Лодка хейердала: Грандиозное путешествие Тура Хейердала в океане на плоту. Никто не верил, а у него получилось. Давайте, вспомним, как это было | Природа Северо-Запада

Паирусные лодки Хейердала. Путешественники

Паирусные лодки Хейердала

Тур Хейердал (1914–2002), норвежский этнограф и археолог. Для подтверждения своей теории первоначального заселения островов Полинезии из Америки в 1947 году проплыл с экипажем на плоту «Кон-Тики» от Перу до Полинезии. В 1969 и 1970 годах проплыл на папирусных лодках «Ра» от Африки до островов Центральной Америки, в 1977–1978 – на тростниковой лодке «Тигрис» по маршруту Эль-Курна (Ирак) – устье Инда – Джибути. Книги: «Путешествие на «Кон-Тики» (1949), «Аку-Аку» (1957), «Ра» (1970), «Фату-Хива» (1975) и др.

Тур Хейердал родился 6 октября 1914 года в норвежском городке Ларвик. Отец его был пивоваром. Мать вела домашнее хозяйство. Это была строгая педантичная дама. В духе такой же строгой педантичности она воспитывала и сына. Распорядок дня был почти армейским: в одни и те же часы подъем, туалет, зарядка, завтрак, работа и учеба, обед и т. д. Причем соблюдался этот распорядок неукоснительно. Так, однажды в доме начался пожар. Всем пришлось срочно выбираться на улицу. Но поскольку маленький Тур сидел на горшке, мама не двинулась с места, пока малыш не довел дело до конца. И только тогда мать и сын с достоинством покинули дом. Вот что такое настоящий, а не выдуманный немцами «нордический» характер. В Норвегии таких людей всегда было много, и в этом смысле можно сказать, что Тур Хейердал родился в самой обыкновенной семье. Правда, такая «обыкновенность» дорогого стоит, если в результате воспитания, полученного в этой семье, честность, прямота, любовь к порядку, решимость и отвага становятся для человек самыми обыкновенными качествами, а их отсутствие у других он воспринимает как недуг или извращение. Именно таким обыкновенным человеком, то есть честным, прямым, решительным и отважным, был Тур Хейердал.

С детства Тур мечтал о дальних странах и странствиях. Больше всего привлекали его путешествия в северных широтах. Старшеклассником Тур строил далеко за городом снежное жилище (типа эскимосского иглу) и проводил там несколько суток с другом и собакой. Он всегда помнил, что его страна – родина не только викингов, опередивших Колумба в открытии Америки, но и великих учёных-путешественников – Руала Амундсена и Фритьофа Нансена.

Но первым настоящим путешествием норвежца стала семейная экспедиция в края южных морей – Полинезию. После окончания факультета естественных наук молодой географ и зоолог Хейердал, разочаровавшийся в академической науке, вместе с молодой женой Лив отправляется на остров Фату-Хива Маркизского архипелага. Там они, удалившись от цивилизации и белых людей, прожили целый год. За этот год Тур Хейердал, познакомившись с местными мифами и преданиями, пришел к выводу, что, вполне возможно, предки туземцев пришли в Полинезию из Южной Америки. В этом его убеждали направления ветров и океанских течений. Они-то, по мнению молодого исследователя, и явились причиной зарождения жизни на островах.

Для Хейердала как учёного главным критерием истины был эксперимент. Как можно проверить гипотезу о заселении Полинезии древними американскими индейцами? Только проделав самому плавание по воле волн и ветров, на плавсредстве, максимально схожим с допотопными образцами. Однако осуществить свой план Хейердалу удалось только после окончания Второй мировой войны. А пока шла война, потомку викингов и одновременно лейтенанту армии США пришлось совершать путешествия исключительно в соответствии с военными приказами.

После войны, а именно в 1947 году, научный эксперимент Хейердала был поставлен. В качестве допотопного судна использовался бальсовый плот «Кон-Тики», которой был построен подобно судам древнейших мореплавателей. Выбор материала для плота определялся не только его необычайно малой плотностью (примерно как у современного пенопласта), но и желанием Хейердала опровергнуть устоявшееся мнение, что путешествия людей на южноамериканских бальсовых плотах через океан, из Перу в Полинезию, были технически невозможны. Таким образом, экспедиция на «Кон-Тики» решала, кроме историко-географической и этнографической, ещё и чисто техническую задачу.

Экспедиция стартовала из перуанского порта Кальяо. Моряки – семеро смелых! – отправились по маршруту, которым, согласно местным легендам, прошёл некогда великий вождь Кон-Тики, изгнанный из Перу завоевателями-инками. Плавание длилось больше трёх месяцев, а точнее, сто дней. Это были сто дней, которые не потрясли мир, как десять дней семнадцатого года, а, напротив, заставили его притихнуть и с замиранием сердец ждать новых сообщений газет и радио. На сто первый день бальсовый плот под парусом со стилизованным изображением легендарного Кон-Тики и с бородатыми белыми людьми на борту пристал к берегу полинезийского острова Рароиа.

Это была первая победа Тура Хейердала. Ведь до его вмешательства учёные считали предками островитян пришельцев из Индии и Китая, с Ближнего и Дальнего Востока, из Египта, Японии, даже из Атлантиды! А этот самонадеянный скандинав, действуя с дерзостью и неукротимостью викинга, нашёл и представил свидетельства того, что в Андах, в районе озера Титикака, пришлые индейские племена тысячу лет назад уничтожили древнюю цивилизацию светлокожих бородатых людей, которыми правил вождь и верховный жрец Кон-Тики, и вынудили их покинуть родину и искать спасения, отплывая в западном направлении. Ему удалось опытным путём доказать, что подобные путешествия в древности были вполне возможны.

Книга Хейердала «Путешествие на Кон-Тики» была переведена на 66 языков и разошлась многомиллионными тиражами, а документальный фильм «Кон-Тики» удостоен «Оскара». Портреты командора экспедиции и его отважных товарищей появились на почтовых открытках, марках и обложках журналов. Но победа Хейердала была признана только читающей публикой, широкими народными массами, а так называемая академическая наука скептически поджимала губы. Этнографа-морехода называли авантюристом, выскочкой, искателем приключений и популярности.

Учёный-мореход не остановился на плавании «Кон-Тики» как на единственном доказательстве своей правоты. Потребовалось много времени, сил, здоровья, прежде чем удалось убедить научный мир в правомочности открытий. Хейердал был представителем редкой категории учёных, которые работают на стыке нескольких наук. Сейчас этот способ называется междисциплинарными исследованиями. Действуя этим способом, Хейердал доказывал, что и в древности народы не были обособлены друг от друга, и цивилизации развивались, испытывая взаимные влияния. А ветры и океанские течения способствовали тому, что задолго до европейцев другие народы побывали и в Америке и в Океании.

После «Кон-Тики» последовали экспедиции на Галапагосские острова (1952–1953), на остров Пасхи (1955–1956), плавания интернациональных команд на папирусных лодках «Ра» (1969) и «Ра-2» (1970), в которых принял участие (в качестве врача экспедиции) наш соотечественник Юрий Александрович Сенкевич, чья книга «На «Ра» через Атлантику» (1973) и сегодня читается с большим интересом.

Предисловие к книге Юрия Сенкевича написал Тур Хейердал. Поведав, как попал в его команду русский человек, он кратко изложил главные результаты этой удивительной экспедиции:

«– Почему бы вам не взять с собой в следующую экспедицию русского?

С таким вопросом обратился ко мне президент Академии наук СССР М.В. Келдыш, когда я приехал в Советский Союз по приглашению одного из академических институтов после моей археологической экспедиции на остров Пасхи в Тихом океане.

Я не забыл этого предложения, и через несколько лет академик Келдыш получил письмо, которое его, должно быть, немало удивило. Я готовил плавание через Атлантический океан из Африки в Америку на папирусной лодке, и мне хотелось взять с собой экспедиционным врачом русского. Условия: он должен владеть иностранным языком и обладать чувством юмора!

О медицинской квалификации я ничего не писал, так как и без того не сомневался, что Академия наук подберёт первоклассного специалиста. Не говорил я и о том, что нужен человек крепкий, здоровый и смелый, – все эти качества тоже сами собой подразумевались. Вот почему я ограничился просьбой подобрать человека, обладающего чувством юмора и говорящего на иностранном языке. Не все отдают себе отчет в том, что добрая шутка и смех – лучшее лекарство для души, лучший предохранительный клапан для людей, которым предстоит неделями вариться в одном котле, работая в трудных, подчас даже опасных условиях.

Президент Келдыш передал мое письмо в Министерство здравоохранения, там выбрали молодого исследователя, медика Юрия Александровича Сенкевича, и он тотчас согласился, а через несколько недель мы с Юрием впервые встретились на аэродроме в Каире, незадолго до того, как папирусную лодку «Ра» увезли с площадки у пирамид туда, где должно было начаться экспериментальное плавание через океан. Мы никогда раньше не видели друг друга. Нам предстояло вместе плыть на нескольких связках папируса, вместе жить на них день и ночь, неделями, быть может, месяцами. Трудно сказать, кто больше волновался перед первой встречей – Юрий или я. После Юрий рассказал, что он выпил стопочку в самолете, чтобы быть поостроумнее!

Мы с первой минуты стали друзьями. Академия наук и Министерство здравоохранения правильно поняли, какой экспедиционный врач нужен нам на нашей маленькой папирусной лодке. Выбор пал на одарённого молодого учёного, сильного и здорового, как русский медведь, смелого и верного, весёлого и дружелюбного.

Двадцать пятого мая 1969 года семь человек из семи стран ступили на борт папирусной лодки в порту Сафи, в Марокко. Русский врач, американский штурман, египетский аквалангист, мексиканский антрополог, плотник из Республики Чад в Центральной Африке, итальянский альпинист и я сам, руководитель эксперимента. Когда мы спустя два месяца уже в американских водах покинули пропитанные водой связки папируса, то чувствовали себя не просто друзьями, а почти братьями. У нас позади были общие радости и невзгоды, общая работа на нашем кораблике, где жизнь и благо каждого зависели от товарищей.

Чтобы не рисковать понапрасну жизнью людей в научном эксперименте, я как руководитель прервал плавание незадолго перед тем, как мы достигли Вост-Индских островов. Мы убедились, что папирус – вполне пригодный материал для строительства лодок, при условии, что лодку строят и управляют ею люди, знающие в этом толк. Следовательно, представители древних культур Средиземноморья вполне могли пересечь океан и доставить ростки цивилизации в далекие края. И мы доказали, что люди из разных стран могут сотрудничать для общего блага, даже в предельной тесноте и в самых тяжёлых условиях, невзирая на цвет кожи и политические и религиозные убеждения. Достаточно уразуметь, что можно большего достичь, помогая друг другу, чем сталкивая друг друга за борт.

О прочности нашей дружбы лучше всего говорит то, что вся семёрка собралась вновь в порту Сафи через десять месяцев, с тем чтобы спустить на воду папирусную лодку «Ра-2» и сделать новую попытку пересечь Атлантику на более совершенном судёнышке, вооруженными практическим опытом первого плавания.

В последнюю минуту семейные обстоятельства вынудили нашего друга из Чада остаться, но его место занял другой африканец, бербер из Марокко. Кроме того, к нам присоединился японский кинооператор. И восемь человек с востока и запада, с севера и юга пересекли Атлантический океан и благополучно сошли на берег Америки. Юрий Александрович Сенкевич участвовал в обоих плаваниях, и в этой книге он рассказывает о наших приключениях так, как он их воспринимал».

Экспедиция Хейердала на тростниковой лодке «Тигрис», сплетенной из тростника по образу древнешумерских судов, подтвердила, что месопотамский тростник также подходит для строительства лодок, как и папирус, его только необходимо собирать в определенный сезон, когда он обладает наибольшей водостойкостью. Это наверняка знали шумерские строители лодок, которые на подобных «тигрисах» поднимались от устья Инда и Красного моря. К сожалению, экипаж «Тигриса» не смог на сто процентов выполнить намеченную программу: когда корабль оказался в зоне войны, раздиравшей тогда Ближний Восток, и был задержан военными властями, то команда в знак протеста подожгла своё судно.

Экспедиция Тура Хейердала на Мальдивские острова в 1983–1984 годы ставила своей целью подтвердить, что задолго до арабов и Васко да Гамы в этих местах побывали таинственные древние мореплаватели, оставившие после себя каменные скульптуры неизвестных бородатых людей, длинноухих, как истуканы на острове Пасхи.

Экспедиции Хейердала на остров Пасхи проходил в 1966–1968 годах. Тур Хейердал хотел проверить гипотезу, согласно которой знаменитые статуи при их установке древними обитателями острова Пасхи передвигались в вертикальном положении, то есть вроде бы «шли» сами. Туру Хейердалу удалось показать всему миру, как это делалось.

Местная легенда утверждала, что эти колоссальные статуи, изображающие вождей племени «короткоухих», от каменоломни, где были изваяны, до места «укоренения» добирались чуть ли не «своим ходом», под мощным воздействием «маны» – магической силы, которая создавалась волевым усилием древних колдунов. В шестидесятых годах, когда в моду вошло увлечение магией и «экстрасенсорикой», а также учениями Е.П. Блаватской и Е.И. Рерих, эту версию стали поддерживать некоторые «научные» журналисты и другие представители образованной публики. Разумеется, Тур Хейердал не входил в число приверженцев этих учений. Как всегда, он решил поставить эксперимент.

Для этого он выбрал одну лежащую не земле статую и применил для её передвижения способ, давно известный грузчикам и такелажникам всего мира, а также и простым гражданам, которым приходится иногда своими силами передвигать шкафы и прочую громоздкую мебель. Этот классический метод позволяет кантовать крупные и массивные предметы на достаточно большие расстояния. В качестве такелажников выступили современные островитяне («короткоухие») под руководством бригадира – «сеньора Кон-Тики». Понадобились прочные верёвки, брёвна, камни и жерди, а также слаженные действия и продуманные команды учёного – и вот статуя средних размеров, пролежавшая 300 лет, приняла вертикальное положение, постояла, словно раздумывая, и – медленно, вперевалку, двинулась к месту назначения, поворачиваясь выразительным носатым лицом то в одну, то в другую сторону. Кинооператоры засняли эту сцену, чтобы весь просвещённый мир увидел, как двигаются «своим ходом» гигантские моаи – статуи острова Рапа-Нуи.

Конечно, опыт Хейердала с передвижением длинноухого истукана не претендовал на объяснение других жгучих тайн древности – таких, как сооружение Баальбекской веранды из каменных блоков, тысячекратно более массивных в сравнении со скромной рапануйской статуей, строительство великих пирамид Гизы и иных колоссов древней архитектуры. Но научная и историческая значимость этого эксперимента важна хотя бы по той простой причине, что в последующих публикациях об острове Паски и его статуях таинственная «мана» рапануйских колдунов, участие инопланетян и прочая околонаучная составляющая стала занимать всё меньше места.

Интересовался Тур Хейердал и историей Всемирного Потопа. На основе тщательного изучения мифологии различных народов учёный пришёл к выводу, что около 5 тысяч лет назад, приблизительно за три-четыре тысячелетия до Р. Х., старейшие мировые цивилизации стали развиваться чуть ли не взрывообразно. Шумеры, Египет, Мохенджо-Даро и Хараппа… Создавшие их люди пришли неизвестно откуда, но каждая цивилизация обладала ярко выраженной системой письма и мифологией с использованием мотива богов или богоравных правителей, прибывших из-за моря.

Выяснилось, что в это же время происходили некоторые катастрофические изменения земной поверхности. В дне Атлантического океана произошёл разлом, линия которого прошла через весь океанический хребет. В климате планеты также произошли существенные изменения. Ботаники установили, что в то самое время, когда в Северной Америке стали высыхать реки, территории Сахары и Месопотамии стали превращаться в пустыни. Кроме того, удалось обнаружить, что знаменитое течение Эль-Ниньо в Тихом океане образовалось тоже около 5 тысяч лет назад. По неизвестным причинам именно в районе 3000 года до Р. Х. огромные массы тропической воды стали поступать в Тихий океан и спускаться вдоль побережья Перу, в результате чего изменился климат всей планеты. Примечателен тот факт, что независимо друг от друга предки Майя и народов Индии установили календарную систему, основывающуюся на астрономических наблюдениях. Самое любопытное, что обе системы ведут свой отчет приблизительно от 3100 года до Р. Х.

В 2001 году Хейердал приехал в Россию и, выступая перед учёными и журналистами Ростова-на-Дону, огорошил и одновременно воодушевил их заявлением: «Возможно, предки скандинавов были выходцами из Азово-Кавказского региона!» Неутомимый исследователь основывался на текстах известного средневекового историка Снорре Стурлуссона, в которых говорится, что свыше двух тысяч лет назад с Кавказа двинулся на Север могучий вождь Огден со своими воинами-асами. Это сразу вызывает в памяти имя Одина, верховного бога скандинавов и предводителя героического племени асов. «Если Огден и Один – одно и то же лицо, то не от названия ли народа асов происходят названия города Азов и Азовского моря?» – задавался вопросом учёный, начиная археологические раскопки посреди городских кварталов Азова, и пояснял журналистам «Мне не обязательно доказывать, что я прав, что Снорре описал реальные события. Просто хочется узнать правду о том, каким был мир тысячи лет назад, откуда и куда двигались народы».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Ответы на вопросы 'лодка Хейердала'

ХейердалКто плавал на папирусной лодке "Ра" и на плоту "Кон-Тики 8 букв
ЛодкаНебольшое судно. В Военно-морском словаре лодка определяется, как судно длиной до девяти метров, шириной до трёх метров и грузоподъёмностью до пяти тонн. Как правило, лодки 5 букв
ЛодкаКинофильм режиссёра Вольфганга Петерсена, по одноименному роману Лотара-Гюнтера Букхайма. Фильм посвящён описанию боевого похода немецкой подводной лодки U-96 во время Второй мировой войны 5 букв
РаЛодка Тура Хейердала 2 буквы
ТигрисЛодка Тура Хейердала 6 букв
РаПапирусная лодка, в которой Тур Хейердал "со товарищи" достиг берегов Америки 2 буквы
ТигрисНазвание тростниковой лодки Тура Хейердала 6 букв
ТигрисЛодка экспедиции Хейердала 6 букв
КомсомолецСоветская атомная подводная лодка 3-го поколения, единственная лодка проекта 685 «Плавник». Лодке принадлежит абсолютный рекорд по глубине погружения среди подводных лодок 10 букв
РаБог Солнца, ставший плавсредством Тура Хейердала 2 буквы

Юрий Сенкевич и Тур Хейердал во время путешествия на папирусной лодке "Ра", 1969 год: dubikvit — LiveJournal

Весной 1969 папирусный корабль "Ра" с международной командой из семи человек, которые были гражданами различных стран начал свое плавание из финикийского порта Сафи, который находится в Марокко с целью пересечь Атлантический океан. Командовал экипажем норвежский путешественник Тур Хейердал

Проанализировав многие находки, где были изображены папирусные корабли, Хейердал начал задумываться о том, что еще во времена доинкской Америки древние мореплаватели пересекали Тихий океан, используя тростниковые суда. Возможное сходство древних тростниковых судов, которые изготавливались в Мексике и Перу, с папирусными кораблями, используемыми жителями древних цивилизаций Средиземноморья, не отрицалась и другими компетентными исследователями.


Экспедиция на лодке "Ра", 1969 год. Тур Хейердал во время плавания. Фото Юрия Сенкевича /Фотохроника ТАСС/

В 1969 году Тур Хейердал задумал экспедицию на папирусной лодке через Атлантику. Исследователь предоставил мастерам с озера Чад изображения и модели древних египетских судов. На основе этого материала они соорудили корабль из папируса, который символически был назван "Ра"


Тур Хейердал руководит оснащением лодки "Ра". Фото Н. Кислова /Фотохроника ТАСС/

В 60-х годах Хейердал встречался с Мстиславом Келдышем, приезжая в СССР. В разговоре речь зашла о будущих экспедициях Хейердала, и Келдыш спросил его: "А почему бы вам не взять с собой русского?" И, вспомнив о вопросе Келдыша, написал советскому академику письмо с просьбой найти ему русского врача, владеющего английским языком и обладающего чувством юмора. Выбор пал на молодого врача, недавно вернувшегося из Антарктиды со станции "Восток" после годовой зимовки, Юрия Сенкевича.

Так Сенкевич оказался в составе интернационального экипажа: Тур Хейердал (Норвегия), Абдула Джибрин (Чад), Норман Бейкер (США), Сантьяго Хеновес (Мексика), Джордж Сориал (Египет), Карло Маури (Италия) и Юрий Сенкевич (СССР)

25 мая 1969 года состоялся старт папирусной лодки "Ра". На борту, кроме 7 человек экипажа, были еще обезьяна Сафи, куры и утка.


Тур Хейердал на палубе судна. Фото Юрия Сенкевича /Фотохроника ТАСС/

Попутный ветер и Северное Экваториальное течение способствовали тому, что "Ра" за 2 месяца плавания преодолел 5 тысяч километров морского пути, но закончилось путешествие тем, что лодка затонула


Тур Хейердал управляет лодкой. Фото Юрия Сенкевича. Репродукция Фотохроники ТАСС, 1969 год

По словам Юрия Сенкевича, это произошло из-за того, что строители лодки с озера Чад обрубили загнутую корму, решив не руководствоваться расчетами и чертежами Хейердала. А корма была необходима, чтобы лодку не заливало, когда она преодолевает высокие волны. Когда это поняли, корму надставили, но целостность конструкции уже была нарушена. Через месяц после выхода в открытый океан корма стала погружаться в воду, и "Ра" буквально превращалась в подводную лодку.


Экспедиция Тура Хейердала на лодке "Ра". Тур Хейердал и Абдалла Джибрин на капитанском мостике. Фото Юрия Сенкевича /Фотохроника ТАСС/

Вот отрывки из дневника Юрия Сенкевича:
"4 июня. Всего у нас сломалось пять весел и одно утеряно."
"29 июня. Не вызывает сомнений, что мы погружаемся больше и больше, хотя и медленно. Несомненно также, что мы не сможем затонуть, но что "Ра" будет затоплен по палубу - это точно."
"9 июля. Справа рвутся веревки, связывающие папирус. Весь правый борт ходит ходуном и грозит оторваться от нас."


Члены команды "Ра" Дженовес и Тур Хейердал за завтраком. 1969 год. Фото Юрия Сенкевича. Репродукция Фотохроники ТАСС

Экипаж мужественно пытался спасти лодку. Под рулевым мостиком находился спасательный плот из пенопласта, рассчитанный на шесть человек, который распилили и укрепили на корме. Это помогло продержаться еще две недели, прежде чем был послан сигнал "SOS".


Штурман Норман Бейкер и руководитель экспедиции Тур Хейердал. Фото Юрий Сенкевич /Фотохроника ТАСС

Сигнал услышали с американской яхты. Слово Юрию Сенкевичу: "Прошло три-четыре дня, мы вот-вот должны были встретиться с нашими спасителями. И, радуясь этому, отправили за борт все лишнее, включая еду и воду, не предполагая, что ожидание встречи растянется еще на пять дней. Эти пять дней были не самыми лучшими в нашей жизни." 16 июля 1969 года измученные путеешственники оставили многострадальную лодку и переместились на яхту «Шенандоа». Так завершилось это первое, но не последнее путешествие.


Экспедиция Тура Хейердала на лодке "Ра". На снимке: Юрий Сенкевич (справа) и Тур Хейердал (третий справа) с членами экипажа лодки. Фотохроника ТАСС

А уже через год в мае состоялся старт "Ра-2"


Экспедиция Тура Хейердала на папирусной лодке "Ра-2" начинает свой путь к берегам Центральной Америки из марокканского порта Сафи. 17.05.1970 года. Фото Юрий Сенкевич /РИА Новости

[Источники...]Источники

www.globalfolio.net/uroboros/Articles/ra.htm
www.terra-z.ru/archives/30463
www.m24.ru/galleries/2666
www.sportstories.rsport.ru/ss_person/20141006/778033574.html#page=5
www.utro.ru/articles/2015/03/26/1238817.shtml
www.visualrian.ru/
www.tassphoto.com/



Смотрите также:

Ответы на вопросы 'Лодка Хейердала'

ХейердалКто плавал на папирусной лодке "Ра" и на плоту "Кон-Тики 8 букв
ЛодкаНебольшое судно. В Военно-морском словаре лодка определяется, как судно длиной до девяти метров, шириной до трёх метров и грузоподъёмностью до пяти тонн. Как правило, лодки 5 букв
ЛодкаКинофильм режиссёра Вольфганга Петерсена, по одноименному роману Лотара-Гюнтера Букхайма. Фильм посвящён описанию боевого похода немецкой подводной лодки U-96 во время Второй мировой войны 5 букв
РаЛодка Тура Хейердала 2 буквы
ТигрисЛодка Тура Хейердала 6 букв
РаПапирусная лодка, в которой Тур Хейердал "со товарищи" достиг берегов Америки 2 буквы
ТигрисНазвание тростниковой лодки Тура Хейердала 6 букв
ТигрисЛодка экспедиции Хейердала 6 букв
КомсомолецСоветская атомная подводная лодка 3-го поколения, единственная лодка проекта 685 «Плавник». Лодке принадлежит абсолютный рекорд по глубине погружения среди подводных лодок 10 букв
РаБог Солнца, ставший плавсредством Тура Хейердала 2 буквы

На маленьком плоту: как приключения находили Тура Хейердала | Статьи

Он научился плавать только взрослым, но покорял океаны на утлых суденышках. Не имел высшего образования, но стал действительным членом нескольких академий и почетным доктором наук десятка университетов. Никогда не учился снимать кино, но стал лауреатом «Оскара». Не считал себя литератором, однако его книги выходили многомиллионными тиражами и переведены на десятки языков. Он родился в Норвегии, жил на Канарских островах, а умер и похоронен в Италии. Сегодня, 6 октября, исполняется 105 лет со дня его рождения. «Известия» вспоминают о «последнем викинге» Туре Хейердале.

Прекрасный дилетант

Бесспорно, по складу характера Тур Хейердал был ученым, хотя не занимал официальных научных должностей и занимался наукой из чистого альтруизма. Он не имел диплома археолога, историка, зоолога, этнографа или антрополога, что, впрочем, не мешало «настоящим» профессорам и академикам гордиться, когда его причисляли к их цеху. Конечно, он был путешественником — но не в современном «туристическом» смысле этого слова, а таким, каким были его великие соотечественники Нансен и Амундсен. Он пускался в путь, чтобы обосновать свои часто экстравагантные теории. Будь у него иной, более комфортный и верный способ их проверить, он вряд ли бы бросался в отчаянные предприятия. В интервью журналу «Вокруг света» он как-то говорил:

Тур Хейердал во время плавания на лодке «Ра» в 1969 году

Фото: ТАСС/Юрий Сенкевич

Автор цитаты

«Я не ищу приключений ради самих приключений. Полнота жизни не обязательно связана с преодолением стихий — работа мысли, достижение гуманной цели украшают ее сильней. Я органически не способен считать людей, живших тысячелетия до нас, ниже себя, и мне претит, когда я сталкиваюсь с таким часто даже подсознательным пренебрежением к тем, кто жил до нас и не владел нашей техникой. Мне доставляет удовольствие щелкать по носу ученых сухарей и высокомерных гордецов. Но мотивы преодоления собственной слабости, пассивности, мотивы утверждения человеческой личности через достижение, казалось бы, недостижимого мне близки и понятны...»

По сути, он был дилетантом широкого профиля, искренне увлеченным своими идеями. Но в этом был его козырь — Тур смотрел на многие вещи более широко, он не боялся нестандартных решений и жесткой критики специалистов. А еще он обладал удивительным даром внушать уважение и находить друзей. Прежде всего, он был великим человеком и настоящим гуманистом. Гражданином мира, посвятившим себя изучению развития человечества вне национальных и государственных интересов. Ради того, чтобы приоткрыть неведомые страницы мировой истории, он готов был дружить с левыми и правыми, коммунистами и капиталистами, полинезийскими каннибалами и Папой Римским. И сильные мира сего ценили упрямого скандинава, может быть, считая его отчасти чудаком. Хотя чудачество ограничивалось целями его предприятий, в остальном же он был очень практичный и расчетливый менеджер, умевший найти средства для экспедиций, организовать сложнейшую логистику, подобрать и сплотить команду, а потом еще и заработать на описании своих приключений. Он, конечно, был романтиком, но никак не фантазером и авантюристом.

Слава пришла к нему внезапно. Планета зализывала раны мировой войны, когда пятеро отчаянных норвежцев и один швед решили проверить гипотезу о том, что еще в доколумбову эпоху между индейцами Южной Америки и аборигенами Полинезии могли существовать контакты. На это указывали некоторые археологические данные (хотя серьезных исследований не проводилось) и легенды местных жителей, но главное, в этом был уверен руководитель экспедиции Тур Хейердал, еще до войны живший в Полинезии. Он и убедил товарищей пуститься через океан на построенном по технологиям каменного века плоту из базальтового дерева, чтобы доказать возможность таких плаваний. В апреле 1948 года они вышли из Перу, и через 102 дня «Кон-Тики» подошел к атоллу Туамоту. Не имевшие опыта смельчаки прошли 7 тыс. километров и доказали, что умелые мореплаватели древности могли без труда делать то же самое.

Экспедиция на лодке «Кон-Тики» 1947 года

Фото: commons.wikimedia.org

В путешествии Тур Хейердал снимал все перипетии на кинопленку. Итогом стал «Кон-Тики», который в 1952 году был удостоен премии «Оскар» за лучший документальный полнометражный фильм. Весь мир был поражен отчаянной смелостью парней, которые рисковали жизнью, чтобы проверить научную гипотезу. Огромным успехом пользовалась и книга «Экспедиция «Кон-Тики», переведенная на 70 языков и разошедшаяся общим тиражом 50 миллионов экземпляров. Хейердал, которому еще не было и сорока, стал национальным героем Норвегии и кумиром молодежи по обе стороны железного занавеса, что ко многому обязывало: от него ждали новых проектов и достижений.

Парень из Ларвика

Принадлежавший семье пивоваренный бизнес процветал, и отец большую часть времени проводил в путешествиях по Европе, в которые часто брал любимого младшего сына. Он был седьмым ребенком в большой семье Тура и Алисон Люнг Хейердал. Кстати, Тур — наследственное имя, и в каждом поколении Хейердалов был свой Тур. Знаменитый исследователь позже шутил, что он Тур — внук Тура, сын Тура, отец Тура и дед Тура!

Как и отец, Алисон Люнг души не чаяла в младшем сыне. Она была биологом, училась в Англии, и, видимо, от нее Тур-младший впитал любовь к зоологии и веру в учение Дарвина. Если его спрашивали, чем он хочет заниматься в будущем, мальчик без сомнений говорил: «изучать жизнь животных». И когда он поступил на естественно-географический факультет университета в Осло, это никого не удивило.

Проучившись семь семестров, юноша затосковал. Ему казалось, что он и так знает всё, о чем говорили на лекциях профессора. Ему хотелось настоящего дела. А тут как раз немецкие зоологи Кристине Бонневи и Яльмар Брох, с которыми он был знаком, собрались организовать и спонсировать экспедицию в Полинезию, целью которой было понять, как туда могли попасть населяющие острова животные. Сами они надолго покинуть университет не могли, но с удовольствием доверили это дело Туру и его молодой супруге Лив Кушерон-Торп. Так первая научная экспедиция Хейердала удачно совпала с медовым месяцем.

Тур Хейердал во время постройки лодки «Ра» в 1967 году

Фото: Getty Images/Bettmann

Около года молодожены провели в палатке на островке Фату-Хива. Была собрана огромная коллекция флоры и фауны, Тур познакомился с обычаями и преданиями местных племен и... научился плавать. Это было непросто — в детстве он дважды чуть не утонул, после чего панически боялся воды. Кстати, именно на Фату-Хиве Туру впервые пришла в голову идея о возможных контактах местных жителей с южноамериканскими индейцами, которая впоследствии отправила в путь «Кон-Тики». Молодые покинули остров, лишь когда Тур подхватил неприятную инфекцию, а его супруга ждала ребенка. Вернувшись, Хейердал выпустил книгу «В поисках рая», где описал их приключения. Издание прошло почти незамеченным — Европа уже готовилась к большой войне, и людям было не до экзотики.

Война застала Тура в канадской глуши, где он собирал сведения о североамериканских индейцах, живших в прибрежных районах. Он спешно вернулся к цивилизации и добровольцем вступил в американскую армию, окончил разведшколу, получил звание лейтенанта. Его группу должны были забросить в оккупированную немцами Норвегию через Мурманск, но по дороге в СССР морской конвой был атакован подлодками нацистов и чуть не погиб. Спасли союзников подоспевшие советские моряки.

В гостях у великанов

В середине 50-х интерес Хейердала привлек остров Пасхи, знаменитый своими огромными статуями — моаи. Он смог найти средства и организовать археологическую экспедицию, в которую вошла серьезная международная компания ученых — не имевший специального образования и опыта Тур не рискнул брать на себя проведение раскопок. А вот экспериментальной частью, а именно, воссозданием технических приемов, позволивших поднять статуи на вершины холмов и установить их там, Хейердал занимался лично. Он называл это практической археологией — попыткой понять и воссоздать на практике технологии древних. Кроме того, он высказал гипотезу, что статуи эти были установлены выходцами из Америки, светлокожими «потомками Кон-Тики». Они принесли религиозные обряды, технические навыки и умение обрабатывать камни. Но потом на остров пришли каннибалы:

Автор цитаты

«Победителем оказался полинезиец, который не привык строить из камня и делать статуи, а собирал на берегу плавник, чтобы вырезывать деревянные фигуры, известные по другим частям Полинезии... Эти воинственные люди оказались одни среди руин на голой сцене острова Пасхи. Они сохранили в своей среде очень небольшой инородный элемент. Такими их и застал Роггевен, когда приподнял занавес для европейского зрителя — через много лет после того, как великая драма кончилась и исполнители главных ролей покинули сцену»

Тур Хейердал позирует заслуженному художнику РСФСР, скульптору Юрию Чернову во время визита в Москву в 1985 году

Фото: РИА Новости/Лев Великжанин

Ученое сообщество доводы Хейердала не приняло или встретило с осторожностью. С этим связан один курьезный случай. В 1962 году Тур должен был выступать перед антропологами и археологами в Москве, в огромной аудитории Академии наук СССР. Перед дискуссией на сцену вышел руководитель антропологической секции АН и заявил: «Мы не верим в теорию господина Хейердала о миграционных путях в Тихом океане, потому что она расходится с ленинским учением». И тогда, как вспоминал сам Хейердал, он неожиданно для самого себя ответил через переводчика: «А я и не знал, что товарищ Ленин был антропологом».

Несмотря на идеологические разногласия, Хейердал снискал огромное уважение советских коллег взвешенными трактовками и точными аргументами. На встрече с президентом АН СССР Мстиславом Всеволодовичем Келдышем Хейердал рассказал о планах будущей экспедиции, и академик в шутку предложил включить в ее состав советского участника. Туру идея понравилась. Ему как раз нужен был врач — молодой, выносливый человек с хорошим английским (язык общения интернациональной команды) и отличным чувством юмора. Так в команде Хейердала появился Юрий Сенкевич.

Дорогами древних мореплавателей

Новой затеей Хейердала стала проверка возможного «египетского следа» в южноамериканской истории. Вот как он сам описывал смысл и цель этой экспедиции:

Автор цитаты

«Сходство между ранними цивилизациями Египта и Мексики не ограничивается лишь пирамидами... И в Мексике, и в Египте существовала высокоразвитая система иероглифической письменности... Ученые отмечают сходство фресковой живописи в храмах и усыпальницах, схожие конструкции храмов с искусными мегалитическими колоннадами. Указывается на то, что при сооружении сводов из плит архитекторы по обе стороны Атлантики не знали искусства сооружения настоящей арки. Обращается внимание на существование циклопических по размеру каменных человеческих фигур, на удивительные астрономические познания и высокоразвитую календарную систему в Мексике и Египте. Ученые сопоставляют удивительную по совершенству практику трепанации человеческого черепа, характерную для культур древнего Средиземноморья, Мексики и Перу, а также указывают на схожий египетско-перуанский обычай мумификации. Эти и другие многочисленные свидетельства сходности культур, взятые вместе, могли бы подтвердить теорию о том, что однажды или неоднократно суда с берегов Средиземного моря пересекали Атлантический океан и принесли основы цивилизации аборигенам Мексики»

Юрий Сенкевич и Тур Хейердал во время путешествия на папирусной лодке «Ра» в 1969 году

Фото: ТАСС

Хейердал решил попробовать достигнуть американских берегов на судне, сделанном по архаической технологии с использованием исключительно доступных древним египтянам материалов. Само по себе такое плавание не могло подтвердить наличие контактов между древними цивилизациями, но доказало бы возможность таких путешествий. Хейердал это отлично понимал и всегда подчеркивал, что его плавания — не конец, а лишь начало дискуссии.

Туру удалось привлечь к проекту разные международные организации и фонды, покровительствовала экспедиции и ООН. Команда состояла из участников разных национальностей, культур и религий: американец, русский, мексиканец, африканец, итальянец, сириец и норвежец во главе. Этим подчеркивалась надгосударственная гуманитарная идеология экспедиции и общечеловеческое значение ее целей. В условиях «холодной войны» это было важно.

Лодку назвали «Ра», в честь древнеегипетского бога солнца. Спроектирована она была по рисункам и макетам лодок Древнего Египта, а сделана из эфиопского камыша и папируса, собранного на озере Тана. Строили лодку мастера озера Чад. 25 мая 1969 года «Ра» вышел в плавание с побережья Марокко, но после почти двух месяцев в воде камыш размок, и лодка стала разваливаться. Экипажу пришлось оставить судно. С другой стороны, несовершенная конструкция смогла пройти 5 тыс. километров, и ей не хватило всего нескольких дней. Это внушало оптимизм, и эксперимент решили повторить немедленно.

«Ра-II» конструктивно доработали, а строительство поручили четверым индейцам племени аймара с озера Титикака в Боливии. В следующем году лодка отправилась от берегов Северной Африки и через 57 дней благополучно подошла к Барбадосу. Это был триумф. Естественно, за экспедицией следили во всех уголках мира, а по ее итогам был снят фильм, номинировавшийся на «Оскар». Путешествие Хейердала не могло быть игнорировано ученым сообществом, и его результаты вызвали серьезную научную дискуссию. Естественно, норвежец был участником множества телепередач и конференций, что занимало значительную часть его времени.

Прошло несколько лет, и неуемный «викинг», который, между прочим, уже разменял седьмой десяток, снова решил выйти в море. На сей раз в центре интересов Хейердала и его команды оказались древние мореходы Месопотамии, которые, по мнению Тура, могли выходить в открытое море, контактировать с Индской цивилизацией, а может быть, и участвовать в освоении островов Индийского океана. По традиции, проверить допустимость такой теории решили на практике.

Как и в предшествующих экспедициях, строили лодку в соответствии с древними рисунками. То есть сначала собрали все имеющиеся в распоряжении ученых изображения шумерских кораблей, затем создали модель для проверки мореходных качеств. Этим занимались специалисты из морского института Саутгемптона. Корабль нарекли «Тигрис» по названию одной из двух великих рек Месопотамии. Материалом выбрали рогоз узколистный, проще говоря, камыш, который в изобилии произрастает в Междуречье.

Тур Хейердал в Ираке во время постройки лодки «Тигрис» в 1977 году

Фото: ТАСС/Юрий Сенкевич

Международная команда Хейердала за 4,5 месяца сумела пройти 7 тыс. километров: миновала Персидский залив, отметилась в устье Инда, перешла Аравийское море и подошла к Баб-эль-Мандебскому проливу. Впереди было Красное море. «Тигрис» запрашивал разрешение на проход, но ни от одной страны не было получено определенного ответа. Кроме того, в этом районе начались военно-морские маневры США, Англии и Франции, и продолжать экспедицию стало опасно. Поскольку возможность достижения открытого моря и плавания по нему шумерскими кораблями была доказана, а значит, научные цели экспедиции выполнены, Хейердал и его интернациональная команда решили пожертвовать «Тигрисом», чтобы привлечь внимание мира к проблемам людей, живущих в этом регионе. Экипаж превратил свой корабль в погребальный костер и обратился с открытым письмом к Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму, которое было распространено во всех странах мира:

Автор цитаты

«Сегодня мы сжигаем наше гордое суденышко... в знак протеста против проявлений бесчеловечности в мире 1978 года, в который мы возвратились из открытого моря. Нам пришлось остановиться у входа в Красное море. В окружении военных самолетов и кораблей наиболее цивилизованных и развитых стран мира, не получив разрешения на заход от дружественных правительств, руководствующихся соображениями безопасности, мы были вынуждены высадиться в маленькой, еще нейтральной Республике Джибути, потому что кругом соседи и братья уничтожают друг друга, пользуясь средствами, предоставленными теми, кто возглавляет движение человечества по пути в третье тысячелетие.

Мы обращаемся к простым людям всех индустриальных стран. Необходимо осознать безумные реальности нашего времени... С нашей стороны будет безответственным не требовать от тех, кто принимает ответственные решения, чтобы современное оружие не предоставлялось народам, которых наши деды корили за секиры и мечи.

Наша планета больше камышовых бунтов, которые пронесли нас через моря, и всё же достаточно мала, чтобы подвергнуться такому же риску, если живущие на ней люди не осознают неотложной необходимости в разумном сотрудничестве, чтобы нас и нашу общую цивилизацию не постигла участь тонущего корабля»

Это было последнее большое плавание Хейердала, но он и не думал отходить от активной работы. В 80-е были масштабные исследования на Мальдивских островах и острове Тенерифе, новые гипотезы и книги. Последний проект великого исследователя был связан с Приазовьем, где Хейердал искал прародину индоевропейцев, а значит, и скандинавов. На основании совместных с российскими

Уникальная экспедиция Тура Хейердала стартовала 50 лет назад — Российская газета

За этой экспедицией, совершенной 50 лет назад, следил тогда весь мир. Папирусная лодка "Ра-2"под парусом покинула Марокко и отправилась через Атлантику к берегам Нового Света. (Название было выбрано в честь бога Солнца Ра.)

Хейердал хотел подтвердить свою гипотезу, что древние мореплаватели, в частности, египтяне, могли совершать переходы через океан на парусных судах. И если это так, то индейцы Мексики и Перу могут быть потомками племен, которые не переходили через Берингов пролив, как тогда считала наука, а приплывших через Атлантику.

Эта гипотеза родилась у ученого на основе изучения древних культур. Он, в частности, писал, что сходство между ранними цивилизациями Египта и Мексики не ограничивается лишь пирамидами. В этих странах существовала высокоразвитая система иероглифической письменности. Давно замечено сходство фресковой живописи в храмах и усыпальницах, обращается внимание на удивительные астрономические познания и высокоразвитую календарную систему в Мексике и Египте. Словом, есть многочисленные свидетельства сходности культур, которые, по мнению Хейердала, указывают на то, что суда с берегов Средиземного моря могли пересекать Атлантический океан и принести основы древней египетской цивилизации аборигенам Мексики. За доказательством он отправился в плавание на "Ра".

Надо отметить, что это была вторая попытка ученого преодолеть Атлантику. Первая на "Ра-1" в 1969 году завершилась неудачей: из-за дефектов в конструкции лодка затонула. Ее причины были учтены, и на этот раз плавание завершилась полным успехом. Через 57 дней лодка достигла берегов Барбадоса, преодолев почти 5700 километров. Экспедиция доказала правоту Хейердала, что древние мореплаватели могли совершать трансатлантические переходы.

Но помимо сугубо научных у экспедиции Хейердала были и другие цели. Вот что писал в своей книге "На "Ра" через Атлантику" один из участников экспедиции, российский врач Юрий Сенкевич: "Хейердал стремился доказать, что именно обыкновенные, отнюдь не особенные люди могут и должны в самых сложных условиях действовать сплоченно и дружно. Он пошел еще дальше. Решил собрать на борту "Ра" представителей различных рас, приверженцев различных, очень несходных мировоззрений - и продемонстрировать таким образом, что люди, живущие на одном земном шаре, если они зададутся общей, одинаково важной для всех целью, вполне могут конструктивно договориться по любому вопросу".

Экипаж состоял из восьми человек, каждый представлял свою страну. И этот "интернационал" сумел достойно выйти из сложнейших ситуаций, в которые не раз попадала легкая лодка. На этом маленьком плавучем островке казалось совсем разные люди смогли достойно и плодотворно сотрудничать.

В настоящее время легендарная лодка "Ра-2" хранится в музее Осло.

Тур Хейердал - Бальсовый плот в мореплавании аборигенов Перу и Эквадора

Бальсовый плот в судоходстве аборигенов Перу и Эквадора

Стр. 3/6


Тур Хейердал

Судоходство аборигенов в Перу и прилегающих районах северо-западной части Южной Америки - тема, которая малоизвестна и еще менее понятна современным судостроителям и антропологам.Очевидная причина в том, что перуанские индийские лодки строили по принципам, совершенно отличным от тех, что были у наших предков. С точки зрения европейца, единственное мореходное судно - это судно, поддерживающее плавучесть водонепроницаемого, наполненного воздухом корпуса, такого большого и высокого, что его нельзя наполнить волнами.

Для древних перуанцев единственным пригодным для плавания судном было судно, которое никогда не могло быть заполнено водой, потому что его открытая конструкция не образовывала вместилища, чтобы удерживать вторгшиеся моря, которые смывали через него. Они достигли этого, построив из бальзового дерева чрезвычайно плавучие плоты.

Этот тип перуанского плота из бальзы мог путешествовать до островов Полинезии, расположенных в 4000 миль. Первое упоминание о перуанском плоту из бальзы предшествует фактическому открытию Империи инков. Когда Франсиско Писарро покинул Панамский перешеек в 1526 году во время своего второго исследовательского путешествия вдоль тихоокеанского побережья Южной Америки; его экспедиция застала в море перуанских купцов-моряков задолго до того, как он открыл их страну.

Его лоцман плыл вперед, чтобы исследовать побережье к югу от экватора, когда у северного Эквадора его корабль внезапно встретил другое парусное судно почти такого же размера, идущее в противоположном направлении.

Плот из местной бальзы
Рисунок Ф.Э. Париса (1841 г.), показывающий постройку плота из местной бальзы на северо-западном побережье Южной Америки. Максимальная длина плота 80-90 футов, максимальная ширина плота 25-30 футов грузоподъемностью 20-25 тонн.

Плотом управляли 20 индийских мужчин и женщин, 11 из которых были выброшены за борт, четверо остались на плоту, а двое мужчин и три женщины были оставлены испанцами для обучения переводчикам для последующих плаваний.Испанцы оценили грузоподъемность плота в 36 тонн, что лишь на долю меньше, чем у собственного судна.

В их отчете говорилось, что на нем были мачты и верфи из очень хорошего дерева и хлопковые паруса той же формы и того же типа, что и на их собственных кораблях. У него был очень хороший такелаж из пеньки, более прочный, чем их собственная веревка, и камни для якорей. Во многих подобных отчетах описываются плоты, сделанные из длинных и легких бревен, всегда нечетного числа, 5,7,9 или 11, связанных поперечными балками и покрытых палубой. Более крупные из них могли перевозить до 50 человек и трех лошадей, а также имели специальное место для приготовления пищи на борту в соломенной хижине.Грузы часто включали соль - еще одно доказательство их мореходных качеств.

Эти плоты управляются простым подъемом и опусканием швертов, вставленных в щели между бревнами. Поднимая и опуская эти доски в различных частях плота Balsa, туземцы могли выполнять на своем плоту все маневры обычного европейского судна с хорошим оснащением и развивать скорость от 4 до 5 узлов. Крошечные модели плотов были найдены в могилах вместе с резными швертами недалеко от Арики на севере Чили.Парус, вероятно, был известен на перуанском побережье раньше, чем керамика и ткачество.

→ Статуи острова Пасхи
→ Кокосы на Кокосовых островах
→ Бальсовый плот в судоходстве аборигенов Перу и Эквадора
→ Возможные океанические маршруты в доколумбовы времена
→ Кон-Тики
→ Фильм Кон-Тики
→ Указатель скандинавского наскального искусства
→ Остров Пасхи Раздел
→ Фонд Брэдшоу

Поставьте нам лайк на Facebook и следуйте за нами в Twitter, чтобы получать новости и обновления :

,

Празднование 70-летия экспедиции Тура Хейердала в Кон-Тики

Celebrating 70th Anniversary of Thor Heyerdahl

Когда дело доходит до эпических морских приключений, наши мысли всегда обращаются к норвежцу Тору Хейердалу, тем более что в 2017 году исполняется 70 лет его экспедиции на Кон-Тики.

28 апреля 1947 года Тор и его команда из пяти человек покинули побережье Перу на простом плоту из бальзы. Их пунктом назначения была «другая сторона» Тихого океана, и их движущей силой была вера Тора в то, что древние расы умели плавать по океанам.

7 августа, после 101 дня и 6900 км (4300 миль), плот Тон-Кики врезался в риф в Рароя на островах Туамоту, 1947 г.

Успех путешествия стал всемирным событием, и имя Тура Хейердала стало нарицательным. Даже сейчас кажется весьма примечательным, что они выжили, и временами они думали, что нет, но это не остановило его желание доказать, что древний мореплаватель намного старше, чем мы думаем.

Это видео даст вам прекрасное представление о наследии Тора и о том, как люди хотят подражать его успеху.

Пересечение Атлантического океана на корабле из папируса

Каждый год мы вводим команду в ARC Rally, и яхты, на которых они плавают, - прекрасные корабли. Представьте себе, что вы пересекаете Атлантику на лодке из папируса? Тор и его команда так и сделали.

Они совершили рейс дважды, первый не увенчался успехом. Тор хотел доказать, что Африку и Южную Америку посещали в прошлом такие лодки, поскольку конструкции в каждой стране были очень похожи.

Однако его первая попытка не удалась из-за того, что движение океана разбило его судно. Удивительная часть этой истории заключается в том, что решение было найдено в иероглифах египетских пирамид. На их чертежах кораблей была веревка, которая соединяла корму и нос с мачтой.

Используя этот дизайн, Ра II успешно отправился на Барбадос в 1970 году. В 1978 году он снова был на нем с Тигром, еще одной тростниковой лодкой, но на этот раз путешествие должно было доказать морскую связь между Месопотамией и цивилизацией долины Инда (Пакистан / западная Индия). ).

Наследие Хейердала

Чем больше вы читаете о нем, тем больше вы любите его дух приключений и то, как он не только заботился о планете, но и был готов высказаться и выразить свои чувства.

С Тигром, например, они сожгли лодку в знак протеста против войны. Во время путешествий Ра они собрали образцы, чтобы показать, что загрязнение морской среды является проблемой.

Его наследие живет в Институте Тура Хейердала, который был основан в 2000 году и расположен в городе Ларвик, где родился Хейердал, в Норвегии.В музее Кон-Тики хранятся корабли и карты экспедиции Кон-Тики, а также библиотека с около 8000 книгами. Его можно найти в Осло, Норвегия.

Если вы хотите испытать собственное норвежское морское приключение в Норвегии и, возможно, впитать вдохновение Хейердала, посетите эту страницу «Парусный спорт Норвегии».

Если вы хотите покорить Атлантику, то здесь доступны три рейса.

Подробнее об экспедиции Кон-Тики здесь:
https: //en.wikipedia.org / wiki / Kon-Tiki_expedition
И Тур Хейердал здесь: https://en.wikipedia.org/wiki/Thor_Heyerdahl
Оба изображения выше были найдены в этих местах.

Добавил: First Class Sailing

,

Тур Хейердал (Автор Кон-Тики)

См. Также ور هايردال.

Тур Хейердал (6 октября 1914 года, Ларвик, Норвегия - 18 апреля 2002 года, Колла Мичери, Италия) был норвежским этнографом и авантюристом с научным образованием в области зоологии и географии. Хейердал прославился своей экспедицией в Кон-Тики, в которой он проплыл на плоту 4 300 миль (8 000 км) из Южной Америки до островов Туамоту. Все его легендарные экспедиции представлены в музее Кон-Тики в Осло.

Тур Хейердал родился в Ларвике, в семье главного пивовара Тура Хейердала и его жены Элисон Линг.В детстве Тур Хейердал проявлял большой интерес к зоологии. Он создал небольшой музей в доме своего детства, главной достопримечательностью которого была гадюка Vipera berus. Он изучал зоологию и географию в Университете Осло. На

См. Также ثور هايردال.

Тур Хейердал (6 октября 1914 года, Ларвик, Норвегия - 18 апреля 2002 года, Колла Мичери, Италия) был норвежским этнографом и авантюристом с научным образованием в области зоологии и географии. Хейердал прославился своей экспедицией в Кон-Тики, в которой он проплыл на плоту 4 300 миль (8 000 км) из Южной Америки до островов Туамоту.Все его легендарные экспедиции представлены в музее Кон-Тики в Осло.

Тур Хейердал родился в Ларвике, в семье главного пивовара Тура Хейердала и его жены Элисон Линг. В детстве Тур Хейердал проявлял большой интерес к зоологии. Он создал небольшой музей в доме своего детства, главной достопримечательностью которого была гадюка Vipera berus. Он изучал зоологию и географию в Университете Осло. В то же время он в частном порядке изучал полинезийскую культуру и историю, консультируясь с крупнейшей в мире частной коллекцией книг и документов о Полинезии, принадлежавшей Бьярне Кропелиену, богатому торговцу вином из Осло.Позднее эта коллекция была приобретена библиотекой Университета Осло у наследников Кропелиен и передана в исследовательский отдел музея Кон-Тики. После семи семестров и консультаций с экспертами в Берлине, его профессора зоологии Кристина Бонневи и Ялмар Брох разработали и спонсировали проект. Он должен был посетить несколько изолированных групп тихоокеанских островов и изучить, как местные животные попали туда. Незадолго до того, как отправиться вместе на Маркизские острова в 1936 году, он женился на своей первой жене Лив Кушерон-Торп (род.1916), с которым он познакомился незадолго до поступления в университет и изучал там экономику. Хотя она явно отсутствует во многих его бумагах и беседах, Лив участвовала почти во всех путешествиях Тора, за исключением экспедиции Кон-Тики. У пары было два сына; Тор-младший и Бьёрн. Брак закончился разводом, и в 1949 году Тур Хейердал женился на Ивонн Дедекам-Симонсен. У них в свою очередь было три дочери; Аннет, Мэриан и Элен Элизабет. Этот брак также закончился разводом в 1969 году.В 1991 году Тур Хейердал женился в третий раз на Жаклин Бир (р. 1932).

Внук Тура Хейердала, Олав Хейердал, проследил путь своего деда на Кон-Тики в 2006 году в составе экипажа из шести человек. Путешествие, получившее название «Экспедиция Тангароа», было задумано как дань уважения Тору Хейердалу, а также как средство наблюдения за окружающей средой Тихого океана. Готовится фильм о путешествии.
- из Википедии

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *