Леонид рогозов операция по удалению острого аппендицита самому себе: 5 невероятных историй о людях, которым пришлось делать операцию самим себе

Содержание

Как врач Леонид Рогозов вырезал себе аппендикс в Антарктиде

Эта операция состоялась 54 года назад — 30 апреля 1961 года.

«Пока вы здесь в ванночке с кафелем / Моетесь, нежитесь, греетесь, / В холоде сам себе скальпелем / Он вырезает аппендикс», — так начинается одна из ранних песен Владимира Высоцкого. С первого прочтения не совсем ясно, что имеет в виду поэт. Многие литературные критики могли бы подумать что слова «сам себе вырезает аппендикс» имеют переносное значение. Однако в основе этого произведения Высоцкого – реальная история. Ровно 54 года назад, 30 апреля 1961 года, в Антарктиде врач Леонид Рогозов сам вырезал себе аппендикс. Однако обо всем по порядку.

Молодой советский медик Рогозов окончил лечебный факультет Ленинградского педиатрического медицинского института в 1959 году. После вуза он поступил в клиническую ординатуру по хирургии, однако обучение пришлось прервать: Рогозову выпала возможность отправиться в шестую Советскую антарктическую экспедицию.

5 ноября 1960 года он в качестве единственного врача в исследовательской группе отплыл на электроходе «Обь» в Антарктиду. После двух месяцев подготовительных работ на самом южном континенте Земли, полярники открыли антарктическую станцию Новолазаревская. Там и произошло событие, прославившее Леонида Рогозова на весь мир.

«Утром 29 апреля 1961 года я почувствовал себя плохо… Стало очевидно, что в данном случае имеет место воспаление червеобразного отростка… К вечеру 30 апреля общее состояние еще более ухудшилось, признаки гнойного воспаления червеобразного отростка стали угрожающими. Только немедленная операция могла спасти жизнь…»*

*Эта и последующие цитаты взяты из статьи Леонида Рогозова «Операция на себе», опубликованной в 1962 году.

Червеобразный отросток – это аппендикс. Воспаление этого придатка слепой кишки называется аппендицитом. В городе, вблизи от больниц, трудно напугать кого-то операцией по удалению аппендикса. А что делать, если такое воспаление возникает на полярной станции? Особенно, если единственный врач на тысячи километров вокруг – ты сам.

«Парни все узнали. Они приходят, чтобы успокоить меня. Я же огорчен – испортил всем праздник. Завтра 1 мая. А теперь все бегают вокруг, подготавливают автоклав. Нам надо стерилизовать лежанку, так как будем оперировать.»

Леонид Рогозов решил провести операцию самостоятельно. Его ассистентами были инженер-механик Зиновий Теплинский и метеоролог Александр Артемьев. Один держал зеркало и направлял свет, другой подавал необходимые инструменты. Начальник станции Владислав Гербович был готов в любой момент сменить ассистентов: с непривычки и от волнения даже мужчинам могло стать нехорошо.

«Я не позволял себе думать ни о чем, кроме дела… В случае, если бы я потерял сознание, Саша Артемьев сделал бы мне инъекцию – я дал ему шприц и показал, как это делается… Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента я не замечал ничего иного.»

Операция проходила в ночь с 30 апреля на 1 мая. Закончилась она около полуночи. Хирург резал пациента 1 час 45 минут. Рогозов действовал на ощупь, без перчаток. Его аппендикс был крайне воспален: если бы врач не решился на операцию, он, вероятно, в течение суток умер бы от перитонита (воспаление брюшной полости).

«На самой тяжёлой стадии удаления аппендикса я пал духом: моё сердце замерло и заметно сбавило ход, а руки стали как резина. Что ж, подумал я, это кончится плохо. А ведь все, что оставалось, — это собственно удалить аппендикс! Но затем я осознал, что вообще-то я уже спасен!»

После операции Леонид Рогозов принял снотворное и заснул. Температура тела пришла в норму за пять суток. Еще два дня спустя врач снял швы. Полностью восстановившись, герой продолжил работу на Новолазаревской и вернулся в Ленинград только в октябре 1962 года.

После полярной экспедиции Рогозов работал хирургом в нескольких городских больницах. С 1967 по 1979 год он был ассистентом кафедры первого Ленинградского медицинского института имени И.П. Павлова. С 1986 года работал заведующим отделением хирургии лимфоабдоминального туберкулеза Ленинградского НИИ фтизиопульмонологии.

21 сентября 2000 года Леонида Рогозова не стало.

Cоветский врач в Антарктиде провёл операцию сам себе! 18+


В ночь с 30 апреля на 1 мая 1961 года врач Леонид Рогозов провёл одну из самых удивительных операций в истории мировой медицины.




Диагноз «аппендицит» давно уже не звучит грозным и суровым приговором. Для медиков операция по удалению аппендикса является одним из самых лёгких хирургических вмешательств.

Как во всякой операции, в ней не исключены осложнения, но в целом подобной болячкой не напугать ни медиков, ни самих пациентов.

Но это когда к услугам врача и больного все последние достижения медицины, отлично оборудованная операционная, чистая и светлая палата, где прооперированный быстро пойдёт на поправку…

В 1961 году, менее чем три недели спустя после эпохального полёта Юрия Гагарина, состоялась операция по удалению аппендикса, которая вошла в историю мировой медицины, а также была включена во всевозможные книги рекордов.

Местом действия стала Антарктида, пациентом — участник 6-й Советской Антарктической экспедиции Леонид Рогозов, а хирургом — врач… Леонид Рогозов.






Похоже, у меня аппендикс. Я пока молчу об этом, даже улыбаюсь. Зачем пугать моих друзей? Чем бы они могли помочь?

Два героя апреля 1961-го — Юрий Гагарин и Леонид Рогозов — родились в марте 1934 года. Первый космонавт Земли 9 марта, а будущий врач-полярник — 14 марта.

Как и Гагарин, Рогозов был выходцем из рабочей семьи — отец трудился шофёром, мать — дояркой.


Самый ответственный

Жили Рогозовы в Забайкалье, но затем переехали в Казахстан, а затем — в Минусинск. 

Отец — глава семьи, Иван Прохорович Рогозов, в 1943 году погиб смертью храбрых.

Евдокия Емельяновна осталась одна с четырьмя детьми на руках. Мать целый день пропадала на работе, а хозяйство оказалось на плечах Лёни, который был третьим из четверых по возрасту, но первым по ответственности.

Я не спал всю ночь. Болит чертовски. Снежная буря бьется сквозь мою душу, воет, словно сотня шакалов. Все еще нет очевидных симптомов, что перфорация неминуема, но давящее дурное чувство пробирает меня…

Окончив семь классов школы, Лёня пошёл учиться на горного мастера. Эта профессия парню была совсем не близка, но студентам ремесленного училища платили стипендию, что было чрезвычайно важно для семьи.

После окончания училища Леонид вернулся в школу, закончил её и ушёл в армию.


Перспективный студент

К тому времени, когда он отслужил срочную службу, старший брат Фёдор поступил в институт в Ленинграде. Приехав к нему в гости, Леонид влюбился в город на Неве и решил также получать высшее образование в Ленинграде.

Кем быть, Леонид Рогозов к тому времени решил твёрдо. В 1953 году он поступил на лечебный факультет Ленинградского педиатрического медицинского института.

Учился Леонид легко, успевал заниматься спортом, музыкой, общественной деятельностью, был предметом воздыханий всех сокурсниц…

В 1959 году Леонид Рогозов окончил институт и сразу же был зачислен в клиническую ординатуру по хирургии.

Это все… Я вынужден думать о единственно возможном выходе: самому оперировать себя… Это почти невыполнимо… но я не могу просто опустить руки и сдаться… 


Антарктика зовёт!

Молодой врач Рогозов, продолжая повышать квалификацию в ординатуре, узнал о наборе врачей-добровольцев для работы на научной станции в Антарктиде.

Работа в Антарктиде на рубеже 1960–1970-х манила молодых энтузиастов не меньше, чем покорение космоса. Леонид Рогозов, пройдя отбор, был включён в качестве врача в состав 6-й Антарктической экспедиции. 5 ноября 1960 года на дизель-электроходе «Обь» он вместе с товарищами отплыл на загадочный ледовый материк.

Работа на антарктической станции требует от полярника универсальных способностей — врач Рогозов, помимо основной профессии, трудился и метеорологом, и водителем.

18 февраля 1961 года в оазисе Ширмахера была открыта новая советская антарктическая станция Новолазаревская. В составе участников первой зимовки был и Леонид Рогозов.

В экстремальных условиях Антарктиды взаимозаменяемость чрезвычайно важна. Но есть специалист, заменить которого практически невозможно, — врач. Это второй человек после начальника экспедиции, от него зависят жизнь и здоровье полярников, его вердикт зачастую может определить, продолжит ли работу экспедиция или вынуждена будет экстренно её прекратить ради спасения чьей-то жизни.

Но в апреле 1961 года на Новолазаревской случилось худшее — тяжело заболел 27-летний врач Леонид Рогозов.




Единственный выход

Как уже говорилось, аппендицит — не самое страшное заболевание. Однако ситуация в корне меняется, если речь идёт о человеке, заболевшем на антарктической зимовке. Здесь вся надежда на врача экспедиции. Но если болен врач, то спасти может только помощь извне.

Обнаружив у себя симптомы острого аппендицита, Рогозов испробовал все способы консервативного лечения — покой, голод, местный холод, антибиотики. Это не принесло эффекта.

Заболевшего нужно было срочно эвакуировать, чтобы провести операцию. Однако ни на Новолазаревской, ни на ближайших к ней научных станциях не было самолёта, который мог бы вывезти больного. Да если бы и был, это тоже не помогло бы — отвратительные погодные условия не оставляли ни единого шанса на успех полёта.

И тогда врач принял решение — делать себе операцию самостоятельно.

Парни все узнали. Они приходят, чтобы успокоить меня. Я же огорчен — испортил всем праздник. Завтра 1 Мая. А теперь все бегают вокруг, подготавливают автоклав. Нам надо стерилизовать лежанку, так как будем оперировать


Хирург и его ассистенты

На Новолазаревской, помимо Леонида, работали 12 человек, как и все полярники, парни неробкого десятка. Однако от новости, что кому-то придётся стать ассистентом, помогая доктору кромсать себя, многим стало не по себе.

Ассистентами стали двое — метеоролог Александр Артемьев и инженер-механик Зиновий Теплинский. В обязанности первого входило своевременно подавать необходимые инструменты, второй держал у живота Рогозова небольшое зеркало и направлял свет настольной лампы. Был и третий ассистент, на крайний случай — начальник станции Новолазаревская Владислав Гербович. Ему предстояло сменить кого-то из ассистентов, если им вдруг станет дурно.  

 

Я не позволял себе думать ни о чём, кроме дела… В случае, если бы я потерял сознание, Саша Артемьев сделал бы мне инъекцию — я дал ему шприц и показал, как это делается… Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента я не замечал ничего иного.

Операция проходила в ночь с 30 апреля на 1 мая 1961 года. Доктор и пациент в одном лице — Рогозов. В лежачем положении, с полунаклоном на левый бок, врач произвёл местную анестезию раствором новокаина, после чего сделал при помощи скальпеля 12-сантиметровый разрез в правой подвздошной области. Смотря в зеркало, а также действуя на ощупь, без перчаток, он добрался до злосчастного аппендикса. И тут хирург понял, что успел в самый последний момент — по состоянию аппендикса было видно, что тот мог лопнуть в ближайшие часы. Перитонит же убил бы Леонида наверняка.

Всё это врач, не отвлекаясь от работы, объяснил помощникам. Тем было не по себе: от вида кишок и крови полярников подташнивало, они с трудом держались на ногах. Но сменять никого не пришлось — парни своего поста не оставили.


Уникум

На самой тяжёлой стадии удаления аппендикса я пал духом: моё сердце замерло и заметно сбавило ход, а руки стали как резина. Что ж, подумал я, это кончится плохо. А ведь всё, что оставалось, — это собственно удалить аппендикс! Но затем я осознал, что вообще-то я уже спасен!

Операция длилась 1 час 45 минут. К её окончанию Леонид Рогозов совершенно обессилел, но тем не менее сумел довести процедуру до конца и, более того, дал указания ассистентам по уборке после операции.

Приняв снотворное, врач и пациент уснул. Теперь оставалось только ждать.

Вздохнуть с облегчением полярники смогли спустя несколько суток — температура у Леонида спала, боли прекратились. Через семь дней после операции доктор снял швы.

Поправившись, Леонид Рогозов продолжил свою работу в составе экспедиции, вернувшись в Ленинград осенью 1962 года.

К этому времени история операции в Антарктиде была уже всемирно известной, ей восхищались не только в СССР, но и во всём мире.

Леонид Рогозов был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

История мировой медицины знает не так уж много случаев, когда врачам удавалось благополучно провести себе операцию. Даже спустя пятьдесят лет операцию Леонида Рогозова включают в пятёрку самых уникальных подобных случаев. В условиях же антарктической зимовки никому, кроме Рогозова, делать подобную операцию не приходилось никогда.

«Он в холоде сам себе скальпелем там вырезает аппендикс…»

Подвиг Леонида Рогозова вдохновил Владимира Высоцкого, в 1963 году написавшего песню, в которой, в частности, были такие строки:

Пока вы здесь в ванночке с кафелем

Моетесь, нежитесь, греетесь, —

Он в холоде сам себе скальпелем

Там вырезает аппендикс.



Экспедиция в Антарктиду, сделавшая его знаменитым, стала для Леонида Рогозова единственной. Он вернулся в институт, закончил ординатуру, защитил диссертацию, после чего занялся научной и преподавательской работой. Доктор Рогозов работал хирургом в различных больницах и медсанчастях Ленинграда, на протяжении 14 лет заведовал отделением хирургии лимфоабдоминального туберкулёза НИИ физиопульмонологии.

В 2000 году доктора Рогозова не стало.

Память об уникальном случае в практике мировой медицины и в истории изучения Антарктиды хранит специальный стенд в петербургском Музее Арктики и Антарктики. Помимо всего прочего, в музее хранятся и те самые инструменты, которыми Леонид Рогозов делал операцию.

Сотрудники музея говорят, что современных экскурсантов трудно чем-либо удивить. Но история Леонида Рогозова неизменно удивляет всех, кто узнаёт о ней впервые.   Источник



По теме: 


(Visited 7 765 times, 1 visits today)

Леонид Рогозов удаляет себе аппендицит


Автор fshoke На чтение 3 мин. Опубликовано

Рогозов Леонид сам прооперировал себя в Антарктиде

Рогозов Леонид родился 14 марта 1934 года. После окончания средней школы в 1953 году поступил в Ленинградский педиатрический медицинский институт на лечебный факультет. Закончил обучение в институте в 1959 году. Вскоре, в 1960 году Леонида направили в Антарктиду в качестве врача 6-й Советской антарктической экспедиции. В апреля 1961 года Рогозов заболел, его состояние ухудшилось — общая слабость тела, приступы тошноты, повысилась температура тела и появились резкие боли в правой нижней части живота, над пахом. Поскольку Леонид был дипломированным врачом хирургом, он сам поставил себе правильный диагноз — острый аппендицит.

Рогозов Леонид сам вырезал себе аппендикс

Ситуация обострялась тем, что нигде поблизости не было самолета, чтобы долететь до ближайшей станции, которая и так находилась в 80-ти км. от берега. Да и погодные условия оставляли желать лучшего, и такой полет был бы очень опасным мероприятием. В итоге, у Леонида Рогозова не осталось никакого другого выбора, кроме как решиться на впечатляющий поступок и сделать операцию на себе своими собственными руками.

Таким образом, ночью 30 апреля 1961 года Леонид Рогозов сам сделал себя укол обезболивающего, сам сделал надрез брюшной полости, удалил аппендикс, сам ввел себе антибиотик, потом зашил себя.
В этой операции двое сотрудников станции помогали Леониду — один подавал необходимые инструменты, второй — направлял свет от лампы и держал зеркало для того, чтобы Леонид смотря в него лучше видел свой разрезанный живот. 

Операция длилась 1 час 45 минут и, в итоге, была успешно завершена. Во время операции Леонид несколько раз делал котороткие паузы — чтобы прийти в себя от приступов слабости. Но уже через пять дней температура тела Леонида вернулась к норме, а ещё через два дня с зажившей раны были сняты швы. Понятное дело, что после этого события Леонид Рогозов стал известным на весь Союз.

Песня Владимира Высоцкого посвященная Рогозову

В 1963 году Владимир Высоцкий написал о нем песню, которую посвятил этому впечатляющему поступку, текст песни:

Пока вы здесь в ванночке с кафелем
Моетесь, нежитесь, греетесь, —
В холоде сам себе скальпелем
Он вырезает аппендикс.

Он слышит движение каждое
И видит, как прыгает сердце, —
Ох жаль, не придётся вам, граждане,
В зеркало так посмотреться!

До цели всё ближе и ближе, —
Хоть боль бы утихла для виду!..
Ой, легче отрезать по грыже
Всем, кто покорял Антарктиду!

Вы водочку здесь буздыряете
Большими-большими глотками,
А он себя шьёт — понимаете? —
Большими-большими стежками.

Герой он! Теперь же смекайте-ка:
Нигде не умеют так больше, —
Чего нам Антарктика с Арктикой,
Чего нам Албания с Польшей!

Высоцкий посвятил песню хирургу, который сделал себе аппендектомию — Блог «Московского врача»

Пока вы здесь в ванночке с кафелем…

Пока вы здесь в ванночке с кафелем,
Моетесь, нежитесь, греетесь, -
В холоде сам себе скальпелем
Он вырезает аппендикс.

Он слышит движение каждое
И видит, как прыгает сердце, -
Ой, жаль, не придется вам, граждане,
В зеркало так посмотреться!

До цели все ближе и ближе, -
Хоть боль бы утихла для виду!..
Ой, легче отрезать по грыже
Всем, кто покорял Антарктиду!

Вы водочку здесь буздыряете
Большими-большими глотками,
А он себя шьет - понимаете, -
Большими-большими стежками.

Герой он! Теперь же смекайте-ка:
Нигде не умеют так больше, -
Чего нам Антарктика с Арктикой,
Чего нам Албания с Польшей!

1963

 

Два героя одной песни

        Песня Владимира Высоцкого «Пока вы здесь в ванночке с кафелем…» – безусловно, одна из самых ранних у поэта. Существует семь фонограмм песни, первую разные исследователи датируют 1962-м или 1964-м годом, а последняя сделана осенью 1973-го. Датой написания С.Жильцов считает март 1961-го года (указывая, что окончательная редакция проведена летом 1965-го), а А.Крылов полагает, что песня написана в 1963-м году. Обе даты могут быть в равной степени оспорены, ибо сохранившиеся автографы (из архива Н.М.Высоцкой и А.И.Репникова) не датированы.

        Песня простенькая, никаких творческих находок там нет:

             Пока вы здесь в ванночке с кафелем
             Моетесь, нежитесь, греетесь, –
             В холоде сам себе скальпелем
             Он вырезает аппендикс.

        Вопрос, собственно, заключался в том, под влиянием какого именно события (что произведение событийное – сомнений, конечно, никогда не было) написана эта песня.

        Комментарии к песне составители давали разные. В издании «Владимир Высоцкий. Стихи и песни» комментарий оказался странный: «Необходимая медицинская помощь заключённым почти не оказывается. Часто лагерный врач – это заключённый, в прошлом ветеринар или фельдшер. Описанный в песне случай – не редкость в лагерях

        Публикатор А.Крылов в 1991 году (и во всех последующих переизданиях указанного двухтомника) отметил: «В песне нашёл отражение случай, действительно происшедший в Антарктиде». Других деталей нет.

        Дальше всех пошёл С.Жильцов, указавший, что «написано на фактическом материале: в ночь с 30 апреля на 1 мая 1961 года врач Л.И.Рогозов на Антарктиде вырезал себе аппендицит». С медицинской точки зрения, сказано неверно, поскольку можно либо вырезать аппендикс, либо сделать аппендэктомию, а вырезать аппендицит, т.е. – воспаление червеобразного отростка слепой кишки, нельзя, но информация, безусловно, ценная.

        Почитатель Высоцкого из Израиля Г.Брук обнаружил «Бюллетень советской антарктической экспедиции», в котором опубликована статья самого Леонида Ивановича Рогозова (1934-2000). В частности, в ней говорится следующее:

        «Утром 29 апреля 1961 г. я почувствовал себя плохо… Стало очевидно, что в данном случае имеет место воспаление червеобразного отростка… К вечеру 30 апреля общее состояние ещё более ухудшилось, признаки гнойного воспаления червеобразного отростка стали угрожающими. Только немедленная операция могла спасти жизнь… Операция закончилась в 24 часа (30 апреля)… Через пять суток нормализовалась температура, через семь суток были сняты швы. Заживление операционной раны было полное».

        Случай получил известность. Позднее о нём вспоминал автор документальной повести «Новичок в Антарктиде. Полярные были» В.Санин:

        «Новолазаревская – самая милая и уютная станция в Антарктиде. … Я ходил по станции и вспоминал многочисленные, связанные с ней истории. Вот кабинет начальника станции, в котором жил когда-то её основатель Владислав Иосифович Гербович; вот камбуз, на котором царил первый повар Новолазаревской – Виктор Михайлович Евграфов; из этой двери он выплеснул полный таз выжатой клюквы… прямо на выскочившего из бани голышом доктора Рогозова, того самого, что в ту зимовку вырезал себе аппендикс: случай, о котором много писали».

        Таким образом, установлено всё: точное время (в ночь с 30 апреля на 1 мая 1961 года), суть операция (аппендэктомия), главное действующее лицо (хирург Леонид Рогозов) и даже точное место (станция Новолазаревская), что немаловажно, ибо Антарктида большая.

        Установлено, вроде бы, всё. За исключением одной детали. Как выяснилось, эта песня была посвящена ещё одному человеку, оказавшемуся в аналогичной с Л.Рогозовым ситуации. Правда, было это через несколько лет после написания песни.

        Николай Иванович Калиниченко (1924-2007) – уроженец села Кандыбино Новоодесского района Николаевской области, участник Великой Отечественной войны. Получил высшее медицинское образование, около тридцати лет проплавал хирургом на китобойных судах «Слава» и «Советская Украина». Защитил кандидатскую и докторскую диссертации, написал научные труды, создал лечебные мази, сделанные на основе китовой спермацетовой жидкости. Словом, человек дела, к чужой славе не примазывавшийся.

        С Высоцким Н.Калиниченко познакомился в самом начале 1960-х годов в Москве, потом частенько встречался в Одессе, где Высоцкий снимался, и откуда уходили в дальние плавания китобойные флотилии.

        «Случай с оперированием врачом самого себя произошёл, когда «Советская Украина» оставила за кормой условную линию Южного полярного круга и вышла в ледяное море Росса, – сообщала газета «Вечерний Николаев». – Казалось ничто не предвещало плохую погоду, и главный врач отослал почти весь медперсонал на суда-китобойцы для проведения профилактической работы, оставив на базе только медсестру Тамару Успенскую. Но погода резко переменилась, буря налетела внезапно. По всему видно было, что надо ожидать одиннадцати-двенадцатибального шторма. Первое, что пришло в голову Николаю Ивановичу: «Нужно спасать мед. инструменты, рентгеновский аппарат и запасные части к нему». Он схватил ящик с запасными частями, но потерял равновесие и упал. Ящик свалился на него. И вдруг Н.Калиниченко почувствовал нестерпимую боль в нижней части живота. Он понял: не обойтись ему без сложной операции.
        Н.Калиниченко приказал положить его на операционный стол. Моряки, широко расставив ноги для равновесия, осторожно поддерживали ему голову, чтобы можно было хирургу видеть полость живота… Он удалил себе аппендикс и стал зашивать разрез. Медсестра обработала ему шов и аккуратно наложила повязку.
        В.Высоцкий во время встречи с ним в Москве после всего происшедшего шутливо-иронически и по-мужски скупо сказал ему: «Я на тебя пасквиль написал. Ты сам его себе заработал».

        Разумеется, медики сразу заметят явную натяжку: аппендицит не случается из-за удара в живот, поэтому изначально всей этой истории я не поверил. Но, оказывается, она всё-таки была правдивой, просто журналистка немного напутала (возможно, держа в уме именно песню Высоцкого, где говорилось об аппендиците).

        О том, что произошло на самом деле, рассказал в интервью сам Н.Калиниченко:

        «Это было 15 марта 1968 года, как раз в день рождения моей матери. Накануне на китобойце заболел матрос, у него повысилась температура, и туда прибыл врач-хирург. В это время поднялся шторм. Доставить больного вертолётом из-за сильного ветра было невозможно. А пока китобоец шёл к базе, скорость ветра была уже 140 метров в секунду… На корабле всё, что плохо закреплено, начало двигаться. Я стал укреплять ящики, в которых находились тяжёлые запасные части для рентгена. Во время сильного крена корабля большой ящик сдвинулся с места и сильно прижал меня к стенке. Я подумал: пришёл конец. В голове потемнело, даже крикнуть не мог. Когда корабль начал крениться в другую сторону, ящик отодвинулся, я смог выбраться…
        Болело страшно. Я проглотил несколько таблеток анальгина, но боль не уходила. Я предположил, что у меня разорвалось паховое кольцо, и под кожу вышла часть кишечника. Сознания не терял, но ощущал адскую боль. Через какое-то время я по всем признакам понял, что у меня ущемление грыжи…
        Мне помогли взобраться на операционный стол. Привязали, чтобы я не упал при качке корабля. Я сделал несколько обезболивающих уколов и попытался вправить кишку на место. Она не поддалась, и тогда я принял решение делать операцию…»

        Нельзя не отметить неточность и в этом рассказе. Во время печально знаменитого урагана «Катрина» скорость ветра достигала «всего лишь» 62-х метров в секунду, но целые районы Нового Орлеана были стёрты с лица земли, так что 140 метров в секунду во время операции на себе уж точно не было. Но зато главный герой рассказа исправил неточность, которая до сих пор гуляет по Интернету. «Во время плавания в водах Антарктики в экстремальных условиях он дважды оперировал самого себя (

Доктор Леонид Рогозов сам удалил аппендикс в Антарктиде, 1961 год

Антарктида, 1961 год: доктор Леонид Рогозов должен удалить свой аппендикс.

Леонид Рогозов, советский врач общей практики, принимал участие в шестой Советской антарктической экспедиции в 1960–1961 годах. Он был единственным врачом на станции Новолазаревская, где у него развился аппендицит, а это означало, что ему пришлось сделать себе аппендэктомию — знаменитый случай самостоятельной операции.

В 1961 году Рогозов находился на недавно построенной российской базе в Антарктиде.К марту того же года 12 человек внутри были отрезаны от внешнего мира полярной зимой. Утром 29 апреля 1961 года Рогозов испытал общую слабость, тошноту и умеренную лихорадку, а затем боль в правой нижней части живота. Его симптомы были классическими: у него острый аппендицит. «Он знал, что для того, чтобы выжить, ему придется перенести операцию», — сообщает British Medical Journal. «Но он находился в пограничных условиях только что основанной антарктической колонии на пороге полярной ночи.Транспорт был невозможен. О полете не могло быть и речи из-за метели. И была еще одна проблема: он был единственным врачом на базе ». Рогозов записал в дневнике:

«Кажется, у меня аппендицит. Я молчу об этом, даже улыбаюсь. Зачем пугать моих друзей? Кто мог помочь? С медициной полярный исследователь, скорее всего, познакомился только в кресле дантиста ».

Леонид Рогозов лежа разговаривает со своим другом Юрием Верещагиным на Новолазаревской.

Применялось все доступное консервативное лечение (антибиотики, местное охлаждение), но общее состояние больного ухудшалось: повышалась температура тела, участились рвоты.

«Прошлой ночью я совсем не спала. Больно как дьявол! Метель пронизывает мою душу, рыдая, как сотня шакалов. По-прежнему нет явных симптомов того, что перфорация неизбежна, но меня охватывает гнетущее предчувствие дурного предчувствия … Вот оно … Мне нужно продумать единственный возможный выход: оперировать себя … Это почти невозможно … но я не могу просто сложить мои руки и сдаться ».

Рогозову ничего не оставалось, как провести операцию на себе. Операция началась в 02:00 по местному времени в первый день мая с помощью водителя и метеоролога, которые предоставили инструменты и держали зеркало в руках для наблюдения за участками, которые не были видны напрямую, а Рогозов находился в полулежа, наполовину. — повернулся на левый бок. Через 30-40 минут Рогозов начал делать небольшие перерывы из-за общей слабости и головокружения. Наконец он удалил сильно пораженный аппендикс.Он применил антибиотики в брюшную полость и зашил рану. Сама операция длилась час 45 минут. В середине процесса группа помощи сфотографировала операцию.

Сама операция длилась час 45 минут.

«Я работал без перчаток. Было трудно увидеть. Зеркало помогает, но также и мешает — в конце концов, оно показывает вещи задом наперед. Работаю в основном на ощупь. Кровотечение довольно сильное, но я не тороплюсь — стараюсь уверенно работать. Открыв брюшину, я повредил слепую кишку, пришлось ее зашить.Вдруг у меня в голове промелькнуло: здесь травм больше, и я их не замечал… Я все слабее и слабее, голова начинает кружиться. Каждые 4-5 минут отдыхаю 20-25 секунд. Вот и он, проклятый придаток! С ужасом замечаю темное пятно у его основания. Значит, еще день, и он бы лопнул и… В самый неподходящий момент удаления аппендикса я заметил: мое сердце сжалось и заметно замедлилось; мои руки были похожи на резину. Что ж, подумал я, это плохо кончится.И все, что осталось, это удаление аппендикса… А потом я понял, что в основном я уже спасен ».

После операции наступило постепенное улучшение признаков перитонита и общего состояния Рогозова. Температура тела вернулась к норме через пять дней, швы сняли через семь дней после операции. Он вернулся к своим обычным обязанностям примерно через две недели. Самостоятельная операция захватила воображение советской публики в то время. В 1961 году награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Леонид Рогозов через несколько лет после возвращения в Россию.

Самостоятельная операция Рогозова остается примером решимости и человеческой воли к жизни. В последующие годы сам Рогозов отвергал всякое прославление своего дела. Когда ему навязывали подобные мысли, он обычно отвечал с улыбкой и словами: «Работа, как любая другая, жизнь как любая другая».

В октябре 1962 года Рогозов вернулся в Ленинград и начал работать над доктором медицины в своей альма-матер. В сентябре 1966 года он защитил докторскую диссертацию на тему «Резекция пищевода для лечения рака пищевода».Позже работал врачом в различных больницах Санкт-Петербурга. С 1986 по 2000 гг. Работал заведующим хирургическим отделением Санкт-Петербургского НИИ туберкулезной пульмонологии. Рогозов умер в 2000 году в возрасте 66 лет в Санкт-Петербурге, Россия, от рака легких.

.

Д-р Леонид Рогозов оперирует себя по удалению аппендикса

1960-е | 26 января 2016 г.

В 1961 году доктор Леонид Рогозов, советский врач общей практики, принял участие в советской антарктической экспедиции. Утром 29 апреля 1961 года у Рогозова начались слабость, тошнота и умеренная температура. Когда позже у него появилась боль в правой нижней части живота, он знал, что у него острый аппендицит, и чтобы выжить, нужно было что-то делать.

Так как в то время он был единственным врачом на станции Новолазаревская, ему пришлось сделать себе аппендэктомию — знаменитый случай самостоятельной операции.

Рогозов записал в дневнике:

«Кажется, у меня аппендицит. Я молчу об этом, даже улыбаюсь. Зачем пугать моих друзей? Кто мог помочь? С медициной полярный исследователь, скорее всего, познакомился только в кресле дантиста ».

Проведено доступное консервативное лечение (антибиотики, местное охлаждение), но состояние Рогозова только ухудшилось.У него повысилась температура тела, участилась рвота.

«Прошлой ночью я совсем не спал. Больно как дьявол! Метель пронизывает мою душу, рыдая, как сотня шакалов. По-прежнему нет явных симптомов того, что перфорация неизбежна, но меня охватывает гнетущее предчувствие дурного предчувствия … Вот оно … Мне нужно продумать единственный возможный выход: оперировать себя … Это почти невозможно … но я не могу просто сложить мои руки и сдаться ».

Рогозову ничего не оставалось, как сделать операцию себе.С помощью водителя и метеоролога, которые предоставили инструменты и держали в руках зеркало, чтобы Рогозов мог наблюдать за участками, которые не были непосредственно видны, он начал операцию в полулежащем положении, полуобернувшись влево.

Через 30-40 минут он начал делать короткие перерывы из-за общей слабости и головокружения. Наконец, он успешно удалил сильно пораженный аппендикс. Он применил антибиотики в брюшную полость и зашил рану. Сама операция длилась час 45 минут.В середине операции его ассистирующая команда сфотографировала операцию.

«Я работал без перчаток. Было трудно увидеть. Зеркало помогает, но также и мешает — в конце концов, оно показывает вещи задом наперед. Работаю в основном на ощупь. Кровотечение довольно сильное, но я не тороплюсь — стараюсь уверенно работать. Открыв брюшину, я повредил слепую кишку, пришлось ее зашить. Вдруг у меня в голове промелькнуло: здесь травм больше, и я их не замечал… Я все слабее и слабее, голова начинает кружиться.Каждые 4-5 минут отдыхаю 20-25 секунд. Вот и он, проклятый придаток! С ужасом замечаю темное пятно у его основания. Значит, еще день, и он бы лопнул и… В самый неподходящий момент удаления аппендикса я заметил: мое сердце сжалось и заметно замедлилось; мои руки были похожи на резину. Что ж, подумал я, это плохо кончится. И все, что осталось, это удаление аппендикса… А потом я понял, что в основном я уже спасен ».

После операции температура тела Рогозова нормализовалась через пять дней, швы сняты через семь дней после операции.Он вернулся к своим обычным обязанностям примерно через две недели. Самостоятельная хирургия захватила воображение советской публики в то время. Самостоятельная операция Рогозова остается примером решимости и человеческой воли к жизни.

В 1961 году Рогозов был награжден орденом Трудового Красного Знамени, но в последующие годы отверг всякое прославление его подвига. Когда его спросили о знаменитой самостоятельной хирургии, он просто ответил с улыбкой и словами: «Работа, как и любая другая, жизнь, как и любая другая.«

В октябре 1962 года Рогозов вернулся в Ленинград и начал работать над доктором медицины в своей альма-матер. Позже работал врачом в ряде больниц Санкт-Петербурга. С 1986 по 2000 гг. Работал заведующим хирургическим отделением Санкт-Петербургского НИИ туберкулезной пульмонологии. Рогозов умер в 2000 году в возрасте 66 лет в Санкт-Петербурге, Россия, от рака легких.

Теги: Д-р Леонид Рогозов Самостоятельно оперирует

Нравится? Поделись с друзьями!



,

История Леонида Рогозова, сделавшего себе операцию ▷ Legit.ng

Хирургу пришлось вырезать себе аппендикс, и он поделился этой пугающей историей в дневнике.

Российский хирург Леонид Рогозов сделал то, чего никогда не делали в истории, когда во время экспедиции в Антарктику сделал себе операцию.

Леонид Рогозов сделал себе операцию, так как выбора у него не было.

Он и его команда из 12 человек только что закончили строительство новой базы, когда Леонид тяжело заболел.Он поставил себе диагноз «острый аппендицит», но, будучи единственным хирургом в команде, ему не помогли.

Леонид сказал, описывая в своем дневнике это испытание: «Прошлой ночью я вообще не спал. Больно как дьявол! Снежная буря пронизывает мою душу, рыдая, как 100 шакалов ».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Сиамские близнецы видят друг друга впервые с момента рождения

Взвесив все варианты и поняв, что помощи нет, он понял, что должен что-то делать, потому что его аппендикс вот-вот лопнет.Он решил сделать ауто-аппендэктомию, чем умереть, ничего не делая.

«По-прежнему нет явных симптомов неизбежности перфорации, — писал он, — но меня охватывает гнетущее предчувствие дурного предчувствия… Вот и все… Я должен продумать единственный выход — оперировать себя… Это почти невозможно … но я не могу просто сложить руки и сдаться ».

После разработки плана он дал своим коллегам конкретные задания. У него было два главных помощника, которые вручали ему инструменты и держали зеркало.Он надеялся использовать свое отражение, чтобы увидеть, что он делает.

Он давал членам команды разные задания

Он также думал других, как ввести ему адреналин и провести искусственную вентиляцию легких, если он потеряет сознание.

«Мои бедные помощники! В последнюю минуту я посмотрел на них. Они стояли в своих хирургических белых халатах, которые сами были белее белого. Мне тоже было страшно. Но когда я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию, я как-то автоматически переключился в рабочий режим и с этого момента больше ничего не заметил.

Он применил местный анестетик к брюшной стенке, но после разрезания остальное пришлось делать без обезболивания, чтобы голова оставалась как можно яснее. Он не мог хорошо работать с зеркалом, потому что вид под этим углом сбивал с толку. Остальное он делал наощупь и без перчаток. Дойдя до финала, он стал слабее и боялся провала.

«Я становлюсь все слабее и слабее, голова начинает кружиться. Каждые четыре-пять минут я отдыхаю 20-25 секунд. »

« Наконец-то он — проклятый придаток! С ужасом замечаю темное пятно у его основания. Значит, еще день, и он бы лопнул … Мое сердце сжалось и заметно замедлилось, руки стали резиновыми. Что ж, подумал я, это плохо кончится, и все, что осталось, это удалить аппендикс.

Отважный хирург оправился от аппендэктомии в течение двух недель

К счастью, ему это удалось.Вся операция заняла почти два часа. После этого он проинструктировал свою команду, как чистить хирургический инструмент, а затем принял антибиотики и снотворные.

Две недели спустя Леонид выздоровел и был готов вернуться к работе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Фальшивый врач, арестованный в Кении после проведения 8 операций

Сын Леонида Рогозова, Владислав Рогозов считает, что наследие его отца является одним из источников вдохновения. Он говорит: «Если вы окажетесь в, казалось бы, безвыходной ситуации, когда все шансы против вас.Даже если вы находитесь в самой враждебной среде, не сдавайтесь. Верьте в себя и сражайтесь, сражайтесь за жизнь ».

Леонид был награжден за храбрость, но избегал публичности и просто столкнулся с работой хирурга. Довольно впечатляющий подвиг.

Чтобы узнать больше о пугающих историях, которые произошли задолго до появления современной медицины, посмотрите видео ниже.

.

История Леонида Рогозова, сделавшего себе операцию ▷ YEN.COM.GH

Хирургу пришлось вырезать себе аппендикс, и он поделился этой пугающей историей в дневнике.

Российский хирург Леонид Рогозов сделал то, чего никогда не делали в истории, когда во время экспедиции в Антарктику сделал себе операцию.

Леонид Рогозов сделал себе операцию, так как выбора у него не было.

Он и его команда из 12 человек только что закончили строительство новой базы, когда Леонид тяжело заболел.Он поставил себе диагноз «острый аппендицит», но, будучи единственным хирургом в команде, ему не помогли.

Леонид сказал, описывая в своем дневнике это испытание: «Прошлой ночью я вообще не спал. Больно как дьявол! Снежная буря пронизывает мою душу, рыдая, как 100 шакалов ».

Взвесив все варианты и осознав, что помощи нет, он понял, что должен что-то делать, потому что его аппендикс вот-вот лопнет. Он решил сделать ауто-аппендэктомию, чем умереть, ничего не делая.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Фальшивый доктор арестован в Кении после проведения 8 операций

«Все еще нет явных симптомов неизбежности перфорации», — писал он, — «но гнетущее чувство дурного предчувствия нависло надо мной … Вот оно … У меня есть продумать единственный выход — оперировать себя… Это практически невозможно… но я не могу просто сложить руки и сдаться ».

После разработки плана он дал своим коллегам конкретные задания. У него было два главных помощника, которые вручали ему инструменты и держали зеркало.Он надеялся использовать свое отражение, чтобы увидеть, что он делает.

Он дал членам команды разные задания.

Он также подумал другим, как ввести ему адреналин и сделать искусственную вентиляцию легких, если он потеряет сознание.

«Мои бедные помощники! В последнюю минуту я посмотрел на них. Они стояли в своих хирургических белых халатах, которые сами были белее белого. Мне тоже было страшно. Но когда я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию, я как-то автоматически переключился в рабочий режим и с этого момента больше ничего не заметил.»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Сиамские близнецы видят друг друга впервые с рождения

Он применил местный анестетик к брюшной стенке, но после разреза все остальное пришлось сделать без обезболивания, чтобы он мог держать голову как можно яснее. Он не мог хорошо работать с зеркалом, потому что вид под этим углом сбивал с толку. Остальное он делал наощупь и без перчаток. Дойдя до финала, он стал слабее и боялся провала.

«Я становлюсь все слабее и слабее, голова начинает кружиться. Каждые четыре-пять минут я отдыхаю 20-25 секунд ».

«Наконец-то он — проклятый придаток! С ужасом замечаю темное пятно у его основания. Значит, еще день, и он бы лопнул … Мое сердце сжалось и заметно замедлилось, руки стали резиновыми. Что ж, подумал я, это плохо кончится, и все, что осталось, это удалить аппендикс.

Отважный хирург оправился от аппендэктомии за две недели

К счастью, ему это удалось.Вся операция заняла почти два часа. После этого он проинструктировал свою команду, как чистить хирургический инструмент, а затем принял антибиотики и снотворные.

Две недели спустя Леонид выздоровел и был готов вернуться к работе.

Сын Леонида Рогозова, Владислав Рогозов считает, что наследие своего отца является источником вдохновения. Он говорит: «Если вы окажетесь в, казалось бы, безвыходной ситуации, когда все шансы против вас. Даже если вы находитесь в самой враждебной среде, не сдавайтесь.Верьте в себя и сражайтесь, сражайтесь за жизнь ».

Леонид был награжден за храбрость, но избегал публичности и просто столкнулся с работой хирурга. Довольно впечатляющий подвиг.

Чтобы узнать больше о пугающих историях, которые произошли задолго до появления современной медицины, посмотрите видео ниже.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о