100 к 1 человек в панике бьет себя по карманам что он ищет: 100 к 1. Человек в панике бьет себя по карманам. Что он ищет?

Содержание

404 Not Found

404 Not Found
  • Университет
    • Советы ТГУ
      • Ученый совет ТГУ
        • Комиссии ученого совета
        • Открытый междисциплинарный научный семинар
        • Решения ученого совета
        • Вопросы, рассматриваемые ученым советом
          • О создании, ликвидации, объединении и преобразовании структурных подразделений
          • О переименовании структурных подразделений НИ ТГУ
          • О выдвижении НИ ТГУ работы на соискание премии Правительства РФ
          • Об утверждении положений
          • О выдвижении НИ ТГУ кандидатов в член-корреспонденты/академики РАН
          • О принятии локальных нормативных актов по основным вопросам организации и осуществления образовательной деятельности
          • Об ежегодном определении на начало учебного года норм времени по видам учебной деятельности, включаемым в учебную нагрузку профессорско-преподавательского состава ТГУ
          • О присуждении ученой степени PhD TSU
          • О принятии образовательных стандартов, устанавливаемых ТГУ самостоятельно
          • О выдаче лицам, успешно прошедшим государственную итоговую аттестацию, документов об образовании и о квалификации, образцы которых самостоятельно устанавливаются ТГУ
          • О разработке и утверждении образовательных программ, реализуемых в ТГУ, если иное не установлено законодательством РФ об образовании
          • Об утверждении председателей государственных экзаменационных комиссий (ГЭК)
          • Об утверждении стоимости обучения на договорной основе
          • О поддержке представления/ходатайства к присвоению Почетного звания «Заслуженный деятель науки Российской Федерации»/ «Заслуженный деятель науки Республики Карелия» и т. п.
          • О представлении работников ТГУ к награждению государственными наградами Российской Федерации и присвоении им почетных званий
          • Присуждение почетных званий Университета на основании положений, утверждаемых ученым советом Университета
          • О выдвижении студентов и аспирантов на стипендии Президента РФ и стипендии Правительства РФ, а также именные стипендии и стипендия «Oxford Russia Fund»
          • Об утверждении тем докторских диссертаций
        • Ученые советы факультетов (институтов)
        • Почетные звания Томского университета
        • Ректорат университета о деятельности ТГУ
        • Конкурс на соискание премии ТГУ
        • Конкурс «Человек года»
        • Выборы ученого совета 2020 г.
        • Награждения на ученом совете
        • Состав ученого совета
        • Состав президиума ученого совета
        • О представлении к присвоению ученого звания
        • План работы ученого совета
        • Lecture G.I. Petrova
        • Порядок избрания по конкурсу на должности ППС в ТГУ
        • Памятка
      • Наблюдательный совет
      • Международный академический совет
      • Совет промышленных партнеров
    • Структура университета
    • Культура, искусство, творчество
    • Спорт и здоровье
    • Карта ресурсов ТГУ
    • Социальная поддержка
    • Возможности кампуса
    • Наш Университет
    • Экскурсионно-музейный комплекс
    • Отчетные материалы
    • Противодействие коррупции
    • Прием обращений граждан
    • Миссия ТГУ
    • Ректорат
    • Приветствие ректора
    • Кадровый состав
    • Вакансии
    • Студенческая биржа труда Uniprofi
    • Международное сотрудничество
    • Календарь событий
    • Сведения о доходах
    • Ректор ТГУ
    • Достижения, победы
    • Университет в рейтингах
    • Сотрудникам
    • Партнерам
    • Поступающим в ТГУ
    • Противодействие идеологии терроризма
    • Политика в отношении обработки персональных данных в НИ ТГУ
  • Образование
  • Наука
  • Сведения об образовательной организации
  • Медиа
  • Новости
  • Справочная информация
  • Главная страница

Отзывы | Морозовская ДГКБ ДЗМ

Хочу описать свою историю и сказать слова благодарности всей Морозовке и конкретно зав. отделением Таракальной хирургии Топилину Олегу Григорьевичу.

Но обо всем порядку.
В ноябре 2019 года мой сын забелел простудой: сильно забелел и болел долго, — мы уж не знали что делать. На всякий случай, чтобы проверить нет ли пневмонии, в районной поликлинике сделали рентген и выявили в заднем средостении (на позвоночнике в районе груди) опухоль размером с яйцо!
Я был просто в шоке. Ну какая нафиг онкология у человека 10 лет от роду? Всякую дрянь типа чипсов или сладостей он не ест, спортсмен. Ну как так!

Все эти 3 месяца мы с женой жили на нервах, много читали статей по этой теме, смотрели видео, ездили к разным врачам-хирургам, читали форумы и отзывы.
С одной стороны, сразу стало понятно, что без операции никак не обойтись иначе опухоль по меньшей мере вырастит и вытаскивать ее будет гораздо тяжелей и опаснее, а по большей мере может перерасти в злокачественную.
С другой стороны, операция непростая. Находится эта дрянь в таком месте, где рядом и позвоночник, и нервы, и кровяные сосуды и внутренние органы. Дрогнет рука хирурга и ребёнок останется инвалидом, дрогнет сильнее… — вообще не хотелось об этом думать…

И все это усугублялось ещё тем, что точный диагноз о том, что там за опухоль, можно поставить только на основе исследования самой ткани опухоли. Если она доброкачественная шваннома, то по второму разу она вырасти не должна, а если злокачественная, то с вероятностью 50% может через какое-то время снова будет расти.

И вот сразу после новогодних праздников нам сделали операцию. Делали в Морозовке. Операцию делали таракоскопически, то есть через проколы. Прошло все успешно: нервов не задели, кровопотери минимальны, сутки в реанимации и ещё 5 дней в обычной палате. На 4-й день от операции уже как ни в чем не бывало бегает и прыгает. Результат гистологии — подтвердилась доброкачественность опухоли, это было шваннома. Через 2 недели пошел в школу, через месяц вернулся к тренировкам.

Теперь, когда все позади, решил описать то, как работает наша система здравоохранения и Морозовка в частности.

Часть 1. Районная поликлиника.
В последний раз я обращался в свою районную поликлинику 8 лет назад и с тех пор полностью разочаровался в бесплатной медицине.
И вот мне жена присылает страшный диагноз. Как узнал, я сразу поехал в поликлинику, успел уже к закрытию в 8 часов вечера. Встретил в коридоре какого-то врача, она знала об этой ситуации и, не смотря на окончание своего рабочего дня, завела к себе в кабинет и набрала со своего мобильника зав.отделением педиатрии. Та оказалась в курсе всего и сказала, что на завтра уже назначили консилиум по этой теме. Я предложил своими силами за ночь сделать МРТ, она посоветовала где. С утра сделали анализ крови, через 3 часа уже были готовы результаты. Далее она сразу поехала в головную поликлинику посоветоваться с врачом-онкологом. Та предварительно определила новообразование как невриному. И, как выяснилось в самом конце истории, она не ошиблась.
И вот зав.отделением педиатрии районной поликлиники пересылает мне по Вотсапу фото результатов анализов и телефон зав. отделения онкологии в Морозовской больнице с комментарием, что договорилась и нас там ждут.

Часть 2. Морозовская больница.
Приезжаем в Морозовку.
Первое впечатление как будто попал в какой-то дорогой платный центр. Новое здание имеет прекрасный ремонт и больше похож на 4-звездный отель. Все сверкает, бесплатные бахилы, любезные охранники, улыбающийся персонал. Поначалу забрёл куда-то не в ту сторону и зашёл в ординаторскую другого отделения, где люди занимались своими делами. И вместо того, чтобы отмахнуться от меня, человек вышел вместе со мной и проводил до поворота куда мне надо было пройти.

Зав.отделением онкологии принял нас без всяких очередей, направлений, бумажек, печатей, регистрации, — просто по человечески. Внимательно посмотрел снимки МРТ, другие анализы и послушал ребёнка. Предварительный диагноз тот же — шванома = невринома. Минут 15 рассказывал что это такое. Объяснил, что без операции тут никак и пригласил зав.отделением таракальной хирургии (это кто оперирует все, что в груди).
Он тоже все изучил и со своей стороны рассказал как и что тут надо делать.
В любом случае любая операция не делается при простуде и нам сказали приходить через месяц после полного выздоровления.

Но сам подход меня поразил — 2 заведующих отделениями, весьма занятые люди, без всяких справок, направлений и без денег потратили на совершенно незнакомых людей (на нас) почти полчаса времени!
Зав.отделением таракальной хирургии Олег Григорьевич Топилин дал свой мобильный телефон и сказал, чтобы я позвонил как выздоровеем от простуды.

Часть 3. Выбор врача.
Через месяц после выздоровления мы стали определяться куда-кому доверить жизнь своего ребёнка. Хотя изначально мне в Морозовке понравилось абсолютно все, но хотелось все же удостовериться, что никакого лучшего варианта не упустили. Тем более что отзывов о Топилине ни в интернете, ни среди знакомых особо не нашлось. Вообще в век интернета про большинство хирургов очень много написано, да и знакомые рекомендовали. Не буду писать про других врачей к кому ездили и почему не выбрал, наверняка они тоже хорошие люди. Неэтично.
Скажу только, что сомнений довериться Топилину у меня не осталось.

И вот в декабре, я написал ему на Вотсап, и он ответил. Ещё раз отправил ему фото анализов и снимка МРТ. Он предложил завтра к нему приехать после 15 часов. Опять же все просто — по Вотсап, без бумажек и очередей!
И мы снова приехали.
В отличии от других, он не стал ходить вокруг да около. Четко сказал, как будет делать операцию, сколько времени на реабилитацию, какие риски могут быть, когда надо ложиться и т.д.
На мой вопрос: «деньги у нас есть, а может нам в Германию или Израиль поехать оперироваться?» он с некоторой даже обидой и негодованием ответил: «мы тут и по опыту и по оборудованию, лет на 5 вперёд ушли от них, с нами разве что штатовские клиники наравне. У нас куча пациентов из этих платных израильских и европейских больниц приезжают долечиваться и перелечиваться. Там накосячат, а нам исправляй».

В конце распечатал список анализов, которые нужно сделать до госпитализации и назначил дату госпитализации. Все очень лаконично, без лишних слов и в то же время развёрнуто, не вынуждая задавать дополнительные наводящие вопросы. Чувствовалась в нем уверенность и «основа государства».
И видно было, что человек он занятой, но как-то без суеты он с нами поговорил и в конце опять же сказал, что если будут вопросы или сложности при госпитализации, то звонить ему на мобильный .

Часть 4. Операция.
12 января мы приехали в больницу, отдали в отделение госпитализации собранные анализы, направление из районной поликлиники. И уже через час нас направили в отделение таракальной хирургии, которое больше напоминало санаторий: отличный ремонт, улыбающиеся медсестры, санитарки, чистота, кожаные диваны, кулеры с водой и палаты на 2-3 человека с отдельным санузлом.
Я по привычке сразу пошёл договариваться вась-вась с медсестрой, чтобы нас поселили в палату получше.
А мне говорят: «Так вы и так будете с одним соседом лежать».
А я такой все не угомонюсь: «Ну а может как-то можно договорится, чтобы совсем без соседей?»
Отвечает: «Можно и без соседей. Идите на первый этаж и оплатите в кассу 6500р/сутки. Все официально, по чеку».
Пока ходил, мои уже заселились и им уже чаю и ужин принесли. Попробовал — нормальная вкусная еда. В больнице и вкусная еда, Карл!

В палате wi-fi, 2 кровати, телевизор с интернетТВ, холодильник, туалет и душ — реально как отель, да ещё в центре Москвы (м.Октябрьская).
В воскресенье заселились, в понедельник сдали ещё какие-то анализы и уже во вторник с утра Руслана положили на каталку и повезли в операционную.

Там анестезиолог, молодая девушка, тоже очень дружелюбно, но со всей серьезностью, рассказала что и как будет делать, где нам ожидать и какие дальнейшие действия. Опять же все четко и по делу.
И тут настал момент ожидания. Не буду его описывать, а только через 3 часа зашёл Топилин и сообщил: операция прошла успешно, кровопотери почти не было, визуально ничего не задели. Сказал и быстро ушёл.
Только потом мы узнали, что опухоль очень неудобно обвивалась вокруг позвоночника и совсем не просто было ее оттуда выкорчивать, чтобы ничего не осталось и не пришлось по второму разу туда лезть. И уж тем более не задеть нерв, от которого человек может стать инвалидом на всю жизнь.

А Руслан уже был в реанимации. По новым правилам родителей туда пускают. Я пришел туда и пока он ещё не очнулся меня отправили в комнату ожидания.
Там было ещё несколько человек: кого-то привезли экстренно с опухолью мозга. Жил себе ребёнок и жил. А тут резкая головная боль, тошнота, скорая помощь, Морозовка, рентген и такой страшный диагноз. И вот сидят родители и вообще говорить не могут, ком в горле.

Были ещё муж и жена чеченцы — у их ребёнка тоже опухоль мозга, уже 1,5 года по больницам лежат. Последнее пристанище — Морозовка. Жалеют, им бы сразу сюда. Ребёнок месяц как в коме. Они дежурят в реанимации, не уходят. Глаза красные. Чеченец говорит мне: «Не молчи, давай говорить, а то так с ума можно сойти». А я отвечаю: «По сравнению с твоей ситуацией мне сказать нечего, у меня все вроде как тфу-тфу-тфу. Буду рассказывать, а тебе только больнее будет». Стали с ним говорить о Чечне, что и как там. Вроде развеялись немного.

И тут меня позвали к Руслану. Зашёл, а он уже глаза открыл, разговаривает. Так всю ночь с ним рядом и просидел. Изредка то попить принести, то повернуть, то почесать. Хотя по хорошему там и без меня всегда кто-то из медсестёр и врачей рядом был. Отношение более чем внимательное.

Часть 5. Послеоперационный быт
Уже с утра Руслана перевели из реанимации обратно в уже родную нам палату.
Каждые 2 часа приходила медсестра, смотрела за капельницей.
4 раза в день привозили еду, при том не только ребёнку, но и родителям. Все бесплатно.
Как минимум 2 раза в день приходил врач: либо сам Топилин, либо наш лечащий – Айрапетян Максим Игоревич. Он тоже грамотный и внимательный, очень понравился.
Каждое утро — уборщица.
Меня с утра сменяла жена, я принимал душ и ехал на работу, а вечером возвращался в больницу и сменял ее. Переодевался. Включали Айпад и смотрели кино или читали книги.
В общем никогда бы не подумал, что лежать в государственной больнице будет сравнимо с поездкой на курорт.

Резюме: Уж не знаю что кто думает про наше прогнившее государство с разваленной напрочь медициной, а я описал то, что увидел своими глазами. Повторюсь: никаких взяток, блата, квот, очередей, невежества, хамства, никаких коек с больными в коридорах, нехватки лекарств.
Если уж куда-то и обращаться, то только в Морозовку. Жаль взрослым туда нельзя ))

И в завершении: огромное спасибо Олегу Григорьевичу Топилины, а также Айрапетяну Максиму Игоревичу и всему персоналу Отделения Таракальной хирургии.

как мы себя обманываем / Хабр

Я прекрасно понимаю, что степень истерии на фоне коронавируса привела общество к конфликту между последователями и отрицателями всеобщей паники. Достаточно острая групповая поляризации не вызывала особого желания излагать свою точку зрения на широкую публику. Но когда меня всюду начали преследовать конспирологические теории и бездумные толкования данных, то я понял, что утешающих аргументов очень мало и решил восполнить их дефицит.

Искажение смертности


Уверен для многих станет откровением факт того, что количество смертей при наличии коронавируса, зафиксированных в ВОЗ, не является числом смертей от коронавируса.

А как вы думали? Новая для человечества инфекция ещё до конца не изучена, но в больнице из пригорода какого-нибудь Ливорно уже умеют определять смерть от неё? Назвать причину смерти - это же не баг при компиляции отловить. Всё гораздо сложнее.

Есть заключительный клинический диагноз. Основное заболевание может включать несколько нозологических форм. Существует понятие конкурирующих заболеваний, которыми одновременно страдал умерший и каждое из которых в отдельности могло привести к смерти.

Есть ещё заключение о причине смерти по результатам патологоанатомического вскрытия, а также случаи его расхождения с заключительным клиническим диагнозом, которые разрешаются экспертной комиссией.

Именно поэтому ВОЗ чёрным по белому пишет: 

Определение истинной смертности от COVID-19 требует дополнительного времени. Сегодняшние данные свидетельствуют о том, что общий коэффициент смертности составляет 3–4%, при этом уровень смертности от инфекции будет ниже.

Минутка заботы от НЛО


В мире официально объявлена пандемия COVID-19 — потенциально тяжёлой острой респираторной инфекции, вызываемой коронавирусом SARS-CoV-2 (2019-nCoV). На Хабре много информации по этой теме — всегда помните о том, что она может быть как достоверной/полезной, так и наоборот.
Мы призываем вас критично относиться к любой публикуемой информации

Официальные источники
Если вы проживаете не в России, обратитесь к аналогичным сайтам вашей страны.
Мойте руки, берегите близких, по возможности оставайтесь дома и работайте удалённо.

Читать публикации про: коронавирус | удалённую работу


Однако большинство людей никогда не углубляется в методологию какого-либо исследования. Им достаточно увидеть в одной табличке слова «cases» и «deaths», чтобы самовольно выдвинуть свою интерпретацию этих данных  —  «смертность от коронавируса».

Столь поверхностное изучение беспокоящего вопроса приводит к искажённому восприятию действительности. Заражённого коронавирусом человека, который выпрыгнул из окна или умер от IV стадии рака, миллионы жителей нашей планеты неосознанно будут считать за жертву страшной эпидемии. Ситуация настолько абсурдна, что я не удивлюсь, если у кого-то моя прямая цитата ВОЗ с указанием ссылки на источник вызовет сомнения.

Зачем тогда вообще публиковать такую смертность?  —  спросят некоторые. Как аналитик отвечу, что в статистике есть прокси-величины. И в нашем случае, например, предоставляется возможность сравнить их с

общей или естественной смертностью. Да, будет велика доля погрешности, но изучать новую инфекцию можно долго, а действовать всемирной организации здравоохранения нужно быстро.

Итальянский прецедент


Находясь в пределах китайских границ коронавирус беспокоил значительно меньшее количество людей. Новый всплеск истерики возник на фоне пугающего информационного поля в Италии и резких действий местного правительства.

Более 12 000 заражённых, около 1000 смертей и жесткий карантин. Италия заставляет нас особенно переживать за здоровье наших родителей и стариков, поскольку в Италии наибольшее количество смертей среди заражённых приходится на людей околопенсионного возраста и старше.

Я бывал в Италии и, в сравнении с Россией, численное превосходство пожилых граждан на улицах городов заметно даже невооружённым глазом. Воспоминания об этом натолкнули меня на мысль о необходимости изучения демографических данных.

Выяснилось, что в Италии самое старое население в Европе. Почти 22% граждан старше 65, медианный возраст составляет 45 лет. К слову, в России лишь 15% граждан старше 65 лет, а медиана равна 40 годам, в США  — 16% и 38 лет соответственно. А теперь давайте взглянем на дистрибуцию коронавируса по возрасту:

Очевидно, что высокий уровень смертности среди заражённых итальянцев в первую очередь обусловлен возрастным фактором. Убеждённость в обратном свидетельствует о непонимании ошибки базового процента. Для сомневающихся в моих словах рекомендую прочитать статью в Scientific American.

При этом, глядя на график, мы видим, что пожилые люди значительно чаще подвержены заражению даже в пропорциональном соотношении. Отсюда рождается гипотеза о том, что иммунитет стариков менее приспособлен к коронавирусу.

Но такое явление не характерно для коронавируса в целом. В Корее, например, основная группа заражённых приходится на возраст от 20 до 29 лет  —  29% случаев от общего числа. В Китае около 15% заражённых составляет группа 70+, что почти в два раза меньше, чем в Италии или Франции.

Напоминаю, что коронавирус не является подлинной причиной смерти. Следовательно мы не можем утверждать, что риск смертельной опасности коронавируса для стариков кратно выше. Но факт остаётся фактом  —  люди преклонного возраста с подтверждённым коронавирусом погибают значительно чаще.

Невозможно не согласиться с тем, что гистограмма естественной смертности с разбивкой по возрасту внешне будет очень похожа на ту, что вы видите выше, ибо чем человек старше, тем вероятнее риск его смерти. Поэтому давайте мы попробуем сравнить смертельность при наличии инфекции с естественной смертностью

.

Для этого нам нужно сопоставить данные по смертности в пересчёте на тысячу человек от национального бюро статистики Италии вместе с данными по количеству умерших среди заражённых от dall’Istituto Superiore di Sanità.

Коэффициент смертности из первой таблицы равен 1.05%, из второй  — 5.8%. Значит ли это, что летальность самой инфекции находится где-то на уровне 4%?  —  Отнюдь нет. Вы же не забыли, что 76% заражённых старше 51 года? Такая выборка разительно отличается от демографии итальянского населения и сейчас я вам это проиллюстрирую.

При равномерном распределении естественная смертность в категории 90+ будет равна 24% ((180.7+299.6)/2). А значение для той же группы в таблице COVID-19 равно 19%. То есть смертность среди заражённых получается меньше естественной.

Вряд ли кто-то подумает, что коронавирус ещё и излечивает людей, но, в то что он убивает каждого четвёртого старика верят многие. Хотя это одинаковые по степени абсурдности выводы.

Плохо, что мы не можем определить даже приблизительный уровень летальности инфекции, сравнив общие значения. Мы обязательно допустим ошибку при распределении, поскольку в таблицах приведены разные возрастные когорты.

Более того, данные по естественной смертности базируются на сотнях тысяч записей, в то время как выборка по умершим итальянцам с подтверждённым коронавирусом пока не превышает и тысячи человек. Мы не знаем насколько репрезентативна данная выборка.

Для детей, например, разница в смертности тоже будет отрицательной, ибо детские смерти случаются, а детских смертей с подтверждённой инфекцией ещё не зафиксировано.

Посмотрите также на половой признак. Бабульки значительно лучше переносят вирус или быть может, вирус здесь вообще не причём и мы наблюдаем сезон повышенной смертности среди мужчин, который увеличивает общую смертность?  — Неизвестно.

Конкретных цифр по летальности вируса не существует. Их смогут определить только сотрудники ВОЗ. Существующие частные предположения — безответственная глупость. Моей же целью было донесение мысли о том, что риск смертельной опасности коронавируса в сознании большинства кратно завышен и не имеет ничего общего с действительностью. (17/6)). Выходит, что если не диагностировать все случаи без исключения, то всего одна подтверждённая смерть в день означает 800 истинных случаев заражения в этот же день.

В штате Вашингтон сегодня 22 погибших. Используя наши приблизительные расчёты, получаем ≈16000 истинных случаев коронавируса только сегодня. Это столько же, сколько официальных случаев в Италии и Иране вместе взятых.

Откуда взялся 1% летальности? — Оказывается, автор статьи, некий Томас Пуэйо, для выявления этого коэффициента ориентировался на данные по ситуации в круизном лайнере Diamond Princess: с 706 заболевшими, 6 смертями и 100 выздоровлениями.

Глядя на эти значения Томас делает вывод: «итоговая летальность будет в диапазоне от 1% до 6,5%». После этого он берёт самый щадящий процент, ловким движением мозговых извилин показывает, как вирус поглотит мир и оставляет читателя с мыслью о том, что это был продемонстрирован ещё лучший сценарий при летальности всего в 1%.

В моей голове просто не укладывается, как эта чушь могла так взрасти на Хабре. Не знать нюанса про летальность вируса и смертность при нём  —  нормально. Но как программисты, математики, аналитики и прочие хабравчане допустили проекцию 6 смертей при 706 заболевших на население всей планеты?

По вашему это репрезентативная выборка? А глядя на кульбит Томаса с утверждением 16 000 случаев заражения на основе 22 погибших, неужели никто не понимает, что вероятности так не работают? Вас не смутило, что самому молодому пассажиру Diamond Princess среди погибших было 70 лет?

И это при том, что причины смерти пассажиров неизвестны. Для тех, кто по-прежнему не видит ничего странного в арифметике Томаса, процитирую профессора эпидемиологии в Стэнфордском университете Джона Иоаннидиса:

Проецируя уровень смертности «Diamond Princess» на возрастную структуру населения США, уровень смертности среди людей, инфицированных COVID-19, составит 0,125%. Но поскольку эта оценка основана на крайне малых данных — среди 700 инфицированных пассажиров и экипажа было всего 7 смертей — реальный уровень смертности может быть как в пять раз ниже (0,025%) так и в пять раз выше (0,625%).
Я верю, что господин Пуэйо публиковал свою цидульку с самыми благими намерениями. Но весь его труд пропитан ошибками при индукции и импликации данных. Мне недосуг писать детальное опровержение столь дилетантской работы. Такие статьи должны быть заблокированы по причине дезинформации населения.

Бесконечные экспоненты


Полагаю, что большинство из вас уже встречали подобные графики в сети. Но гораздо меньше человек читает официальные отчёты ВОЗ. В одном из них, опубликованном 6 марта, написано:

Одним из главных различий между китайским вирусом и обычным гриппом является скорость передачи. Грипп имеет более короткий инкубационный период и серийный интервал (время между последовательными случаями)  — три дня. Для COVID-19 этот период составляет пять-шесть дней. Это означает, что грипп распространяется быстрее коронавируса.
Так к чему тогда все эти экспоненты, склоняющие читателя к ассоциациям с бубонной чумой? Некоторые могут указать мне на то, что смертность с подтверждённым коронавирусом варьируется от 3% до 4%, в то время как непосредственная летальность от сезонного гриппа меньше 0. 1%.

Опять же, нельзя путать общую смертность с летальностью инфекции. Таковая от коронавируса человечеству неизвестна. Поэтому вы не найдёте утверждений ВОЗ о том, что высокая смертность с перевесом компенсирует скорость распространения и это делает Covid-19 кратно опаснее гриппа.

Мир давно научился определять летальность гриппа. Поэтому я долго не мог найти данные по общей смертности для него. Но всё же мне удалось повстречать публикацию ВОЗ 2012 года по influenza-associated mortality в Китае в период с 2003 по 2008 год.

Посмотрите внимательно на график. На севере Китая общая смертность при гриппе варьировалась от 1.5% до 3%. Хочу обратить ваше внимание, что перед вами данные на промежутке в 5 лет по десяткам миллионов записей. Более того, мы отчётливо видим сезонность. Теперь задумайтесь о репрезентативности данных по Covid-19.

Имея опыт в публичных коммуникациях, я знаю, что здравого смысла для аргументации бывает мало и порой необходимо поблатовать авторитетами. Поэтому привожу вам фрагмент беседы Washington Post с Мелиссой Нолан, вирусологом Университета Южной Каролины:

Which virus is more deadly? That’s a difficult question to answer for many reasons. First, health officials are not comparing analogous data sets between the viruses. They have years of influenza data but just months of covid-19 numbers - which are evolving by the day.
И, конечно же, я не могу не упрекнуть попытку спроецировать вспышку гриппа в 1918 году на сегодняшнюю пандемию из статьи «Коронавирус: почему надо действовать прямо сейчас». Наверное, сравнительный анализ был бы полезен для понимания ситуации, но не сравнительный анализ Томаса Пуэйо, проведённый столь топорным методом.

Мировое население за последний век выросло почти в 3 раза, количество людей старше 65 лет увеличилось в 10 раз и в 30 раз увеличилось количество тех, кому за 85. Учитывает ли эти факторы господин Пуэйо?  —  Нет. Ему достаточно было одного графика по Филадельфии с Сент-Луисом, чтобы произвести аппроксимацию.

Однако для решения такой задачи нужно определить индексный вес всего многообразия параметров, посчитать погрешности и вычислить корреляции, не допустив асимметрии. С этим смогут справиться только матёрые аналитики и никак не господин Томас, чей призыв к панике тиражируется миллионами просмотров.

Пандемия страха


При сложившихся обстоятельствах наиболее распространены два типа поведения людей: безразличие и паника. Однако правильное отношение к коронавирусу находится где-то посередине :  в соответствии с рекомендациями ВОЗ.

Дискредитируя пандемию страха, я ни разу не умалял реальную опасность коронавируса. Во всемирной организации здравоохранения заседают неглупые люди, и я советую всем прислушаться к их рекомендациям: мыть руки, избегать массовых мероприятий, отказаться от наличных денег и прочее.

Парадокс заключается в том, что когда эти же люди из ВОЗ или Роспотребнадзора предупреждают нас о вспышке сезонного гриппа или клещевого энцефалита, мы не особо реагируем на данные сообщения. По крайней мере в сравнении с текущей ситуацией.

Объяснение этого парадокса давно известно: люди иррациональны по своей природе. К тому же, далеко не все знают историю коронавирусов, которые были открыты аж в 1965 году. Заметьте, их много. Можно предположить, что кто-то из вас уже перенес легкую форму ОРВИ вызванную одним из представителей семейства коронавирусов.

То, что безответственная пресса заложила в массовое сознание как коронавирус  — есть SARS-CoV-2, который способствует возникновению заболевания Covid-19. Последние два громких коронавируса были причинами распространения атипичной пневмонии (SARS) и ближневосточного респираторного синдрома (MERS).

Почему обеспокоенность в информационном поле от Covid-19 заметно больше таковой от других коронавирусов?  Сложный вопрос, правильный ответ на который, наверное, смогут дать только эпидемиологи. Со своей же стороны я хочу упомянуть две потенциальных причины этого явления.

Во-первых: это многократный рост внешнего туризма в Поднебесной. Во-вторых: рост интернет аудитории и появление социальных сетей, где всяк позволяет себе думать, что, не имея компетенций и не углубляясь в методологию исследований, он знает правду про пандемию и в праве раздавать советы о том, как должно действовать власти.

Какие-нибудь призывы следовать итальянскому сценарию вообще должны презираться. Это дело правительства каждой страны в частности. США, Англия и ряд других государств, например, действуют иначе. А вот, что по этому поводу пишет эпидемиолог Джон Иоаннидис:

Летальность в масштабах всей популяции на уровне 0,05% — ниже, чем от сезонного гриппа. Если это реальная цифра, то изоляция мира с потенциально огромными социальными и финансовыми последствиями может быть совершенно иррациональной. Это как если бы на слона напала домашняя кошка. А, испуганный и пытающийся избежать кошки, слон случайно прыгает со скалы и умирает.
Многие даже не представляют, как может отразиться одна неделя частичной заморозки экономики на показателе ВВП. Ущерб будет измеряться не только в денежном эквиваленте, но и в человеческих жизнях. Поэтому прошу всех Фэйсбуковых и прочих экспертов засунуть своё мнение в небытие.

Апофеоз


Эмоциональный контент наиболее популярен, при этом гнев  —  самая распространённая эмоция в социальных сетях. Вероятность пропагации ложной информации на 70% выше, а более половины читателей делятся новостью, не читая её дальше заголовка.

К сожалению, cтрах виральнее правды. Не просто так Facebook, Google, LinkedIn, Microsoft, Reddit, Twitter и YouTube объединились, чтобы бороться с фейками о Сovid-19. Однако доказательство ошибочности чаще всего менее популярно, чем изначальное утверждение. Хочется, чтобы этот текст был исключением.

Если вы прочитали сею писанину целиком и согласны с моими доводами, то не поленитесь поделиться данной статьёй со своими знакомыми. Большое спасибо всем за внимание.

С уважением, Илья Пестов, автор Groks.

Уничтожение полиомиелита: как США уничтожили убийцу: выстрелы

  • Скрыть подпись

    Многие люди, инфицированные полиомиелитом, не проявляют никаких симптомов. Некоторые становятся временно парализованными; для других это навсегда. В 1952 году эпидемия полиомиелита достигла пика в США: почти 58000 зарегистрированных случаев и более 3000 смертей.

    Предыдущий Следующий

    С любезного разрешения Архив Бостонской детской больницы.

  • Скрыть подпись

    Многие жертвы полиомиелита не могли дышать самостоятельно из-за паралича грудных мышц. Железное легкое — простая воздухонепроницаемая камера, регулирующая давление воздуха — позволяло пациентам дышать до тех пор, пока паралич не прошел. В разгар эпидемии ряды аппаратов искусственной вентиляции легких заполнили палаты.

    Предыдущий Следующий

    С любезного разрешения Архив Бостонской детской больницы.

  • Скрыть подпись

    12 апреля 1955 года доктор Джонас Солк и его исследовательская группа из Питтсбургского университета выпустили первую успешную вакцину от полиомиелита. В 1979 году США сообщили о последнем случае парализующего вируса.

    Предыдущий Следующий

    Любезно предоставлены изображениями из истории медицины (NLM).

  • Скрыть подпись

    До того, как была разработана вакцина против полиомиелита, врачи пытались лечить пациентов ультрафиолетом, который, как было известно, инактивирует вирус в лаборатории.

    Предыдущий Следующий

    С любезного разрешения Архив Бостонской детской больницы.

  • Скрыть подпись

    Получая вакцину от полиомиелита, Шерил Халпин смотрит, как Солк делает прививку другому ребенку по телевизору.

    Предыдущий Следующий

    Любезно предоставлены изображениями из истории медицины (NLM).

  • Скрыть подпись

    Подавляющее большинство жертв полиомиелита — дети, но он может поражать и взрослых. Франклин Д. Рузвельт заболел полиомиелитом в 1921 году в возрасте 39 лет. Здесь двое мужчин поднимают маленькую девочку в инвалидном кресле, чтобы Рузвельт мог поприветствовать ее из своего автомобиля во время своей первой президентской кампании.

    Предыдущий Следующий

    AP

  • Скрыть подпись

    Многие знаменитости и актрисы помогали пропагандировать борьбу с полиомиелитом.На этом снимке 1953 года британская актриса Маргарет Локвуд разговаривает с молодой пережившей полиомиелит 4-летней Мэри Бертон, когда они покупают марки для поддержки исследований и лечения полиомиелита.

    Предыдущий Следующий

    AP

  • Скрыть подпись

    Основное препятствие на пути разработки вакцины против полиомиелита: выращивание вируса в лаборатории. Ученый Джон Эндерс был первым, кто преодолел эту проблему в 1949 году — подвиг, который принес ему Нобелевскую премию в 1954 году и титул человека года журнала Time в 1961 году.Солк использовал технику Эндерса для создания вакцины против полиомиелита.

    Предыдущий Следующий

    Предоставлено архивом Бостонской детской больницы.

  • Скрыть подпись

    6-летняя Патрисия и 5-летняя Памела заболели полиомиелитом в 1948 году. Они были детьми-плакатами кампании «Марш десятицентовиков» по ​​искоренению детского паралича. Этот плакат впервые появился в 1952 году.

    Предыдущий Следующий

    AP

  • Скрыть подпись

    Мировое сообщество здравоохранения активизировало борьбу с полиомиелитом в 1980-х годах. Здесь плакат Министерства здравоохранения Катара пропагандирует вакцинацию от полиомиелита, предвещая судьбу мальчика, если он не получит защитные капли.

    Предыдущий Следующий

    Любезно предоставлены изображениями из истории медицины (NLM).

  • Скрыть подпись

    Плакат, распространенный представителями общественного здравоохранения Франции, пропагандирует вакцинацию от полиомиелита, изображая укол как защитный зонтик.

    Предыдущий Следующий

    Любезно предоставлены изображениями из истории медицины (NLM).

  • Скрыть подпись

    Британская открытка продвигает важность вакцинации от полиомиелита.

    Предыдущий Следующий

    Любезно предоставлены изображениями из истории медицины (NLM).

  • Скрыть подпись

    На плакате из Эквадора изображен «диплом о вакцинации», который получают дети после прививки от полиомиелита, коклюша, дифтерии, столбняка, туберкулеза и кори. В 1991 году в Западном полушарии был ликвидирован полиомиелит.

    Предыдущий Следующий

    Любезно предоставлены изображениями из истории медицины (NLM).

Шестьдесят лет назад полиомиелит был одной из самых страшных болезней в США.

По мере того, как с каждым годом становилось все теплее, паника из-за полиомиелита усиливалась. Конец лета окрестили «сезоном полиомиелита». Общественные бассейны были закрыты. Кинотеатры призвали посетителей не сидеть слишком близко друг к другу, чтобы не распространить болезнь. Страховые компании начали продавать страховку от полиомиелита для новорожденных.

Опасения были обоснованными. К 1950-м годам полиомиелит стал одним из самых серьезных инфекционных заболеваний среди детей в Соединенных Штатах.

Только в 1952 году этим вирусом было инфицировано около 60 000 детей; тысячи были парализованы, более 3000 умерли. В больницах созданы специальные отделения с аппаратами для искусственных легких, чтобы жертвы полиомиелита оставались в живых. Как богатые дети, так и бедные остались парализованными.

Затем, в 1955 году, США начали повсеместную вакцинацию. К 1979 году вирус был полностью ликвидирован по всей стране.

Сейчас полиомиелит находится на грани исчезновения в мире. Вирус остается эндемическим только в двух частях земного шара: на севере Нигерии и на границе между Афганистаном и Пакистаном.

На этой неделе мы будем сообщать о борьбе за искоренение последних очагов полиомиелита. Мы начнем с того, что оглянемся на то, как США и остальной мир навсегда уничтожили вирус.

Во время пика эпидемии полиомиелита в США в некоторых больничных палатах даже были большие, похожие на комнату железные легкие, в которых проживало несколько детей. Предоставлено архивом Бостонской детской больницы скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено архивом Бостонской детской больницы

Во время пика эпидемии полиомиелита в США.С., в некоторых больничных палатах даже были большие, похожие на комнату железные легкие, в которых проживало несколько детей.

Предоставлено архивом Бостонской детской больницы

Первая крупная эпидемия полиомиелита в США поразила Вермонт в 1894 году, когда было зарегистрировано 132 случая. В 1916 году в Нью-Йорке произошла более крупная вспышка, в результате которой было зарегистрировано более 27 000 случаев заболевания и 6000 летальных исходов. По мере роста числа случаев полиомиелита паралитическая болезнь изменила взгляд американцев на общественное здоровье и инвалидность.

Франклин Д. Рузвельт заболел полиомиелитом за 12 лет до того, как стал президентом. Рузвельт скрывал, насколько сильно он страдал от полиомиелита, но признал, что у него это было. Его президентство поставило полиомиелит в центр внимания национальной арены. В 1938 году Рузвельт основал Национальный фонд детского паралича и возглавил «Марш десяти центов» по ​​исследованиям полиомиелита. В 1946 году президент Гарри Трумэн объявил полиомиелит угрозой для Соединенных Штатов и призвал американцев сделать все возможное для борьбы с ним.

«Борьба с инфантильным параличом не может быть локальной войной», — заявил Трумэн в речи, транслированной из Белого дома. «Она должна быть общенациональной. Это должна быть тотальная война в каждом городе, поселке и деревне по всей стране. Ибо только единым фронтом мы можем надеяться выиграть любую войну».

«Полиомиелит был страхом родителей по всей стране», — говорит доктор Джон Л. Север, вспоминая свое детство в Чикаго. Позже он помог запустить глобальную кампанию Ротари Интернэшнл против полиомиелита.

Кинохроника 1950-х годов показывает, как вакцина Солка проводится повсеместно.

Ранние попытки разработать вакцину натолкнулись на многочисленные препятствия. Вакцина, испытанная двумя исследователями из Нью-Йоркского университета на 10 000 детей, не дала иммунитета и оставила девять детей мертвыми. В других испытаниях вакцины использовались «добровольцы» в психиатрических учреждениях.

В Университете Питтсбурга Джонас Солк запустил крупнейшее на тот момент испытание на людях в истории, в котором почти 2 миллионам американских детей была введена потенциальная вакцина.Когда было объявлено, что его вакцина подействовала, Солк был провозглашен героем гуманитарной деятельности.

Известный корреспондент CBS Эдвард Р. Мерроу спросил Солка, кому принадлежит патент на его вакцину. Ученый ответил: «Патента нет. Вы могли бы запатентовать солнце?»

Однако борьба науки с болезнями не была такой гладкой и простой, как ее изображали кинохроники того времени. В какой-то момент неудачная партия вакцины парализовала и даже убила некоторых реципиентов.

Главный соперник Солка в гонке за вакцинами, Альберт Сабин из детской больницы Цинциннати, не смог получить политической поддержки в США.С. за то, что он считал своей превосходной вакциной. Поэтому в разгар «холодной войны» он вместо этого проверил ее в Советском Союзе.

И сегодня вакцины Солка и Сэбина используются. Но версию Сабина, которая требует всего двух капель в рот ребенка, оказалось намного проще использовать в кампаниях массовой иммунизации.

Север говорит, что эта оральная вакцина стала ключом к искоренению полиомиелита в развивающемся мире: «В конце концов, если бы вы могли сосчитать до двух, вы могли бы стать иммунизатором».

У.С. зарегистрировал свой последний случай полиомиелита в 1979 году среди изолированных общин амишей в нескольких штатах. Затем начались серьезные усилия по искоренению полиомиелита во всем мире. Западное полушарие сообщило о своем последнем случае в Перу в 1991 году.

Ликвидация последних очагов полиомиелита

Мир невероятно близок к искоренению вируса полиомиелита. Хотя в 2011 году 11 стран сообщили о случаях заболевания полиомиелитом, в этом году вирус обнаружился только в четырех странах.

В 1988 году Всемирная организация здравоохранения поставила новую цель: ликвидировать полиомиелит. С тех пор международные организации вложили миллиарды долларов в усилия по искоренению. Они очень близки к своей цели: в этом году во всем мире зарегистрировано менее 200 случаев полиомиелита.

Но интенсивные усилия по иммунизации против полиомиелита прямо сейчас не могут прекратиться, — предупреждает Джоэл Бреман из Национального института здоровья.

«Мы видели, что может случиться, если в цепи есть разрыв», — говорит Бреман. «В 2003 и 2004 годах в северной Нигерии прекратили вакцинацию, даже несмотря на то, что у них была эндемическая передача. И бум! Еще 21 страна, заявившая и доказавшая свою ликвидацию полиомиелита, снова заразилась».

Когда родитель пьет слишком много алкоголя … Что дети хотят знать

Вопросы, которые задают дети

Почему моя мама или папа так много пьют?

Многие люди употребляют алкоголь и не имеют проблем.Но это верно не для всех. Есть много возможных причин, по которым у кого-то могут быть проблемы с алкоголем, но иногда причины неизвестны. Есть также разные причины, по которым люди начинают слишком много пить. Сначала люди могут употреблять алкоголь, потому что он заставляет их чувствовать себя лучше или расслабленнее, или потому, что это кажется забавным. Некоторые люди могут начать пить больше постепенно, в то время как у других пьянство может начаться более внезапно. В некоторых случаях стресс или другие проблемы с психическим здоровьем могут заставить человека употреблять больше алкоголя.

  • Некоторые люди говорят, что не могут бросить пить. Иногда это называют «пристрастием» к алкоголю. Когда кто-то пристрастился, он продолжает употреблять алкоголь, даже если начинают происходить плохие вещи. У человека сильное желание выпить, и его очень трудно остановить.
  • Представьте, что у вас во рту есть жевательная резинка, но вам не разрешают ее жевать. Вы бы действительно хотели его жевать, и было бы очень трудно этого не сделать. Вот что значит бороться с зависимостью.
  • Проблемы с алкоголем могут привести к другим проблемам, таким как проблемы с деньгами, здоровьем или отношениями.Людям, страдающим алкогольными расстройствами, может быть трудно бросить пить, даже если они захотят, и даже если эти другие проблемы начнут перевешивать положительные эффекты от употребления алкоголя.

Помните, не всякое употребление алкоголя является проблемой. Он варьируется от алкоголя без проблем до зависимости.


Каково это — употреблять алкоголь? Каково быть пьяным?
  • Алкоголь — это наркотик. Это влияет на тело человека, на то, как он или она себя чувствует и ведет себя.
  • Пьяные люди могут испытывать самые разные чувства.Они могут чувствовать головокружение, быть глупыми, счастливыми или свободными, чтобы действовать так, как им хочется. Или они могут чувствовать себя неконтролируемыми, злыми, агрессивными, грустными, усталыми или тошнотворными (ощущать рвоту).
  • После большого количества алкоголя у людей могут возникнуть проблемы с запоминанием, разговором, стоянием, ходьбой или другими делами.
  • Люди могут также рвать (рвать), падать, чувствовать себя плохо (иметь «похмелье») или терять сознание (когда они не могут вспомнить, что произошло).

Почему я так не понимаю, что я чувствую? Почему я так волнуюсь?
  • Если кто-то из членов вашей семьи употребляет слишком много алкоголя, обстановка дома может быть небезопасной.Проблема алкоголя может обострить отношения в семье, что может вызвать ссоры. Когда вы беспокоитесь о том, что происходит, вам может быть трудно сосредоточиться дома и в школе.
  • Родитель, страдающий алкогольной зависимостью, может говорить то, чего не имеет в виду. Ваши мама или папа могут нарушить обещания. Дома может не быть регулярного расписания (например, обед может быть не вовремя). Дети могут чувствовать себя несчастными или стесняться приводить домой друзей.
  • Все это напряжение может вызывать непонятные чувства.Вы можете чувствовать:
    • обеспокоен или напуган
    • зол
    • грустен
    • смущен
    • виноват или стыдно
    • смущен
    • нелюбим
    • ненавижу
    • извините за родителей, которые слишком много пьют.

Все эти ощущения нормальные. Даже страшные чувства — это нормально.


Почему проблема с алкоголем является секретом?
  • Люди часто не хотят рассказывать другим о своей проблеме с алкоголем.Они могут беспокоиться, что другие будут плохо думать о них и по-другому относиться к ним. Иногда это называют «стигмой» или «дискриминацией».
  • Иногда человек может не захотеть признать, что у него есть проблема с алкоголем (например, сколько он или она пьет или как это влияет на других).
  • Пьянство часто рассматривается как нечто, что люди должны иметь возможность контролировать или прекратить, если они хотят. Люди могут беспокоиться, что другие сочтут их «слабыми», если они признают, что у них проблемы с алкоголем.
  • Люди также могут беспокоиться о том, что, если они признают, что у них есть проблема, это может привести к другим проблемам (например, что это может заставить их потерять работу, напугать членов семьи или заставить других думать, что они плохие родители). Иногда дети думают, что, если они расскажут о проблемах мамы или папы с алкоголем, они навлекут на своих родителей проблемы. Они также могут беспокоиться о том, чтобы попасть в беду.
  • Дети могут чувствовать, что их семья отличается от других (например, могут быть много споров, в доме может быть беспорядок или родители могут часто спать на диване). Ребенка может смущать то, что происходит дома, и он не хочет, чтобы об этом знали.

Могут ли мои мама или папа перестать пить так много? Могут ли люди поправиться?

Да. Хорошая новость в том, что люди с проблемами алкоголя могут поправиться.

  • Некоторым удается меньше пить. Другие могут полностью отказаться от употребления алкоголя.
  • Бывает, что бросить пить очень сложно. Чтобы измениться, человеку может потребоваться много времени. Или они могут измениться на какое-то время, но затем у них будет день или неделя, когда они снова начнут пить.Это называется «рецидивом» и часто является частью улучшения. Это не всегда означает, что человек никогда не остановится.
  • Существуют различные методы лечения алкогольных проблем. Иногда может помочь лекарство. Иногда может помочь лечение проблем с психическим здоровьем (например, стресса или депрессии), поскольку эти проблемы могут способствовать возникновению проблемы с алкоголем. Некоторым людям может потребоваться комбинированное лечение.
  • Человеку, возможно, потребуется внести другие изменения, чтобы помочь ему или ей бросить пить.Например, это может помочь, если у человека появятся новые хобби, другие дела, которыми можно заняться в свободное время (например, спорт, искусство или ремесла), и, возможно, даже новые друзья. Человеку также может потребоваться помощь врача, чтобы позаботиться о себе.

Могу ли я что-нибудь сделать, чтобы моя мама или папа стали лучше?
  • Многие дети переживают за родителей, у которых проблемы с алкоголем. Поддержка семьи действительно важна для людей, страдающих алкогольными проблемами, но именно взрослые несут ответственность за то, чтобы быть «помощниками», а не дети.
  • Иногда родитель может винить других за свое пьянство. Но дети не являются причиной проблем с алкоголем своих родителей, что бы ни происходило дома. Ребенок не может контролировать или вылечить проблему.
  • Даже если дети не могут решить проблему с алкоголем, иногда родителям может помочь просто знать, что вы здесь. Для вас важно знать о проблеме своей мамы или папы и знать, что после лечения они могут поправиться.

Почему люди так много пьют, если знают, что это повредит им или другим?

Когда у людей есть проблемы с алкоголем, они могут лгать и говорить то, чего не имеют в виду, что может действительно задеть чувства людей.Люди могут не признавать того плохого, что происходит в их жизни (ни с собой, ни с другими) из-за их пьянства. Когда кто-то пьян, его или ее суждения неверны или «нарушены». Человек может совершать опасные поступки, например вести машину или участвовать в драках.

  • Люди, страдающие алкогольными проблемами, считают, что алкоголь помогает им чувствовать себя лучше или забыть о других своих проблемах.
  • Люди, которые много пьют, обычно сосредотачиваются только на том, что происходит прямо сейчас.Они не думают о том, что может случиться позже или в долгосрочной перспективе. Они могут быть не в состоянии понять, что на самом деле происходит в их жизни.
  • Люди, которые слишком много пили в течение длительного времени, могут пить, чтобы не чувствовать себя плохо. Им может стать плохо, если они перестанут пить или будут пить меньше, и в краткосрочной перспективе они почувствуют себя хуже.

С кем я могу поговорить? Куда я могу обратиться за помощью? Что мне делать, если я не чувствую себя в безопасности?

Когда у детей есть родители, страдающие алкогольными проблемами, они могут пережить времена, когда они злятся, грустят или напуганы.Они могут бояться говорить о своих чувствах. Иногда они просто не знают, что делать.

  • Детям важно найти людей, с которыми они могут поговорить. Дети могут разговаривать со взрослыми, которым они доверяют, например, с другим родителем, бабушкой или дедушкой, учителем, психологом или семейным врачом. Дети могут записывать вопросы или переживания, чтобы помочь им мыслить более ясно или поделиться ими со взрослым, которому они доверяют.
  • Дети также могут разговаривать с другими детьми, которым они доверяют. Иногда нет ничего лучше хорошего друга.
  • Если ребенок обеспокоен и ему не с кем поговорить, он или она может позвонить в службу поддержки детей по телефону 1 800 668-6868, чтобы поговорить со взрослым, который может помочь. В случае возникновения чрезвычайной ситуации ребенок может позвонить по номеру 911.
  • Иногда дети чувствуют себя лучше, если вместе с родителями (или другим доверенным взрослым) они составляют план действий. Это помогает им решить, что им делать, если им страшно.
  • Планы действий могут включать:
    • составление списка знаков, которые говорят ребенку о том, что у родителя все хорошо или плохо
    • с указанием имени и номера взрослого, которому ребенок может позвонить.

Будут ли у меня проблемы с алкоголем, когда я вырасту?
  • Большинство взрослых употребляют алкоголь ответственно и не испытывают проблем с алкоголем.
  • Об этом естественно беспокоиться. Некоторые ученые считают, что дети с большей вероятностью будут иметь проблемы с алкоголем, если их родители. Но это не обязательно, и большинство детей не пойдут по стопам родителей и будут иметь проблемы с алкоголем.
  • Дети могут делать разные выборы.Помогает, если дети знают о рисках. Они могут получить поддержку, которая поможет им сделать выбор, отличный от того, что сделали их родители.

Что я могу сделать, чтобы у меня никогда не было проблем с алкоголем?

Дети могут многое делать. Присоединиться к клубу, заниматься спортом и проводить время с друзьями — отличные идеи. То же самое и с другими взрослыми, у которых нет проблем с алкоголем (например, со спортивными тренерами, учителями и другими взрослыми родственниками).

  • Детям важно найти то, что им нравится, и тратить на это много времени.Хорошо проводить время с другими детьми, которые любят заниматься спортом, развлекаться и заниматься здоровьем (например, кататься на велосипедах, играть на детской площадке, заниматься декоративно-прикладным искусством и играть на компьютере). Все это отличные способы справиться со стрессом, грустью, взлетами и падениями.
  • Дети также должны найти то, что им нравится делать в одиночку, когда они не могут выйти из дома или найти кого-нибудь, с кем можно поиграть. Например, они могут читать, писать рассказы, слушать музыку или смотреть телевизор. Они также могут поговорить с другом по телефону.
  • Если у детей есть свои мечты и цели, у них меньше шансов иметь проблемы с алкоголем. Взрослые могут помочь детям в достижении целей. Детям важно иметь отношения хотя бы с одним заботливым взрослым.
  • Когда дела в семье идут хорошо, детям рекомендуется присоединиться к семейным праздникам и ритуалам. Это могут быть мелочи, например, совместный ужин, совместный просмотр телешоу или совместное празднование дней рождения и праздников.Это важно для детей, даже если не все в семье.

Что учителя испытывают во время пандемии учебного года

По всей Америке пандемия коронавируса изменила программу на 2020-2021 учебный год. Учителя сталкиваются с огромными проблемами, будь то обучение учеников в замаскированных, социально удаленных классах или виртуально, с экранов компьютеров. Вот что они рассказали о своем опыте в начале учебного года.

Джессика Мэтьюз, учитель английского языка в средней школе Карман-Эйнсворт во Флинт-Тауншип, штат Мичиган.(Кэролин Ван Хаутен / The Washington Post)

Джессика Мэтьюз, 43 года, Флинт, Мичиган

Учитель английского языка в средней школе Карман-Эйнсворт
Опыт преподавания: 20 лет

Сильный раскат грома удивляет меня ото сна. С колотящимся сердцем я переворачиваюсь, чтобы посмотреть на время. Сейчас только 4:30 утра. Я мог бы попытаться поспать еще полтора часа, но у меня в голове другие планы. Когда я сажусь и смотрю в окно, я смотрю на темное, таинственное небо.

Я измучен, но я должен начать свой день, потому что пришло время для неизбежного.Я должен явиться на Фабрику сегодня.

Я начинаю ритуал, который скоро станет моим распорядком дня. Я принимаю горячий душ. Чистить зубы. Наденьте ChapStick. Найдите одежду с большим количеством карманов. Показать макияж только на моих глазах. Маска закроет остальную часть моего лица.

Я исследую свою сумку для выживания, чтобы убедиться, что у меня есть все необходимое: дезинфицирующее средство для рук, маски, салфетки для лица и как минимум две бутылки воды.

Застегивая сумку, я вспоминаю прошлогоднюю школьную сумку и улыбаюсь.Затем он был наполнен фиолетовыми ручками, подарками для сотрудников и призами за первый день для студентов. Мне всегда нравилось играть с ними в игры в первый день.

Но в этом году этого не произойдет. В обозримом будущем обучение будет проводиться онлайн.

Я залезаю внутрь аптечки за термометром и измеряю свою температуру.

Не может быть больше 100.4. Наконец, я заполняю онлайн-форму обязательной оценки состояния здоровья на заводе, чтобы «доказать», что я не болен.

Мой саундтрек «Good for the Soul» играет на моем автомобильном радио, но я игнорирую мелодии.Слишком много беспокойства о входе на Фабрику, чтобы насладиться иронией Бейонсе, которая говорит мне: «Собирайся в строй».

Проехав по залитым дождем улицам, я приезжаю и паркуюсь на стоянке перед домом. Перед тем, как войти на Фабрику, я останавливаюсь, чтобы посмотреть на других сотрудников.

Опустив голову, одна из рабочих идет, слегка прихрамывая, и начинает свой путь к входной двери. Другой сотрудник сидит в ее машине. Ее глаза закрыты, а тело неподвижно. Эта медитация должна быть ее моментом покоя, даже если это всего лишь эта короткая минута.Я не перебиваю ее.

Другие выскакивают из темных теней автомобилей и грузовиков, тянутся к своим лицам, чтобы закрыть носы и рты. Покрытия также закрывают губы, которые обычно выражают приветствие «С возвращением» в начале прошлых лет.

После встречи с моим новым стажером, Анной, которая стоит одна на залитой лужами стоянке, мы присоединяемся к остальным. Мы тащимся внутрь Фабрики, чтобы начать это новое направление работы и существования в образовании.

Ничего подобного не было.

Рабочие не могут собраться всей группой из-за болезни. Половина сотрудников отправляется в кафетерий, а половина направляется в зрительный зал. Мы даже не можем объединиться, чтобы начать учебный год. Единства больше нет.

Мы с Анной отправляемся в аудиторию для получения дополнительных инструкций. Когда мы входим, мы слышим указания:

Сядьте на пять мест!

Сядьте через каждый второй ряд!

Сядьте лицом вперед!

Каждый рабочий следует указаниям, но слышит легкий скрип сидений.Есть ограниченные разговоры. Веселых разговоров о детях и побегах, случившихся этим летом, не бывает. Болезнь унесла многое. Это также избавило нас от обычного шума и волнения, которые случаются, когда мы начинаем новый учебный год.

Буквально год назад здесь собрались учителя всех классов. Был смех, объятия и добрые пожелания еще одного успешного учебного года. Но тон изменился. Большинство сидят и смотрят, их глаза наполнены нервным напряжением, замешательством и беспокойством.Вскоре мы слышим шум из динамиков. Лидер готов начать.

Лидер появляется на большом экране, и я борюсь, чтобы обратить внимание на мои новые указания, поскольку тревога закрадывается в мою душу. Сообщение лидера быстрое и прямое, и мы отправляемся в наши рабочие места. Заявления Лидера меня не утешают, и возвращение сюда не заставляет меня чувствовать себя значимым.

В моем коридоре не горит свет. Фигуры сотрудников движутся, как призраки, преследующие заброшенные здания, и каждое исчезает в своем классе.Я паникую по поводу унылой атмосферы моего рабочего места. Это заставляет меня думать обо всем, чего не будет со мной в начале этого учебного года.

Студентов нет. Никаких разговоров. Нет света. Будет ли радость?

Сегодня только темнота и мягкий щелчок закрывающейся двери, чтобы начать этот новый год антиутопического учения.

Буду учить детей на экране с Фабрики.

Я шепчу себе: «С возвращением, учи. . .

Джастин Лопес-Кардозе, учитель в столичной государственной чартерной школе в Д.К. (Кэролайн Ван Хаутен / The Washington Post)

Джастин Лопес-Кардозе, 31 год, Гейтерсбург, Мэриленд

Учитель естественных наук седьмого класса в столичной государственной чартерной школе в Вашингтоне, округ Колумбия
Опыт преподавания: девять лет

Это был первый день в школе с учениками. Можно было подумать, что через восемь лет первых дней я буду чувствовать себя спокойно и уверенно на девятом. Честно говоря, с каждым годом управлять нервами становится все труднее. Вы хотите делать все правильно; вы хотите, чтобы ваши ученики понравились вам и сказали: «Этот урок будет невероятным.«В те первые дни последних восьми лет моменты были такими волшебными. Я видел, как внезапно исчезали новые лица, яркие улыбки, глупые личности и нервы. Это было правильно.

Но мой девятый первый день? Я чувствовал себя неуютно. Я привык слышать и видеть, как студенты взаимодействуют друг с другом, когда я выступаю в первый день, но в мире Zoom все, что вы слышите, это вы против нескольких плиток при отключении звука — и в тот день большинство плиток были пустые фоны с именами. Я не слышал смеха.Я не мог наблюдать за языком тела. То, что когда-то казалось радостью в моем классе, быстро превратилось в пустоту.

В тот день я обратился за советом к своему директору. Я чувствовал себя побежденным, но уникальным образом, который заставил меня почувствовать себя еще большим неудачником. В прошлом году меня назвали Учителем года округа Колумбия, я стал первым учителем латинского языка, получившим эту награду. Люди обращались ко мне с просьбой поделиться своим опытом и взглядами со всего округа и страны. Я чувствовал себя на пике своей педагогической карьеры.А теперь, после моего первого «первого дня» по программе дистанционного обучения? Я чувствовал себя неудачником. Я чувствовал, что не могу быть учителем, которым так много работал.

Я сказал своему директору: «Я снова чувствую себя первокурсником, только хуже». Ее ответ запомнил меня. «Это хуже, потому что вы годами создавали то, что хорошо работало для вас», — сказала она. «У вас есть предыстория и опыт. У вас есть ожидание. Незнание было для вас счастьем в первый день работы несколько лет назад.Теперь ты пытаешься оправдать эти ожидания, когда мир так сильно изменился ».

Так могу ли я изменить свои ожидания? Понизить их? Все ли я переделываю, чтобы приспособиться к пандемии? Мой директор сказал мне, чтобы мои ожидания были высокими по величине и низкой жесткостью.

«Создайте более широкую картину, чтобы открыть для себя пути, которые помогут оправдать высокие ожидания ваших учеников», — сказала она. «И выберите эти пути в качестве решений, которые вы будете принимать сейчас как учитель для своих учеников.

Я слушал. И через 18 учебных дней я понял, что этот совет превратил меня и моих учеников в агентов оптимального обучения. Мы с моим выдающимся соучредителем Даниэль Фадар помогали друг другу расширить кругозор, чтобы обеспечить содержательное и увлекательное обучение.

Обучали ли мы наших студентов в этом году читать процедуру с использованием научных инструментов и химикатов? Нет. Но мы сделали демонстрацию приготовления бутерброда с арахисовым маслом и желе, в то время как студенты учились совместно писать подробные процедуры в группах, чтобы контролировать каждое движение, которое я сделал для его создания.

Использовали ли студенты составные микроскопы для просмотра устаревших слайдов лично? Нет. Но они научились использовать виртуальную платформу, предоставленную местным университетом, для исследования клеточных структур с помощью 100-кратного объектива — уровня увеличения, которого нет в большинстве сложных микроскопов в школах K-12.

Долгое время я считал дистанционное обучение ограничивающим качество моего обучения. Я подумал: «Что ж, я не смогу сделать это, потому что это будет не то же самое в Google Hangouts или Zoom.«Оказывается, я был прав. Это не будет прежним. Но у меня был выбор. Должен ли я принять эти ограничения или я должен использовать потенциал и использовать свое творчество для достижения многообещающих результатов? Я выбрал второе.

Все идеально? Точно нет. И впереди еще долгий путь. Будет много волшебных моментов и побед, много неудач. Но я потерплю неудачу с намерением найти другой путь.

И дети рады вернуться. Многие из них уже супер технически подкованы.Они включают камеры. Они смеются. Сегодня я заметил одну вещь: когда я отчислял детей в следующий класс, многие хотели остаться и просто поговорить со мной. Ни для чего академического. . . просто поговорить. Как бы безумно это ни звучало, я чувствую, что могу относиться к своим ученикам больше, чем когда-либо за всю мою карьеру. Я учусь с ними. Я расту вместе с ними. Я надеюсь, что мы сможем укрепить доверие друг к другу в течение этого времени. И я надеюсь на лучшее завтра.

Бен Уайт, учитель английского языка в школе Уэбб в Ноксвилле, штат Теннеси.(Кэролин Ван Хаутен / The Washington Post)

Бен Уайт, 46, Ноксвилл, Теннесси,

Учитель английского языка в шестом классе частной школы Уэбб в Ноксвилле
Стаж преподавания: 21 год

«Мистер. Белый! Ты молчишь! » четыре виртуальных студента, привязанных к дому, хором звонят с моего iPad.

В ответ я использую пульт дистанционного управления на шее, чтобы вращать робота, установленного на штативе рядом с моим столом. Мой iPad — наш портал из школы в дом — находится в открытом верхе робота, я поднимаю руку и нажимаю кнопку микрофона, что позволяет моим виртуальным ученикам слышать меня.

«Вы можете начать викторину», — говорю я им.

Мои очные ученики, 14 из них в этом классе, ерзают на своих местах, и один ребенок поднимает руку и спрашивает: «А, вы уже разместили тест?»

«Конечно, я опубликовал тест», — отвечаю я, открывая свой MacBook, захожу в соответствующий Google Класс и просматривая поток. А потом хлопаю себя по лбу: «Я просто не туда отправил!»

Я получаю понимающий кивок от студентов, когда я повторно публикую тест — на этот раз в точном цифровом формате.Когда девушка в первом ряду начинает свою оценку, она вежливо напоминает мне: «Не забывай проверять посещаемость».

«Хорошо», — отвечаю я, вытаскивая телефон, чтобы войти на сайт школы. «Посещаемость».

Вчера, когда я представил экран своего ноутбука через Google Meet для тех, кто дома, и через Vivi для тех, кто находится в кампусе, я поднял глаза и увидел свою голову, запечатленную двумя разными камерами, дважды проецированную на трех разных экранах. Если вы хотите знать, каково это учить во время пандемии, найдите собаку, которая навязчиво гоняется за своим хвостом, и бросьте ее в зал зеркал.Когда у нее слишком кружится голова, чтобы стоять, начинайте обучать ее новым трюкам.

Вездесущность дезинфицирующего средства для рук начинает меня пугать. Только в классе у меня есть галлон. Дезинфицирующее средство для рук не должно продаваться в галлонах — галлонные кувшины предназначены для молока и крафтового пива.

У меня также есть бункер с дезинфицирующими салфетками, пакет спиртовых салфеток, два флакона дезинфицирующего спрея и один случайный флакон с ароматом антибактериального тумана.

Потому что моя школа требует, чтобы маски были внутри здания — и правильно; никаких выступающих клювов, большое спасибо — некоторые ученики привыкли засовывать кончики бутылок с водой в маски и пить через ткань.Так что теперь я вижу детей с большими мокрыми бычьими глазами на масках, что еще больше пугает меня, когда кто-то чихает.

А дети все время чихают. Недавно я пережил три тревожных чихания от ученика, который подошел с вопросом.

«Mr. Белый? Я … э-э … аху, аху, аху!

Он был в дюймах выше моего плеча. Моим инстинктом было упасть, перекатиться и бежать как ад к выходу. Вместо этого я выдал каплю Purell.

Студент, по крайней мере, был в маске, и я тоже.. . но преследующие капельки, словно вирусные привидения, часами зависают в воздухе. . .

Ит. Был. Все. Я мог бы. Делать. К. Продолжать.

До Covid (ах, до Covid!) Нам, учителям, в основном разрешалось опускать пальцы ног в технологические воды — некоторые из нас предпочитали в основном отдыхать у бассейна; некоторые из нас прыгнули сломя голову. А потом десять центов упали: однажды весенние каникулы; виртуальная школа рядом. На самом деле я снимал свои уроки прошлой весной с доски под детским домиком на заднем дворе.

Но наша неугомонная натура требовала возвращения в здание или хотя бы варианта такого возвращения. Мамы и папы по всей стране, взъерошенные дыбом после уроков детского сада, зажгли факелы и были готовы штурмовать ворота. Итак, мы открыли их, конечно, и физическое, и виртуальное — одновременно.

Таким образом, сейчас я курирую полдюжины Google Классов и столько же Google Календарей; У меня есть учетная запись Swivl для управления моим роботом, виртуальный лист выхода, ссылка для обмена для моего видео о школьном вечере, три-четыре отдельных экрана для переговоров во время каждого урока, собрание по видеоконференции каждое утро, рассадка диаграммы, отсканированные и сохраненные для отслеживания контактов, и очиститель воздуха HEPA (купленный на мои деньги) для плацебического душевного спокойствия.

Кстати о моем уме: в наши дни у меня мозг колибри. Моя способность концентрироваться уменьшилась до легкого. По крайней мере, дважды на этой неделе я крутил круги в поисках своей маски, пока она была накрыта на мой шноз и пасть, как обертка от маффинов.

Но неспособность привлечь внимание к какой-либо ветке более чем на несколько взмахов крыльев — не всегда плохо. Иногда я забываю испугаться в моем классе площадью 500 квадратных футов, заполненном возможными вирусными выдохами. Иногда, даже замаскированный и продезинфицированный и стоя за разделительной линией, запрещенной для детей, я просто преподаю грамматику: для составления предложения требуется подлежащее и глагол; чтобы создать класс, нужны учитель и ученик.

Теренс Фриман, учитель английского языка в средней школе Лоутон в Оклахоме. (Кэролин Ван Хаутен / The Washington Post)

Теренс Фриман, 73 года, Лоутон, Окла.

Учитель английского языка в Средней школе Лоутона, Государственные школы Лоутона
Стаж преподавания: 14 лет в Военной академии США в Вест-Пойнте, 26 лет в Лоутон Хай

Я думал о надежде в летние месяцы, предшествовавшие этому учебному году. Я надеялся, что у школы есть планы и финансирование на дезинфицирующее средство, чистящие жидкости, бумажные полотенца, маски, тестирование учителей и многое другое; надеялся, что я и мои ученики останемся здоровыми; надеялся, что у меня все еще могут быть личные отношения со студентами, которые позволят учиться.

Руки вспомню. На второй неделе я проводил занятия в библиотеке, где округ выполнил свое обещание предоставить каждому ученику Chromebook. Теперь у меня была возможность попросить студентов читать с веб-сайта или из бумажного учебника. Назовите меня старомодным, но нет ничего лучше, чем вес, фактура и осязаемость печатного текста.

И все же я беспокоился о том, что ученики последовательных классов будут трогать одни и те же книги. Я пошел на Amazon и заказал три больших коробки нитриловых перчаток.Я поместил по паре для каждого ученика в мешочек с ее или его именем, и мешочки хранятся в отдельных коробках в классе. Студенты входят в комнату, протирают парты, которые я опрыскал жидким очистителем, моют руки дезинфицирующим средством, берут назначенный пакет, надевают перчатки, берут книгу на столе, читают и в конце урока надевают перчатки. в мешочке и мешочке в коробке. Ужасно импровизированное решение, но ученики с энтузиазмом приняли и реализовали его.Каждый из них и я делаем то, что должны делать, — это дух американца.

Я буду помнить Препятствия. Две трети наших студентов выбрали очное обучение. Некоторые технические корректировки были относительно простыми — холодный завтрак в классе, вытирание парты перед каждым уроком, дезинфекция рук, дистанция между партами. Маски были сложнее — не в ношении, а в общении.

В первое утро в школе, в перчатках и масках, я помог проверить безопасность рюкзаков / сумок / кошельков учащихся, прежде чем проводить их через металлоискатель.Все студенты были замаскированы, и я быстро понял, насколько важны наши лица для общения, для распознавания эмоций. Радостное приветствие от меня, если я вообще получал ответ, вызывало ответ, эмоциональное содержание которого было приглушенным, отстраненным, холодным. У меня был такой же опыт в классе. В разговоре участвуют как слушание, так и наблюдение, а маски затрудняют наблюдение. Мне и моим ученикам нужно было усерднее работать, чтобы выражать эмоции нашими глазами и голосами.

Я запомню Зонд.На третьей неделе я воспользовался бесплатным тестом на коронавирус, предложенным департаментами здравоохранения и образования штата. Я записался на прием накануне, пришел на 10 минут раньше и был вторым школьным сотрудником в этом месте. Испытательное оборудование привело меня к месту происшествия, но, к сожалению, медсестры этого не сделали. Учитель за учителем приходили в комнату, и мы слонялись по коридору, неловко болтая и пытаясь сохранить социальную дистанцию.

Через тридцать минут после моего прибытия прибыли две медсестры — одна женщина, один мужчина.Через какое-то время меня усадили перед медсестрой, которая произнесла минутную речь, в которой я ничего не понял — эти маски действительно причиняют боль. Введение зонда было неудобным, медсестра неоправданно медленно считала до пяти, и в результате появилось легкое жжение и слезотечение. Я вернулся в класс и обогнал первого из своих 18 учеников примерно на 30 секунд. Я промокнула слезящиеся глаза салфеткой Kleenex — в конце концов, нужно поддерживать имидж. На следующий день пришел результат: «Не обнаружено.

Я буду помнить Экстра. На третий день в школе я узнал, что у моих учеников Advanced Placement будет возможность получить виртуальное образование. Я очень старался найти волшебную пулю, но программы и технологии, предложенные мне летом, как я пришел к выводу, позволили бы мне предложить только значительно ограниченную версию очного обучения, которое я разработал за эти годы. Итак, я обнаружил, что пытаюсь сконструировать эту ограниченную версию (на данный момент для восьми студентов), одновременно проводя личную версию.По сути, мне кажется, что мне поручили быть двумя учителями — мной и Extra Mini-Me.

Итак, мои первые недели в школе. Руки. Препятствия. Зонд. Дополнительный. НАДЕЯТЬСЯ. Мне вспоминается поэт Басё: «Каждый день — это путешествие, а само путешествие — домой». Нам остается только надеяться.

Майрон Кертис, учитель истории и футбольный тренер в средней школе Брод Ран в округе Лаудон, Вирджиния (Кэролин Ван Хаутен / Вашингтон пост)

Майрон Кертис, 35, Саут-Райдинг, Вирджиния.

Учитель истории и футбольный тренер в Брод Управляйте средней школой в округе Лаудон, штат Вирджиния.
Педагогический стаж: 11 лет

Исчерпаны. Это лучший способ описать, что я чувствовал за последние четыре недели. Усталый, но при этом немного взволнован. Это прискорбное обстоятельство каким-то странным образом позволило мне по-настоящему попробовать кое-что новое.

Когда я только начал преподавать, я преподавал всемирную историю и древние цивилизации девятиклассникам и историю США и Вирджинии — одиннадцатиклассникам. За прошедшие годы я добавил историю США для продвинутого уровня в свой список курсов, а в этом году я впервые добавил курс истории Африки и диаспоры, курс, который я лоббировал годами.

Я был очень доволен объемом интереса, который я получил к этому курсу от студентов в январе прошлого года во время выбора курса. Однако сейчас наша школа на 100% виртуальная. Это не могло быть худшее время для моего курса истории Африки. Многие из моих идей относительно начальных классов умерли, когда они объявили, что мы начнем год дома.

Я планировал поездку в Национальный музей истории и культуры афроамериканцев, которая, как я надеялся, станет ежегодным мероприятием.Я даже пытался составить план по сбору средств для поездки в Африку. Может быть, я был слишком амбициозен для начала, но этот урок очень важен для меня. Если мне удастся пройти этот курс, другие школы, возможно, увидят его достоинства и предложат его в своих школах.

У меня были такие же неудачи на других моих курсах, включая AP История США. Чтобы адаптироваться к новым виртуальным обстоятельствам и заинтересовать детей, я начал программу под названием «Роуд-шоу по истории США» тренера Кертиса. Поскольку мы не могли преподавать в наших классах, я решил провести свой виртуальный класс по историческим местам по всей стране и проводить уроки оттуда.

В течение недели 1 я посетил Natural Bridge в Вирджинии. Наш первый блок имел дело с доколумбовыми индейскими цивилизациями и их первым контактом с европейцами. Природный мост — важное место для индейской нации монак, поэтому мы обсудили их роль в истории коренных жителей Вирджинии. На этой неделе я поехал в Салем, штат Массачусетс. Я хотел помочь студентам получить представление о том, как выглядела ранняя пуританская культура, а также о том, как религиозные идеалы повлияли на модели социальных и гендерных ролей в этом обществе.Это был асинхронный день, поэтому посещение было добровольным. Каково же было мое удивление, когда к нам присоединились не только мои ученики, но и те, кто не из моего класса.

Один из способов, которым я пытаюсь удержать их интерес, — это социальные сети. Я делаю TikToks о своих поездках, а также публикую о них в Instagram и Twitter. У меня еженедельно проводится конкурс, на котором я выкладываю видео о предстоящей поездке с подсказками. Первый, кто правильно угадывает, где я буду в следующий раз, получит приз, который я заберу в сувенирном магазине и отправлю ему.

Помимо преподавания, последние девять лет я тренирую футбол. Увидеть, как игроки растут, взрослеют, рискуют и учатся — это потрясающая привилегия. Команда Broad Run неизменно занимает лидирующие позиции в штате. Но в этом году я не думал о том, насколько хорошими мы можем быть. Мне просто очень не хватало практики. Просто практикуйся. Чтобы не звучать как Аллен Айверсон, но что-то настолько простое, как возможность нормально тренироваться с нашими игроками, быть рядом с игроками, строить отношения, это то, чего я скучал больше всего.

Я пытаюсь сосредоточиться на ярких пятнах всего этого. Потому что в футболе их было немного. Наш сезон перенесен на февраль, и к нам предъявлено столько требований безопасности, что нам сложно что-либо сделать.

Игроки разочарованы всеми ограничениями. Но они справились с этим с впечатляющей зрелостью. Я был очень впечатлен их желанием участвовать в местных органах власти, посещая собрания школьного совета и даже участвуя в протестах, выступая против некоторых правил, ограничивающих их возможности играть в этом сезоне.Независимо от того, как вы относитесь к этой проблеме, я горжусь тем, что они не усидели на скамейке запасных на том, во что они верят.

Наш главный тренер придумал проводить еженедельные встречи, чтобы проверить и обсудить книгу, которую он заказал. для всех называется «Рубить дрова, носить воду». Эта книга Джошуа Медкалфа рассказывает о том, как влюбиться в процесс становления великим. Это как нельзя лучше подходит, так как в нем говорится о настойчивости в то время, когда легко отказаться от своих мечтаний и обвинить обстоятельства.

Это был, без сомнения, самый утомительный, сложный, эмоциональный, разочаровывающий и захватывающий год, который я пережил как учитель и тренер. Каждую неделю я чувствую, что мои пределы проверяются. Однако в процессе я так много узнаю о себе. И я надеюсь, что все мы такие же учителя и тренеры.

Лаура Эстес-Суилли, учитель средней школы Дюранта во Флориде. (Кэролин Ван Хаутен / The Washington Post)

Лаура Эстес-Суилли, 50, Плант-Сити, Флорида

Учитель английского языка в средней школе Дюрант, Государственные школы округа Хиллсборо
Опыт преподавания: 21 год

Трудно чувствовать себя хорошо о преподавании прямо сейчас. В моем округе Флорида все кажется неправильным: наш губернатор, похоже, не поддерживает образование с помощью бюджета или риторики; мы проверяем наших детей до слез; образовательную политику определяют люди, не понимающие преподавания и обучения; кризис коронавируса на государственном уровне не вызывает особого беспокойства; мой округ переживает трудный переход к новому суперинтенданту.

В моей школе мы работаем вместе, чтобы каждый день был безопасным, здоровым и интересным для наших учеников.Мы стараемся поддерживать друг друга. Это непростая задача в районе, где наше руководство не пользуется доверием. Мы открылись с опозданием на три недели, потому что руководители нашего района не могли принимать решения. Это было болезненно, и когда наконец началась школа, все были измотаны; но в Durant мы были вдохновлены нашим директором, лидером, который имеет наибольшее значение в нашей повседневной жизни. Не все хотят учить старшеклассников, но я действительно счастлив быть учителем своих учеников.

У наших учеников есть выбор между электронным обучением и посещением обычных школ.Я преподаю в классе, но многие из моих сверстников преподают электронное обучение из дома, а некоторые проводят несколько онлайн-классов в своих пустых классах. Кроме того, есть классы очного обучения и синхронного онлайн-обучения с 50 или 60 студентами за период. Те, кто учат из дома, чувствуют себя отрезанными, и во многих отношениях они остаются отрезанными. Учителя, которые одновременно жонглируют очными и онлайн-учениками, ошеломлены до уровня, которого я никогда не видел. Они чувствуют, что ими злоупотребляют, потому что это так. Есть раскалывание.Это естественно, потому что все борются, но это не помогает моральному духу.

Прошли те времена, когда мы обедали со сверстниками, обсуждали наши дни или то, что работает с конкретным ребенком, уроком или текстом. Прошли те времена, когда мы просто делились своей жизнью друг с другом. Обучение всегда было изолированным; мы почти всегда находимся на расстоянии друг от друга. Наша жизнь наполнена детьми, и это лучшая часть обучения, но иногда нам нужны голоса взрослых. Их сейчас мало. Я вижу, что нашим ученикам, которые общаются только с Zoom, со своими учителями и сверстниками, еще более одиноко.Я знаю, что они дома не зря, но я скучаю по ним в кампусе, как они увеличивают толпу, как сказал бы Шекспир.

У меня 130 учеников, и этим летом я не мог уснуть, потому что не знал, смогу ли я их защитить. Я еще не встречался с ними, но знал, насколько они важны. Я никогда не испытывал страха в средней школе Дюранта до 31 августа, первого дня в школе. Некоторые из моих опасений были необоснованными. Мы все приспосабливаемся к страданиям дневной маскировки; мы убираем парты перед каждым уроком; мы не передаем расходные материалы или книги.На сегодняшний день у нас было только два студенческих случая коронавируса, но у нас более 30 студентов помещены на карантин.

Обычно мои студенты приезжают, чтобы прочитать «Короля Лира» и «Вещи, которые они носили» летом, но не в этот год пандемии. Мы все еще учились изучать литературу, готовясь копаться в «Лире», когда в кампусе начались первые карантины.

Я считаю, что самое болезненное — это то, к чему я не подготовился. Это случилось, когда я проверил свои сообщения и прочитал «re: COVID отстой».«Шла только вторая неделя в школе, и один из моих старшеклассников уже сообщал мне, что ему придется поместить в карантин. Я понимал, что это должно произойти снова, снова и, возможно, снова, пока все не станет нормальным. Я так устал от словосочетания «новая нормальность».

Мое сердце упало в живот, когда я читал сообщение от того ученика, который посещает один из моих классов литературы по AP. Вскоре я начал свою собственную версию синхронного обучения, когда он ежедневно приходил в класс, чтобы присоединиться к нашим обсуждениям. Мне повезло, что у меня есть такие преданные ученики, но когда я прочитал это сообщение, я не думал о школьных заботах.Я волновался и мне было грустно; Я почти не знал его, но я хотел для него лучшего. Я хочу лучшего для всех.

Мой ученик был прав: коронавирус и связанные с ним трудности ужасны. Никто из нас не был готов к этому в феврале, но мы собрались вместе с марта. Учитель всегда учится, поэтому я ищу уроки. Когда я думаю об этих студентах, которых знаю всего месяц, я испытываю невероятную надежду. Они стойкие. Они дезинфицируют; они носят маски без жалоб; за обедом они сидят в шести футах друг от друга; они используют возможность учиться в школе; они планируют будущее; они рады начать свою взрослую жизнь.Одним словом, они прекрасны. И мне посчастливилось их знать.

Халил Абухамад, учитель средней школы Ист-Юнион в Мантеке, Калифорния (Кэролин Ван Хаутен / Вашингтон пост)

Халил Абухамад, 35, Эскалон, Калифорния

Учитель специального образования в средней школе Ист-Юнион в Мантеке, Калифорния.
Опыт преподавания: 11 лет

Случаи коронавируса в нашем округе росли все лето, но наш школьный совет все равно одобрил личное обучение. После того, как в штатах и ​​округах мы перешли к модели дистанционного обучения через Интернет, учителей по-прежнему заставляли преподавать из пустых классов, а не из дома, как это было весной.

Это означало тратить доллары на налоги на электроэнергию и охлаждение классных комнат для учителей только в период аномальной жары и пожаров в Калифорнии. И это заставило бы учителей отказаться от домашних офисов, которые часто были оснащены более надежным Интернетом и компьютерами, что напрямую повлияло бы на нашу способность обслуживать студентов. Весной большинство учителей переезжали в горы, но теперь им доверяли и относились к ним так же, как и к тем немногим, кто не проявлял такой приверженности.

Когда я был маленьким, а моя сестра — младенцем, мой отец скончался от полностью излечимого состояния, потому что он не говорил.Вот я, мой сын-малыш, дочь-ребенок, собирающийся вернуться на работу, и мой семейный врач сказал мне, что моя спленэктомия в 2010 году привела к необратимому ослаблению иммунитета, в то время как в моем округе нарастает смертельная пандемия.

В то время как наш крупнейший соседний округ уже разрешил учителям следовать указаниям в масштабах штата и работать из дома, пока не вернутся ученики, меня поспешили попросить врача, и я все еще защищал себя, как будто моему доктору нельзя доверять, и я внезапно вырастает селезенка. А заботливых и трудолюбивых администраторов, подобных моему, несправедливо заставили обсудить такие медицинские условия со своими учителями в округе, прежде чем предоставить отказ. И учителя, и директора школ предпочли бы проводить время, финансируемое за счет налогоплательщиков, на службе у студентов и нуждающихся семей, а не заниматься этой навязанной борьбой.

Эффективному учителю не привыкать к борьбе, как выбранной, так и навязанной. Лучшие учителя, с которыми вы когда-либо сталкивались, вероятно, выбрали некоторую борьбу за пределами своего контракта, будь то уход из учебника, чтобы сделать памятные уроки, организация увлекательных экскурсий, трата собственных денег или просто время для общения.Избранную борьбу мы делаем нашим профессиональным удовольствием.

Навязанная борьба, известная среди педагогов как «BS», состоит из вещей, которые нам навязывают, практически не имеющие образовательной ценности, и это то, что по-прежнему мешает бесчисленным многообещающим учителям когда-либо становиться похожими на того, кого вы помните, на того, кто вас вдохновил , тот, кто изменил вашу жизнь или даже спас ее. Навязанная борьба на протяжении десятилетий подпитывала повсеместную нехватку учителей.

Поскольку моя 11-летняя педагогическая карьера включает четыре страны, разные уровни, несколько языков и множество технологий, я дошел до точки, когда я никогда не ожидал, что навязываемая борьба когда-либо снова будет определять мои средства к существованию.Затем 2020 велел мне подержать пиво.

Я по-прежнему благодарен за то, что в конечном итоге я смог преподавать из дома, поскольку это, несомненно, лучше для здоровья моей семьи и моих студентов с технической точки зрения. Я бы хотел, чтобы моим коллегам был предоставлен такой же вариант, не только для потенциального повышения эффективности, но и для уверенности в том, что нам доверяют и поддерживают те, кто избран управлять нами на расстоянии.

Обучение преподавателей педагогическим технологиям было основным направлением моих магистерских исследований, и в последнее время спрос на них резко возрос.Многие учителя дали больше, чем должны были дать весной, и теперь им приходилось начинать с необоснованных новых рекомендаций и незнакомых учеников с минимальным временем на подготовку. Я понимал, что снова буду проводить столько же времени, обучая учителей, как и студентов, но я приветствовал служение в этом качестве. Хотя эта избранная борьба поглотила всю мою жизнь весной, она принесла прямую пользу многим учителям, а косвенно — даже большему числу студентов.

Наши студенты тоже боролись. Я знал, что некоторые из них стали вести нездоровый образ жизни с момента нашего последнего дня вместе 13 марта, от потери занятий спортом до того, что они перестали ходить в университетский городок и обратно ежедневно.Принятые меры помогли сгладить нашу кривую, но это было не бесплатно, и счета начинают поступать.

Через месяц я назначил простую письменную подсказку: «Лучшие и худшие части дистанционного обучения». Когда ученики открываются, это может вызывать трепет. Многие семьи заставляют это работать, но многие не могут, и эти ответы помогают проиллюстрировать студенческую борьбу. В то время как некоторые старшие ученики достигают зрелого возраста, коллективные настроения были в основном негативными, обычно ссылаясь на доступ в Интернет, домашние настройки, головные боли, вызванные экраном, и ухудшение психического, эмоционального и физического здоровья.

Государственные педагоги будут первыми, кто перечислит проблемы, с которыми сталкивается наша школьная система: навязанная борьба, уходящая корнями в годы пренебрежения и неправильного руководства. Мы преодолеваем это, решая бороться в служении нашим ученикам и друг другу. Хотя мы понимаем причины, во время пандемии мы были болезненно ограничены в этой способности.

Решаем ли мы эти растущие проблемы, возвращаясь в классы, что подвергает опасности общественное здоровье? Обесцениваем ли мы вирус, оставаясь на расстоянии, напрягая психическое здоровье и увеличивая пробелы в образовании? Уравновешиваем ли мы и то, и другое, как многие начинают, и насколько эффективно мы можем предотвратить возможные бедствия с обеих сторон? В какой степени эти решения будут выбираться или навязываться? Когда дилемм больше, чем решений, укореняется борьба.

Учителя поддерживают корабль. Когда этот эпизод в конечном итоге останется в памяти, наши студенты будут размышлять не об уроке алгебры, художественном проекте, новом приложении или глючном устройстве, а об одной ключевой истине, объединяющей преподавателей во всем мире:

«У них были все причины бросить курить. , но никогда не делал.

Как тебе урок?

Андреа Эйнсворт, учитель начальной школы Уэверли в Линдене, Калифорния (Кэролин Ван Хаутен / Вашингтон Пост)

Андреа Эйнсворт, 35 лет, Эскалон, Калифорния.

Учитель второго класса начальной школы Уэверли, Объединенный школьный округ Линдена
Опыт преподавания: 11 лет

Я начал преподавать во втором классе в качестве долгосрочной замены 20 августа. Я действительно с нетерпением ждал этого, вероятно потому, что Я не знал, что ждало впереди. В качестве штатного учителя восемь лет, закончившихся в 2018 году, я жаждал профессионального вызова. Я не ожидал, что многие из этих проблем выйдут из-под моего контроля.

Я быстро понял, что это не «обучение», которое заставляет большинство учителей беспокоиться и работать сверхурочно во время пандемии.Любой хороший учитель может научиться преподавать урок на любом носителе; это все прочее.

Дело в том, что во многих округах Калифорнии учителя обязаны работать из своих классных комнат, даже если технологическая инфраструктура большинства школ не может поддерживать одновременную трансляцию прямой трансляции каждого учителя. Многие учителя могли бы лучше удовлетворять потребности своих учеников из дома, где их Интернет и компьютеры часто более надежны. Во второй день меня девять раз выкидывали из Интернета.Мой партнер-учитель (это совместная работа) был уволен 14 раз в другой день. В течение той недели Интернет также вышел из строя по всему округу.

Больше всего я боюсь, что в первые недели учебы я не смогу удовлетворить потребности моих учеников. План, разработанный членами правления для нашего округа, в настоящее время не кажется справедливым для всех наших семей. Я работаю в районе в сельской местности, где много малообеспеченных семей, а высокоскоростной Интернет либо слишком дорог, либо просто недоступен для их семей.В течение дня студенты будут приходить и выходить из нашего собрания, потому что у них не работает Интернет. Некоторым семьям в этом году пришлось особенно тяжело, потому что из-за опасности пожара у нас были веерные отключения электроэнергии.

Оценивать также сложно, потому что многие пропущенные задания не являются виной учащихся. Студентам, которые пропускают задания, как правило, трудно найти свои материалы, они борются с неадекватным интернет-обслуживанием и должны иметь дело с большим количеством шума и отвлекающих факторов вокруг них.Мы ожидаем, что эти второклассники будут подготовлены и готовы учиться в среде, не способствующей обучению. Дистанционное обучение пролило свет на то, как мы, как общество, слишком долго игнорировали образование.

Чтобы попытаться решить все эти проблемы, мой директор посещал дома. Она также написала родителям по электронной почте, сообщая им, что она готова прийти к ним домой и научить их технологиям, которые они должны использовать. Она совершает несколько посещений на дому в неделю.Связь между школой и домом как никогда важна.

Мы начали возвращать небольшие группы студентов в кампус. Это студенты, которые не имеют доступа к Интернету или имеют инвалидность, нуждающуюся в дополнительной поддержке, что часто невозможно при дистанционном обучении. Они приходят раз в неделю и сидят поодаль в кафетерии. Этот день оказался полезным для этих студентов, поскольку они получают некоторую поддержку взрослых и доступ к более качественному Интернету.В работе также есть приложения, которые вернут больше студентов. Мы пока не знаем, как это будет выглядеть, но если все будет сделано правильно, это может быть полезно как для студентов, так и для учителей.

Среди всех невзгод я видел свидетельства обучения у моих учеников. Я видел, как родители создавали для своих детей мини-классы у себя дома и переходили от одного ребенка к другому, чтобы убедиться, что они получают лучшее образование, какое только могут. Я видел, как учителя помогали друг другу и полагались друг на друга для эмоциональной поддержки.Я видел учителей, у которых были собственные дети, которые изо всех сил пытались найти достаточно времени для своих семей, потому что дистанционное обучение отнимает у них так много времени. Я видел, как администраторы пытались следовать многочисленным правилам, установленным офисами штата и округа, одновременно пытаясь оградить своих учителей от всего негатива и поддерживать образовательные стандарты, которые были у студентов, когда они были на территории кампуса.

Несмотря на нежелательные решения некоторых из наших внешних лидеров, я стал свидетелем огромного сотрудничества между всеми, кто связан со студентами.Я искренне надеюсь, что такие тенденции сохранятся, потому что, хотя мы все разделяем это текущее бремя, мы также поделимся успехами, которые принесет совместная работа над ним.

Аманда Лерьерье, учитель дошкольного образования в частной школе Такахо Монтессори в Ричмонде. (Кэролин Ван Хаутен / The Washington Post)

Аманда Лерьерье, 43, Ричмонд, Вирджиния.

Учитель дошкольного воспитания Монтессори в частной школе Tuckahoe Montessori
Опыт преподавания: семь лет

Я люблю стихотворение «Быть of Use »Мардж Пирси, о котором я часто думаю с точки зрения моей работы учителем, особенно сейчас, во время коронавируса.Маленькие дети получают чувство цели и удовлетворения в своей работе, как и я в своей. Я люблю своих учеников и очень благодарен за то, что в этом году я был с ними лично.

Обучение в эпоху коронавируса требует значительных ресурсов, которыми обладают не все учителя и школы. Моя школа отремонтировала и предоставила маски и обширные чистящие средства. Я часто работаю по 10 часов в день, и, когда я вернусь домой, мне еще предстоит проделать еще больше работы. Наша школа смогла вынести на себя финансовую тяжесть перемен, и моя семья получила мою долю всего остального.

Еще нужно нести эмоциональное бремя. Чтобы защитить своих родителей, я не обнимал их с февраля, но они меня очень меня поддержали. Я могу в полной мере присутствовать для своих студентов и их семей, потому что меня поддерживает моя семья, особенно мой муж. Он работает из дома и сопровождает наших детей, пока они виртуально ходят в школу. Это огромное облегчение, что он здесь, но я все еще чувствую себя ужасно виноватым, что меня нет, даже несмотря на то, что наши дети — хорошо приспособленные подростки.

Последние шесть месяцев были невероятно трудным временем для работающих родителей с маленькими детьми, особенно для семей с одним из родителей. Если бы я была работающей матерью маленьких детей, мне понадобился бы кто-то, кто готов дать образование и позаботиться о моих детях, чтобы я могла выполнять свою работу. Я надеюсь восполнить эту потребность в семьях моих студентов.

Подготовка к году была утомительной физически и морально. Наша школа внесла так много структурных и процедурных изменений, чтобы соответствовать новым правилам.Мой собственный класс подвергся капитальному ремонту, чтобы учесть требования к пространству, а также потребности наших старших учеников. Очень важно иметь одного из моих любимых людей, Кэрри, в качестве блестящего и трудолюбивого преподавателя. Перед началом занятий мы приходили в школу по вечерам и по выходным, чтобы подготовить класс.

Это был необычайный объем работы, которая полностью окупилась, когда в комнату вошли дети. Наш день открытых дверей был таким радостным событием, что это было похоже на воссоединение семьи; так много наших студентов не видели никого за пределами своего дома с тех пор, как мы закрыли двери в марте.У нас было три потолочных вентилятора на высоте, окна были открыты, и все были в масках, но мы все спокойно осознавали пространство и присутствие друг друга.

В первый день в школе я впервые почувствовал беспокойство по поводу учебного года. Я попытался поднять настроение, слушая музыку в душе, но выбрал «One Day More» из «Les Misérables» и в итоге немного поплакал.

Наши первые несколько недель были столь же изнурительными, сколь и плодотворными. Трудное было то, что я ожидал: горе, уборка, мытье рук, ношение масок, соблюдение дистанции, патрулирование и профилактика чихания, дополнительная уборка и другие протоколы.Учителя Монтессори делают большую часть своей работы тихо, ненавязчиво и за кулисами, но бывают моменты, когда я чувствую себя аукционистом. Я направляю детей, даю уроки, слушаю, делаю заметки и наблюдаю в одно и то же время в течение всего дня.

Чего я не ожидал, так это того, что я почувствую такую ​​тесную связь с моими коллегами и буду полностью очарован маленькими детьми, которых мы обучаем. Мои 4- и 5-летние ученики резко оборвали свою нормальную жизнь, пережили шесть месяцев изоляции, и все же в самый первый день в школе дети сочиняли музыку и рисовали карты Азии.Мои ученики — постоянный источник восторга. Возьмем, к примеру, четырехлетнюю девочку, которая сегодня днем ​​исследовала мутную воду и сказала мне: «Я ученый. Мы обнаружили, что это могло быть липкое. . . черный яд. . . или рвота животного ». Так много вариантов!

Вначале я думал о том, чтобы сделать этот опыт безопасным и прекрасным для моих учеников. Теперь, когда мы привыкаем к новому образу жизни, я хочу сделать все, что в моих силах, чтобы не упустить эту возможность — не только для них, но и для себя.Обеспечить безопасность и здоровье всех нас и учиться — это тяжелая, тяжелая работа, но я целенаправлен и полон решимости сделать все возможное. Мои усилия основываются на заявлении Марии Монтессори о том, что «ребенок — это надежда и обещание для человечества».

Фото Кэрол Ван Хаутен . Дизайн J.C. Reed и Dwuan June.

Почему врачи теряют доверие общества

Мы обсудили этот и другие сообщения в блоге с доктором Гиргисом в прямом эфире #PWChat TweetChat в 15:00 (восточноевропейское время) 30 ноября 2017 года!

На мой взгляд, отношения врача и пациента неприкосновенны.Нет отношений, в которых узы доверия должны быть такими прочными, кроме супружества. Как врачи, пациенты полагаются на нас, чтобы помочь им принять жизненно важные решения. И нам нужно, чтобы пациенты были честны с нами, чтобы мы могли давать медицинские советы высочайшего качества. Тем не менее, в последние годы эти отношения пошли на убыль. Врачи уже не в таком почете, как десятилетия назад. Даже наш главнокомандующий президент Обама намекал на тот факт, что у врачей есть финансовый стимул делать больше операций.Общество теряет к нам доверие. Они видят в нас стремление к прибыли. Им кажется, что мы больше не прислушиваемся к их заботам, и им все равно, чего они хотят или что им нужно.

Почему общество потеряло доверие к врачам?

♦ Решения часто принимают третьи стороны. Например, они диктуют свои собственные рецепты, и нам часто связаны руки в отношении того, какие лекарства мы можем прописать. У меня часто пациенты спрашивают меня о «сильном веществе». Они не понимают, что врачи ограничены в привычках выписывать рецепты, и что мы не отказываемся от лучших лекарств.Но именно мы напрямую контактируем с пациентом.

♦ Необычные врачи играли в систему. Большинство врачей действительно ставят заботу о пациентах на первое место, а не прибыль. Но есть несколько человек, которые ненадлежащим образом используют свои медицинские степени для получения прибыли. Достаточно взглянуть на доктора Оз, который пытается разбогатеть, продвигая продукты для похудения, но без доказанных преимуществ. Эти врачи заставляют всех нас плохо выглядеть.

♦ На нас возложено множество требований, которые влияют на уход за пациентами. Один из примеров — осмысленное использование. Теперь врачи должны документировать многие показатели, вводя данные в наши системы EHR, чтобы соответствовать требованиям.Пациенты воспринимают это отсутствие зрительного контакта как признак того, что мы больше заинтересованы в их цифровых записях, чем они. Им кажется, что мы их больше не слушаем. Они не понимают, что мы не хотим этого делать. Нам противодействовали с небес, и если мы этого не сделаем, мы будем наказаны.

♦ HMO значительно сократили выплаты врачам. Чтобы практика оставалась на плаву в финансовом отношении, нам нужно принимать больше пациентов. Нам нужно находить все больше и больше места для приема этих дополнительных пациентов, если мы хотим оставаться на плаву.Пациенты чувствуют это и воспринимают это как признак того, что мы подталкиваем их к получению прибыли и не заботимся о них.

♦ СМИ склонны изображать врачей в плохом свете. Ходят громкие истории о врачах фабрики по производству таблеток и арестованных за мошенничество или домогательства. Вокруг столько удивительных историй о героических докторах, чем о плохих парнях. Но пресса на них не обращает внимания. Люди скорее видят плохое, чем хорошее. Это тоже имеет тенденцию изображать всех нас в негативном свете.

Медицинские болезни усложняются, и люди живут дольше.Никогда еще не было времени, когда пациентам нужно было больше доверять своим врачам. Все врачи должны помнить свою клятву и снова поставить пациента в центр внимания. Нам всем необходимо выступить против тех врачей, которые злоупотребляют системой в своих интересах. Пациентам необходимо понять, что подавляющее большинство из нас заботится о наших пациентах и ​​руководствуется их интересами. Нам всем нужно снова стать командой. Пациентам необходимо восстановить наше доверие, а наша профессия должна восстановить свою целостность.

Сообщение: ноябрь.2015

Нравится то, что вы читаете?

Получите новую книгу доктора Линды!
Внутри нашей сломанной системы здравоохранения

Доктор Линда Гирджис, доктор медицинских наук, FAAFP, семейный врач из Саут-Ривер, штат Нью-Джерси. Она имеет сертификат Американского совета семейной медицины и является аффилированным лицом университетской больницы Св. Петра и больницы Раритан-Бэй. Доктор Гиргис получила медицинскую степень в Медицинской школе Университета Святого Георгия.Она закончила интернатуру и резидентуру в больнице Святого Сердца через Университет Темпл и была признана стажером года. На протяжении своей практики доктор Гиргис продолжала получать награды и признание от своих коллег и различных отраслевых организаций, в том числе: Приз «Выбор пациентов», 2011–2012 гг., Признание милосердного врача, 2011–2012 гг. Основная цель доктора Гиргис как врача по-прежнему заключается в обеспечении того, чтобы каждый из ее пациентов получал медицинскую помощь на самом высоком уровне.

Следуйте за доктором Линдой Гирджис, доктором медицины, FAAFP: Веб-сайт | Twitter |

причин, затрат, могло ли это повториться

Финансовый кризис 2008 года стал самой серьезной экономической катастрофой со времен Великой депрессии 1929 года. Он произошел, несмотря на усилия Федеральной резервной системы и Министерства финансов США. Кризис привел к Великой рецессии, когда цены на жилье упали больше, чем падение цен во время Великой депрессии. Спустя два года после окончания рецессии уровень безработицы по-прежнему превышал 9%.Это не считая тех разочарованных рабочих, которые перестали искать работу.

Причины кризиса

В 2006 году цены на жилье начали падать впервые за десятилетия, поначалу риелторы аплодировали. Они думали, что перегретый рынок недвижимости вернется на более устойчивый уровень. Они не учитывали ряд факторов, таких как слишком много домовладельцев с сомнительной кредитной историей, которые были одобрены для выдачи ипотечных ссуд, даже некоторые на 100% или более стоимости дома.

Некоторые обвиняли Закон о реинвестициях в сообществах, который побудил банки вкладывать средства в субстандартные области. Несколько исследований Федеральной резервной системы показали, что это не привело к увеличению рискованного кредитования.

Другие обвиняли Fannie Mae и Freddie Mac во всем кризисе. Для них решение состоит в закрытии или приватизации двух агентств. Если бы они были закрыты, рынок жилья рухнул бы, потому что они гарантируют большую часть ипотечных кредитов.

Дерегулирование производных финансовых инструментов было основной причиной финансового кризиса.

Два закона дерегулировали финансовую систему. Они позволили банкам инвестировать в производные финансовые инструменты, связанные с жилищным фондом. Эти сложные финансовые продукты были настолько прибыльными, что побуждали банки кредитовать заемщиков с повышенным риском. Эта нестабильность привела к кризису.

Закон о модернизации финансовых услуг 1999 года (Закон Грэмма-Лича-Блайли) разрешил банкам использовать депозиты для инвестирования в производные финансовые инструменты. Банковские лоббисты заявили, что это изменение им необходимо для конкуренции с иностранными фирмами. Они пообещали инвестировать только в ценные бумаги с низким уровнем риска, чтобы защитить своих клиентов.Поскольку банки гнались за прибыльным рынком деривативов, они не сдержали это обещание.

Закон о модернизации товарных фьючерсов освободил деривативы от регулирующего надзора, а также отменял любые государственные постановления. У крупных банков были ресурсы для управления этими сложными производными финансовыми инструментами.

Среди этих продуктов наибольшее влияние на рынок жилья оказали ценные бумаги с ипотечным покрытием (MBS). Прибыльность MBS увеличила спрос на ипотечные кредиты, на которые они основывались.

Банки урезали первоначальные ипотечные кредиты и перепродали их траншами, что сделало невозможным установление цены деривативов.

Хедж-фонды и другие финансовые институты по всему миру владели ценными бумагами, обеспеченными ипотекой, но они также входили в паевые инвестиционные фонды, корпоративные активы и пенсионные фонды.

Тяжелые пенсионные фонды купили эти рискованные активы, потому что считали, что страховой продукт, называемый свопами на дефолт по кредиту, их защищает. Страховая компания American Insurance Group (AIG) продала эти свопы, и когда деривативы обесценились, у них не было достаточного денежного потока для оплаты всех свопов.Взаимодействие с другими людьми

В 2007 году банки начали паниковать, когда они поняли, что им придется нести убытки, и прекратили кредитовать друг друга. Они не хотели, чтобы другие банки предоставляли им бесполезные ипотечные ссуды в качестве обеспечения, и в результате стоимость межбанковских займов, называемая Libor, выросла. Федеральная резервная система начала закачивать ликвидность в банковскую систему через механизм срочных аукционов, но этого было недостаточно.

Цена кризиса

На диаграмме ниже показана разбивка того, во что обошелся финансовый кризис 2008 года.

Хронология финансового кризиса 2008 года началась в марте 2008 года, когда инвесторы продали свои акции инвестиционного банка Bear Stearns, потому что у него было слишком много токсичных активов. Bear обратился к JP Morgan Chase с просьбой выручить его, но ФРС пришлось подсластить сделку гарантией на 30 миллиардов долларов. Летом 2008 года ситуация на Уолл-стрит ухудшилась.

Конгресс уполномочил министра финансов взять на себя ипотечные компании Fannie Mae и Freddie Mac, что в то время обошлось ему в 187 миллиардов долларов.16 сентября 2008 года ФРС предоставила AIG ссуду в размере 85 миллиардов долларов в качестве финансовой помощи. В октябре и ноябре ФРС и Казначейство реструктурировали финансовую помощь, доведя общую сумму до 182 миллиардов долларов. К 2012 году правительство получило прибыль в размере 22,7 миллиарда долларов, когда Казначейство продало свои последние акции AIG.

17 сентября 2008 г. кризис привел к массовому изъятию средств на денежном рынке, когда компании оставляли излишки наличности, чтобы заработать на них проценты на ночь, а затем банки использовали эти средства для выдачи краткосрочных кредитов.За это время компании перевели рекордные 172 миллиарда долларов со своих счетов на денежном рынке в еще более безопасные казначейские облигации.

Если бы национальные счета денежного рынка обанкротились, коммерческая деятельность и экономика остановились бы. Этот кризис потребовал масштабного государственного вмешательства.

Три дня спустя министр финансов Генри Полсон и председатель ФРС Бен Бернанке представили Конгрессу пакет помощи в размере 700 миллиардов долларов. Их быстрый ответ помог остановить бегство, но республиканцы заблокировали счет на две недели, потому что не хотели спасать банки.Они одобрили законопроект только 1 октября 2008 г., когда мировые фондовые рынки почти рухнули.

Программа помощи проблемным активам

Пакет помощи никогда не стоил налогоплательщикам 700 миллиардов долларов. Казначейство выделило 441,8 млрд долларов из Программы помощи проблемным активам (TARP), а к 2018 году вернуло 442,7 млрд долларов в фонд, получив прибыль в размере 900 млн долларов. Он делал это, покупая акции компаний, которым он помог, когда цены были низкими, и разумно продавая их, когда цены были высокими.

Фонды TARP помогли в пяти областях:

  • 245,1 млрд долларов было использовано для покупки привилегированных акций банков в качестве способа передачи им наличных
  • 79,7 млрд долларов выручили автомобильные компании
  • 67,8 млрд долларов пошли на помощь AIG в размере 182 млрд долларов
  • 19,1 млрд долларов пошли на поддержку кредитные рынки. Банки выплатили 23,6 млрд долларов, получив прибыль в размере 4,5 млрд долларов
  • План обеспечения доступности и стабильности домовладельцев выделил 30,1 млрд долларов на изменение ипотечных кредитов

Президент Барак Обама не использовал оставшиеся 700 миллиардов долларов, выделенных на TARP, потому что он не хотел спасать какой-либо бизнес.Вместо этого он попросил у Конгресса пакет экономических стимулов. 17 февраля 2009 года он подписал Закон о восстановлении и реинвестировании Америки, который включал снижение налогов, проверки стимулов и расходы на общественные работы. К 2011 году он направил 831 миллиард долларов непосредственно в карманы потребителей и малого бизнеса — этого достаточно, чтобы положить конец финансовому кризису к июлю 2009 года.

Как это могло случиться снова

Конгресс принял Закон Додда-Фрэнка о реформе Уолл-стрит, чтобы не допустить, чтобы банки брали на себя слишком большой риск.Это также позволяет ФРС уменьшить размер банков для тех, которые становятся слишком большими, чтобы обанкротиться.

Между тем банки продолжают расти и стремятся свести к минимуму или избавиться даже от этого регулирования. Финансовый кризис 2008 года показал, что банки не могут регулировать себя. Без государственного контроля, такого как Додд-Франк, они могут создать новый глобальный кризис.

Секьюритизация, или объединение и перепродажа ссуд, распространилась не только на жилье. Чтобы предотвратить дальнейшую дестабилизацию, следует рассмотреть более жесткое регулирование этих деривативов.Взаимодействие с другими людьми

% PDF-1.3 1 0 obj > endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 объект > endobj 8 0 объект > endobj 9 0 объект > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 объект > endobj 12 0 объект > endobj 13 0 объект > endobj 14 0 объект > endobj 15 0 объект > endobj 16 0 объект > endobj 17 0 объект > endobj 18 0 объект > endobj 19 0 объект > endobj 20 0 объект > endobj 21 0 объект > endobj 22 0 объект > endobj 23 0 объект > endobj 24 0 объект > endobj 25 0 объект > endobj 26 0 объект > endobj 27 0 объект > endobj 28 0 объект > endobj 29 0 объект > endobj 30 0 объект > endobj 31 0 объект > endobj 32 0 объект > endobj 33 0 объект > endobj 34 0 объект > endobj 35 0 объект > endobj 36 0 объект > endobj 37 0 объект > endobj 38 0 объект > endobj 39 0 объект > endobj 40 0 объект > endobj 41 0 объект > endobj 42 0 объект > endobj 43 0 объект > endobj 44 0 объект > endobj 45 0 объект > endobj 46 0 объект > endobj 47 0 объект > endobj 48 0 объект > endobj 49 0 объект > endobj 50 0 объект > endobj 51 0 объект > endobj 52 0 объект > endobj 53 0 объект > endobj 54 0 объект > endobj 55 0 объект > endobj 56 0 объект > endobj 57 0 объект > endobj 58 0 объект > endobj 59 0 объект > endobj 60 0 объект > endobj 61 0 объект > endobj 62 0 объект > endobj 63 0 объект > endobj 64 0 объект > endobj 65 0 объект > endobj 66 0 объект > endobj 67 0 объект > endobj 68 0 объект > endobj 69 0 объект > endobj 70 0 объект > endobj 71 0 объект > endobj 72 0 объект > endobj 73 0 объект > endobj 74 0 объект > endobj 75 0 объект > endobj 76 0 объект > endobj 77 0 объект > endobj 78 0 объект > endobj 79 0 объект > endobj 80 0 объект > endobj 81 0 объект > endobj 82 0 объект > endobj 83 0 объект > endobj 84 0 объект > endobj 85 0 объект > endobj 86 0 объект > endobj 87 0 объект > endobj 88 0 объект > endobj 89 0 объект > endobj 90 0 объект > endobj 91 0 объект > endobj 92 0 объект > endobj 93 0 объект > endobj 94 0 объект > endobj 95 0 объект > endobj 96 0 объект > endobj 97 0 объект > endobj 98 0 объект > endobj 99 0 объект > endobj 100 0 объект > endobj 101 0 объект > endobj 102 0 объект > endobj 103 0 объект > endobj 104 0 объект > endobj 105 0 объект > endobj 106 0 объект > endobj 107 0 объект > endobj 108 0 объект > endobj 109 0 объект > endobj 110 0 объект > endobj 111 0 объект > endobj 112 0 объект > endobj 113 0 объект > endobj 114 0 объект > endobj 115 0 объект > endobj 116 0 объект > endobj 117 0 объект > endobj 118 0 объект > endobj 119 0 объект > endobj 120 0 объект > endobj 121 0 объект > endobj 122 0 объект > endobj 123 0 объект > endobj 124 0 объект > endobj 125 0 объект > endobj 126 0 объект > endobj 127 0 объект > endobj 128 0 объект > endobj 129 0 объект > endobj 130 0 объект > endobj 131 0 объект > endobj 132 0 объект > endobj 133 0 объект > endobj 134 0 объект > endobj 135 0 объект > endobj 136 0 объект > endobj 137 0 объект > endobj 138 0 объект > endobj 139 0 объект > endobj 140 0 объект > endobj 141 0 объект > endobj 142 0 объект > endobj 143 0 объект > endobj 144 0 объект > endobj 145 0 объект > endobj 146 0 объект > endobj 147 0 объект > endobj 148 0 объект > endobj 149 0 объект > endobj 150 0 объект > endobj 151 0 объект > endobj 152 0 объект > endobj 153 0 объект > endobj 154 0 объект > endobj 155 0 объект > endobj 156 0 объект > endobj 157 0 объект > endobj 158 0 объект > endobj 159 0 объект > endobj 160 0 объект > endobj 161 0 объект > endobj 162 0 объект > транслировать xwNTH / Vw.PH \ zf

Объяснение долгосрочных последствий пандемии Covid-19 для психического здоровья.

Губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо назвал пандемию Covid-19 «травмой для этой страны» и сравнил ее с войной в пресс-конференция среда.

«Я не знаю, полностью ли мы осознали все последствия пережитой травмы», — сказал Куомо. «От Covid будет посттравматическое стрессовое расстройство».

Перед лицом травмирующего события, такого как пандемия Covid-19, часто возникают интенсивные воспоминания, кошмары, раздражительность, гнев и страх.

Хотя многие люди связывают посттравматическое стрессовое расстройство с чем-то вроде войны, это хроническое психическое расстройство, которое может возникнуть у людей, которые пережили или стали свидетелями травмирующего события, такого как серьезная авария, террористическая атака или физическое нападение.

После вспышки атипичной пневмонии в 2003 году как у медицинских работников, так и у людей, которые находились на карантине, наблюдались симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

По мнению экспертов, пандемия Covid-19 может иметь аналогичный эффект.Даже если у вас нет клинического диагноза посттравматического стрессового расстройства, у вас может быть сильная эмоциональная реакция на травму, вызванную Covid-19, которая может длиться еще долго после инцидента.

«Когда мы думаем о травмирующих событиях, дело не только в том, что это за событие, это на самом деле ваша интерпретация и то, что событие вызывает для вас», — Луана Маркес, клинический психолог и доцент кафедры психиатрии Гарвардской медицинской школы и президент из Американской ассоциации тревоги и депрессии, сообщает CNBC Make It.

Например, медицинские работники, оказывающие медицинские услуги, а также люди, потерявшие близких или работу из-за болезни, могут подвергаться большему риску развития долгосрочных трудностей. Те, кто борется с другими психическими расстройствами, такими как тревожность или депрессия, или у кого в анамнезе были травмы, могут подвергаться повышенному риску более продолжительного стресса.

Даже если вы не затронуты Covid-19 напрямую, пандемия стала серьезным фактором стресса в жизни каждого, — сказала CNBC Make It Алисса Рейнгольд, клинический психолог и профессор Медицинского университета Южной Каролины, специализирующаяся на травмах.Действительно, стресс, беспокойство и страх, захлестнувшие земной шар в течение нескольких месяцев, могут иметь долгосрочные последствия.

Хотя невозможно предсказать, как будет выглядеть жизнь в будущем, есть некоторые вещи, которые мы можем сделать в настоящем, чтобы «сгладить волну психического здоровья», — говорит Маркес. Вот что эксперты говорят, что вы должны знать, как предотвратить проблемы в будущем:

Будьте в курсе симптомов …

Есть ряд симптомов, которые люди могут испытать после травмирующего инцидента, в том числе: агрессивные мысли, такие как кошмары или неприятные воспоминания и воспоминания, состояние сильного стресса или раздражительности, проблемы со сном, говорит Рейнгольд.Люди часто чувствуют себя чрезмерно бдительными или испытывают проблемы с концентрацией внимания. Они также могут не думать о происшествии как о способе справиться с ситуацией.

Чтобы поставить диагноз посттравматического стрессового расстройства, у кого-то должно быть определенное количество всех этих симптомов в течение длительного периода времени. Но даже если у вас не диагностирован полноценный посттравматический стресс, люди могут испытывать эти симптомы после травмирующего или стрессового события, добавляет она.

… и как долго они сохраняются

Это нормально — иметь сильную эмоциональную реакцию на серьезную угрозу или травматический инцидент, такой как пандемия, — говорит Маркес.Но обычно симптомы со временем проходят естественным путем.

«Итак, симптомы сразу резко усиливаются, а через четыре месяца после травмы симптомы проходят сами по себе», — говорит она.

Однако иногда симптомы не проходят со временем.

Если у вас все еще есть симптомы, которые мешают вашей повседневной жизни (это означает, что вы чувствуете себя парализованным или не можете выполнять свою работу или спать), то стоит обратиться за помощью к терапевту или специалисту в области психического здоровья, — говорит она.Фактически, время является ключевым; Посттравматическое стрессовое расстройство не может быть диагностировано раньше, чем через месяц после травматического инцидента, говорит Мишель Бедард-Гиллиган, доцент Вашингтонского университета, которая специализируется на травмах, сообщает CNBC Make It.

Используйте аббревиатуру TEB

Это означает: мысли, эмоции и поведение. «Люди должны следить за тем, что они говорят себе, и как они это чувствуют и что они делают», — говорит Маркес.

Например, если вы весь день размышляете о том, что заболеете или потеряете работу, вы можете пойти домой и выпить, чтобы почувствовать себя лучше, а на следующий день проснуться с плохим самочувствием.

Если ваш образ мышления имеет тенденцию быть «черно-белым или катастрофическим», это плохой знак.

«Это приводит к искаженному мышлению и дисфункциональному поведению», — говорит она. Вместо этого найдите механизм преодоления, который может «привязать» вас, например, позвонить другу или потренироваться.

Отключитесь от новостей

Одна из лучших стратегий выживания, когда дело доходит до травмы, — «сделать потребление медиа невероятно преднамеренным», — говорит Бедард-Гиллиган. Если новости заставляют вас чувствовать себя плохо или плохо, остановитесь и спросите себя: помогает ли это мне? Что это значит для меня?

Исследования показывают, что простой просмотр новостей о травмирующем событии может вызвать симптомы острого стресса, говорит Маркес.«Вам следует ненадолго отключиться от новостей и попробовать что-нибудь, что вас замедлит», — говорит она. «Все, что вы можете сделать, чтобы охладить свой мозг прямо сейчас, действительно полезно».

Помните об устойчивости

«Большинство людей невероятно стойкие, даже те из нас, кто сейчас очень расстроен или испытывает трудности», — говорит Бедард-Гиллиган.

Хотя в настоящий момент это может показаться трудным, у многих людей есть отличные механизмы выживания и социальная поддержка, которые помогут пройти через это, добавляет она.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.