Особенности национального зомби апокалипсиса: Особенности национального апокалипсиса: рецензия на фильм «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Содержание

Особенности национального апокалипсиса: рецензия на фильм «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Zомбилэнд: Контрольный Выстрел

Четвёрка отважных выживальщиков с географическими локациями вместо имён — Коламбус (Джесси Айзенберг), Таллахасси (Вуди Харрельсон), Вичита (Эмма Стоун) и Литтл Рок (Эбигейл Бреслин) — пробираются через полчища зомби к Белому дому, где и устраивают своё жилище. Но со временем рутинная скука берёт вверх над безопасностью, отношения обостряются, и Вичита с Литтл Рок в очередной раз вероломно сбегают. Вичита, правда, почти сразу возвращается: обученная не привязываться ни к кому (даже к старшей сестре) Литтл Рок, в свою очередь, сбежала и от неё. Укатила в закат вместе с волосатым хиппарём, путешествующим с гитарой вместо старой-доброй двустволки. Они едут в полумифический Вавилон, безопасное якобы место, где все дружат и любят друг друга. Команда отправляется спасать Литтл Рок от этого пацифистского рая.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

За десять лет с выхода первого «Zомбилэнда» многое в индустрии успело измениться: мода на зомби вспыхнула и сошла на нет (теперь про них вспоминают только инди-старички вроде Джармуша или нон-конформисты типа Бонелло), жанр чистой комедии почти полностью ушёл на ТВ («проклятая woke-культура!» — кричит где-то Тодд Филлипс), деспотия сиквелов окончательно проела всем плешь, а режиссёр Рубен Фляйшер совсем растерял кредит доверия. После «Zомбилэнда» он не снял ровно ни одного приличного фильма, и его возвращение к ревизионистской зомби-веселухе выглядело как детская попытка спрятаться «в домик», вернуться на свою постапокалиптическую улицу в три дома, где всё просто и знакомо, на денёк. Так же, как и для сценаристов Ретта Риза и Пола Верника, — судя по «Дэдпулу 2», слегка исписавшихся и уже, кстати, предпринимавших неудачную попытку превратить «Zомбилэнд» во франшизу (в 2013-м выходил пилот сериала, про который все благополучно успели забыть).

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Это сиквел, который никто толком не просил, во франшизе, от которой никто ничего не ждал, — и в другом случае такое положение дел легко привело бы к творческой и, разумеется, коммерческой неудаче. Но только не в случае со вторым «Zомбилэндом» — фильмом, который упивается вторичностью и расцветает в своей необязательности. Он не просто следует всем характеристикам поверхностного сиквела, что так талантливо стебали во втором «Мачо и ботане», но, кажется, намеренно их гипертрофирует. Да, местная фабула — почти точное повторение первого фильма, многие герои заново выстраивают те же отношения, а Коламбус так же острит за кадром, превращая фильм из нарративного кино в, по сути, иллюстрированный стэнд-ап со всеми свойственными формату ретардациями и лирическими отступлениями.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

И всё вроде бы то же, но выше, сильнее и больше. Причём в прямом арифметическом смысле: вместо одного романтического интереса у Коламбуса, например, теперь целых два, количество любовных линий в целом удвоилось, в два раза больше стало шуток и всяческих культурных отсылок. И даже оригинальное название сиквела, Double Shot, подчёркивает эту «двоичность» и как бы смеётся над ней. «Контрольный выстрел» — как, например, «Kingsman: Золотое кольцо» — эксплуатирует саму природу сиквела как продукта изначально вторичного и запертого в конкретных сюжетных рамках.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Он не пытается идти в ногу со временем, напротив, выпячивает свою старомодность, отказываясь менять устаревший (по мнению героини Стоун) ван-лайнер «Не звени яйцами!» или добавляя палеолитовый архетип «тупой блондинки» — такой пошлости себе не позволял даже первый «Zомбилэнд» (и оттого это как-то особенно смешно). Риза и Верника, постмодернистов до мозга костей, не интересуют ни старые, ни новые искренности, а лишь комичная переработка готовых форм и сюжетов: в сиквеле они расширяют бестиарий зомби (тут и околоромеровские «гомеры», и бойловско-снайдеровские бегуны, и «умные» хищники) и, например, внаглую тырят один маленький гэг у Эдгара Райта, чтобы расширить его до абсурдных величин и закрепить сложносочинённой экшен-сценой. В плане визуального креатива, кстати, у второго «Zомбилэнда» всё в полном порядке: конечности красиво разлетаются в слоу-мо, кровь реками течёт, мозги тихо сползают по стенам. Всё это — с потрясающей экшен-хореографией, заставляющей задать всего один вопрос: почему Фляйшер так не мог, допустим, в «Веноме»? (Ответ, возможно, заключается в том, что «Венома» не снимал оператор «Олдбоя» Чон Джон-хун.)

При этом, со всей своей приятной старомодностью, «Zомбилэнд» временами очень интересно цепляет культурные тренды. Одной из магистральных линий тут становится, например, жестокая сатира над постапокалиптическими пацифистами — цветочноволосыми хиппи, над которыми в этом году уже вдоволь поиздевался Квентин Тарантино. А в одной сцене внезапно вылезает тема вторичного искусства в век, когда информация исчезает слишком быстро, чтобы помнить об искусстве первичном: один из хиппарей выдаёт песню Боба Дилана за свою (на похожем гэге строится весь сюжет недавнего Yesterday). Что это значит? Да ничего. Всего лишь приятные мелочи — как, впрочем, и весь второй «Zомбилэнд». Правило выживания № 32: умей радоваться мелочам.

Особенности национального апокалипсиса: рецензия на фильм «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Zомбилэнд: Контрольный Выстрел

Четвёрка отважных выживальщиков с географическими локациями вместо имён — Коламбус (Джесси Айзенберг), Таллахасси (Вуди Харрельсон), Вичита (Эмма Стоун) и Литтл Рок (Эбигейл Бреслин) — пробираются через полчища зомби к Белому дому, где и устраивают своё жилище. Но со временем рутинная скука берёт вверх над безопасностью, отношения обостряются, и Вичита с Литтл Рок в очередной раз вероломно сбегают. Вичита, правда, почти сразу возвращается: обученная не привязываться ни к кому (даже к старшей сестре) Литтл Рок, в свою очередь, сбежала и от неё. Укатила в закат вместе с волосатым хиппарём, путешествующим с гитарой вместо старой-доброй двустволки. Они едут в полумифический Вавилон, безопасное якобы место, где все дружат и любят друг друга. Команда отправляется спасать Литтл Рок от этого пацифистского рая.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

За десять лет с выхода первого «Zомбилэнда» многое в индустрии успело измениться: мода на зомби вспыхнула и сошла на нет (теперь про них вспоминают только инди-старички вроде Джармуша или нон-конформисты типа Бонелло), жанр чистой комедии почти полностью ушёл на ТВ («проклятая woke-культура!» — кричит где-то Тодд Филлипс), деспотия сиквелов окончательно проела всем плешь, а режиссёр Рубен Фляйшер совсем растерял кредит доверия. После «Zомбилэнда» он не снял ровно ни одного приличного фильма, и его возвращение к ревизионистской зомби-веселухе выглядело как детская попытка спрятаться «в домик», вернуться на свою постапокалиптическую улицу в три дома, где всё просто и знакомо, на денёк. Так же, как и для сценаристов Ретта Риза и Пола Верника, — судя по «Дэдпулу 2», слегка исписавшихся и уже, кстати, предпринимавших неудачную попытку превратить «Zомбилэнд» во франшизу (в 2013-м выходил пилот сериала, про который все благополучно успели забыть).

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Это сиквел, который никто толком не просил, во франшизе, от которой никто ничего не ждал, — и в другом случае такое положение дел легко привело бы к творческой и, разумеется, коммерческой неудаче. Но только не в случае со вторым «Zомбилэндом» — фильмом, который упивается вторичностью и расцветает в своей необязательности. Он не просто следует всем характеристикам поверхностного сиквела, что так талантливо стебали во втором «Мачо и ботане», но, кажется, намеренно их гипертрофирует. Да, местная фабула — почти точное повторение первого фильма, многие герои заново выстраивают те же отношения, а Коламбус так же острит за кадром, превращая фильм из нарративного кино в, по сути, иллюстрированный стэнд-ап со всеми свойственными формату ретардациями и лирическими отступлениями.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

И всё вроде бы то же, но выше, сильнее и больше. Причём в прямом арифметическом смысле: вместо одного романтического интереса у Коламбуса, например, теперь целых два, количество любовных линий в целом удвоилось, в два раза больше стало шуток и всяческих культурных отсылок. И даже оригинальное название сиквела, Double Shot, подчёркивает эту «двоичность» и как бы смеётся над ней. «Контрольный выстрел» — как, например, «Kingsman: Золотое кольцо» — эксплуатирует саму природу сиквела как продукта изначально вторичного и запертого в конкретных сюжетных рамках.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Он не пытается идти в ногу со временем, напротив, выпячивает свою старомодность, отказываясь менять устаревший (по мнению героини Стоун) ван-лайнер «Не звени яйцами!» или добавляя палеолитовый архетип «тупой блондинки» — такой пошлости себе не позволял даже первый «Zомбилэнд» (и оттого это как-то особенно смешно). Риза и Верника, постмодернистов до мозга костей, не интересуют ни старые, ни новые искренности, а лишь комичная переработка готовых форм и сюжетов: в сиквеле они расширяют бестиарий зомби (тут и околоромеровские «гомеры», и бойловско-снайдеровские бегуны, и «умные» хищники) и, например, внаглую тырят один маленький гэг у Эдгара Райта, чтобы расширить его до абсурдных величин и закрепить сложносочинённой экшен-сценой. В плане визуального креатива, кстати, у второго «Zомбилэнда» всё в полном порядке: конечности красиво разлетаются в слоу-мо, кровь реками течёт, мозги тихо сползают по стенам. Всё это — с потрясающей экшен-хореографией, заставляющей задать всего один вопрос: почему Фляйшер так не мог, допустим, в «Веноме»? (Ответ, возможно, заключается в том, что «Венома» не снимал оператор «Олдбоя» Чон Джон-хун.)

При этом, со всей своей приятной старомодностью, «Zомбилэнд» временами очень интересно цепляет культурные тренды. Одной из магистральных линий тут становится, например, жестокая сатира над постапокалиптическими пацифистами — цветочноволосыми хиппи, над которыми в этом году уже вдоволь поиздевался Квентин Тарантино. А в одной сцене внезапно вылезает тема вторичного искусства в век, когда информация исчезает слишком быстро, чтобы помнить об искусстве первичном: один из хиппарей выдаёт песню Боба Дилана за свою (на похожем гэге строится весь сюжет недавнего Yesterday). Что это значит? Да ничего. Всего лишь приятные мелочи — как, впрочем, и весь второй «Zомбилэнд». Правило выживания № 32: умей радоваться мелочам.

Особенности национального апокалипсиса: рецензия на фильм «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Zомбилэнд: Контрольный Выстрел

Четвёрка отважных выживальщиков с географическими локациями вместо имён — Коламбус (Джесси Айзенберг), Таллахасси (Вуди Харрельсон), Вичита (Эмма Стоун) и Литтл Рок (Эбигейл Бреслин) — пробираются через полчища зомби к Белому дому, где и устраивают своё жилище. Но со временем рутинная скука берёт вверх над безопасностью, отношения обостряются, и Вичита с Литтл Рок в очередной раз вероломно сбегают. Вичита, правда, почти сразу возвращается: обученная не привязываться ни к кому (даже к старшей сестре) Литтл Рок, в свою очередь, сбежала и от неё. Укатила в закат вместе с волосатым хиппарём, путешествующим с гитарой вместо старой-доброй двустволки. Они едут в полумифический Вавилон, безопасное якобы место, где все дружат и любят друг друга. Команда отправляется спасать Литтл Рок от этого пацифистского рая.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

За десять лет с выхода первого «Zомбилэнда» многое в индустрии успело измениться: мода на зомби вспыхнула и сошла на нет (теперь про них вспоминают только инди-старички вроде Джармуша или нон-конформисты типа Бонелло), жанр чистой комедии почти полностью ушёл на ТВ («проклятая woke-культура!» — кричит где-то Тодд Филлипс), деспотия сиквелов окончательно проела всем плешь, а режиссёр Рубен Фляйшер совсем растерял кредит доверия. После «Zомбилэнда» он не снял ровно ни одного приличного фильма, и его возвращение к ревизионистской зомби-веселухе выглядело как детская попытка спрятаться «в домик», вернуться на свою постапокалиптическую улицу в три дома, где всё просто и знакомо, на денёк. Так же, как и для сценаристов Ретта Риза и Пола Верника, — судя по «Дэдпулу 2», слегка исписавшихся и уже, кстати, предпринимавших неудачную попытку превратить «Zомбилэнд» во франшизу (в 2013-м выходил пилот сериала, про который все благополучно успели забыть).

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Это сиквел, который никто толком не просил, во франшизе, от которой никто ничего не ждал, — и в другом случае такое положение дел легко привело бы к творческой и, разумеется, коммерческой неудаче. Но только не в случае со вторым «Zомбилэндом» — фильмом, который упивается вторичностью и расцветает в своей необязательности. Он не просто следует всем характеристикам поверхностного сиквела, что так талантливо стебали во втором «Мачо и ботане», но, кажется, намеренно их гипертрофирует. Да, местная фабула — почти точное повторение первого фильма, многие герои заново выстраивают те же отношения, а Коламбус так же острит за кадром, превращая фильм из нарративного кино в, по сути, иллюстрированный стэнд-ап со всеми свойственными формату ретардациями и лирическими отступлениями.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

И всё вроде бы то же, но выше, сильнее и больше. Причём в прямом арифметическом смысле: вместо одного романтического интереса у Коламбуса, например, теперь целых два, количество любовных линий в целом удвоилось, в два раза больше стало шуток и всяческих культурных отсылок. И даже оригинальное название сиквела, Double Shot, подчёркивает эту «двоичность» и как бы смеётся над ней. «Контрольный выстрел» — как, например, «Kingsman: Золотое кольцо» — эксплуатирует саму природу сиквела как продукта изначально вторичного и запертого в конкретных сюжетных рамках.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Он не пытается идти в ногу со временем, напротив, выпячивает свою старомодность, отказываясь менять устаревший (по мнению героини Стоун) ван-лайнер «Не звени яйцами!» или добавляя палеолитовый архетип «тупой блондинки» — такой пошлости себе не позволял даже первый «Zомбилэнд» (и оттого это как-то особенно смешно). Риза и Верника, постмодернистов до мозга костей, не интересуют ни старые, ни новые искренности, а лишь комичная переработка готовых форм и сюжетов: в сиквеле они расширяют бестиарий зомби (тут и околоромеровские «гомеры», и бойловско-снайдеровские бегуны, и «умные» хищники) и, например, внаглую тырят один маленький гэг у Эдгара Райта, чтобы расширить его до абсурдных величин и закрепить сложносочинённой экшен-сценой. В плане визуального креатива, кстати, у второго «Zомбилэнда» всё в полном порядке: конечности красиво разлетаются в слоу-мо, кровь реками течёт, мозги тихо сползают по стенам. Всё это — с потрясающей экшен-хореографией, заставляющей задать всего один вопрос: почему Фляйшер так не мог, допустим, в «Веноме»? (Ответ, возможно, заключается в том, что «Венома» не снимал оператор «Олдбоя» Чон Джон-хун.)

При этом, со всей своей приятной старомодностью, «Zомбилэнд» временами очень интересно цепляет культурные тренды. Одной из магистральных линий тут становится, например, жестокая сатира над постапокалиптическими пацифистами — цветочноволосыми хиппи, над которыми в этом году уже вдоволь поиздевался Квентин Тарантино. А в одной сцене внезапно вылезает тема вторичного искусства в век, когда информация исчезает слишком быстро, чтобы помнить об искусстве первичном: один из хиппарей выдаёт песню Боба Дилана за свою (на похожем гэге строится весь сюжет недавнего Yesterday). Что это значит? Да ничего. Всего лишь приятные мелочи — как, впрочем, и весь второй «Zомбилэнд». Правило выживания № 32: умей радоваться мелочам.

Особенности национального апокалипсиса: рецензия на фильм «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Zомбилэнд: Контрольный Выстрел

Четвёрка отважных выживальщиков с географическими локациями вместо имён — Коламбус (Джесси Айзенберг), Таллахасси (Вуди Харрельсон), Вичита (Эмма Стоун) и Литтл Рок (Эбигейл Бреслин) — пробираются через полчища зомби к Белому дому, где и устраивают своё жилище. Но со временем рутинная скука берёт вверх над безопасностью, отношения обостряются, и Вичита с Литтл Рок в очередной раз вероломно сбегают. Вичита, правда, почти сразу возвращается: обученная не привязываться ни к кому (даже к старшей сестре) Литтл Рок, в свою очередь, сбежала и от неё. Укатила в закат вместе с волосатым хиппарём, путешествующим с гитарой вместо старой-доброй двустволки. Они едут в полумифический Вавилон, безопасное якобы место, где все дружат и любят друг друга. Команда отправляется спасать Литтл Рок от этого пацифистского рая.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

За десять лет с выхода первого «Zомбилэнда» многое в индустрии успело измениться: мода на зомби вспыхнула и сошла на нет (теперь про них вспоминают только инди-старички вроде Джармуша или нон-конформисты типа Бонелло), жанр чистой комедии почти полностью ушёл на ТВ («проклятая woke-культура!» — кричит где-то Тодд Филлипс), деспотия сиквелов окончательно проела всем плешь, а режиссёр Рубен Фляйшер совсем растерял кредит доверия. После «Zомбилэнда» он не снял ровно ни одного приличного фильма, и его возвращение к ревизионистской зомби-веселухе выглядело как детская попытка спрятаться «в домик», вернуться на свою постапокалиптическую улицу в три дома, где всё просто и знакомо, на денёк. Так же, как и для сценаристов Ретта Риза и Пола Верника, — судя по «Дэдпулу 2», слегка исписавшихся и уже, кстати, предпринимавших неудачную попытку превратить «Zомбилэнд» во франшизу (в 2013-м выходил пилот сериала, про который все благополучно успели забыть).

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Это сиквел, который никто толком не просил, во франшизе, от которой никто ничего не ждал, — и в другом случае такое положение дел легко привело бы к творческой и, разумеется, коммерческой неудаче. Но только не в случае со вторым «Zомбилэндом» — фильмом, который упивается вторичностью и расцветает в своей необязательности. Он не просто следует всем характеристикам поверхностного сиквела, что так талантливо стебали во втором «Мачо и ботане», но, кажется, намеренно их гипертрофирует. Да, местная фабула — почти точное повторение первого фильма, многие герои заново выстраивают те же отношения, а Коламбус так же острит за кадром, превращая фильм из нарративного кино в, по сути, иллюстрированный стэнд-ап со всеми свойственными формату ретардациями и лирическими отступлениями.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

И всё вроде бы то же, но выше, сильнее и больше. Причём в прямом арифметическом смысле: вместо одного романтического интереса у Коламбуса, например, теперь целых два, количество любовных линий в целом удвоилось, в два раза больше стало шуток и всяческих культурных отсылок. И даже оригинальное название сиквела, Double Shot, подчёркивает эту «двоичность» и как бы смеётся над ней. «Контрольный выстрел» — как, например, «Kingsman: Золотое кольцо» — эксплуатирует саму природу сиквела как продукта изначально вторичного и запертого в конкретных сюжетных рамках.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Он не пытается идти в ногу со временем, напротив, выпячивает свою старомодность, отказываясь менять устаревший (по мнению героини Стоун) ван-лайнер «Не звени яйцами!» или добавляя палеолитовый архетип «тупой блондинки» — такой пошлости себе не позволял даже первый «Zомбилэнд» (и оттого это как-то особенно смешно). Риза и Верника, постмодернистов до мозга костей, не интересуют ни старые, ни новые искренности, а лишь комичная переработка готовых форм и сюжетов: в сиквеле они расширяют бестиарий зомби (тут и околоромеровские «гомеры», и бойловско-снайдеровские бегуны, и «умные» хищники) и, например, внаглую тырят один маленький гэг у Эдгара Райта, чтобы расширить его до абсурдных величин и закрепить сложносочинённой экшен-сценой. В плане визуального креатива, кстати, у второго «Zомбилэнда» всё в полном порядке: конечности красиво разлетаются в слоу-мо, кровь реками течёт, мозги тихо сползают по стенам. Всё это — с потрясающей экшен-хореографией, заставляющей задать всего один вопрос: почему Фляйшер так не мог, допустим, в «Веноме»? (Ответ, возможно, заключается в том, что «Венома» не снимал оператор «Олдбоя» Чон Джон-хун.)

При этом, со всей своей приятной старомодностью, «Zомбилэнд» временами очень интересно цепляет культурные тренды. Одной из магистральных линий тут становится, например, жестокая сатира над постапокалиптическими пацифистами — цветочноволосыми хиппи, над которыми в этом году уже вдоволь поиздевался Квентин Тарантино. А в одной сцене внезапно вылезает тема вторичного искусства в век, когда информация исчезает слишком быстро, чтобы помнить об искусстве первичном: один из хиппарей выдаёт песню Боба Дилана за свою (на похожем гэге строится весь сюжет недавнего Yesterday). Что это значит? Да ничего. Всего лишь приятные мелочи — как, впрочем, и весь второй «Zомбилэнд». Правило выживания № 32: умей радоваться мелочам.

Особенности национального апокалипсиса: рецензия на фильм «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Zомбилэнд: Контрольный Выстрел

Четвёрка отважных выживальщиков с географическими локациями вместо имён — Коламбус (Джесси Айзенберг), Таллахасси (Вуди Харрельсон), Вичита (Эмма Стоун) и Литтл Рок (Эбигейл Бреслин) — пробираются через полчища зомби к Белому дому, где и устраивают своё жилище. Но со временем рутинная скука берёт вверх над безопасностью, отношения обостряются, и Вичита с Литтл Рок в очередной раз вероломно сбегают. Вичита, правда, почти сразу возвращается: обученная не привязываться ни к кому (даже к старшей сестре) Литтл Рок, в свою очередь, сбежала и от неё. Укатила в закат вместе с волосатым хиппарём, путешествующим с гитарой вместо старой-доброй двустволки. Они едут в полумифический Вавилон, безопасное якобы место, где все дружат и любят друг друга. Команда отправляется спасать Литтл Рок от этого пацифистского рая.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

За десять лет с выхода первого «Zомбилэнда» многое в индустрии успело измениться: мода на зомби вспыхнула и сошла на нет (теперь про них вспоминают только инди-старички вроде Джармуша или нон-конформисты типа Бонелло), жанр чистой комедии почти полностью ушёл на ТВ («проклятая woke-культура!» — кричит где-то Тодд Филлипс), деспотия сиквелов окончательно проела всем плешь, а режиссёр Рубен Фляйшер совсем растерял кредит доверия. После «Zомбилэнда» он не снял ровно ни одного приличного фильма, и его возвращение к ревизионистской зомби-веселухе выглядело как детская попытка спрятаться «в домик», вернуться на свою постапокалиптическую улицу в три дома, где всё просто и знакомо, на денёк. Так же, как и для сценаристов Ретта Риза и Пола Верника, — судя по «Дэдпулу 2», слегка исписавшихся и уже, кстати, предпринимавших неудачную попытку превратить «Zомбилэнд» во франшизу (в 2013-м выходил пилот сериала, про который все благополучно успели забыть).

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Это сиквел, который никто толком не просил, во франшизе, от которой никто ничего не ждал, — и в другом случае такое положение дел легко привело бы к творческой и, разумеется, коммерческой неудаче. Но только не в случае со вторым «Zомбилэндом» — фильмом, который упивается вторичностью и расцветает в своей необязательности. Он не просто следует всем характеристикам поверхностного сиквела, что так талантливо стебали во втором «Мачо и ботане», но, кажется, намеренно их гипертрофирует. Да, местная фабула — почти точное повторение первого фильма, многие герои заново выстраивают те же отношения, а Коламбус так же острит за кадром, превращая фильм из нарративного кино в, по сути, иллюстрированный стэнд-ап со всеми свойственными формату ретардациями и лирическими отступлениями.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

И всё вроде бы то же, но выше, сильнее и больше. Причём в прямом арифметическом смысле: вместо одного романтического интереса у Коламбуса, например, теперь целых два, количество любовных линий в целом удвоилось, в два раза больше стало шуток и всяческих культурных отсылок. И даже оригинальное название сиквела, Double Shot, подчёркивает эту «двоичность» и как бы смеётся над ней. «Контрольный выстрел» — как, например, «Kingsman: Золотое кольцо» — эксплуатирует саму природу сиквела как продукта изначально вторичного и запертого в конкретных сюжетных рамках.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Он не пытается идти в ногу со временем, напротив, выпячивает свою старомодность, отказываясь менять устаревший (по мнению героини Стоун) ван-лайнер «Не звени яйцами!» или добавляя палеолитовый архетип «тупой блондинки» — такой пошлости себе не позволял даже первый «Zомбилэнд» (и оттого это как-то особенно смешно). Риза и Верника, постмодернистов до мозга костей, не интересуют ни старые, ни новые искренности, а лишь комичная переработка готовых форм и сюжетов: в сиквеле они расширяют бестиарий зомби (тут и околоромеровские «гомеры», и бойловско-снайдеровские бегуны, и «умные» хищники) и, например, внаглую тырят один маленький гэг у Эдгара Райта, чтобы расширить его до абсурдных величин и закрепить сложносочинённой экшен-сценой. В плане визуального креатива, кстати, у второго «Zомбилэнда» всё в полном порядке: конечности красиво разлетаются в слоу-мо, кровь реками течёт, мозги тихо сползают по стенам. Всё это — с потрясающей экшен-хореографией, заставляющей задать всего один вопрос: почему Фляйшер так не мог, допустим, в «Веноме»? (Ответ, возможно, заключается в том, что «Венома» не снимал оператор «Олдбоя» Чон Джон-хун.)

При этом, со всей своей приятной старомодностью, «Zомбилэнд» временами очень интересно цепляет культурные тренды. Одной из магистральных линий тут становится, например, жестокая сатира над постапокалиптическими пацифистами — цветочноволосыми хиппи, над которыми в этом году уже вдоволь поиздевался Квентин Тарантино. А в одной сцене внезапно вылезает тема вторичного искусства в век, когда информация исчезает слишком быстро, чтобы помнить об искусстве первичном: один из хиппарей выдаёт песню Боба Дилана за свою (на похожем гэге строится весь сюжет недавнего Yesterday). Что это значит? Да ничего. Всего лишь приятные мелочи — как, впрочем, и весь второй «Zомбилэнд». Правило выживания № 32: умей радоваться мелочам.

Особенности национального апокалипсиса: рецензия на фильм «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Zомбилэнд: Контрольный Выстрел

Четвёрка отважных выживальщиков с географическими локациями вместо имён — Коламбус (Джесси Айзенберг), Таллахасси (Вуди Харрельсон), Вичита (Эмма Стоун) и Литтл Рок (Эбигейл Бреслин) — пробираются через полчища зомби к Белому дому, где и устраивают своё жилище. Но со временем рутинная скука берёт вверх над безопасностью, отношения обостряются, и Вичита с Литтл Рок в очередной раз вероломно сбегают. Вичита, правда, почти сразу возвращается: обученная не привязываться ни к кому (даже к старшей сестре) Литтл Рок, в свою очередь, сбежала и от неё. Укатила в закат вместе с волосатым хиппарём, путешествующим с гитарой вместо старой-доброй двустволки. Они едут в полумифический Вавилон, безопасное якобы место, где все дружат и любят друг друга. Команда отправляется спасать Литтл Рок от этого пацифистского рая.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

За десять лет с выхода первого «Zомбилэнда» многое в индустрии успело измениться: мода на зомби вспыхнула и сошла на нет (теперь про них вспоминают только инди-старички вроде Джармуша или нон-конформисты типа Бонелло), жанр чистой комедии почти полностью ушёл на ТВ («проклятая woke-культура!» — кричит где-то Тодд Филлипс), деспотия сиквелов окончательно проела всем плешь, а режиссёр Рубен Фляйшер совсем растерял кредит доверия. После «Zомбилэнда» он не снял ровно ни одного приличного фильма, и его возвращение к ревизионистской зомби-веселухе выглядело как детская попытка спрятаться «в домик», вернуться на свою постапокалиптическую улицу в три дома, где всё просто и знакомо, на денёк. Так же, как и для сценаристов Ретта Риза и Пола Верника, — судя по «Дэдпулу 2», слегка исписавшихся и уже, кстати, предпринимавших неудачную попытку превратить «Zомбилэнд» во франшизу (в 2013-м выходил пилот сериала, про который все благополучно успели забыть).

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Это сиквел, который никто толком не просил, во франшизе, от которой никто ничего не ждал, — и в другом случае такое положение дел легко привело бы к творческой и, разумеется, коммерческой неудаче. Но только не в случае со вторым «Zомбилэндом» — фильмом, который упивается вторичностью и расцветает в своей необязательности. Он не просто следует всем характеристикам поверхностного сиквела, что так талантливо стебали во втором «Мачо и ботане», но, кажется, намеренно их гипертрофирует. Да, местная фабула — почти точное повторение первого фильма, многие герои заново выстраивают те же отношения, а Коламбус так же острит за кадром, превращая фильм из нарративного кино в, по сути, иллюстрированный стэнд-ап со всеми свойственными формату ретардациями и лирическими отступлениями.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

И всё вроде бы то же, но выше, сильнее и больше. Причём в прямом арифметическом смысле: вместо одного романтического интереса у Коламбуса, например, теперь целых два, количество любовных линий в целом удвоилось, в два раза больше стало шуток и всяческих культурных отсылок. И даже оригинальное название сиквела, Double Shot, подчёркивает эту «двоичность» и как бы смеётся над ней. «Контрольный выстрел» — как, например, «Kingsman: Золотое кольцо» — эксплуатирует саму природу сиквела как продукта изначально вторичного и запертого в конкретных сюжетных рамках.

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Кадр из фильма «Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

Он не пытается идти в ногу со временем, напротив, выпячивает свою старомодность, отказываясь менять устаревший (по мнению героини Стоун) ван-лайнер «Не звени яйцами!» или добавляя палеолитовый архетип «тупой блондинки» — такой пошлости себе не позволял даже первый «Zомбилэнд» (и оттого это как-то особенно смешно). Риза и Верника, постмодернистов до мозга костей, не интересуют ни старые, ни новые искренности, а лишь комичная переработка готовых форм и сюжетов: в сиквеле они расширяют бестиарий зомби (тут и околоромеровские «гомеры», и бойловско-снайдеровские бегуны, и «умные» хищники) и, например, внаглую тырят один маленький гэг у Эдгара Райта, чтобы расширить его до абсурдных величин и закрепить сложносочинённой экшен-сценой. В плане визуального креатива, кстати, у второго «Zомбилэнда» всё в полном порядке: конечности красиво разлетаются в слоу-мо, кровь реками течёт, мозги тихо сползают по стенам. Всё это — с потрясающей экшен-хореографией, заставляющей задать всего один вопрос: почему Фляйшер так не мог, допустим, в «Веноме»? (Ответ, возможно, заключается в том, что «Венома» не снимал оператор «Олдбоя» Чон Джон-хун.)

При этом, со всей своей приятной старомодностью, «Zомбилэнд» временами очень интересно цепляет культурные тренды. Одной из магистральных линий тут становится, например, жестокая сатира над постапокалиптическими пацифистами — цветочноволосыми хиппи, над которыми в этом году уже вдоволь поиздевался Квентин Тарантино. А в одной сцене внезапно вылезает тема вторичного искусства в век, когда информация исчезает слишком быстро, чтобы помнить об искусстве первичном: один из хиппарей выдаёт песню Боба Дилана за свою (на похожем гэге строится весь сюжет недавнего Yesterday). Что это значит? Да ничего. Всего лишь приятные мелочи — как, впрочем, и весь второй «Zомбилэнд». Правило выживания № 32: умей радоваться мелочам.

13 лучших сериалов про зомби

1. Ходячие мертвецы

The Walking Dead

  • Ужасы, фантастика, триллер.
  • США, 2010 год.
  • Длительность: 9 сезонов.
  • IMDb: 8,3.

Сериал, основанный на одноимённой серии комиксов, рассказывает о группе людей, которая пытается выжить во время зомби-апокалипсиса. Это не столько боевик, сколько драма о том, на что может пойти человек, которого окружают только смерть и страдания.

«Ходячие мертвецы» не раз удостаивались престижных наград. В частности, премии «Сатурн». Несколько раз сериал признавали лучшей телепостановкой и лучшим сериалом для кабельного телевидения.

Далеко не единожды награждались и актёры, принимавшие участие в съёмках. Например, Эндрю Линкольн, Мелисса Сюзанн МакБрайд и Джеффри Дин Морган. Последнего в 2017 году канал MTV даже назвал лучшим злодеем.

2. Долина смерти

Death Valley

  • Ужасы, комедия.
  • США, 2011 год.
  • Длительность: 1 сезон.
  • IMDb: 7,8.

Чёрная комедия о трудовых буднях подразделения лос-анджелесской полиции, борющегося с живыми мертвецами, вампирами и оборотнями. Сериал псевдодокументальный — события демонстрируются через камеру оператора, который повсюду таскается за спецотрядом.

«Долину смерти» стоит посмотреть хотя бы потому, что это, вероятно, единственный мокьюментари-сериал про зомби — и при этом очень достойный. Это подтверждают отзывы критиков: рейтинг шоу на Rotten Tomatoes равняется 75%.

3. На зов скорби

Les Revenants

  • Ужасы, фэнтези, драма.
  • Франция, 2012 год.
  • Длительность: 2 сезона.
  • IMDb: 8,2.

Действие сериала происходит в небольшом альпийском городке, имеющем мрачную историю: в него внезапно возвращаются люди, которых все считают погибшими. Они совершенно не понимают, что с ними происходит, но пытаются начать нормальную жизнь.

Атмосфера проекта, и без того густая, дополнена отличным саундтреком шотландской пост-рок-группы Mogwai. «На зов скорби» не раз признавали лучшим сериалом — в частности, он получил награду «Хрустальный глобус». Критики отметили сильное влияние на него «Твин Пикса».

Позже в США попытались сделать собственный ремейк «Возвращённые», но новая версия не сумела сравняться с оригиналом и закрылась после первого же сезона.

4. Во плоти

In the Flesh

  • Ужасы, драма.
  • Великобритания, 2012 год.
  • Длительность: 2 сезона.
  • IMDb: 8,0.

Восторженно воспринятый критиками и зрителями сериал о том, как бывших мертвецов после эпидемии реабилитируют и возвращают в нормальное общество. Главный герой — подросток, которого отправляют обратно к его семье, живущей в маленьком городке. Там ему приходится бороться как с собственными демонами, так и с местными, которые считают, что бывших зомби не бывает.

Среди полученных «Во плоти» наград — премия Royal Television Society в категории «Лучший свет, фотография и операторская работа в области драмы», премия BAFTA в области телевидения в категории «Лучший мини-сериал» и премия Broadcast Awards в категории «Лучший сценарий».

5. Спираль

Helix

  • Ужасы, фантастика, триллер.
  • США, Канада, 2014 год.
  • Длительность: 2 сезона.
  • IMDb: 6,8.

Триллер о команде учёных, которых отправляют на продвинутую исследовательскую базу в Арктике. Их цель — остановить распространение крайне опасного вируса и не дать ему выбраться за пределы лаборатории.

Критики приняли «Спираль» весьма тепло — на Rotten Tomatoes его рейтинг равняется 81%. Нил Джензлингер из The New York Times также высоко оценил игру актёров. Особенно — Билла Кэмпбелла, который засветился в «Дракуле» Копполы и американском ремейке сериала «Убийство».

6. Нация Z

Z Nation

  • Ужасы, фантастика, боевик.
  • США, 2014 год.
  • Длительность: 5 сезонов.
  • IMDb: 6,7.

С тех пор как опасный вирус распространился по Америке и превратил большую часть её жителей в ходячих мертвецов, прошло три года. Но вдруг находится человек, который остался в живых несмотря на инфекцию.

Команде героев предстоит перевезти его из Нью-Йорка в Калифорнию, где находится последняя рабочая вирусная лаборатория. Ведь антитела в его крови — последняя надежда спасти человечество.

Изначально «Нация Z» выглядела дешёвой пародией на «Ходячих мертвецов». Но вскоре зрители поняли, что тут как раз и можно восполнить недостаток столкновений с зомби, которым грешил оригинал: оживших мертвецов здесь убивают постоянно, да ещё и всевозможными остроумными способами.

Поэтому, несмотря на неоднозначные отзывы критиков, сериал пришёлся зрителям по душе. Каждую серию первого сезона посмотрело в среднем 1,42 млн человек, а его оценка на Rotten Tomatoes равняется 77%.

7. Эш против зловещих мертвецов

Ash vs Evil Dead

  • Ужасы, фэнтези, боевик.
  • США, 2015 год.
  • Длительность: 3 сезона.
  • IMDb: 8,5.

Полная расчленёнки комедия ужасов от Сэма Рэйми — автора оригинальной франшизы «Зловещие мертвецы». А в роли постаревшего Эша — всё тот же харизматичный Брюс Кэмпбелл.

Действие сериала разворачивается спустя 30 лет после событий трилогии. Главный герой работает в супермаркете и старательно избегает всего, что связано с потусторонним миром. Но после очередного пробуждения зла миру угрожает настоящая опасность, и только Эш может его спасти.

«Эш против зловещих мертвецов» продолжает атмосферу оригинальной трилогии, совмещая лихой боевик с беспредельным чёрным юмором. Его не раз признавали лучшим телесериалом, а Кэмпбелл даже получил премию «Сатурн» в номинации «Лучший актёр телесериала».

8. Я — зомби

iZombie

  • Ужасы, драма, комедия.
  • США, 2015 год.
  • Длительность: 5 сезонов.
  • IMDb: 7,9.

Комедийная драма о весёлой студентке медицинского факультета, которая на вечеринке превращается в зомби. А чтобы получить свободный доступ к человеческим органам, она устраивается в морг.

Вместе со съеденными мозгами жертв убийств девушка перенимает их воспоминания. Так она начинает помогать полиции раскрывать преступления.

«Я — зомби» снят по одноимённому комиксу издательства DC Comics Vertigo. Сериал получил награду «Выбор фанатов года» на MTV Fandom Awards, а также был удостоен премии Leo Awards за лучший грим. Главная же его особенность в том, что чуть ли не впервые за всю историю ужасов авторы сумели показать зомби настолько милыми и обаятельными.

9. Бойтесь ходячих мертвецов

Fear the Walking Dead

  • Ужасы, фантастика, триллер.
  • США, 2015 год.
  • Длительность: 5 сезонов.
  • IMDb: 7,0.

Спин-офф «Ходячих мертвецов», который рассказывает о первых днях эпидемии. Действие разворачивается не в Атланте, как в оригинале, а в Лос-Анджелесе. Центральные персонажи — мать-одиночка со своей семьёй и разведённый учитель, которые объединяются, чтобы выжить.

В списке режиссёров сериала — Стефан Шварц, который занимался «Декстером», Эндрю Бернштейн, приложивший руку к «Безумцам», и Майкл Е. Сатраземис, участвовавший в создании оригинального телешоу.

Спин-офф компенсирует некоторые недостатки оригинала: он более напряжённый и жёсткий. «Бойтесь ходячих мертвецов» получил награду E! Online Best. Ever. TV. Awards в категории «Новый сериал, которому вы рады больше всего». А сыгравшая в сериале Алисия Дебнем-Кэри удостоилась премии E! Online TV Scoop Awards в номинации «Самая прорывная звезда».

10. Сбой

Glitch

  • Фантастика, драма.
  • Австралия, 2015 год.
  • Длительность: 3 сезона.
  • IMDb: 7,6.

В американском городке посреди ночи на кладбище вызывают полицейского. Там он обнаруживает семь человек, которые по непонятной причине восстали из мёртвых. Они отлично себя чувствуют, но ничего не помнят. Герой вместе с местным врачом пытается скрыть произошедшее от окружающих, а заодно объяснить воскрешение и странную связь между этими семерыми.

Сериал получил премию Австралийской академии кинематографа и телевидения в ТВ-категориях «Лучшая драма», «Лучший оригинальный саундтрек» и «Лучшая режиссура». Также судьи TV Week Logie Awards в 2015 году признали «Сбой» самым выдающимся драматическим сериалом.

11. Жуть

Freakish

  • Ужасы, фантастика.
  • США, 2016 год.
  • Длительность: 2 сезона.
  • IMDb: 6,6.

В небольшом американском городке на химическом заводе происходит взрыв, который превращает местных жителей в уродливых мутантов. Группа подростков укрывается от последствий инцидента в стенах школы и пытается выяснить, что за оружие производили на заводе.

В списке актёров, сыгравших в сериале, — куча интернет-звёзд: Лиза Коши, Хейс Гриер, Меган Ринкс и другие. В 2017 году «Жуть» была номинирована на премию Shorty Awards в категории «Лучший веб-сериал».

В век телесериалов про зомби многое в «Жути» кажется знакомым, но каждый эпизод длится менее получаса, поэтому сериал смотрится очень легко.

Нил Джензлингер, The New York Times

12. Диета из Санта-Клариты

Santa Clarita Diet

  • Ужасы, комедия.
  • США, 2017 год.
  • Длительность: 3 сезона.
  • IMDb: 7,8.

Джоэль и Шейла — счастливая семейная пара с детьми, не знающая забот. Но однажды Шейла ни с того ни с сего превращается в зомби и начинает жаждать человеческой плоти. Семья пытается помочь ей справиться с такими радикальными переменами в жизни, а заодно и выяснить их причину.

«Диета из Санта-Клариты» — комедия с элементами хоррора, радующая уже одним только актёрским составом: в главных ролях здесь Дрю Берримор и Тимоти Олифант. По сути, он очень похож на остроумный семейный ситком, только с участием зомби. Критики приняли сериал очень тепло: его рейтинг на Rotten Tomatoes составляет 81%.

13. Королевство

Kingdom

  • Ужасы, боевик, триллер.
  • Южная Корея, США, 2019 год.
  • Длительность: 2 сезона.
  • IMDb: 8,5.

Действие сериала происходит примерно в XV–XVI веках в корейском государстве Чосон. Его правитель умирает после продолжительной болезни, но воскресает в виде нежити, жаждущей плоти.

Наследный принц пытается увидеться с отцом, но ему это не удаётся. Рискуя быть обвинённым в государственной измене, он покидает дворец и прибывает в деревенскую больницу, чтобы встретиться с лечившим правителя лекарем. Там принц обнаруживает множество скрытых от солнца трупов.

«Королевство» основано на веб-комиксе «Страна бога» и является первым южнокорейским сериалом, выпущенным Netflix. В нём сочетается яркий антураж средневековой Кореи, кровавая жестокость и тема зомби-апокалипсиса. Проект настолько понравился критикам и зрителям, что его быстро продлили на второй сезон.

Читайте также
📽😵😱

Настоящий зомби-апокалипсис | Национальный авангард

White Mother and Child

Х. Милларда

ГОНКА ЗНАЧИТ ПОДВИДЫ. Подвид — это группа организмов, которая отошла от вида и которая постепенно превращается в отдельный вид, обычно не способный иметь потомство со старым видом.

Мы, белые, — это подвид. Мы на пути к тому, чтобы стать отдельным видом. Однако, если мы смешаемся с представителями старого вида, наша высшая возможная судьба — видовая принадлежность — будет отменена, и мы снова перейдем к старому виду.

Смешанные браки — это геноцид наших подвидов, который приведет к исчезновению тех наших семейных линий, которые вовлечены в это великое зло.

Плюнь, когда видишь белых смешанных браков, и никогда не принимай их как друзей. Они носители нашей гибели.

Геноциды знают, что способ уничтожить Белых людей и стереть нас с лица земли — это сделать смешанные браки нормальными и даже желательными. Это ни то, ни другое.

Мы должны оставаться изолированными и даже изолированными, если это возможно, от заражения небелых генов.

Зомби? Нынешнее безумие, которое немногие считают метафорой, которую он предлагает.

Настоящие зомби — это те, кто может заразить нас небелыми генами, и, когда они это сделают, они создают новых зомби, которые, в свою очередь, могут создать еще зомби еще .

Чтобы родить одного белого ребенка, нужны двое белых. Это только способ, которым ребенок может получить полные 46 хромосом и около 20 000 генов, содержащих 3,1 миллиарда букв ДНК, которые составляют Белого человека.

Достаточно одного спаривания небелого с белым, чтобы произвести небелого ребенка. Это потому, что у такого ребенка будет всего 23 белых хромосомы, 10 000 белых генов и 1,5 миллиарда белых букв ДНК. Этот ребенок не будет наполовину белым. Будет цветным .

Если вы смешаете галлон черной, коричневой, желтой или красной краски с галлоном белой краски, вы не получите наполовину белую краску. У вас получится небелая краска. Так обстоит дело с кодом ДНК.

Не позволяйте зомби схватить вас. Оставайся белым. Держись. Не смешивайся с зомби. Они могут заразить вас и сделать из вас зомби.

Хорошо, поэтому некоторые скажут, что использование зомби в качестве метафоры является чрезмерным, и что мы все люди, и спариваться с другими людьми, независимо от их расы, вполне естественно.

Почему тот факт, что мы можем произвести жизнеспособное потомство при таком спаривании, должен доказывать, что с таким спариванием проблем нет, верно? Неправильно. То, что что-то возможно, не делает это желательным.Как поколения родителей говорили своим детям, вы можете прыгнуть с моста, если хотите, но это нежелательно. то же самое и со смешанным браком.

Чтобы повторить то, что я написал вверху. Мы, Белые, являемся подвидом человеческого вида. Мы можем стать новым видом, и мы станем таковыми, если мы не будем смешиваться, и если мы останемся отдельными и изолированными и не допустим передачи генов от, ах, зомби («Смотрите, вот он снова!» — скулят антибелые. ).

Некоторые из нас считают, что эволюция в новый вид, неспособный рожать детей от других типов людей, является нашей высшей судьбой, и некоторые из нас также считают, что это также приказ нам свыше.

Фундаментальные процессы эволюции автоматически приведут нас к появлению разновидностей, если мы будем избегать передачи генов от других рас, потому что эти фундаментальные процессы работают как машины, без эмоций и без сознательного вмешательства человека. Однако они медленны и могут вызывать дивергенцию и видообразование некоторыми способами, которые могут быть не лучшими для нас в долгосрочной перспективе, потому что они могут вызывать специфические адаптации, а не общие адаптации.

Специфические приспособления — это то, что мы видим, например, у коал.Они будут голодать, если не смогут съесть определенный вид растений или не смогут жить в нужных условиях. Общие адаптации — это то, что мы наблюдаем у тараканов, которые едят что угодно и живут в самых разных условиях.

Чтобы избежать неправильного эволюционного пути; Другими словами, чтобы избежать создания определенных адаптаций, которые будут означать наше окончательное исчезновение, когда условия изменятся (а они всегда будут меняться), нам лучше всего направлять нашу собственную эволюцию по пути, который будет строить общие адаптации, которые позволят нам иметь возможность выживать и процветать независимо от того, какие изменения произойдут в будущем.Чтобы двигаться в правильном направлении, мы должны жить сознательно, и мы должны правильно спариваться, и мы должны размножаться, как тараканы, чтобы произвести наибольшее количество мутаций, так что правильные мутации будут происходить, чтобы двигаться вперед, и мы должны избегать всех передача генов от небелых к нам.

Если вы делаете ставки, вкладывайте деньги в выживание тараканов и вымирание коалы.

Будем как тараканы и избегаем зомбификации.

Мы разные.Давайте оставаться такими и будем сознательно увеличивать различия.

(© 2012 Х. Миллард)

* *

«Миллард — оригинал. Его книги не похожи на вашу типичную художественную литературу. Если вы не знаете, куда поставить его книги, попробуйте ту же полку с Керуаком, Кафкой, Сартром и Ницше… »

Weself Alone & Homeless Jack’s Religion посланий тоски и смысла в постамериканской Америке Х.Миллард В Мы одни, и Религия бездомного Джека , Х. Миллард, труднопроходимый автор книг Посторонний и Бродя по пустошам , собрал некоторые из своих категоричных комментариев к посту. Американская Америка. Комментарии касаются политики, философии, свободы слова, геноцида, религии и других тем; все в резком стиле Милларда. Они ведут к Религия Бездомного Джека , в которой Бездомный Джек излагает откровения, которые он нашел в мусорном контейнере на подъезде. Нажмите здесь, чтобы купить. ISBN: 0-595-32646-3
КОРОЧЕСТВО ПО БЕЗОПАСНОСТИ — (ISBN: 0-595-22811-9) Последняя книга Х. Милларда о свержении священных коров теперь доступна на Amazon.com, нажав на эту ссылку или позвонив по телефону 1-877-823 -9235. «Веселая и отрезвляющая вещь для чтения» — Независимая служба медицинской помощи

.

Руководство Пентагона по зомби-апокалипсису «CONOP 8888», составленное военными США

Руководство Пентагона по выживанию после зомби-апокалипсиса: военные планы США по борьбе с курицей-нежитью, космическими захватчиками и ВЕГЕТАРИАНАМИ

  • У Пентагона есть план приказ «сохранить святость человеческой жизни»
  • Обнаружен в несекретном документе под названием «CONOP 8888»
  • Документ от 30 апреля 2011 года представляет собой подробный синопсис для борьбы с зомби
  • Планы включают сбор дождя на потребление воды

Автор Jill Reilly

Опубликовано: | Обновлено:

Нечасто вы слышите о страхах перед вторжением зомби — а если и слышите, то почти наверняка по телевидению.

Но в случае апокалипсиса, вызванного армией нежити, у Пентагона есть план, чтобы «сохранить святость человеческой жизни» среди всех «не-зомби-людей».

Планы действий страны на случай нападения зомби появились из несекретного документа, полученного журналом Foreign Policy под названием «CONOP 8888», иначе известного как «Противодействие зомби».

Прокрутите вниз, чтобы прочитать документ полностью

In the event of an apocalypse brought about by an army of the undead, the Pentagon has a plan in order to In the event of an apocalypse brought about by an army of the undead, the Pentagon has a plan in order to

В случае апокалипсиса, вызванного армией нежити, у Пентагона есть план по «сохранению святости человеческой жизни» среди всех «не- zombie people ‘

Документ датирован 30 апреля 2011 года и представляет собой подробный синопсис для борьбы со многими видами зомби.

Согласно плану «наихудший сценарий угрозы» — это атака зомби, при которой зомби поедают много людей, поэтому быстро заражают их, оставляя мало времени для ответа.

В документе также рассматриваются «CZ», также известные как «куриные зомби».

«Хотя это звучит смешно, на самом деле это единственный проверенный класс зомби, который действительно существует», — говорится в плане.

CONPLAN 8888

«Так называемые« CZ »возникают, когда фермеры усыпляют старых кур, которые больше не могут откладывать яйца, с помощью угарного газа, закапывают их в землю, а затем копают обратно на поверхность», — отмечает CONOP 8888.

Другие возможные атаки включают злобных магических зомби, созданных с помощью оккультных экспериментов, и зомби-вегетарианцев, которые выживают на растениях, поэтому не представляют угрозы для жизни людей и зомби из космоса.

В отчете содержится оговорка о том, что «этот план на самом деле не был задуман как шутка», но он возник после того, как военные планировщики в Омахе, штат Небраска, хотели разработать сценарий действий в условиях широкомасштабной чрезвычайной ситуации в стране.

The Pentagon The Pentagon

Планы Пентагона на случай непредвиденных обстоятельств нападения зомби появились из несекретного документа под названием «CONOP 8888», иначе известного как «Доминирование против зомби». постапокалиптический мир — развертывание вооруженных сил также было важным фактором в планах.

«Этот документ определен как учебное пособие, используемое на внутренних учебных упражнениях, где студенты узнают об основных концепциях военных планов и разработки приказов с помощью вымышленного учебного сценария», — написала в журнале капитан ВМС Памела Кунце. Эл. адрес.

«Этот документ не является планом Стратегического командования США».

Армию часто вызывают в фильмах о зомби, чтобы спасти положение. В комедии 2004 года «Мертвый Шон» солдаты прибывают как раз вовремя, чтобы спасти героя фильма.

В 2012 году войска в США были обучены с использованием имитационного вторжения зомби.

Сотни военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и медицинского персонала наблюдали за постановкой атаки зомби в голливудском стиле в рамках своей подготовки по реагированию на чрезвычайные ситуации.

В сценарии, получившем название «Зомби-апокалипсис», VIP-человек оказался в деревне в окружении зомби, когда взорвалась бомба.

An attack of the zombies in the 2004 film An attack of the zombies in the 2004 film

Атака зомби в фильме 2004 года «Шон из мертвых».В фильме «Армия приходит на помощь»

VIP был ранен, и его команде пришлось перемещаться по городу, уклоняясь от пуль и стреляя во вторгшихся зомби.

В какой-то момент часть команды попадает в зону поражения зомби, и ее нужно доставить в полевое медицинское учреждение для дезинфекции и лечения.

Пентгаон — не единственная страна, имеющая план, как и Великобритания,

В 2012 году британские планы действий на случай нападения зомби появились в ответ на запрос представителя общественности.

Запрос о свободе информации показал удивительный уровень готовности к возможному исходу.

Министерство обороны не будет руководить усилиями по планированию такой ужасной атаки или бороться с последствиями, как сообщает Daily Telegraph, поскольку эта роль будет лежать на канцелярии кабинета министров, которая координирует чрезвычайное планирование для правительства.

Министерство обороны ответило на запрос FoI: «В случае апокалиптического инцидента (например, зомби), любые планы по восстановлению и возвращению Англии ее славы, существовавшей до нападения, будут проводиться кабинетом министров, и, следовательно, любое предварительное планирование деятельность также будет иметь место там.

«Роль министерства обороны в любом таком случае будет заключаться в оказании военной поддержки гражданским властям, а не в их руководстве.

«Следовательно, Министерство обороны не располагает информацией по этому поводу».

.

15 героев фильмов, которых вы хотели бы видеть в своей команде в зомби-апокалипсисе

Жанр ужасов имеет множество подкатегорий, но, пожалуй, ни одна из них не оказала такого большого влияния на общество, как фильм о зомби. От манерных классических произведений Джорджа А. Ромеро до пародий сегодняшнего дня — этот аспект нашей культуры настолько укоренился в нашем воображении, что многие из нас часто задаются вопросом, что бы мы сделали, будь зомби-апокалипсис на самом деле? И есть еще один вопрос, который нельзя игнорировать: кого мы хотели бы видеть рядом, когда это произойдет?

Хотя можно утверждать, что тот, кто жертвует собой ради другого, станет хорошим компаньоном, мы включили персонажей, которые прошли через фильм живыми.Помимо этого, все эти люди показали, что у них есть по крайней мере некоторые навыки, ум и смелость, необходимые для победы над нежитью. (На этом примечании — не все эти фильмы явно про зомби, но все сражавшиеся существа по своей природе похожи на зомби, поэтому, ради аргументации, могли бы обеспечить достаточную подготовку для тех, кто сражается с ними в случае атака зомби).

Итак, без лишних слов, вот вам 15 героев фильмов, которые вам нужны в «Зомби-апокалипсисе» .

15 Шон Райли — Шон мертвых

Simon Pegg & Nick Frost in Shaun of the Dead

Начав с одной из вышеупомянутых недавних пародий, фильм « Shaun of the Dead » 2004 года был первым из признанной критиками трилогии «Три вкуса Корнетто» Эдгара Райта и Саймона Пегга.Название, конечно же, было взято из « Рассвета мертвых » Ромеро, а в самом фильме много отсылок к серии « Dead ». Хотя фильм был намеренно глупым и часто больше комедийным, чем ужасным, в нем был найден правильный баланс. Его герой — титулованный Шон (которого играет сам Пегг), невнимательный, но удивительно компетентный продавец, которому удается спастись… и парочка других.

Шон определенно не первый выбор драфта, но лично нам бы хотелось, чтобы на нашей стороне был кто-то с немного юмором.Дни могут стать долгими и скучными, и мы — отстой для тех, кто может нанести удар, нанося удар. Он рискует своей жизнью, чтобы отвлечь целую орду зомби, и был готов застрелить собственную маму, когда это было необходимо. Но его лучшее качество? Что ж, в случае, если он не сможет защитить вас от превращения в зомби, он будет держать вас в своем сарае и играть с вами в видеоигры, пока вы не попытаетесь его съесть.

14 Райли Денбо — Земля мертвых

Riley Denbo Land of the Dead

После долгого перерыва в своей торговой марке зомби-сериала, Ромеро вернулся в 2005 году с Land of the Dead .Обладая более современным ощущением, фильм получил хорошие отзывы критиков и кассовых сборов, хотя и привнес обычные сравнения в сиквелах. Сюжет фильма добавил конфликт между высшими и низшими классами в постапокалиптическом обществе, что, безусловно, является уникальным элементом фильма ужасов.

Наш герой — Райли Денбо, которая создала Dead Reckoning, гигантское транспортное средство, которое может безопасно перевозить людей через зараженную зомби территории.Уже одно это делает его тем, кого вы бы хотели на своей стороне, но он также очень находчивый. Получив задание собирать припасы из мира за пределами города Питтсбург, свободного от зомби, Райли замечает, что нежить становится умнее и учится сливаться с людьми. Его наблюдение — это то, что спасает его и (некоторых) его окружающих … ох, и тот факт, что он заботится о женщинах ровно настолько, чтобы спасти проститутку от смерти зомби, делает его по крайней мере симпатичным.

13 Дэн Кейн — Реаниматор

Dan Cain in The Re-Animator

В классическом фильме ужасов « Re-Animator» 1985 года, один студент-медик вовлекает другого в свой, казалось бы, гениальный эксперимент, чтобы доказать, что можно вернуть мертвых.Конечно, все, что могло пойти не так, происходит. Разум, стоящий за проектом, Герберт Уэст, обнаружил агента, реанимирующего мертвых животных, и заручился помощью своего равнодушного соседа по комнате Дэна Кейна для тестирования на людях. В результате получается что-то вроде зомби, хотя, к сожалению для наших героев, некоторые из них обладают когнитивными способностями.

В то время как Уэст может быть предполагаемым кандидатом в этот список, Дэн, в целом, тот, кого вы предпочли бы иметь в своей команде.Помимо того, что он умен и обладает медицинским образованием, он по крайней мере скептически относится к эксперименту Уэста на протяжении всего фильма, даже когда он поддерживает. В то время как Уэст позволяет своим медицинским устремлениям затуманивать его суждения, Дэн продолжает сохранять разум и (почти) всегда ставит на первое место жизни тех, кто действительно жив. Но его величайшая сила — это также и его слабость: он так сильно хочет помочь людям выжить, что сделает все, чтобы они «выжили», о чем свидетельствует его выбор реанимировать свою невесту после ее собственной безвременной смерти.

12 Лайонел Косгроув — Braindead

Lionel Cosgrove in Braindead Dead Alive

От Питера Джексона, Braindead (или Dead Alive , его североамериканское название) — еще одна веселая комедия ужасов, известная в основном только тем, кто хорошо знаком с поджанром.Фильм, снятый в родной Новой Зеландии режиссера, рассказывает историю Лайонела Косгроува, чью сверхкритичную и властную мать укусила крыса-обезьяна в зоопарке, превратив ее в зомби. Да, именно так — на этот раз переносчиком болезни является заболевшее гибридное существо, и это так же забавно и странно, как это звучит.

Лайонел недалеко от вашего обычного мужского персонажа из фильмов ужасов.Он принимает действительно, действительно странные вещи спокойно, защищает свою возлюбленную и даже учится использовать обычные предметы, чтобы устроить ужасающее кровавое месиво из зомби. Но очевидно, что здесь происходят некоторые проблемы с Эдипом, поскольку тема матери одновременно тревожна и явно очевидна. Тем не менее, Лайонел доказал, что у него есть навыки, и он готов убивать (презираемых) членов семьи за вас. Честно говоря, священник кунг-фу был бы нашим первым выбором, чтобы сражаться рядом с нами, но его смерть дисквалифицирует его.

11 Сержант «Никотин» Крокетт — Выживание мертвых

Nicotine Crockett in Survival of the Dead

Когда Ромеро вернулся с Land of the Dead , результат был настолько успешным, что он приступил к созданию довольно хорошо принятого Diary of the Dead , за которым последовал Survival of the Dead. Фильм — история двух враждующих семей, Малдунов и О’Флиннов, чей дом захвачен зомби, и национальных гвардейцев, которые пытаются их спасти. Звучит немного глупо? Потому что это так. Ставки не особенно высоки (тяжело расстраиваться из-за борющихся ирландцев, которые не облегчают жизнь военным), и по сравнению с другими усилиями Ромеро это не так.

Но фильм находит героя в лице Крокетта, полковника, ведущего войска на остров.Помимо очевидного оружия и боевой подготовки, он не терпит никакого дерьма от жителей, зомби или кого-то еще, и не вздрагивает перед лицом опасности. Выстрелив в одного зомби из ракетницы, существо загорается, и Крокетт небрежно зажигает сигарету от горящей головы. Такой спокойный, хладнокровный и собранный парень может облегчить стресс, который неизбежно возникает в борьбе с нежитью.

10 Флинн — 28 недель спустя

Flynn in 28 Weeks Later

Продолжение известного оживляющего жанр постапокалиптического фильма Дэнни Бойла « 28 недель спустя» берет новую группу лондонцев, пострадавших от вируса Ярости, и исследует, что произошло после событий оригинального фильма.Отец и муж Дон воссоединяются с детьми в безопасной зоне после того, как бросили жену во время нападения. Вскоре группа обнаруживает, что люди могут быть бессимптомными носителями вируса, и поэтому инфекция вспыхивает снова.

28 недель спустя «» работает так хорошо, потому что это всего лишь продолжение, действие которого происходит в той же вселенной, и в нем избегаются многие из тех троп, что и в оригинале.Например, часто бывает трудно определить, кто выживет и победит как настоящий герой, потому что не всегда наиболее заметны именно те. Одним из таких персонажей является Флинн, опытный пилот вертолета и член сил НАТО. Он оказался хорошим другом сержанту Дойлу, выполнив его приказ спасти здоровых детей, но он колеблется в этом. Наличие вертолета также делает его активом, равно как и его способность использовать его в качестве оружия при необходимости. Не повредит, если он будет рядом с тобой.

Джерри-Лейн, 9 — Мировая война Z

Gerry Lane in World War Z

Через несколько лет после расцвета зомби-фильмов (а после Ходячие мертвецы были в самом разгаре) Брэд Питт появился на наших экранах в самом кассовом фильме о зомби, когда-либо выпущенном, World War Z .Фильм рассказывает о Джерри Лейне Питта, бывшем следователе Организации Объединенных Наций, ищущем ответы на вопросы во время вспышки зомби. Хотя WWZ не является новаторским фильмом в своем жанре, его эффекты были первоклассными, и в следующем году намечено выпустить продолжение.

Как герой, Лейн не из тех, кто стремится к действиям, но его знания и связи в области международных отношений, безусловно, помогают ему и его семье в то время, когда безопасность крайне важна.Он прямолинейный семьянин, одержимый спасением своей жены и детей, делая его преданным товарищем. Лэйн, очевидно, умен, и когда он придумывает теорию возможного иммунитета, он берет на себя ответственность разобраться с последствиями инъекции, рискуя своим здоровьем, но спасая других. Он также, кажется, знает точное время, чтобы бросить гранату в самолет, что, хотя и маловероятно, потенциально может быть полезно.

8 Таллахасси — Зомбиленд

Tallahassee in Zombieland

Иногда появляется культовая комедия ужасов, которая настолько хороша, что приводит к (провальному) телесериалу и потенциально феноменальному продолжению… которое застревает в аду разработки.Но, несмотря на неудачи в его продолжении, Zombieland попал в нужное место: он отбирал симпатичных главных ролей, которые им подходили, высмеивал общие жанровые образы и предлагал множество запоминающихся моментов, которые можно цитировать.

Его зацикленность на Twinkies в стороне, персонаж Вуди Харрельсона в фильме эффектный, и при этом занимательный.Таллахасси нечего терять, и он пошутит, дважды нажав на зомби, подкрадывающегося к вам сзади. Он не решается доверять, но впустит вас, если вы проявите себя. У этого парня также отличный вкус к кино, забавное чувство моды, и ему на самом деле нравится убивать зомби, что иногда может немного облегчить ваше выживание. Может быть, он даже пригласит вас на свидание с парой звездных друзей…

7 Питер Вашингтон — Рассвет мертвецов

Peter Washington in Dawn of the Dead

Ромеро, продолживший серию Night of the Living Dead , оказал огромное влияние на жанр в целом.В дополнение к своим многочисленным сиквелам, « Dawn of the Dead» установила стандарт правильной обработки крови и за десятилетие, известное своим новаторским ужасом в кинопроизводстве, стала претендентом на звание величайшего фильма ужасов 1970-х годов. Действие происходит в основном в торговом центре на западе Пенсильвании. Сюжет повествует о группе людей, состоящих из спецназовцев и сотрудников телестанции, которые укрылись в торговом центре во время вспышки зомби.

Ведет стаей Питер Вашингтон, один из офицеров.Быть сотрудником правоохранительных органов уже сделало бы его желанным при таких обстоятельствах, но это еще не все. Когда дело доходит до наилучшего курса действий, он принимает быстрые решения, и он заинтересован в том, чтобы окружить себя теми, кто подготовлен и практичен. Показано, что Питер жертвует собой ради других, даже когда он чувствует, что вся надежда потеряна, и даже пересмотрел самоубийство в последнюю минуту. Он также выглядит крутым в своей меховой шубе, характерной для эпохи, потому что даже в апокалипсис весело выглядеть на все сто.

6 Мартин — Мертвый снег

Martin in Dead Snow

Обычные зомби довольно страшны, но когда они зомбированы, нацисты? Все становится еще хуже. « Dead Snow » 2009 года, манерный норвежский фильм, исследует эту предпосылку, когда группа друзей проводит отпуск в уединенной хижине, которая, как мы все знаем, всегда проходит без сучка и задоринки.Вскоре они обнаруживают, что именно в этих лесах обитают вышеупомянутые любящие Гитлера солдаты, которые стали нежитью, защищающей сокровища. Детей убивают одного за другим, и результаты очень и очень кровавые.

Лидирует Мартин, всего лишь один из студентов-медиков, отправляющихся на эти лыжные каникулы.Его медицинские знания ставят его в один класс с друзьями, но его навыки выживания не имеют себе равных. Пока его друзья проводят время в надворных постройках, он лежит на дне, а когда приходит время, готов на все. Будучи укушенным за руку одним из зомби, он берет бензопилу и отрезает ее, чтобы не трансформироваться. Если этого было недостаточно, его почти сразу же снова укусили, на этот раз в, кхм, неудобном месте. Хотя мы не знаем, что именно там произошло, он выжил в фильме и даже попал в сиквел 2014 года Dead Snow: Red vs.Мертвый , где он выкапывает Ханну из первого фильма и занимается с ней сексом … как зомби. Ну, нельзя сказать, что он не преданный…

5 Cherry Darling — Planet Terror

Rose McGowan in Grindhouse

Если вы были поклонником экранизационных фильмов 70-х, вы, вероятно, были взволнованы, когда в 2007 году Роберт Родригес и Квентин Тарантино объединились, чтобы выпустить двойной полнометражный фильм категории B, имитирующий опыт «гриндхауса».Хотя фильмы и воспроизводятся в кинотеатрах один за другим, фильмы — это два отдельных зверя… и « Planet Terror», «», как некоторые могут сказать, превосходит их. В главной роли Роуз Макгоуэн в роли подражателя доктора, ставшего стриптизершей, сюжет начинается, когда ученый случайно выпускает химический агент, который превращает людей в «больных», или зомби.

Хотя важно иметь в виду, что это фильм об эксплуатации, и женщин редко можно увидеть без сексуализации, Черри Дарлинг МакГоуэна все же умудряется быть серьезным задиром.После того, как больной оторвал ей ногу, она проводит остаток фильма, сражаясь с ними. Одна из примечательных сцен включает использование деревянного протеза, чтобы вырвать глаз человека, пытающегося изнасиловать ее (в исполнении Тарантино). Теперь, когда у нее снова короткая нога, ее парень Эль Рэй подарил ей новый, который по сути является просто пулеметом с гранатометом. Есть ли на вашей стороне кто-то настолько стойкий с таким придатком против зомби? Подпишите нас.

4 Селена — 28 дней спустя

Selena in 28 Days Later

Трудно обсуждать книгу Дэнни Бойла « 28 дней спустя» , не восхваляя ее.Эта совершенно уникальная работа, подобных которой не было с тех пор, изображает Лондон после выпуска вируса Rage. Один человек просыпается один в больнице и должен узнать, как выжить в ужасающем мире, который остался. Фильм разрушает обычные барьеры жанра: кто-то, кто, как вы думаете, мог бы стать главным героем, умирает без фанфар, и проникают очень интересные темы, такие как «Что на самом деле делает жизнь стоящей жизни?» и «Являемся ли мы, люди, самой большой угрозой для себя?»

Пациент в коме Джиму посчастливилось столкнуться с Селеной, закаленной выжившей и бывшим фармацевтом, которая считает, что все, что имеет значение, — это остаться в живых.Она отбивается от зараженных стальным, серьезным взглядом и учит Джима тому, что он пропустил за месяц, когда был без сознания. Селена медленно начинает согреваться, но никогда не теряет своей решимости уничтожать всех, кто ей стоит. Это приятная смена ролей по сравнению с обычной динамикой мужчины и женщины, и даже когда военные оказываются отвратительными сексистскими свиньями, она отказывается терять надежду, разрабатывая план по спасению молодой Ханны. С Селеной в вашей команде у вас гораздо больше шансов выжить.

3 Роберт Невилл — Я легенда

Will Smith in I Am Legend

Что касается ужасных концовок фильмов, фильм Фрэнсиса Лоуренса I Am Legend возглавляет список многих критиков (включая нас).Поэтому, когда в выпуск DVD был включен альтернативный финал, фанаты были довольны. Вы видите на протяжении всего фильма, что, сражаясь с пострадавшими, Роберт Невилл из Уилла Смита обнаруживает, что Искатели Тьмы все еще держатся за некое подобие человечности и испытывают чувства и эмоции. Это практически игнорируется, когда он жертвует собой и взрывает их в конце театральной версии. (Это также исключило бы его из этого списка.)

Итак, чтобы включить его, эта запись предполагает, что превосходная версия является канонической, потому что Роберт Невилл — герой, которого вы определенно захотите на своей стороне в апокалиптическом сценарии.У него военная подготовка, он врач, специализирующийся на изучении вирусов, и у него есть немецкая овчарка в качестве компаньона. Невилл был по сути создан, чтобы выжить в мире, полном нежити. О, он также невосприимчив к вирусу, и оказалось, что его кровь предлагает лекарство. Его единственная беда в том, что иногда ему становится немного одиноко, но если ты рядом с ним, с ним все будет в порядке.

2 Алиса — Обитель зла

Resident Evil: Afterlife

Киноадаптации видеоигр редко бывают случайными.В то время как заядлые игроки в игры выходят толпами, а международные кассовые сборы обычно стремительно растут, те, у кого более критический взгляд, часто находят их банальным фан-сервисом и довольно запутанными. Но там, где большинство терпит неудачу, Resident Evil преуспели; хотя критический прием никогда не был феноменальным, свободная интерпретация игры и постоянное присутствие Пола У.С. Андерсон в качестве сценариста и (часто) режиссера позволял фильмам выступать отдельно от исходного материала.

Главный герой, объединяющий фильмы, — Алиса, бывший офицер службы безопасности, которая в какой-то момент генетически усовершенствована, чтобы уничтожить различных врагов биологической войны, с которыми сталкивается мир.Алиса, которую играет Милла Йовович, представляет собой машину: она обладает телекинетическими способностями, развитой боевой подготовкой и способна успешно управлять любым оружием, которое попадает в ее руки. Из нее были созданы и более поздние клоны, вот какая она классная. Хотя в настоящее время Алиса лишена своих способностей, предстоящее (предполагаемое) завершение сериала, Resident Evil: The Final Chapter , скорее всего, покажет, что она побеждает злую корпорацию Umbrella и нежить. Сверхчеловеческие способности или нет, но она по-прежнему тот, кто вам нужен в своей команде по борьбе с зомби.

1 Эш Уильямс — Зловещие мертвецы

Bruce Campbell as Ash Williams in The Evil Dead II

Хотя жанр зомби-ужасов, возможно, был определен Ромеро, франшиза Сэма Рэйми Evil Dead позволила одному персонажу создать непрерывность в совершенно другом мире.Этот человек — Эш Уильямс, самый печально известный убийца зомби всех времен. Он вместе с группой друзей случайно выпускает на волю «мертвецов», которые являются злыми душами умерших. Сериал является культовым в своем изображении героя, который превращается из одурманенного ребенка в сильного боевого топора на протяжении всего фильма и который время от времени появляется в различных других вселенных. Теперь его можно увидеть на Starz в телеадаптации Ash vs. Evil Dead .

Нетрудно понять, почему Эш приобрел такую ​​известность или почему он станет незаменимым товарищем в борьбе с нежитью.Как и Черри, после ампутации конечности, он извлекает максимум пользы, превращая свою руку в само оружие. Его дополнительная артиллерия также является культовой, от его стрелы до The Deathcoaster. Однако способность Эша создавать оружие, вероятно, является его самым впечатляющим качеством, потому что давайте посмотрим правде в глаза, он своего рода придурок. Но в случае зомби-апокалипсиса, кто-то с силой, опытом и изобретательностью, которые есть у Эша, станет незаменимым и отличным компаньоном.

Попадают ли эти киногерои в ваш фантастический список зомби-апокалипсиса? Напишите нам в комментариях.


следующий
ЛеФу и 9 злодеев так же известны, как и их боссы

.

Опасное выживание в Апокалипсисе — Содержание — Переводы Rainbow Turtle

Название: Опасное выживание в Апокалипсисе (末世 之 绝 地 求生)

Автор: He Daren (何大仁)

Статус в исходной стране: 86 глав (текущие)

Сырье

Переводчик: Rainbow Turtle

Статус перевода: Выполняется

Расписание: Нет расписания.


3 апреля 2019 года произошла вирусная вспышка, и города были захвачены зомби.

Месяц спустя на национальной дороге за пределами города Х Шен Шянь нес тяжелый меч и обходил брошенные повсюду машины.

«Не создавайте проблем», — сказал он, поворачиваясь назад. «Так держать, небо темнеет».

«Эй!» Ответил ребенок, которому на вид было всего четыре или пять лет. Он разрезал меч в руке и отрезал голову зомби. Затем он вытащил прозрачный кристалл размером с мрамор.

Потерев им несколько раз свою одежду, он нес Танский меч, который был вдвое меньше взрослого человека, и побежал к Шен Шианю.

«Ань, я тебе его отдам!»


Шен Шиан подобрал несчастного щенка с грязной узловатой шерстью и ужасным запахом.

Когда он впервые принес собаку в источник духов, он превратился в ребенка.

Когда он во второй раз попал в духовный источник, он превратился в человека.

На краю туманного ручья Шен Шиан посмотрел на плывущего человека и спросил, нахмурившись: «Ты можешь вернуться назад?»

«Почему?»

Шен Шиан поджал губы.«… Ты съешь слишком много».

Мужчина завернулся в банное полотенце и вышел из пространства с Танским мечом. Через некоторое время он вставил меч в траву и вручил Шен Шиану горсть сверкающих кристаллов.

«Я могу есть больше, но я также более способный!»


Глава 1

Нравится:

Нравится Загрузка …

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о