Поле куликово картины: Поле Куликово. Картины Павла Рыженко.: volk — LiveJournal

Поле Куликово. Картины Павла Рыженко.: volk — LiveJournal

О художнике Павле Рыженко я узнал в тот день, когда он умер — в июле 2014-го. Из осажденного Славянска об этой смерти скорбел его консультант strelkov_i_i (с которым мы будем порознь праздновать наш общий день рождения в ближайшее воскресенье). Время было особое, если помните. Приближался август четырнадцатого, и благодаря гипнозу даты и общему контексту в воздухе ощущалось предчувствие войны. Но более, чем с одной картиной Павла я в те дни не ознакомился. А в конце того года приехал посмотреть его диаграмму «Стояние на Угре» и тогда уже по-настоящему проникся.

В музее же Куликовской битвы картины Рыженко уместны, но, более того, оказались в подлинниках. Точнее так: подлинники — все, кроме «Победы Пересвета», подлинник которой висит в резиденции патриарха РПЦ.

Молитва Пересвета. Холст, масло, 2014.

Ослябя. Холст, масло, 2014.

Благословение Преподобного Сергия Радонежского. Холст, масло, 2014.

Победа Пересвета. Холст, масло, 2014.

На этой картине на заднем плане — поверженный Челубей. А мертвого Пересвета, также проткнутого копьем, конь несет к своим. Пересвет одет лишь в схиму, никаких доспехов. И — никакого щита, как на картине у Васнецова. Об этом поединке я писал в своем дневнике еще десять лет назад, когда это не было так модно, как сейчас.

Смотровая площадка музея встретила нас туманом, которые часто бывают в этих местах: вместо видимости в 3,5 км — видимость 35 м. Но будем считать, что место схватки Челубея и Пересвета я всё же увидел.

В музее представлены и другие авторы... Сравните!
Ниже — соцреализм в своей лживости. Для того чтобы показать роль широких народных масс, нарисовано ополчение, которого на Куликовом поле, можно сказать, вообще не было. Это была битва профессиональных армий.


«Поле Куликово» как гимн русскому воину

«Поле Куликово» как гимн русскому воину

22 марта в Белгородском государственном художественном музее состоялось открытие выставки «Илья Глазунов. Поле Куликово», где представлена серия картин из фондов Тульского музея изобразительных искусств. Выставка носит узкотематический характер и раскрывает перед зрителем панораму одного из самых значимых сражений древнерусской истории.

В то же время, экспозиция знакомит белгородцев с творчеством известного российского художника Ильи Сергеевича Глазунова — видного общественного деятеля, проповедника русской культуры и реалистических традиций в изобразительном искусстве.

Ещё в 1960-е годы художник задался целью проиллюстрировать все значимые моменты Куликовской битвы и события ей предшествующие. В итоге Илья Глазунов посвятил этой теме не один десяток лет и создал ряд полотен, которые сформировались в серию из тридцати живописных картин.

 

Илья Глазунов — не первый, кто взялся за данную тему. Среди художников исторического жанра события сражения на поле Куликовом затрагивались не единожды. Большинству вспомнится картина Е. Авилова «Поединок Пересвета с Челубеем», которая на протяжении многих лет публиковалась в школьных учебниках и на почтовых марках. Как правило, художники останавливаются на центральном, наиболее важном событии, или интересном для них историческом моменте, создают метафоричный собирательный образ исторического факта в картине.

И не так часто живописцы, работая над той или иной темой, ставят перед собой цель воссоздать полную канву событий, как сделал это Илья Глазунов. Это прерогатива книжной графики. Таким образом, по сути, в серии картин «Поле Куликово» художник выступает в роли иллюстратора, но в большом формате с панорамными композициями и монументальными портретными образами.

На выставке в зале Белгородского художественного музея представлено 22 работы из всей серии, и расположены они в последовательной очерёдности. Первая картина, которая предстает перед зрителем — это полотно «Штурм града» — собирательный образ агрессивных завоевателей.

А завершает экспозицию жизнеутверждающее полотно «Возвращение», где художник объединил несколько мотивов. Здесь изображены сразу несколько поколений — от малого дитя до пожилой женщины, опирающейся на локоть защитника, молодого сильного мужчины. Картина становится одновременно и образом мира, и гимном русскому воину, и низким поклоном всем защитникам земли русской.

Примечательно, что центральными масштабными полотнами в этой серии являются не сюжеты кровавой сечи, а портретные образы князя Дмитрия, княгини Евдокии, Сергия Радонежского и монаха Пересвета.

 

Не стоит искать одного единственного узнаваемого типажа князя или княгини. Художник намеренно не стал работать над портретом каждого из них, а создал обобщающие мужской и женский славянские типы, которые повторяются из картины в картину, будь то взрослый или ребенок, второстепенная или центральная фигура композиций.

Наиболее выразительным является образ Сергия Радонежского в картине «Канун. Перед Куликовской битвой». Работа по вполне очевидным причинам в 1970-е годы не пришлась по вкусу официальным структурам Советского государства.

Художник позаимствовал портретную трактовку Сергия Радонежского из уже имеющихся иконографических типов, тем самым сохранив сложившийся в веках и узнаваемый в народе образ святого. Создать портрет на грани иконописного лика рядом с другими вполне объемными образами, нарисованными в рамках академических норм, — ход неординарный.

Впрочем, Илья Глазунов хоть и остаётся верным реалистом, но, тем не менее, применяет много стилизующих изобразительных приемов: намеренная упрощённость объёмных форм в сочетании с обилием декоративных орнаментов, детализованных украшений из драгоценных камней на одеждах, а также применение ярких, почти ядовитых цветов на контрасте с тёмными. Примером этому могут служить картины: «Княгиня Евдокия в храме», «Верный конь», «Монгольская девушка», «Хан Мамай» и другие.

Картины создавались художником в течение двадцати лет, поэтому заметна разница в изобразительных приёмах и манере письма. Одни работы носят эскизный характер, другие тщательно прописаны и отрисованы, но в общем у зрителя создаётся впечатление, что автор писал их быстро, легко — его живописная кисть широко ложится на поверхность холста, а иные тщательно проработанные детали зачастую соседствуют с эскизными мазками в других элементах картины.

Каждое полотно имеет свое индивидуальное колористическое решение и передает эмоциональную канву происходящих на картине событий. А в общем, серия представляет характерный для Илья Глазунова зрелый изобразительный почерк.

Выставка «Илья Глазунов. Поле Куликово» путешествует по городам России уже несколько лет и побывала в Алтайском крае, в Брянске, Архангельске, Калуге, Томске, Орле и других городах России. Белгород на данном этапе является последней точкой её путешествия, после чего произведения вернутся в фондовые хранилища Тульского музея изобразительных искусств.

А сотрудники Белгородского художественного музея в свою очередь разработали новую форму посещения данной выставки и предлагают всем желающим поучаствовать в образовательной викторине, проверить свои знания, внимательность, наблюдательность и побороться за главный приз — картину белгородского художника Владимира Желобка.

Выставка, безусловно, в своем содержании пронизана нотой патриотизма и как никакая другая подходит для семейного просмотра.

Легенды и мифы Куликова поля

В нашем мире одновременно существуют две совершенно разные «истории». Есть учебный предмет, где все подчинено дидактике, методике, патриотическому воспитанию и прочим чисто педагогическим вопросам. Большинство описаний и трактовок в учебниках однозначны, дабы нерадивым школярам проще было их запоминать, почти всегда есть четкое деление на «своих» и «чужих», «хороших» и «плохих».

Другая «история» — сложнейшая наука, где практически нет точных ответов на вопросы. Это мир научных дискуссий и предположений, сложнейшее переплетение данных различных исторических дисциплин и полифония мнений. Историки, археологи, этнографы, нумизматы, специалисты по летописанию и прочие ученые мужи (и дамы, конечно) стараются создать не противоречащую множеству фактов версию событий, что подчас оказывается чрезвычайно сложно.

Некоторые например вообще задаются вопросом, Было ли татаро-монгольское иго?. А у нас как то в свое время тема про ЗАГАДКИ ПОЛЯ КУЛИКОВА, но давайте теперь вместе с вопросами, попробуем получить и ответы на них.

Что мы достоверно знаем о самой знаменитой битве в древнерусской истории?


8 сентября 1380 года на поле, расположенном возле впадения в Дон речки Непрядвы, супротив друг друга на рассвете выстроились русские и татарские войска. Едва рассеялся туман, началась сеча, продолжавшаяся как минимум три часа. Итогом ее стала полная победа русских полков, которые еще долго гнали бежавшего противника по степи.

История сия известна каждому мало-мальски грамотному россиянину, ее изучают в школе, она кочует из учебника в учебник уже не одно столетие. Естественно, этими сухими фактами дело не ограничивается, и рассказ о сражении обрастает подробностями. Например, сведениями о численности войск, расположении полков, участии самого Дмитрия Донского, знаменитом поединке Пересвета и Челубея и многих других. Однако с этой, казалось бы, общепризнанной информацией все обстоит гораздо сложнее.


Находки на Куликовом поле

Откуда мы знаем о Куликовской битве

Для начала посмотрим, какими сведениями располагает современная наука и насколько они достоверны. Начнем с летописных источников.

Самым ранним из дошедших до нас письменных источников является так называемая Краткая летописная повесть, которая, по мнению специалистов, была составлена в самом начале XV века — скорее всего, до 1409 года. Во всяком случае, этим временем датируется Троицкая летопись, погибшая при пожаре 1812 года в Москве, но частично дошедшая до нас по выпискам Н.М. Карамзина в примечаниях к его «Истории государства Российского». Почти дословно совпадающие с ней тексты сохранились в труде Рогожского летописца (середина XV века) и Симеоновской летописи (начало XVI века), так что можно почти наверняка утверждать, что у них был один первоисточник. Видимо, это самое близкое по времени и наиболее точное описание событий 1380 года, на основании которых уже создавались более поздние произведения.

Примерно в середине XV века появляется Пространная летописная повесть, которая вошла в IV Новгородскую и I Софийскую летописи. Эта летопись — уже не информационное сообщение, а художественно-публицистическое произведение, при создании которого использованы реминисценции из «Жития Александра Невского», «Чтения о Борисе и Глебе», а также многочисленные библейские цитаты. В описании скорби русских женщин и в «плаче Мамая» использовано апокрифическое «Слово на Рождество Христово о пришествии волхвов». Здесь мы впервые находим относительно подробный рассказ о ходе битвы, о погибших князьях и боярах и другие подробности. Некоторые именные указания очевидно ложные (упомянутые люди не могли участвовать в событиях 1380 года, поскольку тогда просто не жили), что объясняется желанием неких персон создать себе родословную — задействовать предков в реальных исторических событиях.

Два самых знаменитых источника — «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище» — появились на свет минимум через сто лет после описываемых в них событий. Это не исторические, а скорее эпические произведения, которые должны были стать основой новой идеологии только что обретшего независимость Московского царства, объявленного Третьим Римом и наследником великих традиций. Историческая канва взята из уже упомянутого Пространного описания, но появилось множество вставок, подробностей, перечислений ранее не известных имен и так далее. Воспринимать «Задонщину» и «Сказание» как исторические источники можно и нужно, но скорее как уникальные памятники литературы и политической мысли конца XV — начала XVI веков, нежели как источники информации о событиях, случившихся за сто лет до того.

Помимо этого стоит иметь в виду и иностранные (немецкие, польские и ордынские) упоминания и археологические данные. Последние могли бы дать самую точную картину, но они очень скудны. Уже довольно много лет в районе Дона и Непрядвы работает комплексная экспедиция Государственного исторического музея, но лишь в последнее время стали появляться относительно яркие артефакты — фрагменты доспехов, наконечники стрел и копий. Скромность находок не должна смущать: оружие в те времена было большой ценностью, и его собирали сразу после битвы, а братские могилы воинов располагались (по письменным источникам) на высоком берегу Дона и могли уйти под воду при изменении береговой линии. Кроме того, черноземные почвы и особенно вносимые в них годами удобрения очень агрессивны и не способствуют сохранению костей и вещей.

Зато недавно появились отчеты о палеоботанических исследованиях, которые здорово прояснили картину. Ученые доказали, что из-за изменения климата структура лесов и степей изменилась и ориентироваться на нынешний ландшафт при реконструкции событий не стоит. Была составлена относительно точная карта местности для конца XIV века, и практически наверняка определено место сражения — относительно небольшая поляна среди прибрежных лесов. Это большой успех, дающий возможность точнее интерпретировать события.

Дружинники против «генуэзцев»

Если верить «Задонщине» и «Сказанию», численность русских войск доходила до 300 тысяч человек. В Пространном своде говорится примерно о 100 тысячах. Цифры впечатляющие, но, без сомнения, сильно завышенные.

Если сравнивать имеющиеся у нас достоверные данные о количественных показателях средневековых армий, то выяснится, что они никогда не превышали нескольких десятков тысяч, а чаще укладывались в пять-семь тысяч человек. Это соотносится и с населением Руси того времени. Скажем, Москва во второй половине XIV века вряд ли насчитывала более пятидесяти тысяч жителей, а боеспособного населения было, конечно, во много раз меньше.

Войско собиралось быстро, посему времени на сбор и вооружение ополчения из дальних деревень просто не было. Видимо, большую часть армии Дмитрия составили княжеские дружины, боярские отряды и городское ополчение.

Исходя из различных источников можно утверждать, что в Куликовской битве принимали участие воины из Московского, Владимирского, Ростовского, Ярославского, Белозерского, Моложского, Стародубского, Кашинского, Смоленского, Новосильского, Оболенского, Тарусского, возможно, Суздальско-Нижегородского и Муромского княжеств, а также их уделов. Помимо этого, были небольшие личные дружины безземельных князей, небольшие отряды из Пскова, где «сидел» князь Андрей Ольгердович, и Новгорода. Никогда ранее Русь не собирала столь масштабного и представительного войска, но все же численность его, по мнению большинства исследователей, не превышала тридцати тысяч ратников. В последние годы, ссылаясь на размер поля боя (согласно уже упомянутым недавним данным), специалисты говорят о 7-10 тысячах воинов, принимавших участие в сражении.

Татарское войско, видимо, несколько уступало в численности русскому. Хотя есть ордынские источники, говорящие о двукратном превосходстве Дмитрия, скорее всего, это тоже преувеличение. Но какой-то небольшой перевес у русичей был. Стоит отметить, что собственно татаро-монголов у темника (или беклярбека) Мамая было совсем немного, а большую часть его армии составляли наемные контингенты из народов, населявших Причерноморские степи, Северный Кавказ и Крым. Здесь имеет смысл напомнить, что Мамай, которого иногда ошибочно именуют ханом, был по отношению к Золотой Орде отщепенцем-сепаратистом — в это время он контролировал лишь степные районы западнее Волги, северное Причерноморье и Крым. Большую же часть Золотой Орды вплоть до северного Приазовья к этому времени уже завоевал хан Тохтамыш. В отличие от Мамая последний был настоящим чингизидом — потомком Чингиз-хана.

В войске Мамая были яссы, косоги, буртасы, черкесы, половцы, были и пресловутые «генуэзцы» — наемники, набранные в Кафе (Феодосии) и Сугдее (Судаке). Вряд ли среди них были настоящие итальянцы, которых в Крыму было совсем немного, — скорее это был разношерстный портовый сброд.

Очень подробно о реальной числености войска на КУЛИКОВОМ поле мы разбирали вот тут.

Отлучение Дмитрия и Сергий Радонежский

На фронтоне храма Христа Спасителя в Москве можно увидеть горельеф (подлинник его находится в Донском монастыре): Сергий Радонежский благословляет на битву коленопреклоненного князя Дмитрия Ивановича и его брата Владимира Андреевича. За спиной у старца стоят воины-иноки Пересвет и Ослябя. Эта сцена нас

Цикл картин «Поле Куликово» художника Ильи Глазунова.

Главная > Россия > Цикл картин «Поле Куликово» художника Ильи Глазунова.

ИА ТСН24 публикует работы художника Ильи Глазунова, вошедшие в цикл картин «Поле Куликово».

Ранее мы писали, 9 июля стало известно, что известный художник скончался на 88-м году жизни от сердечной недостаточности.

Создание картин, вошедших в большой цикл, было приурочено к 600-летию со Дня Куликовской битвы (1980 год). В 1960-е годы появились первые полотна: «Гонец», «Штурм города», «Хан Мамай».

В общей сложности Илье Глазунову потребовалось 20 лет, чтобы завершить проект.

Канун. Перед Куликовской битвой 2004 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 200×100

Поле Куликово 1980 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло, темпера. 60х100

Временный перевес татар 1980 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 100×200

Дмитрий Донской 1977 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 120×100

Засадный полк 1998 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 119×170

Поединок 2004 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 98,5×198,5

Проводы войск 1980 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 185×104

Сергий Радонежский и Андрей Рублев 1992 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 98,5×199

Хан Мамай 1980 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло, темпера. 124х104

Штурм града 1979 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 105х145

Монгольская девушка 1977 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 100х80

Нашли князя 2003 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 118,5×63,5

Княгиня Евдокия в храме 1980 год Из цикла «Поле Куликово» Холст, масло. 102×71

Навигация по записям

Поле Куликовской битвы

Многолетние палеоботанические исследования, проведенные музеем-заповедником «Куликово поле» с целью воссоздания ландшафтной карты XIV века, а также данные археологических исследований позволили довольно точно определить место сражения 1380 года.  

У легендарного слияния Дона и Непрядвы в селе Монастырщино начинается путь к месту Мамаева побоища, известного также как Куликовская битва. Поле сражения русской рати и Золотой Орды расположено примерно в 5 километрах.

Выбирая место битвы, московский князь Дмитрий Иванович в первую очередь ставил задачу провести фронтальное сражение, не позволив противнику использовать его любимый маневр – обход по флангу и удар в тыл. Русские полки выстроились в трехлинейный порядок. На флангах войско защищали обрывистые, поросшие лесом берега речек Нижний Дубик и Смолка. В урочище Зеленая Дубрава полководец разместил Засадный полк, состоявший из отборных конных дружин.  

Историки делят поле битвы на две неравных части. Одна, меньшая по площади, – место боестолкновения русских и золотоордынских войск. Именно на этом небольшом участке 7 километров глубиной и 3 километра по фронту, ограниченного с востока балкой реки Смолки и Зеленой Дубравой, а с запада рекой Нижний Дубик и балочной дубравой, и находился эпицентр сражения. Именно здесь шесть веков назад в течение нескольких часов лилась кровь, ломались копья, а сегодня археологи находят реликвии Куликовской битвы. 

Историки понимают под полем битвы еще и территорию, на которой находились ратники накануне сражения. В селе Монастырщино стоял лагерь русского войска, недалеко от Красного холма – войска Мамая. Не менее важен для исследователей и маршрут войск – воины Дмитрия Донского накануне битвы устроили переправу через Дон у Татинских бродов, а золотоордынское войско преследовали до реки Красивая Меча. При таком подходе площадь поля Куликовской битвы представляет собой 4х8 км². 

Сегодня, оказавшись на месте сражения, мы, к сожалению, видим агроландшафт середины XIX века. Активная распашка земель привела к вырубке лесов, в том числе и знаменитой Зеленой Дубравы. Уничтожение балочных лесов повлекло за собой затягивание оврагов, обмелению Смолки и Нижнего Дубика. Представить картину прошлого позволяют палеоботанические исследования, благодаря которым сегодня восстанавливается исторический ландшафт 1380 года. 

Молодые дубки, высаженные на месте Зеленой Дубравы, год за годом набирают силу. Склоны и поля превращаются в бушующее море, лишь только самый красивый из произрастающих на Куликовом поле ковылей – перистый ковыль – распустит свои пушистые белые ости. Сотрудники музея-заповедника пядь за пядью возрождают реликтовые участки ковыльных степей и редких для Тульской области степных растений.

Побывать на Поле битвы можно самостоятельно, добравшись до него на автомобиле от Конного двора или от какого-то иного объекта музея-заповедника пешком или на велосипеде. Примерные координаты центра сражения: GPS 53.641925, 38.627960. Велосипед можно привезти с собой или взять напрокат в Музейном комплексе в Моховом, на Конном дворе, и в гостинице «База экспедиции» (для постояльцев).

Увидеть Поле и представить расстановку полков на нем можно со смотровой площадки Музея Куликовской битвы или со смотровой площадки мемориала на Красном холме.

Кроме того, музей-заповедник предлагает целый спектр экскурсий на Поле битвы: велосипедная и пешеходная прогулка от Музея Куликовской битвы, зимой по тому же маршруту проходит лыжня с профессором Вронским, а также экскурсия по Полю битвы на бричке или санях от Конного двора. Экскурсии проводятся по расписанию, которое можно посмотреть в разделе События, или же вы можете заказать их на удобное для вас время.

О Дмитрии Донском и Куликовской битве – о фото, изображениях и фильме

Прижизненного портрета Дмитрия Донского не сохранилось и никто не знает, как на самом деле выглядел великий князь Московский, собиратель земель русских, строитель Московского кремля, герой Куликовской битвы и победитель Мамая. На этой странице мы приведем фотографии самых известных изображений Дмитрия Донского.

Изображение Дмитрия Донского на фресках Успенского собора Московского кремля. XVI в.

Дмитрий Иванович Донской. Миниатюра из «Титулярника». XVII в.

Великий московский князь Дмитрий Иванович. С фрески XVII в. Архангельского собора Московского кремля.

Князь Дмитрий Донской. С картины И.С. Глазунова. 1980 г.

Дмитрий Донской. С картины В.П. Криворучко. 1983-1986 гг.

Святой благоверный великий московский князь Дмитрий Донской. Художник Виктор Маторин. 2002 г.

Памятник Дмитрию Донскому в селе Монастырщино, скульптор. О. Комов, 1980 г. Фото Романа Солопова.

Это интересно

Отметим, что образ князя Дмитрия Донского пытались воссоздать на киноэкране еще в начале XX века: в 1909 году американский режиссер Кай Ганзен снял короткометражный фильм «Дмитрий Донской» — до сих пор единственный художественный фильм о великом князе Московском Дмитрии Ивановиче (копии этого фильма не известны).

В 1980 году к 600-летию Куликовской битвы на студии «Союзмультфильм» режиссер Роман Давыдов создал мультипликационный фильм «Лебеди Непрядвы» («Во славу русского народа, победившего на поле Куликовом»): эта анимационная лента и сейчас рекомендована к просмотру детям младшего и среднего школьного возраста, как лучший наглядный материал по истории Куликовской битвы и личности Дмитрия Донского.

Среди документальных лент о Дмитрии Донском можно отметить фильм «Великий князь Дмитрий Донской», 13-й фильм документального цикла «Правители России» («Иллюстрированная история Российского государства»), снятого по заказу правительства Москвы в 2003 году режиссерами Александром Громовым и Виктором Беляковым. А также телепрограмму «Димитрий Донской - строитель и воин», из цикла «Час истины» на телеканале «365» («Первый исторический канал»), вышедшей в эфир 19 мая 2008 года с участием доктора исторических наук, профессора факультета политологии МГУ Сергея Перевезенцева и доктора исторических наук, профессора Российской академии живописи, ваяния и зодчества Владимира Волкова.

Автор текста: Ирина Парамонова, журналист, автор книг по истории Тулы

Музей-заповедник «Куликово поле»

Формирование фондовой коллекции «Этнография и историко-бытовые предметы» началось в 1996 г. и шло по нескольким большим направлениям: - быт и занятия населения региона Куликова поля XIX–начало ХХ вв.; - традиционные ремесла. Ярмарочная и лавочная торговля; - история храмов Куликова поля и культовая атрибутика; - история и быт русского купечества и мещанства; - уездный город Епифань и его окрестности; - дворянские усадьбы Куликова поля; - секреты тульских мастеров. Вещевой материал, включенный в состав фонда, дает возможность ознакомиться со всеми сферами традиционного уклада народной жизни. Он характеризует все стороны жизни крестьянского и мещанского населения региона Куликова поля, жившего вплоть до начала ХХ века в рамках традиционного общества. Фонд включает экспонаты по традиционным занятиям и ремеслам. В его состав вошли орудия труда, инструменты, различного рода приспособления для земледелия, скотоводства, рыболовства, охоты, пчеловодства, материалы по традиционным ремеслам – бондарному, плотницкому, столярному, слесарно-кузнечному, литейному, гончарному, инструменты прядильного производства. Одно из главных мест в фонде «Этнография» занимает одежда. В собрании музея имеется женская и мужская одежда во всех ее основных типах и локальных вариантах, представителей всех половозрастных групп русского народа. Кроме того, в фонде хранится много различного рода деталей одежды: поясов, лент, воротников, подзоров. Особый интерес представляет комплекс традиционной одежды духоборов. В фондах представлены разнообразные по форме, способу изготовления, орнаментации, материалу изделия из нитей и тканей: рушники, скатерти, занавески, подзоры, одеяла, ковры. Наибольший интерес в данном разделе представляет коллекции рушников – полотенец, украшенных традиционным красно-черным орнаментом, призванным, по мнению вышивальщиц, защитить от болезней, принести достаток и удачу, сохранить в дальней дороге. В коллекции представлены все традиционные типы кухонной утвари, бытовавшие в русской деревне и небольших уездных городах: для заготовки и транспортировки пищи, для ее приготовления и приема, для напитков и подачи их на стол, для хранения одежды. Предметы изготовлены из разных материалов: дерева, металла, глины, декорированной резьбы, фарфора, с техниками росписи, чеканки, гравировки. Крупные предметы фонда: подвижная мебель, вещи, использовавшиеся для убранства дома, осветительные приборы, бытовые технические приборы. Значительную часть коллекции составляют предметы торгового оборудования, торговой и упаковочной тары, канцелярские принадлежности, аптечные флаконы. В музее хранятся также памятники обрядовой и праздничной культур русского народа: атрибуты обрядов годового и жизненного циклов, предметы православного культа, подсвечники, лампады и т.п.Большую группу Основного фонда составляют игрушки, приспособления для традиционных уличных и домашних игр. Основная часть данного комплекса представлена елочными игрушками. В настоящее время этнографическое и историко-бытовое собрание музея-заповедника «Куликово поле» насчитывает 3460 ед. Основного и 93 ед. хр. Научно-вспомогательного фонда.

Цикл картин «Куликово поле» Ильи Глазунова привезен в Челябинск из Тульского музея

ЧЕЛЯБИНСК. 12 октября Музей изобразительных искусств представил публике экспозицию произведений из цикла Ильи Глазунова, известного как «Куликово поле». Всего в цикл, над которым народный художник СССР много лет работал, вошло около тридцати работ. Челябинцы смогут увидеть 22 картины.

Работы, хранящиеся в картинной галерее музея, доставлены в Челябинск из Тулы, где находятся в собрании областного художественного музея, который также является краеведческим музеем.Передача этого цикла картин в Тульский музей не случайна.

Причина появления в Туле произведений, посвященных Куликовской битве, знаменательна - именно на территории Тульской области находится место исторической битвы русской армии с татаро-монгольскими воинами. Эти картины Министерство культуры РСФСР приобрело у автора в 1982 году, после чего они были переданы в Тульский музей.

Глазунов начал работу над картинами цикла Куликово поле в 60-е годы после изучения летописей и легенд, в которых, по словам художника, была добавлена ​​правда жизни, дополнена легендами.Своими работами Илья Глазунов хотел дать нашим современникам возможность соприкоснуться с событиями эпохи, ставшей великим прошлым нашей страны, ощутить связь поколений.

Куратор выставки Галина Медведева рассказала, что работа по размещению картин была сложной. Поскольку произведения рассказывают об исторических событиях, каждому из них следует выделить место таким образом, чтобы получилось логическое повествование. Во время выставки будет много познавательных экскурсий.

Такие экскурсии вызовут интерес, как у ценителей живописи, так и у ценителей истории.

Посетить выставку в ЧГМИ можно до 13 декабря.

Людмила Траутмане © Gallerix.ru



]]>.

Куликово Поле | Искусство и вера

Игорь Сушенок. Не сдавай землю русскую: Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского. 2001 г.

Не сдавай землю русскую: Сергий Радонежский Благословение Дмитрия Донского

Игорь Сушенок

2016

Комментарии к записи Игорь Сушенок отключены. Не сдавай землю русскую: Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского. 2001

Виктор Маторин.Святой благоверный князь Московский Дмитрий Донской. 2004 г.

Святой благоверный князь Московский Дмитрий Донской

Виктор Маторин

2004

Комментарии к записи Виктор Маторин отключены. Святой благоверный князь Московский Дмитрий Донской. 2004

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о