Филиппины игил: Кровь и смерть Марави. Удастся ли Дутерте победить «филиппинское ИГИЛ»?

Содержание

Кровь и смерть Марави. Удастся ли Дутерте победить «филиппинское ИГИЛ»?

На Филиппинах продолжается вооруженное противостояние правительственных войск и отрядов религиозных фундаменталистов, захвативших город Марави. За два месяца боев в этом городе правительственным войскам удалось практически разгромить своих противников, однако отдельные отряды боевиков еще продолжают сопротивление. Поэтому сегодня стало известно о том, что президент Филиппин Родриго Дутерте попросил у парламента еще на полгода продлить чрезвычайное положение. Судя по всему, президент рассчитывает, что за это время правительственным войскам удастся окончательно преодолеть сопротивление радикалов и взять ситуацию в южных провинциях под полный контроль.
Кровь и смерть Марави. Удастся ли Дутерте победить «филиппинское ИГИЛ»?

Напомним, что Филиппины давно привлекли внимание международных радикальных организаций, которые пытаются «подмять» под себя национально-освободительное движение моро — мусульманского меньшинства, населяющего южные районы страны. В мае 2017 года отряды исламистов захватили Марави — административный центр провинции Южный Ланао. Основанный еще в XVII веке, город Марави в свое время был столицей независимого султаната, созданного проживавшими здесь последователями ислама. Поэтому не было ничего удивительного в том, что именно этот город боевики избрали в качестве своей цели. Захват Марави религиозными фундаменталистами должен был символизировать начало «освобождения» южнофилиппинских земель, населенных моро, от власти центрального правительства.

На самом деле, мусульманское меньшинство «моро» пытается добиться политической автономии на протяжении нескольких последних десятилетий. Представители моро считают, что центральное правительство дискриминирует мусульманское меньшинство и, более того, нарушает право моро на самоопределение. До колонизации Филиппин испанцами, на островах существовали независимые мусульманские султанаты, т.е. у моро была своя традиция государственности, и современные моро стремятся ее восстановить. Однако центральные власти очень долго не собирались идти на переговоры с представителями моро, считая, что силовым путем можно решить любые проблемы, в том числе и заставить моро отказаться от идеи национального самоопределения. В итоге моро пришлось не просто активизировать свои протестные действия, но и взяться за оружие, тем более, что природной воинственности им было не занимать, а финансовую поддержку готовились оказать ряд ближневосточных государств и международных организаций.

Во второй половине ХХ века были сформированы основные национально-освободительные организации моро. Крупнейшей среди них стал Национальный освободительный фронт моро под руководством Нура Миссуари — одного из наиболее ярких политиков и интеллектуалов моро. В 1972-1976 гг. фронт вел вооруженную борьбу против филиппинского правительства, а затем при посредничестве тогдашнего ливийского лидера Муаммара Каддафи был заключен мирный договор. Однако Нур Мисуари и его последователи не были радикальными фундаменталистами и достаточно толерантно относились к представителям других конфессий, проживавших на Южных Филиппинах. Поэтому в 1981 году от них откололся Исламский освободительный фронт моро под руководством Хашима Саламата. Он тоже выступал за создание независимого государства Бангсаморо, но видел его сугубо исламским политическим образованием. Долгое время борьбу против правительства вели эти относительно умеренные по сравнению с современными радикалами организации.

Однако повсеместная радикализация исламских фундаменталистов на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке в конце концов затронула и Юго-Восточную Азию. На Филиппинах появились сторонники более радикальных взглядов, которые образовали еще одну военно-политическую группировку — «Абу Сайяф». Она была создана в 1991 г., но всемирную известность получила ближе к 2000-м гг. своими террористическими актами против иностранных туристов и специалистов, находившихся на Филиппинах. Целью «Абу Сайяф» были провозглашены не только создание суверенного государства для филиппинских мусульман, но и беспощадная война против «неверных» — как против христианского большинства, так и против иностранцев. Последних боевики «Абу Сайяф» ненавидели особенно рьяно. Они установили связи с «Аль-Каидой» (запрещена в Российской Федерации) и некоторыми другими ультрарадикальными международными организациями. Известно, что боевики «Абу Сайяф» проходили стажировку на территории стран Ближнего и Среднего Востока — в лагерях «Аль-Каиды». Именно «Абу Сайяф» до недавнего времени считалась наиболее радикальным врагом филиппинского правительства, причем для борьбы с этой организацией власти Филиппин были вынуждены обратиться за помощью к своему давнему старшему партнеру — Соединенным Штатам Америки.

Кровь и смерть Марави. Удастся ли Дутерте победить «филиппинское ИГИЛ»?

Затем в провинции Южный Ланао, где как раз и расположен город Марави, появилась еще одна радикальная организация — «Мауте». Ее называют филиппинским филиалом «Исламского государства» (ИГ запрещено в Российской Федерации). Другое название «Мауте» — «Исламское государство Ланао». Но на самом деле и «Абу Сайяф», и «Мауте» не собираются ограничивать свою деятельность границами Филиппин. Они стремятся к распространению своих идей на всю мусульманскую Юго-Восточную Азию, где должно быть создано огромное государство, включающее населенные мусульманами территории Индонезии, Малайзии, Брунея, Филиппин, Таиланда, Мьянмы.

Как известно, Филиппины не являются единственной страной Юго-Восточной Азии, где в последние годы активизировались сторонники ИГ. О большой опасности распространения ИГ в регионе неоднократно говорили многие азиатские политики. Так, на растущую активность ИГ в Юго-Восточной Азии недавно обратил внимание министр обороны Малайзии Хишамуддин Хуссейн. В самом факте распространения идей ИГ и обретения этой организацией многочисленных сторонников в регионе нет ничего удивительного. Во-первых, в Юго-Восточной Азии проживает очень многочисленное мусульманское население. Ислам — основная религия Индонезии, третьей по численности населения страны в мире. Во-вторых, подавляющее большинство мусульманского населения региона живет в нищете, испытывает множество социальных и экономических проблем и является плодотворной средой для распространения радикальных идеологий. В-третьих, в регионе есть масса нерешенных политических проблем, в том числе с самоопределением исповедующих ислам этнических групп в немусульманских странах — это малайцы на юге Таиланда, рохинджа в юго-западной Мьянме и те же народности группы моро на Южных Филиппинах. Сталкиваясь с противодействием центральных властей, представители мусульманских меньшинств радикализуются, тем более, что среди них целенаправленно работают эмиссары соответствующих международных организаций.

Кровь и смерть Марави. Удастся ли Дутерте победить «филиппинское ИГИЛ»?

Долгое время радикальные организации достаточно активно действовали на юге Филиппин, однако приход к власти экстравагантного и резкого президента Родриго Дутерте изменил сложившиеся расклады. Дутерте — человек, способный к самым решительным действиям и самым неожиданным альянсам. Он заявил, что «съест печень» радикалов — и никто не усомнился в том, что инициатор тотального уничтожения филиппинской наркомафии способен на такой поступок. Решив покончить с сопротивлением радикалов, Дутерте бросил против них наиболее подготовленные силы национальной полиции. Затем стражам порядка пришли на помощь армейские подразделения.

Когда филиппинские власти получили информацию, что в Марави находится сам Иснилон Хапилон — лидер «Абу Сайяф» и один из самых разыскиваемых в стране радикалов, тут же был отдан приказ во что бы то ни стало захватить или ликвидировать известного экстремиста. Однако против правительственных войск объединились силы двух самых радикальных группировок — самой «Абу Сайяф» и «Мауте». В Марави началась настоящая бойня. К городу были стянуты практически все элитные и боеспособные части и соединения филиппинской армии, включая полк быстрого реагирования, полк филиппинских рейнджеров и бригаду морской пехоты. Вместе с тем, высокопоставленные филиппинские военные отмечают невероятную сложность борьбы с террористами в городских условиях. И это действительно так. В отличие от традиционной линейной войны, сражаться в городе очень сложно. Даже один «стрелок», забаррикадировавшийся в жилом доме или административном здании, отвлекает на себя целый отряд спецназа плюс полицейских и солдат, образующих оцепление. Поэтому хотя в Марави засели лишь несколько сотен боевиков, выбить их правительственные войска пытаются уже третий месяц.

За это время из города бежали тысячи мирных жителей, а их дома оказались разрушенными. Для местного небогатого населения боевые действия — огромный удар по благосостоянию. Кроме того, филиппинские СМИ сообщают о расправах боевиков над мирными жителями. Поведение радикалов заставляет вспомнить о трагедии Сирии и Ирака. Например, представители филиппинских властей не так давно сообщили о найденных обезглавленных телах мирных жителей — несчастные горожане, судя по всему, были казнены членами одной из радикальных группировок.

Кровь и смерть Марави. Удастся ли Дутерте победить «филиппинское ИГИЛ»?

Конечно, филиппинская армия может бросить в бой бронетехнику, артиллерию и авиацию, однако это приведет к неминуемым и очень многочисленным жертвам среди мирного населения. Родриго Дутерте, при всей его крутости, на это идти не хочет. Зато ему удалось добиться невозможного — против «Абу Сайяф» и «Мауте» с правительственными войсками консолидировались вчерашние лютые враги центрального правительства — «сепаратисты» из Национального освободительного фронта моро и даже Исламского освободительного фронта моро, которые сочли, что правительство — «меньшее зло» по сравнению с радикалами из «Абу Сайяф» и «Мауте».

Кроме того, Родриго Дутерте привлек на свою сторону и достаточно многочисленную Новую народную армию Филиппин. Эта военно-политическая организация, вооруженное крыло маоистской Коммунистической партии Филиппин, также на протяжении нескольких десятилетий вела непрекращающуюся гражданскую войну против центрального правительства. Теперь руководители маоистов решили, что лучше объединиться с правительственными войсками для разгрома «общего противника».

Кстати, когда противостояние между «Абу Сайяф», «Мауте» с одной стороны, и филиппинским правительством с другой, вошло в максимально активную фазу, на Филиппины потянулись иностранные «добровольцы» — сначала из соседних стран — Индонезии и Малайзии, а затем и с Ближнего Востока. Появилась даже информация о присутствии в Марави выходцев с российского Северного Кавказа, которые прежде сражались в Сирии против войск Башара Асада, а теперь отправились помогать филиппинским единомышленникам. В филиппинской полиции сообщили, что у убитых боевиков были найдены паспорта целого ряда стран Ближнего Востока и Северной Африки. В Марави приехали граждане Саудовской Аравии, Йемена, Пакистана, Марокко, Малайзии, Сингапура, Индии, Турции.

Однако большинство боевиков все же составляет местная радикальная молодежь — выходцы из моро. Как правило, сторонники «Мауте» и «Абу Сайяф» младше, чем актив НОФМ и ИОФМ — традиционных южнофилиппинских «сепаратистских» организаций. Именно на таких молодых ребят 15-18 лет ориентированы проповеди эмиссаров радикальных организаций, а то, что эти проповеди оказываются успешными, связано с социально-экономической ситуацией на Филиппинах. Высокий уровень безработицы среди молодежи, преступность, наркомания — все эти факторы способствуют уходу многих молодых людей в радикальные организации. И боевики, и правительственные войска несут большие потери.

Кровь и смерть Марави. Удастся ли Дутерте победить «филиппинское ИГИЛ»?

В свою очередь, Родриго Дутерте также опирается на помощь иностранных партнеров. Во-первых, несмотря на его неоднократные антиамериканские заявления, президент Филиппин не стал отказываться от помощи США. Известно, что сведения о боевиках в Марави филиппинским спецслужбам передают американцы — именно их беспилотники наблюдают за ситуацией в городе с воздуха. У Марави находятся офицеры американских спецподразделений, которые не вступают в боевые действия, но оказывают консультационную помощь своим филиппинским коллегам.

Во-вторых, готовность прийти на помощь филиппинскому лидеру выразил Китай, который уже давно поставляет оружие на Филиппины. В-третьих, Дутерте заручился поддержкой еще одного сильного государства региона — Австралии. Наконец, в последнее время Филиппины проявляют все больший интерес к военно-торговому сотрудничеству с Российской Федерацией. Кстати, начало боевых действий в Марави, как известно, совпало с визитом Родриго Дутерте в Москву — и именно из-за разгоревшегося вооруженного конфликта президент Филиппин был вынужден сократить продолжительность своего визита в нашу страну.

Для Дутерте борьба с радикалами превратилась в «дело чести». Судя по всему, он хочет войти в историю Филиппин президентом, освободившим страну от опасных радикальных организаций . Учитывая упрямство и решительность президента Дутерте, не исключено, что это ему действительно удастся.

Примечание: ИГИЛ (ИГ) запрещено в Российской Федерации.

Филиппинский фронт "Исламского государства"*

Филиппинский президент Родриго Дутерте прервал неделю назад очень важный для него официальный визит в Москву и в срочном порядке вернулся на родину. Развернувшиеся на юге Филиппин боевые действия включили эту страну общемировой (но, по-прежнему, не единый) фронт борьбы с международным терроризмом. Борьба центрального правительства с сепаратистскими и исламистскими группировками здесь не прекращалась никогда.

Однако это была локальная вялотекущая война, каких по миру множество. К этому добивалась личная вендетта президента Дутерте против местных наркоторговцев, которых силовые структуры уничтожают без суда и следствия.

Новый фронт халифата

Сейчас ситуация кардинально изменилась. Террористическая группировка "Исламское государство" (запрещена в России) бросила вызов филиппинской государственности, как это уже произошло в Ираке и Сирии.

Здесь ИГ представляет присягнувшая ему на верность не так давно созданная повстанческая группировка "Мауте" (известная также как Dawlah Islamiya Philippines), собравшая под свои черные знамена целый террористический интернационал из представителей стран Юго-Восточной Азии (ЮВА), также арабских стран.

В верности ИГ поклялись и боевики группировки радикальной исламистской группировки "Абу Сайяф", которая воюет против центрального правительства и конкурирующих сепаратистских движений вот уже с 1991 года и помимо этого занимается похищениями людей ради выкупа и наркоторговлей. Понятно, что для "Абу Сайяфа" президент Дутерте стал "врагом номер один".

Очевидно, что Филиппины теперь станут самой "горячей точкой" ЮВА, до тех пока не ИГ не накопит сил, чтобы взорвать ситуацию, например, в Индонезии, в столице которой - Джакарте - в январе прошлого года террористы провели серию дерзких нападений. В Индонезии можно насчитать пару десятков радикальных исламистских групп, присягнувших на верность ИГ.

Битва за Марави

Военное положение на 60 дней на острове Минданао президент Родриго Дутерте ввел 23 мая. Правительственным силам (командующий группировкой генерал Эдуардо Аньо) было поручено "зачистить" мусульманский город Марави (провинция Южный Ланао, население - 200 тысяч), где, по данным разведки, находилось руководство "Мауте" и "Абу Сайяфа". Численность боевиков в городе и окрестностях оценивалась примерно в 500 человек.

За голову лидера "Абу Сайяфа" Инсилона Хапилона США объявили награды в 5 млн долларов. В армейском командовании утверждают, что Хапилон встречался с представителями ИГ из Малайзии и Индонезии для обсуждения перспектив развертывания полномасштабного фронта халифата на филиппинских островах.

Противостояние силовиков и террористов переросло в уличные бои с применением тяжелой бронетехники. Большинство местных жителей бежали в соседний город Илиган, который вскоре был блокирован силами безопасности во избежание проникновения туда боевиков.

К фактическому штурму города подключилась авиация и ударные вертолеты ВВС Филиппин. Более сотни человек погибли, из них примерно 20 мирных жителей. Филиппинские силовики подтвердили гибели 11 военнослужащих и четырех полицейских.

Официальный представитель вооруженных сил Филиппин бригадный генерал Реституто Падилья заявил, что вопреки тому, что говорится в некоторых СМИ и в социальных сетях, военные контролируют почти весь город Марави "за вычетом отдельных районов". Армейские и полицейские подразделения вытесняют боевиков из окрестных деревень.

Что дальше?

Филиппины - страна католическая, лишь 5% населения - мусульмане суннитского толка. Это группа народов моро, основная часть которых живет на юге и юго-западе Минданао. Законом 1989 года здесь была создана автономная мусульманская область в составе Филиппин.

Сепаратисты-моро воюют с Манилой, начиная с 1970-х годов. Здесь действуют Национальный фронт освобождения моро (НФОМ) и Исламский фронт освобождения моро (ИФОМ) и несколько отколовшихся от них военизированных групп сепаратистского толка. Кстати, "Абу Сайяф" тоже откололся в 1991 году от ИФОМ.

Полноценного мира центральное правительство с моро так и не смогло заключить, несомтря на то, что такие попытки предпринимались три раза. Хотя их активность значительно снизилась, когда правительство в 2011 году подписало с ИФОМ временное мирное соглашение.

Такие группы как "Мауте" и "Абу Сайяф" филиппинское правительство не признает и ведет с ними борьбу исключительно на уничтожение. Подчинявшаяся ИГ небольшая группа "Ансар аль Хилафа", по утверждению военных, полностью разгромлена и престала существовать.

Президент Дутерте обратился к представителям всех вооруженных сил "непримиримой оппозиции" с призывом вместе бороться против распространения ИГ на филиппинских островах, предложив создать новое народное ополчение, но с денежным довольствием как в регулярной армии.

"Вы будет нести службу так же как и наши солдаты, за такое же денежное довольствие, с социальной защитой. Мы построим для вас и ваших семей жилье в ваших родных районах", - пообещал он.

Дутерте прекрасно понимает, что несмотря на победоносные заявления, без поддержки моро одолеть исламистов будет крайне сложно, учитывая характер театра военных действий (горы и джунгли), и то, что симпатии многих мусульман на их стороне. Об этом говорят и события в Марави, где "Мауте" и "Абу Саяйф" чувствовали себя свободно. С другой стороны, лидерам оппозиции не выгодно создание на их землях нового филиала халифата.

Если Дутерте не сможет с ними договориться, страна окажется перед перспективой тяжелой затяжной войны, поскольку с добровольцами в этом регионе у ИГ проблем не будет.

*организация запрещена на территории России

Читайте также:

Что стоит за блиц-визитом президента Филиппин в Москву

«Исламское государство» на Филиппинах: кто захватил Марави и строит «халифат» в Азии

Telegram-канал «Lu Man: Взгляд на Восток» рассказывает, как филиппинские исламисты объединились под флагом ИГИЛ1 и какие основные группировки воюют за «Исламское государство»1 на юге Филиппин. В предыдущем материале подробно описана предыстория борьбы мусульман-моро и одной из наиболее воинственных исламистских группировок — «Абу Сайяф».

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии экстремистских и джихадистских организаций. Данный текст не является пропагандой экстремизма и носит исключительно информационный характер. Решением Верховного суда РФ организации «Джемаа Исламия», «Исламское государство» и все присягнувшие на верность его руководству группировки признаются террористическими, а их деятельность — запрещенной на территории Российской Федерации.

Появление «Исламского государства» на Ближнем Востоке позволило большей части разрозненных радикальных террористических групп юга Филиппин объединить свои усилия под единой идеологией.

«Даула Исламия Вилаятул Машрик» (Daulah Islamiya Wilayatul Mashriq, DIWM) стала зонтичной организацией для всех исламистских вооруженных группировок на Филиппинах, которые заявили о своей приверженности ИГ1. Основу созданной в 2015 году DIWM составили группировки: «Абу Сайяф» (ASG), «Мауте», «Бойцы исламского освобождения Бангсаморо» (BIFF) и «Ансар Халифа Филиппинс» (AKP).

Когда командование ИГ в Сирии назначило главой DIWM Иснилона Тотони Хапилона, лидера басиланской фракции группировки «Абу Сайяф», группировка «Мауте» начала использовать название «ИГ-Ланао» (IS-Ranao), чтобы обозначить границы новой, еще не объявленной провинции «Исламского государства», боевики BIFF стали «ИГ-Магинданао» (IS-Maguindanao), а территория Хапилона — «ИГ-Басилан» (IS-Basilan).

Руководство ИГ всех боевиков DIWM объявило «солдатами халифата в Восточной Азии».

Несмотря на то, что эмиром «Исламского государства» на Филиппинах являлся Хапилон, большинство ключевых должностей в DIWM занимали члены семьи Мауте.

Семейный терроризм

Группировка «Мауте» (Maute Group), также известная как «Исламское государство Ланао» (Daulah Islamiyah Ranao) — радикальная исламистская террористическая организация, базирующаяся в провинции Южный Ланао на остове Минданао. Основана около 2012 года братьями Абдуллой и Омаром Мауте путем реорганизации семейной полукриминальной структуры.

В отношении «Мауте» выдвинуты обвинения в терроризме, незаконном хранение оружия, изготовлении взрывчатых веществ, похищении людей, вымогательстве, отмывании денег, незаконной торговле наркотиками.

Члены группировки считаются частью «семьи» джихадистов и соблюдают строгую дисциплину. Иностранные боевики из Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Центральной Азии и, предположительно, китайского Синьцзяна привлекались к участию в DIWM во многом из-за «хорошей» репутации «Мауте».

Когда в декабре 2016 года сирийское руководство поручило Иснилону Хапилону найти район для создания базы ИГ на Филиппинах, он выбрал районы в центре острова Минданао, подконтрольные «Мауте», куда перебазировалась с острова Басилан и его фракция «Абу Сайяф». Различным исламистским группировкам, которые объединились под началом Хапилона и братьев Мауте, удалось захватить и удерживать с мая по октябрь 2017 года город Марави в провинции Южный Ланао, что стало самой продолжительной городской битвой в современной истории Филиппин.

Старший из братьев, Абдулла Мауте (Abdullah Maute), известный под псевдонимом Шейх аль-Мияхад Абу аль-Хассан, получил образование в Иордании. Абдулла прежде состоял в рядах «Исламского освободительного фронта моро» (MILF), как и его младший брат Омар.

Омархаям Мауте (Omarkhayam Maute) был женат на индонезийке Минхати Мадраис (Minhati Madrais), с которой познакомился во время учебы в египетском университете Аль-Азхар, одном из самых престижных и старейших исламских университетов. Родственные связи Омара через жену с регионом Бекаси на Западной Яве, свободное владение индонезийским языком и хорошее знание социальных сетей позволили ему выстроить широкую сеть контактов среди экстремистов и джихадистов по всему миру.

Братья работали на Ближнем Востоке, преподавая в светских школах в Сирии и Объединенных Арабских Эмиратах и изучая исламское богословие.

Омнита Ромато Мауте (Ominta Romato Maute), более известна как Фархана (Farhana Maute), мать братьев Мауте, происходит из влиятельного в центральном Минданао клана Ромато. Благодаря родственным связям она обладала политическим влиянием, социальным капиталом и экономическими ресурсами для создания различных предприятий в Маниле и Минданао. Это позволяло семье Мауте выставлять или поддерживать лояльных кандидатов на выборах в местные органы власти.

Родственники Фарханы были членами «Исламского освободительного фронта моро» (MILF), часть из которых позже присоединилась к группировке «Абу Сайяф». Через свои бизнес-структуры в Сурабае, Индонезия, мать Мауте занималась отмыванием денег, полученных от террористической деятельности, которые затем поступали на Филиппины.

a.k.a. Farhana mother of the Local Terrorists Maute & seven unidentified female personalities were arrested at Brgy Kormatan in Masiu. pic.twitter.com/r6v8ygtz1J

— cauayancitycrimelab (@cauayancitycri2) June 15, 2017

Отец, Каямора Мауте (Cayamora Maute), ранее был старшим должностным лицом в MILF, а затем укрывал террористов индонезийской группировки «Джемаа Исламия» (Jemaah Islamiyah, JI). Каямора был арестован 8 июня 2017 года в городе Давао и скончался в августе того же года по пути в больницу.

Мауте связаны родством с одной из самых уважаемых семей MILF — кланом Мимбантас в Южном Ланао. Алим Абдулазиз Мимбантас (Alim Abdulaziz Mimbantas) когда-то был заместителем председателя «Исламского освободительного фронта моро» и самым доверенным лицом основателя организации Саламата Хашима. Второй женой Алима была Азиса Ромато (Azisa Romato), а Омар и Абдулла — ее двоюродными братьями. Это позволило группировке завербовать по меньшей мере 300 молодых бойцов MILF и членов их семей.

В муниципалитете Бутиг провинции Южный Ланао, а также в соседних Лумбатане, Марогонге, Масиу и Марави были созданы лагеря подготовки боевиков, специалистов по изготовлению бомб, общественных деятелей и религиозных проповедников.

Братья Мауте также активно использовали социальные сети для привлечения студентов и преподавателей Государственного университета Минданао в городе Марави, а также вербовали несовершеннолетних для использования в качестве детей-солдат.

Семья на начальном этапе установила связи с Америлом Като, основателем группировки «Бойцы исламского освобождения Бангсаморо» (BIFF), после чего и была создана «Мауте».

Первой акцией «Мауте» считается нападение на контрольно-пропускной пункт правительственных войска в Мадалуме, Южный Ланао в 2013 году. К этому времени в группировке насчитывалось более 100 боевиков, а необходимую материально-техническую поддержку оказывали иностранные террористы, вероятнее всего из «Джемаа Исламия» (JI).

Под флагом «Исламского государства»

Активную террористическую деятельность группировка «Мауте» развила после 2015 года, объявив о своей приверженности «Исламскому государству», а также пообещала оказывать взаимную поддержку исламистам из «Ансар Халифа Филиппинс».

В февраль-марте 2016 года боевики группировки атаковали военный лагерь и обезглавили захваченных солдат. В апреле та же участь постигла двоих из шести работников лесопилки, похищенных в Бутиге. Работников предварительно одели в оранжевые комбинезоны, чтобы подчеркнуть стиль публичных казней ИГИЛ.

В сентябре группировка «Мауте» совместно с «Абу Сайяф» и «Ансар Халифа Филиппинс» приняла участие в организации взрыва на ночном рынке города Давао на юге Филиппин, в результате которого погибло по меньшей мере 14 человек и еще 70 было ранено.

В ноябре боевики группировки заняли основные муниципальные здания Бутига и подняли над городком черный флаг «Исламского государства». Правительственные войска смогли вернуть контроль над населенным пунктом после нескольких недель боевых действий.

В том же месяце возле посольства США в Маниле было обнаружено самодельное взрывное устройство. Организаторами неудачного теракта были братья Мауте, а непосредственными исполнителями — двое членов «Ансар Халифа Филиппинс».

Основным полем битвы в 2017 году стал исламский город Марави, во время осады которого семья Мауте занимала ключевые позиции в DIWM благодаря своим человеческим, финансовым и политическим ресурсам.

Абдулла был заместителем председателя по военным операциям, Омар — зампредседателя по политическим вопросам. Еще один брат, Мохаммад Хаям Мауте (Mohammad Khayam Maute), руководил разведкой и проведением операций. Их отец, Каямора, и мать, Фархана Мауте, отвечали за финансы, логистику, вербовку и материально-техническое обеспечение. Другие братья также состояли в руководстве DIWM.

Арест Фарханы 9 июня 2017 года в Южном Ланао ударил по логистическим цепочкам и ослабил общественную поддержку террористов в Марави. Абдулла и Омар Мауте были ликвидированы в ходе боев за Марави соответственно в августе и октябре 2017 года.

Весной 2019 года анализ ДНК подтвердил смерть Овайды Бенито Марохомбсара (Owaidah Benito Marohombsar) (известного как Абу Дар), одного из полевых командиров «Мауте» и последнего известного руководителя осады Марави. Он погиб в марте в столкновениях возле города Тубуран в Южном Ланао.

Важно, что Абу Дар был видным религиозным лидером. Избранный в мае-июне 2019 года «исполняющим обязанности эмира» ИГ на Филиппинах Хатиб Хаджан Саваджаан (Hatib Hajan Sawadjaan) из «Абу Сайяф» таким авторитетом не обладает.

4 soldiers dead, Maute leader Abu Dar believed killed in Lanao clash https://t.co/CQAwbm0LPh pic.twitter.com/mpuowkXllA

— CNN Philippines (@cnnphilippines) March 15, 2019

В сентябре 2019 года в городе Батангас за незаконное хранение взрывчатых веществ арестован Джафар Диа Абдул Назер (Jafar Dia Abdul Nazer), также известный как Мухаджир или Дия, который работал в разведке «Мауте» и действовал в Южном Ланао. Его арест подтвердил подозрения экспертов — группировка не прекратила свою деятельность после ликвидации Абу Дара.

Последнее на текущий момент столкновение между боевиками группировки и правительственными войсками произошло 24 января 2020 года в лесу между городами Балиндонг и Пиагапо провинции Южный Ланао.

Считается, что сейчас в рядах «Мауте» состоят около 25 человек, которым помогают около 20 сторонников, однако группировка активно занимаются вербовкой новых боевиков.

«Бойцы» Америла Като

«Бойцы исламского освобождения Бангсаморо» (Bangsamoro Islamic Freedom Fighters, BIFF) — исламская сепаратистская организация, отколовшаяся от «Исламского освободительного фронта моро» (MILF) в 2010 году.

Террористическая группировка активна в основном в провинции Магинданао и в центре острова Минданао. На пике активности группировки ее численность не превышала 500 человек. Считается, что около 40 членов одной из фракций BIFF приняли участие в осаде Марави в 2017 году.

Основатель группировки, Америл Умбра Като (Amеril Umbra Kato), пройдя обучение в Исламском университете имама Мухаммада ибн Сауда (IMSIU) в Эр-Рияде, Саудовская Аравия, в 1985 году присоединился к «Исламскому освободительному фронту моро», где занимал командные должности. В 2008 году порвал с MILF, так как был категорически не согласен с решением руководства о создании автономии на юге Филиппин вместо борьбы за полную независимость. В декабре 2010 года Като сформировал BIFF из бывших бойцов MILF.

На протяжении многих лет Като работал в тесном контакте с лидером группировки «Абу Сайяф» Хадаффи Джанджалани, самым разыскиваемым малайским террористом Зулькифли Абдхиром, известным как Марван, ключевыми подозреваемыми в организации крупных терактов на Бали в 2002 году индонезийцами Умаром Патеком и Дулматином, а также другими иностранными террористами, которым всегда был готов оказать помощь и укрытие.

В начале 2014 года группировка заключила союз с «Национально-освободительным фронтом моро» (MNLF) — но уже летом того же года боевики BIFF присягнули на верность Абу Бакру аль-Багдади, став частью ИГ на Филиппинах.

Америл Умбра Като умер 14 апреля 2015 года от сердечного приступа на фоне пневмонии, и в том же году BIFF распалась на три фракции. Одну возглавил Имам Бонгос, другую — Каги Кариалан, а третью — Тамбако.

Еще при жизни Като от BIFF откололась группа численностью около сотни боевиков, известная как «Объединенное исламское движение за справедливость» (United Islamic Movement for Justice, UIMJ, иногда именуется Justice for Islamic Movement, JIM). Возглавил их Мохаммад Али Тамбако (Mohammad Ali Tambako), бывший полевой командир BIFF и радикальный мусульманский священнослужитель, получивший образование на Ближнем Востоке.

После смерти Като лидером BIFF был назван глава политического отдела Исмаэль Абубакар (Ismael Abubakar) по прозвищу Имам Бонгос, также ранее занимавший руководящие посты в MILF. Абубакар учился на Ближнем Востоке и считался экспертом в области исламского права. Новый лидер наладил более тесную связь с группировкой «Мауте» и сторонниками ИГ, открыто объявив о приверженности «Исламскому государству» в августе 2015 года.

Этот шаг привел к очередному расколу. Родственник Америла Като, старший командир Имам Минимбанг (Imam Minimbang), более известный как Каги Кариалан, вывел свою фракцию (около 50 человек) из-под командования Абубакара, у которого осталось примерно 100 боевиков.

При этом во фракции Бонгоса нашлись сторонники еще более жесткой исламистской линии, которые сформировали крыло «Джамаатул аль-Мухаджирин валь-Ансар» (Jamaatul al-Muhajireen wal-Ansar), избрав лидером Абдулмалика Эсмаэля (Abdulmalik Esmael), известного под псевдонимом Абу Тораифе. На сегодня это самая радикальная фракция BIFF.

Несмотря на раздробленность, BIFF по-прежнему является одной из самых активных террористических группировок в Юго-Восточной Азии. В начале июня текущего года в ходе столкновения в муниципалитете Ламбайонг в провинции Султан-Кударат на острове Минданао были уничтожены пять и получили ранения девять террористов BIFF. При этом в плен удалось взять 14 боевиков, включая Тугали Гуиамала Галмака (Tugali Guiamal Galmak), одного из руководителей группировки.

AKP — главный связной в «джихадистском интернационале»

«Ансар Халифа Филиппинс» (Ansar Khalifa Philippines, также Ansarul Khilafah Philippines, AKP) — военизированная исламистская группировка численностью 20-50 человек, первоначально базировавшаяся в провинции Сарангани на юге острова Минданао. Боевики AKP занимались незаконными поставками вооружений в Индонезию, а также принимали участие в боях за Марави в 2017 году.

AKP появилась в 2014 году в результате слияния «Ансар Халифа Сарангани» (Ansar Khalifah Sarangani) с более мелкими проигиловскими радикальными группами. В августе 2015 года «Ансар Халифа Филиппинс» выпустила видео с присягой верности главарю «Исламского государства».

Основал группировку Мохаммад Джаафар Магуид (Mohammad Jaafar Maguid) по прозвищу Токбой или Абу Шарифа (Abu Sharifa), бывший боец группы специальных операций MILF под командованием Америла Умбра Като. В 2008 году Токбой покинул MILF, как и Като. По некоторым данным, обучался изготовлению бомб у известного малайского террориста Марвана.

Постепенно Абу Шарифа перенес основную деятельность AKP в муниципалитет Палимбанг провинции Султан-Кударат, сохранив сторонников в Сарангани. Особенно преуспел он в вербовке через соцсети студентов различных вузов в городе Генерал-Сантос провинции Южный Котабато, а также в провинции Северный Ланао, обещая им продвинутую религиозную подготовку.

Мохаммад Джаафар Магуид был ликвидирован 5 января 2017 года в ходе совместной спецоперации филиппинской разведки и полиции в провинции Сарангани. Несколько недель спустя новый руководитель группировки, Абдулла Нилонг (Abdullah Nilong), был арестован полицией в Южном Котабато. В октябре 2018 года Бассир Сахак (Bassir Sahak), очередной глава AKP, был уничтожен в ходе столкновения с правительственными войсками в муниципалитете Маасим провинции Сарангани.

Среди всех исламистских группировок на Филииппинах AKP, обычно не особо привлекающая внимание СМИ, обладает самыми тесными связями с боевиками «Исламского государства» на Ближнем Востоке.

Два человека оказались ключевыми в вопросе установления и поддержания контактов с «Исламским государством». Один из них — Мохаммад Реза Кирам (Mohammad Reza Kiram), также известный как Абдулрахман, второй — индонезиец Ахмад Сайфулла Ибрагим (Ahmad Saifullah Ibrahim) по прозвищу Ибрагим Али или Сучипто (Sucipto).

Через Сучипто AKP установила связь с исламистской организацией «Моджахеды Восточной Индонезии» (Mujahidin Indonesia Timur, MIT), а также напрямую с «Катибой Нусантарой» (Katibah Nusantara), боевым подразделением ИГ в Сирии, состоящим в основном из уроженцев Малайзии и Индонезии, а также Филиппин и Сингапура.

Этнический таусуг, специалист по изготовлению бомб, Мохаммед Реза Кирам в 2014 году занимался подготовкой новобранцев «Ансар Халифа Филиппинс», после чего отправился в Сирию через Японию, став еще одним связным Токбоя с «Исламским государством».

Известно также, что AKP поддерживала отношения с Робертом «Мусой» Серантонио (Robert "Musa" Cerantonio), австралийским исламским ученым и сторонником ИГИЛ.

«Ансар Халифа Филиппинс» совместно с «Мауте» и «Абу Сайяф» принимала участие в организации крупного теракта на рынке в Давао в сентябре 2016 года.

В ноябре 2016 года два члена AKP заложили бомбу в мусорное ведро возле посольства США в Маниле. Считается, что за попыткой теракта стояла группировка «Мауте». Бомба не взорвалась.

Группировка также сотрудничала с «Абу Сайяф» в похищениях людей с целью выкупа, включая неудачную попытку захвата туристов на островах Висайя, закончившуюся крупным столкновением с правительственными войсками в провинции Бохоль в апреле-мае 2017 года.

Последнее время «Ансар Халифа Филиппинс» не проявляет активности. Учитывая прочные связи с джихадистами в регионе, особенно в Индонезии и Малайзии, некоторые члены группировки, вероятно, временно перешли в другие исламистские организации, выступая связующим звеном между ними, а часть боевиков образовали «спящие ячейки». Специалисты отмечают, что члены AKP по-прежнему поддерживают контакты и могут в любой момент восстановить структуру.

Новая тактика?

Спустя три года после осады Марави основные группировки продолжают действовать в Минданао под знаменами ИГ. Текущим главой «Даула Исламия Вилаятул Машрик» (DIWM) признан Хатиб Саваджаан, лидер фракции «Абу Сайяф», базирующейся на острове Холо в провинции Сулу. Филиппинские исламисты по-прежнему получают поддержку от иностранных боевиков в виде обучения, финансирования, поставок вооружения и взрывчатки.

Несмотря на разгром «Исламского государства» на Ближнем Востоке и смерть ключевых лидеров «Абу Сайяф» и «Мауте», остатки DIWM смогли перестроиться после поражения в Марави и возобновить террористическую деятельность. Сокращение количества боевиков привело к смене тактики: группировки больше не делают упор на контроль территорий, полагаясь больше на организацию громких террористических актов с использованием террористов-смертников — ранее эта практика была не очень распространена на Филиппинах.

1 Организация запрещена на территории РФ.

«Абу Сайяф»: самая жестокая террористическая группировка на Филиппинах

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии экстремистских организаций. Данный текст не является пропагандой экстремизма и носит исключительно информационный характер.

Автор Telegram-канала «Lu Man: Взгляд на Восток» рассказывает, почему юг Филиппин превратился в зону постоянного конфликта и как этим пользуются радикальные исламисты Юго-Восточной Азии на примере одной из самых воинствующих группировок — «Абу Сайяф», также известной как «Исламское государство1 — вилайят Восточная Азия».

Филиппины стали одной из стран с наибольшим количеством террористических организаций, появившихся за последние десятилетия, а юг страны называют «убежищем для террористов».

Проблемный треугольник, где сходятся границы Филиппин, Индонезии и Малайзии, представляет собой «серую зону», плохо контролируемую государственными властями. Изрезанные береговые линии множества архипелагов и проницаемые границы делают регион уязвимым для трансграничной преступной деятельности, включая пиратство, похищения людей, контрабанду товаров, наркотиков и оружия. Такое географическое положение в сочетании с перманентным вооруженным конфликтом и крайней бедностью местного населения является основной причиной, по которой террористические группировки создают базы и развивают активную деятельность на юге Филиппин.

Террористические операции и государственные военные контрмеры усугубляют религиозную и этническую напряженность между основным христианским населением страны и мусульманским меньшинством. За десятилетия конфликта многие беженцы с юга Филиппин осели в соседних регионах Малайзии (штат Сабах) и Индонезии (Северный Калимантан). Находясь там обычно на полулегальных основаниях при отсутствии доступа к основным социальным благам, они становятся хорошим ресурсом для вербовки в исламистские и криминальные структуры, что расширяет зону активности террористических группировок.

Моро и национально-освободительное движение на юге Филиппин

Испанские колонизаторы назвали филиппинских мусульман моро (мавры). Мусульмане, которые традиционно населяли острова Минданао, Басилан, Палаван, а также архипелаг Сулу и Тави-Тави на юге Филиппин идентифицируют себя как бангсаморо. Малайское слово «бангса», означающее народ или нацию, призвано подчеркнуть отдельный статус моро и претензию на собственную государственность.

Моро являются суннитами шафиитского мазхаба и объединены в 13 этнолингвистических групп общей численностью около 5 миллионов человек, что составляет примерно 5% населения страны. Проживают в основном на островах Сулу, Басилан и юго-западе Минданао.

Первые султанаты на юге Филиппин возникли в XV веке и были исторически связаны с мусульманскими государствами современных Малайзии и Индонезии. Во времена наибольшего могущества султанат Сулу контролировал провинции Басилан, Палаван, Сулу, Тави-Тави, восточную часть малайзийского штата Сабах (бывшее Северное Борнео) и северную часть индонезийского Калимантана.

Моро вели войны за независимость с испанцами при поддержке Великобритании, а затем с американцами, когда Испания уступила свою колонию США. После деколонизации Филиппин часть моро стали рассматривать борьбу против Манилы как продолжение 400-летнего национально-освободительного движения.

Объединяющим фактором для филиппинских мусульман послужило уничтожение в 1968 году вооруженными силами Филиппин своего спецподразделения коммандос «Джабида», набранного из моро. Предположительно, 180 молодых таусугов из Сулу, прошедших спецподготовку, должны были участвовать в секретной военной операции по вторжению в малазийский штат Сабах в рамках операции «Мердека», но по какой-то причине они отказались выполнять приказы, за что были убиты от 11 до 68 бойцов.

Событие имело общественный резонанс, обострив и без того натянутые отношения между мусульманами и христианами, что привело к созданию «Движения за независимость мусульман» (MIM), на основании которого затем был сформирован «Национально-освободительный фронт моро» (MNLF) и отколовшийся от него «Исламский освободительный фронт моро» (MILF).

Спустя несколько десятилетий вооруженной борьбы правительство и MILF добились ратификации Основного закона Бангсаморо (BOL), на основании которого был сформирован «Автономный регион Бангсаморо в Мусульманском Минданао» (BARMM), одобренный на двух региональных плебисцитах в январе и феврале 2019 года. Создание BARMM должно положить конец затяжному конфликту на юге Филиппин.

Важно учитывать, что борьба большинства моро всегда носила национально-освободительный, а не религиозный характер.

История группировки «Абу Сайяф»

В середине 1970-х годов исламский фундаментализм начал распространятся среди филиппинских мусульман, после того как у них появилась возможность проходить обучение на Ближнем Востоке, особенно в Ливии, Ираке и Саудовской Аравии. Некоторые священнослужители Центрального и Западного Минданао воспользовались грантами и после нескольких лет обучения вернулись на Филиппины, организовав группы, пропагандирующие идеи радикального ислама.

Одним из таких студентов был Абдураджак Абубакар Джанджалани (Abdurajak Abubakar Janjalani), который получил ученую степень в Египте и затем изучал теологию и арабский язык в Ливии, Сирии и Саудовской Аравии, где познакомился с идеями ваххабизма. По возвращении на Филиппины он присоединился к мусульманскому фундаменталистскому движению «Аль Исламик Таблиг» (Al Islamic Tabligh), действовавшему в его родной провинции Басилан.

В конце 1980-х Джанджалани отправился в Пакистан, где встретился и подружился с Усамой бен Ладеном, который и помог ему организовать группировку «Абу Сайяф» (Abu Sayyaf, ASG). По некоторым данным, воевал в Афганистане против Советского Союза.

Джанджалани находился под сильным влиянием Адбулы Расула Сайяфа (Adbul Rasul Sayyaf) — лидера афганских моджахедов и исламского профессора. Идеи Сайяфа привели Джанджалани к созданию в начале 1990-х радикальной вооруженной организации, целью которой была борьба за установление исламского государства на юге Филиппин. Организация стала известна как группировка «Абу Сайяф», названная Джанджалани в честь своего наставника.

В 1991 году «Абу Сайяф» откололась от «Национально-освободительного фронта моро» (MNLF) после того, как MNLF заключила соглашение с правительством Филиппин об учреждении «Автономного района в мусульманском Минданао» (ARMM). Для ASG мирное соглашение между MNLF и филиппинским правительством было «предательством четырех веков борьбы бангсаморо».

Идея Джанджалани заключалась в создании «высокоорганизованной, систематизированной и дисциплинированной организации». Для этого он привлек молодых и высокообразованных мусульманских лидеров, которые изучали исламское богословие в Саудовской Аравии, Ливии, Пакистане и Египте. При Джанджалани существовал «Исламский исполнительный совет», который состоял из 15 амиров и выступал в качестве основного органа планирования и осуществления операций ASG. В рамках совета действовали два специальных комитета.

Основная цель «Абу Сайяф» заключается в создании путем вооруженной борьбы «независимого исламского теократического государства Минданао», где мусульмане следовали бы «исламу в его самой чистой и строгой форме». Для этого каждый член ASG должен был достичь наивысшего уровня религиозных и политических обязательств посредством жесткой радикализации.

В 1994 году, чтобы получить финансовую поддержку от других террористических группировок на Ближнем Востоке, «Абу Сайяф» была временно переименована в «Аль-Харакат Аль-Исламия» (Al-Harakat Al-Islamiyah, AHAI).

Джанджалани также установил связи с Рамзи Юсефом, одним из лидеров «Аль-Каиды»1 (запрещена в РФ), причастным к организации атаки на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года. В 1991-92 годах Юсеф несколько раз посещал Филиппины, а в 1994 году проводил обучение боевиков ASG.

Связи «Аль-Каиды» и «Абу Сайяф» ослабли в середине 1990-х после того, как Пакистан арестовал Юсефа, а Филиппины обнаружили, что «Аль-Каида» оказывает финансовую поддержку ASG через шурина Усамы бен Ладена, Мохаммеда Джамала Халифу, и закрыли ему въезд в страну.

В 1998 году объединенные силы военных и полиции убили Абдураджака Джанджалани, после чего «Абу Сайяф» раскололась на две фракции: одна во главе с братом Абдураджака, Хадаффи Джанджалани (Khadaffy Janjalani), на острове Басилан, и вторая, возглавляемая Галибом Андангом (Galib Andang), известным как Командующий «Робот», на архипелаге Сулу. Без единого лидера ASG превращается в сеть различных вооруженных группировок с собственными амирами.

Раздробленность, ухудшение дисциплины и потеря финансирования со стороны «Аль-Каиды» подтолкнули ASG к переходу от террористической деятельности к похищениям людей ради получения выкупа, что стало основным источником средств для приобретения необходимых ресурсов и выживания группировки.

После Атаки 11 сентября США признали «Абу Сайяф» иностранной террористической организацией, что стало основной причиной развертывания американских войск в Минданао для оказания помощи и подготовки вооруженных сил Филиппин к борьбе с терроризмом. Но запущенная в 2002 году совместная операция «Несокрушимая свобода» привела к зачистке большинства лидеров полуавтономных групп, что позволило Хадаффи Джанджалани установить контроль над всей ASG.

Хаддафи попытался возродить «Абу Сайяф» и вернуть группировку на путь создания исламского государства на юге Филиппин, переориентировав ее на проведение идеологически мотивированных крупномасштабных террористических атак

В это время из Индонезии на юг Филиппин прибыли два специалиста по бомбам из радикальной исламистской организации «Джемаа Исламия» (Jemaah Islamiyah, JI, запрещена в РФ) — Умар Патек (Umar Patek) и Дулматин (Dulmatin), которые были ключевыми подозреваемыми в организации крупных терактов на Бали в 2002 году. «Абу Сайяф» согласилась укрыть индонезийских террористов, за что они обучили нескольких членов ASG технике изготовления бомб.

Связи между ASG и JI привели к ряду масштабных террористических актов на Филиппинах: взрыв в международном аэропорту Давао в 2003 году, взрыв парома Superferry 14 в 2004 году и взрывы на День Святого Валентина в 2005 году, которые продемонстрировали, что ASG способна проводить нападения за пределами своих традиционных территорий в сотрудничестве с «Движением Раджи Солимана» (Rajah Soliman Movement, RSM), группой новообращенных мусульман, базирующихся в Маниле и некоторых провинциях на Лусоне. Основанная Ахмедом Сантосом (Ahmed Santos), христианином, принявшим ислам, RSM действовала при организационной, финансовой и идеологической поддержке ASG.

Взрыв парома Superferry 14 в феврале 2004 года, в результате которого погибло 116 человек и еще 300 получили ранения, стал самым смертоносным террористическим нападением на Филиппинах и крупнейшим в мире террористическим актом на море.

#OnThisDay 2004 Philippines ferry SUPERFERRY 14 sank after an Abu Sayyaf terrorist bombing killed 116 including six children under 5 and nine between 6 and 16 including six students sent by schools in northern Mindanao to compete in a journalism contest #MaritimeHistory pic.twitter.com/RpZgXHlWsl

— WatkinsMarine (@WatkinsMarine) February 28, 2020

Смерть Хаддафи Джанджалани в декабре 2006 году и гибель Джаинала Антела Сали (Jainal Antel Sali) в январе 2007-го привели к потере центрального руководства, внутреннему расколу и ухудшению отношений между командирами. Как следствие — «Абу Сайяф» очередной раз отходит от терроризма и переключается на ведение преступной деятельности, похищая людей ради выкупа.

Появление ИГИЛ1 («Исламское государство», запрещено в РФ) на Ближнем Востоке послужило толчком к консолидации части фракций ASG и способствовало объединению с другими разрозненными исламистскими группами на Филиппинах под единым идеологическим флагом. С 2014 года члены «Абу Сайяф» получали боевой опыт в Сирии и Ираке, воюя на стороне «Исламского государства».

ASG возобновила активную деятельность по созданию исламского государства на юге Филиппин в 2017 году, когда группировке под командованием Иснилона Тотони Хапилона удалось захватить и удерживать с мая по октябрь город Марави в провинции Южный Ланао на острове Минданао. Осада Марави стала самой продолжительной городской битвой в современной истории Филиппин.

Остальные филиппинские джихадистские структуры, в частности связанная с ИГИЛ «Группа Мауте» (Maute Group; известна также как «Исламское государство Ланао», запрещено в РФ), поддержали ASG в битве за Марави. Исламисты называли свое государство, которое они стремились создать на юге Филиппин, «Вилайят Восточная Азия» или «Вилайя аль-Филибин» (Wilayah al-Filibin).

В боях приняли участие более 100 иностранных боевиков ИГИЛ, в основном из Индонезии и Малайзии, а также Пакистана, Бангладеш и Ближнего Востока. Захват Мосула боевиками ИГИЛ в 2014 году использовался ASG в качестве образца при организации операции в Марави.

Пятимесячная битва за Марави привела к гибели более 1100 человек, в том числе примерно 900 боевиков, включая основных лидеров джихадистов — Иснилона Хапилона и братьев Омара и Абдуллы Мауте, около 1,1 миллиона гражданских лиц стали вынужденными переселенцами. Военное положение на острове Минданао сохранялось до конца 2019 года.

Из недавних операций «Абу Сайяф» примечательна атака 28 июня 2019 года, когда двое смертников совершили самоподрыв у временного лагеря подразделения по борьбе с терроризмом филиппинской армии в Сулу, в результате чего погибли пять солдат и несколько человек получили ранения. Тест ДНК подтвердил личность одного из нападавших, 23-летнего Нормана Ласуки, родившегося в провинции Сулу, который стал первым известным филиппинским террористом-смертником.

Организационная структура и лидеры

«Абу Сайяф» — одна из самых малочисленных и самых радикальных террористических группировок на Филиппинах. Численность боевиков колеблется в зависимости от успехов террористической деятельности и финансовых возможностей, но в среднем составляет около 400 человек.

ASG не является однородной организацией, а разбита на многочисленные фракции и полуавтономные группы. Основная часть сил базируется в провинциях Сулу и Басилан и, в меньшей степени, в городе Замбоанга и провинции Тави-Тави. В подобной организационной структуре сублидеры обладают большой свободой действий, включая право формировать новые более мелкие подгруппы, с возможностью осуществлять операции по своему усмотрению.

Децентрализованная структура, при которой подгруппы могут создавать тактические альянсы с другими группировками или криминальными элементами на время проведения операций, позволяет ASG устраивать резонансные террористические акты не только в Минданао, Басилане или Сулу, но и в других частях страны.

В то же время различные подгруппы «Абу Сайяф» имеют смешанные цели — от продвижения идей исламского фундаментализма до простого бандитизма. Некоторые командиры больше заинтересованы в деньгах от похищения людей, нежели построении отдельного исламского государства.

По мнению ряда экспертов, AGS превратилась в «гибридную насильственную группу», которая сочетает элементы как обычной преступной организации, так и полноценной террористической группировки, переключаясь между «режимами» сообразно сложившимся обстоятельствам. Криминальные методы очень важны для существования и оперативных возможностей «Абу Сайяф», вместе с тем террористическая тактика оказалась крайне успешной в криминальной деятельности.

Сейчас ASG разделена на две основные фракции. Первая базируется на острове Сулу, возглавляет ее Радулан Сахирон. Вторая фракция размещается на острове Басилан, ее лидером считается Фуруджи Индама (Furuji Indama), преемник Иснилона Хапилона, убитого в октябре 2017 года в Марави.

После нападения 27 января 2019 года на собор в городе Холо провинции Сулу филиппинские военные обнаружили, что существует активная подгруппа ASG под названием «Аджанг-Аджанг» (Ajang-Ajang, в переводе с таусугского — «сироты»), ранее занимавшаяся только похищением людей с целью выкупа. «Аджанг-Аджанг» состоит из молодого поколения боевиков, которые являются братьями и сыновьями умерших членов ASG.

Иснилон Тотони Хапилон (Isnilon Totoni Hapilon) — один из самых известных руководителей «Абу Сайяф», возглавлявший басиланскую фракцию. С 1985 по 1994 годы Хапилон был членом «Национально-освободительного фронта моро» (MNLF). Владел арабским и английским языком и, возможно, посещал Саудовскую Аравию и Малайзию.

23 июля 2014 года появилось видео на YouTube, в котором Иснилон Хапилон и группа неопознанных мужчин заявили о своей преданности «Исламскому государству» и его лидеру Абу Бакру аль-Багдади.

В январе 2016 года руководство террористов в Сирии утвердило Хапилона лидером ИГ1 в Юго-Восточной Азии, а несколько других филиппинских экстремистских группировок в Минданао заявили о своей приверженности ИГ. В декабре того же года ближневосточное командование ИГИЛ поручило Хапилону найти район для создания базы ИГ на Филиппинах. Для этого басиланская фракция ASG перебралась в центральный Минданао и попыталась объединить другие поддерживающие ИГИЛ террористические группировки под командованием Хапилона, что привело к захвату города Марави в мае 2017 года.

Погиб Иснилон Тотони Хапилон 16 октября 2017 года в боях за Марави.

Хатиб Хаджан Саваджаан (Hatib Hajan Sawadjaan) является «исполняющим обязанности эмира» ИГИЛ на Филиппинах.

В прошлом состоял в рядах «Национально-освободительного фронта моро» (MNLF), покинул организацию в 1992 году вместе с Радуланом Сахироном, чтобы присоединиться к ASG. Саваджаан стал членом базирующейся в Сулу фракции под руководством Сахирона, но позже вышел из-под его командования из-за нежелания последнего укрывать иностранных боевиков.

Сейчас Саваджаан контролирует пять или шесть подгрупп «Абу Сайяф» с общей численностью приблизительно 100 боевиков на острове Холо архипелага Сулу. Сообщалось, что сторонники ИГ на Филиппинах созвали встречу в мае-июне 2019 года и официально избрали Саваджаана своим лидером.

Считается, что он предоставлял убежище иностранным террористам и исламистским экстремистам, в том числе индонезийской паре, которая в январе 2019 года совершила взрывы в Кафедральном соборе в городе Холо, в результате чего погибли по меньшей мере 23 человека. Атака была организована группой «Аджанг-Аджанг» под руководством Саваджана.

Радуллан Сахирон (Radullan Sahiron) — один из наиболее опытных лидеров «Абу Сайяф», который ведет борьбу на юге Филиппин с 1970-х годов и возглавляет фракцию, базирующуюся в провинции Сулу.

Сахирон был назван лидером ASG в 2006 году, после смерти Хадаффи Джанджалани. Ранее он занимал несколько руководящих должностей, в частности еще в 1999 году был одним из 14 членов консультативного совета «Абу Сайяф». Он также выполнял функции военного командира и в свое время руководил по меньшей мере 1000 боевиками.

Считается, что Сахирон и его фракция не являются сторонниками ИГ и по-прежнему привержены идеи построения собственного исламского государства на юге Филиппин.

Связи с криминалом и местными политиками

Основным преимуществом «Абу Сайяф» является создание сети внешних альянсов с различными криминальными группами и местными политиками, что сильно расширяет операционные возможности ведения террористической и преступной деятельности.

Криминал помогает террористам успешно проводить похищения людей и скрываться от правительственных войск. ASG использует различные преступные группы в качестве «рабочих лошадок», которые проводят наблюдение за предполагаемыми целями, иногда сами осуществляют захват заложников или выступают в качестве переговорщиков.

Известны случаи, когда криминальные элементы самостоятельно проводили всю операцию по захвату заложников, после чего «Абу Сайяф» оставалось только забрать людей в условленном безопасном месте и требовать выкуп. Жестокость террористов увеличивала вероятность успешного для захватчиков исхода сделки.

Криминальные организации могут привлекаться для закупки оружия и взрывчатых веществ. Поскольку преступные группы свободнее перемещаются и часто контролируют городские районы, не привлекая лишнего внимания, они более эффективны при обеспечении безопасных убежищ и материально-технической поддержки террористов.

Китайская триада «14K» (十四K) занималась контрабандой оружия для «Абу Сайяф» и сотрудничала с группировкой в передаче и отмывании денег за заложников, получая процент от выкупа.

Некоторые местные политики защищают лидеров и членов «Абу Сайяф», так как, предположительно, имеют выгоду от преступной деятельности группировки и причастны к похищениям людей, пытаясь таким образом поправить свои финансовые возможности и общественный авторитет для ведения политической кампании. Отмечено, что случаи похищения людей в Западном Минданао, Басилане и Сулу учащаются в преддверии национальных или местных выборов. Дело в том, что местные политики являются наиболее предпочтительными участниками переговоров по освобождению заложников из-за их связей с ASG, но широко распространено мнение, что недобросовестные политики получают «откаты» с выкупа.

Местные политики также нанимают членов «Абу Сайяф» в качестве своих «частных ополченцев».

В отсутствии финансирования со стороны иностранных террористических организаций ASG меняет свою стратегию и тактику, что позволяет ей сохранять устойчивость, используя комбинирование террористических и криминальных методов. Группировка также имеет надежную сеть поддержки, альянсы с криминалом и другими вооруженными организациями, а также сотрудничает с иностранными террористами. Благодаря своей агрессивной и эффективной криминальной деятельности «Абу Сайяф» успешно добывает средства для существования и проведения террористических и преступных операций.

Источники финансирования

На начальном этапе финансовую поддержку «Абу Сайяф» оказывала «Аль-Каида», отношения с которой были установлены после встречи Джанджалани с Усамой бен Ладеном в Пакистане в конце 1980-х или начале 1990-х годов.

Также считается, что «Международная организация исламской помощи» (IIRO) финансировала группировку «Абу Сайяф». В середине 1990-х годов Махмуд Абд-аль-Джалиль Афиф (Mahmud Abd al-Jalil Afif), один из главных сторонников ASG, руководил IIRO на Филиппинах, передавая деньги террористическим группам.

«Абу Сайяф» получала финансирование и материально-техническую поддержку через сеть джихадистских групп, включая «Джамаат-и-Ислами» (Jamaat-e-Islami, запрещена в РФ), «Хизбул Муджахидин» (Hizbul-Mujahideen) в Пакистане, «Хизб-и-Ислами Гулбуддин» (Hizb-i-Islami Gulbuddin) в Афганистане, «Аль-Гамаа аль-Исламийя» (Al-Gama'a al-Islamiyya, запрещена в РФ) в Египте и ряд других.

Особые отношения связывают «Абу Сайяф» и группировку «Джемаа Исламия». Последняя оплачивает укрытие на юге Филиппин своих боевиков, которые также оказывают помощь ASG в обучении боевиков и изготовлении бомб.

Сегодня основным источником финансирования «Абу Сайяф» является похищение людей с целью получения выкупа. Наиболее громкие нападения связаны с захватом и казнью иностранцев, в том числе западных миссионеров и туристов. Также группировка ориентирована на местных бизнесменов, богатых граждан и политиков. Примечательно, что у последних члены группировки нередко служат телохранителями.

Помимо этого, ASG занимается вымогательством, собирая «налоги» с бизнеса и местных жителей, а также предлагает «защиту» предпринимателям. Причастна группировка к выращиванию марихуаны на архипелаге Сулу, контрабанде оружия, подделке товаров, незаконному обороту наркотиков.

Важное место занимает пиратство и терроризм на море. Сторонники и члены «Абу Сайяф» принадлежат обычно к семьям рыбаков, поэтому хорошо знакомы с морским делом и особенностями географии в районе островов Сулу, Тави-Тави и Басилан.

Стоит учесть, что пиратство исторически широко распространено на юге Филиппин в морях Сулу и Сулавеси и не считается чем-то особо плохим. Пираты обычно нацелены на небольшие рыболовецкие, пассажирские и транспортные суда, поэтому большинство инцидентов не учитываются в официальной статистике. В основном нападающие стремятся захватить личные вещи, груз или уловы рыбаков, но также иногда берут заложников ради выкупа.

В январе 2017 года, за несколько месяцев до боев в Марави, центральное командование ИГИЛ в Сирии направило около 2 млн долларов аффилированным группировкам на Филиппинах, прежде всего ASG, что позволило им привлечь потенциальных бойцов в свои ряды, обещая новобранцам выплачивать по 300-400 долларов в месяц и обеспечить огнестрельным оружием.

Средства, полученные от преступной деятельности «Абу Сайяф», идут на приобретение вооружения, боеприпасов, взрывчатых веществ и скоростных катеров, необходимых для организации похищений людей или террористических атак.

Человеческие ресурсы

«Абу Сайяф» традиционно вербует молодых мусульман из клановых и семейных групп беднейших южных островов Филиппин, главным образом в районе Минданао и архипелага Сулу. Время от времени группировка также привлекает иностранных боевиков, в том числе индонезийских и малайзийских джихадистов.

На островах Сулу, Тави-Тави и Басилан бедные родители предлагают своим сыновьям добровольно вступить в ASG в обмен на ежемесячные поставки продовольствия и финансовую помощь. Новобранцы в первую очередь мотивированы обещанием денег и статуса.

Еще одним источником пополнения рядов «Абу Сайяф» являются отколовшиеся члены других военизированных организаций юга Филиппин, которые не согласны с умеренной позицией своих лидеров.

«Аль-Каида» и «Джемаа Исламия» обучали членов ASG партизанской войне, проведению боевых операций и изготовлению бомб. До войны 2001 года члены группировки время от времени проходили подготовку в Афганистане. С 2014 года часть боевиков «Абу Сайяф» получила опыт ведения боевых действий и организации террористических атак на Ближнем Востоке в составе ИГИЛ.

Большинство фракций ASG также предоставляют убежище иностранным боевикам-джихадистам.

Важной особенностью «Абу Сайяф», несмотря на небольшое количество бойцов, является ее способность при необходимости (как правило, в случае попадания в засаду) получать поддержку лояльного населения. Так как основные силы ASG состоят из выходцев данного региона, группировка регулярно оказывает помощь местным общинам. В свою очередь, эти общины обеспечивают защиту и убежище для террористов, а также предоставляют важную материально-техническую поддержку — огнестрельное оружие, взрывчатые вещества и боеприпасы.

«Абу Сайяф» чрезвычайно эффективна в провинциях Басилан и Сулу, благодаря владению местностью и поддержке со стороны местного населения, а также криминала и других вооруженных групп, действующих в этом регионе. Большую помощь получают бойцы ASG, когда находятся возле территорий, подконтрольных «Национально-освободительному фронту моро» (MNLF) и «Исламскому освободительному фронту моро» (MILF). Хотя «Абу Сайяф» не имеет прямых связей с этими организациями, большинство членов группировки имеют родственников в MNLF или MILF, которые могут помогать друг другу из-за племенных, клановых и культурных факторов.

Примечательно, что такие родственные связи распространяются за пределы Филиппин, так как за годы конфликта многие моро были вынуждены бежать в сопредельные регионы соседних стран. Это позволило ASG организовать трансграничную преступную деятельность и проводить похищения людей за пределами своей традиционной зоны влияния.

Малайзия считает, что некоторые деревни на воде в Сабахе служат убежищем для филиппинских террористов, а также временной базой для похищенных жертв перед вывозом на Филиппины, так как здесь их никто не станет искать. В ноябре 2018 года полиция Малайзии арестовала восемь экстремистов в Путраджае и Сабахе. Семеро из подозреваемых были гражданами Филиппин, один — член «Абу Сайяф», который занимался вербовкой детей для использования их в качестве «живого щита» в боях с правительственными войсками.

«Абу Сайяф» является наглядным примером симбиоза преступности и терроризма

Потеря сильных лидеров, а также ограничение связей с международными террористическими организациями приводит к большей криминализации группировки, отходу от террористической деятельности и радикальных идей. Вместе с тем поддержка преступных кругов, некоторых местных политиков и части лояльного населения делает ASG устойчивой и эффективной против контртеррористических мер правительства, а успешные операции по похищению людей в территориальных водах Индонезии и Малайзии сводят на нет текущие усилия филиппинских властей по подрыву финансовой базы «Абу Сайяф».

Проблема терроризма на юге Филиппин не является идеологической, ее коренные причины кроются в нерешенных исторических обидах мусульманского населения, усугубленных нищетой и несправедливостью текущей политической системы, при которой моро все еще недостаточно представлены в местных органах власти.

Организации «Аль-Каида», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, «Исламское государство Ирака и Леванта», «Исламское государство — вилайят Восточная Азия», «Исламское государство Ланао»), «Исламская группа» («Джемаа Исламия», «Аль-Гамаа аль-Исламийя», «Джамаат-и-Ислами») признаны Верховным судом Российской Федерации террористическими, экстремистскими организациями, их деятельность запрещена на территории России.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Во что боевики ИГИЛ превратили один из красивейших городов Филиппин

Центр исламской культуры на Филиппинах — город Марави — когда-то поражал своей архитектурой и зеленью. После почти полугодовой осады, сражений и победы филиппинской армии над запрещённой в России группировкой ИГИЛ он превратился в город-призрак.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Фотографии города-призрака Марави появились после того, как он был освобождён от боевиков ИГИЛ*.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Боевики ИГИЛ захватили Марави всего за несколько дней в мае 2017 года. Правительственным войскам потребовалось почти пять месяцев, чтобы вернуть контроль над городом.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Но для террористов не существует понятий исторической и культурной ценности: они использовали минареты мечетей в качестве укрытий для снайперов.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Серьёзно пострадал центральный район города, который был занят боевиками по периметру.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

ИГ сравняло с землёй целые кварталы в противостоянии с правительственными силами, которые осуществляли бомбардировки почти ежедневно.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

На фотографии ниже филиппинские солдаты у бывших торговых рядов, которые использовались террористами в качестве убежища.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Филиппинские войска не менее двух раз в день наносили авиаудары по этому району города.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

В Марави когда-то проживало 200 000 человек, но все поспешно оставили город с приходом террористов. Сейчас эти люди видят, что всё их имущество уничтожено.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Большинство боевых действий проходило в районе, расположенном в самом сердце делового центра.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Правительственные чиновники считают, что восстановление города обойдётся более чем в $1,7 млрд.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

Место, где находятся остатки мечети, которая использовалась в качестве точки снайперских обстрелов боевиками ИГ, будет новым центром города.

Фото © REUTERS/Romeo Ranoco

* Деятельность организации запрещена в России по решению Верховного суда.

ИГИЛ атакует Филиппины - наш комментарий — Haqqin

Пока президент Трамп личными усилиями подключает НАТО к борьбе с ИГИЛ, а в Британии продолжают искать сообщников манчестерского террориста, самая настоящая война с «Исламским государством» разворачивается далеко вдали от Европы и Ближнего Востока.

Исламскими боевиками из филиппинских группировок, присягнувших на верность главе ИГИЛ аль-Багдади, захвачен центр провинции Ланао дель Сур – город Марао на юге Филиппин, на острове Минданао. При том, что Филиппины – страна с подавляющим католическим большинством, как раз на Минданао существует мусульманская автономия, и там действуют отряды, отказавшиеся подписывать перемирие с властями. Регулярно происходят теракты и вспыхивают спорадические бои со специальными подразделениями филиппинской армии и полиции.

Группировке «Абу Сайяф» было нанесено значительное поражение в рамках многолетней антитеррористической операции «Несокрушимая свобода», в которой принимал участие и американский спецназ, но остатки исламистов продолжают борьбу.

Президент Родриго Дутерте настолько уверовал в собственные возможности, что потребовал, чтобы спецназ США, тренировавший филиппинские подразделения, покинул страну. Но самоуверенность его, кажется, сильно подвела.

23 мая была предпринята операция по захвату лидера «Абу Сайяф» Иснилона Хапилона, в 2014 году взявшего на себя функции представителя ИГИЛ на Филиппинах. Он еще в январе получил ранение в результате авиационного удара и скрывался с группой боевиков в городе Марави. Американцы готовы заплатить за голову Хапилона пять миллионов долларов, но до выплаты приза не дошло.

Наоборот, операция сорвалась, а лидер исламистов призвал в город дополнительные силы боевиков. Они фактически захватили Марави, а школу, тюрьму, католическую церковь, колледж и несколько домов сожгли. Из тюрьмы освободили заключенных там исламистов, и те присоединились к боевикам. Дело приняло настолько скверный оборот, что президент Дутерте, находившийся с визитом в России, где он надеялся уговорить Путина продать ему оружие, вынужден был свернуть свою программу и вернуться домой на два дня раньше.

Кстати, российское оружие ему понадобилось из-за того, что с традиционными союзниками Филиппин Соединенными Штатами он таки рассорился. Дутерте еще рассчитывал на союз с Китаем, но у Филиппин существует жесткий конфликт с этой страной из-за претензий на Южно-Китайское море, и Пекин отказался идти на какие-либо уступки. В результате Дутерте остался с исламистской угрозой один на один, не считая далекого Путина.

К Марави стянуты дополнительные силы, город обстреливают самолеты и вертолеты, но и боевики за прошедшие несколько дней укрепились, всюду снайперские гнезда и блокпосты. У них в руках находится большое количество заложников, включая католического священника, а против ударов с воздуха исламисты используют как живой щит их жителей.

Родриго Дутерте объявил в стране военное положение. И нельзя сказать, что складывающаяся ситуация ему не на пользу: у президента появился дополнительный предлог приструнить оппозицию, а террористическую группировку будут уничтожать любыми, самыми жестокими методами. Дутерте прославился на весь мир своей похвальбой, как он жестоко покончил в стране с наркомафией. Теперь он будет проявлять эти таланты в борьбе

В составе ИГИЛ на юге страны воюют чеченцы

Продолжают поступать сообщения с Филиппин о ходе операции против ИГИЛ (* запрещена в РФ) в городе Марави на южном острове Минданао. Напомним, что сегодня было опубликовано сообщение министра обороны Филиппин о том, что авиация нанесла ошибочный удар, который привёл к гибели 10 филиппинских военнослужащих.
Теперь глава оборонного ведомства страны сообщает о числе уничтоженных боевиков в ходе войсковой операции в одном из немногих мусульманских районов Филиппин. По словам министра, имя которого Дельфин Лоренцана, в Марави за последнее время ликвидировано около 85 боевиков, подавляющее большинство которых – иностранцы. Об этом сообщает Reuters.

Несколько дней назад командование операцией сообщало о трупах арабов, индонезийцев и малайзийцев. Сегодня, по словам Лоренцаны, среди уничтоженных игиловцев обнаружены «выходцы из Чечни». Кроме того, в составе ИГИЛ, если верить заявлениям министра, йеменцы, подданные Саудовской Аравии и другие иностранные наёмники.

В Чеченской Республике на данный момент не прокомментировали сообщения филиппинского министра обороны.

МО Филиппин: В составе ИГИЛ на юге страны воюют чеченцы
На фото AFP - вывод детей солдатами армии Филиппин с контролируемых боевиками территорий в Марави

На самом деле, если в стане ИГИЛ на Минданао обнаруживаются этнические чеченцы, то вряд ли это можно считать сенсацией. По сообщениям руководства российских спецслужб, выходцев в Северного Кавказа в одной только Сирии на стороне ИГИЛ (*) изначально было не менее 2-х тысяч человек. Многие из них ранее проживали в странах Европейского союза, а в итоге примкнули к псевдохалифату.

Другой вопрос: каким образом была налажена отправка боевиков на островное государство Филиппины в том количестве, которое позволило не только сформировать местную ячейку ИГИЛ (*), но и длительное время противостоять филиппинской армии? Это противостояние продолжается и сейчас.

Вот почему Филиппины могут стать следующим халифатом ИГИЛ - RT Op-ed

Darius Shahtahmasebi

Дариус Шахтахмасеби

- юридический и политический аналитик из Новой Зеландии, специализирующийся на внешней политике США на Ближнем Востоке, в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Он имеет полную квалификацию юриста в двух международных юрисдикциях.

- юридический и политический аналитик из Новой Зеландии, специализирующийся на внешней политике США на Ближнем Востоке, в Азиатско-Тихоокеанском регионе.Он имеет полную квалификацию юриста в двух международных юрисдикциях.

Есть много признаков того, что ИГИЛ или организации, вдохновленные ИГИЛ, стремятся возобновить вооруженное восстание на Филиппинах. Как это обычно бывает, везде, где идет ИГИЛ, американские военные не слишком сильно отстают.

Не многие люди будут знать, что помимо того факта, что лауреат премии мира Барак Обама бомбил не менее семи преимущественно мусульманских стран на Ближнем Востоке в любой момент своего президентства, он также тайно бомбил с помощью беспилотников Филиппины. , также.Кампания Обамы с использованием беспилотников, конечно, широко рассматривалась как один из наиболее эффективных инструментов вербовки таких групп, как ИГИЛ (кстати, группа, которая сейчас набирает силу на Филиппинах).

Фактически, операция «Несокрушимая свобода на Филиппинах», начатая вскоре после того, как теракты 11 сентября потрясли Соединенные Штаты в 2001 году (и завершились в 2014 году), считается крупнейшей антитеррористической кампанией США на Тихоокеанском театре военных действий.

Подробнее

Syria withdrawal dilemma: Trump Syria withdrawal dilemma: Trump

Когда в прошлом году в заголовках газет заговорили о повстанческой деятельности ИГИЛ на Филиппинах, вскоре после этого американские военные помогли властям страны в их подавлении.Достаточно шокирующе, президент Филиппин Родриго Дутерте на самом деле прямо не санкционировал возобновление участия Америки в ее стране, давно сигнализировав о большем желании отвернуться от Соединенных Штатов и сосредоточиться на восстановлении отношений с восходящими гигантами, Россией и Китаем.

Эта парадигма, согласно которой Дутерте говорит одно, а армия Филиппин продолжает делать другое, видна и по сей день. Не так давно США подарили Филиппинам шесть беспилотников Boeing Insitu ScanEagle (бесплатно), получив грант США в размере более 13 миллионов долларов.Примерно в то же время Дутерте делал собственные объявления, не зависящие от этих транзакций, заявляя, что он не позволит втягивать филиппинские войска в какие-либо войны под руководством США, если только не будет прямой угрозы Филиппинам. Он даже заявил, что его страна не получила ничего из «все эти годы жертвоприношения» от имени Соединенных Штатов, кроме «жестокости и агонии».

Похоже, что Дутерте предпочел бы любые средства борьбы с экстремизмом в своей стране, кроме опоры на вооруженные силы США.Он даже предложил вооружить мирных жителей «мощным оружием» - слишком дикая стратегия даже для такого человека, как Дональд Трамп.

Отношения между США и Филиппинами сохраняются

С точки зрения Америки, однако, отношения между США и Филиппинами не ослабевают и со временем становятся все сильнее.

«Правительства Филиппин и США остаются стойкими в своем союзе и привержены борьбе с радикализацией и насильственным экстремизмом на Филиппинах и в Юго-Восточной Азии», - Marine Lt.Об этом заявил в конце прошлого года официальный представитель Пентагона полковник Кристофер Логан, сообщает Military Times . «Чтобы поддержать эти усилия, и по просьбе правительства Филиппин, мы расширили наше всестороннее сотрудничество в борьбе с терроризмом, которое поддерживает Силы безопасности Филиппин».

Подробнее

Syria withdrawal dilemma: Trump Syria withdrawal dilemma: Trump

За последние восемь лет США предположительно потратили более 1 миллиарда долларов на иностранную помощь Филиппинам, в том числе более 85 миллионов долларов на контртеррористическое оборудование, обучение и поддержку местных сил.

Удобно для США, всегда жаждущих вмешаться в страны, сохраняющие неоспоримое геополитическое значение, ИГИЛ и другие группы, вдохновленные ИГИЛ, начинают набирать обороты в стране, что, в свою очередь, требует собственного ответа.

По сообщениям, в настоящее время в стране действуют не только 23 вооруженные группы, действующие под вывеской «ИГИЛ Филиппины», , но Государственный департамент США также добавил ИГИЛ Филиппины и шесть других исламистских экстремистских групп в список обозначенных террористов США в феврале. этот год.

Не говоря уже о том, что в середине марта начались боевые действия между Вооруженными силами Филиппин (AFP) и Исламскими борцами за свободу Бангсаморо (BIFF), в результате которых, как сообщается, погибло не менее 44 боевиков. Эта группа также присягнула на верность ИГИЛ, и, если верить средствам массовой информации и военным, эта группа на самом деле не вступала в бой с военными в этом конкретном сценарии, а фактически подверглась нападению со стороны AFP на южном острове Минданао.

По мере того как ИГИЛ изгоняется из своего халифата в Ираке и Сирии, уже появились сообщения о том, что эти иностранные боевики прибывают на Филиппины с намерением вербовать и атаковать филиппинские города.В конце февраля этого года военные представители Филиппин предупредили, что ИГИЛ собрало небольшой отряд из примерно 200 боевиков на Минданао с целью создания нового халифата, который затем будет использоваться в качестве стартовой площадки для дальнейших атак внутри страны.

Каким образом ИГИЛ обосновалось на Филиппинах?

На этот важный вопрос есть два ответа. Первый включает столь необходимый исторический обзор Филиппин и их длительную битву против различных колониальных держав.

В прошлом году главным субъектом, сражавшимся с силами Филиппин, на самом деле было не ИГИЛ, а группа, известная как Мауте. В состав Мауте входят бывшие партизаны Исламского фронта освобождения моро (ИФОМ), а также иностранные боевики. Движение ИФОМ фактически развилось из сепаратистского движения с намерением создать независимое исламское государство для филиппинского мусульманского меньшинства, которое пережило столетия столкновений с правительствами Испании, Америки и Филиппин, которые не делали ничего, кроме угнетения и маргинализации.По словам одного мусульманского сепаратиста, если Филиппины не позволят мусульманским территориям получить большую автономию, боевые действия, вероятно, еще какое-то время будут раскачивать Филиппины.

Подробнее

How Iraq War destabilized the world and why the neocons aren How Iraq War destabilized the world and why the neocons aren

Второй ответ связан с более широкой геополитической борьбой, происходящей внутри Ближнего Востока. По меньшей мере 1200 жителей Юго-Восточной Азии присоединились к рядам ИГИЛ в более широком регионе Ближнего Востока, в том числе не менее 200 филиппинцев.

В одной из телеграмм WikiLeaks описывается, как, уже известное властям, на Филиппинах существует так называемый «слабый» пограничный контроль , особенно в южной части Минданао, что позволяет «преступникам и финансистам террористов безнаказанно приходить и уходить».

В другой телеграмме WikiLeaks подробно рассказывается, как официальные лица Филиппин были обеспокоены финансированием терроризма саудовского происхождения, поступающим на Филиппины. Еще одна телеграмма WikiLeaks подтвердила, что саудовские бизнесмены были причастны к сокрытию передачи средств «Аль-Каиды» печально известной группе Абу Сайяф, которая несет ответственность за крупнейшую террористическую атаку на территории Филиппин в новейшей истории.

Конечно, мы уже знаем, что Саудовская Аравия в течение многих лет потратила миллиардов долларов, «вкладывая значительные средства в строительство мечетей, медресе, школ и суннитских культурных центров по всему мусульманскому миру», согласно The Week. Один сепаратист объяснил, как на Филиппинах эти медресе затем используются для обучения молодых мусульман экстремистскому толкованию Корана.

Мы также знаем из просочившихся электронных писем Хиллари Клинтон, что Саудовская Аравия является одним из главных спонсоров ИГИЛ.Не говоря уже о том, что наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман только что публично признал, что Саудовская Аравия действительно сознательно распространяла ваххабизм - ту же разновидность ислама, которую ИГИЛ использует для выкупа всего Ближнего Востока, Северной Африки и Юго-Восточной Азии - но что мы не знал, что это было сделано по просьбе западных союзников Саудовской Аравии, чтобы противостоять Советскому Союзу во время холодной войны.

Скрытая повестка дня?

ИГИЛ имеет долгую историю путешествий по местам, которые США пытаются бомбить.В Сирии администрация Обамы использовала предлог прихода к власти ИГИЛ как средство получения доступа через черный ход для бомбардировки сирийской территории, которой ранее было отказано в этой возможности в 2013 году. В Ираке и Сирии США разрешили ИГИЛ перемещаться с места на место. размещались свободно, пока не было принято решение, что джихадисты приземлились в месте, которое США были счастливы вернуть себе. Для тех из вас, кто в это не верит, примите во внимание, что США предоставили безопасный проход тысячам боевиков ИГИЛ, покидающих Ракку, чтобы они могли отправиться в Дейр-эз-Зор, самый богатый нефтью регион Сирии.Американские военные сейчас отказываются покидать Дейр-эз-Зор, даже бомбят проправительственные силы, которые слишком близки к комфорту (территория в конце концов принадлежит Сирии, а не США, и все их

.

Филиппинский «Грязный» Дутерте сталкивается с «той же динамикой ИГИЛ», что и Асад в Сирии - RT Op-ed

Кто-то развязал ИГИЛ, что вынуждает филиппинское правительство жестко пойти на уступки и объявить военное положение, а затем международные организации демонизируют Дутерте, сказал RT Патрик Хеннингсен, исполнительный редактор 21st Century Wire.com.

Боевики, связанные с ИГИЛ, неистовствовали в филиппинском городе Марави. Президент страны Родриго Дутерте объявил там военное положение.

RT: С терроризмом в качестве его новой цели, как вы думаете, Дутерте получит большую международную поддержку, учитывая, что его война с наркотиками была осуждена многими и названа слишком жестокой?

Патрик Хеннингсен: Этот президент уже находится под пристальным вниманием со стороны более широкого международного сообщества, если хотите, и особенно США. Он как бы не раз ссорился с Вашингтоном. Это немного трудное место, что-то вроде уловки-22 для Дутерте на Филиппинах, потому что он уже был несколько демонизирован за его деспотичный подход к организованной преступности и организованной торговле наркотиками, которая затронула его страну.Так что сравнения будут с Фердинандом Маркосом. Это небольшой вопрос по связям с общественностью для этого президента и этого правительства. Придется разгладить.

Подробнее

Philippines army rescues 78 hostages, kills 13 ISIS-linked terrorists – military Philippines army rescues 78 hostages, kills 13 ISIS-linked terrorists – military

В конце концов, он находится в точно такой же ситуации, очень похожей ситуации, в которой Башар Асад в Сирии был в начале своего рода террористического захвата этой страны в первые дни ССА, а затем Ан-Нусра. Фронт, а потом и ИГИЛ.Поэтому ему нужно уравновесить этот вопрос по связям с общественностью - не слишком ли он деспотичен? Большинство людей сказали бы, глядя на Сирию, что нельзя проявлять достаточно жесткости, когда дело касается ИГИЛ. Так что мы увидим, насколько он продвинется на острове в ближайшие несколько недель.

RT: Учитывая очевидное распространение терроризма по всему миру, не думаете ли вы, что сейчас следует применять жесткие меры в стиле Дутерте?

PH: Что действительно интересно, если вы посмотрите на Сирию, как на тестовый пример, мы только что вернулись из Сирии с месячной миссией по установлению фактов.Если бы в адрес Асада была какая-то критика - особенно в начале 2011-2012 годов, но особенно в начале кризиса в Сирии, - критика со стороны сирийцев была бы такой: «Он был недостаточно деспотичным». Вы можете как бы взглянуть на эту ситуацию, и Дутерте, вероятно, смотрит на эту ситуацию в Сирии, а затем принимает более жесткий курс, потому что, если это выйдет из-под контроля, если он начнет терять города, поселки, провинции или провинции под контролем террористов , то у вас действительно большая проблема.Есть еще вопрос военной техники. Готовы ли они справиться с проблемой такого размера? Вполне возможно, что нет. А если да, то им нужно будет иметь возможность перевооружить и модернизировать некоторые военизированные аспекты филиппинских сил, к чему они могут быть или не готовы. Таким образом, усердие, сильное начало вначале может показаться лучшим вариантом сейчас, если посмотреть на то, что происходило в Сирии за последние шесть лет.

RT: Хьюман Райтс Вотч [HRW] уже призвала Дутерте обеспечить защиту прав гражданских лиц в соответствии с законом.Как вы думаете, сторожевой пес субъективен? Произойдет ли это с какой-либо другой страной?

PH: HRW в течение последних пяти или шести лет придерживалась той же линии с правительством Сирии и президентом Башаром Асадом. Здесь у нас есть Филиппины, геополитический противник на данный момент США, Запада. То же самое относится к нему со стороны комплекса НПО, возглавляемого такими людьми, как HRW и Amnesty International, которые затем начнут своего рода пиар-войну против правительств, которые, возможно, в настоящий момент недружелюбны по отношению к США.

Конечно, это то, что мы видели в Сирии. Кто-то развязал ИГИЛ - если это действительно ИГИЛ на Филиппинах - кто-то развязал ИГИЛ. Затем правительство вынуждено жестко сойти с ума, объявить военное положение, и тогда международные организации будут демонизировать это правительство. Таким образом, это точно такая же формула, что и то, что мы видели в Сирии, хотя и в меньшем масштабе, на меньшем уровне. По сути, мы смотрим на ту же динамику, особенно с негативной стороной связей с общественностью, которую рассматривает правительство Филиппин, точно так же, как Сирия.

СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ:

Утверждения, взгляды и мнения, выраженные в этой колонке, принадлежат исключительно автору и не обязательно отражают точку зрения RT.

.

мусульман спасли десятки от ИГИЛ на Филиппинах - RT World News

Ожесточенные бои между правительственными силами и боевиками-джихадистами перекинулись на улицы южного островного города Марави на Филиппинах. В условиях продолжающегося наступления местные жители разных религий помогают друг другу выжить и спасаться бегством.

Более 160 человек, в том числе около 50 детей, были спасены в субботу из Марави, сообщили в армии. Город стал ключевой горячей точкой в ​​продолжающемся преследовании террористов, связанных с Исламским государством (IS, ранее ISIS / ISIL) в стране Западной части Тихого океана.

По меньшей мере 20 гражданских лиц и 38 военных погибли в субботу, сообщает Reuters со ссылкой на официальных лиц, которые добавили, что около 120 террористов были убиты.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: «Мягкие цели Филиппин» находятся под угрозой - даже во время Рамадана »

Поскольку некоторые части Филиппин превратились в зоны полномасштабных боевых действий, гражданские лица оказались под угрозой попадания под перекрестный огонь. По словам Шарлотты Дубенски из города, в зонах боевых действий, таких как Марави, идет массовая эвакуация.

Армия Филиппин сообщает, что в #MarawiCity

еще осталось до 250 боевиков, которые нужно вымыть, - Шарлотта Дубенски (@CDubenskij_RT) 3 июня 2017 г.

В субботу, после импровизированного прекращения огня для эвакуации мирных жителей, истребители сбросили бомбы в центре города.

« Мы боимся, иногда по нам стреляют вертолеты, и джихадисты тоже могут нас убить », - сказал RT местный житель.

Среди тех, кому удалось сбежать на этой неделе, есть исламский писатель и бывший политик Нур Люкман.Мусульманин, который учился в Саудовской Аравии у Усамы бен Ладена, рассказал RT Шарлотте Дубенски, как ему удалось обмануть террористов, стучащихся в его дверь, и спасти десятки христиан.

По его словам, за день до начала боев несколько рабочих-христиан выполняли ремонтные работы в этом районе. Эти люди « не могли покинуть город, поэтому я должен был взять на себя ответственность за их защиту. », - рассказал он репортерам об их испытании.

" В последующие дни другие христианские работники укрылись в моем доме.В моих руках их было около 64, и я был очень уверен, что с ними ничего не случится », - сказал мужчина, добавив, что люди, которых он укрывал, будут раскрыты террористам только« над [его] трупом ».

« Когда пришло ИГИЛ, они узнали меня и проявили уважение, просто уйдя, когда я сказал им уйти , - продолжил он. - Они не знали, что я прячу христиан. Если бы они узнали, что в моем доме есть христиане, их всех бы обезглавили и казнили .

Поскольку столкновения между военными и джихадистами усилились в Марави, когда армия признала, что борьба намного сложнее, чем они ожидали, Люкман « выступил с инициативой вывести христиан ».

Подробнее

Philippines crisis: Military launches air assault on ISIS-linked fighters (PHOTOS) Philippines crisis: Military launches air assault on ISIS-linked fighters (PHOTOS)

Услышав, что военные « планировали бомбить весь город, если ИГИЛ не подчинится требованиям правительства », а также учитывая, что у него заканчивается еда, мусульманин решил бежать вместе с людьми в его милосердие.

" Я сказал себе, что если я не выведу этих людей из дома, они умрут от голода, так что мы могли бы просто попытаться прорваться, несмотря ни на что. По пути было много снайперов, и нам приходилось надеяться вопреки надежде, что они не спросят этих людей, христиане они или мусульмане ", - сказал Люкман, объясняя, что боевики" просят вас прочитать мусульманское чтение, и если вы этого не знаете, они убивают вы . "

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Дутерте настаивает, что он «не будет разговаривать с террористами», когда развернется столкновение на юге Филиппин

По данным Reuters, более 2000 мирных жителей остаются в ловушке в городе на юге Филиппин, осажденном примерно 250 исламистскими боевиками. .Поступали сообщения о неизбежном военном нападении в регионе, где христиане были убиты и взяты в заложники боевиками. По словам официальных лиц, боевики-джихадисты представляют собой смесь местных исламистских боевиков и боевиков из Саудовской Аравии, Пакистана, Чечни и Марокко, которые присоединились к делу под знаменем Исламского государства.

.

«Отряд самоубийц» спасает мирных жителей из оплота ИГИЛ на Филиппинах (RT EXCLUSIVE) - RT World News

Группа филиппинских спасателей, получившая название «Отряд самоубийц», рискуют своими жизнями, чтобы спасти сотни мирных жителей, оказавшихся в ловушке в Марави, который находится под контролем боевиков, связанных с Исламским государством. RT поехал в этот район, чтобы поговорить исключительно с группой.

Отряд самоубийц спас более 500 мирных жителей за последние две недели, сообщила Шарлотта Дубенски из RT, сообщая из Марави на острове Минданао.

«Это началось с нашей первой миссии, когда было очень опасно, когда в большинство наших членов стреляли, когда они пытались спасти людей», - сказал RT член «Отряда самоубийц» Сарипада Пакасум.

По его словам, группа часто подвергается нападениям со стороны боевиков-джихадистов, захвативших в мае южный город с преимущественно мусульманским населением.

«Когда мы пытались спасти, были выстрелы. Были выстрелы и в нашу сторону, так что это довольно рискованно.Вот почему каждый раз, когда мы выходим из столицы провинции, чтобы заняться спасением людей, мы также боимся, что можем этого не сделать », - сказал Пакасум.

Подробнее

‘If they knew about Christians, all would be executed’: Muslim saves dozens from ISIS in Philippines ‘If they knew about Christians, all would be executed’: Muslim saves dozens from ISIS in Philippines

Попытки спасти тысячи мирных жителей, оказавшихся в ловушке ожесточенных боев между правительственными войсками и исламистскими боевиками, потерпели неудачу в воскресенье после того, как временное четырехчасовое прекращение огня, объявленное для пропуска спасателей, таких как отряд самоубийц, было нарушено менее чем через час.

Сильный огонь и разрывы артиллерийских снарядов заставили спасателей отступить.

Военные «не санкционировали вход в районы повышенного риска, чтобы избежать опасности для наших гуманитариев и любой возможности, которая может осложнить ситуацию», - заявил в заявлении пресс-секретарь президента Родриго Дутерте Эрнесто Абелла.

Он сказал 120 боевиков погибли, а также 38 правительственных войск и 19 мирных жителей, которые, как считается, были казнены боевиками Исламского государства (ИГИЛ, ранее ИГИЛ / ИГИЛ).

Мэр города Марави Маджул Гандамра заявил журналистам в воскресенье утром, что ожидает спасения «более или менее 1000 плюс [мирных жителей]».

Однако в воскресенье было спасено всего около 170 мирных жителей, попавших в ловушку, сообщает AFP со ссылкой на филиппинских военных.

По данным Reuters, только 134 жителя Марави были освобождены.

Среди спасенных отрядом самоубийц были люди среднего возраста. женщина, которая четыре дня оставалась без еды.

Подробнее

Philippines crisis: Military launches air assault on ISIS-linked fighters (PHOTOS) Philippines crisis: Military launches air assault on ISIS-linked fighters (PHOTOS)

«Когда мы шли сюда, по нам стреляли», - сказала она RT . «Спасатели, они спасли нас. Мы были напуганы… Спасибо, из-за них нас спасли ».

« 2000 человек нуждаются в немедленной помощи [после] 13 дней без еды », - сказал AFP пресс-секретарь провинциального комитета по кризисным ситуациям Зия Алонто Адионг.

В конце прошлого месяца сотни исламистско-экстремистских боевиков из группы Мауте, которая связана с ИГ, участвовали в перестрелках с правительственными войсками в Марави после попыток ареста их лидера Иснилона Хапилона.Хапилон, которому удалось бежать, присягнул ИГ в 2014 году и в прошлом году был объявлен его лидером в Юго-Восточной Азии.

В сообщениях жителей Марави в Facebook были запечатлены фотографии боевиков, одетых в черное, движущихся по улицам с тяжелым вооружением, а местные СМИ сообщают, что флаг Исламского государства развевается над медицинским центром. Очевидцы сообщили, что группа Мауте, известная также как Исламское государство Ланао, подожгла тюрьму и колледж в городе.

Президент Родриго Дутерте ввел на острове Минданао военное положение.

В субботу Дутерте сказал, что правительственные силы могли бы фактически прекратить столкновения в течение нескольких дней, если бы они были менее ограничены по гуманитарным соображениям.

«Это закончится еще примерно через три дня. По большому счету… несоответствие. Многие повстанцы погибли. Но правительство не преминуло сделать то, что должно было сделать », - сказал президент репортерам в городе Кагаян-де-Оро в субботу, как цитирует газета Philippine Star.

«Я бы там все разбомбил.У меня 10 форсунок. Все, что мне нужно сделать, это разбомбить все это место и сровнять с землей. Но поскольку мы находимся в цивилизованном обществе, и мы являемся членом Организации Объединенных Наций и Протокола к Женевской конвенции, у меня возникают трудности, и мы должны были сделать это с наименьшим максимальным ущербом залога, особенно гражданского населения », откровенный филиппинец лидер сказал.

Министр обороны Индонезии генерал Рямизард Рьякуду сообщил в воскресенье в ходе диалога IISS Shangri-La Dialogue в Сингапуре, что на Филиппинах находится около 1200 боевиков ИГ, из них около 40 - из Индонезии.

Заместитель министра обороны Филиппин Рикардо Давид сказал, что цифра в 1200 человек была для него новостью.

«Я действительно не знаю, моя цифра составляет около 250-400, намного меньше», - сказал он репортерам, выступая на той же конференции.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *