Основные труды лао цзы: ЛАО-ЦЗЫ • Большая российская энциклопедия

Содержание

ЛАО-ЦЗЫ • Большая российская энциклопедия

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 16. Москва, 2010, стр. 699

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. И. Кобзев

image description

Лао-цзы.

ЛА́О-ЦЗЫ (Учи­тель Лао, Поч­тен­ный муд­рец/фи­ло­соф, Ста­рый ре­бё­нок), Лао Дань, Ли Эр, Ли Бо­ян, Лао-цзюнь (Го­су­дарь Лао), др.-кит. фи­ло­соф, ми­фо­ло­ги­зи­ро­ван­ный ос­но­во­по­лож­ник дао­сиз­ма, пред­по­ла­гае­мый ав­тор «Дао дэ цзи­на», из­на­чаль­но на­зы­вав­ше­го­ся «Лао-цзы» («[Трак­тат] Учи­те­ля Лао»). Со­глас­но тра­диц. ис­то­рио­гра­фии, ро­дил­ся в кон. 7 – нач. 6 вв. до н. э. В позд­ней­ших ис­сле­до­ва­ни­ях вре­мя его жиз­ни да­ти­ро­ва­лось пе­рио­дом от 8 до 2 вв. до н. э. (пре­им. – 4–3 вв. до н. э.) и об­су­ж­да­лись три гл. про­бле­мы: 1) Л.-ц. – ре­аль­ное или вы­мыш­лен­ное ли­цо, 2) ко­гда он жил или сло­жил­ся его об­раз, 3) кто был ав­то­ром «Дао дэ цзи­на». Уже в древ­ней­шей био­гра­фии «со­кро­вен­но­го бла­го­род­но­го му­жа (цзюнь цзы)» Л.-ц. в «Ши цзи» Сы­ма Ця­ня (2–1 вв. до н. э.) до­пус­ка­лись его иден­ти­фи­ка­ция с тре­мя раз­ны­ми лич­но­стя­ми 6 – сер. 4 вв. до н. э. («ка­но­ни­че­ским» Ли Эром, дао­сом из Чу и со­вре­мен­ни­ком Кон­фу­ция Лао Лай-цзы, ве­ли­ким ис­то­ри­ком-ас­т­ро­ло­гом Да­нем из Чжоу) и воз­мож­ность то­го, что он про­жил 160–200 лет бла­го­да­ря ис­кус­ст­ву «пес­то­ва­ния/вскарм­ли­ва­ния жиз­ни» (мак­ро­био­ти­ки). Там со­об­ще­но о ро­ж­де­нии Л.-ц. (Ли Эра) в пе­ри­фе­рий­ном («вар­вар­ском») юж. го­су­дар­ст­ве Чу (се­ле­нии Цюй­жэнь уез­да Ку – ны­не Луи пров. Хэ­нань), где со­хра­ни­лась ар­ха­ич. тра­ди­ция ша­ма­низ­ма (по-ви­ди­мо­му, став­шая пер­во­ис­точ­ни­ком дао­сиз­ма), о его служ­бе в за­пад­ном/цен­траль­ном из Сре­дин­ных (ис­кон­но ки­тай­ских) го­су­дарств, в ди­на­стий­ном до­ме­не Чжоу, в ка­че­ст­ве ис­то­ри­ка-ас­т­ро­ло­га, хра­нив­ше­го двор­цо­вый ар­хив, о при­бы­тии к не­му для по­лу­че­ния на­став­ле­ний о ли-бла­го­при­стой­но­сти/ри­туа­ле Кон­фу­ция и об ухо­де Л.-ц. в кон­це жиз­ни в не­из­вест­ном на­прав­ле­нии че­рез по­гра­нич­ную (за­пад­ную/юж­ную) за­ста­ву, на­чаль­ни­ку ко­то­рой Гу­ань Иню (Инь Си) он ос­та­вил за­пись сво­его уче­ния о Пу­ти-дао и бла­го­да­ти-дэ в кни­ге из пя­ти с лиш­ним ты­сяч ие­рог­ли­фов, ны­не ото­жде­ст­в­ляе­мой с «Дао дэ цзи­ном». В 6–7 вв. н. э. тек­сто­ло­ги и ком­мен­та­то­ры Лу Дэ-мин (ок. 550–630) и Кун Ин-да (574–648) за­сви­де­тель­ст­во­ва­ли иное ме­сто ро­ж­де­ния Л.-ц. – уезд Сян в го­су­дар­ст­ве Чэнь, что по­тре­бо­ва­ло и кор­рек­ти­ров­ки всей его био­гра­фии. Дис­кус­сии о ней, на­чав­шие­ся в 11–12 вв., про­дол­жен­ные в 18–19 вв. и осо­бен­но в 20 в., ос­но­ва­ны на про­ти­во­ре­чи­во­сти дан­ных Сы­ма Ця­ня и на том, что имя Л.-ц. по­яв­ля­ет­ся в тек­стах 4–3 вв. до н. э., а «Дао дэ цзин» то­же от­но­сит­ся к 3 в. или да­же нач. 2 в. до н. э.

Сы­ма Цянь так­же за­сви­де­тель­ст­во­вал тер­ми­но­ло­гич. связь имён Л.-ц. и ми­фич. Ху­ан-ди (Жёл­то­го им­пе­ра­то­ра/пер­во­пред­ка) в би­но­ме Ху­ан-Лао, обо­зна­чаю­щем ро­до­на­чаль­ни­ков дао­сиз­ма и его раз­но­вид­ность, про­цве­тав­шую в 4–3 вв. до н. э. – 3–4 вв. н. э. На ру­бе­же н. э. в ка­че­ст­ве ре­ак­ции на теи­за­цию кон­фу­ци­ан­ст­ва и про­ник­но­ве­ние буд­диз­ма на­чал­ся про­цесс ми­фо­ло­ги­за­ции и обо­же­ст­в­ле­ния са­мо­го Л.-ц. как «ве­ли­ко­го и выс­ше­го» «ав­гу­стей­ше­го им­пе­ра­то­ра/пер­во­пред­ка» (ху­ан ди), «на­чаль­но­го и пер­во­ис­ход­но­го» «не­бес­но­го ца­ря», ко­то­рый, «ро­див­шись рань­ше не­ба и зем­ли», яв­ля­ясь тон­чай­шим ду­хом, пер­сони­фи­ка­ци­ей Пу­ти-дао и еди­ным бо­же­ст­вом Ху­ан-Лао (Жёл­тым стар­цем), во­пло­ща­ет­ся из ве­ка в век в об­ли­ках ве­ли­чай­ших гос. на­став­ни­ков и ду­хов­ных во­ж­дей, вклю­чая да­же Буд­ду («жел­то­ли­це­го Лао-цзы»). Воз­ник­ли и опи­са­ния его внеш­но­сти, ста­рей­шее из ко­то­рых ос­та­вил да­ос­ский фи­ло­соф и учё­ный Гэ Хун в «Бао­пу-цзы» («[Трак­тат] Учи­те­ля, объ­ем­лю­ще­го пер­во­здан­ную про­сто­ту») и в при­пи­сы­вае­мом ему соч. «Шэнь сянь чжу­ань» («Пре­да­ния о свя­тых-бес­смерт­ных»). Ро­див­ший­ся се­дым стар­цем (со­глас­но на­име­но­ва­нию Л.-ц. – Ста­рый ре­бё­нок), под сли­вой (со­глас­но фа­ми­лии Ли – Сли­ва), Л.-ц. сво­им чу­дес­ным об­ли­ком чрез­вы­чай­но на­по­ми­нал Буд­ду. В ча­ст­но­сти, опи­са­ние ро­ж­де­ния и внеш­но­сти Л.-ц. вос­про­из­во­ди­ло не­сколь­ко из при­су­щих Буд­де 32 «при­зна­ков ве­ли­ко­го че­ло­ве­ка» (свя­щен­но­го ха­риз­ма­тич. ца­ря и буд­ды), при­ве­дён­ных в «Сань ши эр сян цзи­не» («Сут­ре/Ка­но­не о 32 при­зна­ках»): ро­ж­де­ние из ле­во­го бо­ка ма­те­ри, ог­ром­ные с вы­тя­ну­ты­ми моч­ка­ми уши и длин­ный язык, со­от­вет­ст­вую­щие име­ни Эр (Уши) / Чун-эр (Двой­ные уши) и про­зви­щу Дань (Боль­шие и длин­ные уши / Вы­су­ну­тый язык), зо­ло­ти­стую жел­тиз­ну (им­пе­ра­тор­ский цвет) ко­жи, «на лбу все­про­ни­каю­щий ли-прин­цип [уни­вер­саль­но­го по­сти­же­ния] трое­ни­ем и пя­те­ре­ни­ем», по­доб­ный ур­не (санскр. – шерсть) – мис­тич. об­ра­зо­ва­нию (бе­лой шер­стин­ке или точ­ке) ме­ж­ду бро­вей Буд­ды, ис­пус­каю­ще­му все­про­ни­каю­щий свет, вы­пук­лость на те­ме­ни, ана­ло­гич­ную инд. уш­ни­ше, 8 свя­щен­ных зна­ков или/и ма­ги­че­ский круг-ча­кра на ступ­нях. Эти при­зна­ки вме­сте с вы­со­ким рос­том, квад­рат­ным ртом, тол­сты­ми гу­ба­ми, боль­ши­ми гла­за­ми, длин­ны­ми бро­вя­ми и ши­ро­ким лбом, а так­же ат­ри­бу­ты: ман­тич. сим­во­лы «И цзи­на» – гуа (три-, гек­са­грам­мы), Ве­ли­кий пре­дел (тай цзи) и чёр­ный бык, вер­хом на ко­то­ром он от­пра­вил­ся на за­пад (в рай­скую зем­лю), во­шли в ти­по­вую ико­но­гра­фию Л.-ц. Дан­ные свой­ст­ва мо­гут быть от­го­ло­ском ис­ход­но­го, ви­ди­мо, на­ве­ян­но­го об­ра­зом Буд­ды, пред­став­ле­ния об ино­зем­ном (юго-за­пад­ном) про­ис­хо­ж­де­нии Л.-ц.: на юго-за­па­де рас­по­ло­же­ны го­су­дар­ст­ва Чу и Чэнь и стра­на/на­род дань-эр (вис­ло­ухих, т. е. рас­тя­ги­вав­ших уши до плеч и де­лав­ших в моч­ках боль­шие от­вер­стия), на­зва­ние ко­то­рых со­сто­ит из имён Л.-ц. Дань (Сви­саю­щие до плеч уши) и Эр (Уши), а их по­том­ки свя­за­ны с за­га­доч­ной стра­ной чёр­ных бы­ков (ню-ли). Всё это ук­ла­ды­ва­ет­ся в ста­рую ги­по­те­зу (В. П. Ва­силь­ев, 1873; Л. С. Ва­силь­ев, 1982, 1989) об ин­до-буд­дий­ском влия­нии на ав­то­ра «Дао дэ цзи­на».

Культ Л.-ц. на­чал скла­ды­вать­ся, ве­ро­ят­но, ещё в кон. 3 – нач. 2 вв. до н. э. и сфор­ми­ро­вал­ся в эпо­ху Хань ко 2 в. н. э. В 165 имп. Ху­ань-ди по­ве­лел со­вер­шить ему жерт­во­при­но­ше­ние на ро­ди­не в уез­де Ку, а на сле­дую­щий год лич­но уча­ст­во­вал в та­ко­вом у се­бя во двор­це. Ру­ко­во­ди­те­ли да­ос­ской шко­лы чжэн-и-дао, соз­дав­шие свой ре­лиг. ком­мен­та­рий к «Дао дэ цзи­ну» – «Сян Эр чжу», ус­та­но­ви­ли по­кло­не­ние Лао-цзю­ню в соз­дан­ном ими в кон. 2 – нач. 3 вв. тео­кра­тич. го­су­дар­ст­ве в пров. Сы­чу­ань. В эпо­ху Лю-чао (229–589) Л.-ц. стал од­ним из Трёх пре­чис­тых (сань цин) – выс­ших да­ос­ских бо­жеств. Осо­бый раз­мах культ Л.-ц. при­об­рёл в 7–8 вв. при ди­на­стии Тан, им­пе­ра­то­ры ко­то­рой но­си­ли фа­ми­лию Ли, по­чи­та­ли его сво­им пред­ком и при­свои­ли ему ти­ту­лы «свя­то­муд­ро­го» (шэн) и «ав­гу­стей­ше­го им­пе­ра­то­ра/пер­во­пред­ка». То­гда же при имп. Сю­ань-цзу­не днём ро­ж­де­ния Л.-ц. бы­ло ус­та­нов­ле­но 15-е чис­ло вто­ро­го лун­но­го ме­ся­ца, ко­то­рое при ди­на­стии Сун в 1118 ста­ло «празд­ни­ком Стой­ко­го/Ис­тин­но­го на­ча­ла», от­ме­чае­мым и ны­не как важ­ней­шее об­ще­да­ос­ское тор­же­ст­во Не­бес­но­го дос­то­поч­тен­но­го Пу­ти и бла­го­да­ти (Дао-дэ тянь-цзунь). Л.-ц. про­дол­жа­ют по­кло­нять­ся во всех да­ос­ских хра­мах, на его ро­ди­не в Луи со­хра­ня­ет­ся по­свя­щён­ная ему ку­мир­ня, а в нар. ве­ро­ва­ниях он счи­та­ет­ся по­кро­ви­те­лем за­кли­на­те­лей, куз­не­цов, юве­ли­ров, то­чиль­щи­ков и мас­те­ров по из­го­тов­ле­нию пи­ал и па­ло­чек для еды.

Лао Цзы Википедия

Лао-цзы (Старый Младенец, Мудрый Старец; кит. упр. 老子, пиньинь Lǎo Zǐ, VI век до н. э.) — древнекитайский философ VI-V веков до н. э., которому приписывается авторство классического даосского философского трактата «Дао Дэ Цзин». В рамках современной исторической науки историчность Лао-цзы подвергается сомнению, тем не менее в научной литературе он часто всё равно определяется как основоположник даосизма[2]. В религиозно-философском учении большинства даосских школ Лао-цзы традиционно почитается как божество — один из Трёх Чистых.

Биография

Лао-цзы покидает Китай верхом на буйволе

Самый известный вариант биографии Лао-цзы описывается китайским историком Сыма Цянем в его труде «Исторические повествования». По его словам, Лао-цзы родился в селении Цюйжэнь, волости Ли, уезда Ху, в царстве Чу на юге Китая. Большую часть своей жизни он служил хранителем императорского архива и библиотекарем в государственной библиотеке во времена династии Чжоу, что говорит о его высокой образованности. В 517 году (до н. э.) произошла знаменитая встреча с Конфуцием. Лао-цзы тогда сказал ему: — «Оставь, о друг, своё высокомерие, разные стремления и мифические планы: всё это не имеет никакой цены для твоего собственного я. Больше мне нечего тебе сказать!». Конфуций отошёл и сказал своим ученикам: — «Я знаю, как птицы могут летать, рыбы плавать, дичина бегать… Но как дракон устремляется по ветру и облакам и подымается в небеса, я не постигаю. Ныне я узрел Лао-Цзы и думаю, что он подобен дракону». В преклонном возрасте Лао-цзы отправился из страны на запад. Когда он достиг пограничной заставы, то её начальник Инь Си попросил Лао-цзы рассказать ему о своём учении. Лао-цзы выполнил его просьбу, написав текст Дао Дэ Цзин. После чего он ушёл, и неизвестно как и где он умер.

Путешествие Лао-цзы на Запад стало концепцией, разработанной в трактате Хуахуцзин в целях анти-буддийской полемики.

Также рассматривается[источник не указан 3427 дней] следующий вариант биографии: Лао-цзы — полулегендарный китайский мыслитель, на основе его трудов впоследствии возник даосизм. По преданию, родился в 604 г. до нашей эры, эта дата принята в хронологии всемирной истории, принятой в современной Японии. Этот же год указывает и известный современный синолог Франсуа Жульен. В его краткой биографии сказано, что он был историографом-архивариусом при императорском дворе и прожил 160 или даже 200 лет[источник не указан 3427 дней].

Уже в раннем даосизме Лао-цзы становится фигурой легендарной и начинается процесс его обожествления. Легенды повествуют о его чудесном рождении. Его первым именем было Ли Эр. Слова «Лао-цзы», означающие «старый мудрец» или «старый ребёнок», впервые произнесла его мать, когда разродилась сыном под сливовым деревом. Мать носила его в утробе несколько десятков лет (по легенде 81 год), и на свет он появился из её бедра. У новорождённого были седые волосы, от чего он напоминал старика. Увидев такое чудо, мать была сильно удивлена.

Многие современные исследователи ставят под сомнение сам факт существования Лао-цзы. Некоторые предполагают, что он мог быть старшим современником Конфуция, о котором — в отличие от Конфуция — в источниках нет достоверных сведений ни исторического, ни биографического характера. Есть даже версия, что Лао-цзы и Конфуций — это одно лицо

[источник не указан 463 дня]. Существуют предположения, что Лао-цзы мог быть автором Дао Дэ Цзина, если он жил в IV—III вв. до н. э. Уже в древнейшем жизнеописании Лао-Цзы — «Ши цзи» Сыма Цяня — содержится возможность его идентификации сразу с тремя разными фигурами; первой из них является «канонический» Ли Эр, второй — Лао Лай-цзы (даос и современник Конфуция) и третьей — историк-астролог Дань из Чжоу. В этом же источнике допускается, что срок жизни Лао-цзы за счёт искусства «пестования/вскармливания жизни» мог составить 160-200 лет[3].

Дао дэ цзин

Когда Лао-цзы жил в столице Чжоу, он создал Трактат Дао Дэ Цзин о пути вещей и его проявлениях, написанный на древнекитайском языке, который с трудом понимают сегодняшние китайцы. При этом его автор намеренно использовал многозначные слова. Кроме того, некоторые ключевые понятия не имеют точных соответствий ни в английском, ни в русском языках. Джеймс Легг в своём предисловии к переводу трактата пишет: «Письменные знаки китайского языка отображают не слова, но идеи, и последовательность этих знаков представляет не то, что автор хочет сказать, но то, что он думает». По традиции автором книги считается Лао-цзы, поэтому иногда книгу называют его именем. Однако некоторыми историками его авторство подвергается сомнению; предполагается что автором книги мог быть другой современник Конфуция — Лао Лай-цзы. Одним из аргументов этой точки зрения являются слова в «Дао Дэ Цзин», написанные от первого лица

[источник не указан 2383 дня]:

…Все люди держатся за своё «я»,
один лишь я выбрал отказаться от этого.
Моё сердце подобно сердцу глупого человека, —
такое тёмное, такое неясное!
Повседневный мир людей ясен и очевиден,
один лишь я живу в мире смутном,
подобном вечерним сумеркам.
Повседневный мир людей расписан до мелочей,
один лишь я живу в мире непонятном и загадочном.
Как озеро я спокоен и тих.
Неостановим, подобно дыханию ветра!
Людям всегда есть чем заняться,
один лишь я живу подобно невежественному дикарю.
Лишь я один отличаюсь от других тем,
что превыше всего ценю корень жизни, мать всего живого.

Философия

Центральной идеей философии Лао-цзы была идея двух первоначал — Дао и Дэ.

Основная статья: Дао

Слово «Дао» на китайском языке буквально означает «путь»; одна из важнейших категорий китайской философии. Однако в даосской философской системе оно получило гораздо более широкое метафизическое содержание. Лао-цзы использует слово «Дао» с особой осмотрительностью, ибо «Дао» бессловесно, безымянно, бесформенно и недвижимо. Никто, даже Лао-цзы не может дать определения «Дао». Он не может дать определение «Дао», поскольку знать, что ты не знаешь (всего), — есть величие. Не знать, что ты не знаешь (всего), — есть болезнь. Слово «Дао» — это просто звук, сорвавшийся с губ Лао-цзы. Он не выдумал его — просто сказал наугад. Но когда появится понимание, слова исчезнут — в них уже не будет необходимости. «Дао» означает не только путь, но и суть вещей и тотального бытия вселенной. «Дао» — всеобщий Закон и Абсолют. Само понятие «дао» можно толковать и материалистически: «Дао» — это природа, объективный мир.

Основная статья: Дэ

Одним из сложнейших в китайской традиции выступает понятие «Дэ». С одной стороны, «Дэ» — есть то, что питает «Дао», делает его возможным (вариант из противоположности: «Дао» питает «Дэ», «Дао» — безгранично, «Дэ» — определено). Это некая универсальная сила, принцип, с помощью которого «Дао» — как путь вещей, может состояться. Это также метод, с помощью которого можно практиковать и соответствовать «Дао». «Дэ» — принцип, способ бытия. Это и возможность правильного накопления «жизненной энергии» — Ци. «Дэ» — искусство правильно распорядиться «жизненной энергией», правильное поведение. Но «Дэ»— не мораль в узком понимании. «Дэ» выходит за рамки здравого смысла, побуждая человека высвобождать жизненную силу из пут повседневности. К понятию «Дэ» близко даосское учение об У-вэй, недеянии.

Непостижимое Дэ — это то,
что наполняет форму вещей,
но происходит оно из Дао.
Дао — это то, что движет вещами,
путь его загадочен и непостижим.
…Тот, кто в делах следует Дао,
…очищающий свой дух,
вступает в союз с силой Дэ.

Главные идеи

Развитие Вселенной происходит в соответствии с определёнными образцами и принципами, которые невозможно определить чётко. Можно однако назвать их — хотя это не совсем точно — «Дао». Что касается «Дэ», то к ней нельзя стремиться, она возникает спонтанно, естественно. «Дэ» проявляется как всеобщая закономерность раскрытого, проявленного мира, как закон Вселенской Гармонии.

Лучшим способом реализации «Дао» во внешнем мире является принцип У-вэй — непреднамеренной активности.

Не следует стремиться к чрезмерной образованности, повышению эрудиции или изощрённости — напротив, следует вернуться к состоянию «необработанного дерева», или к состоянию «младенца». Все противоположности неразделимы, комплементарны, взаимодействуют друг с другом. Это относится и к таким противоположностям, как жизнь и смерть. Смерть — это завершение жизни, являющееся одновременно и началом другой жизни. А конец «смерти», является началом другой «жизни». Дело не в словах, понятиях, а в том какое им каждый придаёт значение. Так же как вход с одной стороны это то, что является выходом с противоположной. В древнеримской мифологии аналогией этого является Янус, — двуликий бог дверей, входов, выходов, различных проходов, а также начала и конца.

Жизнь — это «мягкое» и «гибкое». Смерть — это «жёсткое» и «твёрдое». Лучший принцип разрешения проблем в соответствии с «Дао» — это отказ от агрессии, уступка. Это не следует понимать как призыв к сдаче и подчинению — нужно стремиться овладеть ситуацией, прилагая как можно меньше усилий.

Наличие в обществе жестких нормативных этических систем — например, конфуцианства — свидетельствует о том, что в нём есть проблемы, которые такая система только усиливает, будучи не в силах их разрешить.

Главная добродетель — воздержание.[4]

Идеи близки учению Адвайты — недвойственности[источник не указан 2767 дней].

Лао-цзы об истине

  • «Высказанная вслух истина перестаёт быть таковой, ибо уже утратила первичную связь с моментом истинности».
  • «Знающий не говорит, говорящий не знает».

Из имеющихся письменных источников ясно, что Лао-цзы был мистиком и квиетистом в современном понимании, преподававшим совершенно неофициальную доктрину, полагавшуюся исключительно на внутреннее созерцание. Человек обретает истину путём освобождения от всего ложного в самом себе. Мистическое переживание завершает поиски реальности. Лао-цзы писал: «Есть Бесконечное Существо, которое было прежде Неба и Земли. Как оно невозмутимо, как спокойно! Оно живёт в одиночестве и не меняется. Оно движет всем, но не волнуется. Мы можем считать его вселенской Матерью. Я не знаю его имени. Я называю его Дао».

Диалектика

Лао-цзы как божество в китайском храме

Философия Лао-цзы пронизана и своеобразной диалектикой:

  • «Из бытия и небытия произошло всё; из невозможного и возможного — исполнение; из длинного и короткого — форма. Высокое подчиняет себе низкое; высшие голоса вместе с низшими производят гармонию, предшествующее подчиняет себе последующее.»
Статуя Лао-цзы в храмовом комплексе Наньюэ Дамяо у горы Хэншань, в храме, посвящённом Лао-цзы, выгравирован весь текст Дао Дэ Цзина

Однако Лао-цзы понимал её не как борьбу противоположностей, а как их примирение. А отсюда делались и практические выводы:

  • «Когда человек дойдёт до не-делания, то нет того, что бы не было сделано.»
  • «Кто любит народ и управляет им, тот должен быть бездеятельным.»

Из этих мыслей видна основная идея философии, или этики, Лао-цзы: это принцип не-делания, бездействия. Всякое насильственное стремление что-либо сделать, что-либо изменить в природе или в жизни людей осуждается.

  • «Множество горных рек впадает в глубокое море. Причина в том, что моря расположены ниже гор. Поэтому они в состоянии властвовать над всеми потоками. Так и мудрец, желая быть над людьми, он становится ниже их, желая быть впереди, он становится сзади. Поэтому, хотя его место над людьми, они не чувствуют его тяжести, хотя его место перед ними, они не считают это несправедливостью.»
  • «„Святой муж“, управляющий страной, старается, чтобы мудрые не смели сделать чего-нибудь. Когда все сделаются бездеятельными, то (на земле) будет полное спокойствие.»
  • «Кто свободен от всякого рода знаний, тот никогда не будет болеть.»
  • «Нет знания; вот почему я не знаю ничего.»

Власть царя среди народа Лао-цзы ставил очень высоко, но понимал её как чисто патриархальную власть. В понимании Лао-цзы царь — это священный и бездеятельный вождь. К современной же ему государственной власти Лао-цзы относился отрицательно.

  • «От того народ голодает, что слишком велики и тяжелы государственные налоги. Это именно причина бедствий народа.»
  • Сыма Цянь объединяет биографии Лао-цзы и Хань Фэя, легистского философа конца эпохи Воюющих Царств, выступавшего против конфуцианства. Трактат «Хань Фэй-цзы», содержащий учение последнего, уделяет интерпретации Лао-цзы две полных главы.

Культ Лао-цзы

Процесс обожествления Лао-цзы начинает складываться в даосизме, по всей видимости, ещё в конце III — начале II век до н. э., но полностью оно оформилось только в эпоху династии Хань ко II веку н. э. В 165 г. император Хуань-ди повелел совершить жертвоприношение обожествляемому Лао-цзы на его родине — в уезде Ку, а через год приказал совершить ещё и в своём дворце. Создатель ведущей даосской школы небесных наставников Чжан Даолин сообщил о явлении в мир в 142 году божественного Лао-цзы, передавшего ему свои чудодейственные возможности. Лидеры этой школы составили собственный комментарий к трактату «Дао дэ цзин», получивший название «Сян Эр чжу», и учредили поклонение Лао-цзы в созданном ими в конце II — начале III в. теократическом государстве в провинции Сычуань. В эпоху Шести династий (220—589 годы) Лао-цзы стал почитаться как один из Трёх Чистых (сань цин) — высших божеств даосского пантеона. Особый размах поклонение Лао-цзы приобрело при династии Тан (618—907 годы), императоры этой династии почитали его своим предком, возводили ему святилища и наделяли высокими званиями и титулами.

Память в новейшее время

5 октября 1998 года в честь Лао-цзы астероиду, открытому 17 октября 1977 года К. Й. ван Хаутеном и И. ван Хаутен-Груневелд на Паломарских фотопластинках, снятых Т. Герельсом, присвоено наименование 7854 Laotse[5][6].

См. также

Список произведений

Примечания

Литература

  • Ян Хиншун. Древнекитайский философ Лао-цзы и его учение. М.-Л.,1950
  • Мялль Л. К пониманию 'Дао дэ цзина' // Учёные записки Тартуского государственного университета. Тарту, 1981. Вып. 558. С. 115—126.
  • Спирин В. С. Гармония лука и лиры глазами Лао-цзы //Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XIV.Ч.1. М.,1981.
  • Спирин В. С. Строй, семантика, контекст 14-го параграфа «Дао дэ цзина» //Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XX.Ч.1. М.,1986.
  • Головачёва Л. И. Кто автор известного текста трактата Лао-цзы? // Тезисы всесоюзной конференции ВАКИТ. 22-24 ноября 1988. М., 1988. С.31-33
  • Лукьянов А. Е. Первый философ Китая: Фрагменты философской автобиографии Лао цзы. // Вестник МГУ. Серия 7: Философия. 1989. № 5. С. 43-54.
  • Спирин В. С. «Слава» и «позор» в § 28 «Дао дэ цзина»//Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XXII.Ч.1. М.,1989.
  • Лукьянов А. Е. Лаоцзы (философия раннего даосизма). М., 1991.
  • Лукьянов А. Е. Рациональные характеристики Дао в системе 'Дао дэ цзин' // Рационалистическая традиция и современность. Китай. М., 1993. С. 24-48.
  • Маслов А. А. Мистерия Дао. Мир «Дао дэ цзина». М., 1996.
  • Viktor Kalinke: Studien zu Laozi, Daodejing. Band 1: Text und Übersetzung / Zeichenlexikon. Leipzig 2000, ISBN 3-934015-15-8
  • Viktor Kalinke: Studien zu Laozi, Daodejing. Band 2: Anmerkungen und Kommentare. Leipzig 2000, ISBN 3-934015-18-2
  • Viktor Kalinke: Studien zu Laozi, Daodejing. Band 3: Nichtstun als Handlungsmaxime. Essay , Leipzig 2011, ISBN 978-3-86660-115-4
  • Кычанов Е. И. Тангутский апокриф о встрече Конфуция и Лао-цзы //XIX научная конференция по историографии и источниковедению истории стран Азии и Африки. СПб.,1997. С.82-84.
  • Карапетянц А. М., Крушинский А. А. Современные достижения в формальном анализе «Дао дэ цзина» // От магической силы к моральному императиву: категория дэ в китайской культуре. М., 1998.
  • Киселёв В.А. Лао-цзы или Конфуций? Позиция Ху Ши в споре о первом философе Китая //Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Философия. 2011. № 4. С. 71-79.
  • Ксензов, П. В. Цитаты из Лао-Цзы в трактате «Хань Фэй-Цзы» и их соотношение с полными версиями «Дао-дэ цзина» // Вестник Московского университета: Сер.13:Востоковедение . — 07/2003 . — N3 . — С.95-102 .
  • Мартыненко Н. П. Изучение семантики древних форм начертания текста «Дао дэ цзин» как необходимая компонента изучения истории даосизма // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. № 3. 1999.С.31-50
  • Рехо Ким «Неделание»: Лев Толстой и Лао-Цзы Проблемы Дальнего Востока. 2000.-№ 6. С.152-163.
  • Лукьянов А. Е. Лао-цзы и Конфуций: Философия Дао. М., 2001. 384 с.
  • Маслов А. А. Загадки, тайны и коды «Дао дэ цзина». Ростов-на-Дону, 2005. 272 с.
  • Степанова Л. М. Проблема личности в учении Лао-цзы о совершенномудром. // Вестник Бурятского государственного университета. 2008. № 6. С. 24-29.
  • Суровцева М. Е. Лев Толстой и философия Лао-Цзы // Вестник Центра международного образования МГУ им. М. В. Ломоносова. М., 2010. № 1. С. 85-90.
  • Кобзев А. И. Лао-цзы и Будда — «совпадение двух в одном» или «раздвоение единого»? // Общество и государство в Китае: XXXIX научная конференция / Институт востоковедения РАН. — М., 2009. -С.221-225 ISBN 978-5-02-036391-5 (в обл.)
  • Го Сяо-ли. Мир трансцендентный и мир действительный: сравнительный анализ культурного мышления через призму произведений Достоевского, Конфуция и Лао-цзы //Вопросы философии. № 3. 2013. С.103-111.
  • Дао-Дэ цзин: Книга о Пути жизни / Сост. и пер. В. В. Малявина. М., Феория. 2010. (статья по традиционной иконографии Лао Цзы)
  • Shien Gi-Ming, "Nothingness in the philosophy of Lao-Tzu, " Philosophy East and West 1 (3): 58-63 (1951).
  • Chad Hansen, Linguistic Skepticism in the Lao Tzu // Philosophy East and West, Vol. 31, No. 3 (Jul., 1981), pp. 321–336
  • Лао Си, «ТАО-ТЕ-КИНГЪ, или писаніе о нравственности». Под редакціей Л. Н. Толстого, перевелъ съ китайскаго профессоръ университета въ Кіото Д. П. Конисси, примечаніями снабдилъ С. Н. Дурылинъ. Москва — 1913

Ссылки

Даосская мудрость в изречениях Лао-цзы

Легенды повествуют о чудесном рождении Лао-цзы (мать носила его несколько десятков лет и родила стариком – откуда и имя его, «Старый ребенок», хотя иероглиф «цзы» означал одновременно и понятие «мудрец», так что его имя можно перевести как «Старый мудрец») и о его уходе из Китая. Уже в раннем даосизме Лао-цзы стал фигурой легендарной и начался процесс его обожествления.

Самый известный вариант биографии Лао-цзы дошёл до нас от историографа Сыма Цяня: Лао-цзы родился в царстве Чу на юге Китая. Большую часть своей жизни он служил хранителем царской библиотеки государства Чжоу, где встречался с Конфуцием. В преклонном возрасте он отправился из страны на запад. Когда он достиг пограничной заставы, то её начальник Инь Си попросил Лао-цзы рассказать ему о своём учении. Лао-цзы выполнил его просьбу, написав текст «Дао Дэ Цзин» (Канон Пути и его Благой Силы).

По другой легенде Мастер Лао-цзы пришёл в Китай из Индии, отбросив свою историю, он предстал перед китайцами совершенно чистым, без своего прошлого, как будто заново рождённым.

Многие современные исследователи ставят под сомнение сам факт существования Лао-цзы. Некоторые предполагают, что он мог быть старшим современником Конфуция, о котором – в отличие от Конфуция – в источниках нет достоверных сведений ни исторического, ни биографического характера. Есть даже версия, что Лао-цзы и Конфуций - это одно лицо. Существуют предположения, что Лао-Цзы мог быть автором даосского философского трактата «Дао Дэ Цзин», если он жил в IV-III вв. до н. э.

Лао-цзы о себе. Вот что говорится в «Дао Дэ Цзин» от первого лица:

«...Все люди держатся за свое «я», один лишь я выбрал отказаться от этого. Мое сердце подобно сердцу глупого человека, - такое темное, такое неясное! Повседневный мир людей ясен и очевиден, один лишь я живу в мире смутном, подобном вечерним сумеркам. Повседневный мир людей расписан до мелочей, один лишь я живу в мире непонятном и загадочном. Как озеро я спокоен и тих. Не остановим, подобно дыханию ветра! Людям всегда есть чем заняться, один лишь я живу подобно невежественному дикарю. Лишь я один отличаюсь от других тем, что превыше всего ценю корень жизни, мать всего живого».

Как говорил Лао-цзы:

  • Голос истины противен слуху.
  • Кто не борется, тот непобедим.
  • Вами управляет тот, кто вас злит.
  • Мудрец избегает всякой крайности.
  • При наличии Пути не застаиваются.
  • Человек с самого рождения умирает.
  • Когда нет врагов, то не бывает войны.
  • Довольствующийся самим собой – богач.
  • Коль много накопишь, то много исчезнет.
  • Кто много говорит, тот часто терпит неудачу.
  • Нет беды тяжелее незнания удовлетворения.
  • Наилучшее – добившись успеха, устраниться.
  • Природа никогда не спешит, но всегда успевает.
  • Кто думает, что постиг все, тот ничего не знает.
  • Закон достойных – творить добро и не ссориться.
  • Нет большей беды, чем недооценивать противника.
  • Умные не бывают учены; ученые не бывают умны.
  • Даже самое хорошее оружие не предвещает блага.
  • Истинно просвещенный человек никогда не воюет.
  • Легко достигнутое согласие не заслуживает доверия.
  • Если в тебе недостаток веры, то бытие не верит в тебя.
  • Тот, кто знает, не говорит. Тот, кто говорит, не знает.
  • Если народ не боится смерти, то что его смертью пугать?
  • Кто ведет войну ради человеколюбия, тот победит врагов.
  • Будьте внимательны к своим мыслям – они начало поступков.
  • Потеря есть начало размножения, множество – начало потери.
  • Нравственный человек не красноречив, а красноречивый – лжец.
  • Кто берет – наполняет ладони, кто отдает – наполняет сердце.
  • Если народ не боится власти, тогда придет еще большая власть.
  • Кто, не зная ничего, держит себя как знающий много, тот болен.
  • Для мудреца почесть и позор от сильных мира одинаково странны.
  • Беда всего мира происходит из мелочи, как великое дело – из малых.
  • Когда множатся законы и приказы, растет число воров и разбойников.
  • Тот, кто пренебрегает своей жизнью, тем самым не ценит свою жизнь.
  • Если вещь не годна для одной цели, ее можно употребить для другой.
  • Нельзя быть драгоценным, как яшма, нужно стать простым, как камень.
  • Нет большего преступления, чем попустительствовать вредным стремлениям.
  • И убыток может обернуться прибылью, а может и прибыль обернуться убытком.
  • Хотя война ставит, быть может, целью спокойствие, но она несомненное зло.
  • Ничего не происходит напрасно, все является подготовкой к следующей сцене.
  • Кто, зная много, держит себя как не знающий ничего, тот – нравственный муж.
  • Умный каждый день пополняет свои знания. Мудрый каждый день стирает лишнее.
  • Никогда не осуждайте человека, пока не пройдете долгий путь в его ботинках.
  • Сильная любовь кого-то придает сил, а сильная любовь к кому-то придает смелости.
  • Достойный муж надевает на себя худую одежду, но в себе имеет драгоценный камень.
  • Дао постоянно осуществляет не деяние, однако нет ничего такого, что бы оно не делало.
  • Кто, зная границы своей деятельности, не приблизится к опасностям, тот будет жить долго.
  • Никто не может меня победить, потому что я принял свое поражение и не стремлюсь к победе.
  • Человек следует земле. Земля следует небу. Небо следует Дао, а Дао следует естественности.
  • Нет ничего более сильного и созидательного, чем пустота, которую люди стремятся заполнить.
  • Если вы измеряете свой успех мерой чужих похвал и порицаний, ваша тревога будет бесконечной.
  • Где бы мне найти человека, который забыл все слова? Я бы хотел перемолвиться с ним словечком.
  • Воздержание – это первая ступень добродетели, которая и есть начало нравственного совершенства.
  • Воздержание – это первая ступень добродетели, которая и есть начало нравственного совершенства.
  • Люди высшей нравственности не считают себя нравственными, поэтому они имеют высшую нравственность.
  • Знающий меру доволен своим положением. Знающий много – молчалив, а говорящий много не знает ничего.
  • Высказанная вслух истина перестаёт быть таковой, ибо уже утратила первичную связь с моментом истинности.
  • Голос истины неизящен, а изящная речь лжива. Нравственный человек не красноречив, а красноречивый – лжец.
  • Причина того, что трудно управлять народом, заключается в том, что народ просвещается и в нем много умных.
  • Безграничная добродетель похожа на ее недостаток; распространение добродетельности похоже на ее расхищение.
  • Знающий людей разумен. Знающий себя просвещен. Побеждающий людей силен. Побеждающий самого себя могуществен.
  • Хотя в мире нет предмета, который был бы слабее и нежнее воды, но она может разрушить самый твердый предмет.
  • Кто храбр, не зная человеколюбия, кто щедр, не зная бережливости, кто идет вперед, не зная смирения, тот погибнет.
  • Будь согнутым, и ты останешься прямым. Будь незаполненным, и ты останешься полным. Будь изношенным, и ты останешься новым.
  • Совершенство воина – в бдительности, постоянной боевой готовности, в строгости, в искренности, в непроницаемом спокойствии.
  • Когда вы благополучны, то подумайте, что нужно предпринять во время беды, так как великая беда начинается с незначительной.
  • Будь способен знать начало и путь древности, и это знание позволит тебе увидеть путеводную нить, ведущую к сегодняшнему дню.
  • Великий человек держится существенного и оставляет ничтожное. Он все делает по правде, но никогда не будет опираться на законы.
  • Тот, кто знает людей, благоразумен. Знающий себя – просвещен. Побеждающий людей – силен. Побеждающий самого себя – могуществен.
  • Освободи свой ум от мыслей. Позволь своему сердцу успокоиться. Спокойно следи за суматохой мира. Следи за тем, как все встает на свои места.
  • Красивые слова не заслуживают доверия. Добрый не красноречив. Красноречивый не может быть добрым. Знающий не доказывает, доказывающий не знает.
  • Благодарность миру, и не только за хорошее, но и за болезненные уроки, должна быть в сердце человека постоянно, как стержень его жизни. Тогда он растет.
  • Человек с высшей Силой духа исправляет внутреннее, чтобы контролировать внешнее. Человек с низшей Силой духа исправляет внешнее, чтобы успокаивать внутреннее.
  • Кто храбр и воинственен - погибает, кто храбр и не воинственен - будет жить. Эти две вещи означают: одна - пользу, а другая - вред. Кто знает причины того, что небо ненавидит воинственных? Объяснить это трудно и совершенно мудрому.
  • Совершенно мудрый ничего не накапливает. Он все делает для людей, и все отдает другим. Небесное Дао приносит всем существам пользу и не вредит. Дао совершенно мудрого - это деяние без борьбы. Слишком сильно стремление к жизни. Вот почему презирают смерть. Тот кто, пренебрегает своей жизнью, тот ценит свою жизнь.
  • Вы оцениваете людей по их полезности. Я не говорю, что вы не должны делать ничего полезного. Делайте полезные вещи, но помните, что настоящий и величайший опыт жизни и экстаз приходят от делания бесполезного. Он приходит через поэзию, живопись, любовь, медитацию. Величайшая радость наполнит вас, только если вы способны сделать что-то, что нельзя свести к товару. Награда – духовная, внутренняя, она проявляется энергией. Итак, если вы чувствуете бесполезность – не волнуйтесь. Вы можете стать огромным деревом с большой кроной. И люди, которые вступили в полезную активность... им так нужно иногда отдохнуть в тени.
  • Тот, кто заставляет себя, не достигнет успеха.
  • Тот, кто виден всем, не может сам видеть ясно.
  • Тот, кто лишь пытается начать, никогда не начнет.
  • Тот, кто жалеет себя, не может совершенствоваться.
  • Тот, кто считает себя правым, не может стать лучше.
  • Тот, кто слишком торопится, тот ничего не достигнет.

Смотрите также:

Лао-Цзы Википедия

Лао-цзы
老子
Lao Tzu - Project Gutenberg eText 15250.jpg
Лао-цзы, изображённый как божество даосизма
Дата рождения 604 до н. э.(-604)
Место рождения Чжоу
Дата смерти V век до н. э.[1]
Место смерти Чжоу
Страна
  • Чжоу
Язык(и) произведений Древнекитайский
Школа/традиция даосизм
Направление китайская философия
Период Древний мир
Основные интересы философия
Значительные идеи У-вэй
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Лао-цзы (Старый Младенец, Мудрый Старец; кит. упр. 老子, пиньинь Lǎo Zǐ, VI век до н. э.) — древнекитайский философ VI-V веков до н. э., которому приписывается авторство классического даосского философского трактата «Дао Дэ Цзин». В рамках современной исторической науки историчность Лао-цзы подвергается сомнению, тем не менее в научной литературе он часто всё равно определяется как основоположник даосизма[2]. В религиозно-философском учении большинства даосских школ Лао-цзы традиционно почитается как божество — один из Трёх Чистых.

Содержание

  • 1 Биография
  • 2 Дао дэ цзин
  • 3 Философия
    • 3.1 Главные идеи
    • 3.2 Лао-цзы об истине
    • 3.3 Диалектика
  • 4 Культ Лао-цзы
  • 5 Память в новейшее время
  • 6 См. также
  • 7 Список произведений
  • 8 Примечания
  • 9 Литература

Кем был в реальной жизни Лао Цзы

Фигура Лао Цзы является, пожалуй, самой туманной среди всех религиозных деятелей. Интересно, что об этом человеке, чья книга занимает пятое место в мире по числу продаж, в честь которого до сих пор возводят храмы, считая основателем даосизма, практически ничего не известно. Кроме одного — он был автором книги "Дао Дэ Цзин" и жил в Древнем Китае.

Фото: AP

Кстати, название этой книги все-таки более логично перевести как "Книга о постижении основы всех вещей", хотя обычно его переводят как "Книга о Пути и Добродетели". Однако давайте обо всем по порядку.

Недавние исследования лингвистов доказали, что эту книгу все-таки писал один человек. Однако кем он был, где жил, и, самое главное, как его звали — до сих пор загадка. Потому что Лао Цзы — это не имя, а литературный псевдоним, который можно перевести либо как "Мудрый (престарелый) ребенок" или как "Наставник-дитя". В древнем Китае было принято подписывать любые литературные произведения не своим настоящим именем, а псевдонимом. А скрываться за подобным прозвищем, сами понимаете, мог кто угодно — и чиновник, и отшельник, и торговец, и образованный крестьянин и даже правитель царства. Что касается, скажем так, нестандартности псевдонима, то, следует заметить, по меркам той эпохи, он не был таким уж экзотичным — чего стоят, например, "Господин Танцующий на Меже" или "Недоумок, Собирающий Цикад"!

Есть только одна достаточно внятная биография предполагаемого Лао Цзы, которую записал известный китайский историк Сыма Цянь. Согласно ей, будущий автор "Дао Дэ Цзин" родился где-то в 604 году до нашей эры в семье землевладельца из деревни Цюйжэнь волости Ли уезда Ку царства Чу (это совсем недалеко от современного Пекина). О его родителях ничего не сообщается, однако известно, что фамилия его отца была Ли. Сначала мальчика назвали Ли Эр (то есть "первенец семьи Ли"), однако позже он изменил свое имя на Ли Бо Ян (изменение имени при достижении совершеннолетия в Китае тогда было обычным делом).

Согласно легенде, которую приводит историк, Ли Эр был необычен тем, что находился в утробе своей матери 80 лет, то есть к моменту рождения он был уже стариком. Вероятно, эта легенда возникла из-за буквального объяснения псевдонима будущего философа, поскольку, сами понимаете, подобное маловероятно. Про детство и юность Ли Эра историк ничего не упоминает, но сообщает о том, что в дальнейшем тот служил при дворе правителя царства Чжоу (в Центральном Китае, столица город Лоян) управляющим архивами (уже под именем Ли Бо Ян).

Фото: AP

Через какие-то время служба при дворе наскучила Ли Бо Яну, и он, покинув двор, поселился в горах в районе среднего течения Хуанхэ. Именно тогда произошла его встреча с Конфуцием, которая описана в трактате Чжуан Чжоу "Чжуан Цзы". По словам автора этого произведения, великий мудрец, немного побеседовав с беспечным отшельником, удивился его мудрости и после сказал своим ученикам о том, что сегодня: "он видел Дракона, но не человека" (это следует расценивать как комплимент, поскольку дракон в Китае был символом глубочайшего постижения всей сути мироздания). Однако Сыма Цянь сомневается в том, что эта встреча случилась в действительности. Дело в том, что в трудах Конфуция и сочинениях его учеников о ней нет ни слова, а великий мудрец обычно обо всех необычных встречах упоминал на страницах своих произведений (трактат же "Чжуан Цзы" был написан только через триста лет после предполагаемого события, так что надежным источником его считать нельзя).

Читайте также: Основатели учений в реальности: Конфуций

Вскоре после этого Ли Бо Ян решил покинуть место своего уединения и отправиться в путешествие. Когда он на своем старом буйволе подъехал к последней заставе В пограничной области Ханьгу (территория современной провинции Хэнань, северо-восток Китая), то начальник этого поста Инь Си (также известный как Гуань Инь-цзы) спросил философа, куда он едет. Ли Бо Ян ответил, что направляется прочь из страны на Запад. Тут-то страж границ признал в нем великого мудреца Поднебесной, и попросил почтенного Ли оставить Китаю хотя бы частичку своей мудрости. Философ согласился и за ночь написал текст в пять тысяч знаков (на самом деле их там 5467), подписавшись Лао Цзы. После чего распрощался с начальником заставы и уехал в неизвестном направлении. С тех пор о нем больше ничего не слышали.

Итак, вот одна из версий биографии великого Лао Цзы. Интересно, что сам Сыма Цянь считает, что, возможно, автором "Дао Дэ Цзин" мог быть и другой человек, например, современник Конфуция ученый Лао Лай Цзы или же чжоуский государственный деятель Лао Дань, о котором известно, что он посетил циньского правителя Сянь-гуна спустя 129 лет после смерти Конфуция. Про этих людей историк не сообщает вообще никаких дополнительных подробностей, однако указывает, что и тот, и другой были начальниками архивов, как и Ли Бо Ян.

Так что, как видите, с фактами во всех случаях не густо. Однако это не значит, что биографию Лао Цзы невозможно реконструировать. Я предлагаю вам заняться этим делом прямо сейчас, взяв за основу историю Ли Бо Яна, которая выглядит наиболее полной.

Фото: AP

Царство Чу, в котором родился будущий философ, в те времена еще не заявило о себе, как о мощном политическом объединении, и представляло собой провинциальное захолустье. То, что Ли Эр покинул родину и отправился искать счастья в Лоян, говорит о его уме, образованности (неграмотному тогда в культурной столице Китая делать было нечего) и честолюбии. Этот человек явно не мог найти применения своим способностям на родине, однако провести весь век в родовом поместье ему тоже не казалось завидной судьбой. Ну, а раз он был образован, то, вероятно, его родители были богаты, ибо в те времена общедоступных школ еще не было, а индивидуальные занятия с учителем были весьма недешевы.

То, что он сделался начальником архивов, говорит о весьма успешной карьере при дворе. В те времена это была весьма важная должность — занимающий ее чиновник был не просто придворным библиотекарем, он также выполнял функцию цензора, причем не только художественных произведений, но и законов, указов правителей и исторических хроник.

Начальники архивов были в числе тех, кто мог входить к правителю без доклада. Так что, как видите, Ли Бо Ян был весьма важной персоной.

Логично предположить, что в тот период жизнь Лао Цзы была типичной для придворного чиновника, и в ней было и участие в светских приемах, и вечеринки в кругу "золотой молодежи", и поэтические и философские диспуты, и охота, и посещение "веселых домов", которые в Древнем Китае представляли собой гибрид борделя и театра. Как повествуют более поздние источники, Ли Бо Ян был женат, у него был сын по имени Цзун, который впоследствии стал знаменитым полководцем. Судя по всему, тогда философ был богат и ни в чем не нуждался.

Кроме того, Ли Бо Ян, видимо, был талантливым поэтом. Об этом говорит его книга — если прочитать "Дао Дэ Цзин" на языке оригинала (а автор этих строк сделал это), то станет ясно, что она представляет собой великолепную поэму. Ее язык весьма богат и метафоричен, стихи обладают четкой ритмикой, строки зарифмованы весьма изящно — такое вряд ли по силам тому, кто вообще не обладает поэтическим дарованием. Книга также свидетельствует о том, что автор хорошо был знаком с устными народными преданиями, древними летописями и современными ему философскими трактатами, поскольку он весьма непринужденно их цитирует. То есть она является также лишним свидетельством ума и образованности Лао Цзы

Что же заставило его покинуть свой поств возрасте, весьма далеком от преклонного? Скорее всего, дворцовые интриги и происки врагов. Однако, судя по всему, он не был отшельником, поскольку не терял связи с двором. Иначе как бы Конфуций мог отыскать Лао Цзы среди гор, ведь GPS тогда не было, да и путеводителей с адресами проживания известных философов — тоже.

Кроме того, в свое последнее путешествие философ отправился не пешком, а в повозке, которую вез буйвол. Поздние представления о том, что он ехал верхом на своем четвероногом друге, базирующиеся на нескольких миниатюрах, ошибочны — согласитесь, спина буйвола не самый удобный способ для путешествия престарелого чиновника. А ведь повозка с буйволом в те времена стоила недешево, и ее могли позволить себе лишь богатые люди.

Так куда же держал путь Лао Цзы? Некоторые современные эзотерики трактуют его слова о том, что он едет на Запад буквально, они считают, что он решил посетить Тибет, Индию и, возможно, Персию. Однако вряд ли Лао Цзы хотел этого. Скорее, он просто выразился иносказательно — на Западе, по представлениям китайцев, находится страна, куда человек попадает после смерти. Так что эту фразу, видимо, следует понимать как: "еду домой, что бы умереть". Кроме того, застава Ханьгу, как было сказано выше, находилась на северо-востоке Китая — а зачем ехать на запад через северо-восток, причем по пустынной местности. А вот в царство Чу из Чжоу через нее попасть достаточно просто.

Итак, Лао Цзы, написав свою книгу, таинственно исчез в водовороте китайской истории. А о чем же повествует его трактат, который приверженцы даосизма считают своим священным писанием? Это не так просто объяснить, поскольку "Дао Дэ Цзин" — весьма многоплановое произведения. Я могу лишь изложить свою точку зрения — основная идея этой книги состоит в том, что человек не должен подчиняться воле обстоятельств, а всегда оставаться самим собой. Только тогда он сможет обрести гармонию с миром и достичь высшего блаженства.

Читайте также: Основатели учений в реальности: Руми

Вчитываясь в строки "Дао Дэ Цзин", начинаешь понимать, что эту книгу писал тот, кто не понаслышке знаком с придворной жизнью. Автору трактаты знакомы и интриги, и карьеризм и закулисная борьба — однако все это он считает лишь не заслуживающей внимания суетой. Она не нужна, потому что в самом человеке изначально есть все, что ему нужно для счастья. И если человек предпочтет "недеяние" действию, а внутреннее — внешнему, то он сможет слиться с великим Дао, "основой всех вещей", то есть увидеть свое настоящее "Я", без осознания которого счастье невозможно.

Может быть, именно поэтому "Книга о Пути и Добродетели" до сих пор пользуется большой популярностью во всем мире. Она переведена на 250 языков, уступая в этом списке только Библии. Каждый, которые заняты поиском своего "Я", обязательно хоть раз читал ее, и задумывался над теми вопросами, которые задает читателям таинственный философ-интеллектуал из Древнего Китая, загадочный Наставник-дитя.

Что касается даосизма, то как религия это философское направление оформилось лишь во II веке нашей эры, то есть через пятьсот лет после написания "Дао Дэ Цзин". Интересно, что Лао Цзы почитается даосами не только как основатель, но и как божество Лао Цзюнь, занимающий в небесной иерархии второе место после Владыки мира, Нефритового Императора. Однако это вовсе не значит, что философа со временем обожествили — культ Лао Цзюня был известен в Китае еще за триста лет до его рождения. Просто Лао Цзы считают одним из земных воплощений данного божества. И, кстати, по представлениям адептов даосизма, он обещал посетить наш мир еще раз. Но когда — неизвестно…

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Лао Цзы - это... Что такое Лао Цзы?

Лао-цзы (Старый Младенец, Мудрый Старец; кит. 老子, пиньинь Lǎo Zǐ, VI век до н. э.), древнекитайский философ VI—V веков до н. э., один из основателей течения даосизма, автор трактата «Дао Дэ Цзин» («Канон Пути и благодати», другое название «Три телеги» — написанный на бамбуке занимал три телеги).

Возможная биография

Лаоцзы покидает Китай верхом на буйволе.

Уже в раннем даосизме Лао-цзы становится фигурой легендарной и начинается процесс его обожествления. Легенды повествуют о его чудесном рождении (мать носила его несколько десятков лет и родила стариком — откуда и имя его, «Старый ребенок», хотя иероглиф «цзы» означал одновременно и понятие «мудрец», так что его имя можно переводить как «Старый мудрец») и о его уходе из Китая…

Самый известный вариант биографии Лао-цзы сообщается Сыма Цянем: Лао-цзы родился в царстве Чу на юге Китая. Большую часть своей жизни он служил хранителем царской библиотеки государства Чжоу, где встречался с Конфуцием. В преклонном возрасте он отправился из страны на запад. Когда он достиг пограничной заставы, то её начальник Инь Си попросил Лао-цзы рассказать ему о своём учении. Лао-цзы выполнил его просьбу, написав текст Дао Дэ Цзин (Канон Пути и его Благой Силы).

По другой легенде Мастер Лао-цзы пришёл в Китай из Индии, отбросив свою историю, он предстал перед китайцами совершенно чистым, без своего прошлого, как будто заново рождённым.

.

Многие современные исследователи ставят под сомнение сам факт существования Лао-цзы. Некоторые предполагают, что он мог быть старшим современником Конфуция, о котором — в отличие от Конфуция — в источниках нет достоверных сведений ни исторического, ни биографического характера. Есть даже версия, что Лао-цзы и Конфуций - это одно лицо. Существуют предположения, что Лао-цзы мог быть автором Дао Дэ Цзина, если он жил в 4-3 вв. до н. э.

Лао-Цзы о себе. Вот что говорится в Дао Дэ Цзин от первого лица:

...Все люди держатся за свое «я», один лишь я выбрал отказаться от этого. Мое сердце подобно сердцу глупого человека, - такое темное, такое неясное! Повседневный мир людей ясен и очевиден, один лишь я живу в мире смутном, подобном вечерним сумеркам. Повседневный мир людей расписан до мелочей, один лишь я живу в мире непонятном и загадочном. Как озеро я спокоен и тих. Неостановимый, подобно дыханию ветра! Людям всегда есть чем заняться, один лишь я живу подобно невежественному дикарю. Лишь я один отличаюсь от других тем, что превыше всего ценю корень жизни, мать всего живого.

Философия

Центральной идеей философии Лао Цзы была идея двух первоначал — Дао и Дэ. Слово «Дао» или «Тао» на китайском языке буквально означает «путь»; но в этой философской системе оно получило гораздо более широкое метафизическое содержание. «Дао» означает не только путь, но и суть вещей и тотального бытия вселенной. Само понятие «дао» можно толковать и материалистически: дао — это природа, объективный мир. Одним из сложнейших в китайской традиции выступает понятие Дэ. С одной стороны, Дэ — есть то, что питает Дао, делает его возможным (вариант из противоположности: Дао питает Дэ, Дао - безгранично, Дэ - определено). Это некая универсальная сила, принцип, с помощью которого Дао-путь вещей может состояться. Это также метод, с помощью которого можно практиковать и соответствовать Дао. Дэ — принцип, способ бытия. Это и возможность правильного накопления жизненной энергии, ци. Дэ — искусство правильно распорядиться жизненной энергией, правильное поведение. Но Дэ — не мораль в узком понимании. Дэ выходит за рамки здравого смысла, побуждая человека высвобождать жизненную силу из пут повседневности. К понятию Дэ близко даосское учение об У-Вэй, недеянии.

Непостижимое Дэ — это то, что наполняет форму вещей, но происходит оно из Дао. Дао — это то, что движет вещами, путь его загадочен и непостижим. …Тот, кто в делах следует Дао, …очищающий свой дух, вступает в союз с силой Дэ.


Лао-Цзы об истине: Высказанная вслух истина перестает быть таковой, ибо уже утратила первичную связь с моментом истинности:

Знающий не говорит, говорящий не знает.

Философия Лао Цзы пронизана и своеобразной диалектикой:

  • Из бытия и небытия произошло всё; из невозможного и возможного — исполнение; из длинного и короткого — форма. Высокое подчиняет себе низкое; высшие голоса вместе с низшими производят гармонию, предшествующее подчиняет себе последующее.

Однако Лао Цзы понимал её не как борьбу противоположностей, а как их примирение. А отсюда делались и практические выводы:

  • Когда человек дойдет до не-делания, то нет того, что бы не было сделано.
  • Кто любит народ и управляет им, тот должен быть бездеятельным.

Из этих мыслей видна основная идея философии, или этики, Лао Цзы: это принцип не-делания, бездействия, квиетизма. Всякое насильственное стремление что-либо сделать, что-либо изменить в природе или в жизни людей осуждается.

  • Множество горных рек впадает в глубокое море. Причина в том, что моря расположены ниже гор. Поэтому они в состоянии властвовать над всеми потоками. Так и мудрец, желая быть над людьми, он становится ниже их, желая быть впереди, он становится сзади. Поэтому, хотя его место над людьми, они не чувствуют его тяжести, хотя его место перед ними, они не считают это несправедливостью.
  • «Святой муж», управляющий страной, старается чтобы мудрые не смели сделать чего-нибудь. Когда все сделаются бездеятельными, то (на земле) будет полное спокойствие.
  • Кто свободен от всякого рода знаний, тот никогда не будет болеть.
  • Нет знания; вот почему я не знаю ничего.

Власть царя среди народа Лао Цзы ставил очень высоко, но понимал ее как чисто патриархальную власть. В понимании Лао Цзы царь — это священный и бездеятельный вождь. К современной же ему государственной власти Лао Цзы относился отрицательно.

  • Оттого народ голодает, что слишком велики и тяжелы государственные налоги. Это именно причина бедствий народа.

Пишет историк Сыма Цянь.

...Когда Конфуций находился в Сиу, то он посетил Лао-Цзы, чтобы услышать мнение его относительно обрядов.
— Обрати внимание на то, — сказал Лао-Цзы Конфуцию, — что люди, которые учили народ, умерли, и кости их уже давно истлели, но слова их доселе существуют. Когда мудрецу благоприятствуют обстоятельства, он будет разъезжать на колесницах; когда же нет — он будет носить на голове тяжесть, держась руками за края ее.
— Я слышал, что опытный купец скрывает свой товар, как будто ничего не имеет. Точно так же, когда мудрец имеет высокую нравственность, то наружность его этого не выражает. Ты брось свою гордость, вместе со всякого рода страстями; оставь свою любовь к прекрасному, вместе с наклонностью к чувственности, потому что они бесполезны для тебя.
— Вот что я говорю тебе, и больше ничего не скажу.

Удалившись от нашего мудреца, Конфуций сказал своим ученикам:
— Я знаю, что птицы умеют летать, — рыбы умеют плавать в воде и животные умеют бегать. Также знаю, что бегущих можно остановить тенетами, плавающих — сетями, а летающих — силками. Но что касается дракона, то я не знаю ничего. Он несется по облакам и поднимается на небо.
— Я сегодня видел Лао-Цзы. Не дракон ли он?..

Цитаты

Для того чтобы что-то уменьшить, безусловно, следует сначала увеличить его. Для того чтобы взять, сначала, безусловно, следует дать.

•••

Будь согнутым, и ты останешься прямым. Будь незаполненным, и ты останешься полным. Будь изношенным, и ты останешься новым.

•••

Превращения невидимого дао бесконечны. Дао — глубочайшие врата рождения. Глубочайшие врата рождения - корень неба и земли. Оно существует вечно подобно нескончаемой нити, и его действие неисчерпаемо.

•••

Когда устранили великое дао, появились «человеколюбие» и «справедливость». Когда появилось мудрствование, возникло и великое лицемерие. Когда шесть родственников(отец, мать, старший и младший братья, муж, жена) в раздоре, тогда появляются «сыновняя почтительность» и «отцовская любовь». Когда в государстве царит беспорядок, тогда появляются и «верные слуги»( честные и преданные государственные деятели).

•••

Знающий людей разумен. Знающий себя просвещен. Побеждающий людей силен. Побеждающий самого себя могуществен.

•••

Дао постоянно осуществляет недеяние, однако нет ничего такого, что бы оно не делало.

•••

Человек высшей учености, узнав о дао, стремится к его осуществлению. Человек средней учености, узнав о дао, то соблюдает его, то нарушает. Человек низшей учености, узнав о дао, подвергает его насмешке.

•••

Дао рождает одно, одно рождает два, два рождают три, а три рождают все существа. Все существа носят в себе инь и ян, наполнены ци и образуют гармонию.

•••


Тот, кто знает, не говорит. Тот, кто говорит, не знает.

•••

Мои слова легко понять и легко осуществить. Но люди не могут понять и не могут осуществить. В словах имеется начало, в делах есть главное.

•••

Человек при своем рождении нежен и слаб, а при наступлении смерти тверд и крепок. Все существа и растения при своем рождении нежные и слабые, а при гибели сухие и гнилые. Твердое и крепкое — это то, что погибает, а нежное и слабое – это то, что начинает жить.

•••

Совершеномудрый ничего не накапливает. Он все делает для людей и все отдает другим. Небесное дао приносит всем существам пользу и им не вредит. Дао совершенномудрого — это деяние без борьбы.

Сочинения

Литература.

  • Ян Хиншун. Древнекитайский философ Лао-цзы и его учение. М.-Л.,1950
  • Мялль Л.К. К пониманию 'Дао дэ цзина' // Учёные записки Тартуского государственного университета. Тарту, 1981. Вып. 558. С. 115-126.
  • Спирин В.С. Гармония лука и лиры глазами Лао-цзы //Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока.XIV.Ч.1. М.,1981.
  • Спирин В.С. Строй, семантика, контекст 14-го параграфа "Дао дэ цзина" //Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока.XX.Ч.1. М.,1986.
  • Лукьянов А.Е. Первый философ Китая // Вестник МГУ. Серия 7: Философия. 1989. N 5. С. 43-54.
  • Спирин В.С. "Слава" и "позор" в § 28 "Дао дэ цзина"//Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока.XXII.Ч.1. М.,1989.
  • Лукьянов А.Е. Лаоцзы (философия раннего даосизма). М., 1991.
  • Лукьянов А.Е. Рациональные характеристики Дао в системе 'Дао дэ цзин' // Рационалистическая традиция и современность. Китай. М., 1993. С. 24-48.
  • Маслов А.А. Мистерия Дао. Мир «Дао дэ цзина». М., 1996.
  • Кычанов Е.И. Тангутский апокриф о встрече Конфуция и Лао-цзы //XIX научная конференция по историографии и источниковедению истории стран Азии и Африки. СПб.,1997. С.82-84.
  • Карапетянц А.М., Крушинский А.А. Современные достижения в формальном анализе «Дао дэ цзина» // От магической силы к моральному императиву: категория дэ в китайской культуре. М., 1998.
  • Мартыненко Н.П. Изучение семантики древних форм начертания текста «Дао дэ цзин» как необходимая компонента изучения истории даосизма // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. №3. 1999.С.31-50
  • Лукьянов А.Е. Лао-цзы и Конфуций: Философия Дао. М., 2001. 384 с.
  • Маслов А.А. Загадки, тайны и коды «Дао дэ цзина». Ростов-на-Дону, 2005. 272 с.
  • Shien Gi-Ming, "Nothingness in the philosophy of Lao-Tzu," Philosophy East and West 1 (3): 58-63 (1951).

Wikimedia Foundation. 2010.

Лао Цзы

К СОДЕРЖАНИЮ

Род. в 604 г. до Р.Х.

Прежде чем говорить Лао-Цзы, одном из величайших мудрецов Китая, основоположнике даосизма - одной из трех религий, мирно соседствующих в жизни китайского народа, - необходимо уделить несколько строк феномену этой удивительной страны.

Цивилизация Китая, такая же древняя, как египетская и вавилонская, отличается от них необычайной продолжительностью, исчисляемой уже несколькими тысячелетиями. Это единственное крупное государство древности, законы которого, не смотря на многочисленные вторжения чужеземцев, не претерпели влияния извне. Причина этого, по мнению ученых, заключается в воззрениях китайцев на своих правителей, как на сынов неба, заместителей Бога на земле. Единственное требование, предъявляемое к правителю - это строгое соблюдение повелений богов, которые заключены в старых законах. Народ, почитающий мудрое правление, беспрекословно подчиняющийся своему властителю, обязан оказывать ему открытое сопротивление, как только небо укажет своё недовольство правлением, посылая на страну различные стихийные бедствия, голод и т.п. Пока же государь добродетелен, страна никогда не может быть посещаема подобными бедствиями. Тяжёлая ответственность, которую чувствовал всякий китайский правитель, всегда умеряла произвол и деспотичность китайской монархии. Естественно, история Китая не всегда была свидетелем образцового и мудрого правления, был здесь и золотой век и периоды ожесточенной борьбы за власть. В один из таких периодов Китаю были дарованы два мудреца, заложивших основы учений, по сей день составляющих немаловажную часть жизни этой страны.

Эпоха Чжоуской династии представляет собой период ослабления центральной власти и стремления к обособлению отдельных вассальными владений. В период такого политического брожения мыслитель мог отнестись к жизни и внешнему миру двояко: либо уйти от общественной жизни и углубиться в свой внутренний мир, либо активно устремиться в водоворот событий, стремясь направлять его своим воздействием. Лао-Цзы и Конфуций олицетворяли собой эти два возможных пути.

Лао-Цзы родился в 604 году до Р.Х. в местечке Кеку-Зин, близ современного Пекина. Его настоящее имя было Ли Эр, но современники прозвали его Лао-Цзы, что значит "престарелый философ". О его жизни известно очень немного; достоверно известно лишь то, что он служил в императорском архиве - факт, говорящий о его высокой образованности. Именно здесь в 517 году произошла знаменитая встреча Лао-Цзы с Конфуцием, описанная историографом Си-ма-цзянь: “Лао-Цзы был историографом при государственном архиве Чжоуской династии и на вопросы посетившего его Конфуция о церемониале (играющего важную роль в конфуцианстве) отвечал: “люди, о которых ты говоришь, уже давно истлели, и лишь их слова сохранились” и ещё: “я слышал, что хороший купец умеет так глубоко зарыть свои сокровища, словно их у него и нет. Доблестный и добродетельный должен по внешности казаться бесхитростным. Оставь, о друг, свое высокомерие, разные стремления и мифические планы: всё это не имеет никакой цены для твоего собственного я. Больше мне нечего тебе сказать!” Конфуций отошёл и сказал своим ученикам: “Я знаю, как птицы могут летать, рыбы плавать, дичина бегать... Но как дракон устремляется по ветру и облакам и подымается в небеса, я не постигаю. Ныне я узрел Лао-Цзы и думаю, что он подобен дракону”.

“Лао-Цзы прилежал к пути дао и добродетели; его учение ставит себе целью оставаться безымянным в неизвестности”. Наверное поэтому нам почти ничего не известно о жизни самого мудреца. “Прожив долгое время в Чжоу и узрев упадок династии, Лао-Цзы удалился. Когда он добрался до пограничного перевала, то смотритель этого горного прохода сказал ему: “Вижу, господин, что ты удаляешься в одиночество, прошу тебя, запиши для меня свои мысли в книгу”. И Лао-Цзы написал книгу, трактующую о пути (дао) и добродетели. Потом он удалился и никто не знает, где он кончил жизнь.” Так говорит легенда о происхождении книги “Дао-де-дзинь”, состоящей из 81 главы и составляющей основу даосизма. Другая легенда говорит о том, что однажды, когда Лао-Цзы достиг глубокой старости, к его хижине пришел оседланный буйвол. Едва мудрец сел в седло, буйвол понес его к заснеженным Гималаям. Больше его никто не видел.

Свое учение Лао-Цзы называл Путем (дао), подразумевая под дао мировой порядок, всюду проявляющийся и указующий “пути” человеческой деятельности. Вся природа - внешнее проявление дао, и лишь перед человеком, освобожденным от всяких стремлений и желаний, раскрывается сущность дао. Такое погружение в дао и есть бессмертие. Дао есть независимое начало, отец и мать всего сущего, оно властвует над законами неба и животворит все твари. “Дао есть нить пустоты и несуществования, корень творения, основание духовного, начало неба и земли: нет ничего вне его, нет ничего такого сокровенного, что бы не заключалось в нём”.

Отсюда проистекает признание ничтожества и суетности всего, что находится вне дао: телесный мир лишь источник терзаний, болезней и смерти. Духовный же мир освобожден от страданий и болезней, это мир бессмертия. Человек, осознавший превосходство духовного мира, осознает, что: "Входить в жизнь, значит входить в смерть. Кто, пользуясь истинным просвещением, возвращается к своему свету, тот ничего не теряет при разрушении своего тела. Это значит облечься в вечность". При этом Лао-Цзы в сущности не приписывал полного физического отстранения от жизни: не бежать от мира, а лишь внутренне освободиться от него, поборов в себе страсти и творя всюду добро. Он проповедовал путь медленного восхождения от подножия к вершине, от плотских искушений, соблазна, богатства, изнеженности к нравственной чистоте и красоте. Лао-Цзы учил: “Предаваться роскоши - это всё равно, что хвастаться наворованным”, "Нет греха тяжелее страстей. Нет большего преступления, как признавать похоть вседозволенной".

К худшим человеческим порокам мудрец относил гордость, стремление к почестям и славе. Он проповедовал добродетель, любовь ко всему сущему, простоту и смирение. "Я имею три сокровища, которыми дорожу, - говорил Лао-Цзы, - первое - человеколюбие, второе - бережливость, а третье - состоит в том, что я не смею быть впереди других".

Соблюдение дао являлось необходимым требованием при управлении государством, при этом естественным с точки зрения мирового закона строем Лао-Цзы признавал монархию. Он считал, что мудрый правитель должен быть примером добродетели для своего народа. Отсюда проповедь: “Если бы князья и цари блюли во всей чистоте дао, то все существа сами собою соблюдали бы его, небо и земля слились бы, расточая освежающую росу, никто не приказывал бы народу, но он сам бы творил справедливое”. Подобно всем великим Учителям, Лао-Цзы считал войну преступным и противоестественным явлением, признавая при этом священное право государства на защиту: "Когда цари и князья заботятся об обороне, то сама природа сделается помощницей их".

Учение Лао-Цзы было направлено на "внутреннего человека", ибо по его словам "мудрец заботится о внутреннем, а не о внешнем", он не стремился активно воздействовать на современников, не основал никакой школы. Его труд "Дао-де-дзинь" относится к наименее понятым книгам на свете и потому не получил столь широкого признания, как учение Конфуция. Но мы должны помнить, что в цепи Учений Жизни нет более или менее важных, каждое дается "смотря по времени, месту и сознанию народа", освещая различные грани Вечной, Беспредельной и Прекрасной Истины.

Источники:

1. Энциклопедический словарь русского библиографического института “Гранат”.

2. СТО ВЕЛИКИХ ЛЮДЕЙ МИРА. Зороастр. Будда. Конфуций. Магомет. Киев МП “Муза”, 1991г.

3. Н.Д.Спирина, Н.Е.Гребенникова, А.П.Юшков "Светочи Мира". Новосибирск: Сибирское Рериховское Общество, 1994.

 

Учение:

 

Ссылки в Internet:

 

Биографические материалы подготовлены Еленой Юрьевной Зазнобиной.

 

 

 

Очерк о Лао-цзы - 983 слова

LLindsay

Мистер Бентли

Английский язык 1020

6 февраля 2012 г.

Сомнения в Дао

В «Дао-дэ цзин» Лао-цзы описывает руководящие принципы для исключительно практической формы лидерства. Однако такой тип правления ни при каких обстоятельствах невозможен в современном обществе. Современное общество основано на инициативе. «Практикуйте неделание, и все встанет на свои места» (3 14-15), если мы расслабимся и позволим всему идти своим чередом, как говорит Лао-цзы; нас поглотят другие народы.Безделье не дает больших результатов. Многие люди склонны делать то, что является морально неправильным. Лидер, который следует инструкциям Макиавелли, основанным на действиях, гарантированно будет играть долгосрочную роль в правительстве. У Макиавелли гораздо более реалистичный подход, когда он имеет дело с военными делами, людьми, а также тем, что его любят или боятся. Его книга «Принц» дает прекрасные инструкции не только для принца, но и для лидеров во всем мире. Макиавелли считает, что разум лидера никогда не должен отвлекаться от подготовки к войне.«Следовательно, он никогда не должен отвлекаться от упражнений на войне, а в мирное время он должен тренировать себя больше, чем во время войны; это можно сделать двумя способами: один действием, другой умом »(40), наши военачальники используют несколько различных средств для физической и психологической подготовки солдат. Наша страна использует армию не для того, чтобы запугать, а для помощи другим борющимся странам. «И хотя соседняя страна так близко, что люди могут слышать кукареканье ее петухов и лай собак, / они довольствуются тем, что умирают от старости / даже не пошли посмотреть на нее» (80 16-20), Лао-цзы проявляет эгоизм в этих словах, говоря, что игнорирует других и заботится только о себе.Вслед за Макиавелли страна проявляет самоотверженность, помогая своим соседям, а затем на нее смотрят другие страны. Как предполагает Макиавелли, наши военные всегда хорошо дисциплинированы и готовы к войне. Обязанности принца и обязанности военачальников не сильно различаются, и информация, которой Макиавелли делится по военным вопросам принца, оказывается полезной для наших сегодняшних лидеров. Лао-цзы и Макиавелли придерживаются совершенно разных взглядов на людей.Лао-цзы говорит: «Доверяйте им; и оставь их в покое »(75 6), после этого люди впали бы в забвение. Хотя Макиавелли не очень доверяет своему народу, он, по крайней мере, заботится об их проблемах, выслушивает их и пытается помочь. «Поскольку он принимает себя, весь мир принимает его» (27), Лао-цзы считает, что если он думает, что он велик, мир просто примет его величие. Однако сегодня о нас судят по тому, что думает о нас мир, а не по тому, что мы думаем о себе. Когда Макиавелли говорит: «Я говорю, что все люди, когда о них говорят, и особенно князья, поскольку они находятся на более высоком уровне, оцениваются по некоторым из этих качеств, которые приносят им либо порицание, либо похвалу» (42), люди напоминают о том, как мы ставим наших лидеров на пьедесталы и судим их.О наших лидерах судят по достойным похвалы поступкам, которые они сделали в прошлом, а также по вине. Те лидеры, у которых больше вины, никогда не становятся нашими лидерами, и это доказывает наше суждение. Макиавелли представляет более приземленный способ обращения с людьми, чем Лао-цзы. Когда доходит до того, чтобы быть лидером, которого любят или которого боятся, Лао-цзы и Макиавелли - полные противоположности. «Лучший - это лидер, которого любят. / Далее тот, кого боятся. / худший, кого презирают »(17 3-5), Лао-цзы считает, что лучшего лидера любят, а Макиавелли считает, что лучшего лидера боятся.На протяжении всей истории есть примеры людей, которые обожали своих лидеров и тех, кто жил в страхе. Чаще

.

Биография Лао-Цзы

Лао-цзы, также известный как Лао-Цзы, Лао-Цзы, Лао-Цзы, Лао-Цзы, Лаоцзы или другими способами, как говорят, жил в шестом веке до нашей эры в соответствии с китайской традицией. Однако современные ученые считают, что это неверное место жизни Лао-цзы в четвертом веке до нашей эры.

Хотя мало что известно о жизни Лао-цзы, его культурное значение важно для жизни поколений китайцев. Согласно китайской традиции, Лао-цзы родился в префектуре Ку штата Чо, который сегодня называется графством Лэуграв ииграв провинции Хэнань в период Весны и Осени, примерно между 722 г. до н.э. и 481 г. до н.э.В некоторых легендах говорится, что он родился с белыми волосами, проведя более восьмидесяти лет в утробе матери, что дало ему титул Лаоцзы, что означает «старый хозяин».

Согласно традиции и биографии, которая включает работы Сыма Цзяня, Лао-цзы был старшим современником Конфуция и работал архивистом в Императорской библиотеке династии Чжоу. Конфуций встретил Лао-цзы недалеко от современного Лояна, где собирался изучать библиотечные свитки. В течение следующих нескольких месяцев они обсуждали ритуал и собственное благочестие, краеугольные камни конфуцианства - Лао-цзы категорически выступал против идеалов Конфуция.

Лао-цзы, которому сейчас восемьдесят, бросил работу и направился на запад на водяном буйволе через штат Цинь, который сейчас является Тибетом, и исчез в бескрайней пустыне. Однако перед тем, как войти в пустыню, Инь Си (Инь Си), стражник у самых западных ворот Великой Китайской стены, перевала Хэнк, убедил Лао-цзы записать свою мудрость. Ответом Лаоцзы солдату был Дао Де Цзин, также записанный как Дао Дэ Цзин, что означает «Закон добродетели и его путь».

Работа Лао-цзы «Дао Дэ Цзин» была свидетельством его рационализма и убеждений.Позднее эта работа привела к созданию как философского даосизма, так и религиозного даосизма с помощью Чжуан-цзы, который больше всего ассоциируется с гармонией и простой жизнью. Даосизм наиболее известен своим тиадзиту (часто ошибочно называемым Инь и Ян) и багуа.

Стихи Лао-цзы

Известные цитаты Лао-цзы: цитаты Лао-цзы
Последнее обновление: .

Темы Дао Дэ Цзин Лао Цзы


Lao Tzu, author of the Tao Te Ching.

Темы Дао Дэ Цзин Лао Цзы

Несмотря на то, что Дао дэ цзин состоит всего из 5000 слов, нелегко понять и понять его содержание. Его минималистичный язык и поэтическая форма выражения открыты для самых разных интерпретаций. Это было очевидно в комментариях на протяжении веков, иногда выявляя чистое недоумение. Современные интерпретации этого не изменили.

Тем не менее, даже первое чтение выявляет базовую закономерность.Дао Дэ Цзин явно фокусируется на ограниченном количестве основных тем или тем:

Путь

Добродетель

Мудрец

Бездействие

Модерация

Постановление

Война

Конечно, рассматриваются и некоторые другие темы, но весь текст в основном занят указанными выше семью темами, кратко затрагивая любую другую тему в вышеупомянутых контекстах.Эти темы хорошо охватывают содержание Дао Дэ Цзин, но можно обсудить, какая глава к какой теме относится. Они часто пересекаются.

Тем не менее, разделение на темы необходимо в процессе понимания того, что Лао-цзы говорит о предметах, которые он рассматривает. 81 глава перескакивает между ними, рассматривая их с разных сторон или повторяя почти в той же формулировке то, что уже было сказано. Это становится понятным и доступным при соответствующем просмотре глав.

Семь тем неудивительны, учитывая природу философии Лао-цзы.

Путь

Дао , Путь, является ядром и сущностью даосизма и главной темой Дао Дэ Цзин. Его можно охарактеризовать как идею изначального закона природы, в соответствии с которым Вселенной были приданы ее форма и механика. Дао - это то, как устроен мир. Этот закон заставил мир зародиться и продолжает управлять поведением всех вещей в мире.

Лао-цзы был не первым, кто использовал этот термин с таким великолепным значением. С древних времен китайская традиция говорила о Тянь Дао, Небесном Пути, имея в виду то же самое, что и природа. Но Лао-цзы много говорил об особенностях этого образа природы и о том, в каком направлении он ведет мир, а также все и всех в нем. Это то, что занимает значительное количество глав.

Tao - the Way.
Дао, Путь.
Лао-цзы намекает на изначальное состояние хаоса, существовавшее до возникновения мира.Там должен был присутствовать Дао, иначе хаос остался бы навсегда. Родился ли Дао как-то в этом хаосе или просто отдохнул, прежде чем в какой-то момент вступить в действие, Лао-цзы не может решить.

Он колеблется перед парадоксом получения чего-то из ничего, как это делали с тех пор многие философы. Но он ясно заявляет, что у мира было начало, хотя оно должно оставаться непостижимой тайной, из чего именно возник мир. Но когда это произошло, это была работа Дао.

Дао создал мир, наведя порядок в хаосе, просто приказав ему подчиняться его законам. Из такого беспорядочного состояния, что из него ничего нельзя было сделать или понять, Дао построил вселенную, придав ей структуру, приручив ее в систему, связанную с ее первичным естественным законом.

В этом смысле это действительно сравнимо с законом природы в современной физике, например, с гравитацией. Он решает, как Вселенная ведет себя с момента своего возникновения во время Большого взрыва.Но Дао описывается как единственный закон, управляющий всеми остальными. Поэтому лучшее сравнение было бы с идеей единой теории поля, основного закона природы, стоящего за каждым явлением во Вселенной.

Тем не менее, Лао-цзы Дао - это больше, чем безличная природная сила, действующая как фиксированная математическая формула. В нем есть смысл и цель. У него есть намерение и направление, хотя оно совсем не похоже на божество религии, диктует свою волю и более или менее эмоционально относится к творению.Тем не менее, у Дао есть цель и четкие предпочтения.

Что ж, Лао-цзы не совсем ясно об этом. Его слова также могут быть истолкованы как предполагающие волю закона природы Дао, просто как способ взглянуть на него: поскольку Дао - это то, как на самом деле работает природа, его можно описать как умышленное намерение этого закона природы. Как оно есть, имеет ли он смысл или нет. Лао-цзы определенно считает, что это к лучшему, но он также приходит к выводу, что сопротивляться этому бессмысленно и ужасно.

Что можно сказать о Лао-цзы Дао, так это то, что сопротивление ему бесполезно, тогда как принятие его делает все более гладким. Это просто потому, что всем правит закон природы Дао. Опять же, это поразительно близко к нашему пониманию законов природы.

В нескольких главах о Дао Лао-цзы восхищается кажущимся парадоксом того, что миром управляет некий скрытый закон природы, который регулирует все без ощутимых средств. Проявленным миром управляет невидимая сила, принцип, который сам по себе неприкосновенен, непоколебим, неисчерпаем.

Гравитация - хорошая иллюстрация к представлению Лао-цзы о законе природы Дао. Его невидимая сила командует всем бесконечно и, казалось бы, без каких-либо усилий. Человек может изо всех сил пытаться поднять большой камень с земли, но как только он отпускает его, он падает обратно на землю, сводя его усилия на нет. Мы узнали почему, по крайней мере, мы это несколько выяснили, но для древнего разума это было загадкой, над которой стоит задуматься.

Лао-цзы наслаждается примером воды, которая непрерывно движется к самой низкой точке, как если бы она была чрезвычайно скромной по своей природе.Когда вода льется вниз, кажется, что это сила, заключенная в самой воде. Мы знаем, что его сила тяжести тянет его вниз. Лао-цзы, возможно, этого не понимал, но его представления о Дао предполагают, что он предполагал это. Вода следует за Дао, которое повелевает вещам понижаться, как будто смирение является целью и идеалом этого закона природы.

Таким образом, Дао - это закон природы, действующий как идеал, как если бы сила этого закона была идеалом.

Это не так уж и далеко от теории идей Платона, рассматривающей идеальные формы как истинные формы вселенной, как мы ее видим.И Платон, и Лао-цзы размышляют над одной и той же загадкой: что заставляет вещи приобретать фиксированные формы и вести себя в соответствии с их фиксированными шаблонами?

Разница в том, что там, где Платон предлагает несколько законов или условий, Лао-цзы предполагает, что за каждым условием стоит только один закон, Дао. И этот закон управляет вселенной с помощью непреодолимой силы уступчивости.

Итак, Лао-цзы учит, что мы должны понимать Дао, чтобы соответствующим образом корректировать свою жизнь. Мы должны научиться подчиняться высшей силе уступки.

Добродетель

Те , Добродетель, является одним из важнейших понятий Дао Дэ Цзин. Вот почему это слово есть и в названии. Это можно объяснить как благородное поведение человека, который следует Дао, Пути, который сам по себе добродетелен. Однако мы, несовершенные люди, должны этому научиться.

Итак, Те не имеет собственной ценности. Это не активная сила в мире, а проявление соответствия одной основной силе Дао. Следовательно, то, что принимает Дао, является добродетельным в космическом смысле.То, что противостоит Дао, не вечно и не может длиться вечно, поскольку противодействие Дао пытается противостоять тому, как устроен мир. Отказ принять Дао так же бесполезен, как прыжки вверх и вниз, чтобы избежать гравитации. Это утомляет вас и ни к чему не приведет.

Использование слова «добродетель» для «Те» сопряжено с риском, поскольку оно уже пропитано значениями европейского происхождения. Оно происходит от латинского слова virtus и в основном известно нам из его древнеримского, а затем и христианского использования. Существует также концепция добродетели, которая используется для обозначения того, что раньше называлось мужскими добродетелями, включая твердость и лидерские качества.

Вообще говоря, европейская традиция рассматривает добродетель как нравственное поведение, способность жить в соответствии с преобладающими идеалами. Это рассматривается как нечто, требующее дисциплины и сдержанности, как если бы люди в противном случае стали вести себя осуждающе. Добродетельны те, у кого есть сила противостоять своим слабостям.

Лао-цзы Дэ в этом отношении совсем другой. Его добродетель проявляется, когда мы прекращаем наши усилия. Он следует естественным путем, поэтому мы делаем это, как только отпускаем наши амбиции и только в той мере, в какой мы способны их отпустить.

Te, virtue.
Те, добродетель.
Итак, в то время как европейская традиция гласит, что добродетель - это то, что заставляет нас подниматься над нашими естественными импульсами и инстинктивными влечениями, Лао-цзы ясно считает, что добродетель является чем-то меньшим, чем само естественное состояние. Для него добродетель - это возвращение к тому поведению, которое мы были способны до того, как наше сознание сбило нас с пути. Добродетель возвращает нас к жизни в гармонии с Дао, изначальным Пути.

Таким образом, фундаментальное различие между европейской и даосской добродетелью состоит в том, что первые рассматривают человека как существо, которое должно подняться над природой и сформировать культуру, превосходящую ее, в то время как последние учит добродетели как способ вернуться к природе.

Итак, для Лао-цзы добродетель актуальна только для тех, кто отклонился от Пути. Те, кто живут согласно Дао, совершенно добродетельны, даже не задумываясь об этом. Дао - это высшая добродетель просто потому, что это Дао, каким оно есть и должно быть.

Особенно, когда Лао-цзы пишет о величайшей добродетели, что он часто делает, он ссылается на жизнь в точном соответствии с Дао. Добродетельный человек очень расслаблен в этом, и ему не нужно никаких усилий, чтобы оставаться на Пути.

Некоторые главы Дао Дэ Цзин подчеркивают его аргументы в пользу следования Пути, показывая, к чему неизбежно ведет отклонение от него: к всевозможным несчастьям и осложнениям. Это происходит, когда добродетель отвергается или игнорируется, главным образом из-за ошибочных амбиций. Итак, в то время как Дао - это идеал, Дэ - это способ его достижения.

Похоже, что это главное различие между этими двумя терминами Лао-цзы на протяжении всей книги: он говорит о Дао, описывая совершенство, скрывающееся в мире, формируя его и направляя его правильно.Описывая, как человечество может этого достичь, он говорит о Те, добродетели, которую мы должны принять. Дэ - это средство, с помощью которого мы можем жить согласно Дао.

Мудрец

Согласно Дао Дэ Цзин, те мудрецы, которые понимают Путь и действуют соответственно, что в основном означает воздержание от действий. Шэн Джен , Мудрец, - идеальный человек, который живет добродетельно, потому что сознательно следует Дао. Китайское выражение не указывает пол.

Лао-цзы неоднократно говорит о мудрецах древних времен.Он разделял этот взгляд на историю с большинством, если не со всеми китайскими мыслителями древности. В их глазах время, в которое они жили, было намного хуже далекого прошлого практически во всех отношениях, особенно в отношении достоинств общества и его жителей.

Sheng Jen - the Sage.
Шэн жэнь, мудрец.
Это далеко не однозначно китайская традиция. В большинстве культур по всему миру древние времена превозносились как превосходящие настоящее.

Так было в нашем западном мире на протяжении большей части его истории.Перемена произошла с Просвещением 18 века, хотя поначалу она была неопределенной. Они по-прежнему превозносили то, что они называли благородным дикарем прошлого и далеких культур, едва затронутых европейским прогрессом. На самом деле концепция невежественного блаженства в умах, которые они называли примитивными, не так уж и далека от лао-цзыского идеала смирения, невинности и беззаботного отношения к жизни.

Глубокое изменение отношения Запада к прошлому произошло с Промышленной революцией 19 века.Развитие технологий и прогресс естествознания вскоре переписали историю как историю развития от примитивного состояния к состоянию все большей утонченности и прогресса. Цивилизация рассматривалась как процесс постоянного совершенствования. Человеческая мудрость была основана на позитивизме, идее о том, что методы естествознания - единственные, с помощью которых можно понять мир.

Тем не менее, хвала далекому прошлому сохранилась за выдающиеся подвиги в некоторые исключительные периоды истории, такие как философия Древней Греции и искусство Возрождения.

Для Лао-цзы, однако, взгляд, которым дорожит наш современный мир, был бы непостижимым. Он был убежден, что древность лучше, чем его настоящее, почти во всех мыслимых отношениях, особенно в том, что касается того, как древние жили согласно Пути. Простая жизнь, которую он защищал, не нуждалась в научном и промышленном развитии. Поэтому в будущем добавить было нечего. Согласно Лао-цзы, мудрец настоящего должен знать, что нужно вернуться к путям мудреца прошлого.

Дао Дэ Цзин описывает личность и поведение Мудреца в нескольких главах, надеясь, что каждый читатель последует благородному примеру такой мудрости.

бездействие

Wu Wei , Недействие, - одна из самых известных даосских концепций, на которую неоднократно указывалось в «Дао Дэ Цзин», великой классике даосизма. Мы не должны торопиться действовать, поскольку большинство вещей в мире само о себе позаботятся, если их оставить в покое. И когда мы действуем, мы должны действовать осторожно, иначе мы можем разрушить больше, чем решить.

Бездействие - центральный столп даосского поведения и понимания. Миром управляет Дао, Путь, поэтому человеческая инициатива практически не требуется. Если мы попытаемся что-то улучшить, мы, скорее всего, повредим им и ухудшим ситуацию.

Wu wei, non-action.
У Вэй, бездействие.
Даос ждет, прежде чем действовать, и действует как можно меньше, когда требуется действие. Большинство проблем проходят сами собой. Лао-цзы повторяет это много раз, приводя множество разных примеров.

Дело не в том, что он вообще препятствует действию. Иногда надо действовать, но с сожалением и осторожностью. Лао-цзы настаивает на том, что чем меньше мы должны вмешиваться в то, что происходит вокруг нас, тем лучше.

Для него идеальное общество - это то общество, которое принимает то, чему служит судьба. Он утверждает, что в таком случае судьба нежна.

Модерация

Неудивительно, что в мире, которым управляет Дао, предпочитают умеренность. Лао-цзы, легендарный автор текста, с гневом отзывается о тех, кто не может этого сделать.Он снова и снова возвращается к важности скромности и умеренности во всем.

Слово, используемое в Дао Дэ Цзин, - цзянь , что означает бережливость и сдержанность. Избыток давит как на отдельных людей, так и на все общество. Поскольку природа, управляемая Дао, - вещь тонко настроенная, нет необходимости раскачивать лодку ни импульсивными действиями, ни преувеличениями.

Jian, moderation.
Цзянь, модерация.
Истинный душевный покой можно обрести только в гармонии с Пути смирения и покоя.Люди, стремящиеся к чему-то другому, только навредят себе, не найдя утешения в наградах, которые, как им кажется, они получают.

Этот идеал умеренности разделяют большинство философий и религий по всему миру. Мирские блага не могут удовлетворить человеческую душу, равно как и то, что мы обычно связываем с социальным успехом. Лао-цзы последовательна в своей книге об иллюзорных целях амбиций и о благословении оставить их в покое.

Многим из нас это может показаться скучным, но это суть философии жизни, представленной в Дао дэ цзин.

Постановление

Когда идеалы - бездействие и умеренность, нет места для даосского правления. Но Лао-цзы не отрицает, что правители существуют и нужны. Он просто вводит жесткие ограничения в отношении их методов работы.

Правитель должен быть нерешительным и достаточно осторожным, чтобы быть почти невидимым. Царь, правящий в соответствии с Дао, сделает много добра незамеченным, как будто все само о себе позаботится. Что ж, по словам Лао-цзы, в основном так и есть.

Wang, king.
Ван, король.
Хотя Лао-цзы далек от правителя и столь же далек от желания им быть, в его тексте есть множество глав, в которых предлагается, как следует действовать или воздерживаться от действий.

Легенда гласит, что он был государственным служащим при королевском дворе Чжоу. Но он с отвращением уехал верхом на буйволе. Незадолго до пересечения границы с неизвестными территориями он написал «Дао Дэ цзин» по просьбе пограничника, который был впечатлен его мудростью.

Из текста видно, что он был знаком с точкой зрения правителя и говорит о ней довольно откровенно, иногда настолько откровенно, что ему действительно нужно было бы покинуть страну после этого.

Война

Самым крайним проявлением правящей власти является война. Это также то, что больше всего противостоит принципу Дао, - ясно заявляет Лао-цзы. Война - это не что иное, как полное несоблюдение Пути.

В нескольких главах он указывает, что такое война чудовищ, и как печально обстоят дела, когда ее невозможно избежать. Несправедливо рассматривать войну в глазах Лао-цзы как полную противоположность миру, полностью управляемому Дао.

Zhan, war.
Жан, война.
Конечно, это печальный финальный аккорд для разделения на темы даосизма, заканчивающийся осуждением войны и того, что ее порождает.«Дао Дэ Цзин» - это вовсе не текст, который заканчивается тревогой, хотя и не выражает большого доверия к человеческой трансцендентности. Его общий тон светлый, если не сказать просветляющий, поскольку он указывает на то, что нужно для того, чтобы жизнь на Земле была приятной. На самом деле, чем меньше сделано, тем более приятным может быть мир.

Мы заканчиваем размышлениями о войне потому, что это наименее значимая из семи тем, извлеченных из Дао Дэ Цзин. Хотя я не дошел до того, чтобы пронумеровать темы по важности от одного до семи, я осмелюсь сказать, что они расположены в адекватном порядке.Как говорит Лао-цзы в главе 38:


Когда Путь потерян, есть добродетель.

Когда добродетель потеряна, приходит милосердие.

Когда милосердие потеряно, появляется праведность.

Когда праведность потеряна, проводятся ритуалы.

Ритуалы - это конец верности и честности,

И начало неразберихи.


Он наиболее решительно оценивает качества, находя недостатки во всем, кроме самого Дао.Любая книга о даосизме Лао-Цзы должна быть оформлена соответствующим образом. Итак, сущность даосизма представлена ​​справедливо, только если она начинается с Дао и затем идет вниз.

Tao Темы Категории

Вот категории, на которые была разделена 81 глава Дао Дэ Цзин. Обратите внимание, что заголовки «Тема Дао», а также заголовки для каждой главы «Дао Дэ Цзин» принадлежат мне. Дао Дэ Цзин не дает заголовков для глав. Я сделал это, чтобы облегчить читателю навигацию.

Мои книги о даосизме:


Объяснение даосизма Лао-цзы. Великий классик даосской философии Лао-цзы переведен, и каждая из 81 главы содержит подробные комментарии. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.

Подробнее о книге здесь.

«Древняя мудрость Дао Дэ Цзин» Лао Цзы. 389 цитат из выдающегося даосского классика, разделенных на 51 важную тему. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.

Подробнее о книге здесь.


О файлах cookie


Другие мои сайты:


И Цзин Онлайн

64 гексаграммы китайской классической И Цзин и что они означают в гадании. Попробуйте онлайн бесплатно.

Упражнения с энергией ци

Объяснение древнекитайской жизненной энергии ци ( ци ) с простыми инструкциями о том, как ее применять.

Энергия жизни

Объяснение и сравнение многих древних и современных верований в жизненную силу во всем мире.

Мифы о сотворении

Истории сотворения мира со всего мира и раскрытая в них древняя космология.

Taoismen på svenska


Другие книги Стефана Стенудда:


Cosmos of the Ancients. Book by Stefan Stenudd. Космос Древних

Греческие философы и то, что они думали о космологии, мифах и богах. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.

QI - increase your life energy. Book by Stefan Stenudd. Ци - увеличивает вашу жизненную энергию

Объяснение жизненной энергии ци (также ци или ки ) с упражнениями о том, как ее пробудить, увеличить и использовать. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.

Aikido Principles. Book by Stefan Stenudd. Принципы айкидо

Основные понятия мирного боевого искусства. Принципы, философия и основные идеи айкидо. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.

Life Energy Encyclopedia. Book by Stefan Stenudd. Энциклопедия жизненной энергии

Ци, прана, дух, руах, пневма и многие другие жизненные силы по всему миру объясняются и сравниваются. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.


Обо мне

Я шведский писатель и инструктор по айкидо.Помимо художественной литературы, я написал книги о даосизме и других восточноазиатских традициях. Я также историк идей, исследую древнюю мысль и мифологию. Щелкните изображение, чтобы перейти на мой личный сайт.

Связаться

.

Высказывания Лао-Цзы: Правительство

Высказывания Лао-Цзы: Правительство
Священные тексты Даосизм Индекс Предыдущий следующий
Купить эту книгу на Kindle


Высказывания Лао-Цзы , перевод Лайонела Джайлза [1905], на sacred-texts.com


p. 37

ПРАВИТЕЛЬСТВО

НЕ возвышенная ценность удерживает людей от соперничества. Отсутствие награды за то, что трудно достать, удерживает людей от воровства. Не показывать им, чего они могут желать, - это способ уберечь их разум от беспорядка.

Поэтому Мудрец, когда он правит, опустошает их умы и наполняет их животы, ослабляет их наклонности и укрепляет их кости. Его постоянная цель - удержать людей без знания и без желания или помешать тем, кто обладает знаниями, осмелиться действовать. Он бездействует, и ничто не остается неуправляемым.

Тот, кто уважает государство как свою личность, достоин управлять им. Тот, кто любит государство как свое собственное тело, достоин быть доверенным им.

В глубокой древности люди не знали, что у них есть правители.В следующем веке они любили и хвалили их. В следующем они их боялись. В следующем они презирали их.

Как осторожен мудрец, как скуп на слова! Когда его задача выполнена и дела идут хорошо, все люди говорят: «Мы стали такими, какие мы есть, естественно и сами по себе».

Если кто-то захочет взять Империю в свои руки и управлять ею, я вижу, что ему это не удастся. Империя - это божественная утварь, которой не может быть

.

с. 38

грубо обработан.Тот, кто вмешивается, Марс. Тот, кто держит его силой, теряет его.

Нельзя вылавливать рыбу из воды: методы управления не должны быть открыты людям.

Используйте честность в управлении государством; использовать уловки в ведении войны; практикуйте невмешательство, чтобы завоевать Империю. Вот как я узнаю, что ложу: -

По мере того, как в Империи множатся ограничения и запреты, люди становятся все беднее и беднее. Когда люди подвергаются чрезмерной власти, земля приходит в замешательство.Когда люди искусны во многих хитростях, появляются странные предметы роскоши.

Чем больше будет законов и постановлений, тем больше будет воров и грабителей. Поэтому Мудрец говорит: «Пока я ничего не делаю, люди будут проводить свое собственное преобразование. Пока я люблю спокойствие, люди исправляются сами. Если только я не вмешиваюсь, люди станут богатыми. Я свободен от желаний, люди естественным образом вернутся к простоте ".

Если правительство будет медлительным и терпимым, люди будут честными и свободными от лукавства.Если правительство любопытно и вмешивается, нарушение закона будет постоянным. Правительство коррумпировано? Тогда честность становится редкостью, а доброта - странной. Поистине, человечество много дней пребывает в заблуждении!

Управляйте великой страной, как готовите маленькую рыбу. *

с. 39

Если Империя управляется согласно Дао, бестелесные духи не будут проявлять сверхъестественные силы. Дело не в том, что им не хватает сверхъестественной силы, но они не будут использовать ее, чтобы причинить вред человечеству.Опять же, дело не в том, что они не могут причинить вред человечеству, но они видят, что Мудрец также не причиняет вреда человечеству. Если тогда ни Мудрец, ни духи не причиняют вреда, их добродетель сводится к одной благотворной цели.

В древние времена те, кто умел практиковать Дао, использовали его не для просвещения людей, а, скорее, для того, чтобы держать их в неведении. Трудность управления людьми возникает из-за их слишком большого количества знаний.

Если люди не будут бояться величия правительства, наступит царство террора.

Не ограничивайте их слишком узкими рамками; не делайте их жизнь слишком утомительной. Ибо если вы не утомите их жизнью, они не устанут от вас.

Если люди не боятся смерти, какой толк в использовании смерти как средства устрашения? Но если люди воспитаны в страхе смерти, и мы можем схватить и казнить любого человека, совершившего чудовищное преступление, кто посмеет последовать его примеру?

Так вот, всегда есть кто-то, кто руководит причинением смерти.Тот, кто займет место магистрата и сам причинит смерть, подобен тому, кто должен попытаться выполнить работу мастера-плотника. А из тех, кто пробует работу мастера-плотника, мало кто не режет руки.

Люди голодают, потому что власть имущие

с. 40

над ними пожирают слишком много налогов; вот почему они голодают. Людьми трудно управлять, потому что те, кто над ними стоит, надоедливы; вот почему ими трудно управлять.Люди презирают смерть из-за чрезмерного труда в поисках средств к жизни; вот почему они презирают смерть.

Один Мудрец сказал: «Тот, кто может взять на себя позор народа, достоин быть господином страны. Тот, кто может взять на себя бедствия страны, достоин быть правителем Империи».

Будь я правителем небольшого государства с небольшим населением, и только десять или сто человек были доступны в качестве солдат, я бы не использовал их. Я бы хотел, чтобы люди смотрели на смерть как на что-то прискорбное и не отправлялись в дальние страны.Хотя у них могут быть лодки и экипажи, у них не должно быть повода кататься на них. Хотя они могут владеть оружием и доспехами, им не нужно их использовать. Я бы заставил людей вернуться к использованию узловатых шнуров. * Они должны находить свою простую пищу сладкой, а грубую одежду - прекрасной. Они должны быть довольны своим домом и счастливы по-своему. Если бы соседнее государство было в пределах моей видимости - нет, если бы мы были достаточно близко, чтобы слышать пение петухов друг друга и лай собак друг друга, - эти два народа должны состариться и умереть без каких-либо взаимных половой акт.


Сноски

38: * Q.d. , не переборщи.

40: * Старый метод записи событий quipo , до изобретения письма.


Далее: Война .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *