Крысы саперы: Крысы — саперы — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Крысы - саперы - Мастерок.жж.рф — LiveJournal

A highly trained rat sniffs out landmines in Mozambique. Now Wendy Winstanley from Cornwall is training 30 rats at her sanctuary, Porfell Wildlife Park, to help clear landmines around the world. See SWNS story SWRAT: These amazing pictures show the new b

Солнце еще только поднимается над горизонтом, а работа уже в самом разгаре. Рональдиньо бежит вперед, смешно морща нос и топорща гусарской пышности усы. Неожиданно останавливается, принюхивается и начинает скрести землю лапками. Удача, мина обнаружена. Раздается щелчок — можно бежать за наградой. Банан уже появился в руке тренера. Рональдиньо — африканская хомяковая крыса (cricetomysgambianus). Он — профессиональный сапер.

Использовать крыс для поиска мин придумали в бельгийско-танзанийской исследовательской организации «АРОРО», основанной в 1998 году при финансовой поддержке правительства Бельгии. Уже много лет на минных полях наравне с людьми трудятся собаки. Но крысы!

Африканская хомячковая крыса (названная так из-за защечных сумок, в которых переносит еду) — ночное животное. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. На этом и построена тренировка.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

В возрасте пяти недель крысу начинают кормить со звуком щелчка. Позже привычный щелчок раздается лишь тогда, когда крыса обнаруживает запах взрывчатки. Тренировка длится от восьми месяцев до года. После этого крыса становится сертифицированным специалистом по разминированию. Она способна за метр унюхать и металлическую мину, и пластиковую, и гранату, и даже простой патрон.

Главная тренировочная база расположена на территории Сельскохозяйственного университета имени Эдварда Сокоине в городе Морогоро в Танзании, но основная работа ведется в соседнем Мозамбике. После 16 лет гражданской войны там осталось большое количество мин и неразорвавшихся снарядов. По оценкам газет и общественных организаций: от 500 тысяч до миллиона. Настоящее количество подсчитать невозможно.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

В отличие от обитателей городских трущоб, живущих в неволе два-три года, африканская хомяковая крыса живет до восьми лет. До пенсионного возраста, который наступает в шесть-семь лет, крыса может успешно работать. Ее удивительный нюх и небольшой вес (от одного до полутора килограммов) делают работу маленького сапера эффективной.

Из Танзании в Мозамбик приезжают профессионалы, способные работать в «боевых» условиях. Но даже им требуются постоянные тренировки, чтобы не утратить свои навыки. В мозамбикской деревне Чамане построен полигон для тренировок. Гектар земли разбит на квадраты 10×10 метров. На каждом закопано по две-три мины.

 

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  T

 

Число мин столь велико, что надеяться только на сапёров-людей – значит ждать ещё многие годы, прежде чем немалые участки земли снова можно будет отдать под сельское хозяйство или иное использование. Крысы-сапёры – несколько неожиданный, но, как показало развитие этого проекта, прекрасный выход из положения (фото HeroRAT)

В реальных условиях для очистки такого участка саперу с металлоискателем требуется до трех дней. Сегодня команда из крысы и двух тренеров тратит не более получаса. Тренеры растягивают над участком трос, к которому цепляют поводок с крысой. Она бежит вперед и обнюхивает полосу шириной в полметра. Если ничего подозрительного не обнаружено, то добежавшую до конца участка крысу разворачивают обратно и начинают проверку следующей полосы.

Если крыса ведет себя нестандартно, волнуется, крутится на месте, роет землю-это сигнал что мина здесь. На тренировке точно известно, где спрятана мина, и за хорошую работу вручают грызуну награду: арахис или кусочек банана. Во время настоящей работы их не награждают. Точное местонахождение мины неизвестно. И стоит мохнатому саперу один раз ошибиться и получить за это награду, как животное начинает жульничать, подавая ложные сигналы.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

Команда выезжает на поле дважды в день: в 6.30 и в 16.00, чтобы избежать дневной жары. Ночные грызуны терпеть не могут яркое солнце — у них обгорают нежные розовые ушки, может даже развиться рак. Поэтому перед выездом на поле чувствительные уши смазывают обычным кремом от загара. Каждая крыса трудится не больше часа в день (проверяя до 200 квадратных метров территории) при пятидневной рабочей неделе. «Кто не работает, тот не ест» — это закон!

Небольшая порция еды выдается за каждую найденную на учебном поле мину. Во время тренировки площадки постоянно меняются, чтобы ленивые грызуны не запоминали местоположение мин. Лишь по выходным и в плохую погоду крысам дают отдохнуть и кормят орехами, морковью, кукурузой, рыбой и иногда насекомыми. А после настоящей работы саперу полагается деликатес — яблоко или авокадо. Сейчас в «АРОРО» работают 35 лицензированных крыс и 50 сотрудников. Чтобы ускорить процесс поиска, пробуют новый способ работы: один человек-одна крыса.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

Тренер удерживает животное на шнурке, прикрепленном к удочке. Конструкция напоминает живой металлоискатель. Крысу Фиби не хочется работать. Он останавливается, начинает вылизывать себя, пытается поймать жука или вовсе удрать с площадки. Это потому, что сегодня понедельник, — защищает Фиби его тренер Джаред Мкумбо. В понедельник им всем тяжело работать. Слишком уж хорошо кормят в выходные.

Животные отличаются по работоспособности. По статистике, из десяти тренируемых крыс семь успешно проходят испытания, а три — слишком медлительны, не могут сконцентрироваться. Нерадивых работников оставляют для получения потомства. Профессионалам не до размножения — надо трудиться. Все, как у людей: или карьера, или личная жизнь. Как правило, крысы не устают от рутинной работы. В этом их преимущество перед собаками. Собака слишком радуется найденной мине и на некоторое время теряет способность работать. Да и найденную мину тут же нужно обезвреживать, чтобы не допустить взрыва. Крыса же не подвергается опасности и сохраняет сосредоточенность в работе. Ее цель — заработать как можно больше орехов или бананов.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

Еще одно преимущество крыс — они не привязываются к одному хозяину. На базе «АРОРО» мохнатые работники живут комфортно. У них отдельные клетки с автопоилками. В каждой клетке напоминающий пустую тыкву глиняный шар-спальня. Во дворе огорожены игровые площадки, где можно прыгать и гоняться друг за другом после работы. Крысы-саперы ищут мины в Мозамбике с 2004 года, очищают подозрительные участки для строительства дорог. На задании им помогает бронированный экскаватор.

Вместо ковша приспособлен нож для резки кустов. Экскаватор очищает территорию от лишней растительности. Участок разбивают на квадраты, протягивают маркировочные шнуры, оставляют узкие дорожки для прохода. Каждый квадрат проверяют дважды: следом за первой крысой пускают вторую. Подозрительные места отмечают прищепками на маркировочных шнурах. В конце дня, после проверки этих мест сапером с миноискателем, найденные мины взрывают.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

Министерство обороны Мозамбика предоставляет «АРОРО» свои склады для хранения взрывчатки. На этом поддержка заканчивается. В Африке разминированием занимается не армия, а западные неправительственные организации. Армия только устанавливает мины, — говорит Лоренс Комбане, тренер-крысовод из Танзании. Он участвует в проекте с самого его начала. Первые опыты молодых танзанийских студентов и их бельгийских руководителей окружающие не воспринимали серьезно.

В Африке крыс традиционно считают или вредителями, или добавкой к скудному дневному рациону. — У всех способов поиска противопехотных мин есть недостатки, говорит он. Металлоискатели не отличат мину от ржавого гвоздя. Бульдозеры эффективны только на ровной поверхности. Собаки быстро устают, а если ошибаются — взлетают на воздух. Крысы — другое дело.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

Эффективностью работы крыс-саперов заинтересовались и в соседних странах. Организацию приглашают работать в Анголу и Конго. Сами же специалисты «АРОРО» продолжают исследования. Их крысы уже умеют диагностировать по образцам слюны серьезные инфекционные заболевания, такие как туберкулез. Кроме того, животных учат искать пострадавших под завалами обрушенных зданий после землетрясений.

Изобретательные бельгийцы нашли и оригинальный способ финансирования своих «крысиных школ»: зайдя на интернет-сайт организации, каждый сочувствующий может «усыновить» одну из крысок, оплатив ее содержание и обучение в лаборатории. В обмен «AРОРО» присылает «приемным родителям» регулярные сообщения об успехах и достижениях их питомицы. В сентябре этого года организация получила миллионный грант на свою многообещающую работу.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

Основал APOPO в 1998 году Барт Уитдженс (Bart Weetjens), впечатлённый ужасающей статистикой смертей от мин, доставшихся многим странам в наследство от вооружённых конфликтов конца века.

В развивающихся странах Африки, к примеру, специалистов по разминированию должного уровня не так уж много, а время их стоит достаточно дорого. Применение же, допустим, тренированных собак — тоже дорогое удовольствие, если обследовать нужно не аэропорты или магазины, а огромные открытые территории.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

 

Свою работу в Африке Уитдженс начал ещё до проекта HeroRAT: Барт помогал в поставках африканцам протезов ног. Тогда-то он и узнал, сколь велики масштабы бедствия: примерно каждые 20 минут где-то в Африке человек подрывается на мине. Бельгиец понял, что при таком размахе заминированных полей на всех не напасёшься ни собак-ищеек, ни металлоискателей, к тому же некоторые мины – пластмассовые (фото HeroRAT).

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

Тут-то Уитдженс вспомнил про способности крыс. В детстве он держал грызунов в качестве домашних животных и успел попросту полюбить их. Крысы сообразительны, отлично чуют запахи и в качестве «массовой» армии сапёров могут обойтись совсем недорого.

Поиск по научным публикациям подтвердил догадки бельгийца: ещё в 1970-х американские учёные установили, что лабораторные крысы способны различить запах взрывчатых веществ. Но каких-то особых последствий это открытие не возымело. Потому Барт решил начать собственные опыты.

В подборе кандидатов на лучших искателей мин и в натурных экспериментах Барту помогали биологи из университета Антверпена (Universiteit Antwerpen), сыгравшие большую роль и в организации всего проекта. В результате на роль сапёров определили гигантских африканских (гамбийских) сумчатых крыс (Cricetomys gambianus).

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

Гамбийские сумчатые крысы являются местным для значительной части Африки видом, хорошо приспособленным к её условиям, а в Африке Барт изначально и намеревался применить свой метод разминирования. Эти крысы хорошо размножаются в неволе. Они выносливы и устойчивы к болезням. Они хорошо обучаются и при этом обладают сравнительно большим сроком жизни, так что могут работать долго. И главное — у этих ночных животных просто превосходное обоняние.

После первых экспериментов в Бельгии, подтвердивших работоспособность идеи Барта, в 2000 году проект перебрался в Танзанию, в Морогоро (Morogoro), под крыло местного агропромышленного университета (Sokoine University of Agriculture), чьи специалисты взялись помогать «десанту» из Европы. Именно тут открылась «крысиная школа».

В неё зверьки поступают в возрасте пяти недель, когда их забирают у матери. Тут грызунов начинают знакомить с большим внешним миром: они привыкают к громким звукам техники, бегают по мокрой траве, их катают на грузовике, они знакомятся с новыми людьми и так далее.

Потом начинаются тренировки в полном соответствии с заветами великого Павлова. Сначала крыс учат связывать щелчок пальцами с получением угощения – банана или арахиса. Потом им предъявляют кусочки взрывчатки и другие предметы, связывая положительную реакцию на нужные запахи со щелчком.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

После того как в лаборатории крысы демонстрируют узнавание нужных «ароматов», тренировки переводят на воздух, где зверьки начинают знакомиться с тактикой противоминных работ.

Чтобы обнаружить мины на реальном минном поле, сначала сотрудники HeroRAT обращаются к специалистам-военным, которые отмечают границы опасной зоны и проделывают ряд узких проходов (вручную или при помощи техники). В конечном счёте поле стараются разбить на отдельные участки 5 х 20 метров, по границам которых могут спокойно проходить люди.

Два «крысиных тренера» становятся по разные стороны от прямоугольника и натягивают между собой струну, удерживая её около земли. По струне скользит кольцо, привязанное коротким поводком к шлейке, надеваемой на крысу.

Такое ограничение необходимо вовсе не для того, чтобы зверёк не убежал. Просто постепенное смещение троса гарантирует, что крыса не оставит без внимания ни одну пядь внутри отмеченного прямоугольника.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

Схема работы крысы-сапёра. Красным заштрихованы дорожки безопасности, расчищенные заранее (иллюстрация HeroRAT).

 

За один проход зверёк обрабатывает полоску шириной полметра. 40 перестановок струны — и участок обнюхан. Эти 100 квадратных метров крыса-герой обследуют всего за полчаса, что заметно быстрее, нежели тут работал бы человек. И безопаснее. Кстати, самим крысам ничего не грозит — они слишком легки, чтобы вызвать срабатывание противопехотной мины.

Если крыса унюхала взрывчатку, в этом месте она начинает скрести землю лапками. После достижения края участка маленький «нюхач» получает от человека кусочек банана или ещё что-нибудь вкусное, тренеры же тем временем отмечают мину флажком — потом её извлекут сапёры или дистанционно взорвут. Для большей уверенности работники HeroRAT иной раз пускают на тот же участок вторую крысу и сверяют их «показания».

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

В общем-то точно так же проходят и тренировки в «школе» HeroRAT, в ходе которых крысам-курсантам дают возможность обследовать смоделированное минное поле, в котором люди припрятали кусочки взрывчатки.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

В конце обучения, которое длится порядка одного года, крысам устраивают экзамены с прохождением нескольких фиктивных минных полей. Только самым смышлёным и чувствительным выпускникам доверяют реальное разминирование, остальные крысы могут найти работу в других проектах организации.

Например, для быстрого разминирования дорог специалисты HeroRAT придумали несколько иную технологию, которая пока только тестируется. Как известно, сапёры-люди могут эффективно очистить точно очерченную зону от мин, но проблема в том, чтобы сначала определить на многокилометровой дороге потенциально опасные участки. На это может уйти очень много времени.

 

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

 

HeroRAT отмечает, что удаление всех мин, оставленных где-либо на Земле после военных конфликтов, в случае традиционных методов обнаружения потребует 500 лет работ. И Африка тут – один из самых проблемных регионов мира, потому именно сюда направили свои стопы Уитдженс и его единомышленники

Удалённое детектирование (Remote Explosive Scent Tracing — REST) предусматривает следующую процедуру. Сначала военные специалисты обезвреживают тропки по краям дороги. По ним передвигаются команды HeroRAT и каждые 100 метров берут пробы воздуха при помощи специальных насосов и фильтров, задерживающих даже следовые количества взрывчатых веществ.

Эти пробы привозят в лабораторию, где обученные крысы обнюхивают фильтры и мгновенно указывают на те, что пахнут взрывчаткой. Так становится ясно — на какие участки трассы военные должны обратить особое внимание.

По сравнению с другими методами поиска мин крысиный оказывается не только самым быстрым, но ещё и самым дешёвым. Кстати, свою благородную работу APOPO ведёт исключительно на средства спонсоров, в числе которых — бельгийское правительство. Спасает затею и то, что в ней принимает участие немалое число подвижников-добровольцев.

 

vesyolie foto; zapilili.ru prikolnie kartinki; video; anekdoty; demotivator; studenti; zviozdy; shutki; flash igri; fotozhaba; запилили.ру

 

Успехи HeroRAT складываются из множества небольших эпизодов, зачастую вроде и незаметных, однако для тысяч людей — это настоящие поворотные точки в жизни.

Так нынешней осенью сотрудники HeroRAT обезвредили минное поле близ селения Pfukwe в Мозамбике. Опасный участок размером 50 х 100 метров был расположен крайне неудачно и мешал подвести линию электропередачи в целый район Mabalane, насчитывающий 10 тысяч жителей. Сотрудники национальной энергетической компании EDM попросту отказывались работать в данном месте.

 

PUBLISHED by catsmob.com

 

И, очевидно, электрики боялись не напрасно. Крысы обнаружили на поле 32 неразорвавшиеся противопехотные мины Gyata и ПМН, встреча с которыми человека обычно заканчивается гибелью, а в лучшем случае — потерей конечностей. Сразу же после разминирования электрики приступили к установке столбов для проводов.

Сейчас в Мозамбике на работах по разминированию трудятся свыше 30 хвостатых выпускников «школы сапёров Уитдженса». А первые операции по разминированию HeroRAT провели тут в 2003-м. Они были удачными.

 

PUBLISHED by catsmob.com

 

Крысы невелики, их проще прокормить, чем собак, и их легко транспортировать. При этом крысы из проекта HeroRAT ведут себя как ручные животные и с удовольствием гуляют со своими «учителями», исследуя новые места (фотографии HeroRAT).

 

Ныне HeroRAT постепенно распространяет деятельность на другие африканские страны — несколько государств выразили заинтересованность в маленьких мохнатых помощниках. И правда, в скольких странах Чёрного континента полыхали конфликты за последний десяток-другой лет?

Вторым направлением деятельности HeroRAT стали тесты на туберкулёз. Эксперименты, начавшиеся в 2004-м, показали, что гигантские африканские крысы при соответствующей тренировке прекрасно распознают туберкулёзные бактерии в образцах слюны, причём выполняют это намного быстрее, чем лабораторное оборудование, дешевле и даже точнее.

К примеру, в сентябре 2009-го крысы из проекта HeroRAT определили туберкулёз у 24 человек, ранее прошедших (без результата) стандартные тесты.

 

Вот такие «солонки» нередко используются для тренировок крыс в полевых условиях. Их зарывают в почву вместо мин… (фото HeroRAT)

 

Участники проекта HeroRAT отмечают, что такое определение заболевания на ранней стадии может послужить важным дополнением другим методам и что оно способно спасти миллионы жизней.

Тут огромную роль играет скорость, с которой крысы справляются с задачей. Один хвостатый «лаборант» может обнюхать 40 проб за 10 минут, точно отметив «проблемные». Человеку с медицинским оборудованием (микроскопом) на ту же работу требуется два дня.

Эту работу HeroRAT ведёт в самой Танзании, в том же Морогоро, в районах, где заболеваемость туберкулёзом довольно велика. Еженедельно крысы выявляют примерно 5-10 заболевших. Возможно, что именно вмешательство HeroRAT позволяет вовремя предоставить этим людям медицинскую помощь.

После всего этого посмеиваться над «героическим» названием проекта как-то не хочется. А ведь в конце 1990-х в Бельгии, когда Уитдженс излагал слушателям свои планы по привлечению крыс к поиску мин, над ним просто смеялись. Но он отвечал, что любит этих зверьков и докажет всем — грызунам можно поручить столь опасное дело.

 

…А это уже реальный крысиный «урожай» после обезвреживания (фото HeroRAT).

 

А вот какие сведения проходили в прошлом году:

 

Армия США заказала создание автоматизированной системы обучения крыс поиску взрывчатых веществ R.A.T.S.. Как сообщается в пресс-релизе Армии, созданием такой системы занимается компания Barron Associates совместно с учеными из Исследовательской лаборатории Армии США и армейскими инженерами из Вест-Пойнта. На первом этапе исследователям предстоит выяснить, можно ли научить крыс искать взрывчатые вещества и как это сделать.

Военные намерены научить крыс искать даже небольшие количества взрывчатки, зарытой в землю. С этой задачей отчасти справляются собаки, однако она нередко оказывается не по силам автоматическим электронным системам (особенно если речь идет о малых концентрациях веществ). Преимуществом использования крыс для решения подобного рода задач является дешевизна метода и простота транспортировки животных.

Как ожидается, расходы на обучение крыс саперному делу будут невысокими. Кроме того, масса взрослой крысы невысока, поэтому мины не срабатывают под их весов. Наконец, обученных крыс можно использовать и для поиска людей под завалами зданий.

По словам Уильяма Грессика (William Gressick), руководителя проекта R.A.T.S. в компании Barron Associates, в войсках крысы не заменят поисковых собак, натренированных на обнаружение взрывчатки. Грызуны должны будут увеличить возможности саперных отрядов при поиске самодельных взрывных устройств.

Впервые американские военные проявили интерес к использованию крыс для поиска взрывчатки в 2010 году. Тогда был проведен ряд консультаций с военными Танзании, уже несколько лет использующими гамбийских хомяковых крыс (Cricetomys gambianus) для обнаружения самодельных взрывчатых веществ. К недостаткам дрессированных грызунов танзанийские военные относят их малую производительность — за день крыса может обследовать только 84 квадратных метра территории.

 

[источники]

источники

http://www.membrana.ru/particle/840,

http://drugoi.livejournal.com/3819981.html

http://www.zoopicture.ru/krysy-sapery/,

http://ziza.qip.ru/2010/11/11/podgotovka_kryssaperov_v_tanzanii_i_moza…, http://news.israelinfo.ru/technology/35027

http://topwar.ru/17193-armiya-ssha-zaymetsya-obucheniem-krys-saperov.html

 

Давайте в продолжении темы напомню вам еще что нибудь интересного про животный мир: вот вам пожалуйста Самый редкий представитель кенгуровых, а вот великолепные Тенреки, или щетинистые ежи, и еще посмотрите, как греются Снежные обезьяны Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=35567

Крысы - саперы - Мастерок.жж.рф — LiveJournal

A highly trained rat sniffs out landmines in Mozambique. Now Wendy Winstanley from Cornwall is training 30 rats at her sanctuary, Porfell Wildlife Park, to help clear landmines around the world. See SWNS story SWRAT: These amazing pictures show the new b

Мы только что говорили о том, что оказывается в некоторых местах крыс спокойно употребляют в еду. А вот вы знали. что крысы например могут приносить пользу на войне и не в качестве пищи?

Для меня вообще это была удивительная информация ...

Солнце еще только поднимается над горизонтом, а работа уже в самом разгаре. Рональдиньо бежит вперед, смешно морща нос и топорща гусарской пышности усы. Неожиданно останавливается, принюхивается и начинает скрести землю лапками. Удача, мина обнаружена. Раздается щелчок — можно бежать за наградой. Банан уже появился в руке тренера. Рональдиньо — африканская хомяковая крыса (cricetomysgambianus). Он — профессиональный сапер.

Использовать крыс для поиска мин придумали в бельгийско-танзанийской исследовательской организации «АРОРО», основанной в 1998 году при финансовой поддержке правительства Бельгии. Уже много лет на минных полях наравне с людьми трудятся собаки. Но крысы!

Африканская хомячковая крыса (названная так из-за защечных сумок, в которых переносит еду) — ночное животное. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. На этом и построена тренировка.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

В возрасте пяти недель крысу начинают кормить со звуком щелчка. Позже привычный щелчок раздается лишь тогда, когда крыса обнаруживает запах взрывчатки. Тренировка длится от восьми месяцев до года. После этого крыса становится сертифицированным специалистом по разминированию. Она способна за метр унюхать и металлическую мину, и пластиковую, и гранату, и даже простой патрон.

Главная тренировочная база расположена на территории Сельскохозяйственного университета имени Эдварда Сокоине в городе Морогоро в Танзании, но основная работа ведется в соседнем Мозамбике. После 16 лет гражданской войны там осталось большое количество мин и неразорвавшихся снарядов. По оценкам газет и общественных организаций: от 500 тысяч до миллиона. Настоящее количество подсчитать невозможно.


TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

В отличие от обитателей городских трущоб, живущих в неволе два-три года, африканская хомяковая крыса живет до восьми лет. До пенсионного возраста, который наступает в шесть-семь лет, крыса может успешно работать. Ее удивительный нюх и небольшой вес (от одного до полутора килограммов) делают работу маленького сапера эффективной.

Из Танзании в Мозамбик приезжают профессионалы, способные работать в «боевых» условиях. Но даже им требуются постоянные тренировки, чтобы не утратить свои навыки. В мозамбикской деревне Чамане построен полигон для тренировок. Гектар земли разбит на квадраты 10×10 метров. На каждом закопано по две-три мины.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  T

Число мин столь велико, что надеяться только на сапёров-людей – значит ждать ещё многие годы, прежде чем немалые участки земли снова можно будет отдать под сельское хозяйство или иное использование. Крысы-сапёры – несколько неожиданный, но, как показало развитие этого проекта, прекрасный выход из положения (фото HeroRAT)

В реальных условиях для очистки такого участка саперу с металлоискателем требуется до трех дней. Сегодня команда из крысы и двух тренеров тратит не более получаса. Тренеры растягивают над участком трос, к которому цепляют поводок с крысой. Она бежит вперед и обнюхивает полосу шириной в полметра. Если ничего подозрительного не обнаружено, то добежавшую до конца участка крысу разворачивают обратно и начинают проверку следующей полосы.

Если крыса ведет себя нестандартно, волнуется, крутится на месте, роет землю-это сигнал что мина здесь. На тренировке точно известно, где спрятана мина, и за хорошую работу вручают грызуну награду: арахис или кусочек банана. Во время настоящей работы их не награждают. Точное местонахождение мины неизвестно. И стоит мохнатому саперу один раз ошибиться и получить за это награду, как животное начинает жульничать, подавая ложные сигналы.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Команда выезжает на поле дважды в день: в 6.30 и в 16.00, чтобы избежать дневной жары. Ночные грызуны терпеть не могут яркое солнце — у них обгорают нежные розовые ушки, может даже развиться рак. Поэтому перед выездом на поле чувствительные уши смазывают обычным кремом от загара. Каждая крыса трудится не больше часа в день (проверяя до 200 квадратных метров территории) при пятидневной рабочей неделе. «Кто не работает, тот не ест» — это закон!

Небольшая порция еды выдается за каждую найденную на учебном поле мину. Во время тренировки площадки постоянно меняются, чтобы ленивые грызуны не запоминали местоположение мин. Лишь по выходным и в плохую погоду крысам дают отдохнуть и кормят орехами, морковью, кукурузой, рыбой и иногда насекомыми. А после настоящей работы саперу полагается деликатес — яблоко или авокадо. Сейчас в «АРОРО» работают 35 лицензированных крыс и 50 сотрудников. Чтобы ускорить процесс поиска, пробуют новый способ работы: один человек-одна крыса.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Тренер удерживает животное на шнурке, прикрепленном к удочке. Конструкция напоминает живой металлоискатель. Крысу Фиби не хочется работать. Он останавливается, начинает вылизывать себя, пытается поймать жука или вовсе удрать с площадки. Это потому, что сегодня понедельник, — защищает Фиби его тренер Джаред Мкумбо. В понедельник им всем тяжело работать. Слишком уж хорошо кормят в выходные.

Животные отличаются по работоспособности. По статистике, из десяти тренируемых крыс семь успешно проходят испытания, а три — слишком медлительны, не могут сконцентрироваться. Нерадивых работников оставляют для получения потомства. Профессионалам не до размножения — надо трудиться. Все, как у людей: или карьера, или личная жизнь. Как правило, крысы не устают от рутинной работы. В этом их преимущество перед собаками. Собака слишком радуется найденной мине и на некоторое время теряет способность работать. Да и найденную мину тут же нужно обезвреживать, чтобы не допустить взрыва. Крыса же не подвергается опасности и сохраняет сосредоточенность в работе. Ее цель — заработать как можно больше орехов или бананов.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Еще одно преимущество крыс — они не привязываются к одному хозяину. На базе «АРОРО» мохнатые работники живут комфортно. У них отдельные клетки с автопоилками. В каждой клетке напоминающий пустую тыкву глиняный шар-спальня. Во дворе огорожены игровые площадки, где можно прыгать и гоняться друг за другом после работы. Крысы-саперы ищут мины в Мозамбике с 2004 года, очищают подозрительные участки для строительства дорог. На задании им помогает бронированный экскаватор.

Вместо ковша приспособлен нож для резки кустов. Экскаватор очищает территорию от лишней растительности. Участок разбивают на квадраты, протягивают маркировочные шнуры, оставляют узкие дорожки для прохода. Каждый квадрат проверяют дважды: следом за первой крысой пускают вторую. Подозрительные места отмечают прищепками на маркировочных шнурах. В конце дня, после проверки этих мест сапером с миноискателем, найденные мины взрывают.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Министерство обороны Мозамбика предоставляет «АРОРО» свои склады для хранения взрывчатки. На этом поддержка заканчивается. В Африке разминированием занимается не армия, а западные неправительственные организации. Армия только устанавливает мины, — говорит Лоренс Комбане, тренер-крысовод из Танзании. Он участвует в проекте с самого его начала. Первые опыты молодых танзанийских студентов и их бельгийских руководителей окружающие не воспринимали серьезно.

В Африке крыс традиционно считают или вредителями, или добавкой к скудному дневному рациону. — У всех способов поиска противопехотных мин есть недостатки, говорит он. Металлоискатели не отличат мину от ржавого гвоздя. Бульдозеры эффективны только на ровной поверхности. Собаки быстро устают, а если ошибаются — взлетают на воздух. Крысы — другое дело.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Эффективностью работы крыс-саперов заинтересовались и в соседних странах. Организацию приглашают работать в Анголу и Конго. Сами же специалисты «АРОРО» продолжают исследования. Их крысы уже умеют диагностировать по образцам слюны серьезные инфекционные заболевания, такие как туберкулез. Кроме того, животных учат искать пострадавших под завалами обрушенных зданий после землетрясений.

Изобретательные бельгийцы нашли и оригинальный способ финансирования своих «крысиных школ»: зайдя на интернет-сайт организации, каждый сочувствующий может «усыновить» одну из крысок, оплатив ее содержание и обучение в лаборатории. В обмен «AРОРО» присылает «приемным родителям» регулярные сообщения об успехах и достижениях их питомицы. В сентябре этого года организация получила миллионный грант на свою многообещающую работу.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Основал APOPO в 1998 году Барт Уитдженс (Bart Weetjens), впечатлённый ужасающей статистикой смертей от мин, доставшихся многим странам в наследство от вооружённых конфликтов конца века.

В развивающихся странах Африки, к примеру, специалистов по разминированию должного уровня не так уж много, а время их стоит достаточно дорого. Применение же, допустим, тренированных собак — тоже дорогое удовольствие, если обследовать нужно не аэропорты или магазины, а огромные открытые территории.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Свою работу в Африке Уитдженс начал ещё до проекта HeroRAT: Барт помогал в поставках африканцам протезов ног. Тогда-то он и узнал, сколь велики масштабы бедствия: примерно каждые 20 минут где-то в Африке человек подрывается на мине. Бельгиец понял, что при таком размахе заминированных полей на всех не напасёшься ни собак-ищеек, ни металлоискателей, к тому же некоторые мины – пластмассовые (фото HeroRAT).

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Тут-то Уитдженс вспомнил про способности крыс. В детстве он держал грызунов в качестве домашних животных и успел попросту полюбить их. Крысы сообразительны, отлично чуют запахи и в качестве «массовой» армии сапёров могут обойтись совсем недорого.

Поиск по научным публикациям подтвердил догадки бельгийца: ещё в 1970-х американские учёные установили, что лабораторные крысы способны различить запах взрывчатых веществ. Но каких-то особых последствий это открытие не возымело. Потому Барт решил начать собственные опыты.

В подборе кандидатов на лучших искателей мин и в натурных экспериментах Барту помогали биологи из университета Антверпена (Universiteit Antwerpen), сыгравшие большую роль и в организации всего проекта. В результате на роль сапёров определили гигантских африканских (гамбийских) сумчатых крыс (Cricetomys gambianus).

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Гамбийские сумчатые крысы являются местным для значительной части Африки видом, хорошо приспособленным к её условиям, а в Африке Барт изначально и намеревался применить свой метод разминирования. Эти крысы хорошо размножаются в неволе. Они выносливы и устойчивы к болезням. Они хорошо обучаются и при этом обладают сравнительно большим сроком жизни, так что могут работать долго. И главное — у этих ночных животных просто превосходное обоняние.

После первых экспериментов в Бельгии, подтвердивших работоспособность идеи Барта, в 2000 году проект перебрался в Танзанию, в Морогоро (Morogoro), под крыло местного агропромышленного университета (Sokoine University of Agriculture), чьи специалисты взялись помогать «десанту» из Европы. Именно тут открылась «крысиная школа».

В неё зверьки поступают в возрасте пяти недель, когда их забирают у матери. Тут грызунов начинают знакомить с большим внешним миром: они привыкают к громким звукам техники, бегают по мокрой траве, их катают на грузовике, они знакомятся с новыми людьми и так далее.

Потом начинаются тренировки в полном соответствии с заветами великого Павлова. Сначала крыс учат связывать щелчок пальцами с получением угощения – банана или арахиса. Потом им предъявляют кусочки взрывчатки и другие предметы, связывая положительную реакцию на нужные запахи со щелчком.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

После того как в лаборатории крысы демонстрируют узнавание нужных «ароматов», тренировки переводят на воздух, где зверьки начинают знакомиться с тактикой противоминных работ.

Чтобы обнаружить мины на реальном минном поле, сначала сотрудники HeroRAT обращаются к специалистам-военным, которые отмечают границы опасной зоны и проделывают ряд узких проходов (вручную или при помощи техники). В конечном счёте поле стараются разбить на отдельные участки 5 х 20 метров, по границам которых могут спокойно проходить люди.

Два «крысиных тренера» становятся по разные стороны от прямоугольника и натягивают между собой струну, удерживая её около земли. По струне скользит кольцо, привязанное коротким поводком к шлейке, надеваемой на крысу.

Такое ограничение необходимо вовсе не для того, чтобы зверёк не убежал. Просто постепенное смещение троса гарантирует, что крыса не оставит без внимания ни одну пядь внутри отмеченного прямоугольника.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Схема работы крысы-сапёра. Красным заштрихованы дорожки безопасности, расчищенные заранее (иллюстрация HeroRAT).

За один проход зверёк обрабатывает полоску шириной полметра. 40 перестановок струны — и участок обнюхан. Эти 100 квадратных метров крыса-герой обследуют всего за полчаса, что заметно быстрее, нежели тут работал бы человек. И безопаснее. Кстати, самим крысам ничего не грозит — они слишком легки, чтобы вызвать срабатывание противопехотной мины.

Если крыса унюхала взрывчатку, в этом месте она начинает скрести землю лапками. После достижения края участка маленький «нюхач» получает от человека кусочек банана или ещё что-нибудь вкусное, тренеры же тем временем отмечают мину флажком — потом её извлекут сапёры или дистанционно взорвут. Для большей уверенности работники HeroRAT иной раз пускают на тот же участок вторую крысу и сверяют их «показания».

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

В общем-то точно так же проходят и тренировки в «школе» HeroRAT, в ходе которых крысам-курсантам дают возможность обследовать смоделированное минное поле, в котором люди припрятали кусочки взрывчатки.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

В конце обучения, которое длится порядка одного года, крысам устраивают экзамены с прохождением нескольких фиктивных минных полей. Только самым смышлёным и чувствительным выпускникам доверяют реальное разминирование, остальные крысы могут найти работу в других проектах организации.

Например, для быстрого разминирования дорог специалисты HeroRAT придумали несколько иную технологию, которая пока только тестируется. Как известно, сапёры-люди могут эффективно очистить точно очерченную зону от мин, но проблема в том, чтобы сначала определить на многокилометровой дороге потенциально опасные участки. На это может уйти очень много времени.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

HeroRAT отмечает, что удаление всех мин, оставленных где-либо на Земле после военных конфликтов, в случае традиционных методов обнаружения потребует 500 лет работ. И Африка тут – один из самых проблемных регионов мира, потому именно сюда направили свои стопы Уитдженс и его единомышленники

Удалённое детектирование (Remote Explosive Scent Tracing — REST) предусматривает следующую процедуру. Сначала военные специалисты обезвреживают тропки по краям дороги. По ним передвигаются команды HeroRAT и каждые 100 метров берут пробы воздуха при помощи специальных насосов и фильтров, задерживающих даже следовые количества взрывчатых веществ.

Эти пробы привозят в лабораторию, где обученные крысы обнюхивают фильтры и мгновенно указывают на те, что пахнут взрывчаткой. Так становится ясно — на какие участки трассы военные должны обратить особое внимание.

По сравнению с другими методами поиска мин крысиный оказывается не только самым быстрым, но ещё и самым дешёвым. Кстати, свою благородную работу APOPO ведёт исключительно на средства спонсоров, в числе которых — бельгийское правительство. Спасает затею и то, что в ней принимает участие немалое число подвижников-добровольцев.

vesyolie foto; zapilili.ru prikolnie kartinki; video; anekdoty; demotivator; studenti; zviozdy; shutki; flash igri; fotozhaba; запилили.ру

Успехи HeroRAT складываются из множества небольших эпизодов, зачастую вроде и незаметных, однако для тысяч людей — это настоящие поворотные точки в жизни.

Так нынешней осенью сотрудники HeroRAT обезвредили минное поле близ селения Pfukwe в Мозамбике. Опасный участок размером 50 х 100 метров был расположен крайне неудачно и мешал подвести линию электропередачи в целый район Mabalane, насчитывающий 10 тысяч жителей. Сотрудники национальной энергетической компании EDM попросту отказывались работать в данном месте.

PUBLISHED by catsmob.com

И, очевидно, электрики боялись не напрасно. Крысы обнаружили на поле 32 неразорвавшиеся противопехотные мины Gyata и ПМН, встреча с которыми человека обычно заканчивается гибелью, а в лучшем случае — потерей конечностей. Сразу же после разминирования электрики приступили к установке столбов для проводов.

Сейчас в Мозамбике на работах по разминированию трудятся свыше 30 хвостатых выпускников «школы сапёров Уитдженса». А первые операции по разминированию HeroRAT провели тут в 2003-м. Они были удачными.

PUBLISHED by catsmob.com

Крысы невелики, их проще прокормить, чем собак, и их легко транспортировать. При этом крысы из проекта HeroRAT ведут себя как ручные животные и с удовольствием гуляют со своими «учителями», исследуя новые места (фотографии HeroRAT).

Ныне HeroRAT постепенно распространяет деятельность на другие африканские страны — несколько государств выразили заинтересованность в маленьких мохнатых помощниках. И правда, в скольких странах Чёрного континента полыхали конфликты за последний десяток-другой лет?

Вторым направлением деятельности HeroRAT стали тесты на туберкулёз. Эксперименты, начавшиеся в 2004-м, показали, что гигантские африканские крысы при соответствующей тренировке прекрасно распознают туберкулёзные бактерии в образцах слюны, причём выполняют это намного быстрее, чем лабораторное оборудование, дешевле и даже точнее.

К примеру, в сентябре 2009-го крысы из проекта HeroRAT определили туберкулёз у 24 человек, ранее прошедших (без результата) стандартные тесты.

Вот такие «солонки» нередко используются для тренировок крыс в полевых условиях. Их зарывают в почву вместо мин… (фото HeroRAT)

Участники проекта HeroRAT отмечают, что такое определение заболевания на ранней стадии может послужить важным дополнением другим методам и что оно способно спасти миллионы жизней.

Тут огромную роль играет скорость, с которой крысы справляются с задачей. Один хвостатый «лаборант» может обнюхать 40 проб за 10 минут, точно отметив «проблемные». Человеку с медицинским оборудованием (микроскопом) на ту же работу требуется два дня.

Эту работу HeroRAT ведёт в самой Танзании, в том же Морогоро, в районах, где заболеваемость туберкулёзом довольно велика. Еженедельно крысы выявляют примерно 5-10 заболевших. Возможно, что именно вмешательство HeroRAT позволяет вовремя предоставить этим людям медицинскую помощь.

После всего этого посмеиваться над «героическим» названием проекта как-то не хочется. А ведь в конце 1990-х в Бельгии, когда Уитдженс излагал слушателям свои планы по привлечению крыс к поиску мин, над ним просто смеялись. Но он отвечал, что любит этих зверьков и докажет всем — грызунам можно поручить столь опасное дело.

…А это уже реальный крысиный «урожай» после обезвреживания (фото HeroRAT).

А вот какие сведения проходили в прошлом году:

Армия США заказала создание автоматизированной системы обучения крыс поиску взрывчатых веществ R.A.T.S.. Как сообщается в пресс-релизе Армии, созданием такой системы занимается компания Barron Associates совместно с учеными из Исследовательской лаборатории Армии США и армейскими инженерами из Вест-Пойнта. На первом этапе исследователям предстоит выяснить, можно ли научить крыс искать взрывчатые вещества и как это сделать.

Военные намерены научить крыс искать даже небольшие количества взрывчатки, зарытой в землю. С этой задачей отчасти справляются собаки, однако она нередко оказывается не по силам автоматическим электронным системам (особенно если речь идет о малых концентрациях веществ). Преимуществом использования крыс для решения подобного рода задач является дешевизна метода и простота транспортировки животных.

Как ожидается, расходы на обучение крыс саперному делу будут невысокими. Кроме того, масса взрослой крысы невысока, поэтому мины не срабатывают под их весов. Наконец, обученных крыс можно использовать и для поиска людей под завалами зданий.

По словам Уильяма Грессика (William Gressick), руководителя проекта R.A.T.S. в компании Barron Associates, в войсках крысы не заменят поисковых собак, натренированных на обнаружение взрывчатки. Грызуны должны будут увеличить возможности саперных отрядов при поиске самодельных взрывных устройств.

Впервые американские военные проявили интерес к использованию крыс для поиска взрывчатки в 2010 году. Тогда был проведен ряд консультаций с военными Танзании, уже несколько лет использующими гамбийских хомяковых крыс (Cricetomys gambianus) для обнаружения самодельных взрывчатых веществ. К недостаткам дрессированных грызунов танзанийские военные относят их малую производительность — за день крыса может обследовать только 84 квадратных метра территории.

[источники]

источники

http://www.membrana.ru/particle/840,

http://drugoi.livejournal.com/3819981.html

http://www.zoopicture.ru/krysy-sapery/,

http://ziza.qip.ru/2010/11/11/podgotovka_kryssaperov_v_tanzanii_i_moza…, http://news.israelinfo.ru/technology/35027

http://topwar.ru/17193-armiya-ssha-zaymetsya-obucheniem-krys-saperov.html

Давайте в продолжении темы напомню вам еще что нибудь интересного про животный мир: вот вам пожалуйста Самый редкий представитель кенгуровых, а вот великолепные Тенреки, или щетинистые ежи, и еще посмотрите, как греются Снежные обезьяны

Крысы - саперы - Все будет хорошо! — LiveJournal

A highly trained rat sniffs out landmines in Mozambique. Now Wendy Winstanley from Cornwall is training 30 rats at her sanctuary, Porfell Wildlife Park, to help clear landmines around the world. See SWNS story SWRAT: These amazing pictures show the new b

Мы только что говорили о том, что оказывается в некоторых местах крыс спокойно употребляют в еду. А вот вы знали. что крысы например могут приносить пользу на войне и не в качестве пищи?

Для меня вообще это была удивительная информация ...

Солнце еще только поднимается над горизонтом, а работа уже в самом разгаре. Рональдиньо бежит вперед, смешно морща нос и топорща гусарской пышности усы. Неожиданно останавливается, принюхивается и начинает скрести землю лапками. Удача, мина обнаружена. Раздается щелчок — можно бежать за наградой. Банан уже появился в руке тренера. Рональдиньо — африканская хомяковая крыса (cricetomysgambianus). Он — профессиональный сапер.

Использовать крыс для поиска мин придумали в бельгийско-танзанийской исследовательской организации «АРОРО», основанной в 1998 году при финансовой поддержке правительства Бельгии. Уже много лет на минных полях наравне с людьми трудятся собаки. Но крысы!

Африканская хомячковая крыса (названная так из-за защечных сумок, в которых переносит еду) — ночное животное. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. На этом и построена тренировка.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

В возрасте пяти недель крысу начинают кормить со звуком щелчка. Позже привычный щелчок раздается лишь тогда, когда крыса обнаруживает запах взрывчатки. Тренировка длится от восьми месяцев до года. После этого крыса становится сертифицированным специалистом по разминированию. Она способна за метр унюхать и металлическую мину, и пластиковую, и гранату, и даже простой патрон.

Главная тренировочная база расположена на территории Сельскохозяйственного университета имени Эдварда Сокоине в городе Морогоро в Танзании, но основная работа ведется в соседнем Мозамбике. После 16 лет гражданской войны там осталось большое количество мин и неразорвавшихся снарядов. По оценкам газет и общественных организаций: от 500 тысяч до миллиона. Настоящее количество подсчитать невозможно.


TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

В отличие от обитателей городских трущоб, живущих в неволе два-три года, африканская хомяковая крыса живет до восьми лет. До пенсионного возраста, который наступает в шесть-семь лет, крыса может успешно работать. Ее удивительный нюх и небольшой вес (от одного до полутора килограммов) делают работу маленького сапера эффективной.

Из Танзании в Мозамбик приезжают профессионалы, способные работать в «боевых» условиях. Но даже им требуются постоянные тренировки, чтобы не утратить свои навыки. В мозамбикской деревне Чамане построен полигон для тренировок. Гектар земли разбит на квадраты 10×10 метров. На каждом закопано по две-три мины.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  T

Число мин столь велико, что надеяться только на сапёров-людей – значит ждать ещё многие годы, прежде чем немалые участки земли снова можно будет отдать под сельское хозяйство или иное использование. Крысы-сапёры – несколько неожиданный, но, как показало развитие этого проекта, прекрасный выход из положения (фото HeroRAT)

В реальных условиях для очистки такого участка саперу с металлоискателем требуется до трех дней. Сегодня команда из крысы и двух тренеров тратит не более получаса. Тренеры растягивают над участком трос, к которому цепляют поводок с крысой. Она бежит вперед и обнюхивает полосу шириной в полметра. Если ничего подозрительного не обнаружено, то добежавшую до конца участка крысу разворачивают обратно и начинают проверку следующей полосы.

Если крыса ведет себя нестандартно, волнуется, крутится на месте, роет землю-это сигнал что мина здесь. На тренировке точно известно, где спрятана мина, и за хорошую работу вручают грызуну награду: арахис или кусочек банана. Во время настоящей работы их не награждают. Точное местонахождение мины неизвестно. И стоит мохнатому саперу один раз ошибиться и получить за это награду, как животное начинает жульничать, подавая ложные сигналы.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Команда выезжает на поле дважды в день: в 6.30 и в 16.00, чтобы избежать дневной жары. Ночные грызуны терпеть не могут яркое солнце — у них обгорают нежные розовые ушки, может даже развиться рак. Поэтому перед выездом на поле чувствительные уши смазывают обычным кремом от загара. Каждая крыса трудится не больше часа в день (проверяя до 200 квадратных метров территории) при пятидневной рабочей неделе. «Кто не работает, тот не ест» — это закон!

Небольшая порция еды выдается за каждую найденную на учебном поле мину. Во время тренировки площадки постоянно меняются, чтобы ленивые грызуны не запоминали местоположение мин. Лишь по выходным и в плохую погоду крысам дают отдохнуть и кормят орехами, морковью, кукурузой, рыбой и иногда насекомыми. А после настоящей работы саперу полагается деликатес — яблоко или авокадо. Сейчас в «АРОРО» работают 35 лицензированных крыс и 50 сотрудников. Чтобы ускорить процесс поиска, пробуют новый способ работы: один человек-одна крыса.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Тренер удерживает животное на шнурке, прикрепленном к удочке. Конструкция напоминает живой металлоискатель. Крысу Фиби не хочется работать. Он останавливается, начинает вылизывать себя, пытается поймать жука или вовсе удрать с площадки. Это потому, что сегодня понедельник, — защищает Фиби его тренер Джаред Мкумбо. В понедельник им всем тяжело работать. Слишком уж хорошо кормят в выходные.

Животные отличаются по работоспособности. По статистике, из десяти тренируемых крыс семь успешно проходят испытания, а три — слишком медлительны, не могут сконцентрироваться. Нерадивых работников оставляют для получения потомства. Профессионалам не до размножения — надо трудиться. Все, как у людей: или карьера, или личная жизнь. Как правило, крысы не устают от рутинной работы. В этом их преимущество перед собаками. Собака слишком радуется найденной мине и на некоторое время теряет способность работать. Да и найденную мину тут же нужно обезвреживать, чтобы не допустить взрыва. Крыса же не подвергается опасности и сохраняет сосредоточенность в работе. Ее цель — заработать как можно больше орехов или бананов.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Еще одно преимущество крыс — они не привязываются к одному хозяину. На базе «АРОРО» мохнатые работники живут комфортно. У них отдельные клетки с автопоилками. В каждой клетке напоминающий пустую тыкву глиняный шар-спальня. Во дворе огорожены игровые площадки, где можно прыгать и гоняться друг за другом после работы. Крысы-саперы ищут мины в Мозамбике с 2004 года, очищают подозрительные участки для строительства дорог. На задании им помогает бронированный экскаватор.

Вместо ковша приспособлен нож для резки кустов. Экскаватор очищает территорию от лишней растительности. Участок разбивают на квадраты, протягивают маркировочные шнуры, оставляют узкие дорожки для прохода. Каждый квадрат проверяют дважды: следом за первой крысой пускают вторую. Подозрительные места отмечают прищепками на маркировочных шнурах. В конце дня, после проверки этих мест сапером с миноискателем, найденные мины взрывают.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Министерство обороны Мозамбика предоставляет «АРОРО» свои склады для хранения взрывчатки. На этом поддержка заканчивается. В Африке разминированием занимается не армия, а западные неправительственные организации. Армия только устанавливает мины, — говорит Лоренс Комбане, тренер-крысовод из Танзании. Он участвует в проекте с самого его начала. Первые опыты молодых танзанийских студентов и их бельгийских руководителей окружающие не воспринимали серьезно.

В Африке крыс традиционно считают или вредителями, или добавкой к скудному дневному рациону. — У всех способов поиска противопехотных мин есть недостатки, говорит он. Металлоискатели не отличат мину от ржавого гвоздя. Бульдозеры эффективны только на ровной поверхности. Собаки быстро устают, а если ошибаются — взлетают на воздух. Крысы — другое дело.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Эффективностью работы крыс-саперов заинтересовались и в соседних странах. Организацию приглашают работать в Анголу и Конго. Сами же специалисты «АРОРО» продолжают исследования. Их крысы уже умеют диагностировать по образцам слюны серьезные инфекционные заболевания, такие как туберкулез. Кроме того, животных учат искать пострадавших под завалами обрушенных зданий после землетрясений.

Изобретательные бельгийцы нашли и оригинальный способ финансирования своих «крысиных школ»: зайдя на интернет-сайт организации, каждый сочувствующий может «усыновить» одну из крысок, оплатив ее содержание и обучение в лаборатории. В обмен «AРОРО» присылает «приемным родителям» регулярные сообщения об успехах и достижениях их питомицы. В сентябре этого года организация получила миллионный грант на свою многообещающую работу.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Основал APOPO в 1998 году Барт Уитдженс (Bart Weetjens), впечатлённый ужасающей статистикой смертей от мин, доставшихся многим странам в наследство от вооружённых конфликтов конца века.

В развивающихся странах Африки, к примеру, специалистов по разминированию должного уровня не так уж много, а время их стоит достаточно дорого. Применение же, допустим, тренированных собак — тоже дорогое удовольствие, если обследовать нужно не аэропорты или магазины, а огромные открытые территории.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Свою работу в Африке Уитдженс начал ещё до проекта HeroRAT: Барт помогал в поставках африканцам протезов ног. Тогда-то он и узнал, сколь велики масштабы бедствия: примерно каждые 20 минут где-то в Африке человек подрывается на мине. Бельгиец понял, что при таком размахе заминированных полей на всех не напасёшься ни собак-ищеек, ни металлоискателей, к тому же некоторые мины – пластмассовые (фото HeroRAT).

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Тут-то Уитдженс вспомнил про способности крыс. В детстве он держал грызунов в качестве домашних животных и успел попросту полюбить их. Крысы сообразительны, отлично чуют запахи и в качестве «массовой» армии сапёров могут обойтись совсем недорого.

Поиск по научным публикациям подтвердил догадки бельгийца: ещё в 1970-х американские учёные установили, что лабораторные крысы способны различить запах взрывчатых веществ. Но каких-то особых последствий это открытие не возымело. Потому Барт решил начать собственные опыты.

В подборе кандидатов на лучших искателей мин и в натурных экспериментах Барту помогали биологи из университета Антверпена (Universiteit Antwerpen), сыгравшие большую роль и в организации всего проекта. В результате на роль сапёров определили гигантских африканских (гамбийских) сумчатых крыс (Cricetomys gambianus).

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Гамбийские сумчатые крысы являются местным для значительной части Африки видом, хорошо приспособленным к её условиям, а в Африке Барт изначально и намеревался применить свой метод разминирования. Эти крысы хорошо размножаются в неволе. Они выносливы и устойчивы к болезням. Они хорошо обучаются и при этом обладают сравнительно большим сроком жизни, так что могут работать долго. И главное — у этих ночных животных просто превосходное обоняние.

После первых экспериментов в Бельгии, подтвердивших работоспособность идеи Барта, в 2000 году проект перебрался в Танзанию, в Морогоро (Morogoro), под крыло местного агропромышленного университета (Sokoine University of Agriculture), чьи специалисты взялись помогать «десанту» из Европы. Именно тут открылась «крысиная школа».

В неё зверьки поступают в возрасте пяти недель, когда их забирают у матери. Тут грызунов начинают знакомить с большим внешним миром: они привыкают к громким звукам техники, бегают по мокрой траве, их катают на грузовике, они знакомятся с новыми людьми и так далее.

Потом начинаются тренировки в полном соответствии с заветами великого Павлова. Сначала крыс учат связывать щелчок пальцами с получением угощения – банана или арахиса. Потом им предъявляют кусочки взрывчатки и другие предметы, связывая положительную реакцию на нужные запахи со щелчком.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

После того как в лаборатории крысы демонстрируют узнавание нужных «ароматов», тренировки переводят на воздух, где зверьки начинают знакомиться с тактикой противоминных работ.

Чтобы обнаружить мины на реальном минном поле, сначала сотрудники HeroRAT обращаются к специалистам-военным, которые отмечают границы опасной зоны и проделывают ряд узких проходов (вручную или при помощи техники). В конечном счёте поле стараются разбить на отдельные участки 5 х 20 метров, по границам которых могут спокойно проходить люди.

Два «крысиных тренера» становятся по разные стороны от прямоугольника и натягивают между собой струну, удерживая её около земли. По струне скользит кольцо, привязанное коротким поводком к шлейке, надеваемой на крысу.

Такое ограничение необходимо вовсе не для того, чтобы зверёк не убежал. Просто постепенное смещение троса гарантирует, что крыса не оставит без внимания ни одну пядь внутри отмеченного прямоугольника.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

Схема работы крысы-сапёра. Красным заштрихованы дорожки безопасности, расчищенные заранее (иллюстрация HeroRAT).

За один проход зверёк обрабатывает полоску шириной полметра. 40 перестановок струны — и участок обнюхан. Эти 100 квадратных метров крыса-герой обследуют всего за полчаса, что заметно быстрее, нежели тут работал бы человек. И безопаснее. Кстати, самим крысам ничего не грозит — они слишком легки, чтобы вызвать срабатывание противопехотной мины.

Если крыса унюхала взрывчатку, в этом месте она начинает скрести землю лапками. После достижения края участка маленький «нюхач» получает от человека кусочек банана или ещё что-нибудь вкусное, тренеры же тем временем отмечают мину флажком — потом её извлекут сапёры или дистанционно взорвут. Для большей уверенности работники HeroRAT иной раз пускают на тот же участок вторую крысу и сверяют их «показания».

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

В общем-то точно так же проходят и тренировки в «школе» HeroRAT, в ходе которых крысам-курсантам дают возможность обследовать смоделированное минное поле, в котором люди припрятали кусочки взрывчатки.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

В конце обучения, которое длится порядка одного года, крысам устраивают экзамены с прохождением нескольких фиктивных минных полей. Только самым смышлёным и чувствительным выпускникам доверяют реальное разминирование, остальные крысы могут найти работу в других проектах организации.

Например, для быстрого разминирования дорог специалисты HeroRAT придумали несколько иную технологию, которая пока только тестируется. Как известно, сапёры-люди могут эффективно очистить точно очерченную зону от мин, но проблема в том, чтобы сначала определить на многокилометровой дороге потенциально опасные участки. На это может уйти очень много времени.

TO GO WITH AFP STORY BY Otto Bakano -  A

HeroRAT отмечает, что удаление всех мин, оставленных где-либо на Земле после военных конфликтов, в случае традиционных методов обнаружения потребует 500 лет работ. И Африка тут – один из самых проблемных регионов мира, потому именно сюда направили свои стопы Уитдженс и его единомышленники

Удалённое детектирование (Remote Explosive Scent Tracing — REST) предусматривает следующую процедуру. Сначала военные специалисты обезвреживают тропки по краям дороги. По ним передвигаются команды HeroRAT и каждые 100 метров берут пробы воздуха при помощи специальных насосов и фильтров, задерживающих даже следовые количества взрывчатых веществ.

Эти пробы привозят в лабораторию, где обученные крысы обнюхивают фильтры и мгновенно указывают на те, что пахнут взрывчаткой. Так становится ясно — на какие участки трассы военные должны обратить особое внимание.

По сравнению с другими методами поиска мин крысиный оказывается не только самым быстрым, но ещё и самым дешёвым. Кстати, свою благородную работу APOPO ведёт исключительно на средства спонсоров, в числе которых — бельгийское правительство. Спасает затею и то, что в ней принимает участие немалое число подвижников-добровольцев.

vesyolie foto; zapilili.ru prikolnie kartinki; video; anekdoty; demotivator; studenti; zviozdy; shutki; flash igri; fotozhaba; запилили.ру

Успехи HeroRAT складываются из множества небольших эпизодов, зачастую вроде и незаметных, однако для тысяч людей — это настоящие поворотные точки в жизни.

Так нынешней осенью сотрудники HeroRAT обезвредили минное поле близ селения Pfukwe в Мозамбике. Опасный участок размером 50 х 100 метров был расположен крайне неудачно и мешал подвести линию электропередачи в целый район Mabalane, насчитывающий 10 тысяч жителей. Сотрудники национальной энергетической компании EDM попросту отказывались работать в данном месте.

PUBLISHED by catsmob.com

И, очевидно, электрики боялись не напрасно. Крысы обнаружили на поле 32 неразорвавшиеся противопехотные мины Gyata и ПМН, встреча с которыми человека обычно заканчивается гибелью, а в лучшем случае — потерей конечностей. Сразу же после разминирования электрики приступили к установке столбов для проводов.

Сейчас в Мозамбике на работах по разминированию трудятся свыше 30 хвостатых выпускников «школы сапёров Уитдженса». А первые операции по разминированию HeroRAT провели тут в 2003-м. Они были удачными.

PUBLISHED by catsmob.com

Крысы невелики, их проще прокормить, чем собак, и их легко транспортировать. При этом крысы из проекта HeroRAT ведут себя как ручные животные и с удовольствием гуляют со своими «учителями», исследуя новые места (фотографии HeroRAT).

Ныне HeroRAT постепенно распространяет деятельность на другие африканские страны — несколько государств выразили заинтересованность в маленьких мохнатых помощниках. И правда, в скольких странах Чёрного континента полыхали конфликты за последний десяток-другой лет?

Вторым направлением деятельности HeroRAT стали тесты на туберкулёз. Эксперименты, начавшиеся в 2004-м, показали, что гигантские африканские крысы при соответствующей тренировке прекрасно распознают туберкулёзные бактерии в образцах слюны, причём выполняют это намного быстрее, чем лабораторное оборудование, дешевле и даже точнее.

К примеру, в сентябре 2009-го крысы из проекта HeroRAT определили туберкулёз у 24 человек, ранее прошедших (без результата) стандартные тесты.

Вот такие «солонки» нередко используются для тренировок крыс в полевых условиях. Их зарывают в почву вместо мин… (фото HeroRAT)

Участники проекта HeroRAT отмечают, что такое определение заболевания на ранней стадии может послужить важным дополнением другим методам и что оно способно спасти миллионы жизней.

Тут огромную роль играет скорость, с которой крысы справляются с задачей. Один хвостатый «лаборант» может обнюхать 40 проб за 10 минут, точно отметив «проблемные». Человеку с медицинским оборудованием (микроскопом) на ту же работу требуется два дня.

Эту работу HeroRAT ведёт в самой Танзании, в том же Морогоро, в районах, где заболеваемость туберкулёзом довольно велика. Еженедельно крысы выявляют примерно 5-10 заболевших. Возможно, что именно вмешательство HeroRAT позволяет вовремя предоставить этим людям медицинскую помощь.

После всего этого посмеиваться над «героическим» названием проекта как-то не хочется. А ведь в конце 1990-х в Бельгии, когда Уитдженс излагал слушателям свои планы по привлечению крыс к поиску мин, над ним просто смеялись. Но он отвечал, что любит этих зверьков и докажет всем — грызунам можно поручить столь опасное дело.

…А это уже реальный крысиный «урожай» после обезвреживания (фото HeroRAT).

А вот какие сведения проходили в прошлом году:

Армия США заказала создание автоматизированной системы обучения крыс поиску взрывчатых веществ R.A.T.S.. Как сообщается в пресс-релизе Армии, созданием такой системы занимается компания Barron Associates совместно с учеными из Исследовательской лаборатории Армии США и армейскими инженерами из Вест-Пойнта. На первом этапе исследователям предстоит выяснить, можно ли научить крыс искать взрывчатые вещества и как это сделать.

Военные намерены научить крыс искать даже небольшие количества взрывчатки, зарытой в землю. С этой задачей отчасти справляются собаки, однако она нередко оказывается не по силам автоматическим электронным системам (особенно если речь идет о малых концентрациях веществ). Преимуществом использования крыс для решения подобного рода задач является дешевизна метода и простота транспортировки животных.

Как ожидается, расходы на обучение крыс саперному делу будут невысокими. Кроме того, масса взрослой крысы невысока, поэтому мины не срабатывают под их весов. Наконец, обученных крыс можно использовать и для поиска людей под завалами зданий.

По словам Уильяма Грессика (William Gressick), руководителя проекта R.A.T.S. в компании Barron Associates, в войсках крысы не заменят поисковых собак, натренированных на обнаружение взрывчатки. Грызуны должны будут увеличить возможности саперных отрядов при поиске самодельных взрывных устройств.

Впервые американские военные проявили интерес к использованию крыс для поиска взрывчатки в 2010 году. Тогда был проведен ряд консультаций с военными Танзании, уже несколько лет использующими гамбийских хомяковых крыс (Cricetomys gambianus) для обнаружения самодельных взрывчатых веществ. К недостаткам дрессированных грызунов танзанийские военные относят их малую производительность — за день крыса может обследовать только 84 квадратных метра территории.

[источники]

источники

http://www.membrana.ru/particle/840,

http://drugoi.livejournal.com/3819981.html

http://www.zoopicture.ru/krysy-sapery/,

http://ziza.qip.ru/2010/11/11/podgotovka_kryssaperov_v_tanzanii_i_moza…, http://news.israelinfo.ru/technology/35027

http://topwar.ru/17193-armiya-ssha-zaymetsya-obucheniem-krys-saperov.html

Давайте в продолжении темы напомню вам еще что нибудь интересного про животный мир: вот вам пожалуйста Самый редкий представитель кенгуровых, а вот великолепные Тенреки, или щетинистые ежи, и еще посмотрите, как греются Снежные обезьяны

Крысы-саперы | Сайт о домашних питомцах

Гражданские войны на африканском континенте оставили после себя сотни тысяч мин. Сегодня их обезвреживают крысы-саперы. Солнце еще только поднимается над горизонтом, а работа уже в самом разгаре.

Рональдиньо бежит вперед, смешно морща нос и топорща гусарской пышности усы. Неожиданно останавливается, принюхивается и начинает скрести землю лапками. Удача, мина обнаружена. Раздается щелчок -можно бежать за наградой. Банан уже появился в руке тренера. Рональдиньо — африканская хомяковая крыса (cricetomysgambianus). Он — профессиональный сапер.

Использовать крыс для поиска мин придумали в бельгийско-танзанийской исследовательской организации АПОПО, основанной в 1998 году при финансовой поддержке правительства Бельгии. Уже много лет на минных полях наравне с людьми трудятся собаки. Но крысы! Африканская хомя-ковая крыса (названная так из-за защечных сумок, в которых переносит еду) — ночное животное. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. На этом построена тренировка.

В возрасте пяти недель крысу начинают кормить со звуком щелчка. Позже привычный щелчок раздается лишь тогда, когда крыса обнаруживает запах взрывчатки. Тренировка длится от восьми месяцев до года. После этого крыса становится сертифицированным специалистом по разминированию. Она способна за метр унюхать и металлическую мину, и пластиковую, и гранату, и даже простой патрон.

Главная тренировочная база расположена на территории Сельскохозяйственного университета имени Эдварда Сокоине в городе Морогоро в Танзании, но основная работа ведется в соседнем Мозамбике. После 16 лет гражданской войны там осталось большое количество мин и неразорвавшихся снарядов. По оценкам газет и общественных организаций: от 500 тысяч до миллиона. Настоящее количество подсчитать невозможно.

В отличие от обитателей городских трущоб, живущих в неволе два-три года, африканская хомяковая крыса живет до восьми лет. До пенсионного возраста, который наступает в шесть-семь лет, крыса может успешно работать. Ее удивительный нюх и небольшой вес (от одного до полутора килограммов) делают работу маленького сапера эффективной.

Из Танзании в Мозамбик приезжают профессионалы, способные работать в «боевых» условиях. Но даже им требуются постоянные тренировки, чтобы не утратить свои навыки. В мо-замбикской деревне Чамане построен полигон для тренировок. Гектар земли разбит на квадраты 10×10 метров. На каждом закопано по две-три мины.

В реальных условиях для очистки такого участка саперу с металлоискателем требуется до трех дней. Сегодня команда из крысы и двух тренеров тратит не более получаса. Тренеры растягивают над участком трос, к которому цепляют поводок с крысой. Она бежит вперед и обнюхивает полосу шириной в полметра. Если ничего подозрительного не обнаружено, то добежавшую до конца участка крысу разворачивают обратно и начинают проверку следующей полосы.

Если крыса ведет себя нестандартно, волнуется, крутится на месте, роет землю — это сигнал, что мина здесь. На тренировке точно известно, где спрятана мина, и за хорошую работу вручают грызуну награду: арахис или кусочек банана. Во время настоящей работы их не награждают. Точное местонахождение мины неизвестно.

И стоит мохнатому саперу один раз ошибиться и получить за это награду, как животное начинает жульничать, подавая ложные сигналы. Команда выезжает на поле дважды в день: в 6.30 и в 16.00, чтобы избежать дневной жары. Ночные грызуны терпеть не могут яркое солнце — у них обгорают нежные розовые ушки, может даже развиться рак.

Поэтому перед выездом на поле чувствительные уши смазывают обычным кремом от загара. Каждая крыса трудится не больше часа в день (проверяя до 200 квадратных метров территории) при пятидневной рабочей неделе. «Кто не работает, тот не ест» — это закон.

Небольшая порция еды выдается за каждую найденную на учебном поле мину. Во время тренировки площадки постоянно меняются, чтобы ленивые грызуны не запоминали местоположение мин. Лишь по выходным и в плохую погоду крысам дают отдохнуть и кормят орехами, морковью, кукурузой, рыбой и иногда насекомыми. А после настоящей работы саперу полагается деликатес — яблоко или авокадо. Сейчас в АПОПО работают 35 лицензированных крыс и 50 сотрудников. Чтобы ускорить процесс поиска, пробуют новый способ работы: один человек — одна крыса.

Тренер удерживает животное на шнурке, прикрепленном к удочке. Конструкция напоминает живой металлоискатель. Крыса Фиби не хочется работать. Она останавливается, начинает вылизывать себя, пытается поймать жука или вовсе удрать с площадки. — Это потому, что сегодня понедельник, — защищает Фиби ее тренер Джаред Мкумбо. — В понедельник им всем тяжело работать. Слишком уж хорошо кормят в выходные. Животные отличаются по работоспособности. По статистике, из десяти тренируемых крыс семь успешно проходят испытания, а три — слишком медлительны, не могут сконцентрироваться.

Нерадивых работников оставляют для получения потомства. Профессионалам не до размножения — надо трудиться. Все, как у людей: или карьера, или личная жизнь. Как правило, крысы не устают от рутинной работы. В этом их преимущество перед собаками. Собака слишком радуется найденной мине и на некоторое время теряет способность работать. Да и найденную мину тут же нужно обезвреживать, чтобы не допустить взрыва. Крыса же не подвергается опасности и сохраняет сосредоточенность в работе.

Ее цель — заработать как можно больше орехов или бананов. Еще одно преимущество крыс — они не привязываются к одному хозяину. На базе АПОПО мохнатые работники живут комфортно. У них отдельные клетки с автопоилками. В каждой клетке напоминающий пустую тыкву глиняный шар — спальня. Во дворе огорожены игровые площадки, где можно прыгать и гоняться друг за другом после работы. Крысы-саперы ищут мины в Мозамбике с 2004 года, очищают подозрительные участки для строительства дорог. На задании им помогает бронированный экскаватор.

Вместо ковша приспособлен нож для резки кустов. Экскаватор очищает территорию от лишней растительности. Участок разбивают на квадраты, протягивают маркировочные шнуры, оставляют узкие дорожки для прохода. Каждый квадрат проверяют дважды: следом за первой крысой пускают вторую. Подозрительные места отмечают прищепками на маркировочных шнурах. В конце дня после проверки этих мест сапером с миноискателем найденные мины взрывают.

Министерство обороны Мозамбика предоставляет АПОПО свои склады для хранения взрывчатки. На этом поддержка заканчивается. — В Африке разминированием занимается не армия, а западные неправительственные организации. Армия только устанавливает мины, — говорит Лоренс Комбане, тренер-крысо-вод из Танзании. Он участвует в проекте с самого его начала. Первые опыты молодых танзанийских студентов и их бельгийских руководителей окружающие не воспринимали серьезно.

В Африке крыс традиционно считают или вредителями, или добавкой к скудному дневному рациону. — У всех способов поиска противопехотных мин есть недостатки, — говорит он. — Металлоискатели не отличат мину от ржавого гвоздя. Бульдозеры эффективны только на ровной поверхности. Собаки быстро устают, а если ошибаются — взлетают на воздух. Крысы — другое дело.

Эффективностью работы крыс-саперов заинтересовались в соседних странах. Организацию приглашают работать в Анголу и Конго. Сами же специалисты АПОПО продолжают исследования. Их крысы уже умеют диагностировать по образцам слюны серьезные инфекционные заболевания, такие как туберкулез. Кроме того, животных учат искать пострадавших под завалами обрушенных зданий после землетрясений.

Поделиться новостью:

Обязательно посмотрите и эти записи:

Запись имеет метки: Крысы-саперы
Перепечатка любых материалов сайта без активной ссылки запрещена!

Крысы-саперы — Альтернативный взгляд Salik.biz

Гражданские войны на африканском континенте оставили после себя сотни тысяч мин. Сегодня их обезвреживают крысы-саперы.

На фото: Крыса на удочке — живой миноискатель. Использование удочек удобнее, чем традиционное растягивание тросов.

Солнце еще только поднимается над горизонтом, а работа уже в самом разгаре. Рональдиньо бежит вперед, смешно морща нос и топорща гусарской пышности усы. Неожиданно останавливается, принюхивается и начинает скрести землю лапками. Удача, мина обнаружена. Раздается щелчок -можно бежать за наградой. Банан уже появился в руке тренера.

- Salik.biz

Рональдиньо — африканская хомяковая крыса (cricetomysgambianus). Он — профессиональный сапер.

Использовать крыс для поиска мин придумали в бельгийско-танзанийской исследовательской организации АПОПО, основанной в 1998 году при финансовой поддержке правительства Бельгии. Уже много лет на минных полях наравне с людьми трудятся собаки. Но крысы! Африканская хомя-ковая крыса (названная так из-за защечных сумок, в которых переносит еду) — ночное животное. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. На этом построена тренировка. В возрасте пяти недель крысу начинают кормить со звуком щелчка. Позже привычный щелчок раздается лишь тогда, когда крыса обнаруживает запах взрывчатки. Тренировка длится от восьми месяцев до года. После этого крыса становится сертифицированным специалистом по разминированию. Она способна за метр унюхать и металлическую мину, и пластиковую, и гранату, и даже простой патрон.


Главная тренировочная база расположена на территории Сельскохозяйственного университета имени Эдварда Сокоине в городе Морогоро в Танзании, но основная работа ведется в соседнем Мозамбике. После 16 лет гражданской войны там осталось большое количество мин и неразорвавшихся снарядов. По оценкам газет и общественных организаций: от 500 тысяч до миллиона. Настоящее количество подсчитать невозможно.

В отличие от обитателей городских трущоб, живущих в неволе два-три года, африканская хомяковая крыса живет до восьми лет. До пенсионного возраста, который наступает в шесть-семь лет, крыса может успешно работать. Ее удивительный нюх и небольшой вес (от одного до полутора килограммов) делают работу маленького сапера эффективной.

Из Танзании в Мозамбик приезжают профессионалы, способные работать в «боевых» условиях. Но даже им требуются постоянные тренировки, чтобы не утратить свои навыки. В мо-замбикской деревне Чамане построен полигон для тренировок. Гектар земли разбит на квадраты 10x10 метров. На каждом закопано по две-три мины. В реальных условиях для очистки такого участка саперу с металлоискателем требуется до трех дней. Сегодня команда из крысы и двух тренеров тратит не более получаса. Тренеры растягивают над участком трос, к которому цепляют поводок с крысой. Она бежит вперед и обнюхивает полосу шириной в полметра. Если ничего подозрительного не обнаружено, то добежавшую до конца участка крысу разворачивают обратно и начинают проверку следующей полосы. Если крыса ведет себя нестандартно, волнуется, крутится на месте, роет землю — это сигнал, что мина здесь.

На тренировке точно известно, где спрятана мина, и за хорошую работу вручают грызуну награду: арахис или кусочек банана. Во время настоящей работы их не награждают. Точное местонахождение мины неизвестно. И стоит мохнатому саперу один раз ошибиться и получить за это награду, как животное начинает жульничать, подавая ложные сигналы.

Команда выезжает на поле дважды в день: в 6.30 и в 16.00, чтобы избежать дневной жары. Ночные грызуны терпеть не могут яркое солнце — у них обгорают нежные розовые ушки, может даже развиться рак. Поэтому перед выездом на поле чувствительные уши смазывают обычным кремом от загара.
Каждая крыса трудится не больше часа в день (проверяя до 200 квадратных метров территории) при пятидневной рабочей неделе. «Кто не работает, тот не ест» — это закон. Небольшая порция еды выдается за каждую найденную на учебном поле мину. Во время тренировки площадки постоянно меняются, чтобы ленивые грызуны не запоминали местоположение мин.
Лишь по выходным и в плохую погоду крысам дают отдохнуть и кормят орехами, морковью, кукурузой, рыбой и иногда насекомыми. А после настоящей работы саперу полагается деликатес — яблоко или авокадо.

Сейчас в АПОПО работают 35 лицензированных крыс и 50 сотрудников. Чтобы ускорить процесс поиска, пробуют новый способ работы: один человек — одна крыса. Тренер удерживает животное на шнурке, прикрепленном к удочке. Конструкция напоминает живой металлоискатель.
Крыса Фиби не хочется работать. Она останавливается, начинает вылизывать себя, пытается поймать жука или вовсе удрать с площадки.

— Это потому, что сегодня понедельник, — защищает Фиби ее тренер Джаред Мкумбо. — В понедельник им всем тяжело работать. Слишком уж хорошо кормят в выходные.
Животные отличаются по работоспособности. По статистике, из десяти тренируемых крыс семь успешно проходят испытания, а три — слишком медлительны, не могут сконцентрироваться. Нерадивых работников оставляют для получения потомства. Профессионалам не до размножения — надо трудиться. Все, как у людей: или карьера, или личная жизнь.

Как правило, крысы не устают от рутинной работы. В этом их преимущество перед собаками. Собака слишком радуется найденной мине и на некоторое время теряет способность работать. Да и найденную мину тут же нужно обезвреживать, чтобы не допустить взрыва. Крыса же не подвергается опасности и сохраняет сосредоточенность в работе. Ее цель — заработать как можно больше орехов или бананов. Еще одно преимущество крыс — они не привязываются к одному хозяину.

На базе АПОПО мохнатые работники живут комфортно. У них отдельные клетки с автопоилками. В каждой клетке напоминающий пустую тыкву глиняный шар — спальня. Во дворе огорожены игровые площадки, где можно прыгать и гоняться друг за другом после работы.
Крысы-саперы ищут мины в Мозамбике с 2004 года, очищают подозрительные участки для строительства дорог. На задании им помогает бронированный экскаватор. Вместо ковша приспособлен нож для резки кустов. Экскаватор очищает территорию от лишней растительности. Участок разбивают на квадраты, протягивают маркировочные шнуры, оставляют узкие дорожки для прохода. Каждый квадрат проверяют дважды: следом за первой крысой пускают вторую. Подозрительные места отмечают прищепками на маркировочных шнурах. В конце дня после проверки этих мест сапером с миноискателем найденные мины взрывают.
Министерство обороны Мозамбика предоставляет АПОПО свои склады для хранения взрывчатки. На этом поддержка заканчивается.

— В Африке разминированием занимается не армия, а западные неправительственные организации. Армия только устанавливает мины, — говорит Лоренс Комбане, тренер-крысо-вод из Танзании. Он участвует в проекте с самого его начала. Первые опыты молодых танзанийских студентов и их бельгийских руководителей окружающие не воспринимали серьезно. В Африке крыс традиционно считают или вредителями, или добавкой к скудному дневному рациону.

— У всех способов поиска противопехотных мин есть недостатки, — говорит он. — Металлоискатели не отличат мину от ржавого гвоздя. Бульдозеры эффективны только на ровной поверхности. Собаки быстро устают, а если ошибаются — взлетают на воздух. Крысы — другое дело.
Эффективностью работы крыс-саперов заинтересовались в соседних странах. Организацию приглашают работать в Анголу и Конго. Сами же специалисты АПОПО продолжают исследования. Их крысы уже умеют диагностировать по образцам слюны серьезные инфекционные заболевания, такие как туберкулез. Кроме того, животных учат искать пострадавших под завалами обрушенных зданий после землетрясений.

Источник: «GEO» Ноябрь 2008.


Крысы — саперы

0_e2ae9_ba5b047_orig

Солнце еще только поднимается над горизонтом, а работа уже в самом разгаре. Рональдиньо бежит вперед, смешно морща нос и топорща гусарской пышности усы. Неожиданно останавливается, принюхивается и начинает скрести землю лапками. Удача, мина обнаружена. Раздается щелчок — можно бежать за наградой. Банан уже появился в руке тренера. Рональдиньо — африканская хомяковая крыса (cricetomysgambianus). Он — профессиональный сапер.

Использовать крыс для поиска мин придумали в бельгийско-танзанийской исследовательской организации «АРОРО», основанной в 1998 году при финансовой поддержке правительства Бельгии. Уже много лет на минных полях наравне с людьми трудятся собаки. Но крысы!

Африканская хомячковая крыса (названная так из-за защечных сумок, в которых переносит еду) — ночное животное. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. На этом и построена тренировка.

0_e2aed_a24f5307_orig

В возрасте пяти недель крысу начинают кормить со звуком щелчка. Позже привычный щелчок раздается лишь тогда, когда крыса обнаруживает запах взрывчатки. Тренировка длится от восьми месяцев до года. После этого крыса становится сертифицированным специалистом по разминированию. Она способна за метр унюхать и металлическую мину, и пластиковую, и гранату, и даже простой патрон.

Главная тренировочная база расположена на территории Сельскохозяйственного университета имени Эдварда Сокоине в городе Морогоро в Танзании, но основная работа ведется в соседнем Мозамбике. После 16 лет гражданской войны там осталось большое количество мин и неразорвавшихся снарядов. По оценкам газет и общественных организаций: от 500 тысяч до миллиона. Настоящее количество подсчитать невозможно.

0_e2aea_3e571569_orig

В отличие от обитателей городских трущоб, живущих в неволе два-три года, африканская хомяковая крыса живет до восьми лет. До пенсионного возраста, который наступает в шесть-семь лет, крыса может успешно работать. Ее удивительный нюх и небольшой вес (от одного до полутора килограммов) делают работу маленького сапера эффективной.

Из Танзании в Мозамбик приезжают профессионалы, способные работать в «боевых» условиях. Но даже им требуются постоянные тренировки, чтобы не утратить свои навыки. В мозамбикской деревне Чамане построен полигон для тренировок. Гектар земли разбит на квадраты 10×10 метров. На каждом закопано по две-три мины.

 0_e2aeb_8333f50d_orig

Число мин столь велико, что надеяться только на сапёров-людей – значит ждать ещё многие годы, прежде чем немалые участки земли снова можно будет отдать под сельское хозяйство или иное использование. Крысы-сапёры – несколько неожиданный, но, как показало развитие этого проекта, прекрасный выход из положения (фото HeroRAT)

В реальных условиях для очистки такого участка саперу с металлоискателем требуется до трех дней. Сегодня команда из крысы и двух тренеров тратит не более получаса. Тренеры растягивают над участком трос, к которому цепляют поводок с крысой. Она бежит вперед и обнюхивает полосу шириной в полметра. Если ничего подозрительного не обнаружено, то добежавшую до конца участка крысу разворачивают обратно и начинают проверку следующей полосы.

Если крыса ведет себя нестандартно, волнуется, крутится на месте, роет землю-это сигнал что мина здесь. На тренировке точно известно, где спрятана мина, и за хорошую работу вручают грызуну награду: арахис или кусочек банана. Во время настоящей работы их не награждают. Точное местонахождение мины неизвестно. И стоит мохнатому саперу один раз ошибиться и получить за это награду, как животное начинает жульничать, подавая ложные сигналы.

0_e2aec_71810132_orig

Команда выезжает на поле дважды в день: в 6.30 и в 16.00, чтобы избежать дневной жары. Ночные грызуны терпеть не могут яркое солнце — у них обгорают нежные розовые ушки, может даже развиться рак. Поэтому перед выездом на поле чувствительные уши смазывают обычным кремом от загара. Каждая крыса трудится не больше часа в день (проверяя до 200 квадратных метров территории) при пятидневной рабочей неделе. «Кто не работает, тот не ест» — это закон!

Небольшая порция еды выдается за каждую найденную на учебном поле мину. Во время тренировки площадки постоянно меняются, чтобы ленивые грызуны не запоминали местоположение мин. Лишь по выходным и в плохую погоду крысам дают отдохнуть и кормят орехами, морковью, кукурузой, рыбой и иногда насекомыми. А после настоящей работы саперу полагается деликатес — яблоко или авокадо. Сейчас в «АРОРО» работают 35 лицензированных крыс и 50 сотрудников. Чтобы ускорить процесс поиска, пробуют новый способ работы: один человек-одна крыса.

 0_e2aee_34e0fe1e_orig

Тренер удерживает животное на шнурке, прикрепленном к удочке. Конструкция напоминает живой металлоискатель. Крысу Фиби не хочется работать. Он останавливается, начинает вылизывать себя, пытается поймать жука или вовсе удрать с площадки. Это потому, что сегодня понедельник, — защищает Фиби его тренер Джаред Мкумбо. В понедельник им всем тяжело работать. Слишком уж хорошо кормят в выходные.

Животные отличаются по работоспособности. По статистике, из десяти тренируемых крыс семь успешно проходят испытания, а три — слишком медлительны, не могут сконцентрироваться. Нерадивых работников оставляют для получения потомства. Профессионалам не до размножения — надо трудиться. Все, как у людей: или карьера, или личная жизнь. Как правило, крысы не устают от рутинной работы. В этом их преимущество перед собаками. Собака слишком радуется найденной мине и на некоторое время теряет способность работать. Да и найденную мину тут же нужно обезвреживать, чтобы не допустить взрыва. Крыса же не подвергается опасности и сохраняет сосредоточенность в работе. Ее цель — заработать как можно больше орехов или бананов.

0_e2af1_81c00744_orig

Еще одно преимущество крыс — они не привязываются к одному хозяину. На базе «АРОРО» мохнатые работники живут комфортно. У них отдельные клетки с автопоилками. В каждой клетке напоминающий пустую тыкву глиняный шар-спальня. Во дворе огорожены игровые площадки, где можно прыгать и гоняться друг за другом после работы. Крысы-саперы ищут мины в Мозамбике с 2004 года, очищают подозрительные участки для строительства дорог. На задании им помогает бронированный экскаватор.

Вместо ковша приспособлен нож для резки кустов. Экскаватор очищает территорию от лишней растительности. Участок разбивают на квадраты, протягивают маркировочные шнуры, оставляют узкие дорожки для прохода. Каждый квадрат проверяют дважды: следом за первой крысой пускают вторую. Подозрительные места отмечают прищепками на маркировочных шнурах. В конце дня, после проверки этих мест сапером с миноискателем, найденные мины взрывают.

0_e2af0_57459182_orig

Министерство обороны Мозамбика предоставляет «АРОРО» свои склады для хранения взрывчатки. На этом поддержка заканчивается. В Африке разминированием занимается не армия, а западные неправительственные организации. Армия только устанавливает мины, — говорит Лоренс Комбане, тренер-крысовод из Танзании. Он участвует в проекте с самого его начала. Первые опыты молодых танзанийских студентов и их бельгийских руководителей окружающие не воспринимали серьезно.

В Африке крыс традиционно считают или вредителями, или добавкой к скудному дневному рациону. — У всех способов поиска противопехотных мин есть недостатки, говорит он. Металлоискатели не отличат мину от ржавого гвоздя. Бульдозеры эффективны только на ровной поверхности. Собаки быстро устают, а если ошибаются — взлетают на воздух. Крысы — другое дело.

0_e2aef_bb93c769_orig

Эффективностью работы крыс-саперов заинтересовались и в соседних странах. Организацию приглашают работать в Анголу и Конго. Сами же специалисты «АРОРО» продолжают исследования. Их крысы уже умеют диагностировать по образцам слюны серьезные инфекционные заболевания, такие как туберкулез. Кроме того, животных учат искать пострадавших под завалами обрушенных зданий после землетрясений.

Изобретательные бельгийцы нашли и оригинальный способ финансирования своих «крысиных школ»: зайдя на интернет-сайт организации, каждый сочувствующий может «усыновить» одну из крысок, оплатив ее содержание и обучение в лаборатории. В обмен «AРОРО» присылает «приемным родителям» регулярные сообщения об успехах и достижениях их питомицы. В сентябре этого года организация получила миллионный грант на свою многообещающую работу.

 0_e2adc_cb0adef_orig

Основал APOPO в 1998 году Барт Уитдженс (Bart Weetjens), впечатлённый ужасающей статистикой смертей от мин, доставшихся многим странам в наследство от вооружённых конфликтов конца века.

В развивающихся странах Африки, к примеру, специалистов по разминированию должного уровня не так уж много, а время их стоит достаточно дорого. Применение же, допустим, тренированных собак — тоже дорогое удовольствие, если обследовать нужно не аэропорты или магазины, а огромные открытые территории.

0_e2add_250dab3e_orig 0_e2ade_28ec07b7_orig 0_e2af2_dd4d39d2_orig

Свою работу в Африке Уитдженс начал ещё до проекта HeroRAT: Барт помогал в поставках африканцам протезов ног. Тогда-то он и узнал, сколь велики масштабы бедствия: примерно каждые 20 минут где-то в Африке человек подрывается на мине. Бельгиец понял, что при таком размахе заминированных полей на всех не напасёшься ни собак-ищеек, ни металлоискателей, к тому же некоторые мины – пластмассовые (фото HeroRAT).

 0_e2adf_77a9313e_orig (1)

Тут-то Уитдженс вспомнил про способности крыс. В детстве он держал грызунов в качестве домашних животных и успел попросту полюбить их. Крысы сообразительны, отлично чуют запахи и в качестве «массовой» армии сапёров могут обойтись совсем недорого.

Поиск по научным публикациям подтвердил догадки бельгийца: ещё в 1970-х американские учёные установили, что лабораторные крысы способны различить запах взрывчатых веществ. Но каких-то особых последствий это открытие не возымело. Потому Барт решил начать собственные опыты.

В подборе кандидатов на лучших искателей мин и в натурных экспериментах Барту помогали биологи из университета Антверпена (Universiteit Antwerpen), сыгравшие большую роль и в организации всего проекта. В результате на роль сапёров определили гигантских африканских (гамбийских) сумчатых крыс (Cricetomys gambianus).

0_e2ae0_15c93172_orig

Гамбийские сумчатые крысы являются местным для значительной части Африки видом, хорошо приспособленным к её условиям, а в Африке Барт изначально и намеревался применить свой метод разминирования. Эти крысы хорошо размножаются в неволе. Они выносливы и устойчивы к болезням. Они хорошо обучаются и при этом обладают сравнительно большим сроком жизни, так что могут работать долго. И главное — у этих ночных животных просто превосходное обоняние.

После первых экспериментов в Бельгии, подтвердивших работоспособность идеи Барта, в 2000 году проект перебрался в Танзанию, в Морогоро (Morogoro), под крыло местного агропромышленного университета (Sokoine University of Agriculture), чьи специалисты взялись помогать «десанту» из Европы. Именно тут открылась «крысиная школа».

В неё зверьки поступают в возрасте пяти недель, когда их забирают у матери. Тут грызунов начинают знакомить с большим внешним миром: они привыкают к громким звукам техники, бегают по мокрой траве, их катают на грузовике, они знакомятся с новыми людьми и так далее.

Потом начинаются тренировки в полном соответствии с заветами великого Павлова. Сначала крыс учат связывать щелчок пальцами с получением угощения – банана или арахиса. Потом им предъявляют кусочки взрывчатки и другие предметы, связывая положительную реакцию на нужные запахи со щелчком.

 0_e2ae1_f51eac0b_orig

После того как в лаборатории крысы демонстрируют узнавание нужных «ароматов», тренировки переводят на воздух, где зверьки начинают знакомиться с тактикой противоминных работ.

Чтобы обнаружить мины на реальном минном поле, сначала сотрудники HeroRAT обращаются к специалистам-военным, которые отмечают границы опасной зоны и проделывают ряд узких проходов (вручную или при помощи техники). В конечном счёте поле стараются разбить на отдельные участки 5 х 20 метров, по границам которых могут спокойно проходить люди.

Два «крысиных тренера» становятся по разные стороны от прямоугольника и натягивают между собой струну, удерживая её около земли. По струне скользит кольцо, привязанное коротким поводком к шлейке, надеваемой на крысу.

Такое ограничение необходимо вовсе не для того, чтобы зверёк не убежал. Просто постепенное смещение троса гарантирует, что крыса не оставит без внимания ни одну пядь внутри отмеченного прямоугольника.

0_e2ae2_90579a48_orig 0_e2af3_4a2dd343_orig

Схема работы крысы-сапёра. Красным заштрихованы дорожки безопасности, расчищенные заранее (иллюстрация HeroRAT).

За один проход зверёк обрабатывает полоску шириной полметра. 40 перестановок струны — и участок обнюхан. Эти 100 квадратных метров крыса-герой обследуют всего за полчаса, что заметно быстрее, нежели тут работал бы человек. И безопаснее. Кстати, самим крысам ничего не грозит — они слишком легки, чтобы вызвать срабатывание противопехотной мины.

Если крыса унюхала взрывчатку, в этом месте она начинает скрести землю лапками. После достижения края участка маленький «нюхач» получает от человека кусочек банана или ещё что-нибудь вкусное, тренеры же тем временем отмечают мину флажком — потом её извлекут сапёры или дистанционно взорвут. Для большей уверенности работники HeroRAT иной раз пускают на тот же участок вторую крысу и сверяют их «показания».

 0_e2ae3_2f12e73d_orig

В общем-то точно так же проходят и тренировки в «школе» HeroRAT, в ходе которых крысам-курсантам дают возможность обследовать смоделированное минное поле, в котором люди припрятали кусочки взрывчатки.

0_e2ae4_8bc7eaf4_orig

В конце обучения, которое длится порядка одного года, крысам устраивают экзамены с прохождением нескольких фиктивных минных полей. Только самым смышлёным и чувствительным выпускникам доверяют реальное разминирование, остальные крысы могут найти работу в других проектах организации.

Например, для быстрого разминирования дорог специалисты HeroRAT придумали несколько иную технологию, которая пока только тестируется. Как известно, сапёры-люди могут эффективно очистить точно очерченную зону от мин, но проблема в том, чтобы сначала определить на многокилометровой дороге потенциально опасные участки. На это может уйти очень много времени.

 0_e2ae5_a25e2799_orig

HeroRAT отмечает, что удаление всех мин, оставленных где-либо на Земле после военных конфликтов, в случае традиционных методов обнаружения потребует 500 лет работ. И Африка тут – один из самых проблемных регионов мира, потому именно сюда направили свои стопы Уитдженс и его единомышленники

Удалённое детектирование (Remote Explosive Scent Tracing — REST) предусматривает следующую процедуру. Сначала военные специалисты обезвреживают тропки по краям дороги. По ним передвигаются команды HeroRAT и каждые 100 метров берут пробы воздуха при помощи специальных насосов и фильтров, задерживающих даже следовые количества взрывчатых веществ.

Эти пробы привозят в лабораторию, где обученные крысы обнюхивают фильтры и мгновенно указывают на те, что пахнут взрывчаткой. Так становится ясно — на какие участки трассы военные должны обратить особое внимание.

По сравнению с другими методами поиска мин крысиный оказывается не только самым быстрым, но ещё и самым дешёвым. Кстати, свою благородную работу APOPO ведёт исключительно на средства спонсоров, в числе которых — бельгийское правительство. Спасает затею и то, что в ней принимает участие немалое число подвижников-добровольцев.

 0_e2ae6_3f644745_orig

Успехи HeroRAT складываются из множества небольших эпизодов, зачастую вроде и незаметных, однако для тысяч людей — это настоящие поворотные точки в жизни.

Так нынешней осенью сотрудники HeroRAT обезвредили минное поле близ селения Pfukwe в Мозамбике. Опасный участок размером 50 х 100 метров был расположен крайне неудачно и мешал подвести линию электропередачи в целый район Mabalane, насчитывающий 10 тысяч жителей. Сотрудники национальной энергетической компании EDM попросту отказывались работать в данном месте.

 0_e2ae7_1381d134_orig

И, очевидно, электрики боялись не напрасно. Крысы обнаружили на поле 32 неразорвавшиеся противопехотные мины Gyata и ПМН, встреча с которыми человека обычно заканчивается гибелью, а в лучшем случае — потерей конечностей. Сразу же после разминирования электрики приступили к установке столбов для проводов.

Сейчас в Мозамбике на работах по разминированию трудятся свыше 30 хвостатых выпускников «школы сапёров Уитдженса». А первые операции по разминированию HeroRAT провели тут в 2003-м. Они были удачными.

Ныне HeroRAT постепенно распространяет деятельность на другие африканские страны — несколько государств выразили заинтересованность в маленьких мохнатых помощниках. И правда, в скольких странах Чёрного континента полыхали конфликты за последний десяток-другой лет?

Вторым направлением деятельности HeroRAT стали тесты на туберкулёз. Эксперименты, начавшиеся в 2004-м, показали, что гигантские африканские крысы при соответствующей тренировке прекрасно распознают туберкулёзные бактерии в образцах слюны, причём выполняют это намного быстрее, чем лабораторное оборудование, дешевле и даже точнее.

К примеру, в сентябре 2009-го крысы из проекта HeroRAT определили туберкулёз у 24 человек, ранее прошедших (без результата) стандартные тесты.

0_e2af4_2c4484e2_orig

Участники проекта HeroRAT отмечают, что такое определение заболевания на ранней стадии может послужить важным дополнением другим методам и что оно способно спасти миллионы жизней.

Тут огромную роль играет скорость, с которой крысы справляются с задачей. Один хвостатый «лаборант» может обнюхать 40 проб за 10 минут, точно отметив «проблемные». Человеку с медицинским оборудованием (микроскопом) на ту же работу требуется два дня.

Эту работу HeroRAT ведёт в самой Танзании, в том же Морогоро, в районах, где заболеваемость туберкулёзом довольно велика. Еженедельно крысы выявляют примерно 5-10 заболевших. Возможно, что именно вмешательство HeroRAT позволяет вовремя предоставить этим людям медицинскую помощь.

После всего этого посмеиваться над «героическим» названием проекта как-то не хочется. А ведь в конце 1990-х в Бельгии, когда Уитдженс излагал слушателям свои планы по привлечению крыс к поиску мин, над ним просто смеялись. Но он отвечал, что любит этих зверьков и докажет всем — грызунам можно поручить столь опасное дело.

 0_e2af5_8fed3f67_orig

…А это уже реальный крысиный «урожай» после обезвреживания (фото HeroRAT).

А вот какие сведения проходили в прошлом году:

Армия США заказала создание автоматизированной системы обучения крыс поиску взрывчатых веществ R.A.T.S.. Как сообщается в пресс-релизе Армии, созданием такой системы занимается компания Barron Associates совместно с учеными из Исследовательской лаборатории Армии США и армейскими инженерами из Вест-Пойнта. На первом этапе исследователям предстоит выяснить, можно ли научить крыс искать взрывчатые вещества и как это сделать.

Военные намерены научить крыс искать даже небольшие количества взрывчатки, зарытой в землю. С этой задачей отчасти справляются собаки, однако она нередко оказывается не по силам автоматическим электронным системам (особенно если речь идет о малых концентрациях веществ). Преимуществом использования крыс для решения подобного рода задач является дешевизна метода и простота транспортировки животных.

Как ожидается, расходы на обучение крыс саперному делу будут невысокими. Кроме того, масса взрослой крысы невысока, поэтому мины не срабатывают под их весов. Наконец, обученных крыс можно использовать и для поиска людей под завалами зданий.

По словам Уильяма Грессика (William Gressick), руководителя проекта R.A.T.S. в компании Barron Associates, в войсках крысы не заменят поисковых собак, натренированных на обнаружение взрывчатки. Грызуны должны будут увеличить возможности саперных отрядов при поиске самодельных взрывных устройств.

Впервые американские военные проявили интерес к использованию крыс для поиска взрывчатки в 2010 году. Тогда был проведен ряд консультаций с военными Танзании, уже несколько лет использующими гамбийских хомяковых крыс (Cricetomys gambianus) для обнаружения самодельных взрывчатых веществ. К недостаткам дрессированных грызунов танзанийские военные относят их малую производительность — за день крыса может обследовать только 84 квадратных метра территории.

источник

Крысы-саперы и еще девять необычных животных на службе в армии | Фото | Общество

Животных в военных целях применяли тысячи лет. И продолжают применять, несмотря на все возрастающую механизацию и компьютеризацию вооруженных сил. Разминирование мин, шпионаж, боевые действия. Для всх этих целей армии мира используют животных. И не привычных всем собак и лошадей, а дельфинов, морских львов и даже пчел. АиФ.ru собрал в своей галерее десять самых необычных животных, которые служат человеку в военных целях.

Гражданские войны в Африке оставили после себя сотни тысяч мин. Вот в Танзании и решили в качестве саперов приспособить крыс. Эти грызуны, благодаря небольшому весу, развитому интеллекту и отличному обонянию, отлично справляются со своей работой. Для поиска мин используют африканскую хомяковую крысу. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. По некоторым данным, саперу с металлоискателем потребуется до трех дней, чтобы очистить гектар земли от мин, крысы же управляются с этим за полчаса. Гражданские войны в Африке оставили после себя сотни тысяч мин. Вот в Танзании и решили в качестве саперов приспособить крыс. Эти грызуны, благодаря небольшому весу, развитому интеллекту и отличному обонянию, отлично справляются со своей работой. Для поиска мин используют африканскую хомяковую крысу. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. По некоторым данным, саперу с металлоискателем потребуется до трех дней, чтобы очистить гектар земли от мин, крысы же управляются с этим за полчаса. Идея о привлечении дельфинов на вооружение впервые возникла в нашей стране. В далеком 1915 году. Подхватили ее уже американцы во время войны со Вьетнамом. Дельфины использовались для патрулирования военно-морских баз США. Их старались научить находить противокорабельные мины и вражеских десантников. Идея о привлечении дельфинов на вооружение впервые возникла в нашей стране. В далеком 1915 году. Подхватили ее уже американцы во время войны со Вьетнамом. Дельфины использовались для патрулирования военно-морских баз США. Их старались научить находить противокорабельные мины и вражеских десантников. Первым предложил использовать животных в военных целях знаменитый русский дрессировщик Владимир Дуров. Он же подготовил первых боевых сивучей - морских львов - 20 штук. Опыт дрессировщика оказался востребованным в 70-е годы XX века, когда в СССР были созданы несколько центров подготовки зверей-подводников – под Севастополем, во Владивостоке, Мурманске, Батуми и Клайпеде. Несколько десятков сивучей приобретали боевой опыт в акваториях Эфиопии, Анголы и Вьетнама - защищали эти страны от диверсантов, устанавливающих мины на корабли. Первым предложил использовать животных в военных целях знаменитый русский дрессировщик Владимир Дуров. Он же подготовил первых боевых сивучей - морских львов - 20 штук. Опыт дрессировщика оказался востребованным в 70-е годы XX века, когда в СССР были созданы несколько центров подготовки зверей-подводников – под Севастополем, во Владивостоке, Мурманске, Батуми и Клайпеде. Несколько десятков сивучей приобретали боевой опыт в акваториях Эфиопии, Анголы и Вьетнама - защищали эти страны от диверсантов, устанавливающих мины на корабли. Арабские и берберские племена ещё за 1 000 лет до нашей эры использовали верблюдов не только для переброски пехоты и грузов, но и в бою. Обычно на верблюде находилось два воина: погонщик с длинным копьём и лучник. Для ведения боевых действий со временем была выведена быстрая малогабаритная порода верблюдов, на которых размещался один всадник. Во времена крестовых походов смешанные с конницей верблюды позволяли арабам выдерживать атаки европейской тяжёлой кавалерии. Арабские и берберские племена ещё за 1 000 лет до нашей эры использовали верблюдов не только для переброски пехоты и грузов, но и в бою. Обычно на верблюде находилось два воина: погонщик с длинным копьём и лучник. Для ведения боевых действий со временем была выведена быстрая малогабаритная порода верблюдов, на которых размещался один всадник. Во времена крестовых походов смешанные с конницей верблюды позволяли арабам выдерживать атаки европейской тяжёлой кавалерии. В 1960-х годах ЦРУ развивало проект «Акустическая кошка». Один из сотрудников предложил вживить кошкам микрофоны и миниатюрные радиопередатчики. Потом котов-шпионов планировали запустить в советские посольства за рубежом. Программа разрабатывалась в течение пяти лет. В 1960-х годах ЦРУ развивало проект «Акустическая кошка». Один из сотрудников предложил вживить кошкам микрофоны и миниатюрные радиопередатчики. Потом котов-шпионов планировали запустить в советские посольства за рубежом. Программа разрабатывалась в течение пяти лет. В США ведутся работы по дрессировке акул. Специалисты стремятся научить хищников нападать на противника по воле человека. Сложность в том, что акулы хоть и прирожденные охотники, но повинуются инстинктам, потому крайне тяжело заставить животное напасть на человека. Но специалисты из американского Управления перспективных исследовательских проектов в области обороны (DARPA) уже научились управлять акулами, правда, пока хищники повинуются дрессировщику не в открытом море, а в бассейне. В США ведутся работы по дрессировке акул. Специалисты стремятся научить хищников нападать на противника по воле человека. Сложность в том, что акулы хоть и прирожденные охотники, но повинуются инстинктам, потому крайне тяжело заставить животное напасть на человека. Но специалисты из американского Управления перспективных исследовательских проектов в области обороны (DARPA) уже научились управлять акулами, правда, пока хищники повинуются дрессировщику не в открытом море, а в бассейне. По некоторым данным, на создание компактного прибора для обнаружения взрывчатых веществ Пентагон потратил 25 миллионов долларов и четыре года работы. В итоге с помощью ученых из Великобритании удалось создать прибор, который способен распознавать взрывчатые вещества. Что примечательно, главный рабочий элемент в нем – пчела. Именно она обеспечивает особое обонятельное распознавание. По некоторым данным, на создание компактного прибора для обнаружения взрывчатых веществ Пентагон потратил 25 миллионов долларов и четыре года работы. В итоге с помощью ученых из Великобритании удалось создать прибор, который способен распознавать взрывчатые вещества. Что примечательно, главный рабочий элемент в нем – пчела. Именно она обеспечивает особое обонятельное распознавание. Во времена, когда еще не существовала беспроводная связь, а почта медленно передвигалась на спинах лошадей, почтовые голуби были незаменимы. В течение веков люди писали письма на клочке тонкой бумаги и доверяли их голубям – эта история восходит к временам Персидской империи. Почтовые голуби были широко распространены во время Первой мировой войны и считались более надежными, чем телеграммы. Во времена, когда еще не существовала беспроводная связь, а почта медленно передвигалась на спинах лошадей, почтовые голуби были незаменимы. В течение веков люди писали письма на клочке тонкой бумаги и доверяли их голубям – эта история восходит к временам Персидской империи. Почтовые голуби были широко распространены во время Первой мировой войны и считались более надежными, чем телеграммы. После бомбардировки Пёрл-Харбора стоматолога по имени Литл С. Адамс осенила идея. Он предложил привязывать зажигательные бомбы к летучим мышам и разбрасывать мышей над японскими городами. Специально для этих целей даже была разработана самая маленькая (17 граммов) авиационная бомба в истории. После бомбардировки Пёрл-Харбора стоматолога по имени Литл С. Адамс осенила идея. Он предложил привязывать зажигательные бомбы к летучим мышам и разбрасывать мышей над японскими городами. Специально для этих целей даже была разработана самая маленькая (17 граммов) авиационная бомба в истории. Есть информация, что в США также готовят насекомых для службы в армии. Вот только тренируют их не для обороны, а для нападения. Ученые пытаются превратить насекомых в радиоуправляемые «бомбардировщики». Поговаривают, что американцы уже провели успешные полетные испытания. Для экспериментов ученые подобрали крупных насекомых - от 7 до 20 сантиметров. Сейчас исследователи работают с бабочками и со стрекозами. Есть информация, что в США также готовят насекомых для службы в армии. Вот только тренируют их не для обороны, а для нападения. Ученые пытаются превратить насекомых в радиоуправляемые «бомбардировщики». Поговаривают, что американцы уже провели успешные полетные испытания. Для экспериментов ученые подобрали крупных насекомых - от 7 до 20 сантиметров. Сейчас исследователи работают с бабочками и со стрекозами. Гражданские войны в Африке оставили после себя сотни тысяч мин. Вот в Танзании и решили в качестве саперов приспособить крыс. Эти грызуны, благодаря небольшому весу, развитому интеллекту и отличному обонянию, отлично справляются со своей работой. Для поиска мин используют африканскую хомяковую крысу. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. По некоторым данным, саперу с металлоискателем потребуется до трех дней, чтобы очистить гектар земли от мин, крысы же управляются с этим за полчаса. Гражданские войны в Африке оставили после себя сотни тысяч мин. Вот в Танзании и решили в качестве саперов приспособить крыс. Эти грызуны, благодаря небольшому весу, развитому интеллекту и отличному обонянию, отлично справляются со своей работой. Для поиска мин используют африканскую хомяковую крысу. Она слабо видит, зато прекрасно слышит и различает запахи. По некоторым данным, саперу с металлоискателем потребуется до трех дней, чтобы очистить гектар земли от мин, крысы же управляются с этим за полчаса. Идея о привлечении дельфинов на вооружение впервые возникла в нашей стране. В далеком 1915 году. Подхватили ее уже американцы во время войны со Вьетнамом. Дельфины использовались для патрулирования военно-морских баз США. Их старались научить находить противокорабельные мины и вражеских десантников. Идея о привлечении дельфинов на вооружение впервые возникла в нашей стране. В далеком 1915 году. Подхватили ее уже американцы во время войны со Вьетнамом. Дельфины использовались для патрулирования военно-морских баз США. Их старались научить находить противокорабельные мины и вражеских десантников. Первым предложил использовать животных в военных целях знаменитый русский дрессировщик Владимир Дуров. Он же подготовил первых боевых сивучей - морских львов - 20 штук. Опыт дрессировщика оказался востребованным в 70-е годы XX века, когда в СССР были созданы несколько центров подготовки зверей-подводников – под Севастополем, во Владивостоке, Мурманске, Батуми и Клайпеде. Несколько десятков сивучей приобретали боевой опыт в акваториях Эфиопии, Анголы и Вьетнама - защищали эти страны от диверсантов, устанавливающих мины на корабли. Первым предложил использовать животных в военных целях знаменитый русский дрессировщик Владимир Дуров. Он же подготовил первых боевых сивучей - морских львов - 20 штук. Опыт дрессировщика оказался востребованным в 70-е годы XX века, когда в СССР были созданы несколько центров подготовки зверей-подводников – под Севастополем, во Владивостоке, Мурманске, Батуми и Клайпеде. Несколько десятков сивучей приобретали боевой опыт в акваториях Эфиопии, Анголы и Вьетнама - защищали эти страны от диверсантов, устанавливающих мины на корабли. Арабские и берберские племена ещё за 1 000 лет до нашей эры использовали верблюдов не только для переброски пехоты и грузов, но и в бою. Обычно на верблюде находилось два воина: погонщик с длинным копьём и лучник. Для ведения боевых действий со временем была выведена быстрая малогабаритная порода верблюдов, на которых размещался один всадник. Во времена крестовых походов смешанные с конницей верблюды позволяли арабам выдерживать атаки европейской тяжёлой кавалерии. Арабские и берберские племена ещё за 1 000 лет до нашей эры использовали верблюдов не только для переброски пехоты и грузов, но и в бою. Обычно на верблюде находилось два воина: погонщик с длинным копьём и лучник. Для ведения боевых действий со временем была выведена быстрая малогабаритная порода верблюдов, на которых размещался один всадник. Во времена крестовых походов смешанные с конницей верблюды позволяли арабам выдерживать атаки европейской тяжёлой кавалерии. В 1960-х годах ЦРУ развивало проект «Акустическая кошка». Один из сотрудников предложил вживить кошкам микрофоны и миниатюрные радиопередатчики. Потом котов-шпионов планировали запустить в советские посольства за рубежом. Программа разрабатывалась в течение пяти лет. В 1960-х годах ЦРУ развивало проект «Акустическая кошка». Один из сотрудников предложил вживить кошкам микрофоны и миниатюрные радиопередатчики. Потом котов-шпионов планировали запустить в советские посольства за рубежом. Программа разрабатывалась в течение пяти лет. В США ведутся работы по дрессировке акул. Специалисты стремятся научить хищников нападать на противника по воле человека. Сложность в том, что акулы хоть и прирожденные охотники, но повинуются инстинктам, потому крайне тяжело заставить животное напасть на человека. Но специалисты из американского Управления перспективных исследовательских проектов в области обороны (DARPA) уже научились управлять акулами, правда, пока хищники повинуются дрессировщику не в открытом море, а в бассейне. В США ведутся работы по дрессировке акул. Специалисты стремятся научить хищников нападать на противника по воле человека. Сложность в том, что акулы хоть и прирожденные охотники, но повинуются инстинктам, потому крайне тяжело заставить животное напасть на человека. Но специалисты из американского Управления перспективных исследовательских проектов в области обороны (DARPA) уже научились управлять акулами, правда, пока хищники повинуются дрессировщику не в открытом море, а в бассейне. По некоторым данным, на создание компактного прибора для обнаружения взрывчатых веществ Пентагон потратил 25 миллионов долларов и четыре года работы. В итоге с помощью ученых из Великобритании удалось создать прибор, который способен распознавать взрывчатые вещества. Что примечательно, главный рабочий элемент в нем – пчела. Именно она обеспечивает особое обонятельное распознавание. По некоторым данным, на создание компактного прибора для обнаружения взрывчатых веществ Пентагон потратил 25 миллионов долларов и четыре года работы. В итоге с помощью ученых из Великобритании удалось создать прибор, который способен распознавать взрывчатые вещества. Что примечательно, главный рабочий элемент в нем – пчела. Именно она обеспечивает особое обонятельное распознавание. Во времена, когда еще не существовала беспроводная связь, а почта медленно передвигалась на спинах лошадей, почтовые голуби были незаменимы. В течение веков люди писали письма на клочке тонкой бумаги и доверяли их голубям – эта история восходит к временам Персидской империи. Почтовые голуби были широко распространены во время Первой мировой войны и считались более надежными, чем телеграммы. Во времена, когда еще не существовала беспроводная связь, а почта медленно передвигалась на спинах лошадей, почтовые голуби были незаменимы. В течение веков люди писали письма на клочке тонкой бумаги и доверяли их голубям – эта история восходит к временам Персидской империи. Почтовые голуби были широко распространены во время Первой мировой войны и считались более надежными, чем телеграммы. После бомбардировки Пёрл-Харбора стоматолога по имени Литл С. Адамс осенила идея. Он предложил привязывать зажигательные бомбы к летучим мышам и разбрасывать мышей над японскими городами. Специально для этих целей даже была разработана самая маленькая (17 граммов) авиационная бомба в истории. После бомбардировки Пёрл-Харбора стоматолога по имени Литл С. Адамс осенила идея. Он предложил привязывать зажигательные бомбы к летучим мышам и разбрасывать мышей над японскими городами. Специально для этих целей даже была разработана самая маленькая (17 граммов) авиационная бомба в истории. Есть информация, что в США также готовят насекомых для службы в армии. Вот только тренируют их не для обороны, а для нападения. Ученые пытаются превратить насекомых в радиоуправляемые «бомбардировщики». Поговаривают, что американцы уже провели успешные полетные испытания. Для экспериментов ученые подобрали крупных насекомых - от 7 до 20 сантиметров. Сейчас исследователи работают с бабочками и со стрекозами. Есть информация, что в США также готовят насекомых для службы в армии. Вот только тренируют их не для обороны, а для нападения. Ученые пытаются превратить насекомых в радиоуправляемые «бомбардировщики». Поговаривают, что американцы уже провели успешные полетные испытания. Для экспериментов ученые подобрали крупных насекомых - от 7 до 20 сантиметров. Сейчас исследователи работают с бабочками и со стрекозами.
Самые интересные статьи АиФ в Telegram – быстро, бесплатно и без рекламы

Минутку ...

Включите файлы cookie и перезагрузите страницу.

Этот процесс автоматический. Ваш браузер в ближайшее время перенаправит вас на запрошенный контент.

Подождите до 5 секунд…

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! []) + (! + [] - (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + ( !! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] - (!! [])) + (! + [] + (! ! []) - []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []))

+ ( (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (+! ! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] - (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) - []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] ) + (! + [] + (!! []) + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] - (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] - (!! [])) + (+ !! []) + (! + [] - (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] - (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ]) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (+ !! []) + (+ !! []) + (! + [] - (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) - []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] - (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + ( !! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [ ]) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+! ! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ !! [] ) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + ( ! + [

.

Подготовка крыс-саперов в Танзании и Мозамбике. Стр. 1

В Танзании и Мозамбике продолжается целенаправленная дрессировка крыс-саперов: теперь эти районы будут очищены от мин с помощью мелких грызунов-снифферов.

13 ph via animalpicture

1. Крыса на маленьком поводке постоянно обнюхивает все на танзанийском поле, где голландская неправительственная организация APOP обучает его поискам мин. Другие крысы тренировались по той же схеме, и они помогли разминировать обширные заболоченные земли в соседнем Мозамбике.(YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

4b5a303fad.jpg

2. Два двухместных тренера Крысенко научили ходить по определенной дорожке с помощью специальной перекладины, которая позволяет животному сильно двигаться вперед и назад. (YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

fa8972a3c8.jpg

3. Обладая удивительным обонянием и неприхотливым характером, африканские сумчатые крысы оказались отличными ищейками. Организация APOPO начала этот первый в своем роде проект по обучению этих и других грызунов обнаружению мин и других взрывчатых веществ.(YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

788734a03d.jpg

4. Грызунов приучают находить предмет в шахтах TNT, руководствуясь простой психологией поведения: как только крыса сделает правильный шаг, звук «щелчок» будет означать для нее приз в виде закуски. (YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

e0d5f69d6a.jpg

5. «Обнаружение мин - самая сложная и опасная часть работы сапера. Крысы в ​​плане подходят просто идеально, потому что их легче надрессировать, чем собак», - говорит основатель APOPO Барт Уитенс.(YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

f681d4a708.jpg

6. Очистите территорию площадью 200 квадратных метров. метр двое саперов ходят весь день, но если они работают с крысами, ищейками, то они его потратят за два часа. «Крысы очень эффективны. Мы добились больших успехов в этом отношении. Они помогли очистить территорию в 2 миллиона квадратных метров в Мозамбике». (YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

6539d75551.jpg

7 Другие крысы в ​​том же проекте обучались по-другому - их учили по запаху обнаруживать туберкулез в лабораторных образцах слюны.(YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

999a89f6ff.jpg

8. Обучение крыс начинается на четвертой неделе жизни. Во-первых, животные приучены бояться людей и новой ситуации. После этого их учат связывать звук щелчка с наградой. (YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

4b61201dcb.jpg

9. Затем крыс учат отличать запах тротила от других запахов. Как только они его находят, вы слышите щелчок и даете им кусок банана. (YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

c3d7f04d74.jpg

10.На развитие у крыс способности обнаруживать взрывчатые вещества обычно требуется до девяти месяцев напряженной работы. (YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

7761153c9d.jpg

11. «Это очень тяжелая работа, - говорит тренер Абдулла Мчомву. - Мы должны набраться терпения. Иногда я разочарован, но потом говорю себе, что это просто животных, но от нашей работы может зависеть чья-то жизнь ». (YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

1ff3adc7cf.jpg

12. APOPO также запустила специальный специальный проект, который позволяет физическим и юридическим лицам вносить свой вклад в образование и образование. обучение крыс-поисковиков в обмен на сертификат, позволяющий животным выбирать сами.(YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

0d89c61751.jpg

13. Уитенс говорит, что их следующим проектом будет обучение крыс распознаванию наркотиков или выживших после катастрофы. (YASUYOSHI CHIBA / AFP / Getty Images)

dcb724a04a.jpg

Источник:

.

Реперториум ACE

Нажимая «Я согласен», я подтверждаю и соглашаюсь с тем, что использование и доступ к базе данных ACE в любое время регулируются следующими положениями и условиями

Не ограничивая общность УСЛОВИЙ СОГЛАШЕНИЯ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ, с которым вы согласились при доступе к этому веб-сайту и его использовании, обратите внимание, что следующие Дополнительные условия конкретно относятся к вашему доступу и использованию базы данных ACE ASCAP вместе со всей информацией, содержание и содержащиеся в нем данные («ACE»):

  • Информация, содержащаяся в ACE, была предоставлена ​​ASCAP из различных сторонних источников и собрана из них.
  • Информация, содержащаяся в ACE, постоянно изменяется, и, как и в случае с любой другой информационной базой, могут быть неточности или задержки в обновлении информации.
  • Хотя ASCAP прилагает разумные усилия для обновления ACE и повышения точности содержащейся в нем информации, ASCAP не дает никаких гарантий или заверений любого рода в отношении и не может гарантировать точность, полноту, своевременность, качество или надежность любых информация, доступная через ACE.ASCAP прямо отказывается от любой ответственности за любые убытки или ущерб любого рода, которые вы можете понести, прямо или косвенно, в связи с вашим доступом, использованием или доверием ACE, включая любые ошибки или упущения в информации. содержащиеся в нем. Вы используете любую информацию, содержащуюся в ACE, и полагаетесь на нее исключительно на свой страх и риск.
  • ASCAP владеет всеми правами, правами собственности и интересами в отношении ACE, а также любыми авторскими правами, правами на базы данных и / или другой интеллектуальной собственностью и / или правами собственности.За исключением случаев, когда это прямо разрешено ASCAP, вы не должны и не должны позволять какой-либо третьей стороне (будь то для вашей выгоды или иным образом) воспроизводить, изменять, создавать производные работы, публично демонстрировать, выполнять, публиковать, распространять, распространять, транслировать или распространять среди третьих лиц (включая, без ограничения, на сторонних веб-сайтах или платформах), ACE или любую информацию, содержащуюся в них.
  • Информация из ACE может быть загружена, воспроизведена и / или использована исключительно в целях оценки (либо для вашей собственной выгоды, либо для третьей стороны, которой вы предоставляете юридические, бухгалтерские или другие профессиональные услуги) и не может быть продана, предложена для продажи, продвижения, продвижения, рекламы, коммерциализации или использования в качестве основы для создания производных работ, прямо или косвенно, любым способом.
  • Получая доступ к ACE, вы подтверждаете и соглашаетесь с тем, что вы должны соблюдать, и принимать меры для обеспечения того, чтобы любая третья сторона, которой вы предоставляете юридические, бухгалтерские или другие профессиональные услуги в связи с информацией, полученной от ACE, соглашалась соблюдать вышеупомянутый ACE Условия использования и любые дополнительные условия, которые мы предоставляем вам в связи с ACE и другими продуктами и услугами, которые мы можем предложить или сделать доступными для вас.

    ПОСЛЕ НАЖАТИЯ Я СОГЛАСЕН, ВЫ МОЖЕТЕ ПРОДОЛЖИТЬ ДОСТУП К ACE

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *