Польша вторая мировая: Как Польша подготовила Вторую мировую войну

Содержание

Как Польша подготовила Вторую мировую войну

Многие сегодня убеждены в том, что виновниками Второй мировой войны являются Гитлер и Сталин, министры иностранных дел которых Риббентроп и Молотов подписали 23 августа 1939 года в Москве Пакт о ненападении. После этого Германия напала на Польшу и развязала Вторую мировую войну, а СССР, дождавшись бегства за границу польского правительства из Варшавы и краха соседнего государства, «захватил» восточные районы Польши, проведя с немцами совместный «парад победы» в Бресте.

Неужели?

Однако историческая правда заключается в другом. После того как Запад позволил нацистам прийти к власти, Германия и Польша, другая западная марионетка, были лучшими друзьями, планировавшими совместное нападение на СССР, к которому могла присоединиться Япония. Поругались немцы и поляки в самый последний момент – когда у англичан и французов, патронов Польши, в марте 1939 года возникли сомнения, что Гитлер вначале пойдёт на восток. Тогда-то Варшаве и была дана команда повернуться против Германии, не имевшей никаких планов военных действий против Польши до 1 апреля 1939 года. Только тогда Гитлер потребовал от своих генералов разработать подразумевавший войну с поляками «План Вайс». 

К чему приводит слепая верность «союзникам»

Это пришлось сделать после того как Варшава по указке из Лондона в грубой форме отвергла предложение своих немецких друзей провести переговоры по «Польскому коридору», объявила частичную мобилизацию. Согласно заключённому перед этим соглашению с Англией, поляки были обязаны воевать против Германии, если начнётся англо-германская война, которой Гитлер совершенно не хотел. Подписавшие такое соглашение с Варшавой британцы также нарушили взятые на себя в 1938 году в Мюнхене перед Германией обязательства. У Берлина в этой ситуации выбор был невелик.

Немецкая армия переходит границу с Польшей, которой Лондон и Париж не дали полностью отмобилизовать свою армию, якобы чтобы «не провоцировать» немцев. Фото: www.globallookpress.com

Там задумались о войне с Польшей лишь за несколько месяцев до её начала, не прекращая до последних дней попытки договориться с Варшавой по «Польскому коридору» - о получении сухопутной связи между основной территорией рейха и Восточной Пруссией. Немецкие предложения были весьма скромными, потому что Гитлер хотел сохранить поляков в качестве младших союзников в будущей войне с СССР.

Их можно свести к следующим основным пунктам: 1. Отказ поляков от претензий на немецкий город Данциг. 2. Проведение референдума о том, кому будет принадлежать «коридор» - предоставленный полякам за немецкий счёт выход к Балтийскому морю победителями в Первой мировой войне. Если население этой территории выскажется на плебисците в пользу Германии, поляки получают право свободного транзита, а если в пользу Польши, то такое право получают немцы. При этом в любом случае построенный поляками с нуля недалеко от Данцига порт Гдыня останется польским. Предусматривался также обмен нацменьшинствами. И это всё.

Но Варшава, позарившись на всю Силезию и желая лишний раз услужить цинично провоцировавшим войну англичанам, не приняла немецкие предложения, понадеявшись на свою 1,5-миллионную армию, заранее отмобилизовать которую британцы и французы им не позволили. Почему? Чтобы немцы разгромили поляков (рассчитывавших, что им придётся иметь дело с меньшей частью немецкой армии, и на французское наступление на Рур) быстрее, чем они смогут оказать им реальную помощь. Помогать, впрочем, они не собирались: британцы  «бомбили» Германию тоннами листовок, французы играли на виду у немцев в футбол на другом берегу Рейна, в то время как преданная ими Польша истекала кровью. 

Смысл «странной войны» заключался в том, чтобы конвертировать её из липовой войны между Германией, Францией и Англией в совместную войну против СССР, что едва не получилось. Фото: www.globallookpress.com

Как Гитлер помог СССР 10 мая 1940 года

Слепая вера поляков в своих западных «покровителей» не позволила им осознать, что их просто приносят  в жертву. Ведь помогать в войне с немцами французы и англичане полякам, повторим, изначально не собирались, несмотря на липовые «гарантии». Довели они и до сведения Гитлера, что соблюдать эти «гарантии» не будут, что всё ограничится имитацией. Поэтому фюрер и рискнул бросить почти все свои военные силы на польскую войну.

Канцлер Германии Адольф Гитлер воспринимался современниками не как страшный преступник, а вполне рукопожатный государственный деятель, к тому же невероятно «удачливый». Фото: www.globallookpress.com

Мало того, «союзники» сделали всё, чтобы польская армия была поскорее разгромлена с наименьшими для немцев потерями, чтобы те были готовы приступить к войне против СССР, с которым у рейха появлялась, наконец, общая граница. Их более широкая цель – конвертировать «странную войну» в совместный поход против СССР, промышленные объекты которого, прежде всего Баку, Батуми и Грозный, англичане и французы собирались бомбить со своих баз на Ближнем Востоке. Лишь неожиданный для них переход немцев в наступление на спокойном до того западном фронте 10 мая 1940 года похоронил эти планы (операция «Копьё») за пару дней до их осуществления.

Кто виноват: Пилсудский с Гитлером или Сталин?

Поэтому Сталина нельзя обвинять в том, что он участвовал в развязывании Второй мировой войны. Он отдалил её для своей страны на несколько лет. Получил обширные бывшие российские территории, без которых немцы в 1941 году, скорее всего, смогли бы осуществить блицкриг. Убрал руками главного врага, Германии, врага номер два – Польшу пилсудчиков. Позволил Гитлеру повоевать с Францией и Англией, распылить силы, превратив Запад в годы войны из врага в ситуативного союзника, оказывавшего СССР серьёзную и реальную помощь. Без ленд-лиза и второго фронта война продлилась бы ещё минимум год, стоила бы СССР ещё пары миллионов жертв и вообще неизвестно, чем бы кончилась с учётом появления у Гитлера ядерного оружия. После поражения Германии СССР расквитался и с Японией.

Таким образом, Пакт Молотова - Риббентропа заставил готового к войне Гитлера воевать с Западом, который его создал для войны против СССР. Однако подготовиться к этой войне Германии позволил другой пакт, заключённый с Варшавой в 1934 году, когда поляки могли с лёгкостью раздавить лишённых по условиям Версальского договора нормальной армии немцев даже без всяких союзников.

Сталин не спровоцировал Гитлера заключением пакта с ним на мировую войну, а развернул фюрера в другом направлении, выиграв время и получив обширные территории для будущей борьбы с Германией, а заодно и очень ценных союзников, которые должны были бы быть врагами. Фото: www.globallookpress.com

Именно этот пакт, тоже имевший по обычаям тех лет секретные приложения, а также пункт, позволявший обеим государствам совместно вести агрессивную войну против третьей страны, т.е. СССР, и дал возможность Германии, не опасаясь удара с востока, подготовиться к войне со всем миром. Ввести всеобщую воинскую повинность, создать запрещённую после поражения в Первой мировой войне военную авиацию - люфтваффе, мощные танковые силы, могущественный вермахт, милитаризировать экономику, «съесть» Австрию и Чехословакию (последнюю – заодно с поляками) и начать войну.

Возвратив для начала в рейх Саарскую область, введя войска в Рейнскую область и денонсировав Версальский договор. Ну и, конечно, приняв заодно позорные нюрнбергские расовые законы. Это, разумеется, не помешало МОК подарить гитлеровской Германии сразу две Олимпиады – летнюю и зимнюю. Польских спортсменов встречали там как лучших друзей. На летних Играх 1936 года Польша – с тремя серебряными и тремя бронзовыми медалями - заняла 22-е место. На первом была Германия, на втором – США, сыгравшие колоссальную закулисную роль в подготовке Второй мировой войны и, в частности, провоцировании Польши ради этого на разрыв с Германией.

Пакт Гитлера - Пилсудского был первым, подписанным гитлеровской Германией с крупной европейской страной. Пакт со Сталиным был последним. Ну а самым ярким свидетельством «рукопожатности» Гитлера был мюнхенский сговор 1938 года, в котором участвовали главные «демократы» – британцы и французы, заодно с итальянскими фашистами. СССР тогда оставили за бортом, потому что участники сделки в Мюнхене намеревались решить свои проблемы за его счёт.

Они были так похожи

Пакт Гитлера - Пилсудского был самым естественным соглашением из всех, заключённых в то время, поскольку Германия и Польша были очень похожи. Это были авторитарные, националистические диктатуры, дружбу которых цементировали антисоветизм и антисемитизм. Польша представляла интересы Германии в Лиги Наций после того как та из неё вышла. Польских представителей приглашали на съезды нацистской партии в Нюрнберге. Когда в 1935 году умер маршал Юзеф Пилсудский, в гитлеровской Германии объявили траур. Процветало сотрудничество по линии спецслужб: не сразу ставших изуверами немцев восхищали жёсткие методы, используемые их польскими коллегами, – расстрелы и пытки.

Государственные деятели обеих стран постоянно обменивались визитами. В преследовании евреев до появления у немцев газовых печей поляки опережали своих союзников. Генштабы обеих стран разрабатывали планы совместного похода против Красной России. Причём в первые годы сотрудничества основную роль должны были играть поляки, армия которых была больше и сильнее немецкой. Обе страны – и по отдельности, и за компанию – занимались международным разбоем. Когда Германия поглотила Австрию, Польша вознамерилась совершить то же самое с Литвой. Лишь жёсткая позиция СССР сорвала тогда польские планы.

Сергей Лавров выступил на открытии выставки секретных документов «Мюнхен-38. На пороге катастрофы»

Действовать заодно получалось лучше. Через день после мюнхенского сговора, 30 сентября 1938 года, Польша предъявила лишавшейся Судетов в пользу Германии Чехословакии свой, отдельный ультиматум, срок которого истекал в полдень 1 октября. От впавших в ступор чехов требовалось в 24 часа передать Польше две области - Тешинскую и Фриштатскую. Шантаж, подкреплённый демонстрацией силы, сработал. 2 октября началась операция «Залужье». Польские танки и несколько дивизий захватили приличный, экономически развитый кусок Чехословакии, где проживали 80 тысяч этнических поляков и… 120 тысяч чехов. К концу года эта территория стала давать Польше почти половину производимых в ней чугуна и стали.

Пакт Гитлера - Пилсудского, как видим, работал, и ещё как. Пока Варшава по наущению Лондона не обессмыслила его своим соглашением с Британией, по которому была обязана воевать против Германии на стороне англичан, после чего прямолинейные немцы разорвали его и впервые посмотрели на поляков как на врагов. Излишняя доверчивость, переоценка собственной значимости, участие в глобальных англосаксонских интригах без понимания их смысла дорого обошлись Польше. Она потерпела полный государственный крах, превратилась в руины, потеряла погибшими миллионы людей, значительная часть которых состояла из маргинализированных Пилсудским и уничтоженных Гитлером её еврейских граждан. В число погибших ужасной смертью входят и десятки тысяч жертв «волынской резни», замученных украинскими националистами.

Редкая и последняя удача?

Сталин вытащил поляков из глубокой ямы, в которую они попали. СССР освободил их от нацистской оккупации ценою жизни свыше 600 тысяч своих солдат и миллионов погибших для того, чтобы те смогли дойти до Польши. Благодаря жёсткой позиции Москвы послевоенная территория Польши, сместившейся на карте в западном направлении, не уменьшилась. Вместо отошедших СССР слаборазвитых районов на востоке, где поляки были на ножах с местным населением и откуда бы уехали в любом случае, Польша получила на блюдечке обширные высокоразвитые немецкие территории, широкий выход к Балтийскому морю. Сталину стоило большого труда уломать Черчилля передать полякам Силезию.

Британский премьер Уинстон Черчилль, называвший поляков «гиенами» за некрасивую историю с чехами, был категорически против передачи Польше обширных немецких территорий, «полюбив» немцев в конце и после войны из-за страха перед СССР. Фото: www.globallookpress.com

Это была большая удача, которые редко происходят в истории. Но современная Польша уже почти забыла, кому она была обязана своим спасением, так как упорно совершает те же самые ошибки, уже приводившие её в прошлом к большим неприятностям. Кажется, она ничему не научилась, начав выдвигать недавно территориальные претензии к Литве и Украине, а Россию и Германию винить в своих бедах, вплоть до попыток взыскания «репараций». Мечты о создании империи «от моря до моря» - на фоне попыток переписать историю и «забыть» её неудобные для поляков эпизоды - оказались весьма живучи.

И последнее. Рискну дать психологическое объяснение охватившей Польшу эпидемии сноса советских военных памятников: они напоминают полякам об истории, которая пошла не по тому пути, о том, что их обманули и предали западные патроны. А в результате вместо того, чтобы стать самим «освободителями» и хозяевами на обширных территориях почившей в бозе Речи Посполитой, взяв себе Украину и Белоруссию и оставив немцам Прибалтику, они оказались вначале побеждёнными, а потом освобождёнными. И как же не хочется быть за последнее кому-то благодарным. Особенно если это русские.

Роль Польши в развязывании Второй мировой войны: matveychev_oleg — LiveJournal

Суть начатой либерально-буржуазными кругами — как доморощенными, так и закордонными — фальсификации российской истории в том, чтобы подменить наше общее прошлое, биографию народа, а вместе с ним — и биографии миллионов соотечественников, посвятивших свои жизни возрождению и процветанию нашей Родины, борьбе за её свободу от иноземного владычества. Фальсификация истории — это попытка наглой подмены самой России.

По страницам газеты «Правда», Александр Огнев, фронтовик, профессор, заслуженный деятель науки

dsc_0650Одним из главных объектов фальсификаций антисоветчики избрали историю героического подвига советского народа, освободившего мир от немецкого фашизма. Понятно, что искренние патриоты не приемлют эту игру напёрсточников. Поэтому читатели «Правды» горячо одобрили опубликованную газетой в канун 70-летия начала Великой Отечественной войны статью фронтовика, доктора филологических наук, почётного профессора Тверского государственного университета Александра Огнёва и настойчиво рекомендовали газете продолжить публикацию его разоблачений фальсификаторов истории. Выполняя пожелания читателей, редакционная коллегия «Правды» приняла решение публиковать главы исследования заслуженного деятеля науки РФ А.В. Огнёва в пятничных номерах газеты.

Спланированный обман

Вторая мировая война началась в результате отказа Польши удовлетворить германские требования. Гитлер предъявил Польше ультиматум: передать «вольный город Данциг» Третьему рейху, разрешить строительство экстерриториальных шоссейной и железной дорог, которые свяжут Восточную Пруссию с основной частью Германии.

Западные демократии сеяли у поляков иллюзии о том, что в случае войны они окажут Варшаве должную помощь. 31 марта 1939 года премьер-министр Великобритании Н. Чемберлен заявил в палате общин: «В случае любой акции, которая будет явно угрожать независимости Польши и при которой польское правительство соответственно сочтёт необходимым оказать сопротивление своими национальными вооружёнными силами, правительство Его Величества считает себя обязанным немедленно оказать польскому правительству всю поддержку, которая в его силах. Оно дало польскому правительству заверение в этом. Я могу добавить, что французское правительство уполномочило меня разъяснить, что оно занимает по этому вопросу ту же позицию, что и правительство Его Величества».

14—19 мая 1939 года в ходе франко-польских переговоров Франция пообещала в случае нападения Гитлера на Польшу «начать наступление против Германии главными силами своей армии на 15-й день мобилизации». Англо-польские переговоры 23—30 мая привели к тому, что Лондон заявил о своей готовности предоставить Варшаве 1300 боевых самолётов для польских ВВС и предпринять воздушные бомбардировки Германии в случае войны.


Эти обещания были целенаправленно спланированным обманом, а кичливое польское руководство наивно верило им. Оно самонадеянно полагало, что Гитлер не решится начать войну, лелеяло планы создания великой Польши, с алчной глупостью ждало того времени, когда можно будет захватить Украину и Белоруссию.

Анализируя военно-политическую обстановку в Европе в 1939 году, историк Л. Гарт посчитал: «Единственная возможность избежать войны заключалась в том, чтобы заручиться поддержкой России, единственной державы, которая могла оказать Польше непосредственную помощь, и таким образом сдержать Гитлера». Но это претило британским консерваторам. По словам А. Тейлора, «англичане с ужасом отшатнулись» от предложения заключить договор с Советским Союзом: «Война, в которой они бы сражались на стороне Советской России против Германии, для них была немыслима» В марте 1939 года в Отчетном докладе XVIII съезду ВКП(б) И. Сталин предупредил западных правителей: «Опасная и большая политическая игра, начатая сторонниками политики невмешательства, может окончиться для них серьезным провалом». Это предвидение полностью сбылось.

Великобритания и Франция, понимая, что военно-политическая обстановка складывается не так, как хотелось бы, предложили Советскому правительству взять на себя обязательство: в случае вовлечения их в военные действия оно оказало бы «немедленное содействие, если оно будет желательным». 15 апреля Англия и Франция дали гарантии Польше, Греции и Румынии. Оценивая требования Англии об односторонних обязательствах СССР, И. Сталин рекомендовал В. Молотову запросить мнения полпредов о них. И. Майский написал: «Мне уже не раз приходилось указывать на то, что «душа души» Чемберлена в области внешней политики сводится к сговору с агрессорами за счет третьих стран».

Советские руководители резонно посчитали, что «должен быть создан единый фронт взаимопомощи между тремя державами на принципах взаимных и равных обязательств. Там, где нет взаимности, нет возможности наладить настоящее сотрудничество». В. Молотов на сессии Верховного Совета 31 мая 1939 года отметил серьезное ухудшение международного положения и подчеркнул, что основой соглашения должен быть «принцип взаимности и равных обязанностей». 26 июня советский посол в Лондоне Майский сообщил наркому иностранных дел Молотову: «Бивербрук вчера говорил мне, что война близка и что она, вероятно, начнется нынешней осенью... Риббентроп убедил Гитлера, что Англия и Франция не способны к серьезной войне и что из переговоров о тройственном союзе ничего не выйдет».

Чемберлен всё ещё лелеял мечту о том, что Гитлер поведет свои войска на завоевание восточных территорий. В середине июля 1939 года английские и германские представители вели в Лондоне переговоры, которые по своей военно-политической направленности носили антисоветский характер. Обстановка всё больше накалялась, но английское и французское правительства не хотели заключить равноправный договор с Советским Союзом. Для того чтобы хитроумно возродить уже полностью провалившуюся «политику умиротворения», они пытались создать видимость переговоров, искали приемлемый для них путь к сделке с обнаглевшим агрессором, заставить Польшу пойти навстречу германским требованиям. Они хотели заключить договор, похожий на мюнхенский.

Лукавые переговоры

Посол Германии Дирксен 24 июля 1939 года доложил своему министру иностранных дел Риббентропу, что «достижение соглашения с Германией является для Англии всё еще самой важной и желанной целью». Самый проницательный буржуазный политик того времени У. Черчилль, трезво оценивая обстановку, резко критиковал пагубную для самих западных демократий политику Чемберлена и Галифакса: «Ясно, что Россия не пойдет на заключение соглашений, если к ней не будут относиться как к равной и, кроме того, если она не будет уверена, что методы, используемые союзниками — фронтом мира, — могут привести к успеху. …Наше правительство должно понять, что ни одно из этих государств Восточной Европы не сможет продержаться, скажем, год войны, если за ними не будет стоять солидная и прочная поддержка дружественной России в сочетании с союзом западных держав».

Правительство Англии, стремясь усыпить встревоженное общественное мнение, в начале августа приняло советское предложение начать военные переговоры. 11 августа 1939 года английская и французская миссии прибыли в Москву для переговоров, не имея полномочий заключить военное соглашение (английскому адмиралу Драксу документ, уполномочивающий вести переговоры, прислали лишь к их завершению). Уже это не могло внушать доверия к целям, поставленным перед ними правительствами Англии и Франции. Советская делегация во главе с наркомом обороны К. Ворошиловым представила развернутый план возможных военных действий против агрессора. «Из рассекреченных недавно Службой внешней разведки (СВР) России документов следует, — пишет историк А. Пивоваров, — что буквально дней за десять до заключения Пакта и за две недели до официального начала войны, т.е. до 1 сентября 1939 года, И. Сталин встречался с представителями делегаций Англии и Франции, предложив не только заключить трёхсторонний договор о взаимопомощи на случай агрессии, но и перебросить к границе Германии до миллиона солдат, чтобы не допустить, сдержать очевидные агрессивные устремления Германии».

По словам английского дипломата Г. Феркера, «задолго до прибытия британской военной миссии английское посольство в Москве получило инструкцию правительства, в которой указывалось, что переговоры ни в коем случае не должны закончиться успешно». В секретном наставлении для английской делегации говорилось, что «британское правительство не желает быть втянутым в какое бы то ни было определенное обязательство, которое могло бы связать нам руки при любых обстоятельствах». 8 августа 1939 года посольство США в Англии сообщило в Вашингтон: «Военной миссии, которая в настоящее время отправляется в Москву, было дано указание приложить все усилия, чтобы продлить переговоры до 1 октября».

Переговоры зашли в тупик. 21 августа адмирал Дракс предложил отложить их на 3—4 дня, поскольку не был получен ответ на вопрос о пропуске и действиях советских войск на территориях Польши и Румынии. Министр внутренних дел США Г. Икес пришел к выводу: «Чемберлен... надеется, что Гитлер в конце концов решит двигаться на восток, а не на запад. Вот почему он медлит в отношении соглашения с Россией». Гарт имел основания обвинить английское правительство в срыве московских переговоров и создании условий, подготовивших заключение советско-германского пакта о ненападении. О нём он писал: «При рассмотрении положения в Европе в последующие годы нельзя сказать с такой уверенностью, как в 1941 году, что меры, принятые Сталиным, нанесли ущерб России. Западу же всё это нанесло неизмеримый урон».

Закулисные сделки

Когда Чехословакию настойчиво принуждали к капитуляции, Чемберлен стремился объяснить Гитлеру позицию Великобритании: «…исходя из того, что Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира и главными опорами против коммунизма и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности… Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России». Последняя фраза — «кроме России» — подчеркивает, чего жаждал Чемберлен, вынашивая план создать англо-германский союз. 29 июня 1939 года Галифакс от имени своего правительства выразил готовность договориться с немцами по всем вопросам, «внушающим миру тревогу». Предварительный зондаж проводили видные члены консервативной партии, предлагая «Гитлеру разделить мир на две сферы влияния: англо-американскую на Западе и германскую — на Востоке». Зная, что не позже сентября вермахт нападет на Польшу (11 апреля 1939 года Гитлер подписал план «Вайс» о подготовке войны против Польши), Англия решила пожертвовать ею, чтобы расчистить дорогу Германии на восток.

Начальник генштаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер (он занимал этот пост с 14 августа 1939 по 24 сентября 1942 года и часто встречался с Гитлером) записал в служебном дневнике 14 августа 1939 года: «Англичанам дано понять, что фюрер после разрешения неизбывного для Германии польского вопроса еще раз обратится к Англии с предложениями. В Лондоне поняли. Париж также знает о нашей решимости. Поэтому весь большой спектакль приближается к своему концу... Англия уже теперь зондирует почву на предмет того, как фюрер представляет себе дальнейшее развитие обстановки после разрешения польского вопроса». В дневнике Гальдера есть запись: «28.08.1939г. 13 час. 30 мин. Визит Н. Гендерсона (посол Великобритании в Германии) к фюреру. Вручение памятной записки. Н. Гендерсон: «Нет никакой основы для переговоров. Фюрер не обидится на Англию, если она будет вести мнимую войну».

Стоит запомнить эту мысль о «мнимой войне».

В Англии Чемберлену и его сторонникам противостояли более дальновидные политики — Черчилль, Иден и другие. Они видели главную опасность в Гитлере, а не в политике большевиков. 4 мая 1939 года, комментируя предложение о союзе, сделанное СССР англичанам, Черчилль писал: «Прошло уже десять или двенадцать дней с тех пор, как было сделано русское предложение. Английский народ, который …принял теперь принцип воинской повинности, имеет право совместно с Французской Республикой призвать Польшу не ставить препятствий на пути к достижению общей цели. Нужно не только согласиться на полное сотрудничество России, но и включить в союз три прибалтийских государства — Литву, Латвию и Эстонию. Этим трем государствам с воинственными народами, которые располагают совместно армиями, насчитывающими, вероятно, двадцать дивизий мужественных солдат, абсолютно необходима дружественная Россия, которая дала бы им оружие и оказала другую помощь».

Многое тогда зависело от политики польских правителей. 20 июня 1939 года министр иностранных дел Польши Ю. Бек поручил своему заместителю Арцишевскому встретиться с германским послом в Варшаве фон Мольтке и заверить последнего, что польское правительство не заключит «никакого соглашения с Советами». Примечательно то, что польско-английский договор от 25 августа 1939 года «имел секретное приложение, в котором, в частности, Литва объявлялась сферой интересов Польши, а Бельгия и Голландия — Великобритании».

Польское правительство категорически отказывалось от советской помощи в случае германской агрессии. Министр иностранных дел Франции, наконец осознав, что она попадает в зловещую немецкую ловушку, посчитал 22 августа 1939 года необходимым «попробовать предпринять в самом срочном порядке новые усилия перед маршалом Рыдз-Смиглы с целью устранить, пока еще есть время, единственное препятствие, которое вместе с тем мешает заключению трехсторонних соглашений в Москве». На самом деле уже не было времени, чтобы можно было решительно изменить твердолобую политику Польши, заставить её трезво оценить опаснейшую ситуацию.

Черчилль так охарактеризовал обстановку 1939 года: «Имело смысл вступить в бой за Чехословакию в 1938 году, когда Германия едва могла выставить полдюжины обученных дивизий на Западном фронте, когда французы, располагая 60—70 дивизиями, несомненно, могли бы прорваться за Рейн или в Рур. Однако всё это было сочтено неразумным, неосторожным, недостойным современных взглядов и нравственности. …И вот теперь, когда все эти преимущества и вся эта помощь были потеряны и отброшены, Англия, ведя за собой Францию, предлагает гарантировать целостность Польши — той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства».

Гитлер не сомневался в том, что Англия и Франция бросят Польшу на произвол судьбы, и решил использовать их планы в своих далеко идущих целях. 11 августа 1939 года Гитлер в беседе с комиссаром Лиги Наций в Данциге К. Буркхардтом указал: «Всё, что я предпринимаю, направлено против русских. Если Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, тогда я буду вынужден пойти на соглашение с русскими, побить Запад и затем, после его поражения, снова повернуть против Советского Союза со всеми моими силами». 22 августа 1939 года на совещании с военными, заявив о своём решении начать войну с Польшей, Гитлер сказал: «Англия и Франция не вступят в войну, если ничто не вынудит их к этому». Он подчеркнул: «Несчастных червей — Даладье и Чемберлена — я узнал в Мюнхене. Они слишком трусливы, чтобы атаковать нас… Польша будет опустошена и заселена немцами…»

Генерал З. Вестфаль в сборнике статей «Роковые решения» признал: «Основным роковым решением было то, которое исходило из ошибочного предположения Гитлера, что западные державы позволят ему уничтожить Польшу, не заступившись за своего союзника. Как только было принято решение о вторжении в Польшу, решилась и наша судьба». Генерал Г. Гудериан в «Воспоминаниях солдата» подтверждал: «Гитлер и его министр иностранных дел были склонны считать, что западные державы не решатся начать войну против Германии и у неё поэтому развязаны руки для осуществления своих целей в Восточной Европе». Генерал К. Типпельскирх в своей «Истории Второй мировой войны» писал об убеждённости Гитлера в том, что Англия и Франция не решатся напасть на Германию, если она обрушится на Польшу: «Когда Гитлеру перевели ультиматум английского правительства, он точно окаменел — он понял, что ошибался относительно возможной реакции англичан и действовал слишком неосторожно». Он после продолжительного молчания спросил Риббентропа: «Что же теперь будет?»

«Мнимая война»

1 сентября 1939 года Германия стремительно вторглась в Польшу. Англия и Франция, объявив 3 сентября войну Германии, не вели против нее активных боевых действий, на что очень надеялась Польша, которая под ударами немецких войск стала рассыпаться, как карточный домик. Дав публичное обязательство защищать её, Англия и Франция цинично предали свою союзницу, удивительно спокойно наблюдая, как немецкие соединения крушат польскую армию.

Поляки явно преувеличивали тогда свои военные возможности. Польский посол в Париже Ю. Лукасевич в беседе с министром иностранных дел Франции Ж. Бонне 18 августа 1939 года заявил: «Не немцы, а поляки ворвутся вглубь Германии в первые же дни войны!»

Г. Иссерсон писал в работе «Новые формы борьбы» (1940) о главной ошибке польского командования: «На польской стороне считали, что главные силы Германии будут связаны на западе выступлением Франции и Англии и не смогут сосредоточиться на востоке. Исходили из того, что против Польши будет оставлено около 20 дивизий и что все остальные силы будут брош

Оккупация Польши СССР и Германией в 1939 и советская оккупация 1945-1989

В медийном пространстве часто приходится слышать использование польскими политическими деятелями термина «cоветская оккупация» применительно к событиям 1939-1941 и 1945-1989 годов. В настоящий момент в Польше функционирует несколько «музеев оккупации», в том числе самый крупный в Гданьске.

Польша достаточно последовательна в своей риторике, которая зачастую возмущает официальных политических представителей Российской Федерации и Беларуси, будоражит все про-правительственное про-российское русскоязычное медиа-пространство.

Официальная российско-беларуская позиция от польской категорически отличается. Разберемся cо всем по порядку, проследив всю историю советско-польских отношений с 1939 года. Также рассмотрим, почему именно в современном польском взгляде на историю термин «оккупация» применяется не только к Третьему Рейху, но и к СССР.

С нападения на Польшу началась Вторая мировая война

События сентября 1939 года обычно не любят вспоминать ни в России, ни в Беларуси. В «отечественной истории» принято говорить лишь про 1941 год и знаменитое «без объявления войны германские войска напали на нашу страну»…

Тем временем, война началась двумя годами раньше, когда 1 сентября 1939 года в Польшу вступили войска немецкого Третьего Рейха с запада, а 17 сентября 1939 — войска СССР с востока. Это событие в польской и мировой истории называется однозначно — «вторжением», «захватом», «нападением». Почему так? Разберемся.

Польская армия несла большие потери, но продолжала выполнять боевые задачи по защите суверенитета собственного государства. Можно долго говорить о том, что Польша была не готова к войне, и о явных стратегических ошибках польского правительства, и низкой боеспособности армии. Но факт остается фактом: Польша приняла бой на два фронта, бой был неравным, и в этом бою Польша свой суверенитет утратила. Лежачего били двое.


На иллюстрации зеленым цветом обозначена граница Польши до сентября 1939 года. Темно-серым — территория Германии. Светло-серым — территории марионеточных государств под протекторатом Германии (в том числе «Генерал-губернаторства»).

Польскому руководству удалось осуществить частичную эвакуацию в Румынию и страны Балтии, а оттуда перебраться в Лондон. Меньше чем год спустя, в 1940 году румынская Бессарабия и все страны Балтии тоже попадут под удар СССР.

Дополнительный протокол пакта Молотова-Риббентропа достаточно четко формулировал сферы влияния между СССР и Германией. После недолгих переговоров, двумя государствами-вершителями человеческих судеб была определена взаимная граница. Государство Польша перестало существовать.

Третий Рейх и «Генерал-Губернаторство»

Как обстояли дела на территории, занятой гитлеровской Германией, известно достаточно хорошо. Эту правду не пытаются скрыть, о ней говорят откровенно: never again. Никогда вновь. Здесь, пожалуй, солидарными окажутся абсолютно все. И историки современной Германии, признавшей собственные исторические ошибки, и современной Польши, и даже современной России.

Главной частью политики Третьего Рейха была сегрегация по национальному признаку. Всю полноту гражданских прав получили представители немецкой национальности. Немцы проживали в большом количестве в западной части Польской Республики и вблизи Восточной Пруссии (особенно в немецко-польском по национальному составу городу Данциг, формально являвшегося независимым до 1939 года). Параллельно с этим началось заселение территорий бывшей Польской Республики немцами-поселенцами из центральной Германии.

Еврейским жителям была уготована участь оказаться в гетто и быть впоследствии полностью уничтоженными. Польским жителям – уготована полная утрата национальной субъектности.

Неотъемлемой частью политики Германии было желание «обескровить» и «обезглавить» поляков в интеллектуальном и творческом плане. Массовым арестам и последующему уничтожению подверглись представители интеллектуальных профессий (ученые, врачи, преподаватели университетов), представители бизнеса, члены польских политических партий и члены бывших государственных структур. Широко внедрялась политика принудительного труда и выселения поляков в трудовые лагеря Германии.

Представителей других национальностей на территории «Генерал-Губернаторства» (так в Третьем Рейхе назвали территориальный субъект, образованный в западной части бывшей Польской Республики) практически не было, но и они ощутили на себе обстоятельства той политической и экономической обстановки, которую Третий Рейх устроил на всех оккупированных территориях.

СССР и «советская западная Белоруссия и Украина», миф о «польском походе РККА»

Тем временем, восточную часть Польши заняли советские войска. Сегодня эту историю не очень любят вспоминать в официальных медиа ни в России, ни в Беларуси. Про нее принято говорить либо хорошо, либо никак. Причины тому есть.

С точки зрения советской пропаганды рассказать все получалось действительно красиво: это были территории, населенные преимущественно украинцами и беларусами, следовательно, СССР осуществил акт «торжественного воссоединения разделенных народов». А национальные меньшинства (поляки, евреи и другие национальности) – «получили равные права в интернациональной семье». Иначе и быть не могло, ведь пришли великие силы добра, и устроили мир, любовь и процветание. Реальность была совершенно иной.

В 1939 году советская власть пришла на территории, избежавшие участи стать частью советского политического и экономического пространства двадцатью годами ранее. Почему «участи»? Потому, что невозможно изучать историю СССР и сфер его влияния в отрыве от советской политической и экономической доктрины, в которой отсутствует понятие частной собственности и рыночной экономики.


Польша 1930-х. Школа в городе Гродно.


Польша 1930-х. Костел в крепости возле города Брест-Литовска (в «советской Белоруссии» его назвали просто Брестом).

Польша до 1939 года была развивающимся государством с рыночной экономикой. Функционировал малый, средний и крупный бизнес, работали банки, были налажены товарно-денежные отношения. Вне зависимости от национальности, в обществе были люди, которые своим физическим и интеллектуальным трудом, смекалкой и умом имели возможность зарабатывать неплохие деньги. В стране существовал институт частной собственности: люди владели недвижимостью, покупали и продавали квартиры, автомобили, частные дома. Строили усадьбы, обрабатывали и благоустраивали находящуюся в собственности землю.

Достаточно посмотреть на фотографии довоенных городских жителей на территориях Польши, отошедших в 1939 году к советским «западной Белоруссии и Украине». Красивые пальто, широкополые шляпы, меха, шикарные платья, сшитые по европейской моде. Люди ездили на европейских и американских автомобилях. В частных магазинах продавалось практически все.


Польша 1930-х. В довоенной Польше, государстве рыночной экономики, была возможность развиваться и жить достойно. Приветствовался любой физический и интеллектуальный труд, в том числе умение грамотно заниматься бизнесом.

Общество функционировало так, как привычно и понятно всем нам сегодня. Люди стремились обустроить достойную жизнь для себя и своих детей. Они работали для того, чтобы улучшить текущее благосостояние и подарить благополучную жизнь следующим поколениям, которые должны были получить в наследство хорошую недвижимость, семейный бизнес, плодородную землю, должны были продолжить историю семьи, преумножая ее благосостояние в каждом поколении.

Когда до этого дотянулась рука СССР, все рухнуло. Жизнь оборвалась, пришла беда и горе. Жители ощутили на себе все «прелести» становления советского строя и «классовой борьбы с буржуазией». Начались аресты, массовые конфискации земли, домов, квартир и любого имущества. Все самые деятельные, активные, образованные люди, оказались личными врагами советской власти, подлежащими либо физическому уничтожению, либо аресту и ссылке для трудовой эксплуатации в лагерях на территории дальних республик СССР.


Войска СССР занимают город Львов, до 1939 года являвшийся частью Польши.

За два года 1939-1941 жители советских «западной Белоруссии и Украины» прожили в миниатюре все двадцать лет советской власти, которых им, казалось бы, удалось избежать. Такие же катастрофические для жителей события произошли в Литве, Латвии, Эстонии и Румынской Бессарабии, занятых СССР в 1940 году.

Позднее сторонники советского режима скажут, что на самом деле политикой СССР было всего лишь желание избавиться от тех, кто может стать потенциальным диверсантами и сотрудничать с разведкой гитлеровской Германии. Это никакой не повод для оправдания. Первой мишенью стали «капиталисты и буржуи». Кроме того, история показала, что атмосфере минакальной шпиономании утолить запрос на «потенциальных» врагов и шпионов невозможно. Они будут «выявляться» вновь и вновь.


Депортация «классовых врагов» (преимущественно поляков) вглубь СССР из «западной Белоруссии и Украины» в 1939-1940 годах.

Поэтому не стоит удивляться, что в 1941 году на антисоветской протестной волне повсеместно вспыхнул местный литовский, латышский, эстонский, украинский и беларуский национализм, активно поддержанный наступающей Германией. Но это уже совсем другая история.

СССР осуществил ряд тактических достижений, отодвинув государственные границы и удлинив, тем самым, будущий путь наступления Третьего Рейха на Москву и другие крупные города. Проблема кроется не столько в том, что СССР присоединил эти земли, сколько в том, что СССР распространил на них экономическую и политическую доктрину своего режима, в самом худшем из всех проявлений. И этот факт невозможно игнорировать.

В бывшей Польской Республике, ставшей частью советских «западной Белоруссии и Украины», борьба с «буржуазией» почти полностью проходила под лозунгом борьбы с поляками. На фоне беларусов и украинцев поляки занимали более высокое положение в обществе, обладали большим количеством финансов и недвижимости. За это их назвали «панами», что синонимично «буржую» в советском сленге: не удивительно, что они стали врагом номер один советской власти. Термин «панская Польша» широко применялся в советской пропаганде.

Но как и было всегда у той самой советской власти: сначала пришли к тем, кому было что терять, а потом и к тем, кому терять было практически нечего. В конечном счете в течение двух лет репрессии коснулись всех: без разделения на социальный статус и национальность. Немало горя выпало и на долю украинцев и беларусов.

Под смертельную советскую машину попали и совсем небогатые люди, например те, кто так или иначе соприкасался со службой в государственных органах Польши, среди которых были не только поляки, но и украинцы, и беларусы. Служба в полиции и в армии Польши являлось основанием для ареста советскими спецслужбами и поражения в правах.

Совокупность перечисленных событий однозначно говорят об оккупации. Именно так в ходе истории поступали любые оккупанты, вне зависимости от нападающей и пострадавшей стороны. Похожим образом осуществлялась деятельность Третьего Рейха при нападении на Польшу и другие страны.

Нельзя не упомянуть про плен и расстрел около 20 000 польских солдат в Катыни и других лагерях смерти. Об этом сказано достаточно много, тема Катыни регулярно появляется в медиапространстве и будто бы даже затмила другие советские военные преступления. Между тем, стоит упомянуть о других людях, живших в Восточной Польше, чья жизнь была сломана действиями советской власти. Что интересно, ужасы Катыни апологеты советской власти осознают и потому причастность СССР к ним всячески отрицают, но остальные факты — нет.

В восточной части Польской Республики было много жителей, которых называли «осадниками». Это были поляки, которым государство выделило землю за особые заслуги, либо те, которые эту землю выкупили за собственные средства. Многие из них были ветеранами советско-польской войны 1919-1921 годов, которые вышли в отставку, обзавелись семьей и собственным хозяйством. Вновь неудивительно, что они тоже стали приоритетными врагами советской власти, которая решила припомнить все «старые обиды».


Польша 1930-х годов. Семья польских «осадников». Судьба не оказалась к ним благосклонна: в 1939 году в их дом пришли советские солдаты.

Осадники были преимущественно небогатыми людьми и жили либо небольшими поселениями, либо на отельных хуторах. Вместе с осадниками-поселенцами аресту были подвергнуты лесники, пожарные и все низовые представители польских государственных служб.

 Лесников арестовывали первыми — боялись координированного партизанского сопротивления.

Доходило ли до такого абсурда и жестокости в соседнем «Генерал-Губернаторстве»? Сходства очевидны: и представители СССР, и Третьего Рейха, рассматривали поляков как врагов и дешевую рабочую силу, с которой можно особо не церемониться. Из «Генерал-Губернаторства» поляков выселяли на принудительные работы в Третий Рейх, а из советской «западной Белоруссии и Украины» — в Сибирь, Узбекистан и Казахстан. Заставляет задуматься, где в действительности полякам оказалось «лучше».


Брест-Литовск после ликвидации польских государственных структур, 1939 год. Мероприятия по передаче города из-под контроля гитлеровской Германии — сталинскому СССР.


Брест-Литовск, 1939 год. Победители, вершители человеческих судеб. До взаимного противостояния оставалось меньше двух лет.

Вспоминая об обороне Брестской крепости советскими солдатами от наступающих немецких войск в 1941 году, воспетой в кино и литературе, стоит вспомнить и об обороне той же крепости польскими солдатами в 1939 году – от наступающих с двух сторон советских и немецких войск. Мало кто знает, что в 1939 году немцы уже были в Брест-Литовске (в БССР названного просто «Брестом»), но после подавления польского сопротивления, по взаимному договору передали город СССР.


Польские военные Константин Плисовский и Вацлав Радзишевский, уничтоженные советской властью среди тысяч других польских военных.

На российском и беларуском ТВ сегодня с удовольствием расскажут про подвиг советского комиссара Фомина, руководившего обороной Брестской крепости в 1941 году, но стыдливо не станут вспоминать польского генерала Плисовского и капитана Радзишевского, оборонявших эту же крепость двумя годами ранее, арестованных и убитых в советских застенках за то, что будучи солдатами польской армии, они осмелились защищать от вторжения польский город Брест-Литовск…

Польша в советско-германском конфликте Второй мировой войны

На момент нападения Третьего Рейха на СССР, на территории СССР в тюрьмах и спецпоселениях находилось больше полумиллиона поляков. Это были семьи «классовых врагов»: индивидуальных предпринимателей и владельцев крупного бизнеса, собственников хорошей недвижимости, работников банковской сферы, полицейских, государственных и армейских чинов.

Советское руководство понимало, что ситуация складывается неблагоприятным образом: немецкие войска пробиваются вглубь страны, обстановка на всех фронтах становится катастрофической. В такой обстановке союзники важнее, чем любые враги.

При посредничестве Великобритании были налажены контакты с находящимся в Лондоне эмигрировавшим польским правительством. Обсуждалась дальнейшая судьба находящихся в заключении поляков, ставились вопросы их освобождения и создания боеспособной армии, которая могла бы принять участие в войне с Третьим Рейхом совместно с вооруженными силами СССР. Советское правительство понимало, что пленных поляков следует использовать грамотным образом.


Владислав Андерс — человек, который смог представить поляков как нацию и политическую силу, даже находясь в плену.

Первой в 1941 году была создана армия Андерса, в которой оказалось около 400 тысяч выживших после арестов и ссылок поляков, «помилованных» советским правительством. В ее финансировании и снабжении принимала участие Великобритания и находящееся под ее протекторатом эмигрантское правительство Польши.

Владислав Андерс был ярким человеком и настоящим интеллектуалом, представлявшем целый срез польской военной аристократии, оказавшейся в советском плену. При всем нескрываемом желании разделаться с арестованными «классовыми врагами», уничтожить сотни тысяч людей, находящихся под пристальным вниманием союзной Великобритании, СССР не мог. При этом поляки были настроены ярко антисоветски: отнюдь не Третий Рейх, а СССР сломал им жизнь, лишив крыши над головой, недвижимости и всего имущества. Далеко не все поляки, оказавшись на захваченной Третьим Рейхом территории, перетерпели подобную судьбу. Многие остались жить в своих квартирах и домах, сохраняя возможность вести экономическую и хозяйственную деятельность.


Армия Андерса — хороший пример, когда гражданское, национальное и политическое единство сформировало силу, с которой вынуждено было считаться даже советское государство.

Поляки были солидарны и сильны духом, поэтому в СССР были уже рады избавиться от них, пойдя на любые уступки. Договориться СССР, Великобритании и эмигрировавшему правительству Польши между собой не удалось. По взаимному соглашению армия Андерса смогла покинуть границы СССР, была выведена в Иран и впоследствии вошла в состав вооруженных сил Великобритании.


Свадьба Бронислава Соколовского в Трускавце, лето 1939 года. До войны оставалось меньше двух месяцев. Счастливая мирная жизнь рухнула. Мобилизация в польскую армию, плен, ссылка в советский Узбекистан. Спасение от смерти в советских застенках, мобилизация в армию Андерса, выход в Иран, борьба в составе вооруженных сил Британии, эмиграция в Канаду после установления советской власти в «Польской Народной Республике». Зеркало жизни на примере лишь одного человека. Судьбы других людей с фотографии сложились по-разному.

Вторая попытка создать польскую армию, входящую в вооруженные силы СССР, увенчалась успехом, поскольку ее формирование происходило из лояльных и прошедших все фильтрационные проверки поляков. В 1941 году в СССР была сформирована польская дивизия имени Тадеуша Косцюшко (названная в в честь известного польского военного и политического деятеля XVIII века). Эта дивизия насчитывала чуть более 14 тысяч человек, в основном из поляков-советских граждан, которые жили на территории СССР еще до 1939 года. Эти люди изначально были настроены лояльно и разделяли советские идеологические доктрины. При этом многие из них даже не знали польского языка.

Польша после капитуляции Третьего Рейха

В 1944-1945 годах советские войска заняли всю территорию довоенной Польши, стран Балтии, Болгарии, Румынии, Венгрии, Югославии, Чехии, Словакии, Словении, территории Восточной Германии и всю немецкую Восточную Пруссию. В 1945 году Третий Рейх капитулировал. На занятых территориях при поддержке СССР начали формироваться марионеточные режимы, готовые устанавливать советский строй в своих государствах.

Впервые по карте прочертилась граница «Восточной Европы», последствия существования которой приходится ощущать вплоть до сегодняшнего дня. Судьбы стран, оказавшихся в сфере советского влияния, складывались по-разному. Судьба Польши оказалась сложной.

Территории Польши, занятые СССР в 1939 году, остались в составе республик БССР и УССР. Граница, установленная по соглашению между Третьим Рейхом и СССР в 1939 году, с минимальными изменениями (кроме Белостока) стала границей между СССР и дружественной «Польской Народной Республикой» — советской Польшей.

Взамен «утраченных» территорий советская Польша получила территории Восточной Германии, Данциг (ставший Гданьском) и часть немецкой Восточной Пруссии. Остальную часть Восточной Пруссии передали СССР, включая город Кенигсберг (ставший «Калининградом»).


В 1945-1947 годах границы были вновь перекроены. Синими и красными линиями показана разница границы СССР в 1939 и 1945 годах. Польша получила часть немецких земель Силезии, Померании и восточной Пруссии. СССР сохранил за собой Волынь и Галицию, возвратив Польше из отторгнутых в 1939 году территорий лишь Белосток.

В советскую Польшу вернулись многие военнослужащие армии Андерса, попытались легализоваться участники антигитлеровских вооруженных партизанских формирований (например, Армии Крайова), находившихся в подчинении эмигрантского лондонского польского правительства. Многих из них ждала незавидная судьба: аресты, тюрьмы, ссылки, смерть. И никто из тех, кто избежал репрессий, не смог восстановить права на утраченное имущество, вернувшись в родной дом на родную землю.


«Процесс шестнадцати» в 1945 году — суд в Москве над руководством антигитлеровского и антисоветского польского сопротивления.

Некоторые участники различных польских военных формирований решили вернуться в свои родные города советской «западной Белоруссии и Украины». Их сослали либо в союзную «Польскую Народную Республику», либо в поселения Иркутской области РСФСР – подальше, с глаз долой. Без права покидать поселения.

Советские эксперименты продолжились в новых масштабах. Выселить любую семью из родного дома, сломать чью-то судьбу арестом, тюрьмой, ссылкой, советская власть умела очень хорошо. Когда каждый отдельно взятый человек не значит ровным счетом ничего, можно безнаказанно ломать сразу судьбы тысяч людей.

Беда не в том, что вследствие военных действий изменились границы государств. Беда в том, что вследствие изменения границ появилась угроза жизни людей, оказавшихся в новой юрисдикции. Советская власть сломала тысячи судеб, устанавливая свою политическую и экономическую систему. Представьте, что к вам, в ваш родной дом приходят люди в форме и приказывают освободить помещение за 24 часа, собрать один чемодан и с ним под охраной проследовать под арест, а потом – в «новую жизнь», навсегда, жить «там, где прикажут»? За сопротивление переселению – меры пресечения, вплоть до расстрела.

Советский сегрегационный подход был неумолим. Украинцы должны жить в УССР, беларусы – в БССР, литовцы – в Литовской ССР, поляки – в «союзной» Польше, немцы – в «лояльной» Восточной Германии (позднее ставшей «союзной» ГДР). Те поляки, которые оказались в «западной Беларуси и Украине», пережили два года советской власти и почти четыре года немецкой власти, все равно были выселены в границы новой Польши, воссозданной по советскому образцу. Точно так же из «Польской Народной Республики» переселили всех украинцев и беларусов в УССР и БССР.

Абсурдность и жестокость действий советской власти не перестает поражать по сей день. Зачем следовало запрещать людям польской национальности возвращаться в родные места, оказавшиеся в пределах УССР и БССР? Они могли стать просто этническими поляками, живущими в СССР. Зачем следовало выселять всех украинцев и беларусов из «союзной» советской Польши? Они могли быть просто этническими беларусами и украинцами, проживающими в Польше.

Невольно приходится задуматься и о печальной судьбе немцев, которых изгнали отовсюду и переселили в занятую советскими войсками Восточную Германию, ставшую впоследствии ГДР. Далеко не все из этих немцев поддерживали действия Гитлера, кроме того, после капитуляции Третьего Рейха идеи реваншизма и мести немцам как целой нации, никогда не стояли во главе угла. Это была не месть, а целенаправленная советская политика создания моноэтнических государств-сателлитов — которыми будет проще управлять.


1947 год, советские солдаты контролируют процесс насильственного выселения и депортации.

То, что пережили страны Балтии, Польша, Румынская Бессарабия еще в 1939 году, в 1945 году с ними произошло повторно. Почувствовала на себе советскую власть жители Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехии, Словакии, Словении, Югославии. Арестовали и отправили умирать в тюрьмы и ссылки всех, кто трудом всей жизни заработал хороший достаток и сумел сберечь его, свое имущество и жизнь, даже в период немецкой оккупации. Эти люди стали «классовыми врагами».

Лишение людей собственности, аресты и выселения – преступление против человечности и человеческого достоинства. Это нивелирует любые достижения, которые советские идеологи любят приписывать столь любимой им государственной системе.

Интересно наблюдать, что зачастую на постсоветском пространстве не всегда правильно понимают термин «репрессии». Бытует поверхностное мнение: человек «говорил, что не надо», «высказывался, как не надо», вот и получил арест, ссылку, расстрел – это и есть репрессии. А может вовсе вредителем, предателем, шпионом был! Значит совсем заслуженно получил сполна. Молчал бы – и все было бы в порядке.

Конечно, все совсем не так. Репрессии – это когда семью арестовывают с конфискацией всей собственности просто за то, что они «классовые враги»: за то, что они живут достойно, в своем собственном доме или хорошей квартире, по собственным силам ведут хозяйство, имеют источником дохода предпринимательскую деятельность, думают о будущем своих детей и внуков, их финансовом благосостоянии. Живут так, как всегда было принято жить в цивилизованном мире, как принято жить сегодня, и как сегодня же обустроена жизнь в современных Российской Федерации, Беларуси и во всем постсоветском пространстве.

Статус-кво «Польской Народной Республики» с запретом на предпринимательскую деятельность, частную собственность и демократические свободы, сохранялся до 1989 года лишь благодаря усиленному контролю со стороны СССР. Польша была частью советского Варшавского договора – блока стран, в которых функционировали марионеточные правительства, сформированные по принципу отрицательной селекции и стопроцентной лояльности метрополии.

Поэтому наименование «советской оккупацией» периоды польской истории в 1939-1941 и 1941-1989, не лишены ни юридических, ни моральных оснований.

Преодоление современной Польшей груза советского наследия

В конце 1980-х – начале 1990-х советские режимы в Восточной Европе рухнули. С 1989 года Польша успешно преодолевает последствия десятилетий советского строя. Любопытно, что еще в начале восьмидесятых годов в Польше стали снимать фильмы о довоенной истории, такие, как Ва-Банк и Ва-Банк 2.

В Польше были восстановлены институты рыночной экономики и восстановлено право частной собственности. Жители страны вновь получили возможность свободно покупать и продавать недвижимость, землю, заниматься строительством, предпринимательской деятельностью, зарабатывать благодаря своим организационным и лидерским талантам, преумножать собственное благосостояние и работать на благо будущих поколений своей семьи, свободно ездить по миру и свободно выбирать город и страну для проживания.


В 1989 году жители Польши смогли отстоять свою независимость и человеческое достоинство.

Одним из первых принятых законов был закон о рестуции, позволяющий потомкам владельцев утраченной собственности в судебном порядке восстановить право на отобранные в годы советской власти квартиры, дома, землю. В Польшу вернулось два поколения эмигрантов и их потомков, которые успешно воспользовались данной возможностью.

Законы о рестуции не распространяются на потомков граждан Германии, проживавших на территории Силезии, Померании и Восточной Пруссии, поскольку практически все проживающие там поляки сами живут в бывших немецких домах (кроме тех, которые были построены после 1946 года). Многие последствия советского подхода к перемещению целых народов и перекройке границ преодолеть попросту невозможно.

Однако законы о рестуции распространяются на евреев, которые могут восстановить права на утраченную предками недвижимость практически в любой европейской стране (включая Польшу), вне зависимости от их текущего гражданства и гражданства их предков. Это – право, которого евреи смогли добиться по итогам окончания Второй мировой, сумев объединиться в национально-политическую силу.


Польша с 1989 года — государство с рыночной экономикой и работающими институтами демократии.

Постсоветские Украина и Беларусь не дали возможности гражданам Польши восстановить права на утраченную недвижимость (они и для своих граждан не реализовали подобной возможности). Однако глубоко благоприятным выглядит сближение современной Польши и Украины. Благодаря низким ценам, в современной Украине граждане Польши активно покупают землю, дома, квартиры, открывают бизнес. В Польше, в свою очередь, находят возможность работать тысячи украинцев, получая гораздо лучший уровень жизни и более высокую заработную плату, чем в самой Украине. Развивается взаимный туризм — в Украину граждане всех развитых стран уже давно ездят свободно, а Украина получила безвизовый въезд в Шенген в 2017 году.

В контексте действий СССР, к произошедшим в 1939 году и после 1944 года событиям, в современной Польше отношение преимущественно резко негативное. Можно много говорить о том, что СССР внес большой вклад в ликвидацию Третьего Рейха и союзных Гитлеру режимов на оккупированных Третьим Рейхом территориях. Благодаря свершившемуся исходу советско-германского конфликта в рамках Второй мировой войны, Польша сохранила свою субъектность. Тем не менее, нельзя рассматривать любое вмешательство СССР в отрыве от его экономической и политической доктрины. Секулярный подход является наивной попыткой уйти от реальности, поскольку на всех территориях, до которой добиралась советская власть, устраивалась «классовая борьба». В Польше понимают, что каждый, кто поддерживает основы советского строя, де-факто поддерживает узаконенный грабеж.

Если же человек по убеждению ненавидит частную собственность, предпринимательство и рыночные товарно-денежные отношения, то ему всегда можно дать лишь один совет: завтра же подарить свою квартиру, машину, дачу и остальное имущество ближайшим алкоголикам с улицы, совершив тем самым торжественный акт справедливой экспроприации по советскому образцу.

Всестороннее преодоление последствий советского режима является важным приоритетом в политике современной Польши. Помимо принятых законов о рестуции, важными являются законы о гражданстве и люстрации. Запятнавшие себя работой в про-советских партиях и в руководящих органах государственной власти «Польской Народной Республики» граждане не имеют право занимать руководящие должности и заниматься политикой в современной Польше.


Карта Поляка — путь к гражданству Польши. Право, данное каждому человеку с польскими корнями, живущему в любой точке мира.

Современная Польша дает возможность получить польское гражданство потомкам поляков до третьего поколения. Юридически грамотно этот процесс называется «восстановлением» гражданства, поскольку человек не получил его по праву рождения в силу не зависящих от него обстоятельств.

На дальних рубежах осколков бывшего СССР оказались тысячи потомков поляков. Они могут не знать польского языка и ничем не отличаться от людей, которые их окружают, ни в плане внешности, ни культуры. Тем не менее, с точки зрения законодательства Польши, они – поляки. Предоставив документы о своем происхождении, они могут получить «Карту поляка», а позднее и польское гражданство. Каждый поляк – важен и нужен Польше. Это тоже часть преодоления последствий советского строя.

Выводы о советской оккупации Польши

1) В 1939 году СССР ввел войска в Польшу, тем самым отодвинув государственную границу от крупных городов и достигнув стратегического преимущества в будущей войне с Третьим Рейхом. Проблема не столько в самом факте ввода войск и присоединении Галиции и Волыни к СССР, сколько в последующих действиях СССР, которые были осуществлены на занятых территориях:

  • Аресты военнослужащих, полицейских, сотрудников всех польских государственных структур, банков и крупных предприятий
  • Аресты политических активистов национальных политических движений и партий (украинских, беларуских)
  • Аресты и расправы над «классовыми врагами»: владельцами любого бизнеса и дорогостоящей недвижимости
  • Преступления против частной собственности в виде конфискации земли, домов, квартир, имущества
  • Убийство и насильственная ссылка вглубь СССР арестованных лиц
  • Размещение арестованных лиц в концентрационных лагерях с целью их последующей трудовой эксплуатации
  • Маргинализация оставшихся на территории Галиции и Волыни жителей путем навязывания советского политического и экономического строя

Стоит отметить и происходившие в 1939 году (отнюдь не красящие СССР) координационные действия с Третьим Рейхом.

3) В 1944-1945 годах вооруженные силы СССР заняли всю территорию Польши, включая отторгнутые в 1939 году Галицию и Волынь. Освобождение от Третьего Рейха является, безусловно, положительным и решающим фактором в судьбе субъектности Польши, однако гораздо большее значение вновь имеют последующие действия на занятых советскими войсками и попавших в сферу советского влияния территориях:

  • Ликвидация руководства и репрессии против членов антигитлеровского подполья (Армия Крайова), не имевшего намерения поддерживать советизацию Польши
  • Репрессии против вернувшихся в Польшу членов армии Андерса и эмигрантов
  • Формирование про-советского руководства из числа поляков для будущей «союзной СССР Польши» — «Польской Народной Республики»
  • Преступления против частной собственности в виде конфискации земель, домов, квартир, имущества (всего, что удалось сохранить в период немецкого контроля)

3) После 1945 года СССР окончательно присвоил себе территории Волыни и Галиции, сделав их «западной Белоруссией и Украиной», присоединив к БССР и УССР. Вновь проблема не столько в изменении государственных границ, сколько в последующих действиях на контролируемых территориях:

  • Выявлению и принудительному выселению из УССР и БССР жителей польской национальности в про-советскую «Польскую Народную Республику»
  • Выявлению и принудительному выселению беларусов и украинцев из «Польской Народной Республики» в СССР
  • Преступлениях против частной собственности, следующих из своевольности принудительного выселения и перемещения жителей
  • Невозможности восстановить права на утраченное имущество (в любом контексте)

Сохраняется проблема насильственного переселения немцев и людей других национальностей.

4) После окончания Второй мировой войны СССР военным путем поддержал приход к власти про-советского правительства в Польше. Это также имело свои последствия:

  • Полноценное установление советского строя и сформированного по образцу функционирующего в СССР репрессивного государственного аппарата
  • Отсутствие права частной собственности и возможности вести легальную предпринимательскую деятельность
  • Запрет на любые идеологические доктрины, кроме советско-коммунистической
  • Полная зависимость от СССР в политическом и экономическом плане
  • Гарантии вмешательства СССР в случае антисоветских волнений внутри страны (как произошло в 1970-х и 1980-х)

История знает случаи, когда смена флагов и переход территорий от одного государства к другому кардинально не влияли на жизнь проживающих на этих территориях людей. Приход СССР на любые территории является категорически обратным примером. Совокупность перечисленных фактов говорит о том, что есть все основания называть участие СССР в судьбе Польши в 1939-1941 и 1944-1989 — советской оккупацией. Варшавский договор 1955 года окончательно оформил Польшу как марионеточное «государство-сателлит», наравне с другими странами, до которых дошли советские войска в 1945 году.

История не была «когда-то там», давно и далеко. Жившие в ту эпоху люди мало отличались от нас. Преступления против частной собственности, человеческого достоинства и человеческой жизни не могут быть ничем оправданы. Вина за эти преступления лежит на СССР, и никакой вклад в военную ликвидацию гитлеровского Третьего Рейха не аннулирует их. Совершенные советской властью преступления не будут забыты ни в осколках самой СССР, ни в пострадавших от советского вмешательства государствах.

Варшавская секта: как Польша переписывает историю Второй мировой войны | Статьи

Польша не пригласила президента России на памятные мероприятия по поводу 75-летия освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау. В стране не стали отмечать годовщину освобождения Варшавы, а президент Анджей Дуда не полетел в Израиль, чтобы выступить на Всемирном форуме памяти холокоста. Польские власти занялись ревизионизмом на всех фронтах: требуют от Москвы репарации, рассказывая про «неправильное освобождение» страны, обвиняют СССР в развязывании Второй мировой войны. В России начали активную борьбу с фальсификацией истории, напомнив, что Польша прибрала себе часть территорий Чехословакии, а также «фактически вступила в сговор с Гитлером». Подробности — в материале «Известий».

«Был серьезный обмен мнениями по вопросам истории между польскими властями и представителями России. Надеюсь, что все сомнения разрешены и что больше не будет попыток переписывания истории. Мы призываем к этому. Это важно для нас», — заявил президент Польши Анджей Дуда, относительно проходящих в Освенциме памятных мероприятий по случаю 75-й годовщины освобождения Красной армией концлагеря Аушвиц-Биркенау.

Памятные мероприятия в Освенциме проходят на фоне спора между Москвой и Варшавой об истории Второй мировой войны. Россию в Польше представлял посол Сергей Андреев, президент Владимир Путин приглашение от польских властей не получил. В последнее время действия Варшавы в российском МИДе называют не иначе как «преступной попыткой переписать историю Второй мировой, основанной на ложных тезисах».

Откровенные фальсификации

«Это Гитлер и Сталин с помощью своего пакта поделили Польшу и напали на нее. Это немецкое гестапо и народные комиссары советского НКВД совершали невообразимые преступления в Польше и в других странах. С самого начала немецкие захватчики стали в массовом порядке истреблять представителей нашей элиты — профессоров, ученых, студентов, политиков и членов их семей. Уничтожалось наше будущее, польская культура, а также разрушался экономический потенциал страны. Советы тоже убили, отправили в Сибирь или в Казахстан тысячи поляков, и многие из них вернулись назад только в конце 1950-х годов. А многие вообще не вернулись», — заявил в интервью немецкой газете Bild лидер правящей в Польше партии «Право и справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский.

Ярослав Качиньский

Фото: TASS/ZUMA

Политик также по традиции призвал усилить позиции НАТО в своей стране и высказался об «исходящей от России угрозе». Помимо этого, Качиньский сообщил, что Варшава хотела бы получить денежную компенсацию от Москвы и Берлина «за ущерб в годы Второй мировой войны». «Наши требования не имеют срока давности», — подытожил он.

Немецкие власти не раз заявляли, что не собираются платить за нападение нацистов, поскольку уже и так перечислили Польше достаточно крупные репарации. В России также отклоняют все претензии со стороны Варшавы. «У нас на этот счет своя точка зрения. Польша существует сегодня благодаря победе Советского Союза во Второй мировой войне. Не будь этой Победы, не было бы ни Польши, ни поляков на этой земле. Известно, какая судьба была уготовлена этой стране и ее народу главарями Третьего рейха. Поэтому, если уж говорить о долгах, то это Польша в неоплатном долгу и перед Россией, и перед другими государствами бывшего Советского Союза», — заявил посол России в Польше Сергей Андреев.

Во время Потсдамской конференции в 1945 году была достигнута договоренность, согласно которой Польша получала репарации из доли Советского Союза, поступавшей из восточной зоны Германии. Впоследствии СССР и Польская Народная Республика (ПНР) заключили соглашение, прекращающее взимание репараций с ГДР с 1954 года.

В последнее время польские власти наиболее яростно занялись ревизионизмом по всем фронтам. В опубликованной в январе статье для Politico премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий написал, что режимы Советского Союза и нацистской Германии были равнозначны и в 1939 году якобы «действовали в союзе», а также, что Освенцим мог быть освобожден намного раньше.

Матеуш Моравецкий

Фото: TASS/ZUMA

Президент Польши Анджей Дуда дождался приглашения выступить на Всемирном форуме памяти холокоста в Израиле и не поехал туда. Свое решение польский лидер объяснил тем, что ему не предложили выступить наравне с президентами России и Франции Владимиром Путиным и Эммануэлем Макроном, а также другими представителями европейских государств. В российском Совете Федерации отсутствие польского лидера на Всемирном форуме памяти холокоста расценили как лишнее подтверждение того, что современная Польша «не хочет признавать преступления нацизма против человечества и против евреев».

Никаких благодарностей

Спор между Россией и ревизионистами, неформальным лидером которых стала Польша — страна, в которой началась Вторая мировая, разгорелся давно. Еще 10 лет назад в одном из интервью министр иностранных дел России Сергей Лавров жаловался на то, что «начали переписывать историю, героизировать нацистов, очернять освободителей Европы от фашизма». В последнее время этот процесс лишь набрал обороты.

В июне 2019 года российское руководство не пригласили во Францию на 75-летие высадки в Нормандии союзников Советского Союза по антигитлеровской коалиции. С одной стороны, советские солдаты не участвовали в операции во Франции, да и, как отреагировали в МИДе, эта высадка в Нормандии «не оказала принципиального влияния на исход Великой Отечественной войны и Второй мировой», поскольку его определили победы Красной армии «прежде всего под Сталинградом и Курском».

С другой стороны, негативную тенденцию подтвердило то, что российская делегация не получила приглашения на траурные мероприятия в Польше 1 сентября прошлого года в честь 80-летия начала Второй мировой. На мероприятии присутствовали немецкие власти, а также представители порядка 40 стран.

Бойцы 1-го Украинского фронта на одной из улиц Кракова 8 февраля 1945 года

Фото: РИА Новости

Советских солдат называли союзниками нацистов, а также говорили о том, что на Польшу напали не с запада, а с востока. В ходе мероприятия вспоминали жертв «советского плена», «нападения со стороны СССР», «советской оккупации», восхищались «подвигом европейских народов, боровшихся с фашизмом». Несмотря на то что на территории Польши, по разным данным, погибли от 1,3 млн до 2 млн советских граждан (из них свыше 477 тыс. советских военных отдали жизни, еще более 1,5 млн военнослужащих получили ранения в боях за освобождение Польши в 1944–1945 годах), слов благодарности в их адрес не нашлось.

В 2017 году в Польше вступили в силу поправки в закон о запрете пропаганды коммунизма или иного тоталитарного строя. Этот документ обязывает местные власти сносить монументы советским солдатам. Как сообщают в посольстве России в Польше, за последние годы в стране снесли свыше ста памятников советским воинам.

Дошло до того, что Варшава перестала отмечать юбилей освобождения города 17 января, несмотря на то что в нем, помимо советских солдат, принимали участие польские формирования. После взятия разрушенной немцами польской столицы бойцы освобождали Быдгощ, Кольберг, Меркиш-Фридлянд, участвовали в боях под Дрезденом, которые стали крупнейшими сражениями для польской армии после 1939 года.

Власти не упоминают не только вклад Красной армии в борьбу с нацизмом, но и то, что по итогам Второй мировой Польша вошла в стан стран-победительниц, а также после 1945 года получила немецкие земли — в Варшаве это считают само собой разумеющимся.

В республике формируется мнение, что взятие польской столицы Красной армией нельзя считать ни символическим, ни фактическим освобождением, поскольку «немецких оккупантов сменили советские», а также что «Варшава ждала освобождения на полгода раньше — в августе или сентябре 1944 года».

Польское решение еврейского вопроса

Желая восстановить справедливость, Россия начала активную борьбу с фальсификацией истории. Во время большой пресс-конференции 19 декабря 2019 года российский президент заявил, что советские войска зашли в Польшу, когда руководство страны в это время находилось «где-то уже в районе польско-румынской границы» и на эту тему «не с кем было бы даже разговаривать».

Глава государства вернулся к польской теме и через пару дней на заседании коллегии Минобороны. Путин отметил, что Советский Союз последним в Европе подписал пакт о ненападении с Германией, после того как это сделали «остальные ведущие страны».

Президент добавил, что, согласно архивным документам, некоторые европейские государства, в частности Польша, «фактически вступили в сговор с Гитлером» в 1938 году, прибрав себе часть территорий Чехословакии.

Помимо этого, российский лидер привел документы, в которых немецкий лидер обсуждал еврейский вопрос с послом Польши в Германии Юзефом Липским. Фюрер поделился с дипломатом своей идеей выслать евреев в Африку «на вымирание и уничтожение».

Как выяснилось, эта идея была не нова в Польше: среди местных националистов ходил лозунг «Евреев — на Мадагаскар», так в стране собирались устроить этническую чистку, а также колонизировать африканский остров.

Германские военнослужащие уничтожают пограничные знаки на польско-германской границе, 1939 год

Фото: РИА Новости

Ссылаясь на архивные документы, Путин сообщил, что позднее посол Липский рассказал в докладе министру иностранных дел Польши Беку о своих впечатлениях от разговора с немецким лидером. «Когда я это услышал, — пишет он,— я ему ответил…» Фюреру он ответил, Гитлеру… «Если он это сделает, мы поставим ему великолепный памятник в Варшаве», — процитировал российский лидер слова дипломата.

Третий рейх предложил Варшаве поддержать претензии на восточном направлении и присоединиться к Антикоминтерновскому пакту, однако в ответ попросил вольный город Данциг. Польское правительство посчитало требование Германии завышенным, и Гитлер начал подготовку к войне.

Впоследствии у Польши сложилось чувство виктимизации — представление себя в качестве обиженного государства, которому не воздали по заслугам, перед которым должны извиняться, оправдываться, которому что-то должны компенсировать, считает генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов. «Для польского руководства сейчас важно перейти в такое контрнаступление. За то, что президент Дуда не поехал в Израиль, Варшава подверглась критике не только со стороны Москвы, но и со стороны многих европейских столиц. Польша оказалась токсичной. У нее сложно развиваются отношения с Германией, она оказалась в блестящей изоляции по вопросам климата, ЕС рассматривает возможность санкций против Польши, поскольку целый ряд законов страны противоречит общеевропейским принципам», — рассказал эксперт «Известиям».

Помимо этого, столь яростный ревизионизм Польши объясняется и внутриполитической обстановкой. В 2020 году в стране пройдут выборы президента. Острая конкуренция между «Гражданской платформой» и партией «Право и справедливость» делает «российскую карту» польской политики особенно актуальной. «Критическое отношение к России было одним из главных оснований польского национализма, — заявил Кортунов. — Он всегда базировался на антироссийских и антигерманских эмоциях. К сожалению, это характерно для значительной части польской политической элиты. Такое настроение имеет глубокие корни. Однако сейчас проявилось наиболее ярко, поскольку национализм выходит на первый план во всей Европе, а в Польше особенно. Это то, что называется критикой идентичности».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как воевала Польша – начало 2 мировой

Очень интересная статья о Польше  и начале 2-й мировой войны середины прошлого века. Спасибо авторам

 

1 сентября 1939 года. Немецкие войска переходят границу

 

Как принято считать, Вторая Мировая война началась в 4 часа 45 минут 1 сентября 1939 года, когда в устье Вислы старый немецкий броненосец «Шлезвиг-Гольштейн» открыл огонь по польским военным складам Вестерплятте.

Броненосец «Шлезвиг-Гольштейн» ведёт огонь по Гдыне. 13 сентября 1939 г.

Польша в то время представляла собою довольно странное государственное образование, достаточно грубо сшитое после Первой Мировой из осколков Российской, Германской и Австро-Венгерской империй с добавлением того, что успела сама нахапать в Гражданской войне и сразу после неё (Виленский район – 1922 г.), да ещё – Тешинской области, прихваченной по случаю в 1938 году при разделе Чехословакии.

Население Польши в границах 1939 года составляло перед войной 35,1 млн. человек. Из них собственно поляков было 23,4 млн., белорусов и украинцев -7,1 млн., 3,5 млн. евреев, 0,7 млн. немцев, 0,1 млн. литовцев, 0,12 млн. чехов, ну и примерно 80 тыс. прочих.

Этническая карта Польши

К национальным меньшинствам в довоенной Польше относились, мягко говоря, не очень, рассматривая украинцев, белорусов, литовцев, немцев, чехов как пятую колонну соседних государств, про любовь поляков к евреям я уже и не говорю.
С экономической точки зрения довоенная Польша также была отнюдь не в числе лидеров.

Но руководители пятой по площади и шестой по населению страны Европы искренне считали своё государство одной из великих держав, и политику они, разумеется, пытались вести соответственную – великодержавную.

Польский плакат 1938 года

Войско Польское на предвоенном параде

Казалось – сама география подсказывает лишь два варианта политики – либо наладить отношения хотя бы с одним из двух своих сильных соседей, либо попытаться создать коалицию малых стран, чтобы этим страшным монстрам противостоять.
Нельзя сказать, что польские правители это не пробовали. Но беда была в том, что, при своём появлении, новорождённое государство так больно толкалось локтями, что сумело обобрать всех, ещё раз повторяю, всех своих соседей. У Советского Союза – «Восточные кресы», у Литвы – Виленский край, у Германии – Померанию, у Чехословакии – Заользье.

Польский «Виккерс E» входит в чехословацкое Заользье, октябрь 1938 года

С Венгрией тоже без территориальных споров не обошлось. Даже с образовавшейся только в марте 1939 года Словакией успели поссориться, попытавшись и у неё кусок оттяпать, из-за чего Словакия оказалась единственной кроме Германии державой, объявившей Польше 1 сентября войну и выставившей на фронт 2 дивизии. Может быть, Румынии не досталось, но ведь и польско-румынская граница была где-то на отшибе. Что-то для улучшения отношений отдать — ну это как-то совсем не по-польски получится.
А если своих силёнок маловато, естественно, надо обратиться за поддержкой к тем, кто после Первой Мировой помог созданию этой «политической новости» — Польской республики.
Но предвоенная политика и Франции и Великобритании показывала, что в новую войну эти страны ввязываться не хотят, и желают, чтобы на востоке Европы сами разобрались, их никоим образом не вмешивая. Отношение к Советской державе у западных политиков было, как бы это поточнее сказать, весьма нервным, и многие из них видели в сладких снах, как на неё кто-нибудь нападёт. А тут – такой шанс, что немцы полезут дальше на восток, или наши, с фюрером заранее не договорившись, бросятся защищать действительно мечтавшие тогда об освобождении от польской оккупации Западные Белоруссию и Украину. Ну и как часто бывает в таких случаях, две идущие навстречу друг другу армии не смогут остановиться и передерутся.
А значит – Западная Европа сможет ещё некоторое время пребывать в мире, наблюдая, как дерутся их такие беспокойные восточные соседи.
Хотя гарантии Польше будущие наши союзники дали, и даже подтвердили, что через 15 дней после агрессии какой-либо державы доблестно встанут на защиту Польши. И ведь что интересно – своё обещание полностью выполнили, действительно встав на германо-французской границе, да так и простояв там до 10 мая 1940 года, пока немцам это не надоело, и они сами не перешли в наступление.
Гремя сплошной бронёю из медалей
Пошли французы в яростный поход.
17 дней их ждал товарищ Сталин,
А злой француз к Берлину не идёт.

Но это в будущем. Пока же задачей польского руководства было сообразить, как самим защитить территорию от возможной агрессии с запада. Надо сказать, что довоенная польская разведка была на довольно высоком уровне, например, именно она раскрыла тайну знаменитой немецкой шифровальной машинки «Энигма». Этот секрет вместе с польскими дешифровщиками и математиками затем достался англичанам. Разведка смогла своевременно вскрыть и группировку немцев и даже с достаточно большой точностью определить их стратегический замысел. Поэтому уже с 23 марта 1939 года в Польше началась скрытая мобилизация.
Вот только не помогло и это. Протяжённость польско-германской границы была тогда почти 1900 км, и желание польских политиков защитить всё размазало и без того уступающее почти вдвое немецким войскам Войско Польское (на 1 сентября против 53 немецких дивизий поляки сумели развернуть 26 пехотных дивизий и 15 бригад — 3 горно-пехотных, 11 кавалерийских и одну бронемоторизованную, или всего 34 условных дивизии) по всему будущему фронту.
Немцы же, сосредоточив к 1 сентября у польской границы 37 пехотных, 4 лёгких пехотных, 1 горнострелковую, 6 танковых и 5 моторизованных дивизий и кавбригаду, наоборот, создали компактные ударные группировки, достигнув на направлениях главных ударов подавляющего превосходства.
Да и боевая техника той, как называли её тогда в нашей печати «помещичье-буржуазной панской» Польши вполне отражала степень развития государства. Некоторые действительно передовые для того времени разработки были в единичных экземплярах, а остальное – изрядно поношенное оружие, оставшееся с Первой Мировой.
Из числящихся на август 887 лёгких танков и танкеток (других у Польши не было) некоторую боевую ценность представляли примерно 200 штук – 34 «шеститонных Виккерса», 118 (или 134, тут в разных источниках по-разному) их польских близнеца 7ТР и 54 французских «Рено» с «Гочкисами» 1935 года. Всё остальное было очень старым и пригодным только для полицейских операций или демонстрации в музеях.

Лёгкий танк 7ТР выпуска 1937 года

Тут стоит сказать, что во второй половине тридцатых годов произошла качественная революция в танкостроении. Из-за появившихся у пехоты противотанковых пушек, которые были малозаметны, невелики и могли перемещаться расчётом по полю боя на своих колёсах, все танки, построенные по предыдущим проектам и имеющие броневую защиту только от пулемётов и пуль пехоты, вдруг оказались устаревшими.
Конструкторы и инженеры всех ведущих стран засели за работу. В результате появились медлительные, крайне неудобные для их экипажей и неповоротливые, но отлично забронированные французские уродцы, хоть и более удобные, но слабо вооружённые и столь же медлительные британские «Матильды» и куда более совершенные немцы — Pz.Kpfw. III и Pz.Kpfw. IV. Ну и наши Т-34 и КВ.
Не лучше у поляков обстояло дело и с авиацией. 32 действительно новых и очень удачных «Лося» (двухмоторный бомбардировщик PZL P-37 "Los", 1938 год) терялись на фоне устаревших и принявших на себя основной удар примерно 120 «Карасей» (лёгкий бомбардировщик PZL P-23 "Karas" 1934 года с максимальной скоростью 320 км/час, в боях погибло 112 самолётов) и 117 PZL P-11 — истребителей разработки 1931-34 годов с максимальной скоростью 375 км/час и двумя пулемётами 7,7 мм – из них погибло 100 самолётов.

двухмоторный бомбардировщик Panstwowe Zaklady Lotnicze PZL P-37 "Los"

Истребитель Panstwowe Zaklady Lotnicze PZL P-11C

Скорость же тогдашних немецких «Дор» и «Эмилей» — истребителей Messerschmitt Bf109D и Bf109E — была 570 км/час, да и вооружён каждый из них был парой пушек и пулемётов.
Правда, стоит сказать, что Вермахт в 1939 году новейшими разработками особо похвастать не мог. Новых танков (Т-3 и Т-4) было всего 300 штук, а Т-1 и Т-2, что составляли основную силу немецких танковых дивизий, к 1939 году изрядно устарели. Спасали чешские «Праги» (“Skoda” LT vz.35 и LT vz.38 “Praha”), которых немцам досталось немало.
Но 54 не очень удачных «француза» (в «Рено-35» и «Гочкисе-35» всего 2 члена экипажа и башнёр должен одновременно заряжать и наводить пушку, стрелять из неё и пулемёта, наблюдать за полем боя и командовать танком) с противоснарядным бронированием против 300 немецких – всё-таки маловато будет.

Лёгкий танк сопровождения пехоты Рено Р 35

Но самое главное для любой армии – как ей руководят, а управляли войсками типично по-польски, связь с армиями, корпусами и соединениями практически сразу после начала войны постоянно терялась, а военная и политическая верхушка в первую очередь была озабочена собственным спасением, а не руководством войсками. Как поляки при таких условиях ухитрились кое-где сопротивляться месяц – загадка национального характера.

Также загадкой является то, каким образом, готовясь к войне, польское руководство не озаботилось тем, как оно, собственно, собирается руководить. Нет, командные пункты оборудованы, конечно, были, и мебель там стояла красивая, но в начале войны в распоряжении польского Генштаба для связи с войсками оказалось всего две радиостанции и несколько телефонов. Причём одна радиостанция, с трудом умещавшаяся на десяти грузовиках, была ну очень большой и очень ненадёжной, а её передатчик разбило при авианалёте на второй день войны, приёмник же второй стоял в кабинете польского главкома маршала Рыдз-Смиглы, куда входить без доклада было не принят

Маршал Польши, верховный главнокомандующий польской армии Эдвард Рыдз-Смиглы (Edward Rydz-Śmigły, 1886 – 1941 гг.)

Но что-то делать надо, и был изобретён по-польски лихой план «Захуд» («Запад», для СССР готовился план «Всхуд» (Восток), военные во всех странах не слишком изобретательны) по которому Войско Польское должно было, упорно обороняя всю западную и южную границы, провести наступление против Восточной Пруссии, для чего развернуть 39 пехотных дивизии и 26 пограничных, кавалерийских, горно-пехотных и бронемеханизированных бригад.

 

Польская пехота в обороне. Сентябрь 1939 года

 

Удалось развернуть, как говорилось выше, 26 дивизий и 15 бригад. Для удара по Восточной Пруссии собрали оперативные группы «Нарев», «Вышкув» и армию «Модлин», всего 4 дивизии и 4 кавбригады, ещё 2 дивизии были в стадии развёртывания. В «польском коридоре» сосредотачивалась армия «Поможе» — 5 дивизий и 1 кавбригада. Часть сил этой армии предназначалась для захвата Данцига, 95% населения которого было немцами. На берлинском направлении – армия «Познань» — 4 дивизии и 2 кавбригады, границы с Силезией и Словакией прикрывали армии «Лодзь» (5 дивизий, 2 кавбригады), «Краков» (5 дивизий, кавалерийская, мотоброневая и горнопехотная бригады и пограничники) и «Карпаты» (2 горнопехотных бригады). В тылу, южнее Варшавы развёртывалась армия «Прусы» (до начала войны успели там собрать 3 дивизии и кавбригаду).
План немцев, названный ими «Вайс» (белый) был прост и эффективен – упредив внезапным вторжением организованную мобилизацию, концентрическими ударами с севера — из Померании и юга – из Силезии в общем направлении на Варшаву двумя ударными группировками, названными без особых затей группами армий «Север» и «Юг» окружить и уничтожить польские войска, находящиеся западнее линии Висла – Нарев.
С упреждением мобилизации получилось не очень, но на направлениях главных ударов немцам удалось достигнуть подавляющего превосходства в силах и средствах, что, конечно, сказалось и на общем результате.

Дисклокация войск на 01.09.1939 года

При таком соотношении сил поляков могли спасти только мобильность и координация, которые, к примеру, показали в 1967 году израильтяне. Но мобильность при знаменитом польском бездорожье, отсутствии автотранспорта и господстве в небе немецкой авиации могла быть достигнута только, если бы войска не были разбросаны по бесконечному 1 900 километровому фронту, а заранее сосредоточены в компактной группировке. О какой-либо координации при тогдашнем польском руководстве, при первых выстрелах доблестно укатившем поближе к нейтральным границам, вообще говорить не стоит.
Президент, в своём лице спасая самое главное достояние Польши – её элиту, покинул Варшаву 1 сентября. Правительство держалось дольше, оно уехало только 5 числа.
Последний приказ Главкома последовал 10 сентября. После этого героический маршал на связь не выходил и обнаружился вскоре в Румынии. В ночь на 7 сентября он отправился из Варшавы в Брест, где в случае войны с СССР по плану «Всхуд» должна была находиться ставка. Ставка оказалась необорудованной, связи с войсками толком установить не удалось, и лихой Главком отправился дальше. 10 числа ставка была перенесена во Владимир-Волынский, 13 – в Млынов, а 15 сентября – поближе к румынской границе, в Коломыю, где уже находились правительство и президент. Чем-то этот попрыгунчик-стрекозёл напоминает мне семь раз спасающего во время наводнения свои горшки с мёдом Винни-Пуха.
На фронтах же дела шли плохо.

Первого успеха удалось достичь наносившему удар из Померании на восток немецкому 19-му мехкорпусу. 2 механизированных, танковая и две приданных ему пехотных дивизии, преодолев сопротивление польских 9-ой дивизии и Поморской кавбригады уже к вечеру первого дня прошли 90 километров, разрезая армию «Поможе». Именно в этом месте, под Кроянтами, и произошёл самый известный случай столкновения польских кавалеристов в конном строю с немецкой бронетехникой.

В 19.00 два эскадрона (примерно 200 всадников), возглавляемые командиром 18 полка Поморских улан, атаковали с шашками наголо расположившуюся на отдых немецкую мотопехоту. Немецкий батальон, не принявший должных мер предосторожности, был застигнут врасплох и в панике рассыпался по полю. Кавалеристы, настигая бегущих, рубили их саблями. Но появились броневики, и эти эскадроны были практически целиком уничтожены пулемётным огнём (26 убитых, более 50 тяжело раненных). Погиб и полковник Масталеж.

Атака польских улан

Известные же легенды по поводу лихих кавалерийских атак с шашками наголо на танки являются выдумкой быстроходного Гейнца (Гудериана), пропагандистов ведомства Геббельса и послевоенных польских романтиков.

Польские уланы в лихой атаке 19 сентября при Вульке Венгловой нарубают лапшу из некстати подвернувшихся, но очень страшных немецких танков

В 1939 г. польская кавалерия действительно совершила по крайней мере шесть атак в конном строю, однако только две из них отмечены присутствием на поле боя немецких бронеавтомобилей (1 сентября под Кроянтами) и танков (19 сентября при Вульке Венгловой), причём в обоих эпизодах непосредственной целью атакующих улан была не бронетанковая техника противника.

Великопольская кавбригада под Бзурой

19 сентября под Вулкой Венгловой полковник Э. Годлевский, командир 14-го полка Язловецких улан, к которому присоединилось небольшое подразделение 9-го полка Малопольских улан той же Подольской бригады из состава окружённой западнее Вислы армии «Познань», надеясь на эффект внезапности, принял решение пробиться кавалерийской атакой сквозь позиции отдыхавшей немецкой пехоты к Варшаве. Но это оказалась мотопехота танковой дивизии, да и артиллерия с танками были неподалёку. Поляки сумели прорваться сквозь плотный огонь противника, потеряв 105 человек убитыми и 100 раненными (20% личного состава полка на тот момент). Большое количество улан попало в плен. Вся атака продолжалась 18 минут. Немцы потеряли 52 убитыми и 70 человек раненными.
Кстати, многие смеются над польским увлечением кавалерией, но в ходе этой компании кавбригады из-за своей мобильности в условиях болотисто-лесистой польской равнины и лучших, чем у пехоты, подготовки и вооружении, оказались наиболее эффективными соединениями Войска Польского. И дрались они с немцами большей частью в пешем строю, используя лошадку, как транспортное средство.

Польская кавалерия

В общем, воевали поляки, там,

В чём Польша обвиняет СССР во Второй мировой войне

Реальный анализ значимости немецко-советских договоров

При поверхностном взгляде может показаться, что все правильно: почти сразу после подписания пакта Молотова-Риббентропа началась война, в результате которой погибли миллионы людей. Однако так ли это? Внимательный анализ показывает, что все не так просто, как кажется с первого взгляда. Действительно, война началась практически сразу же после подписания пакта, однако, не вследствие этого события. Германия, безусловно, вторглась бы в Польшу вне зависимости от того, был ли подписан этот пакт или нет: немецкие войска уже стояли на границе с Польшей и начало мировой войны было просто вопросом времени, а не подписания мирного пакта с СССР.

Как выглядела ситуация после 1 сентября 1939 года? Войска Польши ожесточенно сражались с немецким агрессором, однако, к 17 сентября, т.е. к моменту бегства польского правительства за границу и времени входа советских войск, война была ими практически проиграна. Добавим, что свои войска СССР ввел лишь после того, как бежало польское правительство; в этот момент Польши как государства уже, фактически, не было.

Как встретила Польша советскую армию и почему мы сознательно используем термин «ввод» или «вхождение» советских войск, а не «вторжение»? Повторимся: в отличии от Германии, напавшей и уничтожившей Польшу, СССР вошел на польские территории уже после того, как страна, де факто, прекратила существовать. Оказала ли польская армия хоть какое-либо сопротивление советским войскам? Практически никакого.

Здесь можно привести воспоминания начальника Генерального штаба Войска Польского Вацлава Стахевича, о том, что польские части были «дезориентированы поведением большевиков, потому что те в основном избегают открывать огонь, а их командиры утверждают, что они пришли на помощь Польше против немцев. Советские солдаты в массе своей не стреляют, к нашим относятся с демонстративной симпатией, делятся папиросами и т. д., всюду повторяют, что идут на помощь Польше»

Главнокомандующий польской армии Рыдз-Смиглы отдал своим солдатам приказ уходить на территорию Румынии и Венгрии и не вступать в столкновения с советскими войсками. Именно поэтому мы говорим – «немецкая агрессия против Польши» и «вхождение советских войск». И это несмотря на то, что соотношение военных сил на востоке Польши по отношению к советским войскам было вполне впечатляющим: 400 тысяч польских солдат против 600 тысяч советских.

Теперь представим себе, что ждало бы СССР и Польшу, если бы пакт и секретный протокол не были подписаны и наша страна не ввела бы войска в восточную Польшу. В этом случае уже через месяц армия Вермахта, сломив сопротивление Речи Посполитой, стояла бы в районе наших западных границ. Таким образом, СССР был практически вынужден войти в Польшу – иначе, нападение Германии состоялось бы значительно раньше, чем в июне 1941 года. Кроме того, немецкие войска вторглись бы на территорию СССР значительно восточнее. И тогда запланированный Германией блицкриг и взятие Москвы мог бы стать реальностью, а потери СССР – на много миллионов больше.

Что значила бы полная оккупация Польши Германией для самой Польши? Несмотря на то, что в восточной (советской) Польше несколько тысяч поляков были немедленно расстреляны НКВД и высланы в Сибирь, немецкая политика тотального уничтожения поляков, коммунистов и евреев на территории западной Польши просто несопоставима в масштабах со сталинскими репрессиями: в первом случае страдали миллионы, во втором – тысячи. Уже не говоря о том, что высылка в Сибирь – сколь бы мрачной она ни казалась на первый взгляд – оказалась шансом для многих поляков и евреев пережить войну.

Правда ли, что СССР оккупировал Польшу? – Варламов.ру – ЖЖ

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)

жертв Второй мировой войны по странам - WorldAtlas

Джон Мисачи, 15 августа 2019, Мировые факты

A portion of the WWII Memorial in Washington, DC. Часть Мемориала Второй мировой войны в Вашингтоне, округ Колумбия.

Вторая мировая война считается самым смертоносным вооруженным конфликтом в истории человечества. Война унесла жизни не менее 70 миллионов человек, или 3% населения мира на тот момент.Непосредственно в результате войны погибло около 50-56 миллионов человек, в то время как около 19-28 миллионов человек умерли от голода и болезней, связанных с войной. Из общего числа погибших 21-25 миллионов были военными, в то время как мирные жители, погибшие на войне, были 50-55 миллионов. Ниже приведены страны с наибольшими потерями во Второй мировой войне.

Число жертв по странам

Советский Союз

Подсчитано, что Советский Союз потерял 27 миллионов военных и мирных жителей во Второй мировой войне.Однако точная цифра оспаривается, поскольку Советы оценивают их количество примерно в 20 миллионов (примерно 13,7% населения в то время). Правительство России после исследования, проведенного Российской академией наук в 1993 году, оценивает погибших в 26,6 миллиона человек, в том числе около 8,66 миллиона погибших военнослужащих.

Китай

Масштабы вовлечения Китая во Вторую мировую войну были огромными, и в конце конфликта он считался одним из «большой четверки».Праймериз Китая воевал с Японией во Второй китайско-японской войне 1937-1945 годов. По оценкам, война привела к гибели 15-20 миллионов гражданских и военных и еще 15 миллионов китайцев были ранены. Из общего числа погибших 3-4 миллиона - военнослужащие, остальные - гражданские лица.

Германия

Число немцев, погибших во Второй мировой войне, не известно.Однако, по оценкам, по меньшей мере 6,9 миллиона из них были убиты и еще 7,3 миллиона ранены. Недавнее исследование, проведенное немецким историком Рюдигером Овермансом, подсчитало, что военные потери Германии составили 5,3 миллиона человек. Правительство Германии сообщило, что около 4,3 миллиона военнослужащих погибли или пропали без вести и 0,5-2 миллиона гражданских лиц погибли. Еще больше этнических немцев погибло за пределами Германии.

Польша

Польша потеряла около 5.9 миллионов граждан или пятая часть довоенного населения во время Второй мировой войны. Большинство жертв составили гражданские лица, ставшие жертвами преступлений против человечности и военных преступлений во время Советского Союза и нацистской оккупации. Жертвы польской войны противоречат данным польского правительства, сообщающим о 6,02 миллионах погибших, включая 3 миллиона этнических поляков и 3 миллиона евреев.

Япония

Хотя Япония активно участвовала во Второй мировой войне, по оценкам, только 2.На войне погибло от 5 до 3,1 миллиона японцев, что составляет лишь 3,5% от довоенного населения страны. Из общего числа жертв в стране около 2,1 миллиона человек составили военнослужащие, а 500 000-800 000 человек - мирные жители. Около 326 тысяч мирных жителей и военнослужащих получили ранения.

Оценка количества пострадавших

Историки и ученые всегда выдвигали разные оценки потерь.Некоторые оценочные данные о погибших и раненых недостоверны и неоднократно оспаривались. Поскольку некоторые из научных источников спорны и различаются по количеству жертв в стране, приводится диапазон смертей, как среди военных, так и среди гражданского населения. Рассматриваются случаи смерти, прямо или косвенно вызванные войной. Гражданские лица, погибшие вдали от своей родной страны, входят в число жертв среди гражданского населения принимающей страны.

Число жертв Великой Отечественной войны по странам

Голландская Ост-Индия
Ранг Страна Общее количество смертей во Второй мировой войне (низкая оценка) % населения
1 Советский Союз 20,000,000 13.7
2 Китай 15,000,000 2,9
3 Германия 6,900,000 8,23
4 Польша 5,900,000 16,93
5 3,000,000 4,3
6 Япония 2,500,000 3,5
7 Индия 1,027,000 0.58
8 Югославия 1,027,000 6,63
9 Французский Индокитай 1,000,000 4,05
10 Франция 600,000 1,44
Филиппины 557 000 3,48
12 Румыния 500 000 3,13
13 Италия 492 400 1.11
14 Корея 483 000 1,99
15 Венгрия 464 000 5,08
16 Соединенное Королевство 450 900 0,94
1762 США 419400 0,32
18 Литва 370 000 14,36
19 Чехословакия 340 000 2.33
20 Греция 300000 7,02
,

Польша во Второй мировой войне (53 книги)

1 Непокоренный орел: Польша и поляки во Второй мировой войне
- пользователем

4,22 средняя оценка - 260 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

2 Выживание в лесу
- пользователем

4.38 средняя оценка - 1444 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

3 Пианист
- пользователем

4,25 средний рейтинг - 68 317 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

4 303-я эскадрилья: легендарная истребительная эскадрилья битвы за Британию
- пользователем

3,71 средняя оценка - 642 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

5 Нацист, принцесса и сапожник
- пользователем

4,34 средний рейтинг - 462 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

6 Нет великого союзника: невыразимая история польских войск во Второй мировой войне
- пользователем

4.07 средняя оценка - 310 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

7 Треблинка
- пользователем

4,14 средняя оценка - 2281 оценка

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

8 Восстание '44: Битва за Варшаву
- пользователем

4,13 средняя оценка - 1423 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

9 Сапог Британии
- пользователем

3.69 средняя оценка - 98 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

10 В Варшавском гетто
- пользователем

4,09 средняя оценка - 135 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

11 Прекрасная миссис Сейденман
- пользователем

3,85 средняя оценка - 950 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

12 Умирая, мы живем: личная хроника молодого борца за свободу в Варшаве, 1939-1945 гг.
- пользователем

4.08 средняя оценка - 13 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

13 Чаша слез: дневник Варшавского гетто
- пользователем

4,32 средняя оценка - 40 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

14 Варшава 1944: Роковое восстание
- пользователем

4,42 средняя оценка - 255 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

15 Мила 18
- пользователем

4.30 средняя оценка - 23 441 оценка

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Красный бежит Висла
- пользователем

4,38 средняя оценка - 13 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Король евреев: роман о холокосте
- пользователем

3,70 средняя оценка - 101 оценка

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Перейти к жизни
- пользователем

4.55 средняя оценка - 53 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Разоблачение теорий отрицания Холокоста
- пользователем

4,49 средняя оценка - 110 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Животноводческая ферма / 1984
- пользователем

4,29 средняя оценка - 161,122 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Невинными глазами: избранные девушки гитлерюгенда
- пользователем

4.39 средняя оценка - 38 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 То, что мы не можем сказать
- пользователем

4,51 средний рейтинг - 37193 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Маятник: поиски внучкой запретного нацистского прошлого своей семьи
- пользователем

3,69 средняя оценка - 234 оценки

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Дневник Рении: Журнал Холокоста
- пользователем

3,55 средний рейтинг - 1092 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Шпионы Варшавы (Ночные солдаты, # 10)
- пользователем

3.91 средний рейтинг - 5,702 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Предатель: Роман о Второй мировой войне
- пользователем

3,74 средняя оценка - 89 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

27 Восход показывает поздно
- пользователем

3.80 средняя оценка - 5 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

27 Le Violon d'Auschwitz
- пользователем

3.65 средний рейтинг - 3903 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

27 Марш черных дьяволов: обреченная одиссея: 1-я польская танковая дивизия 1939-1945 гг.
- пользователем

3.48 средняя оценка - 27 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

27
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *