Спецслужба гдр: Спецслужбы ГДР ⋆ Спецслужбы мира

Содержание

«Штази»: какие методы применяла спецслужба ГДР

Охота за архивами

14 декабря 1989 года решением правительства ГДР министерство госбезопасности было ликвидировано. Сама «витрина социализма», как именовала демократическую республику пропаганда, перестала существовать чуть менее года спустя. Тому предшествовали всем известные исторические события: социально-экономический кризис соцлагеря; ослабление его лидера, СССР, в ходе «перестройки»; массовые демонстрации, приведшие к падению режимов Восточной Европы (и хорошо, если после малой крови, как в Румынии, а не после гражданской войны, как в Югославии).

Все последние месяцы, предчувствуя неизбежное, сотрудники «Штази» уничтожали архивы. За 29 лет накопилось так много материалов, что в первоклассных немецких шредерах тупились и ломались ножи. Документы рвали вручную, раздирая пальцы в кровь. Каждый день от офисов МГБ уезжали грузовики на мусоросжигательные заводы... Но, пожалуй, то была единственная задача, с какой бундес-спецслужба справиться не смогла.

В конце 1989 — начале 1990 года, во время «мирной революции», здания Министерства госбезопасности в Берлине и регионах были захвачены рассерженными горожанами. Все стремились добраться до легендарной картотеки, обнародование или уничтожение которой стало вопросом продолжения карьеры (а иногда и сохранения свободы) для очень многих немцев. Ведь, по некоторым утверждениям, в числе сотрудников или осведомителей «Штази» успел побывать каждый четвёртый взрослый житель ГДР. Конечно, такая цифра — во многом плод воображения публицистов, любящих преувеличивать неприглядные стороны коммунистического строя. Впрочем, достоверно известно, что в распоряжении «органов» имелись засекреченные досье практически на каждого совершеннолетнего гражданина республики, не говоря уже о большинстве крупных бизнесменов и политиков капиталистической Европы. На сегодня общая длина стеллажей, где хранятся донесения, аудиозаписи, микрофильмы (и это считая лишь то, что смогли сохранить и расшифровать), превышает 150 километров.

Анархисты Штази. Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР

Анархисты Штази

Отношения между Штази и «Фракцией Красная Армия» завязались в марте 1978 года после того, как интенсивные действия западногерманской полиции закончились рядом арестов, вынудивших остальных террористов бежать из Западной Германии. Когда нескольким террористам удалось скрыться в Париже, Инге Вит решила направиться в ГДР. Пересечь восточно-германскую границу оказалось не слишком сложным делом. Западногерманские власти не проверяли никого, кто следовал на Восток, поддерживая миф о свободном передвижении по всей Германии. Это действительно был миф, поскольку въездной контроль со стороны коммунистической ГДР был самым строгим в мире.

Вит прибыла в Восточную Германию через КПП в Лауэберге, примерно в 25 милях к юго-востоку от Гамбурга, вооруженная пистолетом. Здесь она попросила разрешения переговорить с представителем Штази и была задержана до прибытия полковника Даля из Берлина. Даль переговорил с террористкой и получил разрешение от генерала Найбера впустить ее в ГДР. Вит несколько дней провела в качестве гостя МГБ ГДР на вилле под Берлином. Затем она вылетела в Южный Йемен, где многие члены «Фракции Красная Армия» проходили обучение в лагерях, созданных разведчиками Южного Йемена и Организации Освобождения Палестины. Авиабилет она получила от сотрудников Штази. Вит продолжала поддерживать контакт с Далем и впоследствии принимала участие в расселении «пенсионеров» «Фракции», членом которой она стала в 1983 году.

18 апреля 1991 года прокурор Александр фон Шталь приготовился к решительным действиям. Основываясь на заявлениях беглецов — бывших сотрудников Штази и находившихся в заключении террористов, а также на обнаруженных в Восточном Берлине досье МГБ ГДР, фон Шталь выдал шесть ордеров на арест по обвинению в подстрекательстве к предумышленному убийству и терроризму.

Пять дней спустя, 23 апреля, детективы из федерального криминального ведомства, разместившегося в восточной части Берлина, получили еще пять ордеров на арест. Кроме Найбера и Даля они арестовали Гюнтера Йекеля — бывшего полковника МГБ и заместителя главы антитеррористического управления; Герхарда Пломанна — бывшего подполковника, ведавшего кадрами в аппарате МГБ; бывшего майора Герда Займзейля из антитеррористического управления, опекавшего по приказу руководства «пенсионеров»-«красноармейцев». Шестой ордер «предназначался» главе МГБ ГДР Эриху Мильке, помещенному впоследствии в берлинскую тюрьму Плетцензее, в которой тот содержался с зимы 1990 года, будучи обвиненным в двух убийствах. Седьмым подследственным стал бывший подполковник Гельмут Фойгт, который более десяти лет обучал и всячески опекал западногерманских террористов. Ему удалось бежать в Грецию, где он и был арестован в 1994 году. Его выслали в Германию, где осудили и на 4 года отправили за решетку.

Особенно ужасным было участие бывших офицеров Штази в деятельности тренировочных лагерей «Штерн-1» и «Штерн-2», где членов «Фракции Красная Армия» обучали пользованию противотанковыми гранатометами, оружием и обращению со взрывчатыми веществами. В этих лагерях инструкторы МГБ — специалисты-взрывотехники демонстрировали им действие гранатометов, оснащенных лазерным прицелом, который приводился в действие при помощи батареек и предназначался для более точного поражения движущихся целей. Соприкосновение цели с лазерным лучом приводило к детонации взрывного устройства.

30 ноября 1989 года снаряд, содержавший около шести килограммов взрывчатки, пробил бок бронированного «мерседеса», в котором находился Альфред Херрхаузен. 59-летний глава «Дойче-банка», один из блестящих западногерманских предпринимателей и главный советник Гельмута Коля, был убит. Террористы использовали тот же самый гранатомет, обращению с которым специалисты из Штази обучали террористов-«красноармейцев». Выстрел был произведен с мотоцикла, стоявшего на обочине дороги неподалеку от дома Херрхаузена в Бад-Хомбурге, близ Франкфурта, на том единственном отрезке пути, по которому Херрхаузен обычно ездил в свой франкфуртский офис.

Заряд был настроен и установлен таким образом, что подобно противотанковому снаряду пробил правую заднюю дверь автомобиля и, взорвавшись в салоне машины, выбил все четыре бронированные дверцы.

Ответственность за случившееся взяла на себя «группа Вольфганга Беера», сообщившая об этом в своем письме в полицию. В письме содержалось также изображение пятиконечной звезды, внутри которой были нарисованы автомат и буквы RAF (Роте Армее Фракцион). Это был логотип «Фракции», употреблявшийся в тех случаях, когда террористы брали на себя ответственность за совершенные ими силовые акции.

Вольфганг Беер, террорист «Фракции», в 1980 году погиб в автокатастрофе. Его брат Хеннинг вскоре после этого появился в Восточной Германии и сделал признание о своей причастности к «Красной Армии».

Меньше чем через год «Фракция» нанесла новый удар. Ее очередной жертвой стал Ганс Нойзель, 63-летний статс-секретарь западногерманского министерства внутренних дел, отвечавший за вопросы внутригосударственной безопасности. 27 июня 1990 года мощный реактивный снаряд пробил правый борт бронированного «БМВ», когда тот сворачивал на автобан близ Бонна. Нойзель в тот день дал выходной своему шоферу и сел сам за руль — это и спасло ему жизнь. Он получил лишь незначительные ранения. Террористами был использован точно такой, как в случае с Херрхаузеном, гранатомет с лазерным прицелом, И снова ответственность за нападение взяла на себя «Фракция Красная Армия».

Специалисты из Штази обучали террористов обращению с таким оружием, как 9-миллиметровый автомат «хеклер-энд-кох» западногерманского производства, а также с автоматической винтовкой «G-З» — стандартным оружием армии ФРГ; американским револьвером «Магнум-357» «смит-энд-вессон» и советским автоматом Калашникова АК-47. За стрелковой подготовкой, проходившей в марте 1981 года, последовала практика — «красноармейцы» учились обращаться с советским гранатометом РПГ, долгое время являвшимся излюбленным оружием террористов во всем мире. На допросах, проводимых сыщиками федерального криминального ведомства, бывший майор Штази Ганс-Дитер Гаудих рассказал о том, что на этих практических занятиях они как-то поместили в «мерседес» манекены из набитой опилками ткани и немецкую овчарку — инструкторы хотели максимально приблизить учебную ситуацию к реальной, боевой. Три залпа из РПГ-7 разорвали манекены и собаку в клочья.

Помимо этого, «практикантов» обучили закладке бомб и объяснили наиболее уязвимые для взрывов места у автомашин. И, наконец, террористы из «Фракции Красная Армия» научились тому, как изготавливать взрывчатку из лекарств, продающихся в любой аптеке. Взрывчатку закладывали в огнетушители, которые помещали под передними и задними автомобильными крыльями и взрывали. По словам Инге Вит, эти занятия проходили в марте 1982 года.

Пять месяцев спустя, 31 августа 1981 года, была взорвана бомба перед Европейской штаб-квартирой ВВС США, находившейся юго-западнее немецкого города Рамштайна. Взрыв прогремел в семь часов утра, когда персонал только начал прибывать на базу. Ранения получили двадцать человек, в числе которых были бригадный генерал Джозеф Мур, заместитель начальника оперативного штаба и офицер штаба подполковник Дуглас Янг. Эксперты федерального агентства по расследованию уголовных преступлений установили, что бомба была «вполне профессионально» заложена в автомобиль марки «фольксваген». Еще одна бомба находилась в другом автомобиле, но не взорвалась. Через два дня после взрыва западногерманское информационное агентство ДПА получило письмо от «Фракции Красная Армия», в котором сообщалось, что взрыв осуществило «подразделение Команды Зигурда Дебуса». Дебус был членом «Фракции», умершим в гамбургской тюрьме в апреле 1981 года в результате голодовки.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Предисловие. Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР

На протяжении четырех с половиной послевоенных десятилетий Германия была основным плацдармом, на котором разворачивалось противоборство спецслужб Востока и Запада. Одна из ключевых ролей в этом противоборстве принадлежала министерству государственной безопасности ГДР, его разведке и контрразведке. Министерство активнейшим образом участвовало в холодной войне и одержало верх в противодействии попыткам Запада подорвать устои формировавшегося в Восточной Германии государства реального социализма. С другой же стороны, массированная деятельность МГБ внутри республики привела к деформации восточно-германского общества и явилась одним из факторов, вызвавших социальный взрыв в ГДР осенью 1989 года.

Сегодня, через десять лет после крушения ГДР и восстановления государственного единства Германии, с некоторой исторической дистанции более понятными стали причины и подоплека коренных сдвигов в этой стране. Однако российский читатель располагает лишь самыми ограниченными возможностями составить собственное представление о происшедшем. Публикации отечественных авторов, за исключением М. С. Горбачева и его апологетов, являются весьма малочисленными и вышли в свет мизерными тиражами. Переводная литература по этим вопросам также является скудной, а ее отбор во многом носит случайный характер. Это касается и отдельных аспектов данной темы, в том числе деятельности спецслужб ГДР и ФРГ как фактора, оказавшего заметное влияние на развитие кризиса в Восточной Германии.

Правда, у нас издан ряд книг и статей об операциях разведок и контрразведок разных стран на территории послевоенной Германии и с ее территории, но среди них преобладают работы скорее приключенческого жанра. Исключением являются книги бывшего руководителя восточно-германской внешней разведки Маркуса Вольфа «По собственному заданию» и «Игра на чужом поле», которые, естественно, тоже не могут охватить весь спектр проблем этого ряда.

В связи со сказанным может представить интерес и предлагаемая вниманию читателей книга Джона Кёлера. Однако в данном случае читатель окажется в непростом положении, так как ему придется самостоятельно «отделять зерна от плевел».

Книга Кёлера — это взгляд «с другой стороны баррикад», это повествование автора, который и сегодня остался воинствующим приверженцем холодной войны. Понятно, — что у многих российских читателей его позиция вызовет острую негативную реакцию. Тем более что интерпретация многих событий, характеристика многих лиц в корне противоречит сложившимся у нас представлениям. К тому же повествование Кёлера подчас представляет собой примитивный вымысел (биография М. Вольфа, описание обстоятельств смены В. Ульбрихта на посту генерального секретаря ЦК СЕПГ, подробности о деятельности советских оперработников, фрагменты в рассказе о последних днях ГДР). Однако несомненное достоинство книги состоит в том, что она адекватно передает отношение значительной части американской элиты к прежним социалистическим странам, в том числе и к нам как к наследникам «империи зла».

Джон Кёлер — ветеран ЦРУ, специалист по ведению психологической войны, проработавший много лет в Германии под видом журналиста. Его книга о МГБ ГДР написана с использованием всего арсенала средств дезинформации. Она вполне может служить учебным пособием по черному пиару. В целом же повествование в книге отвечает распространенной в ФРГ идеологической концепции, которая требует «преодоления» и «переосмысления» восточно-германской истории. В этой связи применительно к ГДР введено понятие «Unrechtstaat», то есть «государство, основанное на произволе, неправовое государство». При таком взгляде на вещи вся деятельность государственных органов и общественных организаций в бывшей ГДР, все протекавшие здесь процессы лишены легитимной основы и подлежат осуждению, а все явления, относящиеся к 40-летнему периоду ее существования, автоматически получают знак минус.

Излагая материал, Кёлер отнюдь не стремится к максимальной достоверности. И это обусловлено не только идеологическими перехлестами. Подчас он намеренно прибегает к гротеску, рисуя сцены как в голливудском боевике. Вот советский генерал армии на приеме в честь А. Н. Косыгина поглощает икру ложками, заедая ее черным хлебом и запивая водкой. Вот министр Э. Мильке на Лейпцигской ярмарке выступает в роли вахтера и сам проверяет пропуска у посетителей.

Подчас автор нарочито демонстрирует пренебрежение к точности изложения — искажает имена видных советских военачальников, приводит вымышленные фамилии оперработников. Имея возможность опереться на документальный материал, Кёлер тем не менее далеко отходит от него. Так, он настойчиво именует резидентурой аппарат советской внешней разведки в ГДР (Представительство КГБ СССР по координации и связи с МГБ ГДР), завышая до неимоверных размеров численность его сотрудников. Он фантазирует по поводу структуры этого учреждения, придумывает специальный отдел с непонятными функциями в Потсдаме. Тогда как общеизвестно, что в Потсдаме находилось Управление Особых Отделов — военная контрразведка, обеспечивавшая безопасность Группы советских войск в Германии.

Как и следует ожидать, Кёлер преувеличивает права советских оперработников в ГДР, утверждает, что эти люди пользовались значительными благами за счет восточно-германских налогоплательщиков. По этому поводу нужно заметить, что мебель и оборудование в домах, где проживали сотрудники аппарата КГБ, действительно предоставлялась хозяйственной службой МГБ ГДР, но это отнюдь не было безвозмездной услугой. За амортизацию мебели жильцы ежемесячно выплачивали довольно значительные суммы из расчета погашения ее стоимости за время командировки. Следует также уточнить, что некоторые затраты МГБ ГДР на обслуживание аппарата КГБ полностью компенсировались советской стороной на государственном уровне за счет дорогостоящих научно-технических разработок по заказам министерства, за счет выполнения заявок по линии космоса и пр.

Кёлер полон ненависти к Германской Демократической Республике и жаждет расправы над ее партийными функционерами и государственными служащими. Он с сочувствием цитирует мнение о том, что если бы революция в ГДР не была «бархатной», то «можно было бы по-быстрому перевешать всех этих людей». По словам Кёлера, недопустимо, что за годы, прошедшие после объединения Германии, многие из 165 членов ЦК СЕПГ так и не были подвергнуты проверке. Оскорблением для демократии, — пишет Кёлер, — является то, что «Гарри Тиш был отдан под суд за растрату, а не за принадлежность к политбюро ЦК СЕПГ», Этот демократ в штатском охотно упрятал бы за решетку не одну тысячу граждан бывшей ГДР.

В книге ставится знак равенства между порядками в ГДР и в фашистской Германии. В подтверждение приводится, в частности, мнение известного преследователя нацистов Симона Визенталя о том, что руководство СЕПГ якобы проводило антисемитскую политику. Здесь, видим, расчет делается на короткую историческую память наших современников. Ведь именно в ГДР денацификация осуществлялась очень основательно, тогда как в столь демократической Западной Германии видные нацисты долгое время занимали важные государственные посты. Достаточно напомнить о ведущем специалисте рейха в области расового законодательства X. Глобке (при Аденауэре — руководитель ведомства федерального канцлера) или о федеральном министре Т. Оберлендере, который был нацистским офицером в пресловутом батальоне «Соловей», творившем расправу над евреями в Западной Украине. В отличие от ФРГ, в восточно-германской элите евреям принадлежало видное место. Можно, например упомянуть тех же Хильду Беньямин и Маркуса Вольфа, о которых Кёлер пишет с нескрываемой ненавистью.

Нельзя назвать иначе как подтасовкой сопоставление в книге численности гестапо (40 000) и МГБ ГДР (102 000). Ведь внутри МГБ «политическая полиция» составляла лишь небольшую часть, а в гитлеровском рейхе кроме гестапо только в структуре РСХА (главное ведомство имперской безопасности) было еще шесть управлений. В то же время нельзя не признать явную несоразмерность численности МГБ и численности восточно-германского населения — 16,5 миллиона человек. Для сравнения: в эти же годы в штатах КГБ СССР, за исключением пограничных войск и войск правительственной связи, состояли 220 000 человек.

Весьма значительной была и степень вовлеченности населения ГДР, особенно его интеллектуального слоя, в деятельность органов государственной безопасности. Даже «цвет нации» не был исключением. Как выяснилось, с МГБ в разное время и в разной степени сотрудничали и писатели Герман Кант, Криста Люфт, Моника Марон, и руководящие деятели политических партий Лотар де Мэзьер, Мартин Кирхнер (ХДС), Ибрагим Бёме (СДПГ), Грегор Гизи, Андре Бри (ПДС), Вольфганг Шнур («Демократический порыв»), и церковные авторитеты — как Манфред Штольпе и епископ Инго Бэркляйн, и ученые — как Хайнрих Финк, и многие другие. Понятно, что столь массированное присутствие службы государственной безопасности было существенным фактором жизни в ГДР и не могло не привести к деформации общественного сознания, которая до сих пор дает о себе знать.

Естественно, что Кёлер специально останавливается на этих вопросах, однако, в обычной для него манере, до предела утрирует ситуацию. Он ссылается на предположение, что общее число агентов МГБ в ГДР доходило до двух миллионов. (По данным МВД ФРГ, речь может идти о 109 000 активных неофициальных сотрудников МГБ.)

Кёлер резко отрицательно относится к преемнице СЕПГ — Партии демократического социализма, считает оправданным ведение наблюдения за ПДС силами ведомства по охране конституции, как это имеет место в Баварии, поддерживает идею запрета ПДС. По ходу изложения руководящие деятели этой партии характеризуются только отрицательно, В частности, предпринимается попытка дискредитировать почетного председателя ПДС X. Модрова, который завоевал высочайший авторитет в бывшей ГДР, в том числе и в оппозиционных кругах, как первый секретарь Дрезденского окружкома СЕПГ и на посту председателя совета министров республики в период «поворота».

В то же время, если оставить в стороне идеологически мотивированный отбор и интерпретацию фактов, книга Кёлера содержит значительный по объему конкретный материал о деятельности спецслужб социалистических стран и стран НАТО. В основу повествования положены архивные документы и материалы, в том числе из ведомства Гаука (архивы МГБ ГДР), из архива ЦК СЕПГ, свидетельства бежавших на Запад в канун объединения Германии руководящих сотрудников государственной безопасности Р. Виганда, X. Буша, К. Гроссмана, сведения из американских источников, материалы следственных органов ФРГ.

Некоторые из этих данных публикуются впервые и представляют несомненный интерес. Например, вопреки принятой на Западе версии, Кёлер приводит достоверное свидетельство о присутствии сотрудников западногерманской разведки БНД на центральном объекте МГБ ГДР 15 января 1990 года во время погрома, организованного там «Новым форумом». Тогда эти сотрудники, руководствуясь схемами, составленными при участии перебежчиков из МГБ, проникли в помещения наиболее интересных для них подразделений и, вскрыв сейфы, изъяли там ценные документы.

Новым является свидетельство Кёлера о том, что ЦРУ непосредственно осуществляло руководство диверсионными акциями на территории ГДР в 50-е годы, проводившимися «Группой борьбы против бесчеловечности». Сведения о работе восточно-германской внешней разведки — главного управления «А» МГБ ГДР, приводимые в книге, являются существенным дополнением к тем публикациям об этой спецслужбе, которые доступны российскому читателю.

Один из разделов в начале книги посвящен сотрудничеству МГБ ГДР и КГБ СССР. Здесь автор в основном полагается на сведения, подученные им от перебежчика Р. Виганда. Последний, видимо, в угоду вкусам американца, предпочитает не останавливаться на успешных совместных операциях спецслужб обеих стран. Вместо этого он рассказывает о возникавших противоречиях. В частности, во всех подробностях, излагается криминальная история, когда группа авантюристов, выдавая себя за сотрудников КГБ и Штази, занималась вымогательством.

Попутно автор не упускает возможности, чтобы обвинить советских оперработников во всевозможных грехах. Он бездоказательно утверждает, что сотрудники КГБ зачастую присваивали информацию немецких друзей, выдавая ее за свою. В этой связи необходимо подчеркнуть, что существовавший в аппарате КГБ порядок обращения с информацией полностью исключал возможность подобного образа действий. Информация из МГБ ГДР подлежала учету и обязательной регистрации уже при получении. При этом ей присваивался специальный индекс, который проставлялся и на информационном сообщении, направлявшемся в Москву.

В книге обстоятельно рассказывается о репрессивной деятельности МГБ ГДР, приводятся конкретные примеры нарушения властями законов своей страны, привлечения людей к уголовной ответственности за малейшие признаки инакомыслия, жестокого обращения с заключенными. Не пытаясь ни в коей мере оправдать действия Штази, для которых была характерной полная бесконтрольность, хотел бы упомянуть, что применявшиеся немецкими чекистами методы не являлись столь необычными и для других стран. Чтобы вспомнить об этом, достаточно вновь перелистать известную повесть Генриха Белля «Потерянная честь Катарины Блюм».

Специфика ГДР заключалась в ином. Это — невиданная по своим масштабам интенсивность работы органов государственной безопасности, охват ими всех сфер человеческой деятельности, «работа по площадям». Всеобъемлющая система слежки, организованная МГБ, в сочетании с присущей немецкому менталитету склонностью к доносительству, привела к тому, что фиксировалось малейшее проявление недовольства властями, а его носители автоматически зачислялись в категорию противников социализма и подвергались многообразным мерам воздействия, вплоть до тюремного заключения. Основную часть среди этой категории составляли лица, вынашивавшие намерение уйти на Запад.

С другой же стороны, применявшиеся властями ГДР меры репрессивного характера не давали желаемого результата. Так, в отношении лиц, подвергавшихся относительно мягким мерам воздействия, и в дальнейшем последовательно осуществлялась линия на ограничение их прав. А это неизбежно приводило их к закреплению на позициях противников существующего строя. Лица же, которые по политическим мотивам подвергались тюремному заключению, через короткое время за соответствующий выкуп переселялись на Запад. В ГДР даже бытовало изречение, что «самый короткий путь на Запад лежит через тюрьму»..

Таким образом, деятельность МГБ ГДР внутри страны в конечном счете вела к увеличению негативного политического потенциала в обществе, который осенью 1989 года обрел критическую массу.

Разделы в книге, касающиеся истории ГДР и обстановки в этой стране, а также репрессивной политики восточно-германских властей, являются своего рода вступлением. Они создают негативный фон для повествования о деятельности внешней разведки ГДР, которая без этого выглядела бы слишком триумфальной.

Кёлер подробно рассказывает о становлении и об основных акциях внешней разведки — главного управления «А» МГБ ГДР, во главе которого на протяжении тридцати четырех лет стоял генерал Маркус Вольф. Эта часть книги отличается большей достоверностью, так как опирается преимущественно на документы, сохранившиеся в архиве МГБ ГДР, и на данные следственных органов ФРГ.

Автор пытается определенным образом систематизировать имеющийся обширный материал. Вначале он рассматривает разведывательную деятельность главного управления «А» в ФРГ и Западном Берлине, его агентурное проникновение в основные правительственные учреждения, в спецслужбы, в руководство политических партий и общественных организаций, в полицию и службу пограничной охраны, в СМИ, ведущие фирмы ФРГ. Результатом этой деятельности стало, прежде всего, внедрение восточно-германской агентуры во все важнейшие правительственные и государственные учреждения и службы Западной Германии. Контрразведка ФРГ оказалась в этой ситуации полностью несостоятельной.

Наиболее массированным было присутствие восточно-германской разведки в ведомстве федерального канцлера и в МИД ФРГ. Если наряду с данными, приводимыми Кёлером, учесть также сведения, которые сообщает М. Вольф в своей книге «Игра на чужом поле», становится очевидным, что в ведомстве федерального канцлера и во внешнеполитическом ведомстве ФРГ постоянно находились не менее пяти надежных агентов ГДР, которые имели доступ к важнейшим государственным секретам.

Внедрение агентуры в федеральную разведывательную службу (БНД), в федеральное и земельные ведомства по охране конституции (БФФ и ЛФФ), в службу военной контрразведки (МАД) обеспечило управлению Вольфа возможность контролировать важные направления работы этих учреждений. Дело доходило до того, что разведка ГДР могла регулярно докладывать руководству своей страны сводные документы, которые готовились аналитиками БНД для доклада федеральному канцлеру.

Разведке ГДР удалось привлечь к сотрудничеству ряд видных политиков Западной Германии и Западного Берлина. Этим обеспечивалось не только получение важной информации о деятельности политических партий и властей ФРГ. Тем самым открывались также возможности для проведения мероприятий содействия в поддержку политической линии Советского Союза и ГДР. Наиболее громкой акцией в этом плане явился подкуп нескольких депутатов бундестага, благодаря чему было предотвращено поражение федерального канцлера В. Брандта при голосовании вотума недоверия 27 апреля 1972 года и была обеспечена последующая ратификация договоров ФРГ с Советским Союзом, Польшей и ГДР.

Значительных результатов главное управление «А» добилось в разведке Западной Германии как основного плацдарма НАТО, на котором размещалась наиболее мощная группировка вооруженных сил этого блока. Управление постоянно располагало детальными сведениями об изменениях в организации, боевом составе, дислокации и вооружениях западных войск, о планах их боевой подготовки. Оно имело в своем распоряжении подробнейшие данные об оборудовании театра военных действий, включая планы строительства позиций ракет средней дальности и хранилищ ядерного орудия.

Весьма эффективно работали отделы научно-технической разведки, входившие в структуру главного управления «А». Благодаря их усилиям была добыта ценная документация о технологии производства не только военной техники, но и новейшей продукции гражданского назначения. Благодаря этому ГДР и Советский Союз смогли сэкономить миллиарды долларов на проведении научно-исследовательских и опытноконструкторских работ.

Отдельный раздел в книге посвящен работе восточно-германской разведки против США и НАТО. Автор подробно описывает успешные операции МГБ ГДР против американских спецслужб, начиная с похищения сейфов из подразделения военной разведки США в ФРГ в 1956 году и кончая проникновением в центр электронной разведки армии США в Западном Берлине в 80-е годы.

Конечно, усилия ведомства Вольфа, направленные против американцев, не были столь масштабными, как против соотечественников из ФРГ. Однако на счету восточно-германских чекистов ряд офицеров и гражданских служащих вооруженных сил США, а также американские граждане — носители секретов научно-технического характера.

Характеризуя агентурную деятельность главного управления «А» против НАТО, Кёлер ограничивается рассказом о В. Руппе («Топаз»), который, работая в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, имел доступ к документам высшей категории секретности по военной и экономической тематике. Разоблачение Руппа и судебный процесс над ним в 1994 году привлекли к себе большое внимание наших отечественных СМИ. При этом господствовало мнение, что Рупп был идентифицирован как агент ГДР благодаря сигналу со стороны американцев, в руках которых находятся сводные учетные данные на агентуру внешней разведки МГБ. Кёлер приводит более правдоподобную версию: Руппа выдал контрразведке ФРГ перешедший на Запад бывший заместитель начальника седьмого (информационного) отдела главного управления «А» полковник X. Буш, который в свое время непосредственно обрабатывал материалы, поступавшие от «Топаза».

В 70-е годы произошел прорыв дипломатической блокады Германской Демократической Республики, что привело к существенному расширению географической сферы деятельности главного управления «А». восточно-германские разведчики сумели создать неплохие позиции в частности в странах Ближнего Востока, в Индии. Однако в разделе об операциях в странах третьего мира речь идет о другом. Этот раздел посвящен той поддержке, которую МГБ ГДР оказывало в организации, обучении и техническом оснащении полиции и органов безопасности таких стран, как Никарагуа, Эфиопия, Южный Йемен.

Заключительная часть книги Кёлера посвящена обоснованию тезиса о том, что МГБ ГДР было непосредственно причастно к международному терроризму и оказывало активное содействие террористическим организациям. Здесь подробнейшим образом излагается версия Р. Виганда о подготовке и осуществлении ливийцами известного террористического акта в Западном Берлине — взрыва в апреле 1986 года дискотеки «Ла Белль», которая была излюбленным местом отдыха американских военнослужащих. Как утверждает Виганд, высшее руководство ГДР было проинформировано о подготовке указанного террористического акта, однако не стало препятствовать его осуществлению.

Далее следует рассказ о связях Штази с международными террористами и о поддержке руководителями ГДР международных террористических организаций. Тенденциозность изложения затрудняет оценку достоверности приводимых здесь сведений, которые сами по себе представляют определенный интерес.

Кульминацией повествования Кёлера о причастности МГБ ГДР к террористическим акциям является разделов книге, в котором предпринята попытка нарисовать картину многолетнего сотрудничества Штази с западногерманской террористической организацией «Фракция Красная Армия» (РАФ). Как известно, в первые месяцы 1990 года в Восточной Германии были арестованы несколько членов РАФ, которые в начале 80-х годов отказались от террористической деятельности и попросили убежища в ГДР. Документы для их легализации, а также их обустройство с соблюдением всех мер конспирации были обеспечены МГБ ГДР. По некоторым данным, западногерманская сторона была поставлена об этом в известность и не возражала против подобной акции, так как тем самым гарантировался контроль над группой активных террористов и исключалась возможность рецидива их опасной деятельности.

Отталкиваясь от факта ареста членов РАФ в Восточной Германии, Кёлер пытается задним числом сконструировать схему активного взаимодействия «Фракции Красная Армия» и органов государственной безопасности ГДР. Он утверждает, в частности, что «красноармейцы» якобы проходили боевую подготовку в секретных лагерях в Восточной Германии, а резидентуры главного управления «А» оказывали им всяческую поддержку за рубежом. Однако доказательства, подкрепляющие эти утверждения, вызывают сомнения в их достоверности.

По ходу повествования автор неоднократно отмечает высокую результативность работы МГБ ГДР, особенно его внешней разведки и особенно в Западной Германии и Западном Берлине. По приводимым в книге данным федерального уполномоченного по делам МГБ ГДР Й. Гаука — которые, правда, трудно проверить, — министерство смогло завербовать в общей сложности не менее 20 тысяч граждан ФРГ.

Размышляя об успехах разведки ГДР, Кёлер, естественно, пытается определить причины этих успехов. По его мнению, это — умелое использование широкого арсенала методов и средств воздействия на интересующих разведку лиц: психологическая обработка, подкуп, угроза компрометации, шантаж родственников и т. п. Здесь же упоминается отсутствие языкового барьера при общении между «осси» и «весси» и общность их менталитета. Но ведь все это в равной степени относилось и к возможностям западногерманской разведки и контрразведки, которые потерпели явное поражение в противоборстве со спецслужбами ГДР.

Кёлер не хочет признать очевидную истину: значительная часть восточных и западных немцев привлекалась спецслужбами ГДР к сотрудничеству на идейной основе — борьба с фашизмом, борьба за мир, борьба за социалистические идеалы.

Наглядные примеры этого приводятся и в данной книге: супруги Гийом, Габриэла Гаст, Вильям Борм и другие. В полной мере это относилось и к мотивации деятельности многих восточно-германских оперативных работников. С крушением ГДР и развалом социалистического содружества эта истина поблекла и предается забвению. Однако без ее учета вряд ли возможно правильное прочтение новейшей истории Германии и, особенно, истории МГБ ГДР.

Доктор политических наук И. Н. Кузьмин

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Diensteinheit IX (9. Volkspolizei-Kompanie) - спецназ полиции ГДР.

Diensteinheit IX (9. Volkspolizei-Kompanie) — спецназ полиции ГДР.

Теракт на мюнхенской Олимпиаде в 1972 году и увеличение преступности в городах привели к созданию специализированных подразделений. С созданием в Западной Германии спецподразделений GSG 9 и Spezialeinsatzkommando (SEK) правительство Германской Демократической Республики инициировали создание подобного подразделения. В 1974 году министр внутренних дел и начальник Народной полиции ГДР издал указ за номером 002/74 о создании особого подразделения. Поскольку подобные подразделения ранее в ГДР не существовали начинать приходилось с нуля, то есть с разведывательных отчетов о зарубежных спецподразделениях. Добровольное вступление в ряды нового подразделения было исключено, поэтому в процессе его формирования проводился строгий отбор будущих сотрудников, причем начальники полиции округов сами выбирали подходящие кандидатуры из всех полицейских служб. Предполагаемые члены должны были быть в возрасте от 25 до 39 лет. Кроме того, они должны были выполнить строгие физические и психологические нормативы и быть выпускниками школы офицеров. В результате было создано новое подразделение, получившее название Реферат IX. Вначале оно вошло в состав криминальной полиции, но затем было передано в подчинение главных штабов полиции округов и переименовано в Спецслужбу IX. Окончательно подразделение сформировалось в 1974 году. Первым командиром стал Эрнст Фабиан, изначально после отсева большинства кандидатур в подразделении осталось служить 30 бойцов, в дальнейшем их количество выросло до 111 человек. Задачи которые ставились подразделению — освобождение заложников, охрана и защита VIP персон, правоохранительные мероприятия в ситуациях повышенного риска, обеспечение безопасности на крупных мероприятиях (например Всемирном фестивале молодежи и студентов) и т.д. Будучи строго секретной службой (Социалистическая единая партия Германии не допускала и мыслей, чтобы общественность знала что в ГДР существует преступность) новое спецподразделение долгое время оставалось неизвестным для простых людей и многих сотрудников даже в рамках самой Народной полиции. Все операции, как правило, были также засекречены, поэтому о деятельности данной службы общественность практически ничего не знала. Местами расположения Спецслужбы IX были столицы округов: Росток, Шверин, Магдебург Лейпциг Эрфурт, Карл-Маркс-Штадт (ныне Хемниц), Дрезден и Потсдам, а также Восточный Берлин где располагался штаб оперативной работы. Подразделение использовалось несколько раз, например, в начале 1980-х годов в Франкфурте (Одер), когда двое вооруженных заключенных забаррикадировались в небоскребе, обеспечивали в декабре 1981 года безопасность во время визита Гельмута Шмидта, осуществляли охрану во время проведения Лейпцигской ярмарки и 12 декабря 1986 года в аэропорту Восточного Берлина где при посадке разбился Ту-134… Вооружение подразделения состояло из модификаций Автомата Калашникова, польского пистолета-пулемёта PM-63 RAK, самозарядного малогабаритного пистолета ПСМ, снайперских винтовок СВД и SSG-82… На вооружении также имелись и западногерманские образцы стрелкового оружия (производства фирмы Heckler&Koch). Форма была в камуфляже Штрихтарн (Rain pattern). Защиту бойцов обеспечивали различные образцы бронежилетов и шлемов, среди которых можно выделить советские бронежилеты ЖЗТ-71 и бронешлемы TIG PSH-77 совместного производства Швейцарии и Германии. После воссоединения Германии в 1990 году, некоторые бойцы Diensteinheit IX после тщательных политических процедур и проверок были приняты в подразделения Spezialeinsatzkommando (SEK) в Мекленбург-Передняя Померания и Саксония-Ангальт.

Министерство государственной безопасности ГДР — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Министерство государственной безопасности ГДР (нем. Ministerium für Staatssicherheit), неофициально сокр. Шта́зи[1] нем. Stasi)) — тайная полиция, контрразведывательный и разведывательный (с 1952 года) государственный орган Германской Демократической Республики.

Штаб-квартира располагалась в округе Лихтенберг Восточного Берлина.

История

Министерство государственной безопасности ГДР под руководством Вильгельма Цайссера было создано по образу и подобию советского МГБ 8 февраля 1950 года. В 1953 году, после событий июня 1953 года, Вальтер Ульбрихт назначил главой МГБ ГДР Эрнста Волльвебера. В 1957 году Волльвебера сменил Эрих Мильке.

Министерство государственной безопасности ГДР также контролировало другую спецслужбу ГДР — Военную разведку Национальной народной армии ГДР (Militärische Aufklärung der Nationalen Volksarmee). Во времена холодной войны считалось одной из наиболее сильных спецслужб в мире, наряду с КГБ и ЦРУ.

Разоблачение агента спецслужбы ГДР Гюнтера Гийома было одной из причин отставки федерального канцлера Западной Германии Вилли Брандта в мае 1974 года.

При МГБ ГДР действовало Представительство КГБ СССР (в\ч пп 62504, дислокация — Берлин-Карлсхорст). Вплоть до 1990 года министерство плотно сотрудничало с КГБ,[2] например, КГБ приглашало агентов ГДР завести оперативные базы в Москве и Ленинграде для слежки за немецкими туристами. Мильке относился к офицерам министерства, как к «чекистам Советского Союза»,[2] а в 1978 году Мильке официально дал агентам КГБ в ГДР те же права и власть, что и в СССР.[2]

Операции

Министерство государственной безопасности оказывало большое влияние практически на все аспекты жизни граждан Германской Демократической Республики. До середины 1980-х годов сеть осведомителей, называвшихся «неофициальными сотрудниками» (нем. Inoffizielle Mitarbeiter, IM) развивалась быстрыми темпами как в пределах собственной страны, так и на Западе.

В 1989 году численность сотрудников и агентов госбезопасности оценивалась соответственно в 91 015 человек на штатной основе[3][4] и около 200 000 неофициальных сотрудников.[5] Это означает, что приблизительно каждый пятидесятый гражданин ГДР сотрудничал с министерством, что является одним из самых высоких уровней насыщения общества агентурой в мировой истории.

Министерство государственной безопасности старательно контролировало поведение граждан Восточной Германии с целью кардинального предотвращения любых политически некорректных действий. Девиз Штази «Неважной информации не существует» с завидным упорством претворялся в жизнь. Министерство располагало досье почти на каждого из 16 миллионов жителей ГДР (и многих жителей ФРГ, особенно перебежчиков), включая школьников и стариков. Центральная тюрьма предварительного заключения Штази являлась Берлин-Хоэншёнхаузен. Там содержались те, кто пытались бежать на запад или получить разрешение на выезд, а также инакомыслящие, которые подвергались политическим преследованиям. Узников изнуряли, применяя к ним методы физического и психологического воздействия.

Одной из «визитных карточек» Штази стало использование так называемых «законсервированных запахов» (Geruchskonserven) — герметически закупоренных стеклянных сосудов с образцами запаха тел подозреваемых в антигосударственной деятельности или помыслах. Десятки тысяч хранившихся образцов представляли собой либо выкраденные предметы одежды, либо ткань обивки стула, на котором сидел арестованный (как в фильме «Жизнь других»). Специально обученные собаки могли найти человека по запаху, однако запах уликой не считался и использовался только «для сужения круга подозреваемых». Вопреки распространенному мнению, этот метод состоял на вооружении и у обычной полиции, более того, применяется и поныне[6].

Помимо этого ресурсы службы использовались для проникновения в западногерманское правительство и спецслужбы с целью их подрыва, что по мнению историков выполнялось исключительно умело, поскольку восточногерманские агенты разоблачались весьма редко.

20 июля 1954 года в ГДР перешёл доктор Отто Йон, с декабря 1950 года возглавлявший Федеральную службу защиты конституции Германии (контрразведку ФРГ).

Высшим достижением Штази стало внедрение в окружение канцлера Вилли Брандта офицера МГБ Гюнтера Гийома. Вместе со своей женой Кристель он в 1956 году под видом беженца приехал в ФРГ, а с февраля 1970 года приступил к работе в аппарате канцлера, быстро став одним из наиболее доверенных помощников Брандта. Наиболее успешной акцией, проведённой совместно с советской внешней разведкой и на предоставленные ею средства, стал подкуп нескольких депутатов бундестага, позволивший предотвратить поражение федерального канцлера Брандта при голосовании по вопросу вотума доверия ему 27 апреля 1972 года и тем самым обеспечить последующую ратификацию договоров ФРГ с Советским Союзом, Польшей и ГДР, закрепивших нерушимость восточных границ ФРГ, сложившихся после Второй мировой войны[7]. Гийом был разоблачён и арестован только в апреле 1974 года. По опубликованным данным, под псевдонимами «Грегор» и «Нотариус» со Штази сотрудничал и будущий председатель Партии демократического социализма, многолетний лидер левой фракции в бундестаге Грегор Гизи, хотя сам он это отрицал, а дважды проведённое прокуратурой Германии расследование правовых последствий не имело[8][9].

Значительного успеха Штази в альянсе с советской внешней разведкой добилась в 1980-х годах, когда в Западной Германии находился основной плацдарм НАТО и дислоцировалась наиболее мощная группировка вооружённых сил блока. Американские стратеги, опасаясь получить от СССР ответный ядерный удар по своей территории, разместили в Западной Германии баллистические ракеты среднего радиуса действия. На трёх ракетных операционных базах было развёрнуто 108 пусковых установок для ракет «Першинг-2». Фактор особого риска для СССР состоял в том, что подлётное время ракет «Першинг-2» со стартовых позиций в лесистых районах Баварии до объектов в центре европейской части Советского Союза составляло всего 8-10 минут, что делало их чрезвычайно опасным оружием первого удара. Разведчикам удалось завербовать ряд высокопоставленных военных чиновников Западной Германии и Западного Берлина, располагавших сведениями об организации, боевом составе, дислокации и вооружениях войск НАТО, планах их боевой подготовки, оборудовании театра военных действий, расположении и планах строительства позиций ракет средней дальности и хранилищ ядерного оружия. Полученная секретная информация способствовала подписанию в декабре 1987 года лидерами СССР и США Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности[10][11][12][7].

15 августа 1985 года в ФРГ таинственно пропал 48-летний Хансйоахим Тидге, который курировал в Федеральной службе защиты конституции контрразведку против ГДР. Однако уже 19 августа Тидге дал пресс-конференцию в Восточном Берлине, из которой стало ясно, что он решил порвать со своим прошлым, начав новую жизнь в ГДР. Позже в берлинском Университете им. Гумбольдта Тидге защитил докторскую диссертацию «Контрразведывательные функции ведомства по охране конституции Федеративной республики Германии», описывавшую деятельность БФФ, включая операции службы электронного наблюдения.

В 1989 году Тидге выехал в Советский Союз.

Структура

Главное управление «А» (внешняя разведка) насчитывало более 4 тысяч сотрудников и около 38 тыс. агентов (в основном граждан ФРГ).

Внутренняя структура МГБ была очень разветвлённой. Органами МГБ в округах были окружные отделы (Bezirksverwaltung, до 1952 года — земельные отделы (Landesverwaltung), во главе с руководителем земельной администрации (Leiter der Landesverwaltung)) во главе с руководителем окружной администрации (Leiter der Bezirksverwaltung), в районах — районные отделы (Kreisdienststelle).

Кроме того, к МГБ относилась пограничная охрана и охранный полк имени Дзержинского.

Захват и роспуск в ходе революции 1989 года

Во время мирной революции 1989 года здания министерства (а 15 января 1990 года и штаб-квартира) были захвачены разгневанными гражданами.

Находясь в окружении, сотрудники МГБ получили приказ уничтожить архив. Согласно приказу в первую очередь следовало уничтожить документы о ключевых осведомителях Штази, о главных операциях в ГДР и ФРГ. Архив уничтожали с помощью шредеров. Из-за большого объёма бумаги шредеры вышли из строя и оставшиеся документы разрывали руками. Оставшиеся клочки бумаги складывали в отдельные мешки. В настоящее время ведутся работы по восстановлению этой части архива[13][14].

Решением Народной палаты ГДР от 17 ноября 1989 года на смену министерства пришло Ведомство национальной безопасности (нем. Amt für Nationale Sicherheit) под руководством Вольфганга Шваница. 8 декабря председатель Совета министров ГДР Ханс Модров объявил о роспуске ведомства, а 14 декабря правительство приняло и подтвердило решение о ликвидации ведомства.

Раскрытие досье граждан ГДР

По «Закону о документации Штази», принятому в 1991 году, все граждане ГДР получили доступ к своим досье, собранным из информации, обеспеченной «неофициальными сотрудниками». Все сохранившиеся архивы были переданы «Комиссии Гаука», названной по имени пастора из Ростока, бывшего диссидента и будущего федерального президента Германии, которому доверили управление доступом к документам. Архив огромен: 111 километров стеллажей с бумажными документами и ещё 47 — с микрофильмированными. Кроме того, здесь хранится около 1,4 миллиона других носителей информации и документов — фотографий, аудиозаписей и кинопленки.

Ежегодно около 80 тыс. немцев знакомятся со своими досье. После официального запроса сотрудники архива выдают копию дела, из которой, согласно правилам, вымараны все имена (однако часто человек легко догадывается, кто на него «стучал»). Эти досье были доступны для всех людей, которые были в прошлом жертвами осведомителей, часто показывая, что друзья, коллеги, мужья, жёны и другие члены их семей регулярно шпионили за ними для государственной безопасности.

Министры госбезопасности ГДР

Память

Фильмы о министерстве

Книги о министерстве

  • Stasiland — бестселлер 2004 года Анны Фундер. Книга получила приз Сэмюэла Джонсона в 2004 году.
  • John O. Koehler "Stasi. The Untold Story of the East German Secret Police" (1999). На русском вышла в 2000-м году как: Джон Кёлер "Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР" (издательство "Русич").

Известные сотрудники

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

См. также

Напишите отзыв о статье "Министерство государственной безопасности ГДР"

Примечания

  1. Шта́зи, нескл., мн. (в бывшей ГДР). [www.slovari.ru/default.aspx?p=242 Русский орфографический словарь: около 180 000 слов [Электронная версия]] / О. Е. Иванова, В. В. Лопатин (отв. ред.), И. В. Нечаева, Л. К. Чельцова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Российская академия наук. Институт русского языка имени В. В. Виноградова, 2004. — 960 с. — ISBN 5-88744-052-X.
  2. 1 2 3 Koehler 2000, С. 74
  3. Koehler 2000, С. 8-9
  4. Fulbrook 2005, pp. 228
  5. Gieseke 2001, p.54
  6. [www.zdf.de/ZDFheute/inhalt/30/0,3672,5539710,00.html ZDF-heute: Polizei nimmt Geruchsproben von G8-Gegnern]
  7. 1 2 [www.universalinternetlibrary.ru/book/22636/ogl.shtml Джон Кёлер. Секреты «Штази». История знаменитой спецслужбы ГДР]
  8. [www.euxpress.de/archive/artikel_20622.html Между Грегором и «Грегором»]
  9. [www.vesti.ru/doc.html?id=1030368 Немецкая прокуратура начала расследование против Грегора Гизи]
  10. Николай Долгополов. Вартанян. ЖЗЛ, 2014, с. 175.
  11. Ю. И. Дроздов. Записки начальника нелегальной разведки. — М.: ОЛМА-Пресс, 2000. — 416 с. — (Досье). — 9000 экз. — ISBN 5-224-00750-0.
  12. [rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/pershing_2/pershing_2.shtml Баллистическая ракета средней дальности Pershing-2 (MGM-31C)]
  13. [www.stasimuseum.de/en/enindex.htm Штаб-квартира министерства]
  14. "www.wired.com/politics/security/magazine/16-02/ff_stasi
  15. [www.stasimuseum.de/ Музей в старом здании штаб-квартиры министерства]
  16. [hsozkult.geschichte.hu-berlin.de/REZENSIO/buecher/2001/SpGi1201.htm H-Soz-u-Kult / Mielke, Macht und Meisterschaft]
  17. www.rbb-online.de/_/kontraste/beitrag_jsp/key=rbb_beitrag_7210760.html
  18. [www.reuters.com/article/worldNews/idUSL2587786520080325 E.German Stasi informant wins battle to conceal past]
  19. [www.dw-world.de/dw/article/0,2144,1893878,00.html Court Decision Paves Olympics Way for Stasi-linked Coach]
  20. [www.sports.ru/others/figure-skating/157528499.html Инго Штойер: «Мне нет прощения за связь со Штази, я был наивен»]
  21. [news.bbc.co.uk/1/hi/special_report/1999/09/99/britain_betrayed/451366.stm I regret nothing, says Stasi spy]

Ссылки

  • [www.mfs-insider.de/ Домашняя страница]
  • [www.bstu.bund.de/cln_012/DE/Home/homepage__node.html__nnn=true BSTU]
  • [www.stiftung-hsh.de Gedenkstätte Berlin-Hohenschönhausen]
  • [news.ntv.ru/113117/ Восстановление архива]
  • [www.dw-world.de/dw/article/0,,4236307,00.html/ Музей в Берлине — Фоторепортаж Deutsche Welle]
  • [www.dw.de/главное-сизо-гдр-сохранит-память-о-жертвах-штази/a-17135882 Штази на Deutsche Welle]
  • [www.runde-ecke-leipzig.de/ Gedenkstätte Museum in der «Runden Ecke» mit dem Museum im Stasi-Bunker, Bürgerkomitee Leipzig e.V.]

Источники

  • Benedikt Vallendar Einsam in der Einöde. Über die Arbeit des MfS in dörflich-ländlichen Regionen der DDR. In: Rheinischer Merkur 17/2009, Seite 16.
  • Jürgen Aretz, Wolfgang Stock: Die vergessenen Opfer der DDR, Lübbe 1997, ISBN 3-404-60444-X,
  • Thomas Auerbach: Einsatzkommandos an der unsichtbaren Front, Ch. Links 1999, ISBN 3-86153-183-6,
  • Klaus Behnke, Jürgen Wolf (Hrsg.): Stasi auf dem Schulhof, Ullstein 1998, ISBN 3-548-33243-9,
  • Günter Förster, Die Juristische Hochschule des MfS, Bundesbeauftragter für die Unterlagen des Staatssicherheitsdienstes der ehemaligen Deutschen Demokratischen Republik (BStU), Abteilung Bildung und Forschung; Berlin, 1996,
  • Karl Wilhelm Fricke: Akten-Einsicht, Ch. Links 1997 (4. durchges. u. aktual. Aufl.), ISBN 3-86153-099-6,
  • Stefan Gerber: Zur Ausbildung von Diplomjuristen an der Hochschule des MfS (Juristische Personen), Taschenbuch, BW-Verlag, ISBN 3-8305-0008-4,
  • Jens Gieseke: Der Mielke-Konzern. Die Geschichte der Stasi 1945—1990, München 2006, ISBN 3-421-05952-7
  • Jens Gieseke: Das Ministerium für Staatssicherheit (1950—1990). In: Torsten Diedrich, Hans Ehlert, Rüdiger Wenzke: Im Dienste der Partei. Handbuch der bewaffneten Organe der DDR, Berlin 1998, Seite 371 bis 422, ISBN 3-86153-160-7,
  • Jens Gieseke: Die DDR-Staatssicherheit: Schild und Schwert der Partei, Bonn: Bundeszentrale für Politische Bildung, 2000, ISBN 3-89331-402-4
  • Christian Halbrock: Stasi-Stadt — Die MfS-Zentrale in Berlin-Lichtenberg — Ein historischer Rundgang, Ch. Links Verlag, Berlin 2009, ISBN 978-3-86153-520-1
  • Fulbrook, Mary (2005), The People's State: East German Society from Hitler to Honecker, London: Yale University Press, ISBN 9780300144246 
  • Hubertus Knabe : West-Arbeit des MfS, Ch. Links 1999, ISBN 3-86153-182-8,
  • Hubertus Knabe: Der diskrete Charme der DDR, Ullstein 2002, ISBN 3-549-07137-X,
  • Hubertus Knabe: Die unterwanderte Republik, Ullstein 2001, ISBN 3-549-05589-7,
  • Koehler, John O. (2000), Stasi: the untold story of the East German secret police, Westview Press, ISBN 0813337445
  • Henry Leide: NS-Verbrecher und Staatssicherheit, Vandenhoeck & Ruprecht 2005, ISBN 3-525-35018-X,
  • Müller-Enbergs, Helmut (1993,1996), IM Statistik 1985-1989, Links-Verlag, ISBN 3861531011 
  • Sandra Pingel-Schliemann: Zersetzen : Strategie einer Diktatur, Robert-Havemann-Ges., Berlin 2003. ISBN 3-9804920-7-9
  • Werner Stiller: Im Zentrum der Spionage, v. Hase & Koehler, Mainz 1986, ISBN 3-7758-1141-9
  • Michael Richter: Die Staatssicherheit im letzten Jahr der DDR, Böhlau Weimar u. a. 1996, ISBN 3-412-04496-2
  • Hans Joachim Schädlich (Hrsg.): Aktenkundig, Rowohlt 2001, ISBN 3-87134-057-X
  • Gabriele Schnell: Jugend im Visier der Stasi. Potsdam, 2001, ISBN 3-932502-31-0
  • Hannes Sieberer, Herbert Kierstein: Verheizt und vergessen. Ein US-Agent und die DDR-Spionageabwehr, edition ost 2005, ISBN 3-360-01065-5
  • Walter Süß: Staatssicherheit am Ende. Warum es den Mächtigen nicht gelang, 1989 eine Revolution zu verhindern, Ch. Links, Berlin, 1999, ISBN 3-86153-181-X
  • Yury Winterberg: Der Rebell, Lübbe 2005, ISBN 3-7857-2160-9
  • Erich Wollenberg: Von der Gestapo zum SSD. Bonn um 1950, 20 Seiten, Heft Nr. 4 der Schriftenreihe Tatsachen und Berichte aus der Sowjetzone (BStU)
  • Hans-Eberhard Zahn: [www.berlin.de/imperia/md/content/lstu/schriftenreihe/heft5_web.pdf Haftbedingungen und Geständnisproduktionen in den Untersuchungs-Haftanstalten des MfS (PDF)]. 4., durchgesehene Aufl., Berlin 2005, ISBN 3-934085-01-6 (Schriftenreihe des Berliner Landesbeauftragten für die Unterlagen des Staatssicherheitsdienstes der ehemaligen DDR, Band 5)
  • Horst Müller u.a.: Die Industriespionage in der DDR: die wissenschaftlich-technische Aufklärung der DDR, edition ost, Berlin 2008 ISBN 978-3-360-01099-5

Отрывок, характеризующий Министерство государственной безопасности ГДР

– И вы!
Анна Михайловна не послушалась его.
– Пустите, я вам говорю. Я беру всё на себя. Я пойду и спрошу его. Я… довольно вам этого.
– Mais, mon prince, [Но, князь,] – говорила Анна Михайловна, – после такого великого таинства дайте ему минуту покоя. Вот, Пьер, скажите ваше мнение, – обратилась она к молодому человеку, который, вплоть подойдя к ним, удивленно смотрел на озлобленное, потерявшее всё приличие лицо княжны и на перепрыгивающие щеки князя Василья.
– Помните, что вы будете отвечать за все последствия, – строго сказал князь Василий, – вы не знаете, что вы делаете.
– Мерзкая женщина! – вскрикнула княжна, неожиданно бросаясь на Анну Михайловну и вырывая портфель.
Князь Василий опустил голову и развел руками.
В эту минуту дверь, та страшная дверь, на которую так долго смотрел Пьер и которая так тихо отворялась, быстро, с шумом откинулась, стукнув об стену, и средняя княжна выбежала оттуда и всплеснула

Восточная Германия (ГДР) - Страны

Сводка

После Второй мировой войны Германия была оккупирована и разделена на четыре административные зоны. основными союзными державами. После роста напряженности между Советским Союзом с одной стороны, и США, Великобритания и Франция с другой, Западные державы объединили свои зоны и позволили создать федеральную Республика Германия.Советы ответили формированием Германской Демократической партии. Республика (ГДР) для управления своей оккупационной зоной. Соединенные Штаты отказались признавали ГДР до 1974 г. ГДР была поглощена ФРГ в 1990 г., когда Воссоединение Германии.

Признание

Отделение Германии и США о непризнании ГДР, 1949 г.

После капитуляции Германии перед союзными державами 8 мая 1945 г., Германия был занят и разделен на четыре зоны.Каждая из основных союзных держав (США, Советский Союз, Великобритания и Франция) были отвечает за администрацию своей зоны. В 1947 году США и Великобритания объединили свои зоны. После возникновения напряженности между Советами и западные державы, Германская Федеративная Республика (ФРГ, широко известная как Западная Германия) была создана из американской, британской и французской зон на 21 сентября 1949 г.Тогда Советы наблюдали за созданием немецкой Демократическая Республика (ГДР, широко известная как Восточная Германия) своей зоны оккупации 7 октября 1949 г. США ответили заявив о своей позиции, что ГДР «не имеет законных действительности », и что Соединенные Штаты« продолжат оказывать полную поддержку Правительству Федеративной Республики Германии в Бонн в его усилиях по восстановлению поистине свободная и демократическая Германия.”Поскольку перспективы раннего воссоединение Германии затуманено, Соединенные Штаты установили полную дипломатические отношения с ФРГ 6 мая 1955 года.

Признание Германской Демократической Республики и учреждение Дипломатические отношения и посольство США в Берлине, 1974 г.

В ответ на улучшение отношений между двумя немецкими правительства, представители США и ГДР вели переговоры аранжировки для U.S. признание ГДР и создание дипломатические отношения, которые произошли 4 сентября, 1974 г., когда США и Восточная Германия выпустили совместный коммюнике по этому поводу. Несмотря на этот шаг, предпринятый, чтобы разобраться с реальностью немецкой ситуации Соединенные Штаты продолжали воссоединение в 1990 году, чтобы рассматривать ФРГ как единственного законного преемника правительство исторического немецкого государства и будущее воссоединены Германия.

Дипломатические отношения

Установление дипломатических отношений с Восточной Германией и США Посольство в Берлине, 1974 год.

Посольство США в Берлине было основано 9 декабря 1974 года Брэндоном Х. Гроув-младший, временный поверенный в делах промежуточный.Джон Шерман Купер представил свои верительные грамоты как первый представитель США. Посол в ГДР 20 декабря 1974 г.

Германия воссоединилась под эгидой ФРГ, 1990-1991 гг.

После краха однопартийного правления в Восточной Германии в конце 1989 г. подписание Договора об объединении правительствами Восточной и Западной Германии 31 августа 1990 г. и серия встреч министров иностранных дел Восточная и Западная Германия, США, Великобритания, Франция и Советский Союз в Бонне, Берлине, Париже и Москве, Договор об окончании Мировое соглашение в отношении Германии (так называемое «Соглашение два плюс четыре») был подписан в Москве 12 сентября 1990 года.

25 сентября 1990 г. президент Джордж Х. Буш представил договор на ратификацию, и Сенат США обязал единогласно 10 октября. Договор окончательно вступил в силу 15 марта. 1991. Поскольку пять федеральных земель Германской Демократической Республики были технически поглощены Федеративной Республикой Германия под положения статьи 23 «Основного закона» (который впоследствии был отменен согласно условиям Договора об объединении, чтобы ограничить любые дальнейшие изменения к границам Германии), у США не было причин для признать объединенную Германию «новым государством»." Соединенные Штаты сохранял свое посольство в Бонне; тем не мение, он закрыл свое посольство в Берлине 2 октября 1990 г.

.

м / с. Gdr Agency, Танджавур - поставщик услуг экспресс-доставки премиум-класса и курьерской службы «от двери до двери»

Пакет услуг внутри страны разработан с учетом срочных потребностей клиента. В его состав входят:

DTDC Lite представляет основные услуги для обработки доставок в экспресс и грузовом режиме по Индии. Есть две услуги, предлагаемые в рамках этого:

  • Внутренняя экспресс-доставка документов и небольших посылок.

  • Внутренние грузовые перевозки для доставка более тяжелых грузов, требующих специальных мер, таких как как более крупные автомобили, специализированная рабочая сила и погрузочно-разгрузочное оборудование. Обеспечивает приоритетные поставки по оптимальным ценам как воздушным, так и наземным транспортом. режимы.

Услуга с добавленной стоимостью (VAS) включает в себя следующее:

  • Получение при доставке (C.O.D.) : для этого продукта «фактурная стоимость» отправленного товара взимается с получателя во время доставки.

  • Оплата или фрахт при доставке (F.O.D.) : Для этого продукта "курьерские или фрахтовые расходы" партии забираются у грузополучателя в момент доставки.

  • Упомянутая часть : Это товар предлагает "доставку задекларированных личных или ценных вещей", которые доставляются в соответствии с индивидуальным процессом, обеспечивающим полную безопасность и безопасность выставленного пакета.

Intracity включает в себя возможность получения и доставки в том же городе. Он разработан специально для распространения:

  • Пакетные документы, такие как счета за мобильный телефон или страхование, банковские выписки и годовые общие отчеты.
  • Брошюры, прямая рассылка, пригласительные билеты и так далее.

TechMailer - это современное решение, обеспечивающее эффективное управление массовые и насыпные партии.Он имеет следующие ключевые преимущества:

  • Интеллектуальная отправка массовых и массовых рассылок по всей Индии.
  • Быстрая и точная обработка и доставка.
  • Мгновенное бронирование с использованием наклеек со штрих-кодом и адресных этикеток.
Беспрепятственный прием и доставка через Систему управленческой информации (MIS).
.

Что означает GDR?

GDR

Германская Демократическая Республика

Правительственный »Военный - и многое другое ...

Оцените:
GDR

Глобальная депозитарная расписка Бизнес »Банковское дело

Оценить:
GDR

Глобальная депозитарная расписка

Разное» Несекретная

0
GDR

Запись геофизических данных

Академия и наука »Геология

Оцените это:
GDR

International

Group

Оценить:
GDR

Grin Duck And Run

Интернет »Чат

Оценить:
Draco

Сообщество »Новости и СМИ

Оценить:
GDR

Глобальные ресурсы по дизайну

Разное» Несекретный

GDR

База данных генома розоцветных

Медицинское »Геном человека

Оценить его:
Оцените это:
GDR

Groupement de Recherche

Разное »Несекретный

Оцените его:
GDR

Распределенный выпуск

GDR

Глобальная деактивация излучения

Разное »Несекретный

Оценить его:
GDR Оценить:
GDR

Групповой Маршрутизатор

Разное» Несекретный

GDR

Выпускник Департамента религии

Сообщество »Религия

Оценить:
GDR

Разное

Разное

Оцените:
GDR

Grossman Dorland Recruiting

Разное »Несекретный

415 415 415 GDR it

Grup de Reformes

Разное »Несекретный

Оцените:
GDR

Великая внутренняя революция

Разное

GDR

Ресайклеры для сноса

Разное »Несекретный

Оценить его:
GDR

Разное

GDR Регуляторы Разное Оцените:
GDR

Общая скорость выдачи

Разное »Несекретные

GDR

Genesis Demolition Recycler

Разное »Несекретный

Оценить: