Куликово поле картины: Куликово поле: 12 картин | Православие и мир

Содержание

Куликово поле: 12 картин | Православие и мир

Куликовская битва стала зримым воплощением идей патриотизма. События, предшествовавшие битве, и само сражение на столетия остались в поле внимания творческих людей. Историки, писатели, скульпторы и живописцы не устают обращаться к батальной теме. В подборке Дарьи Рощеня – десять живописных полотен, отражающих знаменитое сражение.

21 сентября отмечается День воинской славы России – День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве в 1380 году. Историки единодушны во мнении, когда говорят о Куликовской битве: тем ветреным осенним днем у берегов реки Непрядвы решилось будущее Русской земли. В одной точке соединились горе и терпение, жажда освобождения от ига, сила, воля и вера. В одном месте совпали в своих чаяниях величайшие люди своего времени: деятельные, мудрые, дальновидные, сильные духом монахи и воины. Преподобный Сергий, игумен Радонежский, и великий князь Дмитрий Иванович, прозванный после битвы Донским, их предшественники митрополиты Московские и всея Руси Петр и Алексий, воспитавшие князя Дмитрия, а также сотни тысяч безымянных русских воинов – вот они, победители.

Воинский подвиг стал ещё и подвигом духовным, подвигом священным. Как катализатор он запустил мощные процессы, способствовавшие объединению разрозненных земель в единое государство. Нет, Куликовская битва не была окончательной победой над татаро-монголами. Иго было сброшено только сто лет спустя. Однако именно Куликовская битва развеяла миф о непобедимости Золотой Орды, дала надежду и породила героев.

XVI-XVII век: житийная икона

Куликовская битва на многие столетия остается в поле внимания художников. И если в XVI-XVII веках речь идет о редких и каноничных изображениях в рамках летописных списков и житийных клейм на иконах, то тремя веками позже, с развитием интереса к истории и исторической картине, – сюжет Куликовской битвы становится одной из центральных тем исторического жанра.

Исторический жанр в живописи во все времена был идеологическим. Но это никогда не мешало художникам делать свои работы концептуальным высказыванием и личным переживанием.

Преподобный Сергий Радонежский. Житийная икона

В 1959 году реставраторами была раскрыта одна из икон ярославской школы. Под темным слоем олифы и верхними записями было открыта так называемая наделка (то есть дополнение к иконе) с сюжетом о «Мамаевом побоище». По всей видимости, наделка была сделана в восьмидесятые годы XVII века.

В центре композиции изображен легендарный поединок Пересвета с Челубеем, справа – воинство Дмитрия Донского, готовое к бою, слева – лагерь Мамая. В самой нижней части композиции изображены встреча победителей и погребение воинов, погибших за други своя. Икона находится в собрании Ярославского художественного музея.

Первая половина XIX века: «Поднять из гроба знаменитых предков»

Развитие искусства, вектор его движения напрямую зависит от среды и общества, времени и его моды. Военные потрясения начала XIX века, победное шествие Наполеона по Европе, война 1812 года, – эти события так или иначе коснулись практически всех сфер русской жизни и определили всплеск интереса не только к настоящему, но и к героическому прошлому страны.

Изданная в 1818 году «История государства Российского» Карамзина буквально взорвала общественное мнение и надолго стала предметом бурных салонных дискуссий. Перу Карамзина также принадлежала и статья «О случаях и характерах в Русской истории, которые могут быть предметом художеств». Этой статьей историк задал планку и определил тему актуальную в искусстве:

«Мысль задавать художникам предметы из отечественной истории достойна вашего патриотизма и есть лучший способ оживить для нас ее великие характеры и случаи, особливо пока мы еще не имеем красноречивых историков, которые могли бы поднять из гроба знаменитых предков наших и явить тени их в лучезарном венце славы… Должно приучить россиян к уважению собственного; должно показать, что оно может быть предметом вдохновений артиста и сильных действий искусства на сердце. Не только историк и поэт, но и живописец и ваятель бывают органами патриотизма…

Мы приблизились в исторических воспоминаниях своих к бедственным временам России; и если живописец положит кисть, то ваятель возьмет резец свой, чтобы сохранить память русского геройства в несчастиях, которые более всего открывают силу в характере людей и народов. Тени предков наших, хотевших лучше погибнуть, нежели принять цепи от монгольских варваров, ожидают монументов нашей благодарности на месте, обагренном их крови. Может ли искусство и мрамор найти для себя лучшее употребление?»

Но еще задолго до карамзинской статьи профессура Академии художеств в качестве экзаменационных испытаний предлагала выпускникам тему «Дмитрий Донской на Куликовом поле», причем программа четко оговаривала, как должен быть изображен князь: «Представить Великого Князя Дмитрия Донского, когда по содержании победы над Мамаем, оставшиеся Князья Русские и прочие воины находят его в роще при последнем почти издыхании, кровь струилась еще из ран его: но радостная весть о совершенном поражении татар оживляет умирающего великого князя».

Одной из таких академических работ является картина Ореста Кипренского, написанная им в 1805 году и названная «Дмитрий Донской на Куликовом поле». Такое же название имеет и созданная двадцатью годами позже, в 1824 году, работа Василия Сазонова.

Орест Кипренский. Дмитрий Донской на Куликовом поле

Лучшие произведения итальянской и фламандской школы живописи были ориентирами для молодого Ореста Кипренского, взявшегося за разработку сюжета выпускного экзамена в Академии художеств. Наверное, поэтому на его картине героический защитник отечества, князь Дмитрий Донской, меньше всего похож на русского князя, каким мы привыкли его себе представлять. Отсутствие национального колорита ничуть не смущало автора, как не удивило оно и экзаменаторов.

«Голова великого князя исполнена выражения. И радость об одержанной победе, его одушевляются, купно с благодарностью ко Всевышнему, живо изображены в томных взорах его, устремленных к небесам. Сие произведение есть первый опыт трудов сего молодого художника, подающего о себе большую надежду», – говорилось в отзыве на работу будущего первого русского портретиста. 1 сентября 1805 года Кипренский был удостоен за картину большой золотой медали. Сейчас работа находится в собрании Русского музея (Санкт-Петербург).

Василий Сазонов. «Дмитрий Донской на Куликовом поле»

Крепостной графа Николая Румянцева Василий Сазонов был определен своим патроном в 1804 году на учебу в Академию художеств. Успехи молодого живописца в области рисования были настолько выдающимися, что граф дал крепостному вольную. Блестящий выпускник Академии, Сазонов при поддержке графа продолжил обучение в Италии, где делал копии работ Караваджо и Тициана.

Вернувшись в Россию, художник обратился к учебной теме Академии художеств и написал картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле». Сазонов изобразил раненого князя в окружении воинов. Перед ним коленопреклоненные казаки и человек в латах и царской мантии. По всей видимости, это боярин Михаил Бренок, с которым князь поменялся одеждой и конем в самом начале сражения. За эту картину, а также выполненные в Италии копии, Сазонов в 1830 году был удостоен звания академика. Картина находится в собрании Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге.

Вторая половина XIX века: недостижимая историческая достоверность

К середине XIX века история Куликовского сражения исчезает из поля зрения художников, уступая место сюжетам современности. И даже попытки Николая I превратить Зимний дворец, переживши в декабре 1837 года страшный пожар, в «Новый Ватикан», остались нереализованными. В том пожаре погибли уникальные интерьеры, выполненные Растрелли, Монферраном, Кваренги, и были утрачены росписи, описывающие ключевые события отечественной истории. Новый цикл картин из русской истории не получился, однако официальный запрос не остался без внимания академическим сообществом.

Ивон Адольф. «Битва на Куликовом поле»

В 1850 году по заказу Николая I французский баталист Ивон Адольф в Париже пишет монументальное полотно «Битва на Куликовом поле». Первоначально планировалось, что картина украсит интерьеры нижнего коридора Храма Христа Спасителя, задуманного как храм-памятник героям войны 1812 года. Однако планы изменились. Сегодня работа украшает пролет лестницы (аванзал), ведущий в Георгиевский зал Большого Кремлевского дворца.

В 1870-е годы «Куликовская битва» как тема включалась в программу оформления интерьеров Исторического музея. Одно из панно было заказано Валентину Серову, историческим консультантом которого стал Иван Забелин. Забелин был не только руководителем Исторического музея, но и одним из авторитетнейших специалистов по истории Древней Руси. На стенах музея он желал видеть народный эпос, который не оставит зрителя равнодушным и даст почувствовать связь времен.

Но ни Серов, ни Сергей Малютин, которому после Серова было поручено сделать панно, ни Сергей Коровин, так и не завершили работу. Слишком много противоречий возникало между заказчиками и исполнителями. Всех требований ученых так и не удалось удовлетворить ни одному живописцу. Рама, в которой планировалось разметить панно, пустовала вплоть до 1950 года, пока в ней не был помещен нейтральный пейзаж с видами Москвы.

Валентин Серов. После Куликовской битвы, эскиз

Серов напряженно работал над эскизом к панно. В 1894 году, побывал на Куликовом поле, детально прорабатывал композицию. Сохранились сотни набросков и восемь эскизов, часть из которых была выполнена в масле. Работа регулярно обсуждалась на заседаниях Ученого совета Исторического музея, менялась композиционно и даже художественно по настойчивому требованию Забелина.

Первое время Серов послушно следовал указаниям, но в 1898 году после очередного заседания отказался от продолжения работы над эскизом и вернул деньги, выданные ему Историческим музеем в счет оплаты картины. Многочисленные эскизы сегодня хранятся в собраниях Третьяковской галереи и Исторического музея.

Чуть раньше к теме событий Куликовской битвы обратился выходец из уфимского купечества Михаил Нестеров. Впрочем, выпускника Московского училища живописи, ваяния и зодчества интересовала не только батальная сторона событий 1380 года.

Нестеров был тем художником, который одним из первых обратился к теме религиозной самобытности страны и сделал героем живописного полотна – святого отшельника. Троице Сергиева лавра, рядом с которой поселился художник (он гостил в имении Мамонтовых в Абрамцево), прочно вошла в его жизнь. Здесь он черпал вдохновение и силы.

Первой работой над образом святого стала картина «Видение отроку Варфоломею» (1889-90). Работа была куплена Третьяковым, имела успех, но публикой была оценена неоднозначно. Зато сам Нестеров утвердился в своем желании написать «житие» великого подвижника земли русской, тем более что в 1892 году в России должно было отмечаться 500-летия со дня Успения преподобного Сергия, игумена Радонежского. Так появляется «Юность преподобного Сергия» (1892), триптих «Труды преподобного Сергия» (1896-97) и «Преподобный Сергий Радонежский» (1899).

С каждой новой работой образ святого становился все выразительнее, монументальнее и глубже. Не мог Нестеров обойти вниманием и встречу князя Дмитрия с преподобным Сергием.

Благословение Сергием Радонежским Дмитрия Донского на Куликовскую битву. Эскиз Нестерова

Всю русскую землю, а не только свой личный удел шел защищать молодой князь Дмитрий. Он твердо верил в помощь Божию: и когда перед Донской иконой Божией Матери читал «Бог нам прибежище и сила», и когда пришел взять благословение у старца вступить в бой с безбожниками.

Для Нестерова ключевой темой стало напряжение той минуту, когда преподобный благословляет коленопреклоненного князя. Впрочем, эскиз «Благословение Сергием Радонежским Дмитрия Донского на Куликовскую битву» так и не был завершен Нестеровым. Он был не удовлетворен своими набросками и писал о них Елизавете Мамонтовой: «…тема давно была намечена мной для серии картин к истории Радонежского чудотворца, но все наброски, что я делал, не были интереснее любой программы…» В 1897 году «Юность преподобного», «Труды преподобного» и акварель «Преподобный Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского на битву с татарами» были переданы художником в дар городской галерее братьев Третьяковых.

XX век: главный герой – народ

В самые сложные и тяжелые годы Второй мировой войны заработала идеологическая машина. Мобилизованы были все силы, в том числе изобразительное искусство, перед которым стояла цель через воскрешение народной памяти, через примеры доблестных побед над агрессором поддержать дух народа. Александр Бубнов пишет свое знаменитое «Утро на Куликовом поле» (1943-47), а баталист Михаил Авилов создает «Поединок на Куликовом поле» (1943).

Александр Бубнов. «Утро на Куликовом поле»

Александр Бубнов окончил Высший художественно-технический институт. Увлекаясь творчеством художников-передвижников и русским реализмом, он сосредоточился на историческом жанре. Молодой романтик, Бубнов в начале своей творческой карьеры грешил чрезмерной идеализацией советской действительности. Но именно в годы Великой Отечественной войны, работая над агитационными плакатами и листовками, он серьезно обращается к историческому жанру.

В 1943 году Бубнов работает над своим программным произведением «Утро на Куликовом поле». Замысел «Утра» возник у художника еще в 1938 году. Первоначально темой его картины была история битвы на Чудском озере, однако обращение к документам и серьезное погружение в историческую литературу убедило Бубнова писать именно Куликовское сражение.

Полтора года работы над эскизами, поиск образов и пластических решений, долгая и тщательная проработка деталей, исключающая даже намека на бутафорность персонажей, позволили художнику создать характерное полотно. В картине есть не только историческая правда, в ней читается эпический размах и посыл: главный герой любого сражения – народ.

За картину «Утро на Куликовом поле» в 1948 году Бубнов был удостоен Государственной премии СССР. Его картина, репродукции которой вошли в учебники по истории, находится в собрании Третьяковской галереи, в Москве.

Михаил Авилов. Поединок Пересвета с Челубеем

Выпускник батальной мастерской Академии художеств, участник Первой мировой и гражданской войн, Михаил Авилов в своих работах демонстрирует не только мастерство живописца, он поражает убедительностью изображения батальных сцен.

К теме поединка богатыря-монаха Александра Пересвета и татарского мурзы Челубея Авилов обратился еще в 1917 году. Но тогда картина не получилась и даже была уничтожена автором.

В 1942 году, приехав в Москву из эвакуации, художник получил большую мастерскую, что позволило ему вернулся к теме Куликовского сражения. «Дмитрий Донской у Сергия Радонежского», «Дмитрий Донской решает переправляться за Дон», «Куликовская битва», «Бегство Мамая» – четыре больших эскиза были созданы Авиловым, но лишь один из них – противостояние русского витязя и татарского богатыря – стал законченным произведением, вошедшим в анналы мирового изобразительного искусства. В 1946 году за картину «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле» Авилов был награжден Сталинской премией первой степени. В настоящее время картина находится в собрании Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге.

1980-й: новая волна интереса

80-е годы XX века стали следующим периодом и новой волной интереса к теме Куликовского сражения: в 1980 году страна отмечала 600-летие со дня Куликовской битвы. К этому юбилею были приурочен цикл «Поле Куликово» Ильи Глазунова, триптих «Поле Куликово» Юрия Ракши, а на киностудии Мосфильм режиссером Романом Давыдовым снят мультипликационный фильм «Лебеди Непрядвы».

Илья Глазунов. Цикл «Поле Куликово». Дмитрий Донской. 1980

Илья Глазунов. Цикл «Поле Куликово». Канун. 1978

Ленинградец, блокадник, Илья Глазунов, как и многие, потерял в той страшной войне родителей. После эвакуации вернулся в Ленинград, окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. Изучая историческую литературу, летописи, жития, Глазунов двадцать лет своей жизни посвятил работе над циклом «Поле Куликово», в который вошло тридцать картин. В шестидесятые годы появились первые полотна: «Гонец», «Штурм города», «Хан Мамай», а знакомство публики с циклом было приурочено к грандиозному юбилею, 600-летию Куликовской битвы.

В 1980 году Глазунов был удостоен звания народного художника СССР. Говоря о своем цикле, Глазунов поясняет, что стремился «передать только жизненную достоверность, истинность происходящего, чтобы еще раз наш современник прикоснулся к великому прошлому Родины, с новой силой почувствовал бы неразрывную связь времен, связь поколений, свою сопричастность к событиям давно минувших эпох».

Юрий Ракша. Триптих «Поле Куликово». 1980.
Левая часть — «Благословение на битву»

Юрий Ракша с детства увлекался не только рисованием, но и историей. Он с серебряной медалью окончил Суриковскую художественную школу, ВГИК, работал на Мосфильме, участвовал в съемках десятка фильмов и никогда не оставлял живопись. Каждый новый фильм рождал в нем замысел для будущего полотна. Так было и с картиной «Восхождение» по роману В. Быкова. «Без сцены казни главного героя Сотникова, – вспоминал Ракша, – я не решился бы на громаду «Куликова поля»».

Работать над картиной он начал в 1879 году и уже тогда понял, что она станет его главным и последним творением. В ноябре врачи поставили страшный диагноз – лейкоз, пообещали «максимум месяц». Жена художника вспоминает, как Юрий работал до изнеможения, мужественно боролся со смертью и старался скрыть физические муки. «Он торопился, — вспоминала Ирина Ракша, – держался за кисть, как за спасательный круг, и тогда же сказал, что у каждого должно быть свое поле Куликово».

Юрий Ракша. Триптих «Поле Куликово». Центральная часть — «Предстояние»

Ракша любил работы Нестерова и ориентировался на них в своем замысле, но его композиционное решение было все-таки иным, кинематографичным. Три места действия, разбросанные по времени, даны одновременно. Эта авторская находка, имеющая иконописные истоки, позволяет зрителю последовательно воспринять события. «Благословение на битву», «Проводы ополчения» и ключевой центр «Предстояние» – рождают состояние народного духа. Духовный подвиг совершается именно здесь и сейчас, когда стоят бок о бок святой отшельник и молитвенник, матери, сестры и жены, среди которых смиренная и мужественная Евдокия и воины, вглядывающиеся вдаль, туда, где лагерем стоит враг.

Юрий Ракша. Триптих «Поле Куликово». Правая часть — «Проводы ополчения»

Ракша писал о своей картине: «Почему же Куликово поле осталось в веках? Да потому, что здесь утверждалась идея и вера в русскую государственность. Русь поверила в себя. Русь стала Русью… по-прежнему главное должно быть в лицах, в глазах, и я высвечиваю их, а потому меньше костюмности, антуража. Очень важен пейзаж. Единый для всех частей горизонт объединяет и Москву, и Троицкий монастырь, и поле Куликово. Объединяет в одно целое, и все это – Родина. Благословенная наша Родина, которую надо отстоять».


Читайте также:

 

Виртуальная экскурсия. Сражение на Куликовом поле

В 1962 году Илья Глазунов начал многолетнюю работу над картинами, посвященными одной из главных битв в русской истории – сражении на Куликовом поле, произошедшем 8 сентября 1380 года. Опираясь на древние летописи и повесть XV века «Сказание о Мамаевом побоище», художник создал живописный цикл, ставший одним из самых масштабных, когда-либо созданных на тему древнерусской истории. Значительная часть этих работ была передана в Тульский художественный музей, где находится и сегодня. Другая часть и авторские повторения представлены в галерее Ильи Глазунова.

В цикле представлены образы предводителей войск - князя Дмитрия Донского (2004 г.) и хана Мамая (2004 г.) Лицо татарского правителя, похожее на страшную маску, в то время, как образ русского князя источает спокойствие и поражает проникновенной силой уверенности в победе. Большую роль в раскрытии художественного образа в произведениях Куликовского цикла И.С. Глазунов отвел фону. Чистое голубое небо за благородным обликом Дмитрия Донского подчеркивает высокую цель защиты Отечества, которая привела князя на поле боя. На фоне тревожного ночного неба Хан Мамай изображен с лицом, искаженным злобой, жестокостью и жаждой завоевания, что подчеркивается световыми рефлексами от пламени костра.

В картине «Проводы войска» (2004 г.) Илья Глазунов воплотил образ княгини Евдокии, супруги Дмитрия Донского. Летописные источники свидетельствуют о том, что она была необыкновенно мудра, смиренна, много молилась и беззаветно любила своего мужа. Княгиня была одной из самых образованных женщин своей эпохи, известной своей благотворительностью: она основала в русских городах большое число храмов и монастырей.

Художник представил княгиню Евдокию в момент проводов войска на битву с татаро-монголами. Она посылает молитвенное благословение вслед уходящим защитникам. Большая часть композиции отведена «былинному» небу, придающему сцене вневременной характер, а образу княгини значение не только исторического персонажа, но и собирательного образа русской женщины, которая на протяжении всего исторического пути страны провожала на войну своих любимых, – отцов, мужей, сыновей.

Полотно «Канун. Перед Куликовской битвой» (2004 г.) иллюстрирует важное историческое событие, предшествующее сражению. Князь Дмитрий понимал, что для победы над Мамаем одной воинской силы ему будет мало. Потому для поднятия духа в борьбе необходимо благословение Сергия Радонежского, которого в народе любили и почитали как никого другого. Князь отправился в Троицкий монастырь, где преподобный благословил его на битву и предсказал победу на Куликовом поле. По просьбе великого князя преподобный Сергий повелел двум инокам из числа монастырской братии, Пересвету и Ослябе, до пришествия в монастырь слывших богатырями, вместе с князем отправиться на битву.

При создании образов картины, художник обратился к образу святого на его плащанице, хранящейся в Троице-Сергиевой Лавре. Напряженные, сосредоточенные лица героев представлены в состоянии духовного единения и внутренней решимости. Подобный нимбу голубой ореол за головой преподобного Сергия свидетельствует о его святости и незримой объединяющей мощи.

В средневековье битвам часто предшествовал смертельный поединок лучших бойцов от каждого войска. Эта схватка имела огромное психологическое значение и зачастую решала исход битвы. В картине «Поединок» (2004 г.) Илья Глазунов отразил легендарную встречу на Куликовом поле могучих воинов Александра Пересвета и Челубея, предварившую сражение. Русский монах-богатырь вышел против воина, который славился огромной физической силой и до Куликовской битвы считался непобедимым. Два конника сшиблись копьями на всём скаку и погибли одновременно. Но Александру Пересвету удалось удержаться на коне дольше и доехать до русских полков, что означало его победу.

Художник изобразил на картине мгновение до столкновения: стремительное движение остановилось в момент, когда исход схватки еще сложно предугадать. Татаро-монгольский воин обращен спиной к зрителю, основное внимание в картине сосредоточено на сдержанно-суровом лике Пересвета и его монашеском облачении. Необходимость взять в руки оружие для инока, ушедшего от мирской жизни ради служения Богу, – случай исключительный, ставший свидетельством поистине страшного времени в истории Руси.

В картине «Временный перевес татар» (1999 г.) Илья Глазунов передал накал сражения и тесноту побоища, где тысячами погибали воины не только от оружия, но и под конскими копытами. Спустя долгое время напряженной борьбы, татары стали побеждать. Торжествующе поднял враг отрубленную голову русского воина. Позади едва движутся кони из-за множества трупов, дождем падают стрелы, земля залита кровью и, кажется, будто сами Небеса – немые свидетели жестокой битвы − окроплены ею. Но недолго осталось предвкушать победу татарину: из засады вот-вот выступит резервный полк, который изменит превосходство сил на поле сражения.

К решающему моменту битвы обращена работа «Засадный полк» (1998 г.), напоминающая о стратегическом приеме, использованном на Куликовом поле. Когда русские и татаро-монгольские войска уже понесли большие потери, дружина во главе с князем Владимиром Андреевичем Серпуховским и воеводой Дмитрием Михайловичем Боброком выступила из засады. Присоединившиеся свежие силы застали противника врасплох и предрешили исход сражения.

В произведении «Засадный полк» обращает на себя внимание умение И.С. Глазунова порой минимальными средствами достигать наибольшей художественной выразительности. При рассмотрении картины на близком расстоянии становится заметным, что в изображении поля боя художник не стал тщательно прописывать детали, лишь намечая крупы коней и образы воинов мазками и штрихами кисти. Однако при отходе красочная мозаика оживает, создавая реалистически убедительный образ сражения.

Эпоха разорения татаро-монголами Русской земли нашла отражение в картине «Нашествие. Детство Андрея Рублева» (2006 г.) Одна из символичных деталей произведения − икона, пронзенная стрелой. Образовавшаяся трещина разделила Богоматерь и Богомладенца Христа. Так же трагически расколото было княжескими усобицами Русское государство. Языки пламени взвиваются до звездного неба, – так озаряет пожар горящего города ночную тьму. Длинным строем уводят в полон татары русских женщин, детей, увозят награбленные трофеи. На фоне этого драматичного пейзажа предстает фигура будущего великого иконописца Андрея Рублева. Просветленный образ мальчика в картине становится символом надежды, напоминающим о том, что даже в самые тяжелые времена Русская земля рождала лучших своих сыновей, которым испытания времени лишь придали сил для ратных и духовных подвигов.

Картина «Два князя» (2003 г.) входит в цикл «Поле Куликово», однако в героях произведения зрителю не стоит искать конкретных исторических персонажей. Илья Глазунов создал вневременной образ русских воинов-защитников. На высоком берегу реки стоят два всадника. Князь-отец, облаченный в боевые доспехи, наставляет отрока сына на защиту родной земли. Выразительный жест князя указывает на полыхающее вдали пламя, где уже господствуют татаро-монголы. Лицо мальчика исполнено недетской решимости, готовности противостоять испытаниям сурового времени. Перед отцом и сыном простирается могучее течение реки, над которым густые облака омрачились дымом пожарищ. Тема преемственности поколений раскрывается художником на фоне величественного собирательного образа Русской земли, сражающейся и непокоренной.

Вооруженные силы: Силовые структуры: Lenta.ru

8 сентября 1380 года возле впадения в Дон речки Непрядвы произошло сражение, получившее название Куликовской битвы. Итогом боя на Куликовом поле стала полная победа русских. О мифах и исторических фактах великого события читайте в материале «Ленты.ру».

На поле, расположенном возле впадения в Дон речки Непрядвы, супротив друг друга на рассвете выстроились русские и татарские войска. Едва рассеялся туман, началась сеча, продолжавшаяся как минимум три часа. Итогом ее стала полная победа русских полков, которые еще долго гнали бежавшего противника по степи.

История сия известна каждому мало-мальски грамотному россиянину, ее изучают в школе, она кочует из учебника в учебник уже не одно столетие. Естественно, этими сухими фактами дело не ограничивается, и рассказ о сражении обрастает подробностями. Например, сведениями о численности войск, расположении полков, участии самого Дмитрия Донского, знаменитом поединке Пересвета и Челубея и многих других. Однако с этой, казалось бы, общепризнанной информацией все обстоит гораздо сложнее.

Дело в том, что в нашем мире одновременно существуют две совершенно разные «истории». Есть учебный предмет, где все подчинено дидактике, методике, патриотическому воспитанию и прочим чисто педагогическим вопросам. Большинство описаний и трактовок в учебниках однозначны, дабы нерадивым школярам проще было их запоминать, почти всегда есть четкое деление на «своих» и «чужих», «хороших» и «плохих».

Другая «история» — сложнейшая наука, где практически нет точных ответов на вопросы. Это мир научных дискуссий и предположений, сложнейшее переплетение данных различных исторических дисциплин и полифония мнений. Историки, археологи, этнографы, нумизматы, специалисты по летописанию и прочие ученые мужи (и дамы, конечно) стараются создать не противоречащую множеству фактов версию событий, что подчас оказывается чрезвычайно сложно. Согласитесь, в школьном учебнике нет нужды отражать десятки точек зрения на происхождение славян, появление термина «Русь» или происхождение Рюрика, которые есть в современной российской исторической науке. А ведь ученые уже два с половиной века бьются над этими вопросами, и однозначного ответа все еще нет.

Репродукция картины Ореста Кипренского «Дмитрий Донской на Куликовом поле»

С Куликовской битвой ситуация примерно такая же. С точки зрения учебного предмета и абстрактных представлений любителей истории — вроде бы все известно и очевидно. А вот с точки зрения профессионалов — сплошные загадки. Попробуем поближе рассмотреть события тех лет и разобраться, какие из «общеизвестных» фактов действительно имеют право так именоваться, а какие носят легендарный характер.

Для начала посмотрим, какими сведениями располагает современная наука и насколько они достоверны. Начнем с летописных источников.

Самым ранним из дошедших до нас письменных источников является так называемая Краткая летописная повесть, которая, по мнению специалистов, была составлена в самом начале XV века — скорее всего, до 1409 года. Во всяком случае, этим временем датируется Троицкая летопись, погибшая при пожаре 1812 года в Москве, но частично дошедшая до нас по выпискам Н.М. Карамзина в примечаниях к его «Истории государства Российского». Почти дословно совпадающие с ней тексты сохранились в труде Рогожского летописца (середина XV века) и Симеоновской летописи (начало XVI века), так что можно почти наверняка утверждать, что у них был один первоисточник. Видимо, это самое близкое по времени и наиболее точное описание событий 1380 года, на основании которых уже создавались более поздние произведения.

Примерно в середине XV века появляется Пространная летописная повесть, которая вошла в IV Новгородскую и I Софийскую летописи. Эта летопись — уже не информационное сообщение, а художественно-публицистическое произведение, при создании которого использованы реминисценции из «Жития Александра Невского», «Чтения о Борисе и Глебе», а также многочисленные библейские цитаты. В описании скорби русских женщин и в «плаче Мамая» использовано апокрифическое «Слово на Рождество Христово о пришествии волхвов». Здесь мы впервые находим относительно подробный рассказ о ходе битвы, о погибших князьях и боярах и другие подробности. Некоторые именные указания очевидно ложные (упомянутые люди не могли участвовать в событиях 1380 года, поскольку тогда просто не жили), что объясняется желанием неких персон создать себе родословную — задействовать предков в реальных исторических событиях.

Два самых знаменитых источника — «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище» — появились на свет минимум через сто лет после описываемых в них событий. Это не исторические, а скорее эпические произведения, которые должны были стать основой новой идеологии только что обретшего независимость Московского царства, объявленного Третьим Римом и наследником великих традиций. Историческая канва взята из уже упомянутого Пространного описания, но появилось множество вставок, подробностей, перечислений ранее не известных имен и так далее. Воспринимать «Задонщину» и «Сказание» как исторические источники можно и нужно, но скорее как уникальные памятники литературы и политической мысли конца XV — начала XVI веков, нежели как источники информации о событиях, случившихся за сто лет до того.

Помимо этого стоит иметь в виду и иностранные (немецкие, польские и ордынские) упоминания и археологические данные. Последние могли бы дать самую точную картину, но они очень скудны. Уже довольно много лет в районе Дона и Непрядвы работает комплексная экспедиция Государственного исторического музея, но лишь в последнее время стали появляться относительно яркие артефакты — фрагменты доспехов, наконечники стрел и копий. Скромность находок не должна смущать: оружие в те времена было большой ценностью, и его собирали сразу после битвы, а братские могилы воинов располагались (по письменным источникам) на высоком берегу Дона и могли уйти под воду при изменении береговой линии. Кроме того, черноземные почвы и особенно вносимые в них годами удобрения очень агрессивны и не способствуют сохранению костей и вещей.

Находки на Куликовом поле

Фото: Юрий Кавер / Russian Look / Globallookpress.com

Зато недавно появились отчеты о палеоботанических исследованиях, которые здорово прояснили картину. Ученые доказали, что из-за изменения климата структура лесов и степей изменилась и ориентироваться на нынешний ландшафт при реконструкции событий не стоит. Была составлена относительно точная карта местности для конца XIV века, и практически наверняка определено место сражения — относительно небольшая поляна среди прибрежных лесов. Это большой успех, дающий возможность точнее интерпретировать события.

Если верить «Задонщине» и «Сказанию», численность русских войск доходила до 300 тысяч человек. В Пространном своде говорится примерно о 100 тысячах. Цифры впечатляющие, но, без сомнения, сильно завышенные.

Если сравнивать имеющиеся у нас достоверные данные о количественных показателях средневековых армий, то выяснится, что они никогда не превышали нескольких десятков тысяч, а чаще укладывались в пять-семь тысяч человек. Это соотносится и с населением Руси того времени. Скажем, Москва во второй половине XIV века вряд ли насчитывала более пятидесяти тысяч жителей, а боеспособного населения было, конечно, во много раз меньше.

Войско собиралось быстро, посему времени на сбор и вооружение ополчения из дальних деревень просто не было. Видимо, большую часть армии Дмитрия составили княжеские дружины, боярские отряды и городское ополчение.

Исходя из различных источников можно утверждать, что в Куликовской битве принимали участие воины из Московского, Владимирского, Ростовского, Ярославского, Белозерского, Моложского, Стародубского, Кашинского, Смоленского, Новосильского, Оболенского, Тарусского, возможно, Суздальско-Нижегородского и Муромского княжеств, а также их уделов. Помимо этого, были небольшие личные дружины безземельных князей, небольшие отряды из Пскова, где «сидел» князь Андрей Ольгердович, и Новгорода. Никогда ранее Русь не собирала столь масштабного и представительного войска, но все же численность его, по мнению большинства исследователей, не превышала тридцати тысяч ратников. В последние годы, ссылаясь на размер поля боя (согласно уже упомянутым недавним данным), специалисты говорят о 7-10 тысячах воинов, принимавших участие в сражении.

Татарское войско, видимо, несколько уступало в численности русскому. Хотя есть ордынские источники, говорящие о двукратном превосходстве Дмитрия, скорее всего, это тоже преувеличение. Но какой-то небольшой перевес у русичей был. Стоит отметить, что собственно татаро-монголов у темника (или беклярбека) Мамая было совсем немного, а большую часть его армии составляли наемные контингенты из народов, населявших Причерноморские степи, Северный Кавказ и Крым. Здесь имеет смысл напомнить, что Мамай, которого иногда ошибочно именуют ханом, был по отношению к Золотой Орде отщепенцем-сепаратистом — в это время он контролировал лишь степные районы западнее Волги, северное Причерноморье и Крым. Большую же часть Золотой Орды вплоть до северного Приазовья к этому времени уже завоевал хан Тохтамыш. В отличие от Мамая последний был настоящим чингизидом — потомком Чингиз-хана.

В войске Мамая были яссы, косоги, буртасы, черкесы, половцы, были и пресловутые «генуэзцы» — наемники, набранные в Кафе (Феодосии) и Сугдее (Судаке). Вряд ли среди них были настоящие итальянцы, которых в Крыму было совсем немного, — скорее это был разношерстный портовый сброд.

На фронтоне храма Христа Спасителя в Москве можно увидеть горельеф (подлинник его находится в Донском монастыре): Сергий Радонежский благословляет на битву коленопреклоненного князя Дмитрия Ивановича и его брата Владимира Андреевича. За спиной у старца стоят воины-иноки Пересвет и Ослябя. Эта сцена настолько прочно вошла в души и сердца россиян, что достоверность ее не вызывает сомнений. Между тем в ней больше легендарного, нежели реального. Заезжал ли Дмитрий в Троице-Сергиеву лавру накануне Куликовской битвы? Вопрос этот не праздный, поскольку отношения у московского князя с официальной церковью в это время были очень напряженные.

В 1378 году почил митрополит Алексий (в миру — Елевферий Федорович Бяконт), заменивший Дмитрию рано умершего отца и фактически правивший страной в детские и отроческие годы князя. Теоретически, в соответствии с грамотой патриарха, освободившееся место должен был занять митрополит Киевский и Литовский Киприан, который сразу отправился в Москву. Но Дмитрий нового митрополита не принял — более того, Киприан был ограблен, заточен в поруб, а потом с позором изгнан за пределы княжества. Неудивительно, что после этого оскорбленный митрополит предал князя анафеме, о чем разослал грамоты во все епархии.

Репродукция картины Михаила Нестерова «Благословение Сергием Радонежским Дмитрия Донского на Куликовскую битву»

Дмитрий же тем временем отправил в Константинополь посольство во главе с близким ему священником Михаилом-Митяем, которого он просил рукоположить в митрополиты. Но молодой и здоровый Митяй по прибытии в Византию неожиданно преставился. Возможно, не без чьей-то помощи. Тогда бывшие в посольстве архимандриты решили выдвинуть из своего коллектива новую кандидатуру, коим стал Пимен, игумен Горицкого монастыря в Переславле-Залесском. Патриарх Нил утвердил его митрополитом Киевским и Русским, но одновременно митрополитом Литовским и Малоросским стал Киприан, к этому времени уже вернувшийся в Константинополь искать защиты.

В итоге Киприан уехал в Литву, а Пимен двинулся к Москве. Но едва новый митрополит добрался до Коломны, как его схватили, заковали в железа и сослали в Чухлому — Дмитрий счел его самозванцем. Получилось, что высшей церковной власти в Москве нет, а князь вроде как предан анафеме вполне легитимным иерархом церкви. Учитывая менталитет людей того времени, это могло создать Дмитрию серьезные проблемы при сборе войска. Благословление Сергия Радонежского как безоговорочно почитаемого духовного лидера сразу поменяло бы картину, хоть и требовало бы от старца пойти против линии официальной церкви.

И все же, похоже, Дмитрий с преподобным Сергием перед Куликовской битвой не встречался. В ранних текстах об этом нет никаких упоминаний, появляется этот сюжет лишь в «Сказании о Мамаевом побоище» и в «Житии Сергия Радонежского». Но последний памятник, изначально созданный Епифанием Премудрым в начале XV века, дошел до нас лишь в поздних, так называемых пахомиевых (написанных Пахомием Логофетом) редакциях, которые появились даже позже «Сказания». Скорее всего, красивый сюжет о приезде Дмитрия к Сергию перекочевал в «Житие» из «Сказания», где он появился впервые.

Скульптурная группа, украшающая стены храма Христа Спасителя

Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

В этом рассказе множество нестыковок — как хронологических, так и фактических. Проанализировав их, большинство исследователей сходятся на том, что описанный визит князя и благословение Сергия в реальности, наверное, были, но случилось это в 1378 году — перед битвой на реке Воже, в которой воины Дмитрия разбили отряд мамаевского мурзы Бегича. Видимо, об этом шла речь в изначальном тексте Епифания, а через сто лет сюжеты переплелись, и времена в «Сказании» смешались. Принципиально в отношениях почитаемого старца и князя это ничего не меняет, лишь уточняет ситуацию. В любом случае, не оглядываясь на его отношения с митрополитом, Сергий Радонежский взял на себя великую ответственность и благословил князя на бой с татарами. А возможно, даже отправил с ним иноков Пересвета и Ослябю, о чем речь впереди. Кстати, по другим источникам известно, что шедшее на Дон русское войско в Коломне благословил местный архиепископ Герасим.

(Окончание следует)

Произошла битва на Куликовом поле

8 сентября 1380 г. на Куликовом поле, в верхнем течении р. Дон, произошло сражение русских войск под предводительством владимирского и московского великого князя Дмитрия Донского с татарским войском во главе с темником Мамаем. Битва завершилась разгромом татарского войска и положила начало освобождению русского народа от золотоордынского ига.

Во второй половине XIV в. Московское княжество занимало доминирующее положение на Руси. К тому времени внук великого князя Ивана Калиты, московский князь Дмитрий Иванович стал настолько силён, что перестал платить дань Золотой Орде. В 1378 г. на р. Воже войско Дмитрия Ивановича разбило татарский отряд под командой Бегича. Захвативший власть в Орде татарский темник Мамай решил сломить возраставшую мощь Москвы. Он заключил союз с польско-литовским королём Ягайло и собрал огромное многонациональное войско.

В конце июля 1380 г. московский князь Дмитрий Иванович, узнав о движении татарских орд, обратился к русским князьям с призывом собрать все силы для отпора врагу. Пунктами сбора русских дружин стали Москва и Коломна, где собрались русские воины, признавшие власть московского князя.

Войска Ягайло и Мамая должны были соединиться на р. Оке для общего похода на Москву. Но Дмитрий решил упредить соединение противников и разбить главные силы татар. 26 августа русская армия выступила из Коломны, и через два дня русские войска переправились через Оку.

Переправу русских через Дон татары упустили, поэтому уже вечером 7 сентября вся армия Дмитрия была выстроена на правом берегу Дона. К 11 ч. дня 8 сентября русские войска были готовы к бою. К полудню к расположению русских подошли татары. В их первой линии находилась конница, во второй — пехота. В ближнем бою Мамай нанёс фронтальный удар всеми своими силами, пытаясь опрокинуть боевые порядки русских. Татарам удалось отрезать русское войско от мостов через Дон. Однако, охватив левый фланг русских, татары подставили свой фланг и тыл под удар засадного полка, чья неожиданная атака решила исход сражения. Татары, не выдержав удара, отступили.

Обе стороны понесли огромные потери в бою, а великий князь Дмитрий был тяжело ранен. Узнав о поражении татар на Куликовом поле, король Ягайло ушёл за пределы русских княжеств.

В течение недели после битвы проходили похороны убитых русских солдат. Русская православная церковь узаконила в эти дни обычай поминать убитых, так называемую «Дмитриевскую родительскую субботу».

Куликовская битва имела большое историческое значение в борьбе русского народа против золотоордынского ига. Она нанесла сильный удар по могуществу Орды, ускорив процесс её распада. Важным следствием этого сражения стало усиление авторитета Москвы и её роли в образовании единого Русского государства.

Лит.: Гумилёв Л. Н. Эхо Куликовской битвы // Огонёк. 1980. № 36. С. 16-17; Государственный музей-заповедник Куликово поле. Б. д. URL: https://www.kulpole.ru/; Летописная повесть о Куликовской битве // Библиотека литературы Древней Руси. СПб., 1999. Т. 6: XIV — середина XV века. С. 583; То же [Электронный ресурс].URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4981.

См. также в Президентской библиотеке:

Куликовская битва: коллекция;

Исторические монографии и исследования Николая Костомарова. СПб., 1867. Т. 3;

Полевой Н. А. История русского народа. М., 1833. Т. 6.

Музей Куликовской битвы

От нашего времени до Куликовской битвы – семь столетий. Как превратить строки учебника в живую, пульсирующую историю, полную страсти, боли и торжества? Приходите в музей, где вы не просто узнаете о битве, но и почувствуете себя в самой гуще событий. Современная архитектура и технологии оживляют историю XIV века. 

Музейный комплекс «Куликово поле» в Моховом расположен в непосредственной близости от поля Куликовской битвы. Здесь находятся два музея: Музей Куликовской битвы и Детский музей-квест, выставочный зал, а также все необходимое для комфортного пребывания гостей: парковки, кафе, сувенирные магазины, информационный центр, гостевые дома.

Экспонаты музея Куликовской битвы перенесут вас в прошлое и расскажут, что такое русские княжества в XIV веке, как выглядела столица Золотой Орды – город Сарай, какие силы столкнулись на Поле. Вместе с князем московским Дмитрием Ивановичем вы сможете пройти ратный путь от Москвы до Куликова поля и узнать, как великий князь получил почётное имя Донской.

Сакральное место музея – зал реликвий. Здесь вы можете познакомиться с истинными свидетелями битвы: археологическими находками, однозначно определяющими место сражения.

Современные мультимедийные средства, которыми насыщена экспозиция музея, дают возможность получить сведения о средневековой жизни, в том числе и через игру. В стенах музея происходит чудесное превращение: посетители становятся хранителями, археологами, реставраторами, летописцами.

Сердце музея – большой макет Куликовской битвы. Он наглядно показывает, где находится музей, какой дорогой шли воины Дмитрия Донского, где находились лагеря противоборствующих армий, как были выстроены войска перед сражением, как проходила сама битва.

Подземный этаж музея посвящен современным наукам, которые помогают изучать события прошлого. Вы сможете узнать о палеографических исследованиях, археологических раскопках, работе почвоведов, выводах антропологов.

Благодаря скрупулезной работе по научной реконструкции вооружения вы можете подробно рассмотреть снаряжение русских и ордынских воинов. Специально для музея был снят ряд фильмов-экспериментов, демонстрирующих, насколько опасна была средневековая битва. Отдельные предметы вооружения вы можете подержать в руках. Вес обмундирования пешего воина вас удивит.

Экспозиция дает представление и о мирной жизни людей на Куликовом поле в Средние века. Чем занимались, что добывали, от чего умирали.

Отдельный раздел музея посвящен военной археологии. Здесь вы сможете понять, почему так сложно вести раскопки в XXI веке, на какой глубине нужно искать предметы, каким образом ученые определили место Куликовской битвы, где проходила Куликовская битва.

Итогом рассказа о битве станет ее отражение в памяти потомков – поэмы, картины, памятники, имена военных кораблей.

Завершить знакомство с событием рекомендуем на смотровой площадке. Отсюда можно в деталях рассмотреть Поле сражения. Понять, откуда двигались противоборствующие силы и где располагались русские и ордынские воины.

Поле Куликовской битвы

Многолетние палеоботанические исследования, проведенные музеем-заповедником «Куликово поле» с целью воссоздания ландшафтной карты XIV века, а также данные археологических исследований позволили довольно точно определить место сражения 1380 года.  

У легендарного слияния Дона и Непрядвы в селе Монастырщино начинается путь к месту Мамаева побоища, известного также как Куликовская битва. Поле сражения русской рати и Золотой Орды расположено примерно в 5 километрах.

Выбирая место битвы, московский князь Дмитрий Иванович в первую очередь ставил задачу провести фронтальное сражение, не позволив противнику использовать его любимый маневр – обход по флангу и удар в тыл. Русские полки выстроились в трехлинейный порядок. На флангах войско защищали обрывистые, поросшие лесом берега речек Нижний Дубик и Смолка. В урочище Зеленая Дубрава полководец разместил Засадный полк, состоявший из отборных конных дружин.  

Историки делят поле битвы на две неравных части. Одна, меньшая по площади, – место боестолкновения русских и золотоордынских войск. Именно на этом небольшом участке 7 километров глубиной и 3 километра по фронту, ограниченного с востока балкой реки Смолки и Зеленой Дубравой, а с запада рекой Нижний Дубик и балочной дубравой, и находился эпицентр сражения. Именно здесь шесть веков назад в течение нескольких часов лилась кровь, ломались копья, а сегодня археологи находят реликвии Куликовской битвы. 

Историки понимают под полем битвы еще и территорию, на которой находились ратники накануне сражения. В селе Монастырщино стоял лагерь русского войска, недалеко от Красного холма – войска Мамая. Не менее важен для исследователей и маршрут войск – воины Дмитрия Донского накануне битвы устроили переправу через Дон у Татинских бродов, а золотоордынское войско преследовали до реки Красивая Меча. При таком подходе площадь поля Куликовской битвы представляет собой 4х8 км². 

Сегодня, оказавшись на месте сражения, мы, к сожалению, видим агроландшафт середины XIX века. Активная распашка земель привела к вырубке лесов, в том числе и знаменитой Зеленой Дубравы. Уничтожение балочных лесов повлекло за собой затягивание оврагов, обмелению Смолки и Нижнего Дубика. Представить картину прошлого позволяют палеоботанические исследования, благодаря которым сегодня восстанавливается исторический ландшафт 1380 года. 

Молодые дубки, высаженные на месте Зеленой Дубравы, год за годом набирают силу. Склоны и поля превращаются в бушующее море, лишь только самый красивый из произрастающих на Куликовом поле ковылей – перистый ковыль – распустит свои пушистые белые ости. Сотрудники музея-заповедника пядь за пядью возрождают реликтовые участки ковыльных степей и редких для Тульской области степных растений.

Побывать на Поле битвы можно самостоятельно, добравшись до него на автомобиле от Конного двора или от какого-то иного объекта музея-заповедника пешком или на велосипеде. Примерные координаты центра сражения: GPS 53.641925, 38.627960. Велосипед можно привезти с собой или взять напрокат в Музейном комплексе в Моховом, на Конном дворе, и в гостинице «База экспедиции» (для постояльцев).

Увидеть Поле и представить расстановку полков на нем можно со смотровой площадки Музея Куликовской битвы или со смотровой площадки мемориала на Красном холме.

Кроме того, музей-заповедник предлагает целый спектр экскурсий на Поле битвы: велосипедная и пешеходная прогулка от Музея Куликовской битвы, зимой по тому же маршруту проходит лыжня с профессором Вронским, а также экскурсия по Полю битвы на бричке или санях от Конного двора. Экскурсии проводятся по расписанию, которое можно посмотреть в разделе События, или же вы можете заказать их на удобное для вас время.

Загнать Мамая: как русские полки спасли будущее страны | Статьи

В этот день, 8 сентября, на Куликовом поле, неподалеку от впадения реки Непрядвы в Дон, полки, постоявшие «за веру православную», разбили войско темника Мамая, угрожавшее русским княжествам новым разорительным нашествием. Пожалуй, только две даты из нашей древней истории так врезались в народную память, что их юбилеи и спустя столетия интересуют не только научные круги. Они становятся событиями общественной жизни. Это Крещение Руси и куликовская победа. О ней и вспоминают «Известия» — 640 лет спустя.

Загадки битвы

Великий князь Московский и Владимирский Дмитрий Иванович был выдающимся полководцем и собирателем земель. Незаурядной личностью был и его противник. В ряду именитых деятелей Золотой Орды Мамай занимает особое положение — энергичный политик, военачальник, авантюрист, который, вероятно, мог бы придать своему государству новый импульс развития.

Фото: РИА Новости/Евгений Леонов

Великий князь Московский и Владимирский Дмитрий I Иванович, прозванный Донским за победу в Куликовской битве

Он не был Чингизидом. Влияния и власти добился вопреки происхождению и благодаря своим несомненным талантам. Хозяином всей Золотой Орды он стать не сумел, но долгие годы оставался самым влиятельным политиком западной части Орды. Влияние его простиралось и на юг, включая Крым. Поводом для войны с великим князем Московским стал отказ Дмитрия выплачивать Мамаю повышенную дань.

До сих пор у нас нет сколько-нибудь точных сведений о масштабах Мамаева побоища, как называли сражение современники. Сам термин «Куликовская битва» принадлежит Николаю Карамзину, который красочно описал победу князя Дмитрия Ивановича, представив последнего почти идеальным правителем и воином.

Военный историк ХХ века Вадим Каргалов оценивал численность русских полков примерно в 150 тыс. человек. Мамай, по его версии, привел на Дон вдвое большее войско. Археологические находки, относящиеся ко времени битвы, не слишком богаты. И, скорее всего, ближе к истине гораздо более скромные оценки масштабов сражения — 40 или 50 тыс. воинов с обеих сторон.

Картина «Канун. Перед Куликовской битвой». Художник И.С. Глазунов

Фото: РИА Новости/Владимир Вдовин

Одним из самых известных сюжетов истории России стал приезд князя Дмитрия Ивановича в Троицкий монастырь к игумену Сергию Радонежскому. Сергий благословил князя и его воинство и даже пополнил его своими иноками. Впрочем, в ранних источниках эта паломническая поездка не упоминается — и возможно, что летописцы добавили этот сюжет, чтобы более эффектно подчеркнуть мысль о защите православия и об объединении православной Руси под властью Москвы.

Удар из засады

Но перейдем к общепринятой версии событий. Князь Дмитрий повел войско к Дону не по кратчайшему пути, а через земли Рязанского княжества — возможно, чтобы пополнить русскую рать представителями этого края, не раз страдавшего от ордынских набегов.

Столь дальний поход русского воинства расценивался современниками как весьма рискованная операция. Но князь понимал, что бить Мамая нужно как можно скорее, пока в их спор не вмешался возможный союзник ордынца великий князь Литовский Ягайло. Кстати, некоторые князья Гедиминовичи, сыновья Ольгерда, участвовали в битве на стороне князя Дмитрия Ивановича. Перейдя на правый берег Дона, русские воины сожгли за собой мосты. Дальше — победа или смерть под развернутым над русскими полками «чермным» (темно-красным) знаменем с золотым ликом Спаса.

Картина «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле». Художник М.И. Авилов

Фото: commons.wikimedia.org

Традиционно считается, что битва началась с поединка, в котором инок-богатырь брянский уроженец Александр Пересвет одолел монгольского силача Челубея (он же — Темир-мурза) и сам погиб.

Не менее доблестным полководцем, чем Дмитрий Донской, был его двоюродный брат удельный князь Серпуховской Владимир Андреевич, заслуживший прозвание Храброго. Называли его, как Дмитрия, и Донским — настолько весомым был его вклад в победу над Мамаем. Он привел на Куликово поле опытных воинов.

По сведениям древнего «Сказания о Мамаевом побоище», 40 бояр серпуховских, 23 боярина дмитровских пали смертью храбрых на Куликовом поле. Они были вассалами Владимира Андреевича. Вместе с другим выдающимся полководцем воеводой Дмитрием Боброком-Волынским он командовал засадным полком, который и решил исход кровопролитного сражения.

Фото: РИА Новости/Рудольф Кучеров

Миниатюра «Начало Куликовской битвы» из Лицевого летописного свода, составленного при Иване Грозном в 40–60-х годах XVI века

В разгар битвы, когда ордынцы теснили московскую конницу, Владимир Храбрый хотел броситься в бой, но опытный воевода Боброк остановил его. Проявив выдержку, они пошли в атаку, когда тумены Мамая оказались в ловушке. Засадный полк налетел на них с тыла, сметая врага на своем пути. Победа войск Боброка и Владимира вдохновила и другие русские полки, они поддержали атаку. Воины Мамая сотнями тонули в реке, а его главные силы беспорядочно отступали.

Сразу после этого Мамай, не имевший резервов, и сам предпочел бежать с поля боя. 50 верст русские всадники, которых вел Владимир Храбрый, преследовали врага. Победа не вызывала сомнений.

Итоги победы

Битва была кровопролитной. По преданию, самого великого князя нашли среди раненых, без сознания... Недаром накануне дня памяти небесного покровителя великого князя Дмитрия Солунского на Руси стали отмечать Дмитриеву субботу. Это день поминовения усопших, и прежде всего погибших на Куликовом поле. И мы поименно вспоминаем многих героев той сечи — например, четырех павших на Куликовом поле князей: Федора Романовича и Ивана Федоровича Белозерских, Федора и Мстислава Юрьевичей Тарусских. А инока Александра Пересвета и монаха Андрея Ослябю погребли в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове, в тогдашнем московском предместье.

Фото: РИА Новости/Рудольф Кучеров

Миниатюра «Куликовская битва. Удар по татарам наносит засадный полк под командованием князя Владимира Андреевича и воеводы Дмитрия» из Лицевого летописного свода, составленного при Иване Грозном в 40–60-х годах XVI века

Среди последствий Куликовской битвы и полного крушения планов Мамая — усиление хана Тохтамыша, далекого потомка Чингисхана, которому удалось объединить значительные силы и через два года после Мамаева побоища снова принудить князя Дмитрия к выплате дани.

Да, куликовская победа не уничтожила зависимость Руси от Орды, хотя и значительно повысила статус Москвы в глазах ордынских ханов и темников. Так, Дмитрий Иванович передал великокняжескую власть сыну по собственному завещанию, без оглядки на хана. И Орда была вынуждена «проглотить» это решение русского князя.

Фото: РИА Новости/Рудольф Кучеров

Миниатюра «Отпевание и погребение русских воинов, павших в битве на Куликовом поле» из Лицевого летописного свода, составленного при Иване Грозном в 40–60-х годах XVI века

Некогда могущественная империя потомков Чингисхана так и не возродилась после полосы кризисов, обернувшихся распадом. Что было потом? Длительная борьба за «золотоордынское наследство», из которой Москва в XVI веке вышла победительницей. Именно тогда сложился культ славной Куликовской битвы, в которой видели — и не без оснований — первый шаг к величию будущего Русского царства.

Легенда о побоище

Битва на Непрядве — одно из самых мифологизированных событий русской истории. Неудивительно, что потомки трактовали победу в соответствии с собственными убеждениями и мечтами. В XV веке самым популярным литературным произведением на Руси было «Сказание о Мамаевом побоище» — своего рода русская «Илиада». Царь Мамай в этой повести — язычник, стремящийся сокрушить христианский мир. Не менее поэтичный источник о событиях того похода — повесть «Задонщина», «Слово о великом князе Дмитрии Ивановиче и о брате его, князе Владимире Андреевиче, как победили супостата своего царя Мамая».

Реконструкция военно-исторических событий Куликовской битвы. 2002 год

Фото: РИА Новости/Юрий Кавер

В те годы и позже, вплоть до времен противостояния Русского царства с Казанью и Крымским ханством, память о куликовской победе была знаменем объединения русских земель для борьбы с противниками с востока и юга. Сказание о Мамаевом побоище утверждало простую истину: единство перед лицом врага и воинская доблесть приводят к победе. Так было и так будет.

Древнерусские писатели сравнивали Мамая с Батыем, монголо-татарским полководцем, который как смерч прошел по русским княжествам в XIII веке. Безусловно, «былинники речистые» преувеличивали опасность нового нашествия врагов с востока. Им важно было показать, что на Куликовом поле православная вера была спасена от уничтожения.

Реконструкция военно-исторических событий Куликовской битвы. 2002 год

Фото: РИА Новости/Юрий Кавер

На самом деле, Орда к тому времени не первый год пребывала в состоянии кризиса и междоусобиц — «великой замятни», которая продолжалась уже более 20 лет. А русские ратники уже не раз наносили поражения некогда непобедимому врагу. И самой крупной победой была битва на реке Воже, в которой князь Дмитрий Иванович разгромил большое (пять туменов, то есть около 50 тыс. сабель) войско мурзы Бегиша. Много лет спустя в сознании литераторов и летописцев перипетии этой битвы во многом слились с прославленной куликовской эпопеей. В том числе — благословение Сергия Радонежского, которое Дмитрий Иванович взял именно перед этим походом.

Так бывает: слава более поздней, а значит, решающей битвы, в которой русским ратникам противостоял сам Мамай, затмила память о сражении при Воже. А ведь то была первая крупная победа московских воинов над ордынцами.

«А вернулись с Куликова поля русские...»

С течением веков стало ясно, что та победа сыграла ключевую роль в рождении русской нации и государства. Подвиг князя Дмитрия Ивановича и его воинства всегда высоко оценивали и летописцы, и отцы русской церкви, и мыслители. «Москва не в скопидомном сундуке Ивана Калиты, а на Куликовом поле», — утверждал историк Василий Ключевский. «На Куликово поле пришли москвичи, владимирцы и так далее, в том числе и литовцы, а вернулись с Куликова поля русские» — так разукрасил мысль предшественника Лев Гумилев уже в ХХ веке.

Могилы героев Куликовской битвы схимонахов Александра Пересвета и Андрея Осляби в Симоновом монастыре

Фото: РИА Новости/Валерий Шустов

Это во многом справедливо. Русь Московская стала державой воинской. Ей приходилось крепко держать в руках щит и меч, а князю Дмитрию Ивановичу удалось объединить десятки русских городов не только военной силой, но и идеей свободного православного государства «всей русской земли». Это было главной его победой.

Память потомков

В годы борьбы с наполеоновской Францией не было в России более популярной пьесы, чем «Димитрий Донской» Владислава Озерова. Возвышенный и несколько сентиментальный озеровский слог поднимал патриотический дух накануне сражений 1812 года.

О победе Дмитрия Донского вспоминали и в годы Великой Отечественной. В 1944 году в Красной армии появилась танковая колонна «Димитрий Донской», созданная по инициативе Русской православной церкви на средства верующих и духовенства.

Фото: commons.wikimedia.org

Танковая колонна «Димитрий Донской». 1944 год

Автор цитаты

О поле, поле Куликово,

Врага ты видело какого!

Здесь бились русские полки,

И пахари, и рыбаки;

Удары грудью принимая,

Они свершили свой обет:

Им показала свой хребет

Орда свирепого Мамая!

Так писал Демьян Бедный, который прежде ратовал за полное забвение всех традиций «проклятого прошлого», кроме революционных. Но в годы Великой Отечественной он прославлял русских витязей...

Указатель места расположения русских воинов перед началом Куликовской битвы. Тульская область. 1 августа 1980 года

Фото: ТАСС/Сергей Белявый

В 1980 году в Советском Союзе достаточно широко отмечалось 600-летие битвы. Для «русской партии» это был достойный повод показать, что в истории нашей страны была не только революционная героика... Можно долго перечислять книги — от научных до детских — изданные под эгидой этого юбилея. В тот год на экраны вышел впечатляющий патриотический мультфильм о Куликовской битве — «Лебеди Непрядвы». И — что немаловажно — появились многочисленные игрушки, наборы солдатиков. Витязь, победивший на Куликовом поле, стал героем детских игр. Именно поэтому ему не грозило и не грозит забвение.

Святой и благоверный

В 1988 году в СССР, в годовщину тысячелетия Крещения Руси, 4-й Поместный собор Русской православной церкви причислил к лику святых девятерых человек, оставивших глубокий след в истории церкви и России. Это была первая канонизация в истории Русской православной церкви советского времени. Восемь из них имели прямое отношение к церкви — это и митрополит Макарий Московский, и иконописец Андрей Рублев, и юродивая Ксения Петербургская. И лишь один был князем, политиком и воином — Димитрий Донской. И дело не только в том, что в народе его — защитника веры и Отечества — почитали как святого защитника русской земли еще с XV века. Важно было подчеркнуть церковное почитание одного из национальных героев, не забытых и в советское время.

Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле». Монумент в честь победы русских воинов на Куликовом поле

Фото: ТАСС/Сергей Белявый

Димитрий был глубоко верующим человеком, современником, а возможно, и духовным чадом Сергия Радонежского. Во всех сражениях с татаро-монголами он в первую очередь защищал «веру православную». И стремился быть достойным имени своего небесного покровителя великомученика Димитрия Солунского. При этом он обладал умом цепкого политика, умело отстаивал интересы Москвы — не только мечом, но и переговорами, даже угрозами.

Таким он был, святой и благоверный князь, главный герой Куликовской битвы. Человек, ставший знаменем своего народа — на века.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Утро на Куликовом поле Александра Бубнова №

Перед нами одно из самых впечатляющих творений. Художник решил обратиться к теме борьбы народа с татаро-монголами. Сначала он делал зарисовки, которые могут рассказать нам о нелегком пути поисков, который прошел художник. Он не мог понять, как лучше выразить мысль о том, что русский народ невозможно победить.

Мы не видим широкой панорамы всего сражения. Бубнов запечатлел только момент, когда солдаты ждут ее начала.Все полны нетерпения. Все верят в незаменимую победу.

Мы видим русских солдат, стоящих на широком поле. Кажется, что они совершенно неподвижны. Но на самом деле это не так. Движение постепенно растет. Это невероятно осязаемо и в то же время сдержанно.

Видим, кто поднимает щит. Другой солдат судорожно сжал топор. Третий уже быстро натягивал лук. Еще мгновение и битва начнется. Все смотрят туда, где находится враг.Жест Дона Дмитрия усиливает это. Его меч направлен на полчища татар.

Бубнову удалось запечатлеть штиль, после чего разразится буря.

Легко угадать предысторию запечатленного события. Дальнейшее действие тоже понятно.

Художник подчеркивает монолитность и сплоченность русской армии. Кажется, что солдаты растут из-под земли. Их нельзя сдвинуть или надавить. Но здесь не говорится о статике, потому что во всем чувствуется движение.

Армии нет конца, она продолжается где-то за пределами холста. Все воины близки друг к другу. Такое ощущение, что лавина движется незаметно.

Вся композиция выразительна и собрана. Главный герой картины - люди Руси. Художник смог увидеть в солдатах прошлого живых людей. Это ощущение он умело передает всем зрителям.

Вся картина проникнута оптимизмом.Художник сумел создать образ людей, которые побеждают.

Цикл картин «Куликово поле» Ильи Глазунова привезен в Челябинск из Тульского музея

ЧЕЛЯБИНСК. 12 октября Музей изобразительных искусств представил публике экспозицию произведений из цикла Ильи Глазунова, известного как «Куликово поле». Всего в цикл, над которым народный художник СССР много лет работал, вошло около тридцати работ. Жители Челябинска смогут увидеть 22 картины.

Работы, хранящиеся в картинной галерее музея, доставлены в Челябинск из Тулы, где находятся в собрании областного художественного музея, который также является краеведческим музеем. Передача этого цикла картин в Тульский музей не случайна.

Причина появления в Туле произведений, посвященных Куликовской битве, значительна - именно на территории Тульской области находится место исторической битвы русского войска с татаро-монгольскими воинами.Эти картины Министерство культуры РСФСР приобрело у автора в 1982 году, после чего они были переданы в Тульский музей.

Глазунов начал работу над картинами цикла Куликово поле в 60-х годах после изучения летописей и легенд, в которых, по словам художника, была добавлена ​​правда жизни, дополнена легендами. Своими работами Илья Глазунов хотел дать нашим современникам возможность соприкоснуться с событиями эпохи, ставшей великим прошлым нашей страны, почувствовать связь поколений.

Куратор выставки Галина Медведева отметила, что работа по размещению картин была сложной. Поскольку произведения рассказывают об исторических событиях, каждому из них следует выделить место таким образом, чтобы получилось логическое повествование. Во время выставки будет много познавательных экскурсий.

Такие экскурсии вызовут интерес, как у ценителей живописи, так и у ценителей истории.

Посетить выставку в ЧГМИ можно до 13 декабря.

Людмила Траутмане © Gallerix.ru

Алексей Дементьевич Шмаринов (родился 4 апреля 1933 г.), русский художник, график

Задний план

Алексей Дементьевич Шмаринов родился 4 апреля 1933 года в семье художника.

Образование

В 1949 году Алексей Дементьевич Шмаринов сдал вступительные экзамены в старшие классы Московского художественного училища, впоследствии с отличием.Затем поступил и успешно окончил Московский Государственный Академический Художественный Институт им. В. И. Сурикова (1952–1958). Профессиональную карьеру начал в 1955 году.

Карьера

В 1960-е годы работы Алексея Дементьевича Шмаринова были хорошо оценены профессиональным сообществом, особенно его серия монументальных графических картин «Камчатка», а следующая работа «Русские богатыри ХIII – ХV веков» (1968-1969) считается классическим примером. школы русской графики.Российская история составляет значительную часть его творений. Тема средневековой истории России ярко проявляется в следующих картинах: «Задонщина» (1977–1978), «Куликово поле» (1978–1979), «Куликовская битва» (1979–1980) и многих других.

Алексей Дементьевич разработал и создал издание исторических книг с графическими произведениями «Рассказы из солдатских сказок и летописей средневековья» («С мечом», «Куликово поле», «Героическая Россия»). Публицистическая графика Шмаринова «Спасем нашу Родину» (1982–1984) нашла широкий резонанс в России и за рубежом.Он иллюстрировал эпическую поэму Руставели «Витязь в тигровой шкуре», являющуюся классическим образцом грузинской литературы, и «Лесной подслушивающий» Пришвина. За свою творческую карьеру Шмаринов создал более 160 картин, которые демонстрировались на различных крупных выставках. Работы Шмаринова входят в престижные экспозиции Государственного Русского музея, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Третьяковской галереи, а также в зарубежные коллекции во Франции, США, Австрии, Японии, Италии, Норме и Германии.

Алексей Дементьевич Шмаринов - директор мастерской академической графики в Москве. Как член-корреспондент Российской Академии художеств руководит Академическим художественным лицейом им. Н.В. Томского.

Политика

Алексей Дементьевич - сторонник консервативных левых взглядов.

Личность

Основные увлечения Смаринова - охотничьи собаки.Его шотландские и ирландские сеттеры добились определенных успехов в охотничьих состязаниях.

Единоборство Пересвета и Темир-мурзы на Куликовом поле в 1380 году. Автор Васнецов Виктор Михайлович (1848-1926) Государственный художественный музей, Самара 1914 Гуашь на картоне 60x100 Россия Русская живопись, конец 19-го

Superstock предлагает миллионы фотографий, видео и стоковых ресурсов для креативщиков со всего мира.Это изображение г. Поединок Пересвета и Темир-мурзы на Куликовом поле в 1380 г.. Автор Васнецов Виктор Михайлович (1848-1926) Государственный художественный музей, Самара, 1914 г. Картон, гуашь 60x100 Россия Русская живопись, конец XIX - начало XX вв. История Paintin А. Буркатовски / Fine Art Images уже сегодня доступна для лицензирования.

Детали

Номер изображения: 4266-25930
Права управляемого
Кредит: A.Burkatovski / Fine Art Images
Разрешение на разрешение модели:
Разрешение на собственность:
Детали: 4724 x 3030px | 15,75 x 10,1 дюйма | 42.94MB | 300 точек на дюйм


ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ EASY RM

250 долларов США

Издательское дело / образование

400

Прямой маркетинг - внутреннее использование

$ 1600

Продлить лицензию

Для индивидуальных тарифных планов со скидкой, без водяных знаков или пакетов изображений для частных лиц или корпораций нажмите кнопку
НУЖНЫ БОЛЬШЕ ОПЦИЙ ниже.


В поисках материалов для подписки посетите наш дочерний сайт PURESTOCK .

Добавить в корзину Нужны дополнительные параметры?

×

Свяжитесь с нами

Мы здесь, чтобы помочь! Свяжитесь с нами, если вам нужны более гибкие варианты лицензирования.

Позвоните нам по телефону 866-236-0087
. Представители доступны с 9:00 до 18:00 EST.



Ключевые слова

Пожалуйста, свяжитесь с

Продажи и исследования SuperStock
Эл. Почта: [email protected]
Телефон: 1-866-236-0087


Единоборства Пересвета и Темир-мурзы на Куликово

Репродукция плаката Единоборства Пересвета и Темир-мурзы на Куликовом поле в 1380 году.Художник: Якоби Маврики Петрович (1906-1938)

Поединок Пересвета и Темир-мурзы на Куликовом поле в 1380 году. Частное собрание

© Fine Art Images

Идентификатор носителя 15022088

Александр Пересвет , Аллегория и литература , Броня , Броня , Искусство модерн , Битва , Куликовская битва , Битва на поле снайпсов , Богатырь , Былина , Чели Бей , Челубей , Дмитрий Донской , Дмитрий Донской , Дмитрий Донской , Дмитрий Донской , Донской , Мечтать , Эпос , Сказка , Фантазия , Фантастический мир , Fin De Siecle , Художественные изображения , Золотая Орда , Добро и зло , Герой , История России , Историческая живопись , Орда , Войска Орды , Лошадь , Всадник , Якоби , Югендстиль , Рыцарь , Рыцарство , Куликово , Куликово Поле , Легенда , Магия , Мамай , Маврики Петрович 1906 1938, Стиль Модерн , Модернизм , Монах , Московия , Мифология , Древнерусская легенда , Передвижники , Пересвет , Поэзия , Реформстиль , Россия , Русская сказка , История России , Русская литература , Россияне , Единоборство , Поле Снайпсов , Стиль Модерн , Стайл Либерти , Суеверие , Символизм , Татаро-монголы , Татары , Темир Мурза , Бумага, темпера , Странствующие , Странники , Троицкое аббатство , Винерский Сецессион

A1 (84x59 см) Плакат

Бумага для плакатов архивного качества, идеально подходит для печати больших изображений

проверить

Гарантия идеального качества пикселей

check

Сделано из высококачественных материалов

проверить

Изображение без кадра 72.2 x 59,4 см (прибл.)

check

Профессиональное качество отделки

клетка

Размер продукта 84,1 x 59,4 см (прибл.)

Плакат A1 (84 x 59 см, 33 x 23 дюйма), напечатанный на атласной плакатной бумаге плотностью 170 г / м2. Надежно упакованы, свернуты и вставлены в прочный почтовый тубус и отправлены отслеживаются. Плакаты имеют сопоставимое архивное качество с нашими фотографиями, они просто печатаются на более тонкой плакатной бумаге. В то время как мы используем только фотографические принты в наших рамках, вы можете обрамлять плакаты, если они тщательно поддерживаются, чтобы предотвратить провисание со временем.

Код товара dmcs_15022088_73045_0

Это изображение доступно в виде Печать в рамке , Премиум обрамление , Фотографическая печать , Пазл , Печать на холсте , Печать плакатов , Сумка , Фото кружка , Поздравительные открытки , Диванная подушка , Металл Печать , Репродукция картин , Установленное фото , Стеклянная рамка , Акриловый блок , Печать в рамке , Коврик для мыши , Стеклянные коврики , Стеклянная подставка

Водяной знак не появляется на готовой продукции

Полный диапазон художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для кадрирования) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляется на несколько дней позже.

Печать в рамке (65,66 - 335,67 долларов)
Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

Premium Framing (131,34 - 423,24 доллара)
Наши превосходные фоторамки премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на вашу стену

Фотопечать (10,20 - 218,91 доллара)
Наши фотопринты напечатаны на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для кадрирования.

Пазл (40,85 - 55,45 долларов)
Пазлы - идеальный подарок на любой случай

Canvas Print (43,77 - 364,86 долларов)
Профессионально сделанный, готовый к развешиванию Печать на холсте - отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Печать плакатов (16,04–87,56 долларов)
Бумага для плакатов архивного качества, идеально подходит для печати больших изображений

Большая сумка (43,71 доллара)
Наши сумки-тоут сделаны из мягкой прочной ткани и оснащены ремнем для удобной переноски.

Фотокружка (14,58 $)
Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные фотокружки станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Поздравительные открытки (8,71–17,50 долларов)
Поздравительные открытки для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Подушка (36,47 - 65,66 долларов)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Металлический принт (86 долларов.11 - 582,34 доллара США)
Изготовленные из прочного металла и роскошной техники печати, металлические принты оживляют изображения и добавляют современный вид любому пространству

Репродукция изобразительного искусства ($ 43,77 - $ 583,79)
Наши репродукции репродукций произведений искусства соответствуют стандартам самых критичных музейных хранителей. Они имеют мягкую текстурированную естественную поверхность, что делает их еще лучше, чем оригинальные произведения искусства.

Фото (18,96–189,72 долларов)
Фотопринты поставляются в держателе для карт с индивидуальным вырезом, готовом к обрамлению

Стеклянная рамка (33 долл.55 - 100,71 долл. США) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, а меньшие размеры также можно использовать отдельно с помощью встроенной подставки.

Acrylic Blox (43,77 - 72,96 долларов)
Обтекаемая, современная односторонняя привлекательная настольная печать

Печать в рамке (65,66 - 364,86 долларов)
Наш оригинальный ассортимент британских принтов в рамке со скошенным краем

Коврик для мыши (20,42 доллара США)
Фотопечать архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой.Работает со всеми компьютерными мышками.

Стеклянные коврики (72,96 $)
Набор из 4 стеклянных ковриков. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Также доступны подходящие подстаканники

Glass Coaster (11,66 долларов США)
Индивидуальная стеклянная подставка под столешницу. Элегантное полированное безопасное закаленное стекло и подходящие термостойкие коврики также доступны

Фильм Куликово Поле Юрия Ракши .. (1984)

Фото: Юрий Ракша - кр.

Эскиз «Куликово поле» - ср., Отъезд.

Летние пейзажи: вечер и утро с рекой - общ., Ср., Наезд.

Пейзаж с деревьями (утренняя заря) - ср.

Солнце встает - ср.

Церковь рано утром, другая церковь в тумане - ср.

Васильки - кр., ср.

Береза ​​- ср., отъезд.

Лесной массив - ср., пнр.

Фото : Ю. Ракша делает носилки - кр., Ср., Пнр; художник в мастерской - ср., Попадание.

Стоят песочные часы - ср.

Маска гипсовая Лаокоон - кр .; Стоят возле маляра - кр.

Деревянные казармы заводского поселка (Уфа, зима) - общ., Отъезд (снято сверху).

По улице идет мальчик - ср.

Возле дома сидит девушка на скамейке с кошкой и собакой - ср.

Деревянный дом (флигель) - ср., Отъезд.

Фото: юная сестра Ю. Ракша с семьей - ср.

Дом Ю. Ракша, окна дома, мальчик смотрит в окно - ср., Кр., Отъезд.

Детский автопортрет Юрия Ракши - кр.

Эскиз к картине «Завтрак детства» - ср.

Железнодорожные рельсы - ср., Пнр (с движения).

Зимние пейзажи - ср. (С движения).

Автопортрет Юрия Ракши в его исполнении. молодежь (15 лет) - кр.

Мостик - общ.

Деревянные домики в пригороде

Уфа - ср.

Картины из серии «Маленькая Родина»: женщины с пучками грибов, рогалики, мужчина несет колесо телеги - ср.

Фото: Ю.

Ракша в студии - ср., НПЛ, наезд.

Эскизы портретов мужчин и женщин - кр., Наезд.

Кинохроника 1974г .:

Время работы съемок художественного фильма «Дерсу Узала».

Режиссер и кинооператор А.Куросава с фотоаппаратов-ср.

Афиши Ю. Ракши фильмов «Дерсу Узала», «Время вперед», «Восхождение» - кр., Ср.

Детали картины «Кино» - ср., Кр., Пнр, отъезд.

Фото Юрия Ракши - ср.

Картина Ю. Ракша «Воскресенье» (изображены дети, играющие в волейбол) - общ.

Детали одноименной картины - ср., Общ., Пнр.

Картина «Ты и я» (стоит художника, крупным планом лицо женщины) - ср., Кр., Наезд.

Фото: Ю. Ракши с женой - ср., Общ .; Художник за работой - ср.

Фотография жены художника - кр.

Рисунки Евдокии и Дмитрия для картины «Куликово» - кр., Ср., Наезд.

Эскизы и цветные фрагменты картины «Куликово поле» - ср.

Куликовская битва в изображениях и картинах


«Дмитрий Донской на Куликовом поле». Кипренский, Орест Адамович, 1805 (1782-1836)

И, склонившись к земле головой
Говорит мой друг: «Стреляй мечом своим,
Так не зря сражение с татарами,
За святое дело мертвых идти! "
А. Блок. На Куликовом поле

Искусство и история. После выхода материала читатели ТО предложили продолжение цикла и предложили конкретные темы для новых статей.Среди них - «Донской цикл» Глазунова. Но я посмотрел картины этого цикла и подумал, что, может быть, интереснее будет иметь некую экспозицию картин на тему Куликовской битвы, то есть рассматривать не один-два, а множество узоров и сравните, что есть к чему и к чему стремятся их авторы. Здесь же, однако, вопрос выбора, так как картинок много. Но, на мой взгляд, важен принцип имиджа. Кто-то скопировал манеру Рериха, кто-то васнецовское, кто-то попал в эпос, а кто-то в реализм.В любом случае нас интересует не идея этих картин, а изображение оружия и доспехов. У меня все еще жанр баттл, но не что-нибудь другое ... начнем с девятнадцатого века.

Вот картина О.А. Кипренского "Дмитрий Донской на Куликовом поле". Что я могу сказать? Было такое время! Все написано мастерски, но я чувствую, как над происходящим на холсте немножко посмеюсь. Князь: «Господи, ты мой Бог, я пошел! Мука мне невыносима!» Женщина у его ног (кстати, где там женщина?): «Господи, спаси меня!».Мужчина в рваной рубашке: «Настоящий принц, язвенная Велма!». Воин в зеленом плаще: «Да и будь уверен, что это принц старины, я глазами не могу сказать…» Воин в шлеме: «Принц плохой! Поливайте, поливайте!»

Однако все это он черпал по ... заданию. Это было решено! Эта Академия художеств в качестве экзаменационных испытаний предложила своим выпускникам написать картину на тему «Дмитрий Донской на Куликовом поле». Более того, было четко прописано, как изобразить Князя:

«Покориться Великому Князю Дмитрию Донскому, когда одержимость победой над Мамаем, оставшимися русскими князьями и прочими воинами находит его в роще почти при последнем вздохе. кровь еще текла из его ран: но хорошие новости о полном разгроме татар оживляют умирающего великого князя."


Но то, что было сказано по мнению Академии на этой фотографии:

" Голова великого князя полна самовыражения. И радость победы, это обселете, купно с благодарностью Богу, ярко изображена в томном взоре его, смотрящего в небеса. Эта работа - первый опыт творчества этого молодого художника, питающего огромную надежду ».


И в итоге 1 сентября 1805 года Кипренский был награжден за эту картину Большой золотой медалью.

А за отсутствие национальных цветов не смущала ни автора, ни исследователей, и, соответственно, не доспехи, не оружие, а изображение мастера.И она точно соответствует эпохе и тогдашнему видению исторических реалий.

Впоследствии ряд художников последовали его примеру и получили соответствующее признание, но со временем люди стали обращать внимание на историю. Дошло до того, что Валентин Серов, например, заказавший «Битву ...», не писал, а даже обратно выдал за это деньги. А все потому, что они не соглашались с мнениями клиентов.


Потом пришел советский период, соцреализм, а с ним и его классика.Например, так известная всем со школьной скамьи картина Авилова Михаила Ивановича (1882–1954) «Дуэль на Куликовом поле», написанная в 1943 году.
Лично я бы изменил на ней только узор на щите на татарском. воин. Здесь изображены расписные, но на самом деле они были сделаны из веток, обмотанных ниткой, соединяющих одно кольцо с другим. Имел очень красивый узор, который дополнительно украшали пряжками и кисточками. Но, в принципе, это даже не реплика. Просто на момент реконструкции татарские щиты еще не были в наличии.Итак, динамизм и экспрессия, и эпос ни на дюйм не уступает исторической достоверности. На самом деле это его холст, Авилов настолько высоко поставил планку, что любому, кто возьмется писать на ту же тему, можно предложить только одно: долго-долго смотреть на эту картину и думать, а могу ли я хотя бы приблизиться к нему. И если внутренний голос заставляет усомниться в своих силах - не трогайте!


Средняя часть триптиха Ю. Ракша


К 1980 г., к 600-летию Куликовской битвы Ю.М. Ракша написал триптих «Куликово поле». Нас особенно интересует его средняя часть. И нравится ей "все это". Но почему автор нарисовал воина слева, а со щитом на правой руке мушкетера Бердыша, который он держит в левой руке? Даже если он левша, рубить вражеские молоты одной рукой невозможно, а двумя щитом неудобно. А мелочи портят все впечатление от картины.
Художник Ю.П. Пантюхин также создал триптих, в котором слева помещен Александр Невский, в центре - Дмитрий Донской, а справа - Минин и Пожарский.
Like What? Как автор выписывал каски.Наконец-то они такие, какими должны быть. Непонятно, почему на налокотниках, которые он изобразил слева и справа, вход на кисть. А что интересно - откуда взял автор? Есть ли в шрифтах Armory Board или GIM подлокотники? И если что-то в этом роде, это не может относиться к возрасту Александра Невского. Тогда не было ни у нас, ни у западных рыцарей. Впрочем, о Невском мы вам уже рассказывали ... Здесь в глаза бросаются две части: сундук с восьмиугольными пластинами обоих князей.Видно, что артист им очень понравился. Но не тогда было! От доспехов зарзалехо Дмитрия отделяло не менее 200 лет. А если нет, то зачем вы рисуете? И забавно читать описания всех этих картин, сделанные искусствоведами. Отмечены «смешанные взгляды», и уверенность сквозняков в позах, и люди на заднем плане, поддерживающие своего лидера. Но то, что вы, дорогие, я вижу и другие базовые вещи, которые художник нарисовал «как увидеть», хотя я бы попытался извлечь из этого.Итак, у нас есть историческая фантастика, а сегодня пруд пруди.
Например, подготовка этого материала, просмотр Сети, а затем: «Три тысячи шестьсот хорошо вооруженных генуэзских морских пехотинцев были грозной силой». Где на Куликовом поле ушло ровно 3600 генуэзских пехотинцев и 400 арбалетчиков, когда мы не знаем даже численности войск на поле боя? Моя мать наняла? Где? В кафе в Судаке? Да столько солдат во всей Генуе не было. Магистраты и вели записи набирали солдат десятками, и те были счастливы.Но главное не в этом, а где источник, откуда у автора эти цифры: 3600 копейщиков и 400 арбалетчиков? Помню, в публикациях 1980 года называли генуэзцев числом 1000, и это подвергалось сомнению. А потом ... размножаются бутонами?


А вот фото Ильи Глазунова я даже объяснить не могу ... Не знаю, с чем такое могло быть связано. И самое главное - почему? Ни поз, ни деталей нет смысла. Кони скачут в разные стороны, Глазунов Пересвет вместо копья курирует, как авиловское в любую погоду, держит его, как ветку... Не понимаю как. И Татарин пока что двумя руками вонзился в нее - рукоятью, не пользовался, наверное, лет пятьсот как минимум! Да и лошадь под ним такая «извращенная» - круп и шея в одну сторону, голова в другую ... Сценическое это хулиганство, а не искусство!


А вот еще одна его картина в узнаваемом стиле Рериха. Но посмотрите на полуголого татарина справа. Почему художник надел на голову шлем самурайской эпохи Нанбокучо? Откуда взялся этот воин? Монголы вторглись в Японию столетием раньше... То есть тех шлемов в 1380 году у солдат матери быть не могло, как в 1274 и 1281 годах, когда один из предков того ... нищего мог схватить шлем в качестве трофея, Кабуто с такой кувагатой просто не мог существовать. Честно говоря, эти ошибки противно даже комментировать


Следует отметить, что в последнее время художники стали более требовательными к себе в отношении изображения исторических реалий.
Например, картина Белюкина Дмитрия Медведева (1962 г.), «Дмитрий Донской», Броня 2015 г. - «Кованая армия», хотя неплохо было бы показать таблички с кольчугой.О навершии меча это спорно, но ... в общем - почему бы и нет?

Мне нравится Князь Дмитрий в образе Кириллова Сергей Александрович (1960 г.р.) «Дмитрий Донской», 2005 г.
А Булаву так можно. И бронеплита показана очень реалистично. Даже наголенники на ногах ... Ну, может быть так. Вот только щит какой-то он фантастический! Где его заметили? Где, в каком-нибудь музее этот электрод видел, я не знаю. Но ... щиты никогда не были просто деревянными! Это не дверь в загородный флигель! Они были обтянуты тканью или кожей, или кожей и холстом, загрунтованы и расписаны, как даже есть сообщения летописцев, писавших о русских алых щитах.Крест, выросший на нем, нарисовал наименее известный персонаж, изображенный на наших щитах.
Присекин Сергей Николаевич (1958-2015) «Победа». Здесь у Князя, правда, тоже зеркало, но он, хоть, хоть далеко

Рыженко Павел Викторович (1970-2014) "Благословение преподобного Сергия", 2005
Опять же, вот оно ... почему бы нет?! Все написано очень тщательно, что-то, ну не совсем, но терпимо, в пределах статистической ошибки между типичным и уникальным. То есть, или, по крайней мере, у нас были такие художники на картине, на которую вполне можно смотреть без стыда! Это еще совсем немного, и сюжет и эпос в картинах наших мастеров могут сосуществовать, не мешая друг другу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *