НА ГЛАВНУЮ | БАЗОВЫЙ КУРС САМООБОРОНЫ | БИБЛИОТЕКА | ВИДЕО | STREET-WORKOUT | ЗДОРОВЬЕ

 

 

Андрей Кочергин - Мужик с топором

к содержанию

 

5. ПСИХИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА. А ЧТО, МЫ НА ВСЕ РУКИ МАСТЕРА…

 

Утка с ружьем остается именно придурковатой уткой с ружьем, а охотник – он и с камнем в руке охотник.

Андрей Кочергин. Из раннею.

В бою побеждают не мышцы, вес или благоприобретенные умения, в бою побеждает человек – тот самый человек, которому эта победа оказалась нужна больше, чем всем остальным. Поройтесь в памяти, и вы вспомните, как никудышный с виду мужичок, не блистая ни техникой, ни силой, одной тупой настойчивостью измусоливал реально более одаренного противника.

Тело может оказаться слабее внешней агрессии, силы часто могут быть не равны, но всегда есть возможность упасть, сражаясь! А разве такой исход не есть победа над противником, ожидавшим увидеть позор вашего поражения, слабость в ваших глазах и признание его силы.

Хрен там!

Истинный Дух непобедим. Это не означает, что мы бессмертны, но означает, что нет такой цены, которую мы не готовы заплатить за величие нашего Духа. Готовы наши противники пробежаться по самому краю, готовы они заплатить такую цену за спорное удовольствие проверить нашу решимость? В подавляющем большинстве случаев – нет. Большинство агрессоров не готовы к реальному отпору на грани жизни и смерти. Не готовы встать на эту ниточку над пропастью. Чем более человек хам и негодяй, тем больше он трус! Чем больше трусов соберутся вместе, тем они агрессивнее в своей кажущейся безнаказанности и тем выше они поднимают колени, разбегаясь, трусливо поджав хвосты, испачканные анализами.

Нам проще: мы и ноги себе режем и зашиваем просто из любви к медицине, из интереса узнать, «как это бывает», и «лоукик пати» проводили, чтобы доказать себе, что тридцать семь нокдаунов в сорокаминутном бою – это не предел мужских возможностей.

«В здоровом теле – здоровый дух» – это доказанная ошибка перевода. А вот «Добрые люди – сильные люди!» – это многократно проверенная мною истина.

Закаляйте свой Дух испытаниями его на прочность, сражайтесь с низменными помыслами, не ленитесь, и вы будете удивлены тем, как изменится мир вокруг вас и как спокойствие поселится в вашем сердце. Суетятся и огрызаются не уверенные в себе щенки, а матерый кобель даже не лает.

Давайте поговорим о психической подготовке в кои но такинобори рю. Напомню, что именно так называется стиль, которым мы занимаемся.

Я категорически уверен в том, что безусловные рефлексы не могут быть ослаблены генетически, они всегда будут иметь место, и лишь последующий эволюционный период формирования личности способен значительно снизить негативные составляющие инстинкта самосохранения, называемые в просторечии страхом.

Я уже достаточно много писал о страхе и вызываемом им ступоре как о проявлениях охранительного торможения, когда психика в силу обилия негативной информации просто отказывается реагировать адекватно.

Ступор вызывает значительное торможение психических процессов, а при высокой амплитуде подачи информации – обморок. Это позволяет психике избежать органических поражений, шизофрении например, но не позволяет человеку выжить в ситуации, связанной с угрозой жизни. Надежда на то, что «природа подскажет», хороша лишь в случае первого полового опыта, но никак не в борьбе за свою жизнь, честь и достоинство. Кстати, понятно даже, почему это так. Половой акт в своей целевой установке и процессе – вещь крайне простая и скорее притягательная, чем наоборот. Агрессия, направленная на вас, всегда в чем-то более чем оригинальна, а значит, непредсказуема в глубине своей негативной окраски.

Отсюда вытекает вывод, что приготовиться к «той самой опасности» практически невозможно! Ну, а куда же тогда бедному крестьянину податься?

Давайте рассмотрим природу ответного реагирования на внешний негатив.

Генетика здесь играет хоть и не главенствующую, но значительную роль. Именно генетический отбор выявляет самых агрессивных щенков бойцовских собак, именно память крови способна дать предрасположение к проявлениям бойцовского духа.

Но так ли уж безоговорочно работает этот инструмент, данный нам априори?

Нет и еще раз нет! Не существует, скажем, безоговорочно мужественных или стандартно трусливых наций.

Способны ли мы изменять генетику воина, и как именно мы можем на нее повлиять?

А так, как это пытался сделать Гитлер, создавая лагеря по выращиванию чистой расы ариев-воинов, проводя кастинг среди героев войны и красавиц и спаривая их по приказу.

Кролики, мать их!… Но иного стабильного пути селекции нет!

Так что же нам остается для поднятия боевого потенциала?

Эволюция психики, субъективная эволюция! Человек – существо крайне лабильное, легко принимающее правила игры, какими бы жесткими они ни были.

Теме психотренинга экстремальных задач на сегодняшний день посвящено столько публикаций, что, честно говоря, я долго раздумывал, стоит ли вообще ее касаться. Желание тиражировать чьи-то устоявшиеся наукообразные стереотипы у меня явно отсутствует. Тем не менее, занимаясь разработкой новых методик в боевой подготовке, я все больше убеждаюсь в первичности психического тренинга перед другими, результирующими, этапами военного обучения. Давайте абстрагированно представим комплекс факторов, способствующих выполнению боевой задачи. Причем начнем рассмотрение по степени важности.

Прежде всего, это средства выполнения, то есть оружие и навыки его использования.

Способы выполнения – типичная либо экстремальная тактика действий, совершаемых после уяснения поставленной задачи.

Психический настрой – морально-этические, психические составляющие выполнения задачи.

Стратегические цели – предполагаемый желательный результат. Обратите внимание: стратегия – это всего лишь направленность «движения», а тактика и огневая оснащенность – всего лишь реализация самого процесса «движения». Между целью и ее реализацией должен существовать побудительный мотив и система управления этим самым процессом. Этим управлением, причем порой в его экстремальных проявлениях, и призвана заниматься психика потенциального исполнителя.

Теперь рассмотрим, какие же внутренние процессы происходят в сознании человека при выполнении боевой задачи.

Прежде всего, это уяснение поставленной задачи. Она должна быть как можно более типичной, тогда процесс ее осознания будет гораздо более быстротечен и наиболее полон, тем более если исполнитель уже выполнял подобные действия либо отрабатывал их в реальном времени с тактическим приближением к театру предполагаемых боевых действий или экстремальной ситуации. Более того, учебная отработка выполнения задачи требует заранее продуманных психических вводных негативного характера.

Введение ограничений и вводных в тактические действия происходит как один из результатов уяснения задачи. Ограничения при подавлении потенциального противника – всегда очень тонкий момент, так как он всецело зависит от реального опыта исполнителя и только от него. Дело в том, что любая ментальная деятельность при выполнении жестких задач подавления негативных внешних воздействий губительна.

Непосредственно в процессе реализации задачи человек, не имеющий достаточного боевого опыта, в идеале должен управляться условно-рефлекторными комплексами предварительного тренинга, а не пытаться выдумывать решения на ходу. Это обусловлено тем, что психика, находясь в условиях стресса, вследствие необходимости принятия решения в незнакомой задаче не может объективно оценить быстротечное изменение окружающей обстановки. Возникает психический эффект ступора, когда мозг не в состоянии справиться с потоком негативной информации, поэтому он и включает систему защиты, охраняющую его от органических изменений, попросту говоря, предотвращает шизофрению.

У человека, находящегося в ступоре, практически прекращается сознательная деятельность ввиду «перегрузки системы». Другими негативными факторами необоснованной ментальной деятельности могут являться панический страх или необоснованная жестокость. Происходит потеря контроля над выполнением задачи. Это сравнимо с закрытыми от страха глазами при спортивной езде на автомобиле, налицо искажение или отсутствие объективно оцениваемой информации.

Из этого можно сделать следующий вывод. Ограничения в средствах и способах при выполнении задачи и так называемое интуитивное принятие тактических решений – это удел опытных сотрудников. Чем меньше у новичка вводных, чем проще и одновременно конкретнее поставленная перед ним задача, тем больше вероятность ее исполнения и тем меньше скажутся негативные факторы стресса. Эта практика, конкретизирующая задачу, названа мною «минимизацией побудительного мотива».

Постараюсь пояснить суть этой психической практики. К примеру, новичок должен штурмовать локальное помещение. Задача его формулируется максимально тупо и безыдейно: «Вбежать по диагонали справа-налево в склад, наблюдая за огневым сектором „прямо-слева". Занять в углу огневую позицию для стрельбы с колена». И все! Перечисление возможных тактических вводных реактивного типа только перегрузит психику, что в свою очередь при отсутствии опыта затруднит процесс управления уже имеющимися наработками.

Экстремальное укрепление психики основывается на крайне простых по сути приемах, реализация которых носит достаточно жестокий характер ввиду серьезности предполагаемых задач военного характера. Психика любого обучаемого всегда является довольно гибким аналитическим инструментом, работа по ее укреплению в идеале должна носить узконаправленный, конкретный характер. Укрепление психики, ее защита от воздействий любого внешнего раздражителя – задача трудновыполнимая. Успех здесь зависит от способностей обучаемого, его жизненного, прикладного опыта, его психического типа, а также многих факторов объективного и субъективного характера. Причем, как правило, в условиях военного тренинга не идет разговор о тотальной психической устойчивости, достаточно сформировать стабильное объективное восприятие типичных для этого типа исполнителя раздражителей. Скажем, для стрелка это будут следующие моменты.

• Физическая боль.

• Необходимость убийства при выполнении боевой задачи.

• Жесткое единоначалие и субординация, вербальная и физическая жестокость командира – порой крайняя.

• Голод, холод, усталость.

• Необходимость выполнения задания «любой ценой», гипертрофированная ответственность за выполнение даже второстепенных заданий.

• Жесткий контроль над всеми сторонами деятельности стрелка.

• Напряженные межличностные отношения в группе при тактическом взаимодействии.

Укреплению психики именно в этих достаточно простых направлениях могут способствовать такие вещи.

• Крайняя жестокость инструктора, проявляемая на протяжении всего процесса обучения.

• Конкретизация поставленных учебных задач.

• Жесткий контроль их выполнения.

• Использование коллективных задач – зачет по последнему!

• Болевой тренинг.

• Задания на физическую и психическую выносливость.

• Ведение индивидуального рейтинга группы с выставлением оценок по десятибалльной системе за каждое задание.

• Ежедневное групповое ментальное формирование позитивного отношения к смерти.

• Препарация трупов, убийство животных.

• Тактические игры, моделирование типичных задач на макете местности, в зале, тире, незнакомом помещении, с получением индивидуальной и групповой оценки выполнения.

• Двенадцатичасовые марш-броски без воды, пищи и возможности отправления естественных потребностей.

Подобные приемы психотренинга, простые по форме и содержанию, должны создать крайне напряженную обстановку в процессе обучения, что значительно повысит порог психической устойчивости на тактически определенные раздражители. Если короче, то в зале человеку должно быть страшнее и тяжелее, чем в жизни. Это, пожалуй, единственный способ подготовить относительно устойчивого бойца, даже при отсутствии у него реального боевого опыта.

Теперь расскажу об экстремальном ментальном тренинге.

Что такое страх? Это эмоционально-поведенческое проявление инстинкта самосохранения. Чем опасны эти проявления? Тем, что накладывают на процесс реактивного или осмысленного принятия решения эмоционально-субъективную окраску негативного характера. Каков самый простой способ победить противника? Его нужно напугать, обескуражить, удивить, то есть подменить способ объективной оценки ситуации на эмоционально-субъективный. «Замутненное переживаниями, озеро его сознания отразит чудовищ вместо птиц и монстров вместо деревьев», – если верить философским воззрениям дзен-буддизма. При таком искаженном восприятии «входящей» информации не приходится надеяться на качество принятого решения, тем более когда речь идет о силовом конфликте. Как избежать пагубных проявлений безусловных инстинктов? Очень не просто, так как они заложены в психику человека если не в утробе матери, то, во всяком случае, в первые дни жизни. И если хватательный и сосательные инстинкты носят временный характер и проявляются лишь в период грудного возраста, то инстинкт самосохранения сопровождает человека до гробовой доски.

Прежде чем заниматься разработкой систем компенсации страха и его проявлений, следует разобраться в процессе реализации инстинкта самосохранения в реальной жизни. Зачем он нам и за какие «участки» жизнеобеспечения отвечает? Если вы не страдаете патологическими изменениями психики, откройте окно и встаньте на подоконник. В случае, когда это не первый этаж, а скажем, пятый, десятый или пятидесятый, вы испытаете вполне оправданное чувство страха. Причем, возможно, вы никогда не прыгали даже с третьего этажа, но совершенно уверены в том, что ничего хорошего в этом нет, и навряд ли вы будете сожалеть об отсутствии данного практического опыта.

Это и есть инстинкт самосохранения в действии. Он не требует опытной базы данных. Ему вполне хватает испуга «на всякий случай». Прямо скажем, это совсем не бесполезная вещь, которая наверняка спасла немало жизней. Дети, женщины и старики наверняка нуждаются в обоснованном страхе как элементе самосохранения, если только, конечно, это не проявления маниакально-депрессивных симптомов.

Гораздо сложнее с профессиональным бойцом или кадровым военнослужащим. При выполнении специфических боевых задач страх может просто привести к гибели субъекта в связи с ошибкой в принятии решения, вызванной неадекватной реакцией на внешние раздражители. Как устранить страх и тем самым сохранить объективность в оценке ситуации?

Для этого есть как минимум два пути.

1. Путь компенсации.

Чем больше боевой опыт, тем меньше влияние проявлений страха на психику и процесс оценки ситуации.

Чем планомернее и жестче психический прессинг при выполнении учебных задач, тем меньше лабильность психики по отношению к негативным внешним раздражителям.

Чем жестче общественное (групповое) сознание сформировано в отрицательном отношении к трусости, тем легче проходит это же формирование на личном уровне.

2. Путь подмены безусловного рефлекса на доминирующий условный.

Начинать и заканчивать день – тренировку, боевое задание – следует с образных картин собственной гибели. Причем, чем ярче эти представления, чем четче прописаны детали, тем больше эффективность данного аутотренинга. Дело в том, что подобные задания сглаживают стрессовые составляющие собственной гибели, определяя процесс умирания как естественный ход событий. Я уже говорил, что мы все умрем. Только кто-то – сгнив от болезней, забытый родственниками в богадельне, а другой – с честью выполнив свой долг. Что страшнее? Да все одинаково. В том-то и дело – все равно умрем!

Тактическое зомбирование – тренинг выполнения задачи, требующей «учебной» гибели или самопожертвования, если угодно, обучаемого. Яркий пример такой задачи военного характера – накрывание гранаты, брошенной на пол, собственным телом. Инструктор бросает на пол учебную гранату. Обучаемый технически верно на нее прыгает, причем акцентирование должно быть направлено именно на технику падения, а не на то, что это ГРАНАТА. Повторение упражнения от семи до двадцати раз в день в течение периода обучения способно заставить исполнителя пожертвовать своей жизнью. Он даже не успеет это понять.

Жестокое наказание за трусость, причем степень унижения, физической боли и нравственного унижения должны быть значительными. Они должны причинить обучаемому длительные по воздействию моральные страдания, что в свою очередь формирует условно-рефлекторный комплекс «страха перед страхом». То есть человек больше пугается их, чем реальной угрозы. Это как палка капрала в армии прусского короля Фридриха Второго, не совсем обоснованно прозванного Великим. Берлин-то мы и тогда брали!

Здесь еще раз хочу заострить ваше внимание на том, что не страх должен руководить человеком, а человек должен подчинить свои эмоции. Я с гордостью вспоминаю, как в возрасте пятнадцати лет выпрыгнул (слава богу, без последствий) с четвертого этажа здания, в котором учился, поспорив с друзьями, что не испугаюсь. Человек есть совокупность событий, характеризующих ему его самого. Чем более жесткое содержание имеют эти события, тем более человек уверен в себе.

Теперь поговорим о «психованной подготовке» для пауэрлифтинга. Если кто не в курсе, поясню, что таким красивым словом называют поднятие тяжестей – штуку очень полезную не только для роста и укрепления мышц.

Современный спорт, вне зависимости от его направленности, – это более чем комплексный продукт, включающий в себя порой парадоксальные составляющие, призванные оказать стимулирующее либо релаксирующее действие на организм спортсмена, в зависимости от задач, стоящих перед ним в данном тренировочном периоде. Вот вам пример.

Вы знаете, что сборная ГДР по легкой атлетике более чем серьезно относилась к половой жизни спортсменов? Так, по результатам научных исследований, для мужчин было избрано строгое воздержание в соревновательном периоде, а вот для женщин – строго наоборот. Половой акт, проведенный за двадцать минут до старта, давал эйфорический подъем психического состояния, снимал напряжение и, как следствие, крайне позитивно влиял на результаты. Более того, именно восточные немцы не раз попадались на реальной беременности спортсменок, сроком около двух месяцев. В этот период организм женщины находится в состоянии мобилизации всех ресурсов и с большим энтузиазмом выполняет и второстепенные, то есть спортивные, задачи.

О чем это я? Ах да, о легкоатлетках… Нахлынуло пережитое.

В общем, не мне вам рассказывать, что мелочей в процессе подготовки к любому старту, в любом виде спорта высших достижений просто не существует. Но при общности фармацевтической базы и тождественности методологии подготовки всегда находится лучший, первый среди равных.

Он появляется, чтобы указать на новые горизонты, обратить внимание на инновации в тренинге и доказать экспериментально правильность научных изысканий, связанных со спортом. Чемпион сегодня – это прежде всего итог научного поиска и только потом талант, труд и посланная Небом удача!

Столь длинная преамбула понадобилась мне для того, чтобы обратить ваше внимание на не вполне исследованную область подготовки, связанную с психикой человека. В силу того, что мы проводим наши изыскания прежде всего в части самых свободных профессиональных боев, мы в шутку называем эту подготовку «психованной» и шутим при этом лишь отчасти.

Состояние психики – это тот тонкий и изменчивый критерий, который в состоянии дать человеку шанс, порой даже незаслуженный, и легко отнять заслуженные потом и трудом результаты, случись срыв.

Психическая подготовка, на наш узколобый взгляд, обязана проводиться не «обезжиренными ботаниками» в толстых очках, а людьми, более чем понимающими, что есть экстремальные состояния в контексте содержания избранного вида…

Психическую подготовку следует разделять на перманентную, применяемую в подготовительном и предсоревновательном периоде, и скачкообразную – итоговую подготовку соревновательного периода.

Что есть соревновательный период? Суть его в том, что «поздно пить боржоми, когда почки отвалились», то есть наверстать упущенное в «физике» уже не получится, остается надеяться на бронебойную фармакологию и огнеупорную психическую накачку! Если с первым все, в общем, понятно и каждый спортсмен в большей или меньшей степени в курсе, «какую пуговицу от какой рубашки глотать», то в части психического настроя у нас имеются либо вольные импровизации с «Раммштайном», либо шаманские закидоны очередного психоаналитика из буйных.

В связи с перечисленными определениями, я попытаюсь представить на ваш суд некоторые рекомендации по периодичному психическому тренингу в пауэрлифтинге и по соревновательному настрою как вершине психоподготовки.

Вопрос № 1.

Есть ли разница между дракой и соревновательным подходом в силовом упражнении?

ЕСТЬ! ШТАНГУ НЕ НАПУГАЕШЬ! Тут либо ты ее, либо она тебя!

То есть подавить «противника» не получится, ни авторитет, ни боевой раскрас, ни отрепетированные вопли Тарзана не работают.

Вывод в том, что соревновательный подход в силовом упражнении по психическому накалу гораздо выше даже реального боя!

Вопрос № 2.

Имеет ли право существовать техническая разница – скажем, в жиме – большего и меньшего веса?

НЕТ! ПОТОМУ ЧТО ТЕХНИКА – ЭТО ОПТИМИЗИРОВАННЫЕ ТРАЕКТОРИИ И МЫШЕЧНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ, ДОВЕДЕННЫЕ ДО АБСОЛЮТА! То есть если не брать в расчет особенности майки, подбираемой под вес, то нет и не должно быть технической разницы в жиме пятидесяти, ста пятидесяти или двухсот пятидесяти килограммов. Либо у вас с техникой какая-то беда.

Вы спросите меня: при чем тут психоподготовка? А при том, что настрой на каждый подход должен проводиться в едином алгоритме, если техника едина. Более того, идеомоторныи тренинг – это более чем просто часть психического тренинга. Именно он позволяет субъективно оценить собственные представления о чистоте движения и его последовательности.

Вопрос № 3.

Что есть психика в процессе выполнения силового упражнения? Нет, даже не так… С чем можно сравнить психику при выполнении силовой задачи?

Вы видели двигатель внутреннего сгорания? Очень хорошо. Любой автомобилист знает, что замена старой электропроводки на новую, с лучшей изоляцией и меньшим сопротивлением, даст более мощную искру, потому что снижаются потери тока, а значит, это повысит КПД сгорания топлива. Налицо – хотя это у кого как называется – повышение мощности в целом. Именно по этой причине разработана система Twin Spark с двумя свечами на цилиндр.

Мощная психика дает мышцам мощный импульс, мышцы без мотивации – это всего лишь филей, приправленный креатином. Но психика отвечает не только за амплитуду возбуждения волокна и, как следствие, степень его сжатия. Она еще и регулирует все двигательные процессы сообразно задаче. Кто-то часы собирает, а кто-то кувалдой машет, не попадая по ногам… практически ни разу.

Вы видели компьютер? А в «стрелялки» играли? Да ладно, я никому не скажу…

Короче, помните, как поначалу было тяжело совместить движения мышки с прицелом на «базуке»?

Так и психика. Она отвечает за тончайшие мышечные проявления, называемые «тонкими координация-ми». А теперь вспомните, как у вас зависал комп, что вы видели при этом на мониторе и был ли толк от этой мышки? Эмоциональные перегрузки, вызванные предвосхищением будущей борьбы с весом, боязнью травмы, личными амбициями и прочими перепугами, вполне могут вызвать неуправляемые, обвальные охранительные торможения психики – ступор. При нем подготовленный вроде бы спортсмен «плывет» на весах, на которых он разминался в пустом зале.

Вопрос № 4.

Что нужно сделать для того, чтобы легко и задорно драться?

НУЖНО ДРАТЬСЯ – МНОГО И САМОЗАБВЕННО! ИНОГО ПУТИ НЕТ И БЫТЬ НЕ МОЖЕТ!

Это мнение мое – и не обязательно правильное.

Что нужно сделать для того, чтобы как можно меньше зависеть от колебаний психического состояния при соревновательном выполнении упражнения? Нужно с определенной периодичностью исполнять именно СОРЕВНОВАТЕЛЬНЫЕ подходы, вписанные в тренировочные программы. То есть нет разницы, какие именно проходят соревнования – на приз женского общежития или первенство мира среди особо пухлых. Здоровая амбициозность бинарна, то есть кураж либо включается, либо не включается, «на полкарасика» здесь ничего не работает – проверено!

Ну, и если верить бесноватому Ницше, то важна не сила ощущения, а его продолжительность.

Вопросы мы себе задали, внимание читателей привлекли, начнем приводить примеры психических установок, сообразно поставленным задачам.

Соревновательный подход к весу – это бой, более чистый и бескомпромиссный бой, нежели сражение с реальным противником. Цель любой драки – унижение врага, убийство его есть высшая степень этого унижения, когда вы оказываетесь вправе забрать самое жизнь неприятеля. Но штанга скупа и лаконична, вы никогда ее не унизите, а вот она… Она может вас сломать, она может вас опозорить и растоптать как личность, она может украсть у вас ваши былые победы и ничего никогда не подарит. Здесь либо заслужи, либо не суйся – убьет!

Если борьба с весом – это сражение, то в этой связи вполне уместно использование психотехники подготовки к реальному бою как способ настроя на подход. Выдаю «секретный секрет». Нет никакой серьезной разницы, как именно вы готовитесь к подходу, абсолютный страх и абсолютная ярость имеют тождественный биохимический набор: адреналин, эндорфины и прочий «компот» в крови, сносящий голову и дающий пня под «низ спины» – вперед на мины! Так что, как бы вы себя ни ощущали, главное – не дать этим ощущениям спалить всю вашу энергию. Как ни крути, а «предстартовая лихорадка» в состоянии и пару килограммов веса за ночь сожрать, и руки в тряпку превратить. Ведь адреналин – это катализатор. Тушить жажду водкой можно, но очень быстро стошнит.

И вот тут есть третий путь к успеху – абсолютное равнодушие к результату. Это когда все, что вы уже предварительно сделали для победы, проливая пот и кровь в зале, уже навеки с вами, как броня у танка. Осталось просто выйти и честно сделать свою работу. Но как же унять трясущиеся руки и потные ноги?

Внимание: конспектируем! Оставьте за собой право на промах! Ваш покорный слуга стал мастером спорта России по стрельбе и даже рекордсменом Министерства обороны не потому, что маниакально стреляет больше двадцати лет, а потому, что однажды тренер мимоходом сказал мне:

– Андрей Николаевич, ты знаешь, что любой классный стрелок ИМЕЕТ ПРАВО НА ПРОМАХ?

Начхать на зрителей, на амбиции, на результат – ты должен выходить и делать красивый алгоритм выстрела. Надо с удовольствием взять в руки оружие, исполнить грубое прицеливание и, с удовольствием выполнив тонкое, с кайфом исполнять спуск, удерживая систему в районе прицеливания. Если даже ты промажешь, это совершенно не имеет отношения к удовлетворению, полученному от хорошо сделанной работы. Иди и сделай приятный выстрел, а не лови эфемерные «десятки»! Идите и с удовольствием найдите положение на скамье, с наслаждением возьмите штангу со стоек, ощутив весь кайф от напряжения, опустите ее – фиксация и… Даже если вы не выжали штангу, это ничего не означает. Главное в том, что вы сделали все правильно. Удача – очень капризная баба, но без нее в спорте можно быть лишь судьей.

Данный настрой очень реально снижает «горение», не уменьшая состояния куража. По темпераменту я холерик – такие вообще ничего не добиваются в стрельбе. Так вот, я стрелял через два часа после лифтинга, тренеры по сию пору не верят!

Существует и еще один способ добиться успеха – причем самый убойный! Управляемое «охранительное торможение». Если резко поднять внутричерепное давление, психика переходит в режим, называемый по-китайски «му син». В дословном переводе это означает «не ум», то есть такое состояние, когда все ваши эмоциональные переживания, впрочем, как и остальная ментальная деятельность, просто не могут существовать, в силу торможения мыслительных процессов и перераспределения энергетических приоритетов на мышечные проявления.

Как же заставить себя «убить мысли»?

Сделайте резкий и глубокий выдох через нос, причем так, чтобы при этом раздался «паровозный» звук», лицо покраснело, а в глазах потемнело! Вот и все – целых тридцать секунд после этого вы спокойны, как заведенный бульдозер. Команда на подход – и вы сметете все, что сдуру попадет вам под ноги, даже не обратив на это внимания, обретя чудовищное, убийственное спокойствие и ощущение дикой силы! Исполнять сей прием надо буквально перед выходом к снаряду. Никогда не делайте этого дома – не пугайте стариков и детей!

Помните про тождественность техники на каждом из весов? Упражнение называется «жим без глаз». Вспомните, как вы пожираете штангу с рекордным весом, как керосините себя и трепещете перед этой «девушкой». Вам кажется, что экстремальный вес требует экстремального настроя… А вот и нет. Что самое главное, ну, скажем, в жиме? Опускание. Как опустим, так и пожмем. При вменяемом опускании процесс происходит плавно, именно «сжатием пружины»; при истерическом настрое он рваный и направлен скорее на ощущение борьбы с весом, нежели на задачу дифференциации жима.

Завязываем глаза, встаем на мост и ждем команды на съем штанги с весом, который решит поставить тренер. Это может быть и десять процентов от вашего личного рекорда, и пятьдесят, и даже сто пять. Вам уже не испугаться, не подготовиться и не соразмерить ваши возможности с количеством «блинов», вам нужно просто хорошо сделать свою работу. К тому же это упражнение закаляет психику именно продолжительностью ощущений, а не их пиком. Жать без майки, для чистоты ощущений!

Теперь упомяну про тонкие координации, «толстую искру в цилиндре» и идеомоторный тренинг, который является незаслуженно забытым инструментом постановки техники. Перед каждым подходом вы должны представить, причем в как можно более ярких красках, как правильно подходите к штанге, как именно фиксируете спину, где и как стоят ноги. Затем вам необходим весь букет ощущений и образов, связанных с алгоритмом выполнения. То, что вы уже сделали в голове, сделать вживую – пара пустяков, но для этого вы должны научиться уставать от созданных мыслеобразов, покрываясь реальным потом от мысленного жима или приседа, благо руки, ноги и спина помнят каждый вес и удачную попытку.

Чем больше вы будете соревноваться, тем легче ваша психика будет переносить стрессы, связанные с противостоянием соперникам, снаряду и наличию зрителей. Соревнования должны быть как в избранном виде, так и отвлеченно-условные. Например, первенство зала на количество приседаний, жима, становых тяг со штангой в половину вашего веса, на количество отжиманий, на высоту прыжка с места, да мало ли что может прийти в голову крепким парням! Одно при этом обязательно – должны быть судьи, должны фиксироваться подходы, должен соблюдаться весь алгоритм соревновательной процедуры! Психика не разделяет стресс на большой и маленький, так что чем больше и чаще мы ей подкидываем испытания, тем быстрее ей надоест обращать на них внимание.

А теперь еще один весьма важный момент.

Мышца кодируется не доминирующим упражнением в тренировке, а всего лишь последним, сопредельным по психической напряженности, а не по физическим проявлениям!

Например, приседания перед кроссом – это всего лишь физическое утомление перед аэробной работой. В данном случае налицо результаты именно бегового тренинга, без видимых силовых успехов. Приседания после кросса – это функциональный разгон внутренних органов перед реальной силовой работой, во многом данный алгоритм оправдан, что подтверждается опытным путем.

Еще раз напомню про стрельбу. Ваш покорный слуга много лет палит в тире после силовой, чем очень веселит тренеров по стрельбе. После этих двух тренировок я за год стал мастером спорта России по стрельбе, стреляя без особых результатов более двадцати лет, но так и не стал даже кандидатом в мастера по лифтингу!

Силовая работа после контактной будет проходить на фоне значительного утомления. Соединение этих двух разноплановых работ приведет к незначительному повышению уровня общей физической подготовки и полностью дезавуирует предыдущий тонкокоординативный, «ударный» тренинг.

Ну, и более предметно!

Если вы решили жать, то не делайте это «на свежак» в начале тренировки, а перенесите жим на конец тренинга, сократив количество и разнообразие дополнительных упражнений, а значит, и утомление.

В идеале, если данная теория верна – а она верна! – следует разнести тренинг на три дня в неделю так, чтобы две тренировки носили вспомогательный, базовый характер, а третья имела функциональный разгон в виде вводной части (разминки), за которой следует выполнение кодирования мышечного комплекса, то есть выполнение одного, основного, упражнения. В этом случае ваша тренировка может длиться от пятнадцати до сорока пяти минут и проходить именно в остронаправленной форме!

Так, великий Карл Льюис в соревновательном периоде тратил на тренинг сорок минут в день три раза в неделю… и был при этом рекордсменом мира и Олимпийским чемпионом сразу в двух дисциплинах: в спринте и прыжках в длину.

Если вы решили провести на тренировке бои, то ставьте их не в начало тренировки, а именно в конец. Постарайтесь не загружать психику дополнительными раздражителями после доминирующей плановой нагрузки. В этой связи все наши выкрутасы в стиле кои после тренинга придется отменить. И пресс не будем качать с дубиной над головой, и на стенке висеть… Все это переносится в начало тренировки!

Самым важным моментом в указанной теории будет сопредельность психической напряженности при выполнении любого упражнения.

Так, если вы выполняете силовое упражнение на десять повторений, то десятое повторение должно – нет, просто обязано – быть субкритическим, иначе вы неверно рассчитали нагрузку и придется добавлять вес. В случае субкритической нагрузки вы находитесь в состоянии крайнего возбуждения, так как имеется реальный риск «отказа». Это означает, что любое, самое второстепенное упражнение в случае его правильного выполнения способно сбить прицел вашей психики и значительно уменьшить эффект от доминирующего упражнения, сделанного ранее.

Данная теория имеет элемент абстрагирования, потому что без него не выделить основную идею. Конечно, общий тренинг и последовательность выполнения упражнений в нем не столь зависимы от психического акцента, но если мы имеем конкретную цель, то стоит дать психике узконаправленное задание, дабы кодировать мышцы на определенные изменения, а не просто истязать их.

Я уверен в том, что все наши умения и показатели растут сначала в голове. Именно поэтому так важна психическая подготовка субъективного толка. Да, именно субъективного! Беда мышки заключается лишь в том, что для нее кошка – хищный зверь, а для меня – мурлыкающее подобие прикроватного коврика. Где найти те движущие мотивации, которые либо по силе, либо по жесткости управления ментальными процессами могли бы напрочь заместить нашего самого большого противника – инстинкт самосохранения?! Причем заместить его избирательно, сегментарно, оставив личность и психику вполне в рамках социального поведения.

Наш подход вполне позволяет это сделать, причем живенько и без затей, а главное – в микроскопические по времени сроки. Для меня лучшее истинный враг хорошего. Я долго ищу практики, которые могли бы позволить мне отказаться от палки и пинков под зад, но пока так и не нашел такого инструментария!

Я, честно говоря, готов билет купить на шоу, которое называлось бы «Профессиональный психолог настраивает бойца на схватку». До жути интересно услышать то дешевое повидло, которым эти… как бы это помягче сказать… зарабатывают себе на безбедную жизнь.

А у нас все по-простому.

– Иди и сдохни, сучонок, сражаясь! Побеждать не обязательно, но если начнешь пятиться, то я перелезу через канаты и переломаю тебе все прямо в ринге.

Могу уточнить, кому именно это адресовалось, но не хочу. А текст вполне реальный.

То, что мужчина стал инвалидом, сражаясь, гораздо правильнее того, что многие мужчины не становятся инвалидами и продолжают жить в ситуациях, о которых они с соплями на щеках будут помнить всю свою козлиную жизнь.

Проблема в другом. Каким надо быть идиотом, чтобы, размахивая руками, пытаться отдубасить «группу товарищей». Хотя не мне такое говорить.

Я тренируюсь всю сознательную жизнь, всю жизнь в удовольствие дерусь и был переломан в куски столько раз, что до меня наконец дошло, что членом березу не перерубишь, каким бы толстым он ни казался в руке.

Пусть в ней лучше окажется оружие.

Разделение на внутреннее и внешнее я считаю притянутым за уши, и вот почему. Переходить на внутреннюю работу, не обладая реализованной практикой обычных физических проявлений, – все равно, что пытаться исполнить Третий концерт Рахманинова, не сыграв в свое время гаммы. Системность подхода – вот что важно. Физические возможности в их общепринятом понимании далеко не безграничны, с возрастом они вообще испытывают кризис как гормонального, так и чисто функционального свойства. В этот самый момент человеку и нужна компенсаторная поддержка.

Кстати, адепт к тому времени чаще всего совершенно удачно накапливает морально-этический капитал и прочие личностные богатства, вот и начинается системная трансформация внешней, то есть силовой техники и тактики через биомеханику и функционалку. Поставленное дыхание позволяет повысить утилизацию кислорода, что увеличивает выносливость и мышечные показатели, дыхательный тренинг сам но себе управляет внутричерепным давлением, которое вызывает эффекты направленного отключения центральной нервной системы, если точнее, субъективно оценочной ментальной деятельности. Биомеханическая «ревизия» типичной техники позволяет сделать ту же работу, что и в молодости, но уже не потея и не задыхаясь от усталости.

Весь этот комплекс и есть, по моему мнению, та самая «внутренняя работа», которая по сути своей есть производная от обычного физического тренинга. В свете всего сказанного лично я совершенно уверен в том, что если обучение новичка «внутренней» работе и дает какой-то эффект, то исключительно оздоровительный, целиком основанный на обычном управлении кровотоком и утилизации кислорода. Это очень хорошо, так как повышает весь комплекс его возможностей, но прямого отношения к боевому применению этот метод не имеет.

Если вы хотите научиться драться, нужно просто драться. Хотите быстрее научиться – деритесь чаще. Остается максимально приближенно сконструировать учебный процесс боевой подготовки и все – боец готов, а захочет он или не захочет дополнять и усиливать свои боевые возможности через «внутренние» практики – это дело времени и талантливости, не более и не менее. Противопоставление внутреннего и внешнего настолько же абсурдно, как противопоставление молодости и старости в контексте жизни одного человека.

Я стараюсь научить человека реальным и очень жестоким вещам. Галантно улыбаться при этом – почти цинизм. Более того, я в полной мере владею всеми приемами психического прессинга. Наше семинарское обучение вообще замешано на крайней жестокости, но именно это обстоятельство позволяет быстро научить человека вещам, которые всегда доводились до него в ходе многолетнего эволюционного учебного процесса. Мы исповедуем скачкообразное или революционное обучение, уж извините за термины, – это просто философия. Хотя в спортивной группе эволюция тоже имеет место. Кои но такинобори рю явно не для всех. Если человек настолько изнежен, что даже матерщина с выпученными глазами почти катастрофа, что ж, тем лучше – меньше потерь у меня и у него.

Я человек неприятный, и это оберегает меня от самоторчания и преданных взглядов моих учеников. Они со мной, потому что верят в то, что делают, а далеко не потому, что я пою им сладкие песни, отчего у них просыпается обожание и преданность по отношению к моей персоне. Да, я их палкой луплю, несмотря на возраст и заслуги, а не нравится – с вещами на выход.

Вот такой я грубиян, совершенно уверенный в том, что для меня другого пути нет.

Не ждите от меня магических формул и выдержек из сутр, все гораздо проще и основано во многом на разделах конфликтологии.

Если вы хотите защититься от вербального прессинга, доминировать в несиловом конфликте, предотвратить его перерастание в силовой, то вам следует использовать следующие принципы.

1. Единство и борьба противоположностей (Инь-Ян).

Когда на вас кричат, говорите шепотом. Когда на вас тихо и злобно шипят – орите.

Некто Андрей Николаевич Кочергин, с которым я довольно давно и хорошо знаком, орет всю жизнь, потому что не орать он просто не может. Я так думаю, что характер у него весьма скверный. А вот в практическом смысле все примитивнее. При глубоком, диафрагменном звукоизлиянии повышается внутричерепное давление и вырабатываются эндорфины, по сути, голову человеку сносит «на раз» и накрывает сверхчувственность.

Термин этот я стырил, что он точно означает – не в курсе.

Короче, пока не орешь, как ни расслабляйся, а напряжения и гипертонусы все равно останутся, а вот как рявкнул, так вроде это уже и не ты, да и тело вроде не твое – делай с ним что хочешь.

2. Выделение стратегической линии.

Если спор носит некий практический характер, не пытайтесь высыпать все аргументы, ничего, кроме взаимных обвинений, этим не достигнуть. Следует выбрать самое слабое место противника, вплоть до случайно оброненного, но крайне оскорбительного слова: а кто тебе дал право меня так называть, может, ты про меня что-то знаешь, о чем я не в курсе?! – вцепиться в него и тупо гнуть свою линию, не вникая в аргументы собеседника.

3. Отрицание отрицания отрицания.

Не торопитесь вступать в полемику. Пусть противник выплеснет все, что припас для вас, и, видя, что вы внимательно слушаете, пойдет на второй круг. Решительность духа уходит с каждым сказанным словом. Вы должны слушать внимательно, молча, изображая живой интерес. С каждым новым витком повествования человек будет сам понимать всю никчемность своих претензий, вот тут-то и надо ухватиться за самое слабое место и перевести беседу в другое направление.

4. «Про немца».

Знаете, почему немцев называют немцами? Да потому, что в Москве была когда-то Немецкая слобода, где люди не понимали по-русски, немые, в общем, непонятные и непонятливые. Немцы, одним словом. При любом вербальном контакте человек строит межличностные отношения, а что толку орать на негра преклонных годов, если он по-русски ни слова, да еще и улыбается, когда кто-то сердится.

Этот «немецкий» прием используют бывалые уголовники. «Феня» имеет совершенно практическое применение, когда вам с частотой пулемета Максима, да еще с прибаутками, выдают текст на каком-то языке, очень похожем на русский, да еще и с беззаботной улыбкой на лице. Вы постепенно убеждаетесь в том, что этот гражданин точно не в беде, значит, в беде, видимо, именно вы. Более того, признание в непонимании сленга оскорбительно само по себе, поэтому никто никогда не просит оратора перейти на обычный русский, все тупо стараются разобрать неизвестные слова. Именно в этот момент негативный комплекс, состоящий из счастливого человечка, «фени» и обилия необработанной информации, вызывает сбой в системе, ступор. Это в точности напоминает компьютерный глюк, вызванный перегрузом.

В физиологии это звучит еще более тонко. Вы знаете, почему дамы иной раз падают в обморок? А потому, что неустойчивая женская психика под воздействием потока негативной информации может вызвать органические поражения мозга, то есть шизофрению. Чтобы этого не произошло, мозг отрубает все никчемные функции и оставляет включенными всего две: управление работой сердца и дыхание.

Стоит взрослый дядя, хлопает глазами и мечтает только об одном: побыстрее бы все это кончилось. Ему предлагают вариант, подсказывают, как именно надо закончить, и он гарантированно соглашается. Жизнь сводила меня с такими артистами разговорного жанра, что Кашпировский по сравнению с ними просто шалунишка малолетний.

Абсолютная беспощадность к себе рождает отсутствие необоснованной жалости к обучаемому.

Он, сердешный, зачем ко мне пришел? Людей калечить хочет научиться, ах он, карапуз забавный! Так сперва на себе почувствуй, извращенец, каково это – зубами харкать и носы на место ставить по-живому. Как тебе?! Ну, вот и славно, теперь ты знаешь, как будет тем, кто окажется в твоих руках. Ты готов сделать им то, что не готов сделать себе?

Что это дает? Могу перечислить по пунктам.

1. Обучаемый попадает в условия максимальной внешней агрессии, что позволяет укреплять его психику именно в заданном направлении.

2. Он узнает правила игры, что позволяет ему избежать сопливых ошибок.

3. Внешний прессинг мобилизует резервы организма, именно по этой причине на «избиваемом» семинаре люди стоят на кулаке двадцать две минуты, а на таком, где физическое воздействие не применяется, – всего три!

4. Формирование прикладного профессионального спортивного арсенала, проходящее в условиях, приближенных к реальным, позволяет объективно оценить себя и уверовать в собственный выбор и силы.

5. Бой, проходящий под неусыпным контролем и с минимумом ограничений, – это, пожалуй, единственный настоящий способ научить человека драться, как и что бы мне ни противопоставляли.

6. Упавший человек лежит не потому, что не может встать, а потому, что лежачего не пинают. А вот у нас как-то никто не лежит, потому что пинаем – и причем очень больно.

Некоторые воспаленные головы думают, что палки ломаются, дабы один придурковатый лысый извращенец сумел в очередной раз громко заявить о себе, но это не так. Поверьте: решение применить подобный подход было более чем выстрадано, и пришло оно, как ни странно, из боевой подготовки. Вот уж действительно «назад в будущее».

Я писал об этом много раз, но буду повторяться и повторяться, потому что это главное из того, что я нашел в темных глубинах своей нездоровой головы. Я уверен, что человек рождается через боль, а деградирует с иглой в вене или стаканом в руке. Давайте жить на этой земле, а боль всегда напомнит нам о наших силах и о том честном и жестоком мире, который мы так любим за его честность и прямолинейность.

Даже очень пьяные люди, как правило, бьют только того, кого можно побить без опаски. Определяется это в первые секунды конфликта вербальным и визуальным способами, что мы уже обсуждали. Никто не готов бороться с чрезмерными трудностями, кровожадная потенция нейтрализуется предполагаемой опасностью, исходящей от потенциальной жертвы. Желание отдубасить медведя никому не приходит в голову даже спьяну, а если и приходит, то быстро остывает при виде расстроенного потапыча. Существуют, правда, еще и наркоманы, но, как правило, галлюцинации носят скорее подавляющий, нежели стимулирующий характер.

Самая большая гадость, принятая за правило у большинства современных экспертов, заключается в следующей рекомендации: «В первые секунды конфликта ищите глазами пути отступления». Эти поиски будут гореть на вашем лбу неоновым светом для удобства чтения, стимулируя агрессию в «нужном» направлении.

«Ни шагу назад!» – вот что обычно носят на лице настоящие мужчины, а остальное прояснится по ходу дела.

При этом обязательно нужно добавить, что профессионально подготовленный человек – речь не обо мне – никогда не позволит себе перейти рамки общепринятой либо профессиональной этики, даже если температура его крови уже перешагнула точку кипения. Я совсем не уверен в том, что это всегда получается у меня лично, но уже упоминал, что все великие мастера, с которыми я встречался (спасибо Судьбе!), отличались добродушием и благожелательностью в общении с собеседником. Сильные люди – добрые люди.

И еще немного о психотехнике.

Практикуйте повторение упражнения «до конца». Под «концом» в данном случае понимается полная, объективная невозможность дальнейшего выполнения задания. На семинаре в Москве парень упал из стойки на одном кулаке лицом в пол и рассек бровь, чем меня очень порадовал. Терпеть ненавижу слюнтяев, готовых себе и мне объяснить, почему они не могут дольше стоять, приседать, висеть и т. д. Если еще есть силы ворочать языком или мозгами, значит, жалеешь себя, не все еще отдал для выполнения задачи.

Мотивацией для коллективного психотренинга может быть явность и сравнимость результатов, отмечается только победитель, нет никаких призовых мест.

Чем тупее и проще упражнение, тем меньше мыслей возникает в головах обучаемых, что само по себе замечательно.

Никаких сдач в поединке! Если душат, пусть душат – подумаешь, в обморок упадешь. Если поймали руку на болевой – хрен с ней, терпи. Руки и ноги ломают случайно, при проведении болевого приема это происходит крайне редко. Мой ученик как-то бился на открытом ковре, был пойман на болевой и лежал до тех пор, пока судье не показалось, что рука трещит. Когда остановили бой, он потерял сознание, а затем, оклемавшись, объяснил, что добряк-тренер сказал ему: «Если сдашься, в зал не возвращайся», поэтому он и не сдавался.

Вот для таких секунд я и живу как тренер, как человек. Рука зажила, а человек узнал о собственном мужестве такое, что словами никак не рассказать.

У меня хоть что-то получается еще и потому, что нет ответственности перед обучаемыми – ни психологической, ни материальной, ни какой-либо другой.

Знаете, как я формулирую для себя ситуацию с учениками? Вот приперлись люди, набив голову всякой ерундой. Сейчас они будут ждать от меня чуда, а его, чуда-то, нет, и им придется терпеть все то, через что прошел я. Зная это, я более чем уверен в том, что они не дотерпят – уйдут. И правильно сделают – зачем им все эти ужасы? Хотя единицы останутся, что тоже странно…

Но одно эти ушедшие точно унесут с собой: осознание существования другого мира, даже прикоснувшись к которому обжигаешь руки. Вот же он – в ста метрах от железнодорожного вокзала любого города или у меня в зале.

Как только я начну думать об учениках, курсантах и слушателях, начну вспоминать, что они живые и слабые, что у них папа с мамой есть, вот тут-то и наступит конец. Пару раз на семинарах я понимал, что не могу ударить слушателя, потому что, ударив его, я его скорее добью, чем помогу ему понять то, что не я, а именно он должен сам уяснить для себя. В эти минуты я просто чувствовал, что обморок где-то рядом, ведь в моем мире все ясно и прямолинейно, любые морально-нравственные метания укорачивают «силовой вектор».

Столь пространный пассаж понадобился мне для того, чтобы обратить внимание каждого человека на ответственность перед собой, не перекладывая ее на родителей, школу или нечистоплотного «великого» мастера. Если человека обманули, то прежде всего он сам мечтал быть обманутым.

Есть масса неприятных типовых ситуаций. Например, «некто» гадит в подъезде, по вечерам дамы с ужасом пробираются через компанию подозрительных лиц и т. д.

Прежде всего следует разобраться, что это за люди такие, вызывающие ваше негативное отношение к себе.

Часто это молодежь до восемнадцати лет. Как правило, более старшие товарищи уже «клубятся» в ночных заведениях либо заняты чем-то более сексуально продуктивным, нежели сидение в подъезде. Это в основе своей ребята из ближайшего окружения – дом, двор. Ваше парадное выбрано ими для засидки минимум по двум причинам: здесь проживает их сотоварищ с признаками лидера или подрастает подходящий сексуальный объект, скажем, нимфетка лет четырнадцати.

Это обстоятельство значительно упрощает задачу. Путем опроса бабулек на скамейке можно легко выявить данного «доминанта» и провести с ним беседу, причем с глазу на глаз, когда «сдуться» не так стыдно – лишь бы друзья не видели. Содержание беседы может быть как крайне жестким, так и не очень. Но одно непременное условие. Ни в коем случае не пытайтесь разговаривать с родителями. Это как бы переложит груз ответственности на их плечи, а она должна быть исключительно персонифицированной – точный выбор «жертвы» обязателен.

– Ты, дружок, проживаешь в такой-то квартире, я это знаю. Если ваша компания и дальше станет собираться на лестничной площадке, то я с большим удовольствием переломаю тебе ноги…

– Молодой человек, знаете, в нашем подъезде проживает один из заместителей командира ОМОНа. Наши жены дружат. Так вот, он на полном серьезе решил захватить всю вашу симпатичную компанию и, отвезя в участок, отдубасить так, чтобы вы, включая девиц, писали кровью. Я, видите ли, такие зверства не приветствую, потому как пацифист и очки у меня, поэтому и решил предупредить…

Возможно, у вас теплое парадное, в нем хорошо бомжам. Самый простой способ избавиться от этих очаровательных граждан заключается в том, чтобы, без всяких предупреждений и молча, выбрать самого крупного из них и выкинуть из подъезда, не забыв при этом протащить лицом по стене. Подобное обращение – это их ежедневная реальность, я думаю, они даже не расстроятся и пойдут спать в колодец теплотрассы. Любое сопротивление необходимо пресекать с максимальной жесткостью, это избавит и вас, и этих господ от лишних размышлений типа «что делать?». Если действовать быстро и дерзко, все пройдет гладко, это, как правило, уже очень больные, слабые люди, но не стоит забывать, что и среди них встречаются горячие парни. Могут и ножом садануть, если недоглядишь.

Наркоманы – самая тяжелая группа. В вашем подъезде они могут тусоваться по двум причинам: либо здесь торгуют, либо конструктивно ваш подъезд очень подходит для «задвижки». В период ломки наркот весом в пятьдесят килограммов вполне может кинуться на вас, даже не очень понимая, зачем он это делает.

С «плохой квартирой», жильцы которой торгуют отравой, разобраться тоже можно. Торговцы наркотой, скорее всего, платят НДС в местное отделение милиции, так что надеяться на нее не приходится. Нет, попробовать никогда не поздно, но обращаться стоит только коллективно, надо собрать подписи жильцов, текст только машинописный. Если милиция не справляется, то продавцам следует сломать ножки и ручки. Как, где и во сколько – на ваш выбор. Сделать это следует молча, никаких бравых советов, угроз и демонстраций своих паспортных данных.

Со скоплением наркотов бороться сложнее всего, они, как правило, осознают реальность крайне абстрактно, так что надеяться на перманентные запугивания не приходится. Самый простой способ – кодовый замок на дверь подъезда. Второе – поговорить с мужчинами и собрать их телефоны, в случае аларма договориться о групповом взаимодействии, накрыть, отдубасить и выкинуть.

Есть и еще один типовой негативный момент – пролетарии отмечают получение зарплаты. Пожалуй, именно они и есть наиболее драчливая часть социума. Пьяный, затюканный жизнью работяга вполне способен расписать интеллигента розочкой от бутылки, если этот очкарик будет качать права и мешать отдыхать с ребятами в подъезде, да еще напротив собственной, что характерно, отдельной квартиры.

Ребята шумят, следовательно, вам разговаривать надо чуть ли не шепотом, коротко и увесисто. Очень хорошо работает фраза типа: «Вы из какой квартиры? А фамилия ваша как?» Продолжить надо вне зависимости от ответа: «Попрошу прекратить это безобразие», а потом, не дожидаясь реакции, развернуться и уйти. Это часто помогает, но все зависит от степени вашей решительности. Если «гегемоны» почувствуют слабинку, тогда обязательно набьют вам морду, если же ваш настрой будет достаточным, безапелляционность и решительность выявит в вас начальника, то в игру вступает обычная ролевая схема, и люмпен идет спать, потому как начальство приказало. Сразу хочу оговориться: бить этих ребят можно, а часто и нужно, но они почти всегда дадут отпор и при наличии сотоварищей порвут, если получится, конечно, вас на шмотки с большим цинизмом. Для того они и орали, чтобы о себе заявить.

Говорят, что побитые собаки никогда не мстят. Вряд ли это так, но лучше всего не проверять данное утверждение на себе, не становиться этой самой побитой собакой. А самый верный способ избежать мести очень злобной компании заключается в следующем. Надо на их глазах скушать живьем их сотоварища!

Ну ладно-ладно… И сам знаю, что перебор!

Слабость привлекательна. Как только кто бы то ни было почувствует, что «у тебя семья», он тут же этим воспользуется и сделает это потому, что ты ему подсказал, куда ударить!

Заходит человечек в камеру, а ему и говорят: «Добрый день, молодой человек. Вы откуда? А сели за что и на сколько? На сколько, на сколько?… У, брат, да ты еще поди и женат? Все, дружок, забудь о своей тетке, она сейчас занимается оральным сексом с твоим следователем».

Человечек, естественно, в драку, в слезы и т. п., а через неделю депрессняка он опускается и начинает новую половую жизнь. Матерый же дядя в таком случае с улыбкой сообщает: «Конечно, оральным! Она же баба, вот и занимается бабским делом». Все посмеялись и поняли, что у этого человека слабинки нет. Ему плевать, что сердце сжалось, но совсем не плевать на то, что случится с «остроумным оратором» через пару недель в подходящем месте.

Максимальная жестокость деморализует сразу и надолго, любые цепляния за что бы то ни было ослабляют вашу позицию. Не важна природа сдерживающих доводов, очень опасно, что они есть.

Надеюсь, получилось не очень грубо.

Давать конкретные советы, исходя из абстрактных тактических деталей, не совсем верно, замечу, что мои мысли носили именно такой характер ввиду уже объясненных причин. Да, я за всю свою практику не встречал ни одного «мстителя», хотя это вовсе не означает, что их на свете вообще нет. У меня имеется и объяснение их отсутствия.

Человек, однажды сломанный, уже не реабилитируется, психика, как правило, стремится забыть унижение и боль и уйти от любой возможности их повторения.

Как правило, подобные экзекуции бурно обсуждаются. Чем громче обиженные ребята проорутся, тем быстрее они интуитивно поймут: то, что знают двое, знает свинья, более того, лающая собака не кусает. Вот весь пар и вышел задом.

Не стоит забывать и еще одну мелочь. Все, что не замешано на деньгах, – не опасно.

Еще раз подчеркну, что нельзя говорить о задаче на подавление, используя отвлеченные понятия и обстоятельства, каждый раз в каждом случае существует конкретная тактическая обстановка, от нее и надо плясать в принятии решения.

Как по-вашему, нужно ли проводить моментальное тактическое планирование своих действий, если вы комплексно оценили обстановку как «предварительно агрессивную» и ожидаете нападения либо готовите его сами, чтобы упредить действия вероятного противника? Учтите критически малое время, отведенное вам для принятия решения.

Если у господ специалистов нет соображений по данному вопросу, то я наберусь наглости и попробую самостоятельно решить эту задачку.

Абсолютно одинаковых тактических условий не существует, всегда есть опасность неправильной оценки ситуации либо ее необычного дальнейшего развития. В этой связи очень удобны предварительные «ключи перехода». Их использование означает, что вы рассматриваете выдуманную или подсмотренную ситуацию со всех сторон и определяете ее важнейшие моменты. Я перечислю их.

• Необходимость перехода к силовой агрессии.

• Возможные пути подхода и отхода.

• Предположительный способ нейтрализации противника или противников.

• Обоснованность применения оружия.

• Использование тактических особенностей «театра военных действий».

• Тактические ограничения при подавлении противника. Психическое подавление, травмирование или уничтожение?

• Первые показания и алгоритм действий при задержании вас и ваших противников, правовая сторона вопроса.

• Доврачебная помощь в случае…

Отработав данный пакет задач, надо оставить его в голове с определенным названием, ну, скажем: «Пьяные дяди в парадном».

В реальном случае, который вполне может приключиться в парадном, могут измениться персонажи и возникнуть новые незначительные тактические ограничения, а так вся задача уже продумана, план действий имеет достаточно законченный вид. Этот план выполняется сразу после принятия решения о подавлении противника. Не может быть никаких сомнений в правильности решения – все, оно принято, теперь до конца!…

Вы спросите: а вдруг этим дядям просто захотелось слегка развлечься? Крови они и сами до смерти боятся, может быть, имеет смысл их не калечить в данной конкретной ситуации?

Позвольте уточнить: а как именно вы узнаете, что именно им хотелось? Неужто попробуете? В том-то и дело, что у данной ситуации есть степень серьезности, а у этой серьезности есть косвенные признаки. Как раз их я и пытаюсь опознать, запомнить и выработать предварительно систему подавления. Если вы внимательно прочитаете то, что я тут накропал, то обратите внимание на «тактические ограничения».

Как уже писалось, можно думать и полчаса, но есть вероятность, что вашу задумчивость потревожат ударом бутылки по голове. Размышления в бою смертельно опасны, и я уже достаточно много говорил об этом, но принятие решения о подавлении агрессии не может приниматься необоснованно, хотя бы во избежание возможных ошибок.

Какой из этого выход?

Да очень простой: тактический анализ типичной ситуации. Выявление определяющих признаков и есть цель этого анализа. То есть проводить анализ, выявлять признаки и размышлять о формах и «глубине» подавления супостата мы должны заранее, а при возникновении самой ситуации заниматься только визуальным контролем обстановки и выявлением «ключей» для принятия решения на подавление. Это быстро, коротко, надежно и во много раз уменьшает возможность ошибки.

Дело в том, что мои сценарии будут, скорее всего, строиться на именно моих знаниях и умениях, прикладном опыте и, самое главное, на технических предпочтениях. Но ваша цель состоит вовсе не в том, чтобы выяснить, как Кочергин убьет врага в случае чего, а в том, чтобы самостоятельно и методически грамотно подойти к проблеме предварительной прикладной подготовки. Любая моя находка, более того, мое удачно завершенное подавление в конечном итоге начнет мозолить вам глаза, отвлекая от столь болезненных и крайне важных собственных решений, основанных, скорее всего, на подсознательном анализе личного опыта, пускай даже пятилетней давности.

Одно могу сказать точно. Не пытайтесь сделать «на улице» то, что еще никогда не делали хотя бы в зале. В идеале ваш арсенал должен состоять из приемов, хотя бы раз принесших вам победу. Это ваш бесценный капитал, он с вами до гробовой доски, его даже пропить будет сложно, потому что ваш, потому что достался вам в бою, пусть даже спортивном, но бою, где перед вами был реальный противник, и он реально рухнул.

Что толку от того, что я буду рассказывать о методах сближения и контроля дистанции при подготовке атаки головой, если вы ни разу не видели, как зубы высыпаются и нос трещит от этого удара.

Самый верный путь – свой!

Знаете, как определить, что ты действительно чего-то добился в прикладной подготовке? Это становится ясным, когда ты даже не имеешь представления о том, что будешь делать в следующую секунду, но точно знаешь, что делать не будешь, и уверен в том, что в схватке отдашь все силы и умения без остатка. Это и есть мэцкей сутеми – тотальная решимость идти до конца.

Вы боялись в детстве уколов? Вот именно, что да! А сейчас почему не боитесь? Что, собственно, изменилось? Да прежде всего то, что теперь вы знаете, что такое, скажем, дантист или как болит пробитая голова. Да мало ли что – просто вы не раз переживали гораздо более сильные и неприятные ощущения.

Проведите-ка очень простой эксперимент. Зажмите один палец в тиски и потихоньку закручивайте, а второй колите иголкой. Вопрос: на какое ощущение вам будет плевать? Правильно: на слабейшее. Вот так и с негативными психическими состояниями. Чем больше опыт их преодоления, тем менее вероятны состояния ступора или паники. Вот только не следует забывать о том, что ощущения следует обновлять. Даже высококлассный боец после приличного перерыва начинает моргать на удар.

Если бы страха как проявления инстинкта самосохранения не было, то мы бы вымерли, потому что не соизмеряли бы опасность и свое поведение. Страх в подавляющем большинстве случаев неосмыслен и безусловен. Так вот, этот самый страх следовало бы даже выдумать, хотя бы для того, чтобы научиться его преодолевать волевым путем и уберечься от фатальных глупостей.

Как относиться к опасности? Этот вопрос наверняка стоит перед каждым вменяемым человеком, так как более или менее опасные ситуации окружают нас постоянно. Если вы думаете, что я сейчас опять затяну свою любимую арию про мэцкей, то ошибаетесь. Не затяну. Однажды я услышал совершенно гениальную формулировку: «Если боевая подготовка не похожа на игру, то это плохая боевая подготовка». А невеселых игр не бывает, если, конечно, это не игры на деньги.

В этой связи хочется продолжить логическую цепь и сделать совершенно определенный вывод: к трудностям и опасностям следует относиться весело. Именно так: по-идиотски ВЕСЕЛО! Весело драться, весело получать по физиономии, весело зашивать рассечения, с юмором относиться к потенциальным и реальным противникам. Это не исказит и не уменьшит реальной силы соперника, но позволит избежать нагнетания внутреннего напряжения перед боем, каким бы важным он ни был. В конечном счете как мы относимся к проблеме, так мы ее и решаем! И здесь важен именно ваш индивидуальный подход. Хочешь – ядом дыши в окружающую среду, хочешь – радуйся до слез возможности сражаться. Не важен процесс – важен результат!

Давайте попробуем разобраться, для чего рождаются мужчины. Знаю-знаю: чтобы на дорогих машинах кататься. Но вот честно подраться, получить в морду или набить ее супостату – это же весело! Вы попробуйте это понять и тогда почувствуете, что в этом есть здравый смысл, задача из мрачновато кладбищенской превращается почти в приключенческую! Хотя это вовсе не означает, что снижается степень самооценки или исчезает ответственность при принятии решения. Попробуйте – это же весело!

Я ведь предупреждал вас о том, что писать буду как умею, да? Вот так и пишу, часто повторяюсь, особенно если речь идет о важных вещах. Повторю еще раз: практически всегда не бежать – рациональней, чем бежать. Все разговоры на тему изматывания противника бегом несерьезны, даже если это касается дамы. В любой ситуации важны причинно-следственная связь, мотивации и ролевая игра. Если вдолбить себе в голову, что никто не смеет делать то, что вы не разрешите, то и раздражение по поводу хамского поведения будет более чем уместным и действенным. Даже насилуют чаще всего девиц, уже заранее изрядно перепуганных. Страх – это первый шаг к беде.

Да уж, мне, лысому и толстому дяде, хорошо говорить. Пацаны на пляже ко мне не пристают – это верно. Но все-таки попробуйте прежде всего провести предварительный ментальный тренинг: проиграйте ситуацию, вплоть до фраз и жестов – но в голове, а затем уже на природе, глядя на приближающихся ребят, повторите все, глядя в их сторону.

При разговоре избегайте быстрой речи и высоких интонаций, каждое слово должно быть словно гиря, а взгляд направлен мимо объекта, всем видом демонстрируя спокойное пренебрежение.

Поможет это вам или нет? А откуда я знаю, если это все на восемьдесят процентов зависит от того, кто именно и как говорит и кто именно отвечает.

Пардон за прямоту, но вам знаком такой предмет, как тактика? Если не вполне, то я уточню, что доминирующим действием, приносящим победу, является атака. Вы скажете: можно атаковать, отступая. Да, знаю-знаю, есть куча примеров в военной истории, где хитрость отступления вполне побеждала тупость наступления, да хоть бы Кутузов, например, под Москвой. Но я в который раз спрошу вас!

Кто вам сказал, что вы бегаете быстрее сразу всех противников?

Кто вам сказал, что у них нет огнестрельного оружия, куска трубы, камня, способных полететь вам в спину?

За сколько секунд вы обычно вырубаете набегающего противника и с каким временным интервалом противники обычно бегут друг за другом?

Единственный способ поменять ролевую установку сводится к тому, чтобы напугать противника не стереотипным поведением, а именно желанием драться! Самый простой способ заставить мчаться за вами пятнадцатилетних пионеров – это испуганно припустить от них.

Не готов давать советы, да и с какой, собственно, стати? Я всего лишь говорю о том, как поступил бы сам. Только вперед с криком «банзай» или, на худой конец, «ни шагу назад!». И это не тупая бравада, а реальные факты из жизни, позволяющие мне до сих пор… скажем, писать в этой книжке всякие напыщенные гадости.

Если вы моряк, то ваша подружка неминуемо морячка. Если вы «драться не умеете, но очень любите», то вполне логично провести инструкторско-методические занятия с прекрасной половиной на тему: «Это должен знать каждый». Пусть она усвоит элементарные вещи, перечисленные здесь по пунктам.

1. Милая дама никогда не лезет в драку – даже разнимать.

2. Милая дама в идеале отходит на пару метров от обожаемого спутника при первых признаках любой агрессии.

3. Она никогда не бежит и не орет. Догоняют именно то, что орет и бежит, иногда в это даже стреляют.

4. Милая дама, случайно встретившая вас на улице, не кидается радостно вам на шею, если вы делаете вид, что ее не узнаете. Она понимает, что вы просто не хотите привлекать к ней нежелательное внимание.

5. У милой дамы всегда что-то лежит в сумочке, и это что-то она держит в руке, а руку в сумке, пока ее герой дубасит супостатов.

Странно, но у меня лично присутствие очаровательных «слабых звеньев» только усиливает агрессивные проявления.

Самые жестокие палачи НКВД были женщины, да простят меня милые дамы. В бодигардинге женщина, работающая «на первом номере», принимает решение открыть огонь на поражение гораздо быстрее и аргументированнее любого мужчины. Вы когда-нибудь видели настоящую женскую драку? Это же просто ужас!

Все это сказано мной лишь с целью уяснения концепции и направленности психической подготовки при отработке противодействия женщины реальному нападению. У женщины (и это совершенно очевидно) существует комплекс неполноценности по отношению к более сильному и первичному во многих отношениях мужчине. Именно поэтому, уж если женщина принимает решение сопротивляться, стрелять, резать и т. д. (видимо, я выражаюсь несколько брутально), она делает это с максимальной жестокостью, а это, в свою очередь, как раз и является основным требованием, предъявляемым при обучении подавлению любой алармовой ситуации. То есть побудительный мотив самообороны в полной мере заложен в каждой даме, располагаясь где-то внутри женской ранимости и беззащитности. Дайте даме реальное оружие самообороны, и…

Эй, ну, где там эти маньяки?…

Ладно – ждал, что спросите, но так и не дождался. Сам скажу, что есть принцип отражения и принцип сокрытия.

Если человек досаждает вам так, что вы чувствуете дискомфорт, поставьте перед собой воображаемое зеркало, направленное отражающей поверхностью на этого типа. Сразу после любого неприятного контакта следует попасть под проточную воду – в душ, например, но не стоит забывать о том, что вода – мощный энергоноситель, так что никаких горячих процедур. Вода только холодная! Какая прелесть – с морозца в январе под ледяной душ.

Второй способ жесткий – я никогда им не пользовался. Если противник явный и агрессивный, зашейте его в воображаемый кожаный мешок. Да, непроницаемый черный кожаный мешок… Толстыми серыми нитками через край… Затем не забудьте распороть эту упаковку и попросить прощения у того, кто там оказался.

Данные методы совершенно не доказаны и прокатывают явно не со всеми, более того, я считаю их буквально демоническими и сам не пользуюсь, но лучше знать и не применять, чем не применять, потому что не знаешь.

Ненависть и страх идут рука об руку везде, где налицо реальная опасность… И это, видимо, нормально. Убеждать человека не поддаваться этим порочным чувствам – все равно, что запрещать ему вздрагивать в случае, когда рядом с ним в кустах вдруг выстрелил гранатомет РПГ-7. Ваши советы наверняка будут признаны логичными, но у того, кто их получил, не будет никакой возможности ими воспользоваться.

Ваше право ненавидеть врага или воспринимать его как «цель», но дело в другом. Как только ненависть становится побудительным мотивом, так сразу вы перестаете быть хозяином своей головы. Профессионал не имеет права на горячую голову, хотя никто не вправе запретить ему иметь горячее сердце. Знаете, как определить настоящего солдата? У него скучные глаза, никакого огня наружу – все внутри. Такой и выживет, и задачу выполнит, а у кого «буря мглою небо кроет», у того вероятность ошибки выше раза в два, а то и в три.

Нет, это я не умничаю, а всего лишь делюсь увиденным.

Профи в нашем случае не тот, кто получил деньги за чью-то отнятую жизнь. Это тот, кто выжил, причем не важно где – на улице, в бою и т. д. А ненависть…

Есть такой анекдот.

Интеллигентному грузину поручили зарезать поросенка, а он начал его хлестать ладошкой по морде.

– Биджо, ты что делаешь? Зачем свинью мучаешь?

– А пусть он мне ответит, а то я как-то стесняюсь просто так резать.

Выживать и бороться за жизнь без ярости нельзя, но ненависть слишком уж долгоиграющая и нестабильная мотивация. Деланно жестокие люди, как правило, просто трусы. Тот же гениальный (без кавычек) Майк Тайсон признавался, что до жути боится своих крупных противников, вот и торопится их уложить в первые пять минут.

Нет, я никого ни в чем не упрекаю и не читаю нравоучений.

Есть такая собачка – ягд-терьер, немцы, кажется, вывели это чудо. Песик очень напоминает маленького похудевшего ротвейлера. Завидев другую собаку – плевать какого размера, – этот вывих генетики исходит пеной от желания ее разорвать. Причиной этому не ярость, предпосылок для азарта нет в принципе, просто этот карапуз по-охотничьи ненавидит все живое.

Ягд очень талантливый норный боец, он душит лису или барсука на раз, а затем рвет убитое животное на части, прямо в норе, вытаскивая куски на поверхность.

Да, ягд замечательный боец – слов нет, но что ему мешает быть настоящим продуктивным охотником? Да безмозглая ненависть к противнику! А вот уравновешенная такса и лисичку задавит, и шкуру не попортит. Если психические процессы, происходящие в башке какого-либо индивидуума, носят крайние проявления, жди беды. Ненависть – это темные очки разума.

По натуре я белый, почти уравновешенный бультерьер, который ленив настолько, что не знает, что такое ненависть, хотя ярости в нем столько, что хоть анализами торгуй.

А знаете, какой самый неприятный сценарий развития силового конфликта? Да тот, который начинается с фразы: «Пошли выйдем!» Благородный хулиган приглашает вас померяться всем, что можно измерить, бить его внезапно как-то неудобно, но не стоит забывать нескольких простых вещей.

• Противник может быть вооружен, и выход из помещения, скорее всего, ему необходим для незаметного извлечения оружия.

• Он может быть не один, и на улице вас ждут его веселые друзья.

• Никто не станет гарантировать, что это не похищение со столь интригующим сценарием вводной части.

• В случае «нечаянного» и серьезного повреждения противника у вас не окажется свидетелей происходящего, а стереотип «потерпевший правее уцелевшего» сработает явно не в вашу пользу.

Когда в общественном месте к вам пристает буйно-помешанный тип, следует как можно меньше рассуждать и уговаривать.

Дождитесь поворота супостата спиной, резко догоните его, плотно захватите левой рукой его правый локоть и, развернув, громко заявите: «Попрошу оставить меня в покое!» Резкий поворот и громкий голос, как правило, катализируют агрессию, ускоряют ход событий. Так как правая рука в захвате, ждите удара левой. Вы накрываете его своей правой сверху и аккуратненько прикладываетесь головой или локтем с одновременным натягиванием левой на себя. Выходит, что бить-то начал он, а вы активно пытались предотвратить конфликт и всего лишь достаточно бурно сопротивлялись, чему имеется куча свидетелей. Моментальная реакция на агрессию всегда – я подчеркиваю: ВСЕГДА – лучше ожидания и вторичной роли ягненка, ведомого на заклание!

Чтобы научиться защищаться, надо сначала уметь атаковать.

Умение думать и подготовка психики – это, мягко говоря, не совсем одно и то же. Мой первый взвод, тогда еще танковый, состоял из Хамракуловых, Тимурмуезовых и Абульбигеновых. Хорошие были ребята – исполнительные, по-русски говорили с трудом, потому как все из глухих татарских и коми-пермяцких деревень, образование условно среднее, знания об окружающем мире еще условнее. Так вот, говорить о том, что данный солдат должен думать, – значит, наделять его правом принятия решения, пускай даже в узкой части общей тактической задачи.

Ни в коем случае! Только условные инстинкты, привитые боевой подготовкой!

Вы слышали, как стреляет танковая пушка калибра сто двадцать пять миллиметров? А пять, десять пушек?… Я далеко не гимназистка, но когда услышал в первый раз, то выронил снарядный ящик, и это с учетом того, что в училище я пришел, отслужив армию, то есть далеко не «одуванчиком».

Когда начнут рваться снаряды и засвистят пули, выполнит задачу и выживет самый обученный, а не самый умный. Самый умный, скорее всего, спрячется в норку или в плен сдастся. Голова – штука темная, и приказ «Вперед!» часто означает: «Иди и умри!» Как вы думаете, почему солдатик выполняет его и погибает? Родину любит, – говорите. Не смею не согласиться, вот только я не Родина. На смерть его командир посылает, думающая голова изо всех сил судорожно сопротивляется: «Куда! Назад!», а ноги уже бегут вперед, потому что обучены хорошо. Это называется групповым взаимодействием. Зомбирование, если совсем по-научному.

Чем боец побеждает противника? Скажем так, двигательным аппаратом. Чем этот аппарат управляется? Центральной нервной системой, и прежде всего психикой. Любой сбой в нетренированной психике моментально отражается на действиях двигательного аппарата, оттого и ступор – ничего удивительного. А интуиция – слишком тонкая субстанция, чтобы пытаться измерить ее линейкой, хотя лично мне очень нравится ее определение: неосознанный анализ уже имеющегося опыта.

А вот вам рецепт по поводу сказанного.

При наступлении немотивированных приступов беспокойства проведите максимально объективный анализ «окружающей среды». Если вы готовы к борьбе за жизнь и не сделали ничего такого, за что платят жизнью, значит, у вас просто маниакально-депрессивный синдром. Какая удача – вас вылечит добрый дядя доктор!

Что происходит, когда на меня кидается собака? Я от неожиданности кидаюсь на нее, точно так же, как бью прямой в темноте в сторону, где что-то пошевелилось. Однажды я разговаривал с агрессивным, не вполне вменяемым человеком и вдруг обратил внимание на то, что он почему-то лежит без чувств. А мне говорят:

– Он сказал: «Ну и чего ты, козел, моросишь тут не по сезону», ты чего-то там сделал, а он и рухнул, как старый забор.

Я не знаю, что именно сделал, я даже не успел понять это, но оно мне и не нужно. Где-то в глубине психики сработал очень тонко настроенный механизм, и дядя начал плеваться зубами.

Мы действительно боимся не смерти, а страха перехода в нее, не боли, а ее ожидания. Чем больше боли «между делом», чем ближе край пропасти, тем меньше шансов испугаться злой собаки.

Вытеснение страха возможно лишь тождественным по силе ощущением. Никакая медитация не дает такого мощного эффекта; как психическое давление и негативный прессинг. Даже жаль, что «изобрел» это не я.

У меня на руках уже умирал мальчик, у которого от болевого шока дико падало давление, и он практически УМИРАЛ ОТ СТРАХА ПЕРЕД БОЛЬЮ! И знаете, что сделал изувер Кочергин? Я не стал слушать призывы о вызове «скорой помощи», я тупо схватил его за ногу и поволок в душ, где включил холодную воду, кинул его тельце под струю и стал бить ногами, приговаривая: «Подохнуть решил?! Ты, блин, и подохнешь, но только не с перепуга, а оттого, что я тебя на куски порву!…» Через пару минут остатки сознания парня перепугались еще больше и вдруг решили выжить.

Это запредельно? Да, на сто процентов! Не для нормальных людей – сто процентов! Кочергин – идиот, а как же! Но парень-то жив, что и требовалось.

Он потом говорил:

– Меня еще никогда так не били, и когда я «поплыл», то так испугался, что стал задыхаться и сознание терять. Если бы Кочергин не был страшнее того, что испугало, похоже, так бы и «ушел».

У него были сломаны ребра, имелся ушиб мозга. Все это на фоне дикой усталости и отсутствия кислорода в душном помещении.

Это наш подход. Я никому не советую заниматься тем, чем занимаемся мы. Это очень тяжело и очень страшно, гораздо страшнее любого реального поединка. Но тем крепче уверенность моих парней в том, что реальный бой их уже ничем не удивит.

Нет, никакие они не монстры – люди как люди, даже спят иногда. Сон не заменим ничем, даже если вы станете адептом секты марсиан-гуманоидов, питающихся космическими лучами и посещающих Луну в ясные летние ночи. Так что могу посоветовать «вырубиться» вполне естественным образом на десять-пятнадиать минут где угодно и как угодно, и поверьте: станет гораздо легче. В бытность советским солдатом я ухитрялся спать стоя и даже дремать при перемещении в строю. Это спасает – не глобально, но спасает.

Для спортсмена сон – это, пожалуй, вторая после питания «дисциплина», способная очень серьезно повлиять на результаты. Чем сон продолжительней, тем лучше – это без всяких сомнений. Знавал я людей, двинутых на медитации и ловящих «тонкие энергетики» в четыре-пять часов утра. Хорошие ребята – пускай ловят, лишь бы курить не просили. Лично я сплю при первой возможности и первых намеках на усталость, хотя с возрастом стал спать меньше и тревожней, видимо, недоплачиваю налоги. Это вполне позволяет в мои годы, не такие уж и малые, живенько сучить ножками и вибрировать ручками.

Хорошо отдохнул – хорошо поешь и не пропускай тренировки. Всего-то и делов!…

Из отзывов сторонних наблюдателей складывается впечатление, что наша деятельность есть продукт спонтанных всплесков насилия, призванных загнать человека в угол с целью поглядеть, выберется он из него или нет. Это не совсем так. У нас нет ни одного тактико-технического решения, не подвергнутого тщательному научному анализу и синтезу. Все, что проходят ребята, сначала было апробировано на мне и на наших сотрудниках, заметьте, из числа добровольцев. Вся техника тщательнейшим образом отработана с учетом рациональности и естественности, причем имеет вполне доступное даже для рядового обывателя векторное и конструктивное обоснование.

Психический прессинг, так всех удивляющий, из той же оперы. Это опять-таки осознанное решение, призванное минимизировать временные затраты и обострить восприятие обучаемых.

Выхожу я как-то из парадного, вижу дядю, роющегося в телефонном щите.

– Уважаемый, – говорю, – вот вы вчера тут тоже рылись, а потом у моего товарища на телефоне параллельно повисла какая-то бабуля с внучкой, и хрен убедишь их прервать обсуждение лекарств от поноса.

Не поднимая головы, дядя в резиновых сапогах процедил:

– А мне это «по пояс». Пиши заяву, может, если время будет, загляну когда-нибудь.

– Что значит «по пояс»?! Узлов накрутил, а теперь еще и вызывать тебя надо?!

– Отвали, – сказал грубиян, так и не удосужившись взглянуть, кто разговаривает с его задницей.

Знаете, каким был, по легенде, последний концерт Паганини? Маэстро вышел на сцену, поднял инструмент и замер в оцепенении. Через несколько мгновений он очнулся и с трудом промолвил: «Все, сыграл…» Опустив скрипку, Паганини устало побрел за кулисы, больше на сцену он не выходил. За эти секунды он в уме сыграл всю партитуру. Сил и желания на реальное исполнение у него уже не осталось…

Так вот и я.

«Левой в затылок, голова, ударившись о щит, отлетает назад, правая подхватывает подбородок по ходу движения, резкий поворот, затылок на грудь и всем телом вниз, прямолинейно прессуя темя к груди хама. Шейка заунывно хрустнула и оборвалась, ноги застучали по бетонному полу и затихли, синеющие пальцы вцепились в край куртки, да так и не расцепились».

Все это пронеслось в голове за долю секунды, но лысый бугай даже не заострил внимание на этом привычном виртуальном наказании невежливого дяди. Повернувшись и не вступив в перепалку с люмпен-пролетарием, он пошел своей дорогой с чувством абсолютно выполненного долга. Хамоватый телефонист остался жив-здоров. Всем было хорошо…

Умелые ребята так безопасны именно в силу того, что любой идиот, пытающийся забрызгать их слюной, уже «умер» раз пять-шесть, оставаясь при этом живым, что есть очень комичное зрелище.

Теперь про крик и вопли, каковых имеет быть достаточно при проведении тренингов. Они имеют вполне прагматическое применение и обоснование.

Подобным образом создается негативное давление на обучаемых, уже мною упомянутое и призванное мобилизовать все ресурсы и обострить восприятие. Цель эта достигнута, не верите – читайте отзывы.

Только орущий подобным образом преподаватель может быть совершенно уверен в том, что его слышит человек с уже отбитой головой или с частотой сердечных сокращений в двести, а то и двести двадцать ударов в минуту.

Только подобным образом обучаемые понимают, кто есть их руководитель, и именно поэтому, находясь под жестким давлением и контролем, не допускают опасной, не разрешенной руководителем самодеятельности, что, с учетом темы, вполне обязательно. Именно благодаря подобным мерам мы избегаем серьезных травм.

И вообще, какой командир вам нравится больше? Сидящий в шезлонге и на пальцах вкрадчиво объясняющий, как вы должны учиться умирать по его приказу, или тот, который, прежде чем приказать что-либо, демонстрирует на себе то, на что обрекает обучаемых, и кидается в то же пекло с тем же настроением, что и бойцы? Ну, не могу я не орать, когда переживаю за каждый удар, каждое попадание или промах.

Я вовсе не готов говорить о гениальности нашего подхода, потому что это и так ясно, но могу заметить, что лучше преподать хокутоки за три дня мы на сегодня не умеем. На мой предвзятый взгляд, описанный тренинг позволяет освоить очень содержательный и эмоциональный материал. Рекомендую попробовать всем, хотя бы для того, чтобы убедиться в неправильности нашего подхода и правильности своего.

Хочу сказать еще и о том, что людей мучаю не на голодный желудок и не все время! Подобные «убиения эго» хороши как скачкообразные этапы подготовки, итоговые семинары например, но принимать данный метод как единственно верный и продолжительный по времени – опасно. Предел есть у всего и у духовных сил в том числе. Одно дело, когда под присмотром тренера дядька мчится «по краю» пять дней, и совсем другое, когда он пытается делать на протяжении пары месяцев. Вот вам пример.

1986 год. Я проиграл соревнования, ну и решил себя наказать: стал бегать каждое утро по пятнадцать километров – по четыре минуты на километр, итого час! Кто бегал, тот поймет все глубину этой аферы. Причем в моменты, когда мне казалось, что ноги встают, голова тихо спрашивала: «Ну что, сдох, доходяга?» В ответ на это «доходяга» резво начинал убивать свое эго, скрипя зубами и свято веря в то, что после подобных тренингов выносливость его поднимется до небес.

Короче, через месяц забегов вес мой упал ниже семидесяти килограммов. Кто меня видел, тот поймет, что столько весит мой скелет. А выносливости хватало на пробежку от кровати до туалета, затем наваливалось полуобморочное состояние и т. д.

Последовательность, постепенность и разумность!

Не стоит путать наши семинары с нашей ежедневной работой. Жестокости и там до жути, но нагрузки всегда в рамках приличий, потому как расписаны макроциклы и идет эволюционный учебный процесс.

Человек реализует в бою все, что может реализовать, это и есть предпосылка для победы. Имея запредельный арсенал, но не умея им пользоваться, погибнешь у дверей оружейной комнаты, так и не решив: стоит ее открывать или нет. Все, что сохраняет здоровье, повышает духовные и физические составляющие личности, все это путь к победе – победе над собой и потенциальным противником.

Когда человек просит прощения за то, что наступил на ногу соседу по автобусу, это более чем прилично и обоснованно; когда, сделав пакость, ребенок лукавит и хнычет, – это способ уйти от ответственности. Сильные люди – добрые люди! Визгливость есть косвенное подтверждение наличия комплекса неполноценности.

Умность человеческая – субстанция необъективная, штука темная и, скорее всего, самонадеянная, а насчет прощать или не прощать – это дело сугубо личное. Одно дело – воробей, простивший слону, что тот на него нагадил, а другое – Миямото Мусаси, уехавший на лодке с острова, на котором яростно разминался юнец, мечтавший обессмертить свое имя, зарубив самого Великого.

Доброта – это и есть сила, так как человек принимает решение не потому, что его навязали, а потому, что считает себя сильнее, умнее и добрее других, пусть даже при этом выглядит глупее злобного и самоторчащего окружения.

Нет, я никого конкретно не имел в виду.

Поверьте: как бы грубо это ни звучало, плевать мне на всяческих супостатов, когда есть на свете гораздо более неприятный и гадкий человек – я сам. Это не позерство, я совершенно уверен в том, что единственный человек, кого я имею право критиковать со знанием дела, – это я сам, так как никого не знаю лучше. Эта лысая образина не перестает удивлять меня очередными гадостями, обижает людей, проявляет немощи и слабость, жрет водку и совершает опрометчивые поступки. Честное слово, я не знаю человека, который бы мне так не нравился, как не нравлюсь себе я. Считаю эту позицию более чем конструктивной для себя лично: именно она позволяет мне оставаться в рамках приличий и не допускать фатальных глупостей. По этому поводу меня уже обвиняли в надуманности и садо-мазо. Не готов это обсуждать, но и скрывать свое мировоззрение не считаю нужным. Я просто имею на него право, именно оно позволяет мне двигаться вперед, даже не задумываясь об уже достигнутом. Те, кто меня знает, надеюсь, подтвердят, что самовлюбленности и амбициозности у меня, как у утюга – кроме пара, ничего внешнего.

Хотя, может, я и ошибаюсь. И вообще прошу простить за лирическое отступление, наверное, музыкой навеяло.

А теперь я вкратце расскажу про просто Диму просто из Тольятти.

Дурак дурака видит издалека. Ко мне часто приходят странные люди, и я в общем вполне к таким привык, но вот чтобы появился вполне нормальный дядька, да еще и с желанием не поболтать «о главном», а здесь и сейчас решить: «могу или не могу», – это было тогда для меня впервые.

Пришел, значит, Дмитрий, обычный инженер, с вполне вменяемым лицом и вполне отчетливо говорит:

– Хочу на себе попробовать ваши наработки по пограничным состояниям.

Да сколько угодно! Ни его состоянием здоровья, ни мотивациями я не интересуюсь принципиально. Если вдруг человек сам «не вернется», я его, милого, на пинках к жизни верну. Поверьте: опыт был – и вполне успешный!

Так вот. Взял я одного из тренеров (сто двадцать килограммов мяса!), взял знаменитый шнур, привязал один конец к шведской стенке, второй дал в руку тренеру, надеваю петлю Дмитрию на шею и сообщаю правила игры:

– Дышать носом громко, чтобы я слышал, когда ты сдохнешь. Башку вперед наклонить, чтобы шею не сломать и сосуды не полопались. Как начнешь засыпать, я тебя, милого, отделаю палкой, чтобы не смел мне тут сдыхать раньше времени!

Дима, избиваемый мною, провисел в петле почти тридцать секунд. Точно, правда, не засекали, да и не во времени дело – человек за жизнь боролся!

Он упал с открытыми глазами лицом на стенку, причем отключился достаточно глубоко, не было даже судорог. Дыхание не возвращалось, я принялся лупить его по лицу ладонью. Возврат был резкий, с явной гиперактивностью, он подскочил и начал уверять, что все в порядке, он типа вроде как и не падал.

При падении Дима получил гематому брови, ему грозил непрезентабельный синяк, а надо после по делам отправляться. Я попытался спустить кровь шприцом, но там было капиллярное кровотечение– упало всего две капли, что делу помочь не могло. Я предложил рассечь бровь ножом, вменяемый на вид Дима согласился, и я разрезал ему бровь немедленно.

С разорванной шеей, разрезанной бровью и синими от ударов ногами, но очень гордый, Дима уехал через пятнадцать минут после нашего знакомства.

ВОТ ДЛЯ ТАКИХ ПАРНЕЙ Я И ЖИВУ!!!

Самое гадкое, чем изобилует мир, – это дрязги и сплетни. Когда один «великий» гадит в сторону коллег, он моментально становится еще более «великим», – это он так от большого ума считает. Морды им всем не побьешь, судиться – вообще явная глупость, гораздо прагматичней следующий подход.

Один старый и мудрый уголовник, видя мое негодование по поводу слухов и сплетен, распускаемых о моей персоне, однажды флегматично мне заметил:

– Тебе это в лицо кто-нибудь говорил?

– Нет.

– Ну, а чего ты тогда кипешуешь? В задницу! Пускай хоть заорутся, лишь бы в харю не базлали. Пукни на них для острастки и забудь!…

Я не противопоставляю спорт и прикладуху, а скорее пытаюсь оградить прикладуху от «спортивного мышления». Когда в спецназ берут инструктора по боевой подготовке лишь потому, что он мастер спорта по кикбоксингу, меня это повергает в уныние. Я сам мастер спорта уже два раза и очень буду стараться стать им в третий, но тем не менее все эти пресловутые пятые даны и мастерские значки имеют крайне отдаленное отношение к реальному бою.

И это замечательно, как говаривал наш президент. Мухи отдельно, котлеты отдельно!

Я совершенно уверен в том, что спорт более чем необходим, потому как дает нешуточную и вполне объективно проверяемую базу, более того, позволяет человеку научиться побеждать хотя бы в условных боях. Если этот человек захочет, то пойдет дальше, не захочет – а что он, собственно, потеряет?

Да, мы учим убивать – точно так же, как учат убивать в военных училищах, тирах, играх в казаков-разбойников, с экрана телевизора. Но с одним маленьким отличием – мы учим убивать, «убивая» самого обучаемого. Прежде чем он научится вырывать зубами кусок шеи противника, не раз сам попробует, что такое укус. Поверьте: это даст объективную точку отсчета в принятии решения – стоит ли…

Прошу не прогнозировать, буду ли я избивать ребят, толкнувших меня в сугроб, очень может быть, что всего лишь переливисто хохотну и побреду на нетвердых после тренировки ногах до дому до хаты. Незачем использовать вполне реальное мощное оружие для поражения малозначительных целей.

Если вам не надоело, то вот еще пример.

Иду со службы, срезаю дорогу по тропинке около почты, через сугроб, навстречу два пьяных парня, один без верхней одежды. Он резко поворачивается ко мне, зачем-то вытягивает обе руки и заявляет:

– Курить дай!

Я так же резко рефлекторно поворачиваюсь и наиспокойнейшим голосом вещаю:

– Закорючки резко не поднимай, потому как могу с перепугу в репу засадить. Расколешься до задницы, как стеклянный, а дальше сам распадешься.

После этого «стихотворения в прозе» я, естественно, остановился, дабы не поворачиваться спиной к ребятам. Они, не проронив ни слова и так и не закурив, засобирались по каким-то важным делам, а я побрел «с работы усталый».

Все живы, никто не умер, слова имели успех, я никого не съел, ножиком не потыкал. Да, еще никто не закурил, снизив тем самым вероятность заболевания раком и уменьшив диаметр треклятой озоновой дыры.

Если человек прочитал Гегеля, проникся его диалектикой и это спасает ему жизнь, помогает в общении и принятии решений, что в этом плохого?! Если айкидо с его вселенской улыбкой ликвидирует конфликты и решает споры – отлично, если это реально работает, а не есть плод самокодирования, то есть самообмана. Как можно судить об ударах головой, преподаваемых пафосным извращенцем, не умея их применять, не пройдя через то, что критикуешь? Взглядом со стороны… Хм, а вот готов на пари утверждать, что вас это напугало. Именно напугало, и не во «внутреннем протесте пацифиста» тут дело, а в том, что улыбаться и убеждать себя в эффективности улыбки – безопасней и не так страшно, как учиться противостоять удару головой. Последнего можно добиться только через знание того, что же такое удар головой!

Хотя вы безусловно имеете право на собственное, вполне интеллигентное мнение по этому поводу. Нам, колхозникам, сие знание не по умишку будет, мы вот друг друга кулачищами не вполне мытыми лупцуем.

Пограничные состояния – это тренинг, позволяющий снять ступор при работе с реальной опасностью. Более того, просто сдохнуть в петле было бы слишком легко. Я заставляю людей бороться за жизнь: как увижу, что «уходит», так и айда его дубасить, скаженного. Он меня больше смерти бояться будет и начнет карабкаться по этой склизкой стене, то есть научится бороться даже тогда, когда уже почти умер. И не потому, что я его уговорил, приведя веские и логичные аргументы, а потому, что бороться, кусаться, шипеть и царапаться – менее больно и страшно, чем пытаться скиснуть и испустить душок.

Хрен у меня помрешь – с того света зубами выдеру!

Есть моменты в жизни, когда нельзя – категорически нельзя! – думать, потому что при сложившихся обстоятельствах вы не имеете на это права! Какая разница, что с вами будет, когда вы разорвете человека, избивающего ребенка, какая разница, что случится, когда вы кидаетесь спасать жену, «заслуженно» убиваемую мужем. Ни при каких условиях нельзя терпеть унижение вашего человеческого достоинства, потому что, уйдя однажды с матю-ками на ушах, завтра вы по аналогии обоснуете себе, почему можно закрыть глаза, когда подонок насилует вашу жену!

Не сметь думать, не сметь рассуждать! Посадят – сядете и отсидите, но выйдете человеком, а не куском дерьма.

Тысячу раз говорил себе: «Вот ведь чуть не залетел, могли бы и срок припаять влегкую, а потом бы оказалось, что все было совсем не так, как оно выглядело».

Бот уж хрен! Как выглядит, вот так оно и есть, и плевать мне на больные почки этого ублюдка, вынудившие его опростаться в подъезде. Эта тварь только что нагадила не на пол, а на все, во что я верю и за что готов драться хоть с автодорожным катком, – и плевать мне, чем эта драка закончится. Часто приходится драться для того, чтобы драться, а не для того, чтобы победить, если вы МУЖЧИНА, конечно.

Немного вспылил и не жалею!…

Crazy, – говорите. Что ж, вполне может быть. Но уж как умею, так и живу. От жира не бешусь, но у меня есть то, что не отдам и не продам, – мое человеческое достоинство, без которого моя жена не будет со мной жить, а ребенок перестанет меня уважать. Зарабатывать деньги можно и на унижении перед начальством и перед чертом в ступе. Так вот, этого ничего не будет, если у вас есть то, без чего нельзя считать себя Человеком, – Достоинство. К тому же смелым везет. Не факт, что будет везти всегда, но я не жалею ни о чем, что делаю, так как никогда не делаю ничего, не обдуманного заранее, чтобы потом голову не напрягать. А я и не напрягаю, потому и ору:

– Не сметь думать, когда думать уже не имеете права!

Хотя выбор за вами – ждите, когда вас опустят как следует, может, тогда проснетесь!

Как вы думаете, какой рекорд у меня в части подраться с дружной компанией, ась? Ну нет, не тридцать. Всего двенадцать. При этом мне сломали ребра, схлопотал ушиб мозга, от лица остались просто воспоминания. Мне было всего восемнадцать лет, при мне начали тупо избивать знакомого парня… С того времени ничего не поменялась: я рад тому, что не успеваю думать о всяком несущественном дерьме, когда при мне оскорбляют человека, причем мат я, скорее всего, пропустил бы мимо ушей, да и просто развязное поведение – вовсе не показание к ампутации.

Теперь пару слов о том, как определить степень серьезности намерений нехорошего человека.

Начну с уже упомянутой английской поговорки: «Лающая собака не кусает». Когда начавший было ругаться человек замолчал и вроде бы собрался уходить, он явно пытается замаскировать свои намерения. Очень нехороший признак: руки в карманах или запахнутые в верхнюю одежду. Взгляд под ноги либо мимо вас при разговоре – верная примета уже принятого решения. Размахивающий у вас перед носом руками подвыпивший идиот и не собирается вас ударить, хотя надо быть начеку – вдруг, падая, зацепит.

Но это все визуальный контроль, гораздо интереснее конвенционный способ определения потенциального противника, о котором тоже сейчас расскажу, если вы не возражаете, конечно.

Этот самый конвенционный анализ есть вторичный продукт визуального контроля. Под конвенцией понимается бессловесная договоренность, не требующая подтверждения. Ну, например, если вы гражданский человек, то вы чаще всего и не спрашиваете себя, какими законными актами закреплено право ОМОНа бить вас дубиной по заднице. Вам и так все ясно, хотя этого вам даже и не объясняли. Встречая незнакомого человека, вы начинаете моментально производить анализ этого персонажа, пытаясь отнести его к одному из основных конвенционно закрепленных типов и соответственно выстроить свои с ним отношения. Как говорится, встречают по одежке.

Например, «ботаник», то есть инженер-очкарик, бандит, работяга, студент, военный, пенсионер и т. д.

Этот самый конвенционный тип напоминает ярлык, который вы вешаете на конкретного человека. А вот теперь представьте, как может быть студент одновременно военным. «Да курсант!» – скажете вы и будете не правы! Курсант – это только и только военный, ярлык не может носить дуалистический характер, чем он конкретнее и яснее, тем легче его уложить в голову.

Я не пытаюсь сейчас рассказать, как должен происходить процесс «опознания» окружающей социальной среды, скорее я примитивно пытаюсь рассказать, как человек определяет степень опасности тех, кто его окружает.

Любое нападение, а особенно профессиональное, остро нуждается в элементе внезапности. Внезапность – это всегда реализация скрытых намерений, но их маскировка никогда не бывает абсолютной. Например, на протяжении всей вашей жизни к вам ни разу не подходил приятный работяга в ватнике, соответственно, не произошло ни одного позитивного события, связанного с личностями подобного типа. Я прав?

А отсюда вывод: если в вечернее время вам навстречу порывисто стремится человек в ватнике, следует как минимум остаться к нему лицом и старательно сохранять среднюю или дальнюю дистанцию. Я сознательно выбрал самый грубый пример.

Теперь давайте поговорим про более тонкие вещи. Человек в приличном костюме пытается поехать с вами в лифте. Перечислим пункты визуального анализа: часы, кисти рук, ботинки, свертки, сумки, портфели, цветы, футляры, тубусы и т. п., прическа, костюм.

Часы хорошо характеризуют внутренний мир человека. Прагматики надевают спортивный хронограф с кучей шкал, самовлюбленные и сексуально неспокойные личности – золотые швейцарские безделушки, отечественные золотые будильники носят торгаши среднего звена, дешевые китайские – желчные скептики, позолоченные броские часы – военные и милиция. Эти определения достаточно условны, но все-таки часы неплохо определяют характер человека.

Кисти рук демонстрируют характер и боевой опыт. Разбитые руки никогда не остаются в прошлом, то есть даже достаточно зрелый человек может запросто перейти к рукопашке, потому что руки в шрамах чешутся, видимо, всю жизнь.

Именно ботинки, а далеко не цепи и кольца, указывают на уровень благосостояния человека. Да надень ты хоть мантию королевскую, но ботинки подсознательно выберешь по средствам.

То, что человек держит в руках, тоже ярко его характеризует. Тащит, допустим, юноша роскошный букет роз, так сразу ясно становится: жених!

Чем важна прическа, что она может сказать о человеке, сами подумайте, не все же мне разжевывать.

А вот костюм говорит не столько о том, кто этот человек, он показывает, на кого именно данный субъект хочет походить!

Если у дяди в приличном костюме недорогие ботинки и разбитые кулаки, да еще сверток в руках, то вполне возможно, что он от вас что-то сейчас захочет и пытается подобраться поближе. Ладно бы он был с одиноким цветком и бутылкой шампанского, можно было бы предположить, что это он к Светке – ну, та, что живет этажом выше, ну, к этой безотказной, как трехлинейная винтовка. В случае конвенционных несоответствий сразу повернитесь лицом к дяде, можно проехать до последнего этажа, лишь бы спиной к нему не оказаться.

И самое главное! Никто и никогда не имеет права протягивать к вам руку, тем более хватать вас. Дотрагиваться до человека могут только очень близкие люди. Когда кто-то пытается просто взять вас за руку, он пытается прикинуться вашим близким или сразу ставит вас на низшую относительно себя ступень. На этом эффекте поставлена профессиональная суггестия цыганок. Похлопывание по плечу или положенная на него рука усыпляют вашу бдительность по тем же «доверительным» причинам.

Как говорил Козьма Прутков: «БДИ!» Ну и зри в корень, конечно, ищи конвенционные несоответствия.

Зачем человек орет? Да он, бедолага, таким образом строит межличностные отношения. Когда прищемишь палец дверью, рявкаешь коротко и невнятно, потому как орешь-то на самого себя.

Проведите-ка опыт. Поставьте перед собой, например, бюстик Ленина и попробуйте его «обложить по маме». Уверяю, получится это более чем неубедительно, почувствуете сами. А вот в процессе специализированных тренировок я вполне могу безосновательно «смешать с анализами» даже черепашку, лежащую в зимнем анабиозе.

Ну и к чему это я? Да к тому, что если дядя вдруг заверещал, то, во-первых, это значит, что вы явно сильнее. Я сказал: сильнее, значит, так оно и есть! Не надо хныкать по поводу рахита.

Во-вторых, это не он орет, а вы позволяете ему это делать. Я в таких ситуациях обычно говорю себе: «Надо же, как ты зашелся-то, сердешный. Ну что же ты, зайчик, так верещишь? Видать, гениталии в авто отсидел, да и баба тебе явно не дает, потому что от тебя, милый, чесноком прет, да и сопли у тебя уж сильно злобно блестят. Вот и блажишь, бедненький…» У меня от умиления иногда аж слезы на глаза наворачиваются.

Не спешите отвечать на вопросы и уж тем более не пытайтесь брать инициативу вербального общения в свои руки. Человек чаще всего гораздо глупее, чем он думает, и я в том числе. Обычно, не находя обратной связи, он в бурном темпе изливает свои доводы не более трех минут. Если терпеливо и участливо ждать, то вскоре он начнет повторяться, причем с этой секунды его энергетика тает, как собачьи какашки по весне. Вы видите, что дядя сдувается, участливо улыбаетесь и спрашиваете:

– Ты что-то несвежее спорол с утра?

Дядя при этом обычно оживляется и лепит в ответ что-нибудь типа:

– А чего ты на меня орешь?

– Дружок, когда я ору, кони с перепугу падают и помирают, а где ты здесь видишь дохлых коней?!

Объелся борзянкой – облейся холодной водой и в люлю, а то и до членовредительства недалеко. Эвон что в мире творится, а ты голосишь, авиацию противника привлекаешь… – ну и так далее.

Короче, бюстику Ленина следует вовремя превратиться в китайского догматика – великого Мао!…

У меня было семь сотрясений и один ушиб мозга и еще контузия. Видели конструктор «Лего»? Так вот, правая сторона лица у меня состоит из вот таких кусочков. Спасибо профессору Андрианову, что это не очень бросается в глаза! Все сотрясения я получил в пору спортивной и не только молодости, ну, а ушибы и контузии – по причине любви к Родине, это не шутка. На пятом десятке лет я свободно получаю удары в голову голым кулаком – есть у нас такой тренинг – и этому же могу научить любого желающего, но с условием, что ему не жалко черт его лица.

Сотрясений у нас не бывает, здоровью нашему многие позавидуют. Соль в том, что мы это здоровье не используем, а методически уверенно и вполне оригинально создаем. Большинство из того, что я делаю, – в петле вишу, головой народ двигаю, предметы всякие на себе и об себя ломаю и т. д. – могут и всякие там йоги. Но они все народ жутко таинственный, а я не делаю из своих умений никакой тайны, потому что ее просто нет. Так, скажем, я свободно держу на животе и пахе вес до четырех центнеров. Ставлю на себя упитанный народец – четырех мужиков по сто килограммов каждый, при этом еще могу переворачиваться под ними и… никаких потерь. Хотите научиться за пятнадцать минут – вперед! Все, буквально все, чему я учу, имеет абсолютно практический смысл, здесь нет никакой мистики и таинственного бреда, более того, все это я прежде всего опробовал на себе. Все, кто меня знает, надеюсь, это подтвердят.

Мы не хвораем, чего желаем и вам!

Действительно, надо следить за здоровьем, давать себе разумные нагрузки, еще неплохо периодически проверяться у доктора, надевать шарф в мороз… Стоп, это уже не то.

Я не очень понимаю, как человек может ходить учиться бить людям морды и одновременно до ужаса бояться получить по морде самому. Садясь в машину, надо понимать, что всегда есть риск разбиться насмерть. Занимаясь БОЕВЫМИ искусствами, к различного рода травмам надо относиться… э-э… философски, то есть с определенной долей фатализма.

Мои ученики осознанно шли на то, чтобы потерять сознание, и приобретали уникальный опыт борьбы с инстинктом самосохранения. Они доверяют учителю, а учитель идет самым радикальным путем, который действительно приносит эффект в максимально сжатые сроки.

Рукоприкладство, а также бой с применением оружия – вообще самые радикальные вещи, которые может позволить себе человек, защищающий свою жизнь, это всегда самый последний и самый жесткий его довод. Не подходить к обучению радикально нельзя, это просто преступно по отношению к ученикам. Ведь они столкнутся с тем, чего никогда не видели и не испытывали, а мудрого учителя рядом точно не будет, поэтому они, скорее всего, проиграют в реально жестокой ситуации.

Здоровье, безусловно, штука важная, но далеко не главная. Это вообще очень отвлеченное и расплывчатое понятие. Здоровье можно потерять в любую минуту, и стоит ли эта вещь того, чтобы над ней трястись? Разумный подход – да, конечно, стоит! Но этот подход действительно должен быть разумен, а не продиктован слепым инстинктом самосохранения. Как ни парадоксально, но люди, трясущиеся над своим здоровьем, никогда этого самого здоровья не имеют.

«Великие мастера» так и останутся для меня суровыми пожилыми азиатами с портретов, висящих на видном месте. Я не знаю, что они умели на самом деле. Нет, я не тыкаю в патриархов грязным пальцем, но предпочитаю доверять вещам, которые видел сам. А у нас не детский садик, всех, кто приходит к нам, сразу откровенно предупреждают о методах тренировочного процесса.

Если парню ломали нос на тренировке, а потом сломали и в реальной драке, то это фигня – будет драться дальше, а вот если размякнет, то тут же ногами и затопчут. Это не значит, что нужно переломать каждому ученику все, что у него имеется, но определенный негативный опыт такого порядка должен иметься. Более того, без него не обойтись в процессе тренировок, направленных на подготовку бойца, а не на общее оздоровление и приобщение к экзотике белых кимоно.

Вы ведь живете не в Голландии и не в Швейцарии, поэтому рискуете стать инвалидом, даже выходя за хлебом в булочную.

Травм на тренировках, как ни странно, бывает немного, серьезных я пока вообще ни одной не видел.

Кстати, когда я занимался тайским боксом, был такой случай. Двое ребятишек – один под центнер весом, другой чуток поменьше – в перерыве, пока тренер отошел, затеяли шуточный спарринг. Один маханул кулачком чуть выше, чем надо, и партнеру нос раскрошил. Резюме: причина возникновения травмы не всегда заключается в жестокости или жесткости, часто это зависит от состояния собственного ума и тела. Да и здоровье зачастую не есть то, что от рождения дадено, а то, что сам приобрел.

Теперь о том, как не моргать, а это очень серьезная часть психической подготовки бойца. Расскажу о собственных впечатлениях.

Инструктор и обучаемый становятся друг напротив друга в боевой стойке. Инструктор в перчатках для рукопашного боя начинает наносить ученику легкие удары по лицу. Задача ученика: не прятаться от ударов, не моргать, то есть не зажмуриваться при виде кулака, летящего к собственному драгоценному лицу, не уклоняться. Темп ударов постепенно возрастает, они наносятся все чаще и чаще, не сильные, но чувствительные, темп возрастает еще больше, так, что кулаков практически не видно, одни лишь тени, которые быстро-быстро стучат по башке. Задача ученика все та же: не сломаться, смотреть на инструктора, держать голову посаженной в плечи, не закрывать глаза.

Есть еще одно милое упражнение из той же оперы, но задача ученика состоит уже в том, чтобы уклоняться. Двое стоят друг напротив друга на коленях, один только защищается, может мотать головой, закрывать лицо перчатками, задача второго – наносить реальные удары в лицо в рваном ритме в произвольном порядке. Очень хорошее упражнение, позволяющее освоить уклоны от удара.

Кто сказал, что подход кои но такинобори рю правильный, – неужели я? Никогда такого не говорил! Я всего лишь утверждал, что верю в него. Согласитесь, это не одно и то же! Более того, я часто и осознанно упоминал о многих интересных аспектах других стилей, и меня всегда расстраивала агрессивность мастеров по отношению друг к другу.

Будучи вменяемым человеком, я всегда пояснял, что данная система не может быть широко популяризована. Я постоянно уговариваю ребят, особенно молодых, сначала посмотреть, обдумать и лишь потом сделать вывод о возможности тренировок именно у нас.

Да, мы иногда «убиваем» друг друга, но вовсе не для того, чтобы выяснить, что же из этого получится, скорее мы реализуем эти самые жесткие, нет, даже жестокие формы обучения, стремясь к его максимальной эффективности, причем делаем это только после предварительных исследований, в том числе и медицинских! Мы не кружок садомазохистов, а научно-исследовательский центр, причем внебюджетный, в котором трудятся доктора наук. Порой мы делаем пугающие вещи, но, поверьте, не от удали пустоголовой, а для достижения совершенно конкретных тактико-технических задач. Более того, могу с гордостью сообщить, что в части прикладной (специальной) подготовки российская системная база на сегодня ведущая в мире, что доказано проведенными сравнительными исследованиями! Нагло надеюсь, что имею к этому успеху некоторое отношение. Даже для выполнения учебно-технического задания «Производство скальпированной раны шеи при помощи зубов» мы пишем обоснование, приводим доказательную часть и план-конспект, в котором указаны ограничения либо их отсутствие.

Именно жестокость нашей методики заставляет меня отказывать женщинам, которые хотят у нас заниматься. Дело в том, что женщина всегда должна оставаться женщиной, во всяком случае я очень этого хочу. Признаюсь, что даже эмансипацию и стиль «унисекс» считаю злостным угнетением половых и детородных функций.

Я достаточно долго жил за рубежами. То, что там сделали суфражистки, преступно. Дамы шпалы там, конечно, не кладут, но какое же это свинство, когда в одной семье имеются два бюджета, и как анормально, что обворожительная девушка не может понять, что ты за ней ухаживаешь.

Господь создал даму из ребра первого мужчины. Хотите верьте, хотите нет, но сделано это было для того, чтобы мужчина не хандрил. Я не против сильных и самостоятельных женщин, я категорически против «мужиков в юбках» и даже не в физическом смысле, а в плане характера и поведенческих проявлений.

Я не против того, чтобы женщины занимались именно боевыми искусствами, но бои без правил, кои и войсковой рукопашный бой я бы к «искусствам» отнес очень… относительно. Для дам вполне подходят правила WKF (сетокан), ну и занимайтесь на здоровье.

Насчет равных прав – это все к мужу, настоящему или будущему. Среди моих учеников женщин не может быть в принципе, так как лично я не вижу ни одного объективного основания для занятий дамы такой «грязью». У нас была девушка, которая за полгода настырного хождения убедила меня, что должна ходить на тренировки. Она занималась, неплохо освоила технику, но кидать ее в драку я как человек психически нормальный не стал, следовательно, она не занималась кои но таки-нобори рю, а всего лишь была рядом. Не думаю, что хоть одна женщина еще раз убедит меня принять ее в профессиональную группу. Возможно, это мужской шовинизм – какое милое определение! – но мне неприятно зашивать милое женское лицо, лопнувшее от удара головой.

Хотя у нас есть программа стритфайтинга и «ножа» для дам, но нет полуконтакта, масок и перчаток. Вы только представьте себе, голубушка, как бы я смог работать с вами, скажем, локтями, а уж о зубах и подумать страшно. Наверное, я слишком категоричен в отношении женщин и нашей «грязи», но играючи в тренировочном процессе расколоть даме голову… Нет уж, увольте – у меня ведь мать есть. Для женщин абсолютно необходимы разумные ограничения в спортивном поединке.

Специальная физическая подготовка, прикладная борьба, прикладная ударная техника, защита, психотактическая подготовка – вот основные дисциплины, преподаваемые на наших занятиях, перечисленные по порядку.

Я поясню, почему преподаются именно эти предметы именно в такой последовательности.

Общая и специальная физическая подготовка – это базовые звенья обучения во всей специальной подготовке, практически в любой системе. Без них ни о какой борьбе и речи быть не может, поэтому она и поставлена следующим номером нашей программы.

Что такое борьба? Это тактико-технический арсенал действий, призванный управлять балансом противника и «вязать» его агрессивные проявления. Для борьбы характерны длительные по времени напряжения (Инь-энергетика), характерные для защитных действий, то есть борьба по сути своей – это очень активная защита. Более того, благодаря своей энергозатратности, достаточно равномерной и длительной, она значительно поднимает физическую выносливость и психическую устойчивость.

Ударная техника формируется из надежных, простых по исполнению ударов, обладающих единственным общим свойством – внезапностью, достигаемой за счет скорости или техники выполнения. Люди падают не от самых сильных ударов, а от тех, которые они не заметили. Ударная часть атаки ведется, как правило, со средней дистанции, готовя «почву» для перехода в силовую борьбу.

Чтобы иметь представление о защите, следует прежде всего уметь бить. Меня умиляют школы, занятые разработкой методик противодействия ножу без отработки действий непосредственно с ножом. Сперва научись бить, а уж потом, возможно, поймешь, как защищаться!

Психотактическая подготовка проходит через все разделы и имеет по сути единственную цель: добиться от слушателей понимания отсутствия выбора в ситуации «сдаться или не сдаться». Самый страшный человек, которого вы знаете, – это вы сами. Именно вы мучаете себя вредными привычками, обижаете близких и совершаете необдуманные поступки, после которых некая «группа товарищей» запросто может искалечить ваше тело. На всех наших занятиях вы прежде всего учитесь уничтожать собственное сопливое «Я». Когда оно умрет, вас будет трудно напугать или заставить сдаться. Просто то, что вам придется пережить на тренировках, по силе и продолжительности ощущений навряд ли произойдет в реальной жизни.

Попадаются иногда люди, шибко похожие на воплощение «американской мечты», то есть сидят они себе в дерьме и мечтают вдруг выиграть в лотерею, не озаботившись даже купить билет. Какая прелесть! Буду говорить исключительно о себе. Я не верю в то, что мной не оплаяено деньгами, кровью или чем-то еще, и в своей незамысловатой жизни руководствуюсь благоприобретенной истиной, точнее, доктриной «маленького подвига». Хочешь быть лучше – не жди подарков от окружающей среды, соверши маленький подвиг для себя, начни улучшаться сию секунду, делая это осознанно, а не под воздействием потусторонних сил или какого-то наития. Кто виноват в том, что страна, в которой ты живешь, такова, какова она есть? Да, собственно, ты и виноват. Где тот самый маленький подвиг, совершенный для детей и внуков и, что самое забавное, для себя, любимого?

Очень трудно изменять окружающий и всегда противный мир, зато работать над собой даже в мелочах – сущее удовольствие. Начните с того, что, не дожидаясь понедельника, бегом в зал железяки ворочать. Прекратите сию секунду дым из носа пускать, перестаньте материться, ведь вы же этим ртом едите!

Надо же, на ходу сочинил пару заданий, которые можно выполнить за эту самую секунду! Поверьте: то, что добыто через лишения, потерять очень трудно, а вот деньги, выигранные в лотерею, всегда пропиваются стремительно и с большим чувством. Меняясь сам, меняешь и окружающую матрицу.

Теперь еще несколько слов об ответственности общества за жизнь, здоровье и благополучие каждого своего члена. Может, оно и не очень в тему, но ведь живем-то все мы именно в том обществе, какое имеем. Так вот, сия ответственность формируется на основе традиций, религиозных убеждений и законодательных актов, принятых в данном обществе и согласованных с бдящим государством.

Как вы думаете, через сколько времени в Германии приезжает полицай на место избиения бюргера его подвыпившими соплеменниками? Если не знаете, то я вам скажу: не позже, чем через пять-семь минут. А как же он, полицай этот, столь желанный в такой ситуации, узнает о столь гадском нарушении федеральных законов? А ему бабушка позвонила из ближайшего дома. А зачем она, «сознательная», позвонила? А затем, что не бюргера ей жалко, а премия ей полагается за своевременный… э-э-э… доклад в полицию. Так что порядок и законность в этой милой стране находятся под неусыпным контролем материально обеспокоенных бюргеров.

В Швеции материальный уровень большинства граждан настолько высок, что человек, попавший в тюрьму и просидевший там больше пяти лет, считается инвалидом и ему выплачивается пенсия. На всю эту скучную страну есть одна стойкая банда аборигенов, которая выметает под заказ магазины, потом дружно садится в кутузку на очередные пару лет, а затем опять выметает магазины, – тоска!…

А в России вы хрен дождетесь, пока милиция приедет для возбуждения уголовного дела и поимки виновных. Социально-экономические условия в нашей пьющей стране вполне соизмеримы с Диким Западом времен его колонизации. Созданный СМИ образ лихого бандита вполне приятен подрастающему поколению. «Крыши» на предприятиях постепенно переходят в аренду МВД, так что шпана помельче голодает, а поэтому нам следует ждать реанимации уличных разбоев и грабежа. В подавляющей своей части население вооружено хотя бы отверткой в кармане, в этой связи подвыпивший работяга вполне может превратиться в удалого разбойника… И самое главное, никому в этой стране не стоит верить, кроме родной мамы, все остальные рано или поздно напакостят.

В этих милых условиях следует помнить, что неспасение собственной жизни, данной Богом, есть тяжкий грех! Надеяться, кроме себя самого, не на кого, ждать глобальных изменений не приходится. На классический русский вопрос «что делать?» может быть только один ответ. Надо перестать витать в иллюзиях и задуматься о безопасности себя и своей семьи!

А как ищет преступников наша милиция?! Да по старинке. Если партизан трое, то один из них – обязательно предатель. Еще они знают первый принцип римского права: «Кому выгодно». Как вы думаете, почему маньяков годами поймать не могут? Да потому, что их сдать некому и мотивов у них нет. При таких методах раскрытие уличного преступления, совершенного внезапно и в одиночку, практически невозможно. Нет ни предварительного мотива, ни соучастников, готовых прибежать с докладом.

Вам, наверное, уже жутко надоели мои умствования, к тому же постоянно повторяющиеся, но я все-таки скажу еще раз, что никогда не призывал к агрессии и совершенно уверен в том, что самые сильные люди – самые добрые. Вот я, например, сама доброта и скромность, просто душка.

А что, разве нет?…

Как долго я терплю слюнявые разговоры случайных попутчиков, находящихся «под газом», насколько терпимо отношусь к идиотским выходкам гормонально переполненных тинэйджеров, да мне нахамить можно запросто, а я в ответ только улыбаться буду.

А вы знаете, почему это так?

Потому что я знаю наверняка, когда начинается настоящая агрессия, даже если она носит пока вербальный характер. А знаю, потому что вооружен, силен, жесток и опасен – подобное познается подобным. Как только мальчуган лет тридцати решит удивить друзей дерзкой выходкой в адрес лысого, толстого мужичка, вяло перебирающего усталыми ногами, так сразу получит ответ, адекватный нападению, и я так полагаю, что в ближайшие лет пятьдесят он будет крайне воспитан и корректен в отношении себе подобных.

ЧЕЛОВЕК ВСЕГДА УЧИТСЯ ТОЛЬКО НА СВОИХ ОШИБКАХ, КАК БЫ ОН НИ ПЫТАЛСЯ УБЕДИТЬ СЕБЯ В ОБРАТНОМ. Задача настоящего прикладного тренинга заключается именно в том, чтобы условия, в которых проходит учебный процесс, были максимально негативными. Опыт, полученный подобным образом, неоценим, так как максимально приближен к реальному.

Если сесть на окрашенную скамью, обязательно испачкаешь зад. Если после одиннадцати часов вечера ловить частника, имея нежный запах спиртного, а не вызывать такси, то данная экономия однажды обязательно испачкает ваш зад. Пардон за натурализм, но первое и самое главное правило сохранения жизни сводится к следующему. Не ешьте зеленых помидоров, то есть избегайте фатальных глупостей.

Методика избегания возможной опасности крайне проста.

Мысленно просмотрите свой типичный распорядок дня, выявите его «критические точки». Если избежать их по объективным причинам нельзя, то постарайтесь хотя бы уменьшить риск. Мойте руки перед едой, избегайте случайных половых связей без средств защиты, настороженно относитесь к посторонним и внимательно – к близким, не садитесь и не вставайте спиной к подозрительным личностям. Будьте умными и неравнодушными, потому что глупые и пассивные вымирают.

Я понимаю, что в любом случае вы будете поступать именно так, как посчитаете возможным, даже если Кочергин будет завывать от негодования, как пилорама. Нет ничего более неблагодарного, чем давать умные советы, так что, уважаемые, абсолютно все в ваших руках – и еще в здравом смысле.

В начале восьмидесятых годов в Подмосковье была школа, где за две недели учили драться, причем с баснословным КПД. Сам я там не был, но знаю человека, знакомый которого общался с человеком, который говорил, что это точно было.

Так вот, если верить описанию, школа была очень проста и доступна. Приходишь, платишь, и тебе говорят:

– Заплатил?

– Угу.

– Дерись!

Ты начинаешь драться и дерешься… две недели. Потом заканчиваешь драться и понимаешь, что умеешь это делать, причем с разными противниками, с достойной выносливостью, собственным арсеналом и тактикой. Тренер следил за соблюдением приличий и молчал… Очень продуктивный подход, хотя и более чем субъективный.

У большинства результативных ударов нет эмоциональной мотивации, чаще всего они являются сухой реакцией на раздражитель.

Согласитесь, ту скорость, с которой вы отдергиваете руку от кипящего чайника, крайне трудно выработать искусственно. В этом случае рефлекторно работают только те мышцы, которые дергают руку, а те, которые подтверждают ваше усилие, находятся в состоянии естественного покоя.

В чем заключается суть программы по постановке удара? Да в том, чтобы утомить не только ваше желание ударить, но и бесполезно напряженные группы мышц и превратить удар в окончание алгоритма идентификации цели – не более. Ты увидел в амбразуре гадкую рожу супостата, тут же пальнул туда из 152-миллиметровой гаубицы, а частота сердечных сокращений при этом так и осталась на уровне шестидесяти ударов в минуту.

Удачная шутка, не правда ли?

Человек всегда ждет кинестетических подтверждений своей деятельности. Побрился – погладь рожу, содрал зубами стринги – хвать за ягодицу, решил дать в репу – напрягся до мокрых полужопиц. Подумал, что, во-первых, выглядеть так будешь крупнее, во-вторых, удар получится явно сильней. А вышло так, что вот и не бил еще, а уже так устал, что уже и не до драки.

Напрягать свое мускулистое тельце перед и, что особенно ужасно, во время удара – это все равно, что вязать себя по ручонкам-ножонкам собственными же мышцами. Это для вас не есть полезно!

Полное расслабление во время боя – штука просто замечательная. Она может вызвать богатырский храп, что деморализует противника и вполне может превратить жуткую драку в удачный сон с хеппи-эндом. А для того, чтобы полностью расслабиться в опасной ситуации, прежде всего нужно научиться подавлять собственный страх.

Страх есть реакция на неизвестность или стереотип, вбитый в вас конвенционным способом. Хотите пример?

Вас танк переезжал когда-нибудь? Вы боитесь его наезда на вас именно потому, что такое уже пару раз случалось? Ах, вы сами додумались о последствиях.

Сон разума порождает чудовищ! Это чистая правда! Страх проявления обоснованной агрессии обычно крепится у вас на лбу в виде плаката, и уж поверьте: все негодяи, для которых в силу комплекса неполноценности внешняя агрессия в отношении более слабых биомасс есть завтрак, обед и ужин, будут тереться рядом с вами в поисках конфликта и прогнозируемой легкой победы.

Для снятия данного якоря вполне подходят учебные спарринги – этакий заменитель реального боя. Да хоть борьба нанайских мальчиков, да хоть армрестлинг, но у вас обязательно должен быть противник, а вы должны до треска в заднице пытаться с ним сражаться и побеждать, невзирая на цену, заплаченную вами за эту победу. После вводного тренинга обязателен соревновательный опыт! Вот только не ищите в себе зверя, потому что злоба и ненависть есть обратная сторона слабости и ущем-ленности! Сильные люди – добрые люди, потому что могут себе это позволить.

Иногда случается, что психическая подготовка несколько обгоняет физическую форму. В идеале не боятся смерти те люди, которые ко всему подготовлены, в случае же слабости и вынужденной податливости возникает элемент «опустошения». Кстати, подобный опыт очень полезен, так как, восстановившись, точно знаешь, что такое состояние «не ума» и «не желания». Именно в этих состояниях и существуют самые значительные мастера, именно без всякого желания и страха возможна неосознанная и от этого самая удивительная импровизация в бою. Подобные состояния вовсе не являются проявлением суицидных настроений, это просто новый опыт и новая плоскость восприятия себя как объективной величины, лишенной трусливых переживаний!

Со мной было нечто подобное, сознаюсь: тоже испугался, подумал: вот так убьют, а я даже не расстроюсь. Не дождетесь – не убьют, руки и ножки сами все сделают. Подобная активизация стереотипа «испугался-убежал-выжил» происходит при первом погружении с аквалангом. Большинство людей даже с загубником во рту все же затаивают дыхание, а попав на глубину, скажем, метров в семь-десять, начинают биться в судорогах, понимая, что всплыть на запасе воздуха, имеющемся в легких, не смогут, а голова еще отказывается верить в баллон. Ничего – чуть позже, после первых панических вдохов все налаживается.

Дух – это важнейший из движущих мотивов. Чем более человек похож на человека, тем мощнее и чище мотивы, которыми он руководствуется, принимая решение, тем большую цену он готов заплатить за него. Отсюда следует, что нам нужна не только боевая практика, совершенно необходимо выяснить, во что верим и как это делаем. Одно в этом вопросе точно – нельзя становиться чище и лучше за чужой счет. Бездумно убивая крыс, не станешь ангелом, в лучшем случае можно стать филином. Так что сначала стоит задуматься над тем, кто мы и зачем живем, а уже потом прикинуть: зачем нам искусство убивать себе подобных?! Только так можно уберечься от ошибок и сохранить свой Дух чистым, помыслы благородными, а руки чистыми, даже если вам придется расчищать нужник нашей ущербной цивилизации.

Важна не только классификация агрессивных проявлений, но и тактические вводные. Так, если ваш пьяный двоюродный брат – прекрасный человек, отличный семьянин – вследствие белой горячки вполне обоснованно перепутал вас с гоблином и взял в руки нож, то он абсолютно опасен и достоин проявлений максимальной жестокости в пресечении его телодвижений. А группа подростков пятнадцати лет, хором процедившая: «Эй, блин, мужик, дай папиросочку закурить – нам всем», достойна заливистого смеха и отеческого внимания, но только до той поры, пока эти хлопчики не начали вас окружать.

В первом примере налицо смертельно опасная бытовуха, во втором – игрушечный грабеж. Что опаснее – вопрос риторический.

И вообще, что есть трусость, а что есть холодный расчет?

У меня в загоне растет кабанчик, я смотрю на него и думаю: «Нет, пока не зарежу, до Нового года подожду».

Это холодный расчет, то есть все, абсолютно все карты в моем рукаве. Если же существует хотя бы умозрительная равность шансов, типа я упал в загон к быку-производителю и, подвернув ногу, неожиданно вспомнил, что у меня кепка NY и майка «Спартак», а сам я индеец-ирокез, вот тут мое инвалидное бегство будет уже трусостью.

Почувствуйте разницу. Кстати, кабанчика у меня нет – это я соврал.

На случай же появления веселых «бычков» в кармане у лысого евина лежит ножичек – очень неплохое средство уравнивания тактических возможностей, вплоть до перевеса в мою сторону, а с учетом моего душевного нездоровья очень может быть, что и мордасы разрисую. С холодным расчетом!

Человеческая психика – весьма странная штука. Я вот, к примеру, замечал, что если бойцы «варятся» в замкнутой системе, то в процессе «притирания» они начинают отождествлять себя друг с другом, и, когда один поднимает руку, второй падает без всякой наигранности. Беда в том, что иной раз в их среде появляется новый человек, который не в курсе, когда следует падать, и вполне гадко лупит в бороду удивленному «фокуснику».

Сам пару раз так делал, честное слово.

Естественный отбор и селекция, индукция, синтез и анализ – это тот инструментарий, который вполне позволяет создавать относительно новые течения в среде боевых искусств. Но уже никогда на этой планете не родится ничего принципиально нового, если, конечно, у человека не отрастет вдруг еще одна рука или он не научится душить противника внезапно удлинившимся и ожившим членом.

Личность учителя, как правило, и есть содержание обучения, а это ужасно, потому что лишает учеников разума, оставляя им лишь право запоминать увиденное. Любовное копирование кумира отвратительно!

Национальная идея не есть критерий оценки тактико-технических и боевых особенностей системы боевой подготовки! Я готов метать в противника навоз из-под северного оленя, если вдруг окажется, что поедаемые им мухоморы в процессе переработки приобретают свойства отравляющего вещества нервно-паралитического действия. Я постоянно говорю, что лучшее боевое искусство – это метание ядерных боеголовок на дальность и точность, вне контекста национальной принадлежности!

«Узнай дерево по плодам его». Не смотрите, как и чему учат в зале. Смотрите, чему и как научили, и вам все сразу станет ясно. Реальный бой – это лаконичное мерило всего Пути, нет ничего более объективного!

Чаепитие и созерцание полной луны хорошо влияют на шизофрению, но не повышают силу и не помогают выжить в бою. Научитесь побеждать в бою и заслужите право вылечить свою шизофрению созерцанием луны с чашкой чая в руках.

Не верьте на слово никому и сомневайтесь в себе. Самомнение есть привилегия павианов и прочих обезьян.

В своих «гениальных» лекциях я как апологет философской мысли не раз замечал, что инстинкт самосохранения потому и безусловен, что абсолютно необходим, но крайне негативен в части своих гипертрофированных проявлений.

Ах, вам опять нужен пример. Ладно, вот он.

Почему люди стали строить небоскребы? А потому, что они перестали бояться высоты, постепенно привыкнув к тому, что стекло все же не даст им выпасть наружу. В результате человек получил новую свободу существования, в данном случае вертикальную, но стоило шутнику Бен Ладену послать своих соколов, и небоскреб опять приобрел пугающую высоковатость. Уж лучше сидеть в подвале, но остаться живым.

Так и психический тренинг. Даже если опираться на ментальные образы, то вполне можно «подняться в пентхауз», но допущена всего одна ошибка – и вы уже в подвале.

Я совершенно уверен в необходимости управления инстинктом самосохранения и в его практической необходимости. В качестве ключа перехода важно ваше решение, пусть даже заранее заготовленное, потому как любое стихийное событие не лишено опасности ошибки.

Я же говорил, что тысячу и один раз зарекался не лезть в чужие склоки и не изображать из себя рыцаря без страха и упрека, стоящего на страже интересов слабых и униженных. Ага, зарекался, но и в тысяча второй раз лезу в драку, как последний идеализирующий мир молокосос, и бью рожи всякому быдлу перегарному.

Как-то по бедности катался в метро, открывается дверь, а перед вагоном стоят болельщики «Зенита» – крепкие ребята килограммов по сорок пять в количестве человек двадцати. Я как существо неконфликтное гибко и умело, огибая препятствия, пробираюсь между ними, вдруг один тушканчик как саданет мне в спину острым локоточком…

«Надо же, какая прелесть», – подумал я. А что бы вы сделали на моем месте?…

Я повернулся, а когда увидел самодовольную рожу малыша, зачатого по пьянке и обезжиренного жизнью, расхохотался до настоящих слез. Они, ну до-дики эти, и в вагон-то не собирались, их конфликт интересовал, но, услышав мой хохот, ребятишки как-то сникли и бочком-бочком в стороночку.

Я не ставил перед собой цель бить детей, впрочем, как и хохот не был домашней заготовкой, но все обошлось как нельзя лучше. А знаете почему? Да потому, что я был совершенно уверен в том, что готов сражаться со всей низостью, имеющейся на этой планете. И не говорите, что впал, мол, ты, Кочергин, в детство, сам знаю, что так и не повзрослел. А объединяться для такой борьбы нам даже и не надо, мы и так уже все вместе, в наших городах, в нашей стране!

Порой желание выжить любой ценой ведет человека путем позора и предательства. Плохо ли это? Да, очень плохо. Готов ли я судить тех, кто так поступил? Нет, хотя бы потому, что меня не было рядом и я не доказал обратного. Одно знаю точно. Готовность отдать жизнь за победу, порой совсем даже и «несущественную», – это качество настоящего мужчины, которое должно воспитываться всем укладом жизни мальчика. При этом вовсе не факт, что, имея столь серьезные душевные силы, он начнет играть в «русскую рулетку», потому что осознание ответственности за свою жизнь подразумевает бережное к ней отношение.

Победа любой ценой подразумевает не подкуп и интриги ради сиюминутной выгоды, а цену собственной крови и несущественность этой цены. Выигрывать тяжело, гораздо проще не проигрывать, даже погибая в борьбе. Достаточно просто не сдаваться, именно по этой причине у нас так не любят похлопывания по ковру и именно поэтому наши ребята верещат в удушающих захватах и даже не думают о сдаче, надеюсь, это многие видели.

Понятия о воинской доблести, о мужском достоинстве и чести создаются и культивируются только для того, чтобы люди не метались в терзаниях, когда встает вопрос о жизни и смерти. Эти понятия конкретны, в них нет никакой утопии.

Именно утопия когда-то родила Октябрьский переворот и подняла флаги Третьего рейха. Вы никогда не задумывались, насколько утопичной и запредельно сказочной была идеология гитлеровской Германии? Надо же было догадаться провозгласить свою нацию наследником Атлантиды, выявить оккультные подтверждения этой теории и определить врага в виде еврейства и неполноценных рас, искать артефакты и шаманить для достижения победы над всем миром – и это, имея территорию размером с половину нашего Красноярского края!

Как говаривал Геббельс, чем идея проще, тем она доступнее массам. Deutschland liber alles. Германия превыше всего, и половина планеты купается в крови, расплачиваясь за чей-то дурной сон про предназначение нации.

Самый главный спор между мной и упомянутым уже Н. А. Шеменьовым, который я выиграл, заключался в следующем. Николай совершенно категорично утверждал, что «кочергины» рождаются по причине мутаций, а я-то точно знал, каким именно я родился и как мне все это досталось. Не я придумал наш тренинг пограничных состояний, его придумала моя не самая добрая жизнь.

Поверьте: нигде в мире так не готовятся ни бойцы, ни спортсмены, причем жестокость не есть самоцель и уж точно не бальзам для моей извращенной психики.

Жестокость – это эволюционный акселератор, способный заставить человека прожить самые важные минуты в жизни и либо тихо сдуться и уползти хныкать в угол, либо преобразиться до пугающей неузнаваемости, за мгновение стать сильнее, веселее и свободнее. Самые страшные и тяжелые путы – это кандалы наших выдуманных страхов. Мы не боимся получить сапогом в рожу, мы боимся того, что мы по этому поводу думаем. Говорил ведь уже, что сон разума порождает чудовищ. Чем больше мы знаем о боли и ужасе, тем смешнее все это выглядит в наших глазах.

КАК МОЖНО ПОБЕДИТЬ ЧЕЛОВЕКА, ЛИШЕННОГО ИЛЛЮЗИИ СТРАХА? НИКАК НЕЛЬЗЯ!

Единственное, чего я опасаюсь, – так это того, что по дряхлости лет могу чего-нибудь испугаться… Хрен там, не дождетесь!

У вас есть сын, вы хотите, чтобы он вырос настоящим мужчиной, способным всегда защитить себя. Не жалейте парня, ваши страхи и вполне понятная забота передаются ему в самом уродливом виде. Миролюбие и доброта для мальчика с десяти до пятнадцати лет не самые жизнеутверждающие качества характера. У вас растет генетический лидер, опора семьи, а не барышня обморочная. Именно в силу мужского становления подростки очень жестоки, они вполне по-стадному понимают свое место в иерархии и право силы.

Срочно отдайте мальчишку в любой спортивный коллектив. Не хотите в контактный спорт – не проблема, пусть идет в волейбол, футбол, гандбол – туда, где есть коллектив и существует связь между сверстниками, основанная не только и не столько на силе. Если парень сейчас не научится выживать в среде себе подобных, то так и будет сопливиться до седых ягодиц.

Беззащитность и пугливость – это своего рода психические заболевания, фобии, которыми следует переболеть, причем именно в социальном окружении, а не со шприцом в заднице или в тиши медитаций!

Что, неужели так жалко ребенка? Ну и пусть, поверьте: злобных собак, даже маленьких, пинают один раз, а потом обходят, почувствовав остроту зубов на своей шкуре. Да, парень получит то, что суждено ему получить. Сколько раз его будут бить? Да столько, сколько суждено, а в результате он либо сдуется, как улетевшие с веревки трусы, еще недавно надутые, как паруса фрегата, либо научится отстаивать свое мужское достоинство.

Не можешь дать в нос кулаком – бей башкой, кусайся, возьми с собой кусок трубы. Скажете, что это злодейство? Отнюдь, все вполне в рамках подростковых правил. Поверьте: порой жизнь изменяется за секунды – за те самые, когда обидчик понимает, что он уже не будет больше издеваться над малышом. Малыш уже не хлюпик и слабак, когда у него в руках кусок трубы!

Давайте теперь поговорим немного о тактике и технике. Для понимания того, что же из них важнее, предлагаю провести эксперимент.

На стол ставится тарелка с супом, испытуемых назовем «технарь» и «вариативный тактик».

«Технарь», не задумываясь, берет ложку и аккуратно пожирает халявный супец с явно довольным видом.

«Вариатор», на секунду замерев, неожиданно опускает морду лица в тарелку, отпивает половину ее содержимого, затем берет тарелку в руки и хлебает через край, потом, вытерев рукавом губки и прочее, говорит: «Я и ладошками могу, но больно горячий…»

В результате получилось, что суп съели оба, но «техник» не обляпался. Впрочем, «тактик» решил задачу сугубо индивидуально – с огоньком и живостью, причина которых заключается всего-навсего в том, что он не знал, как надо ложку держать.

А вы как супы кушаете? Ах, через соломинку! Восхитительно!

Сперва стратегия, потом техника, за ними – тактика, и никак иначе, видимо, нельзя. Сначала новобранец узнает, чем, собственно, собирается заниматься, то есть какова целевая установка, суть которой в том, чтобы отправить противника в нокаут, причем желательно ногами…

Да-да, извините, ведь это уже тхэквондо, а не кои.

Вот это как раз и относится к области осознания стратегии.

Затем человек познает способы решения данной задачи, а это есть осмысление и привитие техники. И только на пике познания он будет способен размышлять о вариациях применения этой техники, что и есть тактика. Без сомнения, пистолетом можно колоть орехи, но как замечательно он стреляет, а сколько имеется положений для выполнения этой задачи!…

Громила с кулаками до колен, основным ударом которого является левый прямой с издевательским названием стопинг, явно болел корью, когда все изучали, как, собственно, надо входить с ударом в цель и вкладывать ногу при правом прямом, ну или боковом. Все это пропустив, он был вынужден работать на том арсенале, который у него есть, и искать иные пути к победе, нежели «один удар – один нокаут». Вот и «кормит» он своих закадычных соратников левой, благо машина здоровенная – поди поищи такую, а накормив, слегка тычет в лобик и шепчет: «Спать!» После этого они, в общем, и спят. Самое гениальное в том, что делает данный боксер, – это вязкий, моментальный клинч. Как он сам признался: «Обещал маме, что не буду получать в голову». Вопрос: клинч – это бокс или все-таки то, за что наказывают?

Каждый имеет полное право на свою тактику, особенно если она результативна, и никто, а уж тем более я, не вправе тявкать на победителя. Но явные, пускай и нивелированные ошибки «великих» позволяют не совершать их нам, простым смертным. Все-таки удар и еще раз удар, и только потом все вариации гениальных защит или нанесения этого удара, но техника – это то, что стабильно по времени, а значит, именно она подводит последней. Как надежда.

Высшее спортивное мастерство – это максимальная индивидуализация базовой техники плюс устойчивый психотип.

Плевать, за счет чего выигрывает человек. Я всего лишь хочу обратить ваше драгоценное внимание на тот факт, что порой люди вынуждены компенсировать недостатки или узость техники тактическими изысками, ставя себя в жесткие тактические рамки. Но любая скованность, даже гениальная, однажды приведет к тому, что боец треснет и развалится.

Примеры? Да их пара миллионов.

Хамед, привыкший кидать руки с проносом и свято верящий в свою позиционную непогрешимость, просто перестал выступать, так его, бедного, подкосило погибшее самомнение.

Оскар, рубивший до недавнего времени только левой, в надежде на незаурядную скорость вынужден был кардинально пересмотреть арсенал и научиться варьировать тактические ходы.

Технично ли бьет Р. Джонс? Нет, но одаренность этого человека такова, что, как бы он ни лупил, для него это уже техника – отсюда полная тактическая свобода. Широта и проработка арсенала порождают легкость в тактических решениях, не загоняя все устремления в обдумывание того, как бы это поудобнее встать, чтобы ударить слева в голову… А вот когда хоть слева, хоть справа, да хоть бы и сзади – вот это и есть та самая свобода, в которой боец чувствует себя естественно, как рыба в воде, – куда хочу, туда и плыву.

Поставленный удар – это удар, результативность которого не зависит от угла, высоты и дальности нанесения. Причем это касается всех – абсолютно всех – ударов. Уметь следует все, хотя бы для того, чтобы это умение вылетало само.

Хотя я согласен и с тем, что коронных приемов много не бывает.

Я абсолютно уверен в правильности теории базово-кустовых методов. Именно в рамках этой теории после занятий боевым ножом наши ребята рвутся в хокутоки, а потом почему-то в стрельбу по нашим программам.

Так вот, если исходить из этой теории, то мы придем к следующему выводу. То, что правильно в стрельбе, правильно и в драке.

Стрельба – самый психически напряженный вид спорта, именно подготовленная психика, а не абстрактная стрелковая техника позволяет человеку показывать в ней запредельные результаты. Занимаясь стрельбой двадцать лет, я начал крайне удачно выступать лишь тогда, когда ознакомился с концепцией, а если точнее, с психической установкой «права на промах». Данная концепция вполне укладывается в нашу «минимизацию побудительного мотива», а суть ее в том, что я абсолютно имею право на промах. Да хоть бы и в «молоко» пальнул, но это никоим образом не должно меня волновать и довлеть над моими побуждениями. При потере данного опасения в сознании остается лишь желание получить удовольствие от стрельбы, которое для продвинутого спортсмена заключается в «ровной мушке» и плавном спуске. Кайф при этом ловишь почти физический, отсюда и стопроцентный результат, показанный в некоторых моих соревновательных сериях! Смог бы я так разодрать всю «десятку» на мишени, начни я трястись над желаемым результатом? Нет!

В стрельбе имеется право на промах, в бою же надо говорить о пропущенном ударе.

Вы не имеете права на пропущенный удар в следующих случаях.

• Вы ведете оценочный бой, где нокаут не так уж и важен, а четыре пропущенных в голову удара – это уже иппон.

• Вы неправильно позиционируете голову относительно груди и плеч, и она призывно торчит, как перезрелая вишенка.

• У вас слабая шея, «не держащая удар».

• У вас неподготовленный вестибулярный аппарат.

• Вы не занимались предварительной набивкой корпуса, ног и головы, в результате не умеете держать удар.

• Вы не знаете, зачем вы его пропускаете и почему вы стоите на месте, а не наступаете.

Но вы имеете право на пропущенный удар, если, исполнившись мужества, наступаете на соперника, отбросив активную защиту, как берсерки сбрасывали кольчуги и щиты.

Но ведь и защита может быть разной, например, пассивной. Суть ее в том, чтобы просто-напросто не обращать внимания на все травмы, не способные всерьез повлиять на наши боевые качества. Я повторял и не устану повторять: сломанный нос, порванные брови и выбитые зубы не могут повлиять на нашу решимость смести противника и победить в бою.

Однажды я долго думал, что же такого важного могу показать своим ребятам, причем важного настолько, что это может без лишних заигрываний повлиять на весь путь развития бойца, и решил, что это должна быть пассивная защита! При ее демонстрации я намеренно старался не перемещаться, не разрывать дистанцию и не маневрировать, лишь вяло пресекал руками наиболее наглые брутальные и безнаказанные действия соперника, об ответных ударах речь вообще не шла.

Моя задача состояла в том, чтобы доказать одну простую вещь. Решительного человека нельзя сломить ничем, пока он жив, и уж тем более каким-то там сбитым на сторону носом и расквашенными бровями.

Что есть реальный бой? Это желание уничтожить противника. Если же это не получается в первые секунды схватки, то противник пытается сломить вашу волю массированным нанесением повреждений в ожидании вашего унижения.

Напомню, – что унижение противника и есть цель любого конфликта, а смерть – это высшая степень унижения, потому что вы забрали то, что никто добровольно никогда не отдаст и порой готов кушать какашки, лишь бы выжить. Так вот, не имеет этот противный противник никакого права видеть ваше унижение и удивлять вас выбитыми у вас же зубами.

Подумаешь, эка невидаль. Он, бедный, из кожи вон лезет, чтобы выжить, что вряд ли, потому настоящий боец, пусть окровавленный и бесчувственный, обязательно нащупает супостата ручками и учинит над ним нечто пикантное, скажем, «съест ему лицо» умильно щекоча только что разбитыми полученными деснами.

Вот это и есть высшее мужество, мецкей сутэми, тотальная решимость идти до конца.

Я сконструировал данную ситуацию сам для себя, без посторонних просьб, чтобы проверить, смогу ли удержаться от ответных действий, и легко смог, что раньше не получалось. Ребята знают, подтвердят. Надо было выяснить, не потеряю ли визуальный контроль. Не потерял, уж поверьте. Интересно было, хватит ли выносливости. Хватило, хотя и слегка подустал, конечно. Работка-то ведь была не самая непыльная, били в голову все-таки.

Все получилось как нельзя лучше, мой комплекс пассивной защиты сработал на все сто процентов. Я сумел практически не двигаться и не защищаться, принимая удары лицом, раунд за раундом, без особого вреда для здоровья и уж тем более для боевых качеств. По просьбе приятеля я тут же встал с ним в танто дзюцу кумитэ (объяснять не буду, лучше приходите, я покажу) и – ты уж прости, дорогой! – за каких то пару минут не оставил от него «камня на камне», безответно и планомерно раздолбив его со счетом восемь-ноль. И это с учетом высочайших скоростей, на которых велась схватка, и длины его «конструкции», которая на двадцать сантиметров превосходит мою. Несмотря на некоторую усталость, хорошо работал и по головушке, и по личику.

На основе собственного опыта я верю в то, что любой боец получит право на пропущенный удар, вершину психической подготовки, если приложит немного усилий!

Наша концепция пассивной защиты срабатывает и в ситуации, когда защищающийся боец эдак раза в полтора меньше и легче нападающего.

Пусть ваш вес составляет всего пятьдесят килограммов, но, во-первых, в том-то и универсальность атакующей стратегической инициативы, что запущенные вперед полцентнера в силу приплюсовывания кинетической энергии становятся на долю секунды полутора центнерами, и если вы обладаете достаточной техникой, то вполне может быть, что еще и ловко попадете. А во-вторых, пассивная защита, не отвлекая от атаки, позволит вам не заметить пары выбитых зубов и доделать-таки неприятного «слоника».

Мы действуем именно так. Кто знает нашего Сашу Павлова – ну, того самого, который «драться не умеет, но очень любит», – тот поймет, о чем спич. Не было ни одной драки, именно драки, я это подчеркиваю, в которой ему не разворотили бы фейс, но я не разу не видел, чтобы он проиграл. Кстати, вес его шестьдесят восемь килограммов.

Реально бьющему панчеру защита может и не пригодиться, но пускай она будет, ну вот хотя бы пассивная. Чаще всего она оказывается вынужденным тактическим выкрутасом, но вот решение уйти в пассив должно быть не вынужденным, а именно осознанным.

Подбородок опускаем на грудь и все удары ловим на лоб с широко открытыми от ярости глазами! В итоге каюк тем кулакам, и чем сильнее будет лупить вас супостат, тем этот самый каюк быстрее придет.

Я, будучи эксклюзивным дебилом, проверяю эту методу много лет, и мне она очень нравится, очень. Причем пассивная защита хороша именно в связи с активной. Дорога ложка к обеду, а вилка к ужину, вот и все. Есть время для пассива, есть и для адекватного активного ответа.

Если на вас напала бабушка с ножом в руках, вполне следует сломать этой бабушке ручку и ножик забрать. Опасно входить в положение таких личностей и с пониманием относиться к чужим маразмам!

Дети с кусками труб в руках в связи с реальной опасностью превращаются из милых баловников в «живые цели, появившиеся в секторе ведения огня». Вы принимаете решение, исходя из обстановки, и действуете в соответствии с поставленной задачей.

А вот оказаться в толпе пьяных молокососов – это то же самое, что в колготках лазать по елкам.

Либо мы снимаем колготы, либо не лазаем на елки! В противном случае мы сверкаем рваной задницей на радость нимфеткам.

Поверьте, я ведь и сам в банде шакалил, народу вполне бравого мы тогда порвали – жуть! Причем народец этот и сам мечтал о люлях: то рожи наши им не по вкусу, хотя сейчас и меня бы стошнило от таких физиономий, то матом не верещи, то одеты мы не в то. Понимать надо – это же Челябинск, семидесятые годы! Неравнодушный был народец и драчливый – не то что нынешний. Уличная шпана тогда являлась неотъемлемой частью биосферы грязных пригородов рабочей провинции.

Там, где реальный контакт, там и стресс, там и конфликт. Важнейший момент в прикладной психологии заключается вот в чем: чужие люди не имеют права прикасаться к вам. Я уже говорил об этом, с раннего детства подкорка запоминает позитивные прикосновения близких и негативные – посторонних. Еще раз уточню: если человек сознательно прикасается к вам против вашей воли – это насилие, он пытается вас унизить. За этим, скорее всего, последует дальнейшее развитие агрессии, следовательно, поползновения подобного рода надо пресекать в зачатке.

Мороз около тридцати, еду в поезде Челябинск– Питер, в вагоне жара жуткая, я в тайских трусах и па-фосной форменной майке, плюс цепи, перстни… Короче, только таблички на груди нет: «Не влезай, убьет», красавец-то я известный. И вот в Кирове выскакиваю я в таком виде на перрон, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Туземцы в восторге, у них морды все в инее, а тут дебил в пляжных тапках.

Не успел я толком вздохнуть, как ко мне подходит достаточно рослый бомж и что-то бормочет. Надо сказать, что я всегда подаю всем, кто просит, не задаваясь вопросом: пропьет или все же проест мои денежки благодарный получатель? Так вот, предупреждая его просьбу, я ему говорю:

– Нет у меня денег, дружок, видишь: я в трусах спортивных, без карманов…

Каково же было мое удивление, когда он вместо просьбы схватил меня за левую руку, что-то бормоча, и начал меня тянуть куда-то. Тапки – очень скользкая штука, а немытые руки пылкого аборигена – не самая аппетитная штука. Короче, я рванул руку в сторону большого пальца, и алкаш, поскользнувшись, упал в сугроб около опоры ЛЭП.

Встает он и говорит:

– Ну, чего ты так?! Я тебе хотел снега свеженького дать – ты же морж, да?!

Мелочь, а показательная. Поддайся какой другой человек этому напору, во-первых, в снегу бы искупался без всякого удовольствия, а то еще и цепь золотая приглянулась бы кому-нибудь. Никогда не забуду: в новостях показали, как двое бомжей «провели» от рынка мужичка с продуктами и зарезали его в проходном дворе. Они взяли сто пятьдесят семь рублей.

Для того чтобы не попасть в критическую ситуацию и правильно вести себя в местах скопления сограждан, стоит следовать целому ряду достаточно известных советов.

1. Ваш взгляд должен быть отсутствующим, слегка опущенным вниз. Смотреть следует в грудь подозрительного человека. Это дает самый обширный угол периферического зрения, не вызывая при этом ролевого противостояния, ничто так не вызывает агрессии, как «прицеливание взглядом». При встрече с наглым типом в узком переулочке не отводите сразу глаза в сторону, вне зависимости от его наглых ухмылок и поведения, взгляните в лицо и изучающе опустите взгляд до обуви. Потом уже можно «удовлетворенно» отвести взгляд, сделав лицо максимально бесстрастным. Скорее всего, этот тип подумает, что у него гульфик расстегнут, ботинки грязные или… Короче, раздумий на тему о том, почему вы так явно пренебрегли его вызывающим поведением, будет масса, что и требовалось.

2. Важен правильно подобранный гардероб, минимум либо максимум вызывающих деталей в зависимости от ваших целей и конструируемого типажа собственной личности. Если вы считаете, что вам проще выжить, будучи очкариком, – почему нет? Если вы инженер и член СПС, но вам проще выглядеть крутым парнем – как вам будет угодно. Один старый умный дядька как-то сказал: человек выглядит так, как сам себя представляет. Не могу не согласиться с этой мудрой формулировкой.

3. Наличие средств самообороны столь любовно освещено на этих многострадальных страницах, что не стану дублировать тему.

Вербальная сторона процесса тоже должна быть как следует продумана.

Сударыня, когда совсем нерусский человек кричит вам вслед: «Дэвушка, дэвушка», – это он не вам, это у него так соратницу по бизнесу зовут. Сударь, если подвыпивший люмпен окликает вас: «Слышь ты, козел», – это он не вас, это он козла какого-то зовет.

Не оборачивайтесь, не откликайтесь, не разговаривайте, но и не ускоряйтесь, не создавайте ситуацию «убегающей дичи». Советую также, взглянув на часы, резко поменять курс на девяносто градусов. Боковым зрением вы будете видеть происходящее и обоснуете собственный уход. «Ах, совсем забыл, у меня же дела».

Если вас схватили за руку в общественном месте, не допускайте никакой паники и не вырывайтесь, если только, конечно, вы не собираетесь с большим чувством поправить здоровье агрессору, что с удовольствием иной раз делаю я. Для снижения напряжения вполне достаточно, не вырывая руки, произнести ледяным тоном: «Фамилия?!»

Эта находка была случайной, но работает она удивительно четко, вот только после вопроса следует замолчать. Если гад вас не отпустит, что маловероятно, тогда следует орать и принимать прочие меры для освобождения, если отпустит, опять-таки взглянуть на часы и развернуться на девяносто градусов, но не бегом.

При этом обещание травматической ампутации половых органов злодея неразумно – никогда не обещайте и не начинайте того, что не сможете закончить. На женщин этот момент распространяется в той же мере, что и на мужчин.

Был реальный случай, когда один мой товарищ, у которого, кстати, четвертый дан WKF, решил приударить за дамой и достаточно навязчиво придержал ее за локоть. Дама разворачивается и начинает деланно подслеповато щуриться, затем как заголосит:

– Павлик, нашелся, Павлик! Сколько лет, как ты мог, Павлик!

Короче, донжуан покраснел, как знамя, и давай от нее тикать. Народ просто животами захворал от хохоту!

Правильное поведение в автобусе и подобном транспорте достигается за счет совершенно конкретных тактических решений.

Входить надо только в заднюю дверь, а не в среднюю и уж тем более не в первую. Во-первых, так принято, во-вторых, войдя, вы попадаете на заднюю площадку, то есть даже при не очень переполненном транспорте вас видит минимум пассажиров, так как они в силу объективных обстоятельств смотрят вперед.

Сидеть не стоит. Лично я сажусь крайне редко – срабатывает офицерская привычка, в форме сидеть неприлично как-то. Ага, сразу нахлынуло былое, и автор нежно потрогал мозоли от эполетов…

Ну, а если серьезно, то встать в случае чего будет затруднительно, а если потенциальных нападающих будет двое и оба достойного веса, то и крайне затруднительно.

Во время боевой подготовки я столкнулся со следующей формой задержания. Один из группы захвата «вяжет» объект, навалившись на него всем весом, но оставив для коллеги сектор поражения: затылок, шея, печень и т. д. Другой с максимальной быстротой и силой начинает «пробивать цель». Почувствовав, что пробили, ребята подхватывают задержанного и вынимают из транспорта.

Так вот, эта схема работает только при сидячей «цели», стоящего человека не так просто «вязать», у него всегда остается место для маневра, пусть и минимального.

Если все же вам пришлось сесть, тем более с дамой, пропустите ее к окну, пусть на ландшафт глазеет, а сами пристройтесь у прохода.

Сидеть следует слегка вполоборота, желание дамы пощебетать со спутником учитывать не стоит. Если устроиться таким образом, тогда сектор периферийного визуального контроля расширяется градусов на сорок пять, а то и на все девяносто. Вставать всегда легче грудью к проходу, а не флангом к противнику. Поднимаясь, можно взяться двумя руками за спинки своего и впереди стоящего кресла.

Сидеть следует в хвосте салона, глядя в затылки соратников по переезду, а не находясь под их микроскопами. Никогда, ни при каких условиях нельзя вязаться в чью-то частную драку, если, конечно, не бьют даму, старика или ребенка. Дело в том, что узость пространства и качка вполне реально могут свести весь ваш технический арсенал к действию головой и зубами, а этого маловато будет!

Имейте опору за спиной. В идеале в переполненном транспорте следует прижиматься спиной к стене вагона, это позволит вам стартануть с применением опоры в случае необходимости и сопротивляться давлению сограждан лишь с одной стороны.

Прижимаясь к стене спиной, вы видите весь «трамвайный социум», причем с максимальными углами визуального контроля. Зачем это нужно, понятно и без разъяснений.

Продвигаясь к двери, сначала запускайте вперед руку и лишь затем плечо, огибайте препятствия.

Можно провести такой тренинг.

Руководитель находится в голове вагона, обучаемый – в хвосте. Руководитель поднимает и опускает руку, засекая время, обучаемый должен добраться до него с минимальными затратами времени и матюков в свой адрес, продвижение должно быть «обтекающим» и обязательно проходить в одном темпе. Любой сбой чреват остановкой, то есть потерей кинетической энергии.

Крайне важна вербальная окраска передвижения. Хрестоматийным считается тезис: «Господа, осторожней, у меня ведро с краской», но это из области юмора, а вот заявление: «Держите карманника!» вполне позволит вам бежать по головам сочувствующих граждан.

Выяснение чего-либо у человека, сморкнувшегося вам на брюки, – это уже проигрыш. Какая теперь разница, блатной он или не блатной, да хоть в ухо заводной! Любое выяснение отношений и прослушивание арий этого козла, раненного в голову, – это уже насилие над вами. Вы же не покупали билеты на это зрелище и не давали разрешение на концерт в вашу честь.

Если человек извергает в пространство ключевые раздражители, слюна летит, изо рта пахнет, то пора дядю бить. А вот тут как раз и зарыт секрет, суть которого в том, что как только вы научитесь бить, то никакие мысли о выяснении степени крутизны и приблатненности объекта в вашу голову уже лезть не будут. К тому же по бандитским рецептам следует сперва сломать и опустить противника, а потом уж и выяснять, кем был опущенный… с должным уважением.

Я, как всем известно, весь покрыт «зарисовками и натюрмортами». В основе своей это точные копии гравюр, оригиналы которых созданы в период с VII по XVI век. Если спросите, зачем этот гуманоид такое с собой сделал, то отвечать не буду – это глубоко личное.

Ага, аж скупая слеза потекла по небритой щеке – нахлынуло былое…

Но от себя замечу, что тату – это, пожалуй, тоже элемент подготовки психики, последнее, что может добавить мужик в создание собственного «Я». Если дядя рисует на себе дракона, то, видимо, все остальное он уже знает и умеет. Более чем забавно видеть обезжиренного типа, ни дня не отдавшего физкультуре, со зверскими раскрасками на ребристой спине. Сразу понимаешь, что этот будет убивать долго и страшно, потому что быстро и качественно не сумеет, уставать начнет на секунде второй-пятой! А вообще, мне как человеку православному даже как-то неловко за этот тюнинг, но, как говорится, боишься – не делай, сделай – не бойся!

Каратэ для меня – это огромная часть жизни, всякие там карпы и самураи всегда попадают в контекст, вот только мама сильно ругается до сих пор.

Пока конкретный человек сам не осознает мотивы и критерии своей подготовки, он будет вынужден примерять «чужие трусы», каковыми являются все устоявшиеся стили и направления контактной подготовки.

Настоящее мастерство рождается только тогда, когда процесс из стереотипного и шаблонного начинает приобретать субъективные формы. Надо учесть, что объективная реальность, не зависящая от нашего сознания, будет весьма резво корректировать ход событий пинками и тумаками.

Все новички совершенно по-обезьяньи копируют тренера с единственной целью – ему понравиться, реальное повышение боевых возможностей тут и рядом не лежало.

Но начните дубасить новичка с первой секунды его пребывания в зале, и вот уже он вполне самостоятельно дерется. Пусть портки у парня мокрые от страха, но он совершенно не заморачивается трепетной нежностью в отношении тренера и легендарной истории стиля, не светится вселенской улыбкой любви ко всему живому и съестным припасам.

Да какая в попу разница – в попу разницы нет! – для хулигана, кого ему плющить – последователя внутренних изысканий или внешних проявлений, да и имена патриархов ему до того же места.

Так что деритесь чаще в зале и будете реже драться на улице.

А тренер, если он не откровенная бестолочь, и поправит и подскажет, а если и промолчит – не беда. Лучшее с перепугу проявится, а худшее будет моментально наказано. Ведь драка – это очень по-честному! Она ведется без всякого уважения к древним первоисточникам, конечно же шибко мудрым и весьма полезным.

Несомненное «за» всех времен и народов, неизменно голосуемое в пользу драки, в нашем случае заключается в том, что с первых секунд знакомства с неказистым первоисточником придурковатый ученик, извращенец хренов, понимает, что самое главное, чему ему предстоит научиться уже через пару секунд, – так это тому, как весело и с юмором нужно подыхать. После того как он, харкая зубами и писая кровью, научится сражаться, только что вовсе не умея этого, ему, может быть, что-нибудь покажут из нетленного… И тут как попрет, как попрет!

Но совсем уж плохо то, что вам уж точно не будут навязывать ну, скажем, «лоукик от Лысой Образины», и вам придется самому решать, что же именно для вас мармелад, а что уксус. А не спросите, так и не скажут даже здрасьте… Иди, мля, дерись, мля!

Кто меня видел, трогал и нюхал, тот согласится – как это нет! – что техническая база у нас есть. Как она подходит для всех и каждого – решать всем и каждому, но одно совершенно точно. Родилась эта база не посредством реализации устных восточных преданий и ЦУ, спущенных сверху, а вследствие вполне научной работы, проводимой, к счастью, не только мною. Так что все неприличные телодвижения, придуманные и применяемые нами, находятся в одной системной базе. Запоминаем: в одной системной базе! Именно поэтому мы лупим все, что лупят все, и еще то, что «наше», но наше слаще!

Въехать в рай можно только на боевом духе, потому что именно он возбуждает к жизни все те многообразные техники и прочие важные вещи, которые изучают наши ученики. Абстрагированное изучение техник вполне напоминает занятия латынью, есть такой мертвый язык, которым можно поразить девицу на первом свидании, но никак нельзя признаться ей в любви и уж тем более невозможно уговорить ее снять трусы.

Так и с боевой подготовкой. Прежде чем показать, как бить, нужно выяснить, отчего это вы вообще решили кого-то бить, резать или стрелять. Причем чем проще и естественнее будут мотивации, тем мощнее сигнал. Это я к тому, что материалы XXVIII съезда КПСС для поражения супостата не катят, а вот кулаком по харе будет в самый раз.

Так что противопоставление техники психике некорректно, все это есть абсолютно единая система, порой отчасти взаимозаменяемая, но не антагонистическая.

По поводу наших техник я всегда писал и еще раз напомню людям с провалами памяти, что придумать что-либо новое в боевой подготовке совершенно невозможно, хотя бы в силу того, что этим слишком долго и слишком усердно занимались слишком многие люди. Дело в другом – в систематизации и биомеханической адаптации возможных техник, что мы и делаем.

Вся беда нашего сегодняшнего цеха в том, что большинство моих коллег вполне беззаботно тренируют подопечных, основываясь на том как тренировали их, на личном опыте, на так называемом наитии, озарении, а если уж сказать совсем просто, по-японски, то на сатори.

Это я к тому, что не проще ли сначала заняться вполне диалектическим анализом, а затем уже синтезом? Именно так, выделив каждую часть тренировочного процесса, легче понять ее значение и самодостаточность для достижения поставленных целей.

Вы опять хотите пример? Вот он: стрельба.

– Что самое важное в стрельбе?

– Стабильность системы мушка-целик!

– А может, ровный спуск?

– Так точно – ровный спуск!

– А как насчет выносливости при выполнении упражнения, а?

– Так точно – выносливость при удержании и производстве спуска!

– Стоп-стоп, а как же алгоритм прицеливания, выбор района, переход с грубого на точное?

– Так точно – вот это и есть самое главное!

– Вот ты и попался! А как же быть с полувыдохом, ведь он при неправильном выполнении угробит и спуск, и удержание, и прицеливание, а?

– Так точно – полувыдох, конечно, полувыдох – это самое главное!

– Дурак вы, батенька!

– Так точно – конченый дебил!

Так что же самое важное в стрельбе? Дырка от пули такая простенькая, вот только у всех она появляется в разных местах, у кого-то в «яблочке», а у кого-то в «молоке», хотя, казалось бы, все просто. Взял пистолетик и нажал на спуск, ну как в кино.

Вот так и во всем остальном. Все важно.

Работа в «закрытом» пространстве – это, пожалуй, самая интересная часть прикладной подготовки. Лифт, салон автомобиля, темное парадное, защита от удавки – все это имеет свои жесткие тактические особенности и нуждается в предварительном тренинге.

Единственный способ понять, что же все-таки делать в той или иной обстановке, заключается в том, чтобы заранее конструировать ситуацию с максимальным приближением к реальной.

Вот, допустим, лифт – что может в нем произойти?

Вас догоняют, вы убегаете и запрыгиваете в лифт, злодей рвется за вами. Самый простой способ управиться с ним – это оглушить противника встречным ударом, одновременно выкидывая его из кабины.

Посоветую так называемый штурмовой удар, бьется он двумя руками в голову, не целясь, в том-то и прелесть. Руки должны быть плотно прижаты к корпусу, во-первых, чтобы не выдавать своих намерений, а во-вторых, удар получается жестче, если локти не растопыривать. Я называю эту технику «удары из кармана».

К вам в кабину неожиданно заходит подозрительный попутчик, вы поворачиваетесь к нему лицом и едете на последний этаж. Самое главное – не оказаться спиной к незнакомцу. Если он не выходит и настаивает на том, что должны выйти вы, выходите – почему нет, но лицом к нему, и вполоборота идите на свой этаж, как бы по-идиотски это ни выглядело.

И не бойтесь оскорбить человека явным недоверием. Негативные люди очень заметны – не перепутаете, не волнуйтесь.

Если этот тип преградил вам выход из кабины, советую легонечко и непринужденно придержать его руки сверху, с захватом одежды рвануть его на себя и уделать головой в лицо. Рассчитывайте на один раз, то есть бить надо со всей дури. За себя не бойтесь, удар головой, как правило, всегда последний.

Салон автомобиля – тоже опасное место, на вас могут наставить оружие или накинуть удавку.

Сначала об оружии. Допустим, вы за рулем, а злодей сидит рядом. Большинство людей правши, значит, агрессор сидеть будет вполоборота. Хрестоматийно вдавите газ в пол, затем тормоз. Правой рукой отведите ствол от себя, и тут же должен последовать укус за лицо вражины. Надо не просто укусить, а вырвать клок кожи, лучше с мясом. При условии качественного укуса мыслей о вашем убийстве ни у кого уже не возникнет. Один мой знакомец столь качественно вырвал зубами мужику кусок его тела, что тот сел на задницу и нагадил под себя.

Удавка – штука страшная. Никогда не позволяйте даже подросткам и женщинам сидеть у вас за спиной. Для защиты от удавки используем следующий алгоритм.

Надо повернуть голову и акцентировать давление удавки на одну из двух ключично-сосцевидных мышц. Это ослабляет давление на вторую сонную артерию.

Не суйте руки под удавку, это только усиливает давление, а хватайте левой рукой правый рукав противника и тяните на себя, в это время вытаскивайте ноги из-под руля – не надо кукситься, сам знаю, что это трудно! – и начинайте перебирать ими по дверце, стеклу, крыше. В конечном итоге вы делаете кувырок через спину и садитесь между сиденьями сзади, влюбленно глядя в глаза охреневшего неудачника.

Даже я со своей стокилограммовой комплекцией выбираюсь таким образом с переднего сиденья, причем все надо успеть сделать секунд за десять, иначе хана, можно «уплыть». При съемках своего второго фильма я продержался тридцать секунд в петле, которую затягивали, держась за концы, два спецназовца, я их тащил за собой, чуть не сломал гортань, порвал шею и плохо говорил пару недель, но смог… И вы сможете или сдохнете, такая вот незадача.

Для тренинга действий в любой стесненной обстановке подойдет спарринг с поставленным в угол противником. Он должен выйти, делая что хочет, а вы, делая что хотите, должны его в этом углу оставить, в идеале в бессознательном состоянии.

На всех курсах, семинарах и мастер-классах мы проделываем подобные штуки. Кровь, правда, льется, но удивительная вещь: как только гражданин, даже весьма субтильный, понимает, что его сейчас будут «мочить» в углу, то обостренная клаустрофобия выталкивает его из закутка с такой силой, что и крепкие ребята теряются.

И вот еще одна абсолютная истина. Не пытайтесь бороться при ограниченном пространстве, используйте только ударный арсенал, бейте коротко и мощно, пускайте в ход голову, локти и, конечно, зубы!

Вот такие коротенькие советы. Что вас еще интересует?

Когда я начинаю работать с людьми, то, естественно, не знаю, кто стоит у меня в строю, да мне и не особо интересно это знать. Но как я был однажды обрадован, когда на второй день занятий из строя сбежал здоровенный бугай явно спортивной наружности и тихо сел в зале, а разорванный в лохмотья «инженерик» продолжал мучить себя, шатаясь на «деревянных» ножках.

Самое главная победа наших методик проявляется именно тогда, когда слушатель самостоятельно принимает БЕЗУМНОЕ решение снова вернуться в зал, точно зная, что его там будут калечить такие же безумные и разорванные люди. Парень держал на голове макивару, по ней головой и локтями били по очереди все участники. Он падал наповал три раза, я бил его ногами и орал матом, и он вставал. Только так можно объяснить человеку, что лежать и сдаваться куда страшнее, чем жить и бороться.

В не столь далеком прошлом, году этак в 1978-м, один из моих знакомых с красивым прозвищем Лом и соответствующей внешностью получил пять лет за превышение мер самообороны. Это произошло после того, как его, девятнадцатилетнего, но крупного мальчика порезал мужчина с уголовным прошлым, причем не просто порезал, а развалил по диагонали живот.

Лом, надо сказать, был не самый робкий карапуз, он зажал внутренности левой рукой, они в итоге почти не вывалились, а правой загнал в грудь обидчику ручку-гвоздь (помните, были такие – длиной примерно сантиметров двадцать). Мужчина возьми да и помри: истек кровью из пробитой артерии, а его друзья показали, что инициатором конфликта был Лом, который для начала пытался избить уголовничка. Не стоит забывать, какими были эти семидесятые годы, в итоге парень получил пять лет.

Вспоминая подобные случаи, я всегда пытаюсь дать им субъективную оценку, прикинуть, как поступил бы я… Нет, инициировать мордобой я уж точно не стал бы, а вот насчет «гвоздя»… В аналогичной ситуации, конечно, воткнул бы, по крайней мере очень бы постарался.

Люди частенько осуждают себе подобных, это очень захватывающий и приятный процесс. Я так полагаю, судья чувствует себя почти божеством, надо же, взял и этак вот запросто, в легкой французской манере решил судьбу человека.

Не судите, да не судимы будете.

Самый страшный и потому важнейший суд – это суд собственной совести, подкрепленный в идеале религиозностью и воспитанием. Если совесть подсказывает, что другого выхода тебе не оставили, то не смей распускать сопли, спасай жизнь, данную тебе Богом, до последнего вздоха.

Одно обстоятельство меня давно удивляет. Мы тренируемся в танто дзюцу, лупим друг друга заточенными деревянными танто, и чем дольше тренируемся, тем меньше травм. Даже не могу понять, в чем тут дело. Кровь, конечно, течет, шьемся часто, но еще лет десять тому назад я был совершенно уверен, что мы рано или поздно должны поубивать друг друга этими колышками, а вот живы и почти здоровы, хотя лупим даже не просто в полный контакт, а со всей пролетарской беспощадностью.

Японцы говорят, что стремление к смерти – это единственный способ ее избежать. В молодости я дрался чаще, чем менял носки. Видимо, оттого, что делал это любительски, теперь силовой конфликт для меня – это событие. И самое удивительное состоит в том, что чем сильнее и беспощаднее я к себе отношусь, тем больше это чувствуют потенциальные противники. Человек очень тонко устроенное животное.

Если вы не готовы сражаться «до конца» – что это в точности означает, я до сих пор не знаю, – то ваша возможная сдача, то есть, извините, трусость, будет замечена сразу и кем угодно. Она так же явственно исходит от вас, как аромат от жареной курицы. Каждая сволочь будет пытаться попробовать вас на вкус, поэтому отбросьте сомнения и будьте готовы драться и победить. Учитесь этому.

Кстати, я совершенно уверен в том, что все самое интересное в боевой подготовке делается сегодня именно в России, и, как это ни странно, именно по причине общей запущенности дел. В этой стране довольно давно перестали объяснять что бы то ни было как положено, но не перестали спрашивать за результаты, вот и находят самородки-инструкторы что-то оригинальное, крайне интересное, да еще и находящееся в прямой связи с советской, лучшей в мире методической базой.

Кто на сегодня в авангарде подготовки спецподразделений?! Это Северная Корея, Вьетнам, Россия.

Вы спросите, с чего я это взял? Ну, во-первых, есть у меня кое-какие материалы с грифом «для служебного пользования», в которых изложены требования, предъявляемые к спецам в разных странах, во-вторых, абсолютно известны методы психической подготовки практически всех спецподразделений мира. Ну и основное заключается в том, что в этих странах не по книжкам учили, чего, куда и зачем.

Израильский «Моссад», так много и заслуженно хвалимый, скорее является одной из самых мощных разведывательных структур планеты, чем самой легендарной диверсионной организацией, а вот болгары и восточные немцы действительно демонстрировали высший пилотаж. И все это плоть от плоти советских наработок.

Я безобиден, как маргарин, ни вреда от меня, ни пользы. Так что на оценку всяческих новейших средств массового поражения не претендую, но со знанием дела могу сказать следующее. Те новации, которые разработаны у нас только за последние годы для применения в диверсионной и контртеррористической – еле выговорил! – деятельности, достойны всякого внимания.

Какие-то высокотехнологичные вещи мы сейчас точно упускаем, да и «мозги» текут потоком за рубежи нашей своеобразной Родины. Но выбора нет, и всякие Кочергины и иже с ними остаются в родных пенатах, кто в силу своей маркетинговой бездарности, кто от испуга перед забугорьем, а кто просто потому, что достаточно пожил в разных закутках этой планеты и понял, что лучше впроголодь, но дома. Здесь с тобой хотя бы поллитру, но выпьют, пусть даже и совсем незнакомые люди, причем они тут же заведут волынку про уважение и, что отрадно, на помятом, но все равно чистом, родном русском языке.

Опять меня куда-то занесло, но ведь предупреждал, что не стоит стрелять в нашего тапера. Он играет как умеет.

Вернемся к психике и физике, которые иногда бывают слегка подпорчены и требуют восстановления. Есть крайне доступный способ «ремонта», требующий, однако, некоторой предварительной практики.

Медленно вдыхаем носом воздух, причем используем только диафрагму, не задействуя грудь и плечи. При этом представляем, как в тело под влиянием вдоха вкручивается серебристая жидкость, напоминающая ртуть, и мчится через легкие к поврежденному участку. Доходя до травмы или воспаления, она вырывается наружу, вынося с собой всю «грязь», и становится при этом черной. Разлетаясь веером в стороны, она просачивается в землю, уходя навсегда. Для достижения положительного результата достаточно трех-пяти повторений этого упражнения с глубоким циклом выдоха.

Еще раз повторю: нужна предварительная тренировка, только яркое представление обо всех процессах, происходящих в организме, поможет добиться резкого улучшения.

Да, если в результате критических нагрузок вы чувствуете угнетенное состояние, попросите помассировать вам «депрессивные» точки, находящиеся слева от позвоночника, почти под лопаткой. Если найти там гипертонус мышцы, попросту говоря, мышечный валик, жгут, шишку, то достаточно надавить на него пальцем и подержать до прекращения болевых ощущений. Настроение и самочувствие сразу улучшатся.

Потеря ориентации и головокружение снимаются, если надавить ногтем на «торец» среднего пальца левой руки, если сила давления и точка приложения будут выбраны верно, то вы почувствуете, как по пальцу и вверх по руке побежал «электрический ток». Как только он ослабнет и затухнет, самочувствие значительно улучшится.

Будьте здоровы и пореже обращайтесь к докторам. Хорошие они ребята, но слишком уж досконально знают болезни, вот им и мерещится всякая гадость.

В таком тонком деле, как реальный силовой конфликт, ничего нельзя говорить в категорической форме. Когда мы обсуждаем болевые точки, то должны жестко конкретизировать тактическую задачу и обстановку. Болевые точки на ком, болевые точки для чего…

Скажем так, если я решу воздействовать на упившегося молокососа весом до семидесяти килограммов и возрастом до семнадцати лет, то, скорее всего, все его тело в моих незамысловатых руках быстренько превратится в одну глобальную болевую точку. А вот если допустить, что мы вдруг разодрались – мало ли чего бывает – с Григорием Веричевым, заслуженным мастером спорта по дзюдо в тяжелом весе, то мне, исходя все-таки из дружеских отношений и габаритов «противника», придется искать какие-то оригинальные решения. И далеко не факт, что я их найду.

Короче говоря, гарантированными зонами болевого отвлечения внимания противника являются глаза и пах. Практически любое успешное техническое действие, направленное на эти зоны, будет результативным.

Крайне интересен удар в шею. Замечательно то, что не важно, в какую именно ее часть он наносится, важно, чтобы удар имел перпендикулярную траекторию по отношению к месту приложения вектора силы. В результате противник получает гарантированный спазм и зачастую теряет сознание.

Все остальные точки, наверное, тоже кем-то востребованы, я же очень люблю повторять, что моя любимая болевая точка – это спина. Если хорошенько ударить по ней кувалдой, то сей прием гарантирует стопроцентный летальный эффект.

Не дуйте губы, я человек военный, поэтому и примеры привожу такие. А вообще это я к тому говорю, что не надо искать на улице фантастических решений. Бей кулаком, как кувалдой, и ничего не бойся, вот такой простенький рецептик. Хотя данный совет чересчур радикален и не учитывает последних достижений техники.

В моей практике все конфликты проходили на критическом расстоянии, то есть в силовой борьбе, вот почему я всегда советую в безвыходной ситуации использовать нож или топор и попадаю под град небезосновательной критики. Но давайте подумаем, что такое агрессия как таковая? Это просто ситуация, когда кто-то пытается трогать вас руками без вашего разрешения.

Зачем нужны нож или топор? Чтобы порезать или отрубить все, что к вам тянется. Простенько и со вкусом.

Да, и не пользуйтесь газовым и электрошоковым оружием, да и вообще чем бы то ни было, что не проверили в реальных учебно-тренировочных условиях.

Для нашего мировоззрения, наших этнических и культурных корней как нельзя более подходит именно принцип «Как взял, как дал и наповал!». При всей значимости разногласий, являющихся следствием разницы в религиозных и вытекающих из них морально-этических и мировоззренческих принципах, не стоит забывать, что изучение практики боя – это всего лишь одна из сторон повседневной жизни, причем, как бы ни старались меня переубедить адепты «великих стилей буси-до», не самая важная.

Гораздо важнее забота о пропитании и о благополучии своей семьи, это истинное предназначение мужчины. Боевой потенциал конкретного человека – это скорее требование времени, политической или военной ситуации либо элемент самоутверждения. Все это носит внешний, социальный характер, а кушать хочется, как известно, при любом режиме, вне зависимости от принадлежности к самым крутым и правильным школам и стилям, как бы субъект ни обожал портрет отца-основателя, висящий в красном углу вместо иконы.

Вспомните про праздник цветения сакуры, когда ее бело-розовые цветки вспыхивают на черных ветках, еще лишенных листьев, – вот она, скоротечность жизни, ее сиюминутная правда. Правда, красиво?

А теперь вспомним про Илью Муромца, который тридцать лет и три года на печи лежал, а потом встал и всех отдубасил.

Так что вашему сердцу милее?… И важно ли это? И куда вообще меня занесло? Скажете, ты, мол, Андрей Николаевич, вообще психопат?

В определенной степени да, а еще я счастливый обладатель свистка в голове, со мной иной раз происходят забавные вещи, впрочем, никак не связанные с аурами, космосом и прочим нафталином.

Если хотите, расскажу случай из этой оперы.

Первый раз я увидел, как «не режет нож», году этак в восемьдесят восьмом или восемьдесят девятом. Показал мне такое чудо совершенно безумный кореец… в Германии, где он служил вместе со мной.

Потом я увидел документальные съемки, зафиксировавшие, как шаман протыкает себя железным «шампуром».

«Ага, – подумал я. – Значит, в состоянии некоторой истерии с организмом происходит что-то такое, что позволяет ему избегать летальных увечий». Взял я нож и… развалил себе предплечье. Сидел, смотрел на кровь и думал, где я ошибся, потом глянул на нож. Он, падла, был чудо как хорош, неразборный «золлинген», страшный, как моя жизнь…

«Ах, ты мразевка, – подумал я. – Пугать меня надумал!…»

Взял я его в руки, долго смотрел на клинок и представлял, как он тает от прикосновения к моей коже, а сам я весь чугунный и неживой, что ли.

Короче, воткнул я ножичек в грудь и потащил его, орал при этом так, что соседи-офицеры примчались. Я сижу, глаза чуть не провалились в череп, морда белая, а от ножа всего-то царапина на груди осталась. Надо же, получилось при дубовой голове и без всяких там секретных техник.

Да, один из очевидцев позавидовал и решил превзойти, но располосовал себя, как заправский патологоанатом, так что запрещать сей эксперимент не берусь, но категорически не советую.

Сам-то я не режусь, потому что нож запугаю до падучей, но это вовсе не означает, что меня не проткнет как-нибудь вилкой простой прохожий гражданин!

Ладно, шизофрении пока довольно, вернемся к защите, нападению, оружию и нервишкам, ведущим себя при этом весьма своеобразно.

Я говорил уже, что купленный в магазине пистолет вам не нужен? Если нет, то вот и сказал. Дело в том, что пистолет этот можно носить, но из него нельзя стрелять. Право на ношение оружия не подразумевает права на производство выстрела.

Вас, сердешного, посадят при любом раскладе, припаяв еще и отягощающие обстоятельства. Нет, вы остались живы, а обидчик всего лишь ранен, но какой смысл пороть ребенка бензопилой, когда это вполне можно сделать старым дембельским ремнем?!

Пример номер раз.

Один мой знакомый попал как-то в маленькое ДТП. Из нерасторопной тачки выскочил расторопный дед и, как в замедленной съемке, начал вынимать из внутреннего кармана пистолет.

Знакомец мой, не на шутку вспылив, делает два шага к цели, а на третий бьет ветерану труда в крепкую большевистскую голову кулаком. Голова падает совместно с телом, тело пинается пару минут. После забитого гола производится обыск на месте происшествия, пистолет оказывается газовым!

Но с каким явным энтузиазмом престарелый придурок, вместо того чтобы верещать и махать знаком аварийной остановки, стал трогать себя за «самое важное»?! Вы что, сомневаетесь, что он уже оправдал любые ответные действия! А пальни в него мой знакомец и завали, так и топтал бы зону, пока сам бы там не помер.

Пример номер два.

Вечером, в районе 22.00 маршрутное такси номер 70 переезжало пешеходный переход, по которому не спеша брел пролетариат, не обращающий никакого внимания на красный сигнал светофора. Шофер, тоже явный люмпен, зычно рявкнул: «Доколе, мля!» и тут же получил в лицо бутылкой от «инженера с приятной сединой на груди и спине». Оскорбленный в лучших чувствах пешеход без лишних размышлений запустил недопитую «Охоту» в боковое стекло. Судя по тому, что пиво было не выпито, бомбист был настроен крайне решительно.

Водителю изрезало лицо, особенно веки, кровь текла очень резво, я осмотрел рану и, признав ее поверхностной, потерял к ней всякий интерес.

Бутылка еще и саданула по фигуре девице, сидящей рядом, та, заверещав, испортила мне настроение, потому что явно сфальшивила в последнем такте.

Метатель пива, наверное, отличный семьянин, член месткома и последователь Ампилова, был пойман и с чувством побит ногами соратниками шофера и бойфрендом фальшивящей девицы. Им что же – еще и палить в него надо было?! А ведь могли бы по горячке, имей из чего пальнуть.

Риторический вопрос: вы что, всерьез считаете, что пистоли будут покупать только чекисты с замороженной по заданию разведцентра головой?…

Все наши споры про оружие вовсе не есть досужие рассусоливания интеллигентов в состоянии климакса.

Вы хотите знать, что будет происходить в этой стране после разрешения свободной продажи оружия? Вы правда хотите ответа?

Вы бывали в Чечне?… Ах, это грубо! Ладно, вы бывали в Махачкале, в Тбилиси?… Так как там спорят горячие парни?!

Можно не отвечать, если не видели.

Так вот, напомню одну незамысловатую истину. Как ни стараются некоторые политики засунуть нас… в Европу, мы все равно остаемся чистой воды Византией, а то и еще хуже, вполне дикой Азией, остро нуждающейся в хане, царе или на худой конец в генсеке-кормильце. Единственный способ наведения глобального порядка в этой стране – это не раздача стволов в качестве сдачи при покупке хлебушка, это реформа и реанимация государства как системы управления и защиты собственного народа. Да, я совершенно уверен в том, что никто никогда не протянет мне руку, если жизнь моя повиснет над помойной ямой, да, я призываю иметь оружие в кармане. Но зачем стрелять из «Шилки» по уткам? Боюсь, пообедать в таком случае придется только перьями.

Как, неужели вы не знаете, что такое «Шилка»?! Тогда я растолкую, что это не только река, но еще и такая четырехствольная фиговина, предназначенная для стрельбы как по воздушным, так и по наземным целям. Лупит она с такой силой, что землю потом пахать уже не надо, она и так пушистая.

Я все время говорил, что драться надо больше, а теперь вот возьму и отыграю назад. Драка драке рознь, надо же думать, с кем и зачем именно вы сцепились.

Есть в Ирландии, у пивных пабов, красивый обычай. Когда на улице дерутся люди, проходящий мимо рыжий детина спрашивает: «Это частная драка или можно присоединиться?»

Допустим, это драка фанатов. А вы фанат? Тогда это не ваша драка, и она не должна вас волновать!

Включаю гипноз. Смотрим в глаза и запоминаем!… Это не ваша драка, не ваша! На раз, два, три просыпаемся.

Я никого и никогда не призывал драться только ради того, чтобы драться. Особенно это касается профессионалов, которым следует помнить о принятой этике поведения в отношении доверяющих тебе людей.

Реально подготовленный человек сражается не потому, что он хочет сражаться, а потому, что не может поступить по-другому.

Я хотел бы заострить внимание именно на поведении учителя. У меня есть знакомый тренер, имени которого я не называю, думаю, сейчас поймете, почему именно. Так вот, он много лет посвятил тхэквондо и, как человек ищущий, постепенно перебрался в тайский бокс, но уже в роли преподавателя, причем не самого плохого. Учитывая его опыт в постановке ног, ему цены не было.

Ребята потянулись, даже клуб свой создали, последовали первые победы юниоров, первые заметные успехи. И вдруг этот далеко не юный тренер заявляется на какие-то второстепенные соревнования по тайскому боксу, да еще в абсолютку при весе в семьдесят пять килограммов. Естественно, он угодил в нокаут во втором раунде от соперника весом за центнер.

Все должно быть вовремя, испытывать себя нужно в юности, когда единственная ответственность – это собственная совесть, а уж если приспичило подраться, так записывайся в добровольную народную дружину и гоняй шпану. Весь клуб стоял вокруг ринга и смотрел, как их бездыханного тренера выносят с ринга. Ну, всякое бывает, на то он и спорт, чтобы кто-то выиграл, и случайности тут тоже возможны, и все такое… Короче ребята поняли и продолжали тренироваться. Но ровно через полгода наш герой опять выставляется на первенство какого-то ЖЭКа и… благополучно падает в первом раунде. В результате клуб исчез, ребята разбрелись, многие просто на улицу, некоторые ушли к другим тренерам. Для битв «пенсионеров», которым уже за тридцать, существуют чемпионаты ветеранов и т. д. Во всяком случае, перед тем как принять решение о выступлении, следует спросить совета у человека, которому доверяешь.

Некоторое время назад я загорелся желанием выступить в том же тайском боксе в тяжелом весе. Надо сказать, что, тренируясь шесть раз в неделю, я нахожусь в достаточной форме, да и очень хотелось проверить в спортивной обстановке находки последнего времени. Я спросил у своего первого тренера, обладателя шестого дана Николая Шеменьова:

– А может, выступить?

– Ты абсолютно уверен, что победишь? – спросил он меня.

Если у тебя есть хоть один процент сомнения в победе, то ты не имеешь права на схватку. Это в молодости все впереди, а проиграв в зрелом возрасте, ты можешь до конца, своих дней материть себя за совершенную глупость, причем без возможности реабилитации.

Учитель – это тяжелая ноша, потерять доверие учеников можно запросто, пара пустяков, и тогда коту под хвост славная боевая юность, бессонные ночи, проведенные в разработках новых методик, да и отдать весь свой опыт будет уже некому, потому что потеряна будет обыкновенная вера в учителя.

Но что же делать, если вызывают на бой? Соглашаться, конечно, но никаких зрителей, чтобы не превращать схватку, возможно последнюю, бой в шоу с избиением младенца. По мне уж лучше сдохнуть в бою, но только не позор.

Как-то раз приходит ко мне милый здоровенный парень и говорит:

– Я хожу по залам и спаррингую с мастерами. Хотел бы побиться и с вами.

– Очень хорошо, – говорю я ему. – Но те правила, по которым бьюсь я, невозможно реализовать в зале ввиду их полного отсутствия. Договариваться я с тобой тоже ни о чем не буду, ты просто встретишь меня однажды после работы и постараешься порвать, как Тузик варежку, а я очень постараюсь перегрызть тебе горло. Так что до встречи. Живу я там-то и там-то, заканчиваю работать в десять вечера. Самое время для дружеского общения, потому как зима, темно уже.

Он больше не пришел. А я даже не стал чувствовать себя более напряженно, чем обычно, потому что всегда чувствую себя именно так, как научила меня жизнь, уж извините за пафос.

В Японии говорят, что мастерам лучше не встречаться.

Неоднократно упомянутый мною Миямото Мусаси шел по дороге и вдруг увидел самурая, идущего навстречу. По манере держаться и по оружию он понял, что это один из известных мастеров севера. Они медленно прошли мимо, затем развернулись, и незнакомец спросил:

– Вы не Миямото Мусаси, о котором я слышал много достойного?

– Да, это я, – ответил Мусаси.

Они поклонились и пошли каждый своей дорогой.

Чтобы мастеру понять мастера, совсем не обязательно отрубать ему голову. Более того, есть правило, что мастер, занятый преподаванием, официально уже не спаррингует. Все мной сказанное я адресую тренерам, сенсеям, преподавателям. Ощущайте моральную и этическую ответственность перед учениками, безоговорочно доверяющими вам.

Нет, я никого не поучаю, все сказанное выше – всего лишь мое мнение, которым я рискнул поделиться с вами, уважаемые коллеги.

Давайте опять о подготовке психики.

Среди проводимых мною в нашем Центре тренингов пограничных состояний есть один весьма забавный. Суть его вот в чем.

Беру я мальчика лет тридцати, уверяющего меня в том, что он вообще ни разу в жизни не дрался, этому мешали морально-этические, физические или нравственные угрызения, и просто приказываю ему бить себя коленями. Технически удар достаточно прост и тяжел, карапуз доволен: все получается, да еще и мазохист лысый дает себя пинать как грушу, чем не жизнь. Попинал он этак вот меня, потом еще попинал, а тут я ему и говорю: «Вот что, дружок, бей меня так, чтобы ребра сыпались, чтобы зубами харкал, чтобы лоб треснул. Бей мощно и быстро, как только я замечу, что ты перестал меня бить, начну бить я! Ну и, само собой, если ты сумеешь меня забить, то вероятность контратаки приближается к нулю!

Тренированного человека хватает максимум на пять минут ударов с криком и проносом через грудину. Я летаю, как мячик, потом, бывает, ночи не сплю, все отбито, но вскоре мой дядя начинает себя жалеть. Устал, сердешный, рученьки повисли, ноженьки не ходят, да уже и не бьют!

Вот тут-то лысый вдруг оживает и, отплевываясь кровью, начинает как ни в чем не бывало «убивать» усталого и «сдувающегося» дядю. Забиваю я его с максимально возможной жестокостью, все трещит и рвется, нокаут – это то самое малое, что я жду от процесса.

Когда парень падает с безумными от страха и боли глазами и хватает ртом воздух, он узнаёт, что такое смерть. В этот раз он выжил не потому, что очень этого хотел, не потому, что это являлось логическим завершением процесса, а потому, что я так решил.

Если после данной экзекуции еще когда-либо реально встанет вопрос о его безопасности, то он от страха за свою жизнь, осознанного и совершенно объективного, разорвет противника в клочья, причем биться будет до конца, пока глаза видят, а пальцы шевелятся. Он знает, что жизнь – это борьба, а смерть – это опущенные руки!

Что, дорогие, страшно? А то!… Мы еще и не такое вытворяем. Не ходите, дети, в Африку гулять.

Что-то меня сегодня на юмор развернуло. Несколько своеобразный, конечно, но вы уж не обессудьте. Как умею, так и пою.

Все практикуемые ныне и известные мне стили и направления боевых искусств созданы для реализации амбиций их создателей и последователей, даже если эти последователи живут на пару сотен лет позже создателей. Желание победить – основная стратегическая доктрина, аксиома всех известных мне боевых систем. О культурно-оздоровительном наследии боевых искусств чаще всего не говорится ни слова!

Для достижения победы адептам внушают, что данный стиль есть лучшее из возможного, древнейшее и чистейшее из всего, что только на планете имеется, основатель его – сверхчеловек, а они – счастливчики, лучшие из лучших. Любой бой для них есть прежде всего возможность доказать всему миру, что их выбор был правильным, а школа является величайшей.

Хорошо ли это?

А что, собственно, плохого в этом может быть, если устремления бойцов подтверждаются результатами их выступлений. Весь спорт построен на амбиции спортсмена, если он, этот вот спортсмен, не хочет быть первым, то он, видимо, не спортсмен, а всего лишь физкультурник. Но есть одна незадача, заключается она в следующем. Глупец тот, кто считает себя величайшим, потому рано или поздно придет кто-то более сильный.

Нет ничего страшнее Майка Тайсона, упавшего в первый раз.

А мы, полудурки, занимающиеся кои но такинобо-ри рю, не стремимся выиграть, единственная победа, которая нас интересует, так это победа над самим собой! Если для победы в каком-то раскрученном и престижном стиле нужна особая техника и тактика, то мы вполне можем обойтись особым отношением к себе, даже если драться придется без рук, без ног.

Я уже не раз писал, что, оглядываясь на свои проигрыши, четко понял, что всего лишь был недостаточно безжалостен по отношению к себе!

Персона основателя никоим образом не отсвечивает на процесс постижения Пути, а истоки стиля интересны только техническому директору, то есть вашему покорному слуге. Мы не нагоняем мистики в то, что делаем. С какой стати превращать драку в священнодействие? В бою мы верим лишь в то, что не имеем права проиграть, отвечая при этом не перед каким то абстрактным учителем, а перед совершенно осязаемым самим собой. Согласитесь, это не одно и то же.

Когда Игорь Ушаков (60 кг) выходил биться с Женькой Бакланом (100—110 кг), он и не мог выиграть, так как наши правила не дают возможности для уловок, драка будет дракой! Но он не проиграл, потому что визжал, как задыхающийся в петле хорек, будучи пойманным на удушающем приеме локтем в горло, запрещенном всеми федерациями, и не стучал по татами ладонью, «салютуя о сдаче».

Что может быть проще, чем не сдаться, не испугаться, не убежать от опасности, а встретить ее улыбкой и весело сдохнуть! Порой погибнуть бывает честнее, чем жить предателем, трусом или негодяем. Все это мэцкей, но не мэцкей победителя, тотально идущего за своей победой, а мэцкей карпа, прыгающего в водопад, в исступлении борющегося за продолжение своего рода и умирающего непобежденным в этой борьбе, пусть даже и не достигнув своей цели.

Меня поразил тот факт, что водопады на пути нерестящихся рыб есть не только злая шутка природы, но и инструмент естественного отбора. До заветного места доплывают сильнейшие рыбы, но они не победители, они всего лишь нерестящиеся рыбы. Карп погибающий, но не сдающийся в борьбе с непобедимым водопадом, – это символ доблести самурая, это символ нашей школы.

Я горд, что жизнь подарила мне возможность прикоснуться ко всему этому.

Есть такой Астахан Рыбаков, это боец муай тай из Казахстана. На одном из чемпионатов мира по «боям без правил» его утащил в партер более крупный греко-рим, сел сверху и начал планомерно пробивать голову. Астахан лежал и вполне спокойно наблюдал за всем этим, слегка подставив руки. Греко-рим бил, бил, бил… затем встал и сказал: «Все, я больше не могу, я сдаюсь». Вот это и есть победа по канонам кои но такинобори рю.

Один наш парень, стоя на кулаке, буквально агонизировал, он упирался в землю даже не стопами, а большими пальцами ног и трясущейся согнутой ручонкой. Он верещал, а я орал и матерился на него, потому что в этот момент самым унизительным для него было бы то самое пресловутое сочувствие.

Вот уж хрен!

Мало вам испытаний и страданий, так вот вам Ко-чергин в оригинальной упаковке, – узнайте, кто вы есть на самом деле, и вы уже никогда этого не забудете. Выиграть сложно, а проиграть невозможно, можно просто погибнуть, борясь за то, во что веришь.

Я уже упоминал о том, что на каждом семинаре предупреждаю всех, что вовсе не обязательно все это терпеть, можно встать и уйти или подойти и набить лицо этому лысому дяде. Люди приходят ко мне за знаниями, и я им их гарантированно даю, а сюсюкаться с ними у меня ни времени, ни желания нет. Зато и у них пока нет желания проверять степень моей решительности.

Как мне кажется, мой авторитет тренера держится не на эфемерном уважении и почтении, а на том, что я учу вещам, которые умею делать лучше, чем те, кто ко мне пришел, и у меня нет никаких сдерживающих факторов в пресечении неподчинения, нежелания или непонимания. Вот по этой причине так высок КПД нашей подготовки, имеющей совершенно определенные армейские корни. Меня не надо любить, уважать или безоговорочно слушаться, я не девочка и не идолопо-добный патриарх с Востока. Если сдуру человек пришел ко мне в зал, я заставлю его научиться тому, о чем он сдуру спросил. Единственный способ ничему не научиться у меня – это позорно сбежать.

Я бы уточнил, что если в личности учителя кроме грубости, жестокости и собственной мифологизации ничего более нет, то он покажет вам не Путь, а тропинку, да и то далеко не всегда.

Я по сию пору горд тем, что все, что я предлагаю выполнить другим людям, сам делаю лучше них. Если я решаю показать, что такое боевой Дух, то не упражняюсь в словесных выкрутасах и лозунгах. Я просто беру и показываю, на что я готов пойти просто так, ради тренировки решимости.

При этом я терпеть себя не могу, хотя бы потому, что знаю все свои немощи. Если же я не люблю и не жалею себя, то представляете, как я всех прочих людей не перевариваю. Хотя, если с фесталом и под кьянти…

И я сглотнул обильную слюну!…

Счастлив тот преподаватель, который может себе позволить встать в пару с учеником, если видит, что его уточнения не принимаются на веру. Ох, как я люблю эти вопросы, задаваемые с надутыми губами. Ну-ка друж-ненько все вспоминаем, что с вами потом приключилось. Ай да молодцы! Не забыли!…

Мои аплодисменты!

Особенно хорошо выглядит упомянутая мифологизация учителя и стиля, если все это дело сопряжено с использованием таинственных энергий, открытием внутреннего мира, материализацией духов и прочей раздачей слонов. Без такого рода премудростей и при отсутствии результатов мэтрам бывает весьма трудно удержать учеников, приносящих не только престиж, но и денежку.

Как адепт боевого дадаизма-примитивизма, ни хрена не понимающий в перенаправлении серебристых лучей, могу сказать, что без всего этого прекрасно обхожусь. Зато как дам в морду, и вот дядя уже «во внутреннем мире», умиротворенно спит, падла, без подушки!…

Никто не отрицает того неоспоримого факта, что мысль вполне материальна, более того, есть психические практики, с этим связанные, которые имеют кучу осязаемых плюсов. Но подменять физику иррациональной психологией не вполне разумно, а главное, по сию пору бездоказательно.

Хотя я всегда был уверен в том факте, что чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не забеременело. Так что, уважаемые коллеги, каждый из нас имеет право на собственный Путь, и я в том числе. Внимательно прочитайте мои ядовитости, тут же забудьте и наплюйте.

Если то, что вы делаете, дает результат и нравится вам, то все прекрасно. Общественное признание нужно тому, кто собирается всех объегорить, – при чем тут Путь?! Так что ищите, находите и не обращайте внимания на авторитарные мнения, например, вашего покорного слуги, который в силу собственной скудоумости занимается только теми вещами, которые можно потрогать руками и увидеть глазами.

Нет, я ведь и в самом деле не понимаю, как именно работает ящик, в котором красивые тети поют и трясут приятными формами. Нет, про кинескоп я в курсе и про люминесцентный слой в том числе. Но что такое электрический ток, я так и не прочувствовал, впрочем, как и того, каким же образом эти тетки без проводов лезут в телик… Загадка!

Я видел проявления электрического тока, они объективны, но я не видел самого электрического тока, более того, опираясь на собственный эмпирический аппарат, я так и не смог составить законченное представление о том, что же это такое. На сегодня электрический ток для меня – это «бабайка, живущий в розетке». Я так и не смог понять, что такое направленное движение электронов по проводнику, хотя практически круглый отличник и техник-электрик по первому образованию.

Я за все эти годы так и не увидел ничего сверхъестественного, хотя очень искал. Хотя и этот термин не объективен, потому как пробежать сто метров за девять с небольшим секунд – это почти космос. И я это видел.

Вы знаете, когда именно я начинаю рвать всех, кто попадается под руку, ломать об спины палки и материться, как портовая проститутка? Думаете, когда мне баба вечером не дала? Хрен там!

Дело не в плохом характере Кочергина, хотя это есть факт медицинский. Дело в управлении стадом. Как только одна паршивая овца решит сфилонить, все остальные спиной это почувствуют, и тогда все, вожжи будут потеряны, начнутся травмы, нытье, навалится плохое настроение.

А мы люди веселые, для нас это неприемлемо!

Как только выполнение команд становится вялым, а в отработках приемов пропадает первичный азарт, в дело тут же вступает биостимулятор, дубинальный или лоу, это как мне сердце подскажет, а оно у меня – пламенный мотор!

И еще одно!

Мне один очень не глупый доктор наук выдал тайну:

– Знаешь, почему это получается у тебя и не получится у кого-то другого?

– Ну?… – прогудел я недоверчиво.

– Тебе ведь не страшно то, что делаешь ты и делают они?

– Нет, конечно…

– Ты ведь не думаешь о тех травмах, которые могут получить парни?

– Да мне на себя начхать, представляешь, как мне начхать на идиотов, приперевшихся ко мне!…

– Вот и выходит, что ни у кого нет сомнения в том, что все по-честному. То, что тобой говорится, и есть честность в отношении друг друга. От самого себя не спрятаться и не сбежать, потому и сомнений нет, и вера в свои силы появляется!

Поверьте: девяносто восемь процентов хороших поступков мы делаем для себя, даже если они направлены в окружающий мир, так что говорить о личных желаниях чему-то научиться!…

Движущая и направляющая сила всех систем рукопашного боя – это психический тренинг. Я вполне готов дать экспертную оценку любому направлению, всего лишь мельком взглянув на психическую составляющую выполняемых заданий.

Состояние «решимости идти до конца», много раз мною упомянутое в качестве основы всей боевой подготовки и называемое японцами мэцкей сутеми или просто мэцкей, имеет явное отражение во внешности и манере поведения подготовленного бойца. Одним из важных аспектов подготовки является тренинг «сикири», то есть подавляющего взгляда, придающего лицу и фигуре в целом выражение «мэцкей». Наши спецслужбы на протяжении десятилетий синтезировали приемы психического тренинга боевой направленности, кое-что было взято и из «сикири». Вот, например, современный способ прикладного укрепления психики и вхождения в состояние «мэцкей».

Возьмите зеркало и поставьте его перед лицом не далее одного метра. Наклоните лицо, как бы подставляя лоб под прямой удар, выпрямите, «натяните» спину и взгляните себе в глаза исподлобья. При всей кажущейся простоте этого приема, очень трудно удержать немигающий взгляд больше минуты.

После продолжительного взгляда постарайтесь громко заорать, именно заорать, а не крикнуть, так, чтобы ваше лицо обильно покраснело. Тот, кто не может так кричать, не готов идти до конца, такие люди еще стесняются даже самих себя, что уж говорить о грозном противнике.

Последний шаг – работа в паре. Вы крепко взяли противника за отворот куртки, он делает то же самое. Оседая, вы придавили противника вниз, спины при этом прямые, согнутая спина есть признак покорности и трусости. Он старается сделать то же самое. В это время надо смотреть строго в глаза друг другу и орать что есть силы. Эта часть упражнения продолжается не более трех-пяти секунд.

Так выглядит один из самых сложных тренингов во всей боевой и профессионально-спортивной подготовке.

Кто не может орать где угодно и с какой угодно силой, тот не может бить где угодно и кого угодно с максимальной силой и жестокостью.

Кто не умеет бить, тот не уверен, что умеет убивать.

Кто не уверен, что умеет убивать, тот подсознательно хочет доказать себе эту возможность. Именно отсюда выплывают садисты, режущие бабулек по парадным.

Сильный человек открыт и честен, он орет как умалишенный, не стесняясь крика, пены у рта и окровавленной рожи, потому что он воин, а не мастер плаща и кинжала с мышьяком в перстне.

В разбитые на занятиях лица я верю безоговорочно, в силу характера верю абсолютно. Я уверен в том, что если это дано генетикой, то является всего лишь маленьким подарком природы, а если это маленький подвиг, совершенный ради собственной воли и мужества, то ПОДВИГИ МАЛЕНЬКИМИ НЕ БЫВАЮТ!

Я не готов судить сдувшихся людей лишь потому, что данный тренинг не для меня. Он для них, и им решать, кто они и чего стоят в своих собственных глазах.

Не важно время, важно, как и что ты готов отдать за любое собственное глупое решение, например, устоять как можно дольше на кулаке.

Об этом виде самоистязания я упоминал многократно, теперь скажу чуть подробнее про пафосный кулак от «старины кои».

Итак, вы встаете на кулаки и собираетесь отжаться, потом вспоминаете, что есть такой тренинг, и убираете одну руку. Плечи, попа и пятки находятся в одной плоскости, опорная поверхность кулака строится, исходя из пристрастий в ударе, ноги чуть шире плеч, свободная рука сзади за поясом.

Уточненный мировой рекорд – 26 минут 45 секунд. К слову сказать, автор его, которого зовут Саша, не упал, упал его последний противник. В коллективном разряде это сигнал к прекращению «праздника».

Связки и статика – близнецы-братья. Мы говорим «связки», подразумеваем статику, мы говорим «статика», подразумеваем связки.

Это Маяковский – из позднего.

Нет в указанных упражнениях никаких секретов, нет и особых рекомендаций по их выполнению. Хотя одна все же есть. Я уже цитировал Ницше, который говорил: «Важна не сила ощущения, а его продолжительность». Так что как только вы встали на один кулак, сделав корпус прямым, без прогибов и вспученных ягодиц, так сразу и начинайте удивляться тому, как подобная ерунда может так утомлять. В идеале следует стоять до момента самопроизвольного падения. Если вы упадете, уверив себя в том, что «я больше не могу», то убьете ровно половину задачи, причем именно психическую. Секундомер под нос не кладите, не во времени тут дело, а в невозможности принятия слабых решений. Когда человек падает от изнеможения, он, как правило, разбивает себе лицо. Уж извините, но если он успевает еще и ручку подставить, то обязательно сам себя обманывает.

По поводу виса еще проще, висишь и орешь до момента падения. Эти упражнения в идеале групповые, чтобы стыдно было за собственную немощь.

Главная цель обучения, на мой взгляд, состоит в том, чтобы обрести психофизическую форму, не лабильную по отношению к внешним ограничениям. Если проще, то вам наплевать, какая у вас форма, есть обувь или нет, какое оружие доступно для выполнения конкретной задачи. На мой взгляд, следует минимизировать цели подготовки к реальным боевым действиям. Не победа любой ценой, а невозможность сдачи. Когда некуда отступать, вперед идти гораздо веселее. Пираты пробивали дно своего корабля перед абордажем серьезного противника, берсерки не носили щитов и лат, самураю было достаточно умереть, если он не мог победить. Даже смерть – это не проигрыш.

Возможно, я был резок…

Данная целевая установка появилась оттого, что мы пришли к удивительному психологическому выводу. Человек, убивающий или калечащий другого человека, не стремится увидеть его увечья или труп! Просто это самая гипертрофированная степень унижения одного человека другим. Если унижение не имеет обратной связи, оно теряет смысл. Мужественного человека, конечно, можно уничтожить, но унизить его крайне сложно, что само по себе усложняет психическую деятельность противника и разрушает его агрессивные стереотипы. А это уже половина победы.

Вот мы и учимся не замечать боли и лишений, не давать противнику повода поверить в то, что его удары или иные действия нанесли нам урон в физическом и уж тем более в психическом смысле.

Попробуйте избить столб. Через сколько секунд вы униженно опустите руки?

Мнение мое – и не обязательно правильное.

Противника следует не побеждать, загружая собственную голову непомерно завышенными задачами, а подавлять полным безразличием к его потугам и вашим возможностям, вписанным в эту концепцию.

Если я себя не жалею, то пожалею ли я человека, искалечившего мне равнодушное лицо?…

Провокация нападения – это нападение!

Этика – это не досужие вымыслы недоделанных очкариков, это основа жизнедеятельности субъекта в социуме.

 

< назад | к содержанию | вперед >