Гематоген из крови сделан: из чего делают состав, польза и вред для организма мужчин, женщин, детей

Содержание

Правда ли, что гематоген делают из бычьей крови?

Гематоген — сладкий батончик из нашего советского детства — до сих пор пользуется бешеной популярностью среди детей и взрослых всех возрастов. И все же некоторые смотрят на это лакомство с неодобрением — главным образом, потому, что все вокруг уверены: его делают из бычьей крови. Но так ли это на самом деле и насколько полезен гематоген? Сейчас расскажем.

Из чего делают гематоген

Фото: sandid/pixabay.com

Несмотря на то, что внешне гематоген напоминает щербет, и к тому же имеет приятный запах, в него действительно добавляют альбумин — белок, который содержится в крови быков. На это указывает и само название сладкого лакомства — его можно перевести с латыни как «рожденный из крови».

Помимо альбумина, в гематогене содержатся сгущенное молоко, сахар, сироп глюкозы и ванилин. По крайне мере, такого рецепта придерживались на советских заводах, а вот современные производители на добавки не скупятся и охотно смешивают животный белок с орехами, мюсли, фруктами и шоколадом.

Процесс изготовления гематогена занимает около 24 часов. Сначала сладкие ингредиенты нагревают до определенной температуры и перемешивают, дают остыть, а затем добавляют к ним альбумин. В дальнейшем из полученной массы формируют бруски, которые застывают на следующий день.

Надо сказать, многие иностранцы до сих пор удивляются, как русские могут есть конфеты из крови. Зато нас прекрасно понимают жители бывших советских республик, где гематоген, как и в России, можно купить в любом супермаркете.

Это полезно?

Фото: Sergei Frolov/Википедия

Начнем с того, что гематоген изобрели в Швейцарии в 1890 году, и тогда он представлял собой смесь бычьей крови и яичных желтков. В 1920-х гематоген стали выпускать и в СССР, а советские врачи назначали его детям, беременным женщинам и кормящим матерям с низким гемоглобином и дефицитом железа. Кроме того, гематоген входил в ежедневный рацион солдат Красной армии в годы Второй мировой.

К слову, тогда эти батончики делали прямо на мясокомбинатах сразу после забоя быков, и продавались они исключительно в аптеках.

Однако с распадом Советского Союза многие заводы приостановили производство альбумина, поэтому сейчас его приходится импортировать — зато гематоген продается и в обычных магазинах.

Но насколько же полезен гематоген на самом деле? Действительно, альбумин способен повысить уровень гемоглобина в крови, вот только современные батончики «гематоген» содержат не больше 5% данного белка. Все остальное — это в основном сахар. Между тем, врачи предупреждают, что употребление настолько сладких продуктов могут привести к желудочно-кишечной дисфункции, которая в свою очередь может стать причиной аллергии. И особенно опасно это для детей дошкольного и младшего школьного возраста.

Гораздо лучше гематоген справляется с чувством голода, а еще с его помощью можно повысить количество глюкозы в крови. В остальном это обыкновенный сладкий снек, который не стоит принимать в качестве лекарственного средства.

А вот какой продукт нужно есть, чтобы восполнить дефицит железа, рассказала врач-педиатр, гастроэнтеролог и аллерголог Татьяна Бандурина.

 

Ранее мы рассказывали, сколько шоколада можно съесть за день без вреда здоровью. 

По материалам дзен-канала «С другого угла».

Из чьей крови делают сейчас гематоген?

Помню, как кто-то из одноклассников заявил, что в гематогене есть бычья кровь, так после это к нему долго еще никто не подходил, гематоген имею ввиду! Получив запрос сегодня от уфимки Ирины: "Правда ли, что гематоген делают из бычьей крови?", я отправилась в ближайшую аптеку за гематогеном и правдой. Фармацевт Надежда Ильясова оказалась не только любителем гематогена, но и знатоком этого продукта. По ее словам, гематоген, который выпускался в советское время, был действительно очень полезным: "В нем было большое содержание витамина А и железа. И на производство его шла сухая бычья кровь." А сейчас есть бычья кровь в составе гематогена?

Из чьей крови делают сейчас гематоген?

Лиля ищет правду

ссылка для скачивания

Оказывается, когда в советское время писали бычья кровь, то многих эта надпись пугала и вызывала отвращение.

Поэтому решили писать альбумин черный пищевой – это именно та самая кровь. Но чья кровь? Бычья, как в советское время, или нет? Мы позвонили на завод, который производит гематоген, чтобы это узнать. Вот, что там рассказали: "В настоящее время используется кровь крупного рогатого скота и свиная кровь."

Что еще интересно, мне это на заводе по производству гематогена рассказали, альбумин черный пищевой используют в наше время импортный: "Производитель голландский. Россия у нас сейчас не производит, либо это сырье низкого качества. Поэтому используют сырье европейского производителя, который зарекомендовал себя на рынке."

Кстати, когда была в аптеке, фармацевт Надежда Ильясова, советовала очень внимательно смотреть состав гематогена: "Некоторые производители в гематоген добавляют сульфат железа, чтобы это был препарат железосодержащий." И вот этот момент должен вас насторожить, потому что неорганическое железо токсично и может вызвать аллергические реакции. А в составе качественного гематогена должны быть: альбумин черный пищевой, ванилин, патока крахмальная, сгущенное молоко и сахар.

Что такое гематоген? | Новости района

27 июня 2016

Многим из нас знаком неповторимый вкус гематогена. В советские времена это был популярный и недорогой «десерт», выпрашиваемый детьми у родителей. Тогда гематоген отпускался исключительно в аптеках, и все, от мала до велика, знали, что эта вкусная плиточка сделана на основе крови животных. В годы второй мировой войны в рацион раненых и здоровых солдат входил гематоген. Его назначали детям, находящимся на стационарном лечении, рекомендовали пожилым людям. Современный гематоген поменял свой внешний вид, производится с различными добавками и вкусами. Но свойства гематогена остаются неизменными – как и прежде, он способствует стимуляции кроветворения и не должен употребляться беспричинно и в больших количествах. 

Что такое гематоген? Инструкция по применению гематогена гласит, что это лекарственный препарат, стимулирующий кроветворение.

Относится он к группе микро- и макроэлементов и в свете современной фармацевтической классификации является биологически активной добавкой (БАД). Вкус у гематогена особый, приятный и запоминающийся. Внешне гематоген напоминает шоколад, но имеет более мягкую консистенцию и другой вкус. 

Из чего сделан гематоген? Гематоген делают из дефибрированной и очищенной от микроорганизмов крови крупного рогатого скота. В современном производстве, для уменьшения аллергических реакций вместо сухой крови используют очищенный гемоглобин. Для придания вкусовых качеств гематоген обогащается иными пищевыми продуктами: патокой, сахаром, шоколадом, кунжутным семенем, медом, орехами, сгущенным молоком, кокосовой стружкой, цукатами и др. Многие люди не верят, что гематоген сделан из крови, поскольку не находят данного компонента в составе. А скрывается кровь в компоненте под названием пищевой альбумин, т.е. белок крови. 

В составе гематогена присутствуют нутриенты, микроэлементы и макроэлементы, благотворно влияющие на процесс кроветворения и на состояние здоровья в целом: углеводы, белки, жиры, жирорастворимые витамины, железо, витамины А и С, минералы, вспомогательные вещества.

 

Механизм действия гематогена. Гематоген повышает гемоглобин путем внесения в организм дополнительного источника железа. Железо, всосавшись через кишечную стенку, поступает в кровяное русло и участвует в образовании белка гемоглобина, стимулируя таким образом процесс кроветворения. Железо способствует увеличению количества белка ферритина, связывающего избыток железа и предотвращающего его токсическое действие на организм, при этом создающего важное депо железа.

Польза гематогена. Чаще всего рекомендуется детям для нормализации процесса кроветворения, а также ввиду хорошей пищевой ценности. 

Показания для употребления гематогена: 

- железодефицитная анемия, возникающая на фоне снижения гемоглобина крови;

- общее истощение организма, возникает при неполноценном питании, длительных психических или физических нагрузках, стрессах, пребывании в неблагополучной экологической обстановке; 

- язвенные патологии желудочно-кишечного тракта, протекающие с явными или скрытыми кровотечениями;

- нарушения зрения вследствие дефицита витамина А;

- гиповитаминоз;

- состояния после перенесенных заболеваний;

- отставание детей в росте и весе.  

Вред гематогена. Чрезмерное пристрастие к гематогену и употребление его в неограниченном количестве, часто, заменяя им еду, может привести к избытку железа в организме. Это приводит к выработке свободных радикалов, способных повреждать клеточные стенки и полностью разрушать их. Избыток железа способствует отложению холестерина в сосудах, т.е. является провоцирующим фактором в развитии атеросклероза. Чрезмерное поглощение гематогена приводит к диарее, тошноте и головокружению, поскольку в кишечнике начинаются процессы брожения при излишнем поступлении БАД. 

Как применять гематоген? Гематоген выпускается в виде плиток, батончиков или жевательных пластинок. Батончики выпускаются в разных дозировках, по 20, 30 и 50 гр. с разделением на пластинки или кубики. Употреблять гематоген необходимо в соответствии с дозировками, различными для каждого возраста, способ применения следует смотреть на упаковке.

Противопоказания для применения препарата:

- сахарный диабет, гематоген содержит легкоусвояемые углеводы, повышающие сахар крови;

- ожирение;

- повышенная чувствительность к компонентам в составе, которая может привести к аллергическим реакциям;

-  анемия, не связанная с железодефицитом, переизбыток железа оказывает токсическое действие на организм;

-  нарушения обмена веществ;

- варикозная болезнь, тромбофлебит, гематоген несколько сгущает кровь.

- детский возраст до 3 лет.

Принимают гематоген между приемами пищи, что обеспечивает лучшее усваивание. Можно запивать его водой, но не стоит одновременно употреблять молочные продукты, которые ухудшают усваивание полезных веществ. Во время приема гематогена не следует одновременно принимать поливитаминные комплексы. При необходимости одновременного приема прочих препаратов следует обсудить с врачом возможность применения гематогена. 

Признанным производителем гематогена в Беларуси является ОАО «Экзон», выпускающий широкий ассортимент с различными добавками и вкусами.

Врач-гигиенист отделения общественного здоровья 

А.И. Зинович

VICE (США): как вся Россия полюбила сладости из крови | Наука | ИноСМИ

Мария Пригоровская, чье детство прошло в Советском Союзе, вспоминает, что мама часто приносила ей из аптеки «здоровый и полезный перекус» — сладкий «батончик» под названием «Гематоген». И хотя он был разработан как безрецептурное средство от анемии, которой страдает около четверти всего человечества и которая особенно часто поражает детей, но в его составе были свекловичный сахар, сгущенка и сироп, поэтому маленькая Мария с удовольствием им лакомилась. По сути это был советский вариант жевательных мармеладных витаминок, хотя по текстуре больше напоминал ириску. «Когда я училась в школе, — вспоминает Пригоровская, — я покупала его каждый раз, когда проходила мимо аптеки, если у меня были карманные деньги».

В отличие от современных американских обогащенных добавок, гематоген, который в детстве поглощала Пригоровская, не содержал витаминов и минералов, выделенных в лаборатории из натуральных продуктов (и также не имеет отношения к американским таблеткам Hematogen FA). Источником железа, которое входило его в состав и должно было предотвращать развитие анемии, был черный пищевой альбумин — технический термин, которым обозначают кровь. Батончики советского производства по меньшей мере на 5% состояли из коровьей крови.

Гематоген не был экспериментальным продуктом. По большинству оценок, он всегда был на полках советских аптек — и в рационе советских детей — вплоть до распада СССР. Его и сегодня можно купить в бывших союзных республиках, хотя он не так широко распространен, как несколько десятилетий тому назад. (Современные производители предлагают много разновидностей гематогена, которые полезны не только при анемии, но и вообще во всех случаях: для сияния кожи, улучшения концентрации, при простуде).

«На самом деле его можно запросто найти сегодня в Нью-Йорке, — говорит Анастасия Лахтикова, соавтор готовящейся к публикации научно-образовательной работы „Закаленный социализм: гендер и еда в позднесоветской повседневности". — Если, конечно, знать нужные места на российских рынках».

Возможно, вам покажется, что это просто один из множества причудливых реликтовых потребительских товаров советского времени — порождение бережливости, прагматизма и централизованного тоталитарного производства и распределения. Но история гематогена уходит корнями гораздо глубже времен СССР. Начнем с того, что в большинстве культур существует долгая кулинарная традиция употребления в пищу крови животных. По словам Эдриенн Джейкобс (Adrianne Jacobs), которая также внесла лепту в работу «Закаленный социализм», в Россию издавна завозили кровяную колбасу. В некоторых случаях обычай употреблять продукты на основе крови происходил от бедности и вытекающей из нее привычки использовать все «от рогов до копыт». Но во многом он был связан с тем, что люди, как отмечает Джейкобс, давно поняли, что кровь «невероятно питательна»: в ней полно витаминов, минералов, белка и меньше холестерина, чем в яйце.

Мария Пироговская, которая теперь изучает историю кулинарии и медицины в Европейском университете в Санкт-Петербурге, добавила, что благодаря накопленным в течение XIX века знаниям и повышению интереса к применению химии в пищевой промышленности и медицине «европейским врачам и фабрикантам казалась очень соблазнительной идея создания продуктов, которые бы долго не портились и были очень питательны». Они испробовали все, от кокосового молока до дрожжей, создавая экстракты и порошки из разнообразных продуктов. Они также обратили внимание на кровь, надеясь выделить ценные питательные вещества и превратить их в приятный на вкус продукт с приличным сроком хранения. (Сырая кровь портится невероятно легко и быстро, особенно при промышленном забое скота). Пироговская отмечает, что исследователи по всей Европе создали целый ряд продуктов на основе крови, таких как «гематопан» — «кровяной порошок, подслащенный лакрицей», и «гемосан» — «напиток из белка крови, лецитин и глицерофосфата кальция». Российская газета «Правда» пишет, что рецепт гематогена появился в лаборатории одного швейцарского врача конца XIX века.

Aftenposten
The New York Times
Berlingske
Сама идея использовать кровь, выпуская ее в виде удобного для хранения подслащенного продукта для лечения анемии, вовсе не была безумной, считает гематолог Томас Делогери (Thomas DeLoughery). Врачи и сегодня рекомендуют принимать железо тем, кто находится в группе риска по железодефициту. Но железо в таблетках неприятно на вкус и плохо усваивается. Поэтому Делогери и другие врачи прописывают своим пациентам одновременно с добавками железа принимать витамин C.

«Один батончик [гематогена], — отмечает Делогери, — содержит 10 миллиграммов элементарного железа, что соответствует суточной потребности ребенка». Тот факт, что это железо получают из крови, является на самом деле преимуществом, поскольку «железо в крови, гемовое железо, гораздо лучше усваивается, чем железо в таблетках».

Большинство производителей не рекомендуют съедать больше одного батончика в день детям и больше полутора — взрослым, а также не советуют употреблять гематоген беременным, кормящим и диабетикам. Кроме того, гематоген не рекомендуется принимать больше нескольких недель подряд. Однако, это скорее связано с излишней предосторожностью, чем с реальным риском. В среднем в батончике гематогена содержится в десять раз меньше железа, чем в таблетке, утверждает Делогери. Даже если из батончика детский организм усвоит больше железа, чем из таблетки, все равно, по его словам, «получить от этого отравление железом будет сложно». В худшем случае у ребенка заболит живот и ненадолго нарушится пищеварение.

И все же на целые десятилетия после того, как гематоген был изобретен, он исчез отовсюду, кроме Советского Союза, где его, впрочем, начали производить только в 1920-е годы. В чем причина — неясно, но если верить специалисту по истории пищи Эми Бентли (Amy Bentley), эта сладость исчезла в западных странах потому, что всем миром во главе с США завладела новая модернистская идея отказа от всего натурального, вроде крови, в пользу научной промышленности и чистой химии. В тоже время этот продукт набирал популярность в СССР благодаря административно-командной экономической системе. «Вполне возможно, — предположила Лахтикова, — что этот проект был любимым детищем какого-то очень влиятельного человека, уверенного, что это прекрасная идея».

Гематоген мог особенно вдохновить советское руководство после Второй мировой войны, когда страна с трудом пополняла запасы продовольствия, но при этом вкладывала значительные средства в производство витаминов для населения, особенно для детей. Советские люди были одержимы идеей выжать все, что можно, из отечественной промышленности, поэтому в 1970-80-х годах появилась и повсеместно распространилась паста из криля под названием «Океан». «Этот продукт, — объясняет Джейкобс, — считался полезной питательной добавкой к пище», но он также был символом «победы советской рыбной промышленности, которая вылавливала огромное количество криля».

Дарра Голдстейн (Darra Goldstein), эксперт по истории советской кулинарии, отмечает, что советские ученые изменили рецепт гематогена, каковы бы ни были на то причины. Изначально это был сироп, но они начали выпускать его в виде сладкого батончика, чтобы он понравился детям. (При этом они продолжали выпускать сироп «Гематоген» для взрослых, отмечает Голдстейн. «Насколько мне известно, — добавляет Пироговская, — в голодные или неурожайные годы на основе этого сиропа иногда делали напитки, омлеты или рагу». Похоже, однако, что жидкая версия гематогена не пережила СССР).

Остается неясным, сколько родителей или детей знали или знают, что гематоген сделан из коровьей крови. Можно встретить людей, которые на нем выросли, но до недавнего времени не знали о его ключевом компоненте, и которые от этого в самом настоящем шоке. Но на самом деле его состав никогда не был секретом; на упаковках вместо крови значился «черный пищевой альбумин», таким образом, советские власти ничего не скрывали, соблюдая при этом технологическую точность описания.

«Люди не интересовались его составом, — предполагает Лахтикова, — просто потому что это было единственное, что предлагали советские аптеки против анемии». Также никто не думал о вегетарианцах, да и вообще не существовало брезгливости по отношению к крови. «Отказаться от продукта потому, что вы не одобряете какой-то из его ингредиентов, — добавляет она, — такое в советской системе питания случалось редко, если вообще случалось».

К тому же многие советские дети полюбили гематоген. Возможно, это случилось потому, что другие сладости были дорогими, и их было трудно достать — так, стоимость шоколадки, по словам Голдстейна, была сравнима со средним заработком за день, — тогда как гематоген был дешевым и (за исключением отдельных перебоев) широко доступным в городах и сельской местности. Некоторые дети со временем стали предпочитать его сладость и текстуру (и даже металлический привкус) другим, более дорогим советским сладостям вроде ириса или соевых батончиков.

То, что в детстве многие привыкли к гематогену, может объяснить, почему эти батончики до сих пор популярны в постсоветских странах. Конечно, его потеснили другие сладости и пищевые добавки, особенно в городах. Но спрос все равно так высок, что теперь не одна, а несколько компаний выпускают гематоген различных видов — в том числе, с орехами и сухофруктами, дополнительно обогащенный витаминами и минералами, в шоколадной глазури или даже (к огромному удивлению одного из журналистов «Правды») почти или совсем не имеющий в составе крови.

Но дети, растущие в постсоветском пространстве, которые не испытывают такого недостатка в продуктах и отсутствия выбора, как предыдущие поколения, могут постепенно утратить вкус к гематогену и считать его более специализированным продуктом. Многие авторитетные американские специалисты по русской кулинарии и системе питания никогда не слышали о гематогене, — скорее всего, предполагает Лахтикова, потому что о его существовании известно лишь тем, кто вырос в СССР или одной из бывших республик, или же в семье, где существует укоренившаяся традиция употребления гематогена в качестве пищевой добавки.

Однако он до сих пор вызывает интерес. Делогери был так воодушевлен, когда я впервые рассказал ему о гематогене, что заказал несколько батончиков на совещание факультета. Вряд ли ему и его коллегам так понравился вкус, что они начнут советовать кровяные батончики американским детям, но это покажет время.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Гематогеном анемию не вылечить – зато вкусно! / Авторские материалы / Радиостанция "Вести FM" Прямой эфир/Слушать онлайн

Гематоген: полезное лакомство или противное лекарство с бычьей кровью в составе? Американский журналист Марк Хей провел целое расследование, посвященное гематогену, и поразил своих соотечественников тем, что рассказал, как россияне едят батончики с кровью крупного рогатого скота в составе. Он уверен, что использовать такую добавку в советские годы люди стали из-за дефицита как лекарств, так и доступных сладостей. Можно ли лечиться современным гематогегом? Свое мини-исследование провела корреспондент "Вестей ФМ" Марина Костюкевич.

Советскую "ириску-таблетку" до сих пор пытаются "раскусить" и разобрать на составляющие. Все, кто вырос в СССР, знали: гематоген – не только вкусная, но и полезная вещь. Тем более что продается он в аптеке. В советские годы несколько квадратиков гематогена в день советовали употреблять детям при простуде, низком весе и малокровии.

Сегодня этот батончик не менее популярен. Попробовавший ее американский журналист Марк Хей был поражен тем, что в составе лакомства есть элементы бычьей крови. И потряс этим американцев. Он даже назвал гематоген продуктом, порожденным "бережливостью, прагматизмом и централизованным тоталитарным производством и распределением". Конечно, для американцев такой продукт непривычен, поскольку гематоген – абсолютно советское изобретение, аналогов ему нет.

В нашей стране всегда знали о том, что в составе есть белок альбумин. И это не вызывает отторжения. Скорее, наоборот, считает директор НИИ диетологии и диетотерапии Михаил Гинзбург.

ГИНЗБУРГ: В Советском Союзе была проблема – недостаток качественного белка в пище. И все способы, которые могли бы повысить содержание белка в пище, приветствовались. Сейчас такой проблемы нет, но проблема дефицита железа сохраняется. Хорошо бы, особенно женщинам детородного возраста, иметь железа в пище побольше. Но как-то так получилось, что гематоген по инерции родители дают своим детям.

Кстати, раньше существовал еще так называемый жидкий гематоген для взрослых. Его прописывали при истощении. Он был расфасован по стеклянным флаконам по 250 миллилитров. Его тоже делали из бычьей крови, очищенной от фибрина, и добавляли сахар и ароматические вещества. Тем не менее во всех этих продуктах крови животных – минимум. Буквально капли. И это, скорее, лакомство, чем лекарство, говорит врач-гематолог, председатель Московского научного общества терапевтов профессор Павел Воробьёв.

ВОРОБЬЁВ: Там нет железа. Это – бычья кровь, смешанная с молоком, медом, аскорбинкой. Это ни о чем. Сладкие конфетки. Мясо с сахаром.

Если рассмотреть настоящий гематоген, сделанный по тем, советским стандартам, то можно убедиться: в его составе действительно немало ингредиентов. Читаем: сахар, молоко сгущённое, патока крахмальная, альбумин черный пищевой, глицерин, вода, аскорбиновая кислота, сульфат железа, ванилин, пиридоксина гидрохлорид, сульфат меди, фолиевая кислота. Всего понемногу. При серьезных заболеваниях – дефиците железа, анемии – гематоген, конечно же, бессилен! И когда в аптеке советуют купить гематоген для поднятия уровня гемоглобина, это – обман, предупреждает Павел Воробьев.

ВОРОБЬЁВ: По сути, враньё. Потому что железа там мало. Это, по сути, то же самое, что съесть кусок мяса или кровяную колбасу. Но это не способ лечения железодефицитных состояний! Потому что продуктами питания нельзя поднять уровень гемоглобина при дефиците железа. Только с помощью лекарств, в которых много железа. Вместо гематогена нужно съесть кусок мяса. Но если у человека дефицит железа, то ему мясо тоже не поможет. Нужны лекарства.

И сегодня гематоген – одна из самых популярных биодобавок. Он есть на витрине каждой аптеки. В современных образцах встречаются самые разные добавки: изюм, сушеные ягоды, орехи. Однако такой гематоген совсем далек от своего прототипа. Очень часто в его составе и вовсе нет ни капли крови животных. В этом случае это – всего лишь ириска, нее более того.

Vice рассказал о ностальгической любви россиян к «кровавым батончикам» — ИноТВ

Каждый ребёнок в СССР не раз уплетал сладкий батончик с металлическим привкусом, да и родители были не против такого полезного угощения. Однако, как утверждает Марк Хэй в Vice, далеко не все знали, что любимая сладость из аптеки делается из бычьей крови. И хотя кого-то сегодня этот факт приводит в шок, «Гематоген» по-прежнему сохраняет популярность на постсоветском пространстве.

Многие советские дети выросли на сладких батончиках «Гематоген» с их особенным, легко отличимым металлическим привкусом. Правда, не все понимали, из чего сделана их любимая сладость, пишет журналист Марк Хэй в своей статье для Vice.

Нередко, заходя в аптеку за лекарствами, родители заодно покупали для детей и эту полезную сладость, которая позиционировалась как средство для борьбы с анемией и отпускалась без рецепта. Батончик делался с добавлением сгущённого молока и сахара, так что как сегодня малыши радостно лопают жевательные витамины, так и тогда дети с удовольствием уплетали сладкое лекарство.

Однако в отличие от современных американских БАДов, полезные вещества, которые добавлялись в «Гематоген», производились не в лабораториях. За содержание железа в батончиках, которое и осуществляет главным образом борьбу с анемией, отвечает чёрный пищевой альбумин, или же попросту высушенная кровь рогатого скота. В классической советской рецептуре альбумин составлял не менее 5% массы батончика.

В СССР такое лакомство продавалось в каждой аптеке. Даже сегодня на постсоветском пространстве батончики до сих пор можно купить. Причём, как отмечает автор статьи, современные производители продают широкий спектр «Гематогенов» с различными вкусовыми добавками, направленных не только на борьбу с анемией, но и на улучшение концентрации внимания или, к примеру, профилактику простудных заболеваний. По словам знатоков, русский «Гематоген» можно достать даже в Нью-Йорке.

Конечно, может складываться впечатление, что «Гематоген» относится к числу многих «странных товаров народного потребления, оставшихся после советской эпохи». Сладость, родившаяся из экономности, прагматизма и централизованного производства и распространения. Однако, на самом деле, как подчёркивает Марк Хэй, «Гематоген» старше Советского Союза. Стоит начать хотя бы с того, что кровь животных в пищу употребляли многие народы. В той же русской кухне есть кровяные колбасы. С одной стороны, употребляя в пищу даже кровь, люди демонстрировали бережливость, а с другой — понимание, что кровь, богатая протеинами, витаминами и минералами, очень ценна по своим питательным свойствам.

Антрополог Мария Пироговская, как и большинство россиян, выросших в Советском Союзе, не понаслышке знакомая с «Гематогеном», рассказывает, что ещё в XIX веке европейские специалисты горели идеей создавать непортящиеся и высокопитательные пищевые продукты.

Производители экспериментировали с разными продуктами, начиная с молока и заканчивая дрожжами, создавая порошковые формы и добывая различные экстракты. Кровь своим вниманием эксперты тоже не обошли. По всей Европе создавались различные продукты на основе крови: «Гематопан»  (Hematopan) — порошок из крови, подслащённый лакрицей, «Гемосан» (Haemosan) — микстура из белков крови, лецитина и глицерофосфата кальция. И вот в этой лихорадке и погоне за современными формами продуктов питания в лаборатории одного швейцарского врача и был создан «Гематоген».

По мнению гематолога Томаса ДеЛори, то, что железо в любимом советском батончике происходит из крови животных, даже лучше, поскольку в такой форме оно проще усваивается, чем в таблетках. При этом большинство производителей «Гематогена» не рекомендуют есть более одной плитки в день для детей и полутора плиток для взрослых. Также специалисты не советуют есть «Гематоген» несколько недель подряд. Но это, по словам ДеЛори, больше меры предосторожности, поскольку на один батончик приходится лишь десятая честь железа, которое содержится в таблетках.

Интересно, что через несколько десятилетий после своего изобретения «Гематоген» по большей части исчез из западных стран и остался только в СССР. Некоторые историки предполагают, что проект получил такое распространение в Союзе лишь потому, что его курировал «кто-то влиятельный, кто думал, что это отличная идея». «Гематоген» казался очень привлекательной затеей, особенно после Второй мировой войны, когда с едой было туго и власти активно инвестировали в производство витаминов для населения и главным образом для детей. Также стоит отметить, что именно советские учёные придумали выпускать «Гематоген» в виде батончика, поскольку изначально он был микстурой и даже какое-то время продавался в двух видах.

Как отмечает Марк Хэй, неясно, сколько в итоге родителей и детей ели «Гематоген» и не знали, что он производится из крови. Некоторые из тех, кому открылась эта правда не так давно, были шокированы. Но вообще состав батончика никогда не держался в секрете — просто за неимением более доступных альтернатив никто не хотел вдаваться в подробности.

Возможно, ностальгия — одна из причин, почему «Гематоген» до сих пор популярен на постсоветском пространстве. Некоторые эксперты по русской кухне об этой сладости даже не слышали. А гематолог ДеЛори был настолько заворожён концепцией «Гематогена», что даже заказал себе несколько штук, чтобы презентовать их коллегам. Кто знает, может, эксперты начнут рекламировать эти «кровяные батончики» и американским детям. 

Китайские ученые разгадали секрет COVID-19? Разбираем новость с экспертом :: РБК Тренды

COVID-19 вызывает не пневмонию, а гипоксию, уверены ученые Сычуаньского университета науки и технологий и Ибиньского университета. Напрашивается вывод: мы лечили не ту болезнь и не теми лекарствами. Но так ли это?

SARS-CoV-2 похищает железо?

Согласно теории китайских ученых, Вэньчжуна Лю из Сычуаньского университета науки и технологий и Хуалана Ли из Ибиньского университета, вирус SARS-CoV-2 атакует не легочные альвеолы, а клетки крови человека. Проникая внутрь эритроцитов, он связывается с молекулами гемоглобина, и «отрывает» у них ионы железа. Из-за чего красные кровяные тельца уже не могут осуществлять полноценный транспорт кислорода по кровотоку. Это приводит к тому, что развиваются:

  • гипоксемия (снижение содержания кислорода в крови)

  • гипоксия (полиорганная кислородная недостаточность)

  • ОРДС (острый респираторный дистресс-симптом)

Что увеличивает, в том числе, и очаги воспаления в легких. Поэтому на компьютерной томографии грудной клетки врачи видят эффект «матового стекла», который соответствует картине пневмонии.

Что это значит?

Если Вэньчжун и Хуалан правы, и SARS-CoV-2 нарушает транспорт кислорода и заставляет «задыхаться» все органы и ткани в организме человека, то бороться надо не с пневмонией, а с гипоксией. А это в корне меняет тактику лечения коронавирусной инфекции.

Как разрабатывают вакцины от новых заболеваний на примере COVID-19

Такие ошеломительные выводы из статьи китайских ученых произвели в мире эффект разорвавшейся бомбы. Не только в научных и медицинских кругах, но и в целом в обществе. Что удивительно, само исследование еще даже нигде не опубликовано. Статья ученых выложена в архиве препринтов ChemRxiv и только ожидает рецензии.

Значит ли такое внимание к работе китайских ученых, что они на самом деле разгадали патогенез болезни COVID-19? Мы наконец получим по-настоящему эффективное лечение и пандемия вот-вот закончится?

Ситуацию вокруг сенсационной научной теории для РБК прокомментировала Анча Баранова — доктор биологических наук, профессор Школы системной биологии Университета Джорджа Мейсона (Вирджиния, США) и научный директор Биомедицинского холдинга «Атлас».


Насколько точна «гемоглобиновая» гипотеза?

Если бы я была научным рецензентом этой научной статьи, я бы сказала: ребята, здорово, что вы сделали биоинформатическую статью, но у вас такие далеко идущие гипотезы, почему бы вам их не проверить? In vitro хотя бы? И они бы мне написали в ответ: мы же биоинформатики, кроме компьютера и сервера у нас ничего нет, другими методами проверить гипотезу не можем. Этим должны заниматься другие экспериментальные ученые. И как рецензент тогда бы я сказала: хорошо, принимается. Потому что это стандартная ситуация: биоинформатики не могут ставить эксперименты, это не их научная задача. Я и сама такие биоинформатические статьи пишу в большом количестве.

Но что сейчас произошло? Вместо того, чтобы эта статья осталась в информационном поле биоинформатики, как интересная, неортодоксальная гипотеза, которую нужно дальше проверять, она сразу скакнула в массовое сознание. И люди сделали вывод, что проблема с COVID-19 решилась, ура! Но на самом-то деле были просто сделаны компьютерные модели. Они только в компьютере существуют: нарисованный вирусный белок взаимодействует с нарисованным ионом железа и другим белком-гемоглобином, к которому этот ион железа прикреплен. И вот была посчитана энергия у этого взаимодействия и сделан вывод, что этот вирусный белок может «отрывать» ион железа от молекулы гемоглобина.

Еще недостатки?

Они есть. И это не только мое мнение. Как минимум, есть одна научная статья, которая также находится в статусе препринта — то есть еще не опубликована. В ней целый коллектив ученых выступает с критикой этой смелой «гемоглобиновой» гипотезы. Любопытно, что обычно ученые не отвечают на препринты, только на опубликованные статьи. А здесь ответили. И что же говорят критики? Они признают, что мысли китайских ученых идут в интересном направлении. Идея, что вирусные белки могут проникать внутрь эритроцитов и вытеснять железо из порфириновых ядер молекулы гемоглобина, и, как следствие, лишать красные кровяные тельца возможности транспортировать кислород, не кажется антинаучной. Тем не менее, оппоненты заметили, что в расчетах у китайцев были допущены ошибки, и их много. Как минимум, одна из них — очень грубая.

В чем ошибка: китайские биоинформатики описали комплекс, в котором происходило взаимодействие вирусных белков с молекулами гемоглобина, как комплекс с наивысшей энергией. Посчитав, что чем больше энергия комплекса, тем он стабильнее. Но в биологии больше — не значит лучше. Как раз наоборот — чем ниже энергия комплекса, тем он считается стабильнее. Подробнее — в статье ученых.

Это, конечно, ставит резонный вопрос: а насколько вообще китайские ученые были компетентны в том, чтобы делать смелые биологические выводы по чисто биоинформатическим расчетам? Но это все равно не значит, что авторы «гемоглобиновой» гипотезы COVID-19 — плохие ученые. Так точно не стоит думать. Они показали гибкость ума, новую постановку проблемы. Они посмотрели туда, куда еще никто не смотрел. Нашли инструменты, которыми можно решить проблему. Но, да, — допустили ошибки. И это тоже нормально. Таких научных статей, где есть новая гипотеза, но доказательства у нее не совсем убедительные — миллион.

Можно ли проверить гипотезу китайцев?

Конечно, и довольно легко.

  • Эксперимент номер один. Вирусные белки уже давно экспрессированы по отдельности. Можно взять каждый из этих, в теории железо-связывающих, белков, налить их в пробирку, туда же добавить ионы железа и посмотреть — связываются они с ними или нет? Такой эксперимент можно сделать за день-два и это будет полностью безопасно.
  • Эксперимент номер два. Его можно провести уже не с ионами железа, а с самим гемоглобином. То есть взять молекулы гемоглобина, на которых сидят гемы с ионами железа, и в эту же пробирку поместить вирусные белки. Станет сразу понятно: могут они «отрывать» железо от гемоглобина, ведь оно к нему довольно крепко «прикручено»? Или эти вирусные белки только свободное железо в растворе связывают?
  • Эксперимент номер три. Можно забыть об in vitro и сразу отправиться к пациентам. У нас есть заболевшие COVID-19 и некоторые люди, к сожалению, умирают от пневмонии. После того, как они умирают, проводится вскрытие, чтобы понять, что произошло с легкими. И вот тут можно сделать тест на аккумуляцию железа. Это один из простейших патанатомических тестов, хотя далеко не каждый патанатом догадается его сделать. Все же смерть пациентов наступает не от гемохроматоза, а от респираторного заболевания. Но главное, что тесты такие есть. И, в принципе, любой патанатом может его провести, после чего раз и навсегда закрыть этот вопрос.

Но тут вот какой нюанс: поскольку людей от COVID-19 погибло уже довольно много, и патанатомы в разных странах уже провели большую работу по изучению состояния легких умерших, мне кажется немного странным, что никто из них не заметил такую странную вещь, как отложение железа в легких. А ведь это не так уж трудно заметить, как мы выяснили. Но почему-то об этом нам никто еще не сообщал. Из чего я пока делаю вывод, что авторы нашумевшей статьи сделали действительно слишком далеко идущие выводы.

Почему «сырая» работа китайцев стала мировой сенсацией?

Одновременно вместе с этой теорией с переднего края практической медицины пришли сообщения о том, что людей, попавших в госпиталь с диагнозом COVID-19, даже если они задыхаются, не надо сразу переводить на ИВЛ. Врачам стало понятно, что эта мера редко приводит к выздоровлению пациентов. Даже реже, чем при отеке легких, возникшем по каким-то другим причинам. По статистике США, только 15—20% людей с диагнозом СOVID-19 возвращается к жизни после трехдневной искусственной вентиляции легких. Остальные, к сожалению, умирают.

Коронавирус

Россия Москва Мир

0 (за сутки)

Выздоровели

0

0 (за сутки)

Заразились

0

0 (за сутки)

Умерли

0 (за сутки)

Выздоровели

0

0 (за сутки)

Заразились

0

0 (за сутки)

Умерли

0 (за сутки)

Выздоровели

0

0 (за сутки)

Заразились

0

0 (за сутки)

Умерли

Источник: JHU,
федеральный и региональные
оперштабы по борьбе с вирусом

Источник: JHU, федеральный и региональные оперштабы по борьбе с вирусом

Есть и такой нюанс: независимо от причины попадания на ИВЛ, многие выжившие после этого испытывают проблемы с памятью, почками и не только. Не все, конечно, а те, кому особо не повезло. А это «не повезло» определяется опять же исходным состоянием здоровья. Многое зависит от уровня воспаления в организме, в особенности нейровоспаления. Почему? Уже известно, что вирус SARS-CoV-2 в некоторой степени нейротоксичен. Поэтому у больных тяжелой формой COVID-19 наблюдается много неврологических симптомов: аносмия (потеря обоняния), дезориентация, головная боль. При этом у многих параллельно появляется еще и одышка. А, значит, и гипоксия. Важное уточнение: эта гипоксия может быть вообще никак не связана с гемоглобиновой теорией китайцев и тем, что вирусные белки влияют на транспорт кислорода. Но что нужно человеку с одышкой и гипоксией? Конечно, кислород. Однако, если его сразу положить на ИВЛ с этой самой гипоксией, то нейровоспаление в организме будет только усиливаться. Именно поэтому во многих госпиталях США и Европы приняли решение как можно дольше давать таким пациентам просто чистый кислород. Через специальные маски, или еще как-то, но повышать содержание кислорода в организме. И самое главное — чтобы при этом пациенты дышали самостоятельно. Это решение, кстати, уже даже закреплено на уровне гайдлайнов больниц.

А теперь вернемся к гемоглобиновой теории китайцев. Новость об этой публикации просто совпала по времени с сообщениями от врачей, которые начали говорить о том, что больным нужен кислород, а не ИВЛ. Из-за чего в сознании большинства сложилась такая картина: кислород нужен, потому что вирус нарушает его транспорт в крови. Просто уникальное совпадение. Отсюда вся шумиха.

Гемоглобиновая фантазия не поможет понять патогенез болезни COVID-19?

Вообще-то патогенез COVID-19 уже понятен. Тут загадки, на мой взгляд, нет. Мы знаем, как вирус попадает в человека. Он крепится к специфическим рецепторам наших клеток — ACE2 рецепторам. Они есть на многих клетках нашего организма. Например, в кишечнике очень большая концентрация ACE2 рецепторов.

Разнообразная и непредсказуемая картина, которую мы видим после того, как заражение произошло, связана уже не с самим вирусом. А с тем, какой у каждого из нас текущий иммунный статус, какие болезни в анамнезе, какой образ жизни каждый из нас ведет. И, конечно, большую роль играет наша генетика.

То есть мы все изначально различаемся по предрасположенности подхватить вирус, а также по предрасположенности — сильно реагировать на вирус или не сильно.

По всей видимости, мы различаемся и по нашей индивидуальной способности развивать на этот вирус иммунитет. Вирус SARS-Cov2 — это родственник вируса SARS-CoV. SARS-вирус вообще называется вирусом атипичной пневмонии. То есть, в принципе, у нас ничего странного не происходит по сравнению с заражением первым SARS. Там у нас тоже была неоднозначная патогенность или атипичная патогенность. Но теперь-то мы понимаем, что такая патогенность как раз типична для семейства вирусов родственных SARS-CoV. То есть нам надо говорить не о загадочном патогенезе болезни, а просто о новом механизме патогенности вируса. Поэтому нам нужно поскорее разобраться не с вирусом собственно, а с тем, как наш организм на него реагирует. Понять, чем именно отличается ответ организма, который справляется с инфекцией легко от ответа организма, который переносит болезнь в тяжелой форме? И от каких факторов это зависит, кроме возраста, текущих заболеваний и так далее.

Как работают тесты на коронавирус и кто их сейчас создает

На мой взгляд, настоящая загадка у этой болезни только одна — мы пока совсем не понимаем, как будет проходить повторное заражение. То есть в случае, когда человек переболел, а потом его иммунитет к COVID-19 взял и кончился, потому что был непрочным. Как в этой ситуации будет переноситься болезнь? В более легкой или более тяжелой форме? А может, в такой же? Или болеть никто не будет вообще?

Стоит ли ждать по-настоящему «железных» сенсаций о COVID-19?

Я считаю, главное, что вскоре произойдет — мы поймем, что происходит с людьми после того, как они перенесли коронавирусную инфекцию. И здесь я говорю не об иммунитете, а именно о последствиях заболевания. Какие признаки говорят о том, что состояние здоровья человека вернулось к нормальному, а какие — что не вернулось. Более того, у нас будут количественные меры, с помощью которых мы научимся понимать, насколько плохо или насколько благополучно каждый конкретный человек вышел из этого заболевания. И скоро-скоро мы ждем данных по когортам выздоровевших, чтобы все это понять.

Да, у нас уже есть данные по Китаю и Южной Корее. Но все-таки их нельзя экстраполировать на ту же Европу. И не потому что в этих данных какие-то ошибки — просто этничность другая. Система здравоохранения, условия, в которых все измеряется — тоже другие. То, что корейцу нормально, европейцу — нет, и наоборот. Поэтому мы ждем прежде всего данных из Европы и Америки — там, где у нас сильный размах эпидемии.

Есть еще одна важная вещь, которую мы ждем — это информация о том, как в результате карантина изменилось состояние здоровья людей с другими заболеваниями. То есть тех, кто не заболел коронавирусной инфекцией, но тех, чьи хронические болезни изменили свое течение: ухудшились или просто как-то изменились в условиях карантина. Ведь эти люди, возможно, как и многие, изменили диету. Находились под большим стрессом. Не могли обращаться к врачу. Не получали те лекарства, которые были необходимы. Все эти данные сейчас обрабатываются. Одним словом, сейчас идет огромный эксперимент во всем мире над всеми нами. И он о том, как меняется человеческая физиология в условиях пандемии и карантина. А она совершенно точно меняется. Большой вопрос, как именно?

Долгосрочные перспективы пандемии COVID-19?

Пока точно могу сказать об одном — уровень биологической грамотности у людей во всем мире в результате этой истории возрастет просто гигантски. И это прекрасно. Я надеюсь, многих подростков, да и вообще молодежь, это сподвигнет на то, чтобы всерьез заняться наукой. Потому что в будущем нам абсолютно точно понадобится еще больше ученых-биологов.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Гематоген - обогащенный кровью батончик из России

Все представленные продукты курируются независимо нашими редакторами. Когда вы покупаете что-то через наши розничные ссылки, мы можем получать комиссию.

Закуски по своей сути забавны, особенно когда их не всегда можно найти в ближайшем продуктовом магазине. Вот почему существует так много международных коробок с подпиской на закуски, и почему так приятно бродить в отделе еды на Cost Plus World Market. Если вам повезет, вы найдете всевозможные сокровища, от канадских чипсов со вкусом кетчупа до пряных леденцов с клубникой и чили в Мексике и японских шоколадных конфет до печенья с какао-кремом Happy Hippo в Германии - но одну вещь вы, вероятно, не найдете . Гематоген, российский сладкий, кровяной шоколадный батончик.

Технически это лекарственный продукт, а не конфеты, но он содержит сахар, ваниль и сгущенное молоко, придающее мягкую консистенцию, похожую на густую мягкую карамель, и детям якобы нравится его сладкий вкус. Но самый замечательный ингредиент богатого белком батончика - это коровья кровь, которая добавляет жизненно важные питательные вещества - и объясняет, почему гематоген (также пишется как гематоген) предназначен в качестве добавки для лечения различных состояний, таких как анемия и недоедание. Также говорят, что он улучшает проблемы с кожей, ногтями и зрением и даже помогает предотвратить простуду.Другими словами, это может быть следующая чудо-еда!

Гематоген существует уже несколько поколений и до сих пор широко продается в России и соседних странах, в основном в аптеках, хотя для покупки батончика рецепт не требуется. Если в вашем районе есть рынки России или Восточной Европы, вы можете встретить их там и даже купить на Amazon. Есть несколько брендов; у большинства из них есть восхитительно яркая упаковка, часто с очаровательными персонажами на лицевой стороне, от младенцев и маленьких детей до ежиков и веселых, артистичных гномов:

Amazon

У кого не возникнет соблазна схватить это с полки и нетерпеливо развернуть? Если вы сначала потрудились просмотреть этикетку с ингредиентами, вы, возможно, все еще не знаете, что будет дальше, поскольку ключевой компонент часто указывается как «черный пищевой альбумин», а не просто «переработанная коровья кровь» - и как только вы его развернете он очень похож на мягкую гранулированную плитку шоколада, что-то вроде Tootsie Roll в новой интригующей форме:

Магазин LanaNova

Откусите, и вы получите немного карамелизованной сладости, но также и отчетливую металлическую ноту, которую один обозреватель Amazon сравнил с подслащенной говяжьей печенью. Если это поможет, вы также можете найти гематоген с добавленными ингредиентами, такими как абрикосы и чернослив.

Но даже в шоколаде (как это делают некоторые бренды), это, вероятно, все еще довольно навязчивый вкус. Так что, если вы ищете новую интернациональную закуску, может, вместо этого попробуйте сладкое саке Kit Kats?

Все представленные продукты проверяются нашими редакторами независимо. Когда вы покупаете что-то через наши розничные ссылки, мы можем получать комиссию. Чтобы найти больше отличных продуктов, подобранных вручную, загляните в магазин Chowhound.

Изображение заголовка любезно предоставлено Russische Winkel.

Ludo & Hedo

Я помню, когда я был ребенком, который рос в Советском Союзе, в качестве угощения я часто ел сладкий, жевательный коричневый батончик под названием Гематоген. Это батончик, основным ингредиентом которого является коровья кровь. Он имел лечебное назначение и часто использовался для предотвращения низкого уровня в крови железа и витамина B12. Сладкий вкус ириски и его приятная текстура часто приходили мне в голову, когда я работал над новым ароматом, который мы решили назвать Red Velvet .

Red Velvet состоит из свиной крови, винного соуса и темного шоколада. Традиция использовать кровь в кулинарии уходит корнями в историю многих культур. В западных культурах кровь широко используется в рецептах с мясом, таких как кровяная колбаса, кровяная колбаса и различные виды мясных супов. Интересно, что в некоторых кухнях кровь используется в сладких блюдах и десертах. Например, в Скандинавии кровяные блины под названием blodplättar являются частью традиции в Швеции, в Финляндии - veriohukainen , а в Эстонии - veripannkoogid .В Италии есть десерт под названием s anguinaccio dolce , который представляет собой пудинг из свиной крови с добавлением молока, шоколада, кедровых орехов, изюма и сахара.

Кровь состоит преимущественно из белка и воды и богата такими питательными элементами, как железо и витамины. Он обладает коагулирующими свойствами, как и другой очень важный ингредиент традиционных десертов, а именно яйца. Яйца и кровь имеют сходный белковый состав, особенно с альбумином, который придает их коагулянтные свойства.Отличным аргументом в пользу крови как заменителя яиц является растущая пищевая аллергия на яичные белки, которая в настоящее время является второй по распространенности пищевой аллергией в Европе, поражающей в основном детей, но также и взрослых. В Германии, например, у 8% детей временная реакция на яйца. По оценкам других источников, 30–53% детей с пищевой аллергией в таких странах, как Испания и Франция, страдают аллергией на яичный альбумин [1].

Помимо пользы для здоровья, мой первоначальный интерес к приготовлению десерта с кровью был вызван мистическим и очень примитивным чувством, связанным с потреблением крови.Даже несмотря на то, что каждый, кто ест мясо, также ест кровь, в нашем сознании существует разница между мясом и кровью. Когда я был ребенком, мне нравился вкус, меня не особо заботил тот факт, что он сделан из крови. Мои родители тоже не беспокоились об этом и думали только о пользе для здоровья. Так почему мы так этого боимся сейчас?

Создавая этот ароматизатор, я хочу поделиться восхитительным вкусом, осмыслить существующие табу и дать людям возможность попробовать его и пересмотреть или сформулировать свое собственное мнение о нем.Это небольшая провокация, чтобы начать обсуждение нашего поведения, традиций и нашего социального окружения. Я считаю, что еда может вызвать критическое мышление и создать пространство не только для размышлений о наших повседневных привычках, но и для изменения нашего распорядка дня и предположений, которые, как я считаю, могут только сделать нашу жизнь богаче.

Ola

[1] Исследования и образование в области пищевой аллергии. Доступны на: http://www.food-allergens.de/symposium-vol1(1)/data/egg-white/eggwhite-data.htm

Почему кровь не является более важным ингредиентом в «американской» еде?

Употребление крови в пищу имеет смысл: в основном она состоит из белка, содержит железо, витамин D и другие питательные вещества и составляет до 11 процентов веса тела животного. Вероятно, поэтому большинство человеческих обществ, которые едят мясо, за исключением тех, у кого есть религиозные или культурные предписания против употребления крови, имеют в своем кулинарном репертуаре хотя бы один рецепт крови - от китайского тофу из крови до пепитории, риса, приготовленного на козьей крови. Колумбии, кровяные колбасы (некоторые несладкие, некоторые сладкие), соусы, супы и даже макаронные изделия и выпечка большинства европейских культур.

Правда, как отмечает историк мяса Роджер Горовиц, это редко бытовые предметы. Исторически сложилось так, что большинство из них изготавливали только сразу после того, как животное было убито или зимой, когда холодный северный климат мог сохранить кровь.Тем не менее, кровь по-прежнему, благодаря практичности, традициям и вкусу (многие ценят ее плотную приземленность), по-прежнему является активной частью пищевых продуктов большинства стран. В некоторых регионах, таких как Британские острова или Германия с их кровяными сосисками или Скандинавия с их традициями кровяных блинов, кровь как ингредиент не только обычное дело, но и любимый ингредиент.

Странно, что кровь не учитывает вообще в том, что сейчас принято называть «американская еда» - ни в одном из пунктов меню фаст-фуда (возможно, наиболее американских изобретений), в обычных блюдах произошли. наиболее прямо из европейских традиций (например, мясной рулет, блины и различные фрикадельки) или даже в блюдах, тесно связанных с мясными субпродуктами (например, хот-доги, ломтики и ливермуш).

«Кровь приближается к концу спектра стигматизируемых и табуированных продуктов» для американцев, - говорит Эми Бентли, профессор пищевых исследований и эксперт по кулинарным табу в Нью-Йоркском университете.

«Это напоминание о нашей животной природе и о том, насколько мы близки к тому, что едим».

Большинство американцев, конечно, не только или даже в основном едят чисто «американские» продукты, которые экспортируются за границу через меню быстрого питания или через нашу популярную культуру. Недавно иммигрантские общины, особенно из Восточной и Юго-Восточной Азии, принесли такие блюда, как филиппинский динугуань, вьетнамский булочка-бо-хюэ и прибрежный индийский сорпотель, все кровяные супы или тушеные блюда в США. Замороженную кровь можно найти на многих азиатских рынках (хотя ее качество сильно различается в зависимости от магазина). По словам историка кулинарии Брюса Крейга, это все еще распространено в немецких мясных лавках в некоторых частях Иллинойса. То же самое можно сказать и о некоторых польских, мексиканских и других мясных лавках в исторически иммигрантских кварталах, добавляет он. Шеф-повар Potawatomi и историк кулинарных путей коренных американцев Лоретта Барретт Оден отмечает, что сегодня различные народы равнин продолжают давние традиции пить кровь во время добычи буйволов или других крупных животных.И многие повара динэ (или навахо) довольно регулярно делают кровяную колбасу или в детстве делают из нее кровяную колбасу. Национальный центр по проблемам старения коренных американцев при Школе медицины Университета Северной Дакоты и Центр здоровья сельских жителей перечисляет рецепт кровяной колбасы Diné в своей публикации Здоровые традиции: рецепты наших предков .

Тем не менее, эти важные элементы современной и исторической американской кулинарии не учитываются в большинстве популярных концепций «американской» кухни или вкусов. И недавние попытки видных поваров и ученых-кулинаров познакомить с кровью многих незнакомых жителей Северной Америки - как новый интересный вкус, элемент национального кулинарного наследия, жизненно важную часть ответственного и малоотходного потребления мяса или даже здоровую альтернативу этому. яйца с низким содержанием холестерина и высоким содержанием белка и железа в хлебобулочных изделиях - упали. «В последнее время я не видела много свидетельств широкого интереса» к крови, - говорит Марго Финн, исследователь пищевых верований США, - даже с учетом нишевой популярности еды «нос к хвосту» и этнической еды, включающей субпродукты.Так почему же именно в американской пище так мало крови?

Трудно сказать, потребляли ли доколумбовые индейские культуры кровь, и если да, то в каком количестве и в каком контексте. Ранние колонисты и собственно США явно пытались искоренить историю коренных народов и способы питания, чтобы вытеснить или искоренить целые народы. Многие кулинарные традиции коренных американцев были и остаются изменчивыми, и их современные вариации часто формировались в результате колонизации. Когда я спросил об этом Барретта Одена, она сказала мне: «Все, кого я смог найти, говорят:« Мы не знаем, потому что все наши предки умерли.'Тем не менее, как часть культуры, прагматизма, ритуала или по другим причинам, она считает, что в доколониальной Северной Америке, вероятно, было «значительное употребление крови» «от майя до равнин».

Некоторые историки кулинарии утверждают, что американские колонизаторы никогда не ели много крови. Сара Вассберг Джонсон, эксперт по истории американской кухни, утверждает, что британские колонизаторы, по большому счету, не принесли свои родные традиции кровяной колбасы в свои новые дома, потому что они нашли так много открытых и возделываемых земель, что им не пришлось заниматься скрупулезное поедание «от носа к хвосту», обычное в современной Европе.Кровь, утверждает Финн, «не по своей природе восхитительна или привлекательна, как некоторые вещи вроде сахара или жирного мяса», поэтому многие люди никогда бы ее не съели, если только этого не потребует дефицит.

По большей части, историки, подобные Джонсону, считают, что кровь время от времени использовалась в качестве пропитания, которое потреблялось в основном в сельской местности, но не в городах. Чаще всего, даже на фермах, его выбрасывают как отходы. Возможно, некоторые колонисты действительно обнаружили, что им больше не нужно , чтобы есть блюда с кровью, они перестали делать это по своему усмотрению, и поэтому у их потомков не было шанса развить вкус к нему.

Тем не менее, колониальные кулинарные книги включают в себя множество рецептов кровяного пудинга, а потребление крови в 17 веке было, по-видимому, достаточно распространенным явлением, и проповедники сочли нужным разгадывать оправдание употребления этого напитка, учитывая запреты Ветхого Завета. (Те же предписания запрещают некоторым соблюдающим еврейские группы есть кровь.) Кровь, возможно, не была стандартным домашним ингредиентом, говорит Горовиц, но ее использовали бы многие мясники при изготовлении колбас. И это было бы вполне доступно, утверждает Эми Фицджеральд, эксперт по истории убоя животных, на фермах, в городских условиях, поскольку местные мясники часто выполняли работу по забою животных.Исторические отчеты общин Чиппева и Кри с 18-го века также описывают хаггис на основе крови, кровяные сосуды и потребление свежей крови копытных, и, по крайней мере, некоторые отчеты о сообществах Конфедерации черноногих 19-го века подробно описывают кровяной пудинг и суп.

Кровавая волна в Америке, вероятно, начала существенно меняться с ростом промышленного забоя. «Это было частью более общего процесса», начавшегося в 16 веке, - говорит Фитцджеральд, - «демонстрации человеческого превосходства над животными», отчасти путем дистанцирования общественности от интуитивной природы производства мяса.

Кровь, кости и другие субпродукты «напоминают нам, что мы животные», - утверждает Бентли, руководствуясь теориями многих психобиологов. «Кровь животного похожа на кровь человека. Это напоминание о нашей животной природе и о том, насколько мы близки к тому, что едим ».

Первая крупномасштабная коммерческая бойня открылась в Массачусетсе в 1662 году специально для того, чтобы убрать бойню из поля зрения общественности. Но промышленные бойни достигли критической массы примерно с середины 1860-х годов, особенно с подъемом мясоперерабатывающей промышленности Чикаго.Примерно в это же время большинство американцев, переживающих процесс быстрой урбанизации наряду с индустриализацией убоя, начали терять связь с процессом выращивания и убийства животных и рассматривать мясо как просто кусок дерацинированной ткани в мясной лавке.

Промышленный убой усложнил доступ к крови, которую лучше использовать свежей и незамороженной. Теоретически на крупных бойнях все еще можно было попытаться сохранить кровь с помощью антикоагулянтов (например, соли или уксуса) и охлаждения.Но «сбор и поддержание чистоты свежей крови для обработки было слишком трудоемким делом при слишком малой отдаче», - утверждает Джонсон. Операторы бойни вскоре поняли, что они могут зарабатывать больше, продавая кровь другим промышленникам для использования в таких вещах, как корм для животных и удобрения. Как отмечает историк Морин Огл, 100 лет назад на крупных бойнях было больше продаж крови и других побочных продуктов фармацевтическим фирмам и аналогичным покупателям, чем продажам мяса. «Итак, - говорит историк по упаковке мяса Джошуа Спехт, - у чикагских производителей мяса не было причин делать его доступным для потребителей», по крайней мере, в больших масштабах.

Примерно в то же время авторы американских СМИ начали открыто осуждать бойню в целом и кровную кухню в частности. «Есть расистские статьи о немецких иммигрантах, которые особенно любят кровяную колбасу», - говорит Шпехт. «Точно так же есть некоторые истории о том, что более бедные американцы потребляют как можно больше, скажем, свиней».

В конце 19 века американцы, обладающие экономической, культурной и кулинарной властью, дистанцировались от убоя и его побочных продуктов в пользу более цивилизованных (и часто более дорогих) кусков мяса, называя субпродукты животными и грубыми.Они также выделяли себя в отличие от иммигрантов из Центральной и Восточной Европы и более бедных сельских жителей Америки, которые все еще потребляли эти продукты. Идея поедания крови как «отсталой» и «варварской» практики использовалась как доказательство подлости грязных иммигрантов и бедняков , закрепив это за маргиналом антиамериканского поведения.

Но промышленно развитая бойня не обязательно была похоронным звеном для кровавых блюд, особенно если она была отделена от расистских и классических тирад против них.То есть, большая часть Европы разработала промышленные системы убоя - хотя и в разных направлениях, и с другой скоростью и уровнем, чем в Америке, - при этом сохраняя связь со съедобной кровью. Даже в Америке, признает Горовиц, в сельских районах, где люди все еще забивали животных и имели доступ к их свежей крови, они продолжали использовать ее в своей кулинарии вплоть до 20 века. «Немецкие поселенцы и их потомки на Среднем Западе, - отмечает Крейг, - ели кровяную колбасу как обычную часть своего рациона» примерно до или, может быть, сразу после Второй мировой войны.

Настоящий конец американскому поеданию крови, вероятно, наступил в середине 20-го века, благодаря современности - в частности, аморфной, оптимистической вере в силу промышленной науки, способной улучшить мир всеми мыслимыми способами, особенно за счет повышения природы . Это часто происходило неразрывно с верой в ценность единообразия и кажущегося бесплодия. «Эта идея современности очень важна для людей, достигших совершеннолетия в 20 веке», - утверждает Бентли, писавший о зарождении индустрии детского питания в эту эпоху.Она объясняет, что логика этой индустрии заключалась в том, что индустриальные общества «не кормят грудью наших детей, потому что нам это не нужно. У нас есть технологии. У нас есть наука. Мы можем приготовить смесь и бутылки. Мы можем приготовить лучшую пищу для младенцев, чем человеческий организм, и, безусловно, лучше, чем кормящие грудью люди, которые находятся в процессе развития ».

Многие идеи, выдвинутые в духе современности , были, как мы теперь знаем, чушью. Современность может кричать, что кровь - это грязный натуральный продукт, который легко портится.Но современные методы убоя, упаковки и распределения пищевых продуктов, которые частично стремятся дистанцировать нас от неприятной крови и обещают сделать нас более безопасными и здоровыми, возможно, даже хуже для общественного здравоохранения из-за их способности распространять зоонозные заболевания и болезни пищевого происхождения. . А одержимость бесплодием привела к разработке непитательных продуктов, таких как «Чудо-хлеб» (изобретенный в 1921 году) и переработанное молоко, польза которых для здоровья сейчас находится под вопросом.

Ошибочные представления о ценности стерильной однородности и предварительной подготовки мгновенно заморозились во многих обществах, не только в Америке.Они просто укоренились в американской кухне и культуре, потому что, как утверждает Бентли, «мы достигли совершеннолетия в эпоху индустриализации» как нация. Многие из национальных мифов, на которые все еще ссылаются в американской культуре и политике, были созданы в гипермодернистских 1950-х годах, когда супермаркеты и расфасованные продукты питания и все, что они представляли, распространялись и меняли даже жизнь многих сельских жителей. Современность только в последние годы подкрепляется такими вещами, как безопасность пищевых продуктов и более серьезными опасениями в отношении здоровья населения.

Социолог Джордж Ритцер придумал концепцию «макдональдизации общества», имея в виду уникальную, в основном американскую одержимость «чистотой, стандартизацией, количеством важнее качества». По словам Бентли, эта концепция играет роль в нашем отвращении к продуктам питания, которые кажутся более грязными или более потенциально опасными, такими как кровь. Это также помогает объяснить самую середину 20-го века (и во многих уголках страны стойкую) одержимость американцев переваренными стейками с хоккейной шайбой. Многие американцы, похоже, хотят, чтобы любой след крови (кстати, красный в «кровавом» красном мясе - это не кровь, а миоглобин, белок, который доставляет кислород в мышечные ткани), уничтоженный во имя предполагаемого безопасность, и на службе у укоренившегося американского картонного неба 20-го века.

В конечном итоге все эти исторические силы соединились с современным бескровным положением дел Америки. И это создало порочный круг, в котором низкий спрос на кровь и высокий скептицизм делают ее практически невозможной для большинства людей в Америке, даже если они будут искать ее, сохраняя низкий спрос и высокий скептицизм.

В лучшем случае эксперты по истории питания и культуре, с которыми я разговаривал по поводу крови, в целом согласны с тем, что кровь может просочиться обратно в некоторые основные американские блюда - если ее вкус хорошо скрыт, если «кровь» не попадет в нее. окончательное название, если оно продвигается известными шеф-поварами или экспертами в области здравоохранения, и если оно сопровождается четкими этическими идеями.Посетителей также, возможно, можно было бы убедить съесть протеиновый батончик, сделанный из порошкообразной и безвкусной крови (например, советский батончик квази-здоровья гематогена), так же, как их убедили есть батончики и порошки для крикета как, возможно, устойчивые источники (в основном невидимый, безвкусный) белок. Тем не менее, количество американцев, которые могли бы преодолеть этот фактор, который у многих ассоциируется с кровью, вероятно, будет небольшим.

«Люди могут преодолеть неприятный фактор», - говорит Финн. «Похоже, это произошло в довольно широких масштабах с сырой рыбой в суши, а до этого с чесноком и другими острыми луками.Но я не уверена, что есть достаточные стимулы для этого с кровью », - говорит она, особенно в связи с длительным накоплением и масштабом этого фактора. «Я не вижу причин, по которым факторы, делавшие кровь непопулярной в Америке по крайней мере в течение последнего столетия, скорее всего, скоро изменятся.

«С другой стороны, - Финн почти пожимает плечами, - произошли более странные вещи. Итак, кто знает? »

Марк Хэй - внештатный писатель из Бруклина, который писал об истории и культуре питания в различных торговых точках, от Atlas Obscura до Food52 и VICE. Рэйчел Вада - иллюстратор-фрилансер из Ванкувера, Канада, чьи легкие произведения искусства часто отражают плавильный котел ее культурного наследия.
Проверено Андреа Лопес Крусадо.

Подпишитесь на Новостная рассылка Eater.com

Самые свежие новости из мира еды каждый день

Гематоген | Могема

Гематоген (от греч. Haematogenum «кровь + рождение (оживление)») в качестве пищевой добавки возник в Швейцарии.В 1890 году доктор Хоммель изготовил смесь на основе бычьей крови. С тех пор гематоген изменил свою форму, но улучшил свои свойства, так как он был обогащен витаминами.

Гематоген - источник железа животного происхождения. При дефиците железа мы чувствуем усталость, слабость, снижается концентрация, замедляются жизненные процессы и снижается продуктивность. По данным Всемирной организации здравоохранения, около 30% населения страдает дефицитом железа.Железо - один из основных компонентов, который способствует биохимическим реакциям, протекающим в клетках человека, и обеспечивает кислородом все органы и ткани нашего тела. Кислород, который необходим всем органам и тканям нашего тела, доставляется к ним белком крови - гемоглобином, который присутствует в красных кровяных тельцах, а железо - один из основных компонентов гемоглобина. Было установлено, что количество этого микроэлемента в организме человека составляет 3-5 г, более двух третей которого находится в гемоглобине.Одной из форм проявления железодостаточности является анемия - дефицит в них эритроцитов (эритроцитов) или белкового гемоглобина, в результате чего в организме возникает кислородное голодание. Практически каждый третий человек в мире страдает анемией - болезнь диагностируется примерно у 10% мужчин, но гораздо чаще встречается у женщин и детей. Даже 30% детей и около 50% беременных женщин в мире страдают от дефицита железа. Наше тело не может производить железо само, поэтому оно должно усваиваться с пищей.Но железо не растворяется в пищевых продуктах и ​​плохо усваивается. Железо животного происхождения хорошо усваивается (около 20% - 30%). Фрукты и овощи тоже содержат железо, но его меньше и оно хуже усваивается, чем железо животного происхождения. Всасывание железа значительно улучшается за счет витаминов C и B, поэтому все виды литовских гематогенов обогащены этими витаминами.

Согласно данным рекомендаций Всемирной организации здравоохранения и ЮНИСЕФ, рекомендуется употребление препаратов железа.Гематоген как добавка железа очень важен для детей и взрослых с повышенным риском железодефицитной анемии - это растущие дети, подростки, беременные и кормящие женщины, спортсмены и активные люди, пожилые люди.

Эти батончики советских времен содержат коровью кровь

Скорее всего, если вы выросли в 90-х, вы наверняка слышали истории (или слухи) о вредных ингредиентах, которые попадают в любимые конфеты или сладкое лакомство.В то время как острые предметы, такие как булавки и иглы, были обнаружены в конфетах на Хэллоуин в прошлом, как было доказано Snopes, были десятки мифов, касающихся отравленных конфет, вплоть до того, что существует целая страница в Википедии. на предмет.

Тем не менее, несмотря на то, что было много странных ингредиентов, которые случайно (или злонамеренно) попали в еду, иногда странный ингредиент будет целенаправленно добавлен, о чем свидетельствует один популярный бренд шоколадных батончиков советских времен.

Как сообщает Fox News, одна жевательная шоколадная русская закуска безраздельно властвовала до распада Советского Союза и содержала довольно странный ингредиент: кровь.

Рассматриваемый шоколадный батончик Hematogen (в ретроспективе название было своего рода подарком) содержит множество ингредиентов, включая свекольный сахар, сахарный сироп, ванилин, сгущенное молоко и сушеную коровью кровь.

Как сообщает VICE, популярное сладкое лакомство часто давали маленьким детям в советской России для лечения анемии, которая широко распространена у маленьких детей.Мария Пироговская, выросшая в Советском Союзе, вспоминает, что ее мама часто покупала конфеты в аптеке, и вскоре Мария приобрела ту же привычку.

«Я покупала его каждый раз, когда проходила мимо аптеки и у меня были деньги на карманные расходы», - рассказывала Мария.

Как отмечает VICE , одним из ингредиентов, перечисленных на обратной стороне упаковки конфет, был черный пищевой альбумин, что является техническим термином для обозначения крови. В результате, похоже, что многие клиенты не совсем осознавали, что они едят, и каждый батончик гематогена содержал не менее 5 процентов высушенной коровьей крови.

Несмотря на странный ингредиент, гематоген оставался популярным товаром в советских аптеках в течение многих лет, и он все еще доступен сегодня, хотя и не так широко распространен, как когда-то. На рынке появилось несколько новых сортов, которые лечат все, от простуды до незначительных кожных заболеваний, и один эксперт по пищевым продуктам отмечает, что батончик можно легко купить в Америке.

«Вы действительно можете пойти и купить это прямо сейчас в Нью-Йорке», - объясняет Анастасия Лахтикова, соредактор Опытный социализм: гендер и еда в позднесоветской повседневной жизни .

Для тех, кто не хочет ехать в Нью-Йорк, Fox News отмечает, что конфеты также продаются на Amazon.

Пантогематоген

  • IS
    Источник железа и аминокислот, который положительно влияет на ГЕМОПОЭЗ при анемии и ускоряет процессы восстановления и заживления после травм, переломов, хирургических вмешательств.
  • УЛУЧШАЕТ ИММУНИТЕТ
    И САНОГЕНЕТИЧЕСКИЕ свойства организма; устраняет состояние ранее существовавшего заболевания, предотвращает прогрессирование болезни.
  • ВОССТАНОВЛЕНИЕ
    Умственные и физические способности.
  • СТИМУЛЯТОРЫ
    Сексуальная функция; увеличивает продолжительность полового акта и делает его более интенсивным.
  • АМИНИСТРАТОР ПОМОЩИ ПРИ ЧРЕЗМЕРНОЙ УСТАЛОСТИ, МЕТЕОЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ, ГОЛОВНОЙ БОЛИ
    Положительно влияет на состояние вегетативной нервной системы; применяется при артериальной гипотензии; улучшает эластичность сосудов; снижает МЕТЕОЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ.
  • ИНГИБИТЫ
    Процессы старения, активирующие энергетические, синтетические и метаболические процессы в позднем возрасте.
  • УСКОРИТЕЛЬНО
    Адаптация спортсменов к нагрузкам; повышает их производительность. При этом увеличивается скорость адаптации организма спортсменов после нагрузок.

Универсальный адаптогенный препарат с легким действием. Это естественный источник железа, природных свободных аминокислот, легкоусвояемых витаминов и минералов животного происхождения.

  • Положительно влияет на кроветворение при анемическом состоянии - достоверно повышает гемоглобин до оптимального уровня.
  • Может применяться при гипотонии, улучшает эластичность кровеносных сосудов.
  • Восстанавливает обменные процессы в организме.
  • Ускоряет процессы восстановления и заживления после травм; переломы и хирургическое вмешательство.
  • Положительно действует на вегетативную нервную систему, снижает раздражительность.
  • Снижает утомляемость, метеочувствительность и снимает головные боли.
  • Ускоряет адаптацию организма к стрессам, повышает его работоспособность, увеличивает скоростные и силовые результаты, ускоряет процесс заживления после спортивных травм, высоких тренировочных нагрузок, снижает последствия соревновательного стресса.Препарат не содержит допинговых компонентов, поэтому его можно использовать в спорте.
  • Стимулирует половую функцию, увеличивает продолжительность и интенсивность полового акта.
  • Замедляет процессы старения, активизирует энергетические, синтетические и метаболические возможности организма.
  • Являясь активным стимулятором, он увеличивает саногенетические возможности организма, устраняет предболезненное состояние и предотвращает его переход в тяжелое заболевание, а значит, может широко применяться в профилактических целях.

Исследование препарата подтверждено экспертным заключением ГУНИИ Нутрити № 72 / Е - 287 / Б-07 от 01.03.2007, ФГУЗ ФЦТиЭ ФК Роспотребнадзора № 10-2 / 1894 от 14.04.10.

Состав: дефибринированная кровь северного оленя 56%, экстракт из пантов северного оленя 8%, сахарный сироп 35,4%, фруктовые эссенции 0,5%, аскорбиновая кислота 0,1%.

Доза: суточная доза (2 столовые ложки) содержит 10–12 мг железа, что соответствует 71–86% от рекомендуемой суточной дозы для взрослых.

Форма выпуска: жидкость в стеклянном флаконе емкостью 250 мл; в пакетиках (15 мл).

Условия хранения: Хранить в сухом темном месте при температуре от 0 до + 20 ° С. Допускается гелеобразование, после открытия хранить в холодильнике.

Срок хранения: 18 месяцев.

Транспортная упаковка: 12 бутылок, 12 коробок.

Органические препараты из продуктов оленеводства.

С древних времен сырье животного происхождения (в первую очередь олени) использовалось в восточной медицине для приготовления ряда лекарств.Позднее в восточной медицине начали использовать органические препараты из внутренних органов крупного рогатого скота, овец и свиней, выращиваемых на специальных животноводческих фермах Австралии и Новой Зеландии. Лекарства, созданные из внутренних органов и тканей здоровых животных, играют важную роль в биохимии гомологичных внутренних органов и тканей человека. Они эффективно устраняют дисбаланс и дефицит биологически активных веществ в гомологичных пораженных тканях, тем самым влияя на физиологический процесс регенерации. Благодаря этому органические препараты нашли применение в качестве высокоэффективного и надежного средства лечения (тяжелой внутренней патологии), реабилитации пациентов после хирургических вмешательств, химио- и лучевой терапии, омоложения организма.

В России только северный олень удовлетворяет потребности донора органов, используемых для производства лекарств, насыщающих организм жизненно важными биологически активными веществами. Это связано с круглогодичным содержанием оленей на аборигенных пастбищах в условиях крайнего Севера, инфекционной безопасностью и биологическим контролем, наличием пунктов и отделений умерщвления, которые стандартизированы европейскими требованиями.

Сотрудниками ЗАО «Фермент» разработана линейка изделий из оленьих рогов и крови, которые успешно используются как лекарство, БАД, пантовые ванны, а также как сырье для пищевой и фармацевтической промышленности.

Препараты из продукции оленеводства разработки ЗАО «Фермент»:

Название продукта Лекарственная форма Содержание биологически активных веществ Показания
Лекарство
«Велкорнин» Жидкость Липиды, фосфолипиды, аминокислоты, пептиды При утомляемости в период выздоровления после инфекционных заболеваний и хирургических вмешательств, астенические состояния, неврозы, функциональные нарушения в половой сфере.
BAA
«Пантокрин Северный» таблеток, капсул Аминокислоты, пептиды, липиды астения, невроз, артериальная гипотензия, восстановление сна, сексуальные расстройства.
«Пантогематоген Северный» жидкость Источник железа, аминокислот, витаминов и легкоусвояемых минералов Железодефицитная анемия, при утомляемости, ослабленной иммунной системе, после тяжелого заболевания, травм, депрессии, химиотерапии
Гематоген детский «Gemalad» батончик Железо, аминокислоты, микроэлементы, витамин «С» Анемия на фоне дефицита железа в период физических и психических нагрузок, после выздоровления после тяжелых заболеваний, исхудания, гипоалиментации
Гематоген взрослый «Полярник» батончик Железо, аминокислоты, микроэлементы, витамины Хроническая усталость, прострация, головокружение, депрессия, анемия, кровопотеря
«Рекодепан» капсула Аминокислоты, пептиды, липиды, салидрозид ускорение адаптации организма к нагрузкам, улучшает работоспособность, ускоряя восстановление спортсменов после высоких интенсивных нагрузок
«Coll-Horn» саше коллаген, пептиды, хондроитин, глюкозамин Остеоартрозы различной локализации, межпозвонковый остеохондроз, спондилоартроз, плечево-плечевой периартрит, восстановление суставов после переломов и спортивных травм
«Дары Арктики» саше пептиды, амино, ацетилхолин, салидрозид Болезни опорно-двигательного аппарата. Остеохондроз, остеоартроз, ослабленный иммунитет, артериальная гипотония
Сырье для пищевой и фармацевтической промышленности
«Пантел» вакуумная упаковка Концентрат биологически активных веществ, выделенных из пантов северного оленя Для производства стимулирующих препаратов и БАД; добавка к бальзаму, водке, пиву; можно использовать в косметологии
«Гемолен» вакуумная упаковка Сублимированная дефибринированная кровь оленей Производство железосодержащих БАД (пантогематоген и гематоген), гель
Коллаген-пептидный комплекс вакуумная упаковка Концентрат биологически активных веществ, извлеченных из оленьих рогов Производство БАД формы поддержания опорно-двигательного аппарата, косметологии

Как ваше тело заменяет кровь

У среднего взрослого человека около 10 пинт крови (примерно 8% от веса вашего тела). Для сдачи крови требуется около 1 пинты, после чего ваше тело обладает удивительной способностью восполнять все утраченные клетки и жидкости.

Эритроциты

Возьмите эритроциты. Миллионы из них создаются и умирают каждую секунду. Когда вы сдаете кровь, вы теряете эритроциты, и организму необходимо производить больше для их замены. Специальные клетки в почках, называемые перитубулярными клетками, ощущают снижение уровня кислорода в крови (из-за потери эритроцитов) и начинают секретировать белок под названием эритропоэтин.Он проходит через кровоток, пока не достигает костного мозга (мягкой жировой ткани внутри костных полостей).

Костный мозг производит стволовые клетки, строительные блоки, которые организм использует для создания различных кровяных телец - эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов. Эритропоэтин посылает сигнал стволовым клеткам, говоря, что большее количество из них должно развиться в эритроциты, а не в белые клетки или тромбоциты.

Как быстро ваше тело вырабатывает кровь?

Ваше тело вырабатывает около 2 миллионов новых эритроцитов каждую секунду, поэтому для их повторного накопления требуется всего несколько недель.

А как насчет ваших лейкоцитов и тромбоцитов? Ряд других белков-мессенджеров также стимулирует производство этих клеток в костном мозге, и в течение следующих нескольких дней их уровень возвращается к норме.

Сколько времени между сдачей крови?

Мужчины-доноры должны ждать минимум 12 недель между сдачей цельной крови и женскими донорами 16 недель. Так зачем ждать? В отличие от лейкоцитов и тромбоцитов, на замену всех эритроцитов уходит несколько недель. Вы можете назначить встречи на нужном расстоянии друг от друга с помощью нашей онлайн-системы записи на прием.

Между вашими эритроцитами и вашим здоровьем существует важная связь, потому что именно эти клетки, или, скорее, красный гемоглобин, который они содержат, забирают кислород вокруг вашего тела. Гемоглобин содержит железо, и некоторое его количество теряется с каждой сдачей крови. Чтобы компенсировать это, железо мобилизуется из запасов железа в организме, и организм также увеличивает количество железа, которое он усваивает с пищей и питьем. У мужчин обычно больше запасов железа, чем у женщин.

Ваш уровень гемоглобина

Перед каждой сдачей крови мы всегда проверяем уровень гемоглобина.Мы следим за тем, чтобы у вас уровень гемоглобина был выше 125 г / л для женщин и 135 г / л для мужчин. Это связано с тем, что любой дефицит железа может привести к снижению уровня гемоглобина и, в конечном итоге, если не лечить, к железодефицитной анемии. Этот недостаток может вызвать у вас чувство усталости.

Уровень вашего железа

В организме железо хранится в виде двух белков - ферритина (у мужчин на его долю приходится около 70% запасенного железа, у женщин - 80%) и гемосидерина. Белки находятся в печени, костном мозге, селезенке и мышцах.Если из хранилища взять слишком много железа и не восполнить его из пищевых источников, запасы железа могут истощиться и уровень гемоглобина упадет.

После сдачи крови у большинства людей уровень гемоглобина возвращается к норме через 6–12 недель. Вот почему мы просим доноров подождать минимум 12 недель между сдачей крови (12 недель для мужчин и 16 недель для женщин), чтобы избежать риска снижения уровня гемоглобина в долгосрочной перспективе.

Выпить

Объем крови составляет примерно 8% от веса вашего тела.Около 55% крови состоит из плазмы, из которых 90% - вода. Таким образом, хотя вы сдаете меньше пинты крови за раз, почти половина из них - это вода. Вот почему важно пить много воды перед пожертвованием и сразу после него. После сдачи крови важно заменить жидкость, чтобы нормализовать объем крови. Почки также играют свою роль в контроле объема крови, регулируя количество натрия и воды, теряемых с мочой.

Почему бы не зарегистрироваться, чтобы стать донором крови сегодня?

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *