Дурак удар драка: Решите ребус: ДУРАК+УДАР=ДРАКА — Школьные Знания.com

Содержание

«Он дурак. Это не человек» - Хоккей

«Он дурак. Это не человек»

Александр Радулов был в центре всех заварушек в этом матче. Для него стычка была ритуалом. Атака, которая без стычки, – плохая атака. Не доведенная до ума.

Совершенно логично, что Радулова пытались бить. Однажды даже втроем. Он был активен на добивании – и, так уж вышло, оказался единственным российским игроком на пятачке. На него бросились эти трое, он как мог отмахивался, а потом подоспела подмога – и чехи как-то присмирели. На одном из них сидел Олег Сапрыкин.

– В одном звене у вас играют Сапрыкин с Радуловым. Довольны тем давлением – и физическим, и психологическим, которое они оказывают на соперника? – спрошу после матча Быкова.

– На этом строилась их игра, – был ответ. Быков, видимо, доволен.

Потом подоспела подмога – и чехи как-то присмирели

Долгое время Россия с Чехией обходились невнятными толчками в грудь и позволяли судьям себя разнимать. На 58-й минуте краги стали лишними: Сапрыкин получил шайбу, домчал до ворот, резко затормозил – и, прицелившись, бросил.

Он мог сказать вратарю «привет», обернуться к скамейкам и помахать своим рукой или отсалютовать трибунам – настолько отстала чешская защита. Но он взял издевательскую паузу на то, чтобы прицелиться, и, забив, получил удар в спину от разъяренного защитника. Тут подлетели наши. Особенно удачлив был Константин Корнеев, который уничтожил Петра Вамполу двумя-тремя ударами. На Корнееве рюкзаком повис еще один чех, но он все равно как-то справлялся и делал то, что делал бы каждый из его товарищей: бил по всему, что в красной форме.

Радулов в своем бою против Карела Пиларжа поначалу пропустил несколько ударов, но потом дал в ответ и дальше подмял соперника под себя.

После матча Александр остановился у журналистов. У него был героически потрепанный вид, размытые пятна крови на свитере. Чья кровь, Радулов сам не уточнил, а спросить не дал – ответил только на пять вопросов и, не прощаясь, направился в раздевалку. Драку он прокомментировал так:

– Олег Сапрыкин забил, а его толкнули в спину. Я решил вступиться, чтобы больше такого не было. Это надо вырезать сразу – иначе будут травмы.

Когда Радулов ушел, чех Ян Марек посмотрел ему вслед и сказал:

– Он дурак. Это не человек.

Это те слова, за которые Яна могут спросить уже 7 января в матче «Салават Юлаев» – «Магнитка», но вообще-то лучшего комплимента от соперника после выигранного матча придумать сложно. Допекли Марека.

А Олег Твердовский стыдил чехов.

– Ваше участие в потасовке можно описать словами: все побежали – и я побежал? – спросили его.

– Там как получилось. Я увидел, что на Корнеева бросился второй игрок. Так быть не должно: один на один вообще-то дерутся. Поэтому я поспешил на помощь.

У Радулова был героически потрепанный вид, размытые пятна крови на свитере

– С финнами в этом плане проще?

– Каждая игра в таком накале проходит. Но чехи просто чуточку грязнее играют.

– Во всех стычках участвовала ваша пятерка – как так получалось?

– У нас два очень энергичных нападающих, которые играют с эмоциями, хлещущими через край. Они задиристые, наглые – и нам это только на руку.

Два задиристых и наглых нападающих – это про Радулова и Сапрыкина, само собой, сказано. Двух других таких нету.

Природу всех этих стычек попытался объяснить вратарь Константин Барулин – и так удачно это сделал, что в двух предложениях раскрыл философию сборной:

– Надо доказывать, что они здесь, в России, чужие, а мы – хозяева на этой поляне. Вот мы вышли и доказали.

Кажется, это Марека и задело.

Сергей Шаргунов - Дача, Жанна, драка с дураком

У всякого месяца свои плоды. Плоды августа – арбузы и дыни. Ведь это месяц самой тугой, заключительной беременности, радости родов, горделивого материнства. Но в августе содержатся и тайны несчастий, боль отчаяния. Словно бы солдаты Ирода ищут младенца не под вифлеемской звездой, а под этим самодовольным звездопадом, и завтра детская кровь омоет толстое лезвие… Арбузы и дыни, астраханские, узбекские, подвозили в наш подмосковный поселок. И звезды в этот месяц кто-то подвозил неимоверно близко. Арбузы и дыни в небе, сочные, без кожи, когда северное небо вдруг делается африканским.

«Авг, авг, авг», – густо бранились под звездами псы, сбившись в бродячий отряд. Метались, сталкивались, пыль дороги посверкивала, а в траве трещало. Одна псина, вспыхнув глазами, скакнула в сторону и завизжала. Она испугалась каменного удара яблока за забором. Наш забор. На калитке мерцала стальная табличка со злой собакой. Собаки за забором не существовало. Стоял темный дом, и в нем я спал.

Целый день до этого я читал «Войну и мир». Валялся после завтрака на диване и грыз карамель (жестяная банка). Оставление Москвы, поджоги, тяжелое движение обозов, бледный юнец, который зачем-то начал благословлять Наполеона, сцена расправы над бледным юнцом. Наташа над умирающим Андреем. Карамель кончилась. За открытым окном просторно горел день. С затрепанным томом я пошел на кухню, набил карманы джинсов грецкими орехами, и отправился в сад, в солнце, на деревянную горячую скамейку. Я переворачивал страницу и раскалывал по ореху. Пьер Безухов в захваченной Москве, Наполеон как Антихрист, ожидание французской пули, знакомство с Платоном Каратаевым. Некоторые я с тигриной силой расцеплял в руках, а особо неподатливые орехи клал под зад, надавливал, и с хрустом раскраивал. Читая, выедая орех из осколков, я постепенно вошел в такой нежный транс, в причудливое очарование такое, что неожиданно почувствовал себя другим. Ослепительное прояснение, спровоцированное ясной погодой, открыло толстовский мир, который не даст никакой литературовед. В этом простецки-изящном, солнечно-затуманенном толстовском мире я поехал на велосипеде за арбузом.

Я ехал по страницам Толстого. Август, торжественно окружавший, огрубевшая за лето зелень, дорога, которая ойкала в моем сердце каждой выбоиной, треньканье звонка на ухабах, и шипение шокированной шины, когда я затормозил резко, чтобы не столкнуться с девочкой, выскочившей наперерез из другого земляного переулка… Это все был Толстой! И висевший на руле белый пакет придумал он. Он сочинил август, наделил сегодняшний день ярким солнцем, но если бы стало сыро и мерзко, как пару дней назад, все равно было бы здоровски, потому что Толстой пребывал везде.

Девочка мне нравилась. Я ее, желтоволосую, видел и раньше, на велосипеде. Высокая, костлявая. Всегда у ее колеса бежала собака породы мастиф, путаясь в слюнях. А сейчас девочка выехала мне наперерез без собаки. Мы чуть не столкнулись и спешились. Вряд ли бы мы заговорили когда-нибудь, если б не дорожный эксцесс.

– Ух ты, – сказала она, ступив двумя сандалиями на землю, но крепко держась за руль. – Извиняюсь.

Я, небрежно отставив велосипед за левый бок и придерживая его одной рукой, растянул губы нервно:

– А где твоя собака?

– Собака? У бабушки в Москве. А откуда ты ее знаешь?

– Видел вас.

– И я тебя видела.

Это были смущенные реплики, которые колебало счастье спасения, – чуть-чуть и мы бы столкнулись. У Жанны (так она назвалась, мы уже гарцевали на велосипедах, то есть медленно катили) была короткая стрижка, розовые шорты и черная футболка с диснеевским утенком. Светлые глаза. Ей было двенадцать, на год старше меня и выше на полголовы, но одета она была в сладкие тряпочки, уместные для девятилетней.

– Я за арбузом, а ты?

– На станцию. Папу встречать.

– По дороге, – сказал я, улыбаясь снова.

– Че ты подмигиваешь?

– Погода хорошая.

– Ага. Дожди так долго шли. Нас собака достала, вся грязная. Из бочки ее поливали, она еще хуже стала. Мама ее в Москву отправила – хоть отмоется нормально. Классно, что все высохло, скажи? Скоро моя Тина вернется, моя лапочка!... Она у нас добренькая, мышку не обидит. Даже не гавкает. Она мое золото! Больше всех ее люблю! А чем ты на даче занимаешься?

– Книжку читаю. «Война и мир». Дождь был, я у радио сидел, переживал. Такие события! Коммунистов победили. Ты знаешь?

– Ну да, – она поскучнела. – Папа говорит: теперь плохо будет.

– Он что, коммунист?

– Почему, коммунист?

– Где работает?

– Много будешь знать – скоро состаришься! В райкоме он работает.

– Значит, коммунист.

Она отвернулась, и крутанула педали, обгоняя меня, и вильнула обиженно. Мы выехали на асфальтовую улицу.

– У вас яблок много? – крикнул я в черную спину и желтый затылок.

Навстречу пробежала стая собак, пять бездомных, увлеченных призрачной целью, и равнодушных к нам. Одна собака, угольная, бежала, прихрамывая, я оглянулся и она оглянулась, репей на тревожном ухе. Невидимый Лев Толстой почесал бороду.

– Яблок в этом году много, – заявила Жанна по-взрослому, мы опять поравнялись. – Значит, за арбузом едешь? А я дыню люблю. Она сладкая. В арбузе – одна вода!

– Посторожишь мой велик?

– А на станцию не опоздаю? Пять минут осталось.

– Щас, мигом…

Внутри магазина было безлюдно. Несколько старух. Прилавки под стеклом поблескивали стальными проплешинами пустот. За прилавком громоздились футбольные мячи арбузов и регбийные дынь, но про регби я еще ничего не знал. Взял плод, важно постучал по теплой кожуре, повертел сухой хвостик. Дома мне выдали денег только на арбуз, иначе джентельменски я бы забрал и дыню – желтой девочке.

В магазин вошел враг.

Его звали Сирэ. Полудурок, необычно вечно бледный. Лет тринадцати, бескровная ухмылка, прищуренный глаз. Говорят, однажды в грозу он упал на землю и заблеял: «Сирэ-э-э!», с этих пор и приклеилось к нему прозвище. Он яблоками недавно через забор в меня кидался, подгнившими. Материл сквозь щели забора. По-настоящему мы с ним еще не сталкивались. Вот с моим приятелем дачным Алешкой они уже столкнулись. Весной. Сирэ чистил талый лед, а Алеша мимо шел, и Сирэ его долбанул лопатой по лицу. Приветливо. Не острием, тыльной стороной.

Заплатив, я быстро пошел к выходу с арбузом у живота.

– Постой, пельмень.

– Я не пельмень.

– Чего ты сказал?

Мы уже стояли на улице, трое.

– Я не пельмень.

– Дай прокатиться, – он безошибочно выбрал мой велосипед, встряхнул со звоном, пока я пытался втиснуть арбуз в пакет.

– Отпусти! Не твое! – сказал я, ненавидя его, себя и девочку-свидетельницу, и этот оскорбительный август, моментально скисший и затошнивший. – Ты что, дурак? – добавил я, дразня, и выронил пакет. – Сирэ…

– …твою мать, ты как меня назвал? – он отшвырнул велосипед и пнул колесо.

– Прекратите! – закричала Жанна. – Мне на станцию надо.

– Арбуз дай попробую, – ласково пропел он, наступая, темный глазок был пытливо узок. – Кусочек отрежу, – он вытащил из кармана черных треников синюю пластмассовую рыбку, тотчас выплюнувшую лезвие. – Кусочек, и отпущу. Дай, ну дай! – он приближался быстрее, чем я отходил. – А ты, правда, карате знаешь? Твоя мать моей хвастала. Покажи прием!

Лезвие ножа спряталось, но это не обрадовало, потому что в ту же секунду белое лицо врага, вялое, собралось, сжалось, губа брезгливо задралась:

– Ты че мне хамил, а?

– Отойди, – я толкнул его в грудь, отрицая толстовство.

– Ты так со мной, пельмень?

– Хватит! – закричала Жанна, но уже как-то возбужденно, кокетливо, будто сей поединок в ее честь.

Я отступил на шаг, прикрываясь арбузом, и со всей силы швырнул его под ноги. Гол! Шар взорвался. Плеснул мокрым жаром. Хороший я выбрал, спелый.

Мы все смотрели на арбуз.

– Гад, ты же мне штанину изгадил! – первым очнулся враг, и взмахнул ногой.

Я поставил блок рукой, а левой стукнул ему в скулу. Он навалился, вцепившись в горло, и мы упали. Удалось его перевернуть, вырваться, но он поставил подножку, я грохнулся, он навалился снова, долбанул в ухо. Мы катались, он был крепче. Вернулись, катаясь, к разгромленному арбузу, скользкие полушария лопнули на несколько ломтей под нами, Жанна ворвалась в слепую кашу, беспорядочно царапаясь, потемнело, боль, удар, еще…

Я взмолился Льву. Николаевичу Льву. Не буквально Льву Николаевичу. Но, погруженный всем этим августом в толстовский мир, я обморочно взмолился об избавлении, и адресатом мольбы не мог быть никто, кроме Толстого.

Врага отдернуло.

– Удавлю! – рокотал голос свыше.

Я вскочил.

Сирэ с искривленным лицом болтался в объятиях мужика. Враг мой хрустел из чугунного зажима. Мужик был в сером костюме, однако измятом, заляпанном, как будто сам недавно дрался. Не разжимая объятий, он шатался вместе с моим врагом. Оглушительно пахло выпивкой. Жанна вертелась, вереща задорным голоском примерницы:

– Папочка, он на нас напал! Этот козел…

Враг полетел в сторону, в траву, мы шли. Замедленно, как подводники. Мы с Жанной вели свои велосипеды. Я запрокидывал голову (нос расквашен) и прихрамывал. Мужик шатался, потный, жилистый, похожий на индейца, бормотал и напевал.

– Видишь, какой он у меня сильный! Настоящий герой! – шепнула девочка, и, заискивая, спросила: Как там в Москве, папуль? Как Тиночка наша?

Мужик ступал, трудно, важно, в нем гуляло море вина.

– Все, Жанночка, нет больше у твоего папы работы… – он остановился, мы заглянули ему в лицо.

Взгляд его косо и страшно разбежался, сосредоточился в углах глаз. Этим диковинным взглядом он уткнулся в зелень по краям дороги, словно обдумывал сразу две каких-то далеких, трудных, боковых мыслишки, пытаясь слепить из них одну главную.

Выдохнул. Пошел дальше, наборматывая, петляя мутным взглядом, иногда опираясь на дочку.

– Пап, ты настоящий герой!

– Простой, как Лев Толстой… – прогудел мужик неожиданно благодарным голосом, и хохотнул.

А я в который раз ужаснулся тому, что все слова и мысли на свете связаны.

Дома ругали и жалели. Бодро я объявил, что упал с велосипеда, от этого ушибы, ну а арбуз разбит. Не поверили, что упал, но Сирэ я не сдал, зубы сжав. Промывшись из ведерка и поежившись под мазками материнского йода, забрался на диван. Жрал яблоки смачно и безжалостно, как личных врагов. Когда Платона Каратаева убили – заплакал.

Ночью приснилась дорога возле забора. Пыльная, ночная, чья пыль заметна из-за близости звезд. Снился странный сон: все спали в одном нашем доме, комнаты были бесконечны, и я узнавал многих знакомых в темных комнатах по очертаниям: Жанна спала, спал папа ее, спал Сирэ, жалобно всхлипывая, я его за все простил, потому что во сне был спокоен ко всем. А на пыльной дороге метался отряд собак. Упало яблоко в нашем саду, собака отпрыгнула от стаи, яблоко лежало в стрекочущей траве, белое и влажное, звезды бодрствовали, милосердные, палаческие. Звезды августа.

Лето кончилось. Кончилась «Война и мир». Недоуменно изучил толстовское послесловие. Взялся за Ната Пинкертона, чьи фокусы переиздали на волне того времени. В последний день месяца мы выехали с Жанной на верховую прогулку. Герой помалкивал, загадочный и бдительный, как король сыска. Мой невидимый котелок раскачивался под усталым вечерним солнцем. У Жанны шины недавно наехали на стекло, и сдулись. Но ради этой прогулки она тяжело крутила педали. Она ползла рядом, не отставая. С дырявыми шинами. Метафора влюбленности.

(Позже ее отец нашел себя в бизнесе, она родила двойню, мастиф подох, Сирэ забрали в армию, он вернулся и стал работать на местном такси.)

«Гнездо преступников под небесами», «Стальное жало», «Борьба на висячем мосту». Август кончался малиновой улыбочкой великого Пинкертона, хладнокровными антоновскими яблоками гладковыбритых американских щек. Сейчас, на излете лета, напитанный детективными ядами, я подозревал злодейский умысел везде, и в том, конечно, что некто натолок стекло у Жанниных ворот, этим убив ее шины. Не Сирэ ли бил бутылки? Мы разъезжали по поселку, воздух свистел, всюду умирало лето.

Мы не целовались. Въезжали в сентябрь на своих велосипедах. В город, в разлуку, в привычную суету, в жизнь, которая вот-вот исчезнет, в будущее, которое не возникнет. Его, это будущее, сложившееся и зрелое, как август, не взяли с собой, забыли за поворотом, и оно ноет там и бродит и никогда не оставляет в покое.

 

«Если ты решил бросить женщину, лучше ее пристрелить» – Weekend – Коммерсантъ

Хемингуэй накануне операции по освобождению Парижа от немецких войск, июль 1944 года

Фото: AP

Место женщины — в постели, разногласия лучше разрешать силой, прощение — синоним слюнтяйства, а пытка — лучший способ ведения допроса. Мало кто из великих воплощает токсичную маскулинность лучше, чем Эрнест Хемингуэй, и мало у кого она выглядит такой человечной. К 120-летию главного мачо мировой литературы вспоминаем слова и дела, сделавшие его кумиром не одного поколения

Хемингуэй очень любил убивать. Однажды во время рыбалки на Багамах он заприметил особо выдающегося тунца, которого одновременно с ним уже выслеживала акула. Хемингуэй избавился от соперника решительным образом: просто расстрелял акулу из установленного в лодке пулемета и продолжил охоту на несчастного тунца. Труп акулы он, разумеется, взял с собой и в конце трудового дня демонстрировал как один из своих трофеев.

Хемингуэй считал, что все разногласия можно решить хорошим ударом в морду. В списке знаменитых пострадавших от его тяжелой руки был, например, Орсон Уэллс. 22-летний тогда еще начинающий актер озвучивал документальный фильм Хемингуэя о гражданской войне в Испании и во время первой сессии предложил подредактировать закадровый текст, после чего тут же был уложен на пол ударом в челюсть. После драки Хемингуэй, впрочем, решил помириться и предложил Уэллсу на месте распить бутылку виски. От алкоголя Уэллс, конечно, не отказался, что было расценено Хемингуэем как начало прекрасной дружбы — от которой сам Уэллс, уже став знаменитым, открещивался при любом удобном случае, подчеркивая, что в гробу видал «мачистский энтузиазм» старшего товарища.

Хемингуэй верил, что пытки — обязательная часть допроса. Участие Хемингуэя во Второй мировой моментально обросло легендами, большую часть из которых сочинил он сам (что стоило ему отношений со многими бывшими сослуживцами). Больше всего знакомых возмущали две истории: как Хемингуэй, которому официально нельзя было иметь при себе оружие, убил во время освобождения Парижа 27 человек и как он изобрел безотказную систему пыток при допросе: поджигать связанным пленным ноги.

С двустволкой дома на Кубе, 1952

Фото: Alamy/TASS

Из всех видов спорта Хемингуэй предпочитал драку. Будет преуменьшением сказать, что это увлечение не разделяли члены его семьи и друзья — за одним исключением. Джеймс Джойс, в жизни боявшийся примерно всего, обожал способность Хемингуэя решать вопросы кулаками. Друзья заходили в бар, выбирали жертву, с которой пили на протяжении всего вечера, после чего Джойс вступал с новым собутыльником в жаркий спор, разрешать который тут же вызывался Хемингуэй. Разрешение, разумеется, вело к многочисленным травмам — как физического, так и психологического характера.

Хемингуэй любил, чтобы друзья страдали, а женщины — ждали. Хуже остальных пришлось Арчибальду Маклишу и второй жене Хемингуэя Паулине. Маклиш, частенько ходивший с Хемингуэем в море, по мнению последнего, всегда был виноват в неудачной рыбалке. Расстроенный результатом, Хемингуэй каждый раз выкидывал его на каком-нибудь маленьком острове между Кубой и Флоридой и уплывал на несколько часов — успокаиваться. Все это время Паулина была обязана стоически ожидать возвращения мужа на местном причале. Если после долгой рыбалки Хемингуэй не обнаруживал ее на берегу, он впадал в ярость.

Хемингуэй любил публично обсуждать личную жизнь друзей. Особую жестокость он проявил к Скотту Фицджеральду и Дороти Паркер. И если историю о том, как пьяный Фицджеральд переживает, что у него слишком маленький член, Хемингуэй вставил в мемуары уже после смерти «заклятого друга», то Паркер получила при жизни. После очередной дружеской ссоры Хемингуэй написал про нее издевательское стихотворение, в котором высмеял ее любовные неудачи и аборт (о котором она рассказала ему по секрету), а также упрекнул ее за слишком быстрый отказ от попыток самоубийства. Стихотворение прочел весь литературный Нью-Йорк.

С мертвым буйволом на сафари в Африке, 1933

Фото: JFK-EHEMC/wikipedia.org

Хемингуэй считал, что контрацепция — не проблема мужчины. Именно из-за этого, как он утверждал, распался его второй брак. После двух тяжелейших беременностей врачи запретили его жене Паулине заводить детей, и она решила предохраняться прерыванием полового акта — это притупляло удовольствие Хемингуэя от секса, и ему не оставалось ничего другого, как найти себе новую женщину.

Хемингуэй верил в право отца выбрать мужа для дочери. Когда младшая сестра Хемингуэя Кэрол решила выйти замуж без его благословения (писатель после смерти отца считал себя патриархом семьи), он сделал все, чтобы этого не произошло: сначала шантажировал сестру деньгами, потом — самоубийством, затем начал атаковать ее письмами, предлагая стерилизовать будущего мужа и утверждая, что ненавидит его «так же сильно, как нацистов». Признать выбор сестры он отказался даже после того, как Кэрол перестала с ним разговаривать. На вопросы знакомых о том, как она поживает, он — в зависимости от настроения — отвечал, либо что она умерла, либо что развелась.

Хемингуэй считал, что место женщины — в постели. Третий брак Хемингуэя — с журналисткой и писательницей Мартой Геллхорн — не выдержал испытания славой и рабочими часами. Геллхорн, которую в начале их брака называли Хемингуэем в юбке, после свадьбы, к его искреннему удивлению, не просто не оставила карьеру, а «бросила его» и уехала в качестве военного корреспондента на Вторую мировую. Хемингуэй, сам отправившийся на войну в 1943 году, молчать не стал и завалил ее телеграммами следующего содержания: «Ты военный корреспондент или жена в моей постели?» Они развелись в 1945 году — когда у Геллхорн наконец появилось немного свободного времени.

С третьей женой Мартой Геллхорн и мертвыми фазанами после охоты в Сан-Валли, 1940

Фото: Shutterstock Premier/Everett Collection/ Fotodom

Хемингуэй не признавал право женщины на развод. Уже разойдясь с Мартой Геллхорн, Хемингуэй еще долго отказывался официально оформить развод, которого она требовала. Попытки завоевать жену обратно носили радикальный характер: на встречу с Геллхорн в только что освобожденном Париже Хемингуэй притащил целую армию поклонников из войск союзников и принялся угрожать жене пистолетом, заявляя, что лучше убьет ее, чем разведется. На защиту Геллхорн встал Роберт Капа. Некогда близкий друг Хемингуэя, Капа немедленно был объявлен предателем, получил бутылкой шампанского по голове и больше никогда не разговаривал с Хэмом.

Хемингуэй считал, что животным самое место в цирке. Одним из его любимых мест в Нью-Йорке был цирк братьев Ринглинг — у него даже был специальный абонемент за подписью владельца заведения, позволявший ему посещать цирк в любое время и проходить за кулисы до начала представления. Цирковых животных Хемингуэй считал умнее обычных — по его мнению, из-за постоянного общения с людьми звери становились более развитыми интеллектуально и могли поддержать с ним беседу. Любимыми собеседниками Хемингуэя были горилла и белый медведь, с которыми он общался, по его собственным словам, «на языке индейцев».

Хемингуэй ненавидел писателей, которые были популярнее его. Или выше. Когда кто-то выпускал бестселлер, то немедленно появлялся в следующем романе или рассказе Хемингуэя — в роли законченного мерзавца или просто идиота. Имя Хемингуэй менял, но не настолько, чтобы нельзя было угадать прототипа. Такое он проделывал с Фицджеральдом, Дос Пассосом и Маклишем. С ростом было проще. По воспоминаниям, Хемингуэй только однажды встретил писателя выше себя — им оказался Томас Вулф, протеже издателя Хемингуэя Макса Перкинса. Хемингуэй возненавидел его сразу же.

С мертвым марлином после рыбалки на Кубе, 1934

Фото: Alamy/TASS

В мужчинах Хемингуэй особенно ценил героическую внешность. Нешуточную ярость вызывали в нем собственные отретушированные фотографии, на которых часто замазывали его шрам на лбу. История происхождения шрама, предмета необыкновенной гордости Хемингуэя, на протяжении всей жизни писателя менялась: шрам возникал то от ранения на войне, то в уличной потасовке, то в столкновении с быком. Уже после смерти Хемингуэя миф развеяла его сестра, рассказав, что шрам был получен не в окопах, а при неудачной попытке закрыть чердачное окно в парижской квартире.

Хемингуэй больше всего боялся прослыть гомосексуалом. Из-за этого он даже поссорился с Гертрудой Стайн, которую когда-то считал своим учителем. Узнав, что Стайн собирается издать беллетризованные мемуары, Хемингуэй стал одержим идеей, что в них она изобразит его «гомиком». Собственную гомофобию Хемингуэй никогда не скрывал (несмотря на то что в его ближайшем окружении всегда были гомосексуалы) — известно, что у него был вечно пополнявшийся список вещей, которые «не гомику» делать не положено. В этот список входили проявление сильных чувств на публике, любой цивилизованный спор без драки и, разумеется, контакты с литературными критиками.

Хемингуэй всегда имел при себе оружие. Но на гражданке пользовался им в исключительных случаях — чаще всего для демонстрации хорошего расположения духа. Однажды эта привычка чуть не стоила ему счастья в личной жизни. В середине 1940-х он долго и безуспешно ухаживал за журналисткой Мэри Уэлш (в будущем — четвертой миссис Хемингуэй). Отчаявшись, он вызвал на помощь в Париж старую подругу Марлен Дитрих, которая должна была расхвалить его достоинства. Дитрих с поставленной задачей справилась всего за один ужин. Воодушевленный успехом, Хемингуэй отправился в туалет, где на радостях спустил весь магазин своего кольта. Убежать из ресторана Уэлш не дала все та же Дитрих.

На сафари в Кении, 1954

Фото: Shutterstock Premier/Everett Collection/ Fotodom

Хемингуэй был убежден, что настоящий мужчина должен начинать пить в двенадцать лет. Сам он, по его словам, пить начал в пятнадцать, но собственных детей решил познакомить с тяготами мужской жизни пораньше. Его сыновья от второго брака Патрик и Грегори, на летние каникулы приезжавшие к папе на Кубу, начали кутить с Хемингуэем, когда Грегори, младшему, только исполнилось двенадцать. Хемингуэй научил сыновей правильно пить и правильно похмеляться (он считал, что нет ничего лучше «Кровавой Мэри» на завтрак), а заодно — добывать пищу. По воспоминаниям Грегори, идеальный выходной с детьми Хемингуэй представлял себе как поход на охоту с последующим уроком, как правильно добивать только что подстреленных уток.



С пулеметом Томпсона на своей яхте «Пилар», 1935

Фото: JFK-EHEMC/wikimedia.org

«Добродетель — синоним неоригинальности»

Письмо Арнольду Гингричу, 1933

«Прощение — синоним слюнтяйства»

Письмо Эдмонду Уилсону, 1951

«Лучшая работа — это постреливать в бегущих навстречу носорогов или отрезать бивни рассерженным слонам»

Письмо Грегори Хемингуэю, 1954

«Не доверяй людям, не побывавшим на войне»

Письмо Мэри Уэлш, 1944

«Дружба между мужчиной и знаменитой женщиной бесперспективна, хотя она может быть очень приятной, пока не станет чем-то большим или меньшим; с честолюбивыми женщинами-писательницами она еще менее перспективна»

«Праздник, который всегда с тобой», 1964

«Вернемся к слову "сука" опять. Я изменю на "толстую женщину" или просто "женщину". Даже лучше»

Письмо Максу Перкинсу, 1935

«Нужна такая жена, которая ночью была бы в постели, а не на какой-то очередной войне»

Письмо Максу Перкинсу, 1935

«Всякий, кто принимает хорошенькую и честолюбивую женщину за богиню-царицу ночи, должен быть наказан — если не как еретик, то как дурак»

Письмо Бернарду Беренсону, 1952

«Если ты решил бросить женщину, лучше ее пристрелить. Даже если тебя за это казнят, это все равно будет наиболее безболезненный путь»

Письмо Максу Перкинсу, 1943

«На свете так много женщин, с которыми можно спать, и так мало женщин, с которыми можно разговаривать»

Письмо Максу Перкинсу, 1944

«Женщины не помнят, что они тебе говорили. Но если, не выдержав, ты в конце концов скажешь им в сердцах что-нибудь в ответ, то именно это и было, значит, сказано когда был скандал»

Письмо Мэри Уэлш, 1953

«Чтобы стать хорошим отцом, достаточно одного правила: даже не приближайся к ребенку в первые два года его жизни»

Из книги Аарона Хотчнера «Папа Хемингуэй», 1964

«Подросток, живущий среди мужчин, всегда должен быть готов, в случае необходимости, убить человека и быть уверенным, что сумеет это сделать, если он хочет, чтобы к нему не приставали»

«Праздник, который всегда с тобой», 1964

«Единственное, где алкоголь может мешать, это на войне и за письменным столом. Тут нужна трезвость. Зато стрельбе всегда очень помогает»

Письмо Ивану Кашкину, 1935

«Первым великим даром, который жизнь может преподнести мужчине, является здоровье. Вторым, еще более великим,— отношения со здоровыми женщинами. Одну здоровую женщину всегда можно сменить на другую. Но если начать с больной, то далеко не уйдешь»

Письмо Максу Перкинсу, 1943

Текст: Мария Бессмертная


Читайте также:


Еще больше вредных советов от «потерянного поколения» —  в Telegram-канале Weekend

Решите ребус: ДУРАК+УДАР=ДРАКА

Пошагово:

1) сначало выполняем то, что связано с умножением или делением решить (70×3=210)

теперь уравнение выглядит так:

b-210=345

2) затем переносим число за знак равно. При этом изменяем его значение на протвоположное:

b=345+210

Как видно из этого выражения прежнее число 210 было со знаком - (минус): -210, но при переносе через знак равенства изменился на +210. Это одно из самых важных свойств, про которое не стоит никогда забывать.

3)В итоге просто заканчиваем решение сложение чисел и вуаля: b=555.

ВОТ ИТОГОВЫЙ ВИД УРАВНЕНИЯ: b-70×3=345

b-210=345

b=345+210

b=555

287+(120-х)=300
120-х=300-287
120-х=13
х=120-13
х=107

10000-30*90= 897300
10000-90*90= 891900
10000-1000*90= 810000

Найдите сумму а) 2.8 + 1.9 б) 4,6 + 0,5 в) 8 + 2,6 г) 4,7 +16 д) 2,58 + 1,4 е) 7,2 + 15,68 ж) 0,906 + 12,8 з) 0,47 + 0,741 Помо любопытный-4

2, 8+1, 9=4, 7
4, 6+0, 5=5, 1
8+2, 6=10, 6
4, 7+16=20, 7
2, 58+1, 4=3, 62
7, 2+15, 68=22, 70
0, 906+12, 8=13, 4
0, 47+0, 741=0, 788

1 комплект стоит 464 р, тогда 125 комплектов= 464*125=58000

«В душе я воин, а в реальной жизни слабак, в этом вся драма»

Опрос недели: А вы когда последний раз дрались?

В канун 23 Февраля в России традиционно много размышляют о воспитании сильного пола и защитниках Родины. Согласны ли вы, что «добро должно быть с кулаками», особенно в условиях нашей страны? И как воспитать в современном обществе настоящего мужчину? «БИЗНЕС Online» отвечают Марат Ахметов, Фарид Абдулганиев, Лутфулла Шафигуллин, Александр Шадриков, Фирдус Тямаев и другие.

Марат Ахметов заместитель председателя Госсовета РТ: — Как-как? Давно не дрался (улыбается). Ну в детстве бывало. Добро не должно быть с кулаками, нужно все решать словами. И то надо не оскорблять, не унижать человека. В современном мире мужчина должен быть воспитанным, культурным, интеллигентным и тружеником.
Рафис Хабибуллин министр по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям РТ: — Да я каждый день дерусь — с внуком (смеется). Добро всегда было с кулаками. В моем понимании это защита своей чести или того, кто прав. Если мужчина выступает за добро, в драке ничего плохого нет, но, конечно, в пределах нормы закона. Воспитывает мужчин семья, отец — это пример, если есть старший брат, то он. У меня, допустим, его нет, а есть младший. Мой младший брат всегда говорил, что смотрел на меня, а я — на отца, дядю. Они всю жизнь проработали в милиции, еще в советские годы. Я, конечно же, хотел быть похожим на них, особенно на отца. Хотя у него времени на нас не хватало. Нас больше воспитывала бабушка. Тем не менее перед нами не стоял выбор профессии, мы потомственные милиционеры — и я, и братишка. Семья, потом школа и армия — вот что воспитывает мужчину. Если какой-то период провалился, я считаю, что это может быть минусом в воспитании мужчины.
Феофан митрополит Казанский и Татарстанский: — Добро не может быть с кулаками. Это разные вещи, и они не имеют никакого отношения к Дню защитника Отечества. Сила не в кулаке, а в духе человека. Качества же настоящего мужчины всегда неизменны: честность, мужество, умение защитить слабого и никогда не ставить на первое место свое «я». Если говорить о защитнике Отечества, то его защита должна быть у него в приоритете. Если наступают трудные времена для Отечества, если оно в опасности, мужчина должен быть готов его защитить. В Евангелии очень правильно сказано, что нет больше той любви, как если кто положит душу свою за ближних своих, что и делали наши воины, скажем, во время Великой Отечественной войны.
Фарид Абдулганиев помощник президента РТ по развитию малого бизнеса, экс-министр экономики РТ: — У меня отец армейский командир, он воспитывал меня и продолжает воспитывать в режиме строгой дисциплины. Я полагаю, когда говорят про этот праздник, очень важный аспект — строжайшая дисциплина: вовремя подъем, сон, о таких вещах мы иногда забываем. А дрались в школе, институте. Драка — форма борьбы, она необязательно должна быть физической. Главное, чтобы причина имелась. Когда надо отстаивать правду, свой интерес или кого-то защитить — это драка или нет? Лучше, конечно, все решать мирным путем. Прописная истина. Но на то мужчинам и даны кулаки, чтобы, когда требуется, а это может быть даже подворотня, защитить себя и близких. Когда мы говорим про мужские качества, это одно из основных.

У меня две дочери, я их воспитываю так, чтобы в свое время рядом оказались достойные мужчины. А мужчин надо воспитывать строго, особенно в наше время, когда так много соблазнов и где-то может затеряться человек. Потому нужны, как я уже сказал, дисциплина, порядок и порядочность. Через ваше издание обращаюсь к коллегам, мужчинам, желаю вести себя так, чтобы можно было сказать: «Вот это мужчина!»

Лутфулла Шафигуллин председатель комитета ГС РТ по экономике, инвестициям и предпринимательству: — Я никогда не дрался. В школе бывало, наверное. Окончил военное училище и служил в советской армии, случались моменты, но только в целях обороны или защиты. Добро не может быть с кулаками. С кулаками добра не сделаешь, это зло. Воспитывать мужчин нужно личным примером, трудом, показывать: делай, как я. Через добро надо воспитывать мужчин.
Фирдус Тямаев певец: — Мне никогда не приходилось драться, все вопросы я решаю мирным путем. Но с тем, что добро должно быть с кулаками, я полностью согласен. Мужчину нужно воспитывать так, как растили нас, а мы боялись родителей, учителей, сейчас же, наоборот, боимся своих детей. Такого не должно быть — это однозначно.
Александр Шадриков министр экологии и природных ресурсов РТ: — Дрался, наверное, только в детском саду за игрушки какие-нибудь, уже не помню. Я не согласен, что добро должно быть с кулаками, оно должно быть добром. Воспитывать защитников Отечества нужно в созидании, научить их ценить то, что мы имеем, защищать своих близких, родных и делать благое дело.
Абдулла Дубин краевед, экс-диктор телевидения: — Драться или не драться — это ведь зависит от породы человека. Мы сталинское поколение, тогда был девиз: «Кто любит людей, тот дольше живет». Так что до драк, слава богу, никогда не доходило, и в общем-то это не мой стиль. Добро должно быть не только с кулаками, а может быть и вооруженным. Потому что Владимир Путин не с того конца начинает, он хочет завалить деньгами, а надо с воспитания начинать. Сейчас телевидение — академия бандитизма и проституции, вот еще одна проблема. А настоящий мужчина всегда любит окружающих, уважает семью, нужно это и прививать.
Ренат Мистахов генеральный директор судостроительной корпорации «Ак Барс»: — В последний раз я дрался еще в техникуме, это было начало 90-х. Мужчина должен уметь постоять за себя и тех, кто не может себя защитить. У меня трое сыновей и дочка. Воспитываю я их очень просто, мальчики у меня все февральские, у одного день рождения — 11-го, у второго — 13-го, у третьего — 16-го. В этом году одному исполнилось 24, другому — 20, третьему — 10 лет. Перед 23 Февраля я всегда провожу их дни рождения в ракурсе, посвященном Дню защитника Отечества. Это пейнтбол, разборка-сборка автоматов, футбол — спортивно-полевые мероприятия. Что позволяет ребятам сформироваться как мужчинам. Но самое главное — чтобы дух команды был, плечом к плечу, чтобы мальчики чувствовали дружбу, команду. И каждый год я это провожу перед 23 Февраля, чтобы пробудить у них желание быть офицерами. Старший у меня уже получил офицерские погоны, и второй на военной кафедре учится, тоже на офицера.
Михаил Скоблионок предприниматель, президент еврейской национально-культурной автономии РТ: — Я кулаками махал лет, наверное, 50 назад. После этого начал работать головой, а не руками. Любой человек должен уметь постоять за себя: в молодости мы защищаемся кулаками, в возрасте — уже мозгами, но добро просто так не приходит и его надо отстаивать. Чтобы воспитать настоящего мужчину, не нужно ему давать денег, пусть он сам научится зарабатывать. Есть такой хороший анекдот. У одного человека спрашивают: «Кто такой мужчина?» Он отвечает: «Мужчина — тот, у кого есть деньги, а если нет их, то это самец». Мужчина должен уметь зарабатывать деньги, содержать семью, помогать своим престарелым родителям.
Альмир Михеев депутат Госсовета РТ, член партии «Справедливая Россия»: — Я дрался последний раз в школе, наверное. А, нет! На тренировке с тренером два года назад, когда еще занимался рукопашным боем и боксом. Мужчине это нужно. Я категорически против навязанной Советским Союзом модели, паттерна поведения, когда все должны быть добренькими. Мужчину необходимо выращивать так, что он боец, чтобы был готов с оружием защищать себя, свою семью, родину. Мальчики должны расти мальчиками, а девочки — девочками. Есть гендерные различия, от них никуда не денешься. Мужчина должен быть сильным и готовым в любой момент постоять за себя. У меня дочери, о мальчике я пока еще только мечтаю. Если у меня родится сын, я постараюсь его не баловать и отдам в какой-то контактный спорт, где нужно драться.
Ильшат Ганиев генеральный директор ООО «Тепличный комбинат „Майский“»: — Давно ли я дрался? Уже не помню когда, наверное, в школе. Раньше как говорили? Бросили в тебя камень, а ты ответь добром. Только так должно быть. Мужчин жизнь воспитывает. Нам было легче, сегодня чуть сложнее. Мы уже в возрасте люди, воспитывались в советское время, это было одно, сегодня уже другое. Я не говорю, что сейчас мужчины плохо воспитаны, но все же человечности стало меньше. Они конкретные, занимаются финансами, экономикой, производством, но человечности теперь поменьше.
Мансур Гилязов драматург: — Я в жизни ни разу не дрался вообще, физически к этому не готов, я был бы рад драться, но у меня такая порода: маленькие кулаки, слабые руки, спортом не занимался. Я рос в такой удивительной семье, где считалось, что спортом занимаются только плохие мальчишки, что ты будущий профессор, академик, нас с детства так учили, что ты должен читать книги, рисовать, заниматься музыкой. Было такое, что по всем предметам ты должен иметь пятерки, а по физкультуре можно и двойку.

Мужчина должен быть физически крепким, оттого, что не умею драться и никогда не делал это, я всегда страдал. Очень хочется дать кому-нибудь по башке. Настоящего мужчину можно воспитать тем, что надо подальше держаться от интернета, сотовых телефонов, нормально кормить натуральными продуктами без нитратов, всякой химии. Все очень просто, так как связано с основными инстинктами, они угасают, то есть человечество само себя убьет из-за этого интернета. Люди перестанут себя воспроизводить. Женщины не способны рожать, а мужчины — воспроизводить детей. Количество таких людей растет в геометрической прогрессии. Пришло поколение, где мужчинам не нужны женщины и наоборот, и таких людей становится все больше и больше. Потому сильный мужчина, который умеет драться сегодня, думаю, в цене. Но драться я умею духовно. То есть внутри, в душе я воин, а в реальной жизни слабак, в этом вся драма.

Айдар Шагимарданов президент ассоциации предпринимателей-мусульман РФ: — Я занимаюсь восточными единоборствами, поэтому в боевых поединках участвую несколько раз в неделю на тренировках. Если вспоминать уличную драку без правил, каких-то серьезных причин, то, скорее всего, это было в школе. Добро должно быть с чистым сердцем, правильным намерением, но кулаки у мужчин должны быть всегда, ведь неизвестно, когда и что произойдет.

Мужчина — это прежде всего защитник своей семьи, дома, а потом уже Отечества и в целом общества, если где-то кто-то творит несправедливость, то он всегда должен уметь постоять за себя и свою родину. У нас, мусульман, есть правильные ответы на вопрос о том, как воспитать настоящего мужчину. Нужно жить по Корану и сунне нашего пророка Мухаммеда. Там все написано, если человек станет соблюдать эти постулаты, законы, то он всегда будет настоящим мужчиной.

 

Не настоящий бой? / Хроники Мангуста

ZM vs FB

Много тревог и дискуссий - взад и вперед - по поводу судьбы ZM. Некоторые, кажется, считают, что у FB есть чистая масса, чтобы создать серьезный встречный ветер для ZM - в то время как другие отвергают FB из-за неудачного копирования кошки, которым он был - в основном. Лично я считаю, что FB против ZM, возможно, вообще не настоящая битва. Безусловно - FB следует уважать, это перфоратор, и у перфораторов всегда есть шанс, но ZM - крутой парень на блоке, в то время как FB теперь считается несколько старым и скучным.Не только это, но я просто не вижу, чтобы организации корпоративного уровня тяготели к FB. На первый взгляд это выглядит нелепо. Произошли более странные вещи; так что отвергать вызов FB как чистую глупость может быть ошибкой - и, поскольку я по колено в ZM, мне нужно быть внимательным. Напоминает мне о Рокко, и об одном из величайших боев всех времен, которым просто не было.

Мухаммед Али провел 61 бой с 5 потерями. Он проиграл Джо Фрейзеру, Кену Нортону, Леону Спинксу, Ларри Холмсу и Треверу Бербику.(Тревор Бербик - вы издеваетесь?) Любой, кто смотрел Али
, признал, что его руки быстро светились. Он был сбит с ног только 4 раза за свою карьеру, но с возрастом он стал меньше танцевать с противниками и полагаться на то, что он называл «The Rope A Dope». Веревка A Dope была просто стратегией Али, чтобы укрыться от канатов, сохранить свою энергию и позволить своим противникам выбить сам себя. Как ни странно, его не назвали величайшим боксером всех времен. Этот титул достался Флойду Мэйвезеру, а Али занял четвертое место.Как ни странно, Рокко никогда не попал в список.

Рокко провел 49 боев. Он выиграл 43 нокаутом и был нокдаун только два раза за свою карьеру. Рокко был нокаутом. Он не знал, что такое финт, а удары и движения никогда не практиковались. Он не прыгал, не ткал, не танцевал, не спаривался и не тратил время впустую - его техника заключалась в том, чтобы выследить своих противников по прямой, а затем вышибить им мозги. Ред Смит, обладатель Пулитцеровской премии
, сказал это о Рокки, «самом крутом, сильнейшем и преданном делу боксере, который когда-либо носил перчатки.Рокко, конечно же, великий Рокки Марчиано, который ушел на пенсию за 12 лет до того, как Али был на солнце, так что два великих человека никогда не встречались ... ну ... это было до тех пор, пока не появился Марри.

Мерри был Мерри Воронером, рекламным менеджером, который придумал идею проведения по радио турнира по фэнтези-боксу, чтобы определить величайшего боксера всех времен. Результаты его турнира по фантастическому боксу должны были определяться с помощью компьютера, и идея собрала миллионы слушателей. С компьютерных считываний он транслировал индивидуальные матчи и распространял их на около 400 радиостанций по всему миру. Один из матчей был между Али и Джимом Джеффрисом, и когда компьютерное моделирование Воронера объявило Джеффриса победителем, Али подал в суд.

Это было урегулировано Воронером, предложившим Али 10 тысяч долларов - Это было в период, когда Али был запрещен на ринге за отказ участвовать в драфте, и у него было мало вариантов и ему требовались деньги - и поэтому Али взял 10 тысяч долларов и согласился снимать фильм. фантастический бой против Рокки Марчиано.

В 1969 году два бойца вышли на ринг в спортзале с затемненными стенами. Они провели 70 раундов по одной минуте.Все это должно было управляться тем же самым компьютером, который использовался в турнире по фэнтези-боксу пару лет назад. Результат был предположительно основан на данных, полученных от пары сотен экспертов по боксу, которые заполнили формы с 58 рейтинговыми факторами.
Данные были введены в компьютер, который все это рассмотрел и определил победителя.

Али и Марчиано просто двигались и били друг друга по корпусу, но никогда не наносили ударов ни в лицо, ни в голову. Но было два случая, когда оба вышли из-под контроля: в первом случае Марчиано ударил Али в живот полным ударом, отбросив его назад и запыхавшись. Али позже сказал, что это было самое сильное, что ему когда-либо удавалось. Во втором случае Али выпустил свою фирменную серию молниеносных ударов, в том числе один в голову, который шокировал Марчиано. Позже Мариано сказал, что никогда не видел бойца с такими быстрыми руками. Оба бойца извинились за промахи. Съемочная группа сняла несколько концовок - в некоторых победа Али, а в некоторых - Мариано.

В конце концов Рокки и Али подружились и расстались на хороших отношениях. Супер бой был показан один раз в более чем 1500 кинотеатрах по всему миру. Результат был тщательно охраняемым секретом: окончание, выбранное компьютером, произошло в 13-м раунде, когда Марчиано, наконец, выиграл нокаутом. Такого боя никогда не было.

А теперь вы можете спросить себя, какое отношение имеет фальшивый бой между Рокки Марчиано и Мухаммедом Али к ZM vs FB. На самом деле это довольно просто, по крайней мере, на мой взгляд.

В любом реальном бою, я думаю, Али взял бы Рокки Марчиано. Али был больше, чем жизнь, и сделал больше для влияния на американскую и даже мировую культуру, чем голливудские суперзвезды. Он бы вымотал Рокки и победил решением судей после кровавой войны из 15 раундов. Но ... Рокки Марчиано был отличным панчером, а у панчеров всегда, всегда есть шанс. Возможно, это было близко - но Али выжил бы. И вот где FB противостоит ZM, который только что покорил мир.

FB обладает огромной массой, чтобы быть перфоратором, поэтому они опасны, но ZM - это тот, который будет «плавать, как бабочка, и жалить, как пчела», и в конце концов войны видеоконференцсвязи и все связанные с ними вещи будут выиграны. профессионалами, работающими полный рабочий день, а не подражателями, работающими неполный рабочий день, независимо от того, насколько сильно они бьют.

Один человек берет.

Всего наилучшего,

Проведите потрясающую розыгрыш в День ископаемых дураков 2010 - Подземелье

Ископаемые дураки - не шутка, но это не значит, что мы не можем с ними бороться!

Империя ископаемого топлива реальна, и она здесь. Ставки не могут быть выше: дестабилизация глобального климата, сообщества от Аляски до Альберты и Аппалачей, разрушенные из-за извлечения и сжигания грязной энергии, разрушительные супер-ураганы, засухи, наводнения, список можно продолжить…

В декабре прошлого года в Копенгагене политики продали нас окаменелым дуракам, корпоративным лоббистам и крупным банкам. Теперь мы остались с «зеленым капитализмом», махинациями на углеродном рынке и непрекращающимися атаками на наши сообщества и экосистемы. Если мы собираемся остановить изменение климата, единственное реальное решение - оставить ископаемое топливо в земле.

В этом апреле присоединяйтесь к Rising Tide North America, и мы проведем несколько потрясающих шалостей. Используйте просто подрывную деятельность к откровенно разрушительной: офисные занятия, рассыпание баннеров, блокады дорог, шутовские парады, подделка запусков продукта, субвертизация, листовки, уличный театр, блокировки и смех. Все, что работает для вас и вашей группы!

Изменение климата - не повод для смеха, но мы не можем все время относиться к вещам слишком серьезно. Присоединяйтесь к нам в этот День ископаемых дураков, поскольку мы используем свое чувство юмора, чтобы вынашивать несколько безрассудных схем, которые нанесут удар по ископаемым дуракам во всем мире!

И помните, что сказала Эбби Хоффман: « Первая обязанность революционера - избежать наказания за это.

Сообщите нам, хочет ли ваша группа поддержать или стать соавтором!

ЧТО : Изобилие действий, шуток и розыгрышей, чтобы остановить ископаемых дураков
ГДЕ : Ваш город, планета Земля
КОГДА : 1 апреля 2010 г.
ИНФОРМАЦИЯ : http://www.fossilfoolsdayofaction.org/2010 /
КОНТАКТЫ : [email protected]
RSVP на Facebook

Принесено вам вашим дружелюбным сообществом радикальной сетью климатической справедливости Rising Tide North America.

Одобрено Mountain Justice, Rainforest Action Network, Climate Ground Zero и Coal River Mountain Watch

Отчет Ганта: только дурак, панк или трус гордится тем, что ударил женщину

Я дал обещание Омеги Пси-Пхи в колледже, и если есть кто-нибудь в мире, кто знает о дедовщине, этот человек может быть просто Que.

Но меня не волнует, в какой братской организации вы состоите, в какой группе вы или в какой социальной, гражданской или спортивной группе вы состоите, вы никогда не должны поднимать руку, чтобы попытаться обидеть женщину.

Избиение женщины не делает тебя крутым. Если ударить женщину, это не сделает тебя плохим. И нанесение телесных повреждений любой женщине, конечно же, не сделает вас более мужчиной.

Любой мужчина, который гордится избиением женщины, не только дурак, панк и трус; Если вы темнокожий мужчина, который обыгрывает молодых девушек, желающих играть в школьном ансамбле, вы не только все перечисленные выше, но и предатель своей расы.

У девочек есть матери, и многие девочки вырастут и станут матерями. Если вы не знаете, никто не любит вас так, как ваша мать, никто не заступается за вас, как ваша старшая сестра, и никто не помогает вам больше, чем ваша бабушка, ваши соседки и подруги, которые действительно заботятся о вас.

Я никогда не уклоняюсь от драки. Я не боюсь бить и бить. Тем не менее, я не ссорюсь со своими друзьями, одноклассниками, братьями по студенческому братству или членами моей большой семьи. Если студенты колледжа хотят драться, кричите на меня. Я знаю некоторых людей, которых нужно избивать каждый день.

Но не бейте людей в какой-либо дурацкой организации. Если хочешь сражаться, сражайся со злым, злым, дьявольским зверем.

Если хочешь бить, бей за равные права и справедливость. Боритесь за справедливость.Боритесь за равенство.

Ребятам из колледжа в наши дни лучше остерегаться. В некоторых культурах и в некоторых религиях наказанием за причинение вреда или убийство любимой женщины является смерть.

Я исповедую такую ​​религию, и если бы взрослые мужчины избили мою дочь так сильно, что у нее были сломаны кости, эти люди предпочли бы столкнуться с сотней полицейских, чем встретиться со мной. Не вдаваясь в графические детали, газовая камера или электрический стул были бы гораздо менее жестокой формой смертной казни для женщин, избивающих женщин.

Сейчас я живу в городе, где «дедовщина» постоянно упоминается в новостях.Но пока я живу там, где живу, я никогда не слышал о какой-либо школе в моем городе, которая бы принимала студентов-борцов. Студенты, которых я вижу каждый день, не сломали бы ни одной виноградной лозы, если бы они злились на виноградную лозу. Проведите все расследования, которые захотите, но вы никогда не найдете случая, когда одинокие ученики выигрывают соревнования крутых мужчин.

Многие из сегодняшних студентов проявляют храбрость, когда есть группа из них, они дерутся только тогда, когда это бандитская драка, и они бьют только тех, кто не наносит ответный удар.

Похоже на то, что раньше делали мобы Ку-клукс-клана, не так ли?

Однажды некоторые из этих заблудших студентов-мужчин, которым нравится бить женщин, набегут на сестру, которая нанесет ответный удар, или сестру с отцом или любимым человеком, которые нанесут ответный удар за нее.

Самозащита всегда приемлема, но ни в каком другом случае женщина не должна подвергаться физическому насилию.

Настоящие афроамериканцы должны разъяснять это всем.

Люциус Гантт - консультант из Таллахасси и автор книги «Зверь тоже: Мертвец пишет».С ним можно связаться по адресу allworldconsultants.net

Фото: Люциус Гант

Притчи 18: 6 Губы глупца вызывают у него раздор, а его уста - на побои.

New International Version
Губы глупцов приносят им раздоры, а их уста - побои. New Living Translation
Слова глупцов приводят их в постоянные ссоры; они просят об избиении. English Standard Version
Губы дурака вступают в драку, и его рот приглашает побить. Бериан Study Bible
Губы дурака вызывают у него раздор, а его рот приглашает к избиению.Библия короля Якова
Губы глупца вступают в спор, и его уста призывают к ударам. Новая версия короля Якова
Губы глупца вступают в спор, И его уста призывают к ударам. Новая американская стандартная Библия
Губы глупца вызывают раздор, И его рот приглашает к побоям.NASB 1995
Губы глупца вызывают раздор, И его уста призывают к ударам. NASB 1977
Губы глупца вызывают раздор, И его уста призывают к ударам. его рот приглашает на избиение.Христианская стандартная библия
Губы глупца вызывают ссору, а его рот вызывает избиение. Христианская стандартная библия Холмана
Губы глупца приводят к ссорам, а его рот вызывает избиение. Американская стандартная версия
Губы дурака вступают в спор, И рот его зовет полосами. Брентон Септуагинт Перевод
Губы дурака приносят ему неприятности, а его дерзкий рот призывает к смерти. у вас много неприятностей.Библия Дуэ-Реймса,
Уста глупого вмешиваются в раздор, и уста его вызывают ссоры. English Revised Version
Губы дурака вступают в спор, и рот его зовет полосами. Перевод Good News
Когда какой-то дурак начинает спор, он просит побить его. GOD'S WORD® Translation
Говоря, дурак вступает в спор, и его уста вызывают побои. Международная стандартная версия
Слова глупца вызывают раздор, а его уста призывают к борьбе. JPS Танах 1917
Губы глупца вступают в спор, И его рот взывает к ударам.Буквальная стандартная версия
Губы глупца вступают в раздор »,« И уста его зовут к полосам. NET Библия
Губы глупца вступают в раздор, и его уста приглашают порку. New Heart English Bible
Губы глупца вступают в ссору, и его уста приглашают к побоям. World English Bible
Губы глупца ссорятся, и его уста приглашают к избиению. рот для полосок называется. Дополнительные переводы...

Флойд Мэйвезер - величайший на свете? Не позволяйте ему вводить вас в заблуждение | Отчет Bleacher

Джед Джейкобсон / Getty Images

Не позволяйте ему вводить вас в заблуждение. Деньги говорят.

Он много говорит.

Флойд Мэйвезер вдвое умнее, чем вы думаете. За несколько недель, предшествовавших поединку с Шейном Мосли в прошлую субботу, Флойд Мэйвезер продемонстрировал мастерство, которое действительно отличает его от всех остальных, - его пропагандистские способности.

Посредством различных специальных сообщений перед боем и интервью после боя Флойд «Мани» Мэйвезер заявил о своем превосходстве, как римский гладиатор, клевеща на прошлых воинов и приветствуя всех соперников.

«А другого нет?»

Не позволяйте FMJ вводить вас в заблуждение.

Мы все знаем, кто следующий, кто будет следующим. Не прошло и 10 минут после последнего звонка в субботу, как всплыли вопросы о возможности сверхъестественной схватки между FMJ и Пакьяо.

Мэйвезер говорит о матче с филиппинцем Паквайо так, как будто это будет очередной бой.

Не позволяйте ему вводить вас в заблуждение.

Мэнни Пакьяо не стал бы еще одной ступенькой в ​​поясе Мэйвезера.Свержение Пакмана, без сомнения, поместило бы Мэйвезера в ряды истории бокса.
Субботняя победа над Шейном Мосли недостаточна для коронации Мейвезера.

При 46-6, Мосли показал долгую и впечатляющую игру. Но на самом деле он проиграл почти все свои большие бои. Его притязания на известность - победы над Де Ла Хойей и Маргарито - бледнеют по сравнению с изображением, которое Флойд Мейвезер хотел бы, чтобы мы имели о «Сахарном» Шейне.

Непревзойденный самореклама, Мэйвезер выступление за пределами ринга, кажется, превзошло его работу внутри ринга.С учетом того, как все говорят, трудно представить, чтобы кого-либо когда-либо считали более великим, чем FMJ.

Например, многие думали, что Шейн Мосли отличился в этом конкурсе. Мэйвезер заявляет о своем величии; Оскар Де Ла Хойя называет его «королем мира»; и все начинают одобрительно кивать.

При этом признании Мэйвезер закатывает глаза, недоумевая, почему мы так долго его слушали.

Этого нельзя отрицать. Флойд Мэйвезер хорош, очень хорош.Независимо от того, побьет ли он когда-нибудь Мэнни Пакьяо, он долгое время был очень впечатляющим.

Он как Моцарт. Он не годится, чтобы прокачивать вашу систему на летнюю поездку. Он не утолит твою жажду острых ощущений. Он не заставит вас вскочить со своего места и подбодриться.

Но он же художник, и свое ремесло он освоил. Лучший способ насладиться Мэйвезером - это изучить его - его большую картину, его карьеру, его впечатляющую серию однобоких побед, его безупречную технику - все вместе, чтобы сыграть симфонию на холсте.

Но он еще лучше преувеличивает свой имидж.

Перед субботним боем Флойд предсказал такую ​​блестящую победу, что заставил нас всех недоверчиво сидеть сложа руки и позволить ему пройти.

И в 12 великолепных раундах Флойд доминировал над уважаемым ветераном, бросая взгляды на толпу, когда тот занял свой самодельный трон.

С непоколебимой уверенностью и такой блестящей улыбкой, что Люцифер мог бы позавидовать, Флойд Мейвезер снова украл все шоу.

Но не позволяйте ему вводить вас в заблуждение.

Если вы были впечатлены победой Флойда в субботу, не позволяйте скучному превосходству Мэнни Пакьяо над Джошем Клотти соблазнить вас забыть, кто установил царство террора в последнее десятилетие бокса.

Когда Флойд Мэйвезер объявил о своем возвращении на ринг, он разбился на вечеринке Мэнни Пакьяо. Последние пять лет Пакьяо терроризировал лучших игроков современного бокса, с Мэйвезером или без него.

Не позволяйте Флойду обмануть вас. Мэнни Пакьяо страшен для Флойда Мэйвезера.

Он быстрее и может бить сильнее, чем кто-либо, с кем когда-либо сталкивался FMJ. Пакьяо знает, как закончить, когда он побеждает, и он знает, как дать отпор, когда он проигрывает.

Посмотрите первые два раунда боя Де Ла Хойи. Пакьяо может нанести вред своему противнику, играя в стиле «выбор вишни» - один - удар - прикрытие - один - удар, в котором Флойд поймал Мосли в ловушку.

Не беспокоясь о том, чтобы не испортить идеальный рекорд, Пакьяо играл бы, ничего не теряя.Ему не нужно было бояться сильной контратаки или большой неожиданности. Пакьяо мог просто приходить и приходить.

Итак, не позволяйте Флойду обмануть вас. Он не хочет ничего видеть в бесстрашном Мэнни Пакьяо.
Забудьте Серхио Мартинеса или Маргарито. Забудьте Кэвс против Лейкерс. Такое бывает раз в жизни. Это Али-Фрейзер. Это наконец добралось до Диснейленда после многих лет ложных обещаний. Это Битлз на стадионе Ши.

Мэнни Пакьяо против Флойда Мэйвезера. Защита vs.преступление. Робин Гуд против короля Мидаса.

Чтобы продвигать свою борьбу против Мосли, Мэйвезер позировал для нескольких фотографий, на которых он был одет в классические солдатские доспехи со щитом и мечом, мало чем отличаясь от героя Ахилла.

Помните, что в «Илиаде» Ахиллес был величайшим из воинов, самым сильным и быстрым воином во всем мире. Он был практически непобедим, если только его противник не смог найти и использовать его единственную фатальную слабость.

Флойд Мэйвезер утверждает, что все делает правильно.У него нет слабости. По правде говоря, с его невероятной защитой, его почти невозможно дотронуться до боли. Он выглядит непобедимым.

Не позволяйте ему вводить вас в заблуждение.

Даниэль Родригес вызывает Майка Перри «сумку с инструментами»

Даниэль Родригес будет драться с кем угодно, но если бы это было его дело, он хотел бы заполучить Майка Перри.

Родригес (13-1 MMA, 3-0 UFC) одержал свою третью победу в этом году, когда он собрался, чтобы остановить Дуайта Гранта в первом раунде на UFC на ESPN 15.«D-Rod» впечатлил с тех пор, как присоединился к составу UFC, и готов к подъему в соревнованиях.

В Перри (14-6 MMA, 7-6 UFC) он видит двойной стимул. Это возможность встретиться с бойцом, входящим в топ-15 рейтинга полусреднего веса, а также с кем-то, кого он не очень любит. Родригес не фанат Перри как человек и также хочет вернуть его своему хорошему другу Микки Галлу, которого Перри победил в июне.

«Я буду драться с кем угодно, но все хотят драться с Майком Перри», - сказал Родригес MMA Junkie.«Я хочу драться с Майком Перри. Я хочу надрать этого дурака. Для меня это идеальный бой, чтобы подняться в рейтинге, а также стать соперником следующего уровня. Я чувствую, что готов. Несмотря на то, что в том последнем поединке я получил удар, я чувствую, что каждый бой, который я провел до сих пор в UFC, я как бы показывал что-то немного другое ».

Майк Перри приносит публичные извинения и клянется «стать лучше во всем» после проступков

Он продолжил: «Я не думаю, что кому-то нравится (Перри).К тому же он только что избил одного из моих корешей. Я такой человек. Он только что дрался с моим чуваком Микки Галлом. Это я, такой, каким я всегда был, как будто ты возишься с моим маленьким приятелем, так что я должен получить твою задницу. Ты следующий."

Если оставить в стороне личные чувства, Родригес признает, что матч с Перри стилистически подойдет. Оба мужчины обладают способностями к завершению боя и выносливостью, что, по словам Родригеса, делает бой очень захватывающим.

«Каким бы интересным ни был тот последний, честно говоря, я чувствую, что мой стиль отлично подходит для этого», - сказал Родригес.«У него есть сила в своих ударах; У меня тоже есть сила в моих ударах. Я знаю, когда мне нужно активизировать свою игру, и на самом деле каждый бой мне нужно как-то каким-то образом приспосабливаться. Так что я действительно буду драться с кем угодно. Но если я могу драться с кем угодно, я бы предпочел, чтобы это был Майк Перри. Этот парень настоящий мешок с инструментами (ругательство) ".

UFC на ESPN 15: Лучшие фотографии из Лас-Вегаса

просмотреть 42 изображений

Отец Теофимо Лопеса, больше пророк, чем дурак

В прошлом году Теофимо Лопес-старший был сумасшедшим на чердаке.Он говорил всем в пределах слышимости, что его сын и ученик Теофимо Лопес-младший взорвет Василия Ломаченко. Никакого пота. Лопес-младший тогда был всего лишь перспективой, когда его нокаутировал Мэйсон Менард клубного уровня. Ломаченко был обладателем титула в трех дивизионах с уникальным набором навыков. Все засмеялись, закатили глаза и списали это на обычную склонность старшего злорадствовать над своим сыном.

Оказывается, он не такой сумасшедший.

В субботу вечером в Мэдисон-Сквер-Гарден Лопес покончил с Ричардом Комми, сильным обладателем титула чемпиона Ганы в легком весе, за два раунда.Перед боем отец Лопеса предсказал скорый нокаут. Сумасшедший? Больше похоже на пророка.

«Я сказал, что он не пройдет мимо пятого или шестого раунда», - сказал Лопес-старший в интервью Boxing Junkie. «Я сказал, что это может быть еще один бой Мэйсона Менарда. Я знал, что однажды (мой сын) причинил ему боль, он должен был его прикончить. Комми - большой панчер. Он был на череде четырех нокаутов. Нам пришлось немедленно его убрать ».

Пояс, который Теофимо Лопес выиграл в субботу вечером, может быть первым из многих. Ему всего 22 года.Mikey Williams / Верхний рейтинг

Основным ударом был мощный удар справа, который мгновенно искалечил Комми, который атаковал одного из своих.

«Мы говорили об этом (этом ударе) во время тренировочного лагеря», - сказал Лопес-старший. «Это удар, который мы наносим, ​​когда кто-то наклоняется вперед. Комми сильно наклоняется правой рукой. Мы знали, что поймем его. Нам просто нужно было быть немного быстрее, чем он. и мы поймали его прямо за подбородок, поймали в хорошем месте ».

Теперь отец и сын могут сосредоточиться на человеке, которого старший Лопес звал уже больше года.

«Я уже давно это говорю, - сказал Лопес-старший. «Мой сын заберет все пояса у Ломаченко в 2020 году».

И, как если бы его сын нуждался в дополнительной поддержке против борца №1 в весовой категории, Лопес-старший говорит, что нокаут Комми сыграет с умом Ломаченко. Ломаченко стал свидетелем разрушения у ринга.

«Вот почему мы это сделали (нокаутировали Комми)», - сказал Лопес-старший. «Мы собираемся показать всем, что у нас самый большой удар в боксе прямо сейчас в его весовой категории.135. Никто так не взламывает, как он ".

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *