Ужасы отряда 731 опыты над живыми: Кухня дьявола № 731: опыты над живыми людьми

Содержание

Кухня дьявола № 731: опыты над живыми людьми

Наш корреспондент побывал на территории некогда секретного объекта, где в годы войны японцы ставили опыты над пленными, среди которых были русские

Об этом чудовищном факте из истории Второй мировой войны, наверное, каждый что-то где-то слышал. Эта страница истории объемна, объемна эмоционально. Жестокость одних, безропотность других - но ведь и мужество людей, обреченных на мученическую смерть. Жирную точку в существовании японского "отряда 731", где массово велись опыты на живых людях, в августе 1945 года поставила Красная армия. Вскоре эта точка превратилась в многоточие: американское правительство укрыло от законного возмездия главных палачей в белых халатах, обеспечив им безбедную и долгую жизнь. В тех стенах, где были замучены тысячи людей, побывал корреспондент нашей газеты.

ВНИМАНИЕ! МАТЕРИАЛ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЧИТАТЬ ДЕТЯМ, А ТАКЖЕ ЛЮДЯМ СО СЛАБОЙ ПСИХИКОЙ.

Подготовка к беседе, которая так и не состоялась

Харбин сегодня - современный город с многомиллионным населением. Небоскребы, проспекты с нескончаемым потоком автомобилей, толкотня. После того как мы, группа иркутян, осмотрели все обязательные для посещения туристов достопримечательности столицы провинции Хэйлунцзян, сопровождавшие нас китайцы направили экскурсионный автобус на территорию печально известного "маньчжурского отряда 731".

Вечером после той экскурсии мы с Анатолием Каталеевым задумали, вернувшись в Иркутск, устроить на страницах нашей газеты беседу о том, существует ли в военное время какая-то особая мораль. О том, можно ли оправдать опыты над человеком, прикрываясь перспективой вероятных научных открытий.

Анатолий Каталеев имел право рассуждать на эти темы. Он - военврач, подполковник в отставке, работал начальником медицинской службы Восточно-Сибирского института МВД. После командировки в Нагорный Карабах за спасение жизни одного из курсантов Иркутского пожарного училища был удостоен государственной награды. В личных беседах в экспедиции по Монголии и Северному Китаю мы называли его просто доктор.

Готовясь к интервью с доктором, чтобы войти в тему, я решил прочитать документальную книгу известного японского писателя Сэйити Моримуры <Кухня дьявола>, в которой автор собрал уникальные материалы. По рассказам найденных им очевидцев, а также на основе секретных документов, полученных различными путями, он подробно и с хронологической точностью восстановил жуткие события конца 30-х годов и первой половины 40-х годов прошлого столетия, когда еще в 20 километрах от Харбина существовал секретный город, где, как шептались крестьяне из окрестных деревень, пропадают люди.

Книга про изуверов с учеными степенями

Честно говоря, у меня было несколько попыток осилить эту книгу. Но каждый раз я останавливался, когда ощущал, что мое состояние становится близким к шоку. К очередной попытке чтения я возвращался недели через две-три.

В первый раз смог дочитать только до той главы, где изуверы (кстати, некоторые с учеными медицинскими степенями) на операционном столе разделывали, по сути разбирая на отдельные органы (в прямом смысле слова!), живого мальчика.

Во вторую попытку я дошел до того места, где русский заключенный сумел напасть на охранника, открыть камеры с другими пленниками и захватить один из корпусов. Японцы не ожидали, что "подопытный материал" сможет сотворить такое.

Увы, но пути на свободу не существовало. Более часа широкоплечий шатен, имя которого неизвестно, отважно стоял под стволами десятков винтовок и говорил. Вооруженные до зубов японцы были смущены, они боялись подойти к нему. С русского языка им перевели: "Лучше сразу убейте. Это лучше, чем быть морскими свинками для ваших опытов". Того человека застрелили в упор, а всех обитателей взбунтовавшегося блока отравили ядовитым газом.

Когда я в очередной раз взял в руки книгу Моримуры, пришло страшное известие. Анатолия Каталеева, нашего доктора, с которым мы и задумывали этот материал, не стало. Его жестоко убили в лесу на трассе Иркутск - Ангарск.

Так что с помощью Сэйити Моримуры и в память о докторе...

База по водоснабжению - секретное подразделение

Наверное, мне повезло, что, попав на территорию "отряда 731", я особо о нем ничего не знал. Имелась, конечно, кое-какая информация о том, что это секретное подразделение Квантунской армии, официально замаскированное под Главную базу Управления по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии. О том, что здесь активно и успешно создавалось бактериологическое оружие для ведения невидимой войны против Советского Союза, причем прицел был именно на Сибирь. О том, что эти дьявольские методы испытывали на живых людях - военнопленных китайской Красной армии, борцах с японской оккупацией, наших красноармейцах и просто похищенных в окрестностях местных крестьянах. О жестоком времени Второй мировой много сказано...

Уже вернувшись в Иркутск и познакомившись с историческими свидетельствами, я понял то самое страшное, что не договаривала экскурсовод-китаянка, водя нас по мрачным до сегодняшнего времени коридорам спецкорпусов. Одни - рядовые сотрудники "отряда 731", - умерщвляя "подопытный материал", даже не задумывались, что это тоже люди. Другие, те, чье ближайшее будущее было единственным - смертью в мучениях, сумели сохранить мужество и веру в свои идеалы.

На складе бревен

Два кирпичных корпуса, соединенных переходом в виде буквы Н. За ними торчащие из земли массивные фундаменты - все, что осталось от двух секретных и особо охраняемых корпусов № 7 и № 8. Доступ сюда разрешался только ограниченному кругу сотрудников лабораторий. Здесь был "склад бревен". На небольшом удалении из-за деревьев видны бетонные трубы и часть стены - руины одного из корпусов по производству смертоносных бактерий. Пожалуй, это все, что сегодня осталось от зловещего и крупнейшего в мире научно-исследовательского центра по созданию бактериологического оружия.

А вокруг - небольшой, но утопающий в зелени парк и веселенькие розоватые многоэтажки. Харбин разросся, жилыми домами застроили и земли бывшего "отряда 731". А зачем месту пропадать?

Летом 1938 года эта территория, имевшая форму квадрата со стороной около шести километров, была объявлена особой военной зоной Квантунской армии. Всего за год посреди степи было построено громадное военное сооружение, окруженное рвом и забором с колючей проволокой, по которой был пропущен ток высокого напряжения. Внутри - многочисленные лаборатории, жилые дома примерно на три тысячи сотрудников, учебный центр, конный тренировочный манеж, большой лекционный зал, стадион и даже синтоистский храм. А кроме этого аэродром, электростанция, железнодорожная ветка. И тюрьма на сто человек.

Все, что творилось за забором, было скрыто за непроницаемой завесой высшей военной секретности. В "отряде 731" имелась даже своя истребительная авиация. Ей предписывалось сбивать любой летательный аппарат, даже принадлежащий своей армии, который без разрешения пролетел бы над территорией отряда.

Рецепты для смертельного врага

Как пишет Моримура, со времен Русско-японской войны японская армия считала Россию своим заклятым врагом. Одолеть СССР - в этом она традиционно видела свое предназначение. Именно поэтому "защитница северных рубежей" - Квантунская армия - все свои планы строила, рассматривая СССР как потенциального противника.

Но как небольшому островному государству одолеть столь мощного соседа? Стратегия боевых действий, охватывавших Маньчжурию, Корею и Южный Сахалин, была разработана в так называемом плане "Кантокуэн" ("Особые маневры Квантунской армии") 1941 года. Особая ставка делалась на новое оружие - бактерии, невидимую смерть, способную накрыть огромные территории и одновременно поразить тысячи людей.

Главным идеологом и создателем бактериологического оружия стал начальник "отряда 731" генерал Сиро Исии, связавший в дьявольский узел науку и войну и придумавший использовать для экспериментов живых людей.

"Ноу фото!"

Уже потом, разглядывая схему Главной базы Управления по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии, я определил, внутри какого корпуса мы гуляли.

Корпус № 1. Два этажа, через каждый идет длинный коридор, по обе стороны которого комнаты разной величины. На беглый взгляд, присутствуют все признаки обычного музея - большое количество фотостендов, стеклянные шкафы с какими-то колбами, противогаз. В углу - керамическая авиабомба в разрезе, изобретенная генералом Исии для доставки смертоносных бактерий в места скопления врага. Кругом непонятные иероглифы и что-то бубнящая себе под нос экскурсовод.

И только большие витрины, внутри которых в объеме и масштабе воссозданы жуткие картины опытов над людьми, и молниеносная реакция сотрудников на мою фотовспышку ("Ноу фото!") говорили о том, что это за музей.

Просторное помещение, где мне не позволили фотографировать, судя по схеме, было так называемой выставочной комнатой. Тысячи ее экспонатов в 1945 году в дни эвакуации отряда были уничтожены первыми. Большие банки с препаратами просто сбрасывали в реку. Интересно, к какому берегу они потом пристали?

Однако Моримуре по рассказам сотрудников хозяйственного управления удалось восстановить экспозицию той дикой "выставки".

Выставочная комната - изощренная пытка

"Итак, "выставочная комната", хотя и называлась комнатой, по размерам равнялась площади трех отделов хозяйственного управления: общего, финансового и отдела кадров. Тому, кто, пройдя по коридору от хозяйственного управления, достигал "выставочной комнаты" и открывал в нее дверь, прежде всего ударял в нос резкий запах формалина, затем внезапное нервное потрясение заставляло человека зажмурить глаза.

"Тот, кто впервые входил в эту комнату, впадал в шоковое состояние, и даже видавшие виды люди, шатаясь, искали опоры", - вспоминает бывший служащий отряда.

На полках, расположенных в два или три ряда вдоль стен, стояли наполненные формалином стеклянные сосуды диаметром 45 и высотой 60 сантиметров. В формалиновом растворе находились человеческие головы. Отделенные от шеи, с открытыми или закрытыми глазами, с колышащимися волосами, они тихо покачивались в стеклянном сосуде.

Головы с раздробленными, как гранатовый плод, лицами.

Головы, разрубленные на две части от темени до уха.

Головы распиленные, с обнажившимся мозгом.

Головы с разложившимися лицами, на которых невозможно распознать ни глаз, ни носа, ни рта.

Головы с широко открытыми ртами, с красными, синими, черными пятнами на коже.

Китайцы, монголы, русские...

Головы людей разных рас, мужчин и женщин, старых и молодых смотрели из коричневатого формалинового раствора на вошедшего в комнату и обращались к нему с немым вопросом: почему мы здесь?

В "выставочной комнате" были не только головы. Человеческие ноги, отрезанные по бедро, туловища без головы и конечностей, желудки и кишки, причудливо переплетенные в растворе, матки, некоторые с плодом. Короче говоря, это была выставка всех составных частей человеческого тела.

Бывший служащий отряда говорит: "Руководство отряда утверждало, что это были препараты трупов, подобранных на поле сражения у Халхин-Гола, но этому никто не верил, потому что в результате вскрытий живых "бревен" появлялись все новые и новые экспонаты".

Были среди них и совершенно невероятные. Например, человеческая рука, отрезанная по локоть. Владельцем этой руки был служащий отряда. Раз в месяц он приходил в "выставочную комнату", останавливался перед своей рукой и долго глядел на нее".

"Материал" достоин только смерти

Были ли специалисты и работники "отряда 731" нормальными людьми? Это с трудом поддается осознанию, но - да, проводя чудовищные эксперименты над себе подобными, они были нормальными. Многие приехали в "отряд" с семьями - работать и заниматься исследованиями. Немало среди них было и тех, кто, получая за свою работу хорошую зарплату, отправлял деньги в Японию - на обучение младших братьев и сестер или на лечение родителей.

Бывший служащий отряда говорил: "Мы не сомневались, что ведем эту войну для того, чтобы бедная Япония стала богатой, чтобы способствовать миру в Азии... Мы считали, что "бревна" - не люди, что они даже ниже скотов. Среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хотя бы сколько-нибудь сочувствовал "бревнам". Все - и военнослужащие, и вольнонаемные отряда - считали, что истребление "бревен" - дело совершенно естественное".

Им постоянно внушали, что "подопытный материал" или, как здесь говорили, "бревна", достойны только смерти. И у сотрудников отряда не возникало даже тени сомнения в этом. Но, судя по некоторым интервью с бывшими служащими отряда, которые провел Моримура, прозрение у них все же наступило - правда, через десятилетия. И отчаяние.

"Бревна" - это пленные, находившиеся в "отряде 731". Среди них были русские, китайцы, монголы, корейцы, схваченные жандармерией или спецслужбами Квантунской армии.

Жандармерия и спецслужбы захватывали советских граждан, оказавшихся на китайской территории, командиров и бойцов китайской Красной армии, попавших в плен в ходе боев, а также арестовывали участников антияпонского движения: китайских журналистов, ученых, рабочих, учащихся и членов их семей. Все эти пленные подлежали отправке в специальную тюрьму "отряда 731".

"Бревнам" не нужны были человеческие имена. Всем пленным отряда давали трехзначные номера, в соответствии с которыми их распределяли по оперативным исследовательским группам в качестве материала для опытов.

В группах не интересовались ни прошлым этих людей, ни даже их возрастом.

В жандармерии, до отправки в отряд, каким бы жестоким допросам их ни подвергали, они все же были людьми, у которых был язык и которые должны были говорить. Но с того времени, как эти люди попадали в отряд, они становились всего лишь подопытным материалом - "бревнами", и никто из них уже не мог выбраться оттуда живым.

"Бревнами" были и женщины - русские, китаянки, - схваченные по подозрению в антияпонских настроениях. Женщины использовались главным образом для исследования венерических заболеваний.

В центре блока "ро" находилось двухэтажное бетонное сооружение. Внутри оно было опоясано коридорами, куда выходили двери камер. В каждой двери имелось смотровое окошко. Это сооружение, сообщающееся с помещениями оперативных исследовательских групп, было "складом бревен", то есть специальной тюрьмой отряда.

По показаниям подсудимого Кавасимы на Хабаровском судебном процессе в 1949 году, в отряде постоянно находилось от 200 до 300 "бревен", хотя точно эти цифры неизвестны.

"Бревна", в зависимости от целей исследований, помещались в отдельные камеры или общие. В общих камерах содержалось от 3 до 10 человек.

По прибытии в отряд всякие пытки и жестокое обращение, которому подвергались пленные в жандармерии, прекращались. "Бревен" не допрашивали, не заставляли выполнять тяжелую работу. Более того, их хорошо кормили: они получали полноценное трехразовое питание, которое иногда включало и десерт - фрукты и т. п. Они имели возможность достаточно спать, им давали витамины. Пленные должны были как можно скорее восстановить силы и стать физически здоровыми.

Получавшие обильное питание "бревна" быстро поправлялись, работы у них не было никакой. С того момента, как их начинали использовать для опытов, их ожидала или верная смерть, или же страдания, сравнимые только с муками ада. А до этого тянулись ничем не заполненные дни, похожие один на другой. "Бревна" томились от вынужденного безделья.

Но дни, когда их хорошо кормили, проходили быстро.

Циркуляция "бревен" была весьма интенсивной. В среднем через каждые два дня три новых человека становились подопытным материалом.

Позже хабаровский судебный процесс по делу бывших военнослужащих японской армии, основываясь на показаниях подсудимого Кавасимы, зарегистрирует в своих документах, что за период с 1940-го по 1945 год "отрядом 731" было "потреблено" не менее трех тысяч человек. В действительности это число было еще больше, - единодушно свидетельствовали бывшие сотрудники отряда.

В Квантунской армии высоко ценили специальные секретные задания, которые выполнял "отряд 731", и принимали все меры для обеспечения его исследовательской работы всем необходимым.

К числу этих мер относилось и бесперебойное снабжение "бревнами".

Людям, когда подходила их очередь становиться подопытными, прививали бактерии чумы, холеры, тифа, дизентерии, cпирохету сифилиса и другие культуры живых бактерий. Их вводили в организм с пищей или каким-либо другим способом. Велись также эксперименты по обморожению, заражению газовой гангреной, проводились расстрелы в опытных целях".

Сэйити Моримуре в результате долгой и кропотливой работы удалось собрать, наверное, самый полный список проводимых в "отряде 731" экспериментов. Читая их краткое описание, понимаешь, как далеко может зайти исследование человеческих возможностей. И от этого описания волосы встают дыбом.

<Изуверские вскрытия живых людей проводились в отряде для ответа на следующие вопросы: когда человек подвергается эпидемическому заражению, увеличивается его сердце или нет, как изменяется цвет печени, какие изменения происходят в живой ткани каждой части тела?

Другой целью вскрытия живого человека было изучение различных изменений, возникавших во внутренних органах после того, как "бревнам" вводили внутрь те или иные химические вещества. Какие процессы происходят в органах при введении воздуха в вены? То, что это влечет за собой смерть, было известно, но сотрудников отряда интересовали более детальные процессы. Через сколько часов и минут наступит смерть, если "бревно" подвесить вниз головой, как изменяются при этом различные внутренние органы? Проводились и такие опыты: людей помещали в центрифугу и вращали с большой скоростью, пока не наступала смерть. Как отреагирует человеческий организм, если в почки ввести мочу или кровь лошади? Проводились опыты по замене человеческой крови кровью обезьян или лошадей. Выяснялось, какое количество крови можно выкачать из одного "бревна". Кровь выкачивали с помощью насоса. Из человека в буквальном смысле выжимали все. Что происходит, когда легкие человека заполняются дымом? Что будет, если дым заменить ядовитым газом? Какие изменения произойдут, если ввести в желудок живого человека ядовитый газ или гниющую ткань?"

Садистов в белых халатах интересовало многое. Осененные очередной дьявольской мыслью, "медики" звонили в тюрьму и делали заказ: "Подберите на ваше усмотрение здоровых "бревен" любого телосложения и пришлите 20 штук". Каждого из них ждал настоящий ад.

- В вакуумную барокамеру поместили подопытного и стали постепенно откачивать воздух, - вспоминает один из стажеров. - По мере того как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивалась, у него сначала вылезли глаза, потом лицо распухло до размеров большого мяча, кровеносные сосуды вздулись как змеи, а кишечник стал выползать наружу. Наконец человек просто заживо взорвался...

Все это снималось на кинопленку - так определили потолок высоты для летчиков.

В тот период среди солдат Квантунской армии было довольно много случаев обморожения. В отряде хотели как можно скорее собрать данные о процессе обморожения, методах его лечения, а также о том, как протекает бактериальное заражение в условиях сильных морозов.

- Эксперименты по обмораживанию проводились в отряде с ноября по март, - рассказывает очевидец. - При температуре ниже минус 20 подопытных людей выводили ночью во двор, заставляли опускать оголенные руки или ноги в бочку с холодной водой, а потом ставили под искусственный ветер до тех пор, пока они не получали обморожение. После небольшой палочкой стучали по рукам, пока они не издавали звук дощечки...

Свидетели вспоминают, что руки подопытных отнимались буквально на глазах: вначале белели, потом краснели, покрывались волдырями. Наконец кожа чернела и наступал паралич. Лишь тогда мучеников возвращали в теплое помещение и оттаивали водой. Если ее температура была выше плюс 15, омертвевшая кожа и мышцы отваливались, обнажались кости. Спасти от гангрены теперь могла только ампутация изуродованных конечностей.

Кого-то постигла другая ужасная участь: их заживо превращали в мумии - помещали в жарко натопленную комнату с низкой влажностью. Человек обильно потел, но ему не давали пить, пока он полностью не высыхал. Затем тело взвешивали, при этом оказывалось, что весит оно около 22 процентов от первоначального. Именно так в "отряде 731" было сделано еще одно "открытие": человеческое тело на 78% состоит из воды.

Несмотря на то что в отряде работал целый отдел, скрупулезно фиксировавший на кино- и фотопленку все стадии каждого эксперимента, эти свидетельства практически полностью были уничтожены. Но страдания людей, погибавших мучительной смертью, очень точно и натуралистично переданы объемными "иллюстрациями" опытов над людьми, которые мы сквозь стекло рассматривали в мрачных коридорах "отряда 731".

Окончание следует.

Кухня дьявола № 731: опыты над живыми людьми

Начало в № 5(309)

К 1945 году Япония была практически готова к нанесению мощного бактериологического удара по дальневосточным и сибирским территориям Советского Союза. В строго засекреченном подразделении Квантунской армии - "отряде 731", расположенном в Маньчжурии, - уже были созданы огромные запасы бактерий, способных вызвать массовые эпидемии. Но Советская армия, буквально сметая самураев, закрыла эту жуткую страницу истории. "Отряд 731" за несколько дней до прихода советских войск в панике эвакуировался из Харбина. Наш корреспондент, побывавший недавно на месте тех событий, продолжает свой рассказ.

ВНИМАНИЕ! МАТЕРИАЛ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЧИТАТЬ ДЕТЯМ, А ТАКЖЕ ЛЮДЯМ СО СЛАБОЙ ПСИХИКОЙ.

Возвращаясь к первой части этой публикации, повторюсь, что, бродя по слабоосвещенным коридорам уцелевших корпусов "отряда 731", которые превращены теперь во вполне цивильный музей, я не подозревал, какие события происходили здесь более 60 лет назад. А китаянка-экскурсовод заученными фразами на русском вряд ли смогла бы передать то ощущение ужаса, которое впитали эти стены. Стены, где были зверски замучены более трех тысяч человек - пленных красноармейцев, китайских солдат, местных патриотов, журналистов, просто мирных граждан, крестьян, случайно арестованных в Харбине или похищенных в окрестных деревнях. Мужчин, женщин, детей, грудных детей...

Но это удалось японскому публицисту Сэйити Моримуре в книге "Кухня дьявола", в которой он на основе найденных документов и интервью с участниками тех событий бесстрастно восстанавливает жуткую историю крупнейшего в мире завода по разработке и производству бактериологического оружия. Эту страшную книгу трудно читать.

Интересы Папаши Исии

Генерала Сиро Исии, начальника "отряда 731", главного идеолога бактериологической войны против Советского Союза, придумавшего использовать живых людей в своих дьявольских опытах, сослуживцы за глаза называли обезьяной. Сэйити Моримура в своей книге "Кухня дьявола" приводит воспоминания одного из них: "Папаша Исии был самой хитрой из всех обезьян, ученой обезьяной".

- Еще будучи преподавателем военно-медицинской академии в Японии, - рассказывает другой очевидец, - Исии использовал для опытов живых людей - своих помощников. Известно, что несколько человек, работавших над исследованием бактерий в качестве помощников Исии, умерло от бактериального заражения. Среди сравнительно небольшого числа острых эпидемических заболеваний Исии больше всего внимания уделял чуме. Сейчас уже трудно установить, от каких болезней погибли помощники Исии, но, думаю, это была чума.

На бактериях чумы, как самого мощного оружия, Исии остановился не случайно. Из своих шпионских поездок по Европе в начале 30-х годов он привез главную новость: все европейские страны (даже фашистская Германия!) исключили бактерии чумы из числа бактериальных средств, которые могут быть использованы в качестве оружия. Уж слишком велик был ужас европейцев, связанный с эпидемиями чумы, который передавался там из поколения в поколение.

Но интересы Папаши Исии были разносторонними. В его лабораториях, кроме чумы, изучали и разводили бактерий тифа, холеры, дизентерии, столбняка, туберкулеза, сибирской язвы, проказы - таков был ассортимент продукции этой "фабрики".

Моримуре удалось полностью восстановить процесс производства этих смертоносных бактерий. Процесс этот целиком был поставлен на поток и проходил в специальных стерильных помещениях. Лица сотрудников закрывали маски. Никого узнать было невозможно. Чтобы не вдохнуть живые бактерии, они не произносили ни слова и объяснялись только жестами. Белые шапочки, белые халаты, фартуки, большие очки - медленно двигавшиеся безмолвные фигуры производили таинственное впечатление.

Бактерий разводили на агар-агаре - продукте, получаемом из красных и бурых водорослей. После завершения посева питательная среда перемещалась в культивационную камеру. Получив освещение нужной интенсивности, необходимую температуру и агар-агар для питания, бактерии быстро размножались, образуя молочно-белые скопления на поверхности питательной среды. По истечении определенного времени сотрудники группы начинали сбор бактерий. Скопления бактерий соскребали в специальные химические стаканы.

"На дне химического стакана находились бактерии в виде молочно-белой массы, напоминавшей сусло для приготовления японской сладкой саке (рисовая водка. - Прим. авт.)", - вспоминал один из бывших сотрудников этой лаборатории.

Атака чумных блох

Но по замыслу Исии для использования бактериальных средств в войне необходимы были переносчики болезнетворных микроорганизмов. Наиболее эффективные переносчики чумы - блохи. Если заразить бактериями большое количество блох и рассеять их в нужном месте, то в довольно короткий срок можно вызвать чумную эпидемию. Осуществлением этой идеи и занялись экспериментаторы.

Из материалов судебного процесса над убийцами в белых халатах, который состоялся в Хабаровске в конце декабря 1949 года:

"Подопытные люди, использовавшиеся для этих экспериментов, в количестве 15 человек были доставлены из внутренней тюрьмы отряда и привязаны на территории, где производился опыт, к специально врытым в землю столбам... Специальный самолет сбросил на полигон около двух десятков бомб, которые, не долетев до земли от 100 до 200 метров, разорвались, из них выпали чумные блохи, которыми были начинены бомбы. Эти чумные блохи распространились по всей территории.

После того как бомбометание было произведено, выждали значительный промежуток времени, для того чтобы блохи могли распространиться и заразить подопытных людей".

О многочисленных экспериментах с керамическими бомбами, начиненными блохами, вспоминает один из бывших служащих отряда:

"Для того чтобы насекомые добрались до "бревен" и начали сосать их кровь, требовалось четыре-пять часов. "Бревна", видя, как несметное количество блох сначала впивается им в ноги, а затем распространяется по всему телу, отчаянно бились и кричали, но, поскольку их руки и ноги были привязаны к столбам, они ничего сделать не могли. В каждой бомбе находилось около 30 тысяч блох".

Из тканей умерших людей выделяли микробы с самой высокой активностью и передавали в производственные помещения отряда.

Моримура пишет: "На полигоне близ станции Аньда проводились многочисленные эксперименты как с целью усовершенствовать керамические бомбы, так и с целью найти способы повышения активности чумных блох".

На полигоне были врыты в землю столбы на расстоянии 5-10 метров один от другого. К ним привязывали людей, тела которых полностью защищались одеялами и металлическими щитами.

Для совершенствования бактериологического оружия и определения его эффективности необходимо было взрывать бомбы под разными углами к земле и на разной высоте. Это давало возможность получить точные данные о зависимости между точкой взрыва бомбы и районом бактериального заражения.

Если бы подопытные оказались раненными осколками бомб или артиллерийских снарядов и это явилось бы причиной их смерти, весь смысл эксперимента свелся бы к нулю. Необходимо было установить точный коэффициент смертности именно от бактериального заражения. С этой целью и применялись одеяла и щиты.

Привязанных к столбам людей подвергали самым разнообразным экспериментам. Иногда у десятка-другого оставляли обнаженными только ягодицы и проводили опыт по заражению возбудителями газовой гангрены.

На предельно близком расстоянии от подопытных взрывали бомбы со шрапнелью, зараженной возбудителями газовой гангрены. Бесчисленные осколки впивались людям в обнаженные ягодицы. Подопытные кричали от нестерпимой боли, в то время как сотрудники отряда хладнокровно обследовали их, пытаясь выяснить, попали бактерии газовой гангрены в цель или нет.

После этого людей возвращали в специальную тюрьму отряда. Там тщательно наблюдали за развитием болезни - вплоть до наступления смерти. Помощи им не оказывали никакой. О помощи не могло быть и речи, ведь экспериментаторов интересовал именно процесс непрерывного размножения бактерий и разрушения ими человеческого организма. По прошествии недели подопытные, от которых исходило ужасающее зловоние, умирали.

Все эти эксперименты фиксировались на кинопленку.

Бывший служащий отряда рассказывает: "Эксперименты по заражению газовой гангреной проводились многократно. И не только эти... Проводились также эксперименты с применением бактериологического пистолета в форме авторучки, ставились и более простые опыты. Например, людям обнажали бедра, вблизи взрывали ручные гранаты и потом изучали, каким образом осколки входят в тело; стреляли в голову под разными углами из винтовки, после чего вынимали и препарировали мозг; иногда людей просто убивали ударом дубины, а затем исследовали поврежденную ткань..."

Информация сквозь толщу стен

Приходится намеренно опускать и не цитировать многие другие места из книги Моримуры, который не просто восстанавливает жуткие подробности "научной работы" изуверов из императорской армии. Публицист честно рисует лицо войны, готовившейся его соотечественниками, рассказывает о людях обреченных, но не сдавшихся.

Какие мысли живут в голове человека, знающего, что через день-два он погибнет в страшных муках?

Люди, заключенные в блоках № 7 и № 8, знали, что им уготована судьба "бревен". Тюремная охрана ничего не могла поделать и понять, как это происходит, но между камерами существовала связь. Сквозь стены толщиной 40 сантиметров передавалась информация. Сотрудники спецгруппы так и не смогли разгадать секрет, назвав это чудом.

Часть заключенных не желали чувствовать себя обреченными, они сохраняли силу духа до последних минут жизни. Как бы бесчеловечно ни относились в отряде к "бревнам", считая их лишь материалом для экспериментов, они все-таки оставались людьми. Скованные по рукам и ногам, заточенные в изолированном пространстве, днем "бревна" копили энергию, лежа на своих подстилках и прячась от глаз охранников. Ночью же в тюрьме начиналась тайная борьба. Из камеры в камеру летели сигналы: люди называли себя, передавали то, что происходило у них.

Был такой случай. С целью эксперимента заключенным раздали сладкие пирожки, зараженные бактериями тифа. Но ни один заключенный к ним не притронулся. Очевидно, те, кто знал о подобных опытах, передали по всем камерам, что пирожки, возможно, заражены бактериями.

Бунт "бревен"

Когда и при каких обстоятельствах в специальной тюрьме отряда произошел бунт "бревен", до сих пор точно ничего не известно. Помнят только, что это было "солнечным днем до полудня" в первой декаде июня 1945 года.

В одной из тюремных камер, находившихся в левом крыле 7-го корпуса на втором этаже, содержалось двое русских заключенных. В то утро один из них стал звать охранника, чтобы объяснить ему, что его товарищ по камере заболел. Служащие отряда остро реагировали на любые изменения самочувствия "бревен" - наблюдение за подопытными было важной частью их повседневной работы.

Когда охранник вошел, то тут же получил мощный удар по переносице цепью от наручников. У обоих узников наручники оказались сняты. "Как они ухитрились снять наручники - над этим потом еще долго все ломали голову, - вспоминает бывший служащий отряда. - То ли им вдвоем удалось сломать наручники, то ли они были специалистами по такого рода устройствам, то ли, наконец, сами наручники были с изъяном".

Завладев ключами, один из русских выбежал в коридор и начал открывать камеры, криками и жестами поднимая узников: "Выходите! Бегите!"

Но бежать было некуда: дверь на лестницу уже была перекрыта подоспевшей спецгруппой. Сам тюремный блок окружили десятки вооруженных японцев - перепугавшаяся охрана вызвала подкрепление. В панике собрали и вооружили даже вольнонаемных сотрудников отряда, занятых на хозработах.

На основе рассказа одного из свидетелей того бунта, которого удалось разговорить, Моримура пишет:

"В левой части коридора один из заключенных, схватившись за решетку, начал что-то громко кричать сотрудникам отряда, целившимся в него. Это был русский, шатен, лет сорока, широкоплечий. Его мощный голос разносился по всему внутреннему двору. Никто из отряда подкрепления не понимал русского языка, но в облике заключенного и в его голосе угадывался протест. Вольнонаемные были ошеломлены гневной речью русского и его энергичными движениями, однако продолжали держать его под прицелом. А переводчик переводил: "Вы нас обманом сюда заключили, проводите зверские опыты и погубили уже много людей... Вы на нас винтовки навели, а нам все равно не страшно... Все японцы трусы... Немедленно освободите нас... Или уж сразу убейте. Это лучше, чем быть морскими свинками для ваших опытов".

Русский, ударяя себя кулаками в грудь, продолжал отважно стоять под дулами винтовок в своей черной одежде с нашитым на ней номером. Возле него столпились и другие заключенные, поддерживавшие его.

Во внутреннем дворе специальной тюрьмы создалась странная ситуация. Люди, которые, казалось, должны были быть парализованы под наведенными на них дулами винтовок, чувствовали себя, однако, все увереннее и одерживали верх над вооруженными до зубов служащими отряда.

Русский, широко раскинув руки и выпрямив грудь, схватился за прутья решетки. Всем своим видом он как бы призывал: "Ну стреляйте же!" Его громкий, уверенный голос и гневные интонации озлобляли служащих отряда.

"А-а, негодяй! Умри!" - с этими словами один из молодых вольнонаемных, у которого сдали нервы, нажал на спусковой крючок...

Вот что рассказывает бывший на месте происшествия служащий отряда: "Когда думаешь об этом теперь, становится ясно, что голос русского был криком души, у которой отняли свободу... Но тогда я не мог правильно понять его гнев. "Бревен" мы людьми не считали. Так как же можно было спокойно отнестись к тому, что они взбунтовались? Однако протест этого русского, то, как он до последнего вздоха стоял, широко расправив плечи, произвело на нас сильное впечатление. Мы заставили его замолчать пулей, но он, безоружный и лишенный свободы, несомненно, был сильнее нас. Тогда мы все в душе почувствовали: правда не на нашей стороне. Когда я вспоминаю все, что произошло тогда, я не могу спать по ночам".

Всех заключенных взбунтовавшегося блока в тот же день через систему вентиляции в камерах умертвили ядовитым газом.

"Увеличить число бактерий, блох и крыс!"

В мае 1945 года генерал Исии отдал распоряжение об увеличении производства, в котором говорилось: "Война между Японией и СССР неизбежна... Отряд должен мобилизовать все силы и в короткий срок увеличить производство бактерий, блох и крыс". Иными словами, стадия экспериментов закончилась, теперь начинается бактериологическая война на практике, нужно наращивать производство в ожидании дня X.

Были уже размножены и географические карты советских дальневосточных районов с указанием населенных пунктов, водоемов и других объектов для бактериологического нападения. Бактериологическое оружие планировалось применить в первую очередь в районе Хабаровска, Благовещенска, Уссурийска, Читы. Сюда намечалось сбрасывать авиабомбы, наполненные чумными блохами, предусматривался также вариант распыления бактерий с самолетов.

К этому времени в отряде уже были разработаны технология высушивания бактерий чумы и способ хранения их в сухом виде, уже производился штамм чумной бактерии, в 60 раз превосходящий по вирулентности обычную. Достигла высокого уровня техника распыления бактерий в виде дождевого облака, была усовершенствована керамическая бомба, в массовом масштабе размножались особо жизнестойкие крысы и обладающие большой кровососущей силой блохи.

В конце войны "готовых к употреблению" бактерий в "отряде 731" хранилось столько, что, как говорил бывший служащий отряда, если бы они при идеальных условиях были рассеяны по земному шару, этого хватило бы, чтобы уничтожить все человечество.

Число крыс было приказано довести до 3 миллионов... Была поставлена задача произвести 300 килограммов чумных блох, то есть около миллиарда особей.

"Конечно, получить миллиард живых, качественных, готовых к использованию блох было делом серьезным. Если бы заразить всех этих блох чумой и разом применить против советских войск, а также обрушить на города - последствия были бы весьма значительные. Это мы все понимали", - говорит бывший служащий отряда.

Однако "вакханалия" бактерий, грызунов и блох, развернувшаяся в "отряде 731", прекратилась 9 августа 1945 года. На рассвете 9 августа советские войска начали военные действия против Японии".

"Всем служащим покончить жизнь самоубийством!"

Эвакуация "отряда 731" - отдельный рассказ. Бывшие сотрудники отряда сходятся в одном: это были ужасные дни, похожие на кошмарный сон.

Чего стоил только приказ генерала Исии: всему личному составу филиалов "отряда 731", находившихся на пути наступления советских войск, а также членам семей всех служащих покончить жизнь самоубийством, после этого всем оставшимся отступать на юг. И ведь выполнили бы приказ, но другой высокопоставленный генерал, Кикути, заставил Исии его отменить. Однако многим семьям сотрудников все же раздали пузырьки с синильной кислотой.

Отряд ликвидировали в страшной панике. Под весть, что советские войска уже в Чанчуне, загрузили 15 эшелонов по 20 вагонов. Описания экспериментов, препараты, драгоценности (сейчас установлено, что Исии неслабо обворовывал императорскую армию). Но главное, нужно было уничтожить все следы пребывания под Харбином этого секретного подразделения.

Два корпуса, в которых мне пришлось побывать, - это все, что осталось от целого секретного города. В одном месте коридор меньшего из них заканчивается развалинами. Здания отряда взрывали долго с помощью саперов. А до этого уничтожили всех заключенных и сожгли их трупы...

В ночь отправки генерал Исии медленно шел по перрону вдоль вагонов со свечой в руке и говорил своим подчиненным: "Япония побеждена. Мы возвращаем вас на родину. Но при всех условиях вы должны хранить тайну "отряда 731". Если кто-то не сохранит ее, то я - Исии - найду такого человека где угодно и разделаюсь с ним. Поняли?"

Сытая жизнь в обмен на результаты

Но это была лишь угроза, хотя многие сотрудники отряда, исполняя последний приказ генерала, так и не раскрыв тайны "отряда 731", уже в мирное время умерли в нищете.

Сам же Исии, вернувшись в Токио, открыл гостиницу. Там его и нашли спецслужбы оккупационных войск. Американцы ликовали: Исии передал им ценнейшие материалы, которые можно использовать в дальнейшей работе над бакоружием. А советской стороне было отправлено заключение, что местопребывание руководства "отряда 731", в том числе и Исии, неизвестно и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований.

Так многие врачи-изуверы ушли от возмездия, прекрасно устроившись в мирной жизни. В обмен на результаты преступных исследований Исии и его подручных США не только сохранили им жизнь и уберегли от заслуженного наказания, но и позволили безбедно прожить все послевоенные годы.

По данным печати, в начале 80-х годов, когда Моримура писал свою книгу, около 450 бывших сотрудников "отряда 731" и других подобных формирований занимали видные посты в японской науке, медицине, промышленности. Среди них называли Р.Найто, президента фармацевтической компании "Грин-кросс", в которой впервые была создана искусственная кровь; одного из ведущих экспертов по проблеме выносливости человека в условиях холода X.Иосимуру; губернатора Токио С.Судзуки и других.

Вот такой на самом деле оказалась жуткая в своей жестокости и бесчеловечности история двух сохранившихся в Харбине зданий "отряда 731", так и не рассказанная мне симпатичной китаянкой-экскурсоводом.

От редакции

История "отряда 731" продолжается. Два года назад Высший суд Токио отверг иск десяти китайских граждан, требовавших, чтобы правительство Японии выплатило им 100 млн иен (почти миллион долларов) в качестве компенсации за страдания, причиненные во время японской агрессии в прошлом веке. Истцы назвали себя жертвами и родственниками жертв "отряда 731".

А сейчас Китай намерен обратиться в ЮНЕСКО с просьбой включить этот японский концлагерь под Харбином в список охраняемых исторических памятников. Однако официальная заявка будет подана после того, как площадь музея увеличат примерно в четыре раза. Реализация этого плана потребует около 60 миллионов долларов.

Ужасы отряда 731 - Оружие

Датой создания японцами в китае «отряда 731» Квантунской армии можно считать 1935 год. Задачей этого крупнейшего спецподразделение на протяжении 12 лет было разработка бактериологического оружия. Испытывали они все эти ужасы на живых людях.

Все ужасы отряда 731 — опыты над живими людьми

Состав этого отряда насчитывал три тысячи человек. В отряд брали выпускников самых престижных японских университетов, цвет японской науки. Командование на себя взял генерал-лейтенант Сиро Исии.

Для того чтобы расчистить площадку под строительство на 40кв.м, были сожжены 300 китайских крестьянских домов. В собственности данного отряда было авиационное подразделение, истребителям которого было приказано сбивать любой летательный аппарат, пролетавший над территорией. Секретность была настолько высока, что постройка официально называлась «Главным управлением по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии».

Вся территория была окружена рвом и забором с колючей проволокой под током. Так же на данной территории располагались: аэродром, электростанция, железнодорожная ветка, жилые помещения, помещения учебного центра, тюрьма на 100 человек, многочисленные лаборатории, стадион и даже синтоистский храм. Строительство заняло больше года.

Структура отряда 731 и их задачи.

wpid-h7dGqKC77b4.jpg

1-й отдел:

Группа Касахары — исследование вирусов;
Группа Танаки — исследование насекомых;
Группа Ёсимуры — исследование обморожения (исследование проводилось и на маленьких детей), опыты с ядовитыми газами
Группа Такахаси — исследование чумы;
Группа Эдзимы — исследование дизентерии;
Группа Ооты — исследование сибирской язвы;
Группа Минато — исследование холеры;
Группа Окамото — исследование патогенеза;
Группа Исикавы — исследование патогенеза;
Группа Утими — исследование сыворотки крови;
Группа Танабэ — исследование тифа;
Группа Футаки — исследование туберкулёза;
Группа Кусами — фармакологические исследования;
Группа Ногути — исследование риккетсий;
Группа Ариты — рентгеновская съёмка;

2-й отдел:

Группа Ягисавы — исследование растений;
Группа Якэнари — производство бомб с БО.

3-й отдел:

Группа Карасавы — производство бактерий;
Группа Асахины — исследование сыпного тифа и производство вакцины.

Для всех этих опытов, конечно нужен был материал. В лабораторию в срок поступали и мыши, и крысы и морские свинки. Расходовали грызунов очень экономно и содержали в идеальных условиях.

Поэтому то в отряд на ряду с животными поступал и другой подопытный «материал». И вот как раз на него режим экономии, то и не распространялся.

Сотрудники называли таких людей «бревнами». В первую очередь вновь прибывших, откармливали. У «бревен» было трехразовое питание и даже иногда десерты с фруктами. Подопытные должны были быть абсолютно здоровым, чтобы не нарушать чистоту эксперимента.

«Бревна» — это военнопленные русские и китайские солдаты, журналисты, ученые, рабочие, и просто, схваченные на улице целые семьи. Почти 70 процентов — китайцы, 30 процентов — русские, немного корейцев и монголов. Возраст в подавляющем большинстве — от 20 до 30 лет, максимум 40 лет

Детей тоже не жалели нелюди в «белых халатах». Их не называли по именам, каждому был присвоен свой трёх злачный номер. В зависимости от того, в какую исследовательскую подгруппу они попадут.wpid-rmeGjajUj4s.jpg

Опыты проводимые отрядом 731.

Для нахождения наилучшего способа лечения обморожения, обливая ледяной водой заключенных выводили на улицу. Там их так держали до полного замерзания. Затем ампутировали замороженные части тела, постепенно начиная от рук и заканчивая ногами. Оставляя лишь голову и туловище. Но и это было не все: в дальнейшем жертву использовали для инфекционных и патогенных экспериментов. В эксперименте на восприятие телом холода использовали и трёхмесячного младенца. Он сжимал кулачок и это не понравилось ученом, они пронзили его ладошку иголкой.

Самое любимое занятие для местных хирургов было вскрытие живого человека.wpid-rKNpzfcreAE.jpg

Людей заражали инфекцией, а затем днями наблюдали над изменениями состояния их организма. Далее их заживо препарировали, вытаскивая органы и наблюдая, как болезнь распространяется внутри. Подопытным сохраняли жизнь до конца, не делая никакой анестезии, чтобы не нарушить естественный ход экспериментов.

Еще один проводившийся эксперимент это превращение человека в мумию. Люди помещались в жарко натопленную комнату с низкой влажностью. Человек начинал сильно потеть, но воды ему не давали пока он совсем не высыхал. Затем тело взвешивалось, и выяснилось что весит оно около 22% от первоначальной массы. Именно «отряд 731» открыл, что человеческое тело на 78% состоит из воды.wpid-AG_UYnBKrRs.jpg

Проводились эксперименты и в барокамерах. «В вакуумную барокамеру поместили подопытного и стали постепенно откачивать воздух, — вспоминал один из стажеров отряда Исии. — По мере того как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивалась, у него сначала вылезли глаза, потом лицо распухло до размеров большого мяча, кровеносные сосуды вздулись, как змеи, а кишечник, как живой, стал выползать наружу. Наконец, человек просто заживо взорвался». Таким образом японские ученые выяснили максимальный высотный потолок для летчиков.

Так же чтобы найти способ эффективно лечить боевые ранения людей взрывали гранатами, расстреливали, сжигали из огнеметов.wpid-knMbSVyiTJE.jpg

Проводились эксперименты так сказать и для любопытства. У заключенных вырезали вырезались различные чести тела, а потом пришивались на другие места. Практиковалось и вливание в человеческое тело кровь лошадей или обезьян. Ученые заполняли легкие человека большим количеством дыма или газа, вводили в желудок живого человека гниющие куски ткани.

И это ещё не все опыты, проводимые безумными учеными это только малая их часть.

По неофициальным подсчётам каждые 2 дня погибали по 3 человека, на самом же деле их было гораздо больше.Предположительная численность всего замученных — более 3000 тысяч человек погибших.
Трупы сжигались в специальной печи.
Конец эти безумствам положили советские войска 9 августа 1945 года.
Но японские ученые и напоследок стали совершать страшное. Было решено уничтожить, оставшихся в живых подопытных людей. Часть из них отравили газом, а некоторым было благородно позволено покончить жизнь самоубийством. А сотрудники и архивы были эвакуированы в Японию.

Самое удивительно, что многие из тех, кто резал, издевался и препарировал живых людей, стали в послевоенной Японии деканами университетов, медучилищ, академиками, бизнесменами. Принц Такеда, инспектировавший спецотряд, не понес никакого наказания. Он возглавил японский Олимпийский комитет в преддверии Игр 1964 года. А сам Сиро Исии, злой гений «отряда 731», безбедно жил в Японии и умер лишь в 1959 году.wpid-eBKjcPP7g0E.jpg

Так же в 1978 году в бывшем штабе «Отряда 731» основали музей, рассказывающий деятельности, данного отряда. Сначала он не пользовался большой популярностью, но в последнее годы интерес к нему значительно увеличился.

Видео: документальный фильм про отряд 731

Фабрика смерти: Чудовищные эксперименты "Отряда 731"

Во время войны мир накрыла волна агрессии и страданий, однако не все злодеяния совершались на поле боя. Некоторые палачи работали тайным образом, совершая чудовищные вещи с привлечением живых людей в качестве "рабочего материала". Одним из жесточайших "испытателей" времен Второй мировой являлся японский "Отряд 731", во главе которого стоял Сиро Исии, и ниже приведены "исследования", которыми там длительное время занимались.
Вивисекция

Проводилась данная процедура на живых людях без предварительной анестезии, а ключевой целью процесса считалась хирургическая практика. Притом на жертве временами проводили сразу несколько операций, а когда "материал" оказывался ненужным, его убивали и расчленяли, отправляя останки в крематорий или общую могильную яму. Подопытным сотрудники "Отряда 731" в рамках практики вивисекции удаляли желудок, соединяя кишечник с пищеводом, вырезали другие важные органы и т.д.
Обморожение

Немалое число экспериментов "Отряда 731" имело связь с температурами. В частности, испытуемые подвергались холоду. Так, японские ученые выводили арестантов и случайных жертв на улицу в мороз, а после обливали их конечности водой, пока не доходило до обморожения. Делалось это для изучения реакции организма и гангрены. Эти опыты позволили установить, что растирание пострадавшего участка, как правило, не слишком эффективно и лучше поместить обмороженные конечности в воду, чья температура оказалась в пределах 37,8 - 50 градусов.
Расчленение

Чтобы изучить уровни выносливости солдат в бою ученые из "Отряда 731" прибегали к ампутации конечностей живых военнопленных, чтобы узнать, каким образом потеря крови влияет на состояние организма. Иногда ампутированные конечности "крепили" к другим частям тела, а порой оставались только торс и голова. Притом наркоз использовался редко, ведь он мог отразиться на итоговых результатах.
Смертельные инъекции

Члены отряда заметили, что в период Японо-китайской войны примерно 89% смертей солдат на поле боя обусловлены были различными болезнями. Поэтому работало подразделение, изучавшее разного рода вирусные заболевания, среди которых такие как чума, туберкулез, сибирская язва и многое другое. Подопытных нарочно заражали с помощью инъекций, чтобы изучить воздействие недуга на организм. Периодически жертвам вводили кровь животных, а также морскую воду и пузырьки воздуха, закупоривавшие кровеносные сосуды
Испытания оружия

На военнопленных члены отряда испытывали многочисленное оружие, вывозя "добровольцев" на специальные полигоны. Там на жертвах проверяли воздействие бомб, призванных распространить чуму, новых огнеметов, гранат, а также людей использовали просто в виде мишеней. Практически никто из подопытных в итоге не выживал.
Венерические заболевания

Исследования "Отряд 731" устраивал и с участием детей, проверяя механизмы передачи венерических заболеваний непосредственно от матери к ребенку. Так, они изучали, как на организм ребенка и родительницы воздействует сифилис. Притом военные заставляли вступать мужчин и женщин, у одного из которых имелось подобное заболевание, в интимную близость, а после носителя болезни подвергали вивисекции.
Особые эксперименты

Помимо "основных исследований" имелись у "Отряда 731" в наличии и побочные. Например, они построили здание с центрифугой. Там ученые проверяли, какой силы хватит для убийства человека. В камерах высокого давления, согласно сохранившимся данным, жертвы оставались без глаз. Отряд организовывал аборты, стерилизацию, а также временами подвергал жертв повышенным дозам рентгеновского излучения.

Отряд 731 или чудовищные опыты над живыми людьми

Вторая Мировая война – самая кровопролитная за всю историю человеческого общества. Миллионы людей гибли не только на полях боев и фашистских концлагерях. Было еще одно место, где происходили страшные истории и о котором можно сказать, что там работали серийные убийцы, с маниакальным спокойствием и знанием дела проводившие эксперименты над людьми...

Они испытывали на них биологическое оружие и проверяя их организмы на выносливость к разным условиям. Это отряд 731. Представляем вам интересные исторические факты об этом страшном месте.

Трудно представить, что в одном месте можно собрать три тысячи человек, готовых издеваться над живыми людьми. А именно столько сотрудников работало в отделе 731 – специальном подразделении японских вооруженных сил. По какому принципу их отбирали? Скорее всего, должно быть «два в одном»: они должны быть знакомы с медициной и должны уметь с философским спокойствием наблюдать за муками истязаемых. Короче говоря, это были самые жестокие и самые умные врачи Японии.

Инициатором создания такого отдела был правивший в те годы японский император Хирохито, биолог по образованию. Он всегда говорил, что развитая наука – лучший помощник в войне, поскольку помогает создать оружие, способное быстро уничтожить целые страны. Он верил, что под его началом Япония сможет поработить всех и добиться мирового господства.

 

 

Эта идея понравилась японским военным, и они отправили в США и страны Европы специалистов, чтобы те переняли опыт создания лабораторий по разработке бактериологического оружия. Среди них был и биолог Сиро Исии, который и стал впоследствии командующим отдела 731. Он сумел доказать правительству, что бактериологическое оружие сможет не только сократить сроки войны, но и облегчит ее ведение. Пусть от пули или снаряда смерть наступает мгновенно, но зато бактерии убивают медленно, незаметно и мучительно. Ими можно заразить воду или одежду людей, и они, размножаясь, через какой-то промежуток времени убьют все живое.

Отряд 731 был создан в 1932 году и базировался на оккупированной японцами территории Китая, неподалеку от Харбина. В Японии базу строить не стали, опасаясь, что в случае утечки бактерий, пострадают японцы, а китайцев никому не жалко. Сначала были стерты с лица земли триста крестьянских домов, а затем были построены бараки для испытуемых и многочисленные лаборатории (около 150). Также имелось свое авиационное подразделение. Командовал всем этим «милым» хозяйством упомянутый выше генерал Сиро Исии.

 

 

Подопытные люди сюда привозились тысячами, это были китайцы (около 70%), русские (около 30%), немного корейцев и монголов. Зачастую завозились целые семьи – мужчины, женщины и даже дети. Возраст взрослых людей не превышал сорока лет, в основном, от 20 до 30.

На пленниках испытывалось бактериологическое оружие, которое могло бы в короткий срок уничтожить человечество. Проверялось много штаммов, основным среди которых был штамм чумы. Испытания проходили так. Человека помещали в очень маленькую камеру, где он не мог даже шевелиться, и заражали какой-либо болезнью. Затем начинали следить за тем, как заболевание поражает его организм. В конце «подопытного» выносили из камеры и живьем вскрывали его, чтобы посмотреть, как вирус поражает внутренние органы. После этого человека оставляли лежать с вспоротыми внутренностями и продолжали наблюдать за его мучениями. Надо сказать, что опыты проводились без обезболивания, поскольку, по мнению медиков, оно могло исказить картину развития болезни.

 

 

На пленниках, которых садисты называли бревнами, еще проводились невероятно жестокие эксперименты, не имевшие никакого отношения к биологическому оружию. Например, опытным путем определяли, сколько проживет человек, если его сильно обморозить. Для японцев это было важно, поскольку они собирались воевать с Россией, где лютые зимы. В итоге было определено, что самый эффективный способ лечения обморожений – опускание рук и ног обмороженного в воду с температурой 50?С. Как проходили эксперименты? Сначала пленного выводили на сильный мороз, опускали их ноги и руки в холодную воду, а затем оставляли на ветре до тех пор, пока те не обмерзали. Нужную степень обморожения узнавали, стуча по конечностям жертвы палочкой. Если издавался деревянный звук – нужная кондиция достигнута. После жертву опускали в воду определенной температуры и наблюдали за динамикой отмирания тканей. Среди тех, на ком проводились такие опыты, были и маленькие дети.

 

 

А вот зачем пленных обливали крутым кипятком – непонятно. Возможно, из-за садистского удовольствия, прикрытого лозунгом, что все делается ради науки.

Также пленников высушивали в специальных камерах, как мумий. Для этого их сначала взвешивали, а затем оставляли в маленькой комнатке с низкой влажностью и высокой температурой. Человек начинал потеть, а поскольку пить ему не давали, его организм терял всю влагу и высыхал. «Мумию» взвешивали и сравнивали с первоначальным весом живого человека. Оказалось, что высушенный организм составляет всего 22% от нормального веса, следовательно, 78% человека составляет вода.

Проводились также опыты с давлением, целью их было определение допустимой границы давления, которое способен выдержать человек, например, летчик. Для этого подопытного помещали в барокамеру и начинали постепенно откачивать из нее воздух. Когда перепад давления внутри камеры и снаружи становился большим, у человека начинали вылезать глаза, распухало лицо, а затем он взрывался, как воздушный шарик.

 

 

Проводились и другие эксперименты: человеческую кровь заменяли на кровь животных, в желудок вводили гниющие ткани, легкие заполняли газом, руки и ноги отрезали и меняли их местами.

Еще подопытных пытали голодом, не давали пить, били током, и вспарывали им животы.

 

 

Вы не ослышались, это была очень популярная среди специалистов отряда процедура, когда на живом человеке врачи оттачивали свое мастерство, вскрывая тела и вырезая различные органы. Человеку вводили местный наркоз, который, понятное дело, быстро прекращал действовать, вскрывали живот и поочередно начинали вырезать органы, отправляя их в другие лаборатории для последующих экспериментов. В итоге от подопытного оставалась одна оболочка.

 

 

Самыми «везунчиками» были те, на ком испытывали газы, поскольку смерть их была самой быстрой. Согласно отчетам работников отряда 731, после отравления цианистым водородом у людей становились очень красными лица, а после воздействия ипритом – тело невозможно было опознать. Но вообще-то, по словам одного эксперта, организм человека не выносливее организма голубя, поскольку и те и другие погибают от одинаковой дозы газа.

 

 

Каждый день умирало очень много людей, которых сжигали в специальных печах. Конечно, точное число погибших в отряде 731 трудно назвать, но, по оценке специалистов, оно превышает десять тысяч человек.

В начале августа 1945 года наши войска начали наступление, оттесняя японскую армию, поэтому было принято решение эвакуировать отряд 731. Те материалы, которые японцы не успевали вывезти, сожгли, а оставшихся пленников расстреляли или отравили в газовых камерах. Музейные экспонаты утопили в реке, а жаль, поскольку они могли бы стать наглядным свидетельством жестокости отряда 731.

 

 

После войны многих участников этих зверств судили - это был так называемый Хабаровский процесс. На суде они признались, что главной целью отряда 731 была подготовка к бактериологической войне с США, Китаем, Монголией и, конечно же, СССР. Один из подсудимых говорил, что сотрудники отряда считали, что «бревна» - это не люди, а существа, находящиеся ниже скотины, которых и жалеть-то нельзя. И никто их и не жалел.

Арестованные японцы признались, что еще в 1944 году вынашивали планы нанесения бактериологических ударов по США, но их остановило опасение, что штаты смогут ответить тем же.

В итоге несколько причастных к деятельности отряда 731 получили сроки. Но кощунство ситуации состоит в том, что посадили нескольких рядовых сотрудников, а организаторы и командование отряда эмигрировали в США и другие страны, где никем не были осуждены. Они мечтали уничтожить и США, но штаты не затаили на японцев злобу, а приняли военных преступников! Более того, они стали признанными авторитетами, сумевшими приобрести в отряде ценные знания. Накопленный ими опыт в испытании бактериологического оружия был передан американским военным, с которыми многие из них стали сотрудничать. Другие же открыли свои клиники и стали преуспевающими докторами. Как оказалось, сохраненные биоматериалы стали въездным билетом в Америку. Американские власти решили, что передав их США, эти люди оказали научную помощь стране и тем самым реабилитировали себя.

Более того, когда шел Хабаровский процесс, наши следственные органы просили выдать японцев, но власти США отказались. Они мотивировали это тем, что нет никаких оснований для предъявления сотрудникам отряда 731 каких-либо обвинений.

Но не все преступники уехали в США, многие остались в Японии и прожили там долгую и счастливую жизнь всеми уважаемых людей. Япония не только не наказала этих преступников, но и не осудила их. Кто-то стал бизнесменом, кто-то главой университета, а брат императора Хирохито, курировавший отряд 731, до 1964 года возглавлял Олимпийский комитет Японии.

После этого становится понятно, почему сейчас Китай, Корея и Монголия плохо относятся к Японии.

Циничность и чудовищность преступлений, совершенных сотрудниками отряда 731, не укладывается в голове. Остается надеяться, что люди смогли сделать вывод из произошедшего и подобное никогда не повторится.

Ужасы отряда 731 : опыты над живыми людьми

Ужасы отряда 731 : опыты над живыми людьми фотоУжасы отряда 731 : опыты над живыми людьми фото

Забытый ужас: Зверские эксперименты японского секретного отряда 731

“Мы удалили внутренние органы и ампутировали руки и ноги до того, как женщина умерла. Сегодня у нас были молодые женщины 18 и 19 лет.

Я сейчас уже не могу объяснить для чего, но мы вскрыли одну девушку, разрезали половые органы и показывали это солдатам.

Они очень мало знали о женщинах… Это было половое воспитание…” – записки доктора отряда 731.

Во время оккупации Китая, японская армия создала секретный “отряд 731”. За закрытыми дверьми, врачи заражали чумой обычных китайцев, подвергали их сильным колебаниям температуры, и без наркоза расчленяли их тела.

Вот как описывают эти зверства их очевидцы

Вот как описывают эти зверства их очевидцы фотоВот как описывают эти зверства их очевидцы фото

Когда в китайской провинции Кузоу упали бомбы, но взрыва не последовало, местные жители не знали, что с ними делать.

А вместо тратила, бомбы несли в себе более страшное оружие – блох, зараженных бубонной чумой. Через неделю стало ясно с чем прилетели эти бомбы. Люди в округе начали умирать от бубонной чумы

Такие бомбы – это один из экспериментов так называемого “отряда 731”

это так называемый японский ответ на Освенцим Менгеле фашистов. В огромном комплексе на краю материковой части Китая, японские хирурги, по очереди резали живых и закованных в кандалы гражданских китайцев.

Они изымали органы один за другим, пока “пациент” не умирал.

Некоторые из жертв были подвешены к трубе под потолком и их резали

как туши свиней без какой-либо анестезии. Других привязывали к земле на морозе, чтобы проверить, как быстро они получат обморожения. Третьих травили газом или загоняли в декомпрессионные камеры, где “исследователи” засекали как долго их глазные яблоки выдерживали до того, как взорваться. А потом были микробы…

Холера, брюшной тиф, дизентерия и сибирская язва то тут то там появлялись в китайских городах. 200 000 человек погибло во время этих микробных экспериментов, волна смертей остановилась только в 1948 году. Русских, филиппинцев, американцев и британцев, попавших в японские концлагеря, заражали вирусами, а затем мариновали в формальдегиде.

Однако, несмотря на эти зверства, никто не понес наказания. Вооруженные силы США получили медицинские отчеты и закрыли глаза на то, что творили японцы и как они получали эти результаты.

Не было никаких извинений, ни компенсации, ни признаний.

Отряд 731 остается секретом

но ещё живы люди, которые были свидетелями.

На японской и американской стороне отмалчиваются, а китайцы помнят и история о зверствах японцев передается в виде ненависти к японским захватчикам.

Отряд 731: как США помогли японцам уйти от суда за опыты над русскими и китайцами

В октябре 1959 года в Токио тяжело умирал генерал-лейтенант японской императорской армии Сиро Исии, начальник знаменитого 731-го отряда Квантунской армии, испытывавшего бактериологическое оружие на людях. Земного суда этот человек, к сожалению, избежал. Ему помогли уйти от ответственности, потому что кому-то его "труды" казались полезными. На просьбу Советского Союза выдать военных преступников отряда палачей США ответили отказом. Сиро Исии помогал им разобраться в своих исследованиях. Андрей Полонский вспоминает историю отряда 731 и рассказывает, почему военным преступникам удалось сбежать. 

Бактериологическим и химическим оружием молодой военный врач Сиро Исии интересовался еще в университете. В милитаристском азарте, в годы между двумя мировыми войнами, эта тема получила особую актуальность. Тогда и запрета в общем-то не существовало – конвенция о биологическом оружии была выработана только в 1972 году. С тех пор прошло меньше пятидесяти лет. 

Сиро Исии, военный преступник, проводивший опыты над корейскими, китайскими и советскими пленными

Биолог Исии был убежден: его наука принесет Японии решающее преимущество в предстоящей войне. 

В отличие от артиллерийских снарядов, - говорил он, - бактериологическое оружие не способно мгновенно убивать живую силу, зато оно без шума поражает человеческий организм, принося медленную, но мучительную смерть. Производить снаряды не обязательно, можно заражать вполне мирные вещи - одежду, косметику, пищевые продукты и напитки, можно распылять бактерии с воздуха. Пусть первая атака не будет массированной, но все равно бактерии будут размножаться и поражать цели. 

Тюрьма на сопках Маньчжурии

В конце 20-х годов Сиро Исии отправился на Запад изучать европейский опыт применения и разработок химического и биологического оружия по итогам Первой мировой войны и послевоенного десятилетия. Опыт оказался впечатляющим. Доклад молодого и амбициозного исследователя так взволновал тогдашнего военного министра Страны восходящего солнца Садао Араки, что Исии получил неограниченное финансирование военного министерства. 

Сам император Хирохито, по образованию тоже биолог, заинтересовался идеями молодого коллеги. Так что Исии был с самого начала обласкан властью и получил неограниченное финансирование. О чем еще может мечтать ученый?

Садао Араки, военный министр Японии. Считался ведущим экспертом по Советскому Союзу и ярым противником коммунистов. Обложка 1933 года

Секретная программа исследований была начата на территории Маньчжурии в крепости Жонгма в 1932 году. Но истинный размах она получила после строительства специальной исследовательской базы-концлагеря. 

В 1936 году в 20 км южнее Харбина, бывшей столицы русской КВЖД, в районе китайского поселка Пинфан были сожжены 300 крестьянских домов. Официально территорию расчищали для дислокации "Главного управления по водоснабжению и профилактике Квантунской армии". Но это было только прикрытие. На этом месте должен был расположиться секретный центр по разработке бактериологического оружия, который с начала 40-х годов получил название "Отряд 731". 

Это было масштабное военное сооружение, окруженное рвом и забором с колючей проволокой под высоким напряжением. В центре территории находился так называемый блок "ро". В нем располагались мощности по производству бактерий и проводились исследования их смертельного действия на людях и животных. 

Сама тюрьма занимала 7-й корпус. Двухэтажное бетонное строение было все пронизано коридорами. В каждую камеру шел воздуховод, по которому в любой момент можно было пустить газ. 

Здания для опытов

Один из офицеров Отряда признавался уже после войны японскому писателю Сэйити Моримура с поразительным спокойствием и даже некоторой бравадой: 

Эксперименты с ядовитыми газами проводились в Отряде 731 на уровне последних достижений науки. Чтобы умертвить подопытного в газовой камере, требовалось всего 5-7 минут. 

Структура ада 

Квантунская армия расквартировала на китайской территории три секретных отряда. Отряд 100 и Отряд 731 занимались разработкой и применением биологического оружия, Отряд 516 – химического. Но только под Харбином опыты над живыми людьми проводились постоянно и систематически почти десятилетие подряд.

Персонал Отряда 731 насчитывал около 3000 человек – биологов и обслуги. На службу сюда попадали не одни лишь студенты-медики после университетов, но и обычные призывники, не имевшие к медицине никакого отношения. Ни у кого из них (!) за все время существования этой военной части не возникло и тени сочувствия к жертвам. По крайней мере, таких случаев не задокументировано.

Отряд состоял из трех отделов. Исследовательские группы первого отдела занимались вирусами, насекомыми, чумой, холерой, дизентерией, сыпным тифом, обмораживаниями. Во втором отделе специализировались на изучении растений и производстве бомб с биологическими веществами. В третьем – на производстве бактерий и исследовании вакцины от сыпного типа. 

Казалось бы, актуальная программа крупного научно-исследовательского центра, если бы не эксперименты, от которых стынет кровь. Из числа подопытных живым оттуда не вышел никто.

Бревно - никак иначе 

Людей, предназначенных для опытов, в 731-м Отряде называли "бревнами". По свидетельству бывших сотрудников Отряда, для всех новобранцев существовал специальный тренинг. Перед строем ставили несчастного китайца, маньчжура или русского, и солдат спрашивали: 

- Кто это?

- Китаец!

- Преступник! - и тут же получал удар по шее. Нужно было отвечать: "бревно". 

Пока все до единого солдаты не выкрикивали это слово, процедура продолжалась. После нее ни единый японец не должен был думать, что перед ним – человек. "Бревно" - и только. 

Один из служащих Отряда признавался: 

Мы считали, что "бревна" - не люди, что они даже ниже скотов. Впрочем, среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хоть сколько-нибудь сочувствовал "бревнам". Все считали, что истребление "бревен" - дело совершенно естественное.

Большинство узников Пинфана остались безымянными. Мы ничего не знаем ни о них, ни об их судьбах до того, как они попали в застенки. Из 3000 жертв история сохранила только несколько имен и фамилий: железнодорожник из Муданьцзяна Сунь Чаошань, плотник У Дяньсин, слесарь Чжу Чжиминь, китаец из Мукдена Ван Ин, служащий торговой фирмы в Дальнем Чжун Миньцы, член Коммунистической партии Китая Цю Дэсы, боец Красной Армии Демченко, и, наконец, тридцатилетняя русская женщина Мария Иванова, которая была убита 12 июня 1945 года во время эксперимента в газовой камере вместе со своей четырехлетней дочерью. Японские "исследователи" скрупулезно зафиксировали, что дочь задохнулась за три минуты, а мать – за пять. 

Японцев интересовали молодые и здоровые люди от 20 до 30, в худшем случае - до 40 лет. Того требовала чистота эксперимента. Старые харбинцы рассказывали, что в городской жандармерии существовал зловещий "второй этаж", откуда никто не возвращался. Все отправлялись в Пинфан. Ходили слухи, что "медики" делали специальные заказы – нужны женщина или мужчина, такого-то возраста, веса, роста и расы. И жандармы выполняли распоряжение военного начальства. Часто "преступников" забирали вместе с детьми. Дети тоже были важнейшей частью "исследований" этих медиков.

Выставка "Бактериологическая война отряда 731" в Республике Корея

Бывший советник жандармерии армии Маньчжоу-Го японец Тачибана Такео свидетельствовал на Хабаровском процессе японских военных преступников: 

…Была категория таких подследственных, которая по линии особого отдела вверенного мне жандармского управления подлежала уничтожению. К ним относились… партизаны, лица, резко враждебно настроенные против японских властей в Маньчжурии и др. На этих арестованных дела в суд не оформляли, так как мы их направляли для уничтожения в 731-й бактериологический отряд….

Не брезговали японцы и обычными похищениями. Ходили слухи, что в Отряде служил молодой фотограф, который пользовался большим успехом у женщин. Только потом этих женщин – официанток, продавщиц, студенток - никто и нигде не видел. Они пропадали в застенках.

В музее жертвам Отряда 731

Хабаровский процесс

Всего четыре старших офицера Отряда 731 попали в плен к Советской армии и предстали перед судом в Хабаровске в 1949 году. Это генерал-майор медицинской службы Кавасима Киоси, майор медицинской службы Карасава Томио, подполковник Ниси Тосихидэ и майор медицинской службы Оноуэ Масао. Но и их показаний оказалось вполне достаточно, чтоб восстановить картину ужасов, творившихся под Харбином.

Материалы процесса получили большой резонанс в Японии. Один из сотрудников отряда, укрывшийся под псевдонимом Хироши Акияма, написал своеобразную книгу-покаяние "Особый отряд 731". Еще сильнее японское общество потряс документальный роман-исследование Сэйити Моримура "Кухня дьявола". Опросив сотни свидетелей, служивших в зловещем лагере смерти, Моримура описал жуткие опыты над людьми, которые проводили японские медики. Это ему мы обязаны леденящими кровь картинами вскрытия еще живых больных, зараженных чумой, для извлечения из их органов максимального количества чумных бактерий, "иссушения" человека и превращения его в мумию, чтобы совершить "открытие", согласно которому человек на 78% состоит из воды, вживления замороженных гангреной кусков тканей и т.п. 

У попавших в 731-й Отряд не было ни единого шанса. 

Подсудимые на Хабаровском процессе

На Хабаровском процессе обвиняемый Кивасима Киоси рассказал: 

Если заключенный, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных опытов. Опыты продолжались до тех пор, пока не наступала смерть от заражения. Лиц, подвергавшихся заражению, лечили, исследуя различные методы лечения, нормально кормили и после того, как они окончательно поправлялись, их использовали для следующего эксперимента, заражая другими видами бактерий. 

Укрыли США 

В отличие от несчастных жертв большинство военных преступников из Отряда 731 ушли от ответственности. 

Приказ о расформировании подразделения пришел только в ночь с 10 на 11 августа 1945 года, когда советская армия начала наступление. Все заключенные были убиты – им было предложено выпить цианистый калий, а тех, кто отказывался, расстреливали. Сооружения взорвали, персонал эвакуировали, часть архива сожгли. Но важнейшие материалы Сиро Исии вывез в Токио, где он и его сослуживцы встретили капитуляцию Японии.

В 1946 году Советский Союз направил Соединенным Штатам просьбу о выдаче Сиро Исии и других японских офицеров-медиков, участвовавших в подготовке бактериологической войны. Ответ США был прост и ясен: 

Местопребывание руководства Отряда 731, в том числе Исии, неизвестно, и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований.

Генерал Исии работал в специально подготовленной американцами лаборатории, помогая новым покровителям разобраться в результатах исследований, полученных в 731-м Отряде. Секретный американский циркуляр гласил по этому поводу: 

В связи с чрезвычайной важностью информации о бактериологическом оружии японской армии правительство США решает не обвинять в военных преступлениях ни одного сотрудника отряда по подготовке бактериологической войны японской армии.

Таким образом, вопрос американцами был закрыт.

Ведущие исследователи из Отряда 731 прекрасно устроились в послевоенной жизни. Они учредили по всей Японии больницы, медицинские центры и даже родильные дома. 

Отряд 731

…В 1978 году Есимуро Хисато, руководивший в Пинфане исследованиями по изучению обморожений и консультировавший после войны десятки японских и американских полярных экспедиций, получил из рук императора Хирохито высшую награду Японии - орден "За новаторские достижения в науке". 

И никто не вспомнил, что эти новаторские достижения были основаны на экспериментах орденоносца, проведенных еще в годы Второй мировой войны:

При температуре ниже минус 20 подопытных людей выводили ночью во двор, заставляли опускать оголенные руки или ноги в бочку с холодной водой, а потом ставили под искусственный ветер до тех пор, пока они не получали обморожение. Потом небольшой палочкой стучали по рукам, пока они не издавали звук, как при ударе о деревяшку. Затем обмороженные конечности клали в воду определенной температуры и, изменяя ее, наблюдали за отмиранием мышечной ткани на руках. Среди таких подопытных был и трехдневный ребенок: чтобы он не сжимал ручку в кулачок и не нарушил "чистоту" эксперимента, ему воткнули в средний пальчик иголку.

***

Пинфан ныне – один из районов Харбина. На территории бывшей японской "зоны смерти" - памятник-музей. Наверное, один из самых страшных музеев мира. 

В Токио на центральном кладбище ветераны 731-го поставили памятник своим сослуживцам, погибшим во время и после войны. 

Подписывайтесь на нас в Instagram:https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Забытые ужасы: Эксперименты на людях отряда 731

«Мы удалили некоторые органы и ампутировали ноги и руки. Двое из пострадавших были молодыми женщинами 18 или 19 лет. Не решаюсь сказать это, но мы открыли их утробы, чтобы показать их более молодым солдатам. Они очень мало знали о женщинах - это было половое воспитание ». - Отряд 731 Доктор

В двух словах

Во время оккупации Китая японская армия создала секретный отряд 731. За закрытыми дверями врачи заражали мирных жителей чумой, подвергали их резким перепадам температуры и рассекали заживо.

Весь Бушель

Когда бомбы упали в китайской провинции Цючжоу, местные жители не знали, что с ними делать. Вместо того, чтобы взорваться, они просто открылись, рассыпая по деревням рис, пшеницу и микроскопических блох. Их цель стала очевидной только через неделю, когда вспышка бубонной чумы начала уничтожать сельскую местность.

Такие чумные бомбы - только одно из злодеяний, связанных с отрядом 731: японский ответ Освенциму Менгеле.В огромном комплексе на краю материковой части Китая хирурги по очереди вскрывали мирных жителей живыми, удаляя органы один за другим, пока пациент не умер. Некоторых повесили и вивисектировали без анестезии. Других привязывали к земле в морозную погоду, чтобы посмотреть, как быстро они умрут от обморожений. Третьих отравили газом или загнали в декомпрессионные камеры, где исследователи рассчитали время, за которое их глазные яблоки взорвались. А потом были микробы.

Холера, брюшной тиф, дизентерия и сибирская язва распространились по китайским городам.Вспышки, которые длились до 1948 года, умерли до 200 000 человек. Заключенные из России, Филиппин и союзников были инфицированы, а затем подвергнуты маринованию в формальдегиде. Тем не менее, за всю эту жестокость никто никогда не был наказан. Силы США обменяли иммунитет на данные и помогли скрыть улики. Не было ни извинений, ни компенсации, ни признания. Отряд 731 остается мрачным секретом, от которого все еще страдают его жертвы 70 лет спустя.

Покажи мне доказательство

Нью-Йорк Таймс: Япония противостоит ужасным военным злодеяниям
BBC: Подразделение 731: биологическая сила Японии
DailyMail: Доктора порочности

.

Испытание Установки 731

ХАБАРОВСК, Россия - В конце декабря 1949 года лидеры Коммунистической партии СССР начали раздавать билеты на фабрики и в институты на предстоящий суд. Двенадцать японских врачей и военных - бывшие исследователи секретного объекта под Харбином, Китай, известного как Блок 731, - были обвинены в производстве биологического и химического оружия после экспериментов на морских свинках. И где-то было решено, что массы должны воочию услышать, что происходило в обширном комплексе, который был взорван японцами во время наступления советских войск в конце Второй мировой войны.

Георгий Пермяков, которому сейчас 83 года, был главным переводчиком на суде.

Судебное разбирательство началось упорядоченно, аудитория спокойно сидела в зале и на балконах Дома офицеров Советской Армии с колоннадой, где проходил процесс. Но разоблачения о предполагаемых преступлениях вскоре потрясли слушателей. По словам прокуратуры, выпускники ведущих медицинских университетов Японии заразили своих жертв сыпным тифом, сибирской язвой, холерой и бубонной чумой, а затем избавились от болезней в китайских деревнях.Сообщается, что трехдневного ребенка кололи иглами и погружали в ледяную воду, а живых жертв вскрывали без анестезии. Кружки врачей вскрывали кричащих женщин, чтобы исследовать их репродуктивные органы.

«В первый день в городе было тихо», - сказал Георгий Пермяков, 83-летний преподаватель языка, который был главным переводчиком на суде. «Но было два пробных раза в день, утром и вечером, и когда зрители покинули первую утреннюю сессию, они начали звонить и разговаривать друг с другом.А после вечернего заседания весь город заговорил об этом ».

На второй день разгневанная толпа заполнила двор. Партийные лидеры, стремящиеся дискредитировать «японских милитаристов», установили снаружи громкоговорители. Толпы слышали о докторах, которые подвергали своих жертв - так называемых «бревен» - всевозможным экспериментам: инъекции крови животных, заражение сифилисом, подвешивание вниз головой до смерти, хирургическое удаление их желудков с прикреплением пищевода к кишечнику. , ампутация руки и повторное прикрепление на противоположной стороне.Сообщается, что около 10 000 человек умерли в 26 известных японских лабораториях убийств в Китае, Японии и других оккупированных странах. Полевые испытания, проведенные отрядом 731 и другими лабораториями бактериологического и химического оружия в Китае, по оценкам, убили 250 000 человек.

Дом офицеров Советской Армии в Хабаровске, Советский Союз

Судебный процесс, протаранил сталинские суды за пять дней, это забытое судебное преследование за военные преступления 20 века.Он последовал за 10-месячным Нюрнбергским процессом и двухлетним судом по Дальневосточному трибуналу по военным преступлениям в Токио. Но процесс в Хабаровске проливает свет на рану, которая все еще гноится в международных отношениях в Азии. Гнев на Японию глубоко укоренился в обеих Кореях, Китае, Филиппинах и других странах, оккупированных во Второй мировой войне, которым Япония никогда не платила репараций и не приносила удовлетворительных извинений. И хотя жертвы военных преступлений и их потомки подают в суд на японское правительство о компенсации, в апреле этого года министерство образования страны утвердило учебник, в котором замалчивается виновность Императорской японской армии во время войны.

«Невозможно переоценить важность Хабаровского процесса, поскольку он был третьим после Нюрнберга и Токио и был посвящен преступлениям против человечности», - сказал Владислав Богач, директор Хабаровского научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии, автор книги о судебном процессе «Оружие вне закона». «Хабаровские врачи доказали, что это секретные подразделения японской армии. , , подготовили чрезвычайно опасное оружие, предназначенное для массового убийства людей ».

Япония начала свою программу биологического оружия в 1930-х годах после того, как военный врач Исии Широ вернулся из европейского турне по сбору информации.Император Сева подписал указ о создании отряда 731 в оккупированной Маньчжурии, за множеством заграждений из колючей проволоки в 20 км к югу от Харбина в деревне Пинфань. Младший брат императора, принц Микаса, посетил штаб-квартиру и позже написал, что ему показывали фильмы о том, как китайских заключенных «заставляли маршировать по равнинам Маньчжурии для экспериментов с отравляющим газом над людьми».

Одно из немногих сохранившихся строений секретного объекта Блока 731 в Харбине, Китай: бетонная стена котельной

База была широко известна как Группа предотвращения эпидемий и водоснабжения, и ее истинная миссия была совершенно секретной.Но советское консульство в Харбине быстро осознало, что происходит что-то странное, - сказал Пермяков, работавший в консульстве во время войны. Внезапно рабочие бригады построили и проложили дорогу в Пинфань, и она была заполнена машинами офицеров. Черные тюремные фургоны, известные как «воронки», или вороны, начали мчаться по Харбину. Когда они выходили из города, пешеходы слышали стук заключенных и крики о помощи. По словам Пермякова, японцы не знали, что консульство подняло небольшой воздушный шар с водородом из прозрачного пластика с крошечной камерой, которая тайно сфотографировала весь комплекс.

Как и многие другие места, связанные с местами массовых убийств середины 20-го века, Харбин сегодня дает намек на ужасы, которые происходили поблизости. Это город с населением 2,5 миллиона человек, в котором сохранились остатки русской архитектуры и соборы с луковичными куполами, смешанные с китайскими высотками. Бывшее предприятие Unit 731 расположено на территории современного промышленного парка в пригороде к югу от города. Здания военного времени исчезли, их заменили ряды фабрик и предприятий, покрытых белой плиткой для бассейнов.Китайское правительство построило небольшой музей, где манекены врачей в халатах, намазанных розовой краской, разрезают манекен. Его рот открыт в крике. В других местах манекены, обнаженные до нижнего белья, привязаны к шестам. Японские солдаты-манекены обливают их водой. Солдат дубиной сбивает руку пленному.

Это не выдуманный сценарий. Врачи отряда 731, готовящиеся к бою в Советском Союзе или на Аляске, ставили эксперименты на пострадавших в суровую харбинскую погоду, когда зимние температуры могут опускаться до минус 40 градусов по Цельсию.По словам исследователей, охранники раздевали жертву, привязывали ее к столбу на открытом воздухе и замораживали ему руку до локтя, обливая водой. Как только нижняя конечность замерзнет, ​​врачи будут проверять свое лечение от обморожения, а затем ампутировать поврежденную часть руки. Затем охранники повторяли процесс от плеча жертвы до плеча. Еще один тест, еще одна ампутация. После того, как у жертвы исчезли руки, врачи перешли к ногам.

Когда заключенного превращали в голову и туловище, санитары утаскивали его в другое место на территории и использовали для экспериментов с бубонной чумой или другими патогенами.Практически никто не выжил. Отряд 731 обнаружил готовый запас подопытных кроликов: участники движений сопротивления, дети, которые подошли слишком близко к внешнему периметру, обнаруженная девочка-подросток с пистолетом, монголы, корейцы, русские. Любой неяпонец действительно был потенциальной жертвой.

Работа подразделения 731, хотя и ужасная, не была иррациональной. Японская императорская армия пыталась создать биологическое оружие, которое можно было бы доставить на воздушном шаре в Соединенные Штаты. (Испытания в Хабаровске также выявили планы использования бактериологической войны в России, но Советский Союз присоединился к войне на Тихом океане только после того, как в августе 1945 года была сброшена атомная бомба.Японии удалось запустить сотни зажигательных шаров, унесенных на восток реактивным потоком к западному побережью США. Они убили семь человек, зажгли лесные пожары и разбились в Медфорде, штат Орегон, и Биллингсе, штат Монтана. Но логистика отправки зараженных крыс или блох через Тихий океан, очевидно, оказалась непосильной. В конце войны японцы разработали операцию «Цветение вишни ночью» - план отправки пилотов-камикадзе бомбить Сан-Диего зараженными чумой блохами. Но после атомных атак США на Хиросиму и Нагасаки план так и не был реализован.

За углом от Харбинского музея стоит одна из немногих сохранившихся построек лагеря: бетонная стена котельной. Чжао Даобинь - безработный фабричный рабочий, живущий в его тени. Растянувшись на платформе-кровати в своем доме, он недавно выздоравливал после травмы глаза в результате несчастного случая с его электрической пилой.

«Люди до сих пор находят куски старой японской керамики и приносят их в музей», - сказал он. «Я нашел этот контейнер в земле и хотел его выкопать.Но люди сказали: «Не трогайте! На нем может быть чума ». Мы очень боимся чумы. В прошлом году они отправили людей распространять на земле какое-то лекарство, чтобы убить микробы ».

Чжан Гуанхуй

Дядя Чжао, 76-летний Чжан Гуанхуй, олицетворяет отношение старшего поколения к японцам. Он живет в узком грязном переулке в Харбине и в настоящее время ходит с трудом. Но он ясно помнит, как его призвали на принудительные работы к японцам.Каждый день, выходя из дома, он предупреждал семью, что не может вернуться.

«Они тайком ловили людей и приводили их в свою лабораторию», - сказал он. «Местные жители каждый день боялись, что их могут похитить японцы. Прежде чем выйти на улицу, мне пришлось остановиться и подумать: а есть ли японцы поблизости? Я знаю людей, которые жили напротив моего дома, и японцы поймали их, и они больше не вернулись. И никто не мог ничего об этом узнать ».

Дрожа от гнева, он сказал: «Если бы я увидел сегодня на улице японца и снова стал молодым, я бы его убил.

Когда война закончилась, Советская Армия захватила Маньчжурию и вернула 500 000 японских военнопленных, в том числе тех, кто работал в отряде 731. Пока советские официальные лица обсуждали, что с ними делать, генерал США Дуглас Макартур тайно предоставил иммунитет врачам отделения 731 в обмен на предоставление Америке своих исследований по биологическому оружию. Представленные доказательствами того, что сбитые американские летчики были жертвами гротескных экспериментов, Макартур скрыл эту информацию.

Русские, осведомленные о зверствах в Харбине, были возмущены. Иосиф Сталин в ответ приказал провести собственные испытания. 25 декабря 1949 года начался судебный процесс над врачами отделения 731, который должен был закончиться к концу года, до вступления в силу указа о восстановлении смертной казни в Советском Союзе. По словам Пермякова, Сталин явно опасался казни в Японии советских военнопленных, если врачи будут повешены в Хабаровске.

Тем не менее, судебное разбирательство «не было показательным судом по сталинской модели», - сказал Шелдон Харрис, американский автор книги «Фабрики смерти: японская биологическая война 1932-45 гг.».

«Это было странное дело, потому что суд проходил в Хабаровске, а не в Москве или Ленинграде», - сказал Харрис. «Однако доказательства, представленные на суде, в достаточной степени соответствовали фактам. Он был дискредитирован в США и других странах из-за дурной славы предыдущих показательных процессов в СССР. Тем не менее, Государственный департамент [США] и люди Макартура были в панике, что на суде появятся доказательства того, что были американские военнопленные, которые были [жертвы] человеческих экспериментов.”

В Японии некоторые утверждали, что подозреваемые участвовали в показательном сталинском процессе. Но Богач, автор книги «Оружие вне закона», сказал, что суд Хабаровска уделил удивительно много внимания медицинским свидетельствам. Он заинтересовался судом, когда учился у профессора, который был одним из свидетелей-экспертов. Он пишет: «Бывшие сотрудники подразделения 731 настаивали на том, что они делают вакцины и другие лекарства. Однако [советские] специалисты доказали, что за один цикл производилось до 300 кг бактерий чумы, 800-900 кг брюшного тифа и около тонны холеры.Эксперты доказали, что летом 1945 года в одном из филиалов отряда в городе Хайлар насчитывалось 13 тысяч крыс. В блоке 731 были инкубаторы для блох (выращивали на трупах зараженных чумой крыс). В таких инкубаторах вырабатывались 45 кг зараженных блох за три-четыре месяца ».

Советские инквизиторы были возмущены показаниями японцев. Пермяков до сих пор помнит некоторые вопросы и ответы с допроса в зале суда.

Вопрос: Почему вы помогли вырезать ему глаза?

Ответ: Получил заказ.

Вопрос: Вы марионетка? Разве вы не понимаете, что это было садистски?

Ответ: Это был заказ.

Несколько западных и японских газет, в том числе The New York Times и Asahi Shimbun, просили разрешения отправить репортеров в Хабаровск, сказал Пермяков. Но Сталин, возможно, все еще уязвленный освещением показательных процессов 1938 года, отказался. Жаль. Советские газеты, подпитываемые сталинской ксенофобией и коммунистическим презрением к народу, дегуманизировали подсудимых и снисходительно относились к их читателям.Репортеры в тоталитарном государстве были неспособны рассматривать моральную загадку того, что побуждает мужчин в военной форме совершать массовые убийства, а затем возвращаться домой к своим семьям, полагая, что их работа была хорошей и необходимой. Тем не менее, газеты Хабаровска передали часть гнева, испытываемого публикой и толпой, которая стояла снаружи в зимней темноте и топала ногами, чтобы согреться, под рев громкоговорителей.

Тихоокеанская звезда сообщила 27 декабря, что «сидя за стойкой бара, подозреваемые искоса поглядывали на переполненные залы, а затем трусливо отводили глаза, сгорбившись, словно от холода.Знаменитое самурайское самообладание длится недолго - только через первую часть обвинений ».

Газета с презрением относилась к выражениям раскаяния: «Обвиняемый Карасава Тониго теперь лепетает, что считает свою деятельность плохой (потому что она, очевидно, закончится плохо для него). Ямада Отозоо хочет, чтобы было понятно, что он раскаялся в своих преступлениях. , , , Несомненно, надменный самурай Сато Сюндзи, который смотрит по сторонам, как злобный хорек, хочет рассказать о своей любви к человечеству.Но это никого не обманет ».

На фоне напыщенности в газетах можно было увидеть утопленные души, когда они погружались в блок 731. Свидетель Хотта рассказал о бунте заключенных в блоке 731, которые не могли больше терпеть фанатично жестокие пытки и пытались их сдержать. сбежать, но все погибли. , , , Свидетель Хатаки. , , сказал: «Я видел, что охранник Мизуно застрелил одну русскую морскую свинку после того, как он был доведен до полного изнеможения экспериментами». «

Вопрос: Вы верующий синтоизм?

Ответ: Да.

Вопрос: Ваша вера нежна и добра; как можно использовать в экспериментах людей вместо кроликов?

Ответ: Этого требовали интересы нашей миссии.

Когда суд закончился, ежедневная «Суворовский натиск» выразила гнев. Увы, советская риторика негодования была ослаблена чрезмерным использованием в предыдущие три десятилетия нападений на «врагов народа». С таким же успехом газета могла бы описывать Льва Троцкого или Николая Бухарина, когда говорила: «С чувством негодования, отвращения и отвращения присутствующие в здании суда смотрят на обвиняемых.У честных людей не может быть другого чувства. Это не люди, которых судит военный суд; они чудовища и злодеи, и в человеческом языке нет подходящего слова, чтобы их охарактеризовать. , , «.

Пермяков также не мог понять, что побудило врачей причинить такие страдания. «Они обращались с китайцами как со скотом», - сказал он. «У них не было сочувствия. , , , Японцы были роботами ».

Со своей стороны, у некоторых сотрудников Отряда 731 было мало времени на этику русских.«Был генерал-лейтенант Такахаси, - сказал Пермяков. «Он все время курил и очень нервничал. И он сказал: «Разве вы не делали и биологическое оружие? Как может существовать большая страна без биологического оружия. Вы сделали это, и мы это сделали ».

В отличие от процессов в Нюрнберге и Токио, на которых высокопоставленные немецкие и японские чиновники были повешены или приговорены к пожизненному заключению, судебные процессы в Хабаровске закончились на менее окончательной ноте. Один осужденный отряда 731 был приговорен к двум годам лишения свободы, второй - к трем годам, большинство - от 20 до 25 лет.Спустя несколько лет один из заключенных покончил жизнь самоубийством за решеткой. Остальных незаметно перебросили обратно в Японию и освободили в 1956 году.

Большинство военных преступников отряда 731 сделали достойную карьеру в Японии. Подполковник Рёити Наито, военный врач, стал основателем Японского банка крови, предшественника Зеленого креста. Генерал Исии Широ (который бежал от советских войск и никогда не был судим) жил в мире до своей смерти от рака горла в 1959 году.

Результаты судебного разбирательства неоднозначны.Многие западные историки критиковали Советский Союз за вынесение таких легких приговоров. Зачем утруждать себя проведением такого судебного разбирательства, если вы не готовы назначить соразмерное наказание? Харрис считает, что Советский Союз, возможно, заключил сделку с преступниками.

«Я предполагаю, что Советский Союз заключил сделку с японцами, аналогичную той, которую совершили американцы: информация [в обмен] на. , , чрезвычайно легкие приговоры », - сказал он.

«Советы и их преемники никогда не публиковали отчеты о допросах японцев, около 18 томов.Это наводит меня на мысль, что японцы действительно договорились, действительно предоставили некоторую информацию, а Советы согласились на лучшее, что могли получить ».

Тем не менее, усилия по хабаровскому процессу не прошли даром. Собранные доказательства оказались полезными для жертв военных преступлений и их потомков, которые предъявляют иск к японскому правительству с требованием компенсации, сказал Кацухико Ямадо, исполнительный секретарь Токийского общества поддержки требований жертв китайской войны.

«Мы, как граждане Японии, поддерживаем тех, кто страдает от того, что Япония сделала во время войны, точно так же, как мы искренне принимаем тот факт, что японская армия в прошлом вторглась в Китай», - сказал Кацухико.«Поддерживая пострадавших, я надеюсь, что мы понимаем важность мира. , , , Япония должна признать наш акт агрессии против азиатских стран и взять на себя ответственность по выплате компенсации жертвам ».

Однако перед лицом правого меньшинства и зачастую безразличного большинства группа признает, что ей предстоит долгий путь в попытках изменить мнение Японии о войне.

Иногда кажется, что многие в Китае тоже забыли. В один из холодных дней в Харбине на остатки котельной было особо не на что посмотреть.Он расположен в грязном, обнесенном стенами вольере, который собаки свободно используют в качестве места для сидения на корточках. Каменный маркер и мемориальная доска увековечивают память погибших здесь. Есть ощущение, что если бы было сделано правильное предложение, этот угол блока 731 тоже был бы заменен мебельной фабрикой, покрытой белой плиткой для бассейнов.

Тем не менее, некоторые еще помнят. Чжан Бо, 40-летний водитель, говорит, что иногда из центра Харбина он привозит удивительных посетителей. «Сюда часто приезжают японские туристы. Старики падают на колени и молятся.Молодые люди - судя по их лицам потом, они думают, что это смешно ».

,

Блок 731: Ужасы «азиатского Освенцима» и почему вы никогда о нем не слышали

Ученые Отряда 731 назвали своих испытуемых «зрелыми». Этот термин переводится как «бревна» - яркое указание на то, как с ними обращались, как с кусками дерева, а не с живыми существами.

Хотя теперь и называется Азиатский Освенцим, Блок 731 изначально был известен как «Блок эпидемий и очистки воды» - обманчиво безобидное название. Это было домом для некоторых из самых ужасных случаев экспериментов над людьми, когда-либо зарегистрированных.

Считается, что обширный комплекс площадью почти четыре квадратных мили стал причиной примерно 200 000 смертей. Подавляющее большинство умерших составляют граждане Кореи и Китая, но комплекс в городе Харбин, ныне являющийся частью Северо-Восточного Китая, также содержал немалую долю жителей островов Тихого океана, русских, выходцев из Юго-Восточной Азии и военнопленных союзников.

В отличие от своего печально известного европейского аналога, узников отряда 731 держали не из-за предубеждений, а из соображений удобства, чтобы облегчить крупнейшую в мире программу биологической войны.Это были человеческие лабораторные крысы, и они умерли от самых разных причин, таких как тесты на бактериальную войну, ампутации, испытания взрывного оружия и вивисекцию.

Те, кто находился внутри комплекса, часто умирали от вивисекции. Один из медицинских исследователей, задействованных в Отделении 731, объяснил Take a Moment процесс вивисекции, проводимой на мужчинах, женщинах и детях, обычно без анестезии:

Мне было приказано вымыть тело этого человека щеткой для деки, прежде чем его или ее забрал в комнату анатомирования голым член специальной группы.В первый раз я задрожал. Один член группы слушал сердцебиение с помощью стетоскопа. Один стоял с ножом. В тот момент, когда стетоскоп был извлечен из уха, нож вошел в тело. Я не знал, но, по словам врачей, это время было очень важно, потому что, если время было неправильным, мы могли залить кровью и заразиться.

Японские чиновники хотели выяснить, как лучше лечить осколочные ранения у раненых солдат.Это желание сохранить своих солдат живыми и сражаться привело к одной из самых жестоких смертей отряда 731. Заключенных привязывали к деревянным кольям рядом с бомбой, установленной на разном расстоянии. Исследователи взорвали бомбу и прооперировали тех, кто выжил, либо сразу приступили к вскрытию.

Пленных часто использовали в качестве мишеней для людей - для огнеметов и химического оружия, а также для бомб. У них были извлечены органы, пока они были живы, даже в бодрствующем состоянии, поэтому экспериментаторы могли наблюдать за ними, прежде чем разложение изменило их состояние.

Некоторым заключенным отрезали руки, чтобы изучить последствия кровопотери. Иногда конечности прикрепляли заново или клали на лед и оттаивали, чтобы наблюдать гниение и гангрену, которые начинались. Других жертв запирали в газовых камерах, заполненных химическим оружием, или помещали в гигантские центрифуги, которые вращались до тех пор, пока те, кто находились внутри, не умирали. Некоторые ученые подвешивали вверх дном, пока они не задохнулись. Они вводили воздух в артерии или конскую мочу в почки.

В Отряде 731 в Японии началось повсеместное использование бактериологической войны.У экспериментаторов были смертельные патогены на кончиках пальцев, но они искали новые способы доставки патогенов, чтобы вызвать массовую смерть.

Они добились успеха по нескольким счетам, разработав бомбу с бактериями дефолиации и бомбу от блох. Эти бомбы, часто сделанные из фарфора, содержали блох, переносящих бубонную чуму, сибирскую язву, тиф и дизентерию. Блох разводили полным контейнером.

Бомбы были сброшены на части Китая, еще не оккупированные Японией, чтобы заразить посевы и источники воды.В других случаях болезни распространялись, давая детям отравленные конфеты. Японские ученые в защитных костюмах могут приезжать в зараженные города, чтобы осмотреть трупы, проверить свою работу и улучшить ее в будущем.

По оценкам BBC, это биологическое оружие убило более 300 000 сбитых с толку мирных жителей в период с 1938 по 1945 годы.

Несмотря на разрушения внутри стен блока 731, у ученых никогда не было недостатка в жертвах.

«Всегда было заготовлено 2 000 или 3 000 бревен [человек].Было два горящих места, и всегда были горящие трупы », - сказал Шоичи Мацумото, пилот бомбардировщика Отряда 731.

Смерти в отряде 731 и появившееся в результате биологическое оружие никогда не получали такой же прессы, как преступления Освенцима и его «ангела смерти» Йозефа Менгеле. Не было Нюрнбергского процесса, и виновные в экспериментах не были привлечены к ответственности. Многие из них, включая командира отряда 731 и вдохновителя садистов Широ Исии, были удостоены чести за службу своей стране.

После того, как японцы капитулировали в 1945 году, правительство США занялось делами Японии и обнаружило масштабы их экспериментов над людьми. В этот момент уже началась враждебная динамика холода. Должностные лица понимали, что результаты были ценными, хотя и ужасными, поскольку они никогда не могли проводить такие эксперименты самостоятельно, и их следует любой ценой скрыть от русских.

Официальные лица США предложили ответственным японским ученым сделку: иммунитет от судебного преследования в обмен на все экспериментальные данные.Генерал США Дуглас Макартур написал президенту Трумэну в 1947 году, что «дополнительные данные, возможно, некоторые заявления Исии, вероятно, могут быть получены путем информирования участвующих японцев о том, что информация будет храниться в каналах разведки и не будет использоваться в качестве доказательства« военных преступлений »».

Несмотря на попытки США сохранить данные, собранные в ходе исключительно садистских экспериментов Отряда 731, от русских, советские чиновники узнали об этом исследовании во время судебного преследования 12 руководителей Отряда 731.Эти люди были приговорены к тюремному заключению, и СССР использовал их исследования, чтобы построить в Свердловске собственный биологический исследовательский центр.

Исключение составляют 12 осужденных в России чиновников. Некоторые врачи отделения 731 стали известными в послевоенном медицинском мире Японии при содействии оккупационных сил США. Японское правительство никогда полностью не признавало зверства, совершенные от имени их страны.

,

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о