кеталар, калипсол).
Кетамин обладает выраженным анальгетическим эффектом благодаря
химической активации опиатных рецепторов мозга; при этом из депо
высвобождаются эндогенные анальгетики — энкефалины. Особый интерес
представляет способность кетамина блокировать некоторые рецепторы
глутамата, снижая таким образом как общую активность мозга, так
и опосредуемое через них восприятие боли.

Итак, окончательного, тем более универсального ответа на вопрос
о механизме действия веществ, вызывающих наркоз, нет.
Предварительно можно сказать, что общие анестетики могут быть разделены
на две группы: вещества, взаимодействующие с мембранами
нейронов за счёт своих физических свойств, и вещества,
оказывающие избирательное химическое действие на определённые
клеточные рецепторы, участвующие в формировании ощущения боли.

Неясностей остаётся достаточно. Так и не решён вопрос
о том, каким же образом столь разнообразные вещества
и воздействия способны вызывать практически неразличимую картину
наркоза. Возможно, что в мозге высших животных сохранилась некая
универсальная система, которая у низших организмов участвует
в пассивной защитной реакции оцепенения и мнимой смерти. Если
это так, то активировать её способны самые разные стимулы
и воздействия на различные отделы мозга. Сказанное нельзя даже
рассматривать как гипотезу, только лишь как предположение.

Фентанил и борьба с терроризмом

Во время операции по освобождению заложников, захваченных
террористами в октябре 2002 года в Москве, спецслужбы
применили фентанил (об этом было заявлено официально). Поскольку анальгетик фентанил применяется как наркотизирующее вещество (о чём упоминалось выше), стоит поговорить о нём подробнее.

Вo всех странах, помимо боевых отравляющих веществ смертельного
действия типа зарина, существовали и существуют теоретически
несмертельные отравляющие вещества, условно называемые «полицейскими»,
которые, разумеется, могут быть использованы и в боевых
условиях, а поэтому держатся в полусекрете. На смену
слезоточивым газам неминуемо должны были прийти другие. И пришли.

В последние годы в международных научных журналах публиковались статьи о том, что в качестве полицейского оружия (будем именовать его так)
могут быть использованы вещества психотропного действия, которые
не включены в Конвенцию о запрещении производства
и хранения отравляющих веществ. В числе прочих упоминались
и производные морфина. Достаточно хорошо известно, что
морфин — это не только болеутоляющее,
но и наркотическое, а следовательно, психотропное
вещество. В терапевтических дозах морфин и синтетические
морфиноподобные вещества типа промедола действуют в мозге только
на чувствительные к опию (опиоидные) клетки,
подавляя боль. Но уже в минимально токсических дозах сам
морфин снижает восприятие окружающего, подавляет активность, вызывает
безразличие и полусонное состояние — не явь,
но и не сон, тем более, не наркоз. Выражаясь
образно — обалдение.

При введении токсических доз морфинов возбуждается рвотный центр
и угнетается дыхательный центр. По мере синтеза новых веществ
дошли и до фентанила, сходного по строению
с промедолом, но примерно в 100 раз более активного.
На практике оказалось, что фентанил обеспечивает обезболивание
достаточное, чтобы произвести хирургическую операцию. Второе его
достоинство — быстрота наступления эффекта,
от 1 до 5 минут. Недостаток для хирургии
заключается в кратковременности действия — 15–30 минут.
Для полицейских целей это как раз достоинство. Правда, полицейским
хотелось бы, чтобы побочные действия фентанила —
одурманивание, спастическое сокращение мышц, рвотный эффект — были
более выражены. А вот угнетение дыхательного центра в любом
случае является недостатком, поскольку при отсутствии аппарата
для искусственного дыхания может обернуться катастрофой.

По-видимому, во время спецоперации
в театральном центре использовали одно из производных
фентанила, возможно диметилфентанил. Хотя это вещество не приводит
к гибели здоровых взрослых людей, но, как все опиоиды, оно опасно
для детей, для больных бронхиальной астмой, диабетом
и для тех, кто находится в состоянии сильного стресса.
А таковых среди заложников было много. Именно это, а также
недостаточная подготовленность медицинских служб для оказания
помощи большому количеству пострадавших стали причиной гибели людей.

Да, большинство токсических эффектов как самого морфина, так
и синтетических опиоидов устраняется их антагонистами —
налорфином и налоксоном, однако угнетения дыхания они
не снимают, а обеспечить всех аппаратами
для принудительной вентиляции лёгких было нереально.

Есть и ещё один момент. Дело в том, что все синтетические
опиоиды, начиная с фентанила, — порошки
или их растворы. Но не будешь же бегать
за каждым террористом со шприцем! Однако ещё на заре
появления первых ядов типа ДЛК (диэтиламид никотиновой кислоты),
вызывающих психозоподобные состояния, были сконструированы специальные
аэрозольные генераторы, позволяющие создавать целые облака, включающие
твёрдые частицы столь малых размеров, что они не задерживаются даже
стандартными противогазами. Для успеха операции в театральном
центре требовалось очень быстро насытить аэрозолем зрительный зал, что
и было сделано. Гораздо проще применять этот метод в небольших
закрытых помещениях. Не скрою, меня удивляло, что такие операции
до настоящего времени не предпринимались при освобождении
заложников в самолётах.

Доктор медицинских наук Прозоровский В.Б.

«Наука и жизнь»

Что нужно знать об общей анестезии

Быстрые факты об общей анестезии


Вот несколько ключевых моментов, касающихся общей анестезии. Более подробная и вспомогательная информация находится в основной статье.

  • Анестезиолог обычно вводит общий анестетик перед операцией
  • Есть некоторые риски, связанные с использованием общих анестетиков, но они относительно безопасны при правильном применении
  • Очень редко пациент может испытывать непреднамеренное пробуждение во время операции
  • Побочные эффекты общей анестезии могут включать головокружение и тошноту
  • Механизмы, с помощью которых действует анестезия, до сих пор понятны лишь частично.


Общие анестетики вызывают обратимую потерю сознания и обезболивание, необходимые для проведения операций. Механизм действия анестетиков до конца непонятен. Существует несколько теорий на этот счет.


Общая анестезия — это, по сути, медикаментозная кома, а не сон. Наркозные препараты делают пациента безразличным и выключают сознание.


Обычно их вводят внутривенно или ингаляционно. Под наркозом пациент не чувствует боль и может также испытывать амнезию.


Препараты будут вводиться анестезиологом, который также будет следить за жизненными показателями пациента во время процедуры.


В этой статье мы рассмотрим ряд тем, в том числе возможные побочные эффекты общей анестезии, сопутствующие риски и некоторые теории относительно их действия.

История


Общие анестетики широко используются в хирургии с 1842 года, когда Кроуфорд Лонг назначил пациенту диэтиловый эфир и выполнил первую безболезненную операцию.


16 октября 1846 года американский стоматолог и хирург Томас Мортон впервые провел эфирный наркоз пациенту для удаления подчелюстной опухоли.


В России первую операцию под наркозом сделал 7 февраля 1847 года товарищ Пирогова по профессорскому институту, Федор Иноземцев.


Сам Пирогов же операцию с применением обезболивания сделал на неделю позже. За год в 13 городах России было совершено 690 операций под наркозом, 300 из них пироговские!


солдаты и врачи на Крымской войне


Вскоре он принял участие в военных действиях на Кавказе. Здесь он впервые в истории медицины начал оперировать раненых с эфирным обезболиванием. Всего великий хирург провел около 10 000 операций под эфирным наркозом.

Побочные эффекты


Тошнота является распространенным побочным эффектом общей анестезии.


Женщина чувствует себя больной


Существует ряд потенциальных побочных эффектов анестезии.


Некоторые люди могут не испытывать ни одного, другие несколько. Ни один из побочных эффектов не является особенно продолжительным и, как правило, возникает сразу после анестезии.


Побочные эффекты общей анестезии включают в себя:

  • временная путаница и потеря памяти, хотя это чаще встречается у пожилых людей
  • головокружение
  • затруднение мочеиспускания
  • кровоподтеки или болезненность от капельницы
  • тошнота и рвота
  • дрожь и озноб
  • боль в горле из-за дыхательной трубки

Риски


В целом общая анестезия безопасна. Даже особо больные пациенты могут быть безопасно обезболены. Гораздо больший риск предполагает сама хирургическая процедура.


Общий наркоз у женщины в синих перчатках рядом с синей занавеской


Современная общая анестезия — невероятно безопасное вмешательство.


Тем не менее, пожилые люди и те, кто проходит длительные процедуры, наиболее подвержены риску осложнений. Эти результаты могут включать в себя послеоперационную спутанность сознания, инфаркт, пневмонию и инсульт.


Некоторые специфические состояния увеличивают риск для пациента, подвергающегося общей анестезии, например:

  • обструктивное апноэ во сне, состояние, при котором люди перестают дышать во время сна
  • припадки
  • существующие заболевания сердца, почек или легких
  • высокое кровяное давление
  • алкоголизм
  • курение
  • ранее перенесенные отрицательные реакции на анестезию
  • лекарства, которые могут увеличить кровотечение — аспирин, варфарин, например
  • лекарственная аллергия
  • сахарный диабет
  • ожирение или лишний вес

Непреднамеренное интраоперационное пробуждение


Это относится к редким случаям, когда пациенты сообщают о сохранении сознания во время операции, после того момента, когда анестетик должен был подействовать. Некоторые пациенты осознают саму процедуру, а некоторые могут даже чувствовать боль.


Непреднамеренное интраоперационное пробуждение невероятно редко, затрагивая приблизительно 1 из каждых 19 000 пациентов, находящихся под общим наркозом.


Из-за миорелаксантов, применяемых одновременно с анестезией, пациенты не могут дать понять своему хирургу или анестезиологу, что они все еще знают о том, что происходит.


Скорая помощь спешит


Непреднамеренное интраоперационное пробуждение более вероятно во время экстренной операции.


Пациенты, которые испытывают непреднамеренное интраоперационное пробуждение, могут страдать от длительных психологических проблем. Чаще всего осознание является недолгим и только звуков, и происходит до или в самом конце процедуры.


Согласно недавнему крупномасштабному исследованию этого явления, среди других ощущений пациенты испытывали непроизвольные подергивания, колющие боли, боль, паралич и удушье.


Поскольку непреднамеренное интраоперационное пробуждение встречается редко, неясно, почему именно это происходит.

Следующие факторы считаются потенциальными факторами риска:

  • проблемы с сердцем или легкими
  • ежедневное употребление алкоголя
  • неотложная хирургия
  • кесарево сечение
  • ошибка анестезиолога
  • использование некоторых дополнительных лекарств
  • депрессия

Типы


Существует три основных вида анестезии. Общая анестезия — только один из них.


Местная анестезия является еще одним вариантом. Ее делают перед незначительными операциями, такими как удаление ногтя на пальце ноги. Это уменьшает болевые ощущения в небольших сфокусированных участках тела, но человек, получающий лечение, остается в сознании.


Регионарная анестезия — другой тип. Она обезболивает всю часть тела — нижнюю половину, например, во время родов. Существуют две основные формы регионарной анестезии: спинальная анестезия и эпидуральная анестезия.


Спинальная анестезия применяется при операциях на нижних конечностях и животе. Анестетик вводят через специальную очень тонкую иглу в межпозвоночное пространство поясничной области. Эпидуральная анестезия используется для продленного обезболивания. Может применяться при операциях на грудной клетке, животе, нижних конечностях. При эпидуральной анестезии устанавливается тонкий пластиковый катетер, через который вводится местный анестетик. Обезболивание может продолжаться так долго, как это необходимо.

Местный против общего


Существует ряд причин, по которым общая анестезия может быть выбрана вместо местной анестезии.


Этот выбор зависит от возраста, состояния здоровья и личных предпочтений.

Основными причинами выбора общей анестезии являются:

  • Процедура, вероятно, займет много времени.
  • Существует вероятность значительной потери крови.
  • Это может повлиять на дыхание, например, во время операции на груди.
  • Процедура заставит пациента чувствовать себя некомфортно.
  • Пациенту трудно сохранять вынужденное положение во время операции.

Цель общего обезболивания заключается в том, чтобы вызвать:

  • обезболивание или устранение естественного ответа на боль
  • амнезия или потеря памяти
  • неподвижность или устранение двигательных рефлексов
  • сон
  • расслабление скелетных мышц


Тем не менее, использование общей анестезии создает более высокий риск осложнений, чем местная анестезия. Если операция является незначительной, то пациенту предлагается местная анестезия, особенно если у него есть состояние, такое как апноэ во сне или другие факторы риска.

Предоперационная оценка


Перед проведением общей анестезии пациенты должны пройти предоперационную оценку, чтобы определить наиболее подходящие лекарственные препараты, их количество и комбинацию.


Некоторые из факторов, которые должны быть изучены в предоперационной оценке, включают в себя:

  • индекс массы тела (ИМТ)
  • история болезни
  • возраст
  • принимаемые лекарства
  • время голодания перед анестезией
  • употребление алкоголя или наркотиков
  • использование фармацевтических препаратов
  • обследование полости рта, зубов и дыхательных путей
  • исследование подвижности шейного отдела позвоночника


Важно, чтобы Вы на эти вопросы отвечали точно. Например, если история употребления алкоголя или наркотиков не упоминается, может быть дано недостаточное количество анестезии, которое может привести к опасно высокому кровяному давлению или непреднамеренному интаоперационному пробуждению.

Этапы


Классификация Геделя, разработанная Артуром Эрнестом Геделем в 1937 году, описывает четыре стадии анестезии. Современные анестетики и обновленные методы доставки наркозных препаратов улучшили скорость начала анестезии, общую безопасность и восстановление, но четыре стадии остаются, по существу, одинаковыми:


Общий наркоз женщина


Общая анестезия похожа на коматозное состояние и отличается от сна.


Стадия 1 или индукция. Эта фаза происходит между введением препарата и потерей сознания. Пациент переходит от анальгезии без амнезии к анальгезии с амнезией.


Стадия 2, или стадия возбуждения. Период после потери сознания, характеризующийся возбужденной и бредовой деятельностью. Дыхание и частота сердечных сокращений становятся неустойчивыми, и могут возникнуть тошнота, расширение зрачка и задержка дыхания.


Из-за нерегулярного дыхания и риска рвоты существует опасность удушья. Современные быстродействующие препараты направлены на ограничение времени, затрачиваемого на 2-й этап анестезии.


Стадия 3 или хирургическая анестезия: мышцы расслабляются, рвота прекращается, дыхание угнетается. Движения глаз замедляются, а затем прекращаются. Пациент готов к операции


Стадия 4, или передозировка: если слишком много анестетика было введено, то возникает угнетение деятельности ствола головного мозга. Это приводит к дыхательному и сердечно-сосудистому коллапсу.


Приоритет анестезиолога состоит в том, чтобы как можно быстрее доставить пациента к 3-й стадии анестезии и держать его там в течение всей операции.

Как работает общий наркоз?


Точные механизмы общей анестезии не известны. Общая теория заключается в том, что их действие индуцируется изменением активности мембранных белков в нейрональной мембране, возможно, путем расширения определенных каналов.


Из всех лекарств, используемых в медицине, общие анестетики являются необычным случаем. Вместо одной молекулы, действующей в одном месте для получения ответа, существует огромное разнообразие соединений, каждое из которых вызывает довольно похожие, но широко распространенные эффекты, включая анальгезию, амнезию и неподвижность.


Общие анестезирующие препараты варьируются от простого спирта (СН 3 СН 2 ОН) до сложного севофлурана (1,1,1,3,3,3-гексафтор-2- (фторметокси) пропан). Кажется маловероятным, что такие разные молекулы могли бы активировать только один специфический рецептор.


Известно, что общие анестетики действуют в ряде участков центральной нервной системы (ЦНС). Важность этих сайтов для индукции анестезии полностью не поняты, но они включают в себя:

  • Кора головного мозга: внешний слой мозга участвует в задачах, связанных с памятью, вниманием, восприятием и другими функциями
  • Таламус: его функции включают передачу информации от органов чувств к коре головного мозга и регулирование сна, бодрствования и сознания.
  • Ретикулярная активирующая система: важна для регулирования циклов сна и бодрствования
  • Спинной мозг: передает информацию от мозга к телу и наоборот.


Известно также, что в общей анестезии участвует ряд различных нейротрансмиттеров и рецепторов:

  • Рецепторы N- метил-D-аспарагиновой кислоты (NMDA): некоторые общие анестетики связываются с рецепторами NMDA, включая кетамин и закись азота (N 2 O). Известно, что они важны для контроля синаптической пластичности и функций памяти.
  • 5-гидрокситриптамин(5-НТ) рецепторы: обычно активируются нейротрансмиттером серотонина, они играют роль в контроле высвобождения ряда других нейротрансмиттеров и гормонов
  • Рецептор глицина: глицин может действовать как нейромедиатор и выполняет ряд функций. Было показано, что улучшить качество сна.


Хотя общие анестетики хранят много загадок, они чрезвычайно важны в хирургии и медицине в целом.

Как действует анестезия | BroDude.ru

Времена, канувшие в Лету, кажутся нам суровыми и жестокими отчасти из-за неразвитой медицины и варварских методов лечения. Пациенты зачастую переносили страшные мучения во время операции, ведь наркозом для многих служили зажим для зубов и пара глотков дешевого пойла. Клиенты побогаче могли рассчитывать на маковое молочко – эта привилегия была доступна лишь тем, кто был готов выложить кругленькую сумму. Хуже всего приходилось несчастным, которые попадали в полевые госпитали во время сражения, ведь весь спектр операций – от удаления стрел до ампутации конечностей – проводился без наркоза. По этой причине некоторые солдаты умирали от шока, а те, кому посчастливилось пережить сие мучение, теряли сознание где-то в середине процесса.

Нам посчастливилось жить в 21 веке, наука подарила человечеству наркоз. Задумывался ли ты о принципах его действия, о его влиянии на организм? Мы задумались и решили поделиться с тобой информацией, которую узнали.

1. Как действует анестезия

Для начала стоит сказать, что существует три основных типа анестезии: регионарная, ингаляционная и внутривенная. Регионарная наркотизация блокирует электрические сигналы, которые ответственны за чувство боли, и та часть тела, которая подвергается воздействию обезболивающего, на время будто отключается от мозга. Ингаляционная анестезия влияет на нервную систему целиком, включая мозг, и часто используется с внутривенной, чтобы держать человека без сознания в течение долгого времени. Как правило, она используется во время серьезных операций.

Анестезия влияет на нервную систему и мозг, а также на другие жизненно важные органы, такие как сердце, легкие и печень, поэтому очень важно подобрать необходимую дозу обезболивающего, и именно по этой причине ни в коем случае нельзя врать о своем росте и весе: путаница может привести к фатальным последствиям. Анестезиологи контролируют жизненно важные показатели во время операции, поэтому могут отрегулировать дозу наркотизации.

«Как работает наш мозг»

2. Может ли человек раскрыть все секреты под воздействием анестезии

Ты уже понял, что под анестезией вряд ли получится контролировать свои действия, а случаи, когда люди, выходя из наркоза, разговаривают, не являются редкостью или исключением. Теперь представь, что кто-то, тщательно скрывающий тайны, готовится к операции и знает, что после нее в палате будет дежурить близкий человек. Но что, если в состоянии наркотического бреда мозг заставит раскрыть такую тайну, которая была бы сохранена даже под дулом пистолета? Возможен ли такой вариант?

Как было упомянуто раньше, есть три типа анестезии, и зачастую используются такие вещества, как седатион, мидазолам вместе с фентанилом, опиоид. Но не будем тянуть – ответим на главный вопрос: нет, анестезия не заставит тебя разболтать все секреты, ведь она не действует как сыворотка правды. С большей вероятностью можно сказать что-то не то спросонья или же во время эмоционального возбуждения.

Как можно описать состояние, когда пациент выходит из наркоза? Представь свою самую эпическую пьянку, после которой наутро ты страдал от жуткого похмелья, теперь умножь это состояние в несколько раз. Вот, с чем сталкивается организм. Доктор Амнон Зонненберг, гастроэнтеролог и профессор Орегонского научного университета, описывает это как «умеренные нарушения, вызванные воздействием алкоголя на нервную систему». Но это еще не все. Доктор говорит, что такая расторможенность организма встречается редко, и одурманенные пациенты не раскрывают никакой личной информации, которую они держат в секрете и не хотят предавать огласке.

Анестезиолог Доктор Уэсли Кларк соглашается: «То, что люди говорят, очнувшись после наркоза, незначительно и скучно. Они могут сказать одну или две фразы после пробуждения, и обычно говорят что-то вроде «Это уже закончилось?» или «Когда все начнется?», или «Вот так дела, я спал и не помню, как уснул». Люди обычно говорят незначительные вещи, когда просыпаются, но это не стоит того, чтобы бояться случайно сболтнуть лишнего. Я никогда не видел, чтобы кто-то делал это».

Даже если представить, что ты единственный человек, который способен раскрыть все тайны под воздействием анестезии, то вряд ли это произойдет. Процесс седации (подготовки организма к анестезии) и момент выхода из наркоза проходит в присутствии врача, а не родственников – медицинский персонал связан этикой и не расскажет никому, что ты говорил в бреду.

«Гипноз: панацея или выдумка шарлатанов»

Как работает наркоз? | RUSMEDS

Здраствуйте!

Сегодня мы поговорим о том, что же происходит с человеком во время наркоза, а также коснёмся мифов о наркозе.

Вокруг этого процесса существует уйма всяческих мифов.

Говорят, например, что наркоз забирает восемь лет жизни; что эта отрава выводится из организма в течение полугода; что маленькие дети становятся умственно отсталыми; а самое главное, что от наркоза можно не проснуться.

Сегодня я постараюсь объяснить вам все простым языком, не слишком вдаваясь в терминологию.

Наркоз — это кома

Хочу сразу сказать, что наркоз – это не сон. Наркоз – это управляемая кома.

Да-да, кома! Бояться этого не надо. Ключевое слово здесь – «управляемая».

Для успешного проведения операции наркоз должен обеспечить бессознательное состояние, амнезию на период операции, мышечную релаксацию, то есть расслабление, и обезболивание.

В соответствии с этими задачами в арсенале анестезиолога имеются специальные лекарства: гипнотики (снотворные), миорелаксанты, полусинтетические наркотические анальгетики.

Это обязательные компоненты общей анестезии.

Как человека подготавливают к наркозу и как он проходит?

Итак, человека привозят в операционную. Медсестра катализирует вену, затем клеятся датчики ЭКГ, надевается манжета для измерения артериального давления.

В это время разговаривают с больным. Обычно говорят что-то веселое, доброе, смешное и спрашивают о семье, работе. Говорить в принципе можно о чем угодно.

Гипнотики стирают память примерно на 20 минут до операции и на весь период наркоза.

Расчет дозировок препаратов анестезиолог должен проводить в уме, рассчитывая их на вес больного.

Препарат, который первым идет по вене, – это анальгетик. Больного предупреждают, что у него закружится голова.

После этого практически сразу идет снотворное – гипнотик. Потеря речевого контакта с больным является сигналом к тому, что человек уснул.

Уснул, теперь можно что угодно говорить?

Нет, слух у человека выключается в последнюю очередь. Если во время засыпания будут какие-то очень громкие звуки, крики, то мозг запомнит последнюю информацию.

И, после того как человек отойдет от наркоза, он скажет, что слышал всю операцию, хотя, конечно, это не так.

В последнюю очередь идут миорелаксанты.

Они нужны для работы хирурга, особенно если операция проводится на брюшной полости или на других частях тела, где хорошо развиты мышцы.

Если мышцы будут в тонусе, хирургу придется их разрезать, а потом зашивать, а если не будут в тонусе, то их можно будет просто раздвинуть, не повреждая.

Вся фишка в том, что миорелаксант расслабляет вообще все мышцы в организме, в том числе и дыхательную мускулатуру, в результате чего человек больше не может эффективно дышать.

Именно поэтому анестезиологи вводят их уже после того, как человек уснул. Если вести миорелаксант человеку в сознании, то у него начнется паника из-за нехватки воздуха.

У анестезиолога есть около 30 секунд на то, чтобы провести интубацию трахеи с помощью ларингоскопа.

Поднимаются структуры гортани и в трахею вводится специальная трубка, к которой подсоединяют шланг аппарата ИВЛ.

Анестезиолог выстраивает индивидуальные параметры дыхания, опять же исходя из массы тела.

Понятно, что мужчине весом 120 кг и хрупкой девушке весом 50 кг нужно разное количество воздуха для вдоха.

Если в больнице есть газы для наркоза, в воздушную смесь добавляется определенный процент газа. Эфиром, конечно, уже давно никто не пользуется.

Самым популярным газом для наркоза является севофлюран. Он безопасный и практически не влияет на сердце, легкие и почки.

Человек просыпается буквально через 3-4 минуты после того, как операция закончилась.

Я говорю «просыпается», а не «выходит из комы», хотя правильнее, конечно, говорить второй вариант.

Почему наркоз – это не сон?

Потому что во время наркоза угнетается работа мозга, причем угнетается последовательно.

Сначала выключается кора, затем подкорковые структуры и затем ствол мозга.

Третью стадию нужно видеть, прогнозировать и аккуратно дозировать препараты.

Потому что угнетение глубоких слоев мозга может замедлить работу сердца и отразиться на тонусе сосудов.

Тогда начнет падать давление.

Конечно, если такое происходит, у анестезиологов есть соответствующие антидоты и препараты, которые ускоряют деятельность сердца и поднимают давление.

Это происходит не от того, что анестезиолог такой дурак и «забахал» в больного лошадиные дозы. Конечно же, нет.

Чаще всего на передозировку влияют индивидуальные особенности больного: возраст, наличие заболеваний сердца и сосудов, лишний вес, болезни печени и так далее.

Хороший анестезиолог обязан знать этапы операции. К примеру, если это кардиохирург, то, перед тем как больному раскроют грудину, анестезиолог добавляет анальгетики.

Если это какие-то небольшие гинекологические операции, значит, подбираются такие миорелаксанты и гипнотики, которые быстро выводят из организма.

По себе знаю, что отходить от наркоза с трубкой во рту неприятно.

Самое главное после операции – не пытаться выдернуть ее самостоятельно и не паниковать из-за того, что ваши дыхательные пути разобщены и вы не можете дышать носом.

Надо убедить анестезиолога, что ваши мышцы, особенно язык, уже пришли в тонус и что можно экстубировать, то есть убирать трубку.

Для этого надо выполнять простейшие команды: показывать язык или удерживать голову над каталкой.

Теперь поговорим о нескольких мифах о наркозе, о том, чего стоит и не стоит бояться:
  • «Можно увидеть тот свет». Анестезия с клинической смертью не имеет ничего общего.
  • «Можно очнуться в самый разгар операции». Эту тему с замиранием сердца обсуждают тревожные больные. В принципе анестезиолог может разбудить больного специально, но он никогда этого не сделает. У него другая задача. А самому пациенту проснуться досрочно не под силу.
  • «От наркоза можно стать умственно отсталым». Специальные тесты показывают, что память, внимание, способности к запоминанию после любой общей анестезии снижаются. Этот эффект длится от двух недель до нескольких месяцев. Но уловить снижение под силу только специалисту – настолько эти нарушения минимальные.
  • «Каждый наркоз уносит пять лет жизни». Некоторые дети уже до года получили по 15 и более анестезий, и сейчас это взрослые люди. Считайте сами.
  • «После анестезии можно впасть в кратковременное буйство». Можно, но это индивидуальная реакция, которая при современной анестезии встречается крайне редко. Лет 30 назад, когда еще применялся эфирный наркоз, возбуждение было нормальной реакцией как на вхождение в наркоз, так и на выход из него.

Надеюсь, я вас не слишком напугал. Наркоз — это не сложнее, чем продать коньяк, который уже давно застоялся на полке. Не будьте без наркоза: с ним явно лучше, чем без него

Не бойтесь лечиться и будьте здоровыми!

14 частых вопросов про анестезию и наркоз

Общая анестезия — при этой форме анестезии они спят глубоко, крепко и безопасно. Ее реакция на боль так же подавлена, как и ее сознание. Анестетики постоянно поступают через кровь или воздух для дыхания. Следовательно, эта анестезия хорошо контролируется. Может использоваться в любой хирургии. (Маскирующая анестезия, ларингеальная маска, наркоз и интубационная анестезия)

Регионарная анестезия — распространяется на определенную часть тела, в зависимости от растения. Они остаются в сознании во время процедуры или дополнительно выбирают сумеречный сон, который включает в себя анестезию спинного мозга (анестезию лодыжки и спины) и блокировку верхних и нижних конечностей. (Анестезия сплетения, блокада коленного сустава и т. д.)

Местная анестезия только небольшая часть вашего тела становится нечувствительной к боли. Эту процедуру анестезии выполняет сам хирург.

Что необходимо сделать перед наркозом?

Пожалуйста, сообщите своему анестезиологу обо всех лекарствах, которые вы принимаете, включая те, которые вы купили в аптеке!
Особенно важно быть трезвым, за 6 часов до операции не кушать и за 2 часа до операции не употреблять жидкостей! (Исключение: несколько глотков воды для приема важных лекарств — но вы обязательно должны уточнить этот вопрос это у своего анестезиолога!)

В день наркоза воздержитесь от курения!

Удалите макияж и лак для ногтей!

Ювелирные изделия — в том числе пирсинг — должны быть сняты! Кроме того, очки, контактные линзы и слуховые аппараты, а также съемные части зубов, а также другие протезы. Исключения возможны только после консультации с анестезиологом.

Почему нельзя есть и пить перед операцией?

Анестезия устраняет защитные рефлексы (такие как автоматическое глотание). В результате существует риск попадания содержимого желудка в глотку, а затем в дыхательные пути. Это может привести к тяжелой пневмонии. Риск глотания (аспирации) тем больше, чем короче последний прием пищи. Поэтому в ваших же интересах сообщить анестезиологу, когда именно вы в последний раз ели и пили.

Почему я не могу курить в день операции?

Курение может увеличить секрецию желудочной кислоты и, следовательно, такой же риск, как и прием пищи до операции. Желудочный сок может стечь обратно в пищевод и в легкие (аспирация), вызывая там пневмонию.

Каковы риски и осложнения общей анестезии?
Наиболее распространенные осложнения:

Тошнота после операции (обычно вызванная наркотиками). Это происходит только у пациентов с определенной предрасположенностью и может очень хорошо лечиться с помощью лекарств.

Хрипота (после интубации) обычно проходит в течение 24 часов.

Аспирация (что означает попадание инородных тел в трахею или в легкие при проглатывании). Если пациент придерживается предписанных предоперационных поведенческих правил («трезвый»!), Аспирация практически невозможна. Эта опасность наиболее распространена при острых процедурах (незапланированные операции).

Сердечно-сосудистые нарушения (опасные при ранее существовавших заболеваниях сердечно-сосудистой системы) могут быть вызваны хирургическим стрессом.

Охлаждение (сегодня очень редко: во время операции пациент соответственно разогревается) проявляется послеоперационным тремором.

Повреждение зубов может произойти во время интубации — но очень редко.

Злокачественная гипертермия (крайне редко, 1: 250000, но опасная для жизни), вызвана генетической предрасположенностью пациента. Это осложнение начинается со значительного повышения температуры тела и может привести к почечной недостаточности. Если в семье известен случай злокачественной гипертермии, обязательно сообщите об этом своему анестезиологу!

Как быстро работает анестезия?

Независимо от того, начинается ли анестезия через кровоток или дыхательный воздух, вы заснете через несколько секунд.

Возможно ли проснуться во время операции или что-то слышать?

После того, как вы заснули, ваш анестезиолог постоянно проверяет глубину анестезии в дополнение к жизненно важным функциям органа. С лекарственными средствами, доступными сегодня, особенно с газообразными анестезирующими препаратами, вы можете почти полностью исключить возможность пробуждения или прослушивания во время операции. Кроме того, современные приборы дают возможность измерить глубину наркоза.

Будет ли что-то болеть после операции?

Около 25% пациентов жалуются на тошноту после операции. Причинами являются личная предрасположенность (например, склонность к укачиванию), тип операции и, в конечном итоге, выбранная процедура анестезии. Вы можете противодействовать тошноте с помощью профилактических лекарств. Хотя тошноты нельзя полностью избежать, она реже и слабее.

Когда можно снова есть и пить?

В зависимости от типа операции этот интервал времени может сильно отличаться. Лучше всего подождать не менее 3 часов, чтобы пить, и кормить твердой пищей не менее 6 часов.

Будет ли боль при пробуждении после наркоза?

Нет. Хотя боли нельзя полностью избежать после операции, вам, конечно, будет назначена соответствующая болеутоляющая терапия как на этапе выздоровления, так и впоследствии. Потребность в обезболивающих средствах в основном зависит от выполняемой операции.

Когда можно пойти домой после общей анестезии во время амбулаторной процедуры?

Выписка всегда должна проводиться хирургом и анестезиологом не ранее, чем через 2 часа после операции. Пациента вновь предупреждают о необходимости управлять транспортным средством в течение первых 24 послеоперационных часов, заключать какие-либо контракты или принимать алкоголь или седативные средства (за исключением рекомендованных ему лекарств).

Что такое регионарная анестезия?

Региональная анестезия — это временная потеря ощущения боли в определенной области тела из-за прерывания передачи боли в мозг. Обычно пациент остается в сознании во время этой формы анестезии.

Какие виды регионарной анестезии существуют?

Прерывание обезболивания возможно в нескольких местах:
В области спинного мозга («вышивка крестом»)В области нервного сплетения (сплетения), то есть там, где нервные волокна сливаются с нервами после выхода из спинного мозга (сплетение анестезии)В области отдельных нервов (так называемая периферическая регионарная анестезия или блоки периферических нервов)

Спинальная и эпидуральная анестезия.

Оба относятся к регионарным процедурам анестезии спинного мозга. Разница между этими двумя методами заключается в глубине проникновения. В отличие от спинальной анестезии, при эпидуральной анестезии высота места прокола и количество местной анестезии определяют местоположение и размер области анестезии.
«Региональная анестезия» происходит потому, что анестезируется только определенная часть тела, «спинной мозг», потому что нервы, выходящие из спинного мозга, анестезируются. В отличие от общей анестезии, пациент находится в сознании во время операции.

Спинальная анестезия может использоваться для всех операций ниже пупка, то есть для операций на ногах, в малом тазу, в области промежности и в нижней части живота. При эпидуральной анестезии операции могут выполняться на верхней части живота, в области малого таза и половых органов и на ногах.

Спинальная анестезия является безопасной процедурой с использованием современного современного оборудования. Как и с любым методом, иногда возможны осложнения, но обычно они временные. Постоянные повреждения крайне редки.

Вы не спите во время операции под местной анестезией?
В зависимости от пожеланий пациента, это может бодрствовать. Но если он предпочитает спать, он может получить легкий транквилизатор.

Должен ли пациент быть трезвым перед местной анестезией?

Как и в случае с общей анестезией, к регионарным анестетикам применяются те же правила поведения.

Как работает анестезия? | Живая наука

Если вам когда-либо делали операцию, если вы не суперслабый, вы перенесли ее с помощью анестетиков. Но как действуют эти обезболивающие?

До изобретения анестезии в середине 1800-х годов хирурги должны были отрезать конечности, зашивать раны и удалять загадочные новообразования, не используя ничего, кроме опиума или алкоголя, чтобы притупить боль пациента. Хотя эти препараты могли вызвать у пациента онемение, они не всегда полностью блокировали боль или стирали память о ней.

С тех пор врачи намного лучше научились назначать нам комбинации лекарств, которые облегчают боль, расслабляют мышцы и, в некоторых случаях, погружают нас в глубокое состояние гипноза, вызывая временную амнезию. Сегодня существует два основных типа анестезиологических препаратов: те, которые обезболивают все тело (общие), и те, которые только локально обезболивают.

Местные анестетики блокируют нервы, которые соединяют определенную часть тела или область с мозгом, не позволяя нервам передавать сигналы боли в мозг.Примеры включают инъекции новокаина, которые стоматологи используют, чтобы обезболить нервы во рту во время корневого канала, и эпидуральную анестезию, которая позволяет (относительно) безболезненно родить ребенка, блокируя нервы, которые берут начало в основании спинного мозга и обслуживают область таза. ,

При серьезных операциях, требующих полного незнания пациента, врачи прибегают к общей анестезии. Это приводит к тому, что пациенты теряют сознание, не осознавая и не помня об операции (хотя боль от хирургической процедуры будет очевидна, когда вы проснетесь).Он также ограничивает физиологические реакции на хирургические порезы, поддержание артериального давления, выработку гормона стресса и частоту сердечных сокращений постоянными во время процедуры.

Самые ранние примеры общей анестезии включают эфир и хлороформ. Но существует тонкая грань между количеством этих лекарств, необходимых для операции, и количеством, которое может быть фатальным; эти препараты часто вводили в нос только с помощью смоченной губки, что затрудняло контроль дозы.

Сегодня наиболее распространенными современными общими анестетиками являются смеси вдыхаемых газов, которые включают закись азота (веселящий газ) и различные производные эфира, такие как изофлуран, севофлуран и десфлуран.Квалифицированные анестезиологи вводят лекарства через аппараты, которые отмеряют определенное количество, необходимое, чтобы не допустить пациента к операции, но не навсегда. Кроме того, поскольку лекарства мешают дыханию, пациентов часто интубируют — то есть в трахею вставляют пластиковую или резиновую трубку, чтобы дыхательные пути оставались открытыми — и держат на аппарате искусственной вентиляции легких.

Несмотря на то, что они необходимы современной медицине, ученые не уверены, как именно работают анестетики. Лучшая теория предполагает, что они растворяют часть жира, присутствующего в клетках мозга, изменяя активность клеток.Но точные механизмы остаются неизвестными. А пока, в следующий раз, когда вы окажетесь под ножом, просто радуйтесь, что они это сделают.

Следите за «Маленькими загадками жизни» в Twitter @llmysteries, а затем присоединяйтесь к нам на Facebook.

,

Анестезия: почему это работает?

Во время операции люди все время проходят анестезию. Несмотря на то, что «подвергаться воздействию» — довольно распространенное явление, врачи еще многого об этом не знают.

Лучшее понимание того, как действует анестезия, может улучшить лекарства, используемые в процессе.

Это то, что Бруно ван Суиндерен, доктор философии, доцент Университета Квинсленда в Австралии, задумал сделать в недавнем исследовании, опубликованном в Cell Reports.

Он сказал, что его команда обнаружила, что пропофол, распространенное лекарство, используемое в анестезии — тот, который участвовал в смерти Майкла Джексона — выходит за рамки простого усыпления человека.

«Анестезия пропофолом чрезвычайно безопасна, как и наиболее распространенная сегодня анестезия», — сказал ван Свиндерен Healthline. «Однако знание этого альтернативного механизма может помочь нам понять, почему восстановление после общей анестезии происходит медленно, а иногда и проблематично. Вы можете безопасно держать людей под действием пропофола в течение длительного времени, поэтому я считаю, что мы нашли лекарство, которое работает очень хорошо », — отметил он.

«Пропофол — лучшее успокаивающее средство, которое выберет для первого нокаута. Обычно затем вводят другие анестетики, чтобы держать вас в тонусе », — добавил ван Свиндерен.

Как это работает?

Что именно делает пропофол?

Группа Ван Суиндерена изучила влияние пропофола на синаптическое высвобождение у крыс. Синаптический выброс — это то, как нейроны или нервные клетки взаимодействуют друг с другом.

Докторам было известно, что пропофол воздействует на сонную систему мозга подобно снотворному, но ван Суиндерен сказал, что его команда обнаружила, что он также нарушает пресинаптические механизмы.

Это, вероятно, влияет на коммуникацию между нейронами по всему мозгу иначе, чем во время сна.

«В этом смысле он сильно отличается от снотворного», — сказал он в заявлении.

Исследователи обнаружили, что пропофол ограничивает движение ключевого белка — синтаксина1A — который необходим в синапсах всех нейронов. Это снижает связь между нейронами мозга.

Это может объяснить, почему пациенты обычно вялые после операции, сказал ван Суиндерен.

«Мы думаем, что широко распространенное нарушение синаптических связей — коммуникационных путей мозга — делает операцию возможной, хотя эффективные анестетики, такие как пропофол, в первую очередь усыпляют», — сказал он.

Это открытие может объяснить, почему общая анестезия может быть проблематичной для молодых и пожилых пациентов, сказали они.

Трудности с исследованиями

Ван Суиндерен сказал, что задача при изучении реакции на анестезию состоит в том, чтобы выяснить, как бесчисленные небольшие эффекты во время фазы пресинапса приводят к серьезным изменениям в работе мозга.

«Это трудно изучать на людях», — сказал он. «Кроме того, сложно установить микроскоп сверхвысокого разрешения на клетки человеческого мозга.”

Использование животных моделей имеет большую ценность, поскольку инфраструктура синаптического высвобождения у животных и людей практически идентична. По его словам, у людей просто больше клеток мозга.

Лекарство, которое обеспечивает лучший контроль иммобилизации (или ремобилизации) синтаксина1A в пресинапсе, даст врачам лучший контроль над тем, как и когда удерживать мозг в невосприимчивом состоянии, сказал ван Свиндерен. Если бы такие препараты были разработаны, их можно было бы использовать в сочетании с классическими седативными средствами.

Осложнения и опасности

Долгосрочный вред или осложнения анестезии недостаточно изучены и обсуждаются на местах.

«Общая анестезия чрезвычайно безопасна, но мы просто не знаем, являются ли некоторые из осложнений (например, длительный когнитивный дефицит у некоторых пациентов) результатом этого потенциально воздействия на мозг», — сказал он.

«Человеческий мозг имеет триллион синапсов, — пояснил ван Суиндерен. «Если мобильность syntaxin1A нарушена в каждом из них, вы можете представить, как это может привести к долгосрочным изменениям в долгосрочной перспективе.Но это пока всего лишь гипотеза, которую нужно проверить ».

Просыпаться во время операции — так называемое интраоперационное осознание — редко, по словам Джеймса Лозады, доктора медицинских наук, научного сотрудника акушерской анестезиологии в Медицинской школе Файнберга Северо-Западного университета в Иллинойсе.

По данным Американского общества анестезиологов, это происходит в 1 или 2 из примерно 1000 процедур. В других отчетах говорится, что 1 из каждых 19 000 пациентов испытывает интраоперационную осведомленность во время процедуры.

Лозада сказал, что это может быть более распространено при процедурах, когда пациент нестабилен, таких как операции, связанные с травмами, операции экстренного кесарева сечения или операции, требующие более низких доз лекарств для безопасного лечения пациента.

Отчет за 2013 год показал, что более эффективный мониторинг может помочь предотвратить это явление.

Что касается извечного вопроса о том, почему людям нужно голодать во время анестезии, Лозада сказал, что они должны делать то, что советуют их врачи.

Правила голодания различаются в зависимости от типа процедуры и пациента, но обычно пациенты не могут есть твердую пищу в течение шести-восьми часов.По словам Лозада, во многих местах стало более непринужденно разрешать небольшое или умеренное количество прозрачных жидкостей за два часа до процедуры.

«Вы можете абсолютно рисковать своим здоровьем, не соблюдая пост», — пояснил он.

При анестезии мышцы живота и горла расслабляются, что облегчает рвоту. Поскольку пациент спит и не может защитить свои дыхательные пути, рвота может попасть в легкие и вызвать повреждение во время процесса, известного как аспирационный пневмонит.

Что такое пропофол

Исследование проливает свет на механизмы, лежащие в основе действия анестетиков, хотя врачи-анестезиологи в целом это понимают, сказал Лозада.

«Работа показывает, что пропофол останавливает некоторые нормальные функции клеток, что, по мнению авторов, может привести к общей анестезии», — сказал Лозада. «Требуется дополнительная работа, чтобы окончательно показать это».

Выбор лекарств, используемых во время операции, осуществляется врачами в индивидуальном порядке. Факторы, которые входят в выбор, включают функцию сердца и легких, показатели жизненно важных функций, общее состояние здоровья, анестезию реакции на анестезию и аллергию.

Тем не менее, если пациент однажды применяет пропофол, это не обязательно означает, что они могут получить его снова с медицинской точки зрения, сказал он.

«Это то, что врачи-анестезиологи обучены оценивать, и в их руках это обычно хорошо переносится», — сказал он.

Ван Суиндерен не хочет, чтобы его исследование тревожило пациентов.

«Людям не стоит беспокоиться об общей анестезии — она ​​работает очень хорошо. Просто важно знать, как действуют препараты, которые мы используем, и удивительно, что мы все еще не понимаем, как эта чрезвычайно распространенная процедура делает нас бессознательными и невосприимчивыми », — сказал он.«Дополнительная информация поможет нам лучше справиться с любыми побочными эффектами».

.

Местная анестезия: больше не кокаин!

Если у вас была процедурная седация, и вы думаете, что знаете все, что нужно знать об анестезии, подумайте еще раз — местная анестезия — это совсем другое. Пациенты по-прежнему бодрствуют и находятся в сознании, но не испытывают сновидений или сонливости, которые сопровождают процедурную седацию.

Это еще одна форма анестезии, которую вы, вероятно, уже испытывали раньше. Например, в дополнение к процедурной седации во время стоматологической работы стоматологи также используют местный анестетик, когда вводят вам инъекцию в десну, чтобы обезболить эту область.Местная анестезия используется для того, чтобы сделать очень небольшой участок тела, например участок кожи, нечувствительным к боли. Обычно он обеспечивает как анальгезию, так и паралич, блокируя импульсы нервов, чтобы они не могли попасть в мозг, но пациенты все равно могут чувствовать давление и ощущения.

Местные анестетики могут быть местными или изолированными только на поверхности. Обычно они имеют форму гелей, кремов или спреев. Их можно наносить на кожу перед инъекцией местного анестетика, который действует на более глубокое обезболивание, чтобы избежать боли от иглы или самого лекарства (например, пенициллин вызывает боль при инъекции).Местные анестетики используются не только в медицинских процедурах — если вы когда-либо использовали обезболивающее при сыпи или геморрое, вы использовали местный анестетик. Тип местного анестетика, который вы вводите, можно вводить перед процедурами, такими как наложение швов или обработка раны (удаление мертвых или поврежденных тканей).

Лекарства, применяемые при местной анестезии, обычно заканчиваются суффиксом «-аин» (например, лидокаин, новокаин или тетракаин), потому что они химически очень похожи на кокаин — первый местный анестетик.Проблема использования кокаина в качестве анестетика заключается в том, что он вызывает привыкание и сильно стимулирует сердечно-сосудистую систему, поэтому были разработаны синтетические альтернативы. Некоторые из этих препаратов имеют собственные негативные побочные эффекты, такие как аллергические реакции, и уже вышли из употребления. Вот почему сегодня стоматологи обычно используют лидокаин вместо новокаина. Другая проблема с этими препаратами заключается в том, что они являются сосудорасширяющими , что означает, что они расширяют кровеносные сосуды и могут привести к чрезмерному кровотечению, но адреналин может противодействовать этому эффекту.

Местная анестезия обычно проходит в течение четырех-пяти часов. В большинстве случаев обезболивание длится дольше, чем сама процедура. Побочных эффектов обычно очень мало, но пациенты должны быть осторожны с онемевшей областью — если вы выйдете из кабинета стоматолога, не почувствовав половину лица, вы можете случайно укусить щеки. В редких случаях вводимые местные анестетики могут вызвать повреждение нервов, но, как правило, они имеют низкий риск при правильном введении здоровому человеку.

В следующем разделе мы рассмотрим родственный тип анестезии: регионарный.

,

Введение и восстановление общей анестезии

Так как же человек «тонет»? Общая анестезия может вводиться через газ, капельницу или их комбинацию. Часто пациентам сначала делают внутривенную инъекцию, чтобы вызвать потерю сознания, а затем — газ, чтобы продлить и сохранить эффект. (Некоторые вводимые анестетики могут поддерживать необходимый уровень анестезии без использования газа.) Газ обычно представляет собой изофлуран или десфлуран в сочетании с закисью азота.

Кетамин, седативные средства (например, валиум) и депрессанты, такие как пентотал натрия, можно вводить в капельницу, которая была введена до операции.Кроме того, человек, проводящий анестезию, может дать вам миорелаксант, чтобы обеспечить более глубокий паралич, особенно если ваша операция затрагивает основные органы.

По окончании операции подача газов прекращается, а введение анестетика прекращается. Пациенты направляются в PACU (отделение постанестезиологической помощи), где за ними тщательно наблюдают. Часто вам будут вводить теплые жидкости внутривенно, чтобы противодействовать как обезвоживанию, вызванному анестезией, так и дрожанию от изменений температуры тела.По мере того, как обезболивающий эффект анестетика проходит, вы также получаете какое-то обезболивающее — пероральное лекарство или даже морфин, в зависимости от операции. Некоторые люди выздоравливают в течение часа, другим требуется больше времени, чтобы полностью проснуться.

После пробуждения, возможно, вы столкнетесь с стойкими побочными эффектами: рвотой, тошнотой и онемением в области, где была проведена операция. Вы, вероятно, почувствуете себя дезориентированным и вам потребуется помощь, чтобы передвигаться.

Также важно упомянуть, что существуют серьезные риски, связанные с общей анестезией, включая удушье, аллергическую реакцию, органную недостаточность, инсульт и смерть.Эти опасения вам следует обсудить со своим врачом перед операцией.

Анестезия прошла долгий путь с момента своего появления. Далее мы кратко рассмотрим историю анестезии.

,

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о