Как называется священная война у мусульман: Джихад: идеология и практика

Содержание

Кому выгоден джихад?

Наш пророк учит: «Проповедовать и обрадовать приятной новостью». Так я и хочу поступить.

Я рад, что среди моих друзей есть Гайрбек. Человек, силой убеждения заставивший боевиков опустить оружие, умеющий отличить мирный ислам от экстремистского. В последний раз мы общались на тему джихада.

Мне был приятен голос моего друга:

Практически все террористические мусульманские организации ведут войну с Западом под зеленым знаменем ислама. И произносят страшное слово «джихад», «священная война». Я не боюсь этого выражения и призываю вас к тому же. Почему?

Диктофон сделал небольшую паузу и вновь продолжил записывать голос Гайрбека:
Миллионы арабов живут в нищете и малокультурны. И поэтому становятся легкой добычей экстремизма, его пушечным мясом. А политики способствуют этому. Вначале Бен Ладен говорил, что мир поделен на мусульман и неверных, потом Джордж Буш добавил, что Америке противостоит враждебный мир. Такие высказывания разобщают людей. И появляется «страшное» слово джихад.

Арабский термин джихад многие переводят как священная война. Но в Коране нет такого понятия. Само понятие джихад в правильном переводе означает усердие. В философском понимании джихад – это борьба с человеческими пороками и называется большой джихад. Если же идет война с агрессором, то она является малым джихадом.

Вооруженная борьба за веру заключается только в отражении внешней агрессии. К моему сожалению, об этом мало говорится и люди считают, что джихад должен вестись на территории врага. А это заблуждение. «Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте (дозволенных границ). Поистине, Аллах не любит агрессивных» говорит сура «аль-Бакара». Война должна вестись только до восстановления границ государства. Нельзя переходить границы и вести войну на чужой территории.

Если враг вознамерился установить мир, то ислам требует пойти ему навстречу. Сура «аль-Анфаль» призывает «если (неверующие) склонны к миру, то и ты (Мухаммад) склоняйся к миру и уповай на Аллаха». Коран богат стихами о дружелюбии, мирном сосуществовании. Другое дело, что современность не приемлет разума. Ведь намного прибыльнее найти противоречия, заострить на них внимание и сделать на этом военный бизнес.

– Но почему столь важную мирную характеристику джихада не освещают подробно? – я все же рискнул перебить Гайрбека. – Почему ислам, который нуждается в информационной поддержке, не активен в просвещении людей?

– Ислам не приемлет кровопролитие. Об этом говорится во время каждого богослужения. Другое дело, что нетерпимость оппозиционных сил мирному исламу более эффективна, чем реклама мирного ислама. В этом вина тех мусульман, кто молчит перед теми, кто прикрывается исламом и ведет свою, несправедливую, войну. Мы мало внимания уделяем благотворительности, самопожертвованию, пропаганде и всему другому, с помощью которого могли бы убедить всех тех, кто хочет войны с другой религией, культурой, образом жизни. Мы слишком разобщены, чтобы учить и проповедовать. И среди нас много тех, кто любит диктовать свою волю с позиции силы.

Я вспомнил мусульманских шахидов, взрывающих себя среди мирных граждан, и их покровителей. Это он о них говорит. Как быть с ними?

– Ислам не признает фанатизма. Следовательно, он не может призывать к нему верующих. Террористы исковеркали выражение Мухаммада «Вам — ваша вера, мне же — моя вера», которое он сказал неверующим в Мекке, отвергших его призыв жить по законам ислама. Свобода вероисповедания – одно из ключевых принципов Корана. Прочти суру «аль-Мумтахана»: «Аллах не запрещает вам являть дружелюбие и справедливость к тем, кто не сражался с вами из-за веры и не изгонял вас из ваших жилищ, — ведь Аллах любит справедливых». Что еще добавить в доказательство мирного ислама?

Я не устаю повторять, что сумбурные высказывания террористов под зеленым знаменем ислама о мировом Халифате, самоподрывы шахидов, требования носить хиджабы и поклоняться одному богу, не есть истинный ислам. Это его черная тень, на которую равняться не следует.

Террористы, убивающие мирных граждан, в том числе и детей (Беслан тому пример), попадают в ад. Убить одного человека значит убить всех людей. Сказано в Коране: «Если кто-либо убьёт человека не в отместку за (убийство) другого человека и (не в отместку) за насилие на земле, то это приравнивается к убийству всех людей». Те, кто идет войной против «неверных», не могут считаться мусульманами.

Тот, кто все же призывает к мракобесию и насилию, в том числе и домашнему, вовсе не читал Коран и поэтому тоже не является истинным мусульманином. Он неграмотен, и его место за партой с Кораном в руках, а не на передовой.

Аяты Корана древние, их смысловое значение уже потеряло свой первозданный вид. Современные фундаменталисты жестоко ошибаются, применяя их без современной смысловой адаптации. Никто не смеет цитировать ту или иную суру из Корана, вырвав ее из общего контекста.
Главная беда современного общества в том, что исламские религиозные лидеры, проповедующие истинный ислам, лишены каких-либо административных ресурсов для влияния на умы людей, обучения нормам цивилизованного поведения в немусульманской среде. Любой лидер националистической организации гораздо легче выйдет в эфир или на митингующую площадь, чем мусульманский имам.

Уверен, мусульманская интеллигенция могла бы помочь воспитать веротерпимость в людях. Но этому процессу почему-то не дается полный ход. Проблема вспоминается (и то на короткое время) лишь тогда, когда фанаты футбольной команды мстят за убийство своего знакомого всем мужчинам-мусульманам, хотя убийство совершил лишь один из них.
Но я думаю, что наше общество все же созрело для того, чтобы свободно вступить в диалог о мирном сосуществовании разных религий. Мы начали учиться высказываться и хоть немного слушать оппонента. Теперь время вместе совершать мирные поступки. Строить дома и школы, например.

Ислам, Ближний Восток и война в Сирии: ключевые понятия

  • <a href=http://www.bbc.co.uk/russian/topics/blog_krechetnikov><b>Артем Кречетников</b></a>
  • Би-би-си, Москва

Автор фото, EPA

Из-за российского вмешательства в конфликт в Сирии в центре мировой политики вновь оказался Ближний Восток.

Иная жизнь, политические реалии, вера и менталитет. Русская служба Би-би-си предлагает краткий глоссарий ключевых понятий, связанных с исламом и сирийским конфликтом.

Сунна: священная книга мусульман, второй после Корана источник исламского права.

В отличие от Корана, содержание которого, как верят мусульмане, было непосредственно внушено пророку Мухаммеду Аллахом, Сунна представляет из себя некий аналог христианских Евангелий — сборник рассказов о жизни, деяниях и поучительных словах (хадисах) Пророка, записанных его учениками.

Содержит детальные указания практически по всем вопросам, от банковского дела до изобразительного искусства, определяющие жизнь мусульман.

Некоторые светские аналитики в связи с этим утверждают, что ислам — не столько вера, сколько общественный уклад и правовая система. Другие указывают, что все религии имеют предписания и запреты, только в исламе духовное и мирское переплетены теснее, и степень регламентации выше.

Сунниты: от арабского «ахль ас-сунна валь-джамаа» («люди Сунны и согласия общины») — последователи наиболее многочисленной мусульманской конфессии, насчитывающей около 1,4 млрд верующих, или около 80% всех исповедующих ислам.

Раскол на суннитов и шиитов произошел по политическим причинам.

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Мечеть Аль-Акса в Иерусалиме: мусульмане верят, что с этого места Пророк возносился на небеса

После кончины в 632 году пророка Мухаммеда, не имевшего сыновей, часть сторонников полагала, что наследовать духовную и светскую власть должен его ближайший родственник-мужчина, двоюродный брат Али. Другие поддерживали тестя Мухаммеда Абу-Бакра и утверждали, что община имеет право избрать своим лидером достойнейшего, невзирая на степень родства с Пророком. При этом они ссылались на цитаты из Сунны (отсюда и название «сунниты»).

В 661 году Али стал четвертым по счету халифом правоверных. Убийство Али и его сына Хусейна в ходе начавшейся вслед за этим гражданской войны положило начало многовековой распре.

Шииты: вторая по численности мусульманская конфессия. Преобладают в Иране, Азербайджане, Ираке и Бахрейне, составляют от 15 до 30 процентов населения в Ливане, Кувейте, Афганистане и Саудовской Аравии.

Отличаются от суннитов, прежде всего, отношением к личности халифа Али, которого почитают почти наравне с Пророком, и 12 его известным потомкам – «святым имамам».

Шииты верят, что прямой потомок Али — «скрытый имам» — живет и сегодня, и в назначенный час станет мессией.

Если сунниты считают Коран и Сунну боговдохновенными и не подлежащими критическому анализу, то шииты обвиняют оппонентов в частичной фальсификации священных текстов и допускают их толкования, хотя заниматься этим должны особые избранные люди. Соответственно, в их жизни более значительную роль играют духовенство и религиозные авторитеты (аятоллы).

По мнению российского арабиста Андрея Остальского, столетия жизни в качестве притесняемого меньшинства сделали шиитов восприимчивыми к идеям революции и самопожертвования.

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Башар Асад, как и его отец, подчеркивает светский характер режима, но многие представители суннитского большинства считают его алавитской властью

Алавиты: ответвление шиизма, впитавшее в себя элементы раннего христианства и доисламских восточных культов. Живут в основном в Сирии (порядка пяти миллионов человек, или около 20% населения страны), а также в Турции.

Название буквально означает «последователи Али». Второе наименование, «нусейриты», происходит от имени основоположника учения, богослова IX века Мухаммеда ибн-Нусайра.

Как указывает эксперт по Ближнему Востоку Георгий Мирский, после нескольких столетий пребывания Сирии в составе Оттоманской империи суннитское большинство считало достойными арабов занятиями сельское хозяйство или торговлю, а военную службу — «турецким делом». Когда Сирия в 1946 году сделалась независимым государством, в офицерские училища пошли в основном алавиты, принадлежавшие к городской бедноте и мечтавшие повысить свой социальный статус.

В 1963 году офицеры-алавиты осуществили переворот. Спустя семь лет президентом стал бывший командующий ВВС Хафез Асад. С тех пор он, а затем его сын Башар, бессменно правили страной.

Асады делали ставку на арабский национализм и подчеркивали светский характер режима, но алавиты заняли непропорциональное своей общей численности место в государственном аппарате и силовых структурах. Нынешняя гражданская война начиналась, прежде всего, как протест суннитов против такого положения.

Поскольку много алавитов живет компактно на средиземноморском побережье в районе Латакии и Тартуса, эксперт по мониторингу конфликтных ситуаций Леонид Исаев считает возможной консолидацию там, при российской поддержке, «малой Сирии» во главе с Башаром Асадом.

Автор фото, RIA Novosti

Подпись к фото,

После дагестанских событий в августе 1999 года слово «ваххабит» сделалось в России синонимом вооруженного экстремиста

Ваххабизм: направление суннизма, зародившееся в XVIII веке на Аравийском полуострове. Названо по имени основоположника Мухаммеда аль-Ваххаба. Сами ваххабиты предпочитают термин «салафиты» (от слов «ас-саляф ас-салих» — «праведные предки»), поскольку принципиально отвергают любые формы культа личности.

Первоначально ваххабизм распространился среди бедуинов как форма протеста против турецкого владычества, богатства и «разврата» городских имущих классов. В настоящее время является официальной идеологией Саудовской Аравии.

Ваххабиты считают, что чистый ислам существовал лишь при первых трех поколениях последователей Пророка, а затем подвергся искажениям и порче. Они выступают за буквальное понимание Корана и Сунны и поклонение исключительно Всемогущему Аллаху.

Не празднуют день рождения Пророка, негативно относятся к почитанию мусульманских праведников и мудрецов и их могил, не признают безусловных авторитетов, как светских, так и духовных, отказывают не согласным с ними в праве считаться мусульманами.

В России с середины 1990-х годов «ваххабитами» называют всех исламских радикалов, не вдаваясь в богословские различия.

Суфизм: направление суннитского ислама, утверждающее, что религиозного и нравственного совершенства следует достигать под руководством духовных наставников — суфиев.

Светские власти России и ряда других стран считают суфизм умеренной «договороспособной» силой, считая, что суфии способны положительно влиять на радикальную молодежь.

Джихад: в переводе с арабского «усилие», религиозная обязанность мусульманина, «усердие на пути Аллаха».

Обычно ассоциируется с вооруженной борьбой. «Целью джихада является не столько распространение исламской веры, сколько расширение сферы влияния мусульманской власти. Джихад по своей натуре беззастенчиво агрессивен, а его конечная цель состоит в том, чтобы добиться господства мусульман над всем миром», — писал американский историк-исламовед Дэниэль Пайпс.

Умеренные исламские богословы трактуют джихад как нравственное самосовершенствование и мирное улучшение общества, ссылаясь на слова Пророка: «Мы вернулись с малого джихада, чтобы приступить к джихаду великому».

Муджахиддин (моджахед): участник священной войны с врагами ислама.

Шахид (мученик): человек, погибший на священной войне, которому, согласно исламской религии, уготовано место в раю. «Рай — под сенью сабель», — говорил имам Шамиль.

Фетва: решение авторитетных мусульманских богословов по тому или иному конкретному вопросу с указанием, как надлежит поступать. В дальнейшем служит прецедентом.

В немусульманском мире слово получило известность после того, как в феврале 1989 года аятолла Хомейни издал фетву об убийстве писателя-вольнодумца Салмана Рушди.

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Ежегодно на хадж в Саудовскую Аравию прибывают около полутора миллионов человек. Квота России составляет 20,5 тысячи

Хадж: паломничество в Мекку, совершаемое в течение пяти дней последнего месяца года по лунному календарю. В идеале каждый верующий должен совершить хадж хотя бы раз в жизни. Рассматривается как разновидность джихада, согласно религиозным канонам, человеку, скончавшемуся во время хаджа, обеспечен доступ в рай.

На время хаджа сунниты и шииты забывают о своих разногласиях и проводят его совместно.

Деление мира в исламе: предложено в VIII веке одним из основоположников шариатского права Абу Ханифой, подразумевает деление на дар аль-ислам (территория ислама), дар ад-дава (территория призыва), дар ас-сульх (территория перемирия) и дар аль-харб (территория войны).

Под территорией призыва имеются в виду страны с мусульманской властью и немусульманским большинством населения, под территорией перемирия — государства с немусульманской властью и большинством жителей, но в которых мусульмане находятся в безопасности и имеют возможность проповедовать.

Дискуссии, продолжающиеся доныне, сводятся, в основном, к двум вопросам. Является ли обязательной для принадлежности к территории ислама мусульманская власть, или достаточно, чтобы мусульмане составляли там большинство? Подразумевает ли определение «территория войны» реальную войну, либо «враждебное отношение к мусульманам», что можно трактовать широко?

Ряд богословов указывают, что подобное деление не упоминается в Коране и Сунне, считают его искусственным, не отвечающим современным реалиям, и вредным.

Панарабизм: идеология арабского национализма, связанная, прежде всего, с именем Гамаля Абделя Насера, и ставившая конечной целью объединение арабов в едином государстве (в реальности их насчитывается 17, не считая Палестинской автономии).

Известным приверженцем панарабизма являлся также Муаммар Каддафи.

Сторонники панарабизма упирали на то, что границы арабских государств, прочерченные Британией и Францией после Первой мировой войны, нередко не имели под собой исторической основы.

Однако идея не материализовалась, как из-за личных амбиций лидеров, так и в силу принципиальных расхождений между теократическими и светскими, прозападными и «антиимпериалистическими» режимами.

Единственной попыткой оказалось формирование в 1958 году Объединенной Арабской Республики в составе Египта и Сирии, да и та просуществовала менее трех лет.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

78-летний король Салман — вероятно, последний монарх из второго поколения саудитов

БААС: Партия арабского социалистического возрождения, в СССР обычно обозначалась аббревиатурой «ПАСВ».

Была основана в 1947 году активистами в Сирии на основе идей панарабизма, этатизма, антизападничества и сильной власти. Позиционировала себя как общеарабская, в 1960-х годах пришла к власти в Сирии и Ираке, после чего де-факто раскололась на две самостоятельные партии, носившие одинаковые названия и претендовавшие на первородство.

После свержения Саддама Хусейна в 2003 году в Ираке подверглась запрету.

Хашимиты: знатный арабский род, потомки Хашима ибн аль-Манафа, прадеда пророка Мухаммеда. К хашимитам принадлежат королевские династии Иордании, Марокко и Ирака (до 1958 года). До 1925 года правили в Мекке, откуда были изгнаны саудитами.

Саудиты: королевская династия Саудовской Аравии. В отличие от хашимитов, не отличается древностью рода и не находится в родстве с Пророком.

В Османской Турции являлись удельными правителями княжества Неджд со столицей в Эр-Рияде. В ходе войн, продолжавшихся с перерывами с 1902-го по 1925 год, молодой эмир Абдул-Азиз аль-Сауд, давший свое имя династии и государству, объединил большую часть Аравийского полуострова и провозгласил себя королем и хранителем святынь ислама.

При жизни Абдул-Азиза в стране была открыта нефть.

Скончавшийся в 1953 году Абдул-Азиз оставил после себя 45 сыновей от разных жен и систему, при которой трон переходит не от отца к сыну, а от старшего брата к младшему, причем король сам выбирает среди многочисленных братьев «кронпринца» и «вице-кронпринца».

Подпись к фото,

Расстановка сил в Сирии

ИГИЛ: «Исламское государство Ирака и Леванта», запрещенная в России и ряде других стран радикальная суннитская организация, ведущая вооруженную борьбу против властей Ирака и Сирии.

Создана в 2006 году в Ираке путем слияния 11 местных группировок. Широкую известность приобрела в 2013 году.

По приблизительным оценкам, контролирует территорию с населением примерно 10 миллионов человек. Неофициальная столица находится в городе Ракка в центральной Сирии.

С 29 июня 2014 года именует себя просто «Исламское государство», подчеркивая, что не ограничивает себя территориальными рамками, а добивается создания «всемирного халифата». Однако многие политики, включая Владимира Путина, а также эксперты и журналисты, продолжают употреблять прежний термин «ИГИЛ».

Левант — собирательное обозначение территории Сирии и Ливана (в некоторых текстах — всего Ближнего Востока; от французского Soleil llevant — «восходящее солнце»). Известно с конца XV века, после Второй мировой войны было практически забыто, вновь вошло в оборот в связи с появлением ИГИЛ.

Абу Бакр аль-Багдади: «халиф Исламского государства» с 29 июня 2014 года. В качестве такового принял имя Ибрагим, утверждает, что является потомком Пророка Мухаммеда.

Состоял в «Аль-Каиде», в феврале 2014 года был исключен из нее.

В 2004-2009 годах содержался в американском лагере «Букка» на территории Ирака, затем был отпущен.

Приобрел мировую известность 5 июля 2014 года, когда произнес свою первую публичную речь во время пятничной молитвы в мечети Мосула, захваченного его боевиками, призвав мусульман всего мира подчиниться ему и вести джихад.

США обещают 10 млн долларов за информацию о местонахождении Абу Бакра. Выше они оценили только лидера «Аль-Каиды» Аймана аз-Завахири — в 25 миллионов.

После американского авиаудара по автоколонне ИГ в районе иракско-сирийской границы 18 марта 2015 года появились сообщения о гибели 44-летнего «халифа», потом поступила информация, что он парализован в результате тяжелого ранения в позвоночник.

Автор фото,

Подпись к фото,

В каком состоянии находится Абу Бакр аль-Багдади, и жив ли он вообще, достоверно неизвестно

Деньги «Исламского государства»: В отличие от «Аль-Каиды», главным финансовым источником ИГ являются не пожертвования богатых спонсоров, а продажа нефти с захваченных им месторождений на севере Ирака и западе Сирии.

По данным газеты Financial Times, боевики ежедневно сбывают 35-40 тысяч баррелей нефти, зарабатывая в среднем полтора миллиона долларов. Большая часть топлива идет местным потребителям, в том числе политическим противникам исламистов, которые в противном случае не смогли бы обеспечивать жизнедеятельность населения.

Другим пунктом легализации называют Турцию, куда нефть поступает через многочисленных владельцев автоцистерн.

Россияне в ИГ: Президент России Владимир Путин 16 октября заявил, что «на стороне ИГИЛ воюют от пяти до семи тысяч выходцев из России и других стран СНГ».

Первый заместитель министра внутренних дел Александр Горовой уточнил, что собственно россиян среди них около 2,5 тысячи человек.

В июне секретарь Совета Безопасности России Николай Патрушев оценил количество россиян на стороне ИГ в «более чем тысячу человек».

По данным спецслужб, среди них есть выходцы не только с Северного Кавказа, но из других регионов, в том числе Сибири и Дальнего Востока.

В июне нынешнего года много шума наделала история 19-летней студентки МГУ Варвары Карауловой, сбежавшей от родителей и задержанной при попытке незаконного перехода турецко-сирийской границы.

Подпись к фото,

Варвару Караулову задержали в Турции

Сирийская свободная армия: ведущий элемент умеренной сирийской оппозиции.

Была создана 29 июля 2011 года, когда группа офицеров во главе с полковником Риядом аль-Асаадом выпустила в Стамбуле телеобращение с призывом к сирийским военнослужащим повернуть оружие против режима.

Представляет из себя пеструю коалицию сил от «братьев-мусульман» до коммунистов, объединенных исключительно стремлением свергнуть Башара Асада. По разным данным, насчитывает от 30 до 80 тысяч бойцов.

Пользуется поддержкой западных стран и Турции. Контролирует территорию вокруг второго по величине сирийского города Алеппо на северо-западе страны, где в последние дни правительственная армия развернула наступление при поддержке российской авиации.

По мнению Запада, Башар Асад вместо борьбы с ИГ стремится уничтожить умеренную оппозицию, чтобы заставить мировое сообщество смириться с его режимом как единственной альтернативой радикальным исламистам, а Россия ему в этом помогает.

«Идеальный сценарий [для Кремля] — обеспечить отсутствие в этом конфликте полутонов между сирийским государством и ИГ, таким образом, добившись легитимизации Асада», — говорит американский аналитик Майкл Кофман.

Во время визита в Лондон 5 октября министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва не считает ССА террористами, и даже попросил партнеров помочь в установлении контакта с ней, одновременно выразив мнение, что «она остается фантомным образованием».

Российская дипломатия и пропаганда широко оперируют тезисом, что никаких реальных сил, кроме ИГ и Асада, в Сирии нет.

Джейш аль-Фатх аль-Шам: суннитская вооруженная группировка.

Создана при участии проживавших в Сирии палестинских активистов, насчитывает, по имеющимся данным, около 6,5 тысяч бойцов. Занимает город Идлиб и часть одноименной провинции на севере Сирии, пользуется поддержкой Саудовской Аравии.

По классификации международных экспертов, принадлежит к умеренной оппозиции, однако российская авиация наносит по ней удары, а представитель минобороны РФ Игорь Конашенков в заявлении 18 октября назвал ее террористической организацией.

Джабхат (фронт) ан-Нусра: сирийский филиал «Аль-Каиды», созданный 23 января 2012 года «для помощи сирийскому народу». Признан террористической организацией как Москвой, так и Вашингтоном, и Лондоном.

После разрыва между «Аль-Каидой» и ИГ в начале февраля 2014 года две организации вступили в борьбу. По имеющимся данным, в боях между ИГ и «ан-Нусрой» за полтора года погибли около 1800 человек.

«Хезболла» («партия Аллаха»): ливанская радикальная шиитская организация. Существует с 1982 года при поддержке Ирана и Сирии, в нынешнем сирийском конфликте выступает на стороне Башара Асада. Контролирует территорию вдоль сирийско-ливанской границы.

По словам заместителя главы «Хезболлы» шейха Набиля Кавука, ее бойцы лишь защищают ливанских граждан, проживающих в приграничных деревнях на территории Сирии. Однако профессор Бейрутского университета Гассан аль-Аззи назвал участие «Хезболлы» в конфликте «самым известным секретом в мире».

Курды — единственный многочисленный народ (около 30 миллионов человек), не имеющий не только государственности, но, до недавнего времени, и автономии.

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Бойцы курдского ополчения «пешмерга» неплохо вооружены и обучены

Курды компактно проживают в граничащих друг с другом районах Турции, Сирии, Ирака и Ирана, примерно половина общего количества приходится на Турцию.

После падения режима Саддама Хусейна Иракский Курдистан получил широкую автономию. В настоящее время сирийские курды добиваются того же самого.

Власти Анкары принципиально выступают против национальных автономий, считая всех граждан страны турками. Рабочая партия Курдистана остается под запретом, хотя в 2009 году объявила бессрочный мораторий на вооруженную борьбу.

Курды — непримиримые противники ИГ. Они считаются хорошими бойцами и в большинстве чужды религиозного фанатизма. Так, их женщины не только ходят с открытыми лицами, но и сражаются наравне с мужчинами.

На днях в СМИ появилась информация о возможном открытии в Москве представительства Сирийского Курдистана. О намерении опираться на курдов говорили и официальные лица США.

Более тесному сотрудничеству мирового сообщества с сирийскими курдами препятствует, главным образом, позиция Анкары.

«Пешмерга» (в переводе: «стоящие перед лицом смерти»): курдское вооруженное ополчение. Термин известен с 1890-х годов.

В настоящее время «пешмерга» в Сирии и Ираке насчитывает, по американским данным, до 60 тысяч бойцов, имеет в своем распоряжении 450 танков, большое количество артиллерии и стрелкового оружия.

Женевская конвенция ООН по Сирии: документ по сирийскому урегулированию, подписанный 30 июня 2012 года на конференции с участием пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, Турции, Ирака, Кувейта, Катара и Евросоюза.

Главный пункт — создание в Сирии коалиционного правительства и конституционная реформа — остался невыполненным из-за разногласий по поводу будущей роли Башара Асада.

В интервью российским СМИ 16 сентября того же года он заявил, что покинет пост «только в том случае, если этого захочет народ, а не по Женевской конвенции».

Как называется «священная война» у мусульман? — 4 info

Как называется «священная война» у мусульман?

  • К сожалению, термин, обозначающий «священную войну» у представителей мусульманской веры, приходится слышать достаточно часто, причм, его могут использовать для оправдания своих действий любые группировки, нарушающие и законы ислама в том числе. Ответом к этому заданию кроссворда будет слово «Джихад».

  • Верным ответом на данный вопрос будет слово ДЖИХАД. Именно так называется «священная война» у мусульман. Джихад — это некое усердие, которое встает у верующего на пути к Аллаху. Чаще употребляется данное понятия для обозначения неких военных действий

  • Священная война, во славу Аллаха и во имя пророка, у мусульман называется Джихадом. Ранее они, при выступлении на священную войну во имя веры, разворачивали зеленое знамя пророка. Сейчас, по-моему, обходятся без него. Да и где же их столько взять?

    Джихад.

  • Священная война у мусульман называется ДЖИХАД. джихад означает усердие на пути к Аллаху. Согласно Корану, мусульманин должен проявлять усердие в защите ислама, а если понадобиться, то пойти на вооруженную войну против врагов веры.

  • Так они направо-налево всем Джихадом грозят. Наверное он и есть..

  • Это слово в последнее время постоянно мелькает в различных новостных издательствах. Это конечно же ДЖИХАД, в более широком смысле этого слова, усердие на пути Аллаха. Но только зачастую это усердие направлено на уничтожение инакомыслящих.

  • Это слово дословно переводится как «усилие», и употребляется мусульманами в значении «борьба за достижение наивысшей и наиболее благородной цели». Хотя слово ДЖИХАД чаще всего ассоциируется с военными действиями, это не совсем верно. Каждый последователь ислама обязан направлять свои усилия и все возможные средства на защиту своей веры, а также бороться с собственными пороками.

«Священная война с неверными» объединила исламских экстремистов» | Новости дня из Германии о Европе, России, мире | DW

— Не связаны ли попытки проведения терактов в Лондоне с войной на Ближнем Востоке?

10 августа в Лондоне пришлось отменить ряд авиарейсов

— Нет, это не так. По одной простой причине. Дело в том, что подобного рода теракты планировались еще в то время, когда война Израиля с «Хезболлой» не началась, и такой сценарий развития событий считался маловероятным. Хотя я и не исключаю, что почти месяц венных действий на израильско-ливанской границе, или же еще более затяжной конфликт с движением ХАМАС в Палестинской автономии, для некоторых могли послужить толчком к проведению терактов. С моей точки зрения, основными источниками мотивации для исламских экстремистов в последние годы являлись события в Афганистане и Ираке.

— Почему, на Ваш взгляд, террористы уже во второй раз избирают своей целью британскую столицу?

Британские солдаты в Ираке

— Это продолжение того, что было начато ранее. Еще в прошлом году было показано одно из двух видеопосланий террористов, где они объявляют войну и называют себя солдатами джихада. Во втором ролике, обнародованном лишь совсем недавно, говорилось, что теракты прошлого года – это лишь начало и британцев ожидают гораздо более масштабные потрясения. По словам террористов, эти действия спровоцированы захватом западными странами территорий, на которых проживают мусульмане. При этом имелись ввиду Афганистан и Ирак. Отсюда можно сделать вывод, что «священная война с неверными» идеологически объединила исламских экстремистов в самых разных регионах мира – в районе Персидского залива, на Гиндукуше и Северном Кавказе.

— Как Вы считаете, существует ли взаимосвязь между приближающимся траурной датой пятилетней годовщиной терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне и нынешними событиями в Лондоне?

Нью-Йорк, 11 сентября 2001г.

— Я этого не исключаю. В последнее время нам приходилось убеждаться в том, что многие террористы испытывают слабость к акциям, имеющим своего рода символическое значение. Вполне возможно, что попытки проведения терактов в Лондоне проводились в преддверии пятилетия терактов 11 сентября. Хотя не стоит забывать и о том, что джихад, по мнению его приверженцев, временными рамками не ограничивается. Вооруженная борьба и террористическая деятельность будет продолжаться, наверняка, еще не одно десятилетие.

Арабский мир призывают к «священной войне» против Израиля :: Экономика :: РБК

Иорданская оппозиционная партия Фронт исламского действия призвала арабские страны «подняться на защиту Иерусалима».

Фронт исламского действия призвал всех арабов провести 3 августа в столицах арабских государств всеобщий «день гнева», а также как можно скорее созвать исламский региональный и арабский саммиты. Закладка камня в новый Храм Соломона на Храмовой горе в заявлении иорданских исламистов называется провокационным актом, способным взорвать ситуацию в регионе. Фронт исламского действия призывал арабский мир к единству в «священной войне против осквернения исламских святынь» Иерусалима, в поддержке «справедливого сопротивления » арабского народа Палестины и в помощи ему людской силой и оружием».

Напомним, что накануне немногочисленная группа членов Движения правоверных Храмовой горы и Земли Израиля, выступающего за постройку нового храма на Храмовой горе, была остановлена полицией на подходах к Старому городу. «Первый камень» участники акции унесли с собой. Ультранационалистам пришлось устроить короткую церемонию неподалеку от Храмовой горы на парковке. После чего на Храмовой горе прошли столкновения полиции Израиля и палестинцев. Как сообщает CNN, ранения получили 15 полицейских и около 10 палестинцев.

Стоит отметить, что действия израильтян вызвали резко негативную реакцию мусульман, для которых Храмовая гора также является священным местом. «Израиль не сделал выводы из собственных опасных ошибок, — заявил ранее официальный представитель Лиги арабских стран Ханан Ашрави. — Он намеренно втягивает весь регион в конфликт». В свою очередь, министр иностранных дел Иордании Абдель Илах аль-Хатыб охарактеризовал эти планы как «опасную эскалацию» и «провокацию, которой нет оправданий». С аналогичным заявлением выступил и глава МИД Египта Ахмед Махер.

Что заставляло граждан Евросоюза уезжать воевать в Сирию и устраивать теракты у себя на родине

В конце декабря президент США Дональд Трамп сообщил, что «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) почти разгромлено, а 22 марта объявил об окончательной победе над группировкой. «Периодически эти негодяи будут проявлять себя, но они растеряли весь престиж и могущество», – уверен американский лидер. Однако в реальности все несколько сложнее. В том, почему идеи джихадизма стали столь популярны, кто в Европе подпал под влияние пропаганды радикалов и означает ли крах ИГ конец джихадизма, разбирался «Профиль».

В лексиконе европейских обывателей слова «джихадизм» и «джихадист» появились 30–40 лет назад, когда добровольцы из мусульманских стран начали отправляться на войну в Афганистан. После победы моджахедов часть волонтеров продолжила экспорт джихада в другие страны. Первая встреча Европы с отрядами джихадистов произошла во время войны в Боснии, куда с конца 1992 года стал прибывать поток имеющих серьезный боевой опыт так называемых «афганских арабов». В Боснии они сражались с хорватскими и сербскими отрядами, параллельно пропагандируя идеи «чистого ислама», салафизма. Число этих боевиков оценивается примерно в 3–4 тысячи человек. Они рассчитывали, что после взятия в 1992‑м Кабула талибами Босния станет следующим местом, где военизированный ислам одержит победу. Однако по ряду причин (одна из основных – невосприимчивость местных мусульман к радикальным концепциям) условия Дейтонского соглашения 1995 года вынудили джихадистов разъехаться по домам.


Джихад малый и великий

Самое распространенное в современном мире значение слова «джихад» – «священная война». Однако оно далеко не главное. Боевые действия ради распространения ислама – это «малый джихад». А «великий джихад» – внутренняя борьба верующего со своими пороками. Правда, об этом среди немусульман знают преимущественно специалисты-религиоведы, да и среди самих последователей Пророка далеко не все в курсе этого различия.


Примерно в это же время, в первой половине 1990‑х, их «коллеги» (наиболее знаменит из них Самер Салех ас-Сувейлем, печально известный россиянам как Амир ибн аль-Хаттаб, появляются сначала на постсоветском пространстве, принимая участие в конфликтах в Нагорном Карабахе и Таджикистане, а затем и в Чечне. Фронт джихадистской борьбы смещается в Европу. Лето 1995‑го ознаменовалось резонансными терактами: в июне была захвачена больница в Буденновске (в рейде Шамиля Басаева приняли участие около 70 боевиков Хаттаба), а с июля по октябрь в парижском метро произошла серия взрывов, устроенных Вооруженной исламской группой – радикальной организацией, боровшейся за установление в Алжире исламского государства.

Таким образом, уже почти 25 лет Европа имеет дело с проблемой салафитского джихадизма. Меняются названия террористических организаций, меняются заказчики и исполнители, неизменной остается сама идея.

Ближний дальний враг

В идеологии и практике глобального джихада для Европы по ряду причин выделено отдельное место. Классик исламизма-джихадизма конца ХХ столетия, человек, сформулировавший его главные постулаты, Абдулла Аззам, относил к подлинно исламским землям, требующим освобождения, такие европейские страны, как Испания и Болгария. «Обязанность вести сражение продолжается до смерти и остается обязанностью каждого до тех пор, пока не освободим аль-Андалус (Испанию. – «Профиль»), пока не дойдем еще раз до Ленинграда, до финнов, до реки Рул во Франции. Земли, на которые распространялись законы Ислама, надо освободить», – писал он. «Аль-Каида» (запрещена в России) пошла еще дальше, дополнив этот список Италией (а точнее, городом Римом), Косово, Францией и Австрией. Более того, однажды нынешний глава группировки, Арман аз Завахири, дал такое определение исламских земель: это территории, где хотя бы один день применялись законы Аллаха, т. е. шариат.

Географически Европа – ближний «дальний враг» (в соответствии с разделением на «ближнего врага» – неправильные, с точки зрения джихадистов, правительства мусульманских стран, и «дальнего» – США и их западноевропейские союзники). В отличие от Соединенных Штатов, которые слишком далеко и слишком сильны, на расположенном по соседству с Большим Ближним Востоком европейском континенте проживает многочисленная и часто недовольная местными порядками мусульманская община. И именно на это делается ставка в развертывании глобального джихада. Его новую стратегию, подразумевающую децентрализацию борьбы, сформулировал серый кардинал «Аль-Каиды», организатор терактов в Мадриде 2004 года Абу Мусаб ас-Сури. В книге «Призыв к глобальному исламскому сопротивлению» (вышла в декабре 2004 года) ас-Сури писал: «Я призываю моджахедов в Европе, моджахедов в других вражеских странах, а также всех тех, кто может достичь этих стран, нанести удары по Британии, Италии, Голландии, Дании, Германии, Японии, Австралии, России, Франции, чьи войска участвовали и участвуют в войнах в Ираке, Афганистане и на Аравийском полуострове». Таким образом, террористические атаки на улицах европейских городов в 2016–2018 годах были предопределены еще в середине нулевых.

«Рекламой» для ИГ служили не только снятые боевиками ролики, но и теракты, совершенные присягнувшими ей экстремистами. На фото внизу: парижское кафе «Лё Карийон», посетители которого были расстреляны исламистами 13 ноября 2015 года

Ian Langsdon/EPA/Vostock Photo

Начавшийся в 2011 году сирийский конфликт и та роль, которую в нем сыграли радикальные исламисты, придали импульс распространению и популяризации джихадистских идей. Восприняв их, несколько тысяч (по разным данным, от 3 до 6 тысяч) граждан ЕС отправились воевать в Сирию и Ирак. Первым исламистским формированием, где европейские джихадисты смогли проявить себя, стала «Катибат аль-Мухаджирин» (КаМ). В 2012–2013 годах эта группировка действовала в составе «Джабхат ан-Нусры» (запрещена в России), а позднее присоединилась к «Исламскому государству». В составе КаМ Евросоюз представляли преимущественно франкоговорящие боевики из Франции и Бельгии, а также несколько человек из Нидерландов и Германии. Первые после начала войны в Сирии попытки устроить теракты в европейских городах осуществили члены этой группировки. Среди них были Тайлер Вилус (в августе 2013‑го одним из первых европейских джихадистов призвал нападать во Франции на полицейские участки), Ибрагим Будина (готовил крупный теракт на карнавале в Ницце), Мехди Неммуш (совершил первый теракт от имени ИГ на территории ЕС, напав 24 мая 2014 года на еврейский музей в Брюсселе). За несколько месяцев до атаки на музей Неммуш контактировал с другим французским джихадистом – Абдельхамидом Абаудом, организатором терактов в Париже 13 ноября 2015 года.

Абауд также был членом КаМ, но позднее присоединился к другой радикальной исламистской группировке в Сирии – «Катиба аль-Битар аль-Либи». В ее ряды выходцы из ЕС начали вливаться с 2013 года. В 2014‑м группировка стала частью ИГИЛ, где трансформировалась в некое подобие спецназа (ингимасию). Помимо атаки в Париже 2015 года другим связанным с «Катиба аль-Битар аль-Либи» терактом стал подрыв смертника на «Манчестер-Арене» 22 мая 2017 года. Задание именно этой группировки, по мнению британских спецслужб, расследовавших инцидент, выполнял Салман Абеди, воплотивший в прямом и переносном смысле призыв идеолога радикального исламизма Омара Абу Омара «открывать новые арены для джихада за пределами территорий мусульманских стран».

Исламизация радикалов

Специалисты считают, что сегодня Европа столкнулась с новым поколением террористов. Как заметил Ален Гриньяр из Федеральной полиции Брюсселя, многие из нынешних джихадистов были радикалами до того, как встали на путь террора.

Помимо этой характеристики есть еще несколько типичных черт:

  1. Это представители второго поколения мигрантов, зачастую скриминальным прошлым, подпавшие под влияние радикальных исламистских идей втюрьме. Нельзя все объяснить исключительно тем, что эти люди не нашли себе места в обществе. Они стали радикалами не под влиянием ислама, а потому, что хотели ими быть, а джихадизм оказался лишь удобным каналом для реализации этого желания.
  2. Радикализовались они невсалафитских мечетях, а внутри какой-то социальной группы. Религиозный пыл в себе эти люди ощутили незадолго до того, как решились стать джихадистами. Почти никто из исполнителей резонансных терактов в Европе в 2015–2018 годах не был участником движений в поддержку Палестины, не состоял в ассоциациях борьбы с исламофобией или в исламских НКО. Напротив, до обращения они были погружены в светскую молодежную культуру. Они практически не знали арабского и пользовались французским или английским языком, а их представления об основах ислама были зачаточными.
  3. «Ислам» джихадистов кардинально отличается даже отфундаменталистских исламистских течений, неговоря уже об исламе традиционном. Ключевые понятия для него – героизм и насилие. Его главная движущая сила – желание мести. «Ислам ваших отцов – это то, что оставили колонизаторы. Это ислам тех, кто кланяется и подчиняется. Наш ислам – это ислам воинов, ислам крови и сопротивления», – наставляли будущих террористов проповедники джихадизма. Иначе говоря, джихадизм – это не результат радикализации ислама, а результат исламизации радикализма.
  4. Террористические ячейки вБельгии иво Франции создавались людьми, которых объединяла не идеология, а общие социальные связи. В большинстве случаев исполнители терактов и представители ИГ «на местах» не были знакомы, а сами атаки были в основном осуществлены по личной инициативе их исполнителей, а не подготовлены под руководством эмиссаров террористических организаций. Часто источником «вдохновения» служила доступная онлайн-пропаганда.
  5. Многие изотправившихся вСирию ехали туда не для того, чтобы там жить, а для того, чтобы там умереть. Т. е. молодые джихадисты не утописты, а нигилисты. Они хотели не столько построить новое общество, сколько поквитаться с коллективным Западом. В целом новое поколение джихадистов гораздо сильнее ненавидит западный мир и его ценности. Взрывая себя в местах скопления обывателей, они как бы уничтожают тот мир, который отвергают и ненавидят.

©

Преступный путь

Биографии террористов свидетельствуют: многие из них в той или иной степени были связаны с криминалом. И это неудивительно, т. к. и джихадизм, и преступность – явления прежде всего социальные. Одна и та же социальная среда порождает как обычных уголовников, так и джихадистов. Многократно обращалось внимание на ту роль, которую играют тюрьмы в распространении идей радикального исламизма. Для современного джихадизма тюрьма – это место, где заводятся новые знакомства и налаживаются связи.

Как и преступность, джихадизм транснационален. Для исламистского терроризма многое определяется фразой, приписываемой Абдулле Аззаму: «Мужчины нуждаются в джихаде, а джихад нуждается в деньгах». Как и у преступности, у джихадизма нет национальности, но это не значит, что этнический фактор вообще не важен. Например, большинство бельгийцев, вставших под знамена ИГ, по происхождению марокканцы. При этом турецкая община Бельгии не намного меньше, однако практически ни один ее представитель не примкнул к террористам.

Есть несколько направлений криминальной деятельности, в которых интересы джихадистов и транснациональной преступности совпадают:

  1. Торговля наркотиками. Одним изнаиболее доходных предприятий для финансирования терроризма служит продажа каптагона (фенэтиллин). Этот стимулятор прост инедорог в производстве. Для изготовления 200 000 таблеток требуются вложения в размере нескольких тысяч долларов, выручка же от сбыта такой партии составит полмиллиона. Каптагон называют «наркотиком джихада», так как его принимают радикалы, перед тем как отправиться в бой. Но используют его не только для поднятия боевого духа джихадистов. Производившийся на территории халифата стимулятор экспортировался в Европу, причем в таких объемах, что прибыль от его продажи была одной из заметных статей доходов «Исламского государства».
    Также можно вспомнить и африканские наркокоридоры, ведущие в Европу. Частично их контролируют радикальные исламистские группировки. Десяткам тонн кокаина и марихуаны, переправляемых через Западную Африку в ЕС, нужна надежная охрана. Ее обеспечивают действующие в регионе террористические организации, получающие от сопровождения грузов хорошую финансовую подпитку. При назначении на должность руководителей (амиров) среднего звена в «Аль-Каиде в странах Исламского Магриба» (запрещена в России) чаще всего учитываются не боевые или пропагандистские заслуги кандидатов, а их умение договариваться с лидерами местных кланов и наличие связей с наркодилерами. На европейском берегу товар принимают представители местной мафии. Например, такой крупной итальянской организованной преступной группировки, как Ндрангета, неоднократно уличенной в ведении совместного бизнеса с ИГ.
  1. Торговля т. н. «кровавыми артефактами» – нелегальная продажа археологических ценностей. Например, Мохаммед Атта, один изпилотов «Боинга», протаранившего башню Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, посетил в конце 1999‑го тренировочные лагеря «Аль-Каиды» в Афганистане и, вернувшись оттуда, по сообщению немецких спецслужб, искал покупателей афганского антиквариата среди профессоров Гамбургского университета. Расследование, проведенное Paris Match, показало, что террористы, замешанные в парижских и брюссельских терактах 2015 и 2016 годов, были напрямую вовлечены в незаконную торговлю артефактами. С «южной» стороны Европы в контрабанде археологических ценностей активно участвует итальянская мафия. Помимо упомянутой Ндрангеты нелегальным трафиком занимается и неаполитанская Каморра. К слову, именно эта преступная группировка предоставила мадридской ячейке «Аль-Каиды», устроившей теракты в 2004 году, поддельные документы.

Что сближает джихадизм и криминал

– Джихадизм предлагает преступникам искупление прошлых грехов. Причем для того, чтобы получить это искупление, им нужно совершить новое преступление, но на этот раз обоснованное идеологически.

– Именно преступники имеют навыки и возможности, наиболее «востребованные» в деле террора: доступ к рынку нелегального оружия и подделки документов, готовность к насилию.


Одинокие волки джихада

Джихадисты нарушают законы без всяких угрызений совести. Их отношение к совершению преступлений определяется понятием «ганима», означающим совокупность трофеев, захваченных в сражениях с неверными. Один из главных идейных вдохновителей современного джихадизма, Анвар аль-Аулаки, сформулировал общую концепцию: «Вместо того чтобы мусульмане финансировали джихад из своих карманов, они должны финансировать его из карманов своих врагов». Выпущенный в июле 2017 года «Исламским государством» одиннадцатый выпуск журнала «Румия» практически полностью посвящен тематике преступлений как одной из форм вооруженного джихада. В качестве образцово‑показательного случая приводится рассказ о группе французской молодежи, укравшей 200 000 евро из дома крупного наркодилера, чтобы финансово поддержать ИГ. Также в качестве назидательного примера приводится биография француза Макрима Абруджи (Абу Муджахида аль-Фаранси), боевика ИГ с богатым криминальным прошлым. Его описывают как человека, искупившего грехи участием в джихаде. При этом подчеркивается, что полученный Абруджи криминальный опыт пригодился ему на поле боя.

Такие истории отлично мотивируют не только желающих присоединиться к одной из воюющих в Сирии исламистских группировок, но и тех, кто решил стать на стезю джихада прямо в Европе. Речь идет о «доморощенном» терроризме в исполнении т. н. «одиноких волков». Как считает координатор ЕС по вопросам борьбы с терроризмом Жиль де Кершов, этот тип экстремистской активности сегодня представляет собой главную угрозу. Связано это с целым комплексом причин: ряд людей, не воевавших в составе радикальных исламистских группировок в Сирии или Ираке, тем не менее получили сильный эмоциональный заряд от событий в этих странах, подпав под магнетизм джихадизма. Число людей в Европе, находящихся на интенсивной стадии радикализации, весьма велико, и установить за каждым из них наблюдение невозможно.

Между тем ИГ успело распространить массу пособий, рассказывающих, как нанести максимальный урон при минимальных затратах. В этих методичках финансирование теракта самим «одиноким волком» называется наилучшим вариантом.

Пропагандисты «Исламского государства» придумали своеобразную франшизу. Экстремист-одиночка, не имевший никаких реальных связей с ИГ, присягнув на верность этой группировке, получает ощущение причастности к чему-то значительному и уверенность, что после теракта вознесется в рай, а само ИГ – еще один кейс в копилку «историй успеха», которые можно использовать для вдохновения новых террористов. Т. е. речь идет о формировании самовоспроизводящегося механизма джихадизации сознания наиболее психологически уязвимых для этого людей.

Хотя тюрьмы существуют не только для того, чтобы изолировать преступников, но и для их перевоспитания, слишком часто именно за решеткой обычные правонарушители становятся исламскими радикалами. На фото: молельная комната в миланской тюрьме

Fabrizio Villa/Getty Images
ИГ умрет, джихад останется

К сожалению, приходится констатировать, что у европейского джихадизма есть будущее.

Рост мусульманского населения Европы, а значит, и увеличение ресурсной базы радикалов – молодежи – вместе с серьезно увеличившимся с 2011 года числом людей, имеющих опыт участия в джихаде, – все это приводит к неутешительным выводам. Не добавляет оптимизма и то, что радикальные концепции стали частью молодежной субкультуры. В иммигрантских кварталах европейских городов появилось такое музыкальное направление, как джихад-рэп. И даже те подростки, чей образ жизни (употребление спиртного и наркотиков) явно противоречит нормам ислама, подражают экстремистам, перенимая их лексику и манеры. Добавим, что в одной лишь Франции в этом году из тюрем выйдут 500 человек, либо осужденных ранее за терроризм, либо радикализовавшихся во время пребывания за решеткой. Статистика неумолима: число рецидивистов среди джихадистов традиционно велико.

Еще одна напасть – потоки нелегальных мигрантов, устремившиеся в Европу в последние годы. Переселение в страны ЕС – это своего рода «гуманитарный джихад». Один из лидеров организации «Братья-мусульмане» (запрещена в России), шейх Юсуф аль-Кардауи, прямо призывает к мирному, невоенному завоеванию европейских земель: «Ислам вернется в Европу победителем и завоевателем после того, как он был дважды изгнан оттуда – один раз с юга, из Андалузии, и второй раз с востока, через Афины». Влиятельный идеолог современного джихадизма Абу Басир ат-Тартуси также указывает на необходимость иммиграции мусульман в земли неверных. Ее, по мнению ат-Тартуси, нужно использовать, чтобы «усилить мусульман и ослабить неверных». Одна из основных целей иммиграции – «возродить обязанность джихада и усилить давление на неверных», т. к. «иммиграция и джихад нераздельны, они дополняют друг друга».

Поэтому можно согласиться с бывшим лидером и идеологом террористической организации «Ансар аль Ислам» муллой Фатехом Крекаром, утверждающим, что разгром ИГ или «Аль-Каиды» ничего принципиально не меняет. Ведь даже если эти организации исчезнут, на смену им придут новые с аналогичной идеологией. Джихадизм уже стал системой. Да, в 2018‑м в Европе было меньше терактов. Но надо помнить о том, что джихадизм, как и любой вид деятельности, имеет свои циклы активности. На джихадистских сайтах сейчас пишут об упадке движения, но при этом говорят, что в наши дни больше, чем когда-либо, джихад (в понимании авторов этих сайтов) нуждается в событиях, которые вдохновят новых последователей.

Есть очень злая ирония в том, что и по числу совершенных на ее территории терактов, и по числу экстремистов с гражданством именно этой страны на первом месте находится Франция. Та страна, где чуть более двух столетий назад террор был возведен в ранг государственной политики. Робеспьер утверждал: «Террор есть не что иное, как правосудие скорое, суровое, непреклонное». Именно этим принципом руководствуются сегодня джихадисты. Их можно описать, слегка изменив фразу, когда-то сказанную о самом Робеспьере: «Это опасные люди. Они действительно верят в то, что говорят». Кровеносная система джихадизма – это люди, отдающие жизнь во имя идеи. Исполняя очередной теракт, террорист внутренне играет роль супергероя, мессии. И если, по мнению Шекспира, «весь мир – театр», то для этих людей их собственный театр – это наша жизнь.

Читать полностью (время чтения 9 минут )

11 вопросов про ислам • Arzamas

Антропология, История

Откуда взялся Коран, чем шииты отличаются от суннитов, что такое шариат и как одеваются мусульманки: все, о чем неловко спросить, но интересно узнать

Автор Людмила Жукова

В переводе с арабского ислам означает «предание себя Богу», а мусульма­нин — человек, «преданный Богу». Так же как и иудеи и христиане, мусуль­мане — монотеисты. Они считают, что существует только один-единственный Бог, сотворивший мир и все, что его наполняет. По-арабски Бог — Аллах. Так же называют Бога и арабоязычные христиане. При этом, согласно му­сульманской традиции, у Бога целых 99 имен — вот лишь некоторые из них: Милостивый, Милосердный, Царь, Святой, Мирный, Верный, Охранитель, Великий, Могучий, Превознесенный, Творец, Создатель, Образователь, Мудрый.

Мусульмане верят в ангелов и демонов, которых Бог сотворил до человека, в пророков, большинство из которых отождествляются с библейскими персонажами (Ибрагим — Авраам, Муса — Моисей и даже Иса — Иисус Христос), а также, подобно иудеям и христианам, ожидают пришествия Мессии (Махди) в конце времен. Ислам — самая быстрорастущая мировая религия: сегодня в мире более полутора миллиардов ее последователей.

1. Что такое Коран Коран. Манускрипт. Иран, 1427 годThe Metropolitan Museum of Art

«Для мусульман Бог стал книгой» — это высказывание как нельзя лучше характеризует статус Священного Писания в исламе. В переводе с арабского aл-куран означает «чтение вслух». Дело в том, что именно так пророк Мухаммед получал откровения от Бога. Однажды во сне ему явился некто со свитком и приказал: «Читай!» Мухаммед был неграмотен, о чем и сообщил незнакомцу, однако тот продолжал настаи­вать, сдавливая пророку грудную клетку. Испугавшись, Мухаммед спросил, что именно он должен читать, — и тогда прозвучали первые слова Корана: «Читай во имя Господа твоего». Таинственного незнакомца, явившегося Мухаммеду, обычно отождествляют с архангелом Гавриилом. Начавшись, согласно мусуль­манской традиции, 27-го числа месяца Рамадан, божественное откровение Мухам­меду продолжа­лось целых 22 года, а полностью было записано лишь после смерти пророка.

В Коране говорится, что Мухаммед получал откровение на арабском языке — отсюда представление о том, что только арабский оригинал является Свя­щенным текстом, а любые переводы — лишь его толкования. Коран делится на главы — суры, а те, в свою очередь, на стихи — аяты. Последовательность сур в Коране, за некоторым исключением, определена их размером — длинные в начале, более короткие — в конце. При этом длинные суры считаются более поздними, полученными Мухаммедом после переселения из Мекки в Медину.

2. Кто такой Мухаммед

Пророк Мухаммед на горе Хира. Миниатюра из манускрипта Сиер-и Неби. Около 1595 года Bilkent University / Wikimedia Commons

Мухаммед — ключевая фигура в истории ислама, последний пророк, или «пе­чать пророков». При упоминании его имени мусульмане обязательно добавля­ют фразу «Да благословит его Бог и приветствует». Основным источ­ником для реконструкции биографии Мухаммеда служит мусульманское пре­дание — Сунна (в переводе с арабского «пример», «образец»), представляющее собой собрание рассказов — хадисов — о словах и делах пророка. Существует несколько авторитетных собраний хадисов (VIII–XI веков), составители которых тщательно изучали историю устной передачи всех хадисов: цепочка передатчиков (от того или иного сподвижника Мухаммеда и далее) должна была быть непрерывной, а их биография безупречной.

Что же мы знаем о Мухаммеде? Он родился в 570 году в Мекке, городе на запа­де Аравийского полуострова, где находилось главное аравийское святилище — Кааба. Помимо главной местной святыни — черного камня  Согласно мусульманскому преданию, Адам получил этот камень от Бога, покидая рай. Изначально он был белым, но со временем почернел от челове­ческих грехов. (возможно, мете­оритного происхождения), инкрустированного в угол Каабы, — здесь почита­лись боги разных племен: Кааба была межплеменным культовым центром. Мухаммед рано осиротел, и его воспитанием занялся дядя — Абу Талиб. Первой женой Мухаммеда стала богатая вдова Хадиджа. Именно она и двоюродный брат Мухаммеда Али первыми признали его пророком и приняли ислам.

Около 610 года Мухаммед начал свою проповедь, призывая арабов отвергнуть ложных богов и поклоняться единому Богу. Он напоминал, что и к другим народам Бог посылал своих пророков — Авраама, Моисея, Иисуса, — а отверг­нувших их подвергал суровому наказанию. Однако проповедь не пользовалась успехом, и спустя 12 лет пророку вместе с немногочисленными сторонниками пришлось покинуть Мекку. Тогда он поселился в городе Ясриб, где у него уже было больше последователей. Переселение (араб. хиджра) положило начало мусульманскому летоисчислению (так, 2016 год — это 1437–1438 год по хидж­ре), а Ясриб сначала был переименован в Город пророка — Мадинат-ан-Наби, а потом просто в Город — Медина.

В Мекку Мухаммед вернулся через несколько лет в сопровождении многоты­сячного войска предводителем — религиозным и политическим — большой общины. Языческое святилище Кааба, очищенное от идолов, стало главной святыней ислама — и остается ей до сих пор. В 632 году, подчинив почти весь Аравийский полуостров, Мухаммед умер, не успев осуществить планы по даль­нейшему распространению новой религии. Этим занялись его последователи.

3. Чем шииты отличаются от суннитов

Ислам не однороден, в нем существует несколько течений. Самые известные и многочисленные ветви ислама — сунниты (что значит «приверженцы Сунны» — хотя своя Сунна есть и у шиитов) и шииты (от араб. шиа — «последователи»).

Инвеститура Али в Гадир-Хум. Миниатюра. 1307–1308 годыWikimedia Commons

Раскол, породивший суннизм и шиизм, случился вскоре после смерти пророка Мухаммеда и был связан с проблемой преемственности власти. Будущие шииты полагали, что наследником (в шиизме он называется имамом) должен стать двоюродный брат и зять Мухаммеда — Али — и власть должна передаваться от него строго по наслед­ству. Боль­шинство же му­суль­ман — будущие сунниты — решили самосто­ятельно избирать себе лидера, халифа. Впрочем, после смерти первых трех избранных халифов следующим они выбрали того же Али — в этот мо­мент появился шанс преодолеть разно­гла­сия. Но в 661 году Али был убит, и община раскололась окончательно. Али — единственный лидер мусульман после Мухаммеда, которого признают и сун­ниты, и шииты. Первые считают его чет­вер­тым халифом (последним из «пра­вед­ных»), а вторые — первым имамом и святым. Пятым халифом будущих суннитов стал наместник Сирии Муавия ибн Абу Суфьян, а вторым имамом шиитов — сын Али и внук Мухам­меда Хасан.

Всего большинство шиитов признает двенадцать имамов. Через некоторое время после того, как в 872 году таин­ственно исчез последний из них, Му­хаммад ибн аль-Хасан, оформилось учение о «скрытом имаме». Оно гласит, что Мухаммад ибн аль-Хасан был Махди — Мессией — и вновь придет в конце времен. Современные духовные лидеры шиитов — наместники скрытого имама. Шииты составляют около 10% от всех мусульман, живущих в мире, и преобладают в Иране, Ираке, Азербайджане и Бахрейне.

К оппонентам шиитов — суннитам — относятся немногим меньше 90% всех мусульман. По­следним суннитским халифом был король Хиджаза Хусейн ибн Али аль‑Хаши­ми, принявший титул в 1923 году. Почти в буквальном смысле слова он ока­зался халифом на час — уже в 1924 году его свергли.

Внутри шиизма и суннизма также существуют разные школы. Кроме того, в исламе существует особое мистическое направление — суфизм. Суфии, стре­мящиеся приблизиться к Богу с помощью особых духовных практик, могут быть как суннитами, так и шиитами. Название суфизм, вероятно, происходит от арабского слова суф — шерсть, одежду из которой носили мусульманские мистики-аскеты — суфии. В суфизме очень важна роль наставника — шейха, примеру и наставлениям которого следуют его ученики — мюриды. Суфийские ордены — тарикаты — сложились в XI–XII веках, каждый из них имел особые практики и знаки отличия. Примерно к тому же времени оформилась особая суфийская философия, нашедшая, в частности, отражение в поэзии Омара Хайяма, Умара ибн аль-Фарида и др. Выдающийся суфийский мыслитель XIII века Ибн Араби в книге «Мекканские откровения» рассуждал о том, что все религии содержат элемент веры в единого Бога, но лишь суфий покло­няется Богу в его полноте.

4. Какие у мусульман обязанности 

Пять основополагающих принципов, или столпов, ислама восходят к пророку Мухаммеду и известны из мусульманского предания — Сунны. Столпами их называют потому, что они представляют собой своего рода фундамент в основании ислама.

Молящиеся в мечети. Миниатюра из манускрипта. Иран, 1753 годFine Art Images / Heritage Images / Getty Images

Первый столп — шахада (араб. «свидетельство»). «Нет божества, кроме Бога, и Мухаммед — посланник Бога» (шииты добавляют к этому «и Али — друг Бога»). Произнесение этих слов в присутствии двух мужчин-мусульман является главным условием принятия ислама. Второй столп — пятикратная молитва, которую следует совершать повернувшись лицом в сторону Мекки. Молиться можно как индивидуально, так и вместе. В пятницу принято совершать послеполуденную молитву в мечети. Третий столп — милостыня, которую взрослые мусульмане, имеющие необходимый минимум средств, должны выплачивать в пользу малоимущих. Четвертый столп — пост в месяц Рамадан, когда запрещается прием пищи и питья в светлое время суток. Пятый столп — паломничество (хадж) в Мекку к Каабе, которое хотя бы раз в жизни должен совершить мусульманин, если ему позволяет здоровье и средства. Еще одной обязанностью мусульманина считается джихад (араб. «усилие»), причем под этим словом понимается не обязательно священная война за рас­пространение ислама, но любая борьба за веру — например, с собственными грехами.

5. Что такое шариат и адат

Шариат — мусульманское право, основанное на Коране и Сунне, — охватывает все сферы жизни мусульман: семейное и уголовное право, догматику, религи­озный культ, этику. Ислам не разграничивает светскую и религиозную сфе­ры жизни, поэтому правовая система большинства мусульманских стран основана на шариате.

В некоторых мусульманских общинах, помимо этого, существуют местные доисламские обычаи — адат. Притом иногда — как, например, с традициями кровной мести, женского обрезания или похищения невест — они противо­речат нормам шариата. Мусульманские правоведы боролись с адатом, но эта борьба нередко оставалась безуспешной, а нормы адата и шариата оказы­вали влияние друг на друга. Одни формы адата со временем ушли в небытие, но другие по-прежнему играют важную роль в разных мусульман­ских регионах, в частности на Кавказе.

6. Как устроена мечеть

Мечеть Айя-София. Гравюра из книги Адриана Реланда «Verhandeling van de godsdienst der Mahometaanen». 1719 годBibliotheek van het Vredespaleis / Wikimedia Commons

В архитектурном отношении здания мечетей отличаются разнообразием, но есть и обязательные элементы: как правило, каждая мечеть имеет один или несколько минаретов — башен, с которых пять раз в день раздается призыв к молитве. Во время исламских завоеваний христианских стран в мечети превращали христианские храмы, пристраивая к ним минареты (вспомним хотя бы собор Святой Софии, пре­вращенный в мечеть Айя-София в Стамбуле). Внутри мечети в молитвенном зале обязательно есть специальная ниша в стене — михраб. Она указывает молящимся, в каком направлении находится Мекка. Верующие должны вхо­дить в мечеть, совершив омовение и сняв обувь. Женщины и мужчины молятся отдельно. Функции священнослужителя выполняет мулла (араб. «господин»).

7. Запрещены ли в исламе изображения

Широко распространено убеждение, что в исламе запрещены изображения людей и животных. Однако в самом Коране такого запрета нет. Правда, в ха­дисах сказано, что ангелы не заходят в дом, где есть подобные изображения, а Бог называет грешником того, кто пытается творить, уподобляясь Всевыш­нему: «Воистину, те, кто изображают, будут испытывать мучения в Судный день. Сказано будет им: „Оживите то, что вы сотворили“». В одной мусуль­манской притче говорится, что мудрец Ибн Аббас на вопрос «Могу ли я рисовать животных?» ответил: «Можно, но лиши их головы, чтобы они не походили на живые существа, или старайся, чтобы они напоминали цветы».

Мир Сеид Али. Фронтиспис к «Хамсе» Низами Гянджеви. 1539–1543 годы© President and Fellows of Harvard College

В некоторых исламских регионах — Иране, Средней Азии — людей и животных традиционно изображали на книжных миниатюрах, иллюстрировавших из­вестные поэтические произведения или исторические труды. Яркий пример тому — персидская миниатюра, на которой можно увидеть изображения не только простых смертных, но даже и самого пророка Мухаммеда. Такие миниатюры считались достаточно условными для того, чтобы не противоре­чить запрету на реалистичные изображения.

В арабских же странах, где запрет на изображение обычно интерпрети­ровался более строго, процветала главным образом каллиграфия — каллиграфические изобра­жения украшают стены мечетей и страницы книг. Тем не менее до нас дошли и немногочисленные иллюстрированные арабские рукописи с изобра­жением живых существ.

Что касается фотографий, то большинство мусульманских богословов разре­шают фотографироваться в случае необходимости — например на паспорт. Насчет любительских фото единого мнения нет, однако даже либеральные духовные авторитеты рекомендуют хранить фотографии членов семьи в альбомах, а не держать на виду.

8. Что такое халяль

В широком смысле слова халяль обозначает все разрешенное мусульманам, антоним халяль — харам, «запрещенное». Однако в обыденной речи под «ха­ляль», как правило, понимают разрешенную пищу. К запрещенной относится, например, свинина, а также мясо разрешенных животных (говядина, баранина и др.), если они были убиты не по правилам (например, задушены, забиты палками или просто убиты без упоминания имени Бога) либо умерли своей смертью. В мусульманских общинах, принадлежащих к разным правовым шко­лам, некоторые правила о халяльной пище могут различаться. Кроме того, му­сульманам запре­щено употреблять алкоголь. В случае угрозы смерти от голода употреблять запрещенные продукты разрешается, но только в минимальном количестве, необходимом для поддержания жизни.

9. Как одеваются мусульманки

1 / 3

Женщина в парандже. Фотография Сергея Прокудина-Горского. Самарканд, около 1910 года

Паранджа (также известна как бурка) — женская верхняя одежда, покрывающая тело с ног до головы, с сеткой, закрывающей лицо. Регионы распространения — Средняя Азия и Ближний Восток.

Library of Congress

2 / 3

Женщины на улице. Алжир, около 1900 года

Никаб — женский головной убор с прорезью для глаз. Распространен преимущественно в арабских странах — Арабских Эмиратах, Йемене, Саудовской Аравии. Также встречается в Афганистане, Пакистане, Бангладеш и др.

Universal History Archive / Getty Images

3 / 3

Женщина с ребенком. Египет, первая половина XX века

Хиджаб — женский головной убор, представляющий собой платок, покрывающий голову и грудь. Лицо при этом остается открытым.

Bettmann / Getty Images

Нетрудно заметить, что степень закрытости женской одежды в разных мусульманских регионах весьма отличается — так, паранджа, бурка и никаб призваны полностью скрыть женскую фигуру и лицо от любопытных глаз, в то время как хиджаб оставляет лицо открытым. Традиция носить ту или иную одежду обусловлена скорее местными традициями, чем предписаниями Корана, которые имеют довольно общий характер. Так, в Коране в 24-й суре («Свет») читаем: «Скажи верующим женщинам, чтобы опускали свои взоры и хранили свою скромность. И чтобы не выставляли напоказ свою красоту; не наряжались и не красились ради привлечения к себе внимания посторонних мужчин, помимо лишь того, что явно. И пусть набрасывают платок на грудь. Пусть не демонстрируют свою красоту, кроме как своим мужьям, родствен­никам, прислуге или малым детям».

Буркини — купальный костюм, недавно вызвавший взрыв страстей во Фран­ции, — был разработан уже в нашем веке австралийским дизайнером ливан­ского происхождения Ахедой Занетти, которая в 2004 году начала выпускать спортивную одежду для мусульманок под собственным брендом. Буркини, по словам Занетти, пользуются успехом не только у мусульманок, но и у после­довательниц иудаизма, индуизма и даже некоторых христианских конфессий.

10. Какие у мусульман праздники

Праздник разговения Ид аль-Фитр в Пакистане. 2016 годShakil Adil / AP / ТАСС

Мусульмане пользуются лунным календарем, поэтому даты праздников относительно общепринятого григорианского календаря ежегодно сдвигаются. Один из главных праздников — жертвоприношение, которое в России известно под тюркским названием Курбан-байрам. В этот день мусульмане приносят в жертву животных в память о пророке Ибрагиме (Аврааме) и его готовности пожертвовать Богу собственного сына. Праздником разговения (по-тюркски Ураза-байрам) завершается пост в месяц Рамадан. Мусульмане верят, что 27-го числа месяца Рамадан, в так называемую Ночь предопределения, Бог прини­мает решение о судьбе каждого человека. Считается, что именно этой ночью Мухаммед получил первое божественное откровение. Шииты, помимо обще­исламских праздников, отмечают день рождения имама Али и некоторые другие даты.

11. Как мусульмане относятся к другим религиям

В мусульманской традиции все люди делятся на правоверных (мусульман), людей Писания, которых нельзя насильственно обращать в ислам, и много­божников, которых обращать в ислам необходимо. К людям Писания перво­начально относили иудеев и христиан, поскольку им также было даровано Откровение (впрочем, со временем они его исказили). Позднее, во время исламских завоеваний, статус зимми (араб. «покровительствуемые») получили также мандеи, зороастрийцы, индуисты, буддисты, сикхи и др. Мусульманское правительство разрешало зимми свободно исповедовать свою веру при условии уплаты особого налога и сохранения лояльности к мусульманам. Со временем список обязанностей зимми расширился: им предписывалось носить отличи­тельную одежду, запрещалось разводить свиней, устраивать шумные религиоз­ные процессии и т. п. Отдельные запреты могли носить временный характер — вводиться и отменяться на разных территориях. В настоящее время в большин­стве мусульманских государств представители разных религий равны перед законом.

другие религии

 

11 вопросов про иудаизм

Чем Талмуд отличается от Библии, а бар-мицва от брит-милы

 

9 вопросов про буддизм

Кто такой Будда, едят ли буддисты мясо и празднуют ли Новый год

 

Частые вопросы о православии

Чем папа отличается от патриарха, умирают ли от смертного греха и зачем освящают танки

Источники

  • Армстронг К. Ислам: краткая история от начала до наших дней.

    М., 2011.

  • Бартольд В. В. Ислам и культура мусульманства.

    М., 1992.

  • Журавский А. В. Ислам.

    М., 2004.

  • Зегидур С. Повседневная жизнь паломников в Мекке.

    М., 2008.

  • Лучицкая С. И. Образ Другого: мусульмане в хрониках крестовых походов.

    СПб., 2001.

  • Пиотровский М. Б. Коранические сказания.

    М., 1991.

  • Шиммель А. Мир исламского мистицизма.

    М., 2000.

  • Христиане и мусульмане: проблемы диалога. Хрестоматия.

    М., 2000.

  • Encyclopædia of Islam. 3rd Edition.

    Leiden, 2007.

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

% PDF-1.5 % 97 0 obj> эндобдж xref 97 92 0000000016 00000 н. 0000002867 00000 н. 0000003017 00000 н. 0000002136 00000 п. 0000003067 00000 н. 0000003109 00000 п. 0000003411 00000 н. 0000003675 00000 н. 0000003778 00000 н. 0000003845 00000 н. 0000004713 00000 н. 0000005564 00000 н. 0000006409 00000 п. 0000006510 00000 н. 0000007195 00000 н. 0000017097 00000 п. 0000017593 00000 п. 0000018177 00000 п. 0000018467 00000 п. 0000018842 00000 п. 0000019527 00000 н. 0000019732 00000 п. 0000020923 00000 п. 0000021777 00000 п. 0000022312 00000 п. 0000023369 00000 п. 0000024425 00000 п. 0000024602 00000 п. 0000025130 00000 п. 0000025292 00000 п. 0000025653 00000 п. 0000028114 00000 п. 0000028420 00000 н. 0000029671 00000 п. 0000030857 00000 п. 0000031374 00000 п. 0000031797 00000 п. 0000032254 00000 п. 0000041599 00000 н. 0000043024 00000 п. 0000043303 00000 п. 0000044483 00000 п. 0000045465 00000 п. 0000046035 00000 п. 0000047236 00000 п. 0000049633 00000 п. 0000049764 00000 н. 0000050124 00000 п. 0000051969 00000 п. 0000052238 00000 п. 0000052317 00000 п. 0000052603 00000 п. 0000053270 00000 п. 0000053528 00000 п. 0000053726 00000 п. 0000054112 00000 п. 0000056960 00000 п. 0000057283 00000 п. 0000057445 00000 п. 0000057824 00000 п. 0000060397 00000 п. 0000060693 00000 п. 0000060759 00000 п. 0000061054 00000 п. 0000061602 00000 п. 0000061843 00000 п. 0000062328 00000 п. 0000062454 00000 п. 0000074804 00000 п. 0000074842 00000 п. 0000074913 00000 п. 0000075037 00000 п. 0000075112 00000 п. 0000075196 00000 п. 0000075244 00000 п. 0000075339 00000 п. 0000075386 00000 п. 0000075515 00000 п. 0000075562 00000 п. 0000075674 00000 п. 0000075721 00000 п. 0000075840 00000 п. 0000075887 00000 п. 0000075992 00000 п. 0000076039 00000 п. 0000076155 00000 п. 0000076202 00000 п. 0000076300 00000 п. 0000076347 00000 п. 0000076490 00000 н. 0000076536 00000 п. 0000076582 00000 п. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 100 0 obj> поток xb«f`T«c`ad @

This Is a Religious War

Первая ошибка — это, конечно, снисхождение к фундаментализму.Мы можем с этим не согласиться, но на протяжении веков он привлекал миллионы приверженцев, и не зря. Он возвышает и утешает. Это дает ощущение смысла и направления тем, кто потерян в дезориентирующем мире. Слепое обращение к текстам, воспринимаемым как буквальная истина, предписание следовать заповедям Бога прежде всего, подчинение разума и суждений и даже совесть диктату догм: все это может быть воодушевляющим и преобразующим. Они побуждали людей совершать экстраординарные поступки как добра, так и зла.И у них есть внутренняя логика. Если вы верите, что существует вечная загробная жизнь и что тех, кто не подчиняется закону Бога, ожидают бесконечные неописуемые пытки, то вам не потребуется большого воображения, чтобы убедиться, что вы не только соответствуете каждому диктату, но и поощряете и, если необходимо, принуждать других делать то же самое. Логика этого безупречна. Грех порождает грех. Грех других может испортить и вас. Единственное решение — построить мир, в котором такой грех объявлен вне закона, наказан и постоянно очищается — при необходимости силой.Это не безумие, если вы достаточно сильно верите в эти вещи. В некотором смысле безумнее верить в эти вещи и не вести себя подобным образом.

В мире абсолютной истины, в вопросах более серьезных, чем жизнь и смерть, нет места разногласиям и богословским сомнениям. Отсюда и надежда на буквальное толкование текстов, потому что толкование может привести к ошибке, а ошибка может привести к проклятию. Отсюда также настаивание древних католиков на абсолютной власти церкви.Без непогрешимости не может быть никаких гарантий истины. Без такой гарантии неразбериха может привести к аду.

Великий инквизитор Достоевского, пожалуй, не хуже других. В истории, рассказанной Иваном Карамазовым в «Братьях Карамазовых», Иисус возвращается на землю во время испанской инквизиции. В день, когда сотни людей были сожжены на кострах за ересь, Иисус творит чудеса. Встревоженный, инквизитор арестовывает Иисуса и заключает его в тюрьму с намерением сжечь его на костре.Далее следует разговор между Инквизитором и Иисусом. Вот только это не разговор, потому что Иисус ничего не говорит. На самом деле это диалог между двумя формами религии, исследование противоречия между экстраординарными, трансцендентными претензиями религии и неспособностью людей соответствовать им или даже полностью им верить.

Согласно инквизитору, преступление Иисуса показало, что спасение возможно, но все же давало людям свободу отказаться от него. И для инквизитора это было проявлением жестокости.Когда истина затрагивает самые важные вещи, которые можно вообразить — смысл жизни, судьбу вечной души, разницу между добром и злом, — недостаточно основывать ее на способности человеческого выбора. Это слишком большая ноша. Выбор ведет к неверию, отвлечению внимания, небрежности или отчаянию. Что действительно нужно людям, так это уверенность в истине, и они должны видеть ее отражение во всем, что их окружает — в культурах, в которых они живут, окутывающих их единой тканью веры, которая помогает им противостоять ужасу выбора и бездна неверия.Эту потребность Инквизитор называет «фундаментальной тайной человеческой природы». Он объясняет: «Эти жалкие создания озабочены не только тем, чтобы найти то, чему тот или другой может поклоняться, но и найти то, во что все поверят и поклонение; важно то, чтобы в нем все могли быть вместе. Это стремление к сообществу поклонения — главное страдание каждого человека в отдельности и всего человечества с незапамятных времен ».

Это голос фундаментализма. Вера не может существовать одна в одном человеке.В самом деле, вера нуждается в других, чтобы выжить — и чем полнее культура веры, тем она шире и чем полнее она проникает в мир, тем лучше. Сегодня нам трудно осмыслить это, но это совершенно ясно из отчетов инквизиции и, действительно, из отчетов о религиозных войнах, которые продолжались в Европе почти три столетия, что многие из фанатиков, которые сожгли люди, оказавшиеся на костре, действовали исходя из того, что они искренне считали наилучшими интересами жертв.Обладая властью государства, они использовали огонь, а не простую казнь, потому что это считалось духовным очищением. Несколько минут ужасных пыток на земле считались небольшой платой за то, чтобы помочь таким душам избежать вечных пыток в загробной жизни. Более того, пример таких казней, спонсируемых государством, помог создать культуру, в которой закрепились определенные истины и в которой более слабым людям было легче обрести веру. Бремя этой обязанности по поддержанию веры лежало на людях, которые должны были мучить, преследовать и убивать неверных.И многие из них считали, как, без сомнения, некоторые исламские фундаменталисты, что действовали из милосердия и благочестия.

Это подлинный голос талибов. Это также находит тиражирование в светской форме. Что, в конце концов, были тоталитарными обществами нацистской Германии или Советской России, если не точной копией такого рода слияния политики и конечного смысла? По правилам Ленина и Сталина неизбежность спасения через революционное сознание находилась в постоянной опасности быть подорванной теми, кто был слишком слаб, чтобы иметь веру — буржуа, кулаки или интеллектуалы.Поэтому их нужно было ликвидировать или очистить. Точно так же нам легко отвергнуть нацистов как зло, какими они, несомненно, были. Нам труднее понять, что каким-то извращенным образом они искренне верили, что создают новый рассвет для человечества, место, где все сомнения, которые несет свобода, могут быть развеяны в восторге от расовой чистоты и судьбы. Отсюда и уничтожение всех диссидентов и евреев — проведенное огнем, как раньше инквизиторы, акт очищения, отличающийся только своим масштабом, эффективностью и безбожием.

Возможно, наиболее важным для нас сегодня является то, что поражение каждого из этих фундаментализмов потребовало долгих и упорных усилий. Конфликт с исламским фундаментализмом, скорее всего, затянется. В отличие от европейских религиозных войн, которые научили христиан бесполезности сражаться насмерть из-за чего-то, что находится за пределами человеческого понимания и настолько невосприимчиво к любому окончательному разрешению, в мусульманском мире не было такого образовательного конфликта. Только Иран и Афганистан испытали на себе весь ужас революционного фундаментализма, и только Иран пока видел причину для некоторой умеренности.Судя по всему, уроки, извлеченные Европой из своей кровавой истории, еще не усвоены мусульманским миром. Там, как и в Европе XVI века, обещание чистоты и спасения кажется гораздо более соблазнительным, чем мирское очарование простого мира. Это означает, что мы находимся не в конце этого конфликта, а на его очень ранних стадиях.

Эволюция концепции джихада

Дор Голд пишет: «Согласно исламской традиции, воин, который отдает свою жизнь в истинном джихаде , священной войне, становится шахидом , или мучеником (буквально« свидетель), и гарантированный вход в Рай.Но начиная с девятого века, когда закончились два века священных мусульманских войн и территориальной экспансии, мусульманские богословы расширили значение джихада, сделав упор на вооруженную борьбу и, под влиянием суфизма (исламского мистицизма), приняли более духовные определения. Правда, некоторые сектанты, отколовшиеся от ислама, продолжали подчеркивать более старый, воинственный смысл джихада …. Но исламское основное направление сместилось с этого акцента на религиозное требование универсальной кампании джихада .Следовательно, значение слова «шахид» также изменилось. В то время как этот термин первоначально относился к тому, кто отдал свою жизнь в битве, ученого или того, кто руководил мусульманскими молитвами, теперь можно было сравнить с шахидом, когда наступил его судный день. Ваххабиты, однако, восстановили идею джихада как вооруженной борьбы и распространили свою новую доктрину на Аравийском полуострове и за его пределами во второй половине восемнадцатого века. Даже сегодня возрождение джихада и его приоритет в качестве религиозной ценности можно найти в трудах высокопоставленных саудовских чиновников…. »

По словам Бернарда Льюиса, «условно переведенный как« священная война »[ джихад ] имеет буквальное значение« стремление », в частности, в коранической фразе« стремление на пути Бога »( фи сабил Аллах ) . Некоторые мусульманские богословы, особенно в наше время, истолковывают долг «стремиться на путь Бога» в духовном и нравственном смысле. Однако подавляющее большинство ранних авторитетов, ссылаясь на соответствующие отрывки из Корана и в соответствии с традицией, обсуждают джихад с военной точки зрения.”

В досовременные времена, как объясняет Дэниел Пайпс, джихад означал «законные, обязательные, общественные усилия по расширению территорий, управляемых мусульманами (известных на арабском языке как дар аль-ислам ), за счет территорий, управляемых немусульманами ( дар аль-харб ). Согласно этой преобладающей концепции, цель джихада политическая, а не религиозная. Он нацелен не столько на распространение исламской веры, сколько на расширение суверенной мусульманской власти … его конечная цель — не что иное, как достижение мусульманского господства над всем миром.Завоевывая территорию и уменьшая размеры территорий, управляемых немусульманами, jihad достигает двух целей: он демонстрирует притязания ислама на замену других религий и приносит пользу справедливому мировому порядку ».

Пайпс также отмечает, что джихад был истолкован как оправданный против нечестивых мусульман. Таким образом, «исламистские мыслители, такие как Хасан аль-Банна (1906-49), Сайид Кутб (1906-66), Абу аль-А’ла Маудуди (1903-79) и аятолла Рухолла Хомейни (1903-89), продвигали джихада против якобы мусульманских правителей, которые не соблюдали законы ислама и не применяли их.”


Источники: Dore Gold, Hatred’s Kingdom , DC: Regnery Publishing, 2003, стр. 7-8; Бернард Льюис, Ближний Восток: краткая история последних 2000 лет . Нью-Йорк: Скрибнер, 1995, стр. 233; Дэниел Пайпс, «Джихад и профессора», Комментарий , (ноябрь 2002 г.).

Понимание крестовых походов с точки зрения ислама

Что, если история крестовых походов рассказана с арабской точки зрения? Фактически, в 2016 году телеканал «Аль-Джазира» поступил именно так.Он выпустил четырехсерийный документальный фильм о крестовых походах, а трейлер представил тему следующими словами:

«В истории конфликтов Востока и Запада. Сильнейшая битва между христианством и исламом; священная война во имя религии. Впервые история крестовых походов с арабской точки зрения ».

Совершенно очевидно, что продюсеры документального фильма «Аль-Джазира» хотели, чтобы их зрители понимали крестовые походы как один из многих эпизодов непрерывного столкновения двух цивилизаций: Востока / Ислама и Запада / Христианства.

Трейлер документального сериала «Аль-Джазира».

Документальный фильм Аль-Джазира был вдохновлен двумя ранее широко просматриваемыми документальными фильмами: Крестовые походы: Полумесяц и Крест (History Channel, 2005) и Крестовые походы (BBC, 2012).

Все три документальных фильма рассказывают об одном и том же сюжете о столкновении цивилизаций, подпитываемых религиозными идеологиями священной войны и джихада. Единственное отличие состоит в том, что документальный фильм «Аль-Джазира» утверждает, что рассказывает историю крестовых походов «впервые» с арабской точки зрения, что на самом деле означает, что теперь очередь арабов-мусульман рассказывать не другую историю, а скорее та же история столкновения цивилизаций.

Крестоносцы как христианские варвары

На самом деле, это не первый раз, когда мусульмане рассказывают свою историю крестовых походов, и со временем эта история изменилась. В современном мусульманском общественном сознании крестоносцев помнят как средневековых христианских варваров, которые напали на мусульманский мир и убили десятки тысяч ни в чем не повинных людей, прежде чем мусульмане смогли развернуть эффективную кампанию джихада, чтобы изгнать их. Их также считают средневековыми предками современных западных колонизаторов и империалистов.

В современном повествовании, осмысленном как таковое европейцами 18 и 19 веков, как, например, в книге Жозефа-Франсуа Мишо Histoire des Croisades (первый том был опубликован в 1812 году), остается то, что крестоносцы не были такими фанатиками, как утверждают современные ученые, и у них были хорошие отношения с мусульманами.

Идеализированный портрет Ибн Юбаира. Автор Гильермо Муньос Вера. Арокончичон / Викимедиа, CC BY-NC

Например, путешествуя по северной Палестине в конце лета 1184 года, средневековый ученый Ибн Джубайр (ум.1217) описал бесчисленные фермерские деревни, населенные мусульманами, которые, как ему казалось, жили в полной гармонии с крестоносцами.

Больше всего его раздражало не только то, что крестоносцы не причиняли им вреда, но и сожалел о том, что этих мусульман, похоже, не беспокоило их смешение с тем, что он описал как «христианские свиньи и грязь».

Игнорируемая реальность союзов

Действительно, средневековые мусульманские источники рассказывают другую историю о крестовых походах.Без сомнения, они говорят о бесчисленных битвах, но они также описывают бесчисленные политические и военные союзы, систематическое разделение священных мест, коммерческие сделки, обмен наукой и идеями и т. Д. Между мусульманами и крестоносцами. Мусульманский хронист и историк Ибн Василь (ум. 1298) провел два года на юге Италии с дипломатической миссией в начале 1260-х годов, в течение которых он написал книгу по логике, которую он посвятил императору Манфреду Гогенштауфенскому.

Отец Манфреда, император Фридрих II, регулярно писал мусульманским ученым с просьбой предоставить научную информацию, и когда он возглавил Шестой крестовый поход в 1228-1229 годах, он заключил мир с султаном аль-Камилем, который позволил мусульманам и крестоносцам разделить Иерусалим. .Христиане имели полный контроль над своими религиозными местами, в то время как мусульмане сохраняли контроль над своими священными местами в городе и окружающих деревнях.

Фридрих II, император Священной Римской империи (слева) встречает аль-Камиля Мухаммада аль-Малика (справа) из рукописи Nuova Cronica, датируемой примерно 1341–1348 годами. Библиотека Ватикана / Викимедиа

Эту сложную реальность обычно игнорируют, и если современные ученые признают ее часть, они делают это только для того, чтобы подчеркнуть ее ненормальность.Акцент на насилие преобладал в современном интересе к крестовым походам (область, наиболее исследуемая учеными — военные приказы крестоносцев и священная война / джихад).

Другими словами, современные ученые (и средства массовой информации), по большей части непреднамеренно, предоставили в распоряжение современных групп ненависти и террористов очень подходящий нарратив, который эти группы эффективно использовали для закрепления и распространения дискурса о неизбежном столкновении. цивилизаций. Результатом являются исламофобия и антииммигрантские настроения на Западе, а также «вестофобия» (ненависть к Западу) и паранойя в мусульманском мире.

Вдохновляющие современных джихадистов

Считая себя приверженцами и защитниками «истинного» ислама, современные джихадисты вдохновляются выборочным чтением основополагающих текстов ислама (Корана, Сунна и т. Д.) И историей, а также современными недовольствами (относящимися к прямому или косвенному колониальному и гегемонистскому покорению государства) мусульмане).

Для них период крестоносцев не отличался от нынешнего столкновения между мусульманским миром и христианским Западом. Эта тема широко использовалась мусульманскими учеными в прошлом веке.Мы можем ясно увидеть это во влиятельной книге Саид Ашура по истории крестовых походов, опубликованной в 1963 году, и в популярной книге Ахмада Халвани 1991 года, в которой исследуется роль Ибн Асакира из Дамаска (ум. 1176) в продвижении джихада против крестоносцев. .

Оба ученых проводят параллельную борьбу мусульман в период крестоносцев и сегодня. Такие лидеры, как Нур ад-Дин и Саладин, и такие ученые, как Ибн Асакир и Ибн Таймийя, почитаются за то, что они боролись и сплотили мусульман, чтобы вести джихад против крестоносцев и их мусульманских дружков.

Поэтому неудивительно, что рассказы о таких героях и сочинения ученых-активистов периода крестоносцев очень популярны в мусульманском мире сегодня, особенно среди боевиков, что можно увидеть в выпусках Dabiq , онлайн-журнала Даиш. .

Конная статуя Саладина в Цитадели, Дамаск, Сирия, 2008 год. Грэм ван дер Вилен / Викимедиа, CC BY-SA

Переосмысление нашего подхода как историков

Если бы мы как историки выполняли свою работу должным образом, мы не считали бы аномалией огромные свидетельства, говорящие о сосуществовании крестоносцев и мусульман.(Если бы средства массовой информации выполняли свою работу должным образом, они бы не оценили насилие.)

Повествование о крестовых походах должно было быть представлено как сложная глава в средневековой истории, где люди воевали друг с другом, а также терпели друг друга. Но поскольку ученые склонны рассматривать прошлое современными глазами (теории, предположения, условности, предубеждения и т. Д.), Они не могли увидеть эту сложную реальность периода крестоносцев.

Крестовые походы — не единственная глава, искаженная современной наукой и воображением.То, как мы думаем об исламе, слишком сильно определяется современными программами, настолько, что каждый рассказ, который мы предлагаем, является зеркалом наших современных проблем.

В книге Ридли Скотта «Царство небесное » (2015) ставится под вопрос крестовые походы и западные взгляды.

Мы часто не осознаем, что то, что неизменно представляется как «ислам», является коллективным мнением богатого класса мужской элиты (в основном суннитов), чьи взгляды не совпадают с тем, как другие группы видели и практиковали ислам (шииты, суфии, женщины , необразованные массы и т. д.).

Расшифровка сложных слоев

Мы также склонны оценивать определенные группы, полагая, что они лучше всего подходят к современной одежде. Например, многие сегодня хвалят суфизм (мистицизм) за его идею духовного джихада, который фокусируется на внутренней борьбе за то, чтобы стать лучше. Это не то, что средневековые суфии и мусульмане в целом понимали под джихадом, а именно как акт ведения войны против врагов ислама; некоторые, особенно суфии, настаивали на том, что он включает религиозное измерение, чтобы физический джихад привел к успеху в этом мире и в следующем.

Саладин имел в своей армии отряд суфиев, которые требовали, чтобы пленные крестоносцы были переданы им на бойню. Османская армия использовала суфиев, которые до сих пор практикуют свои ритуалы с оружием. Дело здесь не в том, чтобы сказать, что суфизм является насильственным, а в том, чтобы привлечь внимание к тому факту, что суфизм также имеет очень сложную историю и наследие. Сказать это не означает, что мусульмане очень заботились о джихаде.

На самом деле, большинство мусульман исторически отказывались участвовать в джихаде, даже когда их атаковали.Это довольно ясно из тона многих сторонников джихада, которые жестко обвиняют мусульман в невыполнении своего долга, например, в Книге Джихада ас-Сулами (ум. 1105).

Как историки, возможно, мы не сможем полностью освободиться от современных предубеждений. По крайней мере, мы можем попытаться больше прислушиваться к тому, что говорит нам история: это всегда намного сложнее, чем любые современные выводы, которые мы делаем из нее.


Эта статья впервые появилась во Французской сети институтов перспективных исследований (RFIEA) Fellows № 41 как «Исламская интерпретация прошлых священных войн».С 2007 года RFIEA посетило более 500 исследователей со всего мира. Эта статья была опубликована в сотрудничестве с Орели Лушар.

% PDF-1.3 % 1533 0 объект > эндобдж xref 1533 181 0000000016 00000 н. 0000009226 00000 п. 0000009460 00000 н. 0000009593 00000 п. 0000011385 00000 п. 0000011912 00000 п. 0000012078 00000 п. 0000012565 00000 п. 0000013147 00000 п. 0000013198 00000 п. 0000013250 00000 п. 0000013301 00000 п. 0000013352 00000 п. 0000013404 00000 п. 0000013456 00000 п. 0000013508 00000 п. 0000013560 00000 п. 0000013610 00000 п. 0000013662 00000 п. 0000013713 00000 п. 0000013765 00000 п. 0000013815 00000 п. 0000013865 00000 п. 0000013917 00000 п. 0000013968 00000 п. 0000014018 00000 п. 0000014068 00000 п. 0000014118 00000 п. 0000014168 00000 п. 0000014218 00000 п. 0000014270 00000 п. 0000014320 00000 п. 0000014372 00000 п. 0000014422 00000 п. 0000014473 00000 п. 0000014524 00000 п. 0000014575 00000 п. 0000014627 00000 п. 0000014679 00000 п. 0000014729 00000 п. 0000015282 00000 п. 0000015347 00000 п. 0000015420 00000 н. 0000015509 00000 п. 0000015600 00000 п. 0000015690 00000 н. 0000016004 00000 п. 0000016089 00000 п. 0000017402 00000 п. 0000018678 00000 п. 0000018770 00000 п. 0000020212 00000 п. 0000021577 00000 п. 0000022755 00000 п. 0000023305 00000 п. 0000023965 00000 п. 0000024053 00000 п. 0000025261 00000 п. 0000026438 00000 п. 0000028946 00000 п. 0000029793 00000 п. 0000032302 00000 п. 0000037428 00000 п. 0000039528 00000 п. 0000040792 00000 п. 0000041075 00000 п. 0000041494 00000 п. 0000047861 00000 п. 0000053428 00000 п. 0000053711 00000 п. 0000053762 00000 п. 0000054045 00000 п. 0000054096 00000 п. 0000054186 00000 п. 0000054468 00000 п. 0000054519 00000 п. 0000054793 00000 п. 0000054844 00000 п. 0000054934 00000 п. 0000083340 00000 п. 0000083622 00000 п. 0000084136 00000 п. 0000084420 00000 п. 0000084694 00000 п. 0000085209 00000 п. 0000085512 00000 п. 0000085753 00000 п. 0000086269 00000 п. 0000086784 00000 п. 0000087298 00000 п. 0000087814 00000 п. 0000088326 00000 п. 0000088449 00000 п. 0000088971 00000 п. 0000089060 00000 н. 0000089701 00000 п. 0000089832 00000 п. 0000089925 00000 н. 00000

00000 п. 00000

00000 п. 00000

00000 п. 00000

00000 п. 0000090811 00000 п. 0000090901 00000 н. 0000091415 00000 п. 0000091504 00000 п. 0000092020 00000 н. 0000092110 00000 п. 0000098531 00000 п. 0000099271 00000 н. 0000099496 00000 п. 0000100509 00000 н. 0000103781 00000 п. 0000107784 00000 п. 0000107978 00000 п. 0000108494 00000 п. 0000108546 00000 н. 0000111826 00000 н. 0000114484 00000 н. 0000114574 00000 н. 0000114624 00000 н. 0000116463 00000 н. 0000116553 00000 н. 0000116603 00000 н. 0000117011 00000 н. 0000123604 00000 н. 0000123694 00000 н. 0000123744 00000 н. 0000124253 00000 н. 0000124343 00000 п. 0000124393 00000 н. 0000125052 00000 н. 0000125142 00000 н. 0000125192 00000 н. 0000125481 00000 н. 0000125726 00000 н. 0000125816 00000 н. 0000125866 00000 н. 0000126152 00000 н. 0000135279 00000 н. 0000135576 00000 н. 0000135666 00000 н. 0000135716 00000 н. 0000135974 00000 н. 0000136232 00000 н. 0000145696 00000 н. 0000145789 00000 н. 0000145839 00000 н. 0000146030 00000 н. 0000146344 00000 п. 0000146646 00000 н. 0000146736 00000 н. 0000146786 00000 н. 0000147027 00000 н. 0000147268 00000 н. 0000155627 00000 н. 0000156426 00000 н. 0000156516 00000 н. 0000156566 00000 н. 0000156857 00000 н. 0000157148 00000 н. 0000157238 00000 н. 0000157288 00000 н. 0000157777 00000 н. 0000157866 00000 н. 0000157916 00000 н. 0000158405 00000 н. 0000164998 00000 н. 0000174269 00000 н. 0000174580 00000 н. 0000174670 00000 н. 0000174720 00000 н. 0000174936 00000 н. 0000175152 00000 н. 0000179165 00000 н. 0000184963 00000 н. 0000190452 00000 н. 0000190966 00000 н. 0000191018 00000 н. 0000196837 00000 н. 0000003916 00000 н. трейлер ] / Назад 4017326 >> startxref 0 %% EOF 1713 0 объект > поток hYmTSg ~ ONHǁA

Османская империя объявляет священную войну

14 ноября 1914 года в Константинополе, столице Османской империи, религиозный лидер Шейх-уль-Ислам объявляет священную войну ислама от имени правительства Османской империи, призывая его Мусульманские последователи выступят против Великобритании, Франции, России, Сербии и Черногории в Первой мировой войне.

К тому времени, когда летом 1914 года разразилась Великая война, Османская империя уже пошатнулась, потеряв большую часть своей некогда значительной территории в Европе после поражения в Первой Балканской войне двумя годами ранее. Стремясь объединиться с одной из великих европейских держав, чтобы защитить их от будущих потерь, амбициозные османские лидеры — члены Комитета Союза и Прогресса (CUP), известные вместе как младотурки, — положительно откликнулись на предложения Германии. в августе 1914 г.Хотя 2 августа Германия и Турция тайно заключили военный союз, турки официально приняли участие в Первой мировой войне лишь несколько месяцев спустя. 29 октября Османский флот, в том числе два немецких корабля, Goeben и Breslau , которые, как известно, ускользнули от британского флота в первую неделю войны, чтобы достичь Константинополя, атаковал российские порты в Черном море, положив начало Участие Турции в войне.

Заявление шейха о священной войне, сделанное двумя неделями позже, побудило мусульман всего мира, в том числе в союзных странах, подняться и защитить Османскую империю, как защитницу ислама, от ее врагов.«Из тех, кто идет на Джихад ради счастья и спасения верующих в победу Бога», — говорилось в заявлении, — «удел тех, кто остался в живых, — это счастье, а ранг тех, кто отправляется в следующий мир мученичество. В соответствии с прекрасным обещанием Бога те, кто жертвует своей жизнью, чтобы дать жизнь истине, будут иметь честь в этом мире, и их последний конец — рай ».

ПОДРОБНЕЕ: Начало Первой мировой войны

Убийство во имя Бога

По материалам презентации «Этика в полдень», проведенной в Университете Санта-Клары 25 сентября 2001 г.

Несмотря на многие различия между христианами, евреями и мусульманами, они разделяют фундаментальную веру в Бога как сострадательного и справедливого. В результате эти общины часто воспитывали людей необычайной доброты и мужественной приверженности справедливости. В отличие от глубокой ненависти, которая, очевидно, вдохновила нападения 11 сентября на Всемирный торговый центр и Пентагон, подавляющее большинство мусульман, как и их еврейские и христианские коллеги, потрясены и испытывают отвращение к терроризму и полностью отвергают массовые убийства невиновных. люди.

Почему же тогда некоторые члены тех же сообществ считают, что их моральный долг — вести агрессивную священную войну, даже уничтожать невинных людей во имя Бога? Какие аспекты их священных писаний и традиций склонны поддерживать насилие против «неверных»? Какие этические принципы — религиозные и нерелигиозные — мы можем подтвердить в ответ на эти идеи и зверства, которые они иногда порождают?

Очевидно, что религия — не единственный катализатор тотальной войны и других форм неизбирательного насилия.Кажется, что люди могут изобретать всевозможные доводы в пользу массовых убийств, не чувствуя необходимости цитировать волю Бога. Например, всего за несколько дней до терактов 11 сентября двое молодых людей из района Сакраменто убили по полдюжины человек, очевидно, из личной мести. И некоторые из самых ужасных злодеяний в истории коренятся не в религии как таковой, а в расовой или классовой ненависти. У нашего вида, как и у наших родственников шимпанзе, может быть даже генетическая тенденция нападать и убивать других без причины, за исключением того, что они не являются «одними из нас».»(Рэнгем и Петерсон)

Но религиозное насилие может принимать особенно интенсивный и безжалостный характер, если объекты этого насилия рассматриваются как богохульные или оскорбляющие Бога, как враги Бога или Божий путь узко понимается. Проблема неизбирательной священной войны особенно трудно устранить изнутри иудаизму, христианству и исламу, потому что она глубоко укоренилась в их писаниях и традициях. Те же религиозные традиции, которые утверждают, что Бог сострадателен, милосерден и справедлив, также включают более тревожные утверждения, которые поощряют религиозную ненависть и нетерпимость, и, к сожалению, послужили основанием для агрессивной священной войны.Нам нужно столкнуться с этим лицом к лицу. Более того, сомнение в моральном оправдании священной войны приводит к тревожным вопросам относительно законности некоторых основных теологических утверждений и авторитета основополагающих религиозных писаний.

Большинство моих комментариев будут о христианстве, но я начну с Еврейской Библии , поскольку она считается священной во всех трех традициях.

Одна из заповедей Моисея запрещает убийство (Исход 20:13). Почему убийство — это плохо, если не считать очевидного конфликта с любовью к ближнему (Левит 19: 17-18, 33-34)? По сути, потому что люди созданы по образу Божьему (Бытие 1: 26-27, 9: 6).Из этой идеи можно было бы сделать вывод, что убийство людей не будет разрешено вообще, что представление о человеческих существах, созданных по образу Бога, повлечет за собой строгий пацифизм, абсолютный долг не убивать людей. Но это не то, к чему пришли древние евреи, поскольку многие преступления карались смертной казнью, одной из форм убийства (см. Примеры в Исходе 21–22). Так что, возможно, мы могли бы истолковать идею образа Бога как означающую: все люди имеют основное право не быть убитыми, но они могут потерять это право, если они совершат достаточно серьезное преступление.Это также соответствовало бы наказанию только виновных в преступлениях (Второзаконие 24:16) и ограничению использования смертоносной силы для защиты невинных других или себя. Вероятно, это то, что сегодня подтвердит большинство евреев.

Но коллективное наказание и неизбирательная война также предписывались или одобрялись в еврейской Библии, особенно в случаях идолопоклонства. Первая из заповедей Моисея запрещала израильтянам поклоняться любым другим богам, кроме Яхве. Бог требовал чистоты и строгого послушания, а идолопоклонство и богохульство карались смертью (Исход 20: 3, 5).Неизраильтяне, жившие в этой местности, которую евреи считали обещанной им Богом, представляли для них великое искушение отказаться от своей веры. Это привело их к оправданию резни целых общин (Второзаконие 20: 10-18). И их священные войны в конечном итоге спровоцировали аналогичные войны много веков спустя христианами, которые восхищались воинами Ветхого Завета, такими как Иисус Навин: «[армия Иисуса Навина убила всех в Иерихоне], мужчин и женщин, молодых и старых, волов, овец и ослов …Иисус Навин поразил всю землю … он не оставил никого в живых, но полностью истребил все дышащее, как повелел Господь Бог Израилев «(Иисуса Навина 6:21 и 10:40)

В исламской традиции существует аналогичная смесь ценностей, сдерживающих войну и поддерживающих ее.

Коран неоднократно называет Бога милосердным и справедливым. Он также говорит, что «в религии нет принуждения» (2: 256): подчинение Богу должно быть выбрано свободно, а не принудительно (Али).Коран призывает мусульман использовать «красивую проповедь», чтобы убедить людей принять ислам и «хорошо спорить» с евреями и христианами, которые, как считается, поклоняются тому же Богу, что и их собственный (16: 125, 29:46, Firestone) . Вероятно, это отношение большинства мусульман сегодня. Еврейские и христианские общины часто терпели и защищались мусульманским правлением.

Говорят, что в начале своей пророческой карьеры Мухаммад практиковал ненасилие, но вскоре пришел к выводу, что Бог повелел применить силу не только для защиты его растущей религиозной общины (Коран 22: 39-40), но и в форма наступательного джихада по расширению территории ислама.(Келси; Файерстоун)

Между прочим, слово джихад означает борьба или усилие. Джихад может относиться к борьбе отдельного мусульманина за то, чтобы подчинить свою волю воле Аллаха, или к мирным усилиям по убеждению других принять ислам. Но джихад также может означать священную войну. Фактически, есть смысл, в котором единственная полностью справедливая война с точки зрения ислама — это священная война, поскольку она должна быть одобрена соответствующими религиозными властями и вестись для защиты или продвижения ислама или мусульманского сообщества. (Келси; Джонсон)

Несмотря на заявление Корана против принуждения других к религии, мусульманские лидеры иногда угрожали убить неверующих, если они не примут ислам (Петерс).Хотя ислам распространился в некоторых частях мира, таких как Индонезия, в основном посредством «прекрасных проповедей», большая часть его распространения в других местах была вызвана наступательной войной, сначала Мухаммедом для объединения Аравии, затем его последователями в завоевании Палестины, Сирии, Ирака, Персия, части Индии, Северной Африки, Испании, Турции и Балкан.

Итак, Мухаммад и его преемники сформулировали некоторые важные моральные правила ведения священных войн: женщины, дети и старики не должны подвергаться прямым нападениям (хотя их можно было поработить).Джихад не должен был быть тотальной войной с неизбирательными убийствами (несмотря на то, что мог утверждать Усама бен Ладен). Но мусульманским лидерам Мухаммед разрешил убивать всех захваченных солдат и гражданских лиц мужского пола, если они не были мусульманами или отказались от ислама. Тот факт, что вы могли быть гражданским лицом или солдатом, который сдался, не обязательно защищал вас от гибели после окончания битвы с мусульманами. Таким образом, в исламе традиционно не было общего принципа небоевой неприкосновенности, хотя многие мусульманские лидеры сегодня придерживаются этого принципа.(Келси; Джонсон)

Конечно, мусульмане, вероятно, так же, как христиане и иудеи, склонны видеть в своих священных писаниях только то, что они хотят видеть, игнорируя другие отрывки, которые противоречат их предвзятым убеждениям. Кто-то, подразумевающий приказ вести неизбирательную наступательную войну из Корана 9: 5, «Убивайте идолопоклонников, где бы вы их ни встретили», мог сделать это только путем игнорирования конкретного исторического контекста этого отрывка, стихов в других местах, которые призывают к защите и ограниченному использованию. только силы, например, Коран 2: 190, «Сражайтесь на пути Бога с теми, кто сражается с вами, но не преступайте пределов, потому что Бог не любит преступников» и многие другие стихи, восхваляющие терпение в невзгодах и ненасильственные проповеди .(Огненный камень)

Если обратиться к христианству, то его ранняя история характеризовалась довольно строгой формой пацифизма. Этот подход постепенно уступил место принятию насилия в защиту невиновных. К сожалению, некоторые христианские лидеры в конце концов стали выступать за применение силы против еретиков и неверных и даже за тотальную войну в интересах защиты и распространения веры. (Бейнтон)

Несмотря на то, что его учение и пример в целом были миролюбивым и миролюбивым, Иисус время от времени проявлял гнев, как, например, когда он противостоял торговцам в Храме (Иоанна 2: 13-16).Некоторые отрывки Нового Завета также, кажется, признают институт вооруженных сил, если не прямо хвалят его: римских солдат, которые встретили Иисуса, Иоанна Крестителя, Петра и Павла, ни один из них не просил отказаться от своего призвания (Луки 3 и 7, Деяния 10 и 27). (Однако аргументы, основанные на молчании, заведомо слабы.) Есть даже отрывок, в котором Иисус, кажется, разрешает своим ученикам носить мечи и косвенно использовать их в некоторых ситуациях, хотя этот отрывок появляется только в Луки 22 и очень неоднозначен.Иисус также заявлял о своей власти призывать легионы ангелов, чтобы защитить его, но сдерживался, потому что это противоречило его жертвенной миссии (Матфея 26). Павел в 13 главе своего письма к римлянам провозгласил: «Каждый человек пусть подчиняется руководящим властям. Ибо нет власти, кроме как от Бога, а существующие были установлены Богом». Тот, кто облечен властью, «является рабом Божьим, который произведет гнев Свой на беззаконника». Многие более поздние христиане цитировали этот текст как божественное оправдание военной силы.

Но Иисус также установил очень высокие этические стандарты для своих последователей, включая безграничную готовность прощать проступки, невозмездие против зла и любовь к врагам (Матфея 5). В трех Евангелиях говорится, что он упрекнул одного из своих учеников в том, что он использовал меч, чтобы защитить его при аресте. Похоже, что большинство его ранних последователей истолковали повеления Иисуса запретить христианам любое применение силы, даже для защиты невиновных. Павел повторил ненасильственное послание Иисуса в своем послании к римлянам, глава 12: «Никому не воздавайте злом за зло…. никогда не мстите за себя ». Более века спустя Тертуллиан утверждал, что занимать государственные должности и быть солдатом неизбежно потребует действий, запрещенных для христиан; по его мнению,« более дозволительно быть убитым, чем убивать ». Ипполит думал, что Христиане не должны вступать в армию; но если они уже были в армии, они не должны подчиняться приказам убивать. (Swift)

Хотя некоторые христиане служили римскими солдатами в раннюю историю Церкви, очень существенный сдвиг в христианском мышлении о войне произошел в четвертом веке, когда император Константин начал использовать римское государство для поддержки церкви.По словам влиятельного епископа Евсевия, христианский пацифизм с тех пор должен был быть предназначен исключительно для духовенства, монахов и монахинь; Мирские христиане теперь будут обязаны защищать империю силой. (Бейнтон; Свифт)

Амвросий, другой важный епископ той эпохи, считал, что христиане не могут использовать силу в целях личной самозащиты — его способ интерпретации заповедей Иисуса не сопротивляться злу и не мстить ему. Но он также думал, что христианская любовь влечет за собой обязанность использовать силу для защиты невинных третьих лиц — действительно, христианин, который откажется предотвратить нанесение вреда другому человеку, будет таким же плохим, как и тот, кто его причинил.Амвросий также сместил фокус христианской моральной озабоченности с акта насилия на отношение агента: христианские солдаты должны любить своих врагов, даже если они отталкивают их со смертельной силой! Фактически, Амвросий «крестил» римские военные добродетели для христианских целей: рисковать жизнью ради защиты империи стало для христиан мужеством, справедливостью и благородством. (Там же)

Но он и его знаменитый ученик Августин также считали, что у войны должны быть моральные пределы. Даже в тех случаях, когда Августин считал войну меньшим из зол, он считал убийство в конечном итоге трагедией, всегда требующей от христиан отношения траура и сожаления.(Там же) Отчасти из-за его влияния на протяжении большей части средневекового периода убийство на войне считалось очень серьезным грехом. Если христианский солдат убивал вражеского солдата, даже в войне, которая считалась справедливой, христианский солдат должен был бы совершить покаяние за убийство, обычно постом и молитвой в течение года или более. (Веркамп)

Однако примерно в девятом веке произошла еще одна важная эволюция христианского мышления. Папы Лев IV и Иоанн VIII объявили убийство неверующих духовно полезным для христианских солдат: их грехи можно было бы стереть, если бы они убивали в защиту церкви.В 1095 году папа Урбан II начал Первый крестовый поход, призвав европейских лидеров спасти христианские святые земли от их нехристианских захватчиков. Он назвал мусульман, которые тогда контролировали Палестину, «нечистой нацией», осквернившей христианские святые места. Убийство мусульман стало для христиан формой покаяния за прощение их грехов. Моральные нормы, регулирующие ведение войны, были оставлены, и разрешена неограниченная тактика. Никто не был застрахован от нападений христианских крестоносцев; были вырезаны целые города.(Холсолл)

К сожалению, некоторых сторонников агрессивной религиозной войны и сегодня можно найти в иудаизме, христианстве и исламе. Однако они не могут на законных основаниях утверждать, что их позиция является подлинным выражением их веры. Каждая крупная религиозная традиция содержит этические принципы, несовместимые с тотальной войной. Я надеюсь, что люди всех вероисповеданий могут согласиться с тем, что ни в чем не повинные мирные жители никогда не должны подвергаться прямым нападениям, что неизбирательное оружие и тактика никогда не должны применяться против военных целей таким образом, чтобы это привело к большим жертвам среди гражданского населения, и что захваченные солдаты нельзя пытать или казнить, а обращаться гуманно.Я также надеюсь, что в нашем нынешнем кризисе мы сможем устоять перед соблазном оправдать «косвенное» убийство большого числа мирных жителей как «побочный ущерб», продиктованный «военной необходимостью». Но необходимым шагом к достижению межконфессионального консенсуса по таким вопросам является признание и отказ от тревожных ценностей, глубоко укоренившихся в религиозных писаниях и традициях.

На многих христианских богослужениях это обычная практика, когда кто-то читает вслух отрывок из Библии и указывает конец отрывка, говоря: «Слово Господа», после чего прихожане отвечают: «Благодарение. Богу.»Представьте, что вы сидите в своем собрании и слушаете следующие чтения:

«Я воспою имя Твое, Всевышний … Враги исчезли в вечных руинах; их города вы искоренили; сама память о них погибла … ГОСПОДЬ поглотит [свои врагов] в Его гневе, и огонь поглотит их. [Он] уничтожит их потомство с земли … их детей от … человечества ». (Псалтирь 9: 2, 6 и 21: 9-10)

«[Тысячи ангелов] провозгласили громкими голосами:« Достоин Агнец закланный, чтобы получить силу и богатство, мудрость и могущество, честь и славу и хвалу! »… Я увидел широко открытое небо, и явился белый конь; его всадника звали Верный и Истинный, потому что он справедлив в суде и на войне … [Он] был одет в одежду, окрашенную кровью, и его называли Словом Божьим. Небесные армии следовали за ним … Из его уст вышел острый меч, чтобы поразить народы; ибо именно Он будет править ими жезлом железным и попирать точилку лютого гнева Бога, суверенного Господа »(Откровение 5: 11-12 и 19:11, 13-15)

«Сколько народов Мы [Бог] полностью истребили за их беззакония, поселив на их местах другие народы.[Когда] они почувствовали, что наше наказание (приближается) … они (пытались) убежать от него … Они сказали: ‘Ах, горе нам! Мы действительно были преступниками! ‘ И их крик не утих, пока Мы не превратили их, как косящееся поле, как безмолвный и угашенный пепел »(Коран 21: 11-15 [Али])

Теперь, если бы читатель заканчивал такие отрывки словами «Слово Господа», я надеюсь, что собрание ответит не «Слава Богу», а, скорее, «Я почтительно не согласен» или «Я не согласен». Я так не думаю «. Или, возможно, чтобы избежать ненужных оскорблений, прихожане могут ответить в этот момент каменным молчанием, а затем «хорошо спорить» после того, как служба закончится.Потому что это не слова милосердного и справедливого Бога. Бог, изображенный в этих текстах, традиционно считающийся священным для евреев, христиан и / или мусульман, не является Богом, достойным нашей любви и поклонения.

Позвольте мне сделать несколько дополнительных теологических предложений.

Если вы верите в Бога, независимо от того, с какой религиозной традицией вы отождествляете себя:

  1. Твердо придерживайтесь идеи, что Бог сострадателен и справедлив.

  2. В соответствии с этой верой, откажитесь от идеи, что Бог когда-либо повелел или потворствовал — или когда-либо приказывал или потворствовал массовому убийству невинных людей, даже если такие утверждения сделаны в Священных Писаниях или утверждаются авторитетными религиозными авторитетами.

  3. Рассмотрите возможность того, что вера в то, что действия Бога ограничены объективными моральными принципами, не является богохульством или оскорблением. Сказать, что Бог никогда не совершит и не повелит ничего жестокого, не означает значительного ограничения силы Бога.

Теперь, если мы можем вместе согласиться в отказе от тотальной войны, нам все еще нужно бороться с некоторыми противоречивыми этическими взглядами на использование силы. Вот несколько заключительных мыслей:

  1. Согласно Евангелиям от Матфея и Луки, Иисус сказал «подставить другую щеку» при ударе, а не сопротивляться злу или мстить ему.Но разве неправильно применять силу для защиты невиновного человека (включая себя) от несправедливого и жестокого нападавшего? И разве не правильно арестовывать и сажать в тюрьму людей, которые совершают ужасные преступления? (Обратите внимание, что система уголовного правосудия почти всегда требует некоторой степени применения силы, хотя и не требует применения смертной казни.)

  2. Также согласно Евангелиям от Матфея и Луки Иисус сказал любить наших врагов. Махатма Ганди, Мартин Лютер Кинг-младший и многие буддийские учителя показали, что можно превратить некоторых врагов в друзей путем ненасильственного реагирования на несправедливость и удержать себя от нападок на предполагаемых врагов.Но разве можно психологически полюбить настоящего врага? (Представьте кого-то, кто убил или изнасиловал одного из ваших друзей или родственников.)

  3. Даже если психологически возможно любить настоящего врага, справедливо ли ожидать, что кто-то полюбит такого врага?

  4. Если я лично стану жертвой, я, конечно, могу выбрать, любить или прощать нападающих, если они проявят раскаяние. (Возможно, я мог бы даже быть морально обязан сделать это.) Но имею ли я право любить или прощать того, кто убивает или насилует другого человека? (См. Мощный аргумент, озвученный персонажем Федора Достоевского Иваном в главе «Восстание» книги Братьев Карамазовых.)

В общем, если сострадание должно умерить нашу ярость и удержать нас от войны на уничтожение, есть ли также времена, когда справедливость должна преобладать над милосердием?

Постскриптум : В публичном обсуждении после моего выступления коллеги с факультета предположили, что необходимо определение «любви». Вот что я предварительно предлагаю включить в эту концепцию: благожелательные чувства к определенным людям; желание, чтобы они процветали, добивались хороших результатов и были счастливы; сочувствие к их страданиям; уважение их достоинства, прав и рациональной автономии.Имея в виду эту концепцию, еще раз подумайте, возможно ли с психологической точки зрения любить настоящего врага, и если да, то обязаны ли мы это делать морально.

Процитированные источники:

  • Абдулла Юсуф Али, Значение Священного Корана (Публикации Амана, 1989).

  • Роланд Бейнтон, Христианское отношение к войне и миру (Abingdon Press, 1960).

  • Реувен Файерстоун, Джихад: происхождение священной войны в исламе (Oxford University Press, 1999).

  • Пол Халсолл, собрание текстов эпохи крестового похода, http://www.fordham.edu/halsall/sbook1k.html

  • Джеймс Тернер Джонсон, Священная военная идея в западных и исламских традициях (Издательство Государственного университета Пенсильвании, 1997).

  • Джон Келси, Ислам и война (Вестминстер / John Knox Press, 1993).

  • Новая Оксфордская аннотированная Библия: Новая пересмотренная английская Библия с апокрифом (Oxford University Press, 2001).

  • Рудольф Петерс, Джихад в классическом и современном исламе (Маркус Винер, 1996).

  • Луи Свифт, Ранние отцы на войне и военной службе (Майкл Глейзер, 1983).

  • Бернард Веркамп, Моральное обращение с вернувшимися воинами в раннем средневековье и в Новое время (University of Scranton Press, 1993).

  • Ричард Рэнгэм и Дейл Петерсон, Демонические мужчины: обезьяны и истоки человеческого насилия (Houghton Mifflin, 1996).

Другие рекомендуемые значения:

  • Энтони Коутс, Этика войны (Manchester University Press, 1997).

  • Джон Фергюсон, Война и мир в мировых религиях (Oxford University Press, 1977).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    2023 © Все права защищены.