Лао цзы философия: биография, философия и основные идеи (кратко)

Содержание

биография, философия и основные идеи (кратко)

Лао-Цзы – легендарный китайский мудрец, по преданию, основоположник религии даосизма и создатель трактата «Дао дзе дзин». По этой книге дао (вечный путь) метафорически сравнивается с водой – вечно текущей стихией.

Легенда о Лао Цзы

Родился он в деревне под названием «Искаженная доброта» уезда «Горечь»  губернии «Жестокость». Пробыв в чреве матери более 80 лет, он вышел оттуда глубоким старцем, но с каждым годом молодел. Имя его можно перевести как «Старый ребенок», хотя некоторые исследователи переводят его как «Вечный учитель».

Пробыв всю жизнь хранителем книг и набравшись от них мудрости, в старости сел он на черно-красного быка и отправился в сторону далеких Западных гор, чтобы навсегда покинуть Китай и найти благословенную страну, где нет горестей и страданий.

По просьбе стражника, стоящего на границе, он начертал пять тысяч иероглифов, позже составивших книгу «Сказание о дао», вместившую в себя всю мудрость мира.

Покинув Китай, он перебрался в Индию и стал Буддой.

Факты из жизни мудреца

Лао – эр родился в начале 7 века до н.э. в , служил архивариусом в чуском книгохранилище. Уже будучи старым человеком общался с Конфуцием и оказал большое влияние на становление его мировоззрения.

Вскоре после этой судьбоносной встречи Лао Цзы собрался покинуть навечно Китай, но на границе был остановлен странствующим монахом, который попросил надиктовать ему основные постулаты даосизма и возможные морально-этические законы существования людей в обществе. По преданию, Лао надиктовал ему более пяти тысяч слов, это с тало знаменитой книгой «Книга о дао и дэ». После чего  продолжил свой путь в Индию.

По некоторым преданиям его считают отцом основателя первой мировой религии буддизм – Гаутамы Сидхартхи.

Как зародился даосизм?

Почему люди не могут жить в мире и согласии? Почему сильный всегда обижает слабого? Почему страшные войны уносят тысячи жизней и оставляют сирот и вдов?

Почему мы постоянно недовольны своим уделом? Зачем завидуем? Почему жадничаем, словно собираемся жить вечно и сможем потратить все богатства мира? Почем  изменяем своим убеждениям и добившись желаемого вновь начинаем желать чего-то несбыточного?

Китайский мудрец дает нам ответ на все эти вопросы. Мы слишком подчиняемся чужому мнению, и в то же время хотим подчинить людей своей воле. Мы живем своими желаниями, подчиняемся телу, а не душе. Мы не можем изменить свои взгляды и убеждения и, главное, мы не хотим их менять, если они идут вразрез с нашими желаниями.

Мы не думаем о том, что миром правит ДАО – великий и незыблемый путь к постижению истины.  ДАО – и основа, и миропорядок, именно он правит миром и всеми вещами, материальными и духовными, в этом мире.

Поэтому если человек идет правильным путем, путем ДАО, он отказывается от своих плотских неправедных желаний, отказывается от денег и драгоценных вещей, переосмысливает свои убеждения и превращается в наивного ребенка, который постигает новые законы бытия. В этом случае он следует путем гармонии с природой и вселенной, путем ДАО.

Считается, что начать путь постижения даосизма нужно с прочтения книги Лао Цзы. Она сложна к понимаю и постижению истин, в ней заложенных, но нужно читать ее раз за разом и тогда научитесь читать между строк и понимать внутренний смысл написанного. Интуитивно вы будете постигать ранее непостижимое, и ваш разум изменится и сможет расширить горизонты познания.

Один даос любил повторять: «Если я два- три дня не читаю «Дао», то мой язык становится каменным и не может проповедовать учение».

Основные догмы даосизма

«Небо и земля долговечны потому, что они существуют не для себя», —  Лао хотел сказать, что и небо, и земля вечны и незыблемы, они нужны каждому человеку и дают радость каждому. Если небо будет всегда над головой, а земля – под ногами, то более ничего не нужно искать и ничего не нужно добиваться, кроме самосовершенствования.

«По- настоящему мудрый человек никогда не выпячивает своих знаний, он ставит себя ниже других, но оказывается впереди всех», — это изречение мудреца настолько ясно, что не требует никакого толкования, оно очень сходно с высказыванием Сократа: «Я знаю только то, что ничего не знаю».

Чем больше знаний имеет человек, тем больше он понимает, что только прикоснулся к истине познания, а познать все невозможно и только глупец будет похваляться своими знаниями.

Лао Цзы считал именно воду основой жизни, он говорил, что нет ничего нежнее, мягче и слабее воды, но она в один миг может стать жестокой и разрушительной стихией и может разрушить крепкий камень.

Этим он хотел сказать, что с помощью нежности и слабости можно победить крепкое и сильное. Любой человек приходит в мир нежным и слабым, а уходит из него крепким и жестким. Все понимают это, но никто не действует соответственно, поскольку старается быть жестоким с жестокими , а нежным только с нежными.

Еще мудрец хотел этим сказать, что именно разум и знания – самое сильное оружие, хотя его можно назвать «нежным». Агрессия вызывает ответную агрессию, а толерантность и терпимость помогут достичь взаимопонимания без жестокости.

«Кто знает людей, тот умен, кто познал себя, тот мудр» и опять мы возвращаемся к философии античности. Древнегреческий философ Фалес Милетский сказал: «Что труднее всего? Познать самого себя». И действительно человеку трудно заглянуть именно в свою душу и познать истоки своих поступков. А если сумеешь понять глубинные истоки своих поступков, то сможешь узнать и других людей, поскольку люди одинаковы во многом.

«Если не позволять себе смотреть на то, что вызывает желание, то сердце не затрепещет».

Этим китайский мудрец хотел сказать, что люди постоянно стремятся к излишним вещам: хотят денег, драгоценностей, шелков и роскоши, но если не знать об их существовании и никогда не видеть подобных вещей, то их и не будешь желать. А если стремиться только к славе, почестям и богатству, вместо того чтобы вести праведную жизнь, полную размышлений и познания мира, то с годами придется грустить об упущенных возможностях.

«Кто не хлопочет о жизни, мудрее чем тот, кто понимает жизнь», —на первый взгляд это высказывание несколько туманно, но именно эта мысль проходит через всю мировую философию. Человек должен жить каждым днем и ценить каждую минуту своего существования. Человеку необходимо победить страх смерти и идти по жизни не боясь встретить ее лицом к лицу. Этот страх делает нас слабыми и мешает идти к намеченной цели.

Только избавившись от этого страха можно жить полной жизнью, дышать полной грудью и наслаждаться каждым мгновением.

ДАО- вечный и незыблемый Абсолют, к которому стремится все живое, даже вечное Небо подчиняется законам ДАО, и смысл жизни любого человека – это слиться с ним в вечной гармонии и постись божественный экстаз единения космических душ.

Лао Цзы

В странах Востока и Запада философская картина мира воспринимается по-разному: если на Западе важнейшим аспектом развития выступает технический прогресс, для Востока намного большее значение имеет духовный потенциал личности, ее внутренний мир. Для того чтобы лучше понять особенности восточной философии представляется важным обратиться к наследию древнекитайского философа Лао-Цзы.

Следует отметить, что достоверных биографических сведений о жизни древнекитайского философа не существует. Ряд источников сообщает, что в 589 году устанавливается почитание Лао-Цзы, а в 591 году на легендарном месте рождения восточного мудреца была установлена стела с названием «Стела восстановления поминального храма Лао-Цзы». Важно добавить, что указанные события по времени совпадают с периодом окончания завоевания царства Чэнь и Юга, другими словами, отмечается совпадение установления имперского почитания восточного философа с моментом объединения разрозненных территорий под властью одной династии.

Замечание 1

Подобные данные позволяют предположить, что для правителей того времени фигура Лао-Цзы и его философия сыграли некую объединяющую роль, связанную с формированием имперского единства.

Готовые работы на аналогичную тему

Другие же ученые, преимущественно европейские, выражают сомнения в реальности существования Лао-Цзы как такового.

Особенности философии Лао-Цзы

В центре внимания философской картины мира древнекитайского философа – категории Дао и Логос. Причем Дао – это духовное начало, которые не может быть постигнуто органами чувств

Дао бесформенно и бестелесно, оно вечно и бесконечно, оно пусто и неисчерпаемо:

«Смотрю на него и не вижу, а поэтому называю его невидимым.»

Оно безымянно, поскольку любое выраженное Дао не может быть реальным; Дао, ограниченное рамками звуков человеческой речи искажается до неузнаваемости. Дао – это основа, истоки всего сущего и существующего, все появляется из Дао, и все возвращается в него. Само Дао – бесконечное циклическое вращение. Все живущее и жившее на земле раньше или позже возвращается к своему первоисточнику, к Дао. Дао – высший закон бытия, но не бытие.

Дао находится в неразрывной связи с Дэ. Дэ – олицетворение жизненной силы, проявление Дао на земле, трансформированное, доступное восприятию человека Дао.

Замечание 2

В центре философии Лао – непротивление злу, ненасилие, понятие «увэй» (неделание).

Неделание Лао-Цзы использует в контексте идеи мудрого правления. В его понимании термин используется для номинации политики невмешательства, которую избирают мудрые правители для управления страной. Указанное понятие раскрывается в трех основных аспектах:

  • прежде всего, мудрый правитель бездействует, позволяя природе идти своим путем. Указанное положение вытекает из даосского представления о самодостаточности всего сущего в мире;
  • «увэй» связано с пониманием и неотъемлемостью небытия, осознания бытия лишь при наличии небытия, соответственно, по аналогии деяние может восприниматься при наличии деяния, соответственно, правитель, выбравший недеяние, достигнет намного больших результатов, умея видеть итоги как деяния, так и недеяния;
  • недеяние, ослабление – это, по сути, обращение к Дао.

Восточный философ отмечает:

«Умелый полководец не воинственен, умелый в сражении не гневлив, умеющий побеждать врага не вступает с ним в поединок, умеющий использовать людей, ставит себя ниже их.»

Главной победой руководителя выступает убеждение врага, подчинения внешнему развитию вещей, следование Небу, не действия, но ожидание того, когда обстоятельства изменятся и станут более благоприятными.

Лао-Цзы стал основателем даосизма как философской концепции, которая во многом сегодня определяет жизнь восточных героев.

Определение 1

Даосизм – традиционная философия и религия восточных стран, сформировавшаяся на территории Китая.

Во многом под влиянием даосизма сформировались идеи о мире, осуществлялось развитие науки и искусства. В частности, в литературе появились мотивы бессмертия. Прослеживается влияние философии и на развитие китайской музыки, живописи, скульптуры, архитектуры.

Более того, влияние даосизма оказало влияние на внутреннюю политику Китая. В частности, многие последователи философии даосизма принимали участие в управлении государством, выступали советниками в военных и политических делах. Руководители крестьянских восстаний использовали идеи даосизма для объединения людей под своими знаменами.

Принцип, введенный последователями даосизма – мириться с бедностью и довольствоваться тем, что есть сегодня и сейчас – длительное время был господствующим в китайском обществе, во многом обусловив особенности формирования китайского мировосприятия, миропонимания, менталитета в целом, восприятия мира и национального характера китайцев.

Не меньшее значение на формирование национального характера оказал и принцип дорожить и ценить жизнь.

Лао-Цзы и/или Конфуций?

Важно добавить, что по сегодняшний день не утихают споры в отношении того, кому из двух великих философов древности принадлежит старшинство. Если Цзы – основатель даосизма, то Конфуций, соответственно, — конфуцианства. Возникает вопрос, какое из указанных течений было боле ранним в философской картине мира восточных народов.

Ряд ученых подчёркивает, что Лао не мог быть предшественником Конфуция, поскольку:

  • тринадцатое поколение предков Конфуция жило в те времена, когда жило восьмое поколение предков Лао, соответственно, Лао не мог быть старше Конфуция;
  • Конфуций не упоминал Лао.

Противники старшинства Конфуция говорят, что:

  • в одном роду одновременно могут жить представители разных поколений, если они принадлежат к разным ветвям одного рода;
  • в отношении того, что Конфуций никогда не говорил о Лао , – конфуцианская фраза «Отвечать добродетелью на ненависть» представляет собой не что иное, как критику философии Лао.

Хотелось бы отметить, что споры не утихли до сих пор, и вопрос старшинства остается дискуссионным в современной научной литературе.

Философия Лао-цзы. Дао дэ цзин. Книга пути и достоинства

Философия Лао-цзы

I

Приступая к изложению нравственного учения китайского философа Лао-цзы, учения, которое содержится в его сочинении «Дао дэ цзин», или «Книга пути и достоинства», я считаю полезным сначала разрешить недоразумение, существующее в русской литературе относительно этого замечательного памятника китайской философии. Я имею в виду известного специалиста по китайской словесности, профессора Васильева. Мне необходимо коснуться его потому, что предлагаемое мною решение поставленного им вопроса могло бы служить и доказательством того, что «Книга пути и достоинства» действительно принадлежит перу Лао-цзы.

Почтенный профессор в 1875 г. издал свой прекрасный и не лишенный оригинальности труд о религии китайцев под общим заглавием: «Религии Востока». Рассуждения и выводы, изложенные в этом труде, очень часто верны и во многих пунктах остроумны. Почтенный профессор высказывает свои мнения весьма авторитетно, да они и в самом деле авторитетны. Но относительно вопроса о подлинности «Книги пути и достоинства» Лао-цзы я не могу, к величайшему сожалению, согласиться с мнением профессора.

Сделав краткое обозрение современного состояния общества даосов, то есть последователей Лао-цзы, и оценив его значение, профессор Васильев произносит следующее суждение: «Одно, что мы можем сказать о сочинении Лао-цзы («Дао дэ цзин») утвердительно, так это то, что оно не могло быть написано в то время, к которому его причисляют» (то есть в VI в. до н. э., ранее Конфуция). Эта книга, заключает автор «Религий Востока», «написана тогда, когда идеи конфуцианства уже приобрели вес» (то есть не ранее II в. до н. э.)[24].

Эта мысль профессора доказывается им с двух точек зрения:

1. Так как философия Лао-цзы составляет диаметральную противоположность моральной философии китайского мудреца Конфуция, то она не могла появиться ранее системы Конфуция.

2. В философии Лао-цзы замечается отражение буддийской философии. Это, по мнению почтенного профессора, возможно было только после перенесения буддизма в Китай, что совершилось во II в. до н. э. Следовательно, учение Лао-цзы не могло появиться до II в. до н. э.

На чем основывает профессор Васильев свое первое положение?

Конфуций, родившийся в ноябре 551 г. до н. э. и умерший в апреле 479 г., действовавший и проповедовавший свое учение преимущественно во время царствования императора Кей-воо[25] из династии Сиу[26], не скоро получил такой авторитет, каким он пользовался потом в продолжение более чем двадцати столетий. Ортодоксальность учения Конфуция была окончательно доказана Мэн-цзы, жившим во второй половине IV в. до н. э. Благодаря ему учение Конфуция получило непоколебимую авторитетность в Срединной империи. Стало быть, учение Конфуция получило каноническое для китайского народа значение, по крайней мере, в III в., но никак не раньше. Отсюда, по мнению профессора Васильева, следует, что философия Лао-цзы, которая будто бы есть акционное движение против конфуцианской нравственной философии, могла появиться только во II в. до н. э.

Посмотрим, насколько правильно это рассуждение профессора Васильева.

Прежде всего следует спросить себя: философия, создателем которой профессор считает Конфуция, есть ли в самом деле исключительно его создание? Конечно нет. В своих беседах с учениками Конфуций очень часто говорит, что его учение не есть его собственное, а лишь изложение «Учения блаженнейших царей». Это заявление делалось им не для того, чтобы придать своему учению больше авторитета, а искренне, без всякой задней мысли.

Поэтому оно дает нам полное право заключать, что нравственное учение Конфуция не есть совершенно новое и самостоятельное создание его ума, а лишь развитие существовавшей до него морали. Если мы раскроем книги «Ши-цзин», «Шу-цзин», «И-цзин», происхождение которых, несомненно, относится ко времени доконфуцианскому, то есть к первым годам царствования династии Сиу, то увидим, что в этих книгах находятся все те идеи, которые впоследствии проповедовал Конфуций.

Говоря так, я не желаю отнять у Конфуция приписываемых ему заслуг. Он, без сомнения, совершил для своей страны великое дело, выяснив точно, в чем заключалось нравственное учение блаженнейших царей, и утвердив своим авторитетом на многие века идеалы нравственной жизни, созданные народом в продолжение предшествующих столетий.

Тем не менее несомненно, что философская мораль, создателем которой профессор признает Конфуция, уже существовала в Китае ранее этого нравоучителя. Если так, то ясно, что «Книга пути и достоинства» Лао-цзы могла быть написана в противовес традиционной морали и вообще древнему мировоззрению Китая, а не специально против конфуцианства. Лао-цзы думал, что зло, ослабляющее Срединную империю, заключается в традиционной морали, в так называемом «Учении блаженнейших царей». Поэтому, желая дать народу вполне естественное нравственное учение, могущее искоренить предполагаемое зло господствовавшей тогда в народе морали, он создал свою в высшей степени осмысленную и оригинальную философскую систему.

Если бы философия Лао-цзы возникла как протест против нравственного учения Конфуция, то автор «Книги пути и достоинства» сказал бы хоть одно слово о том учении, против которого он написал свой трактат, между тем он не делает никакого намека на него. В «Книге пути и достоинства» даже нет ни одного выражения, которое хоть косвенно касалось бы Конфуция. Наш философ излагает свое учение спокойно и догматически: у него совершенно отсутствует полемический тон. Это дает нам основание предположить, что Лао-цзы писал свой знаменитый трактат только для того, чтобы оставить после себя изложение своих идей.

Приводит ли почтенный профессор какие-нибудь исторические данные для подтверждения своей гипотезы?

На этот вопрос приходится ответить отрицательно. Профессор Васильев, предлагая свое мнение, не говорит нам, на чем оно основывается. Он не только не ссылается на исторические данные, но почему-то и недоверчиво относится к словам знаменитого китайского историка Сыма Цяня[27], то есть к единственному достоверному повествованию о Лао-цзы. Правда, Сыма Цянь сообщает нам очень немного о жизни этого мыслителя, но тем не менее он дает нам некоторые достоверные сведения о нем.

Знаменитый китайский историк жил во второй половине II и в первой половине I в. до н. э. Будучи тайси, то есть начальником комиссии для составления древней истории Китая, Сыма Цянь, по повелению тогдашнего царя Срединной империи, в 91 г. до н. э. издал свой превосходный труд «Историческое повествование» – «Ши-цзи», состоящий из 126 книг. Историк, обладая замечательным литературным талантом и редким тактом, при составлении своей истории пользовался всевозможными документами, хранившимися в императорских архивах и книгохранилищах. При изложении исторических фактов он, как истинный историк, поступает чрезвычайно осторожно: к каждому факту истории он относится критически; поэтому он не допускает ничего легендарного, когда есть известия более или менее достоверные[28].

Живя близко к эпохе деятельности Лао-цзы и Конфуция, Сыма Цянь мог собрать вполне достоверные сведения о них. Он пишет в своем «Историческом повествовании», между прочим, что Конфуций имел свидание с Лао-цзы. Отрицать достоверность этого исторического известия нет никакого основания.

В 63-й книге «Исторического повествования» Сыма Цянь излагает, между прочим, биографию трех мыслителей Китая: Лао-цзы, Соси и Канписи. Последних двух он считает последователями первого, но не говорит, были ли они непосредственными учениками Лао-цзы или нет. Судя по этому, следует заключить, что они не были современниками Лао-цзы: наш философ жил, по-видимому, много лет раньше, нежели Соси и Канписи.

Но когда жили и действовали философы Соси и Канписи? По свидетельству китайских историков, оба они жили в последние десятилетия царствования династии Сиу, которая окончательно пала в 241 г. до н. э. Отсюда ясно, что годы деятельности этих двух философов относятся к началу III и концу IV в. Из этого, в свою очередь, мы заключаем, что Лао-цзы жил и действовал несомненно раньше IV в. А если так, то указанная профессором Васильевым хронологическая дата появления сочинения Лао-цзы лишена всякого основания; «Книга пути и достоинства» появилась, по крайней мере, тремя или четырьмя столетиями раньше, чем предполагает почтенный синолог.

Теперь обратимся к свидетельству философа Канписи о Лао-цзы.

Хотя очень ясно влияние Лао-цзы на систему Соси, но последний не говорит о нем в своих многочисленных сочинениях. Напротив, Канписи пишет о философии Лао-цзы очень много. В одном из лучших своих сочинений он делает превосходное изложение философских взглядов Лао-цзы. Это дает нам твердое основание утверждать, что уже в IV в. до н. э. сочинение нашего философа «Книга пути и достоинства» было достаточно распространено.

Правда, в сочинениях Канписи нет никакого указания на то, когда жил и действовал Лао-цзы, но тем не менее он говорит о нем как о человеке, жившем намного раньше, нежели он. Вне всякого сомнения, что в то время, когда Канписи излагал систему Лао-цзы, создателя ее давно не было в живых.

В повествовании Сыма Цяня о Лао-цзы говорится, что наш философ изложил свою философию в 5 тысячах слов по требованию западного пограничного чиновника. К этому известию профессор Васильев относится очень недоверчиво. По моему исчислению, все слова, вошедшие в состав этого знаменитого сочинения, составляют 5296. Таким образом, упомянутое указание имеет известную цену, и ради того, что оно не совсем точно, отрицать подлинность повествования нет причины.

Второе основание гипотезы профессора Васильева то, что в учении нашего философа замечается отражение буддийской философии и пр. Этот аргумент также представляется довольно произвольным.

Прежде всего нужно заметить, что пессимизм свойствен вообще человеческой душе, а жителям Востока в особенности; поэтому не следует удивляться тому, что мы находим его и в системе Лао-цзы. Богатая природа Китая не была ограждена от случайных бед, могущих разорять благосостояние народа; избыток вод часто опустошал огромные пространства; нашествие диких племен не всегда могло быть предотвращено; внутренний политический разлад иногда уничтожал все, нажитое народом. Все эти беды способствовали образованию пессимистического взгляда на жизнь.

Если мы возьмем лаоцзыевский пессимизм и сравним его с буддийским, то найдем неизгладимое различие между ними. Буддизм проповедует абсолютное прекращение всякого рода душевных процессов, составляющих преимущество разумного существа, то есть проповедует нирвану. У Лао-цзы ничего подобного мы не находим. Буддизм утверждает, что в самом существовании человека лежит нравственное зло; Лао-цзы этого не допускал.

Правда, в одном из афоризмов наш философ говорит о периоде, «когда все (люди) сделаются бездеятельными» («Дао дэ цзин», гл. 33 и многое другое; далее будет указываться только номер главы. – Ред.), а в других проводится мысль, что «для того, чтобы быть святым, нужно соблюдать бездействие», но это еще не буддийская нирвана. «Бездеятельность» Лао-цзы нужно понимать в особом значении. Он хочет сказать, что «не следует портить естественного состояния человека посредством излишнего умствования».

Необходимость понимать «бездейственность» Лао-цзы в указанном смысле подтверждается «Книгой пути и достоинства». Наш философ усердно проповедует людям самоусовершенствование, чего невозможно достигнуть при полной бездеятельности. Деятельность, согласно Дао (то есть согласно учению об истинной нравственности), есть бессловесная проповедь о Дао:

«Когда святой муж управляет страной, то сердце его пусто, а тело полно; он ослабляет свои желания, и этим усиливает кость» (3). Это изречение означает, что нам необходимо стараться не мудрствовать напрасно, что никогда не приносит пользы, а прямо действовать, подобно тому, как сытый человек способен работать больше, нежели голодный.

Таким образом, Лао-цзы не проповедует нирвану, а напротив – отстаивает деятельность без праздного мудрствования. Отсюда ясно, что существует большое различие между буддийским и лаоцзыевским пессимизмом. Теория профессора Васильева о зависимости учения Лао-цзы от буддийской философии, как оказывается, не имеет реального основания.

Нельзя не упомянуть и о языке «Книги пути и достоинства» как одном из свидетельств древности и подлинности ее. Она отличается необыкновенною сжатостью, силой выражения, фигуральностью, отрывочностью и очень часто некоторой темнотой выражения. Прием лаоцзыевского писания очень оригинален: он существовал только в глубочайшей древности. В этом отношении из всех философов один Конфуций может быть поставлен в одном ряду с Лао-цзы; Менси, Канписи, Соси и другие писатели, жившие в III и IV вв. до н. э., пишут совсем иначе, чем наш философ.

Конечно, я не выставляю этого соображения как вернейшего признака древности и подлинности «Дао дэ цзин», но тем не менее и оно может служить подтверждением моей мысли.

II

Вопрос о личности Лао-цзы один из труднейших в истории китайской философии. Известия о нашем философе, переданные Сыма Цянем, так бедны и незначительны, что нет никакой возможности составить по ним полное жизнеописание мыслителя. Правда, кроме известий Сыма Цяня, существует в китайской литературе целый ряд апокрифических сказаний о Лао-цзы, но в них мало достоверного. Поэтому при составлении жизнеописания Лао-цзы нужна большая осторожность.

Относительно года рождения нашего философа нет никаких достоверных данных. Известный синолог Станислас Жюльен думает, что Лао-цзы родился в 604 г. до н. э.[29]

Эта хронологическая дата, как утверждает сам Жюльен, взята им из апокрифических авторов, но тем не менее заслуживает внимания. Если мы поверим известию, переданному историком Сыма Цянем, что Конфуций имел свидание с Лао-цзы, то можно будет предположить, что годы цветущей деятельности нашего философа относятся приблизительно к началу политико-философской деятельности Конфуция. Отсюда можно заключить с вероятием, что Лао-цзы родился приблизительно в начале 600-х гг. до н. э.

Родители философа жили в селе Кёку-Зин, уезда Лей, провинции Ку, которая находилась в королевстве Со (близ теперешнего Пекина)[30]. Какой была их профессия, об этом не сохранилось никаких известий. Во всяком случае, местечка, в котором родился Лао-цзы, давно не существует[31]. Имя Лао-цзы значит «престарелый философ». Это не есть собственное имя его; так называли и называют его древние и современные китайцы, желая этим выразить уважение к нему как мыслителю.

Фамилия его была Ли, имя Зи, псевдоним Хакуян[32], а после смерти ему дали прозвище Сен (Длинноухий).

Комментатор «Исторического повествования» Сыма Цяня говорит, что Лао-цзы носил фамилию Ли по матери, а свой псевдоним заимствовал от имени своего отца.

О том, какое образование получил Лао-цзы, до нас не дошло никаких сведений. Но, судя по тому, что впоследствии наш философ нес важную государственную службу, доступ к которой был открыт только для выдержавших особые государственные экзамены, нужно думать, что Лао-цзы в своей молодости получил хорошее, конечно в тогдашнем смысле, образование.

В одном примечании в истории Сыма Цяня приводятся слова апокрифа: «Лао-цзы был (человек) высокого роста; цвет лица у него желтый, красивые брови, длинные уши, широкий лоб, редкие и некрасивые зубы, четырехугольный лоб с толстыми и безобразными губами»[33].

Образ жизни Лао-цзы, по преданию, был весьма своеобразен. Не подлежит сомнению, что он исполнял или, по крайней мере, старался исполнять все то, что ему казалось истиной, правдой.

По-видимому, он был человек простой, нетребовательный, скромный и, так сказать, нищий духом. Каково было его материальное обеспечение, об этом есть очень достоверное известие. В 20-й главе «Дао дэ цзин» он пишет: «Многие люди богаты, но я не имею ничего, как будто все потерял». Это дает нам основание заключить, что Лао-цзы был не богат; но если принять во внимание, какой пост он занимал в период своей государственной деятельности, то нельзя предполагать, что он был совсем не обеспечен. Однако есть основание думать, что он раздавал бедным все, что имел, делая это втайне от всех. «Я раздаю милостыню, – говорится в 53-й главе «Дао дэ цзин», – в великом страхе»[34]. Он учил не мудрствовать, а действовать[35], не мечтать, а работать[36]. Словесное учение недействительно и несущественно, а истинное учение, по его мнению, должно осуществляться на деле, то есть необходимо делами доказывать истинность учения.

Это дает нам основание думать, что во время своей служебной деятельности наш философ не столько проповедовал свое учение, сколько старался осуществлять его на деле. Тем не менее есть основание предположить, что учение Лао-цзы получило громкую известность еще при жизни его. «На всей земле (то есть в Китае), – пишет он, – люди говорят, что мое Дао велико» (67).

Несомненно, что Лао-цзы очень рано стал чувствовать склонность к аскетической жизни. Он был очень рассудителен; ему были чужды всякого рода порывы чувств и экстазы. В его общественной и частной жизни не имели места никакие страсти.

Аскетическое настроение и образ жизни, однако же, не мешали ему вести семейную жизнь, хотя о ней мы никаких точных известей не имеем. В «Историческом повествовании» Сымя Цяня есть, однако, любопытное известие относительно судьбы потомков Лао-цзы. Сын нашего философа Со был сыном времени своего в полном смысле этого слова: он избрал военную карьеру, к которой отец его относился отрицательно. Он не сочувствовал учению своего отца.

Лао-цзы, по известию Сыма Цяня, был начальником императорского книгохранилища (или же государственного архива). Долго ли он находился на этой должности, нам неизвестно.

Впрочем, нужно заметить, что эта служба Лао-цзы имела громадное влияние на развитие его философской мысли, так как дала ему свободный доступ к хранилищу всякого рода знаний. Современное ему китайское общество, среди которого он вырос, тоже не осталось без влияния на его ум. И ему, как впоследствии Конфуцию, хотелось спасти своих единоплеменников от бесконечных политических усобиц. Это стремление очень ясно и характерно отразилось на всей системе его философии.

В каком отношении находился Лао-цзы к мыслителям своего времени, об этом подробных сведений не сохранилось.

Историк Сыма Цянь передает нам весьма интересное известие о свидании двух великих философов Срединной империи: Лао-цзы и Конфуция. Постараюсь буквально передать то, что пишет историк Китая.

«Когда Конфуций находился в Сиу, – пишет Сыма Цянь, – то он посетил Лао-цзы, чтобы услышать мнение его относительно обрядов».

«Обрати внимание на то, – сказал Лао-цзы Конфуцию, – что люди, которые учили народ, умерли, и кости их уже давно истлели, но слова их доселе существуют. Когда мудрецу благоприятствуют обстоятельства, он будет разъезжать на колесницах, когда же нет, он будет ходить, нося на голове тяжесть, держась руками за край ее»[37].

«Я слышал, что опытный купец скрывает свой товар, как будто ничего не имеет. Точно так же, когда мудрец имеет высокую нравственность, то наружность его не должна этого выражать. Ты брось свою гордость, вместе со всякого рода страстями; оставь свою любовь к прекрасному вместе с наклонностью к чувственности, потому что они бесполезны для тебя».

«Вот что я говорю тебе, и больше ничего не скажу»[38].

«Удалившись от нашего философа, Конфуций сказал своим ученикам: я знаю, что птицы умеют летать, рыбы умеют плавать в воде и животные умеют бегать. Также знаю, что бегущих можно остановить тенетами, плавающих – сетями, а летящих – силками. Но что касается дракона, то я не знаю ничего. Он несется на облаках и поднимается на небо».

«Я сегодня увидел Лао-цзы. Не дракон ли он?»[39]

К этому известию Сыма Цяня профессор Васильев относится скептически; он готов причислить его к числу легенд о Лао-цзы, но, как мы видели, без достаточного основания[40].

Возможность свидания двух философов Китая на самом деле вполне вероятна. Конфуций, как человек любознательный, долго искал истины. Поэтому он мог обратиться к нашему философу, известнейшему ученому того времени, чтобы уяснить себе, в чем состоит сущность обрядов, которым китайцы придавали огромное значение. Приехав в столицу тогдашнего Китая, Конфуций, естественно, мог пожелать посетить местную знаменитость.

Притом, если мы обратимся к содержанию переданной нами беседы двух великих философов, то должны будем признать, что каждый выразил в ней характерную и существенную сторону своей философии. Лао-цзы, как проповедник теории смирения, предлагает Конфуцию бросить гордость и увлечение вещами из мира сего; Конфуций, придававший огромное значение всему конкретному, спрашивает Лао-цзы об обрядах и удивляется возвышенному и глубокомысленному учению своего собеседника.

Лао-цзы был очень недоволен современными ему общественными и политическими делами. Это недовольство было до того сильно, что он, оставив свою государственную службу, удалился в уединение. Желая жить вне той страны, беспорядок и нравственное падение которой его возмущали, он хотел уйти через западную границу в страны варваров. Но тут случилось нечто неожиданное для него. Увидев, что этот знаменитый муж удаляется из империи, начальник пограничной стражи Ин-ки сказал ему: «Философ! ужели ты думаешь скрыться? Если так, то прошу – изложи сначала свое учение для нашего наставления»[41].

И вот Лао-цзы, удовлетворяя требованию любознательного чиновника, будто бы написал знаменитую «Книгу пути и достоинства». Но тут возникает вопрос: написал ли Лао-цзы свою книгу сразу или в разное время? Ответ, думается мне, находится в самом «Дао дэ цзин». Более обстоятельное знакомство с сочинением показывает, что каждый афоризм его вполне самостоятельный и не имеет внешней связи с другими. Это дает полное право заключить, что «Дао дэ цзин» написан в разное время, по разным поводам. Поэтому отданная нашим философом пограничному чиновнику рукопись «Дао дэ цзин» была, вероятно, сборником его афоризмов. Как жил Лао-цзы после того, как удалился в уединение, об этом решительно ничего не известно. «Некоторые думают, – пишет историк Сыма Цянь, – что Лао-цзы жил до 160 лет от роду, другие – до 200 лет благодаря своей святой жизни, согласной с Дао»[42].

Если это известие и преувеличено, то все-таки вероятно, что, ведя жизнь вполне воздержанную и умеренную, наш философ пользовался крепким здоровьем и дожил до глубокой старости.

Считаю не лишним сказать теперь несколько слов о том, какая судьба постигла учение Лао-цзы.

Учение это, составляющее в некоторых отношениях диаметральную противоположность традиционному миросозерцанию Срединной империи, по-видимому, не могло найти много последователей; тем не менее в каждом столетии оно находило истолкователей, которые, желая развить далее философские воззрения своего великого учителя и закончить работу его мысли, отчасти повредили ему. Соси и Зюнь-си, развивая теоретическое и нравственное миросозерцание Лао-цзы, внесли в систему его много чуждых ей элементов, а Канписи, развивая политико-социальные воззрения Лао-цзы, довел их до последней крайности.

Таким образом, система нашего философа, уже вскоре после смерти его, подверглась довольно серьезному искажению, хотя и сохранила имя лаоцзызма. Но на этом дело не остановилось: чем дальше шло время, тем больше учение Лао-цзы извращалось. Лао-цзызм особенно много потерпел от буддизма.

Буддизм был занесен в Китай во II в. до н. э. С необыкновенной быстротой распространяясь среди народа, он обратил на себя внимание даосов.

Даосы, усвоившие только аскетическую идею своего учителя и не понимавшие сущности его философской системы, с великой радостью встретили буддистов: они видели в буддизме дальнейшее развитие своей аскетической идеи. Вот с этих-то пор и начинается печальная история лаоцзызма. Оригинальное миросозерцание великого Лао-цзы стало забываться среди его последователей; внешний строй и внутреннее устройство общества даосов окончательно изменились: в них вошло много буддийских элементов.

Кроме буддизма, на общество даосов имели влияние разные народные верования.

В таком печальном виде общество даосов существует и доныне в Китае и Японии.

Профессор Васильев прав, когда, характеризуя современное состояние указанного общества, говорит, что они – последователи Лао-цзы только по имени, а не по существу. «Даосизм, – пишет он, – есть самый разнородный состав всякого рода верований и приемов, не имеющих между собой ничего общего… У всех них общего только имя да то, что все они признают своим учителем Лао-цзы»[43].

III

При более или менее обстоятельном знакомстве с философской системой Лао-цзы является вопрос: где искать источники его философского миросозерцания?

Ответить на этот вопрос не легко. Искать их следует, по нашему мнению:

1. В индивидуальном складе ума Лао-цзы.

2. В исторических условиях существования современного ему Китая.

1. Если мы обратим внимание на ход развития мыслей в «Книге пути и достоинства», то нельзя не заметить, что философию Лао-цзы можно охарактеризовать как созерцательное умозрение. Духовный смысл и внутренний закон бытия всего более занимают Лао-цзы. Каждый факт из духовно-нравственного и физического мира, совершавшийся вокруг него, вызывал усиленную деятельность его ума: ему хотелось проникнуть в сущность и внутренний смысл всякого явления. Все, что совершалось вокруг него, казалось ему только мимолетным; в основании скоропроходящего течения вещей лежит нечто существенное и прочное. И вот в одном из афоризмов Лао-цзы утверждает, что «красивое есть только безобразное; доброе – только злое» (2). Это значит, что красивое для глаз не есть истинно красивое; доброе, в обыкновенном его смысле, не есть истинно доброе. Истинно красивое мы можем видеть только очами разума; точно так же истинно доброе открывается только нашему духу.

Эта черта философии Лао-цзы, напоминающая у греков учения Гераклита, элейцев и Платона, самая существенная: она очень ярко выступает в каждой его мысли. Наш философ искал сущности всего и углублялся в свой внутренний мир. Все материальное и конкретное представлялось ему только кажущеюся стороной бытия; уже одно то, что в мире есть изменение, ясно доказывает существование неизменного, постоянного и обнимающего все бытие.

Это неизменное, постоянное и обнимающее все бытие, по Лао-цзы, есть Дао.

Понятие «Дао» – исходная точка всей системы Лао-цзы и фундамент его миросозерцания; на этом понятии наш философ построил все здание своей матафизики.

Весьма сложная, но приведенная в строгое единство, система философии Лао-цзы могла выработаться только путем глубокого созерцательного умозрения. Исследовав сущность нашего знания, наш философ говорил: «Нет знания», потому что «я не знаю ничего» (70). Это изречение Лао-цзы очень хорошо характеризует его философию.

Хотя он не знал о существовании дельфийской надписи «Познай самого себя», но, путем собственной умственной работы, пришел к вышеупомянутому выводу. Сократовская формула: «Я знаю, что ничего не знаю», в сущности та же, но Лао-цзы высказал ее целым столетием раньше Сократа.

2. Среда, то есть исторические условия времени, влияет на каждую личность существенным образом. И действительно, прочитывая историю Срединной империи периода деятельности нашего философа в параллель с его «Книгой пути и достоинства», нельзя не удивляться тому, как характерно повлияли на философское миросозерцание Лао-цзы современные ему исторические условия, которыми он так возмущался. В этом отношении Лао-цзы даже характернее Конфуция[44].

Он родился в то время, когда царствовавшая в Китае династия Сиу переживала последний период своего существования и вся Срединная империя разделилась на семь феодальных королевств. Эта эпоха в истории Срединной империи известна под именем «эпохи войн». Смуты и войны, среди которых Лао-цзы провел свою молодость, повлияли на свежий и могучий ум его; вся печальная картина тогдашней общественной и частной жизни возмущала нравственное его чувство. Несомненно, что Лао-цзы желал вывести свое отечество из такого тяжелого положения. И это желание побудило его к исследованию причин несчастий страны.

К чему привело оно нашего философа?

Он нашел, что причина всех бед заключается в излишнем мудрствовании людей, в отсутствии в них смирения и человеколюбия и в непреодолимом стремлении их к богатству, власти и почестям. Поэтому он, прежде всего, учит об отречении от всякого рода умствования, от богатства, власти и почестей; он проповедует человеколюбие и смирение в Дао.

Когда люди перестанут умствовать, думалось нашему философу, то будут благоденствовать; когда богатство потеряет смысл, то не будет воров; когда почести потеряют всякое значение, то люди перестанут ненавидеть друг друга; когда власть будет уничтожена, то не будет ссор между людьми.

Это учение Лао-цзы выводит из понятия Дао. Дао потому выше всех существ и господин всего бытия, что стоит ниже их. «Причина того, что море есть царь многочисленных рек и речек, заключается в том, – пишет наш философ, – что оно находится ниже последних» (66). Оно (то есть Дао) потому блаженно, что не умствует, не стремится к богатству, к почестям и к власти.

Дао не умствует, по Лао-цзы, и потому умнее всех умных; не ищет богатства, и поэтому богаче всех богатых; не ищет почестей, и потому славой его полна вся вселенная; оно не стремится к власти, и потому оно царь всех царей.

Эти пункты учения Лао-цзы составляют диаметральную противоположность нравственному настроению тогдашнего общества.

Таким образом, система Лао-цзы имеет тесную связь с современным ему нравственным состоянием Срединной империи.

Перейдем теперь к более подробному изложению системы философии Лао-цзы.

IV

Философию Лао-цзы мы можем назвать философией Дао, потому что это выработанное им понятие служит единственной исходной точкой его системы.

Китайское слово «Дао» означает: «путь», «повиновение», «слово», или «говорить» – в общеупотребительном языке; «истина» или то, что непременно должно быть так, а не иначе, – в философском смысле; оно же означает императивный долг, или то, что человек должен делать, как человек, – в этическом смысле.

Таким образом, одно уже филологическое объяснение, заимствованное из китайского толкового словаря Ко-ки, ясно показывает разнообразный смысл слова «Дао».

До времени философской деятельности Лао-цзы слово «Дао» (или, вернее, То или До) употреблялось только в двух смыслах: 1) дорога, или путь; 2) императивный долг человека[45]. Наш философ впервые обозначил этим словом сверхчувственное существо и положил его в основание своей системы, где нет ни одной мысли, которая не была бы так или иначе связана с учением о Дао. Выработанное Лао-цзы метафизическое понятие Дао вполне самостоятельно и носит на себе, как видно будет из дальнейшего нашего изложения, индивидуальную его печать.

Философию Лао-цзы можно разделить на две части: метафизику Дао и этику. Первая из них, в свою очередь, распадается на учение о Дао и космологию; вторая – на этику индивидуальную и социальную.

Из этих частей философии Лао-цзы наибольший интерес представляет для нас его этическое учение, так как в нем особенно проявилась сила и оригинальность ума Лао-цзы. Поэтому я сначала изложу нравственное учение его, а потом – метафизическое учение о Дао и космологию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Философия Лао Цзы – МИР БОЕВЫХ ИСКУССТВ

Философия Лао Цзы, величайшего китайского мыслителя, основателя учения даосизма, строится на идеи двух первоначал ДАО и ДЭ.

Если перевести дословно — ДАО означает «Путь», что является важнейшей категорией китайской философии, которая включает в себя намного более широкое содержание, чем это представляется с точки зрения традиций запада.

Кроме того термин ДАО, употребляемый Лао Цзы – не имеет определения, так как включает в себя не только идею Пути, но и все многообразие вещей и явлений во Вселенной, Суть Бытия, Закон и Абсолют.

Философия Лао Цзы

Наиболее часто ДАО толкуется, с точки зрения философии Лао Цзы, как совокупность всех явлений и вещей природы, объективного мира и реальности.

Понятие ДЭ с точки зрения философии Лао Цзы – это принцип и способ бытия, то, что питает ДАО, некая универсальная сила, с помощью которой ДАО воплощается.

ДЭ управляет Энергией Ци и обеспечивает ее правильное распределение. ДЭ возникает спонтанно и естественно, проявляясь, как всеобщая закономерность, как Закон Вселенской Гармонии.

Философия Лао Цзы

Философия Лао Цзы лишена противостояния.

Сочетание противоположностей в философии Лао Цзы – это не борьба, а скорее примирение.
Известые цитаты Лао Цзы об истине: «Высказанная в слух истина перестает быть таковой, ибо уже утратила первичную связь с моментом истинности» или «Знающий не говорит, говорящий не знает», сводят на нет любые попытки объяснить суть учения великого мудреца.

Философия Лао Цзы

Философия Лао Цзы содержится в его трактате «Дао Дэ Цзин» или «Книге Пути и Достоинства», созданном приблизительно в 6 – 5 веках до нашей эры.

Оригинал трактата был написан на древнекитайском языке.

По количеству переводов и изданий «Дао Дэ Цзин» уступает только Библии.

Многочисленные переводы имеют достаточно существенные отличия и нередко противоречат друг другу.

Предлагаем Вашему вниманию:

Классические перевод «Дао Дэ Цзин» Лао Цзы, а также

Поэтический перевод «Дао Дэ Цзин» Лао Цзы.

Лао-Цзы — Китайский философ, основатель даосизма — Genvive

Профессиональная, социальная позиция: Знаменитый философ древнего Китая, основатель и центральная фигура  даосизма.
Основной вклад (чем известен): Лао-цзы является основателем и центральной фигурой Даосизма
Вклады: Лао-цзы «буквально означает» Старый Мастер «и, как правило, считается почетным званием. В большинстве религиозных форм даосизма Лао-цзы почитается как бог.
По преданию, Лао-цзы был современником Конфуция и создание даосизма рассматривается как мистическая  реакция на конфуцианство.
Лао-цзы является основателем даосизма и напрямую связан с Дао Дэ Цзин — «первоисточником» (или «исходным текстом») даосизма.
Великое Дао. Основная идея этого произведения — понятие Дао, которое трактуется как естественный порядок вещей, Всеобщий Закон Природы, общемировой естественный ритм событий, «небесная воля» или «чистое небытие». Дао — предвечное, бесконечное, немыслимое, невыразимое выходящее за пределы различий, не имеющее “образа, вкуса или запаха”. Пустота — это то же, что и небытие из которого Дао рождает все сущее.
Дао источник происхождения мира.
Дао рождает одно (’ци’ как общемировой субстрат), одно рождает два (полярные начала инь и ян), два рождают три (великую триаду Небо — Человек — Земля), а три рождают десять тысяч вещей.
Все вещи несут в себе инь , обволакиваются ян и вместе с изначальным ци образуют гармонию.
Он выдвинул принцип Вечного возвращения или постоянного возвращения множества существ в космическое первоначало, из которого они возникли.
Дао и Дэ в концепции Лао-Цзы неразрывно связаны: Дао порождает вещи, а Дэ взращивает, вскармливает и совершенствует их.
Цель-достижение гармонии со Вселенной. В притчах и стихах он выступает за созерцательное и интуитивное поведение в естественной гармонии с Дао, с  космическим единством, лежащем в основе всех явлений.
По сравнению с Конфуцием, который сосредотачивался на правовых  и моральных отношениях в человеческом обществе, Лао-цзы предложил  более широкий и мистический подход к подстраиванию к  естественному порядку вещей, как способу достижения личной и социальной гармонии.
Метод достижения. Он подчеркивал, что важным качеством Дао, является его «податливость» или «смиренность». Поскольку Дао по своей сущности в основном пустое, податливое и смиренное, то лучше для человека быть таким же, ставя себя в гармонию с Дао. Внутренняя пустотность может означать, отсутствие фиксированных предрассудков, предпочтений и намерений.
Он также подчеркивал значение принципа «у-вэй», «не-деяния» или «нецеленаправленного действия», применение которого  возвращает к первозданности  Дао, и этот этап активизации творческих возможностей символизирует деятельность ребенка. Для постижения Дао рекомендуется  безмолвие, простота,  умеренность, естественность, спокойствие и бесстрастие, которые даруют слияние с Дао. Насилия следует избегать. Совершенно мудрый, делая свое сердце бесстрастным и сохраняя покой, уподобляется вечному Дао вплоть до отождествления c ним (Кто cледует и служит Дао, тот тождествен Дао).
«Переход в противоположность — путь движения Дао, податливость — метод действия». Этот подход также лежит в основе либерального управления и принципа невмешательства (laissez-faire).
Религия. История Лао-цзы  имеет также  сильный религиозный подтекст. В раннем даосизме Лао-цзы был признан богом. В более поздней даосской традиции Лао-цзы  рассматривался как воплощение Дао.
Дао буквально означает «путь». Он выражает сущностный Вселенский процесс.
Де–это «внутренняя сила», «добродетель» или «божественная сила».
Цзин, означает «канон» или «классический».
Таким образом, Дао Дэ Цзин можно перевести как «Канонический Путь и его сила».
Оксюморонное прозвище Лао-цзы, буквальное значение когорого – Старый Ребенок.
Сердце совершенно мудрого приравнивается к сердцу ребенка.
«Таинственная добродетель Дао»-Дао не вступает ни с кем в борьбу, приносит пользу всему сущему, оно ничего не делает, но все само делается.
Инь и янь дополняют друг друга как противоположности единого целого. Многие природные дуальности- темное и светлое, холодное и горячее — мыслятся как одно из проявлений инь и янь. Инь является женским и янь мужским знаком. «Инь Янь постоянно взаимодействуют. Они должны быть сбалансированы.
Идеи из Дао Дэ Цзин: Человек следует земле, земля — небу, небо — Дао, а Дао  самому себе.
Двойственность природы это две стороны одной медали, она проявляется в противоположностях, которые не конкурируют, а дополняют друг друга, и не могут существовать друг без друга.
Чем больше человек пытается, тем большее сопротивление создает для себя.
Чем больше кто-то действует в гармонии со Вселенной (Матерью множества вещей), тем большего он достигает,  меньшими усилиями.
Качества гибкость и эластичность, особенно на примере воды, выше жесткости и прочности.  Мягкое побеждает твердое, слабое побеждает сильное.
Все имеет свое время и место. Знайте, когда пора остановиться.
Живи просто. Смирение является самой высокой добродетелью.

Основные труды: Лао-цзы, традиционно рассматривается в качестве автора Daodejing (Дао Дэ Цзин), хотя его авторство на протяжении истории оспаривалось.

Учение Лао Цзы: основные идеи и положения

Учение о даосизме в России стало популярным с наступлением 1990-х годов. Тогда, в постперестроечные времена, в крупнейшие города бывшего Союза из Китая стало приезжать много учителей, которые проводили семинары по различным системам восточной гимнастики, дыхательным упражнениям, медитации. В числе разнообразных практик были такие, как цигун, тайцзицюань, дао инь, которые неразделимы с идеями даосизма и основаны его видными последователями.

Много издавалось в тот период литературы о восточных мировоззрениях, религиях, способах самосовершенствования и тому подобному. Тогда же вышла тоненькая, в мягкой обложке, книжечка небольшого формата, где целиком излагалось учение Лао Цзы — философская доктрина или трактат, ставший фундаментом и каноном даосизма. С тех пор на эту тему написано предостаточно статей и комментариев русских авторов, издано много переводов с китайского и английского языков, но в нашей стране интерес к даосским идеям не утихает до сих пор и вспыхивает периодически с новой интенсивностью.

Отец даосизма

Традиционно патриархом учения в китайских источниках указан Хуан-ди, так же известный как Желтый император, фигура мистическая и вряд ли существовавшая на самом деле. Хуан-ди считается предшественником императоров Поднебесной и предком всех китайцев. Ему приписывают многие первые изобретения, такие как ступка и пестик, лодка и весла, лук и стрелы, топор и другие предметы. При его правлении была создана иероглифическая письменность и первый календарь. Он считается автором трактатов по медицине, диагностике, акупунктуре и иглотерапии, лечении лекарственными растениями и прижиганиями. Помимо медицинских трудов, к заслугам Желтого императора причислено авторство «Иньфуцзин», стихотворного сочинения, весьма почитаемого последователями даосизма, а также древнейшего трактата «Су-нюй цзин» о работе с сексуальной энергией, практики, вошедшей в основу даосской алхимии.

Другие основоположники учения

Лао Цзы — древнекитайский мудрец, живший предположительно в VI веке до нашей эры. В Средневековье причислен к даосскому пантеону божеств — триаде чистых. Научные и эзотерические источники определяют Лао Цзы основателем даосизма, а его Дао Дэ Цзин стал основой, на базе которой в дальнейшем развилось учение. Трактат является выдающимся памятником китайской философии, он занимает значительное место в идеологии и культуре страны. Никогда не прекращались дискуссии современных историков, философов и востоковедов о содержании трактата, историчности его автора и принадлежности книги непосредственно перу Лао Цзы.

Лао Цзы, современное изображение

К учению относится еще один первоисточник — «Чжуан-цзы», собрание коротких рассказов, притч, текстов, ставших также основополагающими в даосизме. Чжуан-цзы, автор книги, предположительно жил спустя два столетия после Лао Цзы, и его личность более конкретно подтверждена.

История Лао Цзы

Существует одна из притч о рождении основоположника даосизма. Когда Лао Цзы появился на свет, он увидел, насколько несовершенен этот мир. Тогда мудрый младенец вновь влез в материнское чрево, решив не рождаться вовсе, и пробыл там несколько десятков лет. Когда его мать наконец-то разрешилась от бремени, Лао Цзы родился седым бородатым стариком. Эта легенда указывает на имя даосского философа, которое можно перевести как «мудрый старец» или «старый младенец».

Первое и наиболее полное описание основателя даосизма составил в I веке до н. э. Сыма Цянь, китайский потомственный историограф, ученый и писатель. Делал он это по устным преданиям и рассказам спустя несколько столетий после смерти Лао Цзы. Его учение и жизнь стали к тому времени традицией, большей частью превратившейся в легенды. По данным китайского историка, фамилия Лао Цзы — Ли, весьма распространенная в Китае, а имя философа — Эр.

Рождение Лао Цзы

Сыма Цянь указывает, что даосский мудрец служил при императорском дворе хранителем архивов, в современном понимании библиотекарем, архивариусом. Такая должность подразумевала содержание рукописей в надлежащем порядке и сохранности, их классификацию, упорядочивание текстов, соблюдение церемоний и ритуалов и, вероятно, написание комментариев. Все это указывает на высокий уровень образованности Лао Цзы. По общепринятой версии, год рождения великого даоса — 604 г. до н. э.

Легенда о распространении учения

Неизвестно, где и когда скончался мудрец. Согласно легенде, заметив, что хранимый ним архив приходит в упадок, а государство, где он жил, деградирует, Лао Цзы ушел странствовать на запад. Его путешествие верхом на буйволе служило частым сюжетом традиционной восточной живописи. По одной версии, когда у какой-то заставы, перекрывавшей путь, мудрецу следовало заплатить за проход, он передал начальнику сторожевого поста свиток с текстом своего трактата вместо оплаты. Так началось распространение учения Лао Цзы, получившее в будущем название Дао Дэ Цзин.

Мост Лао Цзы

История трактата

Количеством переводов Дао Дэ Цзин уступает, наверное, лишь Библии. Первый европейский перевод труда на латынь был сделан в Англии в XVIII веке. С тех пор только на Западе сочинение Лао Цзы на разных языках издавалось не менее 250 раз. Известнейшей считается санскритская версия VII века, она послужила основой для многих переводов трактата на другие языки.

Первичный текст доктрины датируется II веком до нашей эры. Этот экземпляр, написанный на шелке, найден в начале 1970-х годов при раскопках в китайском округе Чанша. Он долгое время считался единственным и самым древним. До этой находки многие современные специалисты придерживались мнения, что изначального древнего текста Дао Дэ Цзин не существовало, как и его автора.

Древний текст трактата на шелке

Учение Лао Цзы о Дао содержит около 5000 иероглифов, текст разбит на 81 чжан, каждый из которых можно условно назвать короткой главой, параграфом или стихом, тем более что в них есть своеобразный ритм и гармония. Древним диалектом, которым написана доктрина, владеют очень немногие китайские специалисты. Большинство его иероглифов имеет несколько значений, кроме того, в тексте опущены служебные и связующие слова. Все это существенно усложняет трактовку каждого чжана. Издавна существовало множество комментарий к Дао Дэ Цзин, поскольку трактат написан в иносказательной форме с некоторыми противоречиями, множеством условностей и сравнений. Да и как иначе описать неописуемое и передать непередаваемое?

Содержание доктрины

Если излагать кратко учение Лао Цзы, то следует выделить три главные линии содержания:

  1. Описание и значение Дао.
  2. Дэ — закон жизни, эманация Дао и одновременно путь, по которому человек идет.
  3. У-вэй — недеяние, некая пассивность, главный способ следования дэ.

Дао — источник всех вещей и всего сущего, от него все исходит и к нему возвращается, оно охватывает все и всех, но само не имеет начала и конца, имени, облика и формы, оно безгранично и ничтожно, невыразимо и непередаваемо, повелевает, но не принуждает. Вот как описана эта всеобъемлющая сила в Дао дэ цзин:

Дао бессмертно, безымянно.

Дао ничтожно, непокорно, неуловимо.

Чтобы овладеть — нужно знать имя,

форму или цвет.

Но Дао ничтожно.

Дао ничтожно,

но если великие следуют ему –

тысячи малых покорились и успокоились. (чжан 32)

Дао повсюду — справа и слева.

Повелевает, но не принуждает.

Владеет, но не претендует.

Никогда не дерзает,

оттого ничтожно, бесцельно.

Живое и мертвое стремится к нему,

но Дао одиноко.

Потому называю великим.

Никогда не выказывает величия,

потому воистину величественно. (чжан 34)

Дао рождает единицу.

Из одного родится два,

Из двух родится три.

Три — колыбель тысячи тысяч.

Из тысячи тысяч в каждом

борются инь и ян,

пульсирует ци. (чжан 42)

Великий Дэ — способ существования, начертанный или предписанный Дао для всего сущего. Это порядок, цикличность, бесконечность. Подчиняясь Дэ, человек направляется к совершенству, но следовать ли ему этим путем — решать самому.

Закон жизни, великий Дэ —

так под небом проявляется Дао. (чжан 21)

Стань бесстрашным и скромным,

как горный ручей, —

превратишься в полноводный поток,

главный поток Поднебесной.

Так гласит великий Дэ,

закон рождения.

Познай праздник, но живи буднями —

станешь примером для Поднебесной.

Так гласит великий Дэ,

закон жизни.

Познай славу, но полюби забвение.

Великая река не помнит о себе,

потому слава ее не убывает.

Так гласит великий Дэ,

закон полноты. (чжан 28)

У-вэй — сложный для понимания термин. Это деяние в бездействии и бездействие в деянии. Не искать причин и желаний для деятельности, не возлагать надежд, не искать смысла и расчета. Понятие «У-вэй» у Лао Цзы вызывает больше всего споров и комментариев. По одной из теорий, это соблюдение меры во всем.

Даосский храм горы Лонгу

Чем больше усилий,

тем меньше остается,

тем дальше от Дао.

Далекий от Дао —

далек от начала

и близок к концу. (чжан 30)

Философия бытия по Лао Цзы

Чжаны трактата не только описывают Дао, Дэ и «неделание», они исполнены аргументированными рассуждениями о том, что в природе все основано на этих трех китах, и почему человек, повелитель или государство, следующие их принципам, достигают гармонии, покоя и равновесия.

Волна захлестнет камень.

Бесплотное не имеет преград.

Потому ценю покой,

учу без слов,

совершаю без усилий. (чжан 43)

Есть места, где можно заметить сходства в учении Конфуция и Лао Цзы. Построенные на противоречиях главы кажутся парадоксами, но каждая строка — это глубочайшая мысль, несущая истину, надо только задуматься.

Доброта без границ похожа на равнодушие.

Сеющий доброту напоминает жнеца.

Чистая правда горчит, как ложь.

Настоящий квадрат не имеет углов.

Лучший кувшин лепят всю жизнь.

Высокая музыка неподвластна слуху.

Великий образ не имеет формы.

Дао скрыто, безымянно.

Но только Дао дарит путь, свет, совершенство.

Полное совершенство выглядит, как изъян.

Невозможно исправить.

Крайняя полнота похожа на полную пустоту.

Нельзя исчерпать.

Великая прямота действует исподволь.

Великий ум облекается в простодушие.

Великая речь нисходит, как заблуждение.

Шагай — победишь холод.

Бездействуй — преодолеешь зной.

Покой создает согласие в Поднебесной. (чжан 45)

Восхищают глубокие философские и одновременно невероятно поэтические рассуждения о значении земли и неба как сущностях вечных, постоянных, невозмутимых, далеких и близких от человека.

одна из страниц Дао Дэ Цзин

Земля и небо совершенны,

оттого безразличны к человеку.

Мудрый равнодушен к людям — живите, как хочется.

Меж небом и землей —

пустота кузнечного меха:

чем шире размах,

тем долговечнее дыхание,

тем больше родится пустоты.

Сомкни уста —

познаешь меру. (чжан 5)

Природа немногословна.

Ветреному утру придет на смену тихий полдень.

Дождь не станет лить как из ведра день и ночь напролет.

Так устроены земля и небо.

Даже земля и небо

не могут создать долговечное,

тем более человек.(чжан 23)

Несхожесть с конфуцианством

Учения Конфуция и Лао цзы следует считать, если не противоположными, то, по крайней мере, разнополюсными. Конфуцианство придерживается довольно жесткой системы моральных норм и политической идеологии, подкрепленной этическими стандартами и традициями. Нравственные обязанности человека, согласно этому учению, должны направляться на благо общества и окружающих. Праведность выражается в человеколюбии, гуманности, правдивости, здравомыслии, рассудительности и благоразумии. Главная идея конфуцианства — определенный набор качеств и такие взаимоотношений правителя и подданных, которые приведут к упорядоченности в государстве. Это совершенно противоположная концепция идеям Дао дэ цзина, где главные принципы жизни — неделание, нестремление, невмешательство, самосозерцание, никакого принуждения. Надо быть податливым как вода, безучастным как небо, особенно в политическом отношении.

Конфуцианство, даосизм и буддизм

Тридцать спиц сверкают в колесе,

скрепляют пустоту внутри.

Пустота придает колесу толк.

Лепишь кувшин,

заключаешь пустоту в глину,

и польза кувшина заключена в пустоте.

Пробивают двери и окна — дому служит их пустота.

Пустота — мерило полезного. (чжан 11)

Различие взглядов на Дао и Дэ

Различие взглядов на Дао и Дэ

Дао в понимании Конфуция — это не пустота и всеобъемлемость, как у Лао Цзы, а путь, правило и способ достижения, истина и мораль, некое мерило нравственности. А Дэ — это не закон рождения, жизни и полноты, существенное отражение Дао и путь к совершенству, как описано в Дао дэ цзине, а некая благая сила, олицетворяющая гуманность, честность, нравственность, милосердие, дающая душевную силу и достоинство. Дэ приобретает в учении Конфуция значение пути нравственного поведения и морали социального порядка, которым должен следовать праведный человек. Это главные различия идей Конфуция и его последователей с учением Лао Цзы. Победы Марка Красса — пример подвига во имя общества, они вполне соответствуют принципам конфуцианской идеологии.

Дао рождает,

Дэ — поощряет,

придает форму и смысл.

Дао почитают.

Дэ — соблюдают.

Потому что не требуют

соблюдения и почтительности.

Дао рождает,

Дэ поощряет, придает форму и смысл,

растит, учит, оберегает.

Создает — и расстается,

творит и не ищет награды,

управляет, не повелевая, —

вот что называю великим Дэ. (чжан 51)

Годяньские списки

При раскопках 1993 года в китайском поселении Годянь был найден еще один, более древний текст трактата. Эти три связки бамбуковых планок (71 шт.) с письменами находились в могиле аристократа, захороненного примерно в конце IV-начале III века до нашей эры. Это, безусловно, более старый документ, чем найденный на куске ветхого шелка в 1970 году. Но удивительно то, что текст из Годяня содержит приблизительно на 3000 иероглифов меньше, нежели классический вариант.

Статуя Лао Цзы

При его сравнении с более поздним трактатом складывается впечатление, что на бамбуковых планках начертан изначальный неупорядоченный текст, который в дальнейшем был дополнен другим автором, а возможно, и не одним. И действительно, при внимательном прочтении можно заметить, что почти каждый чжан уже известного трактата условно разделен надвое. В первых частях из 2-6 строк ощутим особый стиль, своеобразный ритм, гармония, лаконизм. Во вторых частях чжанов ритм явно нарушен, а стиль отличается.

По этому поводу французский исследователь Поль Лафарг предположил, что первые части — изначальные, более древние, а вторые — дополнение, комментарии, возможно, составленные кем-то после Лао Цзы. Или наоборот, знаменитый хранитель архивов, будучи только чиновником, занимавшимся систематизацией и сохранностью старинных рукописей, мог к более давней мудрости дописывать свои комментарии, что входило в его обязанности. А в Годяне обнаружена копия первичного учения древнего мистика, которая в дальнейшем стала основой для даосизма и учения Лао Цзы. Дадут ли ученые однозначные ответы на вопрос о том, кто автор текстов на бамбуковых планках, — не известно. А если первичные короткие изречения принадлежат мудрости самого Желтого императора, а Лао Цзы только упорядочил их и внес свои разъяснения? По-видимому, этого уже никто не узнает наверняка.

ЛАО-ЦЗЫ — Новая философская энциклопедия

ЛАО-ЦЗЫ – древнекитайский философ, легендарный основоположник даосизма. Под этим именем в китайской традиции выступают разные лица. Согласно главе «Жизнеописания Лао-цзы и Хань Фэй-цзы» из «Исторических записок» («Ши цзи») Сыма Цяня (ок. 145–86 до н.э.), Лао-цзы (Ли Эр, Лао Дань, Ли Боян, Лао Лай-цзы), уроженец деревни Цюйжэнь волости Ли уезда Ку царства Чу, родившийся около 604 до н.э., служил архивистом в чжоуском книгохранилище. Он был на 55 лет старше Конфуция и встречался с ним, причем произвел на молодого Конфуция неизгладимое впечатление. Лао-цзы ему сказал: «Я слышал, что умный купец прячет свои запасы так глубоко, что снаружи кажется пусто и что благородный человек, отличаясь совершенной добродетелью, имеет вид простоватый. Оставь свою надменность и всякого рода мечтания, свою внешнюю важность и свои неумеренные планы; все это для тебя совершенно бесполезно…» Конфуций, вернувшись к себе, рассказывал ученикам: «О птицах я знаю, что они летают, о рыбах – что они плавают, о четвероногих – что они бегают. Бегающих можно поймать в силки, плавающих можно поддеть на удочку, летающих можно подстрелить. Что же касается дракона, то я не в силах понять, как он, путешествуя на ветре и облаках, поднимается к небу. Сегодня я видел Лао-цзы, и он подобен дракону!» Согласно Сыма Цяню, у Лао-цзы были многочисленные потомки, некоторые из них преуспели на службе. Сам мудрец к концу своей карьеры разочаровался в современной ему действительности и отправился на запад с целью навсегда покинуть Китай. В той же легенде объясняется и происхождение главного текста даосизма [ДАОСИЗМ] – книги «Дао дэ цзин»(что не снимает проблемы различения легендарного Лао-цзы и реального, вероятно, носившего то же имя, автора философских аформов, собранных в книге). По легенде, в пограничной области Ханьгу (современная провинция Хэнань) Лао-цзы был остановлен неким «стражем заставы» и по его просьбе написал или надиктовал пять тысяч слов, которые и стали «Дао дэ цзином» – «Книгой о дао и дэ». Затем он продолжил путь в Индию, где его проповедь привела к возникновению буддизма. Эта часть предания явно связана с попытками обнаружить родство даосизма с буддийским учением и доказать приоритет первого. По этой причине Лао-цзы представляли чуть ли не отцом самого основателя буддизма – Сиддхартхи Гаутамы.

Вместе с тем Лао-цзы под именем Лао-цзюнь известен как высшее божество даосского пантеона и воплощение дао [ДАО]. По учению религиозного даосизма, уже в древнейшие времена Лао-цзы много раз появлялся на земле в разных обличьях. В одном из позднейших сказаний о нем говорится, что он родился в 1358 до н.э. от божественной «Нефритовой Девы» (Юйнюй), которая как-то стояла в своем саду, прислонившись к сливовому дереву (фамильный знак Лао-цзы «ли» означает буквально «слива»). Неожиданно с неба спустился светящийся шарик, состоявший из солнечного вещества, который Юйнюй проглотила. Спустя 81 год (символическое число, означающее совершенную полноту свойств по аналогии с китайской «таблицей умножения», в основе которой лежит девятка – 9 × 9 = 81) на свет появился Лао-цзы. В соответствии с той же числовой символикой, принятой также в китайской алхимии, со временем текст «Дао дэ цзина» был разбит на восемьдесят один «параграф» (чжан). Уже младенцем Лао-цзы имел черты существа необыкновенного: у него было золотое лицо и удивительно длинные мочки ушей, что в Китае считается признаком мудрости. Его совершенно белые, как бы седые, волосы послужили причиной прозвища – Старый младенец. Когда Лао-цзы подрос, он поступил в обучение к отшельнику, который передал ему тайное знание, позволившее приобрести способность продлевать свою жизнь. Поэтому даосы-практики (алхимики) возводили свое искусство «вскармливания жизни» (ян шэн) к самому патриарху и приписывали его авторству множество эзотерических трактатов, впоследствии вошедших в даосский канон («Дао цзан»). Согласно этой версии легендарной «биографии», до своего отъезда в Индию, который последовал в 1040 до н.э., Лао-цзы прожил на земле несколько сот лет. В эпоху Хань (206 до н.э. – 220 н.э.) религиозно-политический даосизм и связанные с ним поиски практического пути к телесному бессмертию получили значительное распространение под общим названием «учения Хуан-ди («Желтого Предка») и Лао-цзы» (Хуан-Лао сюэ пай). В честь Лао-цзы был установлен официальный культ. Возможно, первые жертвы ему были принесены по приказу императора уже в 156 до н.э. Позднее в т.н. «народной» (синкретической) религии Лао-цзы (Лао-цзюнь) стал одним из трех высших божеств в пантеоне, составив, наряду с «Нефритовым Императором» (Юйхуан шанди) и «Великим Первоначальным» (Тай ши) популярную конфигурацию т.н. «Трех Чистых» (Сань цин), которым часто поклонялись как одному божеству.

Пафос философствования в стиле Лао-цзы – в обличении извращений человеческой природы, вызванных навязываемой индивиду репрессивной культурой, под которой подразумевается прежде всего конфуцианская мораль, и в призывах возвратиться к неким простым и естественным отношениям в условной деревенской идиллии. Даосская утопия оказала огромное влияние на художественную практику последующих веков и постоянно служила источником критических аргументов идеологам народных движений под уравнительными лозунгами.

Г.А.Ткаченко


Источник:
Новая философская энциклопедия
на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. ЛАО-ЦЗЫ —
    («старый ребёнок») легендарный основатель философского даосизма в Китае, живший будто бы в конце 7 в. до н. э., которому приписывается «Даодэцзин» («Книга о пути и добродетели»). Л.-ц. был обожествлен в первых веках н.
    Мифологическая энциклопедия
  2. ЛАО-ЦЗЫ —
    Полулегендарный автор осн. произв. философского даосизма — тракгата «Дао дэ цзин» (иногда называемого «Лао-цзы»). Исходным моментом социально-политич. теории этого трактата является мысль о том, что человек — часть природы и поэтому должен жить естеств.
    Советская историческая энциклопедия
  3. Лао-цзы —
    Лао-цзы (настоящее имя Ли Эр), автор древнекитайского трактата «Лао-цзы» (древнее название «Дао дэ цзин», IV—III вв. до н. э.), канонического сочинения даосизма.
    Большая биографическая энциклопедия
  4. Лао-цзы —
    орф. Лао-цзы, нескл., м.
    Орфографический словарь Лопатина
  5. ЛАО-ЦЗЫ —
    ЛАО-ЦЗЫ — легендарный древнекитайский мыслитель, основоположник религиозно-философского направления даосизма, фигура загадочная во многих отношениях.
    Большой энциклопедический словарь
  6. Лао-цзы —
    Ли Эр, автор древнекитайского классического даосского трактата «Лао-цзы» (др. название «Дао дэ цзин»). Согласно традиции, Л.-ц. в 6—5 вв. до н. э. был архивариусом при чжоусском дворе; большинство современных учёных считает, что Л.-ц.
    Большая советская энциклопедия
  7. ЛАО-ЦЗЫ —
    ЛАО-ЦЗЫ (6-5 вв. до н.э.) — полулегендарный основатель даосизма, одного из наиболее значительных течений в философской мысли Китая; традиция называет его автором «Дао дэ цзин» — «Книги о дао-пути и благой силе-дэ».
    Новейший философский словарь
  8. Лао-цзы —
    Имя китайского философа, жившего в VI в. до Р. Хр. Рождение его приурочивается к 604 г. Фамилия его была Ли, детское имя Эр, в зрелом возрасте он назывался Бо-янь, а посмертный титул его — Дань…
    Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Лао-Цзы | Биография, философия и факты

Лао-цзы был древним китайским философом и поэтом, известным своим написанием книги Дао Дэ Цзин . Он был основателем философии даосизма, религиозного и этического обычая древнего Китая. Его широко уважают как религиозное божество в различных традиционных китайских религиозных школах. Некоторые также считают, что он является старшим современником известного философа Конфуция.

Путешествие Лао-цзы началось, когда он подошел к западной границе Китая, ныне Тибету.Он был опечален тем, что он видел вокруг себя: людей отвлекали от природы и добра, которое она приносит. Охранник, которого он встретил на границе, попросил Лао записывать свои учения по дороге. Именно тогда он написал знаменитый Tao Te Ching , рассказ о своих мыслях и философских идеях на 5000 символов.

Как и различные древние китайские философы, Лао-цзы использовал рифму и ритм, парадоксы и интересные аналогии, чтобы выразить свою точку зрения в Tao Te Ching .На самом деле всю книгу можно рассматривать как одну большую аналогию.

«Дао Дэ Цзин» , буквально означающее «Путь и его сила», представляет идею «Дао» как конечной точки всего и всего сущего. Он чрезвычайно мощный, но приземленный. Это источник всего сущего в мире. Книга направлена ​​на то, чтобы научить людей тому, как вернуться к законам и способам природы, чтобы сохранить равновесие Дао.

Цзы также является отцом даосской философии. Даосизм, наряду с буддизмом и конфуцианством, является столпом древнекитайской мысли.Это не только обычная философия, но и форма правильно организованной религии. Хотя два элемента — религия и философия — разделены, они глубоко взаимосвязаны. Учения Лао-цзы охватили глубины обоих.

Даосизм фокусируется на том, чтобы жить в соответствии с «Дао» или «путем». Он включает в себя моральные, этические и религиозные китайские обычаи. Дао — это концепция не только даосизма; это также встречается в различных других китайских философиях. Однако в даосизме это играет важную роль.Согласно даосизму, Дао глубоко и подавляюще; это всеохватывающее. Это одновременно причина и следствие всего сущего в мире.

Философия Лао-цзы была простой. Он был против того, чтобы прилагать усилия и стремиться, поскольку считал, что борьба не только бесполезна, но и снижает производительность. В своей теории « у-вэй», он советует просто ничего не делать. Под этим он подразумевает не идти против сил природы, дождаться потока событий, которые природа принесет вам, и нырнуть прямо в них.Он советовал не бороться за изменение естественного порядка вещей, а привносить спонтанность в свои действия, поскольку человек придерживается естественного образа жизни. Последователи даосизма считают, что стремление ни к чему не приведет их к поражению. Тот, кто никогда не терпел поражений, всегда добивается успеха, становясь могущественным.

Понимая этот принцип, даосы ведут споры против конфуцианства и его стремлений к господству и стандартизации всех аспектов жизни и стремятся к уединенной, глубокой медитации среди природы.Даосы считали, что через созерцание природа даст им ключи, открывающие силы вселенной. Логика «ничего не делать и добиваться всего» достигла правителей и повлияла на то, как короли обращались с массами. Таким образом, даосизм неуловимо превратился в политическую философию.

Работы Лао-цзы продолжали оказывать влияние на отдельных людей и на антиавторитарные кампании по всему миру. Принадлежащий к шестому веку Лао-цзы, титул великого философа, означающий «старый учитель», научил мир важности естественных путей и тому, как принятие принципа «ничего не делать» может помочь достичь всего.

Купить книги Лао-Цзы

.

Лаоцзы (Лао-цзы) | Интернет-энциклопедия философии

laozi Лао-цзы — это имя легендарного даосского философа, альтернативное название раннего китайского текста, более известного на Западе как Даодэцзин , и прозвище божества в пантеоне организованного «религиозного даосизма», возникшего во время позже династия Хань (25-220 гг. н. э.). Laozi — это латинизация пиньинь китайских иероглифов, означающих «старый мастер». Лао-цзы также известен как Лао Дань («Старый Дань») в ранних китайских источниках (см. Системы латинизации китайских терминов). Zhuangzi (конец 4 века до н.э.) — это первый текст, в котором Laozi используется как личное имя и идентифицируется Laozi и Lao Dan. Самые ранние материалы, в которых упоминается Лао-цзы, находятся во Внутренних главах Zhuangzi (Chs. 1-7) в повествовании о похоронах Лао Дань в гл. 3 . Два других отрывка подтверждают связь Лао-Цзы и Лао Дань (в гл. 14 и гл. 27). Есть семнадцать отрывков, в которых Лаоцзы играет роль в Чжуанцзы. Три находятся во Внутренних главах, восемь встречаются в главах 11-14 в разделах текста Желтого Императора (главы 11, 12, 13, 14), пять — в главах, вероятно, принадлежащих ученикам Чжуан Чжоу как источники (главы 21, 22, 23, 25, 27), и один находится в последней заключительной редакционной главе (гл. 33). В разделах «Желтый император», в которых Лаоцзы является главной фигурой, четыре отрывка содержат прямые атаки на Конфуция и конфуцианские добродетели ren , yi и li в форме диалогов.Чувства, выраженные Лаоцзы в этих отрывках, напоминают замечания из Даодэцзин и, вероятно, относятся к тому периоду, когда эта коллекция достигла почти окончательной формы. Некоторые из этих тем включают , пропаганду у-вэй , отказ от дискурсивных рассуждений и вмешательства в сознание, осуждение дискриминации и повышение ценности забвения и поста ума. Самые ранние приписывания авторства Даодэцзин Лао-цзы находятся в Хань Фэйцзы и Хуайнаньцзы .Со временем Лаоцзы стал главной фигурой в институционализированных формах даосизма, и его часто связывали со многими трансформациями и воплощениями самого дао .

Содержание

  1. Лаоцзы и Лао Дань в районе Чжуанцзы
  2. Лаоцзы и Даодэцзин
  3. Первая биография и утверждение Лаоцзы как основателя даосизма
  4. Продолжающийся миф о Лаоцзы
  5. Ссылки и дополнительная информация

1.Лаоцзы и Лао Дань в районе Чжуанцзы

Zhuangzi дает следующее, вероятно вымышленное, описание впечатления Конфуция о Лаоцзы:

«Учитель, вы видели Лао Дана — как бы вы его оценили?» Конфуций сказал: «Наконец-то я могу сказать, что я видел дракона — дракона, который извивается, чтобы показать свое тело в лучшем виде, который растягивается, чтобы показать свои лучшие образцы, верхом на дыхании облаков, питающимся инь и ян .Мой рот открылся, и я не мог его закрыть; мой язык взлетел, и я не могла даже запинаться. Как я вообще мог оценить Лао Дань! » Zhuangzi , Ch. 14

Отношения Лао-цзы с Конфуцием — основная часть картины философа Zhuangzi . Из семнадцати отрывков, в которых Лао-цзы упоминается, Конфуций фигурирует как партнер или субъект диалога в девяти. Хотя ясно, что Конфуцию, как думают, предстоит пройти долгий путь, чтобы стать чжэньрен (способ Чжуанцзы говорит о совершенном человеке), Лао Дань, похоже, жалеет Конфуция в своем ответе Учжи. «Без пальцев ног» в гл.5, Знак добродетели Завершено . Лао-цзы рекомендует Учжи попытаться освободить Конфуция от пут его склонности устанавливать правила и различать людей (например, правильное / неправильное; красивое / уродливое) и дать ему свободу блуждать с дао .

Лао Дань обращается к Конфуцию под своим личным именем «Цю» в трех отрывках. Поскольку такую ​​свободу может принять только человек, обладающий старшинством и авторитетом, этот стиль побуждает нас поверить в то, что Конфуций был учеником Лао Дань и, таким образом, признал Лаоцзы как авторитет.В одном из этих отрывков, в котором Лао Дань использует личное имя Конфуция Цю, он предостерегает Конфуция от умных аргументов и построения планов и стратегий, с помощью которых можно решить жизненные проблемы, говоря ему, что такие риторы просто подобны проворным обезьянам и собакам, которые ловят крыс. в сторону, когда не может выполнять (Ch. 12, Heaven and Earth ). А в другом случае Цю утверждает, что он досконально знает «шесть классиков» и что он пытался убедить 72 короля в их истине, но они остались равнодушными.Лао Дань отвечает: «Хорошо!» Он велит Конфуцию не заниматься такими изношенными способами, а вместо этого сам прожить дао (Глава 14, Turning of Heaven ).

В его более поздней попытке предоставить настоящую биографию Лаоцзы Сыма Цяня (см. Ниже), призвание Лаоцзы как библиотекаря занимает видное место. Если окончательным источником этой традиции является Чжуанцзы, , мы не должны забывать, что контекст этой записи является компонентом темы, которой Лаоцзы обучал Конфуция, который был сбит с толку и не добился успеха со своими собственными учениями.Соответственно, суть истории, в которой упоминается занятие Лаоцзы библиотекарем или архивариусом (гл. 13), заключается в том, что сочинения Конфуция, предложенные Лаоцзы самим Конфуцием, просто не достойны того, чтобы помещать их в библиотеку. Таким образом, мы не можем быть уверены в том, что для нас сохранились какие-либо реальные воспоминания об оккупации Конфуция, поскольку эта история может быть целой выдумкой, призванной подчеркнуть несостоятельность учения Конфуция.

Наконец, в главе 14, Обращение небес Лао Дань делает прямую атаку не только на правила и постановления Конфуция, но также на учение моистов и почитание древних императоров и легендарных мудрецов прошлого, показывая свое предпочтение эмпирическому единству с дао любому учению или традиции философов или великих умов прошлого.

2. Лаоцзы и Даодэцзин

Способы, которыми выражения Лаоцзы в семнадцати отрывках, в которых он встречается в Zhuangzi , звучат как сантименты в Даодэцзин (далее DDJ), в совокупности представляют собой одну основу для традиционной ассоциации Лаоцзы как автора текста. Например, на похоронах Лаоцзы в гл. 3, Цинь Ши хвалит Лао-цзы, говоря, что он многого достиг, хотя и не делает этого, что является отсылкой как к отказу Старого мастера от погони за славой и властью, так и к похвале за его поведение как ву-вэй (действие без усилий ) в единстве с дао. Похвала Цинь Ши Лаоцзы также согласуется с учением Лаоцзы Янцзы Цзюй в гл. 7 не искать славы и власти. Такое поведение и отношения настоятельно поощряются в DDJ 2, 7, 22, 24, 51 и 77. Когда Лаоцзы говорит Учжи вернуться к Конфуцию и освободить его от болезни проблематизации жизни и связывания себя узлами, помогая ему освободиться о проведении различений ( Zhuangzi гл. 5), то же самое учение обнаруживается в DDJ во многих местах (например, гл.5 и 18). Точно так же Лаоцзы критикует Конфуция за попытку распространить классику (12 в гл. 13 и 6 в гл. 14) вместо того, чтобы ценить бессловесное учение, DDJ имеет готовую параллель в гл. 56. Пока Конфуций учит своих учеников прилагать усилия и культивировать доброжелательность ( ren ) и соответствующее поведение ( yi ), Лаоцзы говорит ему, что он должен учить действиям без усилий ( wu-wei ) в Zhuangzi CHS. 13, 14 и 21). Это учение также обнаруживается в DDJ (гл.2, 3, 20, 47, 48, 57, 63 и 64). Наконец, если взять Zhuangzi Ch. 33 как оригинальная часть работы, то Лао Дань (Лао-цзы) цитирует DDJ 28.

В дополнение к тому, как учения Лаоцзы в Zhuangzi звучат так же, как и в DDJ, мы также должны отметить, что обе очень ранние классические работы, известные как Hanfeizi и Huainanzi , содержат отрывки, которые цитирует или безошибочно намекает на учение DDJ и приписывает их Лао Даню или Лао-цзы по имени.Тэ Хён Ким изучил эти отрывки в Hanfeizi , и недавний английский перевод Huainanzi Джона Мейджора и других позволяет легко найти эти цитаты (например, см. Huainanzi, 11.3). Все эти связи достигают высшей точки в биографии Лаоцзы Сыма Цяня (см. Ниже), в которой не только говорится, что Лаоцзы был автором DDJ , , но и объясняется, что это был письменный текст учений Лаоцзы, данных, когда он покинул Китай, чтобы отправиться в Запад.Итак, к I в. До н.э., в соответствии с традициями и преданиями, Лаоцзы был автором DDJ.

Однако приписывание авторства DDJ Лао-цзы намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. DDJ состоит из 81 главы и примерно 5000 китайских иероглифов, в зависимости от того, какой текст используется. Его двумя основными подразделениями являются дао цзин (главы 1-37) и дэ цзин (главы 38-81). Но на самом деле это разделение, вероятно, основывается ни на чем, кроме того факта, что основная концепция, открывающая главу 1, — это dao (путь), а концепция главы 38 — de (добродетель).Более того, хотя этот текст веками изучался комментаторами китайской истории, общее почтение к нему и давняя традиция, согласно которой это был труд великого философа Лаоцзы, были двумя факторами, препятствовавшими критическому литературному анализу его структура. Теперь мы знаем, что, несмотря на мнение, что у текста был один автор по имени Лао-цзы, текстологам ясно, что эта работа представляет собой собрание небольших отрывков, отредактированных в разделы, а не работу одной руки.Большинство из них, вероятно, распространялось устно, возможно, в виде отдельных учений или небольших сборников. Позже их собрал и расставил редактор.

Внутренняя структура DDJ является лишь одним из оснований для отказа от единственного автора текста. Тот факт, что теперь мы знаем, что существовало несколько версий DDJ, даже в 300 г. до н. Э., Также предполагает, что маловероятно, чтобы один автор написал только одну книгу, которую мы теперь знаем как DDJ. Учтите, что в течение почти 2000 лет китайский текст, используемый комментаторами в Китае и на котором основывались все переводы на западные языки, кроме самых последних, назывался Ван Би по имени комментатора, который сделал полное издание DDJ где-то между 226 годами. -249 с.E. Хотя Ван Би не был даосом, комментарий, который он написал после сбора и редактирования текста, стал стандартным толковательным руководством, и, вообще говоря, даже сегодня ученые отступают от его расположения фактического текста только тогда, когда они могут привести убедительные аргументы в пользу того, что так. Однако, основываясь на недавних археологических находках в Гуодиане в 1993 году и Мавандуй в 1970-х годах, мы не сомневаемся, что существовало несколько одновременно циркулирующих версий текста DDJ, которые предшествовали компиляции Ван Би того, что мы теперь называем «полученным текстом».”

Мавандуй — это название гробницы, обнаруженной недалеко от Чанши в провинции Хунань. Открытия Mawangdui включают два неполных издания DDJ на шелковых свитках (бошу), которые теперь называются просто «A» и «B». Эти версии имеют два принципиальных отличия от Wang Bi . Присутствуют некоторые расхождения в выборе слов. Порядок глав обратный: 38-81 в Ван Би идут перед главами 1-37 в версиях Mawangdui . Точнее, порядок текстов Mawangdui берет традиционную 81 главу и устанавливает их следующим образом: 38, 39, 40, 42-66, 80, 81, 67-79, 1-21, 24, 22, 23, 25. -37.Роберт Хенрикс опубликовал перевод этих текстов с подробными примечаниями и сравнениями с Ван Би под названием Лао-Цзы, Те-тао Цзин .

Находка Гуодиан состоит из 730 бамбуковых листов с надписями, найденных в гробнице недалеко от деревни Гуодиан в провинции Хубэй в 1993 году. 71 листок с материалом, который также встречается в 31 из 81 главы DDJ и соответствует только главам 1 -66. Основываясь на вероятной дате закрытия гробницы, версия DDJ, найденная в ней, может датироваться уже c.300 до н. Э.

3. Первая биография и утверждение Лаоцзы как основателя даосизма

Теперь мы подошли к этапу, на котором обычно начинается изучение биографии Лаоцзы.

Первая известная попытка написать биографию Лаоцзы содержится в Shiji ( исторических записях ) Сыма Цяня (145-89 до н.э.). Согласно этому тексту, Лаоцзы был уроженцем Чу, южного штата династии Чжоу. Его фамилия была Ли, его личное имя — Эр, а его стиль — Дэн.Сыма Цянь сообщает, что Лаоцзы был историографом, ведающим архивами Чжоу. Более того, Сыма Цянь сообщает нам, что Конфуций ездил к Лаоцзы, чтобы узнать от него о выполнении ритуалов. Согласно «Книге обрядов » ( Liji ), мастер, известный как Лао Дань, был знатоком траурных ритуалов. Сообщается, что в четырех случаях Конфуций ( Kongzi, , Master Kong) отвечал на вопросы, апеллируя к ответам, данным Лао Дань. В записях даже говорится, что Конфуций когда-то помогал ему в отпевании.Точно неизвестно, какую дату мы можем поставить в этой записи от . Книга обрядов — это неясно, но, возможно, это повлияло на биографию Сыма Цяня.

Согласно биографии, в ходе их разговоров Лао-цзы сказал Конфуцию отказаться от своей гордости и стремления к власти. Когда Конфуций вернулся к своим ученикам, он сказал им, что был ошеломлен властным присутствием Лаоцзы, которое было похоже на присутствие могущественного дракона. В биографии говорится, что Лаоцзы выращивал дао и де. Однако, поскольку состояние Чжоу продолжало ухудшаться, Лаоцзы решил покинуть Китай через Западный проход (в сторону Индии), и что после своего отъезда он дал хранителю перевала одну Инь Си, книгу, разделенную на две части: один на dao и один на de, и длиной 5000 символов. После этого никто не знал, что с ним стало. Это, пожалуй, самая известная из традиций, рассказанных Сыма Цянь, и она содержит ядро ​​почти каждой последующей биографии или агиографии важного Лаоцзы.Однако на этом биография не закончилась. Сыма Цянь записал то, что другие источники говорили о Лаоцзы.

В первой биографии Сыма Цянь сообщает, что Лаолайзи происходил из Чу, был современником Конфуция, и он написал работу, состоящую из пятнадцати разделов, в которой говорится о практическом использовании даосских учений. Но Сыма Цянь не решает, считает ли он, что Лаолаизи следует отождествлять с Лаоцзы, даже если он и включил эту ссылку в раздел о Лаоцзы.

Сыма Цянь добавляет еще один слой к биографии, не комментируя степень уверенности в ее правдивости, в соответствии с которой говорится, что Лаоцзы прожил 160 или даже 200 лет в результате развития дао и взращивания его долговечность.

Еще одна традиция, включенная в первую биографию, состоит в том, что Дан, историограф Чжоу, предсказал в 479 году до н. Э. что Чжоу и Цинь разойдутся, и что из Цинь появится новый король. Суть этой традиции заключается в том, что Дань (Лао Дань?) Имел власть предсказывать политическое будущее народа, включая фрагментацию династии Чжоу и возвышение Цинь примерно в 221 году до н. Э. (то есть Циньшихуан, или первый император Китая). Но Сыма Цянь также отказывается отождествлять Лаоцзы с этим Дэном.

Наконец, первая биография завершается ссылкой на сына Лаоцзы и его потомков. Еще одно движение в истории Лаоцзы завершилось примерно к 240 г. до н. Э. Это было вызвано связью Лао Даня с великим историографом Даном во времена Чжоу, который предсказал подъем государства Цинь. Эта информация, наряду с информацией о путешествии Лаоцзы на Запад и написании книги для Инь Си, заняла благоприятное положение для Лаоцзы во времена династии Цинь. Была важна ассоциация Лаоцзы с текстом (DDJ), который становился все более значимым.Однако с падением государства Цинь потребовалась некоторая перестройка связи Лаоцзы с ними. Итак, последние слова Цяня о сыне Лаоцзы помогли связать родословную философа с новой правящей семьей Хань. Путешествие в западную составляющую теперь также приобрело новую силу. Это объясняло, почему Лаоцзы в настоящее время не консультировал ханьских правителей.

В целом кажется, что самая ранняя биография полностью соответствует отрывкам, содержащимся в Zhuangzi , главах 11-14 и 26, в которых Лаоцзы связываются с архивариусом или историографом Чжоу, упреком Лаоцзы в горделивом стремлении Конфуция к славе и стремлении к власти, а также сообщают, что Конфуций сказал своим ученикам, что Лао-цзы был подобен огромному дракону.Таким образом, возможно, что Zhuangzi является основным источником информации Сыма Цяня.

Сыма Цянь также говорит: «Лаоцзы культивировал дао и его достоинства ( de )». Мы, конечно, осознаем, что « дао и его достоинство» — это дао и , и что эта фаза предназначена для укрепления ассоциации Лаоцзы с даодэ цзин . То, что Zhuangzi, Hanfeizi и Huainanzi только намекали, помещая цитаты из DDJ в уста Лаоцзы, Сыма Цянь теперь делает явную связь.Он даже говорит нам, что когда королевство Чжоу начало приходить в упадок, Лаоцзы решил покинуть Китай и отправиться на Запад. Когда он достиг горного перевала, хранитель перевала (Инь Си) настоял на том, чтобы он записал свои учения, чтобы люди получили их после того, как он уйдет. Итак, «Лаоцзы написал книгу, состоящую из двух частей, в которых в 5000 словах обсуждались идеи дао и де , и ушел. Никто не знает, где он закончил свою жизнь ». Эти замечания устанавливают безошибочную связь между тем, что Лаоцзы, как говорят, доставил Инь Си, и двумя частными подразделениями DDJ, и очень близко соответствуют точному количеству его символов.

Сыма Цянь классифицировал шести школ как инь-янь, конфуцианство, мохист, законников, школу имён и даосов. Поскольку в его биографии Лаоцзы относился к периоду времени, предшествующему Чжуанцзы , а отрывки в Чжуанцзы , казалось, касались человека, жившего во времена Конфуция (а не просто литературного или традиционного изобретения), то Было легко сделать вывод, что Лао-цзы был основателем даосской школы.

4. Продолжающийся миф о Лаоцзы

In Жизни бессмертных ( Liexuan zhuan ) Лю Сян (79-8 B.C.E.) есть отдельные записи для Лаоцзы и Инь Си. Согласно продолжению истории о выезде Лаоцзы из Китая через Западный проход, которое можно найти в работе Лю Сяна, Инь стал учеником Лаоцзы и умолял его также позволить ему поехать на Запад. Лао-цзы сказал ему, что он может пойти с ним, но только после того, как он вырастит дао . Лао-цзы приказал Инь усердно учиться и ждать вызова, который будет доставлен ему на рынке в городе Чэнду. В настоящее время на предполагаемом месте этого места есть святыня, посвященная «идеальному ученику».Кроме того, в тексте Лю Сяна ясно, что Лаоцзы прославляется как выдающийся бессмертный и как превосходный даоши (фанши) , достигший не только бессмертия благодаря мудрости и практике техник долголетия, но и мастерству в искусстве. связанных со способностями и навыками того, кто был объединен с дао (сравните «Духовного Человека», живущего в горах Гушэ в Чжуанцзы гл. 1, и замечания Ван Ни о совершенном человеке или чжэньрен в гл.2).

Еще один важный этап в становлении Лаоцзы в китайской философской истории произошел, когда император Хуань (147–167 гг. Н. Э.) Построил дворец на традиционном месте, где родился Лаоцзы, и санкционировал почитание Лаоцзы и его жертвоприношение. «Надпись Лаоцзы» ( Laozi ming ), написанная Пянь Шао в ок. 166 г. н.э. как памятный знак этого места выходит далеко за рамки биографии Сыма Цяня. Это делает первый апофеоз Лао-цзы в божество. В тексте упоминаются многочисленные космические метаморфозы Лаоцзы, изображающие его советником великих мудрецов-королей туманной предыстории Китая.Соответственно, в период 2 и 3 веков элита при императорском дворе обожествляла Лао-цзы и считала его воплощением или воплощением дао , своего рода космического императора, который знал, как принести вещи в совершенную гармонию и мир, действуя в ву-вэй .

Даосская космологическая вера в силы существ, которые пережили единство с дао , чтобы произвести трансформацию своих тел и сил (например, Хузи в Чжуанцзы, гл.7) был философской основой работы Классика трансформаций Лаоцзы ( Лаоцзы бяньхуа цзин , конец 100-х гг. Н. Э., Теперь имеется рукопись Дуньхуана, датируемая 612 г. н. Э.). Эта работа отражает некоторые идеи из надписи Пянь Шао, но развивает их еще дальше. В нем рассказывается, как Лао-цзы превратился в свою собственную мать и родил себя, буквально взяв замечание из DDJ, где dao изображается как мать всего (DDJ, гл.1). Работа связывает Лао-цзы с различными проявлениями или воплощениями самого дао . В этом тексте есть полный апофеоз Лао-цзы в количественное божество. «Лао-цзы покоится в великом начале, блуждает в великом источнике, плывет сквозь темную, нуминозную пустоту… Он присоединяется к безмятежной тьме перед ее открытием, присутствует в изначальном хаосе до начала времен… .Одинокий и не связанный, он существует с тех пор. перед небом и землей. Живя глубоко скрытым, он всегда возвращается, чтобы быть.Исчезло, первозданное; Настоящий мужчина »(Цит. По Кон,« Миф », 47). Последний отрывок в этой работе — это обращение Лаоцзы, предсказывающее его новое появление и обещающее избавление от неприятностей и свержение династии Хань, намек, который помогает нам установить вероятную дату создания произведения. Тысячелетние культы второго века считали Лаоцзы мессианской фигурой, которая являлась их лидерам и давала им инструкции и откровения (например, агиография Чжан Даолина, основателя движения Небесного Учителя Чжэнъи, содержащаяся в работе 5-го века, Тайпин Гуанджи 8).

Период Небесных Учителей (ок. 142–260 гг. Н. Э.) Породил документы, расширяющие миф о Лао-цзы, которого в то время называли Лаоцзюнем (Владыка Лао) или Тайшан Лаоцзюнь (Всевышний Лорд Лао). Лаоцзюнь мог проявить себя в любое время беспорядков и принести Великий Мир ( тайпин ). Тем не менее, Небесные Мастера никогда не утверждали, что Лаоцзюнь сделал это в свое время. Вместо такого прямого проявления практикующие Небесные Мастера учили, что Лаоцзюнь передавал им талисманы, регистры и новые писания в форме текстов, чтобы руководить созданием сообществ небесного мира.Одна работа, скорее всего, датируемая концом 3 -го или началом 4 -го века н.э. под названием «Сто восемь заповедей, произнесенных лордом Лао » ( Лаоцзюнь шуо ибай баши цзе ), стала самым ранним набором руководств по поведению Небесного мира. Сообщества мастеров. Согласно тексту, Лаоцзы передал эти заповеди после возвращения из Индии и обнаружения людей в состоянии коррупции.

Во время правления императора Хуэйди из династии Западная Цзинь (290-306 г.E.), Ван Фу, мастер в даосской сектантской группе, известной как Небесные Мастера, часто спорил с буддийским монахом Бо Юанем о философских верованиях. В результате этих обменов, ученые пришли к единому мнению, что Ван Фу составил книгу с одним свитком, озаглавленную « Классика обращения варваров » ( Хуаху-цзин, ок. 300 н. Э. ). Работа также известна под названием «Возвышенная классика» Высшего Божественного сокровища на тему «Преобразование варваров » Лаоцзы ( Taishang lingbao Laozi huahu miaojing ).Возможно, самым подстрекательским утверждением этой работы было учение о том, что, когда Лаоцзы покинул Китай через Западный проход, он отправился в Индию, где он превратился в исторического Будду и обратил варваров. Основная идея книги заключалась в том, что буддизм на самом деле был лишь формой даосизма. Эта работа вдохновляла буддистов на десятилетия. Фактически, и танские императоры Гаоцзун (649–683 гг. Н. Э.) И Чжунцзун (705–710 гг. Однако по мере того, как между буддизмом и даосизмом продолжались ожесточенные споры, даосы фактически расширили Классику обращения варваров , так что к 700 г.E. это было десять свитков в длину. Четыре из них были обнаружены в тайнике манускриптов Дуньхуана. В обширную работу вошло сообщение о том, что Лаоцзы вошла в рот царицы в Индии и в следующем году родилась из подмышки ее правой руки, чтобы стать Буддой. Он пошел сразу после своего рождения, и «с тех пор буддийское учение начало процветать». Для тех, кто знаком с агиографиями Будды, практически все эти рассказы о рождении можно узнать как связанные с Буддой, а не с Лаоцзы.

В ходе написания полемических писаний о буддийской стороне дискуссии были предприняты попытки переломить ситуацию с даосами. Лао-цзы изображался как бодхисаттва или ученик Будды, посланный для обращения китайцев. У этой теории были другие желательные расширения с буддийской точки зрения, потому что она также применялась к Конфуцию, что позволило буддийским риторам считать, что Конфуций был аватаром буддизма, а конфуцианство на самом деле было формой искаженного буддизма.

Большинство более поздних работ о Лаоцзы продолжали основывать свои обращения к авторитету Лаоцзы на его продолжающихся преобразованиях, но они также свидетельствуют о растущей напряженности между даосизмом и буддизмом. Первое мифологическое повествование о рождении Лаоцзы содержится в «Классике Внутреннего Объяснения Трех Небес » ( Santian neijie jing ), произведении Небесного Мастера, датируемом примерно 420 г. дао из чистой энергии, чтобы стать божеством на небесах; в человеческой форме, как древний философ, автор DDJ; и как Будда после его путешествия на Запад.При первом рождении его мать была известна как «Нефритовая Дева Тайн и Чудес». Во втором он родился от человеческой женщины, известной как Мать Ли. Беременность длилась восемьдесят один год, после чего он родился из ее левой подмышки (есть традиция, что Будда родился из ямки правой руки своей матери). При рождении у него были седые волосы, поэтому его звали лао-цзы (здесь имеется в виду что-то вроде лао хайзи или Старый ребенок). Это рождение происходит во времена династии Шан, за несколько веков до даты, о которой сообщает Сыма Цянь.Но цель такого движения в легенде Лаоцзы — дать ему время отправиться на Запад и затем стать Буддой. Третье рождение происходит в Индии как Будда.

Во времена династии Юань (1285 г. н.э.) император Сизу приказал сжечь даосский канон текстов, и, согласно преданиям, первым уничтоженным письмом была значительно расширенная версия Classic of the Conversion of the Barbarians в десяти или более вариантах. свитки. И снова, однако, текст и его рассказ о Лаоцзы казались довольно жизнеспособными.Он снова появился в виде иллюстрированного труда под названием Восемьдесят одна трансформация Господа Лао ( Лаоцзюнь башийи хуа тушуо ). Буддийский мыслитель Сянмай написал подробную, но полемическую историю этого текста, и немногие ученые доверяют его достоверности. Спорный вопрос, сохранились ли Восемьдесят одно преобразование лорда Лао до сих пор, хотя работа под названием Восемьдесят одно преобразование Всевышнего Лорда Лао Таинственного Происхождения Золотого Портала ( Цзиньцэ сюаньюань Тайшан Лаоцзюнь байши хуа тушуо ) с иллюстрациями и датируется 1598 годом, хранится в меховом музее Фолькеркунде в Берлине.Версия в Берлине дает иллюстрацию к каждой трансформации Лаоцзы, каждая из которых сопровождается коротким текстом. Первые изображают его существование в космическом времени. Лишь в 11 -е годы года он входит в историческое время в эпоху Фу Си под именем Юхуази. В своем преобразовании 34 Лао-цзы отправляет Инь Си, чтобы он объяснил сутры индийским варварам. Преобразование 58 -е годы года — это появление Лаоцзы в облаках перед Чжан Даолином, основателем секты даосизма Небесного Учителя Чжэнъи, существующей до сих пор.

Гэ Хун (283–343 гг. Н. Э.) Внутренние главы Мастера, принимающего простоту (Baopuzi neipian) , возможно, является наиболее важным даосским философским трудом династии Цзинь. В этом тексте Ге Хун сообщает, что в состоянии визуализации он увидел Лаоцзы, ростом семь футов, в облачной одежде пяти цветов, в многоярусной шапке и с острым мечом. По словам Гэ Хун, у Лаоцзы был выдающийся нос, длинные брови и удлиненная голова. Этот физиологический тип был образцом для изображения бессмертных в даосском искусстве.Принимая во внимание, что в книге Лю Сяна «Собрание биографий бессмертных » ( Лексиан Чжуань, г. до н.э.) сообщается, что Лаоцзы родился во время династии Шан, служил архивариусом при Чжоу, был учителем Конфуция, а позже пробился. на Запад, как сказано в стандартной биографии Сыма Цяня, Ге Хун также собрал и отредактировал Биографии Бессмертных ( Shenxian zhuan ). Согласно статье о Лаоцзы, Ге Хун восхваляет практику неподвижности Лаоцзы и у-вэй, , но он также представляет Лаоцзы как мастера техники бессмертия и эффективности внешней алхимии, трав и контроля ци .Он приписывает Лао-цзы то, что называется алхимией девяти киновари и восьми минералов, а также обширные знания в области гербологии и диетологии. Гэ Хун также рассказывает историю об одном Сюй Цзя, который был слугой Лаоцзы. По сюжету Лаоцзы поддерживает жизнь Сюй Цзя с помощью мощного талисмана, помещенного в рот Сюй. Его удаление приводит к смерти Сюй. После замены Сюй Цзя снова жив. Во всем этом Лао-цзы изображается как мастер жизни и смерти с помощью магической силы, практика, используемая Небесными Мастерами и продолженная даосскими мастерами еще во времена династии Мин, если не до нашей эры.

Другие сообщения о проявлениях Лао-цзы дали власть новым даосским линиям передачи или модификациям практики. Например, даосский мастер Коу Цяньчжи сообщил об откровении, полученном от Лаоцзы в 415 году н. Э., Которое было «Новым Кодексом» для даосских практикующих и общин. Он записал откровение в тексте, который стал известен как Классик по наставлениям Господа Лао, читаемым под мелодию облаков ( Лаоцзюнь иньсун цзэцзин ). Этот текст содержит 36 моральных заповедей, каждый из которых берет свое начало от вступительной фразы: «Лорд Лао сказал….Текстовые следы — не единственные источники традиций и взглядов Лаоцзы в китайской философской истории. Йошико Камицука провел исследование того, как взгляды на Лао-цзы изменились и отразились в материальной культуре, особенно в скульптуре и надписях.

Лаоцзы также часто искали политического подтверждения. На протяжении большей части династии Тан (618-907 гг. Н.э.) Лаоцзы считался защитником государства из-за традиции, согласно которой и правящая семья Тан, и Лаоцзы носили фамилию Ли, а также из-за множества сообщений о благоприятных появлениях Лаоцзы на церемонии. инаугурация династии Тан, в которой он пообещал свою поддержку во время подъема и укрепления правящей бюрократии.

Житие Лао-цзы продолжает развиваться вплоть до наших дней. Есть даже предания, что различные природные географические достопримечательности и особенности являются непреходящим отпечатком лорда Лао в Китае, и его лицо можно увидеть на них. Конечно, более вероятно, что бессмертие Лао-цзы — это знак, оставленный философским движением, которое он представляет, и культурой, которую он создал.

5. Ссылки и дополнительная литература

  • Эймс, Роджер. (1998). Беспокойство в Чжуанцзы.Олбани: Государственный университет Нью-Йорка.
  • Бокенкамп, Стивен Р. (1997). Ранние даосские писания . Беркли: Калифорнийский университет Press.
  • Больц, Уильям. (2005). «Составная природа ранних китайских текстов». В Текст и ритуал в раннем Китае , изд. Мартин Керн. 50-78. Сиэтл: Вашингтонский университет Press.
  • Csikszentmihalyi, Mark and Ivanhoe, Philip J., eds. (1999). Религиозные и философские аспекты Лаоцзы .Олбани: Государственный университет Нью-Йорка.
  • Джайлз, Лайонел. (1948). Галерея китайских бессмертных . Лондон: Джон Мюррей.
  • Грэм, Ангус. (1981). Чжуан-цзы: Внутренние главы . Лондон: Аллен и Анвин.
  • Грэм, Ангус. (1989). Диспутеры Дао: философские аргументы в Древнем Китае . Ла Саль, Иллинойс: Открытый суд.
  • Грэм, Ангус. [1998 (1986)], «Истоки легенды о Лао Тане». В Лао-цзы и Дао-дэ-цзин , изд.Кон, Ливия Кон и Майкл ЛаФарг, 23–41. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка.
  • Хансен, Чад. (1992). Даосская теория китайской мысли . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Хенрикс, Роберт. (1989). Лао-Цзы: Те-Тао Цзин . Нью-Йорк: Баллантайн.
  • Айвенго, Филип Дж. (2002). Даодэцзин Лаоцзы . Нью-Йорк: Пресса семи мостов.
  • Камицука, Йошико, (1998). «Лао-цзы в даосской скульптуре шести династий.”В Лао-цзы и Дао-дэ-цзин , изд. Кон, Ливия Кон и Майкл ЛаФарг, 63–89. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка.
  • Ким, Тэ Хён. (2010). «Другие Laozi параллелей в Hanfeizi Альтернативный подход к текстуальной истории Laozi и ранней китайской мысли». Sino-Platonic Papers 199 (март 2010 г.), изд. Виктор Х. Маир. Филадельфия: Университет Пенсильвании Press.
  • Кон, Ливия (2008).« Laojun yinsong jiejing [ Классика по заповедям Господа Лао, декламируемая под мелодию в облаках ] ». В Энциклопедия даосизма , изд. Фабрицио Прегадио. Лондон: Рутледж.
  • Кон, Ливия, (1998). «Миф Лао-цзы». В Лао-цзы и Дао-дэ-цзин , изд. Кон, Ливия Кон и Майкл ЛаФарг, 41–63. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка.
  • Кон, Ливия, (1996). «Лао-цзы: древний философ, мастер долголетия и даосский бог.”В Религии Китая на практике , изд. Дональд С. Лопес, 52–63. Принстон: Издательство Принстонского университета.
  • Кон, Ливия и ЛаФарг, Майкл. (1998). Лао-цзы и Дао-дэ-цзин . Олбани: Государственный университет Нью-Йорка.
  • Кон, Ливия и Рот, Гарольд (2002) Даосская идентичность: история, происхождение и ритуал . Гонолулу: Гавайский университет Press.
  • Нилан, Майкл и Чикзентмихайи, Марк. (2003). «Построение родословных и изобретение традиций с помощью образцовых фигур в раннем Китае.” T’oung Pao 89: 1-41.
  • Пенни, Бенджамин (2008). « Лаоцзюнь башийи хуату [ Восемьдесят одна трансформация лорда Лао ] ». В Энциклопедия даосизма , изд. Фабрицио Прегадио. Лондон: Рутледж.
  • Пенни, Бенджамин (2008). « Лаоцзюнь шуо ибай баши цзе [ 180 заповедей, произнесенных лордом Лао ] ». В Энциклопедия даосизма , изд. Фабрицио Прегадио. Лондон: Рутледж.
  • Смит, Киддер (2003).«Сыма Тан и изобретение даосизма,« легализма »и так далее». Журнал азиатских исследований 62.1: 129-156.
  • Уотсон, Бертон. (1968). Полное собрание сочинений Чжуан-цзы . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.
  • Уэлч, Холмс. (1966). Даосизм: прощание . Бостон: Beacon Press.
  • Уэлч, Холмс и Зайдель, Анна, ред. (1979). Грани даосизма . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

Информация об авторе

Ронни Литтлджон
Электронная почта: [email protected]
Бельмонтский университет
США

,

Объяснение даосизма Лао-цзы и Чжуан-цзы

Объяснение даосизма Лао-цзы и Чжуан-цзы

Даосизм — это не религия. Для даосов боги и загробная жизнь неясны, почти не существуют. Даосизм — это здесь и сейчас: философия того, как жить приятной жизнью, не вызывая ненужных волнений или страданий.

Дао , Путь, — это своего рода закон природы, стоящий за всем творением. Тот, кто сможет с ней гармонировать, будет в мире с существованием.

March for our lives - Tao Te Ching.

Tao Te Ching

Объяснение каждой главы

Tao Te Ching, by Lao Tzu.
Основным источником даосской философии является Tao Te Ching (также пишется Dao De Jing ), написанный легендарным Лао-цзы (Лао-Цзы) — где-то между 7-м и 4-м веками до нашей эры в Китае. Вот мой полный перевод, где я объясняю каждую главу с точки зрения, также актуальной в нашей современной жизни. Классику старой даосской философии еще есть чему нас научить. Щелкните заголовок, чтобы прочитать книгу.

Лао-цзы — первый даос

Lao Tzu, writer of Tao Te Ching. Statue in Quanzhou from the Song Dynasty, 960-1279.
Человек, удостоенный этой большой статуи в Цюаньчжоу, — Лао-цзы (Лао-цзы), легендарный писатель «Дао Дэ цзин». Есть сомнения, что это написал этот человек или что он когда-либо существовал, но вот немногое, что мы знаем о нем из исторических источников (щелкните заголовок).

Поддельные цитаты Лао-цзы

В Интернете есть много цитат Лао-цзы. К сожалению, многие из них — подделки.Лао-цзы никогда этого не говорил. Вот некоторые из этих цитат и то, что выдает их поддельные (щелкните заголовок).

Уже в первой главе «Дао дэ цзин», классика даосской философии, стиль его интерпретатора или переводчика вполне ясен. В 2004 году я пропылесосил Интернет и свою собственную библиотеку в поисках версий первой главы Дао Дэ Цзин. Я нашел 75, от известных китаеведов до счастливых любителей. Теперь я добавил и свою версию. Расплывчатость исходного текста допускает самые разные интерпретации, как вы можете видеть в коллекции переводов (щелкните заголовок).Щелкните заголовок, чтобы увидеть перевод «Дао Дэ Цзин», классики даосской философии, сделанный шотландским синологом Джеймсом Легге (1815–1897) в 1891 году. Это великолепная версия, превосходящая многие более поздние даты, хотя Недавние археологические находки манускриптов Дао Дэ Цзин в Ма Ван Туи и Гуодиане были ему неизвестны.
Английский маг и оккультист Алистер Кроули (1875-1947) создал свою собственную версию Дао Дэ Цзин в 1923 году. Это очень интересная и удивительно ясная версия классической даосской философии, которую стоит прочитать также тем, кто не интересуется оккультизм (щелкните заголовок).Chuang Tzu dreaming of a butterfly. Ink by Ike no Taiga, 18th Century.
Чжуан-цзы (4 век до н.э.), даосский философ.

Рядом с Лао-цзы, легендарным писателем Дао Дэ Цзин, Чжуан-цзы (Чжуан Цзы) является самым известным из китайских даосских философов. Он жил в 4 веке до нашей эры. Согласно традиции, он написал первые семь глав, названных «внутренними» главами книги, названной его именем. Считается, что его ученики-даосы написали оставшиеся «внешние» главы.

Щелкните заголовок, чтобы увидеть полный перевод даосских текстов Чжуан-цзы, опубликованный в 1891 году, сделанный Джеймсом Легге, разделенный на 33 главы.Вы можете читать их в любом порядке, поскольку они не связаны последовательно.

На протяжении веков у Лао-цзы было много последователей, одни более известные, чем другие. У всех основных даосских философов были свои способы интерпретации Дао Дэ Цзин и практики Дао принципов. Здесь представлены самые выдающиеся из древних даосов (щелкните заголовок).
Я извлек 388 цитат из Дао Дэ Цзин, отсортированных по 19 темам. Каждая цитата имеет ссылку на соответствующую главу в книге. Щелкните заголовок для введения или перейдите непосредственно к выбранной теме.Вот они все:

  1. Дао, Путь Цитаты

  2. Цитаты о природе и мире

  3. Цитаты о знаниях и мудрости

  4. Противоположности и парадоксы Цитаты

  5. Цитаты о бездействии и действиях

  6. Профилактика и терпение Цитаты

  7. Умеренность и скромность Цитаты

  8. Цитаты о смирении и сострадании

  9. Цитаты о желании, богатстве и жадности

  10. Цитаты о хорошем и плохом

    54

  11. 9000 Модель

  12. Простота, неподвижность и тишина Цитаты

  13. Цитаты о страхе и несовершенстве

  14. Цитаты о женщине, ребенке и семье

  15. Цитаты о доходах

  16. Цитаты о правителях и правительстве

  17. Цитаты о долголетии

  18. Ясно Цитаты 900 04

  19. Цитаты о войне и насилии

Другой раздел этого веб-сайта делит 81 главу Дао Дэ Цзин на семь различных тем, которые занимают важное место в книге и в даосской философии.На страницах темы размещены целые главы, а не только цитаты из них. Щелкните заголовок, чтобы прочитать введение, или перейдите непосредственно к одной из семи тем. Вот они:

  1. Tao — The Way

  2. Te — Virtue

  3. Sheng Jen — The Sage

  4. Wu Wei — Non-action

  5. Moderation

  6. Ruling

  7. Война


Мои книги о даосизме:

Разъяснение даосизма Лао-цзы. Великий классик даосской философии Лао-цзы переведен, и каждая из 81 главы содержит подробные комментарии. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.

Подробнее о книге здесь.

Древняя мудрость Дао Дэ Цзин Лао Цзы. 389 цитат из выдающегося даосского классика, разделенных на 51 известную тему. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.

Подробнее о книге здесь.


О файлах cookie


Другие мои сайты:

И Цзин Интернет

64 гексаграммы китайской классической И Цзин и что они означают в гадании.Попробуйте онлайн бесплатно.


Упражнения энергии ци

Объяснение древнекитайской жизненной энергии ци ( ци ) с простыми инструкциями о том, как ее применять.


Энергия жизни

Объяснение и сравнение многих древних и современных верований в жизненную силу во всем мире.


Мифы о сотворении

Истории сотворения мира со всего мира и раскрытая в них древняя космология.


Taoismen på svenska


Другие книги Стефана Стенудда:

Cosmos of the Ancients. Book by Stefan Stenudd.
Космос Древних

Греческие философы и то, что они думали о космологии, мифах и богах. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.


QI - increase your life energy. Book by Stefan Stenudd.
Ци — увеличивает вашу жизненную энергию

Объяснение жизненной энергии ци (также ци или ки ) с упражнениями о том, как ее пробудить, увеличить и использовать. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.


Aikido Principles. Book by Stefan Stenudd.
Принципы айкидо

Основные понятия мирного боевого искусства. Принципы, философия и основные идеи айкидо. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.


Life Energy Encyclopedia. Book by Stefan Stenudd.
Энциклопедия жизненной энергии

Ци, прана, дух, руах, пневма и многие другие жизненные силы по всему миру объясняются и сравниваются. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.


Обо мне

Я шведский писатель и инструктор по айкидо. Помимо художественной литературы, я написал книги о даосизме и других восточноазиатских традициях. Я также историк идей, исследую древнюю мысль и мифологию. Щелкните изображение, чтобы перейти на мой личный сайт.

Контакты

,

Лаоцзы | Биография, философия, убеждения и факты

Laozi , (китайский: «Мастер Лао» или «Старый мастер») оригинальное имя (Wade-Giles) Ли Эр , обожествленное как Лао Цзюнь, Тай Шан Лао-Цзюнь , или Тай Шан Сюаньюань Хуанди , также называемый Лао Дунь или Лао Дань (расцвет VI века до н.э., Китай), первый философ китайского даосизма и предполагаемый автор Даодэцзин , первичного даосского письма.Современные ученые не учитывают возможность того, что Даодэцзин был написан только одним человеком, но с готовностью признают влияние даосизма на развитие буддизма. Конфуцианцы почитают Лаоцзы как философа, а также как святого или бога в народной религии и почитают как предка империи во времена династии Тан (618–907). ( См. Также Даосизм.)

Британская викторина

Изучение Китая: факт или вымысел?

Китай — самая густонаселенная страна на Земле.

Жизнь Лаоцзы

Несмотря на свое историческое значение, Лао-цзы остается малоизвестной фигурой. Основным источником информации о его жизни является биография Сыма Цяня в « Shiji » («Записки историка»). Этот историк, писавший около 100 г. до н. Э., Имел мало достоверных сведений о философе. Он говорит, что Лао-цзы был уроженцем Курэня, деревни в районе Ху в штате Чу, что соответствует современному Луи в восточной части провинции Хэнань.Его фамилия была Ли, его имя собственное Эр, его имя Дан. Он был назначен на должность ши при королевском дворе династии Чжоу ( c. 1046–256 до н. Э.). Ши сегодня означает «историк», но в древнем Китае ши были учеными, специализирующимися в таких вопросах, как астрология и гадание, и отвечали за священные книги.

Отметив гражданский статус Лаоцзы, историк переходит к знаменитой, но сомнительной встрече старого даоса с младшим Конфуцием (551–479 до н. Э.).Эта история много обсуждалась учеными; он упоминается в другом месте, но источники настолько непоследовательны и противоречивы, что встреча кажется простой легендой. Во время предполагаемого интервью Лаоцзы обвинил Конфуция в его гордости и амбициях, а Конфуций был настолько впечатлен Лаоцзы, что сравнил его с драконом, который поднимается в небо, верхом на ветрах и облаках.

Не менее легендарным является путешествие Лаоцзы на запад. Понимая, что династия Чжоу находится в упадке, философ ушел и подошел к перевалу Сянгу, который был входом в государство Цинь.Иньси, легендарный хранитель перевала ( гуаньлинь ), умолял его написать для него книгу. Вслед за этим Лаоцзы написал книгу, состоящую из двух частей по 5000 знаков, в которой он изложил свои идеи о Дао (буквально «Путь») и de (его «достоинстве»): Даодэцзин. Затем он ушел, и «никто не знает, что с ним стало», — говорит Сыма Цянь.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего 1768 First Edition с подпиской.
Подпишитесь сегодня

После рассказа о путешествии Лаоцзы и редакции книги Сыма Цянь ссылается на других людей, с которыми иногда отождествляли Лаоцзы.Одним из них был Лао Лайзи, даосский современник Конфуция; другим был великий астролог по имени Дэн. Сыма Цянь добавляет: «Может быть, Лаоцзы прожил сто пятьдесят лет, некоторые говорят, что больше двухсот». Поскольку древние китайцы верили, что высшие люди могут жить очень долго, естественно, что даосы приписывали своему хозяину необычайное долголетие, но, возможно, это довольно поздняя традиция, потому что Чжуанцзы, даосский мудрец IV века до н.э., до сих пор говорит о смерть Лао-цзы, не подчеркивая необычайного долголетия.

Чтобы объяснить, почему жизнь Лаоцзы так окутана безвестностью, Сыма Цянь говорит, что он был джентльменом-отшельником, доктрина которого заключалась в бездействии, культивировании состояния внутреннего покоя и чистоты ума. Действительно, на протяжении всей истории Китая всегда были отшельники, избегавшие мирской жизни. Автор (или авторы) Даодэцзин , вероятно, был человеком этого типа, не оставившим следов своей жизни.

Вопрос о том, существовал ли исторический Лаоцзы, поднимался многими учеными, но это скорее праздный вопрос. Даодэцзин, в том виде, в котором мы его знаем, не могут быть работой одного автора; некоторые из его высказываний могут датироваться временами Конфуция; другие, конечно, позже; и версия текста была обнаружена в археологической находке в Гуодиане, датируемой до 300 г. до н. э. На основании этих фактов некоторые ученые приписали авторство Даодэцзин астрологу Дэну; в то время как другие, отдавая должное генеалогии потомков философа, о которой говорится в биографии Сыма Цяня, пытаются отнести жизнь Лао Дань к концу IV века до н. э.Но вряд ли эту генеалогию можно считать исторической. Это доказывает только то, что во времена Сыма Цяня некая семья Ли (см. Выше) претендовала на то, чтобы быть потомками даосского мудреца; это не дает оснований для установления существования последнего. Имя Лао-цзы, кажется, представляет определенный тип мудреца, а не человека.

Агиографические легенды

Помимо биографии в Shiji и единичных упоминаний в других старых книгах, начиная со II века н. Э. Было написано несколько агиографий.Они представляют интерес для истории становления религиозного даосизма. Во времена Восточной или Поздней династии Хань (25–220 гг. Н. Э.) Лаоцзы уже стал мифической фигурой, которой поклонялись люди, а иногда и император. Позже в религиозных кругах он стал лордом Лао (Лао Цзюнь), открывателем священных текстов и спасителем человечества. О его рождении было несколько историй, на одну из которых повлияла легенда о чудесном рождении Будды. Говорят, что мать Лаоцзы родила его 72 года в утробе, и он вошел в мир через ее левый бок.Одна легенда дает объяснение его фамилии, Ли: ребенок появился на свет у подножия сливового дерева ( li ) и решил, что его фамилия должна быть li («слива»). Две легенды были особенно важны в кредо даосов. Согласно первому, Лао Цзюнь, как полагали, принимал разные личности на протяжении всей истории и несколько раз спускался на землю, чтобы обучить правителей даосской доктрине. Вторая легенда возникла из истории о путешествии Лаоцзы на запад.В этом рассказе Будда считался не кем иным, как самим Лаоцзы. В III веке нашей эры на эту тему была изготовлена ​​апокрифическая книга с целью борьбы с буддийской пропагандой. Эта книга, Laozi huhuajing («Обращение варваров Лаоцзы»), в которой буддизм представлялся как низший вид даосизма, часто осуждалась китайскими имперскими властями.

Лао-цзы всегда уважали во всех кругах Китая. Для конфуцианцев он был почитаемым философом; для людей он был святым или богом; а для даосов он был эманацией Дао и одним из их величайших божеств.

Макс Кальтенмарк

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

  • Даосизм: Лаоцзы и Даодэцзин

    … Даосизм представляет собой цифру Лаоцзы , традиционно считающегося автором классического текста, известного как Лаоцзы , или Даодэцзин («Классика Пути Силы»).Первое упоминание о Лаоцзы встречается в другом раннем классическом даосском спекуляциях, Чжуанцзы (4–3 века до н. Э.), Названном так после…

  • Даосизм: надписи

    Другой, посвященный Лао-цзы того же года, описывает предполагаемого автора Даодэцзин как бога, которому поклонялся тогдашний правящий император.…

  • керамика: Китай

    Самый главный, Laozi , имеет большой выпуклый лоб. Его обычно сопровождают Восемь Бессмертных (Баксианцев), которые иногда моделируются как наборы фигур.Также часто изображаются восемь лошадей императора Муванга (династия Чжоу). Буддийская богиня Гуаньинь и 18…

    г.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о