Школа снайперская: Ускоренный снайперский курс (Москва) — Воевода

Содержание

Я узнаю Москву — Территории

Памятные места Великой Отечественной Войны  в районе Вешняки.

Мы, учащиеся 5 «З» класса Гимназии 1504 совершили краеведческую экспедицию по теме «Герои Великой Отечественной войны  в название улиц Москвы». Наша задача была изучить  улицу  Алии  Молдагуловой.
Это улица находиться в районе Вешняки, который располагается в Восточном административном округе Москвы. Район Вешняки занимают территорию 1072,4 гектаров.

Улица Молдагуловой

  Район Вешняки расположен на территории старинных поместий Кусково.
В годы Великой Отечественной  войны в Вешняках размещалась центральная школа снайперов, среди  выпускниц которой была и Герой  Советского Союза  Алия Молдагулова.    

Память о тех героических днях живет   не только в названиях улиц района – Снайперская и Молдагуловой. В школах района организованы Музеи– боевой славы, где бережно хранятся реликвии  военных лет.
            Располагается улица Молдагуловой в близи станции метро  Выхино, она начинается от улицы Юности, пересекает улицу Вешняковская, идет на юго – запад.  Улица заканчивается  в районе 7 км МКАД.
            Алия Нармухамбедовна Молдагулова – советский снайпер, в  годы Великой Отечественной войны служила в 54 -  ой отдельной стрелковой бригаде 22 армии 2-ого Прибалтийского Фронта. Получила звание ефрейтора. Удостоена звания  Героя Советского Союза в 1944 посмертно.

Алия Молдагулова родилась  25 октября 1925 года в ауле Булак Хобдинского района Актюбинской области. Ещё ребёнком потеряла родителей. Мать девочки погибла во время нелегального сбора зёрен на колхозном поле во время голода, так как отец не жил с семьёй, и возможно преследовался властями, как потомок бая, но тем не менее не арестовывался и в тюрьме не сидел. С восьми лет Алия жила в Алма-Ате в семье дяди Аубакира Молдагулова.

В 1935 году дядя Аубакир поступил в Военно-транспортную академию. Семья Молдагуловых вместе с Алией переехала в Москву. Через несколько лет они переехали в Ленинград, куда была переведена академия. Осенью 1939 года дядя, по семейным обстоятельствам, устроил 14-летнюю Алию в детский дом № 46. Все воспитанники этого детского дома учились в ленинградской школе № 9 (ныне № 140).
В июне 1941 года, с началом Великой Отечественной войны, семья дяди эвакуировалась, а Алия осталась в Ленинграде. 8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда.

В марте 1942 года вместе с детским домом была вывезена из осаждённого Ленинграда в село Вятское Ярославской области. По окончании 7-го класса Вятской средней школы, Алия 1 октября 1942 года поступила в Рыбинский авиационный техникум, но через три месяца подала заявление в РККА с просьбой отправить её на фронт. 21 декабря 1942 года Алия Молдагулова была официально отчислена из числа учащихся техникума в связи с уходом на фронт.
В мае 1943 года в Москве была создана Центральная женская школа снайперской подготовки. Алию Молдагулову определили в первый набор. Это снайперская школа размещалась в тогдашнем подмосковном посёлке Вешняки (сейчас там расположен Московский гуманитарный университет (улица Юности, д. 5). В данном здании проходили занятия, а казармы, где жили девушки-курсантки, были устроены на территории бывшей усадьбы графов Шереметевых в Кусково.
23 февраля 1943 года девушки-курсантки приняли военную присягу. В июле 1943 года Алия вместе с несколькими своими подругами-однокурсницами была направлена снайпером в 54-ю стрелковую бригаду (22-я армия, 2-й Прибалтийский фронт).
В ходе прохождения военной службы Алиёй было зафиксировано следующее происшествие. Пятеро немецких солдат, заметив нескольких девушек-снайперов, идущих в их сторону по нейтральной полосе, устроили засаду. Однако первой успела выстрелить Алия, ещё двух убили снайперы Зина и Надя, оставшихся двух солдат противника девушки под конвоем привели на командный пункт.
На её официальном счету 78 уничтоженных солдат и офицеров противника. В ходе Ленинградско-Новгородской операции в начале января 1944 года 54-я стрелковая бригада маршем выдвинулась вдоль фронта к городу Новосокольники (Псковская область), где прорвав оборону противника, вышла вперёд севернее города. По воспоминаниям Г. В. Варшавского, политрука 4-го батальона, где служила снайпер Алия Молдагулова, части бригады вышли к железной дороге у станции Насва, где были встречены сильным огнём противника. Заняв ночью исходные рубежи для атаки, советские солдаты атаковали на рассвете 14 января 1944 года. Батальону, действия которого прикрывали снайперы, была поставлена задача перерезать железную дорогу Новосокольники — Дно в районе станции Насва и захватить деревню Казачиха. Несмотря на то, что первая линия обороны уже была успешно прорвана, советская атака захлебнулась из-за сильного ответного огня с позиций немецких войск. В этот критический момент Алия Молдагулова встала во весь рост и крикнула: «Братья, солдаты, за мной!». Советские бойцы поднялись за ней в атаку. Противник также активно контратаковал. В течение дня Алия трижды участвовала в отражении контратак противника.
Во время одной из атак снайпер Алия Молдагулова, будучи раненной в руку осколком мины, тем не менее участвовала в рукопашном бою, который завязался в немецкой траншее. В ходе этого боя Алия была вторично ранена немецким офицером, которого она уничтожила; однако вторая рана оказалась смертельной. Перед смертью Алия успела написать письмо сестре Сапуре.

Алия Молдогулова похоронена в деревне Монаково  Новосокольнического района Псковской области.
Улица  Алии Молдагуловой  напоминает нам о подвиге девушки снайпера. Проходя по этой улице люди вспоминают о той страшной войне и о героях, которые  в ней победили!


Автор статьи

Ильенко Андрей Григорьевич, ГБОУ Гимназия № 1504, 5 З

Школа снайперов | Время перемен

Шла Великая Отечественная война. Время было необычайно тяжелое. Враг захватил и
оккупировал значительную часть нашей территории, угрожая захватить бакинскую нефть. Надо было любой ценой остановить наступление немецких армий. И таким рубежом стал город Сталинград, где к концу 1942 года шли тяжелые бои за каждый дом. В этих боях особо отличились наши снайперы, которые уничтожали командный состав и скрытые огневые точки противника. Командование Красной Армии приняло решение срочно готовить снайперов на Дальневосточной земле. Как их готовили , рассказывает бывший курсант одной из школ снайперов, участник Великой Отечественной войны, наш земляк Александр Александрович Булавинцев.


В конце декабря 1942 года была создана 22-я окружная школа снайперов. Она располагалась в двенадцати километрах от города Благовещенска Амурской области в местечке «Моховая падь». Нас, молодых ребят 1925 года рождения из Приморского края, призвали на военную службу 20 декабря 1942. После медицинской комиссии всех сконцентрировали во Владивостоке и затем отправили служить в эту снайперскую школу. В «Моховой пади» был военный гарнизон ещё довоенной постройки: две трёхэтажные казармы, фабрика — кухня, столовая, пекарня, и другие хозяйственные и бытовые постройки, а так же небольшой городок для офицерского состава.

После помывки в бане нас одели в военную форму: гимнастерки и брюки х/б, нижнее белье х/б, ботинки с обмотками и байковыми портянками, шинель обыкновенная и шапка ушанка. Разместили курсантов по-взводно и по-ротно в казарме, в которой были двухярусные нары. Первые несколько дней спали на голых досках, затем матрацы и подушки набили сеном. В первых числах января 1943 года мы приняли военную присягу и началась наша служба — учёба по программе снайпера и молодого бойца. Кормили нас по общевойсковой норме: хлеба 600 грамм на день, жидкий суп в обед, немного каши в обед и утром, вечером на ужин иногда каша, а иногда по два кусочка соленой рыбы, по одному стакану полусладкого чая утром, в обед и вечером. В столовой стояли столы со скамейками на двенадцать человек. Стол — одно отделение. Тарелок не было, кушали из солдатских котелков. Из кухни приносили суп в двух алюминиевых кастрюлях на шесть порций.

Каждому курсанту в котелок — порцию супа. Кашу также приносили в кастрюлях и каждому в котелок — по три ложки. Обычно каша была
пшенная, рисовая или перловая сечка. Хлеб приносили на стол из хлеборезки общим весом на всё отделение, т.е. на стол. Затем кто-то из двенадцати курсантов разрезает его по двести граммов («на глаз») каждому, все смотрят, выравнивают порции. Один из курсантов отворачивается, а кто разрезал, указывая на порцию, спрашивает: «Кому»? Тот называет, кому отдать, и так все двенадцать паек хлеба. Вот так было: все мы были голодными и стремились, чтобы всем было поровну. Суп был только в обед, а каша также на завтрак и на ужин.

После приёма пищи выходили из столовой и строем шли в казарму. Берём оружие и идём на полигон, на занятия. Полигон располагался между сопок в пяти километрах от казармы. Идём туда строем и обязательно с песней, хотя честно говоря, после еды не хочется не только петь, но и просто идти. Но долг (шла война) обязывает, поэтому идём и поём. На полигоне проходили все занятия. Тренировки по определению расстояния до цели, прицеливание по снайперскому прицелу, отметка точки прицеливания на специальной мишени и так далее.

Занимаемся до обеда и идём строем, и с песней на обед. После обеда опять на полигон до ужина. После ужина в казарме немного личного времени: что-то подшить, залатать, привести в порядок оружие, написать письмо и т.п.

За день так измотаешься, да и желудок пустой. Отбой ко сну в 22:00. Разделся, лег и тут же заснул. В 6:00 команда: рота, подъем! Кажется, что только лёг и вдруг сразу подъем! Все быстро встают, одеваются и через пять минут становишься в строй и на физзарядку. Затем умывание, одевание и строем в столовую с песней. И это ежедневно. Выходным днём считается воскресенье, но он обычно используется для учёбы теоретических предметов: баллистика, матчасть оружия и политическая информация о фронтовых делах.

В Амурской области в этих местах погода стоит морозная: минус 35-40 градусов по Цельсию. Когда нет ветра — это терпимо, но когда дует небольшой ветер, мороз обжигает лицо и всё, что не укрыто от него. Шапка обязательно с опущенными ушами и завязками внизу. При таких морозах на полигонах проходила вся наша учеба. От холода спасало только движение и движение — иначе замёрзнешь. Костры не разрешалось разжигать никогда, и мы про них забыли.

Холод и недоедание угнетали нас. Курсанты исхудали и ослабли, потеряли строевой солдатский вид. Проходя этот режим службы, мы, восемнадцатилетние мальчишки, почувствовали себя так, как будто нас зажали в клещи: некому сказать, что нам очень тяжело и голодно. Иногда, вечером, в курилке перед сном, сидишь и думаешь: Господи, да неужели я больше никогда не наемся даже простого хлеба? Но, несмотря на такие грустные мысли, никто из нас открыто не ныл, не ругал власть, курсанты помнили, что идет война и там, на фронте, ещё труднее и страшнее. Поэтому, поворчав про себя, безоговорочно исполняли свой солдатский долг: упорно осваивали азы снайперской науки. Спустя пару недель наша рота пошла в наряд — выполнять все хозработы:
кухня, пекарня, охрана складов и других объектов.

Меня и ещё одного курсанта послали работать в пекарню, которая была в нашем гарнизоне, и где постоянно работали два пожилых солдата — пекаря, а мы им в помощь. Пришли мы на пекарню, получили задание, работаем, а хлебом пахнет так, что пьянеем. Пекаря нам сказали: вы, ребята, теплый хлеб не ешьте, ешьте только остывший и холодный, сколько хотите. Мы его ели досыта, запивая водой. Это за три месяца службы я первый раз наелся обыкновенного хлеба.

В конце марта приехал генерал-майор, раненый фронтовик. Ходил с тросточкой, инспектировал ход подготовки снайперов. За два дня он посмотрел на всех нас, побывал на полигоне и увидел, что мы, молодые ребята, согнулись, съежились, потеряли вид воина. На третий день утром, генерал появился в штабе школы, приказал подполковнику, начальнику школы, построить весь офицерский состав около штаба. На входе в штаб стоял часовой, курсант. Он и рассказал нам, как всё было.
Начальник школы построил весь офицерский состав, доложил генералу. Генерал подошёл ближе к строю и своей тросточкой на снегу нарисовал большой вопросительный знак. Подошёл к одному лейтенанту и спросил, указывая на знак: «Что это такое»? «Вопросительный знак, товарищ генерал», — сказал лейтенант. Генерал подошел к капитану и спросил тоже самое. Капитан ответил, что это вопросительный знак.

Генерал подошёл к начальнику школы и спросил: «Что это такое?» — указывая на знак. Тот ответил: «Это вопросительный знак, товарищ генерал». Генерал в повышенном тоне голосом: «Врёте вы все! Это ваш курсант, товарищи офицеры»!
Долго он выговаривал офицерам о недостатках в школе, о неправильном питании курсантов. «Вы их кормите по общевойсковой норме, а школа — это учебное заведение и курсанты должны получать питание по курсантской норме!» Затем сказал: «Я приеду к вам через 1,5-2 месяца и чтобы ваши курсанты были вот такими!» — и рисует на снегу большой восклицательный знак. «Желаю вам успехов в учебных делах и помнить, что вы готовите снайперов для фронта, для борьбы со злейшим врагом!» — добавил он.

После генеральской инспекции всех нас обследовала врачебная комиссия, были выявлены курсанты, которых госпитализировали на поправку здоровья из-за большой потери веса и общей слабости. Все курсанты потеряли свой прежний вес. Я, например, призывался с весом 71 кг. при росте 170 см., а через три месяца при том же росте мой вес стал 62 кг. После отъезда генерала нас стали кормить по курсантской норме: хлеба 900 гр., добавили количество круп, мясную тушенку для супа, а в обед давали по стакану компота из сухофруктов. Добавка в 300 граммов хлеба много значит при улучшенном приварке, а компот согревает наши души — сладость всё же!

К празднованию 1 мая мы немного поправились, улучшился наш внешний вид. Нас стали готовить к Первомайскому параду 1943 года. В течение недели ежедневно полдня занимались на плацу строевой подготовкой с оружием и в касках. Парад должен был проходить в г. Благовещенске. 1 мая 1943 года мы в полной парадной форме зашли в начало ул. Карла Маркса и пошли по ней к центру города, где была сооружена трибуна. Не доходя 250 метров до трибуны, пошли строевым шагом по команде «смирно, равнение на трибуну»! С трибуны нас приветствовали руководители города и военного гарнизона. Мы отвечали троекратным «ура»!Напротив трибуны, на противоположной стороне улицы, стояли жители города. Некоторые граждане подходили к идущим курсантам и на ходу вручали нам свои домашние подарки: то-то съедобное, кисеты с махоркой. Граждане приветствовали нас словами: «Наши сыночки, мы с вами!» Пройдя весь путь по ул. Карла Маркс, а мы очень устали от напряжения и волнения.
Затем сделали привал, отдохнули и пошли обычным шагом в гарнизон. Служба и занятия пошли дальше своим чередом.

В Амурской области весна обычно ранняя и в мае много тёплых солнечных дней. В выходные дни мы по-взводно шли к пойме реки Зея (два километра от нашего гарнизона). Во время весеннего половодья Зея затапливает всю обширную часть поймы, а когда вода спадает, она входит в свои берега. В пойме остаются большие лагуны с водой. Вода в них хорошо прогревается, и мы с удовольствием купались в них, стирали свои потные гимнастерки и портянки, сушили их и отдыхали. Такие выходные дни бывали очень редко и, поэтому они мне хорошо запомнились.

К концу учебной программы стали много уделять внимания стрельбе по различным целям. Стреляли так, что в конце дня чувствовалась усталость правого плеча (отдача после выстрела). Кроме стрельбы по мишеням снайпер должен сам пристрелять свою винтовку под снайперский прицел. Эта работа требовала некоторых знаний баллистики, поэтому было организовано дополнительное обучение курсантов.

В конце июня мы сдали экзамены. Особо отличившимся в обучении написали в курсантских книжках так: «Можно использовать на должности младших командиров и как снайпер – инструктор». Такая запись была и в моей красноармейской книжке. Без бахвальства, а как было на самом деле, хочется отметить, что я призывался в армию, имея образование восемь классов плюс шестимесячные курсы радистов и полуторагодичный практический опыт работы радистом на рыболовном сейнере. А большинство моих сверстников — сослуживцев имели пять-шесть, некоторые семь классов школьного образования. Мне снайперская программа обучения давалась легко. Командование ставило меня в пример, а я всегда помогал осваивать программу отстающим курсантам.

В последних числах июня в нашу школу приехали представители стрелкового полка, чтобы принять нас для прохождения дальнейшей службы в городе Хабаровске, где заново формировалась 255-ая стрелковая дивизия, ранее потрепанная в боях с германской армией. Разместили нас в старых, ветхих казармах, где мы служили до апреля. Затем нас направили нести службу вдоль границы с Манчжурией в пределах Хабаровского края. Здесь я стал сержантом, а затем старшим сержантом, командиром отделения ПТР (противотанковые ружья).

Впереди была ещё долгая служба в рядах Красной армии, а затем Советской армии, и участие в боевых действиях по освобождению Манчжурии от японских захватчиков. Вспоминая тяжёлое, для нас и нашей Родины время, я с благодарностью помню того генерал-майора с тросточкой, приехавшего инспектировать ход учёбы снайперов. Он обнаружил ошибку в продовольственном снабжении курсантов школы и восстановил должное. После чего мы воспряли телом и духом, много совершили нужных дел. Вот такие были времена...

Александр Булавинцев,
участник Великой
Отечественной войны

От редакции:

В г. Москва вышел в свет сборник очерков об участниках Великой Отечественной войне. Есть в
нём страницы о нашем земляке – Александре Александровиче Булавинцеве.

Снайперское движение в РККА. Снайперская война

Снайперское движение в РККА

Во время Великой Отечественной войны советское военное руководство хорошо понимало возможности даже одного качественно подготовленного снайпера, тем более снайпера-инструктора, способного в течение короткого срока подготовить десятки стрелков. Поэтому в Центральной школе инструкторов снайперского дела (ЦШИСД) учебный курс был рассчитан на 6 месяцев. Полугодичная подготовка снайпера в период войны, и это в то время, когда боевого летчика учили за 3–4 месяца!

В первые месяцы войны подготовка лучших стрелков была заботой частей и соединений передовой линии фронта. Обучение шло в запасных учебных частях, на краткосрочных курсах непосредственно в боевых порядках войск, велось путем непосредственного общения лучших снайперов части со своими товарищами и их совместными выходами на боевые позиции. Такая форма общения имела как положительные стороны, так и недостатки. Никакая теория не может заменить практику – работу снайпера в боевых порядках своего подразделения. Процесс приобретения боевого опыта гораздо эффективнее, когда рядом с обучаемым находится опытный наставник.

«Снайпер бьет издалека, но всегда наверняка!» Советский плакат. 1942 г.

Но командование понимало необходимость централизованной подготовки «сверхметких стрелков». Еще 18 сентября 1941 года вышло постановление о всеобщем обязательном военном обучении граждан СССР, которое дало возможность организовать военную подготовку населения без отрыва от производства. Программа обучения была рассчитана на 110 часов. Кроме других военных специальностей (пулеметчик, минометчик, связист), учеба шла и по линии снайпинга. Все же готовить снайперов в такие сжатые сроки было крайне трудно, поэтому вскоре было принято решение открыть специальные «школы отличных стрелков снайперской подготовки» (ШОССП) при военных округах. Обучение шло в течение 3–4 месяцев уже с отрывом от производства. Один только Московский военный округ имел три таких школы. В качестве преподавателей привлекались инструкторы по снайпингу ОСОАВИАХИМа, который, как и в мирное время, продолжал готовить снайперские кадры в своих школах. Кроме того, было решено организовать централизованную подготовку снайперов высокой квалификации с инструкторскими навыками. Для этого 20 марта 1942 года в Вешняках под Москвой была создана школа инструкторов-снайперов.

Уже первые месяцы работы школы показали, что крайне необходимо централизованно готовить не только инструкторов, но и рядовых снайперов высокой квалификации. Поэтому 15 мая 1942 года было предложено сформировать при школе 3-месячные курсы для обучения снайперов. Сроки же подготовки в школе инструкторов-снайперов с 18 июля 1942 года были увеличены до 6 месяцев.

Снайпер Красной Армии. 1941 г.

Применение снайперов на фронте показало, что наравне с мужчинами очень высокую стрелковую выучку и эффективность в боевой работе показали девушки-снайперы, подготовленные учебными подразделениями Всеобщего военного обучения (Всевобуча). На 1 января 1942 года в этой структуре было обучено 14 819 девушек-снайперов, а в марте – августе того же года – еще 39 941. Школа инструкторов-снайперов была переименована в Центральную школу инструкторов снайперского дела с 6-месячным сроком обучения. Одновременно этим же приказом при ЦШИСД были сформированы женские курсы отличных стрелков снайперской подготовки (ЖКОССП) и школа отличных стрелков снайперской подготовки с 3-месячным сроком обучения. Позднее, 21 мая 1943 года, женские курсы были переформированы в Центральную женскую школу снайперской подготовки. На всех фронтах Великой Отечественной войны воевало 1885 девушек-снайперов, выпускниц ЦЖШСП, около 180 человек погибло. В частности, в составе 3-й ударной армии боевой путь от Великих Лук до Берлина прошла рота первых выпускниц школы, уничтоживших 3012 фашистов.

К середине 1943 года в основном были закончены все крупные мероприятия по централизованной подготовке снайперских кадров для Красной Армии. За время войны в системе Всевобуча было проведено семь очередей подготовки. Первая очередь обучалась в 1941 году; в 1942–1944 годах было осуществлено по две очереди подготовки. За это время в общей сложности было обучено 428 335 отличных снайперов, которые существенно усилили боевые порядки пехотных частей. Помимо этого, в учебных формированиях центрального подчинения было подготовлено 9534 снайпера высокой квалификации. В центральной школе снайпинга обучение шло до марта 1945 года.

Большой вклад в организацию централизованной подготовки снайперских кадров внес генерал-лейтенант Г.Ф. Морозов. Возглавляя один из отделов Генерального штаба, он накапливал и анализировал боевой опыт советских снайперов. Его книги «Методика огневой подготовки снайпера» и «Памятка снайперу» оказали неоценимую помощь при обучении снайперов во фронтовых частях.

Подготовка снайперов развернулась на специальных сборах, в снайперских школах, включая созданную в мае 1943 года Центральную женскую снайперскую школу. Для повышения квалификации снайперов практиковались армейские и фронтовые слеты. Обучали снайперов и на курсах, созданных при штабах партизанских соединений и крупных партизанских отрядов. Солидную базу для развития снайпинга подготовила предвоенная работа Осоавиахима, а активно развивавшийся в 20 – 30-е годы стрелковый спорт обеспечил основные кадры снайперов. Имена М. Буденкова, Н. Галушкина, Ф. Дьяченко, В. Зайцева, Н. Ильина, Ф. Охлопкова, И. Сидоренко, Г.Симанчука, Ф. Смолячкова, М. Пассара, Л. Павличенко, В. Пчелинцева, М. Поливановой, З. Поповой стали широко известны. Ряд немецких авторов, оценивая после войны бои на Восточном фронте, отмечали хитрость и хорошую подготовку советских снайперов.

Стала разнообразнее и тактика снайперов – они действовали в составе подразделений, отдельными командами, поодиночке и по двое. Наиболее эффективной считалась работа снайперов в паре, когда они поочередно выполняли функции наблюдателя и истребителя. Началось и широкое применение бесшумных винтовок – в основном это были штатные винтовки с глушителями типа «Брамит» (прибор «Братьев Митиных»).

Советская девушка-снайпер

В 1945 году, уже после окончания войны, американская пресса писала: «Русские снайперы показали огромное мастерство на немецком фронте. Они побудили немцев на производство в большом масштабе оптических прицелов и обучение снайперов».

Эталоном в снайперской подготовке периода Великой Отечественной войны является Центральная школа инструкторов снайперского дела, находившаяся в Вешняках под Москвой. Примером того, как готовили снайперские кадры в этой подмосковной школе, может служить свидетельство одного из инструкторов о подготовке даже не мужчин, а девушек-снайперов: «Трехлинейную винтовку и снайперскую СВТ-40 девушки научились разбирать чуть ли не с закрытыми глазами. Но прежде чем произвести первый выстрел боевым патроном, им пришлось многое усвоить. Нужно было изучить принцип действия прицела, почти автоматически уметь определять расстояние до цели, скорость ветра, скорость движения цели и быстро производить соответствующие расчеты. Требовалось упорно тренировать зрение, наблюдательность, отрабатывать твердость руки, умение плавно нажимать на спусковой крючок.

Курсантки осваивали правила маскировки, учились ползать по-пластунски и быстро делать перебежки, оборудовать стрелковые ячейки – основную, запасную и ложные, обеспечивая этим тщательную маскировку. Большое значение придавалось стрельбе из любого положения.

В казармах изучались лишь теоретические дисциплины и материальная часть. В осенний дождь, в зимнюю метель, в летний зной девушки с полной солдатской выкладкой шли на занятия. А идти до стрельбища надо было 7 километров. Девушки должны были уметь выполнять обязанности бойцов стрелкового отделения, стрелять из ручного и станкового пулемета, противотанкового ружья. Их также обучали приемам штыкового боя, метанию гранат и бутылок с зажигательной смесью.

В конце обучения – 70-километровый марш-бросок с полной выкладкой. В нем проверялись знания и умение снайперов применять на практике боевые навыки, полученные в школе. К концу обучения девушки уже отлично выполняли такие упражнения, как стрельба на расстояние 1000 метров по «станковому пулемету», с 800 метров – по «перебежчику», с 500 метров – по «грудной» фигуре, с 250 метров – по «стереотрубе». Центральная женская школа работала 27 месяцев, за это время было проведено три основных набора.

Снайпер Балтийского флота. ВОВ

Своеобразным было отношение фронтового командования к «снайпершам». По воспоминаниям одной из выпускниц Центральной женской школы Лидии Гудованцевой: «Приняли нас в штабе 1-й ударной армии душевно, все подходили к нам, чтобы взглянуть… Пригласили в политотдел. Там поинтересовались: все ли мы взвесили, а может, кто передумал, то можно и другие обязанности выполнять – в штабе работы хватает». Не правда ли, довольно странно: прибывшим на фронт кадровым снайперам предлагают работу в штабе – вдруг кто-нибудь не готов к боевой работе на передовой? Это свидетельство того, что старшие офицеры не принимали девушек-снайперов всерьез.

Помимо централизованной подготовки снайперских кадров было организовано обучение стрелков непосредственно во фронтовых частях. Снайперские школы формировались в масштабе армий со сроком обучения до трех месяцев, в зависимости от условий и боевой обстановки. В стандартную программу подготовки входило изучение правил обращения с оружием и оптическим прицелом, определение дальности до цели, проверка боя оружия, изучение основ баллистики, выбор позиции для ведения огня и маскировка. Только снайперские школы Ленинградского фронта подготовили 1337 снайперов.

Война требовала немедленного действия, и поэтому в Красной Армии упор делался на физическую выносливость снайпера, маскировку и массовость. Основой специальной тактики стал снайперский террор. Тактика эта в условиях широкомасштабного военного конфликта оказалась единственно правильной и применялась до конца Второй мировой войны. В первые месяцы войны подготовленных снайперов в РККА не было. Солдаты и офицеры овладевали снайперским мастерством по ходу боевых действий. Позднее, в 1942 году, стали функционировать сначала трехмесячные, а затем шестимесячные снайперские курсы. Но этого было недостаточно. Во второй половине войны срок обучения снайперов был увеличен до восьми месяцев в специализированных снайперских школах.

Во время Великой Отечественной и в последующих вооруженных конфликтах наше снайперское движение оказалось результативнее немецкого и прочих благодаря не только массовости, но главным образом беспредельной русской изобретательности, нечеловеческой выносливости и адскому терпению, способности работать в грязи, снегу, под палящим солнцем. Способность советских снайперов из вроде бы достаточно простого оружия – трехлинейной винтовки – попадать противнику между глаз с расстояния 700–800 метров старослужащие помнят до сих пор. На войне время спрессовывалось. Жестокая необходимость обостряла восприимчивость и заставляла человеческий организм работать на грани невозможного. На что в мирное время требовались годы, на войне уходили месяцы и недели. В экстремальных жестоких условиях человек довольно быстро превращался в то, что сейчас называют модным термином – ниндзя. Боевое искусство советские снайперы довели до совершенства, и до наших японским снайперам-ниндзя было далеко.

Снайперы действовали очень изобретательно. Например, отец автора вспоминал, как действовал на их участке фронта взвод снайперов-«гастролеров». Прибыв на передовую, снайперы залегли цепью вдоль линии обороны. Затем с какого-то пригорка в сторону немцев была пущена железная бочка, частично наполненная различным металлическим хламом и оглушительно гремящая на каждой неровности рельефа. В итоге из вражеской траншеи на непонятный звук обязательно выглядывало несколько любопытных голов, а снайперы их всех поражали беглым огнем. После этого взвод переходил на новый, еще «не паханный» участок фронта и повторял свой трюк снова.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Школа №810 (бывш.407) : Школы, лицеи, гимназии : Район Вешняки 111395, Москва, Снайперская улица, 4А : Организации Москвы

Адрес: 111395, Москва, Снайперская улица, 4А

Метро: Выхино (от метро ~ 1067.26 м)

Работают в выходные: НЕТ


Описание:

Дошкольное образование
ГБОУ Школа № 810 (корпус №3)
Старший воспитатель: Соловьёва Татьяна Владимировна
Адрес: г. Москва, ул. Молдагуловой, д. 10Б
Электронная почта: [email protected]
Телефон: +7 (499) 374-51-59

ГБОУ Школа № 810 (корпус №4)
Старший воспитатель: Соловьёва Татьяна Владимировна
Адрес: г. Москва, Снайперская ул., д. 5А
Электронная почта: [email protected]
Телефон: +7 (499) 373-36-96

ГБОУ Школа № 810 (корпус №5)
Старший воспитатель: Соловьёва Татьяна Владимировна
Адрес: г. Москва, ул. Молдагуловой, д. 16А
Электронная почта: schkola8[email protected]
Телефон: +7 (499) 374-32-20

Основное и среднее
ГБОУ Школа № 810 (корпус №1)
Директор: Украинцев Евгений Юрьевич
Адрес: г. Москва, ул. Красный Казанец, д. 3А
Электронная почта: [email protected]
Телефон: +7 (499) 374-12-60

ГБОУ Школа № 810 (корпус №2)
Директор: Украинцев Евгений Юрьевич
Адрес: г. Москва, Снайперская ул., д. 4А
Электронная почта: [email protected]
Телефон: +7 (499) 374-24-07
Проезд: м. Выхино, далее на автобусе № 615, № 685 до остановки "ул. Снайперская, дом 7"

ГБОУ Школа № 810 (корпус №6)
Директор: Украинцев Евгений Юрьевич
Адрес: г. Москва, Снайперская ул., д. 11А
Электронная почта: [email protected]
Телефон: +7 (499) 373-82-19


Зона обслуживания:

Молдагуловой ул. 10, корпус 1, корпус 2, корпус 3
Молдагуловой ул. 12, корпус 1; корпус 2; корпус 3
Молдагуловой ул., 3, корпус 1; корпус 2; корпус 3
Молдагуловой ул., 8, корпус 1; корпус 2
Снайперская ул., 10, корпус 1; корпус 2
Снайперская ул., 12
Снайперская ул., 14/9
Снайперская ул., 2, корпус 1; корпус 2
Снайперская ул., 4
Снайперская ул., 6 корпус 1; корпус 2; корпус 3

Снайперская школа армии США - United States Army Sniper School

Студенты-снайперы добавляют естественный камуфляж к своим маскировочным костюмам во время одного из мероприятий MTT Снайперского курса в Баумхолдере , Германия (около 2012 г. )

US Army Sniper курс обучает отдельный военные член , назначенных снайперские позиции в навыках , необходимых для достижения дальнего точного огня и сбора информации на поле боя. Студенты пройдут обучение навыкам полевой работы, передовым методам маскировки, скрытому движению, обнаружению целей, оценке дальности, использованию местности, разведывательной подготовке поля боя (IPB), соответствующим процедурам отчетности, снайперской тактике, продвинутой стрельбе и предметам персонала ( разведка , миссия , обучение, боевые приказы, командование и управление , и управление обучением).

История

Хотя армия США организовала курс продвинутой стрельбы в Кэмп Перри, штат Огайо, у армии не было официального курса снайпера во время Второй мировой войны. В перерывах между войнами КМП США проходила ограниченную снайперскую подготовку, но ее было недостаточно, чтобы конкурировать с другими странами во время Второй мировой войны.

В течение 1955-1956 годов армейское учебное подразделение по стрельбе использовало первую снайперскую школу армии США в Кэмп-Перри, штат Огайо. К сожалению, из-за отсутствия понимания и признательности за эффективность и потенциал, которые снайперы могут добавить в бой, после этого короткого периода обучения снайперская подготовка была прекращена.

Во время Корейской войны снайперы использовались во время первого захвата Инчхона, Сеула и битвы при Чосине. Когда в 1951 году война перешла в статический период, армия и морские пехотинцы, как во время Первой и Второй мировых войн, были смертоносными, особенно в этот период статической защиты войны. Пятидесяти (.50) калибра с оптическим прицелом также использовалось для снайперских целей в США. Фаворитом был пулемет M2 .50 калибра с прикрепленным прицелом; из-за веса эта система была малоподвижной. Значительные успехи были достигнуты в планировании тактических снайперских задач, сборе информации, преследовании и задержке противника. Лучшим снайпером Кореи был сержант Боиндот из армии США с 70 подтвержденными убийствами. После войны в Корее снайперская программа США была снова прекращена.

Во Вьетнаме в июле 1968 года армия США начала централизованное обучение внутри страны. 9-я пехотная дивизия создала одну из первых снайперских школ в стране. Курс, проводимый майором Уиллисом Пауэллом, длился 18 дней, при этом процент неудач составил 50%. В декабре 1968 года полный отряд из семидесяти двух снайперов был готов к бою.

Снайперская школа армии США была основана в 1987 году в пехотном центре в Форт-Беннинге, штат Джорджия, и сегодня продолжает выпускать первоклассных снайперов. Его непрерывное существование отражает самый длительный курс снайперской подготовки в истории армии США и свидетельствует о том, что высокоприоритетная подготовка снайперов сейчас имеет место среди руководства армии. После террористических атак на здания Всемирного торгового центра американские военные начали боевые действия в Афганистане в рамках операции «Несокрушимая свобода». Снайперы зарекомендовали себя как бесценный актив благодаря своей способности поражать цели на больших расстояниях в гористой местности.

Цель

Армейский снайперский курс обучает отобранных людей навыкам, необходимым для ведения высокоточного огня на дальние дистанции и сбора информации о поле боя. В течение 7-недельного курса солдаты будут обучаться применению полевых навыков; передовые методы маскировки, скрытое движение, обнаружение целей, оценка дальности и использование местности (макро и микро), разведывательная подготовка поля боя (IPB), соответствующие процедуры отчетности, снайперская тактика, продвинутая меткая стрельба; стрельба на известное и неизвестное расстояние, по стационарным и движущимся целям в дневное время и при ограниченной видимости в различных погодных условиях, а также по предметам персонала (разведка, миссия, обучение, боевые приказы, командование и управление и управление обучением) для обеспечения выполнения задачи без компромиссов при поддержке командиров подразделений на всех оперативных объектах.

Центр передового опыта армии США выпустил обновленный учебный циркуляр 3-22.10 «Снайпер» от декабря 2017 года. Циркуляр снайперской подготовки был полностью переработан и обновлен по различным темам, включая: снайперское планирование, использование, полевое мастерство, меткая стрельба, баллистические программы и сложные сражения. Целью этого учебного проспекта было создание единообразия в снайперском сообществе, а также согласование подготовки и использования снайперов с действующей доктриной армии США.

В 2018 году Снайперский курс армии США изменил свою программу обучения (POI), чтобы сосредоточиться на том, как снайпер может использоваться в крупномасштабных наземных боевых действиях. После пересмотра курса кадры и руководство пришли к выводу, что армейские снайперы должны сосредоточиться на действиях в качестве датчиков, коммуникаторов и систем вооружения людей, поддерживая расширенное многодоменное командование и управление с земли в условиях запрета доступа в зону.

Смотрите также

Ссылки

внешняя ссылка

Снайперский быт

Подготовка снайперов в СССР началась задолго до начала Великой Отечественной. Еще в конце 1920-х знаменитая винтовка Мосина была снабжена оптическим прицелом конструктора Александра Александровича Смирнского, а в 1928 году снайперы впервые приняли участие в боевых действиях во время конфликта с китайскими войсками Чжан Цзолиня на КБЖД. В этом же году винтовки с оптикой стали поступать на вооружения в пограничные войска.

Перед войной

Через год под Москвой была открыта школа снайперов «Выстрел», где обучали военных специалистов и инструкторов.

Для производства и оснащения армии винтовками были закуплены технологии и образцы прицелов в Веймарской республике.

С начала 1930-х годов в СССР начали усиленно обучать огневой подготовке бойцов Красной армии и развивать массовый стрелковый спорт. В это же время была разработана самозарядная винтовка Токарева, которую оснастили оптическим прицелом, а прямо перед войной на вооружение приняли легендарную СВТ-40.

Несмотря на то, что к 1940 году норму «Ворошиловского стрелка» сдало около 6,5 млн комсомольцев, студентов и школьников, заветный норматив «снайпер ОСОВИАХИМа» осилили только самые лучшие – около 7000 человек.

Подготовка снайперов активно велась и с самого начала Великой Отечественной: трехмесячные курсы проходили самые лучшие ворошиловские стрелки.

Но меткость в снайперском деле – еще не залог того, что останешься в живых. Чтобы победить хитрого, умного и прекрасно обученного врага, нужно было знать множество мелких хитростей, которые помогали замаскироваться, не выдать себя шумом или блеском. Для этого весной 1942 года под Москвой создали школу снайперов-инструкторов.

Снайперские хитрости

Хитрости были разные. Например, для того, чтобы не выдать себя противнику и бесшумно передвигаться по лесу, перед выходом на задание следовало попрыгать на месте, послушать – не брякает и не позвякивает ли где-нибудь экипировка.

Ходить по лесу в прифронтовой полосе снайперов учили бесшумно, аккуратно ощупывая землю носком. Для этого на тренировках завязывали глаза. Чтобы не нашуметь, запрещали наступать на валежник и пни, а передвигаться следовало пригнувшись – так виднее, куда ступать.

Следовало помнить, что в сыром лесу после дождя звук разносится по лесу далеко, но быстро «гаснет» в сухую погоду. По влажной мягкой подстилке можно было идти быстро, ставя ногу на всю ступню, но следовало избегать участков с размягшим грунтом и непримятой травы.

Там, где много сухих сучков, следовало передвигаться, дожидаясь порывов ветра или шума артобстрела, звуков боя. А если враг близко и наблюдает, двигаться следовало в такт колыханию ветвей и кустов.

Для бесшумного передвижения по лесу к подошве сапогов прикрепляли куски толстой овчины. В таких сапогах хруст сучка под ногой слышался не так громко, часто сучки даже не ломались, пружиня под мягкой нагрузкой. Кроме этого, толстый слой овчины сглаживал каблук на сапоге и шанс им зацепиться за ветку был минимален.

Мех на подошве сапога позволял ходить бесшумно даже зимой по снегу. Особенно это удавалось осенью, когда снег был еще мягким. В общем, снайперу следовало усвоить все охотничьи приемы, которые с детства знали таежные сибирские народы.

Маскировка

Как и охотнику в засаде, снайперу следовало долгое время переносить холод, голод, укусы комаров и насекомых. Поэтому инструкторы в школе снайперов учили новобранцев сдерживать чихание (следовало потереть переносицу), кашель (нужно было закрывать рот шапкой или курткой).

Выдать снайпера мог блеск оптики – поэтому ее прикрывали специальными насадками, которые мешали попаданию света на стекло. Для маскировки снайперы использовали масхалаты, которые изготавливались массово. Маскировочную накидку делали и на месте – под определенную задачу, учитывая особенность окраса леса, гор или степи. Накидку могли изготавливать из мочала, которое закрепляли на сетке, в ход шли ветки, листья, подходящие по цвету куски ткани, мешковина. Для окраски использовали грязь, уголь, глину, траву («Спутник партизана» издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия»). Для сливания с местностью руки и лицо мазали грязью, сажей.

Чтобы не выдать себя очертаниями или блеском оружия, снайперское ружье обматывали тканью – она служила для маскировки, защищала винтовку от внешних воздействий, предохраняла руки снайпера от ожогов, в том числе и холодовых.

Особенно тщательно снайперы учились маскировать места засады – «лежки». Они должны были сливаться с природой, и их маскировали под бурелом, кусты.

Находчивый взвод

Но большую часть хитростей снайперы осваивали уже по ходу дела и касалось это конкретных боевых задач. Например, автор статьи «Снайперское движение в РККА» Семен Леонидович Федосеев описывает воспоминания своего отца-фронтовика о действиях взвода снайперов на передовой. Они залегали цепью вдоль линии обороны, после чего с ближайшего возвышения кто-нибудь из них скатывал в сторону немецких окопов железную бочку, набитую гремящим хламом. Бочка подпрыгивала на ухабах, издавала незнакомый немцам звук. На этот звук кто-нибудь обязательно выглядывал из вражеских окопов и тут же прощался с жизнью. Перестреляв всех слишком любопытных врагов, снайперы переезжали на следующую часть линии обороны.

К концу войны тактика советских снайперов достигла виртуозности; этому способствовала работа снайперов в паре и внедрение глушителей «Брамит». Выросло мастерство – лучшие снайперы попадали с 700 метров врагу между глаз. В 1945 году пресса США писала, что советские снайперы показали на войне такое мастерство, что это побудило немцев уделить обучению снайперов больше времени и начать массовое производство оптики.

Лучшими снайперами Великой отечественной стали Михаил Ильич Сурков (702 убитых гитлеровца), Владимир Гаврилович Салбиев (601 гитлеровец) и Василий Шалвович Квачантирадзе (534 чел). 24 снайпера имели на своем счету больше 400 врагов, 25 – свыше 300 врагов, а 36 – больше 200 убитых нацистов.

Березниковские девушки-снайперы (1941-1945 гг.) - Исследования

Ст. науч. сотрудник МБУК БИХМ им. И.Ф. Коновалова
Р.П. Петров

В 1941-1945 гг. в Красную Армию было призвано по разным оценкам от 500 тыс. до 1 млн. женщин-военнослужащих. С 1942 г. подготовка женщин велась более чем по 20 различным воинским специальностям, как «небоевого элемента» (медицинские части, войска связи, автомобильные войска, полевые кухни), так «боевого» (стрелковые части, танковые и авиационные войска, десантные части). Если до Великой Отечественной войны участие женщин в военных конфликтах было эпизодическим, то в период 1941-1945 гг. оно стало массовым.

Кроме распределения женщин-военнослужащих-военнослужащих в обычные части и соединения, в составе Красной Армии были созданы особые женские воинские формирования, в число которых входила Центральная женская школа снайперской подготовки (ЦЖШСП).

Потребность в профессии снайперов (сверхметких стрелков) в годы войны была чрезвычайно высока. Поначалу снайперское движение в СССР было преимущественно мужским, однако к 1942 г. его профиль стал меняться. В 1942 г. НКО в целях укрепления эффективности применения бойцов-снайперов принял решение детально знакомить с навыками сверхметкой стрельбы и женщин.

В феврале 1942 г. в комсомолько-молодёжных подразделениях Всевобуча для девушек начали вести 110-часовые курсы ОСОАВИАХИМа включавшие знакомство с материальной частью винтовки, практическую стрелковую подготовку. Подобные курсы работали и в Березниках. Зав. военным отделом ГК ВКП(б) Мельников отчитывался за несколько «очередей» девушек-снайперов 1942 года: «Первая очередь снайперов-женщин по плану 60 чел., сдали 49 чел., на «отлично» 7, на «хорошо» 24 чел. Вторая очередь снайперов-девушек обучается с 15.12.1942 г. 200 чел., посещаемость 80%».

Желание вступить в действующую армию, «стрелять фашистов» было у березниковских девушек очень высоким. Свободные от предрассудков прошлого, воспитанные на героических символах революционного прошлого они чувствовали личную ответственность за судьбу страны в тяжёлое время. Глубокий патриотизм в большинстве случаев смешивался в их сознании с молодым, романтическим представлением войны. Многими добровольцами двигала месть за убитых близких, за разрушенные города и национальные святыни. Они были убеждены в близости справедливой кары, в них горело желание лично осуществить возмездие над врагом. С первых дней войны девушки осаждали военкомат с просьбами и даже требованиями направить их на фронт. За 23-27 июня Ворошиловский военкомат принял и рассмотрел 204 заявления от девушек и женщин. Положительные резолюции были редким явлением. За три года войны (1941-1945 гг.) военные санкционировали отправку в армию лишь 424 девушек и женщин (из них 235 комсомолок). За весь военный период на фронт отправилось более 800 женнщин и девушек.

Сержант, снайпер отдельной учебно-стрелковой роты 132-й стрелковой дивизии Тамара Евгеньевна Шпак (Никулина) вспоминая те дни, писала: «Девушки и женщины штурмовали военкоматы. Я уже не первый раз пришла в военкомат г. Березники, и опять отказ... Приуныла, стою в коридоре, что же делать? Тут подходит ко мне девушка среднего роста, белокурая, круглолицая, и говорит "Пойдём ещё раз к военкому вдвоем". И мы пошли. После долгих уговоров, доказательств, нас зачислили, но не на фронт, а в школу снайперов. Девушку звали Машей Ковальчук, мы с ней познакомились лишь тогда, когда были зачислены».

Центральная женская школа снайперской подготовки была создана приказом №0367 заместителя Наркома обороны СССР генерал-полковника Е.А. Щаденко 21 мая 1943 г. Состояла школа из двух батальонов и отдельной роты инструкторов. Зачисление в школу проходило лишь на добровольной основе через военкоматы, и проводилось специально созданной комиссией.

Требования к потенциальным курсантам были очень высоки. Предпочтение отдавалось крепким, физически выносливым девушкам с отличным зрением, в возрасте до 25 лет и образованием не ниже семи классов, прошедших подготовку в снайперских подразделениях Всевобуча и специальную медицинскую комиссию. Причинами отказа могли послужить сложные семейные обстоятельства, плохое зрение, болезнь сердца, недостаточный рост и др. Отсев военнообязанных девушек составлял от 13 до 41%.

Первоначально ЦЖШСП располагалась в пос. Вешняки под Москвой (с 21.05.1943 по 04.06.1943 г.), затем в связи с отсутствием «необходимой материально-технической базы» она была переведена в пос. Амерово Щёлковского района, но с 11 сентября 1943 г. обосновалась на зимних квартирах в пос. Цементный завод Подольского района.

О первых порах в школе Тамара Евгеньевна Шпак (Никулина) вспоминала следующим образом: «В марте месяце 1944 г. мы получили повестки и были отправлены в Центральную Женскую школу снайперской подготовки в г. Подольске Московской обл. (пос. Вешняки). Девчата в школу прибывали совсем юные, многие впервые оторвались от родного дома. Вначале были в карантине, затем получили обмундирование и 1 мая приняли присягу»…«В Вешняках, в оранжерее Шереметьевского дворца [Усадьба «Кусково» - бывшее имение графов Шереметьевых, с сохранившимся архитектурно-художественным ансамблем XVIII в. ] было намечено место жительства курсантов-снайперов. Оранжерея имела вид большого стеклянного сарая [предп. имеется в виду «Американская оранжерея» неизвестного архитектора 1750-х гг. - сооружение с различным объемом крыш, «лежачих и стоячих» оконных рам с зелёным стеклом; использовалась для выращивания тропических растений]. Девушки сами переоборудовали его для жилья, поставили 3-ярусные нары, железные бачки и многое другое. В 7-и км был оборудован полигон, где проходили ежедневные практические занятия».

Материально-бытовое обеспечение женщин в условиях военного времени, было на высоте. Из одежды девушкам выдавались ватные телогрейки, х/б юбки, ремни, портянки, чулки и др. Из предметов индивидуального потребления – расчёски, полотенца, носовые платки. Обмундирование – суконные шинели, гимнастёрки, кирзовые сапоги, погоны, вещмешки.

Внутренняя жизнь школы текла по строго установленному распорядку, который был введён в действие с 17 июня 1943 г. 5:50 – Поверка. 6:00 – Подъём. 6:05-6:15 – Зарядка. 6:15-6:45 – Туалет. 6:45 – 7:00 – Утренний осмотр. 7:00-7:20 – Политинформация. 7:20-7:50 – Завтрак. 8:00 – 14:50 – Занятия (8 часов). 15:00-15:30 – Обед. 15:30-16:20 – Послеобеденный отдых. 16:30 -17:00 – Чистка оружия. 17:00-18:50 – Подготовка к испытаниям. 20:00-20:30 – Политмассовая работа. 21:00 – Ужин. 21:30-21:50 – Свободное время курсантов. 21:50 – Вечерняя поверка. 22:00 – Отбой. В выходной день график сдвигался вперёд на 1 час, с целью предоставить немного больше личного времени курсантам.

Снайпер – одна из самых тяжёлых и опасных профессий. В «Памятке снайперу» 1943 г. указано: «Для успешных действий в бою снайпер обязан: уметь уверенно поразить цель одним выстрелом, искусно использовать местность и средства маскировки, длительно и настойчиво наблюдать. Осторожно и незаметно для противника подходить как можно ближе к намеченной цели, действовать ночью, умело действовать в рукопашном бою». Руководство школы укрепило методические принципы подготовки снайперов к приказе от 30 ноября 1943 г. : «В основу обучения курсантов снайперскому делу положить уставы и наставления, методики огневой подготовки Красной Армии и опыт Отечественной войны. Учить курсантов только тому, что нужно в боях, на занятиях, не допускать никаких условностей. Толково рассказывать, умело показывать, терпеливо исправлять ошибки». Среди обязательных для практического изучения дисциплин значились огневая, строевая, химическая, тактическая, политическая подготовка. Помимо основных занятий курсанты изучали топографию, инженерно-сапёрное дело, правила маскировки, ведения огня и рукопашного боя, учились оборудовать ячейки для стрельбы, тренировали зрение, наблюдательность, твёрдость руки.

Предельно жёсткий режим сочетался с многочисленными физическими и эмоциональными нагрузками. В казармах изучались лишь теоретические дисциплины и материальная часть оружия. Для постижения практических дисциплин девушки каждый день выходили в полной боевой выкладке на учебный полигон (за 7 км). В осенний дождь, в зимнюю стужу – занятия никогда не отменялись. Для спортивной подготовки на территории школы действовали физические городки. Регулярно проводились инспекторские стрельбы, военно-спортивные и лыжные мероприятия (марши и забеги). Наряду с учебными занятиями у курсанток были служебные обязанности, они дневалили в казармах, на кухне, убирали территорию школы.

Тамара Евгеньевна Шпак (Никулина) вспоминала: «Командир взвода лейтенант А.П. Тимофеев был строг и требователен к нам девушкам, он говорил: "Забудьте на время, что вы девчата, вы солдаты Советской Армии и какими бы не были трудности пути солдата, должны преодолевать всё и не пищать". Его любимым изречением были слова Суворова: "Тяжело в учении, легко в бою"«Нас учили ползать по-пластунски, ориентироваться на местности, окапываться, стрелять по движущимся мишеням, тщательно маскироваться»…«Придем, бывало в казармы после занятий, мокрые, грязные, но никто не хныкал, и не пищал. Все мы мечтали скорее научиться стрелять по врагу, так же метко, как известная всей стране снайпер Людмила Павличенко, на счету которой в то время было около 200 убитых фашистов».

Частыми гостями в ЦЖШСП были бывалые снайперы – Герои Советского Союза, выпускницы школы, набравшиеся ценного боевого опыта. На встречах и в беседах они вдохновляли и учили молодёжь, готовили курсантов к реалиям фронта.

Выпускные экзамены курсантов были серьёзным испытанием умений и способностей. Наряду с государственными экзаменами девушкам нужно было выдержать изнурительный 70-км марш-бросок с полной солдатской выкладкой (винтовкой, скаткой, противогазом, сапёрной лопаткой). К концу срока обучения девушки должны были отлично выполнять упражнения в стрельбе: с расстояния 1км бить по «станковому пулемёту» (статичной цели), с 800 м бить по «перебежчику» (движущейся мишени), с 500 м по «грудной мишени», с 250 м по стереотрубе.

Анализируя свой снайперский опыт Тамара Евгеньевна Шпак (Никулина) говорила: «Стать снайпером - это сложное дело. У снайпера должна быть исключительная выносливость, выдержка, хладнокровие, настойчивость. Ведь выходя на "охоту" снайпер нередко проводит в засаде по многу часов, а то и сутки… От темна до темна лежишь в поле, в болоте, в старой воронке, в непосредственной близости от неприятеля, подстерегая, выслеживая и настигая врага. Снайпер - это военный человек. Он должен стрелять без промаха и действовать в сложной обстановке. Снайпер имеет дело с хитрым, коварным врагом. Перехитрить противника, выйти победителем из любых затруднительных положений, вот что требуется во фронтовой обстановке». На фронте Тамара Евгеньевна часто вспоминала добрым словом своих преподавателей и старших офицеров с их наукой.

Просуществовав 27 месяцев ЦЖШСП выпустила четыре набора – 1885 курсанток, которые за годы войны истребили 12 тыс. фашистов. Среди выпускниц было множество березниковских девушек. Известны имена Марии Алексеевны Сидоровой, Софьи Алексеевны Вятчаниновой, Капитолины Александровны Пономарёвой, Веры Петровны Проскуриной, Марии Степановны Буковшиной (Буковщиной), Лидии Петровны Чурбаковой, Евдокии Александровны Кекишевой, Валентины Ивановны Неверовой, Тамары Евгеньевны Никулиной, Алевтины Емельяновны Фомичёвой, Агафьи Петровны Безгодовой, Любови Ивановны Решетниковой, Евдокии Фёдоровны Красноборовой, Александры Ивановны Ковальчук, Веры Андреевны Истоминой, Александры Ивановны Ивлевой. Со временем могут открыться новые имена.

Боевые эпизоды нескольких девушек-снайперов попали на страницы газеты «Березниковский рабочий». Фонды Березниковского музея хранят ценнейшие воспоминания и документы Т.Е. Никулиной и Л.Н. Бесединой. Эти материалы способны дать представление о «женском лице войны».

***

Тамара Евгеньевна Шпак. «Девчата умеют»

«Занятия в школе шли 6-8 месяцев, затем торжественные проводы в действующую армию, т.е. на фронт. В ноябре 1944 г. мы едем на II Белорусский фронт. Едем в теплушках. Остановились где-то на полустанке, дальше нужно идти пешком. Земля кругом изрыта снарядами ... чувствуется, что здесь был жаркий бой. На обочинах дорог останки немецких машин, клочья от одежды. Мы построились и пошли к месту назначения. Нас встретили с недоверием, ведь мы были в новых шинелях, совсем молоденькие, с румянцем во всю щёку. Командир дивизии ждал пополнения как раз, а увидев нас, немного резковато сказал: "Что ж я с вами делать-то буду, милые вы мои? Стрелять-то вы умеете?" А у самого обида. Думает - "Хорошее генерал подбросил мне пополнение" (об этом мы узнали позже).

Первые дни прошли в знакомстве с обстановкой на переднем крае. Это было где-то около г. Люблино [предп. г. Люблево-Гданьское, северная Польша]. Не терпелось выйти на первую "охоту" и доказать, что мы не зря окончили снайперскую школу. Задолго до рассвета со своей снайперской парой Машей, ходами сообщения добрались до нашей ячейки, которую оборудовали накануне и находилась она в дальнем окопе. В соседней ячейке были двое солдат. Один постарше всё называл нас дочками, когда узнал, кто мы, то обещал помочь в случае необходимости огнём. Мы с Машей поблагодарили его за тёплые слова и проверили, всё ли в порядке.

Наша ячейка тщательно замаскирована дёрном, ничего не должно выделять нас среди окружающей местности. Мы на самом переднем крае, ближе нас перед врагом никого нет.

Совсем расцвело, из бойниц отличный обзор. Впереди, примерно в 400-500 метрах от нас полоса недавно вырытой земли - вражеская траншея. Оттуда доносятся хлопки одиночных винтовочных выстрелов и тяжёлые пулемётные очереди. Утром на переднем крае врага никакого движения, видимо ещё спят, все притаились, скрылась под землёй.

Снова осматриваем в оптический прицел нейтральную полосу. В синеватой дымке отчётливо видны самые отдалённые цели, кажется, что до них можно дотянуться рукой, так они близко. У полосы бруствера видны прорезы бойниц, но они пустые. Кладём винтовки, берём бинокли, просматриваем весь передний край противника - пусто. На пристальный осмотр уходит около двух часов, глаза от напряжения начинают слезиться. Днём опустили бинокли, даём отдых глазам.

И снова осмотр. По траншее проходят солдаты, удивляются, откуда здесь девчата, а мы, воспользовавшись разговором, расспрашиваем, где чаще всего высовываются фашисты. Нам показывают направление на бойницы, завидуют нашим снайперским винтовкам. Пожелав нам удачи, уходят дальше по траншее. Вскоре нас позвали на обед. Незаметно пролетело время до обеда.

После обеда опять в свою ячейку. Наблюдаем. Никакого движения, как будто враг чувствует, что за ним следят. Вдруг мы обе заметили во вражеских бойницах мелькание, прицелились одновременно, но опоздали. Теперь держали на прицеле обе бойницы, недалеко расположенные друг от друга. Малейшее движение в них - я нажимаю плавно на курок. Есть! Даже не верится, неужели одним фашистом стало меньше? Маша подтверждает "Убит!". А через несколько минут прилетает дежурный с наблюдательного пункт и поздравляет нас с открытием счёта. К вечеру и Маша открыла счёт. Довольные своей охотой возвращаемся к себе в землянку, где девчата рассказывали о проведённом дне. У кого-то были удачи, а у кого-то день прошёл в бесплодном наблюдении.

Через неделю к нам на передний край приехал наш комдив, проверить, как мы расположились на своих огневых точках. После осмотра он нам сказал: «Девчата умеют использовать местность для маскировки, правильно выбирают и оборудуют свои огневые позиции. Я по-отцовски жалел их, ведь они ещё только вступали в жизнь, а уже подвергали себя смертельной опасностью. До приезда девчонок фашисты безнаказанно ходили по своим траншеям, налаживали телефонную связь, подвозили и носили боеприпасы на передовую. Не прошло и недели с тех пор, как обосновались девчонки в полку, батальонах, а спокойствию врага пришёл конец. Любой его шаг стерегли меткие выстрелы снайперов».

В конце первого месяца у каждой на счету было по 5 уничтоженных фрицев. Так шли дни. Счёт убитых увеличивался.

Однажды выстраивают нас на поляне вместе со всем батальоном. Узнаём - будут вручать награды, приехали из штаба армии командиры. Поставили на поляне стол, накрытый красным полотном.

Солдаты, девушки-снайперы, медсёстры, телефонисты, офицеры - все в начищенных до блеска сапогах и белых подворотничках. И вот торжественно называются фамилии награждённых. Выходят смущённые "именинники". Вдруг слышу свою фамилию, даже растерялась от неожиданности, но рядом со мной девчата подталкивают легонько меня. Иду, вручают мне медаль "За Отвагу", поздравляют, жмут руку. Но я как в тумане, всё это вижу, сердце учащённо бьётся. Встаю обратно в строй. Многие наши девчата получили в этот день награды. После торжественной части танцевали тут же на поляне под баян. Затем был концерт. После концерта разошлись и разъехались по своим землянкам, т.к. утром нужно было вставать и идти на "охоту".

В наградном листе к медали «За Отвагу» Тамары Евгеньевны по-армейски сухо написано «открыла свой счёт по уничтожению немцев с 11 декабря 1944 г. [в свой первый день в действующей армии], за это время [до 10.01.1945 г.] имеет уничтоженных 9 фрицев». За подвиги и верную службу командир отдельной учебно-стрелковой роты представил свою подчинённую к ордену Славы III степени, но молодая девушка получила от командования 132-й стрелковой дивизии медаль.

***

Мария Алексеевна Сидорова. «Спасибо вам, Мария»

В конце 1944 г. корреспондентке газеты «Березниковский рабочий» В.Братчиковой удалось взять интервью у 20-летней Марии Алексеевны Сидоровой, которая находилась в Березниках на излечении после третьего по счёту ранения.

Войну Мария Алексеевна начинала медсестрой медсанбата кавалерийской дивизии на Волховском фронте. Видела страшные бои за Тихвин, Грузино. Не раз попадала в окружение, однажды держалась 10 дней без пищи со всеми раненым бойцами медпункта. Пережила контузию, прошла курс излечения, после чего подала заявление на прохождение снайперских курсов. Отлично закончив курсы Мария Алексеевна вернулась в строй, будучи сержантом, снайпером 9-й стрелковой роты, 1016-го стрелкового полка, 288-й стрелковой дивизии.

«Была тихая августовская ночь, когда Мария впервые сидела в засаде. По приказу командования она должна была достать «языка». Глаз молодого снайпера не обманул её. Когда немецкий разведчик выглянул из-за холма, меткий выстрел подкосил его. Девушка подползла к раненому врагу и доставила его в штаб.

Помнит сержант Сидорова и бой под Синявино, когда она командовала взводом снайперов. В этом бою её взвод уничтожил 16 фрицев, а сама она спасла жизнь трём раненым командирам. Это было так. Наступая, немцы всё больше приближались к нашим порядкам. Между противником и нашими бойцами лежало расстояние всего в 10 метров. Положение становилось критическим. Но девушка не растерялась. Она отстегнула от пояса три гранаты и бросила их в противника. Враг откатился назад.

При взятии г. Любани Марии снова довелось отличиться. Во время одной из операций она взяла в плен немецкого солдата и унтер-офицера. Пленные дали нашему командованию ценные сведения, повлиявшие на успешный исход боёв за г. Любань. Когда наши войска были у самых ворот города, Мария, крича «Ура!», вместе со своей подругой Василенко первой ворвалась на его улицы. За ней вошла наша пехота. Через несколько часов о подвиге сержанта Сидоровой узнал генерал-майор [Г.С.Колчанов – командир 288-й стрелковой дивизии]. Вызвав её к телефону, он поздравил её с боевым успехом. Девушка-боец была награждена орденом Славы III степени».

Наградной лист к ордену дополняет картину подвига М.А. Сидоровой. «27-28 января 1944 г., находясь в боевых порядках наступающих подразделений полка, принимавших участие в боях за совхоз Любань и г. Любань Тоснинского района Ленинградской области тов. Сидорова два раза ходила в атаку на врага, проявляя при этом личную храбрость, спокойствие и выдержку. При атаке подступов г. Любань, находясь в числе первых наступающих подразделений полка, достигнув огневых точек противника, мешающих продвижению нашей пехоты вперёд, тов. Сидорова в числе первых ворвалась в расположение противника, закрепилась с группой бойцов на занятом рубеже, проявив при этом находчивость, смелость и отвагу. При попытке противника контратаковать наступающую пехоту тов. Сидорова в бою уничтожила 13 немецких солдат, атака противника была успешно отбита, враг откатился назад, преследуемый нашей пехотой. В бою тов. Сидорова была ранена, но продолжала метким снайперским огнём уничтожать противника».

«За мужество и отвагу, верное служение Родине взвод снайперов, которым командовала Мария Сидорова, получил две благодарности от тов. Сталина. Когда 288-я дивизия уходила на запад, проводить сержанта приехал генерал армии. Он от всего сердца крепко пожал руку девушки бойца, истребившей 118 фрицев и вынесшей с поля боя 58 воинов. Генерал сердечно сказал: «Спасибо вам, Мария, - вы верная дочь народа».

***

Валентина Ивановна Неверова. «С горячим приветом к девушкам Березников»

Весной 1944 г. в редакцию «Березниковского рабочего» пришло письмо от ефрейтора, снайпера 1-го стрелкового батальона, 306-го стрелкового полка, 62-й стрелковой дивизии Неверовой Валентины Ивановны. 23-летняя девушка просила опубликовать ей послание со следующей припиской: «Уважаемый товарищ редактор! Прошу поместить в городской газете мои первые подвиги на фронте. Я – бывшая работница цеха кальцинированной соды на Содовом заводе. Училась в райвоенкомате на курсах снайперов, потом попала в центральную школу снайперов в Москве. С успехом закончив её, я сейчас нахожусь на фронте. С горячим приветом к девушкам Березников, В.Неверова. Полевая почта 02311».

«Ведите себя осторожно, учитесь наблюдать, здесь немец зря не ходит и убить его нелегко, - сказал офицер, - когда мы проходили по траншее. Потом он ушёл, а я осталась одна. Я вспомнила дом, товарищей по работе и день, в который заявила, что хочу идти добровольцем на фронт. Теперь я – солдат и моё дело – убивать немцев, врагов наших, столько горя принёсших моей Родине. Но первый блин вышел комом. Наблюдая из амбразуры, я увидела немца метрах в 350-400. Гадина быстро бежал, а я с непривычки не успела приготовиться и выстрелить. Это было так обидно, и я изругала себя. Но это явилось для меня хорошим уроком. Надо всегда сохранять спокойствие и свою ненависть к немцу выражать хладнокровным выстрелом. Как говорят: выстрелить и убить. И вот я опять стою, наблюдаю до боли в глазах. Прошло несколько часов, пока увидела второго немца. На этот раз я его не пропустила. Выстрел, фриц упал навзничь. Так дело и пошло. Каждый день я выхожу на охоту. На счету у меня теперь пять немцев».

За меткую стрельбу и верную службу Валентина Ивановна была 20.04.1944 г. награждена медалью «За Отвагу».

***

Алевтина Емельяновна Фомичёва. «Не бывать им больше на нашей земле!»

16 сентября 1944 г. в Березниковском рабочем вышла статья «Как я стала снайпером». Своей историей с читателями газеты решила поделиться гвардии сержант, снайпер 21-й гвардейской Невельской стрелковой дивизии Алевтина Емельяновна Фомичёва.

«Березники – моя Родина. Здесь я училась, здесь начала свою трудовую жизнь, отсюда получила путёвку на фронт. Вот уже год как я нахожусь на передовой. За время своей боевой жизни я истребила 52 фрица, за что была удостоена двух правительственных наград. Как совершилось моё превращение их скромной рядовой труженицы в сурового, беспощадного к врагу воина?

Когда началась война я, как и все советские люди, стала жить думами о фронте. Читая газеты, слушая радиопередачи, я воспламенялась жгучей ненавистью к врагу. Хотелось мстить и мстить немецко-фашистским извергам за все их злодеяния, причиняемые советским людям. И вот решила поехать на фронт. Но прежде чем поехать на фронт, надо научиться военному делу. И я проходила всевобуч в военкомате. Потом нас, девушек, направили в школу снайперов. Здесь училась 7 месяцев. Учиться было трудно, но я говорила себе: «трудно в учёбе, легко в бою». Так оно и вышло.

7 августа 1943 г. мы, выпускники снайперской школы прибыли на передовую. Нас прикрепили к опытным снайперам, и мы пошли на охоту. В первый день я не открыла счёта – не проявила нужной выдержки и спокойствия и в результате промахнулась. С охоты я возвращалась со слезами на глазах. Думала, что удачи мне не будет. Но мой напарник успокаивал меня. «В первый раз неудача со всяким может случиться», - говорил он.

Настал другой день охоты – 8 августа. Мы вышли в 5 часов утра. Метрах в трёхстах перед нашей обороной протекала речка, куда немцы в потёмках приходили брать воду.

Придя на это место и пристреляв одной трассирующей пулей местность, я начала наблюдать. Примерно через час из своей землянки показался немец. В руках у него был котелок. «А ну, давай, напои его свинцом» - говорит мне напарник. Я, затаив дыхание, начинаю спускать курок и произвожу выстрел. Немец сваливается прямо в реку. С этого момента у меня зародилась уверенность в своём деле. Но я ещё яснее ощутила, что снайперу нужны выдержка, спокойствие.

Памятен день 13 ноября 1943 г. Мы с напарником вышли в 4 часа утра. Неподалёку от нас стояла сожженная деревня, а в ней сохранился один сарай с сеном. Мы влезли на сеновал и, сделав себе амбразуры, стали наблюдать. Дистанция была 450 метров. Когда рассветало, мы увидели, что немцы строят блиндажи. Два немца несли большое бревно. Когда они приблизились, мой напарник сделал выстрел. Он стрелял не в того, что шёл впереди, а во второго. Когда этот, второй свалился, вся тяжесть бревна пала на первого и придавила его. В этот момент я сделала выстрел и ранила его в ногу, а следующей пулей убила наповал. Два других немца подбежали к убитым. Но тут последовали наши выстрелы, и немцы были опять уничтожены.

Это было, когда мы занимали оборону. Но мне приходилось участвовать и в наступлении, выполнять задания командования по уничтожению огневых точек противника. Очень много работы для снайпера, бывает при отбивании контратак противника.

Находясь в обороне в районе Н. я 17 мая 1944 г. вышла на дневную охоту. Охотилась из траншеи, и результата никакого не было, дистанция была в 1,5 км. Вечером вышла охотиться в нейтральную зону. С двумя разведчиками мы пошли скрытыми путями и, перейдя минные поля, поднялись на высоту. Здесь, укрывшись в хорошо замаскированной траншее, я начала наблюдать. Дистанция была уже 150 м. Один из разведчиков с биноклем говорит, что левее меня, в стороне умывается немец около своей землянки. Я нашла его глазами, нацелилась и выстрелила. Немец свалился.

Мы, девушки-снайперы, воспитанные ленинским комсомолом, несмотря ни на какие трудности и невзгоды смело смотрим смерти в лицо. Мы верим и знаем, что победа будет за нами. Немцы за все свои злодеяния и разрушение городов и сёл расплачиваются теперь своей кровью и жизнью. Не бывать им больше на нашей земле! Близок час нашей победы!»

В дополнение к медали «За Отвагу», ордену Славы III степени 31.10.1944 г. Алевтина Емельяновна была награждена орденом Славы II степени. В наградном документе указывалось: «Тов. Фомичёва участник освобождения гор. Невель, Идрица, Себеж. В летних наступательных боях, выступая в боевых порядках, подавила огонь трёх немецких пулемётов, чем позволила отбить важный рубеж малой кровью». Характеристика 21-летней березниковской девушки била в цель: «Отличный снайпер. Смелая и решительная в бою. В совершенстве владеет оружием. Умело выбирает огневую позицию и искусно маскируется».

***

Школа женщин-снайперов была рождена войной. Лишь суровая необходимость войны, ужасы потерь, лишения и народное горе смогли пересилить мирную женскую природу, вложить в девушек желание убивать. Но в условиях военного времени, встав на защиту Родины, принеся ей военную присягу, девушки сумели показать образцы беспримерной храбрости, мужества и стойкости. Вера Петровна Проскурина «в районе дер. Дмитрово тов. Проскурина, под огнём противника презирая смерть и полной ненависти к фашистам, выдвинулась к немецким траншеям и из своего оружия уничтожала немецких солдат» - на счету 23-летнего ефрейтора/снайпера только по известным документам числится 20 уничтоженных немецких солдат и офицеров. Сержант Мария Степановна Буковшина в 24 года была награждена орденом Красной Звезды, она не побоялась вступить в снайперскую дуэль с противником: «в наступательных боях за высоту 162-6 находилась на передовой. С двумя бойцами пошла в разведку. Подойдя к немецким траншеям, уничтожила 2-х немцев, связалась со стрелковой ротой, этим дала возможность занять передние траншеи, сама замаскировавшись, наблюдала за немецкими снайперами, убила двоих». Младший сержант Лидия Петровна Чурбакова в 22 года была награждена орденом Красной Звезды: «03.03.1945 г. под населённым пунктом Котренхаген [Штеттин, Померания], когда немцы с танками и самоходными пушками пошли в контратаку, младший сержант Чурбакова несмотря на ранение в левую ногу вела огонь по противнику на близкое расстояние, убила до 8 солдат и офицеров противника, поля боя не покинула, пока её не ранило вторично в спину. В бою вела себя спокойно и смело». Старший сержант Евдокия Фёдоровна Красноборова была награждена орденом Красной Звезды за то, что во время пребывания в действующей армии с 16 октября 1944 по 1 марта 1945 г. лично истребила из своей винтовки 36 вражеских солдат, наблюдателей и офицеров противника.

Любовь Никитична Беседина.

Многие девушки-снайперы не вернулись с войны. В их числе была Любовь Никитична Беседина. Любовь Никитична родилась в сентябре 1924 г. в селе Южное Плетнёво, Омутнинского района Тюменской области, в крестьянской семье. Отец Никита Никандрович (ветеран Гражданской войны, потерявший зрение) и мать Анна Спиридоновна работали в сельском хозяйстве. У Любы было три сестры: Шура, Галина и Валя. В шесть лет Люба пошла в сельскую школу, где проучилась до третьего класса. В 1934 году семья Бесединых переезжает на постоянное место жительства в г. Березники (отец пошёл на работу в городской дом престарелых, мать устроилась на Содовый завод). Жила семья на Ждановских полях, в бараке, терпела нужду. Люба в Березниках продолжает обучение в школе им. Островского. Окончив 7 классов средней школы, поступает на первый курс Алапаевского геологоразведочного техникума. Через год, закончив один курс техникума возвращается в Березники из-за трудностей в семье (после смерти отца семейства в 1939 г. Анна Спиридоновна одна воспитывала младших сестер Любы). 11 июня 1942 г. поступает в охрану на анилинокрасочный завод (Химзавод №237). Заочно продолжает обучение в техникуме. 17 декабря 1942 г. в возрасте 18 лет, в числе других добровольцев уходит в армию. В 1942 г. направлена на обучение в ЦЖШСП. За успехи в обучении Любовь Беседину оставили при школе командиром отделения / инструктором. Только в марте 1944 г. в составе 10 человек Л.Н. Беседина выезжает в действующую армию на Карельский фронт. Первое боевое крещение получила в летнем наступлении 1944 г. при форсировании озера у станции Мянсельга (Кондопожский район Республики Карелия). Приказом №114 от 01.07.1944 по частям 176-ой стрелковой дивизии Карельского фронта старший сержант, снайпер 2-ой стрелковой роты 1-го батальона 63-го стрелкового полка Л.Н. Беседина была награждена орденом Красной Звезды за оказание помощи и эвакуацию раненых с переправы под сильным артиллерийским огнём противника (лично спасла 39 раненых бойцов). В бою на границе получила сильное осколочное ранение в правую руку, шею, позвоночник. Была вынесена с поля боя, но скончалась в госпитале от полученных ран. Место захоронения: Республика Карелия, восточнее пос. Лиусвара, 2 км через озеро, справа от дороги идущей на Порос-озеро, могила №3.

Слишком много морских пехотинцев вымывается из снайперской школы

Корпус морской пехоты сталкивается с «критическим разрывом» в снайперах-разведчиках из-за высокого уровня вымывания из снайперской школы, поэтому Корпус изучает изменения в том, как обучаются элитные снайперы, официальные лица сказал. Количество выпускников школы снайперов-разведчиков за последние несколько лет значительно снизилось. В результате резкого роста в 2016 году процент выпускников вырос примерно до 44 процентов; но это по-прежнему намного ниже почти 56 процентов выпускников в 2012 году, согласно данным Training Command.

«Существенные причины истощения курса связаны с оценками практического применения, которые включают в себя преследование, меткую стрельбу и наземную навигацию», - говорится в заявлении учебного командования для Marine Corps Times. «Требования приемлемости и требования к обучению не стали более сложными».

Окончание школы снайперов морской пехоты сокращается

Корпус морской пехоты сталкивается с «критическим дефицитом» снайперов-разведчиков из-за высокого уровня оттока в снайперской школе, поэтому Корпус изучает изменения в том, как обучаются элитные снайперы, говорят официальные лица. .

Возможность «один выстрел - одно поражение», которую снайперы приносят на поле боя, и далее имеет неоценимое значение для защиты войск и гражданского населения от вражеских истребителей, включая вражеских снайперов. Снайперы также поддерживают пехотные батальоны, ведя передовую разведку и наблюдение. И они часто используются для усиления защиты сил, особенно в посольствах США, где безопасность усилилась за последние несколько лет.

Наличие на поле боя снайперов-разведчиков будет еще более важным, учитывая типы окружающей среды, в которых морские пехотинцы, вероятно, будут сражаться в будущем, сказал представитель морской пехоты.

Но Корпус морской пехоты определил, что у него нехватка снайперов-разведчиков, сказал майор Генри Несбит, заместитель защитника пехоты Отдела планов, политики и операций наземных боевых элементов.

Снайперы-разведчики

Снайперы-разведчики - это пехотные пехотинцы, умеющие вести дальнюю стрельбу из скрытых мест. Их основная задача - вести разведку и наблюдение с целью получения разведданных о противнике и местности.(Видео о наборе морской пехоты)

«Хотя мы по-прежнему гордимся теми, кто добился с трудом заработанного права быть снайпером-разведчиком, мы понимаем, что существует серьезный пробел, который необходимо устранить», - сказал Несбит.

Чтобы повысить количество выпускников-снайперов, Корпус морской пехоты пересматривает методы обучения этих морских пехотинцев.

До сих пор снайперы-разведчики оттачивали свои навыки в рамках единой учебной программы, где они изучают критически важные навыки, которые включают в себя слияние с любой окружающей средой, перемещение без привлечения внимания и поражение целей на больших расстояниях.

Однако, начиная с весны, Корпус будет экспериментировать с разделением обучения на две части, а в промежутках между ними предоставит этим морским пехотинцам время в оперативном подразделении, сказал представитель морской пехоты.

«Традиционно есть две области, которые бросают вызов нашим ученикам: одна - это преследование, а другая - навыки стрельбы», - сказал представитель морской пехоты.

«Цель состоит в том, чтобы дать студенту-снайперу базовые навыки, необходимые для того, чтобы присоединиться к своему подразделению под руководством опытных снайперов-разведчиков», - сказал чиновник."Затем они будут проходить [обучение без отрыва от производства] в операционной среде и приобретать определенные навыки, удерживая определенные должности на более низком уровне в своих командах, чтобы получить этот опыт и получить наставничество и обучение под руководством старших снайперов-разведчиков их подразделение до перехода на продвинутый курс - и у них будет больше шансов на успех ».

Получить морскую пехоту Таймсы Daily News Roundup

Не пропустите главные новости морской пехоты, доставлен каждый день после обеда

(пожалуйста, выберите страну) United StatesUnited KingdomAfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийского океана TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral Африканский РеспубликаЧадЧилиКитайОстров РождестваКокосовые острова (острова Килинг )КолумбияКоморские островаКонгоКонго, Демократическая Республика Острова КукаКоста-РикаКот-д'ИвуарХорватияКубаКипрЧешская РеспубликаДанияДжибутиДоминикаДоминиканская РеспубликаЭквадорЭквадорЭквадорЭгипетияСальвадорСальвадор erritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuineaGuinea-bissauGuyanaHaitiHeard Island и МакДональда IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsraelItalyJamaicaJapanJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Марианские островаНорвегияОманПакистанПалауПалестинская территория, оккупированнаяПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаPor tugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussian FederationRwandaSaint HelenaSaint Киттс и NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbia и MontenegroSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwan, провинция ChinaTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Острова КайкосТувалуУгандаУкраинаОбъединенные Арабские ЭмиратыВеликобританияСоединенные ШтатыМалые отдаленные острова СШАУругвайУзбекистан ВануатуВенесуэлаВьетнамВиргинские острова, Британские Виргинские острова, СШАС.Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Подписка

×

Отправляя нам свой адрес электронной почты, вы соглашаетесь с обзором ежедневных новостей морской пехоты Times.

Студент морской пехоты, проходящий предварительные разведывательные курсы снайперской подготовки в Центре боевых навыков 2-й дивизии морской пехоты, просматривает снайперскую винтовку M40A5 в лагере Лежен, Северная Каролина, 6 января 2016 г.

Фото предоставлено капрал. Пол С. Мартинес.

«Морская пехота понимает важность этой способности», - сказал чиновник.«Итак, мы ищем способы увеличить пропускную способность и улучшить наши тренировки. Вот почему мы это делаем».

Многие детали запланированного эксперимента еще предстоит проработать, например, сколько студентов-снайперов примут участие и каким требованиям они должны будут соответствовать, чтобы перейти от базового курса к продвинутому, заявили официальные лица. Разделение учебного курса на две части и проведение студентами времени с разделами удлиняют общее обучение.

«Окончательно не утверждено», - сказал чиновник.«Это предварительное решение. Я не хочу опережать коменданта в этом вопросе. Мы тестируем концепцию на данном этапе».

Батальоны отбирают пехотных пехотинцев в ранге младшего капрала и выше для обучения, которое проводится в Школе пехоты-Восток в Кэмп-Гейгере, Северная Каролина; Школа Пехоты-Запад в Кэмп-Пендлтоне, Калифорния; и база морской пехоты Квантико в Вирджинии.

Чтобы получить военную специальность военного снайпера-разведчика, пехотные пехотинцы в настоящее время должны пройти трехнедельный курс обучения и 79-дневный базовый курс снайпера-разведчика.

Одна из проблем, с которыми сталкивается Корпус морской пехоты при заполнении взводов разведчиков-снайперов, заключается в том, что многие из морских пехотинцев, завершающих курс, приближаются к концу своего первого срока службы.

Высшие должностные лица Корпуса морской пехоты, как сообщается, рассматривают план по превращению военной специальности разведчика-снайпера, 0317, в основную MOS, что позволит новобранцам входить в Корпус и переходить непосредственно в трубопровод снайперской подготовки. Интернет-издание We Are the Mighty.

Представитель морской пехоты отказался подтвердить, что такой вариант рассматривается. «Корпус морской пехоты в настоящее время изучает, как лучше всего обучать и поддерживать своих снайперов-разведчиков», - сказал майор Кларк Карпентер. Внутри сообщества разведчиков-снайперов Обычно в Корпусе морской пехоты насчитывается до 300 или около того обученных снайперов-разведчиков, сказал Кайлен Войчик, бывший штабной сержант морской пехоты, который служил снайпером-разведчиком с 1998 по 2005 год. По словам Войчика, который в течение трех лет преподавал на базовом курсе снайперов-разведчиков, технические навыки, такие как маскировка полевых работ, планирование миссий и меткая стрельба.По его словам, без предварительной подготовки морским пехотинцам сложно успешно закончить снайперскую школу. «Например, до того, как я пошел в школу, я прошел полковой подготовительный курс снайпера, который длился шесть недель», - сказал Войчик в недавнем интервью. «Значительно более высокий процент слушателей полковых курсов окончили дивизионные курсы, потому что они были подготовлены». По его словам, Войчик, член правления Ассоциации разведчиков-снайперов Корпуса морской пехоты США, сказал, что потребность Корпуса морской пехоты в снайперах-разведчиках возникает волнообразно, как правило, возрастает во время интенсивных боев и спадает, когда обстановка утихает.«Обычно во время сценария военного времени командир видит преимущества снайперов-разведчиков на поле боя и говорит:« Я хочу, чтобы вы, ребята, были повсюду; вы нужны мне повсюду », потому что снайпер, вероятно, является лучшим множителем силы на поле боя», По его словам, когда операции прекращаются и эти командиры переходят, они оставляют вакуум в институциональных знаниях о том, как лучше всего использовать снайперов-разведчиков, сказал он. Само сообщество снайперов-разведчиков также видит очень высокую текучесть кадров, потому что когда морпехи становятся старшими сержантами , их основной MOS становится 0369 - командир пехотного подразделения - и это означает, что они будут отправлены в то подразделение, которое корпус морской пехоты сочтет необходимым, сказал Войчик.По его словам, без какого-либо карьерного роста в своем сообществе, единственный способ, которым снайперы-разведчики могут продолжать выполнять свою работу, - это стать морпехами-разведчиками. Войчик считает, что у снайперов-разведчиков должна быть своя собственная компания, чтобы снизить текучесть кадров. По его словам, после этого различные взводы этого подразделения будут при необходимости присоединены к пехотным батальонам.

«Я считаю, что наиболее полезным для этого MOS будет возможность карьерного роста», - сказал Войчик. «В идеальном мире… все это руководство было бы квалифицированными снайперами-разведчиками, чтобы они имели полное и глубокое понимание того, что делают эти морпехи и на что они способны.Это позволит им наилучшим образом поддерживать это подразделение ».

« Это не предназначено для всех » Взвод снайперов-разведчиков работает непосредственно на командира батальона, и ему может быть поручено поддерживать маневренные подразделения или действовать отдельно, заявили официальные лица. По словам Джины Кавалларо, автора книги 2010 года «Снайпер: американские однозарядные воины в Ираке и Афганистане», разведывательные снайперские группы назначаются взводам наблюдения и обнаружения целей, которые подпадают под отдел разведки батальона.«Их обучают проводить тщательное наблюдение и сбор разведданных, а также вести дальнюю стрельбу, - сказал Кавалларо, бывший репортер армии и корпуса морской пехоты Times. - Морские пехотинцы-разведчики также обучаются как снайперы, но их миссии поддерживают более крупные полковые или военные подразделения. операции на уровне бригады, и они являются частью сообщества специальных операций, часто работая в совместной тактической среде. Они собирают разведывательные данные для крупных морских операций, а также выполняют задачи прямого действия ».

Как элитные силы, у разведывательных снайперских групп есть« одна из самых опасных задач на поле боя », поэтому, по ее словам, требуется сложная подготовка. .

«Каждый хочет быть снайпером-разведчиком, но это не предназначено для всех», - сказал Кавалларо. «Это требует дисциплины, зрелости и навыков. Любой может взять в руки винтовку и выстрелить в цель. Но чтобы быть снайпером, нужно действительно быть возбужденным».

Выпускница первой школы женского снайпера

Старший летчик Дженнифер Дональдсон из Национальная гвардия ВВС Иллинойса стала первая женщина, прошедшая обучение в единственном в США военная снайперская школа открыта для женщин.Закончила 14 апреля 2001 г. Первый контрснайпер Стражей Снайперской Школы курс для сил безопасности Air Guard персонал.

Ее прозвали "G.I. Jane" в лагере - Робинзон в центре Арканзас, недалеко от Литл-Рока.Вот где старший летчик из Иллинойс Эйр Национальная гвардия стала первой женщиной, которая завершить единственный военный снайпер США школа открыта для женщин.

Дональдсон и семеро мужчин закончили школу 14 апреля. из первой контрснайперской программы для Персонал службы безопасности воздушной гвардии проведено 8-летней национальной гвардией Снайперская школа.Это была первая программа своего рода для любого компонента ВВС США. "Военно-воздушные силы были единственной наземной боевая сила в этой стране, которая не нанимайте снайперов и контрснайперов ", - сказал Армейский гвардеец сержант. 1-й класс Бен Долан, а бывший снайпер морской пехоты и школьный главный инструктор.

По окончании курса Дональдсон, специалист сил безопасности с воздуха 183-й истребительный авиаполк Национальной гвардии в Спрингфилд, штат Иллинойс, первая студентка для подготовки пилотов Национальной гвардии программа для сотрудников службы безопасности, отвечающих за защита авиабаз и самолетов. "Я восхищался полицейскими с тех пор, как был маленький ребенок, "сказал Дональдсон."Я бы хотел получить как можно больше тренировок. Этот звучало интересно ".

Она и ее партнер, сержант. откровенный Таллман из Кентукки были первой командой пройти 2,7 мили земли навигационный курс через густой лес, день. Она заставляла себя делать еще один трехчасовой курс в ту ночь.

«Я понятия не имел, что это будет так сложно», сказал Дональдсон после ее первой недели. "Я в гвардии год. я сделал базовая подготовка и техникум. Но я никогда не видел такой физподготовки. Некоторым из нас приходилось поправляться, пока мы были здесь.

14 дней напряженных физических и умственное обучение основано на идея, что лучший способ обнаружить снайпера - с другим снайпером, - сказал Долан.Обнаружение тренировочных целей размером с карандашом, зарисовывая структуры, где враг снайперов можно было скрыть, а запоминание мельчайшие подробности о размере вражеского подразделения, униформа и снаряжение входили в тренировка для студентов, которые потратили столько же время на животе, как они это делали на их ноги.

Дональдсон имел право участвовать в школа, потому что женщины принадлежат к воздушной гвардии и силы безопасности ВВС, Долан объяснил. В армии дело обстоит иначе. Морские пехотинцы, потому что снайперы - часть тех пехоты, и женщины не могут быть в пехота.Долан, однако, утверждает что больше женщин следует обучать снайперы.

«Честно говоря, женщины психологически лучше подходят. для этой работы, чем большинство мужчин ", - сказал Долан. кто научился снайперскому ремеслу у Морские пехотинцы и из армии и кто видел дежурство снайпером морской пехоты 10 лет назад во время Война в Персидском заливе."Женщина лучше всего подходит, чтобы противостоять женщине снайпер, - добавил он. - Это важно. потому что более 50 процентов страны, которые считались враждебно настроенным по отношению к США, в том числе Северный Вьетнам и Северная Корея использовали женщины-снайперы.

«Женщины в целом умеют стрелять лучше, и их легче тренировать, потому что они не имеют завышенное эго, которое многие мужчины привнесите в эти программы ", - сказал Долан."Женщины будут просить о помощи, если они в ней нуждаются, и они скажут вам, что они думают ». Долан разработал контрснайпер программа безопасности ВВС Национальной гвардии людей, и у него нет никаких сомнений по поводу обучение женщин, которые могут справиться с 15-часовой дни бега и стрельбы и уроки камуфляжа в лесу.

Студенты должны были пройти двухдневный и ночные полевые учения на Форт Чаффи Национальной гвардии Арканзаса до того, как они закончили учебу. "Те же стандарты применяются к мужчинам и женщин, - настаивал Долан. - Этот курс предназначены для проверки их физических возможностей и их эмоциональное равновесие." Несмотря на опасения Дональдсона, Долан сказал: первая студентка снайперской школы хорошо стреляла с прицелом, мощная винтовка на стрельбище и была студент выше среднего.
Источник: пресс-релиз USAF.


Военные истории: Снайперская школа Navy SEAL

Весной 2000 года наша восемнадцатимесячная работа завершилась экзаменом на оперативную готовность (ORE), проведенным у острова Сан-Клементе, в ходе которого небольшая группа из нас смоделировала скрытую операцию по обнаружению и отслеживанию на вражеском судне.На обратном пути возникли некоторые хитрые проблемы с водными течениями, и все получилось нечетко. К тому времени, как мы вернулись на рандеву с нашим судном, у меня закончился воздух, и у меня заболела голова. Но мы прошли упражнение. Взвод для игры в гольф был сертифицирован и оперативно готов к ротации за границу для службы в боевом состоянии, что взвод и сделает после небольшого простоя.

Раньше, но случилось кое-что неожиданное, изменившее ход моей карьеры на флоте.

Однажды, вскоре после нашего ORE, нас с Гленом вызвали к нашему OIC, Макнари.Когда мы вошли в его кабинет, мы обнаружили там Тома Б., старшего старшины нашего взвода, и старшего Дэна. Очевидно, что-то произошло, что-то большое, но мы понятия не имели, что именно.

Были ли у нас проблемы?

«Послушайте, - сказал Макнари, - вы, ребята, проделали здесь действительно большую работу, а у нас сейчас не хватает снайперов. Мы хотим предложить вам возможность поступить в снайперскую школу ».

Я не планировал становиться снайпером. На самом деле эта мысль никогда не приходила мне в голову.Конечно, все мы знали, что у SEAL есть снайпера, и все мы знали, насколько это трудный курс. Все это казалось захватывающим ... но я ни на мгновение не подумал, что могу стать одним из этих парней. Всю жизнь я любил находиться в воде, и всю жизнь хотел быть пилотом. Но снайпер? Ни единого шанса. И вот оно, предложенное нам на тарелке.

Мы были ошеломлены; мы были в восторге. И мы были в ужасе.

Читать дальше: В тот раз мы взяли на вооружение дельфинов-охотников-убийц ВМФ

Было неслыханно, чтобы новичок получил снайперскую заготовку.В команде были очень опытные парни, которые годами ждали, чтобы получить слот; вот как им было тяжело. Мы знали, что это чертовски трудная школа, чтобы пройти, и что меньше всего кто-то хотел бы, чтобы туда попал какой-нибудь мокрый за ушами новенький, потому что он бы все испортил и вымылся. Мы также знали, что все будут смотреть на нас, включая весь наш взвод, черт возьми, всю нашу команду, и что все они будут на нас рассчитывать. Если бы мы смылись, мы бы их подвели. Если бы мы сказали «да», то следующие три месяца мы провели бы под мучительным давлением.

Мы не колебались ни секунды.

  1. Холодный канал

В вооруженных силах США есть несколько довольно сложных школ и учебных курсов, но ни один из них не пользуется репутацией снайперской подготовки SEAL. Это одна из самых сложных программ на планете. Даже по сравнению с моими боевыми поездками в Афганистан, а затем в Ирак, я считаю время, проведенное в снайперской школе, одним из самых тяжелых изнурительных событий в моей жизни.

Снайперский курс SEAL рассчитан на три месяца по двенадцать с лишним часов в день, семь дней в неделю.Как ни странно, физически это не так уж и сложно. После прохождения жестокости BUD / S и некоторых программ в SEAL Tactical Training, в снайперском курсе не было ничего, что представляло бы реальную физическую проблему. Но это очень сложно морально.

«В первую очередь? Интеллектуальные способности ». Когда люди спрашивают, что нужно, чтобы стать снайпером Navy SEAL, это мой первый ответ. Не поймите меня неправильно: нужно быть крепким физически. Наше обучение требует, чтобы каждый выпускник был представителем уникальной породы, готовым пробираться сквозь коварную городскую зону боевых действий или часами ползать по раскаленному дну пустыни, медленно, как улитка, а часто и через собственные телесные отходы, иногда выдерживая дни напролет. конец невыносимым физическим лишениям, поставленным на его цель.Тем не менее, физические способности составляют примерно десять процентов. По большей части это ментально.

Снайперская школа - один из очень немногих курсов, которые SEAL не будут отвергать за невыполнение. Неписаное правило гласит, что парням не нужно беспокоиться о том, чтобы их выбросили из снайперской школы. Поскольку курс известен своей безумной сложностью, просто выбор или добровольное участие в нем автоматически вызывает уважение в командах.

Студенты, поступившие на курс, уже были лучшими из лучших, но процент отсева оставался ужасным.Когда весной 2000 года я проходил снайперский курс, мы сначала взяли в класс двадцать шесть человек. Спустя три месяца непрерывного обучения только двенадцать из нас закончили обучение.

Через несколько недель после нашего разговора в офисе лейтенанта Макнари мы с Гленом и еще двумя десятками человек собрались на квартердеке SEAL Team 5 в Коронадо для первого инструктажа в снайперской школе. Хотя позже это изменилось, в то время разные команды SEAL менялись в качестве хозяев дистанции, и это была очередь команды 5.

Читать дальше: Что делать, если ваш взводный сержант совершает военные преступления и другие вещи, которым они не учат вас на курсах офицеров пехоты. Часть II: Бобби, я и семестр за границей

Они сказали нам, что подготовка снайперов состоит из двух основных частей. Сначала была стадия стрельбы, которая была сосредоточена на изучении нашего оружия, продвинутой баллистике и, конечно же, на собственном обучении меткой стрельбе, во время которого мы работали парами, по очереди в качестве стрелков или корректировщиков.Во-вторых, это была фаза преследования, на которой нас обучали искусству скрытности и сокрытия.

Мы будем проводить этап стрельбы на полигоне Коалинга, частном внутреннем объекте примерно в ста милях к северо-западу от Бейкерсфилда, где мы будем разбивать лагерь, получать все наши инструкции и проводить всю нашу стрельбу. В случае, если мы выживем в фазе стрельбы, мы перейдем к фазе преследования, завершившись нашим финальным тренировочным упражнением (FTX) в калифорнийской пустыне недалеко от Ниланда.

Будучи из Команды 3, которая в то время руководила операциями в пустыне, мы с Гленом уже были хорошо знакомы с трудностями, связанными с действиями в этой безбожной местности, и с тем, как чертовски жалко там находиться. Нас утешила мысль, что эти предварительные знания могут дать нам небольшое преимущество на заключительном этапе. Если мы зашли так далеко.

Нас отвели в арсенал команды, где каждый проверил набор оружия, с которым будем работать в течение следующих нескольких месяцев.У каждого из нас есть снайперская винтовка M14 (снайперская версия M4), болт-ружье Remington .308, Remington .300 Win Mag и калибр .50, а также прицелы и боеприпасы.

Когда у нас было оружие, мы собрались обратно в районе Команды 5, чтобы встретиться с нашими инструкторами.

В то время снайперской школой руководил мастер-чиф по имени Крэмптон, который как раз передал ее старшему шефу Дейву Карверу. Дэйв был ультрамарафонцем, одним из тех парней, которые бегают на сотни миль, но не придают значения себе.Он был настоящим профессионалом, и все его очень уважали. Через несколько лет я закончу работать на Шефа Карвера в составе группы продвинутых снайперских тренировок, и я буду рядом, чтобы увидеть, как его жизнь рассыпается на куски и будет спасена доброй волей команды. Мы вернемся к этой истории позже. На данный момент шеф Карвер был просто одним из хороших парней: одним из тех инструкторов, на которых мы могли рассчитывать как за его опыт, так и за его твердый характер.

Это применимо не во всех случаях.Наши инструкторские кадры состояли из нескольких штатных инструкторов и нескольких ребят, привлеченных из разных команд SEAL для помощи и пополнения штата. Что касается навыков стрельбы, все эти ребята были на пике карьеры, но не обязательно были хорошими учителями. Это то, что мы изменим позже, когда я стал частью команды, которая переработала весь снайперский курс. Но когда мы проходили курс еще в 2000 году, не уделялось особого внимания навыкам преподавания. Это была сделка «тонуть или плавать»: «Вот тренировка, и если не получится, то тяжело.”

После встречи с инструкторами мы получили остальную часть нашего списка снаряжения и были разделены на стреляющие пары. Глен и я были счастливы узнать, что мы были вместе как партнеры по съемкам. К этому моменту мы проработали вместе во взводе GOLF больше года, подружились и безоговорочно доверяли друг другу. Как бы мы ни были напуганы, все складывалось в нашу пользу. Теперь нам просто нужно было делать работу - и делать ее идеально.

Мы начали трассу с выезда в Кэмп Пендлтон на квалификационную стрельбу.Просто к старт снайперского курса надо было стрелять из штатной винтовки ВМФ на экспертном уровне. Они провели нас через краткий урок, чтобы убедиться, что все мы знаем, как настраивать и управлять всем нашим оружием, а затем мы вышли на стрельбище.

Мы начали с 100 ярдов, сделав выстрел стоя, затем выстрел из положения сидя, затем быстрый огонь из положения стоя, затем медленный огонь из положения лежа, затем быстрый огонь из положения лежа. Затем мы вышли на 200 ярдов и сделали еще один залп. Из 200 наивысших баллов нам нужно было выстрелить не менее 180, чтобы стать экспертом по стрельбе.У каждого из нас было по две попытки. Некоторым ребятам это не удалось, а мы тут же потеряли нескольких.

Остальные оседлали нас и направились на север, в Коалингу, где мы проведем следующие шесть недель в лагере на территории стрелкового клуба Коалинга, в пяти часах езды от Сан-Диего в Центральной долине Калифорнии. Когда мы приехали туда, мы обнаружили, что там есть душ, ванная, небольшая кухня, и все. Уроки будут проходить на открытом воздухе на столах для пикника под прикрытием нескольких тенистых деревьев.Как мы вскоре узнали, там стало чертовски жарко.

Здесь находится один из крупнейших тиров на западе; Здесь проводятся региональные и государственные чемпионаты по стрельбе. Он также довольно изолирован - достаточно далеко от всех отвлекающих факторов (читай: женщин и пива), чтобы заставить нас сосредоточиться на текущей задаче.

Через несколько дней после нашего прибытия к нам присоединились ребята из армейского стрелкового подразделения (AMU), элитной военной команды по стрельбе из матча. Морские котики не известны своей скромностью в сообществе специальных операций, но, как бы то ни было, мы всегда стремимся к лучшему, даже если это означает выход за пределы нашего сообщества.В данном случае наш инструкторский состав был достаточно умен, чтобы привлечь лучших из лучших. Эти ребята могли стрелять . Большинство из них продолжат соревноваться на самом высоком уровне по всему миру; у некоторых были олимпийские золотые медали. Я быстро понял, что мне нужно обращать внимание, делать заметки и делать все, что предлагают эти парни. Это была одна из лучших тренировок по меткой стрельбе, которую я когда-либо проходил, и их методы обучения не только останутся со мной на протяжении всего моего пребывания в командах, они также повлияют на мою практику преподавания в будущем.

Мы начали стрелять с прицелом без прицела , то есть без прицела, из 7,62-мм винтовки M14, классической винтовки, на которую американские военные полагались в течение четырех десятилетий. Прицельные приспособления на винтовке состоят из двух элементов, целика и мушки, которые вы используете для выравнивания обзора цели. Они похожи на маленькие насечки, которые есть на пистолетах, за исключением того, что прицельные приспособления винтовки M14 имеют ручки, которые позволяют вам набирать угол наклона на , поперечная регулировка сделана для компенсации воздействия ветра. , и возвышение или вертикальная корректировка для компенсации факторов, включая расстояние.

Снайперы AMU научили нас основам, включая прицел , изображение и выравнивание прицела , дыхание, захват и нажатие на спусковой крючок. Они рассказали нам о прицеле , приспособлении для прицела : закрепить на мушке шириной в сантиметр, визуально разделить ее пополам и сосредоточить внимание на верхнем центральном крае. Это требует исключительно высокой степени умственной сосредоточенности и концентрации. Визуальное смещение даже в крошечную долю миллиметра, увеличенное на расстоянии, на которое вы стреляете, может привести к полному промаху, и чем дальше вы снимаете, тем больше это увеличение - другими словами, тем больше потребность для полной точности выравнивания прицела.

Они научили нас, как контролировать свое дыхание, а также как работать с нашим естественным дыхательным циклом. Здравый смысл подсказывает, что лучший способ сделать точный выстрел - задержать дыхание. На самом деле все как раз наоборот. Вместо того, чтобы бороться со своим естественным дыхательным циклом, вы должны научиться его использовать. Когда вы лежите, как это обычно бывает при прицеливании для дальнего выстрела, прицел вашей винтовки медленно поднимается и опускается вместе с движением вашей груди, расширяющейся и сжимающейся.Что вам нужно, так это рассчитать время выстрела так, чтобы он происходил точно во время естественной дыхательной паузы в конце выдоха, чтобы ваше дыхание не влияло на высоту выстрела.

Они научили нас чему-то, называемому естественная точка прицеливания : стоите ли вы на коленях, сидите, стоите или лежите, после того, как вы прицелились на цель, вы двигаетесь своим телом вперед и назад, пока не поставите себя в положение, в котором вы естественным образом выровнены с целью.Если вам нужно повернуть руку, чтобы попасть в цель, пусть даже немного, это означает, что вы задействуете мышцы, что не идеально. Вместо этого вы хотите расслабиться в идеальном положении, чтобы ваше выравнивание было естественным образом сосредоточено на цели.

Мы стреляли на 800 ярдов без прицелов, используя только личную зрительную трубу. У нас будет зрительная труба, установленная рядом с нами, чтобы мы могли наклониться, посмотреть в прицел, прочитать ветер (как направление, так и скорость ветра) и мираж , оценить поправку на ветер (с компенсацией горизонтальной регулировки) в минутах угол ( минута, - одна шестидесятая градуса), установите поправку на ручке регулировки угла поворота нашего прицела, затем перевернитесь и сделайте выстрел. Mirage - это эффект тепловых волн, который вы видите, когда смотрите на шоссе в жаркий день. Вы можете увидеть это на оптике, если повернете оптику назад, и она течет, как река, либо вправо, либо влево, показывая, в какую сторону дует ветер. Или он может течь прямо вверх, и в этом случае мы называем это кипением , что означает, что либо ветра нет вовсе, либо ветер дует прямо на вас. Вы также ищете какие-либо контрольные признаки, будь то трава, веющая вдалеке, или просто ощущение ветра на вашем лице.Вы будете внимательным наблюдателем того, что именно происходит в вашем окружении, и отличным знатоком того, как применить это к своему оружию.

Вот где действительно проявляется искусство. В проведении всех этих наблюдений задействовано огромное количество науки, но искусство сводит их все вместе в чрезвычайно точную картину общего сценария. Какая погода делает на вашей позиции стрелка? Если посмотреть вниз на полпути к вашей цели, что происходит в позиции , той ? Эта долина определенным образом направляет ветер? А что происходит на расстоянии 800 ярдов, вплоть до места, где находится цель? Ветер там штиль или движется, и если да, то в каком направлении и насколько сильно? Рассчитать все эти факторы, затем собрать их все вместе, чтобы получить точную оценку того, что, по вашему мнению, происходит, и как именно все это применимо к вашему оружию, а затем сделать идеальный выстрел ... это невероятно сложно - и нет права на ошибку .

Днем мы снимали пять часов утром, затем получали инструкции и тестировали до темноты, легли спать, проснулись и проделали все заново.

На второй неделе изучения прицелов M14 мы начали проводить тесты с холодным стволом каждое утро в 6:00 утра, и уровень стресса возрастал.

Стрельба из холодного ствола имитирует тот самый важный первый выстрел, сделанный в боевой обстановке в полевых условиях, когда у вас нет возможности сделать тренировочные выстрелы и дать винтовке прогреться.Вы должны уметь прицелиться из холодного оружия и сделать первый выстрел прямо из коробки со 100-процентной надежностью. Этот первый выстрел должен быть смертельным, потому что в противном случае у вас, скорее всего, не будет второго шанса.

Уникальные условия холодного ствола - это не просто человеческий фактор. Да, это часть этого: мы должны были научиться быть на вершине своей игры мгновенно, без возможности разогреться и встряхнуть ее несколькими тренировочными выстрелами. Но здесь задействована и чистая физика, потому что сама пуля ведет себя совершенно иначе, когда сама винтовка холодная.Когда вы начинаете стрелять через металлический патронник, он начинает нагреваться, создавая увеличение давления в патроннике, что приводит к изменению траектории пули. Пропустите пулю через горячую камеру, и она может лететь на несколько сотен футов в секунду быстрее, чем когда вы пропускаете ее через холодную камеру. Высота - как далеко пролетит пуля, прежде чем поддастся гравитации и начнется неизбежная нисходящая дуга - сильно зависит от нее. Вот почему снайперы стараются отслеживать и регистрировать наши данные о холодном стволе.

Накануне вечером они сказали нам: «Завтра утром весь класс на пятисот ярдовой линии» - или любую точку на полигоне, которую они выбрали для теста холодного ствола на следующий день. Я засыпал с единственной пулей рядом со мной в спальном мешке, а пистолет и снаряжение были разложены и готовы к работе. Я не хотел, чтобы кто-нибудь баловался моим оружием.

Мы проснулись рано, чтобы отправиться на стрельбище, взяв только нашу винтовку и один патрон. Собравшись в указанном месте, они давали нам наши инструкции: «Хорошо, у вас есть тридцать секунд, чтобы бежать до трехсот ярдовой линии и поразить цель из положения стоя.Готово, , вперед ». Мы взлетели на спринт.

И сразу же мы столкнулись с противоречивыми параметрами. Чем быстрее вы бежите, тем раньше вы доберетесь до своего местоположения и тем больше времени у вас будет для выстрела, но чем быстрее вы бежите, тем сложнее контролировать свое дыхание, когда вы доберетесь до места, а это значит, ваше дыхание испортит вам шанс. За эти тридцать секунд вам нужно не только добраться до своего нового местоположения, но и правильно определить ветер, набрать dope (правильные данные о высоте), идентифицировать свою собственную цель (нет ничего хуже, чем стрелять по чужой!) оцените опережение, если ваша цель окажется движущейся, сделайте все возможное, чтобы снизить частоту сердечных сокращений и в целом собрать свое дерьмо как можно быстрее, а затем сделайте выстрел.

И было много способов облажаться.

Иногда ребята забывали вставить патрон в патронник или забывали набрать правильную отметку. Если бы мы начинали, например, с 500-ярдовой линии, мы бы уже отметили это в своих прицелах, когда добрались до нее, - но если бы мы затем ускорились до 300-ярдовой линии и забыли набрать высоту до 300, тогда мы пропустим выстрел. Иногда парни делали все правильно, но так нервничали из-за того, что что-то забыли, они все равно просто стреляли.

Тест холодного ствола оценивался по десятибалльной шкале. Если ваш выстрел попал в зону поражения (голова и сердце), вы получили 10. Если вы стреляли за пределами зоны поражения, но все еще в пределах человеческого силуэта на цели, вы получили 8. Полностью пропустите силуэт, но все же вам удалось попасть в цель. цель, и вы набрали 7. Да поможет вам Бог, если вы вообще не попали в цель, потому что вы только что получили ноль, и тогда другие парни будут избегать вас, как чумы, из страха, что ваш плохой juju может стереться.Два или три гусиных яйца купили вам билет в один конец обратно к вашей команде SEAL. Это было ясно нам с самого начала: стандарт, который нужно превзойти, составлял 80 процентов, и если вы хотя бы не соответствовали этому стандарту, в этом не было никакой драмы, вас просто не было. Вы сделали сокращение, или вы были вне. Я видел парней, набравших 79 процентов, которым велели собирать чемоданы. Каждый день был выживанием. Как говорят в командах: «Вчера был единственный легкий день».

Другой частью процедуры холодного ствола было выстрелов с лезвия .Мы ложились на свою полосу и ждали цель, которая внезапно появлялась в какой-то момент в следующие двадцать минут. Мы бы не знали, когда это произойдет. Все, что мы могли сделать, это ждать в состоянии полной бдительности. Отведите глаза от поля зрения хотя бы на мгновение - чтобы стереть пот со лба, почесать зуд на лице или выпить воды - и вы можете полностью это пропустить.

Я видел, как это произошло. Однажды утром парень в нескольких переулках от меня на секунду посмотрел вниз, чтобы стереть туман со своих стрелковых очков - и он оглянулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как его цель снова ложится.Он просто пропустил это. "Неееет!" - закричал бедный ублюдок. Жестокий. Но это, безусловно, научило нас быть терпеливыми и бдительными одновременно.

Холодный выстрел был одним из самых стрессовых событий за весь день. Попади или промахни, этот выстрел останется с тобой на весь день. Сделайте хороший выстрел, и вы станете героем. Ударьте его, и ваше собственное темное облако висит над головой до конца дня.

Я никогда не забуду утро моего первого холодного выстрела. Мы выбежали на стрельбище, получили инструкции, поспешили к нашему огневому рубежу, бросились на землю и изо всех сил вскочили, чтобы собрать все дерьмо для первого выстрела.

Один! Два! Три! Четыре! …

Один за другим мы отсчитывали номера наших полос, справа налево, чтобы точно знать, по какой полосе мы стреляем, и не облажались и не поразили чужую цель. Я поставил свой единственный и неповторимый патрон, как можно лучше расположился в своей естественной точке прицеливания, выровнял цель и прицелился, почувствовал, как прилив моего дыхания упал до самой нижней точки, и в короткий момент этой тишины сжал триггер -

И совсем не попал в створ.

Ой, чувак , подумал я. Я сразу же оказался в дыре: ноль. Я не мог позволить себе большего количества таких, если бы я хотел выжить.

К счастью для меня, это был мой первый и единственный полный промах. Я начал довольно грубо в тестах на холодное ствол, выбивая в основном семерки. Шли дни, я неуклонно улучшал свою способность контролировать себя, и мои оценки медленно росли.

Стресс от того утреннего выстрела из холодного ствола затронул многих ребят в классе. Иногда им просто не удавалось довести счет за день до 80 процентов.Довольно скоро лагерь начал редеть, так как наша численность начала сокращаться. Это происходило жутковато: парни просто исчезали. Никто не стал бы задавать никаких вопросов или комментировать, опасаясь сглазить собственные шансы.

Выстрел из холодного ствола казался мне идеальным выражением того, что значит быть снайпером SEAL, и он отражался во всем, что мы делали. Мы быстро поняли, что не всегда могут быть идеальные обстоятельства или хотя бы достаточно полезные обстоятельства. Не всегда можно делать тренировочные снимки.Вы должны быть готовы выступить на высшем уровне своих возможностей, мгновенно, без подготовки и в самых худших обстоятельствах. И делайте это снова и снова - и каждый раз делайте это идеально.

На третьей неделе в Коалинге я проснулся однажды утром с уродливым рубцом на руке. Во время сна меня укусил коричневый паук-отшельник. Черт! Укусы коричневого отшельника - не шутка. Они могут гнить прямо через вашу руку, и это происходит быстро. Я пыталась вылечить укус самостоятельно, но инфекция уже началась.Меня отправили в ближайший военно-морской госпиталь в Лемуре, примерно в часе езды, за антибиотиками для тяжелой артиллерии.

Это был не особо праздник. Укус коричневого отшельника или отсутствие укуса коричневого отшельника, результаты на стрельбище не собирались ждать, пока моя рука заживет. Через несколько часов я снова вышел на передовой, стреляя из прицела M14.

В те долгие часы на стрельбище мы не стреляли постоянно. Они разделили класс пополам, и пока одна половина стреляла, другая половина опускалась в приклад , подтягивая и отмечая мишени для наших одноклассников.

Приклады представляли собой защищенную зону бункера позади целей, которая обеспечивала небольшую тень и удерживала большие рамки цели. Когда мы повернулись обратно к прикладам, мы должны были бы поднимать и опускать мишени на системе шкивов, чтобы отмечать попадания пули и очищать их для подготовки к следующему раунду. Обычно мы произносили друг друга по буквам, половина из нас тянула и помечала цели, а другая половина бездельничала. Это был хороший способ отдохнуть от напряженного броскового давления и доставить друг другу неприятности, что мы всегда любили в командах.

Никогда не недооценивайте махинации, которые скучающие взрослые мужчины способны совершать друг с другом. Когда у нас заканчивались истории (обычно с рейтингом X, и в основном это правда), мы придумывали всевозможные безумные способы занять свое время. Одна игра, которая мне особенно понравилась, была Rock Duel; этот пробудил во мне мальчишку-рок-бойца на пустом участке. Вот как это работает:

Два человека объединяются в пары. Каждый из вас отходит на двадцать ярдов, совершает разворот, а затем стреляет из камня-ножницы-бумаги, чтобы определить, кто идет первым.Победитель бросает метко нацеленный камень размером с бейсбольный мяч в другого человека (конечно, без ударов в голову), которому запрещено двигаться или даже вздрагивать, и он стоит как можно неподвижнее, надеясь на промах, чтобы затем он мог его очередь. Победителем объявляется тот, кто первым совершит убийственный выстрел, а следующие два парня занимают их места и начинают бой. Это было отличное снятие стресса.

Мы немного повеселились там, в заднице, но это было небезопасно. Эти металлические мишени были огромными, а система шкивов, которая поднимала и опускала их, использовала 50-фунтовые бетонные противовесы.Однажды, когда я подошел к скамейке для сидения, где мы контролировали мишени, кто-то дернул мишень. Из-за моей невнимательности и его невнимательности металлический каркас ударил меня прямо по голове.

Ой. Вдруг всюду залила кровь.

Это случилось в тот день, когда мы впервые увидели наши .300 Win Mags. Это было критически важно: когда мы впервые получаем новое оружие, у нас будет один день, чтобы набрать его, получить все возможности и почувствовать это. Я не мог пропустить тот день.Я не мог пропустить в любой день . Так что они выгнали меня к врачу, вымыли, вонзили мне в голову семь скоб и увезли обратно в Коалингу. Через несколько часов после инцидента я вернулся на полигон, прицеливаясь из своего нового оружия. Моя голова колотилась с каждым выстрелом, и мне казалось, что кто-то вбивает мне стальной шип в череп. Жесткий: смирись. Адаптируйся и побеждай.

Несколько недель спустя, сразу после окончания этапа съемок, у нас с Габриэле была официальная свадебная церемония и прием (хотя мы уже были женаты, моя семья тогда не знала об этом).К счастью, к тому моменту мои волосы отросли ровно настолько, что скрепки не были видны на моих свадебных фотографиях.

Наряду со стрельбой, которая занимала нас до восьми часов в день, у нас также была обширная классная работа, которую мы выполняли в основном в жаркий день, зажатую между тренировками на стрельбище. Мы вставали рано и все утро снимали, а затем выполняли классные и практические упражнения в ранние полуденные часы, когда жара была на пике. Ближе к вечеру мы возвращались на стрельбище и снова практиковались в стрельбе из оружия.

Каждые несколько уроков нас проверяли на предмет того, что мы узнали. Как и в случае с тестами на стрельбу, либо все прошло, либо тебя нет, нет.

Один из наших занятий состоял из серии упражнений под названием «» «сохранить в памяти упражнения», или KIMs. Как снайпер, бывают моменты, когда вы можете лишь мельком взглянуть на ситуацию, и вы должны иметь возможность почти мгновенно исправить все в своей памяти. Эти упражнения были разработаны, чтобы отточить нашу способность сохранять точную память на моментальные снимки.

Они кладут брезент на массив предметов, затем вводят нас и ставят перед крытым массивом - затем стягивают брезент, давая нам тридцать секунд, чтобы осмотреть все и запомнить все это, прежде чем брезент снова станет покрыть все. Тогда нам придется все это записать. Или они разбросали бы серию объектов по склону холма, и нам пришлось бы быстро сканировать их в наш бинокль и этим коротким взглядом выделять все, что было необычным.

Мы также сделали очень подробные наброски цели, которые были похожи на KIM: они устанавливали цель, а затем через заданный промежуток времени мы должны были детально нарисовать цель, а также записать все виды данных.С какого направления светило солнце? Какие были погодные условия? Где были точки вставки справки? Точки извлечения Helo? Что именно происходило в районе цели? Цифровые фотоаппараты и ноутбуки еще не стали такими широко распространенными технологиями, как сегодня, и нам пришлось делать полевые зарисовки и записывать всю эту информацию вручную.

Некоторые из наших наиболее обширных классных исследований были в области баллистики, включая внутреннюю баллистику , внешнюю баллистику и конечную баллистику .

Внутренняя баллистика относится к тому, что происходит внутри винтовки. Когда ударник попадает в ударную пластину пули, он запускает первоначальный пороховой заряд, а взрывающийся порох создает быстро расширяющийся газовый пузырь, который выталкивает пулю или переднюю часть пули через патронник. Это во многом миниатюрная версия запуска ракетного корабля: точно так же, как ракета сбрасывает свои ускорители в полете, винтовка выбрасывает пустой патрон, отправляя в путь только относительно небольшую переднюю часть.В случае с ракетой это капсула, в которой находятся астронавты. В случае с пулей это смертоносная пуля.

Внутри ствола винтовки нанесена серия спиральных канавок, или нарезы (откуда происходит термин винтовка ). Это приводит к быстрому вращению пули, придавая ей устойчивость в полете, почти так же, как вы вращаете мяч, когда бросаете его. Внутренняя баллистика связана с количеством поворотов в стволе и их точным воздействием на пулю, скоростью полета пули и тем, как она движется при выходе из винтовки.

Здесь берет начало внешняя баллистика . Ваша пуля начнет свой путь со скоростью более двух тысяч футов в секунду. Однако в тот момент, когда он выходит из ствола, на его траекторию уже влияет окружающая среда. Оставив на время в стороне влияние ветра, существует универсальное сопротивление, создаваемое трением того океана воздуха, который пуля пробивает, чтобы лететь, в сочетании с нисходящим притяжением силы тяжести. На определенном расстоянии, разном для разного оружия и боеприпасов, пуля вашей конкретной винтовки замедляется до точки, где она переходит от сверхзвуковой к дозвуковой.Поскольку он проедает ярд со скоростью примерно один ярд за тысячную долю секунды, целостность его траектории полета начинает нарушаться. Пуля .308, летящая со скоростью 2200 футов в секунду, потеряет устойчивость на траектории полета до такой степени, что начнет кувыркаться с ног на голову примерно на 900 или 1000 метров.

Внешняя баллистика также говорит о том, как выглядит траектория полета. Когда вы стреляете из .308 в цель на расстоянии 800 ярдов, вы не стреляете по прямой: на самом деле получается довольно большая дуга.Представьте, что вы бросаете футбольный мяч с пятидесяти ярдовой линии в зачетную зону. Вы не бросаете его прямо к цели; вместо этого вы знаете, что вам нужно подбросить его вверх, чтобы он прошел по дуге в воздухе, достиг своей высшей точки примерно на линии двадцати пяти ярдов, а затем снова повернул вниз, чтобы достичь конечной зоны. То же самое происходит с пулей .308: вы не стреляете по прямой, вы действительно подбрасываете ее в воздух, так что она изгибается и падает там, где вы хотите. Понимание того, как именно это работает, может иметь решающее значение для вашего успешного попадания в цель.

Например, вы стреляете во что-то на расстоянии 800 ярдов. На местности, лежащей между вами и вашей целью, вы замечаете низко висящий мост. Судя по всему, это не проблема. Ваша цель может быть ростом пять футов восемь дюймов; вы лежите на земле, на животе; а мост находится на высоте добрых десяти футов от земли в самой нижней точке. Когда вы прицеливаетесь через прицел на цель, вы можете видеть чистый путь от вас прямо к цели. Нет проблем, правда?

Неправильно.Этот мост может не выглядеть так, как будто он мешает, но если учесть дугу, по которой ваша пуля должна пройти, чтобы приземлиться на предполагаемом участке, этот мост может лежать прямо на пути того, что мы называем вершиной пули . дуга . Другими словами, он может остановить вашу пулю на полпути к цели. А в тех обстоятельствах, с которыми часто сталкивается снайпер, у вас может не быть роскоши сделать второй выстрел. Вы должны знать максимальную ординату вашей пули , то есть максимальную высоту, которую пуля будет преодолевать на своем пути к вашей цели, и рассчитать ее.

Когда мы освоили M14, мы перешли к другому оружию, начав с Remington с затвором .308, очень прочного оружия и вполне способного к стрельбе на восемь или девятьсот ярдов в правильных руках. Это был наш первый взгляд на настоящее оружие с оптическим прицелом - и я сразу понял, что у него есть проблема. На одном из моих ружей был оптический прицел Leupold, который мне показался не совсем подходящим. Я довольно быстро понял, что он не держится на нуле: он ускользает. Я не мог стрелять ненадежным оптическим прицелом.

Это оружие не хрупкое; они созданы, чтобы противостоять суровым условиям боя. Но это точные машины, и они не безупречны. Например, ствол .300 Win Mag годен только для нескольких тысяч выстрелов, а затем вы стреляете из ствола, и он начинает терять точность. Мы стреляли тысячами и тысячами патронов.

Если ваше ружье начинает давать сбой в процессе эволюции стрельбы, инструктор может предположить, что это вы. Во многих случаях они правы.Однако в некоторых случаях оружие на самом деле - это отстрелянных, или есть какая-то неисправность оборудования. У нас было несколько парней, которые были отличными стрелками, но были сбиты с пути, потому что им не повезло получить оружие, у которого не было хорошего бревна, и оно было законно стреляло, и у них еще не было навыков или ноу-хау, чтобы сразу с этим справиться.

Я был полон решимости не допустить этого. Приближался мой первый тест по стрельбе. Этот неисправный прицел ни в коем случае не выбьет меня из снайперской школы.Я рассказал об этом своим инструкторам, а когда они ничего не предпринимали, продолжал вспоминать об этом. Я бы не позволил этому успокоиться. Наконец, они получили оружейника из Крейна, подразделения по испытанию боеприпасов ВМФ. Он посмотрел в прицел и сказал: «Ага, у тебя плохая оптика».

Слава богу. Я легко мог провалить свой первый тест из-за испорченного прицела.

В то же время, когда мы начали работать с оптическими прицелами на .308, мы также начали работать в парах, по очереди как стрелок и корректировщик.Задача стрелка - выбросить из головы все остальное, взять информацию, которую ему передает корректировщик, и сделать идеальный выстрел, точка. Как мы вскоре узнали, работа наблюдателей во многих отношениях сложнее и труднее.

Как корректировщик, вы находитесь на прицеле, определяя и отслеживая цель. Ваша задача - рассчитать ветер и при необходимости дать опережение цели и (то есть, насколько компенсировать движение цели). Как корректировщик, вы также наблюдаете за следом выстрела , который рассказывает свою собственную историю и либо подтверждает точность вызова, либо, если нет, дает важные подсказки для корректировки следующего выстрела.Да, даже несмотря на то, что он движется со скоростью 2000 футов в секунду и выше, вы на самом деле наблюдаете за чертовым : в большинстве случаев вы можете буквально видеть эти следы пара на всем пути к цели.

Наблюдатель должен принять во внимание все эти соображения - а мы должны были выучить все это в адской спешке, иначе мы бы отправились домой.

Даже не считая того факта, что мы были друзьями, мы с Гленом вскоре обнаружили, что из нас получилась отличная пара снайперов. Глен - от природы одаренный стрелок.Я не помню, чтобы он когда-либо промахивался ни разу, а большинство его выстрелов были идеальными десятками. Со своей стороны, мне казалось, что у меня был природный дар читать ветер и уметь вычислять все условия и обстоятельства. Опять же, я думаю, что это было связано с моим опытом навигации и тем, что я вырос в воде. Водные течения и ветровые течения могут быть двумя очень разными вещами, но на самом деле это одна и та же основная концепция, хотя и в разных средах и движется с очень разными скоростями. Когда вы плывете под парусом или катаетесь на лодке, вы всегда думаете: «Какая погода, как это влияет на мою точку А и точку Б.«Это та же динамика, когда вы готовитесь к выстрелу:« Я здесь, моя цель там - какие факторы влияют на то, как я добираюсь отсюда туда? »

Опустите руку в ручей или озеро, и вы можете заметить, что она выглядит так, как будто ваша рука внезапно согнута под острым углом. Точно так же, когда вы видите форель в ручье, она находится не там, где, как кажется, находится. Это потому, что свет преломляется водой, создавая оптическую иллюзию.То же самое происходит в атмосфере. Когда солнце находится низко над горизонтом, оно создает ту же рефрактерную оптическую иллюзию, и вы должны компенсировать это в своей цели, возможно, уменьшите угол на минуту.

С моей способностью замечать и природным даром Глена как стрелка, мы составили смертельную пару. К тому же мы оба были новичками, и мы чувствовали одинаковое давление, чтобы понять это правильно. Ночью мы пили пива, но мало пили и не пили. Мы были сосредоточены на том, чтобы оставаться на связи и пройти через это.

Во всяком случае, в ночной жизни ничего особенного не происходило. Коалинга - небольшой городок с тюрьмой, небольшим фермерским хозяйством и многим другим. В редких случаях мы выходили выпить или перекусить в городе. Однако чаще всего мы разводили большой костер прямо там, где стояли в палатке, выпивали несколько кружек пива и рассказывали друг другу сумасшедшие истории.

У одного парня, Кена, был журнал Penthouse , и он лежал там по ночам в своем спальном мешке, дрочил, думая, что у него есть все уединение в мире.К сожалению, у него была включена эта фара, чтобы он мог видеть свой проклятый журнал, и в результате он непреднамеренно устроил всему лагерю кукольное представление теней на стене своей палатки. «Черт возьми, Кен, перестань дрочить!» мы кричали. «Или, по крайней мере, выключите чертов свет!»

В ассортименте был небольшой красивый кемпинг с травой с кухней и туалетом / душем. Всем ученикам было приказано принести палатку и комплект. Большинство ребят путешествовали довольно легко. Я беру только то, что мне нужно, и все это умещается в моем рюкзаке.У парней в командах была поговорка: «Собирайте легкие и бездельничайте». Я говорил: «Не бери с собой налегку - пакуй правильно». Но только не Глен. Как я вскоре узнал, Глен любил путешествовать с комфортом, что означало множество дополнительных услуг. Он был похож на цыганский лагерь для одного человека. Он, должно быть, пошел и купил самую большую палатку, которую смог найти в местном K-mart; на этой штуке могла бы спать семья из десяти человек. У него было три топливных фонаря, радио, кофеварка, генератор… все вышло из-под контроля.

Мы были партнерами, поэтому моя палатка была рядом с его.Я люблю Глена как брата, но это было пыткой. Этот сукин сын вставал на целый час, прежде чем кто-либо в лагере даже начал думать о том, чтобы открыть нам глаза, а когда он проснулся, уснуть было почти невозможно, потому что его цыганский лагерь освещал всю мою сторону. палатка. Сначала меня разбудило ослепляющее белое сияние и ровный гул его исследовательских энергетических фонарей Коулмана. Затем начинались звуки: его просачивающийся кофейник, затем в его наушниках звучала какая-то рок-музыка восьмидесятых, которую, как он думал, мы не слышим, но на самом деле только заставляли его еще больше не обращать внимания на масштабы рэкет, которые он создавал. возиться со всеми своими вещами, греметь и готовить кофе, рыгать и пукать, но не слышать себя, потому что у него были эти наушники, затем следовала его электрическая зубная щетка, бесконечное громкое полоскание и неизменно продолжительная точечная слюна, которая заставила всех нас стон.Примерно через неделю этого распорядка дня ребята стали называть утреннее омовение Глена «Чернобылем».

Если бы у меня был выбор, я бы вылез из сна минут за двадцать до того, как нам нужно было собраться, давая себе достаточно времени, чтобы почистить зубы, облить лицо водой и схватить свое снаряжение. Но нет. Я пытался несколько дней, но это не удалось. В конце концов я уступил и стал позволять Глену быть моим будильником.

Вскоре у нас состоялся наш первый оценочный тест на .308.

В парах у нас была общая оценка, поэтому мы знали, что будем тонуть или плыть вместе как пара стрелок / корректировщик.Глен и я забили в девяностых годах на первом тесте, но к тому времени мы оба чувствовали себя совершенно измотанными и измотанными.

Тем не менее, мы знали, что превратились в крепкую стрелковую пару, и, казалось, справлялись со стрессом лучше, чем многие другие ребята. Во время этой первой эволюции парной стрельбы мы могли наблюдать, как уровень напряжения в некоторых других парах достигал точки, когда к моменту этого теста некоторые из них прошли через полные сбои.

Обычно происходило то, что корректировщик делал плохой вызов или, что еще хуже, вообще не отвечал и оставлял своего партнера-стрелка висеть.Один или два из этих сценариев плохого звонка, и медовый месяц будет далеко позади. Мы видели, как парни бросали и вступали в кулачный бой с нокдауном и растягиванием, потому что приятель облажался с несколькими звонками. Излишне говорить, что это был гарантированный билет домой.

Довольно скоро нас осенило, что неуклонно нарастающий стресс, который мы наблюдаем, не случаен. Это было не только намеренно, но и тщательно организовано. Наши инструкторы постоянно наблюдали, подталкивали и проверяли нас, чтобы увидеть, кто сможет справиться со стрессом, а кто нет.

Однажды, когда я наблюдал, Глен сделал выстрел, который, как я ясно видел, попал в цель, но наш инструктор отметил это как промах.

«Что ?!» - воскликнул Глен - и я знал, что он собирался сказать дальше: Это полная чушь!

«Не волнуйся, - сказал я ему, - ты в порядке. Это был хит ».

Мы спокойно продолжили эволюцию. Позже мы узнали, что инструктор звонил по радио и велел студентам, работавшим в нашем переулке, отметить его попадание как промах.Почему? Просто потрахаться с нами и посмотреть, как мы с этим справимся.

Нам повезло. К этому времени Глен полностью поверил в мою способность замечать, делая нас машинами для убийства на стрельбище - и мы уже поняли, что инструкторы играли с нами в игры, чтобы увидеть, насколько хорошо мы справляемся с неблагоприятными ситуациями. Некоторые ребята этого не понимали и они самоуничтожались, унося фальсифицированные пропущенные выстрелы в проверяемую эволюцию и с треском проваливаясь.

Они дали нам два вида тестов на.308, начиная с теста защелкиванием и перемещением .

Snaps and Movers включает в себя цели, которые внезапно появляются из ниоткуда, встают вертикально в разных местах и ​​в разные, непредсказуемые промежутки времени, а также цели, которые непрерывно перемещаются влево и вправо в случайном и непредсказуемом порядке. Это полноразмерные мишени E-силуэта, плоская панель с силуэтом в форме бутылки, который представляет собой человеческое туловище и голову. Обычно у нас было три щелчка головы и три движущихся мишени на каждой ярдовой линии, расположенные на 200-ярдовой, 400-ярдовой, 600-ярдовой и 800-ярдовой линиях.

Работая с защелками и движками, мы научились вести движущуюся цель. Это сложно, потому что вы должны учитывать, что делает ветер, и рассчитывать расстояние, на которое вы должны идти впереди цели, когда она движется. Поначалу это может показаться нелогичным, потому что часто вы не хотите целиться там, где здравый смысл подсказывает вам, что вы должны целиться.

Я помню, как в первый раз я направил перекрестье прямо на цель, хотя она явно не была неподвижной, и все во мне кричало, чтобы я сместил перекрестие на несколько градусов в направлении движения цели - другими словами, вести цель.Но в соответствии с тем, что мы узнали, ветер выталкивал мою пулю с предпринятого прямого пути и, по дуге к цели, фактически ударял ее в цель и нейтрализовал эти несколько градусов опережения. Если это звучит как какой-то причудливый лабиринт вычислений и конкурирующих факторов, это именно то, на что это было похоже - и все это должно было произойти в масштабе тысячных долей секунды. Это казалось совершенно неправильным, но логика внешней баллистики подсказывала мне, что это было правильно по деньгам.

Нажал на спусковой крючок и пинг! цель упала.

Далее был тест на неизвестное расстояние . Для этого они разместили серию стальных мишеней в каждой полосе на разных высотах и ​​расстояниях, от 50 до 900 ярдов, что было как раз на внешнем пределе эффективной дальности для .308 - только мы этого не сделали. точно знаю, каковы были эти высоты и расстояния. Именно здесь мы начали по-настоящему изучать, как использовать наши прицелы, и, в частности, оценивать диапазон обучения с использованием сетки прицела мил.

Сетка или перекрестие в прицеле снайперской винтовки снабжено двумя сериями крошечных точек, называемых мил точек , которые проходят горизонтально и вертикально через поле зрения и позволяют нам измерять приблизительную высоту и ширину видимых объектов. сделав несколько простых визуальных расчетов.

Если бы мы увидели, что наша цель измеряется, скажем, 1,5 мил в высоту в прицеле, и мы знали фактическую высоту цели в дюймах, то мы могли бы подставить это в формулу, которая затем дала бы нам расстояние до цели.Пока у нас было известное измерение, с которым можно было работать, мы могли определить точный диапазон. Подойдут практически любые известные измерения. Мы научились задавать такие вопросы, как «Каков стандартный размер ближневосточного номерного знака? Какова высота и размер стандартного знака остановки на Ближнем Востоке? Какая стандартная высота окна? " Мы научились тщательно записывать эту информацию, зная, что рано или поздно мы окажемся в ситуации в какой-нибудь ближневосточной стране и должны знать, как рассчитать дальность до цели, чтобы мы могли набрать правильную высоту, прежде чем делать выстрел. и сделай это быстро.

У нас, конечно же, есть лазерные дальномеры, которые дают нам эти измерения напрямую, но на снайперском курсе мы должны были научиться производить эти вычисления на собственном горьком опыте. По правде говоря, даже несмотря на все новые технологии, все еще разумно знать, как это делать вручную. Не стоит рассчитывать на то, что всегда будет под рукой лазерный дальномер - в чем я мог убедиться из первых рук в мгновение ока жизни и смерти в горах северного Афганистана.

Мы практиковались в дальности до этих целей, и после того, как мы установили дальность по ним, мы стреляли, чтобы убедиться, что мы стреляли правильно.Затем при необходимости вносим небольшие изменения и снова снимаем. У нас было достаточно возможностей отточить этот процесс на практических тестах. Но когда настал последний день испытаний, наше дерьмо пришлось всерьез набрать, потому что тогда это была игра на и никаких вторых шансов.

После нескольких недель тренировок и испытаний с .308, они поставили нас на .300 Win Mag, который обладает большей мощностью, чем .308, и поэтому может стрелять на дальности до тысячи ярдов и более. У каждого из них есть свой характер и особенности, и к моменту окончания съемок мы узнали их обоих как старых друзей.

Мы также начали стрелять на дальние дистанции из снайперской винтовки 50 калибра. Пуля .50 калибра - это чудовище, примерно в два раза больше, чем .308, и она может стрелять далеко от 1000 ярдов до 1500, даже 1800 ярдов. Это также более устойчивая пуля с немного большим количеством пороха и мощности позади нее, и она больше служит тем, что мы называем оружием области , что означает, что мы обычно используем ее для таких вещей, как отстрел блока двигателя в транспортном средстве или пропеллера. система в ракете Скад.

И тут произошло нечто странное. Когда мы начали выходить на определенные расстояния с калом .50, мы начали видеть эффекты, которых просто не понимали. Мы стреляли на 1500 ярдов, стреляли по танкам и другим крупным целям, и я подумал: «Почему я держусь за ветер со скоростью десять миль в час, дующий справа, но пуля все еще не горит? цель - и я вижу, как след делает что-то странное. Что, черт возьми, происходит?"

В конце концов я узнал, что происходит эффект Кориолиса , который относится к влиянию вращения Земли на движущиеся тела.Да, достаточно невероятно, но помимо всей остальной информации об окружающей среде и баллистической информации, которую снайпер держит в голове, чертовское вращение Земли на является еще одним фактором, который следует учитывать. Вот почему:

Пока моя пуля 50 калибра находилась в воздухе, вращение Земли привело бы к тому, что поверхность планеты и все на ней, включая мою цель, немного сместились на восток, так что к тому времени, когда пуля приземлилась, ничто не было точно там, где оно было. когда начался полет этой пули. Поскольку Земля настолько велика, а местное влияние ее вращения так незначительно, практически невозможно обнаружить это без научных инструментов, пока вы не начнете наблюдать за движением на больших расстояниях - например, 1500 ярдов.

При стрельбе на 200 ярдов, 500 ярдов, даже 800 или 1000 ярдов влияние эффекта Кориолиса настолько незначительно, что вы можете избежать его игнорирования. Но как только вы стреляете на серьезное расстояние, пуля может сместить траекторию пули на несколько дюймов, чего достаточно, чтобы вы полностью не попали в цель.

Это был такой огромный объем информации, который нужно было синтезировать, и вскоре я научился использовать свой мозг как линзу, чтобы направить всю эту вселенную переменных на крошечный круг фокусировки внутри моего телескопа.Это также означало блокирование любых отвлекающих факторов, например, когда инструкторы намеренно мешали нам, чтобы мы разволновались и выкинули из игры, или наши собственные страхи по поводу того, что не пройдешь курс, и вливание каждого атома концентрации в этот фокус.

Мы научились использовать лазерный прицел PEQ, который проецирует видимую красную точку на цель. (Другая версия этого прицела проецировала инфракрасную красную точку, видимую только в ночном видении, что позволяло нам видеть цели, не определяя нашу позицию.Сегодня эти две функции объединены в одну модель.) Эта красная точка стала представлять все, чему я учился, сжатую в точку яркого света.

Это было так, как если бы я стою внутри крохотного красного круга, швыряя пулю к месту назначения посредством акта чистой мысли. В те моменты на расстоянии все остальное исчезло, и мой мир сжался, как почти бесконечное сжатие материи в черной дыре, в этот красный круг.

В то же время, когда мы изучали различное оружие и проходили испытания на маневры, маневры и неизвестные расстояния, мы продолжали эти холодные испытания, которые нашим инструкторам каким-то образом удавалось делать более напряженными каждый день.У них был поистине хитрый гений в этом, как они умело продемонстрировали на одном из наших одноклассников, Билле.

У Билла был брат, проходивший обучение BUD / S в то время, когда мы учились в снайперской школе. Хотя никто из нас не знал об этом в то время, оказалось, что брат Билла бросил полотенце и позвонил в этот медный колокол, что означало, что его классный шлем был брошен на землю вместе со шлемами всех остальных бросивших курить, их имена обращены на всеобщее обозрение.

Одному из наших инструкторов удалось достать шлем этого парня и прикрепить его к мишени Билла.Бедный парень понятия не имел, что его брат бросил BUD / S до того момента, когда, запыхавшись и под сильным давлением утреннего холодного выстрела, он нацелился на свою цель, когда она появилась - и увидел имя своего брата на этот шлем. К его чести, он забил точный выстрел в точную точку. Позже я слышал, что его брат был не слишком доволен этим, но мы все были весьма впечатлены этим выстрелом, и мы начали отдавать должное Биллу, а также равное количество дерьма о том, что его брат бросил BUD / S. .

Какими бы напряженными ни были наши тесты, наши инструкторы не оставили на усмотрение обстоятельств, чтобы оказать давление. Они нашли всевозможные творческие и дьявольские способы закручивать гайки. Например: вы думаете, что собираетесь пройти тест через восемь часов, в прохладе вечера - и внезапно инструкторы сообщают вам, что вы сдаете его через пятнадцать минут, прямо здесь, в ослепительно жаркую точку полудня. . Или: вы находитесь на полигоне, проверяете движущиеся и щелчки - и внезапно понимаете, что ваша движущаяся цель наклонена, потому что она не была поставлена ​​полностью.

Жесткий: смирись. Адаптируйся и побеждай.

Чем больше мы учились, чем больше мы практиковались, чем больше мы тестировали, тем более изнурительным это становилось. Все это время размер нашего класса уменьшался по мере того, как наши одноклассники уходили один за другим. Наконец прошло шесть недель, и пришло время для нашего последнего теста.

Перед тестом инструкторы усадили каждого из нас на короткое совещание, рассказав нам, какова наша оценка на данный момент, в чем мы сильны и где нам нужно сосредоточиться, чтобы улучшить.Я оценил тот факт, что они это сделали. К сожалению, на этом моральная поддержка прекратилась: как только мы добрались до самого теста, мы обнаружили, что его инструктором является Фил Слэттери. Слэттери был настоящим засранцем. Некоторые из наших инструкторов были суровыми и строгими, но мы всегда знали, что они действительно хотят, чтобы мы преуспели. Например, Крэмптон, уходящий в отставку Мастер Чиф: когда Крэмптон был суров с нами, было ясно, что он сурово поступал с нами ради нашего блага. Не Слэттери. Он относился к нам как к грязи, особенно к новым парням, в том числе ко мне и Глену.Со Слэттери у нас никогда не возникало ощущения, что он жестко обращается с нами ради нас. Ему просто было насрать.

Тест снова представлял собой комбинацию щелчков, движений и неизвестного расстояния. И снова, как снайперская команда, мы не только проходили все тесты вместе, мы также объединили наши индивидуальные оценки, чтобы оценивать нас как команду, а не как отдельных лиц. И это хорошо: если бы не это, один из нас покинул бы полигон и вернулся домой.

Со снимками и движками .300 Win Mag мы хорошо справились, оба стреляли в девяностые.Затем мы двинулись на неизведанное расстояние.

Я пошел первым. Мы расставили мишени, и мне пора было стрелять. У нас было двадцать минут на эту часть теста, поэтому мы должны были продолжать его, но у нас начались некоторые проблемы. Глену было немного трудно читать ветер и наводить меня на цель. Моя работа как стрелка заключалась в том, чтобы сделать хороший выстрел. Как корректировщик, Глен должен был контролировать меня своими инструкциями. «Хорошо, набери X, чтобы указать высоту, - говорил он, - и держи X для ветра», а затем я делал выстрел, пока Глен внимательно наблюдал, чтобы увидеть след пара от пули, чтобы он мог внести любые необходимые корректировки для следующего выстрелил.В этом случае корректировщик также отвечал за отслеживание времени, поскольку мы были на часах.

Мы были на нашей третьей полосе, нам оставалось проехать еще две полосы, когда у меня появилось тревожное ощущение, что у нас не хватает времени. «Эй, - сказал я Глену, - сколько у нас времени?»

«Все в порядке», - заверил он меня. "Много времени."

Я отпустил это и сосредоточил все свое внимание на следующей цели. Глен продолжил, методично оценивая условия, чтобы поставить меня на следующий выстрел - и внезапно Слэттери крикнул: «Пора!»

Я уставился на Глена."Что за черт?!" У меня осталось восемь пуль и две полосы мишеней. У нас не было времени.

Глен ошеломленно уставился на часы. «Чувак, я не знаю, что случилось».

А Слэттери просто стоял, улыбаясь и смеясь над нами.

Я был в ярости - не в Глене, потому что я знал, что он не мог намеренно все испортить. Но я был ошеломлен. Что, черт возьми, здесь произошло? По сей день я не знаю, что пошло не так. Глен следил за циферблатом на безеле, а не по секундомеру, и, возможно, поставил безель не на ту цифру.Как бы то ни было, это случилось, и мы облажались. Я набрал что-то вроде 60.

К счастью для нас, мы поразили все мишени, по которым стреляли, поэтому не уронили ни одного патрона. И поскольку мы совмещали оценки, у нас все еще был шанс. Теперь настала очередь Глена стрелять, и моя очередь стрелять, а это означало, что мы оба собирались использовать свои сильные стороны.

«Ладно, послушай, - сказал я, - мы должны дать тебе оценку 95 или выше».

Если бы он забил 95 или больше, мы все равно могли бы получить комбинированный результат, который бы запищал нас в этом тесте.Это означало, что Глен мог пропустить один выстрел, и только один выстрел: остальные должны были быть идеальными сотнями. Это было наше последнее испытание перед тем, как покинуть полигон и перейти к фазе преследования - если мы все-таки двинемся дальше. Но если бы мы не набрали 95 или больше очков при ударе Глена, то по крайней мере один из нас перешел бы в фазу преследования , а не . Может, Глена и нет, но я определенно буду историей.

Тем временем Глен все еще бил себя.

«Чувак, - сказал я, - нам нужно отпустить это.Нам нужно очистить этот тест. Давай просто сделаем это. "

Так мы и сделали. Не обращая внимания на хихиканье болвана Слэттери, мы поменялись местами и перебрались на следующий переулок. Я был подобен машине, вызывающей этот ветер. Я ставил его на каждый выстрел, и он делал каждый выстрел. Мы оба выбросили из головы все остальное и поставили себя на первое место в своей игре. Глен забил 95. Когда они подсчитали очки, Глен сравнял с другим парнем, Майком Бирденом, с наивысшим результатом дня.

Незадолго до того, как мы покинули Коалингу, чтобы перейти к фазе преследования, мы провели перестрелку, чтобы узнать, кто выиграет новый дробовик, подаренный производителем.Дело досталось Глену и Майку Бирдену, тем же ученикам, которые поставили Глену первое место в день последнего теста.

Майк, которого мы назвали «Медведем», был не только отличным стрелком, но и отличным парнем, человеком, с которым все, естественно, любили быть рядом. Медведя поставили в пару с парнем по имени Шон, который учился в моем классе BUD / S и получил прозвище Хэппи. (Шон и я по сей день хорошие друзья, как двое из семи гномов Белоснежки: Счастливый и Грязный.)

Это был отличный конкурс.Они использовали .300 Win Mag, который стреляет почти на тысячу футов в секунду быстрее, чем .308, и имеет гораздо более плоскую траекторию. Глен Бад и Медведь равнялись друг другу, выстрел за выстрелом, с расстояния в тысячу ярдов. Наконец, на отметке в тысячу ярдов Глен промахнулся - и Майк попал в него, оттеснив моего напарника за волосы и выиграв дробовик. Медведь победил. Конечно, я болел за Глена, но я не завидовал Медведю его победе; он был чертовски симпатичен, чтобы не чувствовать себя хорошо из-за этого.

Как все сложилось, я всегда был бы особенно рад, что Медведь покинул Коалингу с этой победой за плечами. Но я забегаю вперед.

Преодолев препятствия на этапе стрельбы, мы направились в пустыню Ниланд на вторую половину снайперского курса: этап преследования. Теперь, когда у нас были все эти навыки, настало время обучить нас искусству маскировки и скрытности, чтобы мы могли со 100-процентной последовательностью и надежностью занять необходимое положение, чтобы использовать эти навыки.Неважно, насколько хорошо вы стреляете, если вы не можете подойти достаточно близко, чтобы сделать выстрел.

Как только мы разбили лагерь и освоились, началась инструкция, начиная с уроков по скрытности и движению. Мы научились использовать естественную растительность в наших интересах, особенно при оснащении наших костюмов ghillie .

Костюм гилли восходит к шотландским горцам, которые служили в британской армии в Первой мировой войне в качестве скаутов Ловата, предшественников современного снайпера.Многие из этих мужчин были егерями в гражданской жизни, их часто называли гилли (от гэльского термина слуг , поскольку они служили проводниками по охоте для богатых), где они развили искусство ткачества местных флора в их свободные одежды, чтобы помочь им слиться с окружающей средой. Их уникальным навыкам позже научили в снайперских школах британской армии, которые посещали американцы, когда Соединенные Штаты вступили в войну.

Для наших маскировочных костюмов мы начали с базовой экипировки с нейтральным рисунком пустыни, затем взяли обрывки растительности, растущей в непосредственной близости от нас, и прикрепили их к нашим костюмам.Мы также использовали обрывки мешковины разных оттенков, которые мы научились варьировать в зависимости от конкретной среды, в которой мы будем преследовать. Это звучит просто, но удивительно видеть, насколько это искусство может быть усовершенствовано. Когда вы смотрите на фотографию снайпера ВМС в костюме гилли в его окружении, это почти похоже на те «скрытые картинки», которые вы, возможно, изучали в детстве: вы смотрите и смотрите, и все, что вы видите, - это деревья и кусты. Снайпер полностью исчезает.

Они научили нас делать веер для овощей , срезая ветки с кустов мансаниты или чего-то еще, что могло быть поблизости, и связывать их молнией.Мы научились прятаться за этим камуфляжем ad hoc , когда мы медленно поднимались посреди кустов, просто глядя поверх вентилятора, используя либо наш бинокль, либо невооруженный глаз, чтобы вглядываться в обрезки овощей и получать представление о том, где была наша цель, затем снова медленно таяло.

Они научили нас использовать то, что они назвали мертвым пространством , что оказалось одним из наших самых важных уроков. Представьте, что вы стоите на улице рядом с машиной у обочины.Если кто-то смотрит в вашу сторону с тротуара, и вы приседаете под задней частью автомобиля, вы внезапно исчезаете. Вы используете мертвое пространство машины, чтобы скрыть свою подпись. Вы можете сделать то же самое с кустами, валунами, даже на несколько футов возвышающихся или опускающихся возвышенностей, таких как земляной холм или неглубокая канава - все, что вы можете поставить между собой и своей целью.

Рельеф в Нилленде не представлял собой естественного укрытия. Это довольно плоский, пустынный пейзаж. Но даже там, в этой пустыне с потрескавшейся землей, можно найти мертвое пространство, если поискать его.Здесь есть перекати-поле и другие пустынные кусты, небольшие спуски и подъемы, кое-где скалы, иногда даже тощее дерево. Найдите хотя бы небольшой овраг, и если вы сможете проскользнуть туда, у вас будет мертвое пространство.

Они также научили нас, как замаскировать наши винтовки при постановке на нашу конечную огневую позицию (FFP) и как убедиться, что мы очистили ствол, утрамбовывая зону стрельбы или используя ножницы для овощей, чтобы срезать растительность вокруг дула. чтобы когда мы сделали этот снимок, волна давления не вызвала никакого движения в ближайших деревьях или траве.Последнее, что вам нужно сделать, это сделать снимок и создать большую подпись. Даже если вы полностью скрыты и невидимы, когда вы делаете снимок, если кто-то оборачивается и смотрит, чтобы увидеть, откуда исходит этот звук, и он видит, что какая-то трава качается или движутся ветки, они могут занять вашу позицию и пригвоздить вас.

Также мы практиковались в создании укрытий . Мы копались в земле, иногда используя сетку или проволочную сетку, которую мы привезли с собой, но в основном использовали любую естественную местность, которую мы могли найти на месте.Это было почти как стать роющим животным. Особенно в пустыне он обеспечивает не только укрытие, но и некоторое облегчение от сильной жары. Если вы построите его правильно, кто-то может стоять рядом с вами и даже не осознавать, что вы там. И у вас может быть четверо парней, живущих в этой штуке по несколько дней подряд, наблюдая за целью, связываясь по радио с базой, пока они не дадут вам право сделать выстрел.

Этот навык окажется чрезвычайно полезным в горах Афганистана, как я вскоре обнаружил.

Потом мы начали тренироваться по выслеживанию. Чтобы вы почувствовали этот опыт, я опишу упражнение по преследованию:

Они проводят вас в какое-то место в пустыне и говорят: «Хорошо, ваша цель примерно в двух-четырех километрах в этом направлении. У вас есть два часа, чтобы подойти к цели в пределах 180–220 ярдов, подготовиться и выстрелить ».

Иди вперед, ползая на животе, ты, пистолет и сумка для переноски, которую ты прицепил к ремню в промежности и теперь тащишься за собой, медленно двигаясь в изнуряющей жаре.Проходит полчаса, потом час. Некоторые окружающие вас парни ходят в ванную в своих маскировочных костюмах. Что еще они собираются делать? Ты не можешь встать, это уж точно. Вы должны попасть в этот диапазон - и вам не разрешено использовать лазерные дальномеры, поэтому вы должны использовать свой прицел для измерения вашей цели, а затем точно выяснить, какой точки вы должны достичь, чтобы оказаться в пределах двухсот ярдов. .

Два инструктора ждут вас в командной башне, осматривают местность своими мощными биноклями, ищут вас и общаются по радио с тремя или четырьмя шагающими на земле.Ходоки - это инструкторы, которые ходят по полю; они здесь не для того, чтобы охотиться на вас, а для того, чтобы действовать как роботы, выполняя команды с башни. Если инструктор обнаружит движение, он свяжется по радио с ближайшим к этому месту пешеходом и скажет: «Привет, Эрик, у меня есть движение, мне нужно, чтобы ты бежал на двадцать метров вправо… хорошо, стоп, левое лицо, сейчас сделать три шага вперед, стоп . Сталкер у твоих ног ». Если этот ходунок стоит рядом с вами, он говорит: «Роджер это», и вы попадаете в ловушку.Вы провалили стебель.

Вся идея в том, чтобы сделать это как можно сложнее. К тому времени, как вы окажетесь на огневой позиции, вы окажетесь всего в 200 ярдах от башни. Вы столкнетесь с двумя подготовленными инструкторами по снайперам, которые точно знают, с какого направления вы движетесь, точно знают, в какой области вы должны действовать, и имеют не только мощные бинокли, но и лазерный дальномер. Они знают, что ты идешь, и больше всего на свете хотели бы тебя арестовать.

Если вы дошли до этого места, сейчас наступает момент кропотливого терпения, когда вы медленно вытаскиваете пистолет, затем вытаскиваете прицел и устанавливаете все на свои места.Вы не можете позволить прицелу испускать какое-либо отражение или отблеск солнечного света, поэтому вы можете покрыть его мелкой сеткой, а затем медленно перейти в нужное положение, навести прицел на цель и сжать выстрел.

Для этого первого выстрела вы делаете бланк, который, по сути, сообщает, что вы попали в FFP. Ходок приближается к вам на расстояние не более трех футов, затем сигнализирует двум инструкторам в вышке, что он находится рядом с вами. Инструкторы смотрят в вашу сторону с помощью своих мощных биноклей.Если они вас увидят, вы проиграете. Если они не могут вас видеть, то переходят к пешеходу по рации и говорят: «Хорошо, дайте ему пулю».

Теперь они отворачиваются на мгновение, чтобы не видеть, как шагающий подошел и протянул вам боевой патрон. Они установили цель прямо там, где сидели несколько минут назад, и ушли. Теперь вы делаете выстрел и попадаете в цель… вы надеетесь.

Многое может пойти не так. Если путь вашей пули не совсем четкий, и ваша пуля даже слегка задела небольшую ветку или ветку, когда она летит по воздуху, этого легко может быть достаточно, чтобы сбить ее траекторию и привести к полному промаху.А вы ложитесь, помните: там может быть небольшая насыпь грязи, которую вы не заметили.

Если вы все сделаете правильно и попадете в цель в грудь или голову, вы получите десять. Ударьте где-нибудь еще внутри силуэта, и вы получите девятку; просто попадание в цель приносит вам восемь очков. Мисс, и вы заработали ноль.

Затем вы встаете, идете обратно к грузовику и ждете всех остальных. И, кстати, после этого кадра лучше не оставлять следов.У нас были парни, которые полностью заняли позицию и сделали очень приличный выстрел, но затем оставили кусок латуни, галстук на молнии или машинку для стрижки овощей - и не справились. Ты не можешь быть самоуверенным.

Мы начали делать несколько стеблей в день, длинный (от двух до четырех километров, что может занять четыре часа и более) утром, а затем более короткий километр длиной в один километр (около двух часов) вечером. Дневная жара, слава богу, была отведена для занятий. Как и в случае со стрельбой в Коалинге, мы тренировались несколько дней, а затем проходили испытания.

Мой первый стебель, у меня закончилось время еще до того, как я добрался до своего FFP. Это было унизительно. Было бы неплохо промазать выстрелом. Я даже не добрался до , сделал снимка. Я сразу же решил, что такого больше не будет.

Я быстро понял, что первоочередной задачей было привлечь глаз к цели . Когда вы видите цель, вы становитесь ее владельцем: вы точно знаете, где находится враг, но он не знает, где вы. С этой выгодной точки вы можете приступить к планированию точного маршрута к вашему FFP.

Джек Никлаус, легендарный чемпион чемпионов по гольфу, имел обыкновение говорить, что когда вы делаете сложный бросок, 50 процентов его составляет мысленный образ, который вы создаете, 40 процентов - то, как вы его настраиваете, а 10 процентов - это сам удар. В этом отношении снайперская стрельба во многом похожа на гольф: на 90 процентов это зависит от того, как вы видите картинку и прицеливаетесь.

Я понял, что многие другие ребята спускались на землю и просто взлетали, ползая в общем направлении башни, даже не заметив цели.Как следствие, они на самом деле не будут знать, куда они идут, и у них не хватит времени… как и у меня.

Для моего второго стебля я подумал: «Эй, это практика - давай раздвинем границы и посмотрим, что произойдет».

Вместо того, чтобы спуститься на землю, я смело двинулся в том направлении, в котором инструкторы сказали нам, что цель была обнаружена. Я прошел мимо парней, которые медленно и мучительно ползали на животе по раскаленной земле Ниланда, и они посмотрели на меня недоверчиво, с выражением лица, которое говорило: Боже мой, что, черт возьми, ты делаешь ?! Я подумал, что инструкторы не увидят меня; Я все еще находился почти в полумиле от нас, и, кроме того, они еще не стали бы искать, потому что не ожидали, что кто-то из нас начнет приближаться так скоро.

Я продолжал идти, пока не увидел цель - а затем сразу же присел и начал проверять каждую деталь местности между мной и целью. После того, как я спланировал свой маршрут, я упал на живот и начал ползать примерно 300 ярдов, которые мне еще нужно было пройти, чтобы добраться до своего FFP. Двигаясь так быстро и незаметно, как я мог, мне потребовалось около тридцати минут, чтобы залезть на позицию, установить огневую точку, набрать все параметры и отправиться.

С этого момента для меня это начало щелкать.Я бы нашел небольшую возвышенность, удостоверился, что смотрю на цель, и, как только я точно знал, где она находится, я планировал свой подход, помещал между собой и ними большой рельеф местности, а затем я просто подойди к ним. Я начал каждый раз срезать десятки идеальных стеблей.

Это свело с ума некоторых парней, которых я так быстро поймал, особенно тех, кто приехал из деревни и вырос на охоте. Был один парень из Алабамы, который всю свою жизнь охотился в лесу и был вне себя от того, что я чистил его часы.Как, черт возьми, этот парень-серфер из Калифорнии, который ни дня в своей жизни не охотился, перехитрил их ?!

Опять же, я думаю, что это было все время, которое я проводил за подводной рыбалкой. Что меня поразило, так это концепция мертвого пространства. Это было ключом к этим упражнениям по преследованию. Поместите это мертвое пространство между вами и вашей целью, и вы можете буквально подбежать к ним, и они даже не узнают, что вы там. Хотя вряд ли можно было добиться большего контраста в окружающей среде, чем под водой по сравнению с пустыней Ниланд, это не имело значения.Идея была точно такой же: найти мертвое пространство и использовать его.

Люди часто предполагают, что преследование снайпера - это когда нужно опуститься на живот и невероятно медленно ползти. Да, это часть его, но большая часть носит стратегический характер. Это очень умственный процесс.

Однажды Глен подошел ко мне и сказал: «Чувак, я плохо себя чувствую. Можете ли вы мне помочь?" К этому моменту у меня была репутация своих смелых и сумасшедших людей, и Глен волновался, что он потерпит неудачу.Я сказал ему, что, конечно, помогу ему.

На следующий день, после обеда, мы вместе отправились в путь. Я описал, как я видел, как простирается наша стеблевая тропинка, и как, если мы пойдем туда и сюда, мы могли бы просто войти и устроиться там, на этом маленьком дереве, которое мы могли просто видеть на расстоянии, а оттуда мы были бы готовы сделать наши снимки.

Глен вгляделся вдаль, а затем посмотрел на меня, как на чокнутого.

«Это дерево ?! Я не знаю ... я не уверен, что это действительно сработает.”

Я его не винил. Должно быть, это выглядело довольно безумной идеей. Он не привык к моей версии преследования, которая заключалась в том, чтобы делать это как блицкриг - быстро подкрасться и оказаться там первым, застать их врасплох. И это был не большой дуб или что-то в этом роде: мы говорили о довольно неухоженной, жалкой штучке. Я думал, это будет идеально.

Я также узнал, что быстрое получение FFP дает еще одно сильное тактическое преимущество. В мрачном пейзаже Ниланда уже было так мало места для работы, что все, что действительно существовало, автоматически становилось главной недвижимостью.Если бы вы были одним из последних парней, появившихся в зоне подготовки, все лучшие места были бы уже заняты. Неинтересно появиться на расстоянии 200 ярдов и обнаружить, что вам ничего не остается, кроме ровной безликой пустыни.

Но Глен не был готов к блицкригу Уэбба и FFP на дереве. «Продолжайте, - сказал он. «Я буду в порядке».

Я сказал: «Глен, ты уверен?»

Он кивнул. Итак, я взлетел, поспешил туда по тропинке, которую нарисовал в уме, запрыгнул на то дерево и устроился в красивом стоячем положении с моим прикладом на ветке.Я вырезал кружок из маленьких веток, чтобы было чистое отверстие, и Blam! Я выстрелил. Мы были примерно через пятнадцать минут в пути.

Инструкторы испугались. «Черт возьми, кто AD?!» Я слышал, как один из них кричал. Произвольный выстрел из оружия - случайный выстрел, или AD - это настолько серьезный грех, на который вы можете совершить, и они хотели немедленно узнать, кто это сделал, чтобы тут же сбросить этого парня с дистанции.Им и в голову не приходило, что кто-то действительно мог сделать правильный выстрел. Не раньше, чем через пятнадцать минут до начала.

Ближайший ко мне ходунок подключился к рации. «Это не была реклама, сэр. Это был Уэбб. Он на позиции.

Другими словами, я сделал холостой выстрел и теперь шел за ними.

Когда инструкторы услышали это, я понял, что им нужна моя задница. К тому моменту я набрал несколько довольно хороших результатов, и этот альфа-самец, бодающий головой, витал в воздухе: они действительно хотели меня пригвоздить.Я начал слышать всю эту болтовню по рации ходунка. Ни один из инструкторов меня не видел, но сдаваться не хотели. Они начали рыскать по окрестностям, как сумасшедшие искали меня.

«Эй, чувак, - сказал я ходячему, - что за черт? Могу я сделать снимок, что ли? "

Наконец он сказал инструкторам, что дает мне мою пулю. Он передал его, и я выстрелил. Как бы сильно они ни хотели меня, они меня не получили. Я набрал десять.

Я пошел обратно, и когда я приблизился к стартовой точке, увидел Глен, ползавший на животе.«Я идиот», - услышал я его бормотание.

После этого я помог еще нескольким одноклассникам, которым было трудно это освоить. Мы приближались к самому последнему этапу, и там было трое парней, набравших достаточно плохих баллов, и теперь им нужно было набрать наивысший балл, иначе они бы не прошли. Все это время и усилия, и именно этот последний спуск должен был решить, станут ли они снайперами SEAL или нет. Уровень напряжения был нечеловеческим.

Это были действительно хорошие ребята, и я очень хотел, чтобы все трое справились.На нашем последнем стебле перед финальным тестом я пошел с ними, делая все, что мог, чтобы помочь им получить чистый и быстрый путь в зону для надежного FFP. При этом я не уделял должного внимания тому, что делал сам, и слишком сильно зацикливался. Меня поймали - и я провалил ножку. Но я не возражал. У меня был достаточный запас в моих накопленных баллах, чтобы выдержать даже с нулевым результатом. Когда пришел последний стебель, двое из них сделали это. Третий пошел домой.

Вот что было забавно: когда они зачитали эти итоговые оценки, мы с другим парнем сыграли вничью и заняли первое место - и после этого Глен, сразу за нами, занял второе место.

Я посмотрел на него и сказал: «Ублюдок! Что вы имеете в виду, вы были на грани провала? Ты делал штраф - ты чуть не обогнал меня по очкам, ублюдок! »

Но это Глен: он абсолютный перфекционист. Он всегда хочет добиться большего. Это одна из черт, которая делает его великим.

Мы покинули Ниленд и направились обратно в Коронадо, чтобы получить краткие инструкции о том, как сделать наше оружие водонепроницаемым и как обращаться с ним при входе в воду и выходе из нее. После окончания учебы мы провели еще неделю, выполняя контактные упражнения с двумя людьми и тренировались на пляже. Но для всех практических целей мы закончили. Мы сделали это.

Церемония вручения дипломов состоялась на территории Команды 5 12 июня 2000 года, когда мне исполнилось двадцать шесть лет. Пришли все командующие из разных команд.Это был момент гордости для всех во взводе ГОЛЬФА. Наш личный триумф также позволил им похвастаться им и повысил репутацию всей команды. Глен и я были на седьмом небе от счастья.

Мой снайперский сертификат SEAL имеет подпись капитана Уильяма Макрейвена, который в то время служил в качестве командира Военно-морской специальной боевой группы 1. Более десяти лет спустя, теперь уже четырехзвездный адмирал, Макрейвен будет приписывать организацию и выполнение операции. Копье Нептуна, специальная операция, уничтожившая Усаму бен Ладена в мае 2011 года.В следующем месяце он стал девятым командующим SOCOM, всего Командования специальных операций США, взяв бразды правления у адмирала Эрика Т. Олсона, еще одного морского котика.

Прошло почти десять лет с тех пор, как мой отец сбросил меня с лодки нашей семьи в южной части Тихого океана. Тогда я был испуганным шестнадцатилетним ребенком. Сегодня я был снайпером ВМФ.

Наш взвод скоро будет развернут, но сначала у меня был отпуск, который я с удовольствием взял. Было хорошо немного расслабиться, часами заниматься серфингом и проводить время с Габриэле.

Спустя чуть больше месяца после выпуска я решаю пойти поискать Медведя.

Сразу после выпуска мы с Майком торговали лошадьми. В то время как я был частью Команды 3, он был назначен во взвод в холодную погоду в Команде 5, и у нас обоих было дополнительное оборудование, которое требовалось другим. У него был дополнительный спальный мешок для холодной погоды, который, как я подумал, может пригодиться, и он согласился обменять его на мой бежевый штурмовой жилет в пустыне. Я уже отдала Майку жилет, но он все еще был должен мне сумку, и я хотел забрать его, прежде чем отправиться туда, куда я собирался дальше.

Я появился в Команде 3, ожидая, что сумка будет ждать меня там, как и обещал Майк. Этого там не было, и, честно говоря, я был немного зол на это, но решил, что должен дать Майку преимущество сомнения. Я знал, что у него должна быть веская причина.

Я позвонил в его взводную хижину в Команде 5, чтобы насрать. Один из его товарищей по взводу ответил на звонок.

«Эй, - сказал я, - а Медведь здесь? И можешь сказать ему, чтобы он подошел к телефону, чтобы Брэндон мог надрать себе задницу через провод, только сейчас, пока у меня не будет возможности подойти и пнуть его лично? »

На другом конце была тишина.Это длилось всего секунду или две, но в этот короткий промежуток я почувствовал, как мой живот выпал из-под меня. Что-то пошло не так.

«Ага…» - сказал голос. "Вообще-то, нет. Майк попал в аварию ».

Звучит не очень хорошо. Я сразу почувствовал себя полным задом. "Что за черт? Что произошло? Он в порядке?

Он был не в порядке. 12 июля, всего несколькими днями ранее, Медведь попал в ужасную аварию во время парашютной подготовки. Во время упражнения в свободном падении его главный парашют зацепился со второстепенным и не открылся.Он не выжил.

Медведь оставил после себя великолепную жену Деринду и красивого двухлетнего мальчика Холдена.

Я не мог присутствовать на его похоронах, потому что к тому времени я уже был развернут и направлялся к Персидскому заливу. Однако некоторым из моих друзей это удалось. Позже они рассказали мне об этом дне и о том, что к ним подошел сын Майка Холден, потому что он узнал золотые трезубцы SEAL на их форме, как и у своего отца, и спросил их, знают ли они, где его отец.Один друг сказал, что было по крайней мере несколько парней, которые на тот момент едва держались вместе. Большинству пришлось уйти из-за твердого крика.

Смерть Майка потрясла всех, кто его знал, и сильно ударила по мне. Он был первым из многих друзей, которых я потерял с годами.

Отрывок из мемуаров Брэндона «Красный круг».

Все об их снаряжении и оружии

Наручные часы: сколько снайперов вы заметите?

Это был момент, когда 16 подготовленных снайперов прошли строгие испытания, пытаясь стать инструкторами по программе подготовки «Снайперской школы» британской армии в лагере Уорминстер.

Школа специального оружия оттачивает навыки личного состава, которые определяют их как преданных стрелков, обученных искусству наблюдения, разведки, маскировки и маскировки.

Получив эксклюзивный доступ, Forces News следили за их успехами в течение 10 недель на базе в Уилтшире и узнали все об их снаряжении во время обучения в 2019 году.

Какое оружие носят снайперы?

Снайперская винтовка 338 - жизненно важное огнестрельное оружие для любого снайпера и основная система оружия для стрельбы на дальние дистанции.

В войсках используется винтовка калибра 8,59 мм с магазином на пять патронов, способная точно поражать цели с расстояния 900 метров и «беспокоить» до 1500 метров.

В зависимости от выстрела и мастерства стрелка винтовка может стрелять и дальше, по мнению одного снайпера.

К винтовке прилагается оптический прицел Schmidt & Bender с 5-25-кратным увеличением.

Снайперский стрелковый прицел Stick устанавливается на снайперскую винтовку 338.

Второе оружие снайпера - SA80, еще одна система основного оружия, используемая всеми снайперами.Он предназначен для учений против засад и ведения боя на малых дистанциях.

Винтовка снайпера - еще одно дальнобойное оружие, используемое Снайпером № 2, также называемым «корректировщиком».

Это винтовка калибра 7,62 мм, обеспечивающая точность от 600 до 900 метров.

Снайпер используется в тандеме со снайперской винтовкой и предназначен для стрельбы по целям на дистанциях, превышающих дальность действия SA80.

Снайперы также используют пистолет общего назначения калибра 9 мм, который используется в сельской и городской местности.

По словам одного инструктора, его можно использовать в ограниченном пространстве, например, в «сверлах для очистки крыш или чердаков».

Пистолет имеет меньшую дальность действия, чем SA80, что делает его идеальным для ближнего боя.

Пистолет общего назначения разработан для использования в ограниченном пространстве.

Точность

Снайперы также используют широкий спектр технологий для повышения своей смертоносной точности.

У всех снайперов есть бинокли - его детали с 6-кратным увеличением означают, что он может определять одежду и позиции бункера.

Зрительная труба, которая устанавливается на штативе, является более мощной версией бинокля и может обнаруживать цели на еще большем расстоянии.

Он может увеличивать расстояние до 1000 метров и используется для подтверждения врага перед выстрелом, что делает его ключевым элементом снаряжения для стрельбы на дальние дистанции.

Kestral 5700 может выглядеть как мобильный телефон из нулевых, но на самом деле это чрезвычайно мощный комплект. Он содержит все внутренние баллистические данные системы снайперского оружия - измерения высоты, ветра, а также скорости и давления ветра.

Один инструктор сказал Forces News, что Kestral 5700 «критически важен для снайперов, поскольку он помогает им во всех переменных и условиях, прежде чем делать какие-либо выстрелы».

Лазерный дальномер способен измерять расстояние до 1500 метров.

Для стрельбы ночью снайперы несут два прицела.

Снайперский стрелковый прицел Stick представляет собой тепловизионный прицел, который может быть установлен на конце оружейной системы. Он используется, чтобы помочь снайперу идентифицировать и поражать цели на расстоянии 600 метров, находясь под покровом темноты.

Прицел Simrad Night Sight также используется для ночных операций, описанных одним снайпером как «оборудование для усиления изображения», которое может идентифицировать цели на расстоянии до 400 метров.

Также есть лазерный дальномер, который используется для помощи снайперам при обнаружении лазерных целей до 1500 м и может быть увеличен в зависимости от погодных условий.

А как же их комплект?

Drag Bag

Это жизненно важно для выживания, но трудно маневрировать.При весе 10 кг и основных припасах, он в основном используется в искусстве преследования, чтобы незаметно проникнуть на вражескую позицию.

Ключевым моментом является знание и использование земли под ними - любое неправильное движение может выдать их.

Снайперские мешки весят 10 кг каждая, в них хранятся основные предметы снабжения.

Один из стажеров сказал Forces News: «Движение с перетаскиваемым мешком - задача не из легких, в перетаскиваемом мешке всегда будет либо сама снайперская винтовка 338, либо ваша вторичная система оружия.

«У вас никогда не будет оружия.

» Кроме того, у вас есть вода, еда, запасные боеприпасы, оптика, если вы собираетесь провести ночную операцию. у тебя будут ночные прицелы, тепловизоры, запасные батареи, запасной комплект - становится тяжело.

«Я не думаю, что когда-нибудь будет война, битва, арена, где снайперы не будут ни ключевым активом ISTAR, ни ударным активом».

Костюмы гилли

Каждый снайпер должен изготавливать и поддерживать свой собственный костюм маскировочного костюма - маскировочную одежду, которая гармонирует с окружающей средой и помогает войскам спрятаться от врага.

Они используют много свободного времени, чтобы довести его до высокого уровня.

Эти жизненно важные навыки помогают отличить снайпера от остальных.

Костюмы Ghillie - это камуфляжная одежда, гармонирующая с окружающей природой.

Один из стрелков сказал: «Есть разные способы сделать маскировочный костюм - это важно сделать правильно, потому что, очевидно, вам нужно оставаться скрытым от врага и быть невидимым.

« У вас может быть разное количество маскировочных костюмов. - у вас может быть малярный костюм зимой, малярный костюм летом.

«Когда вы переходите в новую среду обитания, важно, чтобы вы получили естественную листву вокруг этой среды обитания, поместили ее в свой костюм гилли, чтобы вы слились с окружающей природой».

* Это отредактированная версия статьи, впервые опубликованной в 2019 году.

Снайперская школа - Группа обучения экстремальным мерам

Этот 5-дневный 50-часовой класс разработан специально для сотрудников правоохранительных органов и военных, которые будут задействованы в качестве снайперов.Этот класс является классом от начального до среднего уровня и будет охватывать темы от настройки винтовки, чтобы скрыть строительство, до преследования. В этом классе вы будете стрелять с расстояния от 7 до 1000 ярдов. По завершении этого курса у вас будет прочная база знаний, которую можно использовать в качестве снайпера LE в вашем агентстве. Рекомендуется приносить с собой еду и воду на день. Обеденные перерывы будут короткими, поездка туда и обратно до ресторана из ассортимента займет 40 минут. Этот курс имеет право на зачет TCOLE.

Необходимое оборудование
* Средства защиты глаз и органов слуха
* Бронежилет, мягкий или пластинчатый чехол и шлем, если он у вас есть.
* Одежда, соответствующая погоде.
* Солнцезащитный крем
* Все снаряжение, которое вы бы использовали с
* Пистолет / кобура - Кобуры Blackhawk Serpa запрещены
* 3 пистолетных магазина
* Боеприпасы к пистолету 250 патронов
* Винтовка с точностью 1 МОА на затвор или газ
* Оптика с тактическими турелями и сеткой типа Mil, Mil / Mil, MOA / MOA, Mil / MOA
* Биди и стропа
* Задняя сумка
* Применение баллистики / баллистика ARC
* Боеприпасы для спичечной фабрики на 700 патронов
* Справочник
* Рюкзак
* Костюм Ghillie / снайперская футболка и т. Д.

Стоимость: 600 долларов США (5 дней 50 часов)

Минимальное количество мест, необходимых для занятий: 6

Этот класс открыт только для LE и военнослужащих. Для получения дополнительной информации об этом курсе звоните 972-742-5079.

Для получения дополнительной информации Эл. Почта: [email protected]

Зарегистрироваться сейчас

Кадров из снайперской школы армии

CBS Снайперы изменили облик современной войны.Они всегда были ценным военным инструментом, и они стали еще более эффективными в Ираке и Афганистане. Военные США обучают и используют их в большем количестве, чем когда-либо прежде. Чтобы узнать, почему и что нужно, чтобы стать снайпером, CBS News посетила снайперскую школу в Форт-Беннинге, штат Джорджия.

Здесь студенты начинают свое обучение и свой день, узнавая, как правильно замаскировать себя окружающей растительностью.

Внутри армейской снайперской школы

CBS После того, как учащиеся узнают, как гармонировать с местным окружением, они практикуют «длинный стебель» - трехчасовое упражнение, в котором проверяется сочетание меткости, стратегии и терпения.

Внутри армейской снайперской школы

CBS Во время «длинного выслеживания» инструкторы, назначенные в качестве наблюдателей, пытаются найти и идентифицировать студентов-снайперов, скрытых в горячих и влажных лесах Джорджии в Форт Беннинг.

Внутри армейской снайперской школы

CBS Специальный корреспондент CBS News Джефф Глор разговаривает со штаб-сержантом.Майкл Хенель, инструктор Снайперской школы, который связывает терпение снайперского выслеживания с рыбалкой, когда говорит: «Вы не просто бросите свою удочку и получите корягу».

Внутри армейской снайперской школы

CBS Прицеливаясь из положения лежа, студенты-снайперы участвуют в «оценке дальности», вычисляя расстояние до целей, размещенных на разной длине по курсу.

Внутри армейской снайперской школы

CBS Staff Sgt. Кэмерон Эрисман демонстрирует основные черты, которые делают профессионального стрелка. Среди них - правильная установка винтовки, ровное дыхание, внимательный взгляд и терпеливый палец на спусковом крючке.

Внутри армейской снайперской школы

CBS Мишени на этом стрельбище в Форт-Беннинге представлены двумя моими человеческими силуэтами, которые стоят примерно в 300 ярдах от стрелка.

Внутри армейской снайперской школы

CBS Специальный корреспондент CBS News Джефф Глор узнает, что нужно для точного снайперского выстрела из системы снайперского оружия M24, винтовки с продольно-скользящим затвором, способной поражать цели на расстоянии более 800 ярдов.

Внутри армейской снайперской школы

CBS Время и терпение - вот что Staff Sgt.Эрисман говорит: «Сделайте опытного снайпера». Военные снайперы иногда могут находиться на позиции на три или четыре дня, прежде чем они должным образом поразят цель.

Внутри армейской снайперской школы

DVIDS - Изображения - Снайперская школа армии США Гилли Уош [Изображение 2 из 14]

(Форт-Беннинг, Джорджия) - На 3-й неделе Снайперской школы армии США 35 учеников участвуют в стирке маляров, которая предназначена для проверки прочности и долговечности костюмов, а также их устойчивости к погодным условиям.Учащиеся Снайперской школы используют песок, воду и грязь, чтобы усовершенствовать один из самых важных инструментов: маскировку. (Фотография армии США Патрика А. Олбрайта, Центр передового опыта Maneuver и по связям с общественностью Форт-Беннинга)

Дата съемки: 02.05.2021
Дата сообщения: 02.08.2021 14:11
Номер фотографии: 6512772
ВИРИН: 210205-A-YH902-7500
Разрешение: 8256x5504
Размер: 31.51 МБ
Расположение: FORT BENNING, GA, US

Просмотры в сети: 45
Загрузки: 7

ВСЕОБЩЕЕ ДОСТОЯНИЕ

Это произведение У.Снайперская школа S. Army Ghillie Wash [Изображение 14 из 14] Патрика Олбрайта, идентифицированного DVIDS, должна соответствовать ограничениям, указанным на https://www.dvidshub.net/about/copyright.

ГАЛЕРЕЯ

ЕЩЕ НРАВИТСЯ НА ЭТО

УПРАВЛЯЕМЫЕ КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

ТЕГИ

Флаг Актив
U.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *