Опыты японцев над людьми во время второй мировой войны: Какие опыты над людьми ставили на японской «фабрике смерти»

Содержание

Какие опыты над людьми ставили на японской «фабрике смерти»

За несколько лет до начала Второй мировой японцы начали готовиться к своей войне – бактериологической

Главным противником Япония видела Советский Союз. Свое страшное оружие она испытывала на живых людях – пленных. Его разработкой занимался специальный «Отряд-731», вошедший в историю также как японская «фабрика смерти»

Идея массового уничтожения

Вид на территорию «Отряда-731». WikimediaВид на территорию «Отряда-731». Wikimedia

В 1932 году на оккупированной территории Китая, в нескольких километрах от Харбина, японцами был создан “Отряд 731”. Географическая близость к границе с СССР была выбрана не случайно. Это позволяло с началом войны моментально распылить биологическое оружие над северным соседом. Были и более “утилитарные” причины. В случае дефицита человеческого «биоматериала» японская военная полиция имела возможность отлавливать граждан оккупированной территории прямо на улицах. Большую роль в создании лагеря сыграл император Хирохито. Биолог по образованию, он считал, что биологическое оружие поможет родине победить любого врага.

К началу 1939 года в отряде уже работали почти 3 тысячи ученых. Огромный, состоящий из 150 зданий лагерь требовал большого количества “подопытных”, которых ученые-садисты называли «бревнами».

Каждый месяц японская военная полиция дополнительно отправляла в лагерь до 200 человек. Это были военнопленные или просто похищенные. Среди узников были китайцы, русские, монголы, корейцы. Те, кто старше 40 лет, садистов не интересовали.

В аду «наукограда»

В числе основных опытов над людьми, проводившихся в “Отряде 731”, были эксперименты, изучавшие способы массового заражения населения смертельными болезнями.

В герметичных помещениях подопытным делали инъекции чумы и холеры, а затем препарировали без наркоза, наблюдая распространение болезни по органам.

Изучая траекторию падения осколков, рядом с несчастными взрывали гранаты. Узников расстреливали в упор, а затем препарировали мозг. Фантазии безумных ученых-садистов не было предела.

Палачи «Отряда-731» и их жертва. WikimediaПалачи «Отряда-731» и их жертва. Wikimedia

Ключевым направлением исследований стали опыты с обморожением людей. В этом японцы пошли по следам немецких коллег. Также, как и нацисты, они готовились к продвижению в морозную Россию. Делалось это путем обморожения живых людей на ледяном ветру с дальнейшим отогреванием конечностей. Таким образом была определена оптимальная температура для спасения обмороженных. Среди этих несчастных были и дети.

Заинтересовал изуверов и вопрос о том, сколько воды содержится в человеческом организме. Для этого людей высушивали до состояния мумий в специальных помещениях с высокой температурой.

Изучался и вопрос о предельно допустимой высоте для авиации. С этой целью использовались барокамеры. Из-за разницы между давлением внутри камеры и снаружи подопытные буквально взрывались заживо.

Все эти бесчеловечные эксперименты тщательно фиксировались на фото- и кинопленку. Для фиксации некоторых экзекуций приглашались известные своей каллиграфической техникой японские художники.

Каждый месяц в лабораториях лагеря производилось до 300 кг бактерий. По слухам, к концу существования отряда был создан объем бактериологического оружия, способный уничтожить всю планету.

Возникали самые фантастические планы по использованию смертоносного арсенала. Японский Генштаб, например, планировал переправить опасные вирусы на американскую территорию. Распространить эпидемию должны были блохи и грызуны, прилетевшие в США на воздушных шарах.

Русский бунт

В первой декаде июня 1945-го в “Отряде 731” вспыхнул бунт, организованный нашими соотечественниками. Согласно их плану, в камеру был вызван охранник с просьбой помочь заболевшему заключенному. За здоровьем “биоматериала” для опытов японцы тщательно следили. У явившегося в камеру сотрудника лагеря немедленно отобрали ключи от всех камер. Заключенные выбежали наружу, но коридор был моментально заблокирован. На место происшествия была выслана спецгруппа.

Один из русских пленных обратил к стражникам полную гнева речь: «Нам не страшно! Все японцы трусы! Немедленно освободите нас или уж сразу убейте. Это лучше, чем быть морскими свинками для ваших опытов». Раздался выстрел, и герой погиб. Оставшиеся бунтовщики были отравлены цианидом через отверстия в стенах.

Преступление без наказания

9 августа 1945 года ознаменовалось не только атомной бомбардировкой Нагасаки, но и началом конца «Отряда-731». Исследователи-садисты были вынуждены эвакуироваться назад — на Японские острова. При ликвидации все заключенные были умерщвлены цианистым калием, а здания отряда взорвали авиабомбами.

Тем не менее, предчувствуя дальнейшие события, самые важные наработки сохранили и передали США. Глава “Отряда 731” микробиолог, генерал-лейтенант Исии Сиро и ключевые сотрудники проекта полностью избежали преследования.

Исии Сиро отправил на тот свет в страшных мучениях тысячи людей. wikimediaИсии Сиро отправил на тот свет в страшных мучениях тысячи людей. wikimedia

После капитуляции Японии нашей стране удалось привлечь к суду военнослужащих Квантунской армии, причастных к созданию и деятельности этой «фабрики смерти». Процесс прошел в конце 1949 года в хабаровском Доме офицеров. Были преданы огласке все известные советской стороне факты, связанные с разработкой Японией оружия массового поражения, а также его применения в войне против Китая.

Приговор гражданам Японии был на удивление гуманным. Смертную казнь, по мнению советского суда, никто из военных преступников не заслужил. Подсудимые получили от двух до двадцати лет тюремного заключения и были амнистированы через 7 лет. Им устроили прощальный банкет и после экскурсии по Москве вернули на родину.

Одни из них сделали отличную карьеру в послевоенной Японии, другие эмигрировали. В США в итоге оказался и глава отряда Сиро Исии. Он дожил почти до 70 лет. По слухам, перед смертью глава «отряда смерти» принял католичество.

Здания «Отряда-731» не уничтожили. В некоторые из них сегодня можно попасть. WikimediaЗдания «Отряда-731» не уничтожили. В некоторые из них сегодня можно попасть. Wikimedia

«Даже ниже скотов». Самые жуткие опыты на людях проводили японцы | История | Общество

Хроники смерти

Лишь 12 человек были приговорены к разным срокам на Хабаровском суде 25-30 декабря 1949 г. Все подсудимые служили в «отряде 731», в котором занимались испытанием и производством бактериологического оружия и опытами на «брёвнах» — так в отряде называли пленных русских, китайцев, монголов. «Мы считали, что «брёвна» не люди, что они даже ниже скотов, — признавался один из экспериментаторов. — Среди работавших в отряде учёных и исследователей не было никого, кто хотя бы сколько-нибудь сочувствовал «брёвнам». И военнослужащие, и вольнонаёмные отряда считали, что истребление «брёвен» — дело совершенно естественное».

Привязанные к столбу подопытные в ожидании взрыва бомбы с чумными блохами, 1940-е гг.

Привязанные к столбу подопытные в ожидании взрыва бомбы с чумными блохами, 1940-е гг. Фото: Российский государственный архив кинофотодокументов

Японцы, как в своё время и нацистские «исследователи», ставили много опытов по переохлаждению человека: ноги и руки подопытных погружали в ледяную воду, а потом, голых и мокрых, их выводили на улицу. Чтобы определить, наступило ли обморожение, били палкой по рукам и ногам — если «брёвна» чувствовали боль, обморожение считалось неполным. Вернувшись в помещение, конечности жертв погружали в тёплую воду с разной температурой — так вырабатывался оптимальный режим лечения японских солдат. Иногда повреждения у несчастных подопытных оказывались настолько серьёзными, что мясо буквально слезало с рук и ног, обнажались кости. Но страдания «брёвен» на этом не заканчивались — с ампутированными конечностями, они продолжали движение по этому смертельному «конвейеру экспериментов». На них испытывали бактериальное и вирусное оружие, яды. 

Чтобы изучить в деталях, как погибают танкисты, танки с запертыми в них людьми поджигали огнемётами. Чтобы наблюдать в реальном режиме, как изменяются органы при заражении разными инфекциями или под воздействием ядов, людей усыпляли и вскрывали живыми, все их органы изымали и распределяли между отделами — для научных целей. Однажды так «разобрали на детали» китай­ского ребёнка, которого просто украли, потому что для эксперимента понадобились детские органы. 

В 20 км от Харбина в 1930-е гг. для отряда построили суперсекретное поселение. Там жили экспериментаторы, обслуга, были лаборатории и «склад брёвен» — тюрьма, где постоянно находилось до 300 человек. Всего за годы войны через отряд прошло более 3 тысяч, и ни один на свободу не вышел.

Своя игра

Привязанные к столбу подопытные в ожидании взрыва бомбы с чумными блохами, 1940-е гг.Почему же все эти злодеяния не рассматривались на Токийском суде, начавшемся в 1946 г.? «Многое ещё в этой истории остаётся неясным, так как не все архивы в России и США открыты, — рассказывает Виктория Романова, доктор исторических наук, профессор кафедры истории медицины, истории Отечества и культурологии Первого МГМУ им. И. М. Сеченова. — Мне удалось поработать в Архиве внеш­ней политики РФ и изучить ранее не публиковавшиеся документы. Вот как представляются мне эти события.

Бывшая нацистская крепостная тюрьма в Терезине, где было уничтожено множество политических заключенных.

К началу Международного военного трибунала для Дальнего Востока, проходившего в Токио, в распоряжении СССР и США были факты об использовании японцами во время войны бактериологиче­ских средств, но эта информация была скудной. В августе 1946 г. американцы там впервые озвучили обвинение о производстве японцами бактериологического оружия и испытании его на людях. Суд потребовал дополнительных доказательств. Американская сторона — а она играла главную роль на этом трибунале — сначала обратилась к советской за помощью в расследовании тех преступлений. В СССР, в лагерях японских военнопленных, были выявлены люди, служившие в «отряде 731» и причастные к разработке бактериологического оружия и опытам над людьми. Их решили направить на Токийский процесс в качест­ве свидетелей.

Сиро Исии — командир отряда 731

Сиро Исии — командир отряда 731 Фото: Commons.wikimedia.org

Однако вскоре США отказались от идеи сотрудничества с СССР, возможно, потому, что намеревались в одиночку получить секретную информацию по производству такого оружия. К тому времени они уже смогли обнаружить руководителя «отряда 731» Исии Сиро и его коллег. Им предложили судебный иммунитет в обмен на технологические секреты по производству бакоружия. Японцы сильно продвинулись в этом направлении, и есть мнение, что в США по­считали: повторение таких исследований потребует затрат гораздо больших, чем моральные потери из-за замалчивания тех преступлений. В результате Исии Сиро не судили и не выдали СССР, на чём мы настаивали, а он был, по некоторым сведениям, переправлен в США, где занимался своей профессиональной деятельностью. Умер он в 1959 г. Москва решила организовать отдельный суд в СССР, проходивший в Хабаровске 25-30 декабря 1949 г. Ключевые фигуры и архивы оказались в руках США, под суд в Хабаровске попали сошки помельче, и это были единст­венные осуждённые японские военные, причастные к разработке и испытаниям на людях бакоружия. Китай как наиболее потерпевшая сторона — ведь «отряд 731» работал на оккупированной китайской территории в Маньч­журии — обвинений на Токийском процессе не выдвигал, так как функции защиты своих интересов передал США».

Многие участники «отряда 731» после войны сделали блестящую карьеру, став знаменитыми медиками, учёными. Бывали просто невероятные случаи. Гинекологи, заражавшие женщин венерическими болезнями, открыли знаменитый в Японии частный роддом. А «бойцы» отряда ежегодно встречались и вспоминали «минувшие дни».

Некоторые медицинские эксперименты «отряда 731»

Людей заражали возбудителями чумы, холеры, тифа, дизентерии, сифилиса, прививали другие живые бактерии, заражали газовой гангреной.

Заключенные концлагеря Освенцим смотрят в объектив из-за колючей проволоки. Январь 1945 год.

Расстреливали в опытных целях, изучая проникающие свойства пули и то, как поражаются разные органы.

Выясняли, какое количество крови можно выкачать из человека, используя для этого специальные насосы.

В вены вводили воздух, в лёгкие — дым и токсичные вещества, в желудок — токсичные вещества и гниющие ткани, в почки — мочу и кровь лошади; заменяли человеческую кровь кровью обезьян или лошадей — изучали, к каким последствиям всё это приводит.

Подвешивали вниз головой или вращали в центрифуге с огромной скоростью, наблюдая, как человек умирает.

Много часов облучали человека рентгеновскими лучами с целью исследовать их разрушающее действие на организм.

 

Смотрите также:

Шокирующие свидетельства солдата-подростка, служившего в отряде 731: безжалостные эксперименты над людьми были нашей обычной работой. Двойная жизнь юных участников войны (Shūkan Gendai, Япония) | Общество | ИноСМИ

Три года своей юности — с 14 до 17 лет — Сунага провел в оставившем по себе самую жуткую «славу» подразделении японских сухопутных войск. Сегодня, когда со времени окончания войны прошло 75 лет, осталось совсем немного тех, кто служил в отряде 731 и может предоставить свидетельства о том, что там происходило. Так что же увидел тогда Кукута Сунага на земле Маньчжурии? В нынешний памятный год мы расспросили его об этом.

Отвратительные опыты над живыми людьми

Одной из первейших задач отряда 731 было создание «бактериологических снарядов», с помощью которых можно было заражать войска противника смертельными инфекционными заболеваниями. В отряде разрабатывались специальные «бактериологические» бомбы, которые вместе со взрывом должны были распылять на вражеских территориях блох, зараженных бактериями чумы. Цель состояла в организации чумных эпидемий.

Кикута Сунага после окончания старшей средней школы в префектуре Нагано был приписан к отряду и после прохождения годичной подготовки зачислен в так называемую «группу обжига».

Господин Сунага рассказывает: «В мою задачу входил обжиг фаянсовых емкостей, в которые помещались зараженные блохи и небольшой пороховой заряд, который подрывался и разбрасывал бактерии чумы на обширной территории. Мне объясняли, что своей работой я участвую в создании бактериологического оружия против врага».

Эффективность этого оружия проверялась с помощью ужасных экспериментов над людьми. В большинстве своем это были пленные китайцы и русские, которые жестоко умертвлялись в ходе этих опытов. Они доводились до «растительного» состояния в буквальном смысле превращаясь в «бревна», поэтому мы их здесь так и называли — «бревна». С ними обращались в высшей степени негуманно.

«Для испытания бактериологических бомб подопытных людей выводили на специальные открытые участки и расставляли на расстоянии нескольких метров друг от друга. Затем в непосредственной близости от них взрывали фаянсовую емкость с бактериями и заражали этих людей. После этого начинался период отслеживания возникавших у них симптомов и проявлений заболевания, которые тщательно фиксировались», — рассказывает Сунага.

Обычно для одного испытания бомбы использовалась партия в 10 или чуть более подопытных. В ходе таких экспериментов смертельной чумой заражалось много ни в чем не повинных людей. Опыты проводились многократно. В ходе них менялись расстояния и сила взрывов бактериологических бомб, плотность расположения людей и т. д.

Подвергшиеся заражению пленные не получали никакого лечения, и все погибали в течение нескольких недель. Обычно после смерти их тела вскрывали для того, чтобы определить «оптимальную» методику поражения их внутренних органов. Поразительно, но об этом знали и такие, как Сунага, солдаты-подростки, служившие в отряде. Они относились к этому, как к обычным солдатским будням.

Пленные немецкие солдаты и офицеры.

Aktuálně.cz

Dagens Nyheter

ABC.es

Actualno.com

«Двойственность» тогдашней жизни юных солдат

Господин Сунага рассказывает, что впервые увидел выводимых на эксперименты пленных из окна третьего этажа служебного здания, где находилась мастерская по «обжигу». Это были те самые «бревна». «Среди них были и женщины, но на большом расстоянии я не понял, какой они были национальности». Кикута Сунага вспоминает, что особенного удивления или сострадания к подопытным в то время не испытывал.

«Нам говорили, что все они шпионы или преступники, приговоренные к смертной казни. Поэтому жалости к ним я не испытывал. Попав в отряд 731 в возрасте 14 лет, я считал, что служу своей родине и отдавался общественному делу, презрев собственные переживания. Старшие офицеры часто говорили нам: „Создание таких бактериологических бомб может в корне изменить обстановку на фронтах войны»».

Служившие рядом с Сунагой другие солдаты-подростки, судя по всему, были настроены так же. Выше уже говорилось, что они спокойно обсуждали дневные события, рассказывая друг другу о том, что «сегодня занимались вскрытиями трупов» или «натаскивали собак на переноску бактериологических бомб». Все знали о том, что в отряде разрабатывается бактериологическое оружие. И юноши постепенно привыкали к окружающей их остановке.

Была у них и другая сторона жизни, обычная для подростков их возраста.

«Наша группа проживала в общежитии вне территории отряда, которое было расположено неподалеку от него в самом Харбине. По сравнению с другими подразделениями мы жили довольно свободно. По выходным получали увольнения. Нам разрешали недалекие выходы в город. В Харбине я впервые в жизни попробовал суп с пельменями цзяоцзы. Мы часто обменивались с товарищами советами: „А вот в той лавочке самые вкусные цзяоцзы». Еще мы ходили в кино.

Но когда возвращались в свое общежитие, то на воротах нашего отряда видели грозное предупреждение: „Проникновение на территорию без разрешения командования Квантунской армии карается расстрелом». Когда я увидел это грозное объявление впервые, то подумал: „Да, это очень непростое место»».

Такой представлялась в неокрепших умах этих мальчиков-солдат жизнь. Бесчеловечные эксперименты на территории отряда 731, к которым они относились как к чему-то само собой разумеющемуся. И приятные моменты за забором — вкусные сочные пельмени цзяоцзы и кино.

Почему важно помнить об опыте этих юных солдат

Когда 8 августа 1945 года Советская Армия перешла государственную границу и вторглась в Маньчжурию, группе, в которую входил и Сунага, было приказано тайно уничтожить все оборудование и материалы лабораторий для сохранения в секрете предмета деятельности отряда. После уничтожения всех свидетельств его активности личный состав подразделения был эвакуирован.

Как слышал Сунага впоследствии, некоторые из его сослуживцев — подростков принимали участие в ликвидации ставших ненужными пленных. Пока сам Сунага занимался ликвидацией свидетельств работы отряда, над его помещениями поднимался черный дым: юные солдаты убивали пленных, обливали трупы бензином и поджигали.

Через Корею Кикута Сунага вернулся в Японию. Он так рассказывает об охватившем его после возвращения страхе. «Среди нас, вернувшихся в Японию солдат отряда 731, возникло серьезное опасение того, что Верховное командование союзных войск отдаст приказ о нашем уничтожении за бесчеловечные эксперименты и разработку биологического оружия. Однако вскоре стало известно, что бывший командующий отрядом 731 генерал-лейтенант Сиро Исии выторговал у американцев освобождение от ответственности в обмен на передачу им ценной информации о биологических опытах, проводившихся в подразделении. Тут у меня отлегло от сердца. Честно говоря, я даже подумал, как все ловко сработано!»

В течение продолжительного времени после окончания войны Кикута Сунага хранил молчание. «Я помнил, что мне говорило начальство: „О том, что ты видел и слышал в отряде 731 никому нельзя говорить ни слова». Я даже своей семье ничего не говорил». Однако 7-8 лет назад он начал рассказывать что-то в интервью. «Несколько лет тому назад некоторые служившие в отряде люди начали понемногу делиться своими воспоминаниями с прессой. Если посмотреть с позиций нынешнего времени, то наше участие в этих бесчеловечных экспериментах, конечно, было ошибкой. Но тогда мы считали это естественным».

Команды и пропаганда со стороны военного начальства и атмосфера ненависти к врагам позволяла солдатам-подросткам нормально жить в параллельных мирах, в которых сосуществовали антигуманные эксперименты над людьми и вкусные цзяоцзы. Война вообще часто превращает ее искаженную действительность в «обычную жизнь».

Вот почему особенно сейчас в связи с 75-летием окончания войны мы должны с полным осознанием отнестись к свидетельствам о ней, прозвучавшим из уст Кикута Сунага.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Отряды смерти: Япония отрабатывала на китайцах бактериологическое оружие против СССР

В преддверии празднования 75-летия Победы во Второй мировой войне в Китае вышла в свет двадцатитомная коллекция книг о вторжении милитаристской Японии в Китай. В ней немало фактов о зверствах японской военщины в период с 1931 по 1945 годы. В России об этом мало известно широкой публике, однако японские фашисты во многом переплюнули их немецких «коллег». До сих пор нет окончательных точных данных о числе жертв той войны, китайцах, погибших в ходе боев, замученных в лагерях, уничтоженных в ходе карательных операций против мирных жителей. Общие цифры потерь оцениваются в 30 млн., но не исключено, что их могло быть и больше. Китай, который на протяжении десятилетий вел борьбу с захватчиками, а затем прошел нелегкий путь становления нового государства, еще долго будет исследовать свою собственную историю.

В июле 1937 года началась основная фаза японско-китайской войны, продолжавшейся до 1945 года. В ноябре-декабре 1937 года японская армия вела наступление на Нанкин. 13 декабря японцы захватили город и 5 дней истребляли его жителей, грабили и жгли. Кровавая бойня (убийства продолжались и позднее, но не такие массовые) вошла в историю, как «Нанкинская резня». Японцы истребили более 350 тыс. человек, используя в основном холодное оружие, руками душили людей, избивали до смерти. Некоторые источники приводят цифру в полмиллиона уничтоженных мирных жителей. Десятки тысяч женщин были изнасилованы, многие из них убиты. Японская армия действовала исходя из трех принципов: «выжигай дочиста», «убивай дочиста», «грабь дочиста». У живых людей вырезали сердца, резали животы, выкалывали глаза, закапывали живыми, отрезали головы, убивали даже младенцев. Женщин насиловали прямо посреди улиц — опьянённые безнаказанностью японцы заставляли отцов насиловать дочерей, сыновей — матерей. Фашисты соревновались, кто больше зарубит мечом — «победил» некий Мукаи, убивший 106 человек. Подобные методы войны японцы использовали на всей территории Китая, не щадя мирных жителей, истребляя даже тех, кто не мог носить оружие.

После войны преступления японской военщины были осуждены мировым сообществом, но уже с 1970-х годов Токио их отрицает, о «Нанкинской бойне» японские учебники истории пишут без подробностей. В Токио в 1946—1948 годах прошел международный трибунал над японскими военными преступниками, однако самые чудовищные преступления там не рассматривались. Иммунитет от преследования получила императорская семья и… разработчики бактериологического оружия. Последние вместе с их наработками были нужны американцам. Однако нигде так не проявилась изуверская сущность японского фашизма, как в деятельности специальных отрядов, которые занимались опытами над живыми людьми, разрабатывали бактериологическое, химическое, биологическое и другие виды неконвенционного оружия.

Но не всем исполнителям этих экспериментов удалось уйти от ответственности. Суд над 12 бывшими военнослужащими из этих отрядов смерти состоялся в декабре 1949 года в Хабаровске. Сейчас об этом процессе мало кто помнит. Хотя по своей значимости он не уступает ни Нюрнбергскому, ни Токийскому. Это был единственный судебный процесс, где были доказаны факты разработки и применения японцами в боевых условиях бактериологического оружия. В уголовном деле, хранящемся в Центральном архиве ФСБ России, имеются показания и дневниковые записи обвиняемых, показания свидетелей, акты судебно-медицинских экспертиз, протоколы допросов и др. Судебный процесс был открытым и широко освещался в СССР. Западная пресса о нем умолчала.

Вот цитата из обвинительного заключения суда: «Как установлено расследованием, японским генеральным штабом и военным министерством вскоре после захвата Манчжурии на её территории была организована и включена в состав японской Квантунской армии бактериологическая лаборатория, возглавляемая известным в Японии идеологом бактериологической войны, впоследствии генерал-лейтенантом медицинской службы Исии Сиро, в которой производились изыскания в области использования бактерий острых инфекционных заболеваний для ведения наступательной бактериологической войны. Согласно показаниям обвиняемого, бывшего генерал-майора медицинской службы японской армии Кавасима Киоси, генеральным штабом и военным министерством Японии в соответствии с секретными указаниями императора Хирохито в 1935 — 1936 годах на территории Манчжурии были развернуты два совершенно секретных формирования, предназначенные для подготовки и ведения бактериологической войны»

В 1941 году эти подразделения были преобразованы в «отряд № 731» и «отряд № 100», укомплектованы «специалистами» по бактериям, «медиками», мастерами по умерщвлению людей. Только в отряде 731 числилось более 3000 сотрудников.

Как следует из материалов дела, «…для развертывания отряда 731, в районе станции Пинфань, расположенной около 20 км от Харбина, к 1939 году был построен большой военный городок с многочисленными лабораториями и служебными зданиями, созданы значительные запасы сырья. Вокруг городка в целях обеспечения особой секретности работ была создана запретная зона. Отряд имел свою авиационную часть, а на станции Аньда — специальный полигон. Отряд № 100 также располагал обширными помещениями, специальным оборудованием и земельными участками в районе местечка Могатон в 10 км южнее города Чанчунь».

Эти отряды смерти имели большую «филиальную сеть» вдоль границы с СССР. Их задачей была подготовка к применению бактериологического оружия во время наступательных операций на территории СССР. Отряды подчинялись непосредственно командующему Квантунской группировкой японской армии.

«Материалами предварительного следствия установлено, что отдел № 1 отряда 731 специально занимался исследованием и выращиванием для бактериологической войны возбудителей: чумы, холеры, газовой гангрены, сибирской язвы, брюшного тифа, паратифа и других, в целях их использования в бактериологической войне. В процессе этих исследований производились опыты не только над животными, но и над живыми людьми, для чего была организована внутренняя тюрьма, рассчитанная на 300 — 400 человек».

Например, японские «военные» занимались вскрытием живого человека. У подопытных под наркозом или под местной анестезией постепенно извлекали все жизненно важные органы, начиная с брюшины и грудной клетки и заканчивая головным мозгом. Ещё живые органы отправлялись на дальнейшие исследования в разные отделы отряда.

Изучались пределы выносливости человеческого организма в определённых условиях, например, на больших высотах или при низкой температуре. Для этого людей помещали в барокамеры, фиксируя на киноплёнку агонию, обмораживали конечности и наблюдали наступление гангрены. Заражали людей возбудителями оспы, чумы, туберкулеза и наблюдали за ходом болезни. Если заключённый, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных опытов, которые продолжались до тех пор, пока не наступала смерть.

Но еще более страшную картину нарисовали те, кому удалось избежать трибунала в Хабаровске. Их живописания попали в книгу японского писателя Моримура Сэйити «Кухня дьявола». Из нее известно, что подопытные люди в отрядах смерти именовались «бревнами». «Бревнам» не нужны были человеческие имена. Всем пленным отряда давали трехзначные номера, в соответствии с которыми их распределяли по оперативным исследовательским группам в качестве материала для опытов. В группах не интересовались ни прошлым этих людей, ни даже их возрастом.

Помимо опытов над живыми людьми отряды смерти нарабатывали сотни килограммов болезнетворных организмов, изготавливали контейнеры и бомбы для их транспортировки.

Отряд 516 специализировался на создании химического оружия для использования против Китая, Кореи, Монголии, СССР. К разработке химоружия в Японии приступили в 1917 году, однако основные работы начались при содействии немцев в 1923 году, через несколько лет в Японии был построен первый завод по производству боевых отравляющих веществ. В 1933 году Япония тайно закупила у Германии оборудование для производства иприта и стала его производить в префектуре Хиросима. В дальнейшем химические заводы военного профиля были построены и в других городах Японии, а затем и на оккупированной территории Китая.

Испытания бактериологических и химических средств проводились не только в лабораториях и на испытательных полигонах, но и в полевых условиях, в так называемых «экспедициях». Первая «экспедиция» была проведена в 1939 г. на реке Халхин-Гол, когда при отступлении японской армии в реку были вылиты болезнетворные бактерии.

В архивном уголовном деле имеются сведения и о других примерах использования бактериологических средств. Так, в 1940 г неподалеку от Шанхая отряд № 731 сбросил с самолетов в расположение китайских войск и на местное население авиабомбы, начиненные, бактериями чумы. Одновременно велось заражение водоемов, колодцев и других водных источников.

Очередную операцию отряд № 731 провел летом 1941 г. в Центральном Китае: над городом Чандэ с самолета сбрасывались бомбы, начиненные блохами, зараженными бактериями чумы. Цель операции состояла в том, чтобы, распространив эпидемию чумы, вывести из строя китайские войска и нарушить коммуникации. По словам начальника 2 отдела отряда № 731 полковника Сота, операция была «весьма эффективной»: среди китайцев возникла эпидемия чумы.

Но это была всего лишь подготовка к настоящей бактериологической войне, которую японцы планировали развязать против СССР. Командующий Квантунской армией генерал Ямада сообщил следствию: «Я признаю себя виновным в том, что я осуществлял непосредственное руководство подготовкой бактериологической войны против СССР, Китая, Монгольской народной республики, Англии, США и других стран. Я также должен признать, что в основном эта подготовка была направлена против Советского Союза. Именно этим и объясняется, что бактериологические отряды 731-й и 100-й и их филиалы были расположены поблизости от границы с Советским Союзом. Лично я как командующий Квантунской армией считал, что бактериологическое оружие против Советского Союза должно быть применено в случае возникновения военных действий с Советским Союзом с помощью авиации для заражения тыловых районов Советского Союза и путём проведения диверсионных мероприятий по линии отряда № 100. Если бы военные действия с Советским Союзом не возникли, то бактериологическое оружие могло быть применено против США и других стран».

Несмотря на то, что Япония готовилась применить бактериологическое оружие против США, именно американцы помогли японским изуверам избежать ответственности. Многие бывшие военнослужащие японских отрядов смерти были вывезены в США и передали свои наработки американской армии. Некоторые безбедно жили после войны в Японии и даже стали известными врачами в мирной жизни.

Однако страны, пострадавшие от японской агрессии до сих пор требуют от японского правительства извинений и компенсаций. Недалеко от Харбина в местечке Пинфань, где располагалась главная база отряда 731, установлен памятный монумент, который напоминает потомкам о преступлениях, совершенных японскими фашистами и о том, что они не успели предпринять, благодаря действиям советской армии и китайских отрядов сопротивления.

Об авторе: Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд».

В Японии рассекречены личные данные членов отряда 731 – Мир – Коммерсантъ

Национальный архив Японии рассекретил данные 3,6 тыс. членов печально известного отряда 731 японской императорской армии. Во Вторую мировую войну он прославился тем, что ставил эксперименты с биологическим и бактериологическим оружием на пленных, в основном советских и китайских. Боровшийся за рассекречивание данных об отряде 731 профессор Кацуо Нисияма считает, что выяснение подробностей деятельности отряда поможет не повторить его преступления в будущем.

Японский архив рассекретил данные по запросу профессора Университета медицинских наук Сига Кацуо Нисиямы, который возглавляет группу ученых, требовавших этого долгие годы. Имена и адреса 3607 членов отряда 731, по словам профессора, были предъявлены общественности впервые в истории. Среди них — 52 хирурга, 49 инженеров, 38 медсестер и 1117 военврачей, служивших в департаменте предотвращения эпидемий и очистки воды Квантунской армии, частью которого был отряд 731. Профессор Нисияма впервые сделал запрос в архив в 2015 году, но полную информацию получил только в январе этого года после долгих переговоров. О своем успехе профессор объявил в минувшую субботу.

История подразделения долгое время была засекречена. Его глава генерал-лейтенант Сиро Исии и другие офицеры получили иммунитет от преследований, когда согласились передать все наработки американской оккупационной администрации после окончания Второй мировой войны. Подразделение было создано в 1936 году для разработки биологического и бактериологического оружия. В качестве подопытных в экспериментах использовались в основном советские (30%) и китайские (70%) военнопленные, а также корейцы, задержанные по подозрению в шпионаже.

Работа отряда 731 заключалась в том числе в заражении подопытных различными заболеваниями, проведении вивисекций (вскрытия) живых людей и наблюдении за искусственно вызванным (например, обморожением) некрозом живой ткани. В ходе экспериментов погибло около 3 тыс. человек. Среди штаммов, с которыми экспериментировало подразделение, была сибирская язва, оспа и ботулизм. Работы в основном проводились в районе китайского города Харбина, который до конца Второй мировой войны находился на территории контролируемого японцами марионеточного государства Маньчжоу-го.

Примечателен мотив профессора Нисиямы: данные были нужны ему для того, чтобы подтвердить присуждение докторской степени по медицине одному из офицеров отряда 731 Киотским университетом.

Формально офицер проводил эксперименты на мартышках, но одна из них, как указано в его диссертации, «жаловалась на головную боль, потерю аппетита и лихорадку». По мнению профессора, если выяснится, что эксперименты проводились на людях, степень необходимо будет немедленно отозвать. Профессор заявил, что «полагает всех членов отряда 731 коллективно ответственными за военные преступления» и считает, что если обстоятельства их деятельности прояснятся, «это предотвратит повторение подобных преступлений в будущем».

Отряд 731 вел свои разработки до самого конца войны и спешно свернул их с приходом в Маньчжурию Красной армии в августе 1945 года. После капитуляции Японии большая часть подразделения оказалась в советском, а часть — в американском плену. Сдавшиеся США офицеры от

Почему японцев ненавидят в соседних азиатских странах

Во время Второй мировой войны для японских солдат и офицеров было обыкновенным делом рубить мирных жителей мечами, закалывать штыками, насиловать и убивать женщин, убивать детей, стариков. Именно, поэтому, для корейцев и китайцев японцы враждебный народ, убийцы.

В июле 1937 года японцы атаковали Китай, началась японско-китайская война, продолжавшаяся до 1945 года. В ноябре-декабре 1937 года японская армия вела наступление на Нанкин. 13 декабря японцы захватили город, 5 дней шла массовая бойня (убийства продолжались и позднее, но не такие массовые), вошедшая в историю, как «Нанкинская резня». В ходе бойни, которую устроили японцы, было вырезано более 350 тыс. человек, некоторые источники приводят цифру в полмиллиона человек. Десятки тысяч женщин были изнасилованы, многие из них убиты. Японская армия действовала исходя из 3-х принципов «дочиста»: «выжигай дочиста», «убивай всех дочиста», «грабь дочиста».

Внимание для впечатлительных — присутствуют шокирующие кадры ! 

 

Бойня началась с того, что японские солдаты вывели из города 20 тыс. китайцев призывного возраста и закололи всех штыками, чтобы они никогда не смогли вступить в китайскую армию. Особенностью массовых убийств и издевательств было то, что японцы не стреляли – берегли боеприпасы, всех убивали и калечили холодным оружием. После этого массовые убийства начались в городе, женщин, девочек, старух насиловали, затем убивали. У живых людей вырезали сердца, резали животы, выкалывали глаза, закапывали живыми, отрезали головы, убивали даже младенцев, на улицах творилось безумие. Женщин насиловали прямо посреди улиц – опьянённые безнаказанностью японцы заставляли отцов насиловать дочерей, сыновей — матерей, самураи соревновались, кто больше зарубит человек мечом – победу одержал некий самурай Мукаи, убивший 106 человек.

После войны преступления японской военщины были осуждены мировым сообществом, но уже с 1970-х годов Токио их отрицает, о бойне японские учебники истории пишут, что просто было убито много людей в городе, без деталей.

Бойня в Сингапуре

15 февраля 1942 года японская армия захватила английскую колонию Сингапур. Японцы решили выявить и уничтожить в китайской общине «антияпонские элементы». Во время операции «Чистка» японцы проверяли всех китайцев-мужчин призывного возраста, в расстрельные списки включали мужчин китайцев, участвовавших в войне с Японией, китайцев, служащих британской администрации, китайцев, сдававших деньги в фонд помощи Китаю, китайцев, уроженцев Китая и т. д. Из фильтрационных лагерей их вывозили и расстреливали. Затем операцию распространили на весь полуостров, там уже решили не «церемониться» и, из-за нехватки людей для дознания, расстреливали всех подряд. Было убито приблизительно 50 тыс. китайцев, оставшимся ещё повезло, японцы не завершили операцию «Чистка», им пришлось перебрасывать войска на другие участки – они планировали уничтожить всё китайское население Сингапура и полуострова.

 

Бойня в Маниле

Когда в начале февраля 1945 года японскому командованию стало ясно, что Манилу не удержать, штаб армии перенесли в город Багио, а Манилу решили разрушить. Население уничтожить. В столице Филиппин, по самым скромным оценкам, было убито более 110 тыс. человек. Тысячи людей были расстреляны, многих обливали бензином и поджигали, разрушена инфраструктура города, жилые дома, школы, больницы. 10 февраля японцы устроили резню в здании Красного Креста, убили всех, даже детей, было сожжено, вместе с людьми, испанское консульство.

Бойня шла и в пригородах, в городке Каламба уничтожили всё население – 5 тыс. человек. Не щадили монахов и монахинь католических учреждений, школ, убивали и учеников.

 

Система «комфортных станций»

Кроме изнасилований десятков, сотен, тысяч женщин, японские власти виновны ещё в одном преступлении перед человечеством – создании сети борделей для солдат. Обычной практикой было насиловать женщин в захваченных селениях, часть женщин уводили с собой, немногие из них смогли вернуться.

В 1932 году японское командование решило создать «комфортные дома-станции», обосновав их создание решением уменьшить антияпонские настроения из-за массовых изнасилований на китайской земле, заботой о здоровье солдат, которым надо «отдыхать» и не заболевать венерическими болезнями. Сначала их создали в Манчьжурии, в Китае, затем во всех захваченных территориях – на Филиппинах, на Борнео, в Бирме, Корее, Малайзии, Индонезии, Вьетнаме и так далее. Всего через эти бордели прошло от 50 до 300 тыс. женщин, причём большинство из них часть были несовершеннолетними. До завершения войны выжило не более четверти, морально и физически изуродованные, отравленные антибиотиками. Японские власти даже создали пропорции «обслуживания»: 29 («клиентов»):1, затем повысили до 40:1 в сутки.

В настоящее время японские власти отрицают эти данные, ранее японские историки говорили о частном характере и добровольности проституции.

 

 

Вот есть такое мнение:

Жалость к себе и к врагу это высшее оскорбление в их культуре. Они себя не жалеют, что в быту, что при катастрофах и естественно в бою, чего мы ожидаем от них в отношениях к врагу. Если их жизни ни что, то враги — вообще сорняк. Нужно понимать, что жалость и сострадание не свойственны этой нации.

Отряд смерти — Отряд 731

В 1935 году в составе японской Квантунской армии был создан т. н. «Отряд 731», его целью была разработка биологического оружия, средств доставки, испытания на людях. Он работал вплоть до конца войны, японские военные не успели применить биологическое оружие против США, да и СССР только благодаря стремительному наступлению советских войск в августе 1945 года.

«Подопытными мышками» японских специалистов стали более 5 тыс. пленных и местных жителей, они их назвали – «брёвнами». Людей заживо резали в «научных целях», заражали самыми страшными болезнями, затем «вскрывали» ещё живых. Проводили эксперименты на живучесть «брёвен» — сколько продержится без воды и еды, ошпаренный кипятком, после облучения рентгеновским аппаратом, выдержит электрических разрядов, без какого-либо вырезанного органа и мн. другое.

Японское командование было готово применить биологическое оружие на территории Японии против американского десанта, пожертвовав гражданским населением – армия и руководство должно было эвакуироваться в Манчьжурию, на «запасной аэродром» Японии.

Азиатские народы до сих пор не простили Токио, особенно в свете того, что в последние десятилетия Япония отказывается признавать всё больше своих военных преступлений. Корейцы вспоминают, что им даже запрещалось говорить на родном языке, приказали сменить родные имена на японские (политика «ассимиляции») – примерно 80% корейцев приняли японские имена. Угоняли в бордели девушек, в 1939 году насильственно мобилизовали в промышленность 5 млн. человек. Увозили или разрушали корейские культурные памятники.

 

 

 

 

 

А вот не так давно вот такую новость увидел в ленте информагенств:

Южная Корея призывает Японию задуматься об одном из эпизодов ее истории, связанным с деятельностью так называемого «Отряда 731″, испытывавшего биологическое оружие на людях, заявил в четверг представитель министерства иностранных дел Южной Кореи.

«Южная Корея ожидает, что японская сторона осмыслит болезненные воспоминания об «Отряде 731″ и соответствующем историческом контексте», — сказал он. «Отряд 731″ — одно из злодеяний, совершенных императорской армией Японии», — отметил дипломат, добавив, что «данное подразделение причинило огромные страдания и ущерб людям в соседних странах».

Как сообщалось, фотография премьер-министра Японии Синдзо Абэ в кабине учебного военного самолета с бортовым номером 731 вызвала резкое недовольство в Южной Корее.

В частности, фото главы японского кабинета министров накануне было опубликовано на первой полосе крупнейшей южнокорейской газеты Chosun Ilbo с подписью «Бесконечная провокация Абэ».

Однако в министерстве обороны Японии заявили, что номер учебного самолета совершенно случайно совпал с номером печально известного отряда.

«Отряд 731″ японских Вооруженных сил действовал в период с 1937 по 1945 гг. во время Японо-Китайской и Второй мировой войн. В частности, это подразделение японской армии занималось исследованиями в области биологического оружия, испытывая его на южнокорейских, советских и китайских военнопленных.

Давайте вспомним некоторые подробности этой истории:

 

 

Нынешнее негативное отношение к Японии со стороны Китая, КНДР и Южной Кореи объясняется главным образом тем, что Япония не наказала большую часть своих военных преступников. Многие из них продолжали жить и работать в Стране восходящего солнца, а также занимать ответственные посты. Даже те, кто производил биологические опыты на людях в печально известном специальном «отряде 731». Это мало чем отличается от опытов доктора Йозефа Менгеля. Жестокость и циничность таких опытов не укладывается в современном человеческом сознании, но они были вполне органичны для японцев того времени. Ведь на кону тогда была «победа императора», и он был уверен, что дать эту победу могла только наука.

 

Однажды на сопках Манчжурии заработал страшный завод. Его «сырьем» стали тысячи живых людей, а «продукция» могла уничтожить все человечество за несколько месяцев… Китайские крестьяне боялись даже приближаться к странному городу. Что творится внутри, за забором, никто достоверно не знал. Но шепотом рассказывали жуть: мол, японцы похищают или завлекают туда обманом людей, над которыми затем проводят страшные и мучительные для жертв опыты.

 

«Наука всегда была лучшим другом убийц»

Все началось в далеком 1926 году, когда трон Японии занял император Хирохито. Это он выбрал для периода своего правления девиз «Сёва» («Эпоха просвещенного мира»). Хирохито верил в силу науки: «Наука всегда была лучшим другом убийц. Наука может убить тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы людей за весьма короткий промежуток времени». Император знал, о чем говорил: по образованию он был биологом. И считал, что биологическое оружие поможет Японии завоевать мир, а ему, потомку богини Аматерасу, — исполнить свое божественное предназначение и править этим миром.

Идеи императора о «научном оружии» нашли поддержку в среде агрессивно настроенных японских военных. Они понимали, что на одном самурайском духе и обычных вооружениях затяжную войну против западных держав не выиграешь. Поэтому по поручению японского военного ведомства в начале 30-х годов японский полковник и биолог Сиро Исии совершил вояж по бактериологическим лабораториям Италии, Германии, СССР и Франции. В своем итоговом докладе, представленном на рассмотрение высшим военным чинам Японии, он убеждал всех присутствующих, что биологическое оружие принесет огромную пользу Стране Восходящего Солнца.

 

«В отличие от артиллерийских снарядов, бактериологическое оружие не способно мгновенно убивать живую силу, зато оно без шума поражает человеческий организм, принося медленную, но мучительную смерть. Производить снаряды не обязательно, можно заражать вполне мирные вещи — одежду, косметику, пищевые продукты и напитки, можно распылять бактерии с воздуха. Пусть первая атака не будет массированной — все равно бактерии будут размножаться и поражать цели», — говорил Исии. Неудивительно, что его «зажигательный» доклад впечатлил руководство японского военного ведомства, и оно выделило средства для создания специального комплекса по разработке биологического оружия. На протяжении всего своего существования этот комплекс имел несколько названий, наиболее известное из них — «отряд 731».

 

Их называли «бревна»

Отряд был размещен в 1936 году около деревни Пинфан (на тот момент территория государства Маньчжоу-го). Он состоял из почти 150 зданий. В отряд шли выпускники самых престижных японских университетов, цвет японской науки.

 

Отряд разместили в Китае, а не в Японии, по нескольким причинам. Во-первых, при дислокации его на территории метрополии очень сложно было соблюсти режим секретности. Во-вторых, в случае утечки материалов, пострадало бы китайское население, а не японское. Наконец, в Китае всегда были под рукой «бревна» — так ученые этого спецподразделения называли тех, на ком испытывались смертоносные штаммы.

«Мы считали, что “бревна” — не люди, что они даже ниже скотов. Впрочем, среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хоть сколько-нибудь сочувствовал “бревнам”. Все считали, что истребление “бревен” — дело совершенно естественное», — говорил один из служащих «отряда 731».

Профильными экспериментами, которые ставились над подопытными, были испытания эффективности различных штаммов болезней. «Фавориткой» Исии была чума. Ближе к концу Второй мировой войны он вывел штамм чумной бактерии, в 60 раз превосходящий по вирулентности (способности заражать организм) обычную.

Эксперименты проходили, в основном, следующим образом. В отряде были специальные клетки (куда запирали людей) — они были настолько малы, что пленники не могли в них пошевелиться. Людей заражали инфекцией, а затем днями наблюдали над изменениями состояния их организма. Далее их заживо препарировали, вытаскивая органы и наблюдая, как болезнь распространяется внутри. Людям сохраняли жизнь и не зашивали их целыми днями, дабы доктора могли наблюдать за процессом, не утруждая себя новым вскрытием. При этом никакой анестезии обычно не использовалось — врачи опасались, что она может нарушить естественный ход эксперимента.

 

Больше «повезло» тем из жертв «экспериментаторов », на ком испытывали не бактерии, а газы: эти умирали быстрее. «У всех подопытных, погибших от цианистого водорода, лица были багрово-красного цвета, — рассказывал один из служащих «отряда 731». — У тех, кто умирал от иприта, все тело было обожжено так, что на труп невозможно было смотреть. Наши опыты показали, что выносливость человека приблизительно равна выносливости голубя. В условиях, в которых погибал голубь, погибал и подопытный человек».

Когда японские военные убедились в эффективности работы спецотряда Исии, они стали разрабатывать планы применения бактериологическог о оружия против США и СССР. С боеприпасами проблем не было: по рассказам сотрудников, к концу войны в запасниках «отряда 731» накопилось столько бактерий, что если бы они при идеальных условиях были рассеяны по земному шару, этого оказалось бы достаточно, чтобы уничтожить все человечество.

 

В июле 1944 года лишь позиция премьер-министра Тодзе спасла Соединенные Штаты от катастрофы. Японцы планировали с помощью воздушных шаров переправить на американскую территорию штаммы различных вирусов — от смертельных для человека до тех, которые будут губить скот и урожай. Но Тодзе понимал, что Япония уже явно проигрывает войну, и при атаке биологическим оружием Америка может ответить тем же, поэтому чудовищный замысел так и не претворился в жизнь.

 

 

122 градуса по Фаренгейту

Но «отряд 731» занимался не только биологическим оружием. Японские ученые хотели также знать пределы выносливости человеческого организма, для чего проводили страшные медицинские эксперименты.

Например, доктора из спецотряда выяснили, что лучшим способом лечить обморожение было не растирание пострадавших конечностей, а погружение их в воду с температурой 122 градуса по Фаренгейту. Выясняли опытным путем. «При температуре ниже минус 20 подопытных людей выводили ночью во двор, заставляли опускать оголенные руки или ноги в бочку с холодной водой, а потом ставили под искусственный ветер до тех пор, пока они не получали обморожение, — рассказывал бывший сотрудник спецотряда. — Потом небольшой палочкой стучали по рукам, пока они не издавали звук, как при ударе о деревяшку». Затем обмороженные конечности клали в воду определенной температуры и, изменяя ее, наблюдали за отмиранием мышечной ткани на руках. Среди таких подопытных был и трехдневный ребенок: чтобы он не сжимал руку в кулачок и не нарушил «чистоту» эксперимента, ему воткнули в средний пальчик иголку.

Кого-то из жертв спецотряда постигла другая ужасная участь: их заживо превращали в мумии. Для этого людей помещали в жарко натопленную комнату с низкой влажностью. Человек обильно потел, но ему не давали пить, пока он полностью не высыхал. Затем тело взвешивали, при этом оказывалось, что весит оно около 22% от первоначальной массы. Именно так в «отряде 731» было сделано еще одно «открытие»: человеческое тело на 78% состоит из воды.

Для императорских ВВС проводились эксперименты в барокамерах. «В вакуумную барокамеру поместили подопытного и стали постепенно откачивать воздух, — вспоминал один из стажеров отряда Исии. — По мере того как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивалась, у него сначала вылезли глаза, потом лицо распухло до размеров большого мяча, кровеносные сосуды вздулись, как змеи, а кишечник, как живой, стал выползать наружу. Наконец, человек просто заживо взорвался». Так японские врачи определяли допустимый высотный потолок для своих летчиков.

Были и эксперименты просто для «любопытства». У подопытных вырезали из живого тела отдельные органы; отрезали руки и ноги и пришивали назад, меняя местами правые и левые конечности; вливали в человеческое тело кровь лошадей или обезьян; ставили под мощнейшее рентгеновское излучение; ошпаривали различные части тела кипятком; тестировали на чувствительность к электротоку. Любопытные ученые заполняли легкие человека большим количеством дыма или газа, вводили в желудок живого человека гниющие куски ткани.
По воспоминаниям сотрудников спецотряда, всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около трех тысяч человек. Однако некоторые исследователи утверждают, что реальных жертв кровавых экспериментаторов было гораздо больше.

 

 

 

«Информация чрезвычайной важности»

Конец существованию «отряда 731» положил Советский Союз. 9 августа 1945 года советские войска начали наступление против японской армии, и «отряду» было приказано «действовать по собственному усмотрению». Работы по эвакуации начались в ночь с 10 на 11 августа. Некоторые материалы сжигали в специально вырытых ямах. Было решено уничтожить и оставшихся в живых подопытных людей. Часть из них отравили газом, а некоторым было благородно позволено покончить жизнь самоубийством. В реку выбросили и экспонаты «выставочной комнаты» — огромного зала, где в колбах хранились отрезанные человеческие органы, конечности, разрубленные разным способом головы. Эта «выставочная комната» могла бы стать самым наглядным доказательством бесчеловечной сущности «отряда 731».
«Недопустимо, чтобы в руки наступающих советских войск попал хотя бы один из этих препаратов», — заявило руководство спецотряда своим подчиненным.

Но часть наиболее важных материалов была сохранена. Их вывезли Сиро Исии и некоторые другие руководители отряда, передав все это американцам — как своего рода выкуп за свою свободу. И, как заявили тогда в Пентагоне, «в связи с чрезвычайной важностью информации о бактериологическом оружии японской армии, правительство США решает не обвинять в военных преступлениях ни одного сотрудника отряда по подготовке бактериологической войны японской армии».

Поэтому в ответ на запрос советской стороны о выдаче и наказанию членов «отряда 731» в Москву было передано заключение о том, что «местопребывание руководства “отряда 731”, в том числе, Исии, неизвестно, и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований». Таким образом, все ученые «отряда смерти» (а это почти три тысячи человек), кроме тех, кто попал в руки СССР, избежали ответственности за свои преступления. Многие из тех, кто препарировал живых людей, стали в послевоенной Японии деканами университетов, медучилищ, академиками, бизнесменами. Принц Такеда (двоюродный брат императора Хирохито), который инспектировал спецотряд, тоже не понес наказания и даже возглавил японский Олимпийский комитет в преддверии Игр 1964 года. А сам Сиро Исии, злой гений «отряда 731», безбедно жил в Японии и умер лишь в 1959 году.

 

 

 

Опыты продолжаются

Кстати, как свидетельствуют западные СМИ, после разгрома «отряда 731» США с успехом продолжили серию опытов на живых людях.

Известно, что законодательство абсолютного большинства стран мира запрещает проводить эксперименты на людях, за исключением тех случаев, когда человек добровольно соглашается на опыты. Тем не менее, есть информация, что американцы практиковали медицинские эксперименты над заключенными вплоть до 70-х годов.
А в 2004 году на сайте «Би-Би-Си» появилась статья, в которой утверждалось, что американцы проводили медицинские эксперименты над воспитанниками детских домов в Нью-Йорке. Сообщалось, в частности, что детей с ВИЧ кормили чрезвычайно ядовитыми лекарствами, от которых у малышей возникали судороги, суставы распухали так, что они теряли способность ходить и могли лишь перекатываться по земле.

Статья также приводила слова медсестры одного из детских домов — Жаклин, которая приняла к себе двух детей, желая их усыновить. Администраторы Управления по делам детей забрали у нее малышей силой. Причиной стало то, что женщина перестала давать им предписанные лекарства, и воспитанники немедленно стали чувствовать себя лучше. Но в суде отказ давать лекарства был расценен как жесткое обращение с детьми, и Жаклин лишилась права работать в детских учреждениях.

Оказывается, практика тестирования экспериментальных лекарств на детях была санкционирована федеральным правительством США еще в начале 90-х годов. Но в теории каждому больному СПИДом ребенку должен назначаться адвокат, который мог потребовать, например, чтобы детям назначали только препараты, уже опробованные на взрослых. Как удалось выяснить агентству Associated Press, большинство участвовавших в тестах детей было лишено такой юридической поддержки. Несмотря на то, что расследование вызвало сильнейший резонанс в американской прессе, к какому-либо ощутимому результату оно так и не привело. По данным АР, такие тесты над брошенными детьми идут в США до сих пор.

Таким образом, бесчеловечные опыты на живых людях, которые американцам «передал по наследству» убийца в белом халате Сиро Исии, продолжаются даже в современном обществе.

 

Вот такое мнение:

Японцы убеждены в своей уникальности. Никакой другой народ мира не проводит столько времени, рассуждая о том, как непостижимы японцы для остальных народов. В 1986 году премьер-министр Японии Ясухиро Накосоне заметил, что большой процент черного и мексиканского населения в США замедляет американскую экономику и делает страну менее конкурентоспособной. В США это замечание вызвало ярость, но в Японии оно было воспринято как очевидная истина. После оккупации Японии появилось много детей, родившихся от японцев и американцев. Наполовину черные были отправлены в Бразилию вместе с матерями.

Японцы также с недоверием относятся к своим соотечественникам-эмигрантам. Для них те, кто оставил Японию навсегда перестали быть японцами. Если они или их потомки когда-нибудь захотят вернуться в Японию, отношение к ним будет такое же, как к иностранцам. 
В японских учениках истории практически не освящаються «подвиги» на оккупированных территориях. И ГЛАВНОЕ-если в Германии состоялся Нюрбергский процесс,где был осужден

Ужасающих секретов японских экспериментов Второй мировой войны над британскими военнопленными раскрыты в книге | Мир | News

В общей сложности более 3000 человек были заражены бубонной чумой, вскрыты заживо, обморожены — все под прикрытием «исследований военного времени».

Книга под названием «Блок 731: Лаборатория дьявола», Освенцим Востока, описывает зверства, совершенные в секретном учреждении, построенном в 1936 году на территории нынешнего Харбина на северо-востоке Китая.

Это позволило японской императорской армии проводить эксперименты по борьбе с микробами, а также исследовать возможности оружия и пределы возможностей человеческого тела.

В то время блок 731 описывался как лесопильный завод, затем завод по очистке воды, и понимание того, что на самом деле происходит там, было низким даже сегодня, как внутри, так и за пределами Японии.

Сегодня здесь находится музей, а в одном здании все еще есть ряды клеток, в которых содержались крысы, которые вызывали бубонную чуму.

Сотни тысяч китайцев впоследствии были намеренно заражены путем сбрасывания блох, переносящих ужасную болезнь, в экспериментах по биологической войне.

В книге также содержатся снимки перебиваемых желудком японских солдат, предпринимающих вивисекцию, операцию на живом человеке с целью изучения живых тканей и органов.

Эксперименты на мужчинах, женщинах и детях проводились без анестезии, поскольку лекарства не влияли на результаты.

У заключенных, инфицированных болезнями, будут извлекать органы при жизни, чтобы ученые могли изучить их состояние до начала разложения.

Заключенным ампутировали конечности для изучения кровопотери, и врачи часто повторно прикрепляли их на противоположных сторонах тела.

Кроме того, заключенные будут подвергаться воздействию отрицательных температур, чтобы развить обморожение, а врачи изучают, сколько времени требуется, чтобы возникла гангрена и сколько времени прошло до смерти пациентов.

Другой эксперимент, проведенный на молодых китайских гражданских лицах, заключался в том, что им замораживали руки жестким льдом, а затем помещали в чаны с горячей водой, а затем срезали плоть с костей, пока они были еще живы.

Ученые также заставляли заключенных, больных сифилисом, заниматься сексом со здоровыми заключенными, чтобы изучить, как распространяется болезнь.

Женщины-заключенные неоднократно подвергались изнасилованию с целью принудить к беременности, а затем заражались сифилисом или другим заболеванием, чтобы изучить, как это влияет на будущий плод.

Помимо 3000 человек, погибших в отряде 731, японцы убили гораздо больше, используя то, что они узнали там, в основном китайских гражданских лиц, от брюшного тифа, холеры и других болезней и попали в системы водоснабжения в китайских деревнях.

Правительство Японии отрицало существование подразделения до 1998 года.

Человек, ответственный за подразделение, Широ Исии, избежал наказания после войны после того, как он и другие участники получили иммунитет от США в обмен на раскрытие результатов своих экспериментов.

Он умер от рака горла в Токио, Япония, в 1959 году, в возрасте 67 лет.

Одиннадцать других ученых были преданы суду Советским Союзом после войны, получив от двух до 25 лет в сибирском трудовом лагере.

В прошлом месяце японские ученые объявили о планах опубликовать список из 3607 сотрудников, которые работали в Отряде 731, в том числе 52 хирурга, 49 инженеров, 38 медсестер и 1117 боевых медиков.

.

Краткая история переселения американцев японцами во время Второй мировой войны (Служба национальных парков США)

Введение

Calisthenics at Manzanar на учениях на Мансанаре

НПС

Выдержки из «Ограничение свободы и этническая принадлежность: Обзор мест переселения японцев и американцев времен Второй мировой войны» Дж. Бертона, М. Фаррелла, Ф. Лорда и Р. Лорда

7 декабря 1941 года Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну, когда Япония атаковала военно-морскую базу США в Перл-Харборе.В то время почти 113 000 человек японского происхождения, две трети из которых составляли американские граждане, жили в Калифорнии, Вашингтоне и Орегоне. 19 февраля 1942 года президент Франклин Д. Рузвельт подписал Указ № 9066, наделяющий армию США полномочиями определять районы, из которых «любой или все лица могут быть исключены». Ни один человек японского происхождения, проживающий в Соединенных Штатах, никогда не был осужден за какой-либо серьезный акт шпионажа или саботажа во время войны. Тем не менее, этих ни в чем не повинных людей выгнали из своих домов и поместили в центры для переселения, многие из которых были на время войны.Напротив, между 1942 и 1944 годами 18 кавказцев были осуждены за шпионаж в пользу Японии; не менее десяти человек были осуждены судом.

Чтобы понять, почему правительство США решило выселить американцев японского происхождения с Западного побережья в ходе крупнейшего принудительного переселения в истории США, необходимо учитывать множество факторов. Предрассудки, истерия военного времени и политика — все это способствовало этому решению.

Антиазиатские предубеждения западного побережья

Антиазиатские предрассудки, особенно в Калифорнии, зародились как антикитайские настроения.Культурные и экономические силы, которые привели к антияпонским настроениям, подробно обсуждаются Дэниелсом и резюмируются здесь. Иммиграция китайцев в США началась примерно в то же время, что и калифорнийская золотая лихорадка 1849 года. На начальных этапах экономического бума, сопровождавшего золотую лихорадку, китайская рабочая сила была нужна и приветствовалась. Однако вскоре белые рабочие начали рассматривать китайцев, которые в 1870 году составляли около 10 процентов населения Калифорнии, как конкурентов. Эта экономическая конкуренция усилилась после завершения строительства трансконтинентальной железной дороги Юнион — Центрально-Тихоокеанский регион в 1869 году, на которой работало около 10 000 китайских рабочих.Китайская рабочая сила была дешевой, и это экономическое недовольство стало идеологией азиатской неполноценности, подобной существующим американским расовым предрассудкам. Дискриминация была законодательно закреплена как на уровне штатов, так и на федеральном уровне, включая законопроект об исключении иммиграции из Китая, принятый Конгрессом США в 1882 году.

Опыт китайских иммигрантов предвосхитил опыт японских иммигрантов, которые начали прибывать примерно в то же время, когда был принят закон об исключении китайцев. Японских иммигрантов называли Issei, от сочетания японских слов, обозначающих «один» и «поколение»; их дети, американское второе поколение, — нисеи, а третье поколение — сансеи.Нисеи и Сансей, получившие образование в Японии, называются Кибеи. Иссеи в основном прибыли из японской сельской местности и обычно прибывали либо на Гавайи, либо на континентальное западное побережье с очень небольшими деньгами. Примерно половина из них стали фермерами, в то время как другие отправились в прибрежные городские центры и работали в небольших коммерческих заведениях, как правило, для себя или для других иссей.

Антияпонские движения начались вскоре после начала японской иммиграции из-за существующих антиазиатских предрассудков.Однако антияпонское движение получило широкое распространение примерно в 1905 году как из-за увеличения иммиграции, так и из-за победы Японии над Россией, первого поражения западной нации от азиатской нации в наше время. Иссеи, и Япония стали восприниматься как угрозы. Дискриминация включала создание антияпонских организаций, таких как Азиатская лига исключения, попытки сегрегации в школах (что в конечном итоге затронуло Нисей в соответствии с доктриной «отдельных, но равных») и растущее число насильственных нападений на отдельных лиц и предприятия.

Правительство Японии впоследствии выразило протест против такого обращения со своими гражданами. Чтобы поддержать японо-американскую дружбу, президент Теодор Рузвельт попытался достичь компромисса, убедив школьный совет Сан-Франциско отменить сегрегационный порядок, удерживая законодательный орган Калифорнии от принятия большего количества антияпонских законов и разработки так называемого «джентльменского соглашения». «с правительством Японии. При этом японское правительство согласилось ограничить эмиграцию в континентальные Соединенные Штаты рабочими, которые уже были в Соединенных Штатах раньше, а также родителями, женами и детьми рабочих, которые уже были там.

В 1913 году Калифорния приняла Закон об иностранцах, запрещавший владение сельскохозяйственной землей «иностранцам, не имеющим права на гражданство». В 1920 году более строгий Закон о чужой земле также запрещал аренду и издольство. Оба закона основаны на презумпции того, что азиаты являются иностранцами, не имеющими права на гражданство, что, в свою очередь, вытекает из узкого толкования закона о натурализации. После внесения четырнадцатой поправки к конституции статут был переписан, чтобы разрешить натурализацию «белых людей» и «иностранцев африканского происхождения».<< Этот исключительный подход, явный намерение Конгресса, был узаконен Верховным судом в 1921 году, когда Такао Одзаве было отказано в гражданстве. Однако нисеи были гражданами по рождению, и поэтому родители часто передавали право собственности своим детям. Закон об иммиграции от В 1924 году запрещена всякая дальнейшая иммиграция из Японии, что привело к возникновению очень заметного разрыва между поколениями иссей и нисей.

Многие антияпонские опасения были вызваны экономическими факторами в сочетании с завистью, поскольку многие фермеры Иссей добились больших успехов в выращивании фруктов и овощей на почве, которую большинство людей считало бесплодной.Другие опасения носили военный характер; Русско-японская война доказала, что японцы — это сила, с которой нужно считаться, и вызвала опасения перед азиатским завоеванием — «желтой опасностью». Эти факторы, а также восприятие «инаковости» и «азиатской непостижимости», которые характеризовали американские расовые стереотипы, сильно повлияли на события, последовавшие за Перл-Харбором.

После Перл-Харбора

Начиная с 7 декабря, Министерство юстиции организовало арест 3000 человек, которых оно считало «опасными» вражескими пришельцами, половина из которых были японцами.Среди арестованных японцев были лидеры общин, которые были связаны с японскими организациями и религиозными группами. Доказательства фактической подрывной деятельности не являлись предпосылкой для ареста. В то же время были заморожены банковские счета всех вражеских иностранцев и все счета в американских отделениях японских банков. Эти два действия парализовали японско-американское сообщество, лишив его руководства и финансовых активов.

В конце января 1942 года многие из японцев, арестованных Министерством юстиции, были переведены в лагеря для интернированных в Монтане, Нью-Мексико и Северной Дакоте.Часто их семьи неделями не знали об их местонахождении. Некоторых интернированных позже воссоединили со своими семьями в центрах для переселения. Однако многие оставались в лагерях правосудия на время войны.

После Перл-Харбора шок от скрытой атаки на американскую землю вызвал повсеместную истерию и паранойю. Это, конечно, не помогло, когда Фрэнк Нокс, министр военно-морского флота Рузвельта, обвинил Перл-Харбор в «самой эффективной работе пятой колонны, полученной в результате этой войны, за исключением Норвегии.»Нокс, по-видимому, уже осознал, что неподготовленность местных вооруженных сил намного затмила любой шпионаж в успехе атаки, но не хотел, чтобы страна потеряла веру в военно-морской флот. Этот козел отпущения открыл дверь для сенсационных газетных заголовков о саботаже, деятельности пятой колонны Такие истории не имели фактической основы, но подпитывали растущие подозрения в отношении японских американцев (JACP 1973). На самом деле, что касается японских атак на материк, военные уже пришли к выводу, что японцы нанесли удар и — рейды были возможны, но любое крупномасштабное вторжение было вне возможностей японских вооруженных сил, как и любое вторжение в Японию со стороны США.С. военный.

«Военная необходимость»

После нападения на Перл-Харбор на Гавайях было объявлено военное положение, и все гражданские лица подверглись ограничениям на поездки, безопасность и комендантский час, введенным военными. Японские рыбацкие лодки были конфискованы, а лица, считавшиеся потенциально опасными, были арестованы.

Политики призвали к массовому заключению в тюрьму людей японского происхождения на Гавайях. Но военные сопротивлялись: одна треть населения Гавайев была японского происхождения, и у военных не было достаточно солдат для их охраны или кораблей, чтобы отправить их на материк.Что еще более важно, их труд имел решающее значение для гражданской и военной экономики островов. В конце концов, менее 1500 человек (из 150 000 населения) были заключены в тюрьму и в конечном итоге переселены на материк.

Одним из ключевых игроков в неразберихе после Перл-Харбора был генерал-лейтенант Джон Л. ДеВитт, командующий Западным командованием обороны и 4-й армией США. ДеВитт был предубежден против американцев некавказского происхождения, даже тех, кто уже служил в армии, и его легко поколебали любые слухи о саботаже или надвигающемся японском вторжении.

ДеВитт был убежден, что, если он сможет контролировать всю гражданскую деятельность на Западном побережье, он сможет предотвратить еще одну катастрофу типа Перл-Харбора. Дж. Эдгар Гувер из ФБР высмеял «истерику и неосмотрительность» отдела военной разведки ДеВитта, сославшись на такие инциденты, как предполагаемый саботаж на линии электропередач, на самом деле вызванный скотом.

Тем не менее, в своем Заключительном отчете (1943) ДеВитт приводит другие причины «военной необходимости» эвакуации, такие как предполагаемые сигнальные огни и неопознанные радиопередачи, ни одна из которых никогда не была проверена.Он также настаивал на изъятии оружия, боеприпасов, радио и фотоаппаратов без ордера. Он назвал эти тайники с контрабандой, хотя большая часть изъятого оружия была из двух законных магазинов спортивных товаров.

Изначально ДеВитт не поддерживал широкомасштабное выселение всех американцев японского происхождения с Западного побережья. 19 декабря 1941 года генерал ДеВитт рекомендовал «начать действия в кратчайшие возможные сроки, чтобы собрать всех инопланетных подданных из вражеских стран в возрасте четырнадцати лет и старше и переместить их« внутрь страны и удерживать их »под ограничением. после удаления ».26 декабря он сказал проректору маршаллу генералу Аллену У. Гуллиону, что «я очень сомневаюсь, что попытка интернировать 117 000 японцев в этом театре — это разумная процедура … В конце концов, гражданин Америки является гражданином США. И хотя все они могут быть нелояльными, я думаю, что мы можем отделить нелояльных от верных и при необходимости посадить их под стражу ».

При поддержке полковника Карла Бендетсона, главы отдела по делам иностранцев провоста Маршалла, 21 января ДеВитт рекомендовал военному министру Генри Стимсону создать небольшие «запретные зоны» вокруг стратегических районов, откуда вражеские инопланетяне и их родные дети будут удалены, а также некоторые более крупные «запретные зоны», где они будут находиться под пристальным наблюдением.Стимсон и генеральный прокурор Фрэнсис Биддл согласились, хотя Биддл был полон решимости не делать ничего, что могло бы нарушить конституционные права американцев японского происхождения.

Однако 9 февраля ДеВитт запросил гораздо более крупные запрещенные зоны в Вашингтоне и Орегоне, включая целые города Портленд, Сиэтл и Такома. Биддл отказался согласиться, но президент Рузвельт, убежденный в военной необходимости, согласился обойти Министерство юстиции. Рузвельт дал армии «карт-бланш» на то, чтобы делать то, что они хотели, с оговоркой, что она должна быть как можно более разумной.

Двумя днями позже ДеВитт представил свои окончательные рекомендации, в которых он призвал к удалению всех японцев, коренных жителей, а также иностранцев и «других подрывных лиц» со всей территории, лежащей к западу от Сьерра-Невады и Каскадных гор. ДеВитт оправдал это широкомасштабное устранение «военной необходимостью», заявив, что «японская раса — вражеская раса» и «сам факт отсутствия саботажа на сегодняшний день является тревожным и подтверждающим признаком того, что такие действия будут предприняты».

17 февраля Биддл сделал последнюю попытку убедить президента в том, что в эвакуации нет необходимости. Кроме того, генерал Марк Кларк из Главного штаба в Вашингтоне, округ Колумбия, был убежден, что эвакуация противодействует военной необходимости, поскольку для этого потребуется слишком много солдат, которые в противном случае могли бы сражаться. Он утверждал, что «у нас никогда не будет идеальной защиты от саботажа, кроме как за счет других не менее важных усилий». Вместо этого он рекомендовал защищать критически важные объекты с помощью систем пропусков и разрешений и выборочных арестов по мере необходимости.

Тем временем японское американское сообщество, особенно Нисеи, пытались утвердить свою лояльность, став надзирателями воздушных налетов и присоединившись к армии (когда им было разрешено). Поскольку очень многие в руководстве Иссей были заключены в тюрьму во время первых арестов, организации Нисей, особенно JACL, приобрели влияние в японско-американском сообществе. Политика сотрудничества и умиротворения JACL была поддержана некоторыми американцами японского происхождения, но осуждена другими.

Сначала не существовало последовательного отношения к Нисею, который пытался завербоваться или был призван.Большинство советов по избирательному обслуживанию отклонили их, классифицировав их как 4-F или 4-C (непригодные для службы из-за расы или происхождения), но они были приняты другими. Военное министерство запретило дальнейшее введение в должность нисей после 31 марта 1942 года, «за исключением случаев, когда это может быть специально разрешено в исключительных случаях». Исключением были двуязычные Нисеи и Кибеи, которые работали преподавателями и переводчиками. После 14 сентября 1942 года все зарегистрированные представители японского происхождения были официально классифицированы как 4-C.

В то время как военные обсуждали ограничения для американцев японского происхождения и ограничивали их участие в войне, общественное мнение на западном побережье росло в пользу ограничения всех лиц японского происхождения. Антияпонские настроения американцев в средствах массовой информации были отражены в редакционной статье Los Angeles Times : «Тем не менее, гадюка остается гадюкой везде, где вылупляется яйцо — так что американец японского происхождения, рожденный от японских родителей, вырастает и превращается в гадюку. Японец, а не американец ».

Несмотря на противодействие со стороны Биддла, JACL и генерала Марка Кларка, 19 февраля 1942 г. президент Рузвельт подписал Указ № 9066, уполномочивающий военного министра «определять военные районы в таких местах и ​​в такой степени, в какой он или соответствующие военные. Командующий может определить, из каких лиц могут быть исключены любое или все лица, и в отношении чего право любого человека входить, оставаться в нем или выезжать подлежит любым ограничениям, которые могут наложить военный министр или соответствующий военный командующий. на его усмотрение.Военный министр настоящим уполномочен предоставить жителям любой такой зоны, которые исключены из нее, такой транспорт, пищу, укрытие и другие помещения, которые могут быть необходимы по мнению военного министра или указанного военного командующего … «

В середине февраля слушания комитета Конгресса во главе с конгрессменом из Калифорнии Джоном Толаном были проведены на Западном побережье для оценки необходимости эвакуации американцев японского происхождения. Подавляющее большинство свидетелей поддержали удаление с побережья всех японцев, иностранцев и граждан.Губернатор Калифорнии Калберт Л. Олсон и генеральный прокурор штата Эрл Уоррен поддержали удаление всех американцев японского происхождения из прибрежных районов, заявив, что невозможно определить, кто из них был лоялен. Как де-факто представители японского сообщества, лидеры JACL выступали против массовой эвакуации, но, чтобы доказать свою лояльность, пообещали свою готовность сотрудничать, если это будет сочтено военной необходимостью.

Напряженную атмосферу способствовали и другие события в Калифорнии. 23 февраля японская подводная лодка обстреляла побережье Калифорнии.Он не причинил серьезного ущерба, но вызвал опасения относительно дальнейших действий противника у побережья США. На следующую ночь произошла «Битва за Лос-Анджелес». В ответ на неопознанное радиолокационное эхо военные объявили об отключении электроэнергии и выпустили более 1400 зенитных снарядов. Двадцать американцев японского происхождения были арестованы за то, что якобы подавали сигнал захватчикам, но радарное эхо оказалось незакрепленным метеозондом.

Еще до подписания Указа № 9066 ВМС США начали высылку американцев японского происхождения из района порта Лос-Анджелеса: 14 февраля 1942 года ВМС объявили, что все лица японского происхождения должны покинуть Терминальный остров 14 марта.24 февраля крайний срок был перенесен на 27 февраля. Практически все главы семей (в основном рыбаки) уже были арестованы и удалены ФБР, а 500 проживающим там семьям было разрешено самостоятельно переехать куда угодно. Большинство из них оставались в районе Лос-Анджелеса, пока их снова не переселила армия США.

Эвакуация

Даже после указа № 9066 никто не был уверен, что должно произойти. Кто будет «исключен», где будут «военные районы» и куда пойдут люди после того, как они будут «исключены»?

Генерал ДеВитт изначально хотел удалить всех японцев, немцев и итальянцев.Тем не менее, общественное мнение (с некоторыми несогласными) было в пользу переселения всех американцев японского происхождения, как граждан, так и иностранцев, но выступало против любой массовой эвакуации немецких или итальянских иностранцев, не говоря уже о немцах во втором поколении или итальянцах. Провост Маршалл Гуллион, который всегда поддерживал переселение американцев японского происхождения, рассчитывал только на мужчин старше четырнадцати лет — около 46 000 человек с Западного побережья a. Пока военные обсуждали возможности, японское американское сообщество продолжало беспокоиться.Большинство последовало примеру JACL и решило сотрудничать с эвакуацией, чтобы доказать свою лояльность. Некоторые из них открыто выступали против эвакуации и позже искали способы предотвратить ее, а некоторые рассматривали судебные дела, которые в конечном итоге доходили до Верховного суда.

ДеВитт издал несколько публичных прокламаций об эвакуации, но они мало что помогли в устранении путаницы; на самом деле они создали больше. 2 марта в Публичном прокламации № 1 Вашингтон, Орегон, Калифорния и Аризона были разделены на два военных округа, пронумерованные 1 и 2.Военная зона № 1 была разделена на «запретную зону» вдоль побережья и прилегающую «зону ограниченного доступа». Девяносто восемь небольших территорий также были помечены как запрещенные, предположительно стратегические военные объекты. Объявление было нацелено на «японцев, немцев или итальянцев» и «любых лиц японского происхождения», но никому конкретно не приказывалось уйти. Однако в сопроводительном пресс-релизе предсказывалось, что все люди японского происхождения в конечном итоге будут исключены из военной зоны No.1, но, вероятно, не из военного округа №2.

В то время у правительства не было никаких планов по оказанию помощи людям в переезде, а поскольку большая часть активов Иссея была заморожена в начале войны, большинству семей не хватало ресурсов для переезда. Однако несколько тысяч американцев японского происхождения добровольно пытались переехать. Более 9000 человек добровольно покинули военную зону № 1: из них более половины перебрались в калифорнийскую часть военной зоны № 2, где находится Государственная прокламация № 1.Я сказал, что никаких ограничений или запретов не предусматривалось. Позже, конечно, они будут насильственно эвакуированы из военного района №2. Несколько больше повезло американцам японского происхождения, которые переехали дальше в глубь страны: 1963 переехали в Колорадо, 1519 переехали в Юту, 305 переехали в Айдахо, 208 переехали. в восточный Вашингтон, 115 — в восточный Орегон, 105 — в северную Аризону, 83 — в Вайоминг, 72 — в Иллинойс, 69 — в Небраску и 366 — в другие штаты. Но многие, кто действительно пытался покинуть Западное побережье, обнаружили, что внутренние штаты не желают их принимать.Внутреннее восприятие было таково, что Калифорния сбрасывала своих «нежелательных», и многие беженцы были возвращены на государственных границах, столкнулись с трудностями при покупке бензина или были встречены табличками «Япошки не нужны».

11 марта было создано Управление гражданского контроля военного времени (WCCA) для организации и проведения эвакуации военного округа № 1. Публичное заявление № 2 от 16 марта определило еще четыре военных района в штатах Айдахо, Монтана, Невада и Юта и еще 933 запретных зоны.Хотя ДеВитт представлял себе, что в конечном итоге все американцы японского происхождения из этих районов будут удалены, эти планы так и не были реализованы.

Публичный закон № 503, одобренный 21 марта 1942 года, объявил нарушение ограничений в военной области мисдиминором, наказуемым штрафом в размере до 5000 долларов или годом тюремного заключения. Публичное заявление № 3, вступившее в силу 27 марта, ввело комендантский час с 20:00 до 6:00 в военном районе № 1 и перечислило запрещенные зоны для всех вражеских иностранцев и «лиц японского происхождения». Публичное заявление No.3 также требовало, чтобы «в остальное время все такие лица находились только по месту своего жительства или работы, либо путешествовали между этими местами или на расстоянии не более пяти миль от места их проживания».

Добровольная эвакуация закончилась 29 марта, когда Публичная прокламация № 4 запретила всем японцам покидать военную зону № 1 до приказа. Дальнейшие инструкции установили центры приема в качестве временных эвакуационных пунктов и запретили передвижение, кроме как в утвержденное место за пределами военного участка No.1.

Первая эвакуация под эгидой армии началась 24 марта на острове Бейнбридж возле Сиэтла и повторилась на всем западном побережье. Всего было издано 108 «приказов о запрете гражданских лиц», каждый из которых рассчитан на около 1000 человек. После первоначального уведомления жильцам было дано шесть дней на то, чтобы избавиться от почти всего своего имущества, упаковать только «то, что может быть унесено семьей или отдельным лицом», включая постельное белье, туалетные принадлежности, одежду и столовые приборы.Правительство было готово хранить или отправлять некоторые вещи «на единственный риск владельца», но многие не доверяли этому варианту. Большинство семей продавали свою собственность и имущество за смехотворно небольшие суммы, в то время как другие доверяли друзьям и соседям присматривать за своим имуществом.

Ко 2 июня 1942 года все японцы в военном районе № 1, за исключением нескольких оставленных в госпиталях, находились под стражей в армии. Образ американцев японского происхождения таков, что они пассивно приняли эвакуацию. Есть японская философия «шикатаганай» — тут ничего не поделаешь.Итак, действительно, подавляющее большинство американцев японского происхождения смирились с тем, чтобы выполнять приказы, отправлявшие их в сборочные центры, что для многих было способом доказать свою лояльность США

.

Но было несколько случаев активного сопротивления эвакуации. Через три недели после того, как он должен был эвакуироваться, Куджи Курокава был найден слишком слабым, чтобы двигаться из-за недоедания, прячущимся в подвале дома, где он проработал 10 лет. Он решил, что не будет регистрироваться и не будет эвакуирован: «Я гражданин Америки», — пояснил он.В другой истории, возможно, апокрифической, Хидео Мурата, ветеран Первой мировой войны армии США, покончил жизнь самоубийством в местной гостинице, а не был эвакуирован.

Трое американцев японского происхождения обжаловали действия правительства в суде. Минору Ясуи пошел добровольцем на военную службу после нападения японцев на Перл-Харбор и был отклонен из-за его японского происхождения. Адвокат, он сознательно нарушил закон о комендантском часе в своем родном Портленде, штат Орегон, заявив, что граждане обязаны оспаривать неконституционные правила.Гордон Хирабаяси, студент Вашингтонского университета, также намеренно нарушил комендантский час для американцев японского происхождения и проигнорировал приказы об эвакуации, заявив, что правительство нарушает 5-ю поправку, ограничивая свободу невинных американцев японского происхождения. Фред Коремацу сменил имя, изменил черты лица и скрылся. Позже он был арестован за то, что оставался в запретной зоне. В суде Коремацу заявил, что правительство не может заключать в тюрьму группу людей исключительно на основании их происхождения.Все трое проиграли свои дела. Ясуи провел несколько месяцев в тюрьме, а затем был отправлен в центр переселения Минидока, Хирабаяси провел время в тюрьме и несколько месяцев в федеральной тюрьме в Аризоне, а Коремацу отправили в центр переселения Топаз.

По словам одного автора, единственный акт «саботажа» со стороны американца японского происхождения был результатом процесса переселения. Когда одному из фермеров велели покинуть дом и отправиться в сборный центр, он попросил пристройку для сбора урожая клубники.Его просьба была отклонена, поэтому он вспахал клубничное поле. Затем он был арестован за саботаж на том основании, что клубника была необходимым товаром для военных действий. Никому не разрешили откладывать эвакуацию, чтобы собрать урожай, и впоследствии калифорнийцы столкнулись с нехваткой фруктов и овощей. Американцы японского происхождения выращивают 95 процентов клубники в штате и одну треть посевов грузовых автомобилей в штате.

Несмотря на то, что оправданием для эвакуации было предотвращение шпионажа и саботажа, новорожденные, маленькие дети, старики, немощные, дети из детских домов и даже дети, усыновленные кавказскими родителями, не были освобождены от высылки.Был включен любой, у кого была 1/16 или более японская кровь. Всего было эвакуировано более 17 000 детей в возрасте до 10 лет, 2 000 человек старше 65 лет и 1 000 инвалидов или немощных.

.

BBC — История — Мировые войны: Япония: не сдаваться во Второй мировой войне

Конец боевых действий

Когда 15 августа 1945 года император Хирохито впервые обратился к японскому народу и повелел своим подданным «терпеть невыносимое и терпеть невыносимое», он положил конец состоянию войны — как объявленному, так и необъявленному. разрушал его страну 14 лет.

Он никогда прямо не говорил о «капитуляции» или «поражении», а просто заметил, что война «не обернулась в пользу Японии».Это было классическое преуменьшение. Почти три миллиона японцев были убиты, гораздо больше ранены или серьезно больны, и страна лежала в руинах.

Для большинства японцев, не говоря уже о тех, кто пострадал от их рук во время войны, окончание военных действий стало благословением. Однако не всем было положено сложить оружие. Десятки тысяч японских солдат остались в Китае, либо оказавшись на нейтральной полосе между коммунистами и националистами, либо сражаясь за одну или другую сторону.

Другие, более мелкие группы продолжали сражаться на Гуадалканале, Пелелиу и в различных частях Филиппин вплоть до 1948 года. Но самая необычная история принадлежит лейтенанту Хироо Онода, который продолжал сражаться на филиппинском острове Любанг до 9 марта 1974 года — почти 29 лет после окончания войны.

Двумя годами ранее другой японский солдат, капрал Шоичи Ёкои, был обнаружен на рыбалке в реке Талофофо на Гуаме. У Ёкои все еще была винтовка Имперской армии, но он перестал сражаться много лет назад.На допросе в местной полиции он признал, что знал, что война закончилась уже 20 лет. Он просто был слишком напуган, чтобы сдаться.

Лейтенант Онода, напротив, упорно отказывался сложить оружие, пока он не получил официальные приказы сдаться. Он был единственным выжившим из небольшой банды, которая время от времени нападала на местное население. Хотя один из них сдался в 1950 году после отделения от остальных, два оставшихся товарища Оноды погибли в перестрелках с местными войсками — один в 1954 году, другой в 1972 году.

Общая жертва

Хотя некоторые японцы попали в плен, большинство из них сражались до тех пор, пока не были убиты или покончили жизнь самоубийством. В последние, отчаянные месяцы войны это изображение применялось и к японским гражданам. К ужасу американских войск, наступавших на Сайпан, они увидели, как матери, сжимающие своих младенцев, бросаются со скал, чтобы не попасть в плен.

Мало того, что из 30-тысячного японского гарнизона на Сайпане практически не осталось выживших, погибли двое из каждых трех мирных жителей — всего около 22 000 человек.

Другой устойчивый образ тотальной жертвы — это пилот-камикадзе, врезавшийся в свой самолет, начиненный взрывчаткой, во вражеский военный корабль. Даже сегодня слово «камикадзе» вызывает у бывших врагов Японии видения безумного, бессмысленного разрушения.

То, что в одних случаях вдохновляло — а в других — заставляло — японских мужчин в расцвете молодости действовать таким образом было сложной смесью времени, в котором они жили, древних японских воинских традиций, общественного давления, экономической необходимости и чистое отчаяние.

Когда Япония начала свои военные авантюры в Китае в 1931 году, это общество было в смятении. Менее чем за 80 лет до этого она была вынуждена покинуть два с половиной столетия добровольного уединения от остального мира, когда сёгунат Токугава был свергнут, а Япония приступила к быстрой модернизации при императоре Мэйдзи.

К началу 20 века Япония начинала догонять великие державы мира и даже наслаждалась собственной версией бурных двадцатых годов, периодом, более прозаическим образом известным как демократия тайсё.

Но когда в конце 1920-х годов ударные волны Великой депрессии достигли берегов Японии, у демократии действительно оказались очень мелкие корни. Военные становились все более неконтролируемыми, и Япония была захвачена политикой убийств.

Бусидо

Националисты и милитаристы одинаково искали вдохновение в прошлом. Углубляясь в древние мифы о японцах и императоре, в частности, являющихся прямым потомком богини Солнца, Аматэрасу Омиками, они призывали людей восстановить прошлую расовую и духовную чистоту, утерянную в последнее время.

С раннего возраста их внушали почитать Императора как живого божества и рассматривать войну как акт, который может очистить себя, нацию и, в конечном итоге, весь мир. В этих рамках высшая жертва самой жизни считалась чистейшим достижением.

Самурайское наследие Японии и самурайский этический кодекс, известный как «бусидо», вызывают соблазн при поиске объяснений военному образу отказа от сдачи.Великая классика бусидо — «Хагакурэ», написанная в начале 18 века — начинается со слов «Бусидо — это способ смерти». Его основной тезис заключается в том, что только подготовленный и готовый умереть в любой момент самурай может полностью посвятить себя своему господину.

Хотя эта идея, безусловно, понравилась идеологам, то, что, вероятно, двигало японских солдат на более базовом уровне, было более приземленным давлением. К возвращавшимся военнопленным из предыдущей крупной войны Японии с Россией в 1904-1905 годах относились как к изгоям общества.Кодекс полевой службы, изданный генералом Тодзё в 1941 году, сформулировал это более четко:

Не считая боевых опасностей, жизнь в японской армии была жестокой. Письма и дневники, написанные студентами-призывниками до того, как они были убиты в бою, говорят о жестоких избиениях и о солдатах, которых пинают до бессмысленности по самым тривиальным вещам — например, слишком медленно подают рис своему начальнику или используют жилет вместо полотенца.

Но Джон Дауэр, один из самых уважаемых в Америке историков военного времени и послевоенной Японии, считает, что главный фактор, который часто упускается из виду при попытках объяснить, почему японские солдаты не сдались, заключается в том, что бесчисленные тысячи японцев погибли, потому что не видели альтернативы. .

Он утверждает, что нападение на Перл-Харбор вызвало гнев среди американцев, граничащий с геноцидом. Адмирал Уильям Хэлси, командующий Южнотихоокеанскими силами, не только принял лозунг «Убивайте японцев, убивайте японцев, убивайте больше японцев», опросы общественного мнения в Соединенных Штатах неизменно показывают, что от 10 до 13 процентов всех американцев поддерживают «уничтожение». или «истребление» японцев как народа.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о