Бой в горах: The tactics of fighting in the mountains

Если придется воевать в горах

Если придется воевать в горах
Война в горах имеет ряд коренных отличий от равнинных войн. Тактика боя в высокогорье отличается от таковой в среднегорье, а в условиях низкогорья тоже имеет свои особенности, незнание этих отличий может привести к поражению. Рекомендации по организации и ведению общевойскового боя в горах, которые дает действующий Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя, годятся разве что для холмистой местности, совсем небольших сопок или низких гор. Для успешного ведения боя в высоких горах нужен в принципе иной взгляд на организацию боя и реальное представление о размерах гор и о том, что они сами по себе являются той средой, в которой не подготовленные к войне в горах командиры могут погубить свои войска, а неподготовленные солдаты гибнут, даже не вступая в бой с противником.

ДАВАЙТЕ ПО-ЧЕСТНОМУ

В Боевом уставе по подготовке и ведению общевойскового боя, в разделах «Наступление в горах» и «Оборона в горах», заложено много не подходящих для условий больших гор рекомендаций, которые могут дать негативный результат в бою. Этот важнейший документ требует внесения некоторых поправок. И для начала было бы неплохо вернуться к старому варианту названия устава «Боевой устав сухопутных войск», которое наиболее точно отражает суть этого документа.

Давайте рассмотрим суть проблемы на примере второй части этого устава. В статье 348 предлагается: «При атаке высоты с многоярусным расположением огневых средств артиллерия, с подходом атакующих подразделений к высоте, переносит огонь по огневым средствам на верхних ярусах».

Для равнины или небольшого холма эта тактика хороша, но не для гор. Если артиллерия будет обстреливать верхний ярус высоты (вершины) или хребта, а пехота в этот момент начнет подъем по склону, то здесь и огневых средств противника не понадобится, чтобы уничтожить пехоту, своя артиллерия это сделает. Дело в том, что обстрел горного склона неминуемо вызовет камнепад, и атакующая пехота просто погибнет под потоком вниз летящих камней.

Цитирую статью 349: «Овладение перевалом или ущельем начинается обычно с захвата прилегающих к нему высот и уничтожения противника на скатах, обращенных к перевалу или ущелью… Батальон частью сил с захваченного рубежа сковывает противника, непосредственно обороняющего перевал или ущелье, а главными силами атакой во фланг или тыл уничтожает его». Сам взгляд на все ущелья и перевалы как что-то равнозначное в корне не верен, об этом речь пойдет ниже. Основные силы в обход, как рекомендует устав, бросить тоже не получится. В горах перемещать большую массу войск очень сложно даже там, где есть дорога или тропа. А вне тропы совершить обход или охват может только небольшая группа. Тропы и дороги противник будет оборонять наверняка, и для обхода остаются крутые склоны, скалы, ледники, по которым большое количество людей не провести.

В статье 350 горные реки рекомендуется преодолевать в основном вброд. Думаю, стоит сказать пару слов о скрытой опасности горной реки. Течение у такой реки сильное и многослойное, к примеру, человек, вошедший в поток реки Баксан с руслом шириной в 20–25м и глубиной 1,5 м, теряет равновесие и уходит под воду моментально и навсегда, а эта река по горным меркам считается спокойной. Технику, кроме сильного напора воды, ждет еще один сюрприз – поток тащит по дну крупные валуны, которые могут стать непреодолимым препятствием и для танка. Так что для преодоления горной реки в среднем ее течении главным способом является наведение мостов, о понтонах надо забыть. Вброд можно преодолевать только совсем мелкие русла, при слабом расходе воды, как правило, в верховьях.

Далее в той же статье: «Каньоны, пересекающие направление наступления, преодолеваются, как правило, с ходу и по захваченным переходам». Похоже написавший, выше изложенные строки, каньонов никогда не видел, поскольку такую ситуацию даже представить себе сложно. Реально в горах прокладывают дороги над каньонами. С одной стороны этой дороги вертикальные скалы (которые являются частью склона большого хребта), с другой – обрыв, по вводной, изложенной в статье 350 БУ наступающие войска должны пересекать непроходимый хребет. Можно рассмотреть другой случай, когда каньон рассекает плоскогорье, по которому войска ведут наступление. В этом случае каньон действительно окажется на пути их движения. Только в развитых странах с великолепной системой дорог есть капитальные мосты через каньоны, которые в состоянии выдержать большую нагрузку, и то не более одного моста на округу. В основном переходом через малый каньон может быть мост, небольшой капитальный (способный выдержать легкий транспорт, но не танки) или висячий, в лучшем случае один на весь каньон. Продолжаю цитировать ту же статью: «Каньон преодолевают в первую очередь мотострелковые подразделения. Танки и артиллерия преодолевают каньон вслед за мотострелковыми подразделениями…» Ну хорошо, допустим поставлена задача преодолеть каньон, приказы не обсуждают, а выполняют. Про переходы забудьте, они могут быть только в воображении. Для пехоты можно подготовить навесную переправу через небольшой каньон, а вот бронетехника для преодоления малых, средних и больших каньонов должна уметь летать по воздуху. Как тут не вспомнить знаменитое изречение Александра Суворова : «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить…»


НАСТУПЛЕНИЕ В ГОРАХ

Предлагаю вашему вниманию размышление об особенностях ведения боевых действий в больших горах, нижний предел которым – Альпы, средний – Кавказ, верхний – Гималаи. Есть различие в действиях войск в зависимости от направления наступления. Поясняю, если войска продвигаются в глубь горной страны от предгорий, в направлении главного хребта, они действуют из низины с набором высоты, а противник постоянно находится выше. Как известно в горах тот, кто находится выше, имеет тактическое преимущество. В этом случае наступление ведется в условиях, когда обороняющийся противник занимает заведомо более выгодное положение. С другой стороны, у обороняющихся будет затруднение с доставкой материальных средств и пополнения, поскольку их операционные линии будут проходить через главный хребет, также поддержка с воздуха будет несколько для них затруднена.

Когда войска развивают наступление от главного хребта в направлении предгорий и постоянно нависают над противником, они заведомо имеют тактическое преимущество, но снабжение и поддержка авиацией при этом будут затруднены.

В горах на оперативно-тактическом пространстве выбирается направление главного удара, как правило, по одной из основных долин, с целью овладения наиболее пригодным для перемещения больших масс войск высокогорным перевалом, чтобы затем преодолеть главный хребет и развивать наступление уже по другую сторону гор. Справа и слева по параллельным основным долинам двигаются колонны, обеспечивающие фланги основных сил.

При наступлении в сторону главного хребта войска сначала из равнин входят в предгорья и низкогорья. Местность предгорий изобилует холмами, небольшими высотами, оврагами, может быть лесистой или степной. Здесь возможно применение всех видов вооружения и боевой техники, которые есть у сухопутных войск. Для боевой авиации ограничений нет. Долины предгорий, как правило, широки (на самом деле это лишь устья долин, уходящих в сердце гор). Местность изобилует складками, удобными для маневра. Противника, занимающего господствующие высоты, можно уничтожать как с воздуха, так и огнем артиллерии. Атаки позиций, оборудованных на пологих склонах, можно осуществлять на броне или в пешем порядке при поддержке бронетехники.

Реки предгорий в основном широки, но не глубоки, течение их умеренно по скорости, но весной и при выпадении обильных осадков в верховьях возможны значительные изменения в водных массах, приводящие к образованию сильных потоков и разливов, в этих случаях форсирование водных преград будет невозможно.

В предгорьях наступающая из равнин сторона имеет преимущество в возможности использования авиации, резервов и вопросах всестороннего обеспечения боя, у них в тылу равнина с хорошими дорогами и удобные площадки для аэродромов. Напротив, у обороняющегося противника за спиной высокие горы, которые создают трудности в снабжении войск, подтягивании резервов из глубины и для действия армейской авиации. Транспорту сложно преодолевать горы, дорог здесь мало, и те, как правило, узкие и часто подвергаются воздействию потоков воды, камнепадов, селя, устройство взлетно-посадочных полос в горах затрудненно из-за недостатка больших ровных площадок.


БОЙ В НИЗКОГОРЬЕ

Под низкогорьем понимается та часть горной страны, которая находится на высоте от 500 до 1500 м над уровнем моря. Это может быть пояс невысоких гор, сразу следующий за предгорьями, это может быть дно основных долин, уходящих от предгорий в центр горной страны, практически на всем ее протяжении, или дно боковых долин в пределах указанной максимальной высоты. Для Памира, Каракорума, Гималаев низкогорьем считаются высоты до 2500 м над уровнем моря.

Наступление основных сил в этой части горной страны возможно только по дну долин. Применение авиации здесь, затрудненно из-за особенностей воздушных потоков и возможностей более эффективного применения ПЗРК и ЗУ, чем на равнине. Артиллерия и бронетехника маневр колесами может осуществлять только по дорогам. Потому что склоны и дно долины зачастую усыпаны валунами или имеют небольшие скальные выступы, что является естественным препятствием не только для колесной, но и для гусеничной техники. Позиции дальнобойной ствольной и реактивной артиллерии можно устроить на площадках на дне долин, а при наличии дорог – на плоскогорьях. На «скатах», то есть склонах (как это рекомендуется в уставе), это делать нецелесообразно, поскольку там может не быть ровных площадок, а на их подготовку времени нет.

Позиции противника, оборудованные на верхней кромке скальных поясов или выступов ни в коем случае не атаковать в лоб, их всегда можно обойти по пологим склонам с другой стороны. Южные склоны низких гор, как правило, имеют степную растительность и хорошо просматриваются. Северные склоны в этой части гор часто покрыты лесами, что позволяет обороняющемуся противнику, скрытно совершать маневр для проведения внезапных контратак или устраивать хорошо замаскированные позиции. Небольшие боковые каньоны, обилие пещер также позволит обороняющейся стороне подготовить немало неприятных сюрпризов наступающим войскам. И чтобы избежать этих неприятностей, знание местности имеет важнейшее значение. В боковые каньоны лучше не заходить вообще, а при преследовании противника направлять свои силы по плоскогорью над обрывами этих каньонов и уничтожать противника, загнанного в них, огнем сверху. Охваты и обходы на технике невозможны, придется их проводить в пешем порядке, что чревато потерей времени. Пешие марши по лощинам затруднены из-за естественных лесных и каменных завалов, вдобавок опасны тем, что там наступающие подразделения могут попасть в засаду, поэтому разумнее совершать их по линии водоразделов. Движение по гребням хребтов требуют альпинистских навыков и затруднительны для многочисленных подразделений. Чтобы не терять время, предпочтительнее по возможности высаживать десант в тылу противника (имеется в виду вертолетная заброска).

В низкогорье для поддержки наступления войск первого эшелона незаменимы ударные вертолеты, реактивные системы залпового огня (РСЗО), тяжелые огнеметные системы (ТОС). Причем они не должны ни при каких обстоятельствах вести огонь по тем склонам, под которыми находятся свои войска.

Бронетехника вне дорог уже не пройдет, для нее остаются только дороги, пролегающие по дну ущелий или поднимающиеся серпантином по склонам. Штурмовики и фронтовые бомбардировщики могут наносить удары только по объектам в глубине обороны противника из-за опасности поразить свои силы. Вторым, третьим эшелонам и резервам, тыловым подразделениям на марше при расположении на ночлег необходимо всегда иметь охранение и быть готовым к внезапному нападению противника. В горах из-за большого пространства и пересеченной местности практически невозможно провести надежную зачистку. Чрезмерно большие силы и слишком много времени на это потребуются. Поэтому какие-то небольшие формирования противника могут остаться и действовать в тылу наступающих войск. Для их уничтожения придется создавать отдельные истребительные отряды.

Дальнобойная ствольная и реактивная артиллерия может занимать позиции только на дне долин (ущелий) вблизи дорог. Подъем тяжелого вооружения на склоны и плоскогорья, где нет дорог, нецелесообразен. Там, где не достанет противника артиллерия – будет работать армейская и фронтовая авиация. Орудия горной артиллерии и легкие минометы пехота может поднимать даже на хребты, при возможности их стоит забрасывать наверх с помощью вертолетов.

Горные реки имеют ряд особенностей, учитывать которые жизненно необходимо. В зимний период расход воды в них стабилен, на протяжении всех суток, но в теплое время года ситуация меняется кардинально. Утром реки относительно спокойны, во второй половине дня расход воды в них многократно нарастает, из-за таяния снегов и ледников в высокогорье, все возвращается к норме только глубокой ночью. Поэтому в теплое время года разведку бродов и форсирование рек надо планировать только ночью и ранним утром. Еще раз хочу подчеркнуть, что для преодоления горных рек предпочтительнее наводить мосты. Для пехоты можно устроить навесную переправу. Сильный поток воды волочит большие камни по дну реки, поэтому состояние дна постоянно меняется. Другая особенность – они не замерзают зимой из-за быстрого течения, поэтому переправа по льду невозможна.

Тоннели являются более интересной целью для захвата, чем перевалы. Но штурмовать их в лоб практически невозможно. Попытки таких штурмов заканчиваются большими потерями или полным обрушением тоннеля. Поэтому захват тоннеля всегда ведется с другой стороны, силами обходных групп или тактических десантов. Вообще любые дефиле в горах лучше обходить, а не лезть в них в лоб.

НАСТУПЛЕНИЕ В СРЕДНЕГОРЬЕ

Зоной среднегорья являются высоты от 1500 м и до 3000 м над уровнем моря (для Гималаев от 2000 м до 4500 м). В ходе наступления в глубь горной страны необходимо выделять часть сил для продвижения в боковые ущелья, для предупреждения фланговых ударов из них, а также для предотвращения диверсий, которые могут привести к сходу в основную долину сели или больших масс воды. Через боковые ущелья также могут действовать отряды, направленные в обход линии обороны противника.

Войска, не подготовленные к боевым действиям в горах, можно использовать, но весьма ограниченно, только для наступления по дну плоскодонных долин. То же можно сказать о дальнобойной буксируемой и самоходной артиллерии, бронетехнике, РСЗО и ТОС. Для ведения боевых действий в верхней части среднегорья и выше нужна особая горная пехота. Использование неподготовленной пехоты в условиях среднегорья может привести к большим небоевым потерям. В терассированные или висячие долины при отсутствии дорог техника уже подняться не может. На тропах возможно использование только вьючных животных в качестве транспортного средства, для перевозки горной артиллерии, боеприпасов и других грузов. На высотах от 2300 м из-за более низкого, чем на равнине, порционного давления кислорода, неакклиматизированные люди чувствуют себя некомфортно, испытывают отдышку, быстро утомляются. Но главная беда в том, что неподготовленные бойцы не умеют передвигаться по горному рельефу, то есть сам горный рельеф представляет собой для них смертельную опасность.

Если возникает необходимость для проведения атак вверх по склону, для принятия решения на их ведение командир должен знать особенности горного рельефа.

Если придется воевать в горах

Для войны в горах солдат должен иметь специальную подготовку и экипировку. Фото Александра Шарковского


При атаке вверх в боевых порядках по пологим разрушенным скалам надо учитывать постоянную опасность возникновения камнепада, по возможности не лезть в кулуары (они наиболее опасны при камнепадах). Лучше всего подниматься небольшими группами по контрфорсам, так легче обеспечить визуальную связь и взаимодействие между ними.

Подъем по крутым травянистым склонам очень опасен. Трава сама по себе скользкая, по ней сложно идти, а после падения очень трудно остановить скольжение, наличие свободно лежащих на склонах камней или небольших выходов скальных пород делает любое падение опасным для жизни.

При камнепадах укрыться на травянистых склонах невозможно, камни по ним летят по настильной траектории, «прыгая» вниз по наклонной поверхности, изменяют направление после каждого столкновения со склоном. При атаке позиций противника проходящей по травянистым склонам и пологим скалам артиллерийская поддержка недопустима из-за опасности вызвать камнепад, что приведет к поражению своих подразделений. Атаковать вниз по пологим скалам и травянистым склонам быстро не получится, поскольку двигаться бойцам придется осторожно, чтобы избежать падения, но зато можно использовать артиллерию для поддержки своих войск.

Продвигаться вверх в боевых порядках возможно только по крупным и средним осыпям. Но только в пешем порядке. Крупные осыпи, хоть и сложны для преодоления, изобилуют естественными укрытиями и обеспечивают скрытность подхода к позициям противника, при этом возможна артиллерийская поддержка своей пехоты. На средней осыпи продвигаться легче, но укрыться негде, к тому же быстро и тихо идти не получится, артиллерийская поддержка невозможна из-за опасности вызвать камнепад.

Проводить атаку вниз по средней осыпи сложно, но при этом возможна артиллерийская поддержка, поражающий эффект которой будет усилен камнепадом. По мелкой осыпи продвигаться вверх вообще нельзя. Поэтому, если есть необходимость атаковать вверх, склон, покрытый мелкой осыпью, надо только обходить. Но для спуска мелкая осыпь очень удобна. Атака по ней вниз будет быстрой и физически незатруднительной. По снежникам атака вверх будет медленной, а вниз стремительной, артиллерийская поддержка и здесь возможна только при атаке вниз.

Зимой серьезной проблемой для войск становятся снег и морозы. Важное значение для солдат приобретает владение горными лыжами. Практически каждый склон круче 15 градусов, при глубоком снежном покрове лавиноопасен. При движении по таким склонам надо правильно выбрать направление, ни в коем случае не пересекать их поперек, целостность снежного покрова разрушается трассой от следов,, и это вызывает сход лавины. Применение артиллерии и ударной авиации требует особых навыков. Есть опасность вызвать сход лавин и похоронить свои войска в огромных массах снега при огневой поддержке во время наступления. Сильные лавины сметают все на своем пути, шансов выжить у тех, кто в них попал, – нет. Танки сильная лавина ударом может швырнуть на сотню метров. При этом работают несколько факторов поражения, начиная с того, что сильная лавина гонит перед собой мощную воздушную волну, сравнимую по силе с ударной волной при взрыве тактического ядерного боеприпаса. Низкие температуры в горах особенно чувствительны для человека из-за кислородного голодания.

Широкие перевалы имеют в своей структуре несколько ложных перевалов, что очень удобно для организации глубокоэшелонированной обороны. Перед штурмом необходима тщательная разведка расположения сил противника, его огневых средств не только на перевале, но и на другой стороне хребта. Часть сил, предназначенная для обходного маневра, высылается заблаговременно (на обход понадобится много времени). Использование вертолетов в среднегорье затруднено, поэтому от десанта лучше отказаться. Главная проблема для наступающих – овладеть первым ложным перевалом. Решение этой задачи ложится исключительно на пехоту (причем без огневой поддержки), часть сил которой используется для атаки флангов противника с ближайших высот. Затем можно подтянуть артиллерию и бронетехнику и использовать их для поддержки атаки пехоты. На пологом участке перевала можно использовать все огневые средства для поражения противника без ограничения. При выходе на обратные склоны наступающие должны, не останавливаясь, преследовать противника, наваливаясь на него сверху. При этом артиллерия должна уничтожать огневые средства противника, расположенные в глубине долины, открывшейся за перевалом, и на ее склонах.

Еще раз напоминаю – в горах кто выше, тот имеет тактическое преимущество. При этом горная выучка пехоты имеет ключевое значение. Внизу труднее найти защищенную позицию. Ведение огня из стрелкового оружия в горах значительно отличается от того, что мы имеем в условиях равнины. При стрельбе вниз пуля летит намного дальше по прямой траектории, чем при стрельбе вверх. Из-за разреженного воздуха стрелковое оружие калибром 5,45 мм значительно теряет свою эффективность, и предпочтительно использовать автоматы калибром 7,62 мм. Особое значение приобретает снайперский огонь, все самые дальние результативные выстрелы в бою из снайперских винтовок (свыше 2000 м) были сделаны в горах по нисходящим траекториям. Для поддержки действий пехоты в горах эффективны РПО «Шмель», АГС-40, пулеметы ПКП «Печенег». Все, что тяжелее по весу, порой просто сложно переносить в горных условиях.

ТАКТИКА МАНЕВРЕННЫХ ГРУПП

Если есть возможность передвигаться в тыл противника по тропам, численность отряда, назначенного для совершения обхода, может доходить до батальона. Но такая возможность очень редка. Батальон и даже рота на марше в горах слишком заметны. А в условиях, когда достигнуто полное господство в небе, целесообразнее высаживать десанты в нужные пункты в тылу противника вертолетами, не теряя время и силы на длительные марши. Если господство в воздухе не достигнуто, передвижение в тыл противника нужно осуществлять небольшими группами (не более 15 человек), которые при необходимости могут сосредоточиться в определенном месте или на рубеже вблизи объекта атаки.

Малые группы так же могут атаковать противника с разных позиций, эта тактика плюс фактор внезапности оказывается более эффективной. У противника создается иллюзия, что он подвергся нападению более многочисленной группы, чем это есть на самом деле.

В состав малых маневренных групп должны входить только бойцы, обученные воевать в горах, соответственно экипированные и прошедшие акклиматизацию. Более того, как минимум два человека на группу должны быть альпинистами – спортсменами высокого уровня. Это расширит возможность таких групп в совершении маневра, даст им возможность преодолевать рельеф, непроходимый для бойцов, не имеющих навыков спортивного альпинизма. Например, на подъеме альпинисты-спортсмены подготовят путь для движения группы: провесят веревки на сложных скальных или ледовых участках маршрута движения группы. А на спуске по сложному рельефу один из них будет вести группу, другой замыкать движение.

Если появится возможность сделать заброску вертолетами необходимых для маневренных групп грузов в какой-то пункт, расположенный в относительной близости к объекту атаки, этот бесспорно ускорит действия. Но в любом случае приоритет имеет фактор внезапности, а вертолеты могут демаскировать группу, поэтому их применять в таких случаях нужно только при крайней необходимости.

На оперативно-тактическом пространстве колонны войск, наступающих по дну соседних основных долин, взаимодействуют между собой, в том числе и в использовании маневренных групп, которым зачастую приходится действовать в интересах соседей. Порой из-за особенностей рельефа обход или охват позиций обороняющегося противника проще совершить из соседней долины.

БОИ В ВЫСОКОГОРЬЕ

Для нормального пребывания на высоте от 3000 м над уровнем моря и более (для Гималаев от 5000 м) человеку требуется акклиматизация, в противном случае он может «получить горную болезнь» или гипоксию, на фоне которой есть риск развития отека легких или отека мозга с непредсказуемыми последствиями. Длительное нахождение в высокогорной зоне, даже при наличии акклиматизации, нежелательно. А на высотах более 7000 м ведение сухопутных боевых действий практически невозможно.

Техника на высотах от 4500 м, даже при наличии дорог, из-за недостатка кислорода использоваться не может, двигатели глохнут. К тому же по горному рельефу никакие машины не пройдут (ратракам доступны только ровные склоны). Армейская авиация в высокогорье может использоваться очень лимитированно. Поскольку практический высотный потолок штурмовиков и вертолетов невелик, они становятся хорошей мишенью для ПЗРК. Вертолет на этих высотах доставлять десант не может. Ограничивают действие авиации воздушные потоки, резкая смена погоды. В случае если борт будет сбит, катапульта не всегда спасает пилотов, они гибнут при приземлении, в горах удобнее использовать парашют типа «крыло», а «купол» чрезвычайно сложен для управления.

Подразделения, воюющие на этих высотах, экипируются соответственно. Бои в этой зоне гор ведутся только в пешем порядке. Подразделения комплектуются преимущественно из альпинистов. В основном действуют небольшие группы, численностью до взвода. Их задача двигаться максимально скрытно и со всеми мерами предосторожности в соответствии с правилами передвижения в высокогорье. Наиболее опасные места надо проходить ночью, не только из-за противника, но и чтобы избежать попадания в лавину, под камнепад или ледовый обвал. Зимой передвижение из-за глубокого снежного покрова осуществляется на лыжах или снегоступах.

Долинные ледники хорошо просматриваются, их лучше проходить в условиях непогоды, когда видимости нет из-за облачности, а звуки движения группы покрывают шумы шторма. Для этого надо владеть навыками преодоления ледников открытых и закрытых, а также уметь ориентироваться на местности в штормовых условиях. В хорошую погоду ледники лучше обходить по моренам, используя складки местности, предварительно провести разведку на наличие засады или минно-взрывных заграждений. При проходе ледопадов есть возможность двигаться незаметно, при обстреле можно укрыться в небольших трещинах и за сераками. Надо учитывать, что проходы через ледопады удобны для устройства засад или минирования. Выходить в верхние цирки, на ледовые или снежные плато надо с осторожностью. Эти плато хорошо просматриваются и простреливаются с гребней. Бергшрунд, венчающий ледопад, обычно имеет один, максимум два удобных прохода, которые могут находиться под наблюдением снайпера.

Высокогорные перевалы, как правило, сложны для достижения и прохода, но могут быть использованы при наступлении для выхода в тыл противника. Большие силы через них не провести, технику тем более. В очень редком случае, если есть к нему несложные подходы, отряд численностью не более 100 человек может осилить этот маневр, при условии что перевал не занят противником. Если возникла острая необходимость штурмовать высокогорный перевал, надо учитывать, что для выхода маневренных групп во фланги противника понадобится много времени. Этот маневр обходные группы часто вынуждены проводить через соседние цирки, а потом им придется двигаться по узким, сложным скальным гребням. До подхода к перевалу штурмовой группы его можно подвергнуть артиллерийскому обстрелу (если условия позволяют вывести артиллерийские системы на удобные позиции в глубине долины) или огневому удару с воздуха, но только в том случае если свои подразделения находятся на безопасном удалении от перевала. Высокогорные перевалы, к которым ведут дороги, также лучше штурмовать в пешем порядке. Артиллерийская поддержка атаки пехоты в этом случае возможна только на пологих отрезках перевала и после его прохождения на обратных склонах.

Глава 5. Особенности встречного боя в горах. Боевые действия горных войск

Глава 5. Особенности встречного боя в горах

Современное развитие средств воздушной и наземной разведки дает полную возможность заблаговременно установить группировку и направление движения противника в горах. В предвидении встречного боя командование дивизии должно принимать самые энергичные меры к уточнению обстановки и выяснению всех данных, необходимых для нанесения решительного удара двигающемуся навстречу противнику. При организации марша группировка войск должна явиться началом реализации замысла на разгром противника. В частности, должна быть предусмотрена возможность быстрого развертывания горных частей на отрогах и высотах, командующих над той местностью, где ожидается встреча с противником.

Захват выгодного для встречного боя рубежа достигается:

— заблаговременной высылкой разведывательных отрядов на возвышенные горные рубежи, перехватывающие пути со стороны противника;

— высылкой головных отрядов походного охранения на важнейшие рубежи с целью обеспечения развертывания эшелонов главных сил;

— группировкой эшелонов в соответствии с разведывательными данными о противнике и в зависимости от характера горного рельефа.

При оценке местности для встречного боя следует учитывать, что возвышенные рубежи с укрытыми от взоров противника подступами чрезвычайно важны для быстрого развертывания на широком фронте; кроме того, они предоставляют большой выбор удобных позиций для огневых средств с широким обстрелом.

Если противник упредит в захвате командующих высот, придется произвести перегруппировку, сковав его на данном участке местности, и, использовав укрытые подступы, направить главный свой удар во фланги.

Сковывающая часть должна будет быстро развернуться на наиболее выгодных рубежах. Решительными действиями, пулеметным и артиллерийским огнем она должна задержать противника, заставить его перейти к обороне и лишить возможности произвести перегруппировку на фланги.

В предвидении столкновения с противником особо важное-значение имеет действие РО и частей походного охранения.

Хорошо организованная разведка и своевременная доставка сведений гарантируют часть от внезапных нападений противника и излишних перегруппировок на труднопроходимых местах.

Разведывательный отряд, продвигаясь вперед, последовательно занимает тактически выгодные рубежи. При встрече с противником РО с командующих высот устанавливает состав передовых частей противника и, приняв меры к удержанию за. собой этих высот, стремительно ведет разведку флангов, проникая отдельными разведывательными подразделениями к флангам охранения и по возможности к колонне главных сил противника.

Головной отряд (авангард), получив данные о результатах действий РО, направляет свои усилия на поддержку РО, на занятие и удержание командующих высот с целью обеспечить развертывание главных сил.

Сковав передовые части противника с фронта, головной отряд направляет свой удар преимущественно во фланг колонны охранения (авангарда, головного отряда) противника с целью уничтожить его до подхода его главных сил. Этот маневр, приводящий к большому успеху при хорошем его выполнении, осуществляется умелым использованием командующих высот для ведения с них огня и пересеченных складок для скрытого передвижения.

С самого начала столкновения разведывательных частей с противником действия должны носить решительный характер, проводиться инициативно и смело, чтобы не дать возможности; противнику развернуться на удобных рубежах.

Встречный бой разведывательных и охраняющих органон уточняет обстановку и тем самым создает более благоприятные условия для развертывания главных сил.

Подходящие эшелоны главных сил без задержки направляются по боковым ущельям в пункты развертывания, изменяя, если нужно, группировку в соответствии с последними разведывательными данными.

Выбор направления главного удара при встречном бою в горах определяется в основном характером рельефа местности. Нужно использовать местность для создания на данном участке превосходства в силах и для внезапного введения в бой пулеметных и артиллерийских средств.

В горах фланги и тыл отрядов, действующих на широком фронте, бывают очень чувствительны. Выход на фланги, вклинение и выход в глубину расположения противника должны обеспечиваться согласованным действием пулеметного огня с командующих высот и по возможности огня артиллерии по огневым точкам противника, могущим препятствовать продвижению пехоты.

Подразделения, направленные на вершины, господствующие над флангами и тылом противника, начинают бой по мере выхода на исходный рубеж, не ожидая подхода других подразделений. В том случае, когда одно из подразделений или один из эшелонов отстанет при преодолении труднопроходимых пространств или же будет задержан противником, остальные подразделения должны проявить максимум энергии для нанесения решительного удара противнику.

Очень часто выдвинутые на высоты небольшие огневые группы получают решающее значение, особенно при взаимной поддержке фланговым огнем.

При достижении успеха на одном из флангов противника каждая войсковая часть должна энергично развивать удар по тылам с целью перерезать пути отступления противника.

В основном встречный бой в горах должен сводиться к уничтожению противника по частям.

Это достигается: а) применением авиации для поражения походных колонн противника; б) решительными действиями разведывательных и охраняющих органов; в) быстрым развертыванием колонн дивизии на выгодных горных рубежах и стремительной атакой во фланг и тыл противника.

С завязкой встречного боя органы разведки и охранения часто образуют сковывающую группу, создавая этим условия для использования некоторых колонн главных сил дивизии в качестве ударной группы.

Главные силы, выделив часть сил и огневых средств на усиление сковывающей группы, следует направлять на горные отроги или высоты с целью охвата или обхода флангов противника. Часть, назначенная для удара во фланг и тыл противнику, должна быть достаточно сильной в огневом отношении и подвижной, т. е. не обремененной излишним грузом. Все необходимое берется со строгим учетом характера горной местности и качества пути. При отсутствии колесных дорог все огневые средства следует брать только на вьюках.

В предвидении встречного боя в РО, ГО (авангард) и в головные эшелоны каждой колонны главных сил должна выделяться артиллерия достаточной силы. Очень важно, чтобы при завязке боя РО и ГО и в период развертывания головных эшелонов главных сил приданная им артиллерия быстро занимала огневые позиции и вступала в бой.

Войсковая конница используется преимущественно в составе РО (ГО) и для обеспечения флангов. Если местность позволит (в отношении проходимости лошади), конные подразделения необходимо включать и в состав обходных колонн с целью захвата выгодных рубежей для боя.

Встречный бой в большинстве случаев будет начинаться не одновременно на всем фронте полосы движения дивизии. Поэтому своевременная организация связи будет иметь особенно важное значение. Необходимо к началу боя иметь прочную дублированную связь командования дивизия и полков с РО, ГО и эшелонами колонн.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Кто выше — тот сильней. Закон войны в горах

Михаилу Михайловичу Боброву 94 года. Он Почетный гражданин Санкт-Петербурга, действительный член Русского географического общества, профессор, заслуженный тренер РФ, заведует кафедрой физического воспитания Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов.

Фото: Николай Гонтарь

Он галантен и остроумен, задает мне едва ли не больше вопросов, чем я ему. Критически окидывая взглядом нас с фотографом, спрашивает, занимаемся ли мы спортом, и настойчиво призывает не лениться, ибо движение — это жизнь. С ним трудно поспорить: в 76 лет Михаил Михайлович покорил Северный полюс, в 78 в очередной раз побывал на вершине Эльбруса, в 79 — на Килиманджаро, в 80 — на пике Костюшко, устанавливал там флаги Санкт-Петербурга к 300-летию города. На вопрос «Как это возможно?» отвечает, что важна правильная, неспешная акклиматизация на месте и тренировка, разумеется: «Перед каждым подъемом, где-то за полгода, я начинал ходить от дома до работы пешком — 15 км. Ко мне студенты присоединились, преподаватели некоторые, так мы и ходили целой группой. А вообще, конечно, все из детства идет — закалка, сила воли, любовь к спорту. Моим первым тренером был отец. Он погиб в эвакуации в 1943-м. А мама в блокадном Ленинграде в 1942-м…»

Диверсант

— О том, что началась война, я услышал на стадионе. Мы все тогда были очень спортивные. Все поколение. Все время сдавали нормы — «Готов к труду и обороне», «Готов к санитарной обороне», «Ворошиловский стрелок», «Ворошиловский всадник». Я занимался бегом, слаломом, альпинизмом, греблей…

Михаил Бобров и Анатолий Багров — старшие инструкторы по альпинизму 105-го и 106-го горнострелковых отрядов. 1943 год.

К тому времени уже закончил школу и пошел учеником на оптико-механический завод «Прогресс», и вот наша заводская команда участвовала в профсоюзно-комсомольском кроссе (5 км). У нас была сильная команда. На соседнем станке, например, рядом со мной работал Сева Бобров — знаменитый в будущем футболист и хоккеист. И мы заняли первое место! Радостные, пошли в душ, выходим — народ разбрелся по всему стадиону кучками и слушает радио. А там — выступление Молотова…

Утром на заводе митинг был: все рабочие заявили, что пойдут на фронт добровольцами. А директор на это сказал, что объявит казарменное положение и запрёт всех на заводе — работать-то кому-то надо! Но мне с друзьями все-таки удалось прорваться в военкомат. Сначала меня не хотели брать, потому что мне только 17 лет исполнилось. Но меня выручили спортивная подготовка и знание немецкого языка.

И меня взяли в разведывательно-диверсионный отряд. Мы должны были взрывать мосты и железнодорожные пути, передавать сведения о немецких подразделениях. В первый раз забросили в тыл врага в Псковскую область летом 1941 года. У меня до сих пор командировочное удостоверение осталось. Забросили 113 человек, а вернулось 13. Таким страшным путем добывался опыт. Потом еще четыре раза забрасывали. В последний раз под Ораниенбаумом (Ломоносовом) мы попали под обстрел своих же орудий. Меня сильно контузило, очнулся уже на катере, ничего не слышал, не мог говорить.

Привезли меня в Ленинград, в госпиталь, который размещался в Михайловском замке. И лежал я в Тронном зале Павла I.

Маскировщик

Когда я немного пришел в себя, меня нашел в госпитале мой друг Алоиз Земба. Надо сказать, что перед войной, в 1940 году, за первое место по слалому среди юношей меня наградили путевкой в альпинистский лагерь «Рот Фронт» в Приэльбрусье. Я впервые попал в горы — и тут же в них влюбился. Остался в лагере на все лето, прошел школу инструкторов альпинизма у знаменитого Евгения Белецкого.

Алоиз тоже занимался альпинизмом, был отличным лыжником. Мы дружили, несмотря на разницу в 10 лет. Во время финской войны его ранили, и он не подлежал призыву. И вот он мне рассказал, что по всему городу срочно разыскивают верхолазов для маскировки золотых шпилей Ленинграда, которые служили отличным ориентиром для прицельного огня немецких орудий.

Так я попал в бригаду маскировщиков вместе с Алоизом и двумя девушками — Олей Фирсовой и Александрой Пригожевой. В зависимости от типа золотого покрытия мы либо закрашивали высотные доминанты — например, шпиль Петропавловского собора или звонницы Исаакия, либо надевали на них чехлы, как на шпили Адмиралтейства и Михайловского замка.

Это была трудная работа. Во-первых, зима 1941−1942 года была очень холодной. На высоте и ветер, и мороз гораздо сильнее. Во-вторых, мы голодали. Холод и голод усугубляли друг друга, и мы быстро слабели. В-третьих, немцы постоянно бомбили город. Оля, висевшая между небом и землей на шпиле Адмиралтейства, чудом уцелела после одного из таких налетов. «Я видела лицо летчика», — рассказывала она потом. Когда я красил шпиль Петропавловского собора, за моей спиной разорвались три бомбы, и одна — прямо под шпилем, рядом с усыпальницей. Взрывной волной меня отбросило назад, а потом со страшной силой потащило обратно. Удар был такой мощный, что я потерял сознание. Очнулся, когда Алоиз вытирал мне кровь со лба…

Постепенно наша бригада распалась. Аля и Алоиз умерли, Оля страдала от истощения и цинги. Это была наша линия фронта.

Горный стрелок

Осенью 1942 года я случайно встретил своего первого тренера по альпинизму — Евгения Белецкого. Он рассказал, что со всех фронтов отзывают альпинистов на Кавказ, чтобы создать 12 горнострелковых отрядов. Так я попал в Школу военного альпинизма в Бакуриани, а после получил назначение инструктором в 5-й отдельный горнострелковый отряд в селении Местиа в Верхней Сванетии.

К этому времени часть перевалов Кавказа уже была захвачена. Для боя в горах у немцев имелись специально обученные егерские горные части. Это были лучшие горнолыжники и альпинисты Германии, Австрии, Италии и Румынии. Гитлер берег элитное войско, не пускал его в ход в боевых действиях на равнине.

Особенно выделялась 1-я дивизия «Эдельвейс» генерала Ланца — 22 тысячи человек, прекрасные спортсмены, на уровне наших мастеров спорта. Егеря были отлично экипированы и вооружены облегченными портативными минометами, снайперскими винтовками. Они были натренированы на бой в горах: умели скрытно передвигаться, ориентироваться, стрелять, повиснув на веревке или спускаясь на лыжах с гор.

А с нашей стороны им противостояло около 5 тысяч наспех подготовленных бойцов — горных туристов, альпинистов, которых смогли собрать по всем фронтам. Так как собрать смогли немного, части доукомплектовывались местными жителями: пастухами, охотниками, которые знали свой родной край.

О спецобмундировании или снаряжении даже речи не было! Так, допустим, солнцезащитные «очки» мы делали сами: отрезали подкладку от шинели, проделывали мелкие дырочки, рассеивающие свет, чтобы не так глаза резало. И винтовок у нас не было — были автоматы и пулеметы, а их можно только в засадах использовать. Поэтому, преследуя немцев, мы еще имели целью и трофеи захватить: оптические винтовки, кошки, лыжи, горную обувь, примусы, спальные мешки, куртки, веревки — все прекрасного качества. Через некоторое время промышленность Грузии наловчилась выпускать качественный инвентарь, нам стало полегче.

Воевали мы на высоте 3−5 тысяч метров. Это тяжело. Война в горах имеет свои особенности. Во-первых, снежная слепота, я уже упоминал наши «очки», которые не спасали, конечно. Из-за постоянной рези в глазах невозможно прицелиться, вдаль ничего не видно. Во-вторых, «горняшка». Горная болезнь возникает от нехватки кислорода. Гипоксия влияет на психику: некоторые становятся возбужденными, неуправляемыми. Или наоборот — сонными. Тогда надо их вниз отправлять. В-третьих, если ранят, большая кровопотеря, потому что кровь плохо свертывается в горах. В-четвертых, почти у всех были обморожения, не говоря уже о простудах. Мы ведь воевали вахтовым методом: поднимемся на перевал на неделю и сидим там в снежных землянках — несем боевое охранение или участвуем в боях. Нет линии обороны. Нет фронта. Главное — повыше забраться, потому что кто выше — тот сильней. Это закон войны в горах. Через неделю приходит смена, забирает обмороженных, загоревших до черноты солдат с больными желудками: ели из пакетиков каши, перемешанные со снегом. Внизу солдат отогревали, откармливали сванские женщины — они очень нас жалели.

Но самая страшная опасность — это, конечно, лавины.

Альпинист

На перевалах снег сходил даже от громкого крика. 90% погибших в нашем отряде солдат смели лавины, и только 10% погибли в бою. Я три раза попадал в лавины. Из двух выбрался довольно легко. А третья чуть не похоронила меня. Было мне тогда 19 лет, я вел группу на вахту, шел первым, прокладывал тропу. На спине — рюкзак в 50 кг: крючья, карабины, ледоруб, боеприпасы… Оставив группу в безопасном месте, мы с моим ординарцем сваном Годжи Зуребиани пошли вверх. Годжи — опытный альпинист, горнолыжник, ему тогда 56 лет уже было. Нашли удобный участок, бросили гранату и спустили лавину. Вроде, удача была на нашей стороне.

Михаил Бобров с друзьями из горнострелкового отряда, базировавшегося в Верхней Сванетии. 1943, 1944 год.

Рота стала подниматься, мы ее пропустили и пошли замыкающими. И вдруг снег у моих ног осел с характерным звуком, меня опрокинуло на спину и потащило вниз по склону. Единственное, что я успел, — перевернуть подшлемник закрытой стороной на лицо. Если бы не сделал этого — непременно задохнулся бы. Несмотря на все усилия, лавина накрывала меня, рюкзак утягивал вниз. И вдруг я почувствовал, как чья-то рука схватила меня за ногу: это Годжи прыгнул за мной в лавину и пытался удержать на поверхности. Нас крутило и несло, потом лавина резко остановилась. Два метра плотной снежной массы давили на грудь, не давали дышать. Мы стали утрамбовывать снег вокруг себя, создавать «обитаемость», а потом сидели в своей снежной пещере, гадая, найдут нас или нет. Годжи был в этом уверен и пообещал, что еще будет у меня на свадьбе тамадой. Так все и случилось: через долгих три часа, почти потеряв надежду, мы услышали собачий лай.

А после войны Годжи был тамадой у меня на свадьбе.

Тренер

Многие немцы бывали на Кавказе, в Приэльбрусье до войны в качестве туристов. Как, например, капитан Ханс Гроот, который в 1939 году чуть не замерз на леднике. Тогда его спас зимовщик Ковалев. А в августе 42-го Гроот с отрядом поднимался к западной вершине Эльбруса, чтобы установить там немецкий флаг. И вот во время восхождения он повел свой отряд по знакомой тропе к «Приюту одиннадцати» — гостинице на высоте 4200 м. А там как раз Ковалев с женой несли вахту. И Гроот узнал его, отпустил зимовщиков в Терскол с посланием: сложить оружие. Но совет Гроота нам не пригодился, а через полгода наши альпинисты сняли немецкий флаг. Я тогда руководил одним из взводов прикрытия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Горская эмиграция в Европе. Часть 2

Годы Второй мировой войны: горцы — герои Сопротивления. Рассказывает историк Майрбек Вачагаев

Война так причудливо сводит людей! Интересный случай еще вам расскажу. В 1960 году я был на Олимпиаде в Риме вместе со сборной СССР по пятиборью. И несколько раз сталкивался там со странным немцем: он всматривался в меня, будто пытался что-то вспомнить. В конце концов, мы с ним разговорились. Он был тренером команды по академической гребле, я — по пятиборью. Вроде пересечений не было. Потом я спросил, откуда он знает русский язык. И оказалось, что он воевал на Кавказе и попал в плен. И тут я его вспомнил!

В январе 43 года мы окружили немецкую разведгруппу на Местийском перевале: хотя они и отстреливались отчаянно, но шансов у них не было. Среди убитых обнаружили двух раненых. Мы их отвезли на волокушах в медсанбат, и месяц они там лежали. Я заходил туда, когда время было, и общался с одним из пленных — Отто Бауэром. Он оказался альпинистом и слаломистом, нам было о чем поговорить. И я перестал воспринимать его как врага, видел в нем раненого альпиниста. С ним-то мы и встретились в Риме… Он потом приезжал в Москву и Петербург, мы общались до самой его смерти.

Картограф

Михаил Бобров в горах (крайний справа)

О том, что война закончилась, я узнал, находясь на высоте 5600 метров, на вулкане Демавенд-Кух в Иране. В 1944 году иранский шах Мохаммед Реза Пехлеви попросил союзников сделать точную карту его страны. Союзники, которым тоже нужна была карта, согласились. Меня назначили руководителем группы альпинистов, обеспечивавших в горах безопасность топографической съемки. Мы работали на Большом Эльбурсском хребте, он окаймляет Каспийское море. Установили на Демавенде палатки: рядом жили русские, англичане, новозеландцы. И вдруг ночью слышим — стрельба! Выскочили — а это иностранцы стреляют в воздух и кричат: война кончилась! Услышали по радио… Мы не спали больше, конечно. А когда спустились вниз, шах устроил торжественный прием в честь победы.

Советский человек

Самая большая потеря, которую мы, советские люди, понесли в мирное время, — это потеря дружбы народов. Посмотрите, какие сейчас все разобщенные, как выясняют отношения и считают обиды. Мы бы не победили фашистскую Германию, если бы не были единым целым! У нас в отряде служили грузины, сваны, азербайджанцы, армяне, греки, турки, осетины, ингуши, чеченцы, кабардинцы — всех не перечислишь. И на любого можно было положиться! Я учил сванский и грузинский языки, чтобы разговаривать с местными жителями, потому что они не знали русского. Но в бою мы прекрасно понимали друг друга. Если горцы видели, что ты не трусишь под огнем противника, бьешься до последнего, то они за тебя костьми бы легли. Это смелые, отчаянные люди, верные, преданные. Я еще тогда заметил, что самые сплоченные команды — интернациональные. Да что говорить: если бы не Годжи Зуребиани, прекрасный человек и альпинист, — я, возможно, и не сидел бы тут с вами…

Фото: Николай Гонтарь

Фото: Архивные фото предоставил Михаил Бобров

Саида Данилова

Бой в горах Википедия

Характер вооружённого противостояния в горах определяют географические и климатические условия высокогорного ландшафта, а сложность боевых действий обусловлена не столько сопротивлением противника, сколько необходимостью ориентироваться, выживать и решать боевые задачи в суровых природных условиях на труднодоступной местности. В уставах и полевых наставлениях война в горной местности рассматривается как боевая активность в особых условиях; ввиду множества специфических особенностей ведение таких действий является прерогативой специально оснащённых и подготовленных горных войск[1][2].

Стратегическая и военная ценность горных хребтов (таких как Альпы, Кавказ, Гималаи, Балканы и т. п.) исторически проистекает из того факта, что они являются естественными границами между государствами и культурно-географическими регионами планеты. Вследствие этого, начиная с древнейших времён и заканчивая современностью, горные районы служили ареной, где разворачивались войны и геополитические конфликты самых разных видов, например: швейцарский поход Суворова, Кавказская война XIX века, Битва за Кавказ (1942—1943), Кашмирский конфликт, Афганская война (1979—1989) и т. д.[1]

Влияние природных факторов[ | ]

Иллюстрация 1909 года, демонстрирующая отход

ВОЙНА В ГОРАХ ДЕЛО ТОНКОЕ – Огонек № 3 (4630) от 01.02.2000

Тактика боя в горах не менялась уже 200 лет. Они-то, военные, лучше иных политиков знают отечественную историю...


ВОЙНА В ГОРАХ ДЕЛО ТОНКОЕ


ВЫСОКОГОРНАЯ ВОЙНА
Фото 1

Аргун, Дай, Кири, Шатой, Харами, Ведено...

Горная Чечня. Неприступный бастион воинов Аллаха.

10 января сего года Аслан Масхадов на совещании на бандитской базе «Каменные ворота» заверил своих полевых командиров, чтов боях в горах «их успех предрешен», «нужным людям в Москве заплачены миллионы долларов».

Здесь, в горах, в оперативно-тактической группировке «Высокогорная» не знают, что бывший полковник Советской Армии Масхадов их «заказал» и заказ уже проплачен. Что, по мнению масхадовых, басаевых и прочих хаттабов, российская армия в Чечне обречена. Не знают о своей «печальной» участи солдаты и офицеры из 136-й Буйнакской бригады генерала Элиадзе в Кири и Дае. Ни сном ни духом не ведают об этом морские пехотинцы из Североморска, Каспийска, с Дальнего Востока и из Севастополя генерала Атраковского в Ведено. Не подозревают этого парашютисты 234-го парашютно-десантного полка полковника Исханяна, оседлавшие перевал Харами.

Еще не знает, что его «заказал» Аслан Масхадов, и ротный Саша Немоляев. Гвардии капитан Немоляев Александр Вячеславович, командир 1-й роты 54-го отдельного парашютно-десантного батальона 31-й Ульяновской отдельной бригады ВДВ. Саша Немоляев, кавалер ордена Мужества за взятие высоты 286,1 в первую чеченскую кампанию.


НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ
Фото 2

Для смертника Александр выглядит очень даже неплохо и заботят его не масхадовские и басаевские миллионы. Высоты, которые уже взял Александр и которые еще предстоит ему и его бойцам брать, теперь на его командирской карте обозначаются не тремя, а четырьмя цифирками до запятой. Лениво отгоняя ногой нападающего и грызущего его сапог ротного любимца щенка-кавказца, которого здесь одни зовут Нохчи (Чеченец), а другие — Джохарка, гвардии капитан Немоляев без каски и подшлемника выглядит совсем пацаном с коротко стриженной плюшевой макушкой и румяным мальчишеским лицом. Впрочем, он действительно молод, хотя и успел уже навоеваться за десятерых.

— Подвиг вам нужен? — переспрашивает он. (Я просил его рассказать про какой-нибудь жутко героический эпизод из боевой летописи его подразделения, мол, читателям это надо.) — Да вон, видите, капитан Кабанов лежит? Он подвиг совершил. Сопроводил колонну в Дай, вернулся и упал. Все думали, умер бедолага. Ну, как полагается, обмыли его, переодели в чистое, а он «воскрес». Ему, заразе, самому лень мыться было.

Улыбка на лице капитана Немоляева гаснет:

— Наш начальник авторемонта целых два подвига совершил. Два двигателя для моих «алюминиевых танков» достал.

Танки, точнее боевые машины десанта, БМД, действительно «алюминиевые», для легкости сделаны из дюралевого сплава. Осколки и пули, вплоть до крупнокалиберных пулеметных, они держат. И даже сами могут стрелять из

30-мм авиационной пушки, такие же пушки на «крокодилах» стоят (так здесь в шутку называют боевые вертолеты).

— Это те, кто сейчас в горах, ежедневно подвиг совершают, грязный снег топят, чтобы попить. Утром за водой пойдешь — непременно на мину нарвешься. Днем мины с тропинок снимают, а на следующее утро опять та же картина. Впрочем, вспомнил, — Александр опять улыбается. — Тут у нас один механик-водитель «духа» из курсового пулемета снял. С первой очереди, — добавляет капитан для более ясного понимания всего величия подвига «водилы» алюминиевого танка.

Дело в том, что курсовой пулемет закреплен почти неподвижно, стрелять он может только по направлению движения бээмдэшки. Боевая машина десанта двигалась по горной дороге. Внутри сидел только механик-водитель, остальные — сверху, на броне. Так здесь ездят, чтобы танк не стал братской могилой при первом же попадании в него снаряда из гранатомета. Невесть откуда выскочил «чех» и с криком: «Аллах акбар!» — стал от пуза поливать БМД из автомата. Все скатились с брони и попрятались кто куда. Пули попали в триплексы водителя. Он чисто инстинктивно отшатнулся, упал на бок на правое от него сиденье, где должен был сидеть стрелок-пулеметчик, на ощупь дотянулся до пулеметной гашетки и дал короткую очередь. Первая же пуля попала слишком смелому воину Аллаха прямо в лоб. Над «водилой» потом все долго потешались, чуть не затравили беднягу подначками.

С ротой гвардии капитана Немоляева уезжало из Ульяновска 79 человек, сейчас осталось 48. Ни один из выбывших не был убит или ранен. Кто-то заболел, а большинство контрактников просто нашли повод смотаться отсюда. В прошлую чеченскую войну в бригаде за два года было убито двое. Но тогда, как горько шутит капитан Немоляев, «мы были плохие, и нас убивали много». Теперь они хорошие, и убивают их мало. В бригаде погиб один человек. И еще погиб целый разведвзвод — 11 человек и пошедший с ними на маршрут артиллерийский офицер-корректировщик.

Гибель взвода гвардии старшего лейтенанта Романа Игошина вызвала истерику у всех СМИ мира, ибо случилось это аккурат накануне Стамбульского саммита ОБСЕ, где Россию хотели публично высечь за нарушение прав человека и прочих гуманитарных ценностей. Что из этого получилось, все знают. Только Рому Игошина и его бойцов не вернуть. Двое из них раненые, в бессознательном состоянии попали в плен. Одног

Записки туриста. 7 июня. Ингушетия. "Битва в горах": timag82 — LiveJournal

О том, как в ингушских горах прошел очередной турнир по смешанным единоборствам М-1 Challenge, думаю, все уже читали, небольшой фоторепортаж под катом.

1. Я ехал в микроавтобусе с ингушской сборной.

2. Около сцены развернулась торгово-оздоровительная площадка. Среди прочих приятно увидеть далеких гостей, из Эстонии. Сергей Окунев изготавливает игрушки и сувениры.

3. На всякий случай скажу, что с этого по традиции не имею ни копейки, узнал об этих сувенирах только вчера)

4. Также в округе было много точек с питанием. В целом все было организовано хорошо.

5. Остальные фото, полагаю, не требуют пояснений 🙂

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18. Благодаря этим парням год назад я сделал одни из самых известных моих фото 🙂

19.

20.

21.

22.

23.

Поздравляю победителей и спасибо всем, кто помог тут побывать и сделать фото.

как Нурмагомедов тренируется перед боем с Гэтжи — РТ на русском

Хабиб Нурмагомедов скоро начнёт новый этап подготовки к поединку с Джастином Гэтжи на турнире UFC 254, который состоится 24 октября в Абу-Даби. По словам менеджера россиянина Ризвана Магомедова, боец 10 сентября вылетает в Дубай, где будет тренироваться под руководством Хавьера Мендеса. Между тем действующий чемпион в лёгком весе рассказал о том, как спаррингует с двоюродными братьями и бегает в горах.

До поединка между Хабибом Нурмагомедовым и Джастином Гэтжи на UFC 254 остаётся чуть более полутора месяцев, а российский боец уже планирует переходить к очередному этапу подготовки. Как стало известно, уже через неделю он отправится в Объединённые Арабские Эмираты, где и будет заниматься вплоть до встречи с американцем.

«10 сентября команда вылетает на подготовку в Дубай», — цитирует ТАСС менеджера россиянина Ризвана Магомедова.

Также по теме

«Никогда не считал себя безупречным»: Нурмагомедов о своих слабостях, смерти отца, бое с Гэтжи и реванше с Макгрегором

Действующий чемпион UFC в лёгком весе Хабиб Нурмагомедов заявил, что никогда не считал себя безупречным, а в семье к нему никогда не...

Ещё на пресс-конференции в Москве Нурмагомедов заявлял, что основной этап тренировочного лагеря традиционно пройдёт под руководством главного тренера American Kickboxing Academy (AKA) Хавьера Мендеса. Тот является наставником спортсмена на протяжении последних восьми лет и помог ему завоевать титул в лёгком весе. Кроме того, именно он находился в углу россиянина во время турниров в США, на которых не мог присутствовать его отец Абдулманап Нурмагомедов. Причиной тому были проблемы с американской визой.

Сам Нурмагомедов говорил, что Мендес присоединится к нему в сентябре. Впоследствии информацию подтвердил и его менеджер. По словам Магомедова, главный тренер AKA прибудет в Дубай из США.

Стоит отметить, что Нурмагомедов не терял время зря и усиленно готовился даже в отсутствие своего тренера. Всё это время он тренировался вместе с членами своей команды Eagles MMA, и некоторые из них выступят на том же UFC 254. Уже официально объявлено, что 24 октября свои очередные схватки проведут двоюродный брат чемпиона Умар Нурмагомедов и его друг Ислам Махачев.

Для Умара этот поединок станет дебютным в Абсолютном бойцовском чемпионате. Изначально он должен был драться на UFC Fight Island 3 в июле, но смерть Абдулманапа Нурмагомедова заставила его отказаться от битвы с Натаниэлем Вудом. Его новым оппонентом станет Сергей Морозов, известный российским болельщикам по выступлениям в M-1 Global. В 2019 году казахстанец стал чемпионом в легчайшем весе, после чего провёл одну защиту и заслужил шанс попробовать свои силы в крупнейшем ММА-промоушене планеты.

При этом Махачева ждёт гораздо более серьёзное испытание, ведь его противником станет сам Рафаэль дос Аньос. В марте 2015 года бразилец стал чемпионом в лёгком весе и пробыл на троне 16 месяцев, но после поражений от Эдди Альвареса и Тони Фергюсона решил подняться категорией выше. Там он был не так успешен и выиграл всего четыре схватки из восьми. Таким образом, в октябре 2020-го он проведёт свой первый поединок в категории до 70 килограммов за четыре года.

На данный момент неизвестен соперник ещё одного двоюродного брата чемпиона. Как заявил Хабиб в августе, Абубакар Нурмагомедов также выступит на UFC 254 и постарается взять реванш за обидное поражение от Давида Завады на турнире в Москве.

Попутно действующий чемпион в лёгком весе предложил задуматься, насколько мощно мог бы выглядеть турнир, который возглавит его поединок.

«Хабиб Нурмагомедов — Джастин Гэтжи, Тони Фергюсон — Дастин Порье, Забит Магомедшарипов — Яир Родригес, Роберт Уиттакер — Джаред Каннонье, Ислам Махачев — Рафаэль дос Аньос. Два чемпиона, четыре бывших чемпиона, четыре претендента на титул. Как вам этот кард с кучей «убийц»? Лучший кард года», — написал боец в Twitter.

Сам же Нурмагомедов не только оттачивает свои борцовские навыки с партнёрами по команде, но и уделяет большое внимание общей физической подготовке. На странице бойца в Instagram появилась видеозапись, на которой он занимается бегом. Спортсмен уверяет, что это полезно не только для тела, но и для духа.

«Подготовка продолжается, 54 дня до боя. Если делать нечего, сделай пробежку в горы. Отвечаю, поможет собраться с мыслями и набраться хорошей энергией», — написал Нурмагомедов.

Пока россиянин продолжает упорно тренироваться, его менеджер Али Абдель-Азиз занимается раскруткой боя. Представитель Орла заявил, что битва Нурмагомедова с Гэтжи является одной из важнейших не только в 2020 году, но и в истории.

«Как по мне, этот титульный бой — величайший в истории лёгкой весовой категории. Мы видели, что Гэтжи сделал с Фергюсоном. Все думали, что Тони — тот самый боец, который одолеет Хабиба. Но по факту Джастин его уничтожил. И Нурмагомедов, скорее всего, сделает с ним то же самое», — заявил Абдель-Азиз.

Также по теме

В компании с чемпионом: Волков и Махачев могут выступить на одном турнире UFC с Нурмагомедовым

Александр Волков и Ислам Махачев могут выступить в андеркарде турнира UFC 254, в главном поединке которого действующий чемпион в...

Примечательно, что сам Нурмагомедов выражал мнение, что его грядущая дуэль с Гэтжи станет одной из самых ярких в 2020-м. В разговоре с экс-чемпионом UFC в среднем весе Майклом Биспингом он заявил, что этот «поединок обещает стать лучшим в году» и заверил, что ему «есть что показать миру».

Также Абдель-Азиз ответил на вопрос о возможной битве между Нурмагомедовым и Жоржем Сен-Пьером. Россиянин неоднократно признавался, что победа над канадцем стала бы идеальным дополнением к его послужному списку, и говорил, что готов сразиться с ним сразу после проведения третьей защиты титула в лёгком весе. При этом менеджер сказал, что не собирается уговаривать экс-чемпиона в двух весовых категориях возвращаться в смешанные единоборства.

«Жорж — мой друг, и я последний, кто станет вызывать его на бой. Но если они с Хабибом захотят провести схватку и заработать по $20 млн... Если они хотят именно этого? Правда, думаю, Хабиб захочет драться с Джорджем не ради денег, а ради наследия — он чтит память своего отца», — заключил Абдель-Азиз.

Между тем Нурмагомедов выложил трогательное видео, на котором он говорил о том, насколько был близок со своим отцом, и призвал всех уважать родителей.

«Цените старших, они не всегда будут рядом, как мы себе это представляем», — написал Хабиб.

Подножия гор (18+) v Эпизод 12 ()

Подножье гор (18+) v Эпизод 12 () »18+» Подножие гор (18+) v Эпизод 12 ()

...



Подножие гор (18+) -. . . . ,, -. ,. .

fex.net

.






, ,.

.

Ваша безопасность в среде обитания горных львов

Как правило, горные львы спокойны, тихи и неуловимы. Чаще всего они встречаются в районах с обильной добычей и достаточным укрытием. Такие условия существуют на национальном побережье Пойнт-Рейес. Горные львы являются важной частью экосистемы парка, помогая держать под контролем оленей и другую добычу. Хотя нападения львов редки, они возможны, как и травмы от любого дикого животного. Даже в этом случае вероятность быть убитым или раненым горным львом довольно низка по сравнению со многими другими стихийными бедствиями.Например, риск быть убитым оленем в автомобильной аварии гораздо выше, чем быть атакованным горным львом.

Для повышения вашей безопасности мы предлагаем следующие рекомендации:

Не ходите в одиночку. Поход в группах, взрослые под присмотром детей.

Держите детей рядом с собой. Всегда держите детей в поле зрения.

Если вы видите горного льва:

  • Сохраняйте спокойствие. Держитесь земли или медленно отступайте. Встаньте лицом ко льву и встаньте.
  • Не подходи ко льву. Никогда не приближайтесь к горному льву, особенно к тому, кто кормит или с котятами. Большинство горных львов стараются избежать конфронтации. Дайте им возможность сбежать.
  • Не убегай от льва. Бег может стимулировать инстинкт погони у горного льва. Вместо этого встаньте лицом к животному. Зрительный контакт. Если с вами есть маленькие дети, по возможности поднимите их, чтобы они не паниковали и не убегали.Хотя это может быть неудобно, поднимайте их, не наклоняясь и не отворачиваясь от горного льва.
  • Не приседайте и не наклоняйтесь. Биологи предполагают, что горные львы не признают стоящих людей добычей. С другой стороны, человек, сидящий на корточках или наклоняющийся, очень похож на четвероногую добычу. Если вы находитесь в среде обитания горных львов, не садитесь на корточки, не приседайте и не наклоняйтесь, даже когда берете на руки детей.

Если горный лев движется в вашем направлении или действует агрессивно:

  • Делайте все возможное, чтобы казаться устрашающим.
    • Попытайтесь казаться больше, подняв руки и расстегнув куртку, если она на вас. Медленно размахивайте руками и твердо говорите громким голосом.
    • Если увеличение размеров не пугает горного льва, не приседая и не поворачиваясь спиной, начните бросать камни, ветки или что-нибудь еще, до в его направлении (например, к нему, но не прямо на него). Цельтесь в землю перед ним; не бросайте прямо сейчас на это пока.Думайте об этом как о предупредительных выстрелах. Вы не хотите ударить и без необходимости ранить горного льва, но вы хотите показать ему, что можете защитить себя и потенциально травмировать его. И это, будем надеяться, удержит его от приближения.

      При этом ваша безопасность имеет первостепенное значение, и Служба национальных парков не обязательно будет преследовать вас за преследование дикой природы, если что-то, что вы бросаете в агрессивного горного льва, действительно соприкасается. Опять же, на начальных этапах встречи с горным львом идея состоит в том, чтобы убедить горного льва, что вы не являетесь добычей и можете представлять для него опасность.

      Кто-то может спросить: «Как мне дотянуться до камней или веток, не нагнувшись?» Если вы находитесь на тропе, вы можете бросить камни сбоку от нее. Если вы находитесь в лесистой местности, вы можете найти свободную ветку в пределах досягаемости или при необходимости отломать ветви от деревьев или кустов. Если вы находитесь с другими людьми, более низкие / маленькие особи могут наклониться вплотную за более высокими / более крупными особями (чтобы все выглядело как можно больше, как будто вы все одно большое животное) и предоставить более высоким / большим особям камни или палки для бросания.Однако камни и ветви не всегда могут быть легко доступны. Но у вас, вероятно, будет рюкзак или поясной рюкзак, содержащий твердые предметы, которые можно бросить, например бутылки с водой, и вы можете забрать их, оставаясь в вертикальном положении, чтобы использовать в качестве снарядов. Но не бросайте все, что у вас есть. Возможно, вы захотите взять одну металлическую или жесткую пластиковую бутылку с водой в запас, чтобы использовать ее в качестве дубинки или веса в вашем рюкзаке или поясной сумке, которую можно будет бросить на кошку, если она подойдет достаточно близко.Таким образом, у большинства туристов будет несколько вариантов, даже если они не могут наклониться, чтобы подобрать камни или палки.

Если горный лев продолжает двигаться в вашем направлении:

  • Начни бросать в него вещи. Опять же, ваша безопасность важнее, чем безопасность горного льва, поэтому вы можете смело продолжать повышать уровень враждебности, чтобы запугать и отпугнуть горного льва. Первоначально на этом этапе цельтесь как можно точнее в его тело, но избегайте целиться в его голову.Прицеливание в голову может привести к тому, что кошка ослепнет на один глаз, что сделает ее более опасной для других туристов, которые позже посетят парк. Горные львы очень зависят от своего зрения - особенно от восприятия глубины - чтобы успешно охотиться на свою естественную добычу. Многие из относительно немногих нападений горных львов на людей в США совершаются людьми, которые получили травмы, находятся в стрессе и / или голодны. Голодный, нервный горный лев с одним здоровым глазом, наблюдая за множеством медленных, часто невнимательных * двуногих на тропинках в парке, может напасть на одного из нас, людей, в надежде на легкую пищу.(* Уберите наушники и смартфон и наслаждайтесь естественной тишиной во время прогулки.)

Если горный лев нападает на вас:

  • Сражайся! Путешественник в Южной Калифорнии использовал камень, чтобы отразить нападение горного льва на его сына. Другие успешно отбивались палками, кепками, куртками, садовыми инструментами и голыми руками. Поскольку горный лев обычно пытается укусить голову или шею, постарайтесь остаться стоять и встретиться лицом к лицу с атакующим животным.Кроме того, если у вас есть рюкзак, попробуйте расположить его как бронежилет или щит.

НЕМЕДЛЕННО СООБЩИТЕ О ВСЕХ ОБНАРУЖЕНИЯХ, ВСТРЕЧАХ ИЛИ АТАКАХ
Если вы столкнулись лицом к лицу с горным львом или атаковали его, немедленно свяжитесь с рейнджером в одном из центров для посетителей парка. можно или по телефону 415-464-5170. Угроза общественной безопасности будет оценена, и будут приняты соответствующие меры.

Назад к вашей безопасности
К началу страницы

.

Название

Хабиб Нурмагомедов родился 20 сентября 1988 года в горном селе Сильди Цумадинского района Дагестана.

Его отец, Абдулманап Магомедович Нурмагомедов, заслуженный тренер по боевому самбо, имеющий звание Заслуженного тренера России, с ранних лет привил Хабибу любовь к спорту и водил его в различные спортивные секции.

Три года занятий вольной борьбой под руководством отца дали ему хорошую базу, которая сыграла большую роль в развитии его профессиональной карьеры спортсмена.По сей день эти навыки остаются решающими для его побед в Octagon на турнирах Ultimate Fighting Championship (UFC).

Многие видели видеоклип, где Хабиб Нурмагомедов и его брат по очереди борются с медвежонком в горах. Это видео, в котором дети так стремятся и ловко играют с опасным, хотя и маленьким, шокирующим хищником, и поражают многих иностранных бойцов.

В 2001 году Абдулмапан Нурмагомедов решил уехать из сельской местности и перевез свою семью, в том числе сына-подростка Хабиба, в Махачкалу, столицу Дагестана, где будущий чемпион продолжил тренировки.

Всего Хабиб тренировался со своими братьями, родственниками и друзьями около 15 человек. День за днем ​​они работали над своими боевыми навыками, чтобы становиться сильнее и выносливее, помогая друг другу развиваться дальше.

По словам Хабиба, когда он в детстве тренировался в борьбе, он однажды наткнулся на видеозапись смешанных единоборств, и это вдохновило его попробовать заняться этим видом спорта.

После тщательного обдумывания его отец решил сначала отдать его в дзюдо, к заслуженному тренеру Джафару Джафарову, который обучал Хабибу броскам дзюдо.

Школа дзюдо Джафаровых до сих пор считается одной из лучших в России. Два года тренировок под руководством Джафарова сделали Хабиба более разносторонним спортсменом.

После многих лет тренерской работы бывший чемпион Украины по вольной борьбе и самбо Абдулмапан Нурмагомедов решил полностью заняться боевым самбо, так как он видел большие возможности для роста в этом виде спорта с его комбинацией борьбы и ударов, что делает его идеальным для всех. -поворотное развитие спортсмена.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *