Легасов академик: Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Содержание

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Карьера до Чернобыля


Сценаристы западного «Чернобыля» представили великого ученого Валерия Легасова как глубокого рефлексирующего человека, однако во многом лишенного твердого внутреннего стержня. Это неправда. Еще в школе, будучи старшеклассником, Валерий проявил немалую инициативность, чем даже привлек внимание спецслужб. Случилось это в московской школе №54 (сейчас она названа в честь героического выпускника) в начале 50-х годов, когда юный Легасов предложил ни много ни мало, а переписать устав ВЛКСМ. Причем даже подготовил свой вариант, отличающийся опасной на то время свободой взглядов. Такой политически активный секретарь комсомольской организации не мог не привлечь внимание органов госбезопасности, однако за него заступился директор школы. Конечно, заступничество педагога вряд ли помогло бы, но тут скончался Сталин, случилась легкая либерализация, и до Легасова, очевидно, руки просто не дошли.
Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Легасов в кино (актер Джаред Харрис) и в жизни

Директор школы Петр Сергеевич Окуньков сказал родителям выпускавшегося из школы Валерия:

«Это взрослый человек, будущий государственный деятель, талантливый организатор. Он может быть философом, историком, инженером…»

Кстати, молодой Легасов после школы всерьез задумывался о литературной карьере и даже просил совета на этот счет у знаменитого поэта Константина Симонова. Валерий пришел к нему со своими стихами и спросил о целесообразности поступления в Литературный институт. К счастью, мэтр отечественной поэзии посоветовал юноше получить сначала инженерное или естественнонаучное образование, а уже потом посвятить себя поэзии.

В итоге у Валерия, окончившего школу с золотой медалью, состоялось успешное поступление в престижный вуз – Московский химико-технологический институт имени Д. И. Менделеева. В те времена это учебное заведение специализировалось на подготовке кадров для молодой атомной отрасли. Факультет выпускник школы выбрал физико-химического профиля, где стал одним из самых успешных студентов – после окончания вуза его планировали оставить в аспирантуре для защиты кандидатской диссертации.

Здесь стоит сделать оговорку и отдельно сказать о специальности будущего академика и Героя России. Легасов не был физиком-ядерщиком в чистом виде, не занимался проектированием атомных реакторов и тем более не разрабатывал оружие массового поражения. Основной сферой научных интересов Валерия Легасова были благородные газы (ксенон, аргон и другие), которые долгое время считались абсолютно инертными, то есть ни с чем не вступающими в реакции. Но ученому удалось доказать, что это не совсем так и такие вещества вполне могут реагировать, к примеру, с фтором. В 60-х годах это была одна из самых актуальных проблем химии. Итогом многолетних исследований будущего академика стала кандидатская диссертация, защищенная в 1967 году, и открытый им совместно с западным коллегой эффект Н. Барлетта — В. Легасова, который вошел в вузовские учебники по всему миру. Собственно, уже в то время Легасов работал на уровне ведущих мировых ученых.

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов
Валерий Легасов в шестилетнем возрасте

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов


Молодой выпускник вуза. Начало 60-х. Работа на Сибирском химическом комбинате

Но вернемся к подающему надежды выпускнику РХТИ Валерию Легасову. Казалось бы, за спиной серьезный столичный вуз, есть приглашение в аспирантуру – оставайся и учись. Но Валерий Алексеевич уезжает в 1961 году в закрытый город Томск-7 — на Сибирский химический комбинат, где занимает должность инженера-химика. Спустя три года Легасов возвращается в Москву и работает над диссертацией в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова. В те времена тяжело было представить более престижное для ученого место работы, и будущий академик на все 100% воспользовался этим шансом. В 1966 году Валерий Легасов получает почетное звание «Изобретатель Государственного комитета по использованию атомной энергии СССР». А в 36 лет Легасов уже доктор наук и член-корреспондент Академии наук СССР. Сам академик Александров, директор Института атомной энергии, назначает молодого ученого своим заместителем по науке.

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов
Тульские школьники у памятника великому земляку, установленному у школы, где учился Валерий Легасов в Москве

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Авторитет Легасова становится все более весомым не только в институте, но на всем пространстве Советского Союза. События в научной карьере ученого развиваются стремительно – в 1976 году за синтез и исследование физико-химических свойств соединений благородных газов ЦК КПСС и Совет Министров СССР присуждает Валерию Легасову Государственную премию. А в 1984 году, за несколько лет до Чернобыльской катастрофы, Легасов становится лауреатом Ленинской премии. Одним из направлений работы академика, наряду с исследованиями благородных газов, была проблема объединения водородной и атомной энергетики. Валерий Легасов предлагал использовать тепловую энергию атомной электростанции для синтеза водорода из воды.

Надо сказать, что академик жил достаточно скромно для своих регалий и влияния. Конечно, не так, как это показано в фильме «Чернобыль» — в тесной и убого меблированной квартире. У Легасова была личная машина ГАЗ-24 «Волга», которую он купил за немалые по тем временам 9 333 рубля.

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Именно такую картину Валерий Легасов одним из первых увидел в апреле 1986 года

Валерий Легасов в конце 70-х достаточно много времени уделял промышленной безопасности атомных объектов. Особую актуальность этой проблеме придала авария на американской АЭС «Три-Майл-Айленд» в 1979 году. По воспоминаниям члена-корреспондента АН СССР Л. Н. Сумарокова, работавшего в команде Легасова, академик пристально следил за мировой энергетической отраслью:

«…поражала работоспособность Валерия Алексеевича. Среди качеств, присущих академику, хочу отметить пытливость ума. Я по роду деятельности связан с информацией, мне пришлось наблюдать, как Валерия Алексеевича заинтересовал вопрос, с чем связано сокращение строительства АЭС в некоторых странах… Мы провели огромную аналитическую работу, просмотрели литературу, исследовали иностранные источники, банки данных и обнаружили, что, например, в США на функционирование АЭС наложено около 200 ограничений… Мы стали разбираться, и уже тогда, в 1978 г., замаячила перспектива Чернобыля…»

Чуть позже Легасов напрямую предупреждает о возможности катастрофы, подобной чернобыльской. Так, в журнале «Природа» от 1980 году академик с коллегами пишет:

«При определенных обстоятельствах, несмотря на наличие мер безопасности, на АЭС возможно возникновение условий для аварии с повреждением активной зоны и выбросами в атмосферу определенного количества радиоактивного вещества…»

До аварии на Чернобыльской АЭС оставалось шесть лет…

Последние два года жизни


26 апреля 1986 года Валерий Легасов вместе с правительственной комиссией вылетел в Чернобыль. Именно этот день окончательно и бесповоротно изменил судьбу ученого. С этого момента в течение нескольких месяцев академик Легасов осуществлял непосредственное научное руководство ликвидацией последствий катастрофы. Почему вообще химик-неорганик по специальности вынужден был решать чисто физические проблемы? Почему не отправили кого-то из высшего света ядерной физики? Дело в том, что об этом академика лично попросил президент Академии наук Анатолий Александров. Времени было в обрез, а Валерий Легасов просто оказался ближе всех. Кроме того, Александров учел выдающиеся организаторские способности, самоотверженность и упорство академика. И, надо сказать, не ошибся.

В первые же дни Легасов, как химик, предложил загасить зону аварийного реактора смесью борной кислоты, свинца и доломита. Физики, к слову, предлагали просто вывести из зоны горящий графит. Скольких бы это стоило жизней, не знает никто. Также именно Валерий Легасов настоял на полной и экстренной эвакуации населения Припяти. Постоянный контроль процесса ликвидации требовал от ученого чуть ли не круглосуточного пребывания в зоне радиационного заражения. Когда он 5 мая вернулся на пару дней в Москву, его супруга Маргарита Михайловна, увидела человека с явными признаками лучевой болезни: облысение, «чернобыльский загар», потеря веса… Формально Легасов мог отказаться и уже в мае 1986 года не принимать дальнейшего участия в ликвидации аварии, но он вернулся и получил еще большую долю радиации. Возможно, именно это и подорвало не только его физическое, но и духовное здоровье. 13 мая Легасов во второй раз возвратился в Москву с новыми признаками заболевания: тошнотой, головными болями, потерей аппетита и изматывающим сухим кашлем. В общей сложности академик семь раз летал в аварийную зону, работая при этом по 12-15 часов в сутки.

В конце августа 1986 года Валерий Легасов выступил в Вене перед специалистами МАГАТЭ с докладом «Анализ причин аварии на Чернобыльской АЭС и ликвидация её последствий». Ученый три месяца по горячим следам трагедии готовил 380-страничный труд и за пять часов огласил его перед аудиторией, в который было не менее 500 исследователей и инженеров мирового уровня из 62 стран. Можно ли было их ввести в заблуждение и предоставить заведомо ложные факты? Авария в Чернобыле была не первой в мировой истории, научное сообщество уже научилось анализировать причины. Тем не менее, слухи о неискренности Легасова до сих пор очерняют память великого ученого. Именно с доклада на собрании МАГАТЭ академик Валерий Легасов становится всемирно известным – по итогам 1986 года он входит в десятку самых популярных ученых мира. Но вот Михаил Горбачев по итогам выступления в Вене вычеркнул Легасова из списка награждаемых за ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС.

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Рабочие моменты ликвидации аварии на ЧАЭС

Осенью 1987 года ученого приглашают в «турне» по городам Германии, где он читает лекции, в одной из которых излагает следующее:

«Человечество в своем промышленном развитии достигло такого уровня использования энергии всех видов, построило такую инфраструктуру с высоким уровнем концентрации энергетических мощностей, что беды от их аварийного разрушения стали соизмеримы с бедами от военных действий и стихийных бедствий… Автоматизм правильного бдительного поведения в столь усложнившейся технологической сфере еще не выработался. Важный урок, вытекающий из чернобыльской трагедии, состоит в абсолютном отсутствии у всех фирм и государств технической готовности действовать в столь экстремальных условиях. Ни одно государство мира, как показала практика, не обладало полным комплексом алгоритмов поведения, измерительных средств, работоспособных роботов, эффективных химических средств локализации аварийной обстановки, необходимых медицинских средств и т. п. …Освоение сложных и потенциально опасных технологий нельзя более проводить закрытым порядком, в рамках замкнутой общины ее создателей. Весь международный опыт, все научное сообщество должно привлекаться к оценке риска проектируемых объектов, должна быть создана система инспекций (международных), непрерывно контролирующих правильность исполнения и функционирования опасных объектов!..»

И это было еще мягко сказано. Легасов открыто заявлял, что ситуация на АЭС очень напоминала 1941 год: никто не ожидал и не был готов к аварии даже на элементарном уровне. Не хватало респираторов, специальных дозиметров, препаратов йода…

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Памятник на могиле академика

Причин, которые привели академика к самоубийству в 52 года, выдвигается много. Среди них и заговор спецслужб, не простивших ему правду о причинах аварии, и давление руководства Академии наук вследствие элементарной зависти. Ведь именно Легасов должен был стать преемником академика Александрова на посту директора института. Но он был не из «атомной» элиты. «Выскочка», добившийся мировой славы на трагедии, — так о нём думали в научных кругах. Многих это раздражало. Его притесняли в родном институте, открыто критиковали, а многие инициативы просто заворачивали. Осознание значимости гения в России пришло не скоро. Спустя десятилетие чернобыльской аварии президент России посмертно присвоил звание Героя Российской Федерации академику Легасову Валерию Александровичу.

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

А вот памятной медалью за участие в работах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС академику Валерия Алексеевича Легасова все-таки наградили. В приложении к медали значатся подписи директора АЭС М. П. Уманца, а также сотрудников Б. А. Бородавко, В. А. Березина, С. Н. Богданов. Опоздали только вручить лично, пришлось посмертно…

Легасов, Валерий Алексеевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Легасов.

Вале́рий Алексе́евич Лега́сов (1 сентября 1936, Тула — 27 апреля 1988, Москва) — советский химик-неорганик. Действительный член Академии наук СССР (1981), Герой Российской Федерации (посмертно) (1996).

Биография

Родился в семье служащих. Учился в 56-й школе (сейчас школа носит его имя) в Москве.

В 1961 году окончил МХТИ имени Д. И. Менделеева. Работал секретарём комитета ВЛКСМ Московского химико-технологического института им. Д. И. Менделеева.

С 1962 года — в аспирантуре в отделении молекулярной физики Института атомной энергетики имени И. В. Курчатова, затем там же младший и старший научный сотрудник, начальник лаборатории. Получил степень кандидата наук в 1967 году, диссертация на соискание ученой степени кандидата химических наук посвящена синтезу соединений благородных газов и изучению их свойств; доктора химических наук в 1972, в возрасте 36 лет, и в том же году назначается заместителем директора по научной работе Института атомной энергии имени И. В. Курчатова (с 1984 года — первый заместитель директора Института). В 1978—1983 был профессором МФТИ, с 1983 года и до момента ухода из жизни работал на химическом факультете МГУ, заведовал кафедрой радиохимии и химической технологии[2].

В 1976 году В. А. Легасов был избран член-корреспондентом АН СССР, а в 1981 году — действительным членом АН СССР по отделению физикохимии и технологии неорганических материалов.

С 1983 года и до момента кончины — первый заместитель директора Института атомной энергии имени И. В. Курчатова.

Академик В. А. Легасов — учёный с мировым именем в области использования ядерно-физических и плазменных методов для синтеза и исследования свойств новых соединений с элементами в аномально высоких окислительных состояниях; ядерной и плазменной технологии; энергосберегающей технологии и водородной энергетики. Под его руководством создана научная школа в новейшем разделе неорганической химии — химии благородных газов. Результаты этих работ в мировой науке известны как эффект Бартлетта — Легасова.

Концепция безопасности — другое важнейшее направление творческой деятельности академика В. А. Легасова. Работы В. А. Легасова направлены на доказательство необходимости новой методологии обеспечения безопасности. Крупнейшие катастрофы, исход которых — огромные человеческие жертвы, — трагический симптом нашего времени. Он считал, что необходимо сформулировать новые критерии безопасности и иметь современную методологию её обеспечения[3]. Совершенствование техносферы должно обеспечить комфортное безопасное процветание людей. Этими проблемами был обеспокоен академик В. А. Легасов.

Сразу после аварии на Чернобыльской АЭС был назначен членом правительственной комиссии по расследованию причин и по ликвидации последствий аварии. Появился на месте катастрофы одним из первых и провёл там в общей сложности четыре месяца — вместо допустимых двух-трёх недель. Полученная значительная доза радиации очень сильно повлияла на его здоровье.

Принимал ряд важнейших решений по предотвращению дальнейших взрывов и информировал правительство СССР о ситуации в зоне аварии. Именно он предложил состав смеси, которой был засыпан горящий реактор и благодаря которой неблагоприятные последствия аварии оказались меньшими, чем могли быть. Он информировал своих коллег-учёных и прессу о рисках и состоянии разрушенной станции, а также настаивал на немедленной полной эвакуации города Припять.

с 25 по 29 августа 1986 года на конференции экспертов МАГАТЭ в Вене Легасов, как глава советской делегации, представил доклад с анализом причин аварии и радиологических последствий катастрофы на ЧАЭС[4]. Это выступление стало поворотным пунктом в его карьере. Существует несколько точек зрения на причины этого. По одной версии, в своём выступлении Легасов разгласил ряд секретных сведений, на что не был уполномочен[5]. По другой версии, он вызвался озвучить официальную версию событий аварии на Чернобыльской АЭС, подтасовки и ложь которой вызывали большое неприятие у других учёных[6].

Могила В. А. Легасова на Новодевичьем кладбище Москвы.

Галина Иванова, в тот период сотрудница архивного института Минсредмаша, которому, наряду с Академией наук, подчинялся в то время ИАЭ, расценивала действия Легасова как попытку дискредитации научного руководителя проекта реактора РБМК, президента АН СССР академика А. П. Александрова по карьерным соображениям[7][8].

В 1987 году при тайном голосовании академика Легасова не избрали в научно-технический совет (100 — за, 129 — против)[5][6]. В 1986—1987 годах его дважды выдвигали на звание Героя Социалистического Труда, но оба раза он не был награждён. Известна версия, по которой М. С. Горбачёв вычеркнул Легасова из списка, сказав: «Учёные не советуют»[5].

27 апреля 1988 года, во вторую годовщину аварии на ЧАЭС Легасов был найден у себя в квартире повешенным. В столе остался лежать именной пистолет, но академик предпочёл повеситься, петля была завязана профессионально и с помощью специфического троса, который используют альпинисты. Академик Легасов должен был на следующий день огласить свои результаты расследования причин катастрофы. Перед смертью он записал на диктофон рассказ о малоизвестных фактах, касающихся катастрофы (по некоторым данным, основная часть послания была кем-то умышленно стёрта). По материалам этих аудиозаписей Би-Би-Си сняла фильм «Пережить катастрофу: Чернобыльская ядерная катастрофа» (англ. Surviving Disaster: Chernobyl Nuclear Disaster).

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Библиография

Научные работы

Публицистика

  • Легасов В. Проблемы безопасного развития техносферы // Коммунист : Теорет. и практ. журн. ЦК КПСС. — М.: Правда, 1987. — Май (№ 8(1306)). — ISSN 0131-1212.

О нём

Награды и звания

См. также

Примечания

  1. 1 2 3 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #111254663 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. ↑ БС-МГУ, 2004.
  3. ↑ Легасов, 1987.
  4. ↑ Впервые опубликован в Информация об аварии на Чернобыльской АЭС и её последствиях, подготовленная для МАГАТЭ // Атомная энергия : журнал. — М., 1986. — Ноябрь (т. 61, вып. 5). — ISSN 0004-7163. Архивировано 27 августа 2010 года.;дополнения к Докладу № 1 (INSAG-1) были сделаны в 1993 г. и в документах МАГАТЭ зафиксированы как отчёт INSAG-7: Чернобыльская авария: обновление INSAG-1 (1993 г.)
  5. 1 2 3 Джалагония В. Предупреждение Чернобыля // Эхо планеты : общественно-политический иллюстрированный еженедельник. — М.: ИТАР-ТАСС, 2006. — 24—30 апреля (№ 17). — С. 5—9. — ISSN 0234-1670.
  6. 1 2 Дятлов А.С. ((1931-1995)). Чернобыль. Как это было. — 3-е изд.. — М.: Научтехлитиздат, 2003. — 262: ил., портр., табл. с. — ISBN 5-93728-006-7 (в обл.). Архивировано 5 декабря 2001 года.
  7. Петрова, Ф. Академик Анатолий Петрович Александров. Альманах "Порт-Фолио". (2002) —. Выпуск N16 - 8 марта (8 марта 2002). Проверено 28 марта 2017. Архивировано 5 апреля 2002 года.
  8. Александров, П. А. Академик Анатолий Петрович Александров. Прямая речь / А. П. Александров; Рос. акад. наук. Отд-ние общ. физики и астрономии. — М.: Наука, 2002. — 249 с., [29] л. ил. с. — ISBN 5-02-003914-4.
  9. ↑ Указ Президента РФ от 18.09.1996 N 1373 «О присвоении звания Героя Российской Федерации Легасову В. А.»

Ссылки

Ссылки на видеоматериалы

Легасов, Валерий Алексеевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Легасов.

Вале́рий Алексе́евич Лега́сов (1 сентября 1936, Тула — 27 апреля 1988, Москва) — советский химик-неорганик. Действительный член Академии наук СССР (1981), Герой Российской Федерации (посмертно) (1996).

Биография

Родился в семье служащих. Учился в 56-й школе (сейчас школа носит его имя) в Москве.

В 1961 году окончил МХТИ имени Д. И. Менделеева. Работал секретарём комитета ВЛКСМ Московского химико-технологического института им. Д. И. Менделеева.

С 1962 года — в аспирантуре в отделении молекулярной физики Института атомной энергетики имени И. В. Курчатова, затем там же младший и старший научный сотрудник, начальник лаборатории. Получил степень кандидата наук в 1967 году, диссертация на соискание ученой степени кандидата химических наук посвящена синтезу соединений благородных газов и изучению их свойств; доктора химических наук в 1972, в возрасте 36 лет, и в том же году назначается заместителем директора по научной работе Института атомной энергии имени И. В. Курчатова (с 1984 года — первый заместитель директора Института). В 1978—1983 был профессором МФТИ, с 1983 года и до момента ухода из жизни работал на химическом факультете МГУ, заведовал кафедрой радиохимии и химической технологии[2].

В 1976 году В. А. Легасов был избран член-корреспондентом АН СССР, а в 1981 году — действительным членом АН СССР по отделению физикохимии и технологии неорганических материалов.

С 1983 года и до момента кончины — первый заместитель директора Института атомной энергии имени И. В. Курчатова.

Академик В. А. Легасов — учёный с мировым именем в области использования ядерно-физических и плазменных методов для синтеза и исследования свойств новых соединений с элементами в аномально высоких окислительных состояниях; ядерной и плазменной технологии; энергосберегающей технологии и водородной энергетики. Под его руководством создана научная школа в новейшем разделе неорганической химии — химии благородных газов. Результаты этих работ в мировой науке известны как эффект Бартлетта — Легасова.

Концепция безопасности — другое важнейшее направление творческой деятельности академика В. А. Легасова. Работы В. А. Легасова направлены на доказательство необходимости новой методологии обеспечения безопасности. Крупнейшие катастрофы, исход которых — огромные человеческие жертвы, — трагический симптом нашего времени. Он считал, что необходимо сформулировать новые критерии безопасности и иметь современную методологию её обеспечения[3]. Совершенствование техносферы должно обеспечить комфортное безопасное процветание людей. Этими проблемами был обеспокоен академик В. А. Легасов.

Сразу после аварии на Чернобыльской АЭС был назначен членом правительственной комиссии по расследованию причин и по ликвидации последствий аварии. Появился на месте катастрофы одним из первых и провёл там в общей сложности четыре месяца — вместо допустимых двух-трёх недель. Полученная значительная доза радиации очень сильно повлияла на его здоровье.

Принимал ряд важнейших решений по предотвращению дальнейших взрывов и информировал правительство СССР о ситуации в зоне аварии. Именно он предложил состав смеси, которой был засыпан горящий реактор и благодаря которой неблагоприятные последствия аварии оказались меньшими, чем могли быть. Он информировал своих коллег-учёных и прессу о рисках и состоянии разрушенной станции, а также настаивал на немедленной полной эвакуации города Припять.

с 25 по 29 августа 1986 года на конференции экспертов МАГАТЭ в Вене Легасов, как глава советской делегации, представил доклад с анализом причин аварии и радиологических последствий катастрофы на ЧАЭС[4]. Это выступление стало поворотным пунктом в его карьере. Существует несколько точек зрения на причины этого. По одной версии, в своём выступлении Легасов разгласил ряд секретных сведений, на что не был уполномочен[5]. По другой версии, он вызвался озвучить официальную версию событий аварии на Чернобыльской АЭС, подтасовки и ложь которой вызывали большое неприятие у других учёных[6].

Могила В. А. Легасова на Новодевичьем кладбище Москвы.

Галина Иванова, в тот период сотрудница архивного института Минсредмаша, которому, наряду с Академией наук, подчинялся в то время ИАЭ, расценивала действия Легасова как попытку дискредитации научного руководителя проекта реактора РБМК, президента АН СССР академика А. П. Александрова по карьерным соображениям[7][8].

В 1987 году при тайном голосовании академика Легасова не избрали в научно-технический совет (100 — за, 129 — против)[5][6]. В 1986—1987 годах его дважды выдвигали на звание Героя Социалистического Труда, но оба раза он не был награждён. Известна версия, по которой М. С. Горбачёв вычеркнул Легасова из списка, сказав: «Учёные не советуют»[5].

27 апреля 1988 года, во вторую годовщину аварии на ЧАЭС Легасов был найден у себя в квартире повешенным. В столе остался лежать именной пистолет, но академик предпочёл повеситься, петля была завязана профессионально и с помощью специфического троса, который используют альпинисты. Академик Легасов должен был на следующий день огласить свои результаты расследования причин катастрофы. Перед смертью он записал на диктофон рассказ о малоизвестных фактах, касающихся катастрофы (по некоторым данным, основная часть послания была кем-то умышленно стёрта). По материалам этих аудиозаписей Би-Би-Си сняла фильм «Пережить катастрофу: Чернобыльская ядерная катастрофа» (англ. Surviving Disaster: Chernobyl Nuclear Disaster).

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Библиография

Научные работы

Публицистика

  • Легасов В. Проблемы безопасного развития техносферы // Коммунист : Теорет. и практ. журн. ЦК КПСС. — М.: Правда, 1987. — Май (№ 8(1306)). — ISSN 0131-1212.

О нём

Награды и звания

См. также

Примечания

  1. 1 2 3 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #111254663 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. ↑ БС-МГУ, 2004.
  3. ↑ Легасов, 1987.
  4. ↑ Впервые опубликован в Информация об аварии на Чернобыльской АЭС и её последствиях, подготовленная для МАГАТЭ // Атомная энергия : журнал. — М., 1986. — Ноябрь (т. 61, вып. 5). — ISSN 0004-7163. Архивировано 27 августа 2010 года.;дополнения к Докладу № 1 (INSAG-1) были сделаны в 1993 г. и в документах МАГАТЭ зафиксированы как отчёт INSAG-7: Чернобыльская авария: обновление INSAG-1 (1993 г.)
  5. 1 2 3 Джалагония В. Предупреждение Чернобыля // Эхо планеты : общественно-политический иллюстрированный еженедельник. — М.: ИТАР-ТАСС, 2006. — 24—30 апреля (№ 17). — С. 5—9. — ISSN 0234-1670.
  6. 1 2 Дятлов А.С. ((1931-1995)). Чернобыль. Как это было. — 3-е изд.. — М.: Научтехлитиздат, 2003. — 262: ил., портр., табл. с. — ISBN 5-93728-006-7 (в обл.). Архивировано 5 декабря 2001 года.
  7. Петрова, Ф. Академик Анатолий Петрович Александров. Альманах "Порт-Фолио". (2002) —. Выпуск N16 - 8 марта (8 марта 2002). Проверено 28 марта 2017. Архивировано 5 апреля 2002 года.
  8. Александров, П. А. Академик Анатолий Петрович Александров. Прямая речь / А. П. Александров; Рос. акад. наук. Отд-ние общ. физики и астрономии. — М.: Наука, 2002. — 249 с., [29] л. ил. с. — ISBN 5-02-003914-4.
  9. ↑ Указ Президента РФ от 18.09.1996 N 1373 «О присвоении звания Героя Российской Федерации Легасову В. А.»

Ссылки

Ссылки на видеоматериалы

Как убивали академика Легасова, который провел собственное расследование Чернобыльской катастрофы

Во вторую годовщину Чернобыля академик Валерий Легасов был найден мертвым в своей квартире: самоубийство. На следующий день ученый, который провел четыре месяца у места аварии на ЧАЭС, должен был огласить свои результаты расследования причин Чернобыльской катастрофы. Что стало причиной ухода Легасова из жизни?

После разразившейся катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции имя академика Валерия Легасова не сходило со страниц как зарубежных, так и советских газет. Он появился в Припяти одним из первых и провел около разрушенного 4-го блока вместо допустимых двух-трех недель около четырех месяцев. Схватив при этом дозу радиации в 100 бэр.

Именно он предложил засыпать с вертолетов горящий реактор смесью бора, свинца и доломитовой глины. И именно Легасов настоял на немедленной и полной эвакуации города энергетиков Припяти.

Радиоактивное облако устремилось в том числе и в сторону Европы. Советскому Союзу грозили многомиллионные иски. Но после честного и откровенного доклада Легасова на конференции экспертов МАГАТЭ в Вене, который длился 5 часов, отношение к СССР смягчилось.

Правда о Чернобыле не всем пришлась по вкусу. Дважды его выдвигали на звание Героя Социалистического Труда и оба раза вычеркивали из списков.

27 апреля 1988 года академика Легасова нашли мертвым...

«В школе им заинтересовались органы безопасности»

Бронзовый Валерий Легасов стоит у крыльца московской школы 56, которую академик сам закончил в 1954 году с золотой медалью. В неизменных роговых очках, с книгой в руках. Взгляд — серьезный, сосредоточенный. Символично, что родился Валерий Алексеевич 1 сентября. Сейчас он каждое утро «встречает» школьников, спешащих на занятия. О своем именитом ученике здесь помнили всегда. И в то время, когда имя академика замалчивалось.

В 56-ю школу будущий академик пришел в 1949 году, в 6-м классе. Тогда школа была мужской, построена по новому уникальному проекту. В цокольном этаже размещался тир, а на крыше — метеостанция.

— Их выпуск в 1954 году называли «золотым». 8 учеников окончили школу с золотой медалью, в том числе и Валерий Легасов. Его выпускное сочинение было признано лучшим в городе, — рассказывает преподаватель истории Кристиан Молотов. — Он был прирожденным лидером. Будучи восьмиклассником, стал секретарем комсомольской организации школы. Тогда же переписал устав ВЛКСМ. Представил собственный, более демократичный проект. Легасовым заинтересовались органы безопасности. На его защиту встал директор школы Петр Сергеевич Окуньков. В 1953 году умер Сталин, началась оттепель. И Валерий Легасов чудом избежал серьезных неприятностей.

После школы как золотой медалист он мог выбрать любой вуз, но пошел в Менделеевку, на физико-химический факультет МХТИ, который готовил специалистов для атомной промышленности и энергетики.

Валерия Легасова, представившего блестящую дипломную работу, оставляли в аспирантуре, но он решил отправиться на Сибирский химический комбинат, где нарабатывали плутоний для ядерного оружия. За ним в Северск отправилась большая группа выпускников.Судьба многое дала Валерию Алексеевичу Легасову, а потом отняла. В 36 лет он стал доктором химических наук, в 45 — действительным членом Академии наук. За свои работы по синтезу химических соединений благородных газов был удостоен звания лауреата Государственной и Ленинской премий.

В 1984 году он стал первым заместителем директора Института атомной энергии имени Курчатова, а через два года грянула чернобыльская катастрофа.

«Должна тебя предупредить, что мы теряем папу»

Ночью 26 апреля в профильные институты с Чернобыльской атомной электростанции пришел зашифрованный сигнал: «1, 2, 3, 4». Специалисты поняли, что на станции возникла ситуация с ядерной, радиационной, пожарной и взрывной опасностями.

Валерия Легасова включили в правительственную комиссию, хотя он был специалистом по физико-химическим процессам. Многие потом недоумевали, почему от института имени Курчатова не поехал в Чернобыль никто из реакторщиков? Было немало тех, кто считал, что химика-неорганика Легасова попросту подставили.

— Отец не должен был оказаться в Чернобыле, — говорит дочь академика, Инга Валерьевна Легасова. — У него была специальность «физическая химия», он занимался взрывчатыми веществами. 26 апреля была суббота. Отец вместе с академиком Александровым сидел на заседании президиума Академии наук СССР. Анатолию Петровичу позвонили по «вертушке». Нужно было кого-то из ученых включить в правительственную комиссию. Все остальные замы Александрова из института имени Курчатова были вне зоны досягаемости. А уже готов был правительственный самолет. Отец отправился во «Внуково», в тот же день спецрейсом улетел в Чернобыль.

На месте выяснилось, что на 4-м блоке станции во время проведения внештатного испытания работы турбоагрегата в режиме свободного выбега произошло последовательно два взрыва. Реактор полностью разрушен.

Опыта ликвидации таких аварий в мире не существовало.

Академик Легасов был единственным ученым, работавшим в те дни на месте катастрофы. Обладая служебной въедливостью и бесстрашием, на армейском вертолете он подобрался к «этажерке», трубе АЭС, совершил облет аварийного четвертого блока и увидел, что идет свечение Чтобы проверить, идет ли наработка короткоживущих радиоактивных изотопов, академик на бронетранспортере подошел вплотную к завалу 4-го блока. Выйдя из машины, сделал нужные измерения.

Благодаря Легасову удалось установить, что показания датчиков нейтронов о продолжающейся ядерной реакции недостоверны, так как они реагировали на мощнейшее гамма-излучение. На самом деле котел «молчал», реакция остановилась, но шло горение реакторного графита, которого там было целых 2500 тонн.

Нужно было предотвратить дальнейший разогрев остатков реактора, а также уменьшить выбросы радиоактивных аэрозолей в атмосферу.

Президент Академии наук СССР Анатолий Александров посоветовал вывезти и захоронить остатки реактора. Но там был высокий уровень радиации, «светило» по тысяче рентген в час.

И именно Легасов предложил забросать зону реактора с вертолетов смесью из борсодержащих веществ, свинца и доломитовой глины. И подкрепил это необходимыми расчетами.

«Пломбируя» реактор, пилоты вертолетов сбросили в него более 5 тысяч тонн всевозможных материалов. Валерий Легасов сам поднимался на вертушке, находясь над развалом по 5–6 раз в день. Бортовой рентгенометр с максимальной шкалой 500 рентген в час зашкаливало

Легасов работал как одержимый, дозиметр часто оставлял в раздевалке, рентгенами не козырял.

— Я с сыном прилетела из Парижа, где мы с мужем работали в советском посольстве, на следующий день после чернобыльской катастрофы. Предстоял отпуск, — рассказывает Инга Валерьевна. — Встречала нас одна мама. У нее было такое выражение лица, что я сразу спросила: «Что с папой?» Мама сказала: «Я должна тебя предупредить, что мы его теряем». Она знала характер отца, знала, что он полезет в самое пекло. Из тех, кто работал на месте катастрофы, он был единственным ученым. Он прекрасно понимал, на что идет и какие дозы получает. Но иначе невозможно было оценить масштаб катастрофы. Издалека понять, что происходит, было нельзя. Чувство ответственности гнало его вперед. Нужно было быстро принимать решение, а советоваться ему было не с кем. Да и времени не было на советы.

И именно отец убедил председателя правительственной комиссии Бориса Щербину, что первое, что они должны сделать в ближайшие 24 часа, это эвакуировать из Припяти людей. Это была его инициатива. В срочно порядке из всех ближайших крупных городов пригнали автобусы и вывезли людей, чем очень многим спасли жизни.

Город опустел. На месте работали только ликвидаторы.

Достоверной информации о том, что происходит в Чернобыле, не было. Академик Легасов предложил создать группу из опытных журналистов, которые бы ежедневно освещали событие и рассказывали населению, как себя вести. Предложение Валерия Алексеевича не отвергли, но пресс-группу так и не создали.

— Боялись паники, поэтому старались не разглашать информацию. Это был тот пункт, по которому у отца возник конфликт с тогдашним руководством страны, — говорит Инга Валерьевна. — Отец предлагал, наоборот, широко информировать население, чтобы люди понимали, что происходит, и знали, как себя вести.

Жена академика, Маргарита Михайловна, вспоминала, что первый раз Валерий Алексеевич вернулся в Москву 5 мая. Похудевший, облысевший, с характерным «чернобыльским загаром» — потемневшим лицом и кистями рук. Близким признался, что на месте катастрофы не оказалось респираторов, запасов чистой воды, лекарств, чистых резервных продуктов питания, а также препаратов йода для проведения необходимой профилактики.

«Как сорок первый год, но еще в худшем варианте»

Из магнитофонных записей, надиктованных академиком Легасовым: «На станции — такая неготовность, такая безалаберность, такой испуг. Как сорок первый год, но еще в худшем варианте. С тем же Брестом, с тем же мужеством, с той же отчаянностью, с той же неготовностью »

5 мая 1986 года, как только закончилось заседание политбюро, Валерий Легасов вновь улетел на место аварии. Он единственный из первого состава правительственной комиссии продолжил работу в ее втором составе.

Домой вернулся уже 13 мая с охрипшим голосом, непрекращающимся кашлем и бессонницей.

— После возвращения из Чернобыля у него взгляд стал потухшим, — рассказывает Инга Валерьевна. — Он сильно похудел. На фоне сильнейшего стресса не мог есть. Он понимал масштаб трагедии и ни о чем другом, кроме чернобыльской катастрофы, думать не мог. За несколько лет до этой страшной аварии на заседании физической секции Академии наук СССР, когда шло обсуждение конструкции ядерных реакторов, отец предлагал сделать для них защитный колпак. Его предложение не восприняли всерьез. Сказали, какое, мол, ты отношение имеешь к ядерной физике? После чернобыльской катастрофы он понимал, что если бы тогда ему хватило ресурсов доказать свою правоту, то последствия аварии не были бы такими ужасными.

Тем временем были поданы списки на награждения тех, кто принимал участие в ликвидации аварии. Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев лично вычеркнул имя Легасова, сославшись на то, что «другие ученые не советуют». Валерий Алексеевич был из Курчатовского института, где проектировался реактор РБМК-1000, который работал в Чернобыле. Никто не стал разбираться, что Легасов тогда еще не работал в институте.

— Почему-то считается, что отец расстраивался, что его не наградили. Но у него не было по этому поводу никаких переживаний, потому что он не был честолюбивым, — говорит Инга Валерьевна. — Он был человек дела, действия и результата. Хотя у него были и правительственные награды, и госпремии.

«Правда о Чернобыле понравилась не всем»

В августе 1986 года в Вене состоялось специальное совещание Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ). Чтобы разобраться с чернобыльской трагедией, на мероприятие собрались более 500 экспертов из 62 стран. «На амбразуру» опять кинули Легасова.

Став адвокатом Советского Союза перед судом мирового сообщества, он читал доклад 5 часов. Собралось 2 тома материалов. Валерий Алексеевич провел детальный анализ катастрофы. Сделал это правдиво и открыто. Говорил без оглядки на «верха», без страха за репутацию. Экспертов поразила информированность советского академика. Когда Легасов закончил выступление, его приветствовали стоя и даже вручили флаг МАГАТЭ.

Ожидалось, что эксперты потребуют от Советского Союза возместить ущерб от радиоактивного облака, которое после аварии устремилось в Европу. Радионуклиды йода и цезия были разнесены на значительной части европейской территории.

Валерий Легасов пробил завесу лжи и умолчания вокруг Чернобыля. Раскрыв подлинный характер катастрофы, он, по сути, спас страну от многомиллионных исков.

— Там ситуация была действительно непростая, — говорит Инга Валерьевна. — Ехать на совещание МАГАТЭ должен был тоже не он, вызывали руководителя государства. О том, что произошло в Чернобыле, должен был докладывать Горбачев. Но, насколько я знаю, Михаил Сергеевич сказал, что пусть едет ученый, который принимал участие в ликвидации последствий аварии. Над докладом работала целая группа специалистов. Он готовился у нас на глазах. Отец часто брал документы домой. Несколько дней у нас дома оставались ночевать ученые и специалисты. Отец многократно проверял все цифры. Он лично должен был убедиться, что все они абсолютно правдивые. Доклад получился очень подробный и очень честный.

Когда отец садился в самолет, советские дипломаты в Вене предупредили его, что обстановка достаточно недоброжелательная, что встречать будут плохо. Мировое сообщество настроено негативно и против страны, и против докладчика. Ждали Горбачева. Но когда узнали, что приехал Легасов, который работал на месте чернобыльской катастрофы, людей собралось на порядок больше.

Отец рассказывал, что сначала зал гудел, присутствующие что-то выкрикивали с мест. Но начиная с 15 минуты доклада в зале наступила гробовая тишина. Легасова слушали, затаив дыхание. И записывали за ним числа. Доклад длился 5 часов, и еще час отец отвечал на вопросы. Без всякого перерыва. Своей основной задачей он видел не оправдать Советский Союз, не скрыть какую-то информацию, а, наоборот, объяснить мировому сообществу, как в таких ситуациях надо себя вести. У него уже тогда возникла мысль о создании института по безопасности.

Своим мышлением и откровенным выступлением Валерий Легасов опередил время. Перестройка и гласность наступят позже.

Но правда о Чернобыле понравилась не всем. Например, в руководстве Министерства среднего машиностроения были крайне недовольны самостоятельностью академика Легасова. (Доклад был одобрен правительством во главе с Николаем Рыжковым, минуя Минсредмаш.) Были те, кто требовал привлечь авторов этого 700-страничного доклада к уголовной ответственности за разглашение секретных данных.

— Такие мнения действительно были. У нас в семье это обсуждалось. Говорили, что нельзя было называть такие цифры, нельзя было так откровенно все рассказывать, — говорит Инга Валерьевна. — Они дали ту информацию, которая была разрешена. И доклад был честный. Там была форс- мажорная ситуация, нужно было думать не об одной стране, а о всем человечестве. Я думаю, тут дело не в каких-то секретных данных. Доклад в МАГАТЭ имел большой резонанс. Отец стал очень популярным, в Европе его назвали человеком года, он вошел в десятку лучших ученых мира. Это вызвало серьезную ревность у его коллег.

А тут еще академик Александров как-то обмолвился, что именно в Валерии Легасове видит своего преемника «Классические» физики не могли допустить в свое лоно химика-неорганика.

Легасова начали травить Он был другой. Был лишен высокомерия и чванства, держался просто, при этом частенько нарушал субординацию. Друзья рассказывали, что Валерий Алексеевич мог часами в рабочем кабинете обсуждать заинтересовавшую его идею с кем-нибудь из рядовых сотрудников. А ученые со званиями сидели, дожидаясь своей очереди в приемной.

Легасов был чужой. Задолго до аварии обращал внимание на несовершенство реакторов РБМК. Говорил, что они обеднены системами управления и диагностики. Что в них заложен огромный потенциал химической энергии: много графита, много циркония и воды. И нет систем защиты, независимых от оператора. При этом предлагал революционные решения, чем подрывал основы сложившейся академической структуры. Что не могло не вызвать ярость академиков-ретроградов.

Когда кругом кричали: «Дальше, выше, быстрее!», — Валерий Алексеевич призывал задуматься: «А какой ценой?»

Из магнитофонных записей, надиктованных академиком Легасовым: «У меня в сейфе хранится запись телефонных разговоров операторов накануне произошедшей аварии. Мороз по коже дерет, когда их читаешь. Один спрашивает у другого: «Тут в программе написано, что нужно делать, а потом зачеркнуто многое, как же мне быть?» Второй немножко подумал: «А ты действуй по зачеркнутому!» Вот уровень подготовки таких серьезных документов: кто-то что-то зачеркивал, ни с кем не согласовывая, оператор мог правильно или неправильно толковать зачеркнутое, совершать произвольные действия — и это с атомным реактором! На станции во время аварии присутствовали представители Госатомэнергонадзора, но они были не в курсе проводимого эксперимента!»

На уровне политбюро было принято решение об организации института технологического риска, но не в рамках Минэнерго.«Говорили прямо: «Легасов выкатил пушки. Он теперь сядет в свое академическое кресло, ничем не связан, чего от него ждать, сам черт не знает», — вспоминал доктор физико-математических наук, начальник лаборатории РНЦ «Курчатовский институт» Игорь Кузьмин. — В результате проблемы безопасности передали оставшемуся не у дел Институту физики в Белоруссии. Проявили якобы государственный подход, а на самом деле прикрыли собственные тылы, выбив почву из-под ног у тех, кто действительно был способен заняться решением чрезвычайно важной для страны проблемы».

Потом политбюро вторично вернулось к этому вопросу, но подходящего здания для института так и не выделили. Лишь один раз Валерий Алексеевич поехал смотреть старое школьное здание, а вернувшись, сказал коллегам: «Там только мышей разводить...»

«У меня внутри все сожжено»

На аварийную Чернобыльскую атомную станцию академик приезжал 7 раз. Ему нездоровилось: постоянно тошнило, изматывали сухой кашель и головные боли. У него был ослаблен иммунитет. При этом он продолжал работать по 12 часов в день.

1 сентября 86-го Валерию Легасову исполнилось 50 лет. Академик был представлен к званию Героя Социалистического Труда. Но министр среднего машиностроения выступил «против». Валерию Алексеевичу припомнили чересчур откровенную оценку причин чернобыльской аварии. В результате он получил от министерства только именные часы «Слава».

Вскоре врачи выявили у Валерия Легасова радиационный панкреатит, лучевую болезнь 4-й степени. В крови были обнаружены миелоциты, стало понятно, что затронут костный мозг.

В больнице академика навещали друзья. Маргарита Михайловна приходила к мужу с его любимой собакой чау-чау Томасом Лю. Жена была для Валерия Алексеевича и любимой женщиной, и другом, и собеседницей, и сиделкой.

Весной 1987-го состоялись перевыборы в научный совет института. Голосование было тайное. «За» Валерия Алексеевича проголосовали 100 человек, «против» — 129. Легасов еще раз столкнулся с откровенной враждебностью.

Жена академика, Маргарита Михайловна, вспоминала, что, почувствовав пренебрежение к собственной личности, он пережил глубокий психологический кризис.

— Для отца это стало полной неожиданностью, — говорит, в свою очередь, Инга Валерьевна. — Он не знал, как на это реагировать. Я считаю, что это был удар под дых, причем заранее спланированный и подготовленный.

У академика стали отниматься пальцы левой руки, неметь правая рука и нога. Медики констатировали у него реактивную депрессию... Осенью 87-го, находясь в больнице, он принял на ночь большую дозу снотворного. Но вовремя удалось вызвать врачей, Валерию Алексеевичу промыли желудок, спасли.

Друзьям в тот непростой период академик признавался: «У меня внутри все сожжено».

— После чернобыльской катастрофы отец многое переосмыслил, — говорит Инга Валерьевна. — Он был патриотом, тяжело переживал за произошедшее, за страну, за людей, которых коснулась авария. Он переживал за нерожденных детей, брошенных в зоне отчуждения животных. Это растревоженное милосердие, которое ему было присуще, видимо, и жгло его изнутри.

А 27 апреля 1988 года, во вторую годовщину чернобыльской аварии, Валерия Легасова нашли у себя в домашнем кабинете повешенным. Официальная версия — самоубийство.

28 апреля Легасов должен был огласить правительству данные своего собственного расследования причин чернобыльской катастрофы. По некоторым данным, часть записей, которые начитывал Валерий Алексеевич на диктофон, была стерта.

— Я не знаю, что было стерто. Тот архив, который был в семье, сохранился. В Интернете ходит немало расшифровок записей, которые действительно принадлежат отцу, но есть и те, которые к нему не имеют никакого отношения, — говорит Инга Валерьевна.

Проверялась версия и о доведении до самоубийства, но она не нашла подтверждения. Следствие сделало вывод: Валерий Легасов покончил с собой в состоянии депрессии.

«Его сломали система и стая, которая ее охраняла», — считал профессор МГУ имени Ломоносова Юрий Устынюк.

«Прямого виновника его гибели не было: никто нож не взял, в грудь не воткнул. Но были люди, которые, зная о нездоровье Легасова, разыгрывали эту карту и довели его до гибели», — говорил заместитель директора Института атомной энергии имени Курчатова в 1988 году, академик Феоктистов.

— Мы понимали, что человек уходит из жизни, — говорит, в свою очередь, Инга Валерьевна. — Отец постепенно перестал есть, перестал спать. Сильно похудел. Лучевая болезнь — страшная вещь. И отец прекрасно понимал, как он будет уходить, как это будет мучительно. Наверное, он не хотел быть в тягость маме. Он ее обожал. До последнего дня писал ей стихи, признавался в любви.

Уже после смерти академика Маргарита Михайловна запросила официальный документ о радиационной дозе, полученной ее мужем в Чернобыле. На «счету» Валерия Алексеевича было 100 бэр, в то время как предельно допустимая доза для ликвидаторов была 25.

Все последующие годы о катастрофе на Чернобыльской атомной станции старались забыть. Стране не нужны были ее герои.

Только спустя десять лет после аварии, в сентябре 1996 года, президент Борис Ельцин посмертно присвоил Валерию Легасову звание Героя России.

«Золотая Звезда Героя хранится в семье Легасовых. Тяжелое утешение. Ведь все могло быть иначе и человечнее», — сетовал профессор Физико-химического института имени Карпова Борис Огородников.

Спасая людей от последствий страшной техногенной катастрофы, Валерий Легасов расплатился собственной жизнью за ошибки других.

Читайте материал "Батюшка всея Чернобыля: настоятель рассказал о жизни в зоне отчуждения"

Легасов, Валерий Алексеевич - это... Что такое Легасов, Валерий Алексеевич?

Вале́рий Алексе́евич Лега́сов (1 сентября 1936, Тула — 27 апреля 1988, Москва) — советский химик-неорганик. Действительный член Академии наук СССР (1981).

Биография

Родился в семье служащих. Окончил МХТИ имени Д. И. Менделеева, получил степень кандидата наук в 1967 году, доктора химических наук в 1972, в возрасте 36 лет. В 1978—1983 был профессором МФТИ, с 1983 года и до смерти работал на химическом факультете МГУ, заведовал кафедрой радиохимии и химической технологии.

В. А. Легасов избран в 1981 году действительным членом АН СССР по отделению физикохимии и технологии неорганических материалов; член-корреспондент АН СССР с 1976 года.

С 1983 года и до смерти — первый заместитель директора Института атомной энергии имени И. В. Курчатова.

Академик Легасов В. А. — учёный с мировым именем в области использования ядерно-физических и плазменных методов для синтеза и исследования свойств новых соединений с элементами в аномально высоких окислительных состояниях; ядерной и плазменной технологии; энергосберегающей технологии и водородной энергетики. Под его руководством создана научная школа в новейшем разделе неорганической химии — химии благородных газов. Результаты этих работ в мировой науке определяются как эффект Н. Бартлетта−В. Легасова.

Концепция безопасности — таково другое важнейшее направление творческой деятельности академика В. А. Легасова. Эти работы В. А. Легасова направлены на доказательство необходимости новой методологии обеспечения безопасности. Крупнейшие катастрофы, исход которых — огромные человеческие жертвы, — трагический симптом нашего времени. Он считал, что необходимо сформулировать новые критерии безопасности и иметь современную методологию её обеспечения. Совершенствование техносферы должно обеспечить комфортное безопасное процветание людей. Этими проблемами был обеспокоен академик В. А. Легасов.

Сразу после аварии на Чернобыльской АЭС был назначен членом правительственной комиссии по расследованию причин и по ликвидации последствий аварии. Появился на месте катастрофы одним из первых и провёл там в общей сложности четыре месяца — вместо допустимых 2—3 недель. Полученная значительная доза радиации очень сильно повлияла на его здоровье.

Принимал ряд важнейших решений по предотвращению дальнейших взрывов и информировал правительство СССР о ситуации в зоне аварии. Именно он предложил состав смеси, которой был засыпан горящий реактор и благодаря которой последствия аварии оказались меньше, чем могли быть. Он информировал своих коллег учёных и прессу о рисках и состоянии разрушенной станции, а также настаивал на немедленной полной эвакуации города Припять.

В августе 1986 года на конференции экспертов МАГАТЭ в Вене Легасов, как глава советской делегации, представил доклад с анализом причин аварии и радиологических последствий катастрофы на ЧАЭС. Это выступление стало поворотным пунктом в его карьере. Существует несколько точек зрения на причины этого. По одной версии в своём выступлении Легасов разгласил ряд секретных сведений, на что не был уполномочен[1]. По другой версии он вызвался озвучить официальную версию событий аварии на Чернобыльской АЭС, подтасовки и ложь которой вызывали большое неприятие у других учёных[2]. Некоторые расценили действия Легасова как попытку дискриминации Научного руководителя проекта реактора РБМК, президента АН СССР академика Александрова по карьерным соображениям[3].

В 1987 году при тайном голосовании академика Легасова не избрали в научно-технический совет (100 — за, 129 — против)[1][2]. В 1986—1987 годах его дважды выдвигали на звание Героя Социалистического Труда, но оба раза он не был награждён. Известна версия, по которой Горбачев вычеркнул Легасова из списка, сказав: «Ученые не советуют»[1].

27 апреля 1988 года, во вторую годовщину аварии на ЧАЭС, Легасов был найден у себя в квартире повешенным. Перед смертью он записал на диктофон рассказ о малоизвестных фактах, касающихся катастрофы (по некоторым данным, часть послания была кем-то умышленно стёрта). По материалам этих аудиозаписей Би-би-си сняло фильм «Пережить катастрофу: Чернобыльская ядерная катастрофа» (англ. Surviving Disaster: Chernobyl Nuclear Disaster).

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Награды и звания

См. также

Примечания

Ссылки

Фильмография

  • «Чернобыль. Тайна смерти академика Легасова» — документальный фильм, снятый в 2004 г.
  • «Тайны века: Ликвидатор» — документальный фильм, снятый Первым каналом в 2006 г.
  • "Дело темное: Академик Легасов. В зоне радиационной опасности — документальный фильм, снятый в 2011 году.

"Академик Легасов приехал в Чернобыль в белом костюме"

— Главным героем сериала стал академик Валерий Легасов, первый замдиректора Курчатовского Института атомной энергии, именно его показали как человека, который спас мир...

- Все важнейшие решения принимались в правительственной комиссии по расследованию причин и по ликвидации последствий аварии. Никакого героя-одиночки в Чернобыле в те времена быть не могло.

Когда я впервые увидел там Легасова, он был в нарядном белом костюме. Вошел, а я как раз распекал своего подчиненного, тот попросил: «Товарищ генерал, вы хоть при академике меня не ругайте».

Мы были с Валерой почти ровесниками, чуть за пятьдесят, помню, он бросил такую фразу: «Ничего, Николай Дмитриевич, Чернобыль нас быстро состарит». Но заседания комиссии проходили и без Легасова, его подписи нет на многих важных документах, идею, как снимать ядерное топливо с крыши, предложил не он.

Причиной же самоубийства Легасова, я считаю, была обида. Мне кажется, есть три серьезных момента, которые повлияли на его психику. Первое - это то, что ему не дали Героя. Легасов уговорил Горбачева, чтобы тот создал институт радиационной безопасности, который бы он возглавил. Однако завистники из Курчатовского сделали все, чтобы никто к Легасову работать не пошел. И это стало для него вторым серьезным ударом.

И третье - незадолго до случившегося его сын попал в серьезное ДТП, как мне рассказывали, сбил человека. Легасов был очень подавлен. Примерно за месяц до смерти он первый раз попытался свести счеты с жизнью, когда лежал в больнице ЦКБ, где в то время работала моя супруга. Его откачали.

Накануне своей гибели Валерий, кстати, был у меня. Но ни словом не обмолвился о том, что задумал. Хотя потом мне рассказывали, что своей жене Маргарите он признавался, что его затравили. Я считаю, что его довели коллеги из-за элементарной зависти, КГБ тут ни при чем, никаких тайн о причинах аварии на ЧАЭС он выдать на Запад не мог. Просто у него оказалась слабая нервная система.

Читайте материал «Как убивали академика Легасова»

— Вам ведь тоже не дали Звезду Героя?

- Я получил только орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» II степени. Нашу работу по снятию ядерного топлива принимала правительственная комиссия. Мы обедали, генерал-полковник Пикалов, тоже химик, говорит: «Ну, Николай Дмитриевич, ты у нас настоящий герой». И тут же добавляет: «Хотя крыша от ядерного топлива у тебя не везде вычищена гладко».

Как же не стыдно! Все, что солдаты и офицеры могли в той ситуации, они сделали, и даже больше. Я не выдержал. «Берите и сметайте тогда сами», — бросил в сердцах ложку. Так я и не стал Героем Советского Союза. Из списков на награждение меня вычеркнули. Хотя знаю, были люди, которые сделали гораздо меньше меня или Легасова, так они на коленях стояли, чтобы их наградили, — и получили свое. Но я унижаться не захотел.

— Один из самых достоверных эпизодов сериала — очистка крыши реактора от ядерного топлива, которой вы как раз руководили. Две самые опасные зоны «М» и «Н». Кстати, почему они так назывались?

- Зоне «Н» — Наталья — я дал имя своей матери, «М» — Мария, в честь сестры. Тут американцы все показали без ошибок.

Полностью радиационная свинцовая защита груди, спины, головы, органов дыхания, глаз весила около тридцати килограммов, поэтому отбирали только самых крупных добровольцев. Первоначально в ГДР действительно заказали робота, который должен был очищать крышу. Но электроника отказала. Тогда 16 сентября 1986 года правительственная комиссия подписала постановление: для снятия вручную ядерного топлива привлечь к уборке живых «биороботов», как их назвал Борис Щербина, глава правительственной комиссии.

3500 человек откликнулись на призыв партии и государства. Они были нашей последней надеждой. На крыше большинство парней побывали всего один, редко два раза. Только трое москвичей, Чебан, Свиридов и Макаров поднимались туда трижды. Их тоже представили к званию Героя СССР, хотя никто его так и не получил.

За подобные вылазки было положено пять окладов. Хотя, конечно, не за деньгами ребята туда шли. Приказ к использованию военнослужащих подписывал министр обороны.

Прежде, чем в этот ад пускать людей, из Москвы приехали специалисты, чтобы просчитать последствия. На медике Александре Салееве, подполковнике, радиологе, кандидате наук (в прошлом году он умер в Томске) провели эксперимент — полностью снарядили, навесили датчики с дозиметрами и отправили на крышу. Минуту и 13 секунд он там пробыл. Мы наблюдали за ним, затаив дыхание, в проеме, проделанном взрывом, всего 30 секунд.

Салеев получил дозу облучения в 10 рентген. Его представили к ордену Красной Звезды. Прежде, чем начать основные работы, через крышу натянули красную ленту, чтобы никто случайно не свалился вниз. Это в сериале не показали, не показали и как куски графита от огромной температуры буквально приварились к бетону — и их, прежде чем сбросить в разлом, отбивали тяжеленными кувалдами. Графита там тонн 20 было. Каждый кусок весил не меньше 50 килограммов. Фонили они до 7000 рентген в час. Сильнее, чем в Хиросиме.

Николай Дмитриевич сейчас и (на черно-белом снимке) в 1986­-м. Фото: Екатерина Сажнева

На снаряжении добровольцев написали цифры: один, два, три, чтобы никого случайно не забыть. Были среди них и настоящие герои, но были и растерявшиеся, и трусы. Как-то раз подбегает ко мне один командир: «У меня солдат упал в обморок». Я сразу к тому: «Сынок, ты где работал, покажи!» И тут выясняется, что парень на крыше и не был еще. Он посмотрел, как работают другие, и ему стало плохо. Естественно, его никуда не пустили.

Еще один капитан притворялся, будто бы у него началась лучевая болезнь, а сам дозиметр положил возле тягача, что вернулся из зоны. Будь моя воля, я бы его по законам военного времени под трибунал отдал.

— А как действовали «отряды зачистки» — отстреливали оставшихся домашних животных, собак с маленькими щенками, скотину? Помните, в одной из серий бабушка отказывается покидать зону отчуждения — и солдат убивает ее корову-кормилицу, честно говоря, я подумала, что он застрелил саму старушку.

- Это полная чушь. Когда показывают 18-летнего губастого пацана, который сам по себе откуда-то прибыл в Чернобыль и стал работать в этом отряде, такого, конечно, быть не могло. Все происходило централизованно, очень четко, через военкоматы, вручали путевку, отправляли на сборные пункты, там переодевали. Забирали в основном «партизан» (запасников) Советской армии, кто уже отслужил. Это был приказ. Отказаться потом могли только те, кто шел на крышу.

Никаких мальчишек среди них не было. Средний возраст ликвидаторов — 35–40 лет. Всего же с 1986 по 1991 год через очаг катастрофы прошло более полумиллиона человек со всего Союза. Мы старались минимизировать потери для простых людей, кому не повезло жить в зоне поражения. Например, как очищали колодцы? Пожарная машина откачивала оттуда воду, засыпали гравий, радиоактивная вода опять поднималась, ее снова откачивали, засыпали песок, и так раз 5–10. Сотни источников вернули населению.

Многие жители в селах, находившихся в 30-километровой зоне, категорически отказались покидать свои дома. Ходили по дворам, убеждали, уговаривали. Помню, как в одной семье, где стояли наши вертолетчики, хозяин, фронтовик, зенитчик, накормил нас ухой. Потом приложили дозиметр к животу, а тот как затрещит...

Собак в окрестностях станции не отстреливали, просто потому, что их там и не было. Они разбежались вслед за хозяевами. Хотя диких лесных зверей действительно уничтожали.

— А как вам ликвидаторы-шахтеры, которые копали тоннель под реактором, чтобы не допустить попадания ядерного топлива в подземные воды, правда ли, что они работали голыми в зараженной зоне — как показали в сериале?

- Работяги из Тулы настоящие герои. Конечно, никто без штанов по зоне не бегал. Они же не идиоты! Надевали свинцовые накладки, плавки, которые ликвидаторы шутливо называли «корзиночки для яиц» — ими прикрывали свое мужское хозяйство. Парни молодые, им еще жить, любить...

Эпизод, когда шахтеры панибратски хлопают министра угольной промышленности, который приехал их уговаривать отправиться в Чернобыль, это тоже смешно. Люди тогда были другие, и отношения другие. Много лет спустя, когда я стал доверенным лицом будущего президента Путина на его первых выборах, то ездил в Тулу, агитировал за него, встречался с бывшими ликвидаторами. Для них все это произошло будто вчера. В 2000 году «красный пояс» в том числе, я считаю, и благодаря моим стараниям проголосовал за Путина.

— Вы еще застали умирающих от облучения пожарных?

- Да, я получил 200 с лишним рентген. Началась лучевая болезнь. Лежал сначала в Киеве, потом в Москве, вместе с пожарными в шестой клинической больнице, куда меня отправили самолетом. Смотреть на их живые трупы было страшно.

Василия Игнатенко, чью семейную историю показали в сериале, в живых уже не было. Но я общался с его командиром Леонидом Телятниковым и в сердцах ему сказал: «Если бы ты был моим подчиненным, то я тебя отдал бы под военный трибунал, неужели ты не понимал, что нельзя людей держать столько часов вблизи реактора?» Их смерть была мучительной. Сам Телятников дослужился до генерала, умер от рака в начале нулевых.

— Вы тоже выжили чудом.

- Все благодаря моей супруге Зое Ивановне. Это она меня хранила тридцать с лишним лет. Конечно, ноги уже почти не ходят, поражена опорно-двигательная система. Мне ведь 85. К сожалению, в прошлом году моей любимой жены не стало, а вместе с ней ушла и частица меня самого...

Очень обидно, что отношение к ликвидаторам в нашей стране оставляет желать лучшего, о нас говорят только в годовщину трагедии, а так лишают льгот. А ведь время нас не щадит. Даже у самых сильных и молодых здоровье не то. Порядка 50 тысяч человек ушли навсегда. Но из прошедших крышу лишь процентов пять умерли от болезней, напрямую связанных с облучением. Считаю это и своей заслугой. То, что сберег ребят.

Сколько раз за последние годы я пытался достучаться до самого верха, чтобы рассказать о наших проблемах и нуждах, но все бесполезно — не допускают, мы надоели, перестали быть нужными.

На самом деле хоть в сериале и показано плохое отношение советской власти к народу, такого, как сейчас, не было. Наоборот, как раз тогда старались сделать все, чтобы по максимуму спасти людей, но ситуация была такова, что другого выхода не было.

Члены правительственной комиссии и генералы не в Москве прохлаждались, а в самом эпицентре, тоже рисковали собой — и многие получили большие дозы облучения. Это нынешние не желают смотреть в глаза ликвидаторам, забыли, что существуем. Вот я, например, даже деньги снять со счета не могу, чтобы поехать еще подлечиться, откладывал потихоньку с генеральской пенсии, хранил в одном коммерческом банке, а у банка забрали лицензию — и все, пропали мои сбережения. В каком государстве такое скотское отношение к героям может быть? Хорошо, что американцы про нас вспомнили — и после этого о нас заговорили.

— Американцы сняли сериал, который превзошел суперпопулярные «Игры престолов», по рейтингу зрителей он оказался на первом месте. Как вы думаете, в чем причина такого успеха?

- Дело в том, что эта трагедия могла произойти в любой стране и в любое время. Только кажется, что человечество полностью покорило «мирный атом». Когда сериал уже вышел, в конце мая, почти незамеченной прошла новость о том, что в США на Маршалловых Островах, в Тихом океане, в куполе хранилища их радиоактивных отходов появились трещины, саркофаг протекает и в любую минуту может разрушиться. Что будем делать тогда? У нас одна планета. Остались ли еще настоящие герои, готовые умереть, но предотвратить ядерную катастрофу, как это произошло в 1986 году? Мир тогда спасли простые советские люди.

Читайте материал «Мой муж — чернобыльский киборг»: история жизни ликвидатора»

Кто подтолкнул к суициду героя Чернобыля – КГБ? Горбачёв?

На прошлой неделе завершился показ пятисерийного американского сериала «Чернобыль». Он произвёл вполне заслуженный фурор во всём мире, его рейтинги (по оценке IMDB, 9,7 из 10 баллов) опередили даже самый успешный сериал HBO всех времён и народов «Игра престолов».

Одним из центральных персонажей сериала стал профессор Валерий Легасов, который в 1986 году был главным научным руководителем чернобыльской правительственной комиссии. Днём 27 апреля 1988 года сын Валерия Легасова Алексей обнаружил его тело в двухэтажном особняке на улице Пехотной, где жил профессор. Легасов покончил с собой, не оставив предсмертной записки. Что же заставило профессора наложить на себя руки?

Вот что рассказывал следователь по особо важным делам Генпрокуратуры СССР Борис Погорелов, расследовавший обстоятельства смерти академика: «Меня поразил узел на верёвке, развязать его было невозможно». Такой узел, по мнению следователя, мог завязать только опытный альпинист, но такими навыками вряд ли обладал Легасов, который альпинизмом не увлекался. Кроме того, в одном из ящиков стола в домашнем кабинете Легасова был найден наградной пистолет. Почему же учёный не предпочёл более лёгкий способ самоубийства?

Вместе с архивными документами Легасова следствие изъяло пять аудиокассет, на которые академик надиктовал свои соображения по поводу причин чернобыльской аварии, а также хронологию ликвидации её последствий с ранее неизвестными подробностями. Некоторые места в этих записях были якобы затёрты. Кто-то не захотел предавать огласке мнение учёного?

Члены семьи учёного (у реального Легасова была семья, в отличие от киношного «одинокого волка») считают, что его довели до самоубийства интриги некоторых коллег из академического сообщества. Якобы после возвращения из Чернобыля, а тем более после блестящего доклада о чернобыльской катастрофе на конференции МАГАТЭ в Вене в августе 1986 года, ему создали невыносимые условия для научной деятельности. «Версия о доведении Легасова до самоубийства не нашла своего подтверждения, так как он не находился в материальной или иной зависимости от кого-либо, не было с ним такого жестокого обращения или систематического унижения его личного достоинства, которые могли бы привести его к решению о самоубийстве, а потому лиц, виновных в самоубийстве, не имеется...», – гласят сухие строчки заключения следствия по делу Легасова.

Официальное мнение «важняка» Бориса Погорелова по поводу самоубийства Легасова было коротко: «Депрессия...» Но что именно стало её причиной?

По версии создателей сериала «Чернобыль», Легасов боялся расправы со стороны КГБ после его правдивого выступления на «радиоактивном процессе», когда судили руководство ЧАЭС. Поводом для появления такой версии стали расшифровки записей Легасова, которые изучили соавторы. Вот только надик­товывал учёный их скорее всего для себя – при подготовке статей для газеты «Правда», для американского журнала «Сантифик американ», а также готовясь к интервью с белорусским писателем-классиком Алесем Адамовичем. А вовсе не для передачи западным разведкам, как показано в сериале. Тем не менее кое-что эти записи всё же объясняют.

«Маршал-победитель» от науки

Блестящий учёный Валерий Легасов не был физиком-ядерщиком и тем более реакторщиком. Он, по его же собственному выражению, был «ядерным химиком» – знатоком химических процессов, происходящих в атомных реакторах.

По теме

У «благовещенского стрелка» обнаружили склонность к суициду, но умолчали об этом

1139

Сотрудники призывной комиссии Благовещенска знали, что студент, устроивший стрельбу в колледже строительства и ЖКХ, склонен к суициду, однако не сообщили об этом в учебное заведение, заявил заместитель генпрокурора Игорь Ткачёв.

Основания так считать у него были. Уже через пять лет после окончания института Валерий Легасов стал кандидатом химических наук, а спустя десять лет – доктором. Он сделал огромный вклад в развитие химии соединений благородных газов – почти такой же по значимости, как и у основателя дисциплины Нила Бартлетта, отчего фамилии их обоих оказались увековечены в названии эффекта Бартлетта – Легасова. Благодаря своим заслугам Легасов быстро утвердился в научном сообществе, получил должность заместителя директора Института атомной энергии имени И.В. Курчатова и в 45 лет стал действительным членом Академии наук СССР – одним из самых молодых академиков в истории этого учреждения.

Да, в Чернобыль он попал случайно, оказавшись единственным из доступных крупных специалистов по «мирному атому» в субботний день. Но ключевую роль Валерия Легасова в том, что чернобыльская авария не переросла в Армагеддон планетарного масштаба, действительно трудно переоценить.

Глушение взорвавшегося реактора, точнее предотвращение его дальнейшего горения, графитом, смесью бора, песка, свинца и доломита было не изобретением Легасова. Но из десятков различных способов тушения ядерного пожара он выбрал самый действенный. Так, сбрасывая с вертолётов тысячи тонн спасительной смеси в жерло реактора, распространение аэрозольной газовой радиации по всей Европе удалось предотвратить в короткие сроки.

На следующий же день после аварии на ЧАЭС Валерий Легасов настоял на немедленной эвакуации 50-тысячного населения Припяти, хотя радиационный фон в городе атомщиков на тот момент был вполне сносным. Но со временем он бы возрос, отчего десятки тысяч людей, в том числе дети, погибли бы от лучевой болезни в страшных муках.

Стоит отметить, что опыта ликвидации таких аварий в мире не существовало – Легасов, к сожалению, стал первопроходцем. Но этим не ограничиваются заслуги научного руководителя правительственной комиссии по ликвидации последствий чернобыльской аварии.

Реактор РБМК

Реактор РБМК

Кто посылал к реактору шахтёров?

Из расшифровки записей Легасова: «В это время появился Евгений Павлович Велихов и стал говорить о возможности «китайского синдрома», о том, что какая-то часть топ­лива может попасть в землю и дальше, проплавляя землю, может дойти до водоносных слоёв. Водоносные слои под ЧАЭС, и в этом смысле она была очень неудачно поставлена, на глубине 32 метров. И, конечно, если даже какая-то часть топлива попала бы туда, возникла бы угроза заражения достаточно большого бассейна, питающего заметную часть Украины, радионуклидами, находящимися в этой массе ядерного топлива. Вероятность такого события представлялась чрезвычайно малой, но тем не менее как превентивную меру, после некоторых колебаний, всё-таки приняли решение копать, хотя большая часть специалистов, конечно, сомневалась в необходимости крупномасштабных работ такого сорта, и тем не менее Евгений Павлович настоял на том, чтобы нижний поддон фундаментной плиты реактора был сооружён. Для этого очень активно работали шахтёры».

То есть рисковал жизнями сотен тульских шахтёров вовсе не Легасов, называя их в сериале биороботами, а Велихов, являвшийся в то время вице-президентом АН СССР? Он, кстати, также одно время входил в состав чернобыльской правительственной комиссии – судя по всему, в роли «противовеса» Легасову.

Вот что говорит и пишет Легасов дальше: «Евгений Павлович предложил уже и под развалом, находящимся вне здания 4-го блока, где ему показалось, что очень много топ­лива находится, соорудить ещё одну такую же плиту, а для этого потребовалось бы с десяток тысяч метростроевцев привести туда для проведения такой работы. Вот здесь я, конечно, не выдержал и написал резкое письмо, категорически возражающее против совершенно ненужного избыточного привлечения метростроевцев, которые бы получили высокие дозовые нагрузки, сооружая вторую защитную плиту…» В итоге метростроевцы в Чернобыль не поехали, за что должны быть благодарны Легасову.

По теме

Россиянка уехала на море, оставив дома склонную к суициду дочь

1862

Москвичка отправилась на отдых, оставив дома свою дочь-школьницу. Оставшаяся одна девочка попыталась свести счеты с жизнью: она даже не знала, где именно отдыхает ее мать.

Спасение Днепра

Из расшифровок записей Легасова: «Повторяю, что подпоч­венные воды неглубоко находились под Чернобыльской атомной станцией. И вот после того когда стало ясно, что число жертв происшедшей аварии ограничивается несколькими сотнями человек, причём десятки человек – это тяжело пострадавшие люди, остальные люди излечиваемые, то главная проблема была обезопасить население, проживающее вдоль бассейна Днепра. Это была такая центральная и очень острая задача. Конечно же, проводились измерения уровня загрязнения самой воды.

Надо прямо при этом сказать, что украинские товарищи выступили первоначально с проектом создания обводного канала, который бы все воды Припяти уводил от Киевского моря. Это миллиардное по стоимости сооружение, и такой канал должен был проходить по территории Белоруссии.

Он должен был бы стоить очень дорого. Но, конечно, он бы гарантировал, что никакие бы загрязнённые воды не попали бы в Киевское море… Мне было поручено сделать оценку этого проекта… Оказалось, что это мероприятие избыточно, достаточно системы скважин и дамб... Затем комиссия провела все эти работы более тщательно и пришла к такому же выводу. Поэтому предложение не было принято, и практика показала, что это мероприятие было бы экономически нецелесообразно и не принесло бы никаких дополнительных выгод с точки зрения защиты Днепровского бассейна…».

В записках Легасова нет экономической составляющей – его, как истинного учёного, не волновала стоимость всех дорогостоящих мероприятий по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, на первом месте стояло спасение людей. Хотя понятно, что стоимость этих работ с прорытием обводного канала взлетела бы до астрономических величин. Не случилось.

Во всём виноват Горбачёв?

Ходили слухи, что Валерий Легасов «не сработался» с генсеком ЦК КПСС Михаилом Горбачёвым, который лично контролировал ликвидацию последствий взрыва на ЧАЭС. Якобы Горбачёв также лично вычеркнул Легасова из наградного списка на звание Героя Соцтруда, наградив академика лишь часами завода «Слава». Но это, как выясняется, не совсем так.

Из записок Легасова: «Кстати, о разговорах с Михаилом Сергеевичем Горбачёвым. Трижды мне по телефону приходилось с ним разговаривать там, находясь в Чернобыле. Всё это носило довольно странный характер. Он звонил второму председателю правительственной комиссии товарищу Силаеву… Иван Степанович давал ему свою информацию, а затем, когда дело шло о каких-то более детальных специ­фических, профессиональных вопросах, он спрашивал: «Кому дать трубку, Велихову или Легасову?» Вот в первом разговоре он [Горбачёв] сказал: «Давай Легасову трубку». Я стал с ним разговаривать. Михаил Сергеевич минуты три-четыре говорил: «Что же там делается, меня эта проблема очень волнует, уже имя Горбачёва начинают во всём мире трепать в связи с этой аварией. Какое там истинное положение?» В ответ на это я ему обрисовал положение, что в основном основные выбросы из разрушенного блока прекращены, что в настоящее время ситуация контролируемая… Михаил Сергеевич попросил написать ему личное письмо. Ну, вот я тут же сел за написание этого письма, и потом, после некоторой редакции Силаева, оно ушло в ту же ночь на имя Горбачёва…».

Теперь понятно, почему Горбачёв лично попросил поехать и доложить обстановку вокруг ЧАЭС на конференцию МАГАТЭ в Вену именно Легасова. А ведь там хотели видеть именно руководителя государства.

Но пятичасовой доклад Михаил Сергеевич осилил бы, а вот отвечать два часа на вопросы 500 специалистов из 62 стран – это вряд ли. Возможно, деятельность Легасова кому-то и не нравилась, но только не Горбачёву.

Взрыв в Чернобыле стал причиной мутаций у людей и животных

Взрыв в Чернобыле стал причиной мутаций у людей и животных

По теме

Стриптизер-мем обратился к фанатам из-за сообщений о своей смерти

7462

Бразильский танцор Рикардо Милос вышел на связь с поклонниками из-за распространившихся сообщений о его смерти. По словам стриптизера, он занят воспитанием сына и путешествиями.

«Радиоактивный процесс»

Академик Валерий Легасов действительно выступал на «радиоактивном процессе» в Чернобыле в июле 1987 года, по итогам которого осудили шестерых «крайних» руководителей ЧАЭС, в том числе директора Брюханова и заместителя главного инженера Дятлова. Однако реальное выступление Легасова отличалось от киношного, которое является апофеозом сериала «Чернобыль».

Легасов на суде вспоминал директора ЧАЭС как человека очень испуганного и не способного действовать в момент чрезвычайной ситуации: «Директор ЧАЭС был в шоке, от начала до конца Я увидел его в первый день, как приехал туда. И последний раз я его видел на заседании Политбюро, когда рассматривались причины аварии Чернобыльской. Прямо там его и спрашивали. И он был всё время в шоке. Он никаких разумных действий и слов произнести не мог , он был там недееспособный человек».

Зато вот о дефектах реактора РБМК учёный действительно говорил. Только произошло это как раз на том самом заседании Политбюро 3 июля 1986 года, что по смелости гораздо круче, чем выступление сериального прототипа перед присяжными, которых в советских судах не существовало по определению.

На том совершенно секретном заседании Политбюро ЦК КПСС Легасов говорил Горбачёву: «Реактор РБМК по некоторым позициям не отвечает международным и отечественным требованиям. Нет системы защиты, системы дозиметрии, отсутствует внешний колпак. Мы, конечно, виноваты, что не следили за этим реактором. Оба ведущих учёных, которые работали в отделе и занимались физикой этого реактора, скончались. В результате должного внимания физическим вопросам не уделялось. Мы видели слабость этого подразделения. В этом есть и моя вина. Это касается и первых блоков ВВЭР. Четырнадцать из них тоже не соответствуют современным и отечественным требованиям безопасности». Это признание серьёзного учёного, которого ценили и уважали во всём мире, дорогого стоит.

Из записок Легасова: «Конечно, вот те, кого осудили уже в Чернобыле, они преступники, потому что они совершили неимоверные действия, и их осудили совершенно законно. Сейчас же ведётся следствие (дорасследование), и будут, видимо, судить, я так думаю, конструкторов этого типа реактора РБМК, которые допустили грубейшие ошибки. И, наверное, они тоже должны за это нести уголовную, скажем, ответственность… Но главные преступники – это те руководители энергетики 60-х годов, которые вопреки точке зрения специалистов финансировали разработку РБМК… На специалистов, как говорится, с большой колокольни плевали, потому что это на 25–30% примерно удорожало каждую станцию. А поскольку денежки на атомную энергетику Госпланом выдавались строго заданные, то это значит на 25–30% построить меньше в заданный срок атомных электростанций. Это тогдашнее руководство Госплана: тов. Байбаков, тов. Волоянц принимали участие, и тов. Славский, один из главных ответственных, и тов. Непорожний. Вот команда какая. Но при этом роль Байбакова какая – он слушал Славского и Непорожнего…».

Из записок Легасова: «В чём вина Анатолия Петровича Александрова (президент АН СССР в 1960–1989 годах, трижды Герой Соцтруда, член ЦК КПСС, глава Института им. Курчатова в 1975–1986 годах, научный руководитель проекта реакторных атомных энергетических установок типа РБМК, умер в 1994 году в возрасте 91 года. – Ред.)? Вина Анатолия Петровича Александрова в том, что он нехотя, но дал санкцию. Повозражал, повозражал (вместе со специалистами), но потом пошёл навстречу настойчивым требованиям Госплана и Мин­энергетики, что можно строить станции без колпаков. Он сначала очень сражался, он воевал (я могу это документально показать), но потом сдался. Но сдался как? При обязательном условии самого тщательного выполнения всех регламентных операций и так далее. И все последние 20 лет он выступал везде, где можно (на Политбюро и так далее): он требовал военной приёмки, он требовал повышения качества оборудования и т.д., и т.д. То есть он бился за то, чтобы вероятность неприятности на станции, зная, что колпака нет, была минимальной. Он за это бился. Но то, что всё-таки он, ну, трупом не лёг, как говорится, поперёк всей этой философии, вот, единственно, вина его в этом…».

Вот после этого у Легасова и начались реальные неприятности.

Невостребованность смерти подобна

Однажды на научном совете кто-то заметил вскользь: «Легасов не следует принципам и заветам Курчатова». Тут же все забыли о брошенной фразе, а Легасов переживал несколько месяцев…

Как гром средь ясного неба для Валерия Легасова стала новость, что его не переизбрали в научный совет Института им. Курчатова. 100 человек проголосовали за, 129 – против. Он был потрясён, но ещё не сломлен.

После Чернобыля Легасов более чётко сформулировал свои идеи о принципах безопасности. Мечтал о создании нового института, убеждал, доказывал, требовал новых подходов к развитию современной техники. А в ответ… молчание.

В 1987 году Легасов заболел, оказался в больнице. В Чернобыле он получил дозу радиации, в 4 раза превышающую предельную. И прекрасно осознавал, чем это закончится. Однажды на ночь принял слишком много таблеток снотворного – академика отчаянно мучила бессонница. Врачи спасли ему жизнь.

На собрании коллектива Института им. Курчатова директор сообщил, что за ликвидацию Чернобыльской аварии Валерий Алексеевич Легасов повторно представлен к званию Героя Социалистического Труда, мол, уже можно поздравлять его… Выходит указ, но фамилии Легасова там нет. Было принято решение никого не награждать из Института атомной энергии – дескать, есть вина коллектива в том, что случилось в Чернобыле.

Легасов мечтал о межведомственном совете по химии, который работал бы на самом современном уровне, о молодых учёных, способных изменить положение в науке. Но 26 апреля 1988 года состоялось совещание в Академии наук, на котором план работ, предложенный Легасовым, был, по сути, выхолощен.

В этот же день в «Правде» не вышла статья о ядерной безопасности, которую Легасов так долго готовил, надиктовывая на магнитофон свои мысли и воспоминания о Чернобыле. Решили отложить до лучших времён. Опубликовали статью только через несколько недель. После смерти Легасова.

P.S. 18 сентября 1996 года президент России Б.Н. Ельцин подписал указ № 1373 о посмертном присвоении Легасову В.А. звания Героя России за «отвагу и героизм, проявленные во время ликвидации Чернобыльской аварии».

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Карьера до Чернобыля


Сценаристы вестерна «Чернобыль» представили великого ученого Валерия Легасова как глубоко мыслящего человека, но во многих отношениях лишенного твердого внутреннего стержня. Это не правда. Еще в школе, будучи старшеклассником, Валерий проявил немалую инициативу, что даже привлекло внимание спецслужб. Произошло это в московской школе № XXUMX (теперь она носит имя героического выпускника) в начале 54-х годов, когда юный Легасов предлагал по возможности переписать устав ВЛКСМ.Более того, он даже подготовил свою версию, характеризующуюся опасной в то время свободой взглядов. Такой политически активный секретарь комсомольской организации не мог не привлечь внимание органов госбезопасности, но за него вступился директор школы. Конечно, заступничество педагога вряд ли помогло бы, но потом Сталин умер, произошла легкая либерализация, и Легасов, очевидно, попросту не попал в руки.
Life and death of the Hero of Russia. Academician Valery Legasov

Легасов в кино (актер Джаред Харрис) и в жизни

Директор школы Петр Сергеевич Окуньков рассказал родителям Валерия, окончившего школу:

«Это взрослый человек, будущий государственный деятель, талантливый организатор.Он может быть философом, историком, инженером ... »

Кстати, юный Легасов после школы всерьез задумался о литературной карьере и даже попросил совета по этому поводу у известного поэта Константина Симонова. Валерий пришел к нему. со стихами и спросил о желательности поступления в Литературный институт.К счастью, мэтр отечественной поэзии посоветовал молодому человеку сначала получить инженерное или естественнонаучное образование, а уже потом заниматься поэзией.

В результате Валерий, окончив школу с золотой медалью, успешно поступил в престижный вуз - Московский химико-технологический институт имени Д.И. Менделеева.В то время это учебное заведение специализировалось на обучении молодых специалистов атомной отрасли. Выпускник факультета школы выбрал физико-химический профиль, где стал одним из самых успешных учеников - после окончания его планировалось оставить в аспирантуре для защиты докторской степени. Тезис.

Здесь стоит оговориться и отдельно сказать о специальности будущего академика и Героя Руси

.

Жизнь и смерть Героя России. Академик Валерий Легасов

Карьер в Чернобыль


Писатели Запада «Чернобыль» представил великого ученого Валерия Легасова как глубоко мыслящего человека, однако в значительной степени лишенного твердого внутреннего стержня. Неправда. Еще в школе, будучи студентом, Валерий проявил большую инициативу, что даже привлекло внимание спецслужб. Произошло это в московской школе №54 (сейчас она названа в честь героического выпускника) в начале 50-х годов, когда юный Легасов предложил не меньше, а переписать Устав ВЛКСМ.И даже подготовил свою версию, отличавшуюся угрозой в то время свободе мнения. Политически активный секретарь комсомольской организации не мог привлечь внимание органов безопасности, но за директора заступился. Конечно, заступничество учителя вряд ли поможет, но тогда Сталин умер, перенес мягкую либерализацию, и до Легасова, очевидно, руки просто не дошли. the Life and death of the Hero of Russia. Academician Valery Legasov

Легасов в кино (актер Джаред Харрис) и жизнь

Директор школы Питер С.Окуньков рассказал родителям, выпущенным из школы Валерии:

«Это взрослый мужчина, будущий государственный деятель, одаренный организатор. Может быть, философ, историк, инженер ...»

Кстати, юный Легасов после школы всерьез задумывался о литературной карьере и даже попросил совета по этому поводу у известного поэта Константина Симонова. Валерий пришел к нему со своими стихами и спросил, можно ли поступить в литературный институт. К счастью, мэтр русской поэзии посоветовал юноше сначала получить инженерное и естественнонаучное образование, а затем посвятить себя поэзии.
В итоге Валерий окончил школу с золотой медалью, прошел успешный прием в престижный вуз - Московский химико-технологический институт имени Д.И. Менделеева. В то время эта школа специализировалась на обучении молодых специалистов атомной отрасли. Факультет аспирантуры выбранного физико-химического профиля, где он стал одним из самых успешных студентов, после окончания которого планировал оставить в аспирантуре на соискание ученой степени доктора философии.

Здесь следует оговориться и сказать несколько слов о специальности будущего академика и Героя России.Легасов не был физиком-ядерщиком в чистом виде, не занимался проектированием ядерных реакторов и тем более не занимался разработкой оружия массового поражения. Основной сферой научных интересов Валерия Легасова были благородные газы (ксенон, аргон и другие), которые долгое время считались полностью инертными, то есть с тем, с чем не вступает в реакцию. Но ученому удалось доказать, что это не так, и эти вещества могут реагировать, например, фтором. В 60-е годы это была одна из самых актуальных проблем химии.Результатом многолетних исследований будущего академика стала докторская диссертация, защищенная в 1967 году и открытая ею, вместе с западным аналогом эффекта Н. Барлетты, В. Легасова, вошедшая в университетские учебники по всему миру. Собственно, в то время Легасов работал у ведущих ученых мира.

the Life and death of the Hero of Russia. Academician Valery Legasov
Легасов Валерий, 6 лет

the Life and death of the Hero of Russia. Academician Valery Legasov
Молодой аспирант. Начало 60-х. Работа на Сибирском химическом заводе

Но вернемся к перспективному выпускнику РТИ Валерию Легасову.Казалось бы, за серьезным столичным университетом пригласили в аспирантуру - оставайся и учись. Но Валерий уезжает в 1961 году в секретный город Томск-7 Сибирский химический завод, где занимал должность инженера-химика. Через три года Легасов вернулся в Москву и работает над диссертацией в Институте атомной энергии. Курчатов И.В. В то время трудно было представить более престижное место для академической работы, и будущий академик на все 100% воспользовался этой возможностью.В 1966 году Валерий Легасов получил почетное звание «Изобретатель Государственного комитета по атомной энергии СССР». А через 36 лет Легасов - доктор наук и член-корреспондент АН СССР. Это академик Александров, директор Института атомной энергии молодой ученый назначает его заместителем по науке.


Тульские школьники у памятника великому земляку, установленного при школе, где он учился у Валерия Легасова в Москве

the Life and death of the Hero of Russia. Academician Valery Legasov

the Life and death of the Hero of Russia. Academician Valery Legasov

Авторитет Легасова становится все более значимым не только в школе, но и во всем Советском Союзе. Союз.События в научной карьере ученого стремительно развиваются - в 1976 году за синтез и изучение физико-химических свойств соединений благородных газов ЦК КПСС и Совет Министров СССР награждены Государственной премией Валерия Легасова. А в 1984 году, за несколько лет до чернобыльской катастрофы, Легасов стал лауреатом Ленинской премии. Одним из направлений работы академика, наряду с исследованиями благородных газов, была проблема совмещения водородной и ядерной энергии.Валерию Легасову было предложено использовать тепловую энергию атомной электростанции для синтеза водорода из воды.

Надо сказать, что академик жил довольно скромно для своих регалий и влияния. Конечно, не так, как в фильме «Чернобыль» - в тесной и плохо обставленной квартире. У Легасова была личная машина ГАЗ-24 «Волга», которую он купил за много времени 9 333 рубля.

the Life and death of the Hero of Russia. Academician Valery Legasov

Это фото Валерия Легасова было одним из первых, увиденных в апреле 1986 года

Валерий Легасов в конце 70-х довольно много времени занимался вопросами промышленной безопасности ядерных объектов.Особую актуальность этому вопросу придавала авария на американской атомной электростанции «Три-Майл-Айленд» в 1979 году. По воспоминаниям члена-корреспондента АН СССР Л. Н. Сумарокова, работавшего в коллективе Легасова, академик внимательно следил за мировой энергетика:

"... был впечатлен выступлением Валера. Среди качеств академика отмечу пытливый ум. Я своего рода деятельность связана с информацией, я должен был наблюдать, как Валерий Алексеевич интересовался в том, что стало причиной сокращения строительства АЭС в некоторых странах... Мы провели большую аналитическую работу, изучили литературу, исследовали зарубежные источники, банки данных и обнаружили, что, например, в США на эксплуатацию АЭС более 200 ограничений ... Мы начали понимать, да и то, в 1978 году, надвигалась перспектива Чернобыля ... »

Позже Легасов прямо предупреждает о возможности такой катастрофы, как Чернобыль. Так, в журнале« Природа »от 1980 года коллеги академика пишут:

«При определенных обстоятельствах, несмотря на наличие мер безопасности, на АЭС могут возникнуть условия для аварии с повреждением активной зоны и выбросом определенного количества радиоактивного вещества... »

До аварии на Чернобыльской АЭС оставалось шесть лет ...

Последние два года жизни


26 апреля 1986 года Валерий Легасов вместе с правительственной комиссией вылетел в Чернобыль. В этот день полностью и безвозвратно изменил жизнь ученого. С тех пор академик Легасов несколько месяцев принимал непосредственное участие в научном руководстве ликвидацией последствий аварии. Почему химик-неорганик с ученой степенью был вынужден решать чисто физические задачи? Почему не отправил Кто-то из высшего общества ядерной физики? Дело в том, что об этом академик лично спросил президента Академии наук Анатолия Александрова.Время шло, а Валерий Легасов оказался ближе всех. Кроме того, Александров отметил выдающиеся организаторские способности, целеустремленность и упорство академика. И, надо сказать, не ошибся.

На первых порах Легасов, как химик, предлагал тушить зону реактора смесью борной кислоты, свинца и доломита. Физики, кстати, предлагали просто вывести графит из зоны горения. Во сколько это будет стоить жизней, никто не знает. Также Валерий Легасов настоял на полной экстренной эвакуации Припяти.Постоянное наблюдение за процессом ликвидации ученого потребовало практически круглосуточного нахождения в зоне радиации. 5 мая, вернувшись через пару дней в Москву своей женой Маргаритой Михайловной, он увидел человека с явными признаками лучевой болезни: выпадением волос, «чернобыльским загаром», похуданием ... Технически Легасов отказать не мог и в мае 1986 года. не принимал дальнейшего участия в ликвидации аварии, но вернулся и получил много радиации. Возможно, это подорвало не только его физическое, но и духовное здоровье.13 мая Легасов во второй раз вернулся в Москву с новыми симптомами: тошнота, головные боли, потеря аппетита, изнуряющий сухой кашель. Всего академик семь раз вылетал в зону бедствия, работая по 12-15 часов в сутки.

В конце августа 1986 года Валерий Легасов выступил в Вене перед докладом МАГАТЭ «Анализ причин аварии на Чернобыльской АЭС и ликвидация ее последствий». Ученый три месяца по пятам трагедии готовил 380-страничный труд в течение пяти часов и читал его перед аудиторией, которой было не менее 500 исследователей и инженеров мирового уровня из 62 стран.Могли ли они ввести в заблуждение и предоставить ложные факты? Чернобыльская авария была не первой в мировой истории, научное сообщество научилось анализировать причины. Однако слухи о неискренности Легасова до сих пор порочат память великого ученого. С докладом на заседании МАГАТЭ академик Валерий Легасов становится известным - по итогам 1986 года он входит в десятку лучших ученых мира. Но Михаил Горбачев по итогам выступления в Вене был исключен из списка Легасова награды за ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС.


Рабочее время ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС

Осенью 1987 года академик пригласил "совершить поездку" по городам Германии, где читает лекции, в одной из которых излагается следующее: br>

"Промышленное развитие человечества" достигли такого уровня использования энергии всех видов, построили инфраструктуру с высоким уровнем концентрации и энергетических мощностей, которая избавляет их от случайных повреждений, становится сопоставимой с бедами от войны и стихийных бедствий... Автоматичность правильного поведения в такой сложной технике еще не выработана. Важным уроком чернобыльской трагедии является полное отсутствие у всех фирм и государств технической готовности действовать в таких экстремальных условиях. Ни одна страна в мире, как показано, не обладала всем набором поведения, измерительными приборами, рабочими роботами, наиболее эффективными химическими средствами локализации чрезвычайных ситуаций, необходимыми лекарствами и т. Д. ... Разработка сложных и потенциально опасных технологий больше не может вести закрытый заказ в закрытом сообществе его создателей.Весь международный опыт, научное сообщество должно быть задействовано в оценке рисков проектируемых объектов, должна быть создана система инспектирования (международная), непрерывный контроль правильности реализации и эксплуатации опасных объектов! .. »

И это было мягко сказано. Легасов открыто заявил, что ситуация на АЭС очень напоминает 1941 год, никто не ожидал и не был готов к аварии даже на элементарном уровне, не хватало респираторов, специальных дозиметров, йода...


Памятник на могиле академика

Причин, которые привели ученых к самоубийству в 52 года, выдвигается много. Среди них заговор спецслужб, которые не смогли простить ему правду о причинах аварии, и давление со стороны руководства Академии наук в результате элементарной зависти. Ведь Легасов стал преемником академика Александрова на посту директора института. Но он не был «атомной» элитой. «Выскочка», добившаяся мировой известности благодаря трагедии - так думали об этом в научных кругах.Многие раздражены. Угнетен собственным институтом, открыто критикуется, а многие инициативы просто свернуты. Осознание важности гения в России пришло не скоро. Спустя десятилетие после аварии на Чернобыльской АЭС Президент России посмертно присвоил звание Героя Российской Федерации академику Легасову Валерию Александровичу.

А вот и памятная медаль академика Валерия Алексеевича Легасова за участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.В приложении к монете подписи директора завода М.П. Уманца и сотрудников Б.А. Бородавко, А.В. Березина, С.Н. Богданова. Поздно только для вручения лично, пришлось посмертно ...

Facebook

Твиттер

Pinterest

,

Академик Легасов Валерий Александрович: биография, награды

Подойдя ближе к правительственной комиссии Чернобыльской АЭС, на которой накануне произошла авария, заместитель директора Курчатовского института Валерий Алексеевич Легасов не ожидал, что он находится на пути к событию суперпланетной важности. Это войдет в историю как трагедия, сопоставимая со смертью Помпеи, и коренным образом изменит его жизнь и само ее представление. И это вызовет смерть на 52-м году жизни.

Биографические страницы

Неорганизованный химик с мировым именем родился в Туле 09.1936, но уже учился в Москве. Его родители были простыми служащими, а сын уже на школьной скамье возлагал серьезные надежды, окончив его с золотой медалью. Будучи секретарем ВЛКСМ, он прославился тем, что переписал устав ВЛКСМ, посчитав его отдельные положения некорректными. Позже он стал убежденным коммунистом с тридцатилетним стажем, впитав воздух свободных «шестидесятников».

Поступил в 1956 г. на физико-химический факультет МХТИ им. Менделеев (ныне РГТУ), Валерий Анатольевич Легасов вместе со всеми участвовали в поэтических вечерах Б. Ахмадуллиной, Е. Евтушенко, А. Вознесенского, радовались полету человека в космос и цитировали фильм «Девять дней одного года». В его окружении часто произносились имена Курчатов и Королев. Как активист, по окончании учебы возглавил комитет ВЛКСМ, участвовал в организации Фестиваля молодежи и студентов в 1957 году, принимая делегации из зарубежных стран.

Учился настолько хорошо, что сразу после окончания школы поступил в аспирантуру. Но он уехал по сбыту на химзавод в Томске, потому что иначе просто не мог.

Научные успехи

В 31 году Легасов Валерий Алексеевич стал кандидатом, а в 36 - доктором химических наук, занимающимся проблемами благородных газов. Уже 40 разработок в области их химических соединений будут оценены Государственной премией. Его работы 1977-1984 гг.вывел это направление на мировые вершины, за что руководитель и его группа были удостоены высшей награды - Ленинской премии. Вторым направлением его деятельности были системы энергетических технологий, что также связано с благородными газами. Сочетая науку, технологии и дизайн, он участвовал в разработке нового типа топлива, что стало важным шагом на пути к созданию ядерных реакторов.

Вопросы безопасности в отрасли волновали задолго до аварии на Чернобыльской АЭС.Он разработал концепцию нулевого и приемлемого риска, которая также нашла отражение в понимании научного сообщества. Ученый стал самым молодым советским академиком, будучи избранным в Академию наук СССР в возрасте 45 лет.

Работая на химическом факультете МГУ, с 1983 года стал заместителем директора Курчатовского института, возглавил Академика Александрова.

Академик Легасов на Чернобыльской АЭС

Апрельским утром 26-го 1986 года в Москве обсуждались события в Чернобыле, откуда поступила информация об аварии.Его масштабы никто не представлял, хотя Минэнерго получило шифр с сигналами 1,2,3,4, что означало возникновение ситуации ядерной, радиационной, пожарной и взрывоопасной. В состав комиссии правительства СССР под руководством Бориса Щербины вошел и Валерий Алексеевич Легасов. Он не был физиком-ядерщиком, но занимался вопросами безопасности, поэтому выбор пал на него.

Подъезжая к Чернобылю правительственными машинами и увидев багровое небо, Легасов, как и многие другие, понял, что произошла настоящая катастрофа.Когда в полете взорвался реактор на вертолетах, вопрос о возможности повторного взрыва оставался открытым. Проявив личное мужество, академик на бронетранспортере, принадлежащем химическим войскам, подъехал к реактору, чтобы проверить наличие нейтронной эмиссии. Уже в первые минуты пребывания на Чернобыльской АЭС он якобы получил первые 100 рентгеновских снимков.

Его заслуга в том, что он организовал незамедлительные действия, которые впоследствии спасли жизни многим людям: он настоял на эвакуации Припяти, хотя медики медлили, ожидая бригады из Москвы, организовал забрасывание реактора смесью песка. , свинец и бор, подавляющие выброс радиоактивных веществ и графита.И не важно, что в будущем эффективность этой меры будет поставлена ​​под сомнение. В ситуации, когда Чернобыль недооценили, Легасов не побоится выступить 5 мая на заседании Политбюро с вопросом и предложениями, как ликвидировать последствия ужасной аварии, раскрывая реальную картину трагедии и требуя принятие системных выводов.

Выступление перед экспертами МАГАТЭ

Из состава первой правительственной комиссии после заседания Политбюро в Чернобыле никто не вернется, кроме академика.Он проведет четыре месяца на Чернобыльской АЭС, скрывая показания личного дозиметра, показывающего уровень радиации, полученной им во время спасательных операций. Его впечатлила медлительность руководства страны и игнорирование требований безопасности на аварийной АЭС при отсутствии средств защиты. Вышеупомянутые соображения по поводу Политбюро вызвали неприязнь к Михаилу Горбачеву, тем не менее, ему будет поручено выступить перед МАГАТЭ в конце лета в Вене.

Ожидалось, что эксперты потребуют наказания СССР и возмещения ущерба от радиоактивного облака, устремившегося в Европу. Но открытость и компетентность советского ученого, который говорил в течение пяти часов, раскрывая истинный характер и масштабы трагедии, спасли репутацию страны и вызвали озабоченность по поводу системы безопасности на всех атомных электростанциях. Академик Легазов будет признан США человеком года, но не всем понравится триумф после его выступления.

Преследование ученого

Последние два года жизни Легасова были омрачены состоянием здоровья, отсутствием поддержки со стороны коллег на фоне нелюбви и безразличия властей к подвигу ученого по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Некоторые специалисты института стали рассматривать выступление Валерия Алексеевича как подсиживание академика Александрова, неизменно подчеркивавшего безопасность ядерных реакторов. Фактически, сам Анатолий Петрович боролся за их строительство с «заглушками», но сдался под давлением финансистов, ведь такие реакторы обойдутся стране на 30% дороже.Он не чувствовал себя в состоянии конфликта с Легасовым и первым сообщил о грядущей награде заместителя Звезды-героя.

Но при публикации списков ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС не было имени академика. Позже это объяснили единственным решением М.С. Горбачева, считающего, что нельзя награждать представителей Курчатовского института, потому что «народ не поймет». В 1987 году произошла досадная ситуация, когда Легасова не избрали в Ученый совет.Он понимал ситуацию в институте и хотел уйти, но Александров считал, что было бы неправильно, если бы его заместитель не был членом Ученого совета. Результаты голосования шокировали ученого.

Кашель, тошнота, нарушение сна - все свидетельствовало о развитии болезни. Легасов перенес тяжелую депрессию еще в 1987 году, принимая огромную дозу снотворного. Потом его спасли, и этот факт не стал достоянием общественности. Ученый понимал, что обладает важными знаниями о трагедии на Чернобыльской АЭС, пытаясь опубликовать статью в газете «Правда».В редакции ему отказали. Поскольку они не поддерживают предложение в научном сообществе о создании института ядерной безопасности.

Смерть академика Легасова

Накануне второй годовщины трагедии в Чернобыле Легасов привез домой много бумаг. Но он не уделил им ни минуты внимания, весь вечер рассматривая семейные фотографии. Жена Маргариты Михайловны несколько удивилась, что муж не отвечает на звонки коллег, но не придала этому серьезного значения.В особняке на Пехоте вместе с ними жил сын с семьей, который на следующий день вернулся с работы на обеденный перерыв. Именно он нашел своего отца повешенным без предсмертной записки.

Тайну гибели Легасова изучило следствие, которое выдвинуло две версии: убийство и доведение до самоубийства. Следователь Борис Погорелов сообщает, что ни одно из них не нашло подтверждения. Это было самоубийство физически и морально больного человека, доведенного до отчаяния. Но в этом бизнесе до сих пор остается белое пятно, вызывающее вопросы.Легасов оставил пять аудиокассет, на которых высказал воспоминания и свои выводы о событиях в Чернобыле. Главный из них - авария стала апофеозом неправильного управления экономикой на несколько десятилетий. Некоторые записи на этих пленках были удалены каким-то загадочным образом.

death of academician Legasova.

получаемое давление - Оденсе

Звонок застал его на возвышении над запланированными фундаментами сдерживания в виде солдата с маской, свисающей под подбородком, и кепкой, прикрывающей глаза от слабого солнечного света.

«Профессор Легасов? Сообщение от товарища Щербины. Он просит вас вернуться в отель.

"Вернись?" Валерий нахмурился, прищурившись сквозь блики очков. Он снял их и вытер их о внутренний край пиджака, превратив дымку в полосы, когда вернул их на лицо.«Он знает, что мы здесь делаем работу, не так ли?»

«Я уверена, профессор. Но я не знаю, для чего ты ему нужен, только то, что он спрашивает.

"И это только я?" Он вздохнул на кивок солдата и посмотрел на Тараканова. «Генерал, поводья ваши».

«Я постараюсь», - сухо сказал Тараканов. «Иди и скажи ему, что я чувствую себя обделенным. И не забудьте спросить его о смеси для армированных стен, - обратился он к Валерию.

---

Валерий остановился у мобильного офиса достаточно долго, чтобы подтвердить, что он уже в пути, но добрался только до оператора на стойке регистрации.Это был не первый раз, когда они оба ждали, чтобы поговорить лично. К тому же, даже в личном общении в отеле их не так уж и мало слышали, но в этом был принцип.

Грузовик с грохотом поехал обратно по дороге, следуя за автобусом мужчин, возвращавшимся в лагеря после их смены. Валерий почистил свои очки получше и посмотрел на низкие облака, которые держались последнюю неделю. Предполагая, что они не были просто вдохновлены различными парами реактора, он обсудил плюсы и минусы выпадения дождя.С другой стороны, это могло бы прояснить ситуацию, по крайней мере, относительно. С другой стороны, он все сбросил бы на них и снова налил бы воду на ядро.

По-прежнему. «Лучше, если он вернется к нам, чем позволить ему уйти дальше», - решил он и отвернулся от окна.

На «Полесье» он отпустил машину и поспешил в закрытый вестибюль. Агент за столом сегодня был невзрачным мужчиной, якобы читающим журнал, но Валерий чувствовал, как его опущенные глаза следят за ним, пока двери лифта не закрылись.

В самом деле, подумал он про себя, глядя, как проходят этажи, ему не нужно напоминание о том, что за ними наблюдают. Это было не то, что можно было легко забыть. Но Борис не стал бы этого делать, и он подумал, не прогуляются ли они до того, как тучи разойдутся.

---

Валерий поднял руку, чтобы постучать в дверь номера Бориса, но остановился, увидев свою дверь приоткрытой.

«Борис?» - спросил он, стоя между их дверями в холле.

«Вот», - ответили из его собственных комнат, и Валерий последовал за ним. «Мне нужен был отчет, и кое-что произошло».

Он медленно толкнул дверь, не ожидая, что его встретит дымка.

«Ты куришь мои сигареты?» - удивился Валерий.

Борис пожал плечами, приподнявшись над спинкой стула. «Они успокаивают вас, не так ли? И пока я ждал, мне нужно было что-то сделать с руками ».

- Тогда как долго вы ждали? И вообще, что сказали сварщики?

«Они могут подождать.Вы что-то здесь оставили, Валерий. Голос Бориса был свинцовым, и Валерий вдруг испугался. Он медленно подошел к журнальному столику и почувствовал, как у него упало живот при виде значка дозиметра, лежащего на свету рядом с пепельницей в комнате.

«Ах. Я, должно быть, забыл об этом сегодня утром, - начал он. «Я даже не помню, где я его оставил».

«На обратной стороне ваших бумаг», - Борис указал на свой импровизированный стол у стены рукой, держащей сигарету, прежде чем принести ее обратно и сделать еще одну затяжку.«Фактически, под ними».

Валерий медленно сел в другой стул и потянулся за значком. Прежде чем он смог поднять его, Борис бросился вперед и схватил его со стола, размахивая им перед своим лицом и зарычав на него. «Посмотри на это, что это! Скажи мне, что там написано, Валерий! »

«Это мой значок! И я не могу прочитать, когда ты им размахиваешь, - возразил Валерий, хватаясь за него, но Борис дернул обратно. Он шлепнул дозиметр на стол и вытащил другой из кармана пиджака.

«Это мое», - он ткнул в нее пальцем. «А это, твое, - он снова поднял первую, - либо очень интересно сломано, либо я хочу знать, как они рассказывают свои истории».

«Сломан, говорите вы», - слабо сказал Валерий, потянувшись к собственному карману и вытащив там сигареты.

- Не надо, - поднял руку Борис, тяжело дыша. «Не пытайся. Не на меня, не на меня ". Он затушил сигарету и потер глаза.«Просто скажи мне, почему он такой низкий».

Вместо ответа Валерий опустил голову и загорелся.

«Не оскорбляйте мой интеллект. В последнее время вы бывали здесь гораздо чаще, чем я, но этого значка нет. Очень много пользы тебе, похороненному под меморандумами. Борис скрипнул зубами от молчания Валерия. «Хорошо, ваш заместитель директора. Вы работаете над какой-то новой техникой? Дай мне что-нибудь здесь.

Валерий уперся локтями в колени, сгорбившись от сарказма.Он выпустил дым из-за стола.

«Институту не нужно точно знать, с чем я сталкиваюсь. И я нет."

Кулак Бориса врезался в журнальный столик. "Чушь собачья! Вы не можете этого делать, Валерий! Ты не можешь так рисковать! »

«Но мы уже рискуем собой!» Валерий повысил голос, чтобы соответствовать голосу Бориса, и сел, чтобы встретиться с его разъяренным взглядом. «Мы согласились с расходами, как только приехали сюда, по крайней мере, я! С первой встречи я знал, что это должно произойти.Вы знаете, что нет реального способа смыть это с себя и когда-либо выздороветь, мы уже в гуще событий. Так что это не имеет значения, хорошо, хоть раз, знаем мы или нет. Это уже происходит. Это уже слишком поздно!"

Он прерывисто вздохнул, снова наклонился вперед, чувствуя боль в спине, и снял очки, чтобы прижать переносицу.

«Я делаю все, что могу. Но я не могу сосредоточиться на том, что нужно делать, если вместо этого зацикливаюсь на себе.Я знаю, что происходит. Но, Борис, пожалуйста, не заставляй меня думать об этом.

Зернистые облака переместились, позволяя лучу свежего света струиться в окно. Валерий вздрогнул от резкого взгляда, поправляя очки и выходя из угла. Борис долго смотрел на их значки, прежде чем заговорить.

«Тогда расскажи мне, что происходит, Валера. Только раз. Если ты не подумаешь, я подумаю.

Голос Бориса был низким и серьезным, и Валерий заставил себя кивнуть, обнаружив, что не может говорить.Он провел рукой по волосам и пристально посмотрел на тонкую полоску, все еще поднимающуюся из пепельницы. Но Борис заслуживал правды.

«Мои руки», - признал он, переворачивая покрасневшие суставы. «Все горячее на моих ладонях. И у меня всегда болит горло. Между этим воздухом и сигаретами я не хочу думать о своих легких. И тошнота приходит и уходит. Я не знаю, будет ли полноценный обед помочь или помешать, но я ни в коем случае не справляюсь с этим ». Он затянулся.«И я не знаю никого, кто бы здесь хорошо спал, но я думаю, что все еще достаточно ясно думаю, так что это пока не проблема».

«Тем не менее», - повторил ему Борис что-то далекое в его тоне, но Валерий не мог заставить себя снова взглянуть на него. «Что же тогда происходит, когда это действительно становится проблемой?»

Он пожал плечами. - Тогда, полагаю, будет наша очередь в шестой больнице. Я уверен, что мы попали в список, если для этого есть место. Если только пожарные, ликвидаторы и инженеры не отравили это место и не закроют его, прежде чем мы доберемся до него.»

Борис нахмурился еще больше.

«Скажем так». Он сделал паузу, чтобы стряхнуть пепел в поднос. «Чем больше времени я провожу там, тем меньше времени уделяет кто-то другой. У меня есть способность принимать решения, и мне не нужно постоянно тренироваться и ориентироваться. Это экономия времени и жизней ".

Борис кивнул, сжав челюсти. «За свой счет».

«Неужели это действительно такой сюрприз?» Он посмотрел вверх. «Мы считаем жизни каждый день, Борис. Затраты, выгода, баланс.Безнадежное дело, безвозвратные расходы. Или незнакомец ». Он взвесил их в руках, держа вторую. «Это выходит лучше, чем могло бы. Это имеет значение здесь и сейчас ».

«Безнадежное дело. Это то, что ты думаешь о себе ».

Валерий открыл рот, но помолчал, прежде чем заговорить, обнаружив, что горько улыбается. "Хорошо. Кому вы собираетесь доверять? Этот значок или я? "

«Валерий», - вздохнул Борис и прижал ладонь ко лбу, наморщив его. - Тогда чем именно ты занимался?

Валерий ровно встретил его взгляд и затянулся.«Как вы думаете, есть ли что-нибудь, что мы можем делать здесь, что действительно безопасно? У вас есть отчеты. У меня есть информация для них, для всех нас. Я сделал то, что нам нужно было сделать, и не собираюсь за это извиняться ».

Борис задумчиво скрестил руки.

«Вы знаете, как они ездят на велосипеде…»

«Я знаю, что вы, начальство, проведете здесь две недели. С возвращением, кстати; Мне жаль, что это было ваше приветствие ". Борис попытался продолжить, но Валерий отмахнулся от него. "Я знаю.Но куда бы мне пойти? Вашей дочери нужно вас видеть. Я рассматривал кошку, прежде чем ты позвонил. Я не скучаю и не скучаю, как ты. Его фильтр начал тлеть, и он быстро его погас. «И хотите верьте, хотите нет, я хочу быть здесь. Я думаю, больше, чем что-либо еще, я здесь кое-что делаю ».

«Я могу приказать тебе вернуться в Москву», - предложил Борис ровным и мрачным голосом. «Вы могли бы работать в Институте».

Валерий пожал плечами. Если это было безрассудство, то, наконец, говорить вслух стоило того."Ты мог. Можно, - согласился он. «Но это будет ваш собственный выбор, и вы должны уважать, что это мой.

«Я не собираюсь делать это вслепую. Я знал, что должно было случиться в первую очередь с кем-либо, - добавил он, горькая гордость застряла в его горле. «Я не принимаю то, что произойдет, из-за какого-то умышленного незнания, но я просто, - он вздохнул, - я тоже не прячусь от этого».

Борис не ответил ни секунды, его молчание было тяжелым в тихой комнате.

«Значит, это то, что ждет всех нас», - наконец согласился он. «Но тебе это гораздо удобнее, чем остальным из нас».

Валерий не встречал его взгляда и чувствовал осуждение. Но он не мог ничего вернуть.

«По крайней мере, у нас не будет пресс-конференций, когда мы разваримся», - предложил он. «Вы всегда на это жалуетесь».

- Значит, до этого дойдет?

Валерий поднял глаза, понимая правду только когда слова оставили его.«Борис. Евдокимович, - добавил он, уравновешивая тяжесть своего полного имени слабой улыбкой. «Я не собираюсь ничего выяснять».

Это поразило Бориса поэтапно, и на этот раз Валерий не смог заставить себя извиниться, наблюдая, как другой мужчина провалился в кресле, снова обессиленный от шока из-за того, что он сказал.

"Я не ... Ты не можешь ..."

«У нас есть работа», - твердо сказал Валерий, даже имея в виду. «Это первое. Очевидно. Мы собираемся закрыть завод и плотно закрыть его, и мы собираемся вернуться в Москву и весь мир и убедиться, что это больше никогда не повторится.Он замолчал, что-то пошевелилось. «Это напомнило мне, что Тараканов хочет знать, что вы думаете о лучшей бетонной смеси для армированных стен».

- Изюмова, - автоматически ответил Борис и моргнул. «Но не отвлекай меня. Генерал может подождать; то, что вы только что сказали, было ...

«Мнение, а не факт, и поэтому менее чем полезно», - резко сказал Валерий.

"Может быть. Может быть нет."

Валерий неуверенно посмотрел на его тон. Борис наклонился вперед и постучал по столу, перед ним стояли дозиметры.

«Я заключу с тобой сделку. Вы носите это. Вам не нужно смотреть на него, если хотите, поворачивайте его задом наперед, но держите его при себе, когда мы там. Дай мне, и я посмотрю. И ты скажешь мне, если тебе станет хуже. И я разберусь с этим. Да, буду, - продолжил он, увидев колебание на лице Валерия. «Я принес тебе 5000 тонн песка и бора, обычная еда - это просто».

Валерий какое-то время смотрел на значки, ища свой голос. Борис ждал его, и что-то отстраненное в Валерии поразило его терпение.

«Ты говоришь так просто».

«Моя работа», - кивнул Борис. «Это не так, но доставать вещи на места все еще чертовски проще, чем определять, что нам нужно в первую очередь».

«Это серьезное преуменьшение и плохая услуга по отношению к нашим работам».

"Я знаю. Вот почему только я могу это сказать. Потому что это наша работа, и я тебя опережаю ». Он выдохнул. «Но вот как это работает, не так ли? Вы мне скажите, что случилось. Я чиню это. Это то, что мы делаем.Он посмотрел Валерию в глаза. "Мы нуждаемся в вас. Так что, если вы не хотите заботиться о себе, это должен делать кто-то другой ".

Валерий моргнул. «Но тебе не обязательно».

"Забавно. Кто еще, или вы возьмете это у товарища Силаева? » Борис покачал головой. «Нет, ты послушай меня. Вам не разрешается говорить, насколько вы одноразовые. Этот проект больше, чем вы, больше, чем любой из нас, и мы не можем приветствовать то, что он нам дает ». Он сделал паузу, показал, и Валерий неохотно встретился с ним взглядом.«Я не сниму тебя с этого. Вы нам слишком нужны для этого. Но я прошу вас убрать с сайта. Этот танец, который ты исполняешь, - он указал на значки, - сейчас прекращается.

Борис ждал, глядя на него, и Валерию снова пришлось отвернуться. За окном облака над головой перезеркалили от дневного пребывания на солнце, а далеко внизу под вечерним ветром колыхались коричневые кусты роз.

«Мы все умираем, Валера. Не просите, чтобы он пришел быстрее, чем он уже будет.»

«Хорошо», - наконец прошептал он. "Я буду стараться. Твоя идея, я сделаю это.

Через низкий столик Борис вздохнул, и Валерий понял, как крепко держался, ожидая ответа.

"Хороший человек."

Внезапно он встал, сунул оба значка в карман куртки и собрал отчет на сгибе руки. «Хорошо, давай».

Валерий встал с ним, застегивая пуговицу на его куртке, а потом не забыл спросить: «Давай, где?»

- Внизу, - нетерпеливо указал Борис на дверь.«Там, где ты будешь наверстывать упущенное за обедом, я уверен, ты пропустил, и поймаешь меня на этом деле», - помахал он сообщением. «Я не спал с головой в песке, пока был в этом мире, но в твоем мозгу больше деталей, чем может поместиться на этих страницах».

«Это правда», - удивился Валерий, усмехнувшись. «Если что-то из того, что я здесь вижу, попадет на мой стол в Институте, мне нужно будет знать, кто это написал и кто их нанял».

«Подниматься над нами, профессор? Стоит ли мне даже спросить, что бы ты сделал с этим красной ручкой? "

- Тогда принеси мне красную ручку.Я покажу тебе."

Борис засмеялся, и дверь за ними захлопнулась.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *