Патрон флобера что это: Флобер и мифы. Револьвер под патрон Флобера для самообороны!?

Содержание

Флобер и мифы. Револьвер под патрон Флобера для самообороны!?

Револьверы под патрон Флобера калибра 4 мм в настоящее время достаточно популярны в Украине. Популярность данного вида оружия связана с тем, что для его покупки не надо какого либо разрешения, при этом револьверы под патрон Флобера стреляют громко и эффектно и заряжаются «как бы настоящими патронами», хоть и маленькими. После того как недобросовестные продавцы данного вида оружия пустили слух о пригодности револьверов под патрон Флобера для самообороны, спрос и цены на них значительно возросли.

На самом деле револьверы под патрон Флобера для целей самообороны не только не предназначены, но и совершенно не пригодны, в конце статьи мы попытаемся это доказать. Согласно информации от производителей данного вида оружия и добросовестных продавцов, данный тип оружия предназначен исключительно для тренировочной и развлекательной стрельбы вне специальных помещений и площадок, но это не значит, что палить из Флобера можно где угодно. Как и пневматическое оружие, револьверы под патрон Флобера при неосторожном обращении могут представлять опасность, как для владельца такого оружия, так и для окружающих. Маленькая металлическая пулька обладает достаточной проникающей способностью и при неблагоприятном стечении обстоятельств может причинить серьёзные увечья.

Первое время в Украине возникали сложности с классификацией револьверов под патрон Флобера, а в соседних странах, таких как Беларусь и Россия, эти сложности до конца так и не преодолели, поэтому пересекать границу с таким оружием не следует, могут возникнуть проблемы. Криминалистические нормы, применяемые при экспертной оценке изделий использующих патрон Флобера, разработаны ещё при СССР  в 80-х годах прошлого века и не изменились в большинстве республик до настоящего времени. Загвоздка в том, что в соответствии с методиками, которые используют эксперты-криминалисты, признаки присущие револьверам под патрон Флобера позволяют формально отнести последние к огнестрельному оружию.

Благодаря усилиям экспертов НГЭКЦ при УМВД Украины в Луганской области, по результатам комплексного исследования было установлено, что несмотря на наличие конструктивных элементов присущих огнестрельному оружию, револьверы калибра 4 мм  под патрон Флобера  не предназначены для поражения человека. Пули, выпущенные из такого оружия, не имеют достаточной удельной кинетической энергии для нанесения человеку тяжких телесных повреждений, вследствие чего указанные револьверы к категории огнестрельного оружия не относятся. Обратите внимание, что эти выводы справедливы только для калибра  4 мм и только для  Украины. Эксперты других стран постсоветского пространства могут считать по-другому.

Теперь постараемся  развеять мифы о «пригодности» револьверов калибра 4 мм под патрон Флобера для нецелевого использования в качестве «средства самообороны».

Маломощный патрон Флобера  не имеет самостоятельного порохового заряда, и выстрел происходит только за счёт газов воспламенительного состава.  Капсюльный состав патрона Флобера  запрессован непосредственно в закраину донца гильзы, в отличие от патронов с капсюлем центрального боя.

Диаметр протестированных пуль, доступных в продаже патронов, составляет не более 4.4 мм, при этом максимальный их вес составляет 0.5 грамма. На расстоянии 1.5 метра от дульного среза, самый лучший револьвер под патрон Флобера с самым мощным патроном может обеспечить скорость полёта пули до 170 метров в секунду. Таким образом, кинетическая энергия пули составит максимум 7.2 Дж. В большинстве же случаев вес пули будет в районе 0.45 грамм, скорость полёта от 100 до 140 метров  в секунду, а энергетика в пределах  2-4.4 Дж.

Пуля самого слабого травматического патрона весит 0,52 грамма и на расстоянии 1.5 метров от дульного среза летит со скоростью около 370 метров в секунду обеспечивая энергетику в 36 Дж, при этом резиновая пуля имеет более чем в два раза больший диаметр и свойство при соприкосновении с преградой быстро отдавать всю свою энергетику площади значительно превосходящей её диаметр. При этом, даже такая резиновая пуля считается малоэффективной, что уж тут говорить об энергетике и других свойствах пули патрона Флобера!?

Конечно, учитывая калибр и материал пули, даже при мизерной энергетике в 7.2 Дж она может пробивать многостраничные справочники и сосновые доски малой толщины (1.5-2 см). Проникающий эффект присутствует с этим не поспоришь. Даже если каким-то образом скорость пули будет немного увеличена, то это ничего не даст, кроме усиления проникающего эффекта. Останавливающее же действие такой пули будет всегда практически нулевое. Примеры приводить не будем, просто поверьте на слово, т.к. у нас нет причин восхвалять или наоборот занижать достоинства того или иного вида оружия.

Таким образом, револьверы под патрон Флобера представляют собой отличный инструмент для развлекательной стрельбы и отработки навыков прицельной стрельбы по спортивным мишеням, но из-за малого калибра и материала пули могут быть опасны при небрежном обращении. Использовать (носить) данный вид оружия для самообороны категорически не рекомендуется (запрещается), не только по причине нулевого останавливающего действия, но и в связи с противоправностью такого поведения.

Пистолеты под патрон Флобера: первые шаги


Ассортимент револьверов под патрон Флобера широк: в отечественных магазинах представлены бразильские, немецкие, турецкие и чешские варианты, есть даже револьверы украинского производства. Оружие различается как конструктивно, так и габаритными размерами, и использованными материалами — выбирайте на любой вкус. А вот с пистолетами под такие патроны ситуация печальнее.

Причина отсутствия широкого ассортимента пистолетов под патрон Флобера конструктивная — она состоит в сложности создания пистолета под патрон револьверного типа с выступающим рантом (закраиной), что усложняет его использование при стандартной схеме работы автоматического пистолета. Кроме того, ввиду низкой энергетики патронов Флобера отдачу как привод автоматики перезаряжания использовать не получится.

Именно потому до недавнего времени под этот тип патрона встречались разве что двуствольные пистолеты типа «дерринджер». Конструктив их достаточно прост и схож с таковым у охотничьих переломных двустволок-вертикалок — тоже два спаренных ствола с вертикальной схемой расположения; аналогичен и принцип действия — открыть стволы, вложить в каждый по патрону, закрыть. Далее взводился курок, и следовали выстрелы — сначала из одного, потом из второго ствола. Но все это было не то…

Конечно, есть масса пневматических пистолетов, копирующих разнообразные боевые образцы оружия. Многие из них изготовлены не из пластика, а из металла, как настоящие; некоторые имеют схему разборки, практически идентичную оригиналу, а некоторые даже имитируют откат затвора при выстреле. Но и это всего лишь имитация — нет ни грохота выстрела, ни дульного пламени; нет и постоянной боеготовности, ведь в пневмопистолетах на СО2 нельзя надолго оставлять баллон вставленным в рукоятку — от этого портится эластичная прокладка, а баллон начинает стравливать газ.

Налицо серьезная дилемма: очень многие хотели бы приобрести именно пистолет, постоянно готовый к использованию, обладающий всеми атрибутами стрельбы из огнестрельного оружия, то есть звуком и пламенем настоящего выстрела, но при этом чтобы он не требовал разрешения на приобретение и ношение. Рано или поздно такой пистолет должен был появиться.

ПМФ-1

«Пионером» среди подобных пистолетов стал отечественный ПМФ-1 — образец, выполненный похожим на боевой ПМ, он же пистолет (!!!) Макарова. Вскоре последовала его модификация, имеющая резьбу в дульной части ствола и комплектуемая макетом глушителя (термин «макет» означает, что эта штука при полном внешнем сходстве с надульными глушителями практически ничего не «глушила»). Самым свежим пополнением ассортимента стала модель ПТФ-1, созданная уже на базе турецкого стартового пистолета. Об этих двух образцах и пойдет речь в нашей статье.



Хорошо видна разница в толщине магазинов.
ПМ-овский снаряжать удобнее

Вспомним для начала, что собой представляет патрон Флобера. Это патрон кольцевого воспламенения (или бокового боя), подобный всем известному «мелкашечному» .22 Long Rifle — однако от последнего патрон Флобера отличается существенно более короткой гильзой и полным отсутствием какого бы то ни было порохового заряда, поскольку роль метательного вещества здесь выполняет капсюльный состав. Первый образец патрона такого типа был создан в 1845 г. французским оружейником Луи Флобером (Louis Flobert) — он представлял собой капсюль-воспламенитель с установленной в него круглой пулей. Изначально патроны Флобера (которые, кстати, был запатентованы в 1849 г.) имели калибр 9 мм, но позже они стали выпускаться и в других калибрах — например, 4 мм и 6 мм — причем снаряжались они как пулями со сферической головной частью, так и с конической. За счет отсутствия пороха в патронах Флобера их мощность крайне невелика, поэтому во многих странах — в числе которых и Украина — оружие под патрон Флобера полноценным огнестрельным не считается; в частности, в нашей стране короткоствольное оружие под патрон Флобера калибра 4 мм продается совершенно свободно, и никаких разрешений или лицензий для его приобретения не требуется. Энергетически подобное оружие сравнимо с пневматическими пистолетами, работающими на баллонах с СО2 — однако 4-мм свинцовая пуля патрона Флобера при равной начальной скорости будет иметь некоторое преимущество в кинетической энергии перед 4,5-мм стальным шариком, выпущенным из пневматики, поскольку она немного тяжелее.



На левой стороне магазина есть выемка для заряжания барабана
патронами и экстракции стреляных гильз

Важное уточнение

Следует упомянуть один ключевой момент. Короткоствольное оружие под патрон Флобера разрешено к свободной продаже в Украине не из-за малых калибра или скорости вылета пули, как в пневматике, а потому, что это оружие, по сути являясь огнестрельным, при использовании штатного боеприпаса не «дотягивает» до минимального значения поражающего действия (проще говоря, до «порога признания огнестрельным оружием», определяемого как удельная кинетическая энергия, отнесенная к единице площади поперечного сечения пули — и составляющего у нас 0,5 Дж/кв. мм). В продаже на территории Украины встречается два вида патронов Флобера: чешские от Sellier&Bellot (или просто «чехи») и немецкие производства Dynamit Nobel (в народе именуемые «желуди» — на донце этих патронов имеется изображение желудя). Немецкие характеризуются более стабильным пиросоставом, но при этом их цена вдвое выше, а гильза вследствие меньшей толщины стенок хуже удерживает пулю. Ни один из этих патронов при стрельбе из оружия соответствующего типа не превышает вышеозначенный порог в 0,5 Дж/кв. мм — именно поэтому покупка оружия под патрон Флобера в нашей стране не требует никаких лицензий.



Неполная разборка идентична оригинальным моделям

Общие черты

Пора переходить непосредственно к пистолетам. Несмотря на всю внешнюю атрибутику, принцип работы у них все же револьверный — хотя это становится понятно лишь после извлечения магазина. В самой верхней его части, откуда в оригинальных моделях патрон подается в ствол, установлен компактный вращающийся барабан с пятью гнездами для патронов. Вращение барабана осуществляется с помощью дополнительной тяги, установленной на спусковом крючке: при нажатии на спуск эта тяга вращает барабан, упираясь во внутренний край каморы. Для того чтобы каморы барабана при вращении останавливались в точности на оси «канал ствола — ударник», барабан оснащен стопором, а сам ударник разделен на две части — одна расположена прямо в магазине, а другая — в затворе. Патроны в магазин вставляются с левой стороны через специальную выемку — по очереди, при этом барабан каждый раз нужно прокручивать. Извлекать стреляные гильзы несколько сложнее — при выстреле гильза в каморе барабана может быть раздута сильнее ожидаемого. В револьверах на этот случай имеется встроенный шомпол, здесь же проблема решается комплектацией каждого из рассматриваемых образцов отдельным ручным шомполом. Конечно, такой принцип заряжания/разряжания не совсем удобен — но тут уж ничего не поделаешь, таковы особенности конструкции.



Один был пневматическим, другой — стартовым, но в итоге
конструкция практически одинакова



Затвор ПМФ-1 практически не изменился — в отличие от ПТФ-1

В обоих пистолетах деталь, в оригинале являющаяся отражателем стреляных гильз и затворной задержкой (в ПТФ-1 это часть конструкции привода затворной задержки), изменена и используется для защиты от выпадения патрона/гильзы из каморы барабана через окно установки/экстракции. В принципе, базовая конструкция этих двух пистолетов под патрон Флобера практически идентична — с оглядкой лишь на то, что ПМФ-1 делают из пневматических ПМ (MP-654K), а ПТФ-1 — из стартовых (сигнальных) Ekol Aras Compact.

В деталях



ПМФ-1 отличается узнаваемым «боевым» внешним видом

Пистолет ПМФ-1 изготавливается на основе нескольких модификаций МР-654К, и в нашем случае на обзор попала модель МР-654к-32 выпуска 2013 г. 300-й серии. Из особенностей данной модификации можно выделить пескоструйное матирование не только рамки пистолета, но и верхней части затвора. Сама рамка узкая, как и магазин. Отметим наличие бакелитовой рукоятки с антабкой и предохранителя, как на боевом ПМ, а также фигурной спусковой скобы. Затвор в пистолете — с полноценной «бородой» и вырезом под экстрактор гильз. Есть здесь и «дутая» затворная задержка — которая, к сожалению, в версии под патрон Флобера абсолютно не функционирует, поскольку просто приварена к рамке. Тяга спускового крючка с рычагом взвода в этом пистолете немного переделана — вследствие применения магазина со встроенным патронным барабаном, который иначе бы не поместился в магазинной шахте. Для этого же частично выбран металл на правой внутренней стороне затвора. Ствол и казенник здесь установлены новые, однако со стороны дульного среза ствол на глубину 10 мм рассверлен до внутреннего диаметра 9 мм — для схожести пистолета с «боевым». В целом и визуально, и тактильно пистолет ощущается как полноценный «Макаров».



С установленными магазинами

ПТФ-1 — совсем другое дело; отличия от «почти Макарова» — во всем. И рамка, и затвор ПТФ-1 изготовлены из алюминиевого сплава, как и в оригинальном стартово-сигнальном пистолете, рассчитанного на использование холостых патронов — для этого запаса прочности легкого сплава вполне достаточно; это же относится и к версии под патрон Флобера. За счет примененного материала этот пистолет довольно легок как для своих габаритов — однако и выглядит, и ощущается достаточно массивно. Кроме описанных выше конструктивных изменений, общих для всех переделанных под патроны Флобера пистолетов, здесь есть и другие отличия от оригинала. Совершенно естественным является отсутствие патронника под холостой 9-мм патрон; вместо него внутри алюминиевого фальшствола установлен стальной лейнер под калибр 4 мм, который для большей степени сходства с оригиналом, как и у ПМФ-1, не доходит до дульного среза примерно 10 мм. Магазин оригинального стартового пистолета сделан из довольно тонкой листовой стали и имеет полированную поверхность, у ПТФ-1 же он выполнен из стального листа заметно большей толщины, а поверхности имеют матирование. Внутри магазина можно заметить крупную пружину; но поскольку привычного подавателя в магазине ПТФ-1 нет, то его пружина, несколько укороченная, используется совместно со стопором для фиксации барабана в положениях, когда каморы располагаются напротив канала ствола.

При поверхностном осмотре может возникнуть впечатление, что ствол с патронником здесь не заштифтован наглухо в рамке, а выполнен съемным — на это намекают головки винтов Аллена. На самом деле это не так, и винты здесь имеют исключительно декоративную функцию.

Одна из самых важных особенностей конструкции ПТФ-1 — извлечение и присоединение магазина в этом пистолете производится только при постановке курка на предохранительный взвод. Если попытаться присоединить магазин без предварительного взвода курка, то магазин упрется в часть ударника, которая установлена в затворе, что может привести к повреждению ударника или самого затвора.



Неполная разборка, вид слева. Видны дополнительные
тяги на спусковых крючках

Отстрел пистолетов в тире

Тестовый отстрел производился в закрытом тире, стрельба велась с расстояния 9 м из положения «сидя с упора» с предварительным взведением курка. Результаты для обоих пистолетов оказались вполне удовлетворительными. При некотором привыкании к особенностям ударно-спускового механизма все пули укладываются в круг диаметром 12 см. Если же стрелять самовзводом, то результат несколько хуже — но этого, в принципе, следовало ожидать.

Выводы

В целом самозарядные пистолеты под патрон Флобера — это настоящий прорыв в конструктивном плане. Труднейшая задача адаптации пистолета к слабенькому патрончику бокового боя в гильзе с закраиной здесь решена оригинально, остроумно и просто: барабан с патронами вращается с помощью мускульной силы стрелка. В результате мы имеем реализованные на практике чаяния широкой публики: а именно грозный и легко узнаваемый с первого же взгляда полуавтоматический пистолет, выстрел из которого стоит сущие копейки, но при этом сопровождается самыми настоящими грохотом и дульным пламенем. Конечно, первые образцы не лишены недостатков: емкость барабана откровенно мала, спуск сравнительно тяжел, а перезаряжание трудоемко и нудно.


Но лиха беда начало! Без сомнения, этим пистолетам уготована активная жизнь в качестве развлекательного и тренировочного — для обучения начальным навыкам обращения — оружия. Единственное, от чего хотелось бы предостеречь будущего владельца: несмотря на такой «настоящий» вид пистолета и сопровождающие выстрел из него «спецэффекты», лучше не использовать его в качестве оружия самообороны — главным образом, ввиду ничтожного останавливающего действия.



Результаты отстрела ПТФ-1


Результаты отстрела ПМФ-1

Сравнительные плюсы и минусы рассмотренных образцов полуавтоматических пистолетов под патрон Флобера представлены в таблицах. Информация в них изложена просто и наглядно — так что окончательные выводы (и осознанный выбор между двумя моделями на основании этих выводов) вы сможете сделать самостоятельно.

Павел Пашенко
Мир увлечений: Охота&Оружие 4-2015

Пистолет Флобера и патроны к нему, оригинальное оружие

В законе об оружии четко определены виды вооружения по способу применения поражающего элемента. Если заводить речь о короткоствольном и длинноствольном оружии, то в тривиальной классификации его можно поделить на три вида: газовое, пневматическое и огнестрельное. Значащим фактором в таком делении выступает источник энергии, под действием которой вылетает пуля.

Оригинальный патрон

Ни в одном из пунктов статьи закона, где приводятся все типы оружия, не значится револьвер или пистолет под патрон Флобера. В России этот тип патронов не приобрел такой популярности, как в странах Европы. Даже в Украине производят такие модели револьверов. Некоторые специалисты причисляют пистолет Флобера к промежуточным моделям между травматикой и пневматикой.

  • Во-первых, Флобер изобрел только патрон, так что пистолет не может быть назван его именем.
  • Во-вторых, принцип превращения энергии и передачи ее пуле совершенно не такой, как у травматического или пневматического оружия.

В некоторых англоязычных странах патрон Флобера известен под маркировкой .22 CB (.22 BB Cap Flobert).

Отличительной особенностью такого патрона является отсутствие порохового заряда. Капсюль содержит воспламеняющийся состав, но он не поджигает порох. При своем сгорании расширяющийся газ выталкивает пулю. Такая система названа кольцевым воспламенением.

Патроны кольцевого воспламенения – более обобщенное понятие. Впервые боеприпас без пороха был изобретен, а позднее запатентован в 1845 году. Идея принадлежит французскому мастеру-оружейнику Луи Флоберу. Пуля встроена в капсюль, который одновременно служит воспламенителем и гильзой.

Вначале подобные патроны выпускались только калибром 9 мм. Затем постепенно линейка размеров стала расширяться. Оружие под патрон Флобера, как и сам патрон, приобрело популярность во всем мире, оно отличалось от альтернативного по характеристикам вооружения надежностью, относительно недорогой стоимостью, а также низким уровнем шумности выстрела.

Патроны Флобера в России изначально продавались под другим названием. Известность они получили, как патроны «Монте Кристо». Сейчас самый распространенный патрон такой системы имеет калибр 5,6 мм. Разработан он был еще в 1888 году. Настоящий боевой патрон кольцевого типа воспламенения, имеющий в гильзе порох, создавался на основе патрона Флобера.

Пули патрона Флобера имеют сферическую или коническую форму. Оба вида пуль получили распространение, они выпускаются под калибр 5,6 мм, 4,5 мм и 4,2 мм. В патронах чешского производства пули калибра 4,2 мм содержат 0, 01 г пороха.

Пистолет Флобера – не самое лучшее средство самообороны. Его патроны приобретают относительно низкую начальную скорость. Показатель в 210 м/с характерен для обычной пневматики. Но по энергетическим показателям данной оружие превосходит пневматическое за счет большей массы пули. В итоге энергия выстрела достигает 40-60 Дж. Но этой энергии недостаточно, чтобы обеспечить автоматическое передергивание затвора. В связи с этим большинство моделей выполняются в виде револьверов или в виде пистолетов с ручным затвором.

Так как по своему назначению средняя пневматика может полностью заменить оружие Флобера, то применение последнего сводится всего лишь к развлекательной стрельбе и самозащите (отдельные модели разработаны специально для этого). Благодаря практически полному отсутствию дульного пламени, характерного для настоящего огнестрельного боевого, да и травматического оружия, звук выстрела позволяет использовать пистолет в закрытом помещении (тире). Оружие под описанные патроны часто применяют против грызунов.

Легальность оружия Флобера в России

Как таковой опасности оружие под патрон Флобера для жизни или здоровья человека не представляет. Малый калибр вкупе с относительно небольшой энергией не смогут причинить живой мишени (кроме мелких грызунов) существенного вреда. В странах бывшего СССР определено свободное обращение данного вида вооружения. Тем более, что оно не считается огнестрельным.

В России оружие и боеприпасы Флобера запрещены. Их законно не получится купить даже после лицензирования. Причина кроется в том, что в законе ничего не сказано про такое оружие, поэтому оно не имеет нужной сертификации.

При попытке покупки, хранения или продажи оружия Флобера гражданин будет привлечен к административной ответственности. Практика показывает, что бывали случаи привлечения к уголовной ответственности.

Можно ли купить патроны и пистолет

Ответ на поставленный вопрос однозначно сформулировать сложно. С одной стороны, купить то, что официально запрещено, означает совершить преступление. По российскому законодательству оборот оружия и боеприпасов Флобера запрещен. При попытке реализации будут проблемы, как у покупателя, так и у продавца. Однако существующий запрет не укротил желаний нашего потребителя. Статистика показывает, что на экспертизу часто поступает такое вооружение, что свидетельствует о наличии Флобера на руках. Разберемся, как это может произойти.

Украина – соседнее и дружественное до недавнего времени государство, в котором не только не требуется специального разрешение на ношение оружия под патроны Флобера, но и производится такое оружие. Это означает, что через границу нелегально можно провезти ствол, причем не один. На многих пунктах пропуска таможенный досмотр сводился к простой формальности. Такая ситуация просуществовала вплоть до 2014 года. За счет этого подпольный российский рынок пополнился моделями, которые можно купить относительно недорого.

Второе крупное поступление оружия на территорию России произошло после вхождения Крыма. Граждане республики могли иметь в собственности этот тип оружия, так как по законам Украины он не был запрещен. Кстати, возникает вопрос о том, что делать владельцам? Существует два варианта развития событий.

  1. Первый заключается в том, что наши чиновники все же узаконят оборот оружия под патроны Флобера.
  2. Второй – всем владельцам придется получать лицензию или проводить экспертизу.

Вот уже несколько лет решение откладывается, что приводит лишь к увеличению числа нелегальных стволов.

Если попробовать совершить покупку Флобера в сети Интернет, то по запросу будет предложено огромное количество сайтов. Можно заметить, что среди них не будет официальных интернет-магазинов, ведущих свою деятельность в рамках российского законодательства. Эти организации просто не желают запятнать свою репутацию. На многих форумах постоянно проскакивают объявления о продаже «флоберов». Однако дальше единичных реплик дело не заходит.

И все-таки купить Флобер в России теоретически можно. Достаточно зайти на украинский сайт, где есть возможность заказывать оружие. Остается только решить проблему с доставкой. До осложнения отношений широко использовались услуги транспортных компаний. Сегодня при оформлении на сайте заказа российских регионов просто нет в перечне. Все вопросы придется решать непосредственным звонком. Многие сайты на поверку оказываются клонами украинских магазинов.

Наконец, последний способ приобрести пистолет – купить его в Украине и ввезти в Россию. При обнаружении ствола владельца заставят проходить экспертизу. В лучшем случае эксперт признает оружие не огнестрельным. Но существует вероятность того, что результаты экспертизы отразятся плачевно. Эксперт может определить, что оружие возможно переделать в боевое, завысить скорость пули или установить, что патроны могут быть переделаны в боевые, тогда горе-владельца ждет статья 222 УК.

Из всего изложенного мы определяем, что риск оказаться вне закона гораздо выше привлекательной цены. Владельцы утверждают, что оружие под патроны Флобера по своим показателям не стоит того, чтобы его покупать с риском потерять свободу. Если необходимо легальное оружие с подобными функциями, то проще купить пневматику. При желании иметь более мощное оружие – оформить разрешение на травматику.

Патрон Флобера. Почему его называют «детский патрон»? | Законы и безопасность

«Патрон Флобера (в англоязычных странах более известны как .22 CB Cap или .22 BB Cap) — разновидность патронов кольцевого воспламенения, в которых отсутствует пороховой заряд, а роль метательного вещества выполняет капсюльный состав». Википедия.

Главное отличие патронов Флобера от других современных боеприпасов — отсутствие порохового заряда. Его нет совсем! Пуля «выпуливается» из ствола взрывом капсюльного состава, который находится в закраине гильзы. Поэтому патрон Флобера формально относят к патронам кольцевого воспламенения.

Изобретатель этого патрона мастер-оружейник Луи Флобер (фр. Louis Flobert) впервые испытал своё изобретение в далеком 1843 году. В 1845-м патрон стал стабильно «пулять». Патент на изобретение нового вида боеприпасов был выдан в 1849-м. Современная версия патрона Флобера была разработана в 1888-м и с тех пор практически не изменилась.

Первоначально патроны Флобера изготавливали калибром 9 мм. Однако для метания тяжелой свинцовой пули мощности капсюльного заряда было явно мало. Сначала калибр этого 9 мм патрона уменьшили до 6 мм, затем до 22-го дюймового (5,56 мм), который используется по настоящее время. Самый малый калибр выпускаемых в настоящее время патронов Флобера — 4,2 мм, меньше, чем у современной тировой пневматической винтовки.

Очень малая мощность этих патронов повлияла на сферу применения.

1. Для приобретения навыков стрельбы из огнестрельного оружия. До революции 1917 г. в России было очень популярно детское ружьё «Монте-Кристо». Поэтому и патроны для него называли «патрон для системы Монте-Кристо» или просто «Монте-Кристо». Надо сказать, что громыхало это ружьё совсем как «взрослое», да и техника безопасности при обращении с ним не отличалась от обычного огнестрельного оружия. При неблагоприятном стечении обстоятельств последствия ранения пулей из этого патрона могут быть самые плачевные.

2. Для спортивно-развлекательной стрельбы на очень небольшие расстояния, часто в пределах комнаты. Именно из-за этого патрон Флобера называли ещё «патрон для комнатной стрельбы».

3. Для отстрела мелких грызунов.

Где же применяются в настоящее время эти предназначенные изначально для «комнатной стрельбы» патроны Флобера? Всё так же — для развлекательной стрельбы и отстрела мелких грызунов.

Неожиданный всплеск интереса к оружию под патрон Флобера произошел, когда развалился Советский Союз. Власти некоторых стран СНГ, например, Украины, разрешили покупать оружие под патрон Флобера калибра 4,2 мм, почти огнестрельное оружие, всем гражданам страны, достигшим 18 лет без всякого разрешения. Недобросовестные продавцы тут же пустили слух о якобы высокой эффективности этого оружия для целей самообороны. Ещё бы. Грохочут эти револьверчики как «настоящие», пуля навылет пробивает сухую сосновую доску толщиной 2 см или толстую книгу. Однако, на практике, энергия этой пульки (4,2−7 Дж) настолько мала, что, даже попадая в незащищенное одеждой тело, она лишь застревает под кожей. Правда, при попадании в глаз или горло летальный исход также возможен.

Современное оружие под этот патрон — в основном револьверы для развлекательной стрельбы (плинкинга). Калибр 5,56 мм, 4,5 мм и 4,2 мм. В больших количествах выпускают оружие под патрон Флобера в Бразилии, США и Германии.

Во многих странах мира оружие под этот патрон всё же приравнивают к короткоствольному огнестрельному. Так, законодательство Российской Федерации не делает разницы между оружием под патрон Флобера с мощностью разрешенной к свободной продаже пневматики (до 7,5 Дж) и оружием под армейский патрон, например, 9×19 мм Парабеллум с мощностью 450 Дж. Так что пересекать границу с такой «игрушкой» чревато… В России запросто можно получить два года…

На основе патрона Флобера был сделан патрон кольцевого воспламенения для стрельбы из мелкокалиберного пистолета .22 Short (короткий 22-го калибра), который производится и по настоящее время. А уже на основе патрона .22 Short, для стрельбы из мелкокалиберной винтовки, путём удлинения гильзы и увеличения веса порохового заряда был изготовлен суперпопулярный патрон .22 LR («long rifle» — длинный винтовочный), самый распространённый в настоящее время спортивно-охотничий патрон.

В то время, когда пишется эта статья, патрончику этому уже стукнуло более 170 лет, если считать с момента первого испытания. И умирать он явно не собирается.

Пистолеты и револьверы под патрон Флобера, что это такое?

Патрон Флобера – специфический боеприпас, которые оружейные компании мира начинают производить и продавать с 1849 года. Он сильно отличается от обычных боеприпасов. В первую очередь тем, что не имеет пороховой навески, а в качестве метательного заряда используется капсюль кольцевого воспламенения.

В свое время под патрон Флобера выпустили немало образцов пистолетов и револьверов. При этом мощность выстрела мала и оружие можно причислить к нелетальному. В ряде стран оружие под этот патрон разрешено к свободной продаже. Даже в СССР свободно приобретали такие изделия. Однако стоит отметить, что уже в 20-м веке популярность боеприпаса начала резко снижаться. Сейчас его используют только для развлекательной стрельбы по бутылкам, ведь он не может пробить даже 3-мм лист фанеры.

Патрон Флобера что это

В середине 19-го века оружейная мысль постепенно начала приходить к понятию унитарного боеприпаса. Именно в таком направлении думал оружейник Louis Flobert, и его идея вылилась в создание нового типа боеприпаса. Патроны Флобера запатентовали в 1845 году и представляли собой сферическую или коническую пулю с ободком капсюля. Последний отвечал за роль метательного заряда и воспламенитель. Официально патроны начали производить в 1849 году.

Спустя некоторое время стали производить оружие под патрон Флобера. В те годы это были револьверы. Первые боеприпасы имели калибр 9-мм, но вскоре их заменили на 4,2-мм, 4,6-мм и 6-мм. Благодаря малому шуму и низкой отдачи они скоро стали распространены по всему миру. Но стоит отметить, что с появлением гильзовых боеприпасов популярность боеприпасов резко начала снижаться. Например, в США их прекратили выпускать в 40-е годы прошлого века. И дело не только в малой мощности, но и высокой цене.

Интересно, что в основном распространены именно револьверы, а пистолеты Флобера встречаются редко. Одним из таких исключений стал советский ПМФ-1, который делали из обычного ПМ. В Российской Империи все модели имели общее название – «Монте Кристо».

Назначение оружия

Стоит отметить, что оружие под патрон Флобера в настоящее время используют только в двух случаях:

  • Самый распространенный вариант – развлекательная стрельба. В этом плане пистолеты и револьверы стремительно уступают свое место пневматике. Дело в том, что скорость полета пули составляет всего 200 м/с. У пневматики она не сильно ниже, но при этом каждый выстрел стоит дешевле;
  • При самообороне изделия под патрон Флобера, тоже не отличаются особой эффективностью. Даже с учетом относительно высокой скоростью полета, их малый калибр не имеет высокой убойной или останавливающей способности. В то время, как 9 и 10 миллиметровые резиновые пули наносят существенный вред при попадании.

Интересно, что в некоторые боеприпасы пробовали встроить обычный пороховой заряд, но это не принесло особого эффекта и от идеи отказались. Зато в 1888 году боеприпас совместили с гильзой, и получили почти боевой вариант боеприпаса. Хотя сегодня его больше используют для спортивно-тренировочного оружия.

Легальность оружия Флобера в России

В нашей стране оружие под патрон Флобера легально приобрести невозможно. И дело здесь не в его спецификациях. Проблема заключается в законах РФ. Дело в том, что в положениях об огнестрельном оружии нет отдельного упоминания изделий, использующих такой необычный боеприпас. Поэтому его классифицируют как полноценное боевое оружие. В результате чего хранение и применение может привести как минимум, к административной ответственности, а как максимум – получить уголовное дело.

Самое интересное, что на территории ряда бывших советских республик пистолеты и револьверы под патрон Флобера свободно распространены и продаются, как спортивно-развлекательное орудие. В той же Украине сейчас продолжается выпуск еще советских образцов патронов. При этом они значительно дешевле западной продукции.

 Сегодня в Государственной думе периодически всплывают инициативы о разрешении короткоствольного оружия для свободной продажи. Если такое случится, то патрон Флобера в России и оружие под него можно будет свободно приобретать.

Револьвер Флобера описание

Под патрон выпустили немало разнообразных образцов вооружения. При этом некоторые используют такое понятие, как револьвер Флобера. Однако оно в корне неправильно. Дело в том, что конкретно Флобер не создавал собственный вариант револьвера. Под этим понятием подразумеваются вообще все модели оружия с барабаном, которые используют этот боеприпас.

 

В своей конструкции револьверы Флобера мало чем отличаются от простых изделий. Для активации патрона боек ударяет по капсюлю и происходит выстрел. Пожалуй, главное отличие заключено в калибрах. Они у изделий под боеприпас Флобера сильно меньше, чем у простых.

Как выбрать оружие под патрон Флобера

В основном вопрос стоит в выборе револьвера под патрон Флобера. При покупке стоит обратить внимание на ряд факторов:

  • Длина ствола. От этого параметра зависит начальная скорость полета пули;
  • Материал барабана. Есть из алюминиевого сплава и стали. Первый легче, второй надежней;
  • Количество патронов в барабане;
  • Цена.

В основном выбор зависит от личных предпочтений, возможностей кошелька и разрешен ли он в вашей стране.

Несколько моделей револьверов и пистолетов

Производство оружия под Флобер патроны сегодня с каждым годом снижается. Промышленники вкладывают средства в более перспективные направления. Но выбор остается достаточно широки и тут описаны только самые распространенные и известные модели.

 Несмотря на заниженные характеристики изделий под патрон Флобера, все они отличаются популярностью. При этом стоимость моделей может достигать и превышать оную у полноценного боевого оружия.

ПМФ-1

Советские пистолеты под патрон Флобера калибра 4-мм. Оружие переделывали из боевых образцов ПМ и активно использовали для учебной стрельбы по мишеням. Несмотря на то что его производили в СССР – это запрещенное в России оружие. При этом в некоторых странах СНГ он разрешен и используется по назначению. Весь пистолет выполнен из стали и имеет деревянные щечки рукоятки. Скорость полета пули невысока. Точная стрельба возможна на дистанции 10 метров.

Револьвер Ekol Viper 4 5

Производимые в Турции револьверы под патрон Флобера с калибра 4,2 мм, выполненный из оружейной стали. Отличается качеством обработки материалов и эргономикой. Цифры «4,5» в названии означают длину ствола, а не калибр. Барабан повышенной емкости на 9 зарядов. Средняя цена по миру составляет около 90 долларов. По статистике, это самая распространенная модель под такой боеприпас.

Weihrauch HW4 6

Классический по внешнему виду револьвер Флобера, выпускаемый в Германии. От остальных моделей отличается в первую очередь качеством проработки деталей и используемыми материалами. Оттуда и высокая цена в 400 американских долларов. Длина ствола составляет 6 дюймов, что позволяет разогнать пулю до 180 м/с. Достойный образец, разрешенный в мире, кроме нескольких стран.

Me 38 Magnum 4r

Американский револьвер, который использует усиленный патрон Флобера, что позволяет разогнать начальную скорость полета пули до 220 м/c. Изделие имеет брутальный внешний вид и очень похож на револьверы под патрон «Магнум».

Изделие компании Zbroia

В отличие от России на Украине продолжают выпускать и свободно продавать изделия под патрон Флобера простым гражданам. Известным поставщиком стала фирма Zbroia. Они занимаются охотничьи и спортивным снаряжением, но также выпускают револьверы для развлекательной стрельбы.

Profi 4 53

Украинские револьверы под патрон Флобера PROFI 4.5″ недорого стоят и широко распространены на постсоветском пространстве. Относительно короткий ствол не дает пуле разогнаться и скорость полета пули находится в пределах 150 – 160 м/с.

Видеообзор оружия под патрон Флобера

Очень ждем ваших комментариев, с уважением редакция сайта ProGuns ↓

Патроны Флобера : виды , характеристики, правильный подбор

Патрон Флобера – Доступный боеприпас!!


Выбирая себе оружие для спортивной и развлекательной стрельбы, начинающие стрелки не в должной мере отдают себе отчет в выборе боеприпаса, которым в дальнейшем будут пользоваться, об особенностях и возможности применения в конкретной модели пневматических винтовок, модели пневматических пистолетов, модели револьверов под патрон Флобера, модели стартового пистолета. А зря , т.к зачастую спортивно-развлекательное оружие имеет разный калибр, разный тип боеприпаса и, соответственно, разную стоимость самого боеприпаса. В данной статье по говорим о патронах Флобера и их разновидностях.

Патроны кольцевого воспламенения ( флоберы ) имеют большую популярность т.к не являются запрещенными и не попадают под действие разрешительной системы, о чем мы писали ранее в статье и давали юридическую справку для какого оружия не нужно разрешение от правоохранительных органов. Потому оружие под патрон Флобера очень востребовано среди любителей спортивной стрельбы. активного отдыха, а так жене секрет, что его приобретают и для самообороны...

Сегодня можно, без особых затруднений, купить патрон Флобера в Харькове, Киеве, Одессе, Днепре, Запорожье, Львове, Ровно, Херсоне, Крапивницком, Чернигове, Черкассах, Черновцах, Виннице и других городах Украины. Так же, учитывая наш многолетний опыт и отзывы покупателей о работе интернет-магазина "На Мушке", сделать это безопасно и качественно Вы можете через наш сайт любым удобным для Вас способом. Мы предоставляем качественые услуги и консультацию для наших клиентов, проводим постоянные акции и скидки на товары высокого качества, а так же мониторим рынок и стараемся чтоб у нас была самая низкая цена на патроны Флобера .

Но перед тем как купить данный боеприпас, стоит разобраться в их характеристиках и видах и понять для себя, почему , именно, Патрон Флобера ?


Из истории...

Патроны Флобера являются одними из боеприпасов кольцевого воспламенения. Особенность их заключается в том, то пули не имеют порохового заряда. В них содержится специальный капсульный состав.

Первый образец данного продукта создал оружейник из Франции, Луи Флобер. Первоначальный прототип современных патронов Флобера имел круглую основу, вставленную в специальный воспламенитель. Изначально презентацию данной модели Луи Флобер сделал в 1845 году, а запатентовал свое изобретение всего через несколько лет, в 1849.

Самый первый вариант патрона Флобер сделал калибром в 9 миллиметров. Но потом стали выпускать варианты и другие, в 6 мм и 4 мм. Данные варианты боеприпасов быстро стали набирать популярность не только по Франции, но и во всем мире. И до наших дней они ценятся своей надежностью, невысокой стоимостью, достаточно сильным звуком во время выстрела для создания шумового эффекта.

Впоследствии в Америке патрон Флобера был усовершенствован. У него изменился калибр до 5.6 миллиметров. В нем был применен порох, так что получился пороховой тип патрона с кольцевым воспламенением.


Особенности применения пули Флобера

Купить патрон Флобера сегодня Вы можете в свободной продаже без особых проблем, в частности есть патроны в наличии и в интернет магазине " На мушке ".  В продаже они упаковками по сто или двести штук в зависимости от производителя. Самый распространенный калибр данного типа боеприпасов в Украине составляет 4 мм. т.к не требует специального разрешения для хранения и использования. Для незначительного усиления мощности патрона Флобера ,  используется обжимка для патронов Флобера. Она помогает увеличивать скорость выстрела за счет увеличения компрессии в гильзе боеприпаса без внесения изменений в заряд патрона.

Данный боеприпас производится с конической пулей свинцового типа. Также есть варианты и сферической формы. Патрон Флобера 4мм. служит для использования в револьверах под патрон Флобера, винтовках под патрон Флобера , а так же пистолетах под патрон Флобера. Применяется это оружие для тренировок и отрабатывания меткости во время спортивной и развлекательной стрельбы, в тирах и на природе, в специально оборудованных для этого местах. А так же для подачи звуковых сигналов в целях самообороны и для тренировки служебных животных.

Использование патрона Флобера отличается от применения патронов с пороховым зарядом более низким уровнем шума во время выстрела. Это происходит по причине отсутствия дульного пламени, которое и создает шум в обычном огнестрельном оружии.

Патроны Флобера 4мм разрешены к использованию в Украине и не считается опасными, потому, что не могут причинить при попадании в человека существенного вреда. Однако, при их использовании необходимо быть крайне осторожными и соблюдать элементарные правила обращения с оружием. Прежде всего ни когда, ни при каких условиях не направляйте ствол Вашего оружия в направлении человека...

    


Конструкция и выбор патрона Флобера

Если остановиться детальнее на особенностях конструкции, то увидим следующее. Внутри нет порохового заряда. Капсюль в данном случае выступает в качестве гильзы. Воспламеняется же при выстреле специальный капсюльный состав.

Патроны Флобера используются в различных моделях различных производителей. Самые известные это Stalker , ALFA , Safari ,Taurus , EKOL , СЕМ и др. Мощность выстрела патроном Флобера не превышает 7.5 Дж. Скорость полета пули, в зависимости от модели, длинны ствола и качества оружия может быть от 160 до 250 метров в секунду.


Немцы или Чехи? Какие патроны выбрать?

На рынке Украины патроны Флобера представлены двумя производителями. Это патроны Флобера производства Чешского завода Sellier & Bellot , так же этот завод выпускает патроны SIGAL и Немецкого производства Dynamit Nobel.

Патроны обоих производителей Вы можете купить на нашем сайте по доступной цене. А мы разберем их более подробно...

1. Sellier & Bellot - чешские патроны Флобера, прекрасно показывают себя во время применения. В отличии от "немцев" подходят для стрельбы из всех моделей револьверов и пистолетов . Длина гильзы этого боеприпаса 6.4 м.м. Продаются в упаковках по 200шт. По своей мощности уступают Sigal и Dynamit Nobel , но при этом имеют более низкую стоимость.

2. Sigal - чешские патроны Флобера, несколько мощнее ,чем Sellier & Bellot (как заявляет производитель - плюс 20% к мощности) , но уступают Динамит Нобел. Длина гильзы так же 6,4 мм. Упаковка 200шт.

3. Dynamit Nobel - немецкие патроны Флобера. ("Желуди") Знаменитый немецкий бренд, который успел хорошо себя зарекомендовать за годы существования. Немецкий Патрон

Флобера имеет длину гильзы 8.1 миллиметров, Преимуществом немецкого патрона является его мощность . Он порядком мощнее , чем его чешские аналоги, но при этом есть ряд недостатков. Во-первых это более дорогая стоимость ( в два раза дороже чем "чехи"), во-вторых - "немец" подходит для использования не во всех моделях револьверов и пистолетов под патрон Флобера. По сему,при покупке этот момент не поленитесь уточнить у нашего консультанта. Продаются упаковками по 100 штук. Более высокая стоимость не компенсируется прекрасным качеством.

Как выбрать и купить патроны Флобера?


Все очень просто!! Вам необходимо зайти на наш сайт " На мушке " ,перейдя на прямую из гугл поиска , либо через ссылки , указанные синим цветом в тексте статьи и оформить заказ товара через корзину, или в телефонном режиме, по номерам указанным на сайте, связавшись с нашим консультантом.

У нас в продаже исключительно проверенные, качественные и надежные боеприпасы (патроны Флобера) диаметром 4 миллиметра . Так же Вы можете приобрести патроны Флобера по штучно. Цены и количество согласовывайте с менеджером по телефону...

Звоните сейчас, чтоб завтра уже стрелять!!!

Оружие под патрон Флобера - ROZETKA

Что такое оружие под патрон Флобера

Различное оружие под патрон Флобера пригодится для различных потребностей, в зависимости от предпочтений и нужд покупателя. Недавно распространялся стереотип о возможности использования в целях защиты. Разрушился мнениями и отзывами экспертов. Он не только не подходит для этого, но еще и максимально непригоден в таких условиях.

Факт объясняется маленьким диаметром пули. Несомненно, по случайности или неосмотрительности может причинить вред человеку или даже пронзить мягкие ткани, а то и того хуже – застрять в них. Однако, это абсолютно воля случая. Подтверждено, что этим орудием куда безопаснее пользоваться в спортивной стрельбе или просто для развлечения, вроде, попадания по мишеням. Это вовсе не означает, что стрелять из него можно везде. Правильнее всего подбирать специальные безлюдные места, а лучше стрельбища, оборудованные именно под этот вид досуга.

Идея создать оружие под патрон Флобера зародилась в далеком 1845 году во Франции. Именно в это время профессиональные стрелки и любители смогли опробовать новое, на тот период орудие. Тогда оно выполняло совсем другие предназначения. Нередко его применяли фигуры криминальной эпохи для грабежей, разбоев и прочей незаконной деятельности.

Сейчас же, когда оружейный ассортимент невероятно пополнился, в таком агрегате попросту нет острой потребности. К нему относятся с уважением, как к раритету и достоянию былых времен. Несмотря на потерю актуальности, встречается он довольно часто и имеет высокий спрос, на ряду с растущей популярностью. Это обусловлено тем, что такие пистолеты одни из немногих, на которые не требуется разрешение. Это связано с тем, что они были признаны не травмоопасными и практически безвредными. Действительно мощность большинства разновидностей довольно низка, чтобы нанести серьезные увечья. Скорость выстрела зачастую достигает не больше 180 м/с. Этого вполне достаточно, чтобы поразить фарфоровую тарелку, но недостаточно для того, чтобы пробить человеческую кость.

Технические и внешние характеристики

К основным параметрам продукции можно отнести громкость выстрела. Зачастую это не является чем-то существенным. Громкий звук при выталкивании снаряда просто придает пущей эффектности. Говоря опять же о стычках с недоброжелателями такое воздействие может сыграть свою роль, запугав противников.

Касательно конструкционных особенностей, оружие под патрон Флобера представлено преимущественно револьверами. Такая конструкция выглядит элегантно в сравнении с теми же громоздкими и грубыми пистолетами Макарова. Различия между ними состоят и по снаряду. Если у последних – он обладает внушительным диаметром, то в данном случае это всего лишь небольшая литая пулька в 4 миллиметра и весом не больше 0,5 грамма.

Говоря о визуальных достоинствах, можно отметить красивую рукоять. Она может быть выполнена из разных материалов. Подчеркнуть статус владельца поможет деревянная ручка. Выглядит она поистине шикарно. Дерево сотни лет уже не уступает по внешним качествам прочим аналогам. Агрегаты с такой ручкой, конечно, и стоимость будут иметь соответствующую. Их принято считать разновидностями дорогого сегмента.

Как сделать выбор

Перед тем, как выбрать – необходимо понять практичность покупки и ее целевая надобность. Как уже говорилось раннее, защитить себя при помощи него будет проблематично, а вот нанести себе травмы по неосторожности вполне легко. Поэтому стоит понять изначально нужно ли оно вообще, ведь в принципе не так принципиально из чего делать дырки в банке или старых куклах.

Прежде, чем опустошать кошелек – важно определить, что хочется от такого приобретения. Для любителей ностальгии и романтики – это будет идеальное решение. Также отлично подойдет на подарок мужчине. Такой презент подчеркнет уважение и авторитетность и подарит незабываемые ощущения погружения в моменты детских войнушек. Не стоит спешить с выводами о том, что пушка подойдет только для сильной половины человечества. Существуют целые линейки дамских модификаций, которые соответствуют по размеру и дизайну. Ценовая политика у них такая же, как и мужских вариаций.

Покровитель Флобера - что это? Армированный патрон Флобера

Люди, увлекающиеся огнестрельным оружием, прекрасно знают покровителя Флобера. Что это за боеприпасы и для чего они нужны? Этот тип кольцевых патронов представляет собой капсулу, в которую запрессована сферическая пуля.

Краткие сведения о боеприпасе

Малогабаритный патрон Флобера, отзывы поклонников оружия о котором в подавляющем большинстве только положительные, был изобретен еще в далеком 1845 году. Его первоначальное предназначение сводилось к учебной стрельбе.Французский оружейник, который его изобрел (Луи Флобер), назвал свое уникальное изобретение своим именем. Он запатентовал свое детище три года спустя (в 1849 году). Такие боеприпасы не подходят для стрельбы на дальние дистанции, так как им не хватает убойной силы. Присмотритесь к покровителю Флобера. Что это за товар? В каких случаях он используется? Его рукав наполнен специальным детонирующим составом (чаще всего в этой роли бертолетская соль, или хлорат калия). Пороховой заряд в таких патронах отсутствует.

Покровитель Флобер. Что это за боеприпасы и каковы их свойства?

Такие боеприпасы не могут причинить серьезного вреда человеку и крупным животным. Их используют для спортивной, целевой или развлекательной стрельбы, а иногда и для стрельбы по мелким грызунам (мышам и крысам). Даже самые мощные патроны Флобера не издают характерного громкого шума при выстреле. При этом практически отсутствует пламя, которое обычно появляется при стрельбе.

Долгая эволюция патронов Флобера

Многие новички не знают, какой револьвер под патрон Флобера стоит покупать? Это связано с тем, что за многие десятилетия упомянутый вид боеприпасов сильно изменился.Первые патроны этого типа, выпускавшиеся в США и Европе, имели всего один калибр - 9 мм. Оружие для покровителя Флобера в то время было довольно легко подобрать. Позже, в 1888 году, эти боеприпасы модернизировали в Америке. Именно тогда они приобрели современный вид. На сегодняшний день они производятся только в странах Европы. При этом патроны могут иметь такие калибры: 4 мм и 5,6 мм. Как правило, у них пуля сферической формы, хотя в продаже можно встретить экземпляры с конической (конусной) «начинкой».

Патрон Флобера в России

Чаще всего в Российской Федерации встречаются патроны этого типа производства чешской компании Sellier & Bellot или немецкой компании Dynamit Nobel. Эти всемирно известные оружейные бренды давно зарекомендовали себя на рынке СНГ. Патрон Флобера от этих производителей имеет калибр 4,0 мм. Он оснащен полусферической пулей массой 0,5 г. Несмотря на общие схожие параметры, они все же имеют незначительные отличия. Таким образом, патроны немецкой компании характеризуются капсюлем из более тонкого цветного металла.На его дне отпечаток в виде желудя. Продукция чешской компании изготовлена ​​из стали. Они немного короче немецких. Несмотря на это, мощность обоих патронов одинакова. Скорость пули при вылете из канала ствола около 200 м / с. Что касается дульной энергии, это всего лишь около 10 Джоулей.

Цена вопроса

Несмотря на то, что рассматриваемый боеприпас не считается огнестрельным оружием как таковым, патрон Флобера, цена которого составляет около 20 рублей за 1 единицу, легально не продается в России.Их аттестация и распространение на территории нашей страны на законных основаниях затруднены из-за отсутствия соответствующей законодательной базы. Но практически любой желающий может купить эти агрегаты в нескольких специализированных интернет-магазинах. Эти снаряды продаются в коробках по 100 или 200 штук.

Взаимозаменяемость патронов Флобера

Боеприпасы немецких и чешских производителей взаимозаменяемы. Из их правила есть лишь несколько исключений. Таким образом, немецкие копии не подходят для револьвера Kora Brno чешского производства.Для него нужен только соответствующий покровитель Флобера. Что это означает? Некоторое оружие предназначено только для стрельбы «родными» боеприпасами. Итак, Кора Брно «заточена» только под чешские патроны. То же можно сказать и о немецком револьвере ME: для него можно использовать только отечественные изделия.

Патрон Флобера калибра 5,6 мм

Этот боеприпас является одним из самых крупных, предназначенных для гражданского оружия. Некоторые производители выпускают их со свинцовой пулей без украшений, имеющей коническую форму.Также иногда встречаются и другие варианты патронов того же калибра. Их отличает сферическая пуля.

Скорость пули при стрельбе патронами Флобера

Хотя по законодательству РФ покровители Флобера не могут их свободно продавать, они остаются одними из самых маленьких боеприпасов. При вылете из ствола револьвера пуля имеет начальную скорость, редко превышающую 200 м / с. По мощности его можно приравнять к боеприпасам средних пневматических винтовок.Единственный весомый аргумент против их свободной продажи - это то, что по массе пуля намного превосходит снаряд от пневматики. Из-за этого он может достигать энергии 60 Дж, что само по себе при неправильном или случайном обращении может привести к серьезным травмам.

Применение оружия, предназначенного для этих боеприпасов

Пистолет под патрон Флобера может использоваться не только как стрелковое оружие. Он часто используется для самообороны, когда жертва и атакующий разделяют относительно небольшое расстояние.При использовании этого вида оружия существует определенная закономерность: чем длиннее ствол пистолета или револьвера под патрон Флобера, тем тише звук выстрела. В данном случае он играет роль своеобразного «глушителя».

Выбор оружия

Есть несколько секретов выбора правильного оружия. Револьвер или револьвер под патрон Флобера выбирается особым образом. Но его описание - тема другой статьи. Поэтому ограничимся небольшим замечанием.Итак, для гладкоствольного оружия лучше всего подходят патроны, в которых пуля имеет форму шара.

Мировые цены на патроны Флобера

Поскольку этот тип боеприпасов был снят с производства в США еще в 40-х годах ХХ века, их стоимость в этой стране достаточно высока. Так, пачка патронов (100 шт.) Обойдется американскому стрелку примерно в 25 долларов. В Европе их цена немного ниже.

Проблемы законодательства

В России этот вид боеприпасов и оружия к нему очень редок.В Украине же использование таких агрегатов разрешено, поэтому многие жители РФ приобретают револьвер для патрона Флобера и «начинку» для них в этой стране. Однако следует помнить, что их хранение может привести к серьезным неприятностям. Поскольку оборот этого вида оружия в России не легализован, такая покупка чревата проблемами с правоохранительными органами.

Продажа оружия под патрон Флобера в Украине

Сегодня в этой стране разрешена продажа боеприпасов Флобера и оружия к ним.Особенно востребованы те, у кого калибр 4 мм. Такая популярность связана с отсутствием необходимости получения специального разрешения на ее ношение и использование. Также привлекает покупателей и простота дизайна. Помимо всего прочего, и оружие, и боеприпасы имеют гораздо более низкую цену, чем другие товары такого рода. К его основным достоинствам также можно отнести безопасное использование владельцем, простоту эксплуатации и легкое обучение стрельбе.

Модели оружия под патрон Флобера

Сегодня существует несколько различных моделей револьверов.Их отличает простая и надежная конструкция. При этом в них отсутствует ряд недостатков, снижающих их технические характеристики. Подавляющее большинство моделей такого оружия изготавливается из новейших цинковых сплавов. У них нет стальных деталей в самых ответственных местах. Практически все современные образцы имеют значительный зазор между стволом и барабаном с гнутыми каморами. Выбирая для себя подходящую модель, следует помнить, что для свинцовых гильз без гильзы выбираются нарезные стволы, которые отличаются так называемой «прогрессивной ступенью».Постепенно снижается до минимума. В продаже его можно найти как сигнальное оружие со специальной комплектацией, позволяющей стрелять фляжками Флобера, а также предназначенные только для этого пистолеты и револьверы. Например, для патрона Флобера могут быть использованы такие модернизированные сигнальные модели, как 9-мм полуавтомат GAS ALARM и Walter R-38. Многие мастера пытаются самостоятельно переделать оружие, но такая «переделка» может привести к довольно серьезным последствиям. Поэтому люди, разбирающиеся в оружии, рекомендуют покупать продукцию серийного производства, которая отличается очень хорошими техническими характеристиками и высоким уровнем безопасности.Из специализированного оружия можно выделить следующие револьверы:

  • ALFA model 431, 440 или 461.
  • Ekol Major Berg.
  • «Сафари».
  • «Арминий».
  • «Альфа».
  • ME 38 Pocket-4R.
  • Кора Брно.
  • «Шмайссер».
  • Телец 4.
  • PROFI.
  • «Магнум».
  • Ekol Arda.
  • Бекас.
  • «Кимар».
  • Сталкер.
  • «Цезарь».

Все перечисленные модели отличаются высокой надежностью и имеют отличный внешний вид.Они изготовлены из современных высокопрочных материалов. В продаже есть различные модификации, которые различаются цветом, материалом, формой ручки и так далее. Поэтому даже самый требовательный поклонник оружия сможет найти для себя подходящее изделие. Также очень востребован для стрельбы патронами Флобера такой пистолет, как ЦЕМ ПМФ-1.

Усиление патрона Флобера

Как известно, одной из важнейших характеристик любого оружия является дальность стрельбы. Патрон Флобера изначально для этого не предназначался, но со временем некоторые производители упомянутых боеприпасов решили порадовать своих покупателей.Недолго думая, сделали небольшую модернизацию этого снаряда, снабдив его дополнительным (пусть и незначительным) зарядом пороха. Боеприпас с улучшенными характеристиками называется просто: патрон Флобера усиленный. Так, на рынке оружия недавно появилась продукция чешской компании под торговой маркой Sigal. Эти мощные патроны Флобера имеют следующие преимущества:

  • Производитель увеличил пиротехнический заряд, поэтому его мощность увеличилась примерно на 20%.
  • Новый боеприпас практически универсален. Он подходит практически для всех видов оружия, предназначенного для стрельбы такими патронами.

Стоимость их немного превосходит другие аналогичные снаряды. Но нужно помнить, что эти агрегаты могут быть даже более травматичными, чем обычные. Некоторым доморощенным мастерам удается самостоятельно укреплять покровителей Флобера. Они пытаются засыпать порошок в рукав. Но такие эксперименты очень опасны и запрещены законом. Самый «безобидный» метод усиления - это «прибивание» этой амуниции.Если он не сильно ударится по бассейну, когда он стоит на ровной и твердой поверхности, вы можете увеличить его скорость до 220 м / с. Но! Такой патрон Флобера (усиленный) можно использовать только для стрельбы из пистолета из прочной стали, а не из сплавов.

Безопасность при стрельбе патронами Флобера

Несмотря на кажущуюся безопасность таких боеприпасов, нельзя халатно соблюдать меры предосторожности. Специалисты-оружейники свидетельствуют, что патрон Флобера калибра 4 м при стрельбе с расстояния в 3-5 м оставляет повреждения кожи с раневыми каналами.Несмотря на довольно низкую скорость полета, такая особь приводит к повреждению мышечных волокон, подкожно-жировой клетчатки, грудины, ребер. Такие раны приравниваются к средней степени тяжести. Особенно опасны поражения глазного яблока, способные привести к летальному исходу. Вот почему так важно соблюдать безопасность обращения с этим оружием.

p>

покровителей Флобера - что это? Патрон Флобера усиленный - 4 info

Люди, увлекающиеся огнестрельным оружием, хорошо знают патрон Флобера.Что это за боеприпасы и для чего они нужны? Этот тип патронов кольцевого воспламенения представляет собой капсулу, в которую запрессована сферическая пуля.

Краткая информация о боеприпасах

Малогабаритный патрон Флобера, отзывы о котором в подавляющем большинстве только положительные, был изобретен любителями оружия еще в 1845 году. Изначально он предназначался для тренировки стрельбы. Изобрел его французский оружейник (Луи Флобер) и дал этому уникальному нововведению название. Он запатентовал свое творение спустя три года (в 1849 году).Такой боеприпас не подходит для стрельбы на дальние дистанции, так как не обладает достаточной поражающей силой. Рассмотрим подробнее патрон Флобера. Что это за товар? В каких случаях он используется? Его гильза заполнена специальным детонирующим составом (чаще всего в этой роли выступает бертолетная соль или хлорат калия). В таких патронах нет порохового заряда.

Покровитель Флобера. Что это за боеприпасы и каковы их свойства?

Такие боеприпасы не могут причинить серьезного вреда человеку и крупным животным.Их используют для спортивной, целевой или развлекательной стрельбы, а иногда и для стрельбы по мелким грызунам (мышам и крысам). Даже самые мощные патроны Флобера не издают характерного громкого шума при выстреле. При этом практически отсутствует пламя, которое обычно появляется при стрельбе.

Долгая эволюция патронов Флобера

Многие начинающие стрелки не знают, какой револьвер выбрать для патрона Флобера? Это связано с тем, что за многие десятилетия этот тип боеприпасов претерпел значительные изменения.Первые патроны этого типа, выпускавшиеся в США и Европе, имели всего один калибр - 9 мм. Оружие под патрон Флобера в то время было довольно легко подобрать. Позже, в 1888 году, эти боеприпасы модернизировали в Америке. Именно тогда они приобрели современный вид. Сегодня их производят только в странах Европы. При этом патроны могут иметь следующие калибры: 4 мм и 5,6 мм. Как правило, у них пуля сферической формы, хотя в продаже можно встретить экземпляры с конической (конической) «начинкой».

Патрон Флобера в России

Чаще всего в Российской Федерации встречаются патроны этого типа производства чешской компании Sellier & Bellot или немецкой компании Dynamit Nobel. Эти всемирно известные оружейные бренды давно зарекомендовали себя на рынке СНГ. Патрон Флобера от этих производителей имеет калибр 4,0 мм. Он оснащен полусферической пулей массой 0,5 г. Несмотря на общие схожие параметры, они все же имеют незначительные отличия.Так, патроны немецкой компании отличает капсюль из более тонкого цветного металла. На его дне отпечаток желудя. У продукции чешской компании гильзы изготавливаются из стали. Они немного короче немецких. Несмотря на это, мощность обоих патронов одинакова. Скорость пули при выходе из дульного среза составляет около 200 м / с. По дульной энергии это всего около 10 Дж.

Цена вопроса

Несмотря на то, что рассматриваемый боеприпас не считается огнестрельным как таковым, патрон Флобера, цена которого составляет около 20 рублей. за единицу, легально не продается в России.Сертификация и их распространение на территории нашей страны юридически препятствует отсутствию соответствующей законодательной базы. Но практически любой желающий может приобрести указанные агрегаты в нескольких специализированных интернет-магазинах. Эти снаряды продаются в коробках по 1 или 100 штук.

Взаимозаменяемость патронов Флобера

Боеприпасы немецких и чешских производителей взаимозаменяемы. Из этого правила есть лишь несколько исключений. Итак, немецкие экземпляры не подходят для револьвера Kora Brno чешского производства.Нужен только соответствующий патрон Флобера. Что это означает? Некоторое оружие предназначено только для стрельбы «родными» боеприпасами. Итак, Kora Brno «заточен» только под чешские патроны. То же можно сказать и о немецком револьвере ME: для него можно использовать только отечественные изделия.

Патрон Флобера 5,6 мм

Этот боеприпас является одним из самых крупных, предназначенных для гражданского оружия. Некоторые производители выпускают их с конической свинцовой пулей без оболочки.Также иногда встречаются и другие варианты патронов того же калибра. Их отличает сферическая пуля.

Скорость пули при стрельбе патронами Флобера

Хотя по российскому законодательству патроны Флобера не могут продаваться свободно, они остаются одним из наименее мощных боеприпасов. При вылете из дульного среза револьвера пуля имеет начальную скорость, редко превышающую 200 м / с. По мощности его можно приравнять к боеприпасам средних пневматических винтовок.Единственным весомым аргументом против их свободной продажи является то, что масса указанной пули значительно превышает массу снаряда от пневматики. Из-за этого он может достигать энергии 60 Дж, что само по себе при неправильном или неосторожном обращении может привести к серьезным травмам.

Использование оружия, предназначенного для этих боеприпасов

Пистолет под патрон Флобера может использоваться не только как стрелковое оружие. Его часто используют для самообороны, когда жертву и нападающего разделяет относительно небольшое расстояние.При использовании этого вида оружия прослеживается определенная закономерность: чем длиннее ствол пистолета или револьвера под патрон Флобера, тем тише звук выстрела. В данном случае он играет роль своеобразного «глушителя».

Выбор оружия

Есть несколько секретов выбора правильного оружия. Револьвер или револьвер под патрон Флобера подбирается особым образом. Но его описание - тема другой статьи. Поэтому ограничимся небольшим замечанием.Так, для гладкоствольного оружия лучше всего подходят патроны, к которым пуля имеет форму шара.

Мировые цены на боеприпасы Флобера

Поскольку этот тип боеприпасов был снят с производства в США еще в 40-х годах ХХ века, их стоимость в этой стране довольно высока. Так, пачка патронов (100 штук) обойдется американскому стрелку примерно в 25 долларов. В Европе их цена немного ниже.

Законодательные проблемы

В России этот вид боеприпасов и оружия очень редок.В Украине использование таких агрегатов разрешено, поэтому многие жители РФ приобретают в этой стране револьвер под патрон Флобера и «начинку» к ним. Однако имейте в виду, что их хранение может привести к серьезным проблемам. Поскольку оборот этого вида оружия в России не легализован, такая покупка чревата проблемами с правоохранительными органами.

Продажа оружия под патрон Флобера в Украине

Сегодня в этой стране разрешена продажа патронов Флобера и оружия к ним.Особым спросом пользуются те, что калибром 4 мм. Такая популярность объясняется отсутствием необходимости получать специальное разрешение на его ношение и использование. Также привлекает покупателей простота конструкции. Кроме всего прочего, и оружие, и патроны имеют цену, которая намного ниже, чем у других изделий подобного рода. К его основным достоинствам также можно отнести безопасное использование для владельца, простоту использования и легкое обучение стрельбе.

Модели оружия под патрон Флобера

Сегодня на рынке представлено несколько различных моделей револьверов.Их отличает простая и надежная конструкция. При этом они лишены ряда недостатков, снижающих их технические характеристики. Подавляющее большинство моделей такого оружия изготавливается из новейших цинковых сплавов. У них нет стальных деталей в самых ответственных местах. Практически все современные образцы имеют значительный зазор между стволом и стволом с расточенными камерами. Выбирая подходящую для себя модель, следует помнить, что нарезные стволы выбирают под свинцовые безоболочечные гильзы, которые отличаются так называемой «прогрессивной ступенью».Постепенно снижается до минимума. В продаже можно найти как сигнальное оружие со специальной конфигурацией, позволяющей стрелять патронами Флобера, так и пистолеты и револьверы, предназначенные только для этой цели. Например, такие модернизированные модели сигнализации, как 9-мм полуавтомат GAS ALARM и Walther R-38 вполне могли использоваться под патрон Флобера. Многие мастера пытаются самостоятельно переделать оружие, но такая «переделка» может привести к довольно серьезным последствиям. Именно поэтому люди, разбирающиеся в оружии, рекомендуют приобретать промышленную продукцию с очень хорошими техническими характеристиками и высоким уровнем безопасности.Из специализированного оружия можно выделить следующие револьверы:

  • ALFA model 431, 440 или 461.
  • Ekol Major Berg.
  • «Сафари».
  • «Арминий».
  • «Альфа».
  • ME 38 Pocket-4R.
  • Кора Брно.
  • «Шмайзер».
  • Телец 4.
  • PROFI.
  • Магнум.
  • Ekol Arda.
  • Бекас.
  • «Кимар».
  • Сталкер.
  • «Кесера».

Все эти модели отличаются высокой надежностью и прекрасным внешним видом.Они изготовлены из современных высокопрочных материалов. В продаже есть различные модификации, которые отличаются цветом, материалом, формой ручки и так далее. Именно поэтому даже самый требовательный любитель оружия сможет найти для себя подходящее изделие. Также большим спросом для стрельбы патронами Флобера пользуется такой пистолет, как ЦЕМ ПМФ-1.

Усиление патрона Флобера

Как известно, одной из важнейших характеристик любого оружия является дальность стрельбы. Патрон Флобера изначально для этого не предназначался, но со временем некоторые производители вышеупомянутых боеприпасов решили порадовать своих покупателей.Недолго думая, сделали небольшую модернизацию этого снаряда, снабдив его дополнительным (пусть и незначительным) зарядом пороха. Боеприпас с улучшенными характеристиками называется просто: усиленный патрон Флобера. Так, недавно на рынке вооружений появилась продукция чешской компании под торговой маркой Sigal. Эти мощные патроны Флобера обладают следующими преимуществами:

  • Производитель увеличил пиротехнический заряд, поэтому его мощность увеличилась примерно на 20%.
  • Новый боеприпас практически универсален. Он подходит практически для всех видов оружия, предназначенного для стрельбы такими патронами.

Стоимость их ненамного превышает аналогичные снаряды других типов. Но нужно помнить, что эти агрегаты могут быть даже более травматичными, чем обычные. Некоторым мастерам-пивоварам удается самостоятельно укреплять патроны Флобера. В гильзу пытаются добавить порох. Но такие эксперименты очень опасны и запрещены законом.Самый «безобидный» метод усиления - это «прибить» эту амуницию. Если вы легко попадете в пулю, когда она находится на плоской и твердой поверхности, вы можете увеличить ее скорость до 220 м / с. Но! Этот патрон Флобера (усиленный) может использоваться только для стрельбы из пистолета из прочной стали, а не из сплавов.

Безопасность при стрельбе патронами Флобера

Несмотря на кажущуюся безопасность таких боеприпасов, соблюдать меры предосторожности нельзя. Специалисты-оружейники свидетельствуют, что патрон Флобера длиной 4 м при выстреле с дистанции 3-5 м оставляет повреждения кожи с раневыми каналами.Несмотря на довольно низкую скорость полета, такой экземпляр приводит к повреждению мышечных волокон, подкожно-жировой массы, грудины, ребер. Такие раны приравниваются к средней степени тяжести. Особенно опасны поражения глазного яблока, которые могут привести к летальному исходу. Именно поэтому так важно соблюдать технику безопасности при обращении с этим оружием.

Войны удовольствий

ГЛАВА ОДИН

Войны удовольствий
Буржуазный опыт


ПИТЕР ГЕЙ
W.W. Norton & Company, Inc.

Прочитать обзор

BOURGEOIS EXPERIENCES, V

Буржуазофобы

Практически на протяжении всей зарегистрированной истории создатели высокой культуры были полностью интегрированы в свое общество. Художники и скульпторы, композиторы и архитекторы, рассказчики, поэты и драматурги были добровольными слугами власти, государства и церкви. одинаково.В них прекрасно и часто запоминаются общие фундаментальные ценности и убеждения. Даже исторические изгнанники, такие как Данте или Макиавелли, сохранили свою лояльность к большему сообществу, из которого они были изгнаны; даже во времена непоправимых конфликтов, таких как Реформация, когда писатели и художники передавали свои таланты противоборствующим сторонам, они думали о противнике, о другом как о постороннем. Затем, к концу восемнадцатого века и В начале девятнадцатого века этот молчаливый прочный культурный договор был радикально подорван.Художники всех жанров все чаще превращали само общество в объект своего презрения.

Они думали, что не могут сделать меньше. Разве буржуазия XIX века не любила деньги и не ненавидела искусство? Разве он не настолько отличался от старого благородного патрициата с общественным духом, чтобы быть, по сути, новым классом? Несколько банкиров или торговцев, показавших хороший вкус или поддерживаемые музеи были слишком исключительны, или их мотивы слишком сомнительны, чтобы дискредитировать эту широкую характеристику.Следовательно, творческий дух чувствовал себя обязанным ненавидеть буржуазию и занимать агрессивную позицию, которая им доставляет удовольствие, когда они мобилизуются на спасение священного дела честного искусства, честной музыки и честной литературы. Итак, по мере того как викторианский век шел своим путем, художники, композиторы и все остальные формировали авангард, чтобы бороться живыми и непримиримыми. войны удовольствий, в которых они со всей своей энергией противостояли доминирующему, безнадежно традиционному среднему классу.

Это модернистский миф, который продолжает формировать наше восприятие отношения викторианского среднего класса к высшему. Называть это мифом - не значит принижать его как фантазию, сотканную из фрагментов воображаемых обид. В этом, как выяснится, была доля правды. Но тем не менее он был корыстным и пристрастным, сильно упрощая запутанный набор культурных взаимодействий. Ясность в вопросах вкуса была последним из качеств, связанных с которым эпоха имела право хвастаться.Колебания, смешанные мотивы и смешанные чувства, неожиданные союзы и противоречия, приступы высокомерия и тревоги уменьшают портрет викторианского общества как навсегда расколотого между двумя противниками. к карикатуре.

1. Густав Флауберт

Обличения среднего класса, конечно, не были новостью. Несмотря на все добрые слова, брошенные им на протяжении веков со времен Аристотеля, у них уже давно были четкие очерняющие слова.Был и остается сезон открытых дверей для средних людей - торговцев, лавочники, ростовщики - за столетия до того, как существовала четко выраженная буржуазия. Иисус, который, как сообщается в Священном Писании, выгнал из храма меновщиков денег и продавцов голубей и заявил, что сомневается в шансах богатого человека. войдя в рай, укрепил традицию, которая будет процветать на протяжении веков. Но никто не был более резким, чем антибуржуа девятнадцатого века, никто не был более тенденциозен, чем Гюстав Флобер.

В конце декабря 1852 года Флобер написал своему ближайшему другу, поэту Луи Буйе, очаровательную благодарственную записку за несколько латинских стихов. Заимствуя манеру Рабле и Монтеня, двух своих любимых писателей, он имитировал орфографию XVI века. игривый ответ, одновременно издевательский и эрудированный. Как будто он вырвал момент расслабления из агонии литературного творчества, кропотливой работы над амбициозным первым романом под названием «Мадам Бовари».И в соответствии с в своем стиле он подписался на латыни: «GUSTAVUS FLAUBERTUS, Bourgeoisophobus».

Послания, которые Флобер обычно отправлял из своего убежища, дома его матери в Круассе, недалеко от Руана, своим друзьям, его любимой сестре Кэролайн и его распутной любовнице, второстепенной поэтессе Луизе Коле, были назидательными, скатологическими, капающими с разочарованием. Но если его медвежий юмор в письме Буйе был нехарактерным для взрослого Флобера, то его ненависть к буржуазии - нет.Внутреннее отвращение к безопасной середине проходит через его труды как лейтмотив. опубликовано и не опубликовано. Хотя он был заключен в образный букет брани, урок, который он намеревался преподать, всегда был одним и тем же: нельзя уподобляться им! В 1855 году, когда мадам Бовари была почти завершена, он поддержал работу Буйе. культурный пессимизм: «Да! Это вообще тухлый век! А у нас дерьмовый бардак! Меня возмущает буржуазность наших собратьев-писателей! Какие купцы! Какие тупые идиоты!» Он не нашел ничего более обескураживающего чем скромность среднего класса; оглядываясь по сторонам, он с ужасом увидел, как легко было скатиться по жирной дороге к буржуазии, судьба, которую он считал буквально хуже смерти.

Флобер заболел этой фобией в раннем детстве и никогда не перерастал ее. Еще будучи школьником, он отбивал саркастические выпады в адрес «глупых» людей и «глупых» идей. Будучи проницательным подростком, он понял, что провокации и шокирующие позы, когда он присыпал свои письма вылазками против королевской семьи, церкви и скучного, отталкивающего мира в целом. Молодой сатанист, он культивировал зловещие фантазии, исповедуя любовь к романам этого «благородного человека». писатель маркиз де Сад утверждал, что восхищается проститутками, объявил себя способным к преступлению, мечтал о лишенных девственности девственницах и стремился превратиться в разрушителя доброй морали.Но он приберег для буржуазии высшую элитацию. Как он сказал своей сестре Кэролайн в июле 1842 года - ему было двадцать - чем больше он провоцировал буржуа, тем больше он чувствовал себя довольным. Спустя десятилетия он написал свою восхитительную «Chere bon Maitre» Жорж Санд «Аксиома: ненависть к буржуазии - вот что». начало всякой добродетели ".

Между ними было много резкости, и ее свирепость никогда не ослабевала. В начале 1843 года, сопротивляясь студенту юридического факультета в Париже, Флобер описал своей сестре некоторых знакомых, которые ему не нравились, их посещения ресторанов и их посещение театра, как "провинциальных". буржуа приезжают в Париж развлекаться.Какие глупые бакалейщики! "Эпитет, который он использовал - эпицеры, - был высшей насмешкой. Иногда антибуржуазная тошнота Флобера становилась все более сильной. Уже в 1872 году он встретил троих. или четырех буржуа в его родном Руане, его тошнило от «зрелища их пошлости, их сюртуков, их шляп, того, что они говорили, и звука их голосов». Все они, как он писал, «вызвали у меня рвоту и плакать в то же время. Никогда с тех пор, как я был в этом мире, меня не душило такое отвращение.«Он оплакивал Теофиля Готье, уверенный, что его друг умер от удушья, вызванного его длительным воздействием« современной глупости ». Три дня спустя, все еще повторяя о Готье, он сказал своему другу драматургу Эрнесту Фейдо, что готовится лопнуть, его вот-вот вырвет. «Это будет обильно и горько».

Доводы Флобера против его современников из среднего класса сводились ко многим взаимно подкрепляющим аргументам. Буржуа банальны, трусливы, бесцветны, критичны, сентиментальны, коварны; их удовольствия отвратительны, их моменты счастья жалки, их политические взгляды глупы; они не имеют представления о внутренней жизни и настолько одержимы своими привычками, что заболевают, когда ложатся спать в непривычный час.Они, конечно, материалистичны с головы до пят, лишены всего чувство экзотики, приключений, необычности.

В 1867 году Флобер сообщил Жоржу Санду из Руана, что он натолкнулся на лагерь цыган - богемцев, - которых он замечал дважды прежде, «всегда с новым удовольствием. Было замечательно видеть, как они вызывают ненависть буржуазии. хотя они были безвредны, как овцы. Я заставил толпу косо взглянуть на меня, дав им несколько су.- И я слышал несколько симпатичных филистерских комментариев: «Ему было легко объяснить эту ненависть к горстке невинных бродяг: она» имеет отношение к что-то глубокое и сложное. Находим его среди всей партии порядка. Это ненависть к бедуинам, еретикам, философам, отшельникам, поэтам. И в этой ненависти есть страх. Меня это бесит, потому что я всегда для меньшинств ». Позже наблюдатели могли бы назвать эту ненависть типичным буржуазным оборонительным маневром, превращающим страх в ярость.Как сторонник мятежного авангарда, Флобер был «сведен с ума» этим средним классом. черты. Когда в Луи, ее прозрачном римском ключе, Луиза Коле грубо отомстила Флоберу за то, что он сделал ее несчастной, самым оскорбительным оскорблением, которое она могла вообразить, было называть его «начитанным буржуа».

В атаках, которые Флобер предпринял против своих собратьев из Руанне, он изображал их взаимозаменяемыми, все они были рядовыми в огромной армии люмпен-буржуа.По правде говоря, как показали историки, изучающие родной город Флобера, они были далекими более дифференцированный лот. В 1850-х годах, в годы правления мадам Бовари, в Руане проживало около 100 000 жителей. Как столица своего департамента, он был домом для высоких правительственных чиновников и церковных деятелей. Городской профиль над ним возвышался высокий собор, построенный частично в четырнадцатом веке, как знак прочной, хотя и находящейся под угрозой исчезновения религиозной традиции; современные буржуа жили и работали или наслаждались праздной пенсией в его тени.Это было собор, который Моне писал в разную погоду, и который был любимым образцом французской готики Уильяма Морриса; ради него он дважды посетил «Руан, славный Руан».

Конечно, Эмма Бовари восхищалась городом. Во время одного из своих визитов в Руан на свидание со своим возлюбленным Леоном она была ослеплена его тесно переполненными кирпичными домами, кораблями на якоре, грохотом литейных цехов и заводскими трубами, выбивающими следы коричневого дыма.Выдающийся центр торговли и разнообразного производства, его основной отраслью была хлопок, на котором Руанн нажил, а иногда и терял огромные состояния. Были и другие способы разбогатеть в городе: торговля вином и скотом или экспортно-импортный бизнес или комфортное проживание в качестве рантье после десятилетий разумных инвестиций. Ахилл Клеофас Флобер, отец Гюстава, выдающийся, хотя и консервативный хирург и директор местной больницы, инвестировал в недвижимость и оказался достаточно умным (или удачливым), чтобы оставить сына достаточно, чтобы начать карьеру писателя на полную ставку.

Как и во всех городах, в Руане буржуазия явно составляла меньшинство. Лишь четверть местных домохозяйств могла позволить себе двух слуг - всегда чувствительный показатель благосостояния и статуса - и большинство из них были классическими мелкими буржуа. Пять процентов хвастались три и только 2 процента четыре и более в помощи по дому; лестница изобилия, сопоставимая с лестницей в других викторианских городах, была крутой и с каждой ступенькой все более головокружительной.Менее чем примерно один из десяти Руанэ можно было пересчитать. как зажиточный буржуа. Мелким лавочникам повезло, если они получали около 2 000 франков в год; у многих было меньше, а у немногих больше. Рантье, значительное население Руана, получало в среднем от 7000 до 8000 франков в год; В тандеме с высокопоставленными государственными чиновниками и преуспевающими представителями свободных профессий каста землевладельцев могла рассчитывать примерно на 30 000 человек. Торговая и промышленная элита, люди с большим состоянием, в том числе горстка миллионеров, сгруппированных наверху.

Хотя широко текущая приливная Сена превратила Руан в порт, обеспечивающий ежедневные контакты с внешним миром, его культура жила в основном за счет местных ресурсов - классических лицеев, профессиональных школ, литературных обществ. Как и большинство буржуа, зажиточные Руанне обычно устраивали свои развлечения домашними, с приемами, шарадами, вечерами поэтических концертов. Хорошо образованные, похоже, проводили большую часть своего досуга, напряженно читая, пробуя даже продвинутых, рискованных авторов, таких как Мопассан и Золя, не говоря уже об их собственной знаменитости, Флобере.А в 1880 году, в год смерти Флобера, они добавили внушительный новый музей картин, которые до сих пор плохо размещались и плохо выставлялись в ратуше. Если ценители высмеивал некоторых из его предполагаемых «старых мастеров», таких как хваленые четыре «Рафаэля», как посредственные копии, его большие комнаты были заполнены пейзажами, обнаженными фигурами, портретами, историческими картинами вместе с современными французскими школами. Представлены и некоторые его итальянские и даже голландские мастера аутентичны.

С трогательной преданностью ведущие граждане - банкиры, юристы, бюрократы, военно-морские офицеры - поддерживали храброе литературное издание Revue de Rouen.Хотя он неоднократно угасал, он так же неоднократно возрождался, как если бы его триста подписчиков нужно было сказать им, что им действительно нравится. Кружки чтения, домашняя музыка, выставки новых картин, в основном из этого региона, добавили красок в культурный ландшафт Руана. И он мог с гордостью указать на горстку страстных коллекционеров часов и фаянса, фарфора и даже картин.

Вероятно, самым интересным среди них был магнат Франсуа Депо, яхтсмен-любитель, щедрый филантроп, пылкий местный патриот, жаждущий прославить имя Руана.Более двух десятилетий он получал значительную прибыль от торговли в хлопке и оснащении кораблей странным ассортиментом относительно безобидных академических картин и картин импрессионистов, что является нетрадиционным исходом для его обычного города. Хотя дорогой развод заставил его избавиться от некоторых ценил картины, никогда не переставал покупать. В трогательном обращении к своим согражданам в 1909 году он скромно отказался от права выступать в качестве искусствоведа, но красноречиво назвал свои владения «современной музыкой живописи»." И выразил благодарность художникам: «Давайте поблагодарим импрессионистов за то, что они научили нас лучше видеть природу и, следовательно, больше любить ее».

Поводом для этой небольшой речи послужило пожертвование Депо городу пятидесяти трех ценных картин, примерно пятой части его коллекции. Это событие стоило отметить мэр, городской совет и местные газеты: наконец-то модернизм нашел место в Руане, пусть и скромное.правда, шесть лет назад, подстрекаемый Руанне неизменным академическим вкусом, город отклонил очень похожее предложение Депо - как бы это развеселило Флобера! Но двое Депо увертюры и их противоположные судьбы представляют интерес для историка как прекрасный пример сложностей, с которыми сталкиваются буржуазные законодатели вкусов, - сложности, с которыми мы часто сталкиваемся в этих главах. Ясно одно: Руанский не все граждане были одержимыми деньгами душами, которые навешивали бы на искусство ярлык, как их называет Словарь принятых идей Флобера, «совершенно бесполезным, поскольку они могут быть заменены машинами, которые производят те же самые вещи даже еще быстрее."

Ложный словарь Флобера стал неисчерпаемым районом охоты для буржуазофобов; он извлек его из своего соттисера, любовно собранного букета глупых мнений, предназначенных для материала для второго тома его последнего незаконченного романа, Бувар и Пекюше. Словарь разоблачает любителей культуры из среднего класса, которые бесстыдно не извиняются за то, что зевают на музыкальном вечере: «КОНЦЕРТ. Воспитанное времяпрепровождение."Их дидактика была безупречной, нетронутой полетами эстетического воображения: «РОМАНЫ. Коррумпируйте массы»; следовательно, «терпеть можно только исторические романы, потому что они учат истории». Буржуа Флобера были из тех порочных существ, которые может определить «ЛИТЕРАТУРУ» как «праздное времяпрепровождение» или «КНИГУ» как «всегда слишком длинную, о чем бы она ни говорила». Как можно было ожидать от таких варваров проницательного вкуса?

Не обращая внимания на простые факты, Флобер привнес свою фобию в свою литературу.Мадам Бовари прослеживает с безличной дистанции, пронизанной сокрушительной иронией, сексуальную виктимизацию и возможное самоубийство чрезмерно образованной дочери зажиточного фермера. После Книга, рассказывающая о несчастных любовных приключениях и мрачном конце главного героя, завершается триумфом верховного буржуа в романе, местного фармацевта, месье Омэ. Плавные прогрессивные лозунги, которые этот наглый карьерист любит изливать дурную славу рационализму, но государство вознаграждает его за то, что он такой, какой он есть.«Он только что получил, - завершает роман, - Крест Почетного легиона».

Примерно двадцать лет спустя Флобер начал работу над «Буваром и Пекюше», в которой рассказывается о злоключениях, одновременно веселых и жалких, двух обычных клерков. Заработав деньги, они посвящают свое свободное время и достаточно средств тому, чтобы неизменно катастрофическое образование в области сельского хозяйства, археологии, религии, науки, искусства, рационального ведения домашнего хозяйства и сексуального соблазнения.Флобер сделал профессию этих двух друзей, переписчиков, профессией, к которой они возвращаются в конце. явный удар по непродуктивной буржуазии. Бувар и Пекюше были буржуа, изобличившими банальности, которые Флобер собрал в своем Словаре.

В этом словаре сосредоточено отвращение Флобера к классу, который, как он думал, руководил и разрушал его страну. Но весь этот беспредел оставляет вопрос: все это очень смешно, но это репортаж или клевета? Не читатель словаря Флобера, его письма или его романы могут не заметить несдержанность его языка.Психоаналитик справедливо указал бы на все это безрадостное эмоциональное бахвальство как на признак некоторой внутренней дезадаптации. Тем не менее многие интерпретаторы восприняли идею Флобера. пламенные колкости или саркастические пародии как хорошо информированные, заслуживающие доверия сводки с фронта, который он тщательно исследовал. Что Флобер был сыном местной знаменитости и самой конформистской любящей матери - он даже прозвал ее "ла". буржуазия », - тем более авторитетно придавал его доносам изнутри.Поскольку они действительно фиксировали определенные факты современной жизни среднего класса, невроз Флобера был прочитан как частный коррелят культурного невроза. эта заразная и опасная современная болезнь, называемая буржуазией. Позже Фрейд проанализирует это недуг среднего класса как результат неоправданного замешательства перед сексуальным влечением, и Флобер, несомненно, согласился бы. Но, Его больше интересовало разоблачение, чем диагноз, он предпочитал называть это именами: посредственность, лживость, смертельная добродетель.

Однако наши взгляды на настоящий Руан позволяют предположить, что суждения Флобера не заслуживают всей этой заслуги. Иногда он подрывает свои аргументы наблюдениями, которые делают его эмоции менее показательными, чем кажется на первый взгляд. Бувар и Пекюше, эти служители науки и банальностей, приобретают определенный статус по мере того, как Флобер заставляет их учиться на своих неудачах и высасывать мудрость из продажности и неблагодарности тех, кому они хотели принести пользу.Когда они становятся менее доверчивыми к человеческой природе и даже подумать о самоубийстве, Флобер намекает, что он довольно привязался к ним. В письме своему другу Тургеневу, внимательно следившему за созданием романа, он назвал Бувара и Пекюше «двумя моими идиотами». минимум его идиоты. Их поиски не были просто смехотворными: «В их умах развивалась прискорбная способность распознавать глупость и больше не терпеть ее». Итак, Бувар и Пекюше функционируют почти как флоберовские суррогаты в его кампании против идиотий своего времени.

Его неконтролируемая ненависть могла притупить социальный такт Флобера и вызвать моменты непроизвольного юмора. В 1879 году, ближе к концу своей жизни, принимая приглашение от Шарпантье на обед, он не смог сдержать беспричинное оскорбление: «Отсутствие буржуа заверяет его в своих перспективах. Ибо теперь он дошел до такой степени раздражения, что, оказавшись с людьми этого вида, постоянно испытывает искушение задушить их или, скорее, бросить в выгребную яму. (если можно так выразиться), действие, последствия которого поставили бы в неловкое положение для близкого его сердцу издательства Шарпантье, включая детей и поклонников."Ему, очевидно, не приходило в голову, что он писал своему издателю, который также издавал Золя, Гюисмана и других неканонических писателей, или что Жорж Шарпантье и его жена Маргарита были друзьями Ренуара и коллекционерами Моне. Ни то, что его хозяева, полные с детьми и собаками были буржуа, чей авангардный вкус сводил на нет его грубые и злобные насмешки.

Такой способ использования его любимого слова оскорбления без учета социологической строгости вызывает дополнительные сомнения в надежности Флобера как свидетеля.Его мерзкая буржуазия была скорее душевным состоянием, чем узнаваемым социальным классом, и «буржуа» универсальный эпитет. Летом 1861 года, вскоре после завершения своего странного кровавого романа о Карфагене, Саламбо, он заявил, что с нетерпением ждет того, чтобы рассердить археологов и быть непонятным для дам. Он надеялся, что люди назовут его педерастом и каннибалом. Саламбо, сказал он Эрнесту Фейдо, «будет раздражать буржуа, то есть всех."

В этом заявлении есть бравада, но его расплывчатость лишает его всякого смысла. Фактически, когда Флобер сказал Жорж Санд, что ненависть к буржуазии - это начало добродетели, он определил ключевое слово совершенно бесполезным для социального анализа способом: «Я включите в слово «буржуа» буржуа в халате, а также буржуа в сюртуке ». Как самопровозглашенный культурный аристократ, он получил свое право очернять буржуазию своим членством в небольшом цивилизованном обществе. меньшинство, членом которого был и его корреспондент: «Мы, и только мы, являемся Народом, или, лучше сказать, традицией Человечества.«Он был неизменен в своей неточности». такой же мешок, как и буржуа, - сказал он Санду в апреле 1871 года, когда потрясения Парижской Коммуны были наиболее сильными. - Их всех нужно выбросить в реку вместе ».

Он все время говорил такие вещи. Еще в 1852 году он сказал Луизе Коле, что в наши дни буржуа «это все человечество, включая« народ »». Это безответственное использование не осталось скрытым от его современников.В В 1884 году писатель и проницательный эссеист Поль Бурже заметил, что Флобер вел «войну» против «буржуазии». Слово, которое «в его устах - слово нераскаявшегося романтика - стало синонимом худшего. злодеяниями ». Флобер, ненавистник буржуазии, не занимался социологией; он потакал своей драчливости. Фрейд придумал многообещающую фразу« нарциссизм незначительных различий », чтобы указать, почему соседи или отдельные лица или нации, относитесь к Другому с особым отвращением, чтобы позволить им дать волю своей агрессии.Несомненно, разногласия Флобера со своими товарищами из Руанне были достаточно резкими, но он исказил их намного больше, чем того требовали факты.

Тупость Флобера в отношении Шарпантье показывает, что он не был открыт для поправок, основанных на опыте; он выбрал психиатрический термин «фобия» по более веским причинам, чем он знал. Фобия - это мрачная уловка, призванная избежать большего нищета; фобии психических страданий менее катастрофичны, чем тревога, от которой их защищает эта защита.Их страдания - их броня. Флобера преследовали конфликты глубже дисгармонии, самый удачливый из смертных. Его отшельническая преданность литературе сосуществовала с фантазиями, а иногда и с реальностью, о грубых сексуальных экспериментах; его суровое неприятие общественного мнения сочеталось с необычайной чувствительностью к нему; его суровый антиромантизм был, как уже заметил Бурже, способом предотвратить соблазнительную романтическую жилку.

Таким образом, отречение Флобера от своего собственного класса выглядит как ответ на страх, что он на самом деле не избежал этого.Похоже, что он проецировал на своих собратьев-буржуа качества, которые обнаружил в себе, производя достаточно шума, чтобы заглушить его беспокойство. Никто не воплощал евангелие труда среднего класса или идеал среднего класса жертвовать собой ради своей семьи более интенсивно, чем Флобер. Ни денди, ни богема не потерпели бы ни минуты его безнадежно буржуазного поведения. Даже объявить забастовку против юридической карьеры, которую он так неохотно начал, было все равно, что бунтующий буржуазный подросток храбро бросил вызов своей семье; позже он отказался от каких-либо амбиций присоединиться к местной Академии наук и искусств, из которой ДокторФлобер был вице-президентом. Мстительное имя Луизы Коле - начитанный буржуа - было не совсем уж неуместным.

Ничто из этого психологизма не превращает фобию Флобера в простой симптом. Каким бы искаженным ни были скрытые конфликты, каким бы неопределенным ни было имя «буржуа» под его пером, тот факт, что Флобер зацикливался на этом конкретном проклятом слове, намекает на что культурный недуг, который он видел повсюду вокруг себя, мог действительно быть эндемическим для класса, который он так неточно обозначил и так яростно осудил.Для историка, особенно историка, благосклонно относящегося к психоанализу, восприятие факты столь же суровы, как и самая жестокая реальность; они тоже имеют последствия в мире. Несмотря на то, что авангардные нападки на викторианскую буржуазию были витиеватыми в риторике, недостаточными доказательствами и злонамеренными намерениями, это не так. следует, что у них не было объективных оснований.

2. Филистимляне с шестью наборами

История буржуазофобии никогда не писалась.Когда это произойдет, как мы видели, это должно начаться в древней истории. Но в конце восемнадцатого века обвинители торговцев и им подобных добавили новых жалоб и высказались с новой остротой. Корни викторианской буржуазофобии можно проследить до Sturm und Drang, который с лишенной юмора интенсивностью превосходит сатиру Мольера на буржуазного gentilhomme. Вертер Гете, вероятно, первая современная отчужденная душа, вероятно, первый, кто утверждает, что необразованный буржуа, это воплощение порядка и посредственности, никогда не поймет, не говоря уже о том, чтобы разделить страстные обязательства художника и любовника.И автор Вертера вернулся к неприятному обыватель не раз аж до конца жизни. В 1830 году, за два года до своей смерти, Гете сказал Иоганну Петру Эккерману (который добросовестно записал его), что любой достойный писатель должен заставить общество сделать из него мученика. Байрон, Тот, кто своей ранней смертью избежал филистеров и их ненависти, был, как он думал, лишь последним случаем.

Непостоянные поклонники Гете, немецкие романтики, одаренные предки модернистов конца девятнадцатого века, увеличили раскол между настоящими бюргерами и мятежными творческими духами.Буржуазия, что эти претенденты на респектабельность они сражались, говорили они миру, был до неприличия предан своей погоне за прибылью и комфортом. Возможно, самой убедительной романтической моделью для других антибуржуазных людей был многогранный и алкогольный гений Э. Т. А. Хоффманн - художник, композитор, судья, рассказчик жутких сказок. Поколения авангарда будут обязаны ему за изобретение персонажа, который служил им эмблемой их крестового похода: Крейслера, безумного музыканта.Этот ведущий человек среди некоторых из наиболее совершенные художественные произведения намного разумнее, чем его приземленная аудитория, которая пробирается сквозь возвышенные композиции и чье заветное душевное равновесие сводится к жалкому отсутствию духовной утонченности. Это была фигура, которую Роберт Шуман, а позже и Иоганнес Брамс подчеркнули свое презрение к смертельным неудачам среднего класса в отношении цивилизованного восприятия.

Позже в этом веке, когда антибуржуазная пропаганда получила более широкое распространение, другие немцы подхватили клич.В марте 1882 года в письме своему покровителю Конраду Фидлеру, выдающемуся и богатому искусствоведу, художник Ганс фон Марис насмешливо отзывался о «буржуазии». ограниченность кругозора ". Разнообразный круг самозваных представителей высшего совершенствования, включая великого хирурга и опытного пианиста-любителя Теодора Бильрота (хорошего друга Брамса) и историка литературы Рудольфа фон Готтшалль определил, что Бургер спит для бодрящих течений современного искусства и как людей, которые не читают ничего, кроме газет и всегда стараются быть рядом с пивом.Детлев фон Лилиенкрон, известный своими новеллами о войны и тевтонских добродетелей, мрачно назвал фразу «золотая середина дороги» «удобным словом для обывателя ... отталкивающим, холодным, трусливым словом». И историк-националист Генрих фон Трейчке думал, что необходимо высмеивать преуспевающих французских буржуа - только французов, конечно, - как образцы трусости, тщеславия, жадности, грубости, бессердечия, высокомерия и полной неспособности управлять. Он писал, что преследуемые социальной тревогой, диктаторская империя Наполеона III как бы спасла буржуа от самих себя.Буржуазофобия привлекала пестрый набор новобранцев, шовинистов немногим меньше, чем космополитов.

Это была атмосфера, в которой Ницше придумал разрушительное название Bildungsphilister - культурный мещан - формулировка, которой он немного гордился. Он обозначал то, что мы научились называть «средним», непоэтичные существа, для которых бережливость имел ввиду подлость; деликатность, ханжество; аристократизм, уклончивость; хороший вкус, оборонительное неприятие глубины и оригинальности в искусстве.Ницше изображал Билдунгсфилистера трусом, не умеренным, как он любил хвастаться, но посредственным по отношению к нему. его костями, педантом, который учтиво болтал об истории или эстетике и бездушно клеветал на любого, кто осмеливался быть чужаком в «здоровом» обществе среднего класса - короче говоря, образованный человек, чье хваленое совершенствование было притворство: псевдокультура.

Другие немцы, пытаясь подражать словесной изобретательности Ницше, импровизировали комбинации вроде «обыватель с шестью кубиками - Weissbierphilister», но ни один из них не мог сравниться со способностью Ницше продумать последствия своей чеканки.Ибо в своих поисках героического человека Ницше клеймил послушных, пассивных, в высшей степени нетворческих буржуа как «стадных животных», которые учились в университете и занимали руководящие должности в академии, бизнесе и бизнесе. и правительство. После своей смерти в 1900 году Ницше, независимо от того, истолкован ли он здраво или искаженно - его резкий афористический стиль вызвал неправильное толкование - философствовал с молотком, мыслитель, которого все цитировали и многие на самом деле читали, был мобилизован генералом в армию буржуазофобов.

Как бы агрессивно это ни звучало, немецкие ненавистники буржуазии уступили французам. Наблюдатели за орлеанской династией, пришедшей к власти в 1830 году, были убеждены, что буржуазия взяла на себя ответственность за страну - плохие новости, по их мнению, для творческих настроений. В 1836 году в своем энергичном, довольно депрессивном автобиографическом романе «Исповедь ребенка века» Альфред де Мюссе выступил от имени поколения оскорбленных и возмущенных талантов.Быть ребенком начала девятнадцатого век должен был быть поражен его болезнью, скукой и сокрушен бременем буржуазной нечестности. Молодежь «отдавали вульгарным педантам всех мастей», служителям, которые, вне всякого сомнения, принадлежали к безупречному среднему классу.

Другие охотно поддержали Мюссе, в том числе Генрих Гейне, находившийся в постоянной ссылке в Париже с 1831 года. Рассматривая Салон 1843 года, он задавался вопросом, возможно ли, что «дух буржуазии, индустриализма, который сейчас пронизывает всю французскую общественная жизнь », наложила свой отпечаток на искусство рисования и живописи.Он считал, что это так. Изображенные на выставке изображенные на выставке христиане и императоры, святые и государственные деятели казались ему маклерами, только что потерявшими приличную сумму. сумма на бирже. И эти портреты! У них было такое выражение, как будто натурщики думали только о том, во сколько им будет стоить эта картина.

Не менее саркастичный Теофиль Готье, поэт, прозаик, публицист, критик искусства и театра, проявил свою впечатляющую беглость, осуждая то, что он называл лицемерием, захлестнувшим его век.Восхваляя безжалостные карикатуры на представителей среднего класса, которые были Специальность Анри Монье, популярного актера и безжалостного карикатуриста, Готье находил их сверхъестественно похожими на жизнь. Его буржуа - а никто не писал их более правдиво, даже Бальзак - утомляли вас, как настоящих буржуа, неиссякаемыми потоками. штампов и торжественных мелочей. Это больше не комедия; это стенография ». Рисунки Монье казались иллюстрациями к« Словарю принятых идей »Флобера.В конце века известная поговорка приписывала До Ги де Мопассана ходили слухи: «Три вещи бесчестят писателя: La Revue des deux mondes, Legion d'honneur и Academie Francaise». Официальный успех был артистическим провалом.

Важные персонажи «Человеческой комедии» Бальзака подкрепили это обвинение. «Все бальзаковские буржуа, за двумя или тремя исключениями, - с благодарностью писал Золя, - эгоисты, честолюбивые люди, звери проницательные и терпеливый после трофеев.«Бальзак хорошо их заметил, - добавил Золя:« Французская буржуазия - это слишком продавец, слишком глубоко вонзившийся в свой жир ». Даже Виктор Гюго, этот давний романтик, присоединился к кричащим голосам. буржуазии, когда он повернул налево после Февральской революции 1848 года. В частном порядке и публично он выразил разочарование в среднем классе, который не смог осознать свою высшую миссию. Ему, буржуа, далеко не возглавляя великое шествие прогресса, было всего лишь жадное чрево.

Этот яд не утихал с годами. Примерно в 1880 г., в год смерти Флобера, французский авангард состоял из горьких, очень застенчивых поэтов, художников, романистов и критиков. В том году Золя нанес ответный удар писателю и критику. Жюль Барби д'Оревийи, этот любопытный сплав религиозных консерваторов и кощунственных мелодраматистов - Золя называл его «истеричным католиком», которого он давно ненавидел за его превосходную манеру поведения и неудачные выходки. против писателей Золя восхищался.«Со временем, - писал он, - д'Оревильи стал ужасно раздражать людей, покровительствуя людям как буржуа. Мы все буржуа. Гете, буржуа! Дидро, буржуа! Эх, сударь, буржуазный, потому что "буржуазный" - это оскорбление! да, буржуазный и, более того, провинциальный буржуа! »После запуска Золя не останавливался, смакуя эпитет так же, как мальчик, называющий одноклассника, которого он ненавидит. имя снова и снова. «У вас, сударь, есть мании, тики, религии этого ужасного класса буржуазии, который ничего не может сделать просто и который одевается в свои лучшие воскресные наряды, когда ест дыню.Буржуа! буржуа! " Золя обвинил Барби д'Оревийи в том, что он на полвека отстал от времени и ничего не знает о современном искусстве. "По правде говоря, я говорю вам, вы показываете растерянность, невежество буржуа, упрямство и повторяемость буржуазного. Буржуа! буржуа! "

Попытка Золя уничтожить своего литературного врага не была одной из самых жестких риторических бомбардировок, когда-либо проводившихся против викторианской буржуазии, - не просто позой для публичного шоу.«Говорить о буржуазии», - гремел Золя. неопубликованная записка, «призвана составить самое жестокое обвинение, которое только можно выдвинуть против французского общества». Судя по рассказам этих врагов господства буржуазии, они участвовали в крестовом походе, чтобы спасти культуру от среднего класса. Даже тонкий Марсель Пруст не смог устоять перед этим искушением. Встретив Маргариту Шарпантье, эту предприимчивую коллекционер произведений искусства, он назвал ее «нелепой мещанской буржуазией», что было столь же жестоким, сколь и несправедливым замечанием.Но потом, Ни доброта, ни справедливость не стояли на первом месте в выборе оружия буржуазофобами.

Одна из причин, по которой они оставили так мало места для гениальности, не говоря уже о компромиссе, заключалась в том, что противоречия между буржуазией и ее фобиками не ограничивались эстетическими вопросами. Ссоры из-за искусства прямо переросли в ссоры из-за политики. В крайне правые и крайне левые заключили непреднамеренные, плохо составленные союзы.Ревностные материалисты, с одной стороны, и ностальгирующие монархисты, фанатичные националисты и сторонники утопических антимодернистских схем, с другой стороны, разделяли свои взгляды. враждебность к буржуазии. Французский реакционер Шарль Моррас был типичен: одновременно раздражительный и убедительный, он всю жизнь агитировал против буржуазной французской Третьей республики; так было идиосинкразией - и на протяжении всей его карьеры подобный хамелеону - немецкий экономист Вернер Зомбарт, который в некоторых своих воплощениях считал современный капитализм, который он фактически отождествлял с буржуазией, врагом свободы и индивидуальности.К концу девятнадцатого века, эти своеобразные сочетания убеждений и антисемитизма включали в себя большие дозы этого ядовитого зелья антисемитизма: для некоторых политических буржуазофобов современный еврей был воплощением буржуазии, буржуазной мудростью в худшем ее проявлении.

Возможно, самым впечатляющим из всех был известный датский литературный критик и плодовитый биограф Георг Брандес, известный в истории как человек, открывший Ницше. В свое время его твердые взгляды формировали умы читателей и слушателей по всему миру. Европа; его лекции, обзоры, очерки, истории и жизни Шекспира, Гете и Цезаря были переведены на основные языки и прочитаны с восхищением.Брандес был современным цезарем, приверженцем теории истории Великого Человека, который видел вокруг себя только маленьких человечков. Буржуазия была «правящим Калибаном». Его переписка приводит к вылазкам, временами соперничающим с действиями Флобера. В 1873 году, в письме к брату, он выразил дикое отвращение, от которого никогда не сталкивался. отступил ». Невозможно вообразить в достаточной мере филистерство датского среднего класса, его непреодолимое сопротивление просвещению и ясности, его трусость и глупость."Тринадцать лет спустя он обобщил свое презрение, «Я ненавижу буржуазное общество».

В параде буржуазофобов Карл Маркс должен занять видное место не только из-за злобности, равной всему, что Флобер или Брандес могли мобилизовать, чтобы уничтожить ненавистный средний класс, но и из-за всемирного влияния, которое оказала его карикатура. проявить в конце века. Вскоре после его смерти в 1883 году, когда идеи Маркса распространились за пределы строго марксистских кругов, левые использовали пренебрежительный эпитет «буржуа» для определения историков, экономистов, философов и т. Д. или политиков, которых они могут благополучно выбросить в мусорную корзину.

Но позиция Маркса (и это отличало его от его более примитивных союзников) осложнялась замечательной напряженностью, которая позволяла ему платить буржуазии левую дань. Все зависело от того, сможет ли Маркс, философ истории, или говорил политический агитатор Маркс. Видя грандиозный размах социальной эволюции, Маркс признал, что современной буржуазии была возложена эпохальная миссия. Правда, свое великое задание он выполнил и был на грани о том, что этот универсальный класс - пролетариат - бросил вызов и побеждал его.Но сыграть ту роль, которую ему передала история, и сыграть ее хорошо, писал он, было непростым достижением. Он создал мировую экономику, построил огромные города, и освободил миллионы от идиотизма сельской жизни.

Почти неизбежно люди запомнят именно полемическую направленность нападок Маркса на буржуазию. Современные буржуа были машиной для зарабатывания денег, яростно привязанной к своим интересам. Несмотря на то, что мы говорим об индивидуализме, морали и красавицы семейной жизни, они систематически нарушали все свои соблазны.Заявляя о своей приверженности политической демократии, они на самом деле были сторонниками авторитарного бонапартизма, который защитил бы их от справедливых требований. рабочего класса. Проповедуя милосердие и великодушие, они на самом деле были расчетливыми и эгоистичными. Исповедуя религиозные чувства, они использовали свои церковные привычки как маску для самого подлого поведения. Хваленый буржуа семья была деловым соглашением. Мужья считали своих жен источником дохода и инструментом для зачатия детей.Не удовлетворившись сексуальной эксплуатацией пролетарских женщин в их власти, буржуа весело соблазняли друг друга. жен. Такой разговор удовлетворял агрессивные импульсы, давал тем, кто верил в него, долгожданное чувство превосходства и обладал всей прелестью высших сплетен.

Было что-то новое в пылкости буржуазофобов. В рассказе, с которого открывается эта глава, есть доля правды. Со времен древних греков покровители - короли, епископы, дворяне, патриции - относились к художникам как к слугам, имеющим привилегию будь уверен, но тем не менее как слуги.Такой великан, как Микеланджело, может восстать против благодетеля, даже против папы, и понести несколько ожидаемых наказаний. Но не зря его называли «божественным»; достаточно исключительный, чтобы быть считаясь уникальным, он не оставил после себя наследия независимости. Художники семнадцатого века, такие как Веласкес, или драматурги, такие как Расин, были придворными и не стыдились своего положения. Именно в эпоху Просвещения Александр Поуп, Сэмюэл Джонсон, Вольтер и несколько последовавших за ними единомышленников работали с некоторым успехом, чтобы освободиться от зависимости от снисходительных покровителей и отдать себя на волю неуверенного рынка.Но эти храбрые души не считали себя посторонними и не хотели, чтобы их считали чужаками. В системе работали даже сатирики.

Тогда, впервые в истории, романтики дали понять, что общество, разделенное на производителей и потребителей высокой культуры, было реальной возможностью. С головокружительной гордыней Шелли возвысил призвание поэта над священником и государственным деятелем; Бетховен, хотя все еще привязанный к заказам аристократических любителей, грубо пытался утвердить свое право жить своей жизнью и делать свою работу так, как ему заблагорассудится.Таким образом распространилось убеждение, что в высшей степени одаренные должны освященные задачи дистанцироваться от публики, которая их кормила. Это был трудный идеал, но по мере того, как он завоевал доверие, антибуржуазные кружки, партия гениев, набирали новых рекрутов.

Не обошлось и без колебаний и двусмысленностей. Как выяснится позже, автономия, на которую претендовали художники, писатели или композиторы девятнадцатого века, часто достигалась не перед лицом буржуазии, а с их помощью.Бросая вызов авторитету, середина и конец девятнадцатого века художники довели до предела стремление романтиков к эстетической самореализации, но они редко осознавали, не говоря уже о признании того, насколько они были обязаны поддержке среднего класса в борьбе за свое место под солнцем. Неумолимый авангард не раскаивался: добиться успеха у публики означало потерпеть неудачу в качестве оригинального духа, добиться популярности - значит пострадать от проклятия, за которое настоящий художник должен извиниться.Как писал Детлев фон Лилиенкрон, его рифмы сочились сарказм: поэту трудно уйти от славы. Если он не сможет заручиться благосклонностью масс при своей жизни, потомки будут восхвалять его героический способ умереть от голода. Одним словом, продать - значит продать.

Одним из самых резких оскорблений викторианской буржуазии было обвинение в том, что их претензии на совершенствование смехотворны, а их вкус невкусный. Несмотря на то, что это презрение было знакомо на протяжении веков, это презрение становилось все более широким и вспыльчивым, чем музыка среднего класса Любители и коллекционеры искусства карикатурно валялись в мусоре, превращали искусство в развлечения или демонстрировали свои приобретения с грубостью социальных альпинистов.В 1834 году Альфред де Виньи обрушил на буржуазное общество драму. об этом зрелищном самоубийстве восемнадцатого века Томасе Чаттертоне, преследуемом судьбой молодом английском поэте и фальсификаторе, который превратил своего главного героя в героя, уничтоженного бессердечным и прозаическим миром. Он писал, что это был рассказ о «духовный человек, задушенный материалистическим обществом», отмеченный скупостью и низким расчетом.

Он нашел готовую поддержку своим неизбирательным обобщениям: «Мы ханжеская нация, порабощенная рутиной», - сетовал в 1861 году французский поэт Леконт де Лиль, «прирожденные враги искусства и поэзии», одновременно распущенные и моралистические. невежественный, но чрезмерно тщеславный.Ему, должно быть, понравилось звучание этого набора прилагательных, и через три года он вернулся к нему. «Множество» - де Лиль, конечно, имел в виду буржуазию, - влюбленные в равенство, страдали от «инстинктивного ужаса искусства». Ему казалось, что французские средние классы неизлечимы. «Ни их глаза, ни уши, ни их разум никогда не увидят божественного мира Красоты».

А что насчет одного из этих бедных созданий, которые на самом деле исповедовали продвинутый вкус? Буржуазофобы не сомневались.Его следует унижать из-за нечистых побуждений; Чувства среднего класса в отношении искусства или литературы должны быть разоблачены как унизительно утилитарные. В 1835 г. в предисловии к «Мадемуазель де Мопен», энергичному манифесту, прославляющему искусство ради искусства, Теофиль Готье уже предложил антибуржуазное обоснование терпкой экономии: «Нет ничего по-настоящему прекрасного, если оно не может использоваться ни для чего; все, что полезно, уродливо, потому что оно является выражением какой-то потребности, а потребности человека низменны и отвратительны, как и его бедная и немощная натура."Как и де Лиль, в его прицел была буржуазия; он, Готье и их товарищи утверждали, что демонстративное потребление культуры вовсе не само по себе, а свидетельствует о хорошо отрепетированной социальной ловкости. Состоятельные семьи вешали на стены избранные картины, чтобы произвести впечатление. гости, возьмите шкатулку в театре или на открытом воздухе, чтобы увидеть утонченность, приобретите пианино, чтобы устроить мантрап в доме.

Буржуазное пианино оказалось особенно вкусной мишенью, вызвавшей злобные замечания.Еще в 1808 году, более чем за десять лет до рождения Флобера, венский корреспондент Leipziger Musikzeitung уже занял эту саркастическую позицию: «Чтобы дать представление о степени дилетантизма здесь: каждая утонченная девушка, талантливая или нет, должна научиться играть на пианино или петь; во-первых, это мода; во-вторых, это самый удобный способ красиво проявить себя в обществе и таким образом, если удача улыбнется, чтобы добиться поразительного совпадения ». К 1840 году в одном только Париже было около двадцати тысяч пианино.Большинство любящих жениться на клавишных инструментах по-прежнему принадлежали к верхнему среднему классу, поскольку в те десятилетия это средство очаровательного самовыражения оставалось редким и дорогостоящим.

Потомок более ранних клавишных инструментов, пианофорте начал приобретать собственную идентичность после 1770-х годов, а с начала девятнадцатого века, с десятилетиями экспериментов и потоком запатентованных улучшений впереди, оно стало приближаться к пианино, которое мы знаем сегодня.Первые фортепьяно были разработаны для публичных выступлений, но в манере, характерной для этой эпохи мастеров, производители фортепьяно создавали инструменты меньшего размера, рассчитанные на более компактное пространство и меньший бюджет вместительнее, чем требуется для концертного рояля. В 1828 году Broadwood, сделанный самым известным английским производителем, стоил от 36 до 172 гиней, в зависимости от размера, материалов и деталей. Самой дорогой моделью была Вертикальный гранд в футляре из розового дерева - он поглотил бы более чем годовой доход респектабельной семьи из низшего среднего класса.Примечательно, что Бродвуд и другие британские производители пианино оценили свой продукт по номиналу, который несли ауру отличия, обычно присущую ценам, взимаемым за скаковых лошадей, картины и услуги выдающихся врачей.

И все же владение пианино было мечтой всех мелких буржуа; в 1851 году, в год Великой выставки, Cyclopaedia of the Industry of All Nations похвалила фирму Колларда за предложение пианино по столь разумным ценам, что они были в пределах досягаемости. из «малообеспеченной публики - нуждающегося клерка, бедного учителя, старшего механика»."Этот отчет был скорее выражением надежды, чем отчетом о реальности: финансирование пианино в рассрочку, которое вступило в силу в Вторая половина века и навязанные наивным потребителям ненадежные образцы свидетельствуют о том, что надежное пианино долгое время оставалось достоянием состоятельных людей. Но, учтиво игнорируя истинные удовольствия, которые он доставлял, буржуазофобы включили фортепьянную манию в их портрет нецивилизованного среднего класса. Это позволяло им снисходительно относиться к мелким буржуа за то, что они жаждут подражать своим лучшим, и к зажиточным за то, что доводят своих дочерей до невроза.На самом деле многие девятнадцатого века частные журналы записывали восторженное отечественное музыкальное творчество. Не прошло и дня, чтобы молодой Гладстон, чей приятный голос приветствовал его на музыкальных вечерах за фортепиано, лаконично отмечал в своем дневнике «музыку». или «концерт», или «пение».

Эти приятные сцены мало помогли уменьшить широко распространенное отвращение к родительским чаяниям и бессмысленным тренировкам для глухих молодых девушек.Музыка, как жаловалось в отчете комиссии по изучению английских школ за 1868 год, «столь же востребована. всех девочек, как бы мало они к этому ни относились ». В 1884 году английское периодическое издание Musical Opinion сообщило, что в Германии насчитывалось не менее 424 производителей фортепиано, в которых работали 7834 рабочих и производили около 73 000 инструментов. год. Эти впечатляющие цифры только рассердили бы Флобера, респектабельные семьи сочли пианино, как он цинично заметил, «незаменимым в гостиной», и он не ссылался на любовь к музыке как на причину, по которой оно было незаменимым.

3. Запутанные конфронтации

Столкновения, в которых создатели викторианских вкусов сталкивались друг с другом, были столь же запутанными, сколь и многочисленными. Создавались и распадались союзы мнений, члены одного лагеря братались с членами другого. Ван Гог, художник как отчужденный от среднестатистической моды, возникшей в эпоху, признал «абсолютно безграничное восхищение Мейсонье», выдающимся академическим художником, и это пересечение якобы непроходимых боевых линий было далеко не редкостью.Ни один стандарт не оставался незамеченным среди викторианцев, ни одно отделение не существовало долго без обвинений в робости.

Не всегда было возможно идентифицировать стиль как радикальный или реакционный: в романтическую эпоху назареи хотели произвести революцию в немецкой живописи, взяв за образец раннее итальянское искусство; в середине века английские прерафаэлиты оставили впечатление (как указывает их имя и их критики полагали), что они хотели обеспечить будущую честность и серьезность английского искусства, приняв стиль из далекого прошлого.Вагнер стремился благословить мир музыкой будущего, но Брамс, композитор, которого вагнеристы осуждали как устаревшего, создавал музыку, которую первые слушатели считали сложной и чрезмерно модернистской.

В этой нестабильной ситуации, когда обзывания обычно заменяли аргументированные дебаты, разоблачения буржуазии фактически действовали как ширма, скрывающая истинную цель антиакадемиков. Восстали повстанцы, борющиеся за независимость против группы привилегированных стилей, против ограничивающих, - думали они, парализующих - канонов, управляющих всеми искусствами.Проблема, как мы увидим снова и снова, заключалась в эстетической совести, но не в экономическом выживании. меньше. Какими бы чистыми ни были мотивы буржуазофобов, практическая цель манифестов авангардистов заключалась в том, чтобы просто выжить и, если они не слишком его презирали, изменить вкусы платящей публики. Канонические скульпторы а композиторы, романисты и драматурги выбирали свои произведения различными легитимизирующими агентствами, поддерживали дилеров и бюрократов, защищали критиков и директоров музеев, одобряли цивилизованные меломаны или посетители галерей, которые: как бы проголосовали ногами и кошельком.

Тем не менее, попытка повстанцев изменить мнение общественности, хотя, по общему признанию, была трудной, не была невыполнимой задачей. Сецессионисты должны были заметить то, что давно знали несколько наблюдательных мыслителей, таких как Дэвид Хьюм: каноны, которые они ненавидели больше всего, были не неизменный. Возьмем живопись: официальная культура, одобренная художественным истеблишментом, проповедовала неоклассический реализм, которому учили в академии, но его границы были гибкими. Во Франции салоны, спонсируемые государством, могли присваивать пернатые пейзажи Камиля Коро, быстрые протоимпрессионистские мазки кисти Томаса Кутюра, даже, после долгих лет относительного пренебрежения, живописцев, живущих на свежем воздухе барбизонской школы.Теодор Руссо, самый выдающийся среди них, сделал это была скромно успешная карьера при его жизни, и в 1873 году, через шесть лет после его смерти, одно из его полотен было продано с аукциона за 35 000 франков, слишком поздно для него, но не для искусства. Короче говоря, в викторианские годы, как и на протяжении всей истории, новички с переменным успехом осаждали двери официального пантеона, чтобы претендовать на допуск.

Они сделали это через границы.Бетховен сначала покорил немецкоязычные страны, затем Англию, а затем и французскую музыкальную публику, не желающую отказываться от своей веры в превосходство оперной музыки над оркестровой музыкой. Джон Констебл был более высоко Эжен Делакруа ценил больше, чем Королевская академия художеств, Гюстав Курбе в Мюнхене больше, чем в Париже. В высшей степени оригинальный шотландский архитектор и дизайнер Чарльз Ренни Макинтош нашел более сильный резонанс среди мятежных сепаратистов. на континенте, особенно в Вене, чем дома.Некоторые вкусы прочно укоренились на своей родной почве; Например, немецкий анальный юмор, который очень развлекал образованных в стране его происхождения, плохо распространялся, как и озабоченность. немецких художников с глубиной и смертью. Но в целом рынок инноваций был широко открыт, поскольку течения довольно свободно текли по европейским, а вскоре и американским столицам высокой культуры.

Короче говоря, хотя сторонники действующих канонов представляли их как воплощение хорошего вкуса, они никогда не могли навсегда исключить всех новобранцев; эти каноны оказались менее авторитетными, чем академики, набиты поручениями и увешаны медали, любил верить.Несомненно, в том, что повстанцы проклинали власть имущих за пренебрежение и недоплату им, была значительная доля реализма. Насколько реалистично зависело от того, как авангард справлялся с давлением подчиняться и о штрафах за несоответствие. А это, в свою очередь, зависело от самых разнообразных социальных привычек адаптации. Когда в 1897 году куратор Люксембургского музея Леонсе Бенедите попытался определить, что объединяет импрессионистов, он похвалил их автономия, их нетерпение к рутине, их сопротивление официальным вкусам - все это замечательные, но отрицательные качества.Выставки, которые устраивали импрессионисты с 1874 года, не зря назывались Салоном Независимых.

В чем же тогда правда о викторианской буржуазной культуре? Уже должно быть ясно: какой бы ни была эта истина, простота не может быть одним из ее качеств. Примечательно, что немногие - лишь немногие - исключительно проницательные викторианцы осознавали это. важнейший факт викторианской жизни. К концу долгого девятнадцатого века, в 1903 году, новелла Томаса Манна «Тонио Крогер» сумела намекнуть на сложности, которые будут в центре внимания по мере нашего продвижения.Позднее лето, сентябрь; Тонио Крогер сидит на датском курорте и пишет своему другу в Мюнхен, художнице Лизавете Ивановной, отвечая на поразительный комментарий, который она сделала о нем несколько месяцев назад. Профессиональный писатель, он страстно и подробно заявил о своей любви к жизни, о своем стремлении к «блаженству обыденного», из которого его призвание - он называл это своим проклятием - изгнало его навсегда. Это был встревоженный модернист, повторявший знакомое клише художника. отчужденный от культуры среднего класса, но несчастный из-за своего отделения от класса, в котором он родился.Лисавета Ивановна не выдержала этого громкого самоистязания и позвала Крогера ему в лицо: «просто буржуа - ganz einfach ein Burger », а затем, чуть отступив,« заблудившийся буржуа - ein Burger auf Irrwegen ».

Крогер принимает диагноз своего друга о его разорванной натуре и объясняет его гамлетовское самосознание наследственностью: отец из северных немцев, правильный, основательный, склонный к меланхолии, и экзотическая мать, красивая, чувственная и импульсивная."Что В результате получилось вот что: буржуа, который заблудился в искусстве, богемный тоскующий по дому по своему респектабельному воспитанию, художник с нечистой совестью. «Это« моя буржуазная совесть позволяет мне видеть во всем искусстве, во всех его необычностях, и во всем гениальности что-то глубоко двусмысленное, глубоко сомнительное, глубоко сомнительное ». Тем не менее, он не может отказаться от своего призвания и со вздохом заключает:« Я стою между двумя мирами, дома ни в одном из них, и поэтому мне немного тяжело."

Поскольку мы вынуждены отвергать биологический детерминизм Крогера, мы можем опираться на его признание амбивалентности художника по отношению к буржуазной культуре XIX века. Он обращает внимание на широко распространенный, почти определяющий парадокс, преследующий эту культуру: сосуществование противоречий и сотрудничество между самопровозглашенными авангардами и их предполагаемым смертельным противником, буржуазией. Тревожное сознание среднего класса Крогера - поучительный документ для своего времени, еще более тонкий намек. полезнее для историка викторианской культуры, чем целеустремленная язвительность Флобера.

Очевидно, поствикторианский диагноз Манна поставил слишком поздно для Флобера. Но это не освобождает Флобера от ответственности за распространение образа чучела, нанесшего серьезный, хотя и не непоправимый ущерб нашей интерпретации. Викторианской буржуазной культуры. Ибо, если не считать осязаемых реалий Руана, он мог бы посоветоваться с внимательным современником, чтобы исправить свой социальный астигматизм - если бы он был заинтересован в его исправлении - свидетелем, которым он признался. восхищаться: Шарлем Бодлером.Писавший в середине 1840-х годов, когда Флобер был молодым, еще неопубликованным писателем, Бодлер, почти такой же важный критик, как и поэт, защищал средний класс с энергией, от которой можно было ожидать. Скорее корыстный банкир или промышленник, а не принципиальный аутсайдер с его наркотиками и любовницами. Этот пренебрежительный эпитет «буржуа», как настаивал Бодлер в своем Салоне 1845 года, «неуместен»; пахнущий арго студий, «это надо вычеркнуть из словаря критики», тем более что «среди художников так много буржуев."

Бодлер знал, что эта храбрая защита часто высмеиваемого среднего класса, предложенная без тени сарказма, поставила его в противоречие со своими собратьями; им, в конце концов, "это безобидное существо" буржуа ", которое не желает ничего лучше, чем любить хорошую живопись »давно было проклятием. Но Бодлер не позволил себе запугаться. В следующем году он посвятил свой Салон буржуазии. Разве это не большинство по численности и уму? Он обратился к нему с обращением. это прямо: «Вы - естественные друзья искусства», некоторые из них богатые, некоторые из них - ученые.Будь то король, законодатель или бизнесмен, «вы основали коллекции, музеи, галереи». И некоторые из сокровищ «монополизированный» немногими всего несколько лет назад, «вы сделали его доступным для масс». Он заключил, что когда буржуа счастливы и довольны, общество тоже будет счастливым и довольным.

Несомненно, самоотверженность Бодлера была желанием, придающим крылья фактам. Но для своего времени и для автора она остается удивительной попыткой спасти средний класс от позора, от которого они страдали и продолжают страдать по сей день.С его энергичность и ясность, самоотверженность разрушает самую маловероятную перспективу, против которой на протяжении, возможно, двух столетий трудилось бесчисленное количество авангардистских пропагандистов: буржуа как возможный покровитель, а не заклятый противник нетрадиционного, даже после 1880-х, модернистского вкуса.

(C) Питер Гей, 1998 г. Все права защищены ISBN: 0-393-04570-6

Вернуться на главную страницу книг

Незаконченный роман Флобера - средний палец литературной традиции

Если вам нравится читать электрическую литературу, присоединяйтесь к нашему списку рассылки! Каждую неделю мы будем присылать вам лучшие работы EL, и вы будете первыми, кто узнает о предстоящих периодах подачи заявок и виртуальных мероприятиях.

Каждый месяц «Незаконченное дело» исследует незаконченное произведение, оставленное одним из наших величайших авторов. Что могло быть гениальным, а что лучше оставить запертым в ящике? Как и почему мы читаем эти последние слова наших любимых писателей и что они говорят об этом? Мы соберем слухи, фрагменты и заметки, чтобы найти реальную историю.

Недавно я сказал двум французским друзьям, что занимаюсь исследованием для колонки по незаконченному роману Флобера, Bouvard et Pécuchet . Они были поклонниками его работы, поэтому я спросил, о чем, по их мнению, эта книга.

«Все», - ответил один. "Ничего такого. Все ничего ».

«Очень по-французски», - пошутил я.

«О чем это?» сказал другой. «Это…»

Он замолчал, и я подумал, что, может быть, он искал для этого подходящее английское слово - le mot juste, , как назвал бы его Флобер. Он оглянулся через плечо, чтобы убедиться, что посетители поблизости не наблюдают.

Затем он уставился на меня, поднял руку между нами и поднял средний палец.

FUCK YOU , - пробормотал он.


Действительно ли это было последнее мнение известного автора A Sentimental Education and Madame Bovary ? Писатель, чья безупречная проза и навязчивое внимание к деталям изменили все в способах написания художественной литературы? Критик Джеймс Вуд в своей книге How Fiction Works резюмировал влияние Флобера, сказав: «Романисты должны благодарить Флобера, как поэты благодарят весну: все начинается снова с него.Действительно, есть время до Флобера и время после него ».

Тем не менее, даже для ярых поклонников Флобера незаконченный образец Bouvard et Pécuchet представляет собой проблему. Вуд может восхвалять его как отца «современной реалистической фантастики», но если так, то что мы думаем о том факте, что его последний роман о паре имбецилов, которые пытаются узнать все обо всем во всей истории человечества, почти антиреалист? Это больше похоже на сатиру вроде Candide или пикантного Don Quixote , чем на Madame Bovary .«Экономия и перфекционизм в словах были бы последней заботой двух проигравших, представленных здесь», - замечает Кристофер Хитченс в своем обзоре «Я с глупым» - обзоре недавнего перевода Марка Полиццотти Bouvard et Pécuchet .

Если Флобер является отцом «современной реалистической фантастики», что мы делаем с тем фактом, что его последний роман о паре идиотов, которые пытаются узнать все обо всем во всей истории человечества, почти антиреалистичен?

Даже во время публикации романа в 1881 году критики не знали, что с ним делать.Эмиль Фаге предупредил, что книгу не следует оценивать строго, поскольку Флобер, несомненно, улучшил бы ее, будь он жив, и что существующая книга является «результатом одной из его маний». Он резюмировал роман как «историю Фауста, который был идиотом». (Фаге не мог понять, почему Флобер даже решил иметь пару главных героев вместо одного.) Сирил Коннолли назвал его «Бедекером тщетности». в то же время утверждая, что роман был шедевром, и отмечая его как значительное влияние на авангардистов писателей следующего столетия, таких как Кафка, Беккет и Джойс.


Флобер даже усомнился в собственном здравомыслии в самом начале процесса. «Чтобы взяться за такую ​​книгу, надо быть безумным, совершенно ненормальным!» он написал другу.

Но взяться за дело, он это сделал - в течение восьми лет, читая предполагаемые 1500 книг в исследованиях и записывая 4000 страниц рукописей, легендарно медленным темпом, пять слов в час, до своей смерти от кровоизлияния в мозг в 1880 году.

Племянница Флобера каким-то образом сократила объемную рукопись примерно до 300 страниц, которые были наконец опубликованы в следующем году.

Первоначально названный «История двух ничтожеств», роман открывается случайной встречей его главных героев, Бувара и Пекюше, двух парижских клерков, которые быстро подружились из-за того факта, что каждый из них написал свои имена на своих шляпах. чтобы их случайно не забрали в офис.

Они обмениваются любезностями о погоде и задаются вопросом, не будет ли лучше в деревне и лучше ли женщины мужчин, что, по их мнению, часто бывает, но иногда нет.Каждый безмерно наслаждается кавалькадой банальности, и вскоре они планируют снова встретиться, чтобы продолжить свои разговоры о политике, окаменелостях, мебели… о том и о том. Это никогда не имеет особого значения.

Это классический дуэт, мало чем отличающийся от Берти и Дживса, Владимира и Эстрагона, Эббота и Костелло или Джерри Сайнфельда и Джорджа Костанзы - хорошо осведомленных, но не особенно ярких. Сосредоточен на обыденном, как на необычном. Буржуазный. Прямо клоунский.

Это классический дуэт, мало чем отличающийся от Берти и Дживса, Владимира и Эстрагона, Эббота и Костелло или Джерри Сайнфельда и Джорджа Костанзы - хорошо осведомленных в фактах, но не особенно ярких.

Они кажутся неспособными к оригинальному мышлению, хотя они говорят и говорят, посещают лекции и обсуждают различные важные открытия. Они восхищаются своей удачей встреч и сетуют на то, что им приходится проводить время в своих офисах в окружении «глупых» людей.

Все меняется, когда Бувар наследует большое семейное состояние, и двое мужчин решают вместе переехать в сельскую местность (где все может быть лучше, а может и нет) и приступают к выращиванию овощей. Они обсуждают со своими провинциальными соседями, как это лучше всего сделать, и приступают к проекту по углубленному изучению науки агрономии. Они читают десятки книг, нанимают рабочих, пытаются разводить животных, пытаются делать сидр - все заканчивается катастрофой. После изнурительных усилий они в конечном итоге теряют большую часть урожая, выращивают мускусные дыни, которые ужасны на вкус, тратят 33000 франков и оскорбляют горожан на ужасном обеде.Полностью потерпев неудачу и чуть не взорвавшись на кухне, Пекюше заключает: «Может быть, мы просто недостаточно разбираемся в химии!»

И когда начинается следующая глава, эти двое начали изучать химию все, что могли. Они читают десятки книг, разговаривают с разными знающими экспертами, проводят всевозможные эксперименты - и все это заканчивается полным провалом.

Они приходят к выводу, что им действительно нужно лучше понимать анатомию.

Утерянный роман Набокова, который почти сгорел - а может, и должно было быть

И так далее, циклично.Анатомия приводит их к медицине, биологии и геологии. Затем к археологии, архитектуре, истории, мнемонике, литературе, драме, грамматике, эстетике, политике, любви, гимнастике, оккультизму, теологии, философии ... здесь они в отчаянии проявляют интерес к самоубийству, что каким-то образом приводит их к Рождеству, религии, образование, музыка, градостроительство. Каждая новая попытка узнать все о чем-либо - это комедийная катастрофическая неудача.

Критики обычно рассматривают книгу как сатиру на мышление эпохи Просвещения и как искажение идей Руссо о том, что человечество прогрессирует, приобретая все больше и больше знаний.На каждом шагу грандиозные идеи Бувара и Пекюше растворяются в руках суровой реальности. Они не обращают внимания на это и начинают все сначала. Без реального интеллекта обладание всеми знаниями в мире снова и снова оказывается совершенно бессмысленным.

На каждом шагу грандиозные идеи Бувара и Пекюше растворяются в руках суровой реальности. Они не обращают внимания на это и начинают все сначала.

«Моя цель, - писал Флобер, - не что иное, как провести обзор всего современного мышления.”

Он описал роман как «своего рода энциклопедию, превращенную в фарс… Я размышляю над чем-то, в чем я изолью весь свой гнев. Да, наконец-то я избавлюсь от того, что меня душит. Меня вырвет на своих современников то отвращение, которое они вызывают во мне, даже если для этого придется разорвать мне грудь […] Это будет большим и жестоким ».

Чтобы написать эту большую, жестокую книгу, Флобер прочитал более 1500 томов исследований во всех областях, которые исследуют его персонажи, часто читая много книг по определенной теме, только чтобы в конечном итоге получить несколько полезных деталей для романа.

Фаге отмечал абсурдность этого в своей рецензии на роман: «Если кто-то упорно настаивает на чтении с точки зрения человека, который читает, не понимая, то за очень короткое время достигается подвиг абсолютно ничего не понимать и быть тупым. себя ».

Действительно упрямый, Флобер работал над книгой почти восемь лет, временами описывая ее как шедевр, который превзойдет его предыдущие работы, а иногда сокрушался, что это его убивает.Всего через два года после этого он написал давнему другу Жорж Санд, что роман «очень тихо или, скорее, безжалостно ведет меня к обители теней. Это будет моей смертью! »


Последняя завершенная глава Бувар и Пекюше оставляет главных героев в ключевой момент. Столкнувшись с конфликтом со своими провинциальными соседями, они решают, что для исправления ситуации они должны прочитать лекцию о «полезности» своего проекта. Далее следуют несколько страниц заметок о том, что могло быть еще двумя главами, описывающих, что могло быть кульминацией и завершением романа.

Лекция должна была иметь неприятные последствия и вызвать возмущение горожан, после чего Бувар и Пекюше вернулись в свой дом, чтобы обсудить будущее человечества.

Пекюше придерживается пессимистической точки зрения. «Современный человек уменьшился и превратился в машину». Мир невозможен, варварство неизбежно. Скоро не будет больше идеалов, религии или морали. «Америка завоюет землю […] Широко распространенное хамство. Куда ни глянь, везде будут разгуливать разнорабочие.Конец света через прекращение жары ».

Бувар оптимистично настроен. «Современный человек прогрессирует». Европа и Азия скоро возродятся, и их население «сольется вместе». В будущем нас ждут невероятные научные достижения и изобретения. «Воздушный шар. Подводные лодки с окнами […] мы будем наблюдать за рыбками и пейзажами, марширующими по дну океана. Дрессированные животные. Все культивируется ». После использования магнитной энергии фосфоресцирующие вещества вскоре будут освещать дома людей и излучать улицы.«Исчезновение зла через исчезновение нужды. Философия будет религией. Причастие всех народов, народные торжества. Мы пойдем к звездам - ​​и когда земля будет израсходована, человечество распространится на другие планеты ».

Утерянный роман Трумэна Капоте вылил бы в эфир все его самое грязное белье

Затем их прерывала полиция и горожане, пытаясь арестовать мужчин за их подстрекательскую и кощунственную лекцию.

После дебатов о том, безумны они или нет, и их нужно совершить, эти двое наконец уедут из города и в специальной копировальной комнате, построенной для двоих, начнут работу по составлению Словаря принятых идей , в котором они поделятся, наконец, всеми знаниями, которые они приобрели в ходе учебы.

Флобер написал по крайней мере часть этого словаря , который по сути представляет собой собрание банальностей:

ЗИМА: Всегда исключительная (v. лето ) Лучше для здоровья, чем в другие сезоны.

ИСКЛЮЧЕНИЕ: Скажите, что они подтверждают правило. Не берусь объяснять, как.

IMBECILES: Те, кто думает не так, как вы.

FUGUE: Мы не совсем знаем, что это такое, но факт в том, что они очень сложные и очень скучные.

ПОЭЗИЯ: Совершенно бесполезно. Вышедший из моды.

ОПТИМИСТ: синоним слабоумного.

ЗНАМЕНИТОСТЬ: Заботьтесь о малейших подробностях частной жизни знаменитостей, а затем очерните их…

РОМАНЫ: Извращение масс. В серийной форме менее аморальны, чем в томах. Допускаются только исторические романы, потому что они хотя бы учат истории […]

ЛЕТО: Всегда исключительное (v. зима ).

и т. Д. И т. Д.


Был ли мой друг прав? Неужели Флобер прочитал 1500 книг и написал 4000 страниц о двух клоунских персонажах только для того, чтобы подчеркнуть, что можно знать все, что нужно знать обо всем, и все равно терпеть неудачу? Потратил ли он восемь лет на то, чтобы заметить, что самосовершенствование - это пустая трата времени? Что все знатоки всей истории делают не более, чем просто противоречат друг другу до тех пор, пока ничто не будет иметь никакого значения?

В наш век информационной перегрузки трудно не рассматривать это как пророческое соблюдение Флобера.Достигаем ли мы прогресса, обладая всеми доступными нам знаниями, демократизированными Интернетом? Неужели слишком много знаний сделали нас еще глупее?

В наш век информационной перегрузки трудно не рассматривать это как пророческое соблюдение Флобера. Неужели слишком много знаний сделали нас еще глупее?

Кристофер Хитченс пишет о Bouvard и Pécuchet : «Этот роман явно был предназначен для того, чтобы показать глубокое презрение его автора, как бы комично оно ни выражалось, ко всем грандиозным планам, особенно руссоским, по улучшению жизни людей.Такие схемы рушатся, потому что человеческий материал слишком низок, чтобы его можно было преобразовать ».

Возможно, именно это Флобер так старался продемонстрировать в этом среднем пальце романа - что в конечном итоге убило его.

Но, как и мысли Бувара о нашем будущем, существует более оптимистичный взгляд. Французский писатель следующего поколения Альбер Камю утверждал, что тщетность может приносить большую радость. «Самой борьбы за вершину достаточно, чтобы заполнить мужское сердце.Надо представить Сизифа счастливым ».

Хорхе Луис Борхес в своем эссе «Защита Бувара и Пекюше » отвергает нигилистические толкования романа. «Выводить о тщеславии всех религий, наук и искусств из неудач этих двух шутов - не что иное, как наглая софистика или грубое заблуждение. Неудачи Пекюше не влекут за собой неудач Ньютона ».

В своей лекции о множественности в книге «Шесть памятных записок для следующего тысячелетия» Итало Кальвино утверждает, что Бувар и Пекюше - «самый энциклопедический роман из когда-либо написанных […], даже если это трогательное и волнующее путешествие по морям универсального знания. Эти два Дон Кихота сциентизма девятнадцатого века оборачиваются серией кораблекрушений.”

Кальвино утверждает, что Бувар и Пекюше - «самый энциклопедический роман из когда-либо написанных».

Он считает, что в романе присутствуют два «слабоумных» не для того, чтобы заменять все человечество, а потому, что только они, в своей бесхитростности, могут показать человечеству истину, которую оно не может ясно увидеть.

И мы не должны, говорит он, пытаться читать роман как реалистический вымысел. Борхес заявляет, что Флобер как автор, «подделавший реалистический роман, был также первым, кто разрушил его.Книга явно нереалистична - помимо, казалось бы, бесконечных средств, которые Бувар унаследовал, чтобы начать свои исследования, есть еще проблема течения времени. Всего в первых семи главах прошло около 40 лет.

В финале, который Флобер обрисовал в общих чертах, но так и не закончил, главные герои не умрут, а продолжат копировать свою работу в вечность - бок о бок, за столом, специально предназначенным для двоих. Это прекрасный образ, и я очень хочу, чтобы Флобер дожил до идеальной и экономичной прозы.

В финале, который Флобер обрисовал в общих чертах, но так и не закончил, главные герои не умрут, а продолжат копировать свою работу в вечность - бок о бок, за столом, специально предназначенным для двоих.

Из всего, что Бувар и Пекюше изучают и пытаются понять, но не могут понять, - они никогда не раскрывают самую первую загадку, с которой они столкнулись в день встречи. Почему два человека вообще становятся друзьями? В чем корень нашей привязанности друг к другу? Почему мы упорствуем в наших ежедневных усилиях по открытию новых знаний, когда уже есть слишком много, чтобы знать когда-либо?

«Мы все еще почти ничего не знаем, - писал Флобер, - и мы хотели бы угадать последнее слово, которое никогда не будет открыто нам.Безумие, связанное с попытками прийти к заключению, - самая бесплодная и пагубная из маний ».

В конце романа есть искренний момент, когда Бувар доходит до осознания тщетности своей бесконечной задачи. Наблюдая за звездами, он говорит своему дорогому другу: «Наука основана на данных, полученных из небольшого массива знаний. Возможно, это не относится ко всему остальному, о чем мы не знаем, которое гораздо более обширно и которое мы никогда не сможем понять ».

Он говорит это, а затем они продолжают.


Исправление, 8 мая: В оригинальной версии этого эссе цитата Итало Кальвино неверно приписывается Хорхе Луису Борхесу.

Отдохнуть от новостей

Мы публикуем ваших любимых авторов - даже тех, которых вы еще не читали. Получайте новые художественные произведения, эссе и стихи на свой почтовый ящик.

ВАШ ВХОДЯЩИЙ ЯЩИК

Наслаждайтесь странной, увлекательной работой из «Пригородных поездов» по ​​понедельникам, увлекательной художественной литературой из «Рекомендуемой литературы по средам» и обзором наших лучших работ недели по пятницам.Здесь вы можете персонализировать свои настройки подписки.

Эдриенн Кеннеди приносит мадам Бовари в подземелье

Джим Йоргенсен в роли Чарльза Бовари и Стефани Клегхорн Джассо в роли Эммы Бовари. Фото Джулии ДеПаскуале

Первая региональная премьера Madame Bovary , новой адаптации Эдриен Кеннеди классического романа Гюстава Флобера, откроется в театре Undermain в эту субботу, 16 февраля. Режиссер-постановщик Undermain Theater Художественный руководитель театра Брюс Дюбоз в постановке ассистента театра Undermain. Художественный руководитель Даниэль Георгиу, Madame Bovary продлится пять недель до 15 марта.

Шедевр Флобера - это трагическая и яркая история женщины, которая мечтала о жизни, которой она никогда не могла достичь в полной мере. Эмма Бовари мечтает о знаменитом и романтическом мире, о котором она только читала в книгах, которые воспитывала на ферме. По мере того, как ее желание растет, Эмма преследует его любой ценой, стремясь удовлетворить свою страсть. Ее жажда материальных и романтических желаний в конечном итоге поставила под угрозу ее жизнь, ее мужа Чарльза и дочь Берту. Адриенн Кеннеди привносит свежий и захватывающий подход в этот классический роман, рассказывая историю глазами Берты.

Омар Падилья в роли Леона и Стефани Клегхорн Джассо в роли Эммы Бовари. Фото Джулии ДеПаскале

«Подход Эдриен Кеннеди к адаптации Флобера отражает большое уважение к автору и стремится преобразовать работу для сцены только способами, которые тонко поддерживают темы и конструкцию Флобера, которые одновременно продвигают историю и помогают перенести роман в театральный мир», - замечает режиссер Брюс Дюбоз.

Кеннеди, выдающийся писатель американского авангарда, является лауреатом премии 2003 года за заслуги перед книгой Анисфилда-Вольфа, премии Оби за заслуги в жизни, премии писателей Лилы Уоллес, Reader's Digest, и премии писателей. Премия Американской академии искусств и литературы.Ее пьеса Movie Star входит в сборник Norton Anthology of American Literature, а ее пьеса Funnyhouse of a Negro , последний раз представленная в Классическом театре Гарлема в Нью-Йорке, является знаковой пьесой, которая обращается к студентам, пытающимся найти место в мире.

Ее пьесы ставятся в классах и ставятся в театрах по всему миру. Ее последняя работа, Он вернул ее сердце в коробке , была впервые представлена ​​в 2018 году в Театре для новой аудитории в Нью-Йорке и вошла в серию Undermain's Whither Goest Thou America 2019.

Гюстав Флобер | Французский автор

Полная статья

Гюстав Флобер (родился 12 декабря 1821 года, Руан, Франция - умер 8 мая 1880 года, Круассе), романист, признанный движущей силой реалистической школы французской литературы и наиболее известный своим шедевром, Мадам Бовари (1857), реалистичное изображение буржуазной жизни, которое привело к суду по обвинению в безнравственности романа.

Молодость и творчество

Отец Флобера, Ахилле Клеофас Флобер, родом из Шампани, был главным хирургом и клиническим профессором в больнице Отель-Дьё в Руане.Его мать, дочь врача из Пон-л'Эвек, принадлежала к семье выдающихся магистратов, типичных для крупной провинциальной буржуазии.

Гюстав Флобер начал свою литературную карьеру в школе, его первая опубликованная работа появилась в небольшом обзоре Le Colibri в 1837 году. Он рано подружился с молодым философом Альфредом Ле Пуаттевеном, чьи пессимистические взгляды оказали сильное влияние на его. Не менее сильное впечатление произвела компания великих хирургов и окружение больниц, операционных и классов анатомии, с которыми он познакомился благодаря отцовской профессии.

Интеллект Флобера, кроме того, был обострен в общем смысле. Он испытывал сильную неприязнь к общепринятым идеям ( idées reçues ), из которых он должен был составить «словарь» для своего развлечения. Он и Ле Пуаттевин изобрели гротескного воображаемого персонажа, названного «le Garçon» (Мальчик), которому они приписывали любое замечание, которое им казалось наиболее унизительным. Флобер возненавидел «буржуа», имея в виду любого, у кого «низкий образ мышления».

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

В ноябре 1841 года Флобер был зачислен студентом юридического факультета в Париже. Однако в возрасте 22 лет он был признан страдающим нервным заболеванием, которое было принято за эпилепсию, хотя основные симптомы отсутствовали. Это заставило его отказаться от изучения права, в результате чего отныне он мог посвящать все свое время литературе. Его отец умер в январе 1846 года, а его любимая сестра Кэролайн умерла в марте следующего года после рождения дочери.Затем Флобер удалился со своей матерью и малолетней племянницей в свое поместье в Круассе, недалеко от Руана, на берегу Сены. Он должен был провести там почти всю оставшуюся жизнь.

Во время визита в Париж в июле 1846 года в мастерской скульптора Джеймса Прадье Флобер встретил поэтессу Луизу Коле. Она стала его любовницей, но их отношения не складывались гладко. Его самозащитная независимость и ее ревность сделали разделение неизбежным, и они расстались в 1855 году.

В 1847 году Флобер совершил пешеходную экскурсию по Луаре и побережью Бретани с писателем Максимом дю Кампом, с которым он познакомился, будучи студентом юридического факультета.Страницы, написанные Флобером в их дневнике этого путешествия «по полям и берегам», были опубликованы после его смерти под тем названием Par les champs et par les grèves . В этой книге собраны некоторые из его лучших работ, например, его описание посещения фамильного имения Шатобриана, Комбура.

Зрелая карьера

Некоторые из произведений зрелого Флобера касались тем, над которыми он пытался писать раньше. В 16 лет, например, он завершил рукопись Mémoires d'un fou («Воспоминания безумца»), в которой рассказывается о его разрушительной страсти к Элизе Шлезингер, на 11 лет старше его и жене музыкального издателя. с которым он познакомился в 1836 году.Эта страсть открылась ей только 35 лет спустя, когда она была вдовой. Элиза создала модель персонажа Мари Арну в романе L’Education sentimentale . Однако, прежде чем получить окончательную форму, эта работа должна была быть переписана в двух отдельных промежуточных версиях рукописи: Novembre (1842 г.) и предварительный проект под названием L’Education sentimentale (1843–45). Постепенно он превращался в обширную панораму Франции времен июльской монархии - по словам Жоржа Сореля, обязательное прочтение для любого историка, изучающего период, предшествовавший государственному перевороту 1851 года.

Композиция La Tentation de Saint Antoine является еще одним примером того упорства в стремлении к совершенству, которое заставило Флобера постоянно возвращаться к работе над предметами, никогда не довольствуясь результатами. В 1839 году он писал Smarh , первое произведение его смелого стремления дать французской литературе свой Faust . Он возобновил работу в 1846–1849, 1856 и 1870 годах и, наконец, опубликовал книгу под названием La Tentation de Saint Antoine в 1874 году.Четыре версии показывают, как идеи автора менялись с течением времени. Версия 1849 года, вдохновленная философией Спинозы, по своему заключению нигилистична. Во втором варианте письмо менее размытое, но суть осталась прежней. Третья версия демонстрирует уважение к религиозному чувству, которого не было в более ранних версиях, поскольку в промежутке времени Флобер читал Герберта Спенсера и согласовал спенсеровское представление о Неизвестном со своим спинозизмом. Он пришел к выводу, что наука и религия, а не конфликтующие, представляют собой два полюса мысли.Опубликованная версия включала в себя каталог ошибок в области Неизвестного (точно так же, как Bouvard et Pécuchet должен был содержать список ошибок в области науки).

С ноября 1849 г. по апрель 1851 г. Флобер путешествовал по Египту, Палестине, Сирии, Турции, Греции и Италии с Максимом дю Кампом. Однако перед отъездом он хотел закончить La Tentation и представить его своему другу поэту Луи Буйе и Дю Кампу для их искреннего мнения. В течение трех дней в сентябре 1849 года он читал им свою рукопись, а затем они безжалостно осуждали ее.«Бросьте все это в огонь, и давайте никогда больше об этом не упоминать». Буйе дал еще один совет: «Твою музу нужно держать на хлебе и воде, иначе лиризм ее убьет. Напишите приземленный роман наподобие романа Бальзака Parents pauvres . Например, история Деламара. . . . »

Эжен Деламар, сельский врач в Нормандии, умер от горя после того, как его обманула и разорила его жена Дельфина ( урожденная Кутюрье). История, на самом деле история Мадам Бовари , не единственный источник этого романа.Другой был манускрипт Mémoires de Mme Ludovica , обнаруженный Габриэль Леле в библиотеке Руана в 1946 году. Это отчет о приключениях и несчастьях Луизы Прадье ( урожденная д'Арсе), жены скульптора Джеймса. Прадиер, как она сама продиктовала, и, помимо самоубийства, это очень похоже на историю Эммы Бовари. Флобер, как из доброты, так и из профессионального любопытства, продолжал встречаться с Луизой Прадье, когда «буржуа» изгоняли ее как падшую женщину, и она, должно быть, дала ему свой странный документ.Тем не менее, когда любознательные люди спросили его, кто послужил образцом для его героини, Флобер ответил: «Мадам Бовари - это я». Еще в 1837 году он написал Passion et vertu , короткую и остросюжетную историю с героиней Маццей, похожей на Эмму Бовари. Для Madame Bovary он взял банальную историю прелюбодеяния и сделал из нее книгу, которую всегда будут читать из-за ее глубокой человечности. Работая над своим романом, Флобер писал: «Мой бедный Бовари страдает и плачет в более чем двадцати деревнях Франции прямо сейчас. Мадам Бовари , с ее неумолимой объективностью - под которой Флобер имел в виду беспристрастную запись каждой черты характера или происшествия, которые могли пролить свет на психологию его персонажей и их роль в логическом развитии его рассказа, - знаменует собой начало новой эпохи в истории человечества. литература.

Мадам Бовари стоила автору пяти лет упорного труда. Дю Камп, основавший периодическое издание Revue de Paris , убеждал его поторопиться, но он не стал. Роман с подзаголовком Moeurs de Province («Провинциальные обычаи») в конце концов появился частями в Revue с 1 октября по 15 декабря 1856 года.Затем французское правительство привлекло автора к суду по обвинению в безнравственности его романа, и он едва избежал осуждения (январь – февраль 1857 г.). Шесть месяцев спустя тот же суд признал поэта Шарля Бодлера виновным по тому же обвинению.

Чтобы освежиться после своего долгого обращения к унылому миру буржуазии в Madame Bovary , Флобер немедленно начал работу над Salammbô , романом о древнем Карфагене, в котором он изложил свою мрачную историю о дочери Гамилькара Саламбо, полностью вымышленный персонаж, на аутентичном историческом фоне восстания наемников против Карфагена в 240–237 гг. до н. э.Его преобразование сухих повествований Полибия в богато поэтическую прозу сравнимо с трактовкой Шекспиром повествования Плутарха в лирических описаниях в Антоний и Клеопатра . Пьеса Le Château des Cours ( The Castle of Hearts , 1904), написанная в 1863 году, не печаталась до 1880 года.

«Загробная жизнь святых» | Salon.com

ДЖЕРОМ, ПАТРОН АСЕТИЧЕСКИХ БИБЛИОТЕК. Паула, покровительница вдов, глухих и созависимых.Лаврентия, покровителя студентов и барбекю. Энтони, покровитель мастурбаторов, эпилептиков и замученных французских реалистов.

Колин Дики "Загробная жизнь святых: Истории от концов веры" предлагает то, что для большинства из нас будет незнакомой (и, следовательно, соблазнительной) литанией. Это не стандартные, хорошо воспитанные святые, Иоанны, Иамсы и Иосифы. Напротив, они, как отмечает Дики, негодяи: «святые, которые убивают, святые, которые [вырезают] себе глаза и выставляют их для проверки, святые, которые служат мелочному, причудливому и оклеветанному.«Святые Дики раздражительны в своем стремлении к духовному совершенству. Они крадутся, изолируют себя или выставляют на всеобщее обозрение свои страдания. Они чрезмерны, непристойны, безумны и по большей части неспособны жить в этом мире. Они, к лучшему или худшему, очень похожи на нас.

А может, что-то совсем другое. Дики ставит вопрос о человечности святых в центр своих размышлений об этих крайних фигурах, измученных душах, маргинализированных при жизни, но наслаждающихся хриплыми загробными жизнями в литературе, кино и живописи.Таковы повествования - вымыслы, которые мы строим о святых и вокруг них, - которые поглощают Дики, который мудро склоняет чудеса в пользу странного и непривычного. Лоуренс, который легкомысленно воспринял свою казнь огнем; Люси, которая оттолкнула пылкого поклонника членовредительством; Варвара, которая восторжествовала (предположительно) путем самовозгорания. Святые Дики не столько удивляют, сколько тревожат, сбивая фиксированные границы человеческого, преодолевая разрыв между верой и беспомощностью, пафосом и патологией.Подобно слезам на публике, святые непослушны; они выходят за рамки приличия или каких-либо категорий, которые мы используем для их содержания.

Как и в его последней книге, Cranioklepty: Grave Robbing and the Search for Genius , Дики озабочен останками и останками, изучением культурных загробных жизней отдельных людей и тел, в которых они с трудом обитали. Переходя от похищенных черепов Гайдна и Сведенборга к сохранившимся реликвиям (литературным и прочим) святых, Дики копает еще глубже.Призывать загробную жизнь - значит предлагать преследующий излишек: что-то тревожно неусвояемое, призрак, который сопротивляется всем нашим усилиям, чтобы упокоить это. Это, по крайней мере, часть того, как Дики подходит к загробной жизни святых: как к симптоматике тех затяжных крайностей веры, которые преследуют мечты якобы светской эпохи. Но загробная жизнь также может указывать на переработанное использование - ценность, новый «конец» веры, которую Afterlives неявно работает для восстановления. Как отмечает Дики, искушение всегда состоит в том, чтобы почерпнуть что-нибудь полезное из жизни святых, даже если урок состоит в том, что «урок всегда уходит от нас.”

Возможно, именно способность святых воплощать это противоречие - между продуктивной педагогической ценностью и самим сопротивлением продуктивности - делала их такими бесконечно убедительными. Нигде эта динамика не более поразительна, чем в рассказе Дики о святом Антонии третьего века и реалисте девятнадцатого века, который пытался рассказать его историю. Гюстав Флобер почти три десятилетия одержимо писал (и переписывал, но не писал) Искушение святого Антония , труд почти по всем параметрам излишества.Его друзья считали это пустой тратой энергии: «извращенным, уединенным» потаканием, мало чем отличающимся от борьбы Святого Антония с демонами в одиночестве в пещере в пустыне. И мало чем отличается от самого реалистического романа, где «все, что создается, находится в сознании читателя - замкнутый цикл, который уводит вас из мира производства в опасную пустыню одиноких воображений». Для Флобера этот замкнутый цикл был литературным, сексуальным и духовным. Мастурбируя, когда он не мог писать, и охваченный эпилепсией (которая, как он полагал, была результатом мастурбации), он воспринял изолированные муки Святого Антония как вдохновение и взял себя в руки.По словам Дики, то, что объединяет огонь святого Антония, писательский блок Флобера и реалистический роман, - это экономия мастурбации: сопротивление производительному труду, которое одновременно доставляет удовольствие и мучительно.

Если есть урок онанизма Флобера, то это может быть только то, что темная ночь души действительно очень темна и одинока. Тем не менее, святые составляют нам бесконечную компанию, возникая в современности там, где мы меньше всего их ожидаем: в бесконечной библиотеке Борхеса, в фотографиях журнала Life , в ушной боли Ван Гога, в самоубийстве Юкио Мисимы, в книге Диккенса Bleak House ( пьянице Круку следовало бы позаботиться о святой Варваре).Мы узнаем, что святых можно присвоить бесконечно; они предназначены для цитирования, повторения, одновременно образцовых и по сути своей подражаемых. Дики осторожно идет по этой линии, подчеркивая уникальность святых, настаивая на их способности облегчить человеческие слабости. Если античные аналогии Дики иногда напоминают замкнутый цикл - я не уверен, что святые в точности похожи на репликантов Ридли Скотта, даже если они «более человечны, чем люди», - они также открывают непредсказуемые и часто поразительные откровения.Читая странные, часто дурацкие истории о святых, Дики признает: «Иногда остается не факт, а вера в него», описание нашего собственного легковерного, кредитного момента, если он когда-либо был.

Дики выбирает агностическое блуждание по педагогическому паломничеству, и это справедливо. Отступление и объезд - это норма в Afterlives ; Дики говорит не за святых, а со святыми. Это особенно желанный пересмотр, когда речь идет о святых женщинах, голоса которых так часто принижались церковными авторитетами и агиографами.Как и Чосер, Дики пытается отдать должное долгому окольному пути духовного пути святого. Как и в «Банной жене» Чосера (возможно, это переписывание приглушенной святой Паулы), текст Дики извивается, сопротивляясь завершению путешествия. В самом деле, мы могли бы описать метод Дики точно так же, как он описывает ее:

Ее стиль бесконечно отвлечен - она ​​открывает дискуссии, идет дальше вовне, перебивает других и противоречит сама себе. Кажется, она существует для того, чтобы отрицать какое-либо завершение, чтобы отодвинуть конец текста еще дальше.[…] Она блуждает, и в блуждании настигает текст, необрезанный, неприрученный, необузданный и очень живой.

Святые Дики явно не приручены, и, если они в основном давно мертвы, они точно так же еще очень живы (они «зомби в своей вере», по другой неуправляемой аналогии). Блуждая взад и вперед через века, Дики утверждает, что святые всегда несвоевременны, «всегда анахроничны - занятие из другого времени, которое не имеет реального следствия в современной жизни.И все же они также помогают нам измерять время, при этом каждому святому традиционно назначается день литургического года. Дики подчеркивает эту практику, дополнив свой текст тамблером «повседневной святой», формой, которая соответствует посреднической функции святой, которая заменяет присутствие божественного в (теперь уже технологическом) изо дня в день. Неукротимые святые переполняют текст Дики, продвигаясь наружу, чтобы занять Интернет: еще одна пустыня искушений, другой вид литургии.

Если святые склонны к излишествам, то, возможно, и те, кто о них пишет, тоже.В предисловии к своей книге «Жития святых, » 1951 г., Омер Энглеберт признал, что жития «в целом неинтересны, поскольку они либо подготовлены в словарном стиле, либо содержащаяся в них небольшая информация утонула в потоках красноречия и назидательных слов». Но наводнения и разливы Дики имеют важное признание: жизни святых не складываются, как бы мы их ни считали. Или, как выразился Чарльз Райт в своем стихотворении 1995 года «Житие святых»: «Простая геометрия мертвых не приравнивает / Бесконечные числа, неаккуратные суммы: / Мы верим в веру, но не верим / в которые мы должны быть оценены.« Afterlives не часто подвергается осуждению; скорее, это предполагает, что несовершенная жизнь святых и неопрятные истории, которые мы рассказываем о них, могут быть более чем достаточными, чтобы провести нас через день (если не в царство). Святые мертвы, а не умерли. Они могут существовать на грани современности, но они составляют (по выражению Юлии Кристевой) «границу, раскрывающую ее сердце».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *