НА ГЛАВНУЮ | БАЗОВЫЙ КУРС САМООБОРОНЫ | БИБЛИОТЕКА | ВИДЕО | STREET-WORKOUT | ЗДОРОВЬЕ

 

 

Сунь Цзы - Исскуство войны

к содержанию

 

Комментарии к трактату - Глава VI

 

37 Останавливаюсь на том понимании этого места, которое изложено в комментарии, следуя толкованию Сорая (цит. соч., стр. 120 – 122). В самом деле, Сорай совершенно прав, когда отвергает примитивное понимание этой фразы, будто бы Сунь цзы говорит здесь о том, что отступающий идет так быстро, что его не могут даже догнать. Сорай рассуждает так: "Пусть полководец и обладает искусством скорохода, но его офицеры и солдаты – обыкновенные люди. Быстрота ходьбы у своих солдат и у солдат противника одинакова. Поэтому речь идет не о быстроте хождения", а о быстроте и неожиданности для противника самого отступления. Сорай удачно отводит и толкование Ду Му, который считает, что обе фразы Сунь цзы следует объединить в одну, так что получается такой смысл: когда при наступлении противник не может устоять, это объясняется тем что ему нанесен удар по его "пустоте", т. е. по самому уязвимому месту. И тогда разбитый и обессиленный противник, естественно, не в состоянии броситься в погоню за победителем, повернувшим назад.

Сорай приводит исторические примеры, когда именно разбитый противник, пустившийся вслед за отходящим победителем, разбивал его. Очень известен один эпизод из войн Цао гуна. Цао гун осадил крепость, в которой заперся его противник Чжан Сю. Крепость хорошо держалась, и Цао гун потерял надежду ее взять. Поэтому он снял осаду и отступил. Чжан, увидев это, вознамерился преследовать отступающего. Его советник Цзя Сю стал уговаривать его этого не делать. Однако Чжан Сю не послушался и все таки бросился в погоню. Дело обернулось очень плохо для него. Цао гун, предвидевший погоню, устроил засаду и разбил преследовавших. Тогда Чжан Сю обратился к Цзя Сю с такими словами: "Вы знали наперед, что я потерплю поражение. Вы должны знать и как мне одержать победу". Тот на это ответил: "Выступайте с преследованием тогда, когда вы разбиты ..." Чжан Сю послушался совета и с уцелевшими силами снова погнался за Цао гуном. Тот, не предвидя более никаких опасностей со стороны только что разбитого противника, шел, не приняв никаких мер предосторожности, был застигнут врасплох и потерпел поражение.

Таким образом, действия китайских полководцев опровергают толкование Ду Му.

Неприемлемо также толкование и Ли Цюаня, который считает, что речь идет об отступлении настолько быстром, что противник не может догнать, причем дело не в том, что отступающий быстрее ходит, чем преследующий, а в том, что отступающие заблаговременно отослали вперед весь свой обоз и таким способом облегчили свое передвижение. Но во первых, такое толкование выведено не из текста, а из домысла комментатора; во вторых, когда отступление производится быстро, оно бывает вызвано необходимостью, и тогда трудно ожидать возможности заблаговременно отправить далеко свой обоз; в третьих, преследующие, оставляющие за собой тыл вполне обеспеченным, совершенно не обязаны тащить за собой обоз, который замедлил бы их продвижение. Другие комментаторы дают толкования либо слишком узкие, либо частичные. Поэтому я и остановился на толковании Сорая, так как оно имеет то преимущество перед прочими, что вводит эти фразы Сунь цзы в общий контекст этого раздела.

38 Перевожу китайское "йо" русским "мало", следуя большинству комментаторов (Ду Ю), Ду Му, Хэ Янь си, Мэй Яо Чэнь), считающих, что это слово равно по смыслу слову "шао" , При переводе получается как будто тавтология: естественно, что если я нападаю на немногих, то сражающихся со мной мало. По видимому, это обстоятельство заставляет Чжан Юя относить это слово не к противнику, а к себе. Он говорит: "Когда с многочисленным и сильным войском ударяют на немногочисленное и слабое войско противника, затрачивать сил для победы приходится мало, а результат получается большой". Но это толкование (вполне правильное по существу) заставляет относить слово "йо" к себе, а не к противнику. Однако это грамматически невозможно, так как из конструкции ясно, что оно является сказуемым к предыдущему словосочетанию с "чжэ", под чем разумеется "тот, кто со мной сражается", т. е. противник. Сорай толкует это слово в смысле "важный пункт" у противника, пункт, имеющий для него существенное значение. Но и это толкование должно быть отвергнуто по той же грамматической причине: в таком понимании это слово не может служить сказуемым к "чжэ". Наиболее правильно, как мне кажется, толкует это слово Ду Ю, который считает, что оно охватывает смысл двух слов: "шао" и "и шэн", т. е. "мало" и "легко победить". На этом толковании я и остановился.

39 Существует мнение, на которое ссылается Сорай, что выражение "юэжень" следует понимать не как собственное имя "юэсцы"– жители княжества Юэ, а как словосочетание "превосходить других людей". Однако все комментаторы единогласно принимают это выражение за собственное имя и видят в этом месте трактата отражение той конкретной исторической обстановки, в которой он был создан. Считают, что Сунь цзы написал свой трактат для князя Холюй, у которого он находился на службе. Княжество У тогда состояло в войне с соседним княжеством Юэ. Поэтому в этой фразе "у" толкуется как самообозначение автора трактата, т. е. Сунь цзы.

40 Перевожу сочетание "шэнбай" одним словом "победа", так как считаю, что это одно сложное слово, образованное, как это часто бывает, из двух противоположных понятий для обозначения третьего. Беру из этих двух слов слово "победа" потому, что в русском обычно такое положительное понятие берется в качестве обобщающего два противоположных.

41 Перевожу выражения "дэши" , "дунцзин" и "сышэн" двумя словами "достоинства и ошибки", "движение и покой", "жизнь и смерть" отчасти по стилистическим соображениям: те три фразы, в которые эти выражения входят, составляют одно целое вместе с четвертой. Там же на соответствующем месте стоит параллельное выражение "избыток и недостаток", явно состоящее из двух самостоятельных слов.

42 Чэнь Хао, Мэн ши, Цзя Линь и Мэй Яо чэнь понимают это место совершенно иначе. Они относят слово "форма" ("син") к противнику, и, таким образом, вся фраза Сунь цзы толкуется, говоря словами Мэй Яо чэня, так: "Место жизни и смерти противника я вижу и узнаю по его форме". Не могу присоединиться к этому толкованию по двум соображениям. Во первых, совершенно такое же словосочетание "синчжи" уже раз встретилось у Сунь цзы – в главе V, в словах "когда тот, кто умеет заставить противника двинуться, показывает ему свою определенную форму, противник обязательно идет за ним". Там смысл этого словосочетания не вызывает никаких сомнений. Зачем же здесь придавать ему новое и грамматически очень натянутое значение? Во вторых, общий контекст этого слова и в особенности этого раздела имеет в виду не пассивное состояние ведущего войну, а его активные мероприятия. Всюду речь идет о выяснении "пустого" и "полного" у противника и выяснении именно не путем наблюдения, а посредством действий: умения пользоваться "полным" и "пустым" у себя. В этом весь смысл, все содержание главы. Таким образом, уже по этому одному толкование указанных комментаторов не может быть принято.

 

< назад | к содержанию | вперед >