Кто такие айны япония: Народ айны и его традиции: путешествие в древнюю Японию

Содержание

Народ айны и его традиции: путешествие в древнюю Японию

Когда-то давно острова Японии населяли диковинные бородачи. На лица их жен наносились синие татуировки, а костюмы украшались замысловатыми геометрическими узорами. В честь медведя устраивались праздники и водились хороводы. А потом пришли варвары из Юго-Восточной Азии и постепенно вытеснили и бородачей, и их жен с медведями сначала на север Хонсю, потом на Хоккайдо, а там и вовсе на Камчатку и Сахалин.

И тогда айны перестали существовать в том виде, какими их застали завоеватели. Впрочем, мы предлагаем вам самим удостовериться в том, что память о них жива в Японии, да и некоторые жители северного острова Хоккайдо внешне разительно отличаются от токийцев. Ведь в венах их течет кровь древнего народа айны.

Кто такие айны?

Существует много версий того, кто такие айны и откуда они пришли на Японские острова. Японское название этого загадочного народа – «айны» (ainu), и переводится оно с айнского языка как «настоящий человек». Хотя на сегодняшний день и проводятся различные исследования, включая генетический анализ, единого ответа на вопрос о происхождении айнов пока не существует. В связи с вынужденным переселением в более северные районы Японии, а также на территорию современной Российской Федерации, этот народ утратил и свой язык, и самобытные традиции.

А ведь эти первые поселенцы Японских островов создали удивительную культуру Дземон (Jomon), которую и сегодня изучают в японских школах как часть становления японского государства. В настоящее время, хоть эта народность и растворилась в народе-завоевателе, множество топонимов свидетельствует о том, что память о нем сохранилась. Такие известные названия, как Фудзи (Fuji) или Цусима (Tsushima) – айнского происхождения. 

Где встретить айнов?

Поскольку народность айнов считается в Японии ассимилированной, будет справедливым сказать, что с чистокровными айнами в этой стране пообщаться нелегко. Настоятельное обучение японскому языку, обычаям и верованиям, а также смешанные браки с захватчиками привели к тому, что, едва попав под полный контроль новых японцев, айны утратили возможность проявлять свою самобытность. После пятнадцати веков жесткого противостояния, в 19-ом веке бороды этого народа были сбриты, древние ритуалы запрещены, как и татуировки на лицах у женщин и национальные айнские костюмы. Остались лишь немногочисленные черно-белые снимки в этнографических музеях на память об этой исчезающей с лица Земли народности.

Встретиться с айнами все же можно, ведь считается, что в Японии их проживает не менее 25 тысяч. Впрочем, прежде чем поехать на Хоккайдо, зайдите в Токийский Национальный Музей познакомиться с культурой Дземон. Она здесь широко представлена посредством керамических изделий с характерным веревочным орнаментом. Возраст некоторых образцов керамики сопоставим с возрастом некоторых египетских пирамид. Наиболее древние предки современных айнов изготавливали свои глиняные сосуды и орудия труда уже в 4-ом веке до нашей эры.

В поисках айнов на Хоккайдо!

Об этом острове мы расскажем подробнее в другой статье, а здесь займемся поиском свидетельства влияния культуры айнов на современный Хоккайдо. Остров, с которого в хорошую погоду легко можно увидеть очертания российского берега, невероятно красив. Природа здесь очень отличается от среднеяпонской, и из рукотворных достижений можно назвать центральное отопление, о котором токийцам приходится только мечтать.

Поселение Айну-котан у озера Акан – самое рекомендуемое место для знакомства с айнскими традициями. Настоящие айнские бороды, множество лавок с деревянными сувенирами и ресторанчиков с едой по старинным айнским рецептам – не единственное, что привлекает сюда туристов со всего мира.

Хоккайдо: выберите отель

Здесь проживают 36 семей айнов, которые и познакомят вас с традиционными танцами на сцене Onnechise и музыкой в театре Икор, а также пригласят поводить хоровод в честь медведя. Постарайтесь также обязательно попасть в Мемориальный музей айнов (Ainu Living Memorial Hall) с его деревянными характерными постройками и экспозициями, представляющими собой внутреннее убранство традиционного жилища.

А когда вы познакомитесь с айнским бытом, возьмите лодку напрокат у озера Акан. Дело в том, что здесь растут круглые пушистые ярко-зеленые водоросли маримо, на которые так интересно смотреть сквозь толщу прозрачной воды!

Вернувшись из этого волшебного путешествия, вы поймете тонкую связь народа айнов с лесом. Бывшие охотники и собиратели, они осели на берегу озера Акан, где единение человека и природы ощущается невероятным образом. И вы это почувствуете здесь сами.

Добро пожаловать в древнюю Японию! 

 

Автор: Виола Бражникова

» ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ СТАТЬЮ — 10 причин побывать в Японии

Улыбки женщин Айну

Айну — древняя народность, которая появилась около 13 тысяч лет до нашей эры. Они населяли остров Хоккайдо (второй по величине остров Японии) и южную половину Сахалина, Курильские острова, южную треть Камчатки и низовья Амура. Айны не являются одной из разновидностей монголоидной расы, представители которой издревле населяют этот регион. Ученые утверждают, что черты их лиц больше похожи на австролоидные или даже европейские. В отличие от японцев, которые были практически безбородые, мужчины Айнов носили пышные бороды, которые приходилось придерживать специальными прищепками во время приёма пищи.



Отличительной чертой этой народности была татуировка губ и рук, начиная с кистей и до локтевого сустава.

Причём татуировались исключительно женщины и наносились татуировки тоже только самими женщинами.

На коже выполнялись надрезы специальным церемониальным ножом, и затем в порезы втирался уголь.

Первые татуировки делались девочкам уже в возрасте 7 лет. Это был всего лишь точечный узор вокруг губ. Затем каждый год добавлялось по несколько линий.

И наконец, завершался многолетний орнамент женихом во время свадьбы: он рисовал «улыбку».

Женщины Айну татуировкой на лице обозначали своё семейное положение. По узорам на губах, щеках и веках можно было определить, замужем ли женщина и сколько у неё детей.

Очень разнообразные татуировки встречаются на руках, между пальцами. Так же как и у других народов обилие татуировок у женщин символизировало её выносливость и плодовитость.

Когда японцы запретили этот обряд, айну считали, что это разгневает богиню и принесёт несчастье.

Многие не смотря на запрет продолжали следовать древнему обычаю.

Помимо «улыбки», волнистыми линиями татуировалась область вокруг бровей, а руки украшались узором.

Последняя полностью татуированная по всем правилам женщина айну умерла в 1998 году.

В настоящее время некоторые женщины народности наносят временную татуировку во время праздников и церемоний.

Традиционная религия айну тоже практически исчезла, практикуется только церемония поклонения медведям, да и то в основном как аттракцион для туристов.

Смотрите также: Прогулка между золотых лотосов

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

В Японии строят храмовый комплекс айнов за $220 млн

На лесистом берегу озера Порото в северной Японии правительство развернуло проект модернистского храма, посвященного исчезающей культуре айнов. Японская «Символическая площадка для этнической гармонии» (Symbolic Space for Ethnic Harmony) обошлась стране в $220 миллионов. Открытие храма должно состояться к началу Олимпийских игр 2020 года. Храм находится недалеко от города Сираой на острове Хоккайдо.

Известный на языке айнов как “Упопой” (Upopoy) или “пение вместе”, комплекс будет включать в себя музей, точную копию деревни айнов, многие из которых Япония разрушила во время колонизации Хоккайдо в 19 веке, и мемориал, в котором хранятся останки сотни айнов, которые в 20 веке были отправлены на хранение в университеты мира.

Строительство храмового комплекса — часть инициативы премьер-министра Синдзо Абэ для привлечения миллионов иностранных туристов в северную часть Японии и, в частности, в город Саппоро, где пройдет олимпийский марафон. Идея вызвала неоднозначную реакцию в сообществе современных айнов и мнения общины разделились.

Для некоторых выживших айнов (точная численность которых неизвестна) проект всего лишь служит доказательством, что Япония так и не смогла смириться со своей историей, несмотря на более чем десятилетнюю дискуссию о том, как Токио мог бы восполнить ущерб, нанесенный коренной группе, официально признанной в 2008 году. Некоторые айны обеспокоены тем, что новый музейный комплекс построен лишь с целью отбелить репутацию Японии на международном уровне в преддверии Олимпиады. Группа, представляющая около 2000 айнов, напротив, поддерживает проект премьер-министра, утверждая, что он принесет экономические выгоды от туризма и форумов, посвященных культуре и искусству айнов. Пять из 20 кураторов, нанятых для нового музея, — айны.

По версии ученых, к 1300-м годам айны поселились на самом северном острове в Японии и на Сахалине в России. Они охотились, ловили рыбу, исповедовали язычество и говорили на языке, не похожем ни на один другой. Япония захватила Хоккайдо силой в 19 веке и сделала его своей колонией. Открыв остров для японских поселенцев, государство заставило айнов ассимилировать, прозвав их “бывшими аборигенами”.

Согласно опросу 2017 года, на Хоккайдо проживало чуть более 13 000 айнов. Фактическое число, по оценкам, намного выше, потому что многие айны боятся идентифицировать себя как отличных от японцев и переехали в разные части страны. В 2009 году после подписания Декларации ООН о правах коренных народов правительство Японии приняло решение разработать новую политику в отношении коренного населения. Ранние предложения были быстро сведены к нулю, и образовался план создания финансируемого правительством «Символического пространства», которое в настоящее время строится на Хоккайдо.

В ходе консультаций, которые завершились в начале 2018 года, представители айнов попросили предоставить законные права на государственную землю, увеличить финансирование преподавания культуры и языка айнов и принести извинения со стороны правительства Японии. Но пока ни одно из этих предложений не было удовлетворено.

прошлое и настоящее айнов – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ЭТНОГРАФИЯ НАРОДОВ ЕВРАЗИИ

УДК 39+325.454

Е. Л. Фролова1, Такакура Хироки 2, Токуда Юкако 2

1 Новосибирский государственный университет ул. Пирогова, 2, Новосибирск, 630090, Россия E-mail: [email protected]

2 Центр исследований Северо-Восточной Азии Университета Тохоку 41 Каваути, Аоба-ку, Сэндай, Мияги-кэн, 980-8576, Япония

E-mail: [email protected]

ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ ЯПОНИИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЕЕ КОРЕННЫХ НАРОДОВ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ АЙНОВ *

В статье предлагается альтернативный взгляд на историю Японии с точки зрения истории ее отдельных народов, в особенности проживавших на пограничных землях, самостоятельно контактировавших с заграницей и проводивших отличную от центральной власти политику. В этой связи подробно рассматриваются взаимоотношения Японского государства и народа айнов (айну) на протяжении всей истории Японии.

Ключевые слова: Япония, коренные народы, айны, ассимиляция, дискриминация, борьба за гражданские права.

В современной науке и обществе господствует понятие о Японии как о культурно-однородном государстве, населенном этническими японцами. Считается, что именно этническая однородность способствовала формированию уникальной японской истории и культуры. Эта точка зрения признается единственно верной, остальные — ошибочными. Тем не менее, в современных условиях взгляд на Японию как на моноэт-ничное государство следует признать не соответствующим истине. Вся история Японского государства с древности и до нового времени — это история завоевания и объединения племен разной этнической принадлежности и различных культур.

С 1868 г. Япония проводила активную колониальную политику, в результате которой некоторые этносы были подвергнуты насильственной «японизации». В современной Японии все еще существуют проблемы

дискриминации таких этнических меньшинств, как айны, или айну (28 тыс. чел.), и народы Окинавы (1 млн 300 тыс. чел.) 1, которые являются носителями самобытной культуры и на протяжении недавней истории подвергались насильственной ассимиляции. Замалчивается этическая сторона вопроса о положении и историческом происхождении этнических корейцев, проживающих в Японии.

Не отрицая уникальности японской культуры, мы должны признать, что на всем протяжении исторического периода становления японского государства на Японских островах существовали коренные народы и этнические меньшинства, чьи общественные и культурные особенности значительно отличались от так называемой «японской культуры». Чтобы наш взгляд на японское общество был действительно объективным, необходимо рассматривать историю япон-

* Работа выполнена в рамках тематического плана (НИР 1.5.09) и АВЦП «Развитие научного потенциала ВШ (2009-2010 годы)» (проект РНП.2.2.1.1/1822) Рособразования.

1 Численность народа айнов приведена по данным Ассоциации айнов Хоккайдо (http://www.ainu-assn.or.jp/ about03.html). Численность народов Окинавы указана на официальном сайте префектуры Окинава (http://www.pref. okinawa.jp/toukeika/estimates/estimates_suikei.html).

ISSN 1818-7919

Вестник НГУ. Серия: История, филология. 2010. Том 9, выпуск 7: Археология и этнография © Е. Л. Фролова, Такакура Хироки, Токуда Юкако, 2010

ского архипелага с учетом, в том числе, данных археологии, как историю различных политических и экономических сообществ, существовавших на этом географическом пространстве вплоть до настоящего времени, в частности, айнов.

Официальная история всегда оправдывала централизующую политику государства. В «государственной» истории Японии ее северные территории (регионы Тохоку и Хоккайдо) рассматривались только с точки зрения их удаленности от столичного региона, очерченного границами Эдо, Нара и Киото. Их история «начиналась» со времени завоевания и освоения японцами. Однако с 1980-х гг. в науке возникло понимание истории этого региона как истории коренных народов Японии, в том числе айнов.

Проживая на севере Японского архипелага, народы эмиси, айны и другие создали здесь свой уникальный мир, который значительно отличался от японского. Они были включены в товарообмен между этносами, населявшими берега севера Тихого океана и Охотского моря, северо-востока Китая и дельты Амура (в настоящее время юг Дальнего Востока России).

Согласно принятой японскими историками периодизации, период 13 000 лет до н. э. -300 г. до н. э., примерно соответствующий неолиту, относится к эпохе Дзёмон. После того как на юг японского архипелага в III в. до н. э. вместе с эмигрантами из Кореи и Китая пришли кузнечное дело, рисосеяние и другие «высокие технологии» того времени и началась эпоха Яёй (300 г. до н. э. -250 г. н. э.), на северных территориях продолжалась история охотников-собирателей. Таким образом, регионы Тохоку, Хоккайдо и прилегающих островов не подпадают под общепринятую периодизацию японской истории. Для этих территорий, особенно для региона Хоккайдо, эпоха Дзёмон продолжалась вплоть до VI-VII вв., затем ее сменили культура Сацумон (с VI-VII по XIII вв.) и охотская культура (с V-VI по IX-X вв.). Именно эта историческая эпоха является временем формирования айнов как народа. Очевидно, они являлись носителями культуры Сацумон с примесью охотской культуры. Отличительными особенностями айнской культуры стали лов лосося, морская охота, обряд медвежьего праздника с жертвоприношением медведя и др.

Из исторических документов династий Юань (1260-1368 гг.) и Мин (1368-1644 гг.) известно, что в раннем средневековье сахалинские нивхи и айны приносили дань к китайскому двору [Sasaki, 1999. Р. 86; Табата и др., 2000. С. 24]. Тогда же на полуострове Осима (юг Хоккайдо) появились поселения людей Ва, т. е. выходцев из центральной Японии, и началось подавление местного населения. Земли Эдзо (Хоккайдо) контролировал влиятельный клан Андо, который вел непрерывные войны с айнами (так называемые «войны Косямайна» — по имени предводителя айнов). Этот период, который также называют «эпохой Сражающихся царств Севера», длился до 1550 г., после чего одному из японских переселенцев -главе клана Какидзаки, удалось остановить военные конфликты и монополизировать торговлю с айнами. Эта система получила название «призамковой торговли», поскольку товарообмен был разрешен только возле замка Мацумаэ (Матомай) — резиденции Ка-кидзаки. Все поселения японцев на Хоккайдо попали под контроль Какидзаки [Эномо-ри, 2007. С. 125-148; Табата и др., 2000. С. 25-28].

После установления сегуната Токугава в 1604 г. глава клана Какидзаки признал себя вассалом Иэясу, сменил имя на Мацумаэ и был провозглашен управителем южных провинций Хоккайдо. Создание княжества (хана) Мацумаэ означало признание его со стороны системы бакуфу. Обычные княжества (ханы) были включены в вассальную систему «рисового пайка», однако в княжестве Мацумаэ в силу географического положения (на относительно холодных территориях) не выращивался рис, поэтому вместо этого занятия было предоставлено право на торговлю с айнскими племенами. В конце XVII в. была создана система басё, т. е. торговых точек на землях айнов, через которые осуществлялась торговля [Эномори, 2007. С. 171-180; Табата и др., 2000. С. 35-38].

В XVII-XIX вв. айны вели торговлю не только с японскими купцами, но и с населением империи Цин, с жителями Приамурья через Татарский пролив, с аборигенами Аляски через Берингов пролив и т. д. Регион северной части Тихого океана, Охотского и Берингова морей, Камчатки, включая Сахалин и Курильские острова, и северо-востока Сибири представлял собой уникальный ис-

торический мир, по которому пролегали свои торговые пути [Birch, 1988. Р. 234-238; Sasaki, 1999. Р. 87-91].

С началом капиталистической системы производства в Японии после 1868 г. начались коммерциализация рыбных ресурсов и снижение объемов торговли с народом айну [Howell, 1993. Р. 177]. Контроль над айнами был усилен, стимулировалась политика ассимиляции. В июле 1869 г. Эдзо был переименован в Хоккайдо и началась колонизация Севера. Правительство Мэйдзи не разрешало айнам заниматься традиционными промыслами (ловом рыбы и морской охотой), принуждая их возделывать землю или трудиться чернорабочими. Началась жестокая эксплуатация айнов.

В 1871 г. был принят Закон о посемейной регистрации, согласно которому айны могли регистрироваться в статусе простолюдинов, но с пометкой «инородцы» («бывшие аборигены»). Дальнейшая политика государства была направлена на отрицание независимости айнов, ограничения их традиций, языка и культуры, т. е. на полную ассимиляцию.

В 1899 г. вышел Закон о защите бывших аборигенов Хоккайдо, согласно которому каждая айнская семья имела право на выделение 5 га земли для ведения сельского хозяйства и на получение образования на японском языке [Фумото, 2002. С. 8]. Однако фактически этот закон был направлен не на защиту айнов, а на их культурное исчезновение.

В эпоху Мэйдзи (1868-1912 гг.) на фоне политики ассимиляции и дискриминации айнов возникли протестные движения. Так, в 1922 г. было образовано «Общество Тока-ти», а в 1930 г. создана Ассоциация айнов острова Хоккайдо (предшественница нынешней Ассоциации). Добровольцам из национальных движений удалось добиться частичного пересмотра Закона о защите бывших аборигенов — так, женщины айнов получили возможность трудиться в иных областях, кроме сельского хозяйства, были отменены обязательные школы для айнов [Акибэ, 1995]. В 1923 г. при участии Тири Юкиэ впервые была произведена запись и публикация «Свода айнских мифов и преданий» [Табата и др.Г % <г> ф Мишею

Печально, но нынешние айны, умаляя свое достоинство, становятся японцами.

Наступило время, когда люди айнов радуются, если ребенок рождается от японца.

До сих пор над айнами смеются и смотрят на них свысока, и японцы считают, что душа айнов стоит ниже души японцев.

Зная, что японцы — жалкие люди и обманывают честных айнов, айны все же научились прощать японцев.

[Ибоси, 1995. Р. 121, 122, 124, 152;

Табата и др., 2000. С. 81].

Комплекс мер по подчинению и насильственной ассимиляции айнов на Хоккайдо в дальнейшем послужил образцом политики этнического и колониального подчинения иных народов Японии. Не только на севере страны, но и на юге — на Окинаве, в конце XIX в. проводилась ликвидация диалектов, осуществлялись распространение «стандартного языка» и насильственные изменения на японские имен представителей различных этнических групп. Такая культурная ассимиляция получила название нового способа «японизации», который затрагивал все слои общества — от бывшей знати до крестьян и деклассированных элементов. Тот же образец колониальной политики был использован на Тайване, захваченном после китайско-японской войны в конце XIX в., в Корее с начала XX в. (после русско-японской войны), затем на островах Южных морей (Палау) после Первой мировой войны, с начала 1930-х гг. на северо-востоке Китая (в Маньчжурии), в прибрежных районах Китая, попавших под японскую власть в ходе китайско-японской (Второй мировой) войны, и в других колониях Японии (в Юго-Восточной Азии). Таким образом, с конца XIX в. и по 1945 г. Японская империя представляла собой реально многонациональное государство, в котором последова-

тельно проводилась политика колонизации и насильственной ассимиляции коренных народов.

Послевоенное время отмечено официальными заявлениями правительства о создании «единой нации» (1945-1952 гг.). В первую очередь это коснулось «японских корейцев», которые до 1945 г. считались гражданами Японии. Из 2 млн 400 тыс. корейцев, проживавших в Японии, 1 млн 400 тыс. чел. вернулись в Корею, а оставшиеся были лишены японского гражданства и приравнены по статусу к остальным иностранцам. В послевоенном японском обществе продолжала сохраняться принятая до войны политика дискриминации корейцев, в особенности при приеме на работу и вступлении в брак [Сиёдзи, 2004. С. 30-33].

Дискриминации в обществе подвергались не только корейцы, но вообще все ино-этничные элементы, выходцы из бывших колоний, а также айны. Но именно благодаря гражданским кампаниям по борьбе с дискриминацией, которые проводили японские корейцы, отношение к иностранцам в обществе стало меняться. С 1980 г. в условиях быстрого экономического роста Японии усилился приток иностранных рабочих, к тому же после ратификации Международного пакта по правам человека (1979 г.) и Конвенции о статусе беженцев (1981 г.) было провозглашено равенство перед законом граждан Японии и иностранцев. В 1991 г. был принят Специальный закон об иммиграции, согласно которому выходцам из бывших колоний и их потомкам был предоставлен статус «особых постоянных жителей» [Там же. С. 35-36]. Это означало, что они формально являются иностранцами, но не должны продлевать вид на жительство, а имеют право постоянно проживать в Японии.

Айны также активно боролись за свои права и улучшение благосостояния. В 1946 г. была вновь воссоздана Ассоциация айнов Хоккайдо, которая стала последовательно добиваться улучшения условий жизни, оздоровления окружающей среды, восстановления культурной и образовательной сферы. В 1961 г. впервые был издан нормативный акт «О мерах по улучшению благосостояния айнов», получивший одобрение в правительстве. С начала 1970-х гг. во всех регионах Хоккайдо началось движение айнов за национальную независимость и вос-

становление в гражданских правах. При поддержке властей был открыт этнографический музей Нибутани (1971 г.), создана Ассоциация айнов Асахикава (1972 г.), началась работа Общества по сохранению нематериальной культуры и фольклора айнов (1974 г.). В 1974 г. на медицинском факультете университета Хоккайдо была проведена религиозная панихида над останками айнов, собранными для медицинских исследований [Табата и др., 2000. С. 83-85, 91].

В 1982 г. на съезде Ассоциации айнов было предложено отменить «Закон о защите бывших аборигенов Хоккайдо» с одновременным представлением нового проекта этого закона, который после двухлетнего обсуждения был принят на очередном съезде (1984 г.) как «Проект закона об айнах». В этом документе требовались гарантии признания прав айнов как нации в составе японского государства. Во вступлении к нему говорится: «Данным законом признается существование айнов в Японском государстве как народности, обладающей самобытной культурой. Данный закон провозглашает, что на основании Конституции Японии гордость национальных меньшинств должна безусловно уважаться и права этих народов должны быть гарантированы» [ЦИАК, 2010. С. 222]. Дается и определение айнов: «Айны — это сообщество, проживающее на Хоккайдо, Сахалине, островах Курильской гряды (земле айнов — айну мосири), имеющее свою собственную самобытную культуру и язык, уникальную историю и хозяйственные связи» [Уэмура, 1993. С. 111].

Этот проект закона был предложен на рассмотрение кабинету министров Японии. Но результаты рассмотрения последовали только через 13 лет. Тем не менее, за эти годы в сфере борьбы коренных народов за свои законные интересы было сделано немало. После 1980 г. гражданские движения получили определенный вес и отклик в японском обществе, в том числе благодаря борьбе за свои права через судебную систему Японии. Широкую огласку приобрело дело «о причинении морального вреда через изображение» (1984-1988 гг.): айнка подала в суд в связи с тем, что ее фотография была без уведомления размещена в книге с подписью «вымирающий народ айнов», и блестяще выиграла дело. В 1987 г. на заседании подкомитета ООН по правам человека был представлен отчет «Рабочей группы по про-

блемам аборигенного населения», где говорилось, что японское правительство не признало айнов аборигенным народом Японии [Тикаппу, 1993. С. 140-141, Табата и др., 2000. С. 92-93]. В августе 1994 г. литератор Сигэру Каяно стал первым айном, который прошел в члены японского парламента.

С 1989 по 1997 г. длился суд по делу дамбы Нибутани. Строительство дамбы было запланировано в месте, являющемся религиозной святыней айнов. В связи с этим в 1989 г. Ассоциацией айнов Хоккайдо при поддержке Сигэру Каяно было подано официальное требование об отмене решения о строительстве. Пока шло судебное разбирательство, стройка продолжалась и была завершена в 1996 г. В 1997 г. наконец вышло решение суда. Районный суд Саппоро заявил, что при строительстве плотины Нибу-тани «имело место пренебрежение и игнорирование ценностей культуры айнов» и объявил незаконным насильственное освоение их земель. Но поскольку плотина уже была построена, прошение об отмене строительства отклонили [Цунэмото, 2000. С. 195].

Все это время правительство Японии изучало предложенный Ассоциацией айнов Хоккайдо «Проект закона об айнах». Наконец, в 1997 г. «Закон о защите бывших аборигенов» был отменен, а новый закон получил название «О содействии развитию айнской культуры, изучении и популяризации культурного наследия айнов» [ЦИАК, 2010. С. 322-326]. Этим законом впервые в послевоенной Японии было признано, что в стране существуют иноэтничные народности, и объявлено, что их культура и традиции должны уважаться по закону. Кроме того, первая статья закона имела особый смысл для японского общества, которое до этого официально считалось этнически однородной нацией: «стремясь принадлежать к современному обществу, в котором ценится и уважается гордость народа айну, мы будем совместно вносить вклад в развитие различных культур нашей страны». Однако в этом законе признается только необходимость возрождения культуры айнов, а проблема восстановления их гражданских прав даже не рассматривается [Там же. С. 215].

1992 г. был объявлен ООН международным годом коренных народов всего мира, после чего начался рост общественных движений в поддержку коренных народов мира, а также осознание важности взаимной солидарности международного сообщества

в отстаивании прав человека для коренных народов и их возрождения. Определенный толчок к появлению в Японии общественного движения за объединение культур дало разрушительное землетрясение Хансин-Авасэ 17 января 1995 г. (г. Кобэ). Власти столкнулись с тем, что проживавшие в крупном городе иностранцы, пострадавшие от землетрясения, не зная языка, не могли своевременно получить необходимую поддержку. В Кобэ возникло движение за создание общин иностранцев, проживающих в Японии, и была принята программа по созданию многоязычного информационного пространства [Такэдзава, 2009. С. 90].

В сентябре 2007 г. в ООН была принята «Международная декларация о правах коренных народов», после чего в июне 2008 г., наконец, последовало официальное признание народа айнов коренным населением Японии [ЦИАК, 2010. С. 215].

Стареющее японское общество (в возрасте 65 лет и старше находятся 22,1 % населения) в настоящий момент оказалось перед необходимостью принятия иностранной рабочей силы для поддержания экономического роста и международного положения страны. В связи с этим Министерство общих дел Японии предложило принцип «мультикультурного сосуществования» -люди разных национальностей и этнических групп признают взаимно культурные различия и, выстраивая равноправные отношения, проживают совместно как члены региональных сообществ. Мультикультурное сосуществование подразумевает подготовку механизмов для того, чтобы иностранцы могли жить как обычные граждане. Эти задачи возложены на местные муниципалитеты. К ним относятся коммуникационная поддержка (поддержка японского языка), поддержка жизнеобеспечения (письменный и устный перевод административных документов и услуг), создание региональных мультикультурных сообществ (просветительская деятельность) 2 . С помощью подобных мер правительство рассчитывает предать забвению прежние мифы о моноэт-ничной нации и политику насильственной ассимиляции, сосредоточившись на создании мультикультурных сообществ и просветительской деятельности.

2 Сборник отчетов Научно-исследовательского общества по продвижению политики мультикультур-ного сосуществования при Министерстве общих дел Японии. Вып. 03. 2006 г., с. 5 (www.soumu.go.jp/main_ content/ 000066557.pdf), дата обращения 12.10.2010.

Необходимо заметить, что Япония по сравнению с другими странами мира с точки зрения этнического состава является все же относительно моноэтничной страной. В 2009 г. количество зарегистрированных иностранцев составляло 1,7 % (2 млн 180 тыс. чел.), среди них 680 тыс. китайцев, 580 тыс. корейцев, 270 тыс. бразильцев, 210 тыс. филиппинцев, 60 тыс. выходцев из Перу, 50 тыс. американцев и 330 тыс. иностранцев других национальностей 3. Однако история Японии, как и история любого государства, во многом определяется отношениями между основным населением и этническими меньшинствами. Поэтому представляется столь важным объективный подход к пониманию истории, сочетающий оправдательную точку зрения историка, защищающего государство, и критический взгляд на его историю, идущий вразрез с основной теорией «однородного» и «уникального» общества. Рассматривая историю Японии с позиции этнических и культурных меньшинств (например, корейцев, проживающих в Японии) и коренных народов (айнов), можно понять причины конфликтов, культурных обменов и содружества народов в «надгосу-дарственном» аспекте. С этой точки зрения проще дать ответ на вызовы будущего -в какой форме современная Япония будет противостоять глобализации.

Список литературы

Brich E. War and Trade // Crossroads of Continents: Cultures of Siberia and Alaska. Washington, D. C.: University of Washington Press, 1988. Р. 227-240.

Howell D. Capitalism From Within: Economy, Society, and the State in a Japanese Fishery. Berkeley: University of California Press, 1993. 264 р.

3 По данным сайта Министерства юстиции Японии (http://www.moj.go.jp/content/000049970.pdf), дата обращения 12.10.2010.

Sasaki S. Trading Brokers and Partners with China, Russia and Japan // Ainu: Spirit of a Northern People. Washington, D. C.: University of Washington Press, 1999. Р. 86-101.

Акибэ Токухэй. Освобождение народа айнов // Словарь национальных проблем народов мира. Токио: Хэйбонся, 1995. С. 15-16.

Ибоси Хокуто. Котан — Наследие Ибоси Хокуто. Токио: Софукан, 1995. 210 с.

Сиёдзи Хироси. Многонациональная Япония: жизнь иностранцев в Японии. Осака: Национальный музей этнологии, 2004. 111 с.

Табата Хироси и др. История и культура народа айну. Токио: Ямакава сюппанся, 2000. 147 с.

Tакэдзава Ясуко. Статья закона — задачи и современное состояние политики мульти-культурного сосуществования // Гуманитарные науки. Токио: Нихонбунка дзинруй гак-кай, 2009. Вып. 74, № 1. С. 86-95.

Тикаппу Эмико. О заявлении протеста и суде по делу о причинении морального вреда через изображение // Книга об айнах. Токио: Такарадзимася, 1993. С. 140-141.

Уэмура Хидэаки. А вы знаете? Вопросы и ответы о народе айнов. Токио: Кайхо сюп-панся, 1993. 118 с.

Фумото Синъити. Современная Япония и общество айну. Серия «Записки по истории Японии». Токио: Ямакава сюппанся, 2002. № 57. 96 с.

ЦИАК — Труды Центра изучения айнов и коренных народов университета Хоккайдо. Настоящее и будущее исследований народа айну. Саппоро: Изд-во ун-та Хоккайдо, 2010. 345 с.

Цунэмото Тэруки. Права коренных и малочисленных народов в конституции: на первом плане или на задворках? // Перечитывая конституцию Японии. Токио: Нихон кэйдзай симбунся, 2000. С. 185-203.

Эномори Сусуму. История народа айнов. Токио: Софукан, 2007. 639 с.

Материал поступил в редколлегию 12.10.2010

Eu. L. Frolova, Takakura Hiroki, Tokuda Yukako

LOOK AT THE HISTORY OF JAPAN FROM THE POINT OF VIEW OF ITS INDIGENOUS PEOPLES: THE PAST AND THE PRESENT OF THE AINU

The article offers an alternative view of the history of Japan from the perspective of history of its individual parts, especially the border lands, that contacted independently with foreign countries and pursued a policy and conducted trade in a way different from that of the central government. The relationship between the Japanese state and Ainu people throughout the history of Japan are examined in detail.

Keywords: Japan, indigenous peoples, the Ainu, assimilation, discrimination, struggle for civil rights.

Кто такие айны, и как японцам… — Издательство «Нестор»

Кто такие айны, и как японцам Япония досталась

Сегодня общепринятым считается, что на японских островах исстари проживали современные японцы, представители монголоидной расы. На самом деле это совсем не так, просто сегодня уже мало кто помнит, что на японских островах в течение многих тысячелетий проживал народ — айны. Как хорошо видно на фото, айны не имели ничего общего с монголоидами, это типичные бородатые представители белой европеоидной расы.

Именно они создали культуру Дзёмон. Достоверно не известно, откуда айны пришли на Японские острова, но известно, что в эпоху Дзёмон именно айны населяли все Японские острова — от Рюкю до Хоккайдо, а также южную половину Сахалина, Курильские острова и южную треть Камчатки — о чём свидетельствуют результаты археологических раскопок и данные топонимики, например: Цусима — туйма — «далекий», Фудзи — хуци — «бабушка» — камуй очага, Цукуба — ту ку па — «голова двух луков»/«двухлуковая гора», Яматай — Я ма та и — «место, где море рассекает сушу».

Но сейчас об этом народе очень мало кто знает, а японцы считают себя законными правителями и древними владельцами островов японской гряды! В чём же тут дело, почему так получилось?


Случилось вот что — по мнению историков, примерно с середины эпохи Дзёмон на Японские острова начинают прибывать монголоидные группы, мигранты из Юго-Восточной Азии (ЮВА) и Южного Китая. Очевидно, айны не желали делиться и уступать им территории, на которых они жили многие тысячи лет, понимая, чем это чревато. Началась война, которая длилась, ни много ни мало — полторы тысячи лет. В сравнении с этим столетняя война между Англией и Францией кажется мелкой потасовкой. Полторы тысячи лет накатывались на айнов из-за моря монголоидные племена, и полторы тысячи лет айны сдерживали напор. Пятнадцать столетий непрерывной войны! В некоторых источниках упоминается о войне с захватчиками государства Ямато. И почему-то по умолчанию считается, что Ямато — якобы государство японцев, которые вели войну-де с полудикими айнами. На самом деле всё было в точности наоборот — Ямато, а ранее — Яматай, никак не могло быть государством японцев, ещё только начавших высаживаться на острова, на тот момент у них просто не могло ещё быть никакого государства, Ямато было древним государством айнов, по обрывочным сведениям, очень высокоразвитым государством, с высоким уровнем культуры, образования, развитыми искусствами, продвинутым военным делом. Айны в военном деле почти всегда превосходили японцев, и в сражениях с ними побеждали почти всегда. Да и, кстати сказать, самурайская культура и самурайская техника ведения боя восходят именно к айнским боевым приемам, а не к японским, и несут в себе множество айнских элементов, а отдельные самурайские кланы по своему происхождению являются айнскими, наиболее известный — клан Абэ.


Достоверно неизвестно, что же именно случилось в те далёкие годы, в результате чего для айнов произошла настоящая катастрофа. Айны по-прежнему были сильнее японцев в боях и практически не проигрывали им сражений, но с определённого момента ситуация для них начала непрерывно ухудшаться. Огромные толпы японцев начали постепенно ассимилировать, размешивать, растворять айнов в себе (и это подтверждается исследованием генетики японцев, доминирующей Y хромосомой у которых является D2, то есть, та Y хромосома, которая обнаруживается у 80 % айнов, но почти отсутствует, например, у корейцев).

Есть мнение, что именно генам айнов обязаны своей красотой японские женщины, столь непохожие на других азиаток. Разумеется, это было не единственной причиной. Некоторые исследователи полагают, что во многом причина в приходе к власти отступников, предавших интересы айнов, когда местное население было сначала уравнено в правах с прибывающими монголоидными племенами, а потом и превращено в людей второго сорта. С определённого момента многие вожди айнов стали откровенно прогибаться под японцев и продаваться им, тех же вождей, кто отказывался это делать, японцы уничтожали (часто — через отравление ядом).

Так постепенно, продвигаясь с юга на север, стремительно множащиеся в числе японцы захватывали остров за островом, оттесняя айнов всё дальше. Айны не сдавались и продолжали сражаться, можно упомянуть борьбу айнов под предводительством Косямаина (1457 г.), выступления айнов в 1512—1515 годах, в 1525 г., под предводительством вождя Танасягаси (1529 г.), Тариконны (1536 г.), Мэннаукэи (Хэнаукэ) (1643 г.), один из самых успешных периодов под предводительством Сягусяина (1669 г.). Но процесс был необратим, особенно с учётом предательства айнских элит, кому-то очень мешало белое коренное население островов, и стояла задача извести его любой ценой.

Чем дальше, тем становилось хуже — в определённый момент начался настоящий геноцид. Нанимаемые японскими правителями переводчики и надсмотрщики совершали множество злоупотреблений: жестоко обращались со стариками и детьми, насиловали айнских женщин, ругань в отношении айнов была самым обычным делом. Айны находились фактически на положении рабов. В японской системе «исправления нравов» полное бесправие айнов сочеталось с постоянным унижением их этнического достоинства.

Мелочная, доведённая до абсурда регламентация жизни была направлена на то, чтобы парализовать волю айнов. Многие молодые айны изымались из своего традиционного окружения и направлялись японцами на различные работы, например, айны из центральных районов Хоккайдо посылались на работу на морские промыслы Кунашира и Итурупа (которые в то время также были колонизированы японцами), где жили в условиях неестественной скученности, не имея возможности поддерживать традиционный образ жизни.

Вместе с тем, сами японцы с удовольствием заимствовали и присваивали себе традиционную культуру айнов, их достижения в военном деле, искусстве, музыке, строительстве, ткацком деле. Хотя в действительности очень многое из того, что сегодня считают японской культурой, на самом деле является культурой айнов, «позаимствованной» и присвоенной.

В 19 веке начался настоящий беспредел — японцы заставляли стричь бороды мужчин-айнов, женщинам запрещали носить традиционные айнские одежды, было запрещено празднование национального праздника айнов — праздника медведя. Японцы перевезли всех Северокурильских айнов на остров Шикотан, отняли у них все орудия лова и лодки, запретили выходить в море без разрешения, тем самым обрекая на голодную смерть. Большинство жителей резервации вымерло, осталось всего 20 человек.

На Сахалине айны находились в кабальной зависимости от сезонных японских промышленников, приезжающих на лето. Японцы перегораживали устья крупных нерестовых рек, поэтому рыба просто-напросто не доходила до верховий, и айнам приходилось выходить на берег моря, чтобы добыть хоть какое-то пропитание. Здесь они сразу же попадали в зависимость от японцев. Японцы выдавали айнам снасти и отбирали из улова все самое лучшее, свои собственные снасти айнам иметь запрещалось. С отъездом японцев айны оставались без достаточного запаса рыбы, и к концу зимы у них почти всегда наступал голод, население вымирало.

Сегодня по официальной переписи в Японии насчитываются всего около 25 000 айнов. Их заставили забыть родной язык, они не знают своей собственной культуры, выдаваемой сегодня за японскую культуру. Один из уникальнейших народов в истории фактически уничтожен, оболган, обокраден и забыт.

Японский нацвопрос — EastRussia |

Айну — один из наиболее загадочных народов мира. Несколько поколений ученых пытаются разгадать тайну их расовой, языковой, культурной принадлежности, однако до сегодняшних дней вопрос происхождения этой нации остается открытым. Не вызывает сомнений науки пока лишь тот факт, что на японских островах айны появились задолго до прихода японцев. Они создали уникальную культуру, которая включает в себя элементы как южных, так и северных цивилизаций.

История становления и упадка айнской нации очень печальна. Пожалуй, ни один народ в истории не боролся за свои права, как они, на протяжении более полутора тысячелетий. Свои последние земли айны утратили в конце XIX – начале XX века. Однако по сей день этому уникальному народу удалось сохранить крупицы древнейшей культуры и не потерять чувство национального самосознания.

«Настоящие человеки»

По данным исследования Ассоциации по защите прав айнов «Utari», которое было проведено в 2006 году, сегодня в Японии проживает 23782 коренных айна. Они сосредоточены в 72 городках и поселках острова Хоккайдо, северного из японских островов, и неизбежно постепенно смешиваются с японцами.

Старинные айнские легенды повествуют о том, что их предки пришли с запада. Прекрасная девушка, не желая становиться женой своего отца, сбежала из неведомой страны за море, прихватив с собой любимую собаку. Там, на островах за морем у нее родились дети, от которых произошли айны. Само слово «айну» или «айну» в японской транскрипции у коренного народа японских островов появилось не сразу, и поначалу не применялось по отношению ко всему этносу. Термин «айну» начал входить в употребление только в период Эдо (1603 – 1868), и только с 19 века получил всеобщее распространение. Это слово, означающее «человек», «благородный человек», «настоящий человек», «человек, относящийся к айнскому народу», представители айну начали использовать только тогда, когда японцы стали их окончательно «зажимать». Использовать как противопоставление себя японцам, которых они называли «сисам».

Территория расселения айнов была очень широкой. В свое время свободный островной народ заселил и Японские острова, и Сахалин, и Курилы. Айнские поселения были и в Приморье, и на юге Приамурья, а также на южной оконечности Камчатки. О том, что все эти земли айны считали «своими» говорит тот факт, что многие территориальные названия происходят из айнского языка. Так «Курильские острова» — от айнского слова «кур» — «человек», «Итуруп» означает «большой лосось», «Кунашир» — «черный остров», «Шикотан» — «лучшее место».

«Названия Курильских островов, даже самых ближайших к Камчатке, вполне подтверждают эти предположения. Так называния Курильских островов Симушир, Кетой, Мусир, Шияшикотан (по здешнему произношению Сюсиотан), Онекотан, Парамушир и другие все – айнские», — пишет исследователь М.М. Добротворский, много лет проживший в айнском селеньи и изучивший айнский язык.

В первом тысячелетии до нашей эры на земли айнов стали вторгаться переселенцы, которым позднее суждено было стать единой нацией японского государства. Приблизительно в седьмом веке на несколько столетий между двумя народами была установлена граница и добрые отношения: велась торговля и успешный культурный обмен. Интересный факт: традиционное японское самоубийство «сэппуку» (оно же «харакири») в действительности заимствовано из религиозных обрядов древних айнов. Более того, некоторые исследователи полагают, что даже первая из двух главных в Японии религий — синтоизм — произошла от первобытных верований айнов.

Во всем виноваты русские?

Однако серьезный численный перевес японских народов пошатнул мирное сосуществование. Последовала череда кровопролитных стычек, в результате которых часть айну была порабощена (а со временем – ассимилирована), а часть – оттеснена в горы и в северные районы. Процесс формирования айнского народа в его современном виде совпал с периодом Камакура в истории японского народа (12 -14 век). В 1565 году айны впервые были описаны европейцем — католическим миссионером Фроэсом. Российские исследователи в составе академических экспедиций познакомились с айнами в первой половине 18 века. В частности, очень интересные сведения об айнах, которые проживали на Курильских островах, были сообщены путешественниками Владимиром Атласовым, Данилой Анцыферовым и Иваном Козыревским. В своем отчете Петру Первому в 1711 году они описали свою встречу с «мохнатыми курильцами», которых назвали густобородыми, большеглазыми и широкоплечими, то есть совершенно не похожими на японцев. А особенно русские моряки отметили айнских девушек – светлокожих, с фигурами «прекрасного образования».

Российские путешественники отмечали мягкий, любезный нрав курильских жителей, их кротость и поэтичность. Неустрашимо, в одиночку шел айн на медведя, но мог искренне расплакаться, если его оскорбили. Личные споры разрешались при стечении народа на поэтическом турнире. Правым признавался тот, кто побеждал противника цветистой образной речью.

Как ни странно, но именно интерес русских исследователей к айнскому народу привел историю к печальному финалу. Активность северных соседей не осталась незамеченной для Японии, и в завязывающихся между айнами и русскими отношениями японский двор увидел угрозу своему «господству» над туземцами. Из-за японо-российской колониальной гонки конца 19 века айну сначала лишились Хоккайдо (остров был окончательно закреплен за японским народом), а 1875 год и вовсе стал переломным сразу для двух «ветвей» айнского народа: сахалинской и курильской. Российское и японское правительство подписали Петербургский договор, по которому остров Сахалин, ранее находившейся под совместным управлением, полностью признавался российской территорией. Япония получала Курилы, а айнам, исконно проживавшим на этих территориях, была предоставлена возможность в течение трех лет определить свое подданство. Однако японское правительство поспешно использовало эту статью в своих интересах и начало депортировать айнов с Сахалина и Курил на Хоккайдо. М.М. Добротворский писал: «достоверно не знаем, сколько сейчас айнов на Сахалине. По сведениям, собранных от японцев, айнов приписано к разным японским селениям для работ и оброка 2885 человек обоего пола. По сведениям, собранным переводчиком Дьячковым, знающим очень хорошо почти все айнские селения и даже большую часть айнов лично, их всего на Сахалине 2050 человек обоего пола. Это последнее число, кажется, наиболее всего приближается к истине. В древности айнов на Сахалине было гораздо больше. Около одной бухты Буссе было восемь больших айнских селений, между тем, как теперь три, и во всех трех только семь юрт».

В 1884 году японское правительство, опасаясь, что живущие на Северных Курилах русифицированные айны будут постоянно тяготеть к России, переселило почти всех туземцев на южнокурильский остров Шикотан. В быту и культуре айнов произошли большие изменения, даже выход в море для ловли рыбы или на охоту из селения осуществлялся только по спецразрешению. Результатом введения такого полицейского режима стало массовое вымирание айнов. Считается, что роковым стал переход айнов от рыбы и животной пищи к рису, который японское правительство сбывало айнам. Смена пищевого рациона, усвоенного на генетическом уровне, срикошетила по айнам невиданными эпидемиями. Больше всего жизней унесли сифилис (по-айнски – «японская болезнь»), цинга и корь, скарлатина и оспа.

К 1891 году на Шикотане из всего многочисленного населения остался 59 айн, а вскоре курильская ветвь айнского народа постепенно исчезла.

Японцы не спешили заботиться о своих новых подданных. Еще с эпохи Мейдзи четкие правовые разъяснения о народах Хоккайдо и Окинавы отсутствовали. Законодательство фиксировало наличие в стране только одной нации – японцев. Единственный раз правовой акт, затрагивающий интересы непосредственно айнского народа, появился в 1899 году: правительство приняло закон «О покровительстве аборигенному населению». Этот документ в числе прочего не разрешал айнам владеть землей. К слову, он до сих пор не отменен и имеет силу.

Законы сохранения

Сегодня основная масса айнского населения, как пишет исследователь А.Б. Спеваковский, проживает на юго-востоке Хоккайдо, в округе Хидаке, где сконцентрировано более трети этноса. В Хидаке айны живут на побережье Тихого океана (в поселках Молибэцу, Нииканпу. Сиидзунай, Мицуиси, Уранава, Самани, Хороидзуми) и в глубине острова, в основном в бассейне реки Сару (в поселках Саруба, Нибутани, Осатинай, Фурэнай, Хидака, Нонниой, Ниой, Нукибэцу). Остальная часть айнов проживает в других округах Хоккайдо: Ибури (поселки Сираой, Адзума, Хоробэцу), Осима (поселок Якумо), Гонати (поселки Ниссин, Фусико, Асеро, Обихиро, Кусиро (поселки Анаи, Торо, Кутяро), Абасири (поселки Абасири, Бихоро), а также в городе Асахигава и в ряде деревень других округов. Очень незначительная группа айнов живет сейчас на Хонсю (полуостров Симокита префектуры Аомори) в поселке Ома. В городах айнов крайне мало, так как это связано для них с трудностями при устройстве на работу: национальный вопрос в Японии все-таки существует.

Проблема ассимиляции с японцами сегодня стоит перед айнами чрезвычайно остро, и отдельные представители древнего народа все более стремятся к национальной идентификации. Один из признаков такого положения вещей — появление и быстрое развитие у айнов собственных СМИ – газет и интернет-ресурсов. Конечно, пока эти издания немногочисленны, а тираж и ареал их распространения небольшой, но сам факт их существования свидетельствует о четком понимании айнами своей уникальности и национальной идентичности.

У айнов две газеты: издание на айнском языке «Ainu Times» и официальный печатный орган организации по защите прав айнов «Utari» «Senkusya no tsudoi» на японском языке. «Ainu Times» выходит с 1997 г. периодичностью четыре раза в год – в марте, июне, сентябре и декабре. Однако стремление к сохранению национальной идентичности, к сожалению, упирается в одну серьезную проблему. У айну не осталось собственной письменности, и айнский язык на письме сегодня воспроизводится либо японской слоговой «катаканой», либо и вовсе латинской транслитерацией. Тираж газеты очень маленький — всего 500 экземпляров, и в основном экземпляры распространяется по подписке. Сегодня постоянных подписчиков у газеты 150. В основном это ученые, айнские организации, библиотеки японских университетов, где изучается айнская культура. Читают «Ainu Times» и в Москве – единственным подписчиком айнской версии газеты в России является известный этнограф и культуролог Сергей Арутюнов.

Через три месяца после выхода издание перепечатывается и на японском языке. Издатели не скрывают, что японская версия не только расширяет потенциальную читательскую аудиторию издания, но и помогает японцам, которые желают приобщиться к культуре коренных островных жителей, самостоятельно осваивать айнский язык. В «Ainu Times» нет четко сформированных колонок, рубрик. Как говорят в редакции газеты, информационное наполнение в этом издании далеко не главное. Главное – хоть как-то сохранить айнский язык, его лексическое разнообразие. Цель публикаций – заставить айнов читать и говорить на родном наречии.

Коренной народ японских островов создал не только свою печать, но и уникальное радио «FM Pipausi» («Эф эм Пипауси»), единственное в мире средство информации, вещающее на айнском языке. «FM Pipausi» образовано по инициативе той же самой организации «Ainu PEN», которая стала издавать газету «Ainu Times». В ближайших планах «Ainu PEN» — создание локального айнского телевидения. «FM Pipausi» выходит в эфир раз в месяц. Услышать программы первого айнского радио можно в окрестностях города Саппоро. Вещательный центр радиостанции находится в городке Биратори в здании детской библиотеки, где помещена коллекция материалов об айнах и айнской культуре. Раз в месяц библиотека на некоторое время закрывается для посетителей и превращается в радиостудию. На крыше здания библиотеки установлено специальное оборудование, напоминающее громкоговоритель, с помощью которого эфир «FM Pipausi» можно слушать в реальном времени на улице без помощи радиоприемника. «FM Pipausi» начала работу в 2001, и с этих пор ни разу на долгое время не прекращала своих передач.

Козырь в рукаве

Айнские СМИ уникальны, и с каждым годом они приобретают всю большую популярность в Японии, помогая коренному народу японских островов не забывать свою удивительную культуру и непростую историю. Кроме того, как отмечают сами айны, с тех пор, как их газеты стали освещать айнскую проблематику, говорить о дискриминации в обществе, случаев негативного отношения к айнам стало гораздо меньше. Чаще обращаться к айнской тематике стали и национальные СМИ. На центральных японских телеканалах уже несколько раз выходили в эфир документальные фильмы о жизни «туземцев», причем, по словам самих айнов, сверстанные достаточно добротно и объективно. Правда, у этого интереса со стороны нацбольшинства есть и оборотная сторона: откликаясь на инициативы айну, настаивая на толерантности, японское правительство может преследовать конкретную политическую цель. Неважно, кто и когда открыл Курилы, японцы или русские. То, что айны – коренной народ Курильских островов, признается обеими сторонами, и в территориальных разногласиях с Россией этот исторический козырь весьма полезен.

Правда, в случае возвращения Японии хотя бы части Курильских островов, вряд ли айнам была бы отдана хотя бы малая доля их родной земли. Кроме того, неизвестно, смогли бы сегодняшние туземцы начать жить в тех же условиях, как и их далекие предки, ведь айны прошли сложный путь развития своего этноса, почти полностью ассимилировались с японцами. Сегодня почти ничего в их нынешнем облике не напоминает о крепких, светлокожих и ясноглазых воинах, которыми они были много веков назад. Хотя самое главное они все же сохранили — свой язык, свою национальную идентичность и самобытность. Пусть это небольшие культурные очаги, но, возможно, в будущем эта работа принесет плоды, и айны смогут, наконец, сказать о том, что их права защищены полностью. А пока что в конституции страны цветущей сакуры четко зафиксировано, что Япония – это мононациональное государство и все его жители исключительно — японцы.

Прославляя культуру народа айну | NHK WORLD-JAPAN News

Новый национальный музей в Японии призван рассказать о местном коренном народе — айну. Просторный комплекс «Упопой», который также называют символическим местом сосуществования разных этносов, открылся в самой северной японской префектуре Хоккайдо в июле. Он был построен для сохранения уникальной культуры и традиций айну, а также для воспитания уважения к этническому многообразию.

В прошлом году вступил в силу закон о мерах поддержки народа айну, который стал первым юридически значимым документом, признающим айнов коренным народом северной части Японского архипелага, главным образом Хоккайдо.

Айны обладают уникальной культурой и языком. Вплоть до XIX века их главными занятиями были охота, рыболовство, растениеводство и сельское хозяйство. Они также активно вели торговлю и другие виды обмена с окружающими регионами.

Церемония айнов «Иёмантэ», во время которой люди выпускают стрелы в бурого медвежонка, почитаемого как бога. Она основана на веровании, что возвращение духа медведя в божественный мир принесет пользу земле

В эпоху Мэйдзи в XIX веке политика ассимиляции стала угрозой образу жизни айнов. Все больше этнических японцев, или вадзинов, направлялись для содействия изменениям под контролем Комиссии по развитию Хоккайдо, учрежденной правительством. Айнам запретили многие виды их традиционной деятельности, в том числе ловлю лосося, охоту с использованием ядовитых стрел и нанесение татуировок на тела взрослых женщин. В 1899 году вступил в силу Закон о защите бывших аборигенов Хоккайдо, после чего ученики школ айну были вынуждены учить японский язык. Сегодня издание ЮНЕСКО «Атлас языков мира, находящихся под угрозой исчезновения» вносит язык айну в список «критически уязвимых».

Место для обмена и обучения

Упопой – так на языке айну называют пение большой группой людей. Новый комплекс включает в себя традиционную деревню, или котан, а также мемориальное помещение для почитания памяти умерших.

Один из ключевых объектов комплекса «Упопой» — Национальный музей народа айну. В его коллекции – около 10 тыс. предметов, включая инструменты, которые айны использовали в быту. Экспозиция разделена на шесть секций, каждая из которых посвящена отдельной теме, например истории или языку. Посетители также могут посмотреть видеозаписи, чтобы больше узнать о культуре айнов.

«Огромное значение придается культуре айнов. Можно сказать, что Япония осознала, что без поддержки культурного разнообразия она может оказаться в опасности», — сказал директор музея, культурный антрополог Сасаки Сиро в интервью NHK.

Комплекс «Упопой» занимает территорию площадью около 10 га. Посетители комплекса могут исполнить песни айнов или принять участие в народных танцах

Молодые айну испытывают все больше оптимизма

Ямамити Ёмару – 31-летний айну, который работает в «Упопое». Он вырос в районе Нибутани города Биратори – одном из немногих мест, где продолжает сохраняться культура айнов. На протяжении трех лет с 2011 года он изучал язык айну и традиционные ремесла. Теперь он демонстрирует резьбу по дереву и делится знаниями в ходе мастер-классов.

Ямамити радует растущий интерес к культуре айнов. Но, по его словам, многие ошибочно думают, что айну до сих пор охотятся и живут в традиционных жилищах с соломенными крышами. Для него важно развить лучшее понимание: «Мы хотим, чтобы посетители поняли, что жизнь айну ничем не отличается от их жизней и что мы пытаемся сохранить собственную культуру, гордясь нашими корнями».

Ямамити Ёмару – айну, который работает в комплексе «Упопой»

Критика того, как представлена история

Некоторые люди выражают обеспокоенность по поводу того, как в комплексе «Упопой» рассказывается об отношении к народу айну. Почетный профессор университета Тохоку Гакуин в префектуре Мияги Эмори Сусуму – специалист по истории айнов. По его словам, музей подстегнет интерес людей, но прошлая политика правительства по ассимиляции айнов в нем излагается неадекватно.

Эмори говорит, что до сих пор существуют айны, которые скрывают свою этническую принадлежность из-за опасений, что они могут стать жертвами дискриминации или предвзятости. «Сами по себе экспонаты не помогают посетителям полностью понять, почему современные айны не могут говорить на родном языке, почему их традиции утрачены», — отмечает он.

Учреждение и его персонал

Пресс-секретарь комплекса отмечает, что все учреждение создано таким образом, чтобы айну выглядели главными игроками, а не ущемленными в правах людьми. Все экспозиции, еще со стадии планирования, отражают взгляды народа айну. Впервые используется их язык для гидов и информации. Но многие должности занимают вадзины, направленные центральным правительством, в том числе директор музея Сасаки.

«Комплекс «Упопой» разработан для привлечения самых разных людей со всего мира, чтобы их знания о культуре айну расширялись», — говорит Сасаки, добавляя, что он хочет доверить самим айнам принятие решений о работе комплекса и его управлении в будущем.

Посмотреть видео: 07:09

Нерассказанная история первых жителей Японии

Эта статья взята из Hakai Magazine , интернет-издания о науке и обществе в прибрежных экосистемах. Читайте больше подобных историй на hakaimagazine.com.

Itek eoirapnene . (Вы не должны забывать эту историю.)
— Текатте, бабушка айнов, своему внуку Сигеру Каяно

Голова медведя маленькая. Облокаченный на протянутой ладони Хирофуми Като, его рот превратился в изогнутую щель в кости, маленькая резьба могла быть детской игрушкой, талисманом удачи или божеством.Ему может быть 1000 лет.

Голоса кружат вокруг Като, японского археолога. Он стоит посреди школьного спортзала, который теперь служит импровизированной археологической лабораторией на северном японском острове Ребун. Комната наполнена запахами: землей, с оттенком лака для ногтей, наложенным ароматом, который можно расшифровать за минуту — остротой влажной сушки костей.

Рэкет вокруг нас отличается от всего, что я испытал, будучи учителем английского языка в Японии почти 30 лет назад, когда мои ученики оправдали свою репутацию в отношении тихой формальности.В этом спортзале столько всего происходит. Здесь одновременно и порядок, и хаос, как в случае, когда студенты и волонтеры пополняют рабочую силу. Эти археологи-любители весело сидят среди песка, очищая от мусора лопатки морского льва зубными щетками, даже когда кости разваливаются у них в руках.

Голова медведя, вырезанная из кости морского млекопитающего, была найдена волонтером в первый день трехнедельных раскопок на Хаманаке II в 2016 году. Тайлер Кантуэлл / Анджей Вебер / Университет Альберты

Като преподает в Центре изучения айнов и коренных народов Университета Хоккайдо в Саппоро, более чем в 400 км к югу.Но с 2011 года он руководил археологическими раскопками на месте, известном как Хаманака II. Като и его коллеги обнаружили в глубине отложений четкие, непрерывные слои заселения, которые датируются 3000 лет назад.

Амбициозный масштаб раскопок — 40 квадратных метров — необычен для Японии. Археология обычно сосредоточена на раскопках «телефонной будки», и часто археологи просто наскакивают на спасательные работы, быстро работают, чтобы зафиксировать, что там есть, сохранить то, что стоит, и расчистить путь для начала строительства.Но на Хаманаке II Като применил совсем другой подход. Он считает, что ранее археологи искажали динамизм и разнообразие Ребуна и более крупного соседнего острова Хоккайдо. Они упростили прошлое, смешав историю северных островов с историей Хонсю на юге. Что еще более важно, они обратили мало внимания на следы северных коренных народов, которые до сих пор называют эту землю своим домом — айнов.

На протяжении большей части 20-го века японские правительственные чиновники и ученые пытались скрыть айнов.Они были неудобны культурами в то время, когда правительство упорно создает национальный миф об однородности. Поэтому официальные лица поместили айнов в файлы с пометкой «загадки миграции людей» или «заблудшие охотники-собиратели современной эпохи», или «потерянная европеоидная раса», или «загадка», или «умирающая раса», или даже «вымершая». Но в 2006 году под международным давлением правительство наконец признало айнов коренным населением. И сегодня японцы, похоже, идут ва-банк.

Калли Стёсси и Мерия Дайнард чистят кости животных, найденные на территории Хаманака II, с помощью зубных щеток в школьном спортзале. Джуд Изабелла

В префектуре Хоккайдо, традиционной территории айнов, правительственные администраторы теперь отвечают на телефонный звонок « Irankarapte », приветствие айнов. Правительство планирует открыть новый музей айнов к Олимпийским играм 2020 года в Токио. В стране, известной своей удушающей однородностью — во всяком случае для посторонних, и не всегда справедливой — принятие айнов — это невероятный рывок к разнообразию.

Айны пришли в этот момент гордости из-за предрассудков, благодаря адаптации, стойкости и явному упрямству человеческой воли.Голова маленького медведя в руке Като олицетворяет их якорь в прошлом и проводника в будущее, верного товарища, неизменный дух эпического путешествия.

Остров Ребун — это 80 квадратных километров скалы в Японском море. Хаманака II уютно устроился между горой и заливом Фунадомари, котловиной, образованной обнажениями, которые простираются до моря, как клешни скорпиона.

В ясный день Россия плывет по морю вдалеке.

Само место представляет собой большую зияющую дыру примерно в получасе ходьбы от школьного спортзала.В нем принимают участие более 30 добровольцев, от японских старшеклассников до пенсионеров из Калифорнии, разнообразные актеры, болтающие на японском, русском, английском и английском языках с финским, китайским и польским акцентом — еще одна отправная точка для японской археологии.

Археологи исследуют особенно богатую находку костей морских млекопитающих на стоянке Хаманака II. Айны острова Ребун почти полностью полагались на морской белок, особенно на морских млекопитающих. Джуд Изабелла

Археологи проводят раскопки на Ребуне с 1950-х годов.Во время перерыва Като берет меня на короткую экскурсию по этому уголку острова, где дома, сады и небольшие поля окружают археологические раскопки. Белье развевается на бельевых веревках, а плетистые розы наполняют воздух мимолетным ароматом. Мы не видим никого, кроме археологической команды, отчасти потому, что это главный японский праздник — Обон, день, чтобы почтить дух предков, — но также и потому, что многие островитяне уехали в 20-м веке, начиная с 1950-х годов с катастрофой. промысла сельди и активизировались в 1990-х годах в связи с экономическим спадом в Японии.

Сегодня осталось менее 3000 островитян, которые экономно полагаются на туристов, рыбу и съедобные водоросли, известные как konbu . Каждый из них появляется сезонно и не всегда в больших количествах. Напротив, гигантское место, где Като и его команда копают поля, визуально и тактильно напоминают, что Ребун когда-то был загружен людьми, которые жили за пределами суши и моря в течение тысяч лет: некоторые собирали морское ушко, некоторые охотились на морских львов, а некоторые выращивали свиньи и собаки, вероятно, завезены из Сибири.Эти люди были предками айнов.

Люди впервые высадились на Хоккайдо, по крайней мере, 20 000 лет назад, вероятно, прибыв из Сибири по сухопутному мосту в поисках менее холодной окружающей среды. К концу последнего ледникового периода их потомки развили культуру охоты, собирательства и рыбной ловли. Крупное рисоводство было южным явлением; север был слишком холодным, слишком снежным. Древняя культура северян сохранялась в основном без изменений до седьмого века, когда традиционный образ жизни айнов стал более заметным в археологических записях на Хоккайдо, Камчатке и близлежащих небольших островах, таких как Ребун, Ришири, Сахалин и Курилы.Возникло ориентированное на природу общество рыбаков, охотников, садоводов и торговцев.

Марк Гаррисон

Айны, как и их предки, делили свою землю с важным хищником. Бурые медведи Хоккайдо, Ursus arctos yesoensis , тесно связаны с гризли и кадьяками Нового Света, хотя они и невысокие: самцы достигают 2 метров в высоту и набирают почти 200 килограммов.

На севере жизнь айнов и их предков была тесно связана с медведями, их яростными кузенами.Там, где ловили медведя, ловили рыбу люди. Там, где медведи собирали обезьяньи груши, люди собирали обезьяньи груши. Там, где ступали медведи, ступали люди. Они были родственными духами, и связь между людьми и медведями была настолько сильной, что сохранялась во времени и культурах. Люди тысячелетиями чтили медвежьих духов посредством ритуалов, сознательно помещая черепа и кости в ямы для захоронения. И в исторические времена письменные отчеты и фотографии медвежьей церемонии показывают, что айны сохраняли это глубокое родство.

Сайты острова Ребун имеют решающее значение для установления подлинности отношений. Раскопки хорошо сохранившихся останков ракушек на острове могут выявить гораздо больше, чем вулканический Хоккайдо с его кислой почвой, поедающей останки костей. И похоже, что древние островитяне, лишенные какой-либо популяции медвежьих, должны были завезти своих медведей с материка Хоккайдо. С трудом ли они доставили на остров живых медведей на каноэ? Большое морское каноэ с веслами и парусом, но все же.

Като указывает на узкий переулок между двумя зданиями.Там археологическая группа обнаружила захоронения черепов медведя, датируемые примерно 2300-800 лет назад. Неподалеку, в Хаманаке II, Като и его коллеги обнаружили захороненные черепа медведя 700 лет назад. И в этом году они нашли маленькую 1000-летнюю голову медведя, вырезанную из кости морского млекопитающего.

Хаманака II на острове Ребун полон останков животных — морских млекопитающих, оленей, собак и свиней, некоторые из которых датируются 3000 лет назад. Кости хорошо сохраняются в песчаной почве острова.Сохранение костей в кислых почвах соседнего Хоккайдо, большого вулканического острова, встречается редко. Джуд Изабелла

Недавно обнаруженная резьба по дереву интересна вдвойне: это необычная находка, которая предполагает древний символизм, не убитый временем. Медведь, вероятно, всегда был особенным, от тысячелетия к тысячелетию, даже несмотря на то, что материальная культура островитян изменилась и развивалась задолго до того, как японцы установили там свой флаг.

Окружающая среда, экономика и традиции могут меняться со временем, но некоторые верования настолько неприкосновенны, они бессмертны, переходят, как и гены, от одного поколения к другому, смешиваясь и мутируя, но никогда не колеблясь.Связь с медведями пережила многое.

В 49 лет, с волосами скорее серыми, чем черными, Като все еще остается мальчишкой. В этот жаркий летний день на Ребуне он носит бейсболку, оранжевую клетчатую рубашку с короткими рукавами, шорты и кроссовки зеленовато-желтого цвета. И пока он говорит, становится ясно, что у него сохраняющееся чувство несправедливости, когда дело касается айнов и учебной программы, которую ему давали в начальной школе.

«Я родился на Хоккайдо, в 60 км к востоку от Саппоро», — говорит он. Тем не менее, он так и не узнал историю Хоккайдо.В школах по всей стране использовался общий учебник истории, и когда Като был молод, он узнал историю только главного острова Японии, Хонсю.

Хонсю густонаселен, здесь расположены крупнейшие города страны, включая Токио. Хоккайдо, расположенный к северу от Хонсю, сохраняет больше природных чудес и открытых пространств; это край лесов, ферм и рыб. На карте Хоккайдо даже выглядит как рыба с поджатым хвостом, которая плывет прочь от Хонсю, оставляя след, на отслеживание которого у местного парома уходит четыре часа.Сегодня два острова физически соединены железнодорожным туннелем.

На первый взгляд, на Хоккайдо нет ничего не японского. Но копните — метафорически и физически, как это делает Като, — и вы обнаружите слои другого класса, культуры, религии и этнической принадлежности.

Марк Гаррисон

На протяжении веков айны жили в котане , или «постоянных деревнях», состоящих из нескольких домов, расположенных вдоль реки, где нерестился лосось. У каждого котана был начальник.Внутри тростниковых стен каждого дома нуклеарная семья готовила и собиралась вокруг центрального очага. В одном конце дома было окно, священное отверстие, выходящее вверх по течению, к горам, родине медведей и истоку реки, богатой лососем. Дух медведя мог войти или выйти через окно. За окном был алтарь, также обращенный вверх по течению, где люди проводили медвежьи церемонии.

Каждый котан опирался на концентрические зоны жизнеобеспечения, манипулируя ландшафтом: река для пресной воды и рыбалки, берега для выращивания и сбора растений, речные террасы для жилья и растений, склоны для охоты, горы для охоты и сбора коры вяза для корзины и одежда.Уговорить пищу с земли сложно в лучшие времена, почему бы не сделать это как можно проще?

Со временем родина айнов, в которую входили Хоккайдо и Ребун, а также Сахалин и Курильские острова, ныне входящие в состав России, присоединились к крупной морской торговле. К 14 веку айны были успешными посредниками, поставляя товары японским, корейским, китайским, а позже и русским купцам. На гребных каноэ с деревянными бортами, вырезанными из массивных деревьев, моряки-айны танцевали по волнам, ловя сельдь, охотясь на морских млекопитающих и торгуя товарами.Вокруг айнов вращалась вертушка различных культур и народов.

Со своей родины айны привозили сушеную рыбу и мех для торговли. В китайских портах они набивали свои каноэ парчой, бусами, монетами и трубками для японцев. В свою очередь, они несли японское железо и сакэ обратно китайцам.

На протяжении веков эти разнообразные культуры находили баланс друг с другом.

Когда я жил на южном японском острове Кюсю в конце 1980-х, меня поразило физическое разнообразие людей.В лицах моих учеников и соседей иногда отражались лица азиатских, полинезийских или даже австралийских и североамериканских коренных народов. Японцы знали об этих физических различиях, но когда я спросил их о происхождении японцев, ответ был тот же: мы всегда были здесь. Это заставило меня задуматься о том, что мои ученики узнали о происхождении людей и миграциях.

Сегодня наука говорит нам, что предки этнических японцев пришли из Азии, возможно, через сухопутный мост около 38000 лет назад.По мере того как они и их потомки расселялись по островам, их генофонд, вероятно, диверсифицировался. Затем, намного позже, около 2800 лет назад, с Корейского полуострова прибыла еще одна большая волна людей, принесших рисоводство и металлические инструменты. Эти новички смешались с коренным населением и, как и большинство фермерских обществ, положили начало демографическому буму. Вооруженные новыми технологиями, они распространились по южным островам, но остановились недалеко от Хоккайдо.

Затем около А.В 1500 г. японцы начали просачиваться на север и оседать. Некоторые были вынужденными иммигрантами, изгнанными в южную часть Хоккайдо, чтобы жить в изгнании. Остальные пришли охотно. Они видели Хоккайдо как место возможностей во времена голода, войн и бедности. Побег в Эзочи — японский ярлык, означающий «земля варваров» — для некоторых был актом амбиций.

Хирофуми Като, археолог из Центра изучения айнов и коренных народов Университета Хоккайдо в Саппоро, начал раскопки Хаманака II в 2011 году. Джуд Изабелла

Като говорит мне, что его семейное прошлое отражает некоторые бурные изменения, которые произошли на Хоккайдо, когда Япония прекратила свою изоляционистскую политику в 19 веке. Феодальный сёгунат (военная диктатура), долгое время господствовавший в Японии, потерял контроль в то время, и к власти вернулась императорская семья страны. Влиятельные люди, стоящие за новым императором, развязали блицкриг модернизации в 1868 году. Многие японские самураи, лишенные своего статуса, такие как прадедушка и прадед Като по материнской линии, покинули Хонсю.Кто-то участвовал в восстании, кто-то хотел начать все сначала — предприниматели и мечтатели, которые приветствовали перемены. Началась волна современных японских иммигрантов — самураев, к которым присоединились фермеры, торговцы, ремесленники. Дед Като по отцовской линии уехал на Хоккайдо выращивать коров.

Като считает, что история его семьи довольно типична, а это значит, что, возможно, этнические японцы на Хоккайдо также более непредубеждены, чем их родственники в остальной части Японии.

Какой бы замкнутой ни казалась Япония, она всегда была связана отношениями с другими людьми, особенно с людьми на Корейском полуострове и в Китае.На протяжении веков японцы определяли свою родину с внешней точки зрения, называя ее Нихон, «происхождение солнца». То есть они думали о своей родине как о востоке Китая — стране восходящего солнца. И они назвали себя Нихонджин.

Но слово айны означает совсем другое. Это означает «человек». И мне всегда казалось, что давным-давно айны давали вполне естественные ответы на вопросы посетителя: кто вы и где я? Ответы: айны, «мы люди»; а вы стоите на «нашей родине», Мосир.

Айны называют этнических японцев Ваджин, термин, пришедший из Китая, или Шамо, что означает «колонизатор». Или, как один из айнов сказал исследователю: «люди, которым нельзя доверять».

Вернувшись на раскопки в Хаманаке II, Зои Эдди, исторический археолог из Гарвардского университета, стоит на куче мешков с песком и осматривает команду. Она одна из немногих докторов наук. кандидаты, на которых Като полагается, чтобы управлять волонтерами и студентами. Она переключается между японским и английским, в зависимости от того, кто задает вопрос.

«Это что-то?» — спрашиваю я, указывая шпателем на изогнутый горб, покрытый песчаной почвой.

«Может, позвонки морского льва? И это могло быть частью этого, — говорит она, указывая на другую бугорку в паре ладоней от нее. «Просто иди медленно».

Кто-то зовет, и она спешит на помощь. Эдди живет в Бостоне, Вашингтоне, округ Колумбия, и Саппоро. Выделяется высокая кудрявая брюнетка; На центральном кастинге около 1935 года ее наняли бы на роль дерзкой женщины-археолога в каком-нибудь экзотическом месте.

Eddy’s Ph.D. исследование сосредоточено на культурных представлениях медведей среди айнов. «Невозможно замахнуться мертвой кошкой, не ударив медведя», — говорит она об одержимости Хоккайдо изображениями медведей. Позже, потягивая саке, она описывает свое удивление, когда впервые посетила Саппоро в 2012 году и увидела пластиковую фигурку бурого медведя на Хоккайдо. Во рту у него был кукурузный початок. Эдди задумался над этим. Как и молочные коровы, кукуруза не является местным урожаем острова. «Я подумал, что это странно, это действительно странно, — говорит Эдди.«Разве медведь не айну?»

Да и нет, она узнала.

На острове Ребун, у побережья Хоккайдо, Хирофуми Като (слева), Зои Эдди (на переднем плане) и волонтеры складывают мешки с песком на археологическом участке Хаманака II, где они останутся до тех пор, пока в следующем году не будут продолжены раскопки. Джуд Изабелла

Для айнов медведь имеет тело и душу; это свирепый хищник, который бродит по горам и долинам, и это kamuy , «бог». Камуи большие и маленькие.Это могучие лосось и олени, скромные воробьи и белки, обычные инструменты и утварь. Камуи посещают Землю, имеют отношения с людьми, и, если их уважают, они возвращаются снова и снова, чтобы накормить и одеть людей. Это сложная система убеждений, в которой и живые, и неживые существа являются духовными существами, а межвидовой этикет играет центральную роль в хорошей жизни. Чтобы поддерживать здоровые отношения с камуями, художники-айны традиционно представляют мир абстрактно, создавая приятные узоры, призванные очаровать богов — трансцендентные симметричные завитки и завитки калейдоскопа, а не банальные фигурки.Создание реалистичного изображения животного подвергает опасности его дух — оно может попасть в ловушку, поэтому художники-айны не вырезали на зубах реалистичных медведей, которые сжимали кукурузу или что-либо еще.

Но искусство может адаптироваться к духу времени. Типичный сегодня айнский медведь — фигуральный медведь с лососем во рту — имеет явное немецкое влияние. «Кто-то, наверное, сказал:« Хорошо, немцам это нравится », — говорит Эдди. Художники-айны адаптировались после реставрации Мэйдзи: они подарили туристам культовых бурых медведей Шварцвальда, которых больше не было.Этот поворот был прагматическим ответом на шаткое положение их культуры.

На этой иллюстрации 1901 года изображен иоманте айнов. Иоманте очаровал как японцев, так и европейцев. Ivy Close Images / Alamy Stock Photo

Как и всем островным народам, айнам приходилось иметь дело с противоположными реальностями. На протяжении большей части их истории новые идеи, новые инструменты и новые друзья текли из моря, жизненно важной артерии для внешнего мира. Но внешний мир также приносил неприятности, а иногда и жестокость.

Первый серьезный удар по суверенитету айнов был нанесен в середине 1600-х годов, когда могущественный клан самураев взял под свой контроль японские поселения на юге Хоккайдо.

В то время в Японии проживало около 25 миллионов человек — по сравнению, например, с 5 миллионами в Англии — и она так же жаждала коммерческого успеха, как и большинство европейских стран. По всему миру шла погоня за прибыльными рейсами в далекие страны, где купцы определяли правила ведения боевых действий, чаще всего с помощью силы, переворота местной экономики, нарушения границ.Стремясь получить прибыль, японские купцы отказались от торговых отношений с айнами. Кому были нужны торговцы-айны, когда были ресурсы для добычи — тюлени, рыба, икра сельди, шкуры каланов, олени и медвежьи шкуры, связки ракушек, ястребы для соколиной охоты, орлиные перья вместо стрел и даже золото?

«Это не совсем айнская история», — говорит Эдди, которая прослеживает некоторые из ее предков до вендатов, группы коренного населения на северо-востоке Северной Америки. Она считает важным помнить обо всем насилии, которое колонизация повлекла за собой для коренных народов.«Представьте себе год, когда для вас все изменится», — говорит она. «Вам нужно куда-то переехать, вы не можете говорить на своем языке, вы не можете жить со своей семьей, вы смотрите, как вашу сестру насилуют на ваших глазах, вы смотрите, как ваши братья и сестры умирают от голода, вы наблюдаете, как ваших животных забивают ради развлечения. ”

Айну. Вендат. Сюжеты и сюжеты похожие, но каждая уникальна в своем повествовании.

В конце 1800-х годов японское правительство официально колонизировало Хоккайдо. И Окинава. И Тайвань. И Сахалин, и Курилы.Корейский полуостров и, наконец, к 1930-м годам Маньчжурия. Японцы вступили в войну с Россией и победили, впервые азиатская страна отразила вторжение европейской державы на памяти живущих. На Хоккайдо японское правительство проводило политику ассимиляции, нанимая американских консультантов, только что стремившихся ассимилировать коренное население Северной Америки. Правительство заставило айнов учиться в школах, говорящих по-японски, изменило их имена, отобрало их землю и радикально изменило их экономику.Они подтолкнули айнов к наемному труду, особенно в коммерческом промысле сельди после того, как японские фермеры обнаружили, что рыбная мука является идеальным удобрением для рисовых полей.

На протяжении большей части 20-го века рассказы айнов, создаваемые посторонними, вращались вокруг их кончины. Но кое-что еще привлекло внимание японских колонистов и тех, кто путешествовал в Мосир: отношения айнов с медведями.

Для айнов бог-медведь — одно из самых могущественных существ на параллельной родине духов, Камуй Мосир.После смерти медведи отправились в эту страну духов, отдав свое мясо и мех людям. Чтобы почтить эту щедрость, люди отправили дух медведя домой на особой церемонии, iyomante .

Зимой айны искали медведицу-медведицу. Когда они нашли ее, они удочерили одного из ее детенышей. Котан выращивал детеныша как своего собственного, женщины иногда кормили детенышем. К тому времени, когда он стал настолько большим, что потребовалось 20 человек, чтобы тренировать медведя, он был готов к церемонии.В течение двух недель мужчины вырезали молитвенные палки и связали бамбуковую траву или полынь, чтобы сжечь для очищения. Женщины готовили рисовое вино и еду. Посыльный ездил в близлежащие котаны, чтобы пригласить людей присутствовать.

Гости прибыли за день до ритуала с подарками. В начале церемонии старейшина вознес молитву богине огня и домашнего очага Фучи. Старейшина подвел мужчин к медвежьей клетке. Они молились. Они отпустили медведя тренироваться и поиграть, затем выстрелили в него двумя тупыми стрелами, задушили и обезглавили, освободив дух.Люди пировали, танцевали, пели. Они украсили голову, а старушка рассказывала саги об Айну Мосире, парящем мире, который покоился на спине рыбы. Она закончила в духе «Шахерезады», хитроумно пытаясь заманить бога в следующем году, чтобы он услышал оставшуюся часть истории. Наконец, они положили голову медведя на алтарь за священным окном.

Лучники натянули свои луки, и свист церемониальных стрел сопровождал бога-медведя домой.

С сегодняшнего дня ритуал воскрешения и принесения в жертву опасного хищника кажется одновременно экзотическим и очень соблазнительным.И в сознании многих людей сегодня медведь и айны стали частью современной легенды. По отдельности они животные и люди, вместе они достигли почти мифического статуса.

Эдди считает современное преобразование медведя Хоккайдо из священного существа в талисман символом стойкости айнов под давлением японского господства. Для археологов медведь свидетельствует о глубокой древности айнов и их предков на Хоккайдо. А для самих айнов их древний бог-медведь дал им маловероятную опору в современной экономике.

«Было бы легко рассматривать [реалистичную] резьбу как пример печальной смерти традиционной культуры айнов», — говорит Эдди. «Для меня это настоящий признак творчества, приспособляемости и устойчивости перед лицом полного разрушения старых экономик».

Айны не стали ни богатыми, ни уважаемыми, но они держались.

В музее айнов в Сираои, к югу от Саппоро, милый мультяшный медведь в красной футболке украшает вывеску, рекламирующую лакомства для медведей за 100 иен. Рядом, в клетке, один из лакомств поедает настоящий медведь.

Музей был построен в 1976 году после всплеска активистов движения за гражданские права, и сегодня три бурых медведя выставлены в отдельных вольерах. Маленькие дети, болтая, скармливают одному из них печенье через металлическую трубку, а затем уходят. Медведь смотрит на нас троих: Май Исихара, аспирант Университета Хоккайдо; Кэрол Эллик, американский антрополог, работавший с айнами; и я.

Сегодня в Японии живет почти 130 миллионов человек, но дикие медведи все еще бродят по лесным горам и долинам страны.Всего за пару месяцев до моего визита медведь напал и убил четырех человек, которые собирали побеги бамбука на севере Хонсю. Но эти конфликты не новы. Одна из худших встреч с медведями произошла в 1915 году, когда Япония была в самом разгаре колонизации: медведь напал и убил семерых жителей деревни Ваджин на Хоккайдо. Их смерть была трагичной, но, возможно, неизбежной. Поселенцы ваджинов вырубили большие участки леса на дрова, чтобы использовать сельдь в удобрениях. С изменением ландшафта изменились и отношения между людьми и медведями.На бумаге колонизация кажется такой простой.

Сегодня нет иёманте. Медведи в музее айнов для туристов. Нас приветствует директор образовательной программы музея Томоэ Яхата в темно-синей куртке с вышивкой традиционных айнских узоров поверх черной футболки и джинсов. Ее черные волосы до плеч обрамляют милое лицо. Когда мы обедаем у озера, я вижу, что очарование Яхаты — ее искренняя радость: если бы синие птицы собирались петь и кружить вокруг кого-нибудь здесь, это был бы Яхата.

Томоэ Яхата и Май Исихара, которые имеют айнское наследие, впервые встречаются в музее айнов в Сираои. Джуд Изабелла

Яхата говорит нам, что оба ее родителя — айны, что необычно; вероятно, 90 процентов всех айнов имеют этническое японское происхождение. Сотрудник музея не извиняется за то, что он айн, — она ​​гордится этим. Для Исихары слушать Яхату — это своего рода откровение.

Исихара — одна четверть айнов, факт, что ее мать-наполовину айну держала в секрете от нее большую часть своего детства.Физические черты не присущи людям, но от айнов ожидается, что они будут иметь волнистые волосы и некоторую коренастость, чтобы отличать их от других. Ни Яхата, ни Исихара не похожи ни на кого, кроме японцев. Ишихара, искусно одетая и эффектная в сандалиях на высокой танкетке, с плетеной шапкой, беспечно сидящей на голове, впишется в любой большой мегаполис. Независимо, обе женщины начали изучать, что значило для них быть айнами, когда они учились в колледже.

Яхата говорит, что поездка в колледж на Гавайи и в другие места проживания коренных народов изменила ее.«Люди там, на Гавайях … они так счастливы и так гордятся тем, что [принадлежат к коренным народам]». По ее словам, после поездки в колледж она хотела «стать такой».

Две женщины шутят о том, что японцы склонны думать, что 16 000 самоидентифицированных айнов живут только на лососе и еде из лесов в сельской местности Хоккайдо. «Айны могут пойти в Starbucks, выпить кофе и быть счастливыми!» — говорит Яхата. Эллик, чей муж-антрополог Джо Уоткинс является членом народа чокто из Оклахомы, смеется и вскакивает.«Джо сказал, когда его дети были маленькими … его сын спросил, остались ли еще индейцы! А его сын — индеец. Поэтому Джо пришлось остановиться и сказать: «Хорошо, позволь мне кое-что тебе объяснить. Вы, , являетесь индийцем! »Еще одна волна смеха и недоверия.

Затем, почти по команде, мы спрашиваем Яхату: «Как вы, , можете быть айнами?» В ответ она рассказывает нам историю о покупке машины.

Когда Яхата и ее муж не айны купили подержанный Suzuki Hustler, они решили приветствовать маленькую синюю машинку с белым верхом в своей жизни, поскольку традиционная семья айнов приветствовала бы новый инструмент.Они совершили обрядовую молитву камую машины. Холодной снежной декабрьской ночью Яхата и ее муж поехали на машине на стоянку, взяв с собой металлическую ванну, несколько деревянных палок, спички, саке, церемониальную чашу и молитвенную палочку.

Супруги засунули машину на стоянку и устроили небольшой камин из металлической ванны и дров. «В каждой церемонии должен быть огонь», — переводит Исихара. В течение получаса молодожены молились автомобилю камую. Они налили сакэ в чашку для айнов, взятую из музея, и окунули в чашу вырезанную вручную молитвенную палочку, чтобы помазать машину каплями саке: на капоте, крыше, спине, приборной панели и каждой шине.

Их молитва была простой: берегите их и других пассажиров. Конечно, — с улыбкой добавляет Яхата, — у них есть страховка.

Мы все снова смеемся. Церемония была настолько веселой, говорит Яхата, что пара провела еще одну, когда сменила зимние шины на летние.

Старейшины айнов проводят церемонию в Хаманаке II. Археологические раскопки, инициированные Хирофуми Като, являются первыми, кто консультируется, вовлекает или спрашивает разрешения у айнов. Маюми Окада

Исихара, Эллик и я согласны — каждый из нас хочет быть похожим на Яхату.Доволен, горд и полон радости. Изучение прошлого и настоящего айнов раскрывает то, что мы все знаем в глубине души — символы, ритуалы и принадлежность важны для нашего человечества. И это не меняется, независимо от культуры: мы все одинаковые, и все мы разные.

На следующее утро Исихара, Эллик и я отправляемся в Биратори, соседний город, где треть населения составляют айны. Во время двухчасовой поездки Исихара делится воспоминаниями — моментом, когда она узнала о своем этническом происхождении.

Ей было 12 лет, она была на семейном собрании в доме своей тети в Биратори. Других детей не было, и взрослые заговорили о своих браках. «Некоторые из моих дядей сказали:« Я не говорю семье жены, что у меня эта кровь »». Но мать Исихары, Ицуко, сказала: «Я всем говорила, что я миндзоку ». Исихара считает, что они избегали использовать слово айны, потому что это было слишком травмирующим. Вместо этого они говорили о миндзоку , что примерно переводится как «этнический».Исихара не знала значения этого слова, поэтому спросила у матери. Первое, что сказала ее мать, было: «Ты любишь свою бабушку?» Исихара сказал, что да. «Вы действительно хотите услышать об этом?» Исихара сделал. Ее мать ответила: «У вас есть айны». Она не хотела, чтобы ее дочь дискриминировала айнов. Но мать Исихары также велела ей никому не рассказывать. «Так что я знаю, что это плохо. Я не могу рассказать своим друзьям или учителям ».

Мы едем через зеленую долину с деревьями, травами и зерновыми культурами, питаемую рекой Сару, водным путем, когда-то богатым лососем, который спускается с гор и впадает в Тихий океан.Места коренных народов усеивают реку, некоторым из них 9000 лет. Когда Ваджин построил торговый пост вдоль реки Сару в 19 веке, айны привозили им водоросли, сардины, грибы шиитаке и лосось в обмен на японские товары. Весной айны ловили рыбу в океане, летом ловили водоросли, а осенью ловили лосося в реке. Зимой мужчины ремонтировали и обслуживали свои рыбацкие лодки, а женщины вязывали кору вяза в одежду и вылепляли из кожи лосося кожу для обуви.

В долине Сару известный лидер айнов Сигеру Каяно выступил против правительства Японии. В XIX веке самурай взял дедушку Каяно на работу в сельский лагерь: скучающий по дому мальчик отрубил ему палец, надеясь, что хозяева ваджин отправят его домой. Вместо этого они сказали ему перестать плакать. Каяно никогда не забывал эту историю. В 1980-х годах японское правительство экспроприировало землю айнов вдоль реки Сару, чтобы построить две плотины: Каяно подал на правительство в суд.Он вел долгую судебную тяжбу и, наконец, одержал горько-сладкую победу. В 1997 году японская судебная система признала айнов коренным народом — впервые из государственного учреждения. Но поскольку стороны разошлись в судах, строительство плотины продолжалось. Каяно продолжал бороться за права своего народа. Пока дело рассматривалось в судах, он баллотировался в парламент Японии, став его первым членом-айну в 1994 году.

Когда мы проезжали Биратори, Исихара вспоминает, как часто приходила сюда в детстве, чтобы навестить бабушку, тётушек и дядей.Здесь до сих пор живет двоюродная бабушка. Пожилая женщина была вынуждена переехать в Японию с Сахалина, захваченного Россией после Второй мировой войны. Для Исихары это информация, добытая с большим трудом. Последние семь лет она медленно собирала воедино историю семьи, разговаривая со своей двоюродной бабушкой и матерью Ицуко.

Anutari Ainu , что переводится как «мы, люди», запущен в июне 1973 года. В небольшой квартире в Саппоро коллектив, состоящий в основном из женщин, произвел влиятельный голос айнов в движении за гражданские права Японии.

«Если я не знаю истории того, через что мы прошли, как мне понять настоящее?» Исихара задается вопросом вслух. «Моя мама говорит, что японцы смотрят в будущее, а не в прошлое. То, что я пытаюсь сделать, сводит мою маму с ума, но ее опыт совсем другой ».

Ицуко и ее двоюродный брат Йошими были еще девочками, когда заголовки газет постоянно провозглашали конец айнов. В 1964 году заголовок одной газеты объявил фейковую новость «Только один айн в Японии» задолго до того, как кто-то назвал это так.Возмущенные таким обращением в прессе, Ёсими и Ицуко выпустили собственное издание под названием Anutari Ainu (что означает «мы, люди») в июне 1973 года. Работая в крошечной квартире в Саппоро, они и небольшой коллектив, состоящий в основном из женщин, стали голосом. нового движения айнов, выпускающего периодическое издание, в котором социальные проблемы коренных народов исследуются с помощью статей, стихов и произведений искусства. Но менее чем через три года этот голос заглушили.

Исихара не хочет сообщать больше подробностей, особенно истории Йошими, потому что: «Не мне рассказывать.Но поищите научные статьи и книги о движении за права коренных народов в Японии, и Йошими, которому сегодня почти 70 лет, является частью повествования. Однако ни Ёсими, ни Ицуко не сыграли роли в политическом насилии на Хоккайдо, совершенном радикальными членами японской контркультуры, движения, имеющего аналоги во всем мире, — недовольная молодежь, недовольная политическим статус-кво. Диссиденты сначала безуспешно пытались убить мэра Ваджина Сираоя в 1974 году. Затем в 1976 году группа взорвала правительственное здание на Хоккайдо, убив двоих и ранив 90.Подозрение пало на общину айнов, полиция преследовала и оскорбляла активистов айнов. Офицеры совершили налет на офис анутари айнов . Позже правительственные чиновники идентифицировали террористов как радикалов ваджинов, симпатизировавших айнам. Но община айнов пришла в ужас.

Неудивительно, что Ицуко и Ёсими отступили от движения — в очередной раз посторонние украли их рассказ, игнорируя, кем на самом деле были айны и чего они хотели.

Художник айнов Тору Кайдзава стоит среди группы подростков в Музее культуры айнов Нибутани в Биратори.Известный резчик Кайдзава рассказывает о традициях искусства айнов. Дети, приехавшие сюда из пригорода Токио, развлекаются, особенно когда все начинают играть на арфах, которые только что сделали с помощью художника. Кайдзава улыбается.

Произведения искусства, в основном резные, украшают полки музейного магазина. Здесь нет реалистично вырезанных медведей, только абстрактные водовороты и волны древней культурной эстетики айнов.

В районе Нибутани в Биратори проживает около 500 человек: почти 70 процентов составляют айны.«Это хорошее место для жизни», — говорит куратор музея Хидеки Йошихара. Его долина по-прежнему производит изобилие продуктов питания — здесь выращивается 20 процентов урожая томатов на Хоккайдо, а пастбища крупного рогатого скота и лошадей предлагают умиротворяющий вид туристам, ищущим тишины и покоя. Но посторонние должны захотеть приехать в этот сельский анклав. По городу не ходят туристические автобусы. Почти половина ежегодных посетителей прибывает из Европы и Северной Америки: это туристы, которым удобно брать напрокат автомобиль и исследовать их самостоятельно, часто стремясь познакомиться с культурой айнов.

Танцевальная труппа айнов выступает для туристов в традиционном доме в музее айнов в Сираой. Танцоры носят традиционные для их предков искусно вышитые одежды. Узоры завитков и завихрений типичны для рисунков айнов и предназначены для общения с их вездесущими богами. Джуд Изабелла

За обедом Йошихара объясняет, что музей Нибутани уникален для Японии: он принадлежит и управляется жителями Биратори. Многие из них являются потомками людей, создавших рыболовные крючки, долбленые каноэ, сапоги из шкуры лосося, замысловато вырезанные ручки ножей и молитвенные палки в витринах.Кайдзава, человек, разговаривающий со старшеклассниками, является правнуком известного айнского художника 19 века из Нибутани.

После ухода студентов Кайдзава ведет нас в свою студию, которая находится в группе мастерских художников рядом с музеем. Внутри находятся инструменты, деревянные блоки, готовые изделия и всевозможные книги по искусству, в том числе книга из популярной серии манги The Golden Kamuy , в которой представлены айны и японские иероглифы. На обложке изображен мужчина, сжимающий традиционный айнский нож — он основан на реальном предмете, созданном Кайдзавой.

За несколько лет до выхода The Golden Kamuy выдающийся японский националист, художник Ёсинори Кобаяси опубликовал мангу, бросающую вызов идее айнов и коренного населения Японии. Кобаяси и другие националисты считают, что вся Япония принадлежит только к одной этнической группе — японцам. В этой поездке я не встречал националистов, по крайней мере, насколько мне известно. Но Кобаяши дал им популярный голос в 1990-х, когда экономический пузырь в Японии лопнул и обездоленные искали цель для своего гнева: корейцы, китайцы, айны.

Несмотря на это, правительство сегодня, хотя и медленно, продвигает свою политику в отношении айнов. Она еще не принесла официальных извинений айнам, не признала Хоккайдо традиционной территорией айнов и даже не переписала учебники, чтобы отразить более точную историю японской колонизации. Один правительственный чиновник, с которым я разговаривал, объяснил, что у японцев и айнов очень короткая история: официально проживающих вместе человек. Если бы правительство принесло публичные извинения, японский народ был бы шокирован.Первый шаг — дать людям знать айнов, а затем извиниться.

И это отчасти проблема: как айны отстаивают свою современную идентичность? Исихара говорит, что это вопрос, который она часто задает себе. Когда она рассказывает друзьям и коллегам о своем семейном происхождении, они часто отвечают, говоря, что им все равно, айну она ли, а это заставляет ее вздрагивать. «Это все равно что сказать:« Несмотря на то, что ты презренной крови айнов, ты мне все равно нравишься », — говорит она.

И эта реакция может быть причиной того, что количество самоидентифицированных айнов упало с почти 24 000 до 16 000 менее чем за десять лет, с 2006 по 2013 год. Не то чтобы утверждение о происхождении айнов дало множество льгот. По сравнению с этническими японцами, у айнов меньше образования, меньше возможностей трудоустройства и меньше доходов. Главное, что предлагает айнам быть коренным народом, — это гордость.

В своей студии Кайдзава открывает артбук. Он листает страницы, пока не находит то, что ищет.Затем он передает мне книгу. На глянцевой бумаге я вижу резьбу по дереву простой куртки с частично расстегнутой молнией, открывающую завихрение абстрактных узоров айнов, спрятанных внутри. Это одна из самых важных работ Кайдзавы.

Японцы никогда не стирали, никогда не разрушали неизменный дух айнов, идентичность, глубоко укоренившуюся в душе.

Истории, связанные с журналом Hakai Magazine:

Великое землетрясение и великое утопление

Тайный язык кожных покровов лосося

Ярость старейшин Окинавы против морской пехоты

Япония пытается признать айнов коренным народом — Quartz

Япония — страна, которая часто рекламирует свою этническую однородность.Однако это повествование стирает коренное население страны айнов, населявшее север страны задолго до прихода японцев.

Впервые правительство официально признает айнов Хоккайдо коренным народом Японии после утверждения законопроекта кабинетом министров на прошлой неделе. Законопроект, который теперь должен быть представлен на рассмотрение законодателям Японии, также включает положения, призванные сделать страну более инклюзивным обществом для айнов, включая меры по продвижению их культуры и расширению экономической поддержки их родины.

Согласно «Обследованию условий жизни айнов», проведенному правительством Хоккайдо в 2013 году, в Японии проживает около 17000 айнов, хотя Ассоциация айнов Хоккайдо оценивает это число больше, чем это исследование, поскольку это исследование не проводилось по всей стране. и в опросе учитываются только те, кто идентифицирует себя как айны.

Происхождение народа айнов неясно, но, по словам Ричарда Сиддла, профессора Университета Хоккайдо, изучающего эту группу коренного населения, особая культура айнов возникла на севере Японии примерно в 13 веке в результате контактов между жителями Хоккайдо и японцами Главный остров Хонсю начал расти, в основном за счет торговли.В то время айны простирались до нынешнего Сахалина на Дальнем Востоке России.

Поскольку этнические японцы с южных островов, известные как Ваджин , , постепенно усиливали свое экономическое влияние вокруг Хоккайдо, возник конфликт. Между 15 и 18 веками айны и японцы вели серию войн, так что к 19 веку северный остров перешел под контроль Японии, а его название было формально изменено с Эдзо на Хоккайдо. Началось массовое переселение японцев на «заселение» Хоккайдо.

Взаимоотношения между айнами и японцами развивались в соответствии с отношениями, хорошо знакомыми коренным народам всего мира. Японское правительство в конце XIX века, которое рассматривалось как нецивилизованный и примитивный народ, обреченное на вымирание, — в разгар революции, направленной на модернизацию и вестернизацию страны — приняло Закон о защите аборигенов Хоккайдо. Это была попытка заставить айнов ассимилироваться, например, путем предоставления им небольших участков земли, чтобы они могли заниматься сельским хозяйством, вместо того, чтобы продолжать рыбалку и охоту, к которым они давно привыкли.Им также было запрещено говорить на языке айнов, и вместо этого им приходилось говорить по-японски. Более чем столетняя дискриминация айнов гарантирована: например, одно недавнее исследование показало, что процент айнов, поступающих в университеты, намного ниже среднего по Хоккайдо.

В последние два десятилетия произошло возрождение культуры айнов, отчасти благодаря Закону о поощрении культуры айнов и распространению информации о традициях айнов, принятом в 1997 году, а также отмене закона 1899 года.Теруки Цунемото, директор Центра изучения айнов и коренных народов Университета Хоккайдо, сказал, что этот закон помог изменить отношение людей к культуре айнов и побудил людей активно выражать свое наследие, например, с помощью языка. Язык айнов, который лингвистически изолирован от других языков, признан ЮНЕСКО языком, находящимся под угрозой исчезновения. Исторически передается только в устной форме, количество людей, говорящих на айнском языке, может составлять всего лишь дюжина, хотя все больше и больше людей с айнским наследием пытаются сохранить язык.

Новый национальный музей и другие объекты, посвященные айнам, также планируется открыть в 2020 году на Хоккайдо — как раз к туристическому буму, который, как ожидается, будет сопровождать Олимпийские игры в Токио. А местные органы власти вокруг Хоккайдо в последние годы пытались привлечь (платный доступ) растущее число иностранных туристов в Японию, продвигая местную культуру острова и нетронутую окружающую среду, связанную с культурой айнов. Действительно, многие из названий самых известных туристических мест Хоккайдо, таких как горнолыжные курорты Нисеко и Русуцу, а также столица префектуры Саппоро, по происхождению являются айнами.

Помимо айнов, Япония также давно является домом для корейского меньшинства, в то время как многие жители южных островов Окинавы также считают себя отдельной этнической группой. Тем временем этнически японское социальное меньшинство изгоев, известное как буракумин , продолжает бороться за равенство (платный доступ), в то время как растущая иммиграция в страну будет продолжать разрушать миф об однородной Японии.

Айны: за пределами политики культурного сосуществования

В 1899 году японский парламент принял Закон о защите бывших аборигенов Хоккайдо, закон, призванный обеспечить ассимиляцию айновского населения северной Японии.Парадоксы этого законодательного акта видны даже из его названия. Фраза «бывшие аборигены» должна была подчеркнуть тот факт, что айны теперь являются гражданами быстро модернизирующейся Японии, которым суждено объединить свою идентичность с идентичностью большинства населения. Тем не менее, выделив айнов как бывших аборигенов и подвергнув их покровительственным и репрессивным мерам ассимиляции, Закон о защите фактически помог сохранить предрассудки и дискриминацию в отношении айнов в современном японском государстве.

Закон о защите бывших аборигенов Хоккайдо просуществовал почти столетие. Хотя некоторые из его наиболее непопулярных разделов были отменены в 1930-х годах, только в мае 1997 года он окончательно исчез из японского статута и был заменен новым Законом о поощрении культуры айнов. 1997 год действительно стал своего рода переломным моментом в отношениях между народом айнов и японским государством. В том же году окружной суд на северном острове Хоккайдо постановил, что правительство не уважало культурное наследие и священные места айнов, когда оно экспроприировало землю, принадлежащую двум жителям айнов, для строительства плотины в деревне Нибутани.Следовательно, принудительное изъятие земли было незаконным. Судья не пошел так далеко, чтобы потребовать снос плотины (который уже был завершен к тому времени, когда он вынес свое решение), но его решение действительно представляло собой первое признание японским судом айнов как коренного народа, обладающего право на сохранение своих культурных традиций.

Для многих айнов отмена Закона о защите ассимиляторов и решение по делу о плотине Нибутани были долгожданными событиями.Казалось, что они ознаменовали начало, по крайней мере, официального признания, если не «примирения», айнов как сообщества с особой историей и самобытностью. И все же празднование было омрачено сильным чувством разочарования. Закон о защите культуры айнов не оправдал надежд айнских активистов, которые десятилетиями боролись за гораздо более далеко идущие реформы. Прежде всего, в нем не были представлены какие-либо подтверждения призывов айнов к правам на землю или ресурсы или политических требований о представительстве коренных народов в центральных или местных органах власти.Отнюдь не удовлетворяя требования айнов о признании прав коренных народов, он послужил разжиганию дебатов о понятиях самоопределения и об определениях самой культуры айнов.

Колонизация айнского Мошира

До середины XIX века «Айну мошир» [«земля айнов»] покрывала большую часть острова Хоккайдо, а также южную половину Сахалина и острова Курильского архипелага (которые сейчас входят в состав Российской Федерации). Ранее оккупация айнов распространилась дальше на юг, на главный японский остров Хонсю.В течение семнадцатого и восемнадцатого веков общество айнов ощущало растущее влияние постепенной экспансии японского государства на север. Японские купцы открыли торговые посты на побережье Хоккайдо; обмен таких товаров, как рис и изделия из металла, на рыбу и водоросли, а также на китайскую парчу, которую айны покупали на азиатском континенте. Однако постепенно японское присутствие стало более навязчивым, что вызвало несколько волн вооруженного сопротивления со стороны айнов. Последний крупный конфликт, битва на Кунашир-Менаше, произошел в 1789 году.До середины девятнадцатого века большинство айнов продолжали говорить на своем родном языке и поддерживать свои духовные и материальные традиции, хотя все большее число людей уговаривали или заставляли работать на рыбных предприятиях, управляемых японцами.

Однако с созданием нового централизованного модернизирующегося государства в 1868 году Япония обратилась к Хоккайдо как к источнику природных богатств и как к «дикой дикой природе», созревшей для колонизации голодными по земле мигрантами из сельских районов южнее.Приняв преобладающие западные представления о международном праве, японское правительство объявило Хоккайдо частью национальной территории (а также заявило о спорных претензиях на Сахалин и Курильские острова, которые Россия тоже определила как свои собственные). Утверждая право Японии на независимую государственность, японские ученые приняли концепции «прогресса» и «цивилизации», которые определили айнов как «доисторических охотников-собирателей», обреченных либо на вымирание, либо на ассимиляцию с большинством населения.Как и в других частях света, на Хоккайдо земля, занятая коренными жителями, рассматривалась как «terra nullius», на которую претендовало государство и которая передавалась колониальным поселенцам. От айнов требовалось принять японские имена и говорить на японском языке. Общины айнов также часто перемещались в отдаленные районы, чтобы освободить место для новых японских городов и деревень. К началу 1880-х годов численность айнов на Хоккайдо, официально оцениваемая примерно в 17 000 человек, уже значительно превосходила численность японских поселенцев, численность которых составляла приблизительно 250 000 человек.(Стоит отметить, что, учитывая высокий уровень смешанных браков, усыновлений и социальных предрассудков, к официальным подсчетам айнов всегда следует относиться с некоторой осторожностью.)

Именно на этом фоне был принят Закон о защите бывших аборигенов как средство ускорения процесса ассимиляции и как ответ на голод и эпидемии, которые все больше опустошали общины айнов. В законе была предпринята попытка превратить айнов в фермеров, предоставив им крошечные участки земли, которые были бы конфискованы государством, если бы они не обрабатывались в течение определенного количества лет.Он также передал финансовые ресурсы общин айнов под контроль правительства, которое должно было использовать эти деньги в целях «благосостояния».

Век сопротивления

Однако айны никогда не были пассивными жертвами колонизации. К началу двадцатого века ряд лидеров айнов выразили сопротивление предрассудкам, которые они испытывали в японском обществе. Один из наиболее интересных случаев протеста произошел в 1927 году, когда Кайдзава Хираносукэ, житель деревни айнов из Нибутани, написал правительству письмо с требованием предоставить айну и другим коренным народам право быть представленными на Конгрессе азиатских народов в Нагасаки. организован для продвижения статуса Японии как лидера в азиатской борьбе против колониализма.В течение 1930-х годов ряд активистов айнов также участвовали в кампаниях недавно созданной Ассоциации айнов Хоккайдо за пересмотр Закона о защите. Однако на этом этапе многие айны приняли преобладающее мнение о том, что предрассудкам и лишениям собственности лучше всего противодействовать приобретение «цивилизации» в форме образования и большинства японских способов одежды, жилья и диеты.

Лишь в 1950-х и 1960-х годах активисты-айны начали уделять все большее внимание сохранению или возрождению исчезающих ремесленных навыков, ритуалов и способов знания коренных народов.Среди них был Каяно Сигэру, который собрал большую коллекцию артефактов айнов, которые сейчас выставлены в Музее культуры айнов в Нибутани. В 1994 году Каяно стал первым айну членом японского парламента, заняв место в верхней палате, заявив о себе, что он будет играть ведущую роль в подготовке почвы для принятия Закона 1997 года о поощрении культуры айнов.

В 1960-е годы, когда Каяно и другие продвигали возрождение культуры айнов, политическое сознание айнов также находилось под сильным влиянием движения за гражданские права США и студенческой активности в Японии.В последующие десятилетия другие тенденции помогли укрепить это сознание. Одной из тенденций было растущее признание культурного разнообразия в Японии. В частности, после поражения Японии на Тихом океане во Второй мировой войне и потери ее империи в Азии японские политические лидеры пропагандировали миф о Японии как «расово однородном» обществе, лишенном этнических меньшинств. Однако к 1980-м годам растущее присутствие иностранных мигрантов в Японии и выражение идентичности меньшинств — в том числе потомками довоенных и военных корейских мигрантов в Японию и жителей Окинавы — сделали этот миф трудным для поддержания.Растущие требования к активному продвижению ky … sei — «сосуществования» в контексте социального и культурного разнообразия бросили вызов самодовольной вере в этническую и культурную однородность.

В то же время набирало обороты международное движение за права коренных народов. В 1987 году представители айнов впервые приняли участие в обсуждениях Рабочей группы ООН по коренным народам. Взаимодействие с коренными народами во всем мире дало поддержку делу айнов и способствовало возобновлению дебатов среди активистов по таким вопросам, как знания коренных народов, права на ресурсы и самоопределение.Ключевым вопросом, возникшим в результате этих дебатов, было требование представителей айнов признать айнов миндзоку — японское слово, примерно эквивалентное немецкому термину «фольк», который может быть переведен на английский язык как «этническая группа, «народ» или «нация».

По словам айнов, представленных в 1989 г. Рабочей группе ООН: «Термин« народ »[ппуру], используемый японским правительством, полон обмана, особенно когда он переводится как слово во множественном числе для обозначения лиц [хитобито].Мы считаем, что следует четко указать, что термин «народ» означает право народа на самоопределение. Кроме того, мы заявляем о правах группы айнов [айну миндзоку] ».

От «защиты» к «продвижению культуры»

Это требование самоопределения в качестве миндзоку явно не является заявлением о «политической независимости» в общепринятом смысле этого слова. Скорее, его последствия предполагаются предложением о новом законе об айнах, принятом Ассоциацией айнов Хоккайдо в 1984 году.В этом предложении содержится призыв к согласованным усилиям по искоренению расовой дискриминации, созданию гарантированных мест для представителей айнов в парламенте и местных собраниях, мерам по содействию сохранению и передаче айнской культуры и языка, предоставлению айну увеличенного количества сельскохозяйственных земель, признание прав на рыболовство и лесное хозяйство и создание «Фонда независимости айнов» для содействия экономической автономии.

Так началась длительная кампания, которая привела к принятию Закона 1997 года о продвижении культуры.Однако, как следует из названия, эта мера, которая была окончательно принята в 1997 году, затрагивает только одну часть первоначального предложения айнов: часть, касающуюся культуры. Закон 1997 года обеспечивает государственную финансовую поддержку для обучения, популяризации и исследования культуры айнов, которую он определяет как состоящую из «айнского языка, а также музыки, драматических произведений, ремесел и других культурных ценностей, переданных айнам, а также других культурных ценностей, созданных на их основе. » Закон направлен не только на поддержку сохранения культуры как источника самобытности айнов, но и на проблему «сосуществования», поощряя включение материалов о языке и традициях айнов в основные образовательные программы и средства массовой информации.

Несмотря на то, что многие люди приветствовали признание законом культуры и истории айнов как отдельных и ценных, проблемы, поднятые законом, носят серьезный характер. Во-первых, существуют практические опасения по поводу того, каким образом культурные проекты будут определяться и утверждаться для финансирования. Почти невероятно, но Министерство образования, которое осуществляет исполнение закона, немедленно приступило к реализации планов по созданию исполнительного органа — Организации по продвижению и исследованию культуры айнов, в которую не входил ни один член айну.Однако в 90-е годы даже министерство не могло уйти от такого произвола. После громких протестов Организация была реорганизована, чтобы освободить место для 13 членов из 35 айнов. Однако процесс подачи заявки на финансирование остается сложным, и комментаторы выражают опасения, что выгода, скорее всего, будет получена академическими исследователями, не являющимися айнами. чем к самим айнам.

Продолжающиеся споры

До сих пор наиболее очевидным результатом закона было сосредоточение внимания на фундаментальном вопросе: «как и кем определяется« культурное наследие айнов »?» Само понятие «культурное наследие», воплощенное в новом законе, подразумевает понятия преемственности, а не изменений, стабильности и порядка, а не конфликта.Он также имеет тенденцию предлагать уникальное и особенное: то, что можно каким-то образом отделить от мирской борьбы за повседневное существование. Он способствует «сосуществованию» или «примирению» (хотя последнее слово обычно не используется в японском дискурсе) в том смысле, что он признает и поддерживает выживание сферы «различий» в японском обществе. В то же время, однако, эта сфера «различий» становится аполитичной и не угрожающей, поскольку она удалена из сфер повседневной жизни и ограничена предположительно «вневременной» сферой ритуалов, мифов и художественного творчества.

Но, как отмечает айнский комментатор Тахара Рёко в недавнем сборнике эссе о новом законе, «культура айнов не ограничивается языком, церемониями или танцами. Это сама жизнь айнов. Все, что происходит каждый день в семье, — это культура айнов. » С этой точки зрения, попытка отделить политически неконфликтную сферу «культурного наследия айнов» — как нечто, что нужно сохранять и восхищать — от политически спорных вопросов политических и экономических прав коренных народов становится трудной.Сами по себе знания, верования и обряды айнов неразрывно связаны с землей — с живыми отношениями между людьми и миром природы. Вторя более ранним дебатам в Австралии, Северной Америке и других местах, японские критики сомневаются, что возрождение традиционных обрядов айнов имеет какое-то значение, если коренным народам по-прежнему отказывают в правах на использование и контроль над землей, на которой проводились эти церемонии.

С несколько иной точки зрения можно также спросить, включают ли «другие культурные ценности, переданные айнами», воспоминания о длительной борьбе с дискриминацией, и если нет, то почему.Некоторые презентации культуры айнов были направлены не только на давние традиции, такие как церемония медведя, но и на более современные «традиции», такие как кампания за права человека. Например, на передвижной выставке фотографий, организованной активистом Ямамото Кадзуаки, фотографии танцев и религиозных церемоний айнов были размещены рядом с фотографиями политических демонстраций и встреч айнов с представителями коренных народов из других частей мира. Однако еще неизвестно, готово ли японское правительство оказать поддержку в передаче таких взглядов на «культуру айнов».«

Другими словами, для многих айнов и их политических сторонников Закон о поощрении культуры айнов — это не конец борьбы за признание, а, скорее, начало продолжающегося процесса переговоров с японским государством о границах самоопределения. Самая важная особенность закона заключается в том, что он, по крайней мере, означает признание государством того, что есть о чем договариваться и с кем вести переговоры. В этом смысле он представляет собой важный разрыв с укоренившимся предположением о том, что все японские граждане имеют одну расу, культуру и идентичность.Однако, учитывая неравные властные отношения участников, этот новый этап переговоров будет долгим и трудным, результат которого остается неопределенным.

Список литературы

Сиддл, Ричард. (1996). Раса, сопротивление и айны Японии. Лондон и Нью-Йорк: Рутледж. Каяно, Сигеру. (1994). Наша земля была лесом: мемуары айнов. (пер. К. и Л. Селден). Боулдер: Westview Press.

Авторские права на статью Cultural Survival, Inc.

Законопроект о признании айнов в Японии: что он означает для коренного населения Хоккайдо?

Первый для Японии законопроект о юридическом признании айнов коренным народом Японии скоро будет внесен в Сейм.

Законопроект включает пункты, обязывающие правительство проводить политику поддержки и защиты культурной самобытности айнов и запрещать дискриминацию в отношении них.

Вот некоторые основные вопросы и ответы по законопроекту, финансируемому государством:

Какое значение имеет законопроект?

Законопроект впервые официально признает айнов коренным народом Японии. На сегодняшний день были приняты судебные решения, постановления Сейма и публичные заявления, в которых признавалось, что айны являются коренными народами, но признание никогда не было закреплено в законе.

Закон будет иметь особое значение для самобытности айнов, сказал Кеничи Очиаи, доцент конституционного права Центра изучения айнов и коренных народов Университета Хоккайдо.

«Целью этого законопроекта является создание общества, в котором люди, идентифицирующие себя как айны, могут гордиться своими корнями, не опасаясь возмездия или дискриминации», — сказал Очиаи, добавив, что он «в большей степени ориентирован на идентичность айнов, а не на происхождение или генеалогия ».

Законопроект также обязывает центральные и местные правительства разрабатывать и принимать меры политики, чтобы помочь айнам развивать свою самобытность и культуру в целом, без определения этнической группы по родословной.

Этот подход отражает сложность определения меньшинства из-за прошлой политики правительства ассимиляции, которая стремилась устранить определяющие характеристики народа айнов.

Принципы законопроекта также основаны на статье 14 Конституции, которая гласит, что «все люди равны перед законом» и запрещает дискриминацию по признаку расы.

«Ирония в создании новой политики для народа айнов сейчас заключается в том, что политика ассимиляции, принятая правительством в прошлом, на самом деле затруднила определение того, что значит иметь происхождение айнов», — сказал Очиай.

«Дополнительная трудность заключается в том, что по Конституции запрещено обращаться с людьми по-разному в зависимости от их расы», — добавил он. «Создание политики в отношении айнов — это тонкий балансирующий процесс, как из-за истории народа айнов, так и из-за Конституции».

Кто такие айны?

Айны — этническое меньшинство, проживающее в основном на Хоккайдо, жившее там за столетия до образования современной Японии. Наблюдатели анимистической веры, их средства к существованию были основаны на охоте и рыбалке.

На протяжении всей истории айны подвергались различным формам дискриминации. Они были лишены свободы заниматься рыбной ловлей и охотой, и японское общество часто избегало их из-за другой культуры.

Что значило быть айном в прошлом?

В эпоху Мэйдзи (1868-1912) правительство придерживалось патерналистского подхода к ассимиляции айнов. Хотя они были зарегистрированы в официальных записях семейной регистрации Японии как граждане Японии, они также были обозначены как «бывшие» айны, что сделало людей с айнскими корнями гораздо более заметными.

Когда в 1947 году вступила в силу послевоенная Конституция, она положила конец всей правовой и структурной дискриминации айнов, включая упоминание «бывших» в их реестрах. Но ущерб уже нанесен, и дискриминация сохраняется в школах и на рабочих местах, сказал Очиаи. «Начиная с послевоенного периода, люди начали скрывать тот факт, что они айны, чтобы избежать дискриминации. В результате айны стали «невидимыми» и не передавали свои традиции, а некоторые люди даже не подозревали, что сами имеют айнское наследие », — сказал он.

«Вот почему крайне важно, чтобы мы создали среду, в которой айны могли бы гордиться своим наследием и своей культурой, а также иметь свободу жить своей айнской идентичностью, если они того пожелают».

Какие законы принимались раньше?

Закон о защите бывших аборигенов Хоккайдо 1899 года попытался ассимилировать айнов путем поощрения земледелия вместо охоты и рыболовства, которые были неотъемлемой частью их культуры, и строительства школ специально для них.Закон эпохи Мэйдзи также установил, как им должна была быть распределена земля, и наложил строгие ограничения на то, как она может быть законно передана. Эти ограничения вызвали критику: закон технически конфисковал землю айнов и заставил айнов войти в японское общество под предлогом «защиты».

В 1997 году вместо него был принят закон о продвижении культуры айнов. Он призвал правительство защитить культуру айнов, но не признал айнов коренным народом Японии, к большому огорчению некоторых в сообществе айнов.

Сталкиваются ли айны с дискриминацией по-прежнему?

Согласно отчету 2009 года, подготовленному специальным комитетом по политике айнов, в последние годы образ жизни айнов с точки зрения того, что они едят и как живут, ничем не отличался от образа жизни среднего японца.

Тем не менее, проведенный в 2015 году правительственный опрос 1000 человек, идентифицировавших себя как айнов, показал, что около 72 процентов респондентов все еще считают, что они подвергаются дискриминации.

В то же время 50 процентов группы были в возрасте от 40 до 69 лет, при этом более молодые поколения пострадали в меньшей степени.

Действительно, такие проблемы, как бедность и дискриминация в сфере образования, которые несоразмерно причиняли вред айнам в прошлом, по-видимому, значительно улучшились в последние годы. Например, согласно периодическим опросам правительства префектуры Хоккайдо, процент респондентов-айнов, которые получали пособие, в 1,1 раза превышал средний показатель по стране в 2017 году, что значительно выше 3,5 в 1979 году.

Однако тот же опрос показал, что только 33 процента айнов получают высшее образование по сравнению со средним показателем 46 процентов для всех людей в районах проживания айнов.

Кроме того, другой отчет Центра изучения айнов и коренных народов Университета Хоккайдо в 2015 году показал, что 13 процентов айнов, поступивших в среднюю школу, бросили учебу. По данным министерства образования за 2010 год, средний показатель по стране составил около 2 процентов.

Почему предлагается другой закон?

В сентябре 2007 года Япония проголосовала за Декларацию Организации Объединенных Наций о правах коренных народов.

В том же месяце депутат Мунео Судзуки направил правительству вопрос о том, принимает ли Япония закон U.Заявление N. технически означало, что оно признало айнов коренным народом Японии. Правительство ответило, что не может ответить на этот вопрос, потому что ООН не определила, что считается «коренным народом».

Ответ вызвал бурю протеста, которая подтолкнула к разработке другого закона.

Что конкретно предусмотрено в законопроекте?

Согласно законопроекту, центральное правительство будет субсидировать усилия местных властей по сохранению традиционной культуры айнов.Правительство также планирует создать национальный музей и парк айнов в 2020 году.

Хотя рыбалка вдоль рек, как правило, запрещена во многих областях, правительство планирует ослабить такие ограничения для айнов из уважения к их традициям.

Законопроект, однако, не давал айнам права на землю или территориальные ресурсы — то, что они давно лоббировали и считают неотъемлемой частью самоопределения.

Тем не менее, «это еще один шаг к тому, чтобы признать айнов коренным народом Японии по закону», — сказал газете Asahi Shimbun Широ Каяно, глава музея под названием Каяно Сигеру Нибутани Айну Ширёкан.

Во времена дезинформации и слишком большого количества информации качественная журналистика как никогда важна.
Подписавшись, вы поможете нам понять историю.

ПОДПИШИСЬ СЕЙЧАС

ФОТОГАЛЕРЕЯ (НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ УВЕЛИЧИТЬ)

NOVA Online | Остров духов



Карта Японии с изображением судьбоносных сайт Сакушукотони-гава на Хоккайдо.
Происхождение айнов
Гэри Кроуфорд Звонок телефона нарушил вечернюю тишину. Это была осень 1983 года, и мой партнер по исследованиям, профессор Масакадзу Йошизаки, звонил из Япония.

«Гэри, у меня есть новости», — сказал Йоши. «У нас есть несколько зерен ячменя из сайт в кампусе Университета Хоккайдо. Я думаю, тебе стоит подойти и посмотреть на их. «

Японский язык известен своей двусмысленностью, поэтому я не был уверен, полный смысл того, что я только что услышал.Но мне не нужно было ничего знать. Хотя для вас это может показаться банальной новостью, я знал, что что-то вверх, и он заслуживает более пристального изучения. Мой график преподавания в Университете Торонто не давал мне сесть в самолет в течение нескольких месяцев, но когда я, наконец, попал в лабораторию на Хоккайдо, самом северном острове Японии, я понял, что полный смысл новостей Йоши, а именно, что история коренного населения Хоккайдо люди, айны, собирались переписать.

С середины 1970-х я исследовал взаимосвязь между растениями. и люди в доисторической северо-восточной Японии, особенно на Хоккайдо, использовали археологический инструмент называется флотацией.Широкое распространение этой техники Начало 1960-х гг. вызвало тихую революцию в археологии. Флотация облегчает сбор растительных остатков, в основном семян и древесного угля, сохраняется путем сжигания в бедных кислородом средах, таких как глубины камин. В этих условиях семена не окисляются до пепельной пыли. Можно восстановить полученные обугленные семена путем отбора проб почвы из древних очагов, полы, ямы, мусорные свалки и тому подобное. Почву осторожно опускают в воду, перемешивает так, чтобы карбонизированный материал всплывал на поверхность, а затем декантирует вода и ее плавающее содержимое через мелкую сетку, которая задерживает плавающие растительный материал, позволяя воде проходить.

Грохот с собранной пробой.

До появления флотации мы не могли систематически исследовать ранние растения. использование, одомашнивание растений, местное воздействие людей на окружающую среду и т. д. Археологи лишь ограниченно оценили этот важный аспект доисторическая человеческая жизнь. Где бы мы ни внедряли флотацию, наш взгляд на ранняя жизнь человека изменилась, часто резко. Я мало знал, как кардинально это изменило бы нашу интерпретацию археологии северо-восток Японии.

Археологические находки из Сакушукотони-гава («гава» означает река), как территория кампуса известна, датируется 700–900 гг. н. э. со средневековыми японцами на юге, которые создавали национальное государство в течение нескольких столетий. Непосредственные предшественники айнов, которые являются местность заселили коренные жители северо-востока Японии. Многие археологи считают айнов последними живыми потомками народа дзёмон , которые жили по всей Японии еще 13000 лет назад.Дзёмон являются известны своей сложной глиняной посудой, которую они часто украшали шнуром (веревка) оттисков, а также для их каменных орудий труда в деревнях с каменными домами, а к 1500 г. До н.э., тщательно продуманные кладбища, отмеченные каменными кругами или высокими земляными насыпями. В значительной степени дзёмон полагались на охоту, рыбалку и сбор растений. и моллюски для их пропитания.


Ранний Дзёмон яма.
Археологи считают полезным интерпретировать археологические культуры, связывая что они находят у существующих или исторически записанных прямых потомков тех культур.Это довольно распространено в Новом Свете, где многие традиционные Известные археологически индейские культуры также наблюдались и записывались Европейцы. Даже сегодня многие американские индейцы продолжают жить так же, как и в прошлого, поэтому преемственность с археологическими находками обычно неоспорима. и чрезвычайно информативный.

В значительной степени то же самое, по-видимому, имело место и в северо-восточной Японии. Археологи и историки давно описывают айнов, как и дзёмон, как охотники-рыболовы-собиратели и, поскольку эти два народа жили в одном регионе, у них не было сомнений в том, что айны были живыми представителями Дзёмон культура.Однако айны, по крайней мере, в последние несколько веков, согласно согласно историческим записям, жили в надземных, прямоугольных жилищах и использовали металлические инструменты, а также деревянные и керамические миски, горшки и тарелки. Эти характеристики контрастируют с таковыми из Дзёмон, но в умах историки и археологи это было отсутствие сельского хозяйства в обеих культурах это наладило связь между культурами айнов и дзёмон. Дальнейшая поддержка это мнение, скелетная биология популяций дзёмон демонстрирует сильную сходство и, следовательно, близость к айнам.Справедливо, что айны казались пережитком примитивных охотников и собирателей, населявших северо-восток Японии на тысячи лет.

Продолжение: Отношения между дзёмон и айнами

Айны, коренные жители Японии, сталкиваются с проблемами восстановления идентичности


Хоккайдо.
(© 2017, GeoAtlas, бесплатное использование в Интернете)

Аборигенное население айнов в настоящее время официально составляет около 25 000 человек (неофициальные данные, однако, включают 250 000 человек) на японском архипелаге — 127 человек.3 миллиона жителей.

Подавляющее большинство его членов проживают на Хоккайдо, втором по величине острове в Японии, с населением 5 700 000 жителей и занимающим площадь более 83 500 км², включая спорные земли, знаменитые северные территории, на которые претендуют как Россия, так и Япония (Hoppo ryodo, включая четыре самых южных Курильских острова: Куначир, Итуруп, Шикотан и архипелаг островов Хабомаи). Существует также диаспора айнов, члены которой поселились в основных городских центрах через Хонсю в поисках работы и спасении от долговременной дискриминации (сегодня около 10 000 человек живут в столичном районе Большого Токио).

До своей аннексии правительством Мэйдзи в 1868 году, эта огромная северная территория была известна под названием Эдзо-чи, земля Эдзо, чужой регион, населенный таинственными дикарями, самая южная точка которого ограждала далекую границу молодого современного человека. политический режим Японии. Отношения между «шамо» (народное название японцев) и коренными народами, населяющими эту обширную территорию, которые называют себя «айнами» (людьми), чтобы отличить себя от камуи, анимистических божеств своего пантеона, и которые называют свою землю айну-мошири (земля людей, которая раньше включала север Хонсю, Хоккайдо, Курильские острова, Сахалин и мыс Камчатка), долгое время вписывались с японской точки зрения в логику «ка». i chitsujo «, система, унаследованная от древнего Китая, а затем адаптированная к конкретной модели острова.Он был сформирован вокруг цивилизованного центра, а его периферия состояла из множества варварских народов, степень жестокости которых возрастала с увеличением расстояния. Исходя из этой конкретной ситуации, некоторые специалисты по японской историографии ставят айнов на один уровень с другими гражданами зарубежных стран, на переднем крае которых стояли крупные торговые партнеры, такие как Корея или Королевство Рюкю, которые также были колонизирован в прошлом. Таким образом, с самого начала отношений между двумя этническими группами люди Эзо, живущие как племена рыбаков-охотников-собирателей, никогда не появлялись как члены национальной территории, даже если они не были гражданами совершенно чужой страны. из-за их географической близости и важной морской торговли, которую они установили между несколькими странами.

Их происхождение долгое время было спорным. Процесс становления японской антропологии изначально характеризовался острыми академическими дебатами, в которых этот вопрос был важным. На основе морфологии зарубежные этнографы-любители, миссионеры и исследователи утверждали, что айны были представителями далекой потерянной кавказской расы, что быстро вызвало стойкую фантасмагорию как на Дальнем Востоке, так и на Западе (исследователи Третьего Рейха даже использовали эту идею для консолидации сближение сил Оси).Теперь, благодаря результатам исследований ДНК, принято считать, что айны являются потомками протомонголоидов дзёмон, которые жили в эпоху японского неолита (от -10 500 до -300 до н.э.) и создали первую культуру Японии. . Если вопрос об их происхождении полностью не выяснен, дискуссии проходят более спокойно, и ученые наконец продемонстрировали, что дзёмон, рюкю и айны все несут идентичный генетический маркер (гаплотип ab3st), обычно общий для монголоидных популяций и также присутствующий в различного уровня у корейцев, тибетцев, тунгусов, эскимосов и якутов Республики Саха.Это, в частности, характерная черта бурят, крупнейшего сибирского этнического меньшинства (около 450 000 человек), населяющего Байкальский регион. Таким образом, можно подумать, что далекие предки дзёмон были выходцами из этого южного региона восточной России, таким образом, это связано с айнами и их соседями-шамо, с которыми они имели в значительной степени смешанное, далекое сибирское происхождение. Альтернативная теория их происхождения предполагает, что Дзёмон происходит из Сандаленда, индомалайской области, соответствующей островам и полуостровам Юго-Восточной Азии, где большой человеческий поток с африканского континента проходил через Индию и должен был пройти через Тайвань, Рюкю, затем Кюсю и Хонсю.

Язык айнов, долгое время считавшийся лингвистической загадкой, очень изолирован. До начала 20-го века на Хоккайдо, Сахалине и Курильских островах говорили, это агглютинативный тип, традиционно ненаписанный и иногда ассимилированный с палеосибирскими языками. Сегодня известно всего около тридцати известных людей, свободно говорящих на нем. Однако с начала 1980-х годов интерес к айнам возобновился в связи с их языковым и культурным наследием. Многие классы выросли и множились после принятия Закона о продвижении культуры айну-синпо в 1997 году и признания айнов коренным народом Японии в 2008 году.

Религиозная мысль айнов основана на анимизме и признает существование души во всех живых существах, объектах, явлениях и природных элементах (называемых камуй). Экаши (старейшины), отвечающие за поклонение, основными моментами которых являются «камуй номи» (почетная церемония камуи), «ичарупа» (церемония памяти предков) и «иёманте» (церемония изгнания животных) духи, самым известным из которых является медведь), также являются замечательными мастерами, специализирующимися на обработке дерева.В самом деле, «инао», резные палки, которые считаются крылатыми посланниками, выступающими в качестве посредников между людьми и камуями для передачи просьб или возврата содержащихся в них эссенций, необходимы для всех ритуалов. Изготовленные из материала, известного своей защитной эффективностью против демонических духов, они содержат большое количество «рамата», энергии, сродни полинезийской мане. В зависимости от камуя, для которого они предназначены, используется более десятка различных пород дерева. Они могут быть размещены на земле или закреплены на алтаре «нусасан», действующем как «пусковая площадка», перемещая запросы, содержащиеся в инао, из айну мошири, мира людей, в Камуй мошири, мир Камуи.Эти церемонии, как и шаманизм айнов, служат для поддержания баланса между двумя мирами по неизменным правилам, позволяя реинкарнацию душ и их включение в вечный цикл обновления жизни.

Экаши, Акан, Маримо мацури .
(© 2006, Люсьен-Лоран Клерк)
Iyomante, Porotokotan, Shiraoi .
(© 2004, Люсьен-Лоран Клерк)

Как и другие коренные народы, сталкивающиеся с аналогичными проблемами, айны с 1960-х годов с разной степенью успеха пытались заново присвоить свое прошлое, которое пережило жестокий разрыв из-за социокультурной аккультурации группы.Государственная власть стремилась ускорить ее ассимиляцию, в частности, посредством отчуждающего закона коренных народов (Кюдодзин Хогохо), принятого в 1899 году, способствовавшего искоренению языка, обычаев и ценностей традиционного общества. Давно вовлеченные в борьбу за права, связанные с их статусом коренных народов Японии, айны находятся в постоянном поиске этого фрагментарного прошлого, поиски которого необходимы, в надежде восстановить его или понять его исчезновение.

Инао, Акан .
(© 2007, Люсьен-Лоран Клерк)
Ичарупа, Поротокотан, Сираои .
(© 2004, Люсьен-Лоран Клерк)

Этот страстный поиск также поддерживает более прагматические политические требования, основанные на истории и происхождении, отличных от большинства, которые они продолжают определять и формулировать. В самом деле, хотя айны быстро отдавали предпочтение обучению самых молодых и социокультурному мимесису, насколько это было возможно, чтобы облегчить их интеграцию в это новое общество, они, тем не менее, параллельно развивали в своих семьях и во время политических встреч стратегии сопротивления. к аккультурации, подвергая сомнению их коренные особенности.Несмотря на яростные попытки экзистенциального стирания, они являются создателями и носителями историчности, в которой государство давно хотело отказать им, чтобы лучше лишить их права владения. Сообщество айнов, скорее, характеризуется повышением воинственности и необычайной способностью к сопротивлению посредством определенных героических фигур, а также разработкой стратегий, вдохновленных борьбой других меньшинств. Открытый для мира политический активизм айнов и его расписание были реструктурированы с учетом долгосрочных социокультурных изменений, которые переживает этническая группа, и при этом адаптироваться к своим непосредственным потребностям.


Итаомачипу , Акан, Маримо мацури .
(© 2006, Люсьен-Лоран Клерк)

В середине 1960-х годов началось важное движение, повлекшее за собой попытку переосмыслить самобытность айнов и их историю. Это знаменует собой растущее вхождение в международную сеть, поскольку айны стремятся вырваться из своей изоляции и оказать давление на правительство, которое не склонно прислушиваться к их заявлениям. С тех пор активисты сосредоточились на аргументе, позиционирующем айнов как коренной народ или нацию, стремясь восстановить автономию принятия решений, в равной степени используя возможности, предлагаемые обществом, в котором они теперь жили.Посредством современных политических стратегий они стремились бороться с повторяющимися априорными предположениями о своей расовой и культурной неполноценности и умело трансформировать их в набор положительных характеристик социо-идентичности, настаивая, в частности, на привилегированной связи с Землей и на совокупности конкретных ценности, представленные как неизвестные обществу Шамо или, вероятно, забытые им: гуманистическое сознание, близкие отношения с окружающей средой, анимистическая духовность, уважающая людей, живых существ и богов островного анимизма.Оживленные, эти ценности стали источником постоянного вдохновения и свидетельством жизнеспособности нерушимой культуры, несмотря на натиск безжалостной колониальной современности.

Этот решающий момент знаменует собой начало конструирования современной истории айнов самими айнами и появился одновременно с зарождением чувства «исконности», термины которого, в значительной степени социально-политические, служили для определения ориентации современной воинственности айнов. Традиционная одежда с уникальными мотивами, танцы, песни и инструменты культа анимистов, нематериальные символы культуры айнов, снова стали появляться во время этнокультурных демонстраций (церемонии, посвященные возвращению лосося, мемориал Шакушайн, фестиваль маримо в Акане и т. Д.). Отождествление с судьбами других коренных народов дало им возможность разорвать свою изоляцию, которая до сих пор отделяла их от фундаментальной экзистенциальной альтернативы: возможности борьбы за восстановление прав коренных народов, которых они теперь осознавали, что были лишены и которых они могли отныне возвращение, а также претензия на новую идентичность через культурную гибридизацию. Именно интегрировав этот параметр, они пересмотрели свои отношения с государством, настаивая на своей исторической и культурной специфике и своей легитимности для получения конкретных прав, связанных с их автохтонией.

Сегодня айны, тем не менее, продолжают свою борьбу против государственного насилия и множественной дискриминации. Эти проблемы являются причиной упорных интенсивных ссор в сообществах, препятствующих надлежащему осуществлению общих проектов эмансипации, хронических симптомов, которые не принадлежат какой-либо социокультурной специфике айнов, а скорее постколониальным патерналистским моделям неравенства, увековечивающим веру в одержимое монокультурное общество. с подлинностью. Столкнувшись с этой деспотической ситуацией, эксплуатацией бюрократической касты и лишением прав на землю, одной из величайших проблем завтрашнего дня для айнов будет объединиться и выступить единым голосом для преодоления этих стратегий, всегда стремящихся немного разделить их. более.С этой целью поддержка других основанных на солидарности общин коренных народов, которые стали специалистами по примирению общин и искусству противодействия колониальным процессам, направленным на фрагментацию меньшинств, была бы значительным преимуществом.

Меноко, Тоёхирагава, Саппоро .
(© 2005, Люсьен-Лоран Клерк)
Куримсе, Акан, Маримо мацури .
(© 2005, Люсьен-Лоран Клерк)


9e Inkaru ushipe kamuy nomi, Moiwayama, Sapporo.
(© 2017, Люсьен-Лоран Клерк)

Ключевые слова: Айны; Этноистория; Антропология насилия; Хоккайдо; Автохтония.

Люсьен-Лоран Клерк
Специально назначенный адъюнкт-профессор исследовательского факультета СМИ и коммуникаций Университета Хоккайдо, доктор философии. в социальной антропологии и этнологии (EHESS).

Автор диссертации «Социокультурные трансформации айнов Японии: отношения власти, насилия и сопротивления аборигенов на Хоккайдо», получил степень доктора философии.в социальной антропологии от EHESS. Его исследования сочетают этнографические наблюдения и литературные воспоминания и в основном касаются социокультурной истории айнов и динамики самобытности коренных народов. Они являются частью антропологии насилия в постколониальном контексте, стремясь поставить под сомнение различные формы правления и их влияние на традиционные общества, вынужденные адаптироваться к ним. Он также преподает французский язык и этнологию в Университете Хоккайдо.

Библиография

Berque Augustin, La rizière et la banquise — Колонизация и изменение культуры на Хоккайдо , Париж, POF, 1980, 272 стр.

Клерк Люсьен-Лоран, «Prolégomènes à un essai de реконструирующая историческая часть l’identité socioculturelle aïnoue contemporaine (1e partie)», Медиа и коммуникационные исследования, № 70, Исследовательский факультет СМИ и коммуникаций , Университет Хоккайдо, 2017, п. 1-35.

Dallais Philippe, «Hokkaidô: le peuple ainu, ou l’ambivalence de la diversité culturelle au Japon» в BUISSOU Жан-Мари (реж.), Le Japon Contemporain , Paris, Fayard, 2007, p.357-361.

Гайман Джеффри, «Айны» (Les Aïnous) и Нили Шарлотт (ред.), Коренные народы: Выживание народов четвертого мира (автохтоны наций: la survival des peuples du quart-monde) , Ванкувер, Дж. Чарльтон Издательство, стр. 55-72, 185 с.

Lewallen Ann-Lise, The Fabric of Indigeneity: Ainu Identity, Gender, and Settler Colonialism in Japan (La fabrique de l’autochtonie: identity aïnoue, genre, et colonization de peuplement au Japon) , University of New Mexico Press, 2016, 328 с.

Pelletier Philippe, Climat et capitalisme vert — De l’usage économique et politique du catastrophisme , Nada Éditions, 2015, 150 p.

Сиддл Ричард, Раса, сопротивление и айны Японии (Race, résistance et les Aïnous du Japon) , Routledge, 1996, 269 p.

Сообщество коренных айнов Японии не хочет тематический парк — они хотят получить свои права

Ярко освещенные знаки на автомагистрали Хоккайдо на севере Японии не информируют водителя о движении.Это, скорее, реклама нового туристического комплекса «Упопой» и Национального музея айнов. «Давайте вместе споём для этнической гармонии» — это девиз, поставленный японским правительством в рамках проекта стоимостью 20 миллиардов иен (164 миллиона евро, 192 миллиона долларов США) по возрождению культуры народа айнов, одного из меньшинств архипелага. Проект демонстрирует наследие коренных народов, изначально населявших острова Хоккайдо, Курилы и Сахалин. Молодые айны танцуют под мелодию традиций, и в честь предков айнов воздвигнут скандальный мемориал с видом на Тихий океан.Японские школьные автобусы останавливаются один за другим, и билеты на посещение комплекса распродаются быстро. Несколько лет назад манга вызвала повальное увлечение айну, и теперь они стали притягательными.

Но поколение лидеров айнов недовольно. Им не нужен тематический парк, они хотят восстановить свои права как коренные жители. «У него нет души», — говорит о комплексе 87-летний художник Шизуэ Укаджи. «Если японское правительство хочет использовать термин« этническая гармония », его просят, чтобы правительство принесло нам, айнам, официальные извинения за историческую несправедливость, навязанную нам», — протестует она.Для них Закон о продвижении политики айнов, принятый в 2019 году, лишен прав, и японское правительство продолжает использовать их в качестве туристического ресурса.

Семидесяти восьмилетний Сатоши Хатакеяма, президент Ассоциации айнов Момбецу, с 2009 года проводит кампанию, чтобы вернуть право своих предков на рыбную ловлю. Каждую осень он хочет «приветствовать лосося», ритуал под названием Kamuy-chep-nomi , без необходимости подвергаться за это полицейскому расследованию, как это было в 2019 году.Шестьдесят семилетняя Риоко Тахара, президент Ассоциации женщин айнов, осуждает двойную дискриминацию, от которой они страдали на протяжении поколений как коренные жители и как женщины, будь то в школе, при поиске работы или при вступлении в брак. Она родилась в деревне, которой больше нет. Люди оскорбляли их и бросали в них камни. Она выросла, думая, что быть коренной означает быть неполноценным.

«Мы скрывали всю свою жизнь из-за страха, и наша история не рассказывается», — говорит она Equal Times .Она работает над тем, чтобы изменить это, возрождая кулинарные традиции айнов.

«Они использовали нас на протяжении всей истории, и они продолжают это делать», — говорит 71-летний Фумио Кимура, вице-президент Ассоциации айнов Биратори. Кимура хочет, чтобы останки айнов, которые были раскопаны без разрешения, были возвращены на их землю. «Наша история — это история насильственного перемещения, даже наших погибших. Мои бабушка и дедушка были вынуждены покинуть свои родные места, чтобы работать на японских императорских фермах, а когда они больше не были нужны, им снова пришлось переехать », — объясняет он.

Народ айнов живет в тени в течение 150 лет, так как их территории были оккупированы в конце 19 века для удовлетворения экспансионистских амбиций правительства эпохи Мэйдзи после столетий сосуществования и торговых отношений. Их столкновение с японским колониализмом привело к болезненному процессу ассимиляции, который уничтожил общины, имена и слова. Айну лишили средств к существованию, запретив им заниматься традиционной охотой и рыболовством.Женщин выдали замуж за японских мужчин. Их заставили заниматься сельским хозяйством и довели до нищеты. Ученые использовали их и их мертвых в качестве объектов исследования.

Эти лидеры айнов осознают, что знания их предков находятся под угрозой. «Они уничтожают нас, через 30 лет мы все будем японцами», — сетует Кимура. Но они не забыли прошлое и хорошо осведомлены о своих правах в соответствии с Декларацией Организации Объединенных Наций 2007 года о правах коренных народов (ДПКН).Они восстанавливают свою историю и изучают айны — утерянный язык, на котором осталось не более горстки носителей языка — с помощью записей, песен и устной литературы. Они также являются голосом своего народа в Организации Объединенных Наций, где осуждают несоблюдение Японией своих прав.

«Это последний шанс для их борьбы. Молодые люди, японцы или айны, уходят от политики. Их не интересуют права человека », — говорит Хироши Маруяма, глава Центра исследований политики в области окружающей среды и меньшинств (CEMiPoS), посвященного правам айнов.По мнению этого японского эксперта по окружающей среде и политике коренных народов, «Упопой не видит перспективы айнов. Это культурная коммодификация. Об этом было объявлено после того, как [Токио выиграл заявку на проведение] Олимпийских игр, чтобы привлечь туристов и симулировать уважение к меньшинствам. Японский национализм, поддерживающий одну расу, один язык и одну нацию, по-прежнему прочно обосновался ».

Правительственные ассоциации продвигают культуру айнов на протяжении десятилетий, а также управляют государственной помощью на образование и борьбу с бедностью.Ассоциация айнов Хоккайдо, например, принимала участие в ключевых решениях, таких как законодательные процессы или открытие комплекса Упопой. Но 80 процентов айнов не чувствуют себя представленными в организации и относятся к ней с подозрением — это мнение подтверждают многие айны, с которыми консультировался Equal Times . Одним из объяснений этого недоверия может быть тот факт, что Япония не признавала их коренным народом до 2008 года.

Причитающиеся им мертвые

Сколько айнов сегодня? Никто точно не знает.Официальная цифра на Хоккайдо в 2017 году составляла 13000 человек. К этому добавляются тысячи айнов, живущих в Токио и его окрестностях, те, кто отказался от своих корней после полутора веков пылкой политики ассимиляции, и те, кто скрывает свое происхождение, чтобы избежать дальнейшего дискриминация. А сколько живут в диаспоре, неизвестно. Но что они действительно хорошо оценивают, так это количество погибших, которые им причитаются, и они не устают повторять это: около 1600, к которым они обращаются к правительству и 12 японским университетам, участвующим в разграблении могил айнов. с конца 1880-х до 1972 года, чтобы вернуться к ним.

Кимура произносит наизусть имена всех ученых, принимавших участие в том, что они называют «ограблением могил». Он последний лидер общины, экаси , внесший вклад в репатриацию останков. Он родился в Биратори, небольшом муниципалитете с 5300 жителями, преимущественно айнами, на востоке Хоккайдо. Его борьба началась не так давно. В 2015 году он наткнулся на памятник в честь «бывшей школы аборигенов» в Ниикаппучо Анесару (недалеко от Биратори). Он говорит, что почувствовал удар молнии в своей голове: «Бог молнии, Канна Камуй , разбудил во мне активиста, и я решил бороться, чтобы восстановить достоинство народа айнов.”

В 2016 году Кимура вместе с 30 другими людьми основал ассоциацию по изучению человеческих останков. В 2018 году, следуя официальным указаниям правительства, они потребовали вернуть останки, принадлежащие их общине, и им это удалось. В октябре останки 34 айнов (шесть опознанных) были возвращены из университетов Хоккайдо, Токио и Ниигаты для захоронения. «Мы рождены из земли, и в землю мы должны вернуться». Мы — единственное сообщество, которому удалось это без обращения в суд », — говорит он, имея в виду трудный бюрократический и юридический путь, по которому другие лидеры айнов пошли в 1980 году, пытаясь репатриировать своих предков.Судебная тяжба привела к судебному преследованию Университета Хоккайдо, но только в 2016 году они добились репатриации первых останков. Университет, построенный на территории бывшего анклава айнов, на протяжении десятилетий хранил останки более 1000 айнов в хранилище за пределами кампуса.

В 2019 году эти останки начали свой путь к новому мемориалу Упопой. Кимура был возмущен, когда узнал, что письменных свидетельств нет и хранилище нельзя посетить: «Почему они празднуют постройку здания для останков наших предков и семей, если они не впустят нас?»

Они запросили доступ у правительства в Токио, но получили технические оправдания.После нескольких месяцев настаивания им скоро будет предоставлен доступ. Но это не конечный результат, к которому они стремятся: «Они видят в нас только объекты исследования. Мы спрашиваем их, продолжаются ли исследования, но они не дают нам четкого ответа. Их нужно вернуть на свою землю, и страна должна нас поддержать, как сказано в статье 12 декларации. Мы хотим извинений. Мы жертвы ».

В течение нескольких дней Кимура звонил в Министерство земли, инфраструктуры, транспорта и туризма Японии (отвечающее за Упопой), чтобы настоять на мемориальной доске.В конце концов, они установили его в октябре, но эксперты из CEMiPoS считают текст вводящим в заблуждение, учитывая его двусмысленность с точки зрения исторической ответственности: «В некоторых случаях пожелания айнов, возможно, не были учтены, когда эти останки были раскопаны и собраны. , — говорится на табличке. Кимура настаивает: «Япония несет ответственность за возвращение останков. Я не остановлюсь, пока не умру ». Другие айны предпочитают не оглядываться. Это болезненное дело, табу. «Некоторые просили меня оставить все как есть.Я надеюсь, что однажды меня поймут », — признается он.

Последний оплот айнов

Нибутани — священная долина, гордящаяся своими корнями. Айны и японцы живут вместе в одной из немногих частей Хоккайдо, где быть айнами означает быть большинством. По их собственным подсчетам, поскольку официальных данных нет, 80 процентов из 500 человек, проживающих в долине (расположенной в муниципалитете Биратори), составляют айны. Именно здесь родилась легенда, Сигеру Каяно (1926-2006), первый политический лидер коренных народов, человек-самоучка, который исследовал свою культуру, возродил традиции и написал несколько книг.Он стал представителем местного совета, затем поставил перед собой задачу изменить историю и попал в японский парламент. Память о нем жива и сильна. В сообществе нет никого, кто не обращался бы к нему. Он помог одному сельскому жителю построить свой дом. Он научил другого работать с деревом. Он основал местный музей. Он обучал айнскому языку. Его сын продолжает преподавать в общественной библиотеке. Его изучают половина детей, как и многие взрослые.

Его внук, Кимихиро Каяно, управляет гостевым домом, в котором сохраняются самобытность и язык айнов: «Мой дед оказал большое влияние.Нас здесь большинство, и это делает нас сильными. Молодым людям теперь легче быть айнами, хотя в Интернете все еще есть разжигание ненависти ».

Рядом с ним сидит Рие Каяно, которая поет и пишет песни на языке айнов. У известного местного художника Тору Кайдзава также есть студия и магазин в долине.

Этот кусочек рая был преобразован в 1993 году, когда правительство построило плотину на реке Сару, окруженной священными горами и в самом центре общины айнов.Социолог Масуми Танака указывает на несколько изолированных руин и объясняет, что долина является уникальной частью Хоккайдо, «но она не была достаточно оценена». Айны уже давно были вынуждены отказаться от своих ритуалов точно так же, как они были вынуждены отказаться от своих традиций рыболовства и охоты. В качестве компенсации за плотину они построили культурный комплекс с музеями и котан , деревню с традиционными айнскими жилищами для ремесленников, чтобы показать посетителям свои материалы и уникальные ремесла.

Комплекс управляется на государственные деньги, и новый закон об айнах предусматривает дополнительные средства. Согласно данным Кабинета министров Японии, 2,17 млрд иен (17 млн ​​евро, 21 млн долларов США) будет инвестировано в программы культуры, лесовосстановления и туризма в муниципалитете Биратори в течение пяти лет. Эти меры включают рыболовство, но оно снова будет подлежать строгому регулированию: только 20 человек будет разрешено ловить рыбу в ритуальных целях, и им будет разрешено ловить только 50 лососей с сентября по ноябрь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.