Роль польши во второй мировой войне: ВЗГЛЯД / В начале Второй мировой Польше надо винить собственную жадность и глупость :: В мире

Содержание

ВЗГЛЯД / В начале Второй мировой Польше надо винить собственную жадность и глупость :: В мире

Польша вступила в исторический спор по поводу пакта Молотова – Риббентропа и истоков Второй мировой уже не только с Москвой, но и с Берлином. Виновата ли нацистская Германия в своей агрессии единолично, или же ей кто-то помог? Если вспомнить исторические факты, то окажется, что поляки приближали уничтожение своей страны и нападение Гитлера на всю Европу собственными руками.

Неделю назад Берлин попытался поставить точку в исторических баталиях, которые шли последние месяцы между Россией и рядом восточноевропейских стран по поводу ответственных за начало Второй мировой войны.

«Попытки переписать историю таким позорным образом, как в последние несколько месяцев, требуют от нас разъяснений – в общем-то, ненужных из-за неизменных исторических фактов. Германия в одиночку развязала Вторую мировую войну нападением на Польшу. И только Германия несет ответственность за преступление Холокоста. Кто бы ни сеял сомнения по этому поводу и выбирал других на роль преступника, он несправедлив по отношению к жертвам, эксплуатирует историю и разделяет Европу», – написал министр иностранных дел Германии Хайко Маас в своей статье для издания Spiegel. И российский МИД поддержал позицию немецкого коллеги о «подведении черты» под попытками исказить историю.

Однако у польских коллег иное мнение. Варшава считает немецкое признание вины нерелевантным и продолжает стоять на своей официальной позиции – инициатором Второй мировой войны был не только Берлин, но и СССР. Польский МИД называет позицию немецких коллег «упрощением... не стремящимся раскрыть все исторические и политические детали». И прежде всего пакт Молотова – Риббентропа с секретными протоколами к нему, без которых «война бы не началась». А значит, по мнению польской стороны, Советский Союз можно тоже считать одним из виновников начала Второй мировой.

Отказ Польши принимать немецкое «подведение черты» вполне объясним – такое подведение не соответствует интересам Варшавы. Во-первых, возложение вины на Советский Союз подпитывает историческую русофобию и виктимизацию – не только существующую в умах элит, но и лежащую в основе польской государственности.

Во-вторых, русофобия имеет и практическое значение для польской внешней политики. Усиление мифа о «русских, которые хотят снова захватить Восточную Европу», является своего рода защитой этого региона от усиливающихся политико-экономических возможностей России. А поскольку Польша является самой сильной в военном и экономическом отношении страной Восточной Европы, а также борцом с «российской исторической агрессией», то антироссийские страхи – важный инструмент в деле поддержания польских амбиций на лидерство в этом регионе. Причем лидерства как в деле противостояния России, так и для противостояния Германии (олицетворяющей Евросоюз, который пытается подчинить восточноевропейские страны диктату Берлина – Брюсселя).

В-третьих, именно на дрожжах русофобии (а также германофобии, которая тоже существует в польском общественном сознании) произрастает польский агрессивный национализм. Который, напомним, является идеологией ныне правящей в Польше партии «Право и справедливость».

За долю малую

Однако, помимо всего вышеперечисленного, есть и еще одна причина польских обвинений – вор обычно громче всех кричит «держи вора». Поляки пытаются обвинить Москву в развязывании Второй мировой войны потому, что сами виноваты в ее начале. Как, в общем-то, и виноваты в заключении пакта Молотова – Риббентропа.

Да, у Советского Союза были отношения с гитлеровской Германией – но Сталин рассматривал их исключительно как способ не допустить общеевропейского «крестового похода» против большевизма. Тогда как Варшава заигрывала с Гитлером в агрессивных целях. Не только для того, чтобы натравить Гитлера на СССР, но и чтобы поживиться за счет дружбы с нацистами.

Так, польские власти приняли деятельное участие в первом акте умиротворения Гитлера – Судетском кризисе. Причем приняли как прямые союзники Берлина, позволившие Германии полностью изолировать Чехословакию. Дело в том, что у Праги было два союзника, которые гарантировали ее суверенитет – Франция и СССР. Причем Советский Союз был обязан прийти на помощь Чехословакии лишь в том случае, если поможет Франция. Французы, как известно, успешно слились – но Москва заявила, что готова помочь даже без Парижа. Единственной проблемой было отсутствие сухопутной границы между СССР и Чехословакией – нужно было пройти территорию Польши. Однако поляки по договоренности с Берлином отказались создавать транспортные коридоры для советских войск. Лишившись последней надежды на сопротивление и оставшись в изоляции, чехословацкое правительство капитулировало перед нацистами.

Польша тоже приросла за счет этой капитуляции – Варшава оккупировала принадлежащую Чехословакии Тешинскую область (ранее спорную территорию, от претензии на которую Польша отказалась по договору 1920 года).

Так что именно благодаря Польше и ее жадности вермахт получил чешские оружейные заводы и стал превращаться в пресловутую машину, раскатавшую пол-Европы.

Однако на этом роль Польши в развязывании войны не закончилась. Второй акт наступил летом 1939 года – и в нем Польша продемонстрировала уже не жадность, а глупость. Когда Советский Союз усиленно пытался сколотить соглашение о коллективной безопасности в Восточной Европе. Тогда, казалось, поляки были больше всех заинтересованы в этом соглашении – Гитлеру они были больше не нужны, и Берлин разорвал договор о ненападении с Польшей в апреле 1939 года. Однако даже перед лицом неминуемого германского вторжения польское руководство продолжало руководствоваться русофобией и всячески саботировало советский проект.

Возможно, надеялась на помощь Франции и Великобритании – тех самых стран, которые после нападения Гитлера на Польшу объявили Берлину войну и имели возможность ударить по Германии с запада и одним махом снести нацистский режим (у них был колоссальный перевес в силах над войсками вермахта, дислоцировавшимися на французско-немецкой границе). Однако с сентября 1939 года по май 1940-го франко-британские войска действовали поразительно пассивно (даже термин такой придумали – «странная война»), а потом действовать было уже поздно. Немцы рванули на запад, Париж капитулировал, а британский экспедиционный корпус бросил всю технику и сбежал из Дюнкерка на Туманный Альбион – чтобы там начинать «битву за Англию».

Пакт – не преступление, а спасение

Что же касается Советского Союза, то, лишившись возможности создать соглашение о коллективной безопасности и имея все основания подозревать Лондон и Париж в намерении направить агрессию Берлина на восток (то есть сначала дать беспрепятственно сожрать всю обреченную Польшу, а потом направить вермахт на Москву), Кремль сделал единственно возможный шаг в этой ситуации. Заключил пакт Молотова – Риббентропа и выиграл почти два года мира. Гитлер в 1940 году пошел не на восток, а на запад, так что если кто и может выставлять Москве претензии, так это не поляки, а французы – за то, что на пару с англичанами стали жертвой собственных комбинаций.

Секретные протоколы были не преступлением, а колоссальным достижением советской дипломатии. А также спасением для всей Европы.

Протоколы не дали Гитлеру оккупировать всю Польшу и Прибалтику. Они фактически отодвинули потенциальную советско-германскую границу на 300 километров западнее, и благодаря им план «Барбаросса» не начинался из-под Минска и Пскова.

Возможно, именно эти лишние 300 километров не дали Гитлеру в 1941 году до начала зимы взять Москву – а значит, именно они позволили нам победить.

Причем не только победить, но и освободить обреченную из-за своей жадности и глупости Варшаву, а также обеспечить польскому населению право на жизнь. «Польша существует сегодня благодаря победе Советского Союза во Второй мировой войне. Не будь этой Победы, не было бы ни Польши, ни поляков на этой земле, – поясняет посол России в Польше Сергей Андреев. – Поэтому, если уж говорить о долгах, то это Польша в неоплатном долгу и перед Россией, и перед другими государствами бывшего Советского Союза».

Для понимания: освобождение Польши стоило Советскому Союзу 470 тысяч солдатских жизней. Это больше, чем все потери во Второй мировой со стороны Соединенных Штатов, которые типа являются главными победителями в войне. И плюс к этой жертве Польша еще и получила от Сталина новые территории – бывшие восточногерманские земли, до сегодняшнего дня являющиеся самыми развитыми районами Польши. Поэтому уж кому-кому, а не Варшаве – недальновидной союзнице Гитлера, спасенной и одаренной землями Советским Союзом – обвинять Москву в начале Второй мировой.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Польские виновники Второй мировой войны

30 декабря 1918 года Варшава заявила Москве, что наступление Красной Армии в Литве и Белоруссии является агрессивным актом в отношении Польши, вменяющим "польскому правительству в обязанность реагировать самым энергичным образом" и защитить территории, заселённые "польской нацией". Относительно небольшая численность поляков среди тамошнего населения Варшаву ничуть не смущала, а мнение других народов ее не интересовало.

Защиту указанных территорий поляки начали с расстрела 2 января 1919 года миссии Российского Красного Креста. 16 февраля произошло первое столкновение частей польской и Красной армий в бою за белорусское местечко Берёза Картузская. Тогда же в польский плен угодили первые 80 красноармейцев. Всего же вплоть до начала 1922 года в польском плену побывало более 200 тысяч уроженцев бывшей Российской империи — русских, украинцев, белорусов, татар, башкир, евреев. Более 80 тысяч из них погибли в польских лагерях смерти, появившихся задолго до прихода Гитлера к власти в Германии.

Поскольку о трагедии польского плена надо писать отдельно, заметим лишь то, что ни об этих 80 тысячах сгинувших в польских лагерях, ни о 600 тысячах советских солдат, которые погибли, освобождая Польшу от нацистской оккупации в 1944 — 1945 годах, в "цивилизованной" европейской стране предпочитают не вспоминать. Поляки заняты сносом памятников советским воинам, спасших их дедов и бабок от нацистского геноцида. Поэтому у России не было причин устраивать всенародный плач по группе польских русофобов, разбившихся под Смоленском.

В 1920 году разразилась советско-польская война. Она завершилась Рижским миром 1921 года, по которому Западная Украина и Западная Белоруссия оказались под пятой оккупантов. О политике, которую проводили там польские "цивилизаторы", также надо писать отдельно. Отметим лишь то, что задолго до того, как гитлеровцы приступили к практической реализации постулатов "расовой теории", украинцы и белорусы в Польше уже являлись людьми "второго сорта".

Польские друзья Гитлера

Не прошло и года после прихода нацистов к власти в Германии, как 26 января 1934 года в Берлине была подписана "Декларация о мирном разрешении споров и неприменении силы между Польшей и Германией". Пойдя на это соглашение, Берлин уклонился от предоставления гарантий незыблемости польско-германской границы, установленной после окончания Первой мировой войны.

"Стороны объявили о мире и дружбе, была свёрнута таможенная война и взаимная критика в прессе. В Варшаве этот документ был воспринят как основа безопасности страны и средство интенсификации великодержавных устремлений Польши. Германии удалось добиться, чтобы вопрос о границе был обойдён молчанием, а попытки СССР объяснить Польше, что её провели, естественно, не увенчались успехом", — пишет историк Михаил Мельтюхов.

В свою очередь польский историк Марек Корнат утверждает то, что Пилсудский и польский министр иностранных дел Юзеф Бек "считали соглашение с Германией величайшим достижением польской дипломатии". Примечательно, что после выхода Германии из Лиги Наций её интересы в этой международной организации представляла Польша.

Идя на сближение с Берлином, поляки рассчитывали на помощь Германии в конфликте с Чехословакии из-за Тешенской Силезии. Историк Станислав Морозов обратил внимание на то, что "за две недели до подписания польско-германского пакта о ненападении началась античешская кампания, инспирированная Варшавским МИД. В Польше она проявлялась в многочисленных публикациях в прессе, обвинявших чешские власти в угнетении польского меньшинства на территории Тешенской Силезии. В Чехословакии эту линии проводил консул в Моравской Остраве Леон Мальхомме…"

После смерти Пилсудского в мае 1935 года, власть оказалась в руках его последователей, коих принято называть пилсудчиками. Ключевыми фигурами в польском руководстве стали министр иностранных дел Юзеф Бек и будущий Верховный главнокомандующий польской армии маршал Эдвард Рыдз-Смиглы.

почему Польша никогда не станет другом России

Будем объективны: Польша, несмотря на славянские корни, никогда не была близка России. Впрочем, и поляки никогда не питали особой любви к своему восточному соседу. И воевать мы начали еще с 981 года, когда киевский князь Владимир Святославович (в Киевскую Русь тогда входили Киевское и Новгородское княжества) отвоевал восточнославянские Червенские города у поляков.

Дальнейшая череда войн перемешалась с перемириями, свадьбами детей княжеских особ двух стран, предательствами и союзничеством. Вошедшая в состав Российской империи в 1815 году Речь Посполитая (бывший союзник Наполеона) постоянно тревожила Россию брожениями и восстаниями. И даже после Брест-Литовского мира, когда Советская Россия отказалась от территории Польши и по результатам Версальского договора было образовано новое польское государство во главе с Юзефом Пилсудским, дружеские отношения не заладились.

Советско-польская война 1920 года закончилась тем, что Польше отошли обширные территории Западной Украины и Западной Белоруссии. В 1939 году они вернулись в состав СССР. В польском плену погибло около 45 тысяч красноармейцев, впоследствии в Катыни было расстреляно около 20 тысяч польских офицеров. Катынская трагедия, несмотря на ее признание и осуждение Российским государством, остается одной из самых болезненных тем российско-польских отношений.

После начала Великой Отечественной войны на территории СССР была образована Армия Андерса (2-й польский корпус), которая, так и не приняв участия в боевых действиях, под влиянием Великобритании ушла на Ближний Восток. В составе Красной армии с 1943 года воевала 1-я польская пехотная дивизия, на базе которой впоследствии была образована 1-я армия Войска Польского, объединившаяся с Армией Людовой и принимавшая участие в освобождении Польши и даже в штурме Берлина.

Советский период в истории Польши, когда поляки получили многие преференции в экономике и культуре, омрачались однопартийной политической системой, что вылилось в 1980–1981 годах в забастовки на Гданьской судоверфи, которые возглавил Лех Валенса и профсоюзная «Солидарность». После 1991 года Польша вообще перестала зависеть от России, но какая-то озлобленность осталась. Видимо, на генетическом уровне.

«Помни, что Россия – твой первый враг, а православный есть еретик (схизматик), и потому не совестись лицемерить и уверять, что они твои братья, что ты против русских ничего не имеешь...». Это цитата из Польского католического катехизиса, датированного 1866 годом. Думаете, что что-то изменилось в сознании поляков?

В польском городе Вроцлав (до 1945 года на протяжении шести веков – Бреслау, Польше не принадлежавший), который считается одним из крупных туристических центров и называется «настоящим польским очарованием», можно увидеть вывески на ресторанах: «Мы не обслуживаем русских!». В полученных Польшей после Второй мировой войны благодаря Советскому Союзу городах немецкой Силезии, Восточной Пруссии, в Гданьске, Зелена-Гуре, Легнице, Щецине, Клодзско, Белостоке День Победы называют не иначе как «начало коммунистической тирании». И сносят памятник советскому генералу Черняховскому, погибшему при освобождении Польши.

Чтобы выяснить степень нелюбви к россиянам, в Польше недавно был проведен социальный опрос на эту тему. Восемьдесят процентов принявших участие в опросе высказали свое негативное отношение к России. Такого отношения к нашей стране нет в Германии или Франции, с которыми у нас тоже случались войны и противоречия.

«Это вопрос конкуренции наций, и он был всегда, через войны, через разное развитие. Конечно, полякам обидно, что они когда-то были огромной империей, в которую входило огромное количество территорий, в том числе часть нынешних русских территорий, например тот же Смоленск, – говорит политик Евгений Федоров. – Есть какая-то обида конкурентного характера, но непосредственно с Польшей никаких противоречий у нас нет.

Противоречия существуют между Россией и США, между Россией и блоком НАТО, куда входит Польша. Конечно, имеет место определенный подогрев настроений, и мы видим, что в том числе и в Польше наблюдается определенная антироссийская истерия, поскольку Россия изменила свой статус, отстаивает свой суверенитет, освободилась от внешнего управления. И это многим не нравится. Но сейчас Польша вынуждена считаться с российской политикой, хотя на особо дружественные отношения рассчитывать не приходится. Впрочем, есть позиция здравого смысла, и она начинает превалировать над антироссийскими настроениями, которые так стараются инспирировать США».

Как ни странно, нынешнее потепление отношений между Россией и Польшей связано отнюдь не с яблоками польских фермеров, а с... Украиной. Тема героизации пособников нацизма, педалируемая нынешними киевскими властями, серьезно насторожила Варшаву. Переименование улиц в украинской столице – Московский проспект в честь Степана Бандеры, проспект Генерала Ватутина в честь Романа Шухевича – в рамках закона о фактической героизации бойцов ОУН – УПА, который Верховная рада приняла в прошлом году, серьезно насторожило поляков.

Поляки тут же отреагировали на националистические проявления соседней страны. В Варшаве на самом высоком уровне подчеркнули, что такие законы явно не идут на пользу двусторонним отношениям.

«Несчастье этого закона в том, что он делает невозможным польско-украинский исторический диалог, без которого нет примирения и решения важных вопросов», – заявил в эфире польского телевидения тогдашний президент страны Бронислав Коморовский. Новый президент Анджей Дуда сделал еще более жесткое заявление насчет героизации украинских нацистов: «Историческая правда такова, что сотни тысяч поляков были убиты на Украине, и прославление тех, кто их убил, – действие, которое совсем не направлено на улучшение ситуации с Польшей».

Неудивительно, что отношения Польши и Украины на сегодняшний день добрососедскими назвать никак нельзя. Хотя после государственного переворота Польша очень активно поддерживала Евромайдан: полякам было просто необходимо заполучить заветную подпись украинской стороны на договоре об ассоциации с Европейским союзом. Исключительно... во вред России.

А вот что касается позиции России по вопросу агрессивного национализма Украины, то она фактически совпадает с польской. От рук УПА пострадали тысячи советских граждан, ведь деятельность украинских нацистских бандформирований продолжалась в СССР вплоть до середины 1950-х годов. Но здесь наивно полагать, что Польша и Россия нашли точки соприкосновения в теме противостояния украинскому национализму, который неприемлем в обеих странах. Даже несмотря на такие слова, которые прозвучали из уст польского евродепутата Януша Корвина-Микке: «Росияне гораздо ближе полякам, чем украинцы с немцами».

«Польше давно пора посмотреть на Россию другим, не замутненным исторической памятью взором, – считает российский политолог Александр Зимовский. – Эпоха войн и конфликтов давно закончилась, наступило время взаимовыгодных экономических интересов. И Россия осознала это гораздо раньше, отказавшись от межнациональных споров и упреков. Вот что сейчас нужно, так это сотрудничество и восприятие современных экономических, а заодно и политических реалий. Польша для России не чужая».

Автор: Виктор Сокирко

Глава МИД Польши— РБК: :: Политика :: Газета РБК

«У России другой подход к неприятным ей фактам»

Министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович в интервью РБК пояснил позицию Варшавы в спорах с Россией об истории Второй мировой войны, а также оценил вред санкций и возможность наладить добрососедские отношения

Яцек Чапутович (Фото: Monika Skolimowska / dpa / picture-alliance / ТАСС)

«В России до сих пор оспариваются очевидные и доказанные обстоятельства»

В последнее время споры об истории Второй мировой войны стали главным очагом противоречий между Польшей и Россией. Польские власти подвергали сомнению статус СССР как освободителя Европы от нацизма, представители России не были приглашены на годовщину 80-летия начала войны. Вы объяснили это тем, что Москва вступила в войну в ранге союзника Адольфа Гитлера. Как бы вы тогда оценили вклад советских солдат в победу над нацистской Германией?

— Для начала хотелось бы сказать, что мы осознаем огромный вклад советских воинов в победу над нацистской Германией. На территории нашей страны находятся тысячи, даже сотни тысяч могил советских воинов, которые охраняются государством. Тем не менее вопрос о начале Второй мировой войны, о том, что привело к ней, — это совершенно другой вопрос. Наша позиция состоит в том, что Пакт Молотова — Риббентропа, а в частности его секретный дополнительный протокол, посодействовали тому, что была развязана война. Это создало условия для вторжения в Польшу немецких войск 1 сентября 1939 года, а 17 сентября 1939 года на территорию Польши вошла Красная Армия. Я знаю, что российская сторона не соглашается с содержанием резолюции Европейского парламента [о начале войны]. Тем не менее мы должны отметить, что эта резолюция была принята преобладающим большинством европарламентариев всех стран Евросоюза, а не Польши. С таким видением событий солидарно общественное мнение в нашей стране, а также в большинстве стран Запада.

— Но ведь премьер-министр Матеуш Моравецкий в статье для издания Politico подвергал сомнению роль Советского Союза в освобождении Европы.

— Когда мы говорим про отрицательную роль СССР в войне, мы имеем в виду Пакт Молотова — Риббентропа, положивший начало процессам, которые и привели к началу этой войны. Но мы, конечно же, понимаем, что Советский Союз тоже стал жертвой нападения нацистской Германии в 1941 году. Мы это не отрицаем. А вот российская сторона, полагаю, не до конца осознает, насколько сложна тема войны и ее последствий для Польши. После 1945 года суверенитет Польши не был восстановлен, она не получила свободы, и после войны в стране начались репрессии. В период сталинизма четыре тысячи польских солдат, которые принимали участие в борьбе против немецких захватчиков, были расстреляны. Еще тысячи попали в тюрьму из-за решений насаждаемого Советским Союзом коммунистического режима. Полякам сложно признать, что после войны они обрели полную свободу и независимость — они их не обрели.

Глава МИД Польши оценил возможность разрядки в отношениях с Россией

— Польские политики говорят о Пакте Молотова — Риббентропа как чуть ли не о главном и единственном факторе, который проложил дорогу к войне. Вам не кажется, что ситуация сложнее? Тому же пакту предшествовало Мюнхенское соглашение, раздел Чехословакии, как на это обращали внимание российские власти.

— Мюнхенское соглашение критикуется [Польшей и Европой] как соглашение, которое не смогло предотвратить начало войны, мы это признаем. Но еще раз стоит обратить внимание: война не началась с Мюнхенского соглашения. Повсеместно признано, что война началась 1 сентября 1939 года, с того момента, когда сначала Германия атаковала Польшу, а потом Советский Союз напал на Польшу 17 сентября 1939 года. Нападение СССР привело к тому, что погибла значительная часть польской элиты, в частности политической. Двадцать тысяч человек, представителей этой элиты, были расстреляны в Катыни в апреле 1940 года. Это люди, арестованные на той части Польши, которая находилась под контролем СССР.

Конечно, от рук фашистской Германии тоже погибали поляки, их убивали и арестовывали, более того, Германия уничтожила больше поляков, мы это не отрицаем. Немцы это признают и сожалеют об этом, что очень важно. Можно послушать выступление президента Германии [Франка-Вальтера] Штайнмайера 1 сентября [прошлого года] на годовщине начала войны, в котором он открыто признал, что война началась с нападения Германии на Польшу. Процесс примирения между Германией и Польшей идет уже на протяжении десятилетий. Мы сотрудничаем, и нам удалось прийти к общему пониманию исторических фактов, которое также разделяют европейские страны и США. К сожалению, такой процесс примирения с Россией пока отсутствует. Мы хотели бы провести общий анализ документов, прийти к общему пониманию исторических фактов и наших взаимоотношений.

Путин трижды за неделю осудил резолюцию Европарламента. Что важно знать

— То есть вы не уравниваете ответственность СССР и Германии за начало войны — вывод, который в какой-то мере вытекает из текста резолюции польского сейма и заявлений польских властей?

— Мы не ставим вопрос таким образом. Нет сомнений, что Германия несет основную ответственность за развязывание Второй мировой войны. Позже, после нападения Германии на СССР, польские солдаты сражались как в составе Красной Армии, так и на стороне союзников на Западе, например Британии. На войне погибли почти 6 млн поляков, в том числе 3 млн польских евреев. Суть проблемы в другом. У России совершенно другой подход к некоторым неприятным ей фактам истории, чем у Германии. В России до сих пор оспариваются очевидные и доказанные обстоятельства, касающиеся подписания Пакта Молотова — Риббентропа и его секретного протокола. Говоря простыми словами, это было соглашение Гитлера со Сталиным, на основании которого 17 сентября СССР напал на территорию Польши. Для нас эти вещи очевидны, но российское общество до конца их не осознает. Если взглянуть на Германию, ситуация там обстоит совершенно по-другому — там признают свою вину, и поэтому мы можем совместно принимать участие в таких мероприятиях, как годовщина начала войны. Хотя их роль и их вина за войну гораздо больше, чем вина России.

Мемориальный комплекс «Катынь» в Смоленской области (Фото: Виктор Драчев / ТАСС)

«Нет никаких предварительных условий»

— Какие условия должны быть соблюдены, чтобы заложить основы исторического примирения с Россией?

— Нет никаких предварительных условий, и мы готовы к совместной работе. Например, у нас есть опыт сотрудничества Российско-польской группы по сложным вопросам, которая занимается самыми проблемными темами наших двусторонних отношений не только в плане истории. Тем не менее последняя совместная встреча Российско-польской группы по сложным вопросам состоялась в Калининграде в ноябре 2013 года. Мы неоднократно выражали свою готовность возобновить деятельность группы, но российская сторона не проявляла заинтересованности в возобновлении диалога в этом формате. Я согласен с министром Лавровым, который недавно подчеркнул важность работы в рамках группы, и выражаю готовность сотрудничать в этом формате. Хотелось бы, чтобы специалисты могли заниматься анализом истории, обсуждать исторические вопросы, находить общее понимание. Мы положительно оцениваем заявления президента Путина об открытии архивов Второй мировой войны. В Польше такие документы находятся в открытом доступе. Надеемся, что наши историки смогут совместно с российскими коллегами проанализировать и проверить информацию, содержащуюся в российских архивах, которые для нас пока являются недоступными.

Глава МИД Польши заявил о ведущей роли СССР в победе над фашизмом

— Владимир Путин признавал и сталинские репрессии, и ответственность СССР за преступление в Катыни. Вы ждете еще каких-то заявлений? К каким именно документам Польша хочет получить доступ?

— Повторю, у нас нет расхождений в толковании победы над фашизмом. Мы признаем огромную, даже главную роль Советского Союза в победе над фашистской Германией, а также огромные жертвы его народов. Здесь у нас нет противоречий. Они возникают, когда мы говорим про начало войны. Что касается катынского расстрела, да, Россия признала этот факт и вину Советского Союза. Однако этот факт нельзя отделять от контекста начала Второй мировой войны, поскольку это преступление стало результатом нападения и оккупации Польши Советским Союзом в результате соглашения СССР и фашистской Германии. Владимир Путин обнародовал часть архивной информации (в конце 2019 года. — РБК), но сделал это выборочно — опубликовал ту информацию, которая выгодна ему в политических спорах. Хочется, чтобы подход не был избирательным, а чтобы к этому [исследованию исторических материалов] подходили объективно и всеобъемлюще. Надеюсь, что в будущем нам будет предоставлен полный доступ к архивам на тему Второй мировой войны.

— Исторические противоречия, однако, не стали препятствием для приглашения Владимира Путина в Польшу на годовщину начала войны в 2009 году. Что изменилось за это время? На мой взгляд, толкование истории войны со стороны российского руководства осталось прежним. Что произошло со стороны Польши?

— Все очень сильно поменялось с точки зрения политической ситуации. Мы видим, что Россия применяет военную силу и не соблюдает международное право. В 2008 году Россия проявила агрессию по отношению к Грузии, в 2014 году — к Украине, когда произошла аннексия Крыма и начались боевые действия в Донбассе. Изменилась и риторика России об исторических событиях. Предпринимаются попытки переписать историю, то есть дать ей новую трактовку. Когда-то отношения между Польшей и Россией были более нормальными, скажем так. В настоящий момент не только Польша, но также многие западные страны, страны Евросоюза в частности, видят в России агрессора. Именно поэтому Евросоюз ввел санкции, а НАТО размещает свои вооруженные силы в странах Прибалтики. Надо отметить, что текущая политика России является неприемлемой.

— Вы упомянули, что исторический спор усилился после украинского конфликта и обострения противостояния России и Запада. В России это многих наталкивает на мысль, что Польша и Запад в целом пользуются историей как инструментом внешней политики.

— Это [обострение противоречий России и Запада], конечно, может иметь политические последствия, но историческая правда остается неизменной. Мы в Польше отдаем дань памяти погибшим. Мы также чтим память советских воинов, которые погибли во время Второй мировой войны. Каждый год выделяется 3 млн злотых (около €694 тыс.) на сохранение мест захоронения советских солдат. Например, в ноябре 2019 года на Кладбище-мавзолее советских воинов в Варшаве состоялась торжественная церемония захоронения четырнадцати воинов Красной Армии, погибших в немецком плену. Их останки были обнаружены в марте 2019 года во время эксгумационных работ в Модлине. Совместно с посольством России мы почтили память похороненных солдат.

— Россия выражала обеспокоенность в связи с разрушением памятников советским воинам. Контролируете ли вы эту ситуацию? Принимаются ли дополнительные меры для их защиты?

— Действительно, отношение к так называемым памятникам благодарности [Советской армии] отличается от отношения к кладбищам, где захоронены советские воины. Польское общество считает, что, несмотря на то что Советский Союз сыграл огромную роль в победе над фашизмом, свободу польскому народу это не принесло. В Польше был насажден тоталитарный репрессивный советский режим, и у польского общества сформировалась соответствующая оценка этих событий.

Тон ваших ответов более сдержан, чем выступления многих польских политиков. Не считаете ли вы, что обеим сторонам стоило бы проявить такую же сдержанность в высказываниях, особенно насчет исторической памяти?

— Да, я считаю, что надо снизить накал исторических споров, пускай ими занимаются профессиональные историки. Это они должны анализировать документы, проверять источники. Надеюсь, что нам удастся наладить работу [совместных] групп таких специалистов. Польша и Россия — соседние страны, и между нашими политиками и обществами должны существовать нормальные отношения. Сейчас эти отношения нельзя назвать хорошими, они напряженные, но мы хотели бы их улучшения.

Яцек Чапутович (Фото: Czarek Sokolowski / AP)

«Не поднимаем вопрос о репарациях в отношениях с Россией»

— Польские власти говорили о праве Польши на получение от России репараций за ущерб, нанесенный ей во время войны. Во сколько вы оцениваете компенсации и обсуждали ли этот вопрос с Россией?

— Были разные сообщения в прессе о том, что Польша понесла определенные потери как из-за Германии, так и Советского Союза. Такие вопросы поднимаются в рамках внутренних дебатов, но это не является проблемой наших взаимоотношений.

То есть вопрос о репарациях не поднимается?

— Не поднимаем вопрос о репарациях в отношениях с Россией. Если и ведутся какие-то действия на этом направлении, они касаются оценки потерь во время войны, но это обоснованно. В результате войны Польша понесла огромные материальные и человеческие жертвы.

Качиньский заявил об ответственности России в выплате Польше репараций

«Об угрозе со стороны России говорят не только в Польше»

— Как страна — участник Евросоюза и НАТО, Польша выступает за жесткий подход к России. Во время выступления на Мюнхенской конференции вы назвали Москву угрозой Европе. Какую опасность Россия представляет для Польши?

— Об угрозе со стороны России говорят не только в Польше, это закреплено в официальной позиции Евросоюза и НАТО. Западные страны приняли соответствующие документы и ввели санкции, указывающие на необходимость сдерживать агрессивное поведение России. Прежде всего это касается ситуации на Украине. Минские соглашения должны быть реализованы, и мы рассчитываем, что «нормандский формат» сыграет свою роль.

— То есть серьезные противоречия между Польшей и Россией сегодня исчерпываются украинским кризисом?

— Конечно, это главная проблема, на которую мы обращаем внимание. Есть еще замороженные конфликты, например конфликт с Грузией. Кроме того, существуют вопросы, связанные с нарушением Россией соглашений и договоров. Например, Польша, как ЕС и НАТО, придерживается позиции, что Россия не соблюдала Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Фото: Sean Gallup / Getty Images

— Представим, что на следующей неделе страны «нормандской четверки» объявят об урегулировании ситуации на Украине. Проголосуете ли вы за отмену антироссийских санкций?

— Мы отмечаем определенные достижения [в вопросе урегулирования украинского кризиса]. В частности, освобождены пленные с обеих сторон, по крайней мере их часть. Однако условия перемирия не соблюдаются, как не соблюдаются правила пограничного контроля. Наблюдатели ОБСЕ не допускаются к ведению мониторинга. Если бы минские соглашения были выполнены, то, разумеется, санкции утратили бы смысл. Другими словами, главный вопрос в том, будут ли выполнены эти соглашения.

То есть если будут выполнены минские соглашения, Польша проголосует в ЕС за снятие с России санкций?

— Да, если речь будет идти о санкциях, наложенных по этой причине.

Даже если у США останутся какие-то вопросы по этому поводу?

— Во-первых, санкции Евросоюза вводились Евросоюзом и решение об их отмене принимает тоже Евросоюз, хотя, естественно, США, как член НАТО, могут иметь собственный взгляд на эту ситуацию. Во-вторых, если соглашения будут выполнены, то не думаю, что США будут иметь что-то против того, чтобы отменить санкции.

— Вы говорите о необходимости выполнения минских соглашений, но на Украине часто звучат призывы к их пересмотру. Какую позицию занимаете вы? Считаете ли вы, что минские соглашения по-прежнему актуальны?

— В конфликте с Россией мы поддерживаем Украину как жертву агрессии и всегда прислушиваемся к ее мнению. Давайте сначала выполним соглашения в том виде, в котором они существуют, а также договоренности, принятые «нормандской четверкой» в декабре [прошлого года на саммите в Париже]. Необходимо приостановить военные действия, установить перемирие и обеспечить безопасность — это будет первым важным шагом вперед. А потом будем задумываться о будущем и более общих вопросах.

— Как вы оцениваете работу президента Владимира Зеленского? Повышает ли его приход шансы на урегулирование ситуации на Украине?

— Думаю, что следует положительно оценивать президентство Зеленского. Мы видим, что он стремится к тому, чтобы был мир в стране. Он налаживает отношения с Россией, открыт по отношению к ней. Мы будем поддерживать его в этих усилиях.

«Мы хотим улучшить отношения»

— Готова ли сама Польша к большей открытости в отношениях с Россией? Ставит ли Варшава для себя задачу наладить более добрососедские отношения с Москвой?

— Разумеется, мы хотим улучшить отношения, тем более что у нас имеются ценные примеры сотрудничества, как, например, приграничное сотрудничество Польши с Калининградской областью. За последние несколько лет на эту программу выделено почти €63 млн. На эти деньги строятся мосты, дороги, велосипедные дорожки в приграничных регионах. Нам нужно сотрудничать в области углубленного изучения истории, укреплять контакты между представителями гражданского общества. Думаю, что важную роль здесь должна играть культурная составляющая. Обмен культурным опытом может помочь налаживанию диалога между нашими народами.

— Говоря о контактах на политическом уровне, вы заявляли о планах провести встречу с Сергеем Лавровым. Удалось ли договориться о проведении переговоров, какие бы темы вы хотели на них затронуть?

— Мы встречались с министром Лавровым в мае 2019 года. Тогда мы обсудили двусторонние отношения. Мы положительно расцениваем слова министра, сказанные во время пресс-конференции 16 января, о желании восстановить сотрудничество историков. Мы тоже заинтересованы в возобновлении диалога в этой области. Я уже говорил, что охотно встречусь с министром Лавровым, если будет такая возможность.

— Конкретных договоренностей нет?

— На данной стадии нет.

— Премьер-министр Моравецкий выражал желание посетить Россию, чтобы почтить память жертв катынской трагедии и авиакатастрофы 2010 года. В каком формате пройдет его визит?

— Мы ценим положительный отзыв России и готовность помочь в организации этих мероприятий. Предусматривается, что визит представителей польских властей под руководством премьер-министра Матеуша Моравецкого и родственников тех, кто был расстрелян в Катыни и погиб в Смоленске 10 апреля 2010 года, будет носить религиозно-траурный характер, будет посвящен памяти погибших. Соответственно, встречи с представителями российских властей не предусмотрены.

— Польша входит в пятерку крупнейших торговых партнеров России в ЕС. Удовлетворены ли вы нынешним уровнем торговли и стремитесь ли наращивать потенциал сотрудничества с Москвой в этой сфере?

— Россия — важный партнер Польши в области торговли. Международные санкции, введенные после аннексии Крыма и российской агрессии в Донбассе, являются одной из главных причин того, что полный потенциал торговли и взаимных инвестиций не реализован. Изменение данной ситуации зависит от России. Как соседи, мы заинтересованы в поддержании хороших экономических отношений с Россией, особенно в сфере экспорта автотранспорта, машин и оборудования, а также химической и резинотехнической промышленности.

«России бояться нечего»

— Этой весной НАТО проведет маневры в Европе с участием американских военных, в том числе в Польше и Прибалтике, что вызвало обеспокоенность России. Вы опасаетесь военной угрозы с ее стороны?

— Эти учения связаны с отработкой защитных маневров, так как НАТО — это оборонный блок. Учения, в частности, связаны с ростом военного присутствия России в Калининградской области. Оно повышает угрозу для Североатлантического союза: развернутые в Калининграде ракеты могут достичь территории прибалтийских государств и Польши. Для России учения угрозу не представляют, ей бояться нечего.

— Давно обсуждается военное сотрудничество Польши и США. Есть ли планы усиления в стране американского присутствия?

— У нас есть соглашение с США о присутствии американских военных сил. Мы считаем важным присутствие солдат США в восточной части Европы, и в настоящий момент на территории Польши находятся 4,5 тыс. американских военных. В общей сложности планируется увеличить военное присутствие США на одну тысячу солдат, то есть до 5,5 тыс.

— Когда в Польше появится американская база — «Форт Трамп», о котором Варшава и Вашингтон вели переговоры?

— Не будет одной базы, будет несколько объектов в разных частях Польши. Это связано с планами НАТО по повышению боеготовности. Будет примерно шесть-семь точек, то есть летчики в одном месте, командование — в другом, танковые войска — в третьем и так далее. Эти объекты будут рассредоточены по всей территории, надо будет провести дополнительную модернизацию некоторых военных объектов.

«Северный поток-2» представляет угрозу европейской энергетической безопасности»

— Почему Польша считает газопровод «Северный поток-2» угрозой для Европы? Польша ведь в любом случае стремится диверсифицировать поставки энергоносителей, в том числе путем закупок СПГ.

— «Северный поток-2» представляет собой угрозу европейской солидарности и энергетической безопасности. Газопровод будет иметь отрицательные политические и экономические последствия для ЕС и усилит нашу зависимость от ненадежного поставщика — «Газпрома». Это приведет к квазимонополии одного подрядчика и единственного пути поставок. Газопровод не повышает диверсификацию ни поставщиков энергии, ни направлений поставок в регионе Центральной и Восточной Европы.

Фото: Paul Langrock / Nord Stream 2

— Россия высказывала озабоченность по поводу реэкспорта польских товаров из Белоруссии в Россию. Вам известно об этом? Обсуждали ли вы эти вопросы с руководством Белоруссии или России?

— Польские компании и фирмы, зарегистрированные в Польше, обязаны действовать в границах действующего права. Мы не обсуждали с белорусскими партнерами вопрос реэкспорта польских товаров в Россию, и мы не были официально информированы о существовании [этого явления]. Мы не намерены вмешиваться во внутренние белорусские процедуры, регулирующие торговлю с Россией.

— Действующее соглашение о транзите российского газа через Польшу истекает весной 2020 года. Намерена ли Польша продлить договор? На каких условиях?

— Польша готова к любому сценарию. Но мы не можем раскрывать свою стратегию ведения переговоров в СМИ. Мы призываем Россию прекратить конфронтационный подход к европейским странам и строить дружественные отношения между нашими государствами.

Яцек Чапутович родился в 1956 году в Варшаве. В 1986 году окончил Варшавскую школу экономики (тогда — Главная школа планирования и статистики), в 1997-м получил степень доктора гуманитарных наук при Институте политических наук.

С 1970-х участвовал в политике на стороне демократической оппозиции. Неоднократно задерживался польской секретной полицией, в 1986 году — на семь месяцев. В 1988 году вступил в профсоюз «Солидарность».

1990 год — начало работы в Министерстве иностранных дел.

1998–2006 годы — замглавы Департамента государственной службы.

2006–2008 годы — руководитель департамента МИДа по стратегическому планированию.

2008–2012 годы — возглавлял Национальную школу государственного управления, в январе—сентябре 2017 года — Дипломатическую академию при МИДе. В 2012–2017 годах занимался ученой и экспертной деятельностью, преподавал в Варшавском университете.

2017 год — курировал в МИДе вопросы, связанные с заключением международных соглашений.

С января 2018 года занимает пост министра иностранных дел.

Что в Польше думают о России, СССР, Сталине и Второй мировой войне. Интервью историка Лукаша Адамского

https://www.znak.com/2020-01-17/chto_v_polshe_dumayut_o_rossii_sssr_staline_i_vtoroy_mirovoy_voyne_intervyu_istorika_lukasha_adamsko

2020.01.17

17 января в России вспоминают 75-летие освобождения Варшавы от нацистов. С учетом сложных российско-польских отношений эта дата могла бы стать поводом для диалога представителей двух стран. Но нет. В Польше отказываются официально отмечать эту дату. Если и будут какие-то памятные мероприятия, то в частном порядке. А в России Польшу сравнивают с нацистской Германией. Официальный представитель МИД России Мария Захарова даже с удивлением отметила: «Я не могу понять, как можно отмечать дату начала войны и при этом практически игнорировать даты освобождения?» Чтобы ответить на этот вопрос, Znak.com обратился за разъяснением польской позиции к доктору исторических наук и политическому аналитику, замдиректора государственного «Центра польско-российского диалога и согласия» Лукашу Адамскому. 

Парад 1-й армии Войска Польского на улице Маршалковской. 19 января 1945 годаWikipedia

«Красная армия принесла на польскую землю идеологию коммунизма и зависимость от диктатуры Москвы»

— На ваш взгляд, почему тема Второй мировой войны вдруг снова всплыла в российско-польских отношениях? Другие европейские страны, например, Австрия и Венгрия, тоже участвовали во Второй мировой. И более того, на стороне Третьего рейха, но сегодня Россия не ведет с правительствами этих стран таких споров. 

— Я уверен, что главной причиной обострения спора по поводу событий Второй мировой войны стала резолюция Европейского Парламента от 18 сентября 2019 г., уравнивающая гитлеровский и советский тоталитаризмы, принятая во многом благодаря депутатам из Польши и других стран Центральной Европы. Второй причиной стало то, что Владимира Путина не пригласили в Польшу на мероприятия, посвященные 80-й годовщине начала Второй мировой войны. Путин решил заявить, что Польша вместе с Германией ответственна за развязывание Второй мировой войны. При этом он отрицает агрессию СССР в отношении Польши в 1939 году. Это в свою очередь вызвало массу эмоций среди польской общественности, включая, естественно, и политические круги. Так обострилась «война» интерпретаций истории между Россией и Польшей, к которой подключились дипломаты и общественное мнение других стран: Германии, Великобритании, Франции, Украины. 

За последние месяцы Владимир Путин несколько раз критиковал Польшу за ее позицию накануне Второй мировой войныKremlin.ru

Но это лишь новое обострение данного противостояния. За этим лежат принципиально разные оценки событий в Европе в 1938-39 годах, и в том числе роли Советского Союза. Если позволите, я покажу, в чем суть этих разногласий. Сегодня в России при Путине особо подчеркиваются заслуги СССР: индустриализация, превращение отсталой страны в крупную военно-экономическую державу и, конечно, победа над Третьим рейхом. Иногда даже кажется, что в России вокруг этой победы создали и поддерживают некую светскую религию. В то же время в Польше существует общественный консенсус по поводу того, что Советский Союз не имел положительных черт. Прежде всего он был тоталитарным государством, причем в первую очередь от него пострадали собственные граждане. Но и народы других стран тоже. Естественно, у российского руководства от такой оценки возникает масса эмоций, им она очень не нравится.

Что касается Австрии и Венгрии. С этими странами не было таких конфликтов, которые были у Польши и России, начиная еще с XVI века. Они связаны с соперничеством за земли, которые сегодня входят в состав независимых Литвы, Латвии, Белоруссии и Украины. Затем в 1939 году Советский Союз с точки зрения международного права оккупировал 52% территории Польши. При этом в России доминирует точка зрения, что в 1939 году Советский Союз просто расширился за счет территории «западной Украины» и «западной Белоруссии». В результате ялтинских соглашений Польша была вынуждена передать 90% этих территорий Советскому Союзу. 

— 17 января отмечается освобождение Варшавы. В России это событие однозначно трактуется как освобождение, а как вы и другие польские историки относятся к этому событию?

— Я это событие понимаю как занятие Красной армией руин левобережной Варшавы, там, где находится ее исторический центр. На тот момент 84% этой части города было в руинах. В то же время правая часть столицы Польши была очищена от вермахта еще в сентябре 1944 года. Является ли это важным событием? Тогда в левобережной Варшаве практически не было населения. Оно было выселено немцами после подавления восстания, длившегося с 1 августа по 3 октября 1944 года. Каких-то крупных сражений за город не было. По сути немцы покинули город. Поэтому в Польше помнят эту дату, но нельзя ее назвать какой-то очень важной. Эта дата по своей масштабности несопоставима с 1 сентября 1939 года и 1 августа 1944 года, когда началось Варшавское восстание. 

Польский повстанец в оккупированной нацистами ВаршавеTadeusz Bukowski — Jerzy Kirchmayer / Wikipedia

Как к этому относиться? Все-таки Красная армия принесла на польскую землю идеологию коммунизма и зависимость от диктатуры Москвы. Можно все это назвать беспределом, но не таким ужасным, который творили до этого немцы. Поэтому в общем это положительное событие. Но нельзя видеть в нем только освобождение. 3 января 1945 года польское правительство, которое временно было в Лондоне, выпустило циркуляр, в котором говорилось, что нельзя говорить об освобождении Польши Красной армией, нужно говорить об очищении Польши от немецкой оккупации. Освобождение подразумевает свободу, а для Польши начался период новой неволи. Более того, СССР вывез из Польши много культурных артефактов и различных ценностей, которые до сих пор, несмотря на наши старания, не вернулись в Польшу. Могут ли так поступать освободители? 

«Большевистская идеология предполагала экспансию в Европу еще до прихода к власти Гитлера»

— Недавно польский Сейм принял резолюцию, в которой приравнял СССР к Третьему рейху в качестве ответственного за развязывание Второй мировой войны. Вы считаете такой тезис справедливым? В России пакт Молотова-Риббентропа и секретный дополнительный протокол о границах трактуется как вынужденная мера Сталина, на которую он пошел тогда, когда понял, что одинок в противостоянии натиску с Запада, и это была попытка оттянуть начало войны. Почему вы не разделяете такой подход?

— Нападение СССР на Польшу сделало невозможным сопротивление польской армии Германии. Не только с юридической, но и с политической точки зрения СССР надо безусловно признать агрессором. Тем более, что он помог Третьему рейху накопить силы, дал ему свободу маневра, а значит, способствовал развязыванию Второй мировой войны. 

Но я не считаю, что СССР ответственен за развязывание войны в равной степени с Третьим рейхом. 

Она есть, но несравнимо меньше. Хотя в Польше найдутся политики и даже профессиональные историки, которые в запале эмоций поставят СССР и Третий рейх на одну доску. Я не разделяю их подход, но для меня очевидно, что СССР несет также ответственность за разрушение польского государства и оккупацию Польши. 

Что касается пакта Молотова-Риббентропа, то я не разделяю мысли, что это была вынужденная мера. Никакая страна в западной Европе, кроме Третьего рейха, не планировала нападать на Советский Союз в 1939 году. Тем более, не собиралась этого делать и Польша. Более того, сильное польское государство было бы мощным буфером для защиты от агрессии Германии. Но Сталин решил этот буфер уничтожить. Вы можете найти объяснение, почему он так полагал, даже в его открытых высказываниях, например, в беседе с болгарским коммунистом, на тот момент лидером Коминтерна, Георгием Димитровым от 7 сентября 1939 года. Сталин тогда сказал, что в интересах Советского Союза, чтобы капиталистические империалистические страны Запада ослабли. Это позволит СССР нести мировую революцию в Европу. «Уничтожение этого [то есть польского] государства в нынешних условиях означало бы одним буржуазным государством меньше», — я дословно цитирую Сталина. Но, как в дальнейшем показала история, это была крупная ошибка Сталина. И мы в Польше не собираемся делать вид, будто ее не видим. Мы видим и признаем Сталина как агрессора, в результате чего наша страна сильно пострадала и понесла многомиллионные жертвы наших граждан.  

Подписание пакта Молотова-Риббентропа. 1939 год

— В резолюции Сейма говорится, что виновниками войны стали тоталитарные режимы. При этом подчеркну, понятие тоталитаризм — это не самоназвание режимов, оно было создано в качестве теоретического конструкта в политологии значительно позже — в 60-х годах. Но вы знаете, в 20-30 годы в Европе вообще была мода на диктаторские, националистические, фашистские, авторитарные режимы. В Польше перед войной в обществе царили антисемитизм и шовинизм. Власть оказалась в руках националистов. В частности, речь идет о втором лице государства, верховном главнокомандующем Эдварде Рыдз-Смиглы. При нем в стране была создана сеть концентрационных лагерей. Действовали дискриминационные правила для национальных меньшинств — украинцев, белорусов, евреев, немцев, литовцев и других народов, проживавших на территории Польской Республики. Были закрыты, уничтожены или переданы католикам 700 православных храмов, взорван православный собор Александра Невского в Варшаве. Сам режим опирался на массовую польскую националистическую партию Лагерь национального объединения. В свете этого можно ли обвинять другие режимы того времени в том, что вообще было трендом для европейских государств, и Польша не избежала этой участи? 

— Да, Польша после 1926 года была авторитарным государством. Но она, в отличие от Третьего рейха и СССР, не совершала актов агрессии в отношении других стран. В 1933 году ряд европейских стран, включая Польшу и СССР, подписали соглашение, в котором перечислялись признаки акта агрессии. Согласно ему, агрессором должно быть признано то государство, «которое первое совершит одно из следующих действий: 1) объявление войны другому государству; 2) вторжение своих вооруженных сил, даже без объявления войны, на территорию другого государства». В пункте пятом говорится даже о «поддержке, оказанной вооруженным бандам, которые, будучи образованными на его территории, вторгнутся на территорию другого государства». Так вот, Третий рейх и СССР полностью подпадали под это определение. 

Причем польский авторитаризм до 1935 года был мягким: существовал Сейм, сенат, были оппозиционные партии, а политических узников насчитывалось в период с 1926 по 1934 год не более 20 человек. Потом в 1935 году глава Польского государства Юзеф Пилсудский умер, и лагерь его сторонников разделился на умеренное крыло и на националистическое крыло, возглавляемое Эдвардом Рыдз-Смиглым. Авторитаризм стал усиливаться, но при этом не было никаких массовых репрессий, как в Советском Союзе, или преследования евреев, как в Третьем рейхе. Да, концлагерь был, он был основан еще в 1934 году, через него могло пройти даже несколько тысяч людей. Но он был один, и там держали по несколько месяцев противников польской государственности. Прежде всего это были коммунисты и украинские националисты из ОУН, а также польские ультранационалисты. Умерло в нем, по разным данным, от нескольких до максимум 20 человек. Я согласен, что наличие подобного в польской истории — это повод для позора. Но почему его создали? Потому что у продолжателей дела Пилсудского не было контроля над судами. Да и обращаю внимание, что уже тогда польская пресса и ряд политиков, последователей идей Пилсудского, критиковали польское правительство за то, что людей можно было держать несколько месяцев под стражей без санкции суда. Кто-то в Советском Союзе публично критиковал Сталина за наличие ГУЛАГа или Ежова за Большой террор в 1937 году? 

Германский военный атташе полковник Богислав фон Штудниц и Эдвард Рыдз-Смиглы на совместный параде союзников в Варшаве после раздела Чехословакии. Ноябрь 1938Wikipedia

Далее, Польша долгое время была территориально разделена, хотела усилить внутреннюю сплоченность нации и лояльность государству всех граждан. Но, естественно, часть украинцев в штыки воспринимали такую политику и отношение администрации к ним обострялось. Поэтому не могу не согласиться, что права национальных меньшинств не соблюдались. Но в любом случае положение этих украинцев было лучше, чем в формально независимых республиках, находившихся в составе СССР. Польша не устраивала голодомор своим украинцам. Давайте не будем об этом забывать. Обращаю ваше внимание на то, как сохранился украинский язык. Там, где до войны была Польша, то есть на Волыни и в Галиции, там практически все говорят по-украински. В Центральной, но прежде всего Южной и Восточной Украине, которые дольше всего были под властью России и СССР, украинский язык сохранился в меньшей степени. 

— До того, как произошел раздел Польши, нацистская Германия предлагала урегулировать территориальные вопросы мирным путем. В частности, предлагала урегулировать проблемы Гданьска и «Польского коридора» на основе сотрудничества в рамках Антикоминтерновского пакта. С другой стороны, в апреле 1939 года в Москве шли переговоры между представителями СССР, Великобритании и Франции о заключении тройственного договора о взаимопомощи, призванного остановить экспансию Германии. Камнем преткновения этих переговоров стал вопрос о проходе советских войск через территорию Польши в случае конфликта с Германией, на что польская сторона категорически отказалась давать свое согласие. Насколько рациональным был такой отказ двум державам, которые наращивали военную мощь и были ведомы экспансионистскими идеологиями? Не это ли привело к трагедии Польши в 1939 году? Другое дело, что в случае одного из выборов Польше бы пришлось подчиниться одной из держав. Но, возможно, не было бы трагедии 1939 года и жертв было бы меньше?

— Действительно, в Польше есть историки, а скорее всего даже исторические публицисты, которые считают, что Польше следовало бы принять предложение от Германии о мирном урегулировании территориальных вопросов: согласиться на аннексию Гданьска, дать согласие на экстерриториальную автостраду, а также присоединиться к Антикоминтерновскому пакту. Но подавляющее большинство польских историков придерживаются мнения, что нельзя было идти на поводу у Гитлера, надеясь как-то его обхитрить. Тогда польское правительство поступило абсолютно правильно, отказав ему в его притязаниях. Не было никаких гарантий, что после удовлетворения одних требований Гитлер не выдвинет следующие. Но главное — Польша не хотела быть объектом чьей-то политики и спутником Третьего рейха. И еще, если мы допустим, что правительству следовало весной 1939 года поступить иначе, то мы совершаем методологическую ошибку. Тогдашнее польское руководство не знало же дальнейшего развития событий, это мы сейчас знаем, что случилось в сентябре 1939 года. Но они не могли знать, поэтому их нельзя осуждать за то, что они совершили якобы опрометчивую ошибку. Они действовали, исходя из анализа информации, имевшейся в их распоряжении весной 1939 года, и интересов своей страны и народа. 

Что касается сталинской просьбы допустить через Польшу проход советских войск. Во-первых, в этом вопросе тоже не было никаких гарантий того, что если Красная армия вступит на польскую территорию, то потом добровольно уйдет. И более того, весь предыдущий и последующий опыт говорил об обратном. Раньше Польша уже была в составе Российской империи. Она вошла в нее вопреки своей воле. Сначала это был раздел Речи Посполитой и присоединение земель вдоль реки Буг. Потом русская армия, преследуя войска Наполеона, заняла Герцогство Варшавское, и ушла оттуда только спустя сто лет. В 1945 году повторилась похожая ситуация: Красная армия преследовала вермахт, но попутно руководство Советского Союза навязало Польше свою идеологию, свой режим и держало ее под своим контролем почти до самого краха СССР. 

Лукаш Адамский

Во-вторых, Гитлер и верхушка Третьего рейха совершили невероятно много преступлений, но главным образом уже в период Второй мировой войны. Режим Сталина начал массовые репрессии против своих же граждан еще до начала войны. Ну и в целом большевистская идеология предполагала экспансию в Европу еще до прихода к власти Гитлера и НСДАП. Об этом в открытую говорилось еще в 20-х годах. И послевоенное положение в Европе, когда ее восточная половина оказалась под пятой у Сталина, только доказывает, что эти планы были реальны. Так как с таким режимом можно было идти на какие-то соглашения? Советский Союз уже тогда не рассматривали в мире как нормального участника международных отношений. Поэтому тогдашнее польское руководство мыслило здраво, когда отказало Сталину в проходе его войск через Польшу. 

«Довоенный антисемитизм имел преимущественно не расово-политический, а бытовой характер»

— 27 января мир будет вспоминать жертв Холокоста. По какой-то причине Путин взялся за антисемитскую карту. С одной стороны, можно сказать, что он манипулирует. Но ведь в каком-то смысле он прав. В 30-х годах в Польше шел рост антисемитизма. Например, в 1933 году в Варшаве и Вильно прошли манифестации с требованиями установления «гетто лавкового» — отдельных парт в университетах для евреев. Это требование было удовлетворено. Как относиться к этой странице польской истории?

— Нельзя скрывать, что в Польше был антисемитизм. Большинство стран были в какой-то степени охвачены этим явлением, в частности, страны компактного проживания евреев — Польша, СССР и другие страны Восточной Европы. А где-то антисемитизм есть и сейчас. Но тот довоенный антисемитизм имел преимущественно не расово-политический, а бытовой характер, призывал не к уничтожению евреев, а к ослаблению их роли в экономике или культуре. Антисемитизм всегда заслуживает осуждения, как и любые другие предрассудки или вражда на этнической или религиозной почве. Но в любом случае после Холокоста критерии оценки антисемитизма стали иными, а антисемитизм до Холокоста нужно рассматривать на основе других критериев. 

Почему сейчас российские власти в унисон начали говорить о польском антисемитизме? О мнимой соответственности Польши за Холокост? Цель тут очевидно политическая — они хотят ослабить международную позицию Польши, ослабить отношения Польши и Израиля, в какой-то мере, возможно, и образ Польши в глазах США, где люди с еврейскими корнями влиятельны. Кроме того, это также объясняет, почему Путин не приедет на 75-ю годовщину освобождения лагеря Аушвиц в Освенциме, а будет вспоминать это событие на несколько дней раньше в Иерусалиме. Однако для меня это явная инструментализация Холокоста. Такие действия подпадают под определение «искажение Холокоста». Я процитирую фрагмент определения данного понятия, которое предложил «Международный альянс в память о Холокосте». Искажение Холокоста — это «попытки ослабить ответственность за создание концентрационных лагерей и лагерей смерти, разработанных и управляемых нацистской Германией, обвиняя другие нации или этнические группы». 

Мемориальный комплекс на месте концлагеря АушвицDamian Klamka/ZUMAPRESS.com

— Российское руководство, а также патриотическая общественность в России крайне раздраженно реагируют, когда в Польше демонтируют памятники советским воинам. Насколько необходима эта мера? 

— Есть две категории советских памятников. Во-первых, это кладбища солдат Красной армии. Они пожертвовали своими жизнями, чтобы выкинуть немцев из Польши. Таких кладбищ более 600. Они содержатся за счет государственной казны и охраняются законом. 

Но есть и другая категория советских памятников. Это те сооружения, которые были созданы в первые послевоенные годы. Это так называемые «памятники благодарности польского народа Красной армии за освобождение». Они чаще всего были созданы по приказу местных ячеек коммунистических партий или даже иногда советских военных комендатур. Были и памятники, посвященные не только советским солдатам, а отдельным советским деятелям или, например, генералу Черняховскому, который погиб в Восточной Пруссии в январе 1945 года. 

В Польше после 1989 года была проведена широкая декоммунизация. Она в том числе подразумевала осуждение коммунистической идеологии и тех деятелей, которые ей служили и способствовали интеграции Польши в состав стран социалистического лагеря. И здесь порой сложно четко провести линию между теми, кто очищал Польшу от немцев, и теми, кто способствовал укреплению коммунизма на польской земле. Например, генерал Черняховский. В России его знают, как командира, который погиб от немецкой пули. А в Польше его знают как того, кто способствовал депортации польских солдат в далекие регионы СССР, на Север и в Сибирь. Они сражались за Вильно (после войны — Вильнюс) и служили в подпольной армии, признаваемой Великобританией и США частью союзных вооруженных сил. Я понимаю, что тогда Советский Союз уже считал этот город своим, но для поляков и западных союзников этот город находился на то время в составе Польши. И таких примеров много. Например, маршал Рокоссовский. Он остался после 1945 года в Польше как главнокомандующий Северной группой войск. Он обеспечивал усиление власти коммунистов в Польше. Без Красной армии и без НКВД польский народ просто бы снес коммунистическую власть. В 1949 году Сталин приказал Рокоссовскому поменять гражданство на польское, чтобы тот стал польским министром обороны. 

Таким образом, по закону о декоммунизации Польши, эти памятники больше не должны стоять на улицах страны. К тому же любой памятник, если он стоит, должен пользоваться народной поддержкой. Но ни о какой поддержке со стороны подавляющего большинства поляков этим деятелям и речи быть не могло. Более того, если бы польско-российские отношения не были в таком удручающем состоянии, то, возможно, решили бы не сносить эти памятники, а повесить рядом с ними какие-то таблички с пояснениями. Но раз все равно между Польшей и Россией идет «война» интерпретации истории, то нет никакого желания оставлять эти памятники на польской земле. 

«В Польше под братом Русом понимается житель Украины, а не России»

— На ваш взгляд, каков рецепт примирения России и Польши по вопросу трактовки Второй мировой войны? Возможно ли их просто забыть и не замечать громких провокационных высказываний? Или ящик Пандоры уже открыт, и закрыть его будет сложно? 

— Я хочу, чтобы между Россией и Польшей были хорошие добрососедские отношения. Но я понимаю, что на данный момент не только продвигаемые польским и российским правительствами интерпретации истории, но и менталитет россиян и поляков очень сильно отличаются друг от друга. А потому я не вижу смысла со стороны Польши делать какие-то компромиссы по оценке роли Сталина в истории. 

Остается только ждать, когда в сознании россиян наконец укоренится взгляд, что Советский Союз и особенно его сталинский период принес массу страданий и горя не только другим народам, но прежде всего гражданам этой страны. 

Что касается Ленина, то он фактически выкинул Россию из общеевропейской цивилизации и тем самым затормозил ее развитие, последствия чего мы и можем наблюдать сегодня. Сталин же усилил до невозможности все отрицательные явления, заложенные Лениным. И Сталин является без всяких оговорок и оправданий настоящим кровавым тираном. Здесь с нашей польской стороны не может быть даже речи ни о никакой другой оценке. Мы надеемся, что и россияне когда-нибудь увидят эту простую истину. Тогда и появится почва для сближения Польши и России, и многие те разногласия, о которых мы с вами сейчас говорим, уйдут в прошлое и будут забыты как досадное недоразумение.

Мавзолей на месте захоронения советских солдат в городе Тшцянка. Снесен властями Польши в 2017 годуWikipedia

— Со школьной скамьи нас, советских школьников, учили, что русские, поляки, чехи и другие славянские народы — братья. Все мы помним легенду о трех братьях: Русе, Чехе и Ляхе. А как теперь в Польше воспринимают русских (или, как сегодня у нас говорят, россиян) в свете обострения трактовок Второй мировой и вообще советского периода? В первую очередь, как видит Россию польская молодежь? Осталось ли еще ощущение некой общей славянской истории?

— До 2014 года в Польше сохранялось восприятие россиян и русских как в общем-то приятных и образованных людей, с которыми иногда даже можно поговорить по душам. Их несчастьем было лишь то, что на протяжении истории они жили при авторитарных и тоталитарных режимах, что приносило им и окружающим беды. Но после 2014 года мнение изменилось, все чаще стали говорить о том, что за внешнюю политику России ответственен не только режим, но и сами россияне, которые его поддерживают. Но при этом до сих пор русские приезжают в Польшу, их тут принимают, никто не проявляет агрессию к ним. Недавно, в октябре 2019 года, в Варшаве проходил большой форум российской оппозиции. Это говорит о том, что надежда на взаимопонимание двух народов остается. 

Далее, польская молодежь, сильно ориентированная на Запад, в отличие от старшего поколения вообще мало интересуется политикой и странами на Востоке, за исключением Украины. С другой стороны, и в России молодежь мало интересуется Польшей. Она уже не смотрела польский сериал про войну «Четыре танкиста и собака», вряд ли знает, кто такая Барбара Брыльска. Поэтому есть много работы для развития российско-польского диалога. Но, к сожалению, сложившиеся политические условия делают эту работу очень трудной. И я сохраняю пессимизм в этом вопросе. 

Антибольшевистский польский плакат (1920 год)Wikipedia

Что касается ощущения общеславянской истории и легенды о трех братьях. Одобрения общеславянской идеи в Польше, как правило, никогда не было — лозунги российских публицистов и философов не имели отклика в Польше. Лишь в XIX веке некоторые польские публицисты и политики заговорили об общеславянской идее. Но эта идея, как вам ни покажется странным, была антирусской. Они исключали из нее русских или, как они говорили, московитов. Поляки в XIX веке сильно отличали Русь и «Москву», то есть великорусский стержень российской государственности — в России он более известен под латинским определением «Московия». Даже термин «ruski» относился не к русскому языку, а к украинскому. По-польски русский язык звучит так: język rosyjski, а не ruski. И говоря о легенде, которую вы упомянули, стоит обратить внимание, что в Польше под братом Русом понимается житель Украины, а не России. Но в целом многие поляки вообще не воспринимали эту идею, полагая, что она инструмент для экспансии Российской Империи, чтобы продолжать отказывать Польше в праве на независимость, что в общем-то и было на самом деле. 

— Недавно литовский историк Альвидас Никжянтайтис заявил, что для борьбы с Россией необходим геополитический союз «Межморье». По его словам, в него могли бы войти Литва, Белоруссия, Польша и Украина. Вы как считаете, нужен ли подобный союз и возможно ли его появление?

— Пока Белоруссией правит Александр Лукашенко, я не вижу возможностей для создания такого союза. Польша и Литва — это члены НАТО. И для Польши приоритетом является укрепление в Восточной Европе Североатлантического альянса. С другой стороны, Польша активно поддерживает Украину в ее стремлении восстановить территориальную целостность, нарушенную в результате действий России. Поэтому восстановление хороших российско-польских отношений связано в том числе и с этим вопросом. Так нужен ли такой союз? Я полагаю, что нужен. Но он необязательно должен быть против России. Можно дружить не против кого-то, а просто ради развития взаимных экономических и культурных интересов. 

Вообще, девять лет тому назад мы готовили доклад о геополитической роли России, какой бы мы ее хотели видеть. Мы считаем, что было бы хорошо, если бы Россия была близка к Евросоюзу и, может быть, даже было бы единое экономическое пространство без границ. Конечно, это в лучшем случае перспектива 20-40 лет. Но это возможно. Правда, в том случае, если Россия наконец сосредоточится на решении своих внутренних проблем и отречется от внешней политики, создающей угрозы своим соседям. Но сегодня у нас другая ситуация и нужно думать, как остановить это свободное падение в наших отношениях. 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

История Второй мировой по Путину: реакция в Польше

Во время своей пресс-конференции в конце декабря 2019 года российский президент раскритиковал поведение польских властей перед Второй мировой войной и в первые месяцы после ее начала.

Владимир Путин пообещал «написать статью» на эту тему, а пока ограничился тем, что напомнил об историческом эпизоде, имевшим место в 1938 году: «Польша сама поучаствовала в разделе Чехословакии. Зашла в два района – Тешинский и ещё там второй район. И всё, и забрала их».

Говоря же об оккупации советскими войсками восточных земель Польши в сентябре 1939-го, Путин оговорился: «войска зашли-то зашли, но зашли после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооружёнными силами и за тем, что происходит на территории Польши, и само находилось где-то уже в районе польско-румынской границы. Не с кем бы было даже разговаривать на эту тему». И далее: «войска Красной армии не захватывали эти территории Польши. Немецкие войска туда зашли, потом освободили, и зашли советские».

Позже, во время расширенной коллегии министерства обороны РФ, Владимир Путин вернулся к теме Второй мировой, и, упрекнув тогдашнее польское руководство в попытке договориться с гитлеровской Германией, назвал посла Польши в Берлине Юзефа Липски «сволочью» и «свиньей антисемитской» за то, что тот предлагал выслать европейских евреев в Африку. Кстати, возможность создания еврейского государства в восточной части Африки (так называемый «угандийский вариант») была предложена британским правительством еще в 1903 году и тогда же была одобрена некоторыми руководителями сионисткого движения.

Развернутый ответ на заявления Владимира Путина дал премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий. Он напомнил, что его страна стала первой жертвой Второй мировой войны: «Наша страна первой испытала вооруженную агрессию нацистской Германии и Советской России. Польша стала первой страной, вставшей на защиту свободной Европы».

Глава польского правительства также отметил, что советско-германский договор, подписанный в конце августа 1939 года министрами иностранных дел двух государств, в реальности не был «пактом о ненападении».

«Это был политический и военный союз, разделивший Европу на две сферы влияния – вдоль линии, образованной тремя польскими реками: Наревом, Вислой и Саном. Месяц спустя граница была перенесена на линию реки Буг в результате «Германо-советского договора о дружбе и границе» от 28 сентября 1939 года. Он стал прологом невыразимых преступлений, совершенных в течение последующих лет с обеих сторон этой границы…

22 сентября 1939 года в Брест-Литовске состоялся большой военный парад – торжество нацистской Германии и Советской России, посвященное их общей победе над независимой Польшей. Такие парады организуются не подписантами пактов о ненападении – они проводятся союзниками и друзьями. Именно такими были Гитлер и Сталин, долгое время они были не только союзниками, но и фактически друзьями», –подчеркивает Матеуш Моравецкий.

Наконец, в газете Rzech Pospolita опубликовано совместное заявление главного раввина Польши Михаила Шудриха и председателя польского Союза еврейских общин Клары Колодзейски-Полтын. В заявлении говорится, что в 1938 году Польша и сионисткое движение вместе поддерживали еврейскую эмиграцию. А также о том, что нынешняя ФРГ не скрывает факты о военных преступлениях гитлеровцев в годы Второй мировой войны. «Мы желаем подобной честности российским властям, которые начали войну как союзники Германии», – отмечают Михаил Шудрик и Клара Колодзейски-Полтын.

А депутат Европарламента от партии «Право и справедливость» Яцек Сариуш-Вольский назвал заявления Путина о роли Польши в развязывании Второй мировой войны элементом кампании по дискредитации его страны на международной арене. «Заявления российского президента я рассматриваю как элемент геополитической игры с целью нанести вред отношениям между странами Западной и Центральной и Восточной Европой», – подчеркнул евродепутат.

«В этом вопросе сплотились польские националисты, левые и либералы»

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила польских экспертов прокомментировать нападки президента России и ответ польской стороны.

Заместитель директора Центра польско-российского диалога и согласия Лукаш Адамски (Lukasz Adamski) иронично заметил, что в российской истории уже был один «великий языковед». «Очевидно, Владимир Путин ему завидует, и решил стать великим историком», – добавил Адамски.

По мнению собеседника «Голоса Америки», тон заявления Путина превзошел даже образцы советского агитпропа. «По крайней мере, в 70-е и 80-е годы в Советском Союзе предпочитали не упоминать о пакте Молотова-Риббентропа, поскольку там понимали, что этого документа нужно стыдиться. Историки знают, что после подписания пакта Вячеслав Молотов сказал: “Бессмысленно и преступно вести войну за уничтожение гитлеризма”, и что Сталин поздравлял Гитлера и так далее», – напомнил Лукаш Адамски.

То, что президент России вернулся к образцам советской пропаганды 1939 – 1941 годов, когда Польшу обвиняли в развязывании войны, возмутило не только польских политиков, но и польское общество. «Особенно возмутил тот факт, что Владимир Путин и российская дипломатия в очередной раз оправдали агрессию 17 сентября 1939 года. К примеру, Путин заявил, что советская армия вошла на те территории, где уже не было польского государства, а месяцами раньше об этом же говорил Сергей Нарышкин», – продолжил Адамски.

Очень возмутили слова Путина о польском после в Берлине. Тем более, что поводом для этих оскорблений стала одна фраза Юзефа Липского, вырванная из контекста. Кстати, это заявление, сделанное в канун Рождества по Григорианскому календарю, было воспринято, как намерение испортить полякам самый важный для них праздник. Соответственно, ответ Матеуша Моравецкого, который, по мнению Лукаша Адамски, «написан очень хорошо, но необычным для дипломатической практики прямым языком», был воспринят в Польше с большим энтузиазмом. «В этом отношении сплотились и польские националисты, и польские левые, и польские либералы – то есть, те, кто поддерживает правительство и оппозиция – заговорили одним языком», – свидетельствует заместитель директора Центра польско-российского диалога и согласия.

Лукаш Адамски полагает, что антипольская риторика российского президента отчасти продиктована обидой на то, что его не пригласили в Польшу на памятные мероприятия к 80-й годовщине начала Второй мировой. «Я тогда писал, что его нужно было пригласить, но как представителя страны, которая вместе с Третьим рейхом осуществила агрессию против Польши. И тогда было бы понятно, почему Путин не приезжает. Но наши власти тогда решили, что в мероприятиях будут участвовать партнеры Польши – страны ЕС и “Восточного партнерства”, и что этот формат не подразумевает участия лидеров других стран, в том числе – Путина», – прокомментировал польский эксперт.

Он также напомнил, что 27 января в Польше пройдут мероприятия, приуроченные к 75-летию освобождения Освенцима. «Путина там не будет, он вообще не хочет теперь приезжать в Польшу. Но он поедет в Израиль, и я думаю, там он еще раз скажет о Польше, как о государстве, ответственном за начало Второй мировой войны, государстве националистическом и антисемитском», – предположил Лукаш Адамски.

«Польша – довольно удобная жертва»

Бывший директор Польского культурного центра в Москве, историк Марек Радзивон напомнил, что в сентябре 2009 года, на церемонии, приуроченной к 70-летию начала Второй мировой войны, Владимир Путин, находившийся тогда в ранге премьер-министра России, сказал, что именно Польша стала первой жертвой агрессии. «Любое сотрудничество с экстремистами, с нацистами ведет к трагедии. Да и не сотрудничество это, а сговор, который ведет к трагедии. Все договоренности с 1934 по 1939 год были с моральной точки зрения неприемлемыми, а с практической – бессмысленными и опасными», – сказал тогда Путин, отметивший, что Государственная Дума РФ осудила пакт Молотова-Риббентропа.

А в своих последних речах, посвященных событиям, предшествующим началу Второй мировой войны, российский президент, по оценке Марека Радзивона, умышленно допустил искажение исторических фактов. В частности, это относится и к трактовке слов Юзефа Липского, которые «ни в коем случае нельзя считать серьезным политическим предложением», и ко всей оценке «мюнхенского сговора». «В концепции Путина то, что произошло в 1938 году в Мюнхене, гораздо важнее пакта Молотова-Риббентропа, который в такой трактовке совсем “уходит в тень”. А такая концепция, конечно, ложная», – считает польский историк.

По свидетельству Радзивона, с конца декабря и польская общественность, и пресса страны задаются вопросом, почему Владимир Путин выступил со столь резкой и необоснованной критикой Польши? Помимо упомянутого Лукашем Адамски 75-летия освобождения Освенцима, в числе причин называется и вторая приближающаяся годовщина – 75-летие окончания Второй мировой войны в Европе.

Стало известно, что президент Польши Анджей Дуда отказался от поездки в Иерусалим для участия в мероприятиях в мемориальном комплексе “Яд Вашем”, поскольку там будет присутствовать Владимир Путин. В свою очередь, российский президент, как полагает собеседник «Голоса Америки», всей видимости, будет подчеркивать, что мероприятия на территории бывшего Освенцима носят исключительно маргинальный характер.

Что же касается второй даты, напоминает Марек Радзивон, в мае 2015 года в Москву, за редким исключением, не приехал никто из европейских лидеров. Поскольку тогда появиться на трибуне рядом с Путиным, фактически, означало бы проявить «понимание» российской аннексии Крыма и вооруженного вмешательства России на юго-востоке Украины. «То есть, с пропагандистской точки зрения это было полное поражение Кремля. А сейчас Путин намеревается отпраздновать очередную годовщину в Москве самым серьезным образом. И для него очень важно продемонстрировать, что один из членов Евросоюза не является частью международного сообщества, празднующего победу над нацизмом», – отмечает Марек Радзивон.

Польский эксперт полагает, что российское руководство, и Владимир Путин в частности, никогда не воспринимали Европейский Союз как единое целое и не считали Брюссель столицей объединенной Европы. «Любые переговоры России с Западом – это переговоры Кремля с отдельными столицами. Это касается как глобальных политических, так и частных экономических вопросов. И в этом смысле Польша – довольно удобная жертва. Во-первых, потому что это не такая значительная держава, как страны “старой Европы” – Германия, Великобритания или Франция. А во-вторых, как ни жаль, но статус Польши сейчас в Евросоюзе намного слабее, чем пять лет назад. Поэтому грубые высказывания по поводу Польши рассчитаны на то, что никто в Евросоюзе заступаться за нас не будет. И это, к сожалению, подтверждается. Есть ответ польского премьер-министра Путину, есть заявления польских политиков и чиновников. Но это все на национальном уровне.

А высказывания зарубежных политиков, в том числе и из США, звучат чаще всего на уровне послов в Польше. Но это – не тот уровень, который следовало ожидать», – подытоживает Марек Радзивон.

Франция вымарала роль Польши во Второй мировой войне

Французский общественный канал France 2 создал документальный фильм «Апокалипсис. Вторая мировая войны», где существенно занижена роль польских солдат в битве под Монте-Кассино — сражении, в результате которых войска антигитлеровской коалиции прорвали линию немецких укреплений в Италии и овладели Римом.

В польской историографии битва под Монте-Кассино является одной из ключевой. Практически сразу же после прекращения боёв у Монте-Кассино летом 1944 года польское правительство в изгнании выпустило награду — «Крест Монте-Кассино», а польский поэт Феликс Конарский написал песню «Красные маки на Монте-Кассино», ставшей своеобразным гимном польским солдатам, воевавшим там. Позднее возле монастыря Монте-Кассино было заложено польское кладбище.

Какой же символический удар в спину получила современная Варшава, когда накануне американский телеканал National Geographic показал французскую ленту «Апокалипсис. Вторая мировая войны», где кинодокументалисты буквально вымарали факт ведущей роли поляков в сражении под Монте-Кассино. Согласно версии из Парижа, именно французские военные покорили Монте-Кассино, в то время как польские солдаты были едва ли не на подхвате.

«В последние месяцы искажения польской истории стали очень частыми», — отмечает портал Kresy.pl.

EADaily дополняет, что осенью 2019 года Польша предъявила претензии американской компании Netfliks, которая транслирует сериал «Иван Грозный из Треблинки» об украинском военном преступнике Иване Демьянюке. В ленте была продемонстрирована карта современной Польши с лагерями смерти. Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий лично разглядел проблему, написав в микроблоге:

«Карта в сериале Netflix не только неверна, но ещё и обманывает зрителей, заставляя их думать, что Польша ответственна за создание и поддержание этих лагерей и совершение преступлений».

Польша - Вторая мировая война

Польша Содержание

Получение прибыли от немецкого национального недовольства условиями мира Первой мировой войны и международное неприятие нового вооруженного конфликта, Гитлер начал новая немецкая военная машина по всей Европе в 1939 году. Его вторжение в Польшу в Сентябрь 1939 года стал тем поводом, с которого началась Вторая мировая война, наиболее разрушительный период в истории Польского государства. Между 1939 и 1945 год, 6 миллионов человек, более 15 процентов населения Польши, погибли, с исключительно жестоким включением массового истребления Евреи в концлагерях Польши.Помимо человеческих жертв, война оставил большую часть страны в руинах, нанеся неизгладимый материал и психические рубцы.

Начало войны

Кризис, который непосредственно привел к возобновлению европейского конфликта в 1939 г. началось с требований Германии к Польше, подкрепленных угрозой войны, для территориальных преобразований в Данцигском и Балтийском регионах побережье, чтобы соединить Восточную Пруссию с остальной Германией. Когда Варшава отказался, правильно прочитав предложение Гитлера как простую прелюдию к дальнейших поборов, он получил только нерешительные обещания британцев и Французская поддержка.Гитлер преодолел сдерживающий эффект этого союза на 23 августа, когда нацистская Германия и Советский Союз подписали договор о ненападении договор, положивший конец их межвоенной вражде. Секретное положение договор фактически разделил всю Восточную Европу на советскую и немецкую сферы господства. Это положение означало благословение советских диктатор Иосиф Сталин за Берлин, чтобы напасть на Польшу, не опасаясь Советское вмешательство.

Пакт Гитлера-Сталина определил судьбу Польши и поставил страну в неоправданная позиция.1 сентября Германия бросила большую часть своих вооруженные силы у своего восточного соседа, разразившиеся во Второй мировой войне. На основании по имеющимся гарантиям безопасности Великобритания и Франция объявили вторую войну дней спустя, но они не оказали действенной помощи своему союзнику. От midSeptember, Варшава была окружена, несмотря на упорное сопротивление со стороны превосходили польские силы. Когда Польша пошатнулась под атакой на западе, Советский Союз совершил государственный переворот, вторгшись из восток 17 сентября.К концу месяца «Сентябрь кампания "закончилась, Гитлер и Сталин достигли сроков, определяющих их соответствующие завоевания, и польские земли когда-то были больше к занятию.

Немецкая и советская власть

В течение следующих пяти лет Польша пережила тяжелейшее военное время. условия оккупации в новейшей европейской истории. Изначально Германия непосредственно аннексировала западную Польшу, установив жестокую колониальную правительство, чья выраженная цель состояла в том, чтобы полностью стереть понятие Польская государственность и превращение поляков в рабов новой германской империи.Около 1 миллиона поляков были выселены из оккупированных немцами территорий и заменены немецкими поселенцами. Еще 2,5 миллиона поляков отправились в исправительно-трудовые лагеря в Германии.

До середины 1941 года Германия и Советский Союз поддерживали хорошие отношения в совместном владении, которое они установили над Польшей. Москва поглотила восточные регионы, в основном населенные украинцами и Белорусы. К 1941 году Советы направили 1,5 миллиона поляков на работу. лагерей по всему Советскому Союзу, а тайная полиция Сталина убивала тысячи польских военнопленных, особенно деятелей политики и Государственное управление.Самым громким инцидентом стало убийство 1940 года. тысяч польских офицеров; тела 4000 из них были обнаружены в братской могиле в Катынских лесах под Смоленском в г. 1943. Поскольку советские власти отказывались признать ответственность до почти к концу Советского Союза в 1991 году польское общественное мнение считало Катынская резня как высший символ советской жестокости и лжи.

После вторжения Германии в Советский Союз в июне 1941 г. все польские земли перешли под контроль Третьего Рейха, чья оккупационная политика по мере продолжения войны стал еще более кровожадным.Гитлер считал Польша должна быть неотъемлемой частью немецкого Lebensraum, его концепции Немецкое господство на европейском континенте. Восточная Европа была бы очищены от предполагаемых расовых низших слоев населения и подготовлены как тыл грандиозной германской империи. Это видение подпитывало геноцидный фанатизм завоевателей. Сведенный к статусу раба, Поляки жили в условиях суровых ограничений, караемых жестокими наказаниями. Польша стала главным центром европейского еврейства. убийство нацистского холокоста; несколько самых смертельных смертей лагеря, в том числе Освенцим, Майданек и Треблинка, действовали на польских почва.Немцы уничтожили почти все 3 миллиона евреев Польши. Примерно столько же польских язычников погибло от оккупации.

Сопротивление дома и за границей

Польша была единственной страной, которая сражалась с Германией с первого дня Польское вторжение до конца войны в Европе. После катастрофа сентября 1939 года, конституционно законный польский правительство в изгнании учредило резиденцию в Лондоне под руководством Генерал Владислав Сикорский.В первые годы войны Сталин поддерживал напряженное сотрудничество с польским правительством в изгнании продолжая требовать сохранения восточных польских территорий обеспеченных пактом Гитлера-Сталина и заверениями, что послевоенная Польша будет "дружелюбно" по отношению к СССР.

Вскоре после вторжения Германии в Советский Союз Кремль стремился организовать польские войска для помощи в отражении нацистов на востоке Фронт.Хотя 75000 польских солдат были сосредоточены на советской земле из Советские лагеря, они никогда не размещались на советском фронте из-за разногласия по поводу их использования. Вместо этого силы под команда «Лондонские поляки» с большим отличием сражалась в Британская 8-я армия в Северной Африке и Италии. Бронированный польский I Корпус сыграл важную роль во вторжении в Нормандию. Хотя некоторые Польские части воевали с Красной Армией на Восточном фронте в начале годы войны, к 1943 году Сталин порвал отношения с семьей Сикорских. правительство и Советский Союз сформировали конкурирующую передовую группу, Союз Польские патриоты во главе с польскими коммунистами в Советском Союзе.Это группа сформировала целую полевую армию, которая помогала Красной Армии в последний год войны.

Сотрудники польской разведки также внесли большой вклад в Союзная сторона. В 1930-х годах польские агенты получили информацию о сверхсекретная немецкая шифровальная машина Enigma, а на войне мигрант польский эксперты помогли британцам использовать эту информацию для перехвата Приказы Гитлера немецким военачальникам.

В самой Польше большинство элементов сопротивления немецкому режиму организована под знаменем Армии Крайовой (Armia Krajowa), которая действовал под руководством лондонского правительства в изгнании.Дом Армия стала одним из самых крупных и эффективных подпольных движений. Второй мировой войны. Получив широкую поддержку населения, он функционировал как партизанский отряд, ведущий энергичную кампанию саботажа и сбор разведданных и как средство социальной защиты от захватчики. Армия Крайова стала основой настоящего подполья. государство, тайная сеть настоящих польских учреждений и культурных деятельность.К 1944 году Армия Крайовой насчитывала 400 000 членов. Играет роль независимо от общего польского сопротивления, подпольный еврейский сеть организовала смелые, но неудачные восстания 1943 г. гетто Варшавы, Белостока и Вильнюса.

Советское освобождение Польши

Позже, во время войны, судьба Польши стала зависеть от советских Союз, который изначально был средством избавления от нацистской тирании но позже был носителем новой формы угнетения.Сталин ответил к возмущению поляков резней в Кэти, установив Альтернативное польское правительство коммунистов. Подпольный поляк Рабочая партия (Polska Partia Robotnicza) уже действовала в Польша, оккупированная немцами более года. В 1943 г. был создан небольшой военная армия Народной Армии (Армия Людова). Армия Крайова и Польская рабочая партия на протяжении всей войны действовала отдельно.

Поскольку война повернулась в пользу союзников, советская тень над Польшей и Центральной Европой вырисовывались все больше.Когда советские войска приблизились Варшава летом 1944 г., Армия Крайова, предвкушая надвигающуюся Красную Помощь армии, поднял восстание против немецких гарнизонов в столица. Вместо этого Советы остановили свое наступление незадолго до Варшава, изолируя восстание и давая немцам возможность подавить его после двух месяцев ожесточенных боев. В отместку полякам, Немцы снесли Варшаву, а затем отступили на запад, оставив 90 процентов города в руинах.

Незадолго до восстания Армии Крайовой сформировались коммунистические фракции. Польский комитет национального освобождения, позже известный как Люблинский Комитет, как официальный законный орган на освобожденной территории. В В январе 1945 г. Люблинский комитет стал временным правительством, признан Советским Союзом и был установлен в Варшаве. От этого время, польские коммунисты оказали основное влияние на решения о восстановление Польши.Учитывая такой исход, существует сильная подозрение, что отказ Советского Союза двинуться на Варшаву в 1944 году был преднамеренная стратегия, использованная Сталиным для устранения некоммунистических силы сопротивления. Красная Армия изгнала последние немецкие войска из Польша в марте 1945 г., за несколько недель до окончательной победы союзников в Европа.

Пользовательский поиск

Источник: Библиотека Конгресса США

Польские герои Второй мировой войны | Филип Мазурчак

В воскресенье исполняется 80 лет со дня начала Второй мировой войны.1 сентября 1939 года Польша была захвачена нацистской Германией, а шестнадцать дней спустя - Советским Союзом. Франция и Великобритания объявили войну Германии, но не оказали реальной помощи своему польскому союзнику. В то время как некоторые поляки сотрудничали с нацистами - сотрудничество имело место на всех оккупированных территориях, - польское военное наследие в подавляющем большинстве случаев является наследием героического сопротивления и кровавых мучений. Ключевой целью нынешнего консервативного правительства Польши, находящегося у власти с 2015 года, является информирование мира об этом наследии.Хотя в последние годы это привело к ошибочной исторической политике, сама цель имеет решающее значение: другие страны должны узнать о роли поляков в сопротивлении нацизму.

Согласно Гитлеру, Польша должна была быть Lebensraum , или гостиной, для тевтонской «расы господ». Евреи в стране должны были быть полностью уничтожены, а ее славянское большинство должно было быть убито или порабощено. С сентября 1939 года по май 1945 года Польша потеряла шестую часть своего населения, больше, чем любая другая страна.Три миллиона из этих польских жертв были евреями, а еще два-три миллиона - нет. Сотни тысяч поляков-неевреев были депортированы в концентрационные лагеря, такие как Освенцим, Заксенхаузен и Дахау; 1,5 миллиона стали рабами в Германии; и случайные уличные перестрелки были обычным делом. В течение четырех дней в августе 1944 года эсэсовцы убили 50 000 жителей варшавского района Воля в ходе одного из крупнейших массовых убийств во время Второй мировой войны.

Немцы убили польскую элиту или депортировали ее в лагеря, чтобы затруднить сопротивление, но, возможно, они столкнулись с большей негативной реакцией в Польше, чем на любой другой оккупированной территории.Польское подполье публиковало подпольные антинацистские и антисоветские статьи, занималось саботажем и даже убивало высокопоставленных оккупационных чиновников, таких как Франц Кучера, глава СС и полиции в Варшаве. В 1944 году в течение 63 дней польское подполье пыталось освободить Варшаву (при поддержке Красной Армии, которая не оказала помощи). В отместку за Варшавское восстание Гитлер приказал разрушить «Восточный Париж», а немцы убили 200 000 варшавян. После героической, но злополучной кампании сентября 1939 года (вопреки распространенному мифу, польские копейщики № не атаковали немецкие танки ) польские вооруженные силы бежали во Францию, где сформировали четвертую по величине армию союзников.

Несмотря на их героизм, после войны поляки были преданы наивным Рузвельтом и упорным Черчиллем. Они передали Восточную Польшу Сталину и доверили ему наблюдение за «свободными и неограниченными» выборами в стране. Чтобы не оскорбить Советский Союз, британцы запретили польским летчикам, которые помогли спасти Англию в 1940 году, участвовать в параде победы 1946 года в Лондоне.

В то время как каждый поляк знает эти факты, жители Запада менее знакомы с ними. Почти полвека советские марионетки Польши контролировали повествование и изображали поляков фашистскими пособниками.Они подавили празднование польского сопротивления во время войны. Витольд Пилецкий, поляк, добровольно отправившийся в Освенцим во время войны для сбора информации и организации сопротивления, был приговорен к смертной казни сталинистским судьей. В результате подавления фактов Советским Союзом Запад все еще в значительной степени игнорирует роль Польши в сопротивлении Гитлеру. Например, поляки были расстроены в 2012 году, когда президент Обама упомянул «польский концлагерь», в создании или управлении которого поляки не участвовали; По иронии судьбы, он использовал эту исторически неточную фразу при вручении Президентской медали свободы Яну Карскому, бойцу польского сопротивления, который сообщил Западу о Холокосте (но был проигнорирован).С 2015 года консервативное правительство Польши реализовало несколько стратегий, призванных сделать польский героизм во время Второй мировой войны более известным.

Некоторые из этих исторических политик ошибочны. В прошлом году парламент Польши принял закон, предусматривающий наказание за обвинение «польского государства или народа» в соучастии в преступлениях Третьего рейха. Но иногда ошибки являются результатом невежества, а не злого умысла, как в случае президента Обамы. Должны ли невиновные заблудшие подвергнуться тюремному заключению? Закон вызвал серьезный дипломатический кризис с Израилем и Соединенными Штатами, а затем был отменен из уголовных положений.

Нет сомнений в том, что польское государство не участвовало в зверствах нацистов. Напротив, польское правительство в изгнании в Лондоне проинформировало Великобританию и Америку о том, что СС делали на фабриках смерти, таких как Освенцим и Треблинка, и призвало к военным возмездиям против немцев, факт, задокументированный в книге еврейского историка Вальтера Лакера «Грозный» Секрет . В своем исследовании Польши, находившейся под немецкой оккупацией, преподаватель Холокоста Мартин Уинстон пишет:

Таким образом, можно разумно сказать, что только меньшинство [поляков-неевреев] активно помогало евреям, так же как меньшинство активно преследовало их.Как и в любой другой стране, реакция большей части общества была безразличием с разной степенью симпатии, амбивалентности или вражды. Несомненно, главным препятствием к оказанию большей помощи был страх. Приказ о стрельбе [Ханса] Франка в октябре 1941 года привел к тому, что спасатели могли быть приговорены к смертной казни.

Интеллектуальная честность требует, чтобы мы помнили как Жеготу, ветвь польского подполья, которая помогла тысячам евреев пережить оккупацию, так и зловещие события, такие как погром Едвабне, в котором местные поляки, подстрекаемые немцами, убили сотни евреев.Но сколько поляков должно быть замешано в таком насилии, чтобы нация была замешана? Такие дебаты следует разрешать в классах, а не в залах суда.

Хотя этот закон был глубоко ошибочным, враждебная реакция многочисленных израильских политиков также показывает, что военная история Польши должна быть лучше известна на международном уровне. Ранее в этом году тогдашний министр иностранных дел Израиля Исраэль Кац заявил, что «каждый поляк кормил антисемитизм молоком своей матери». Он отказался извиниться за оскорбления, что было недипломатичным шагом для человека, отвечающего за дипломатию его страны.С подобными издевательствами со стороны израильских политиков следует бороться не с помощью положений уголовного законодательства, а с помощью образования и культурной дипломатии.

Столь же благонамеренное, но ошибочное стремление польского правительства потребовать от Германии военных репараций. Такие репарации имели бы смысл в 1950-х годах, когда разрушенная войной Польша была крайне бедной, а Варшава была грудой развалин. Они не имеют смысла сегодня, когда уровень жизни в Польше быстро приближается к уровню жизни в Западной Европе, и большинство поляков, пострадавших от зверств военного времени, мертвы.В последние десятилетия Южная Корея и Ирландия достигли того же уровня процветания, что и их исторические угнетатели, Япония и Великобритания, без каких-либо подачек. Польша готова сделать то же самое без немецких репараций в ближайшем будущем.

Вместо этого Варшаве следует бороться против исторического ревизионизма в Германии. В 2013 году семь миллионов немецких телезрителей смотрели мусорный мини-сериал Generation War . На нем изображены немцы в оккупированной Польше, спасающие евреев от польского подполья, что было неверно изображено как полностью антисемитское.Успех этой программы показывает, что Германии, как и Израилю, нужно больше информации о судьбе Польши во время войны. Однако есть обнадеживающие признаки перемен. Недавно депутаты Бундестага от всех партий, за исключением «Альтернативы для Германии», подписали призыв построить в центре Берлина памятник и образовательный центр в память о польских жертвах нацизма. Правительство Польши должно поддержать такие благородные инициативы, как предложение Бундестага.

Хотя законодательство польского правительства, касающееся его военного прошлого, часто ошибочно, цель информирования мира о польском наследии военного времени благородна.

Филип Мазурчак - переводчик и журналист, чьи работы были внесены в Национальный католический реестр , Crisis Magazine , European Conservative и Tygodnik Powszechny .

Станьте поклонником Первые дела на Facebook , подпишитесь на Первые дела через RSS и подпишитесь на Первые дела в Twitter.

Россия и Польша используют разные версии истории Второй мировой войны для внутренних целей

Обе страны одержимы Второй мировой войной.У них есть веские причины, но ссора говорит меньше о реальных ценностях каждой из сторон, чем о политических инструментах, которые националистические правительства используют для мобилизации поддержки против внутренней оппозиции. Российские и польские лидеры могут показаться заклятыми врагами, но консервативное правительство Польши играет слишком много мелодий из репертуара Путина, чтобы это могло быть совпадением. Это включает ужесточение контроля над СМИ, подрыв независимости судебной власти, продвижение «традиционных ценностей» (что для начала означает отказ в правах ЛГБТ-сообществу) и, что не менее важно, слабость к президенту Трампу. .Более того, они оба цинично используют историю для разжигания патриотического рвения в корыстных усилиях по оттеснению внутренних политических противников на задний план.

Только в конце 1980-х годов газеты и журналы в России раскрыли правду об Иосифе Сталине, включая его секретный пакт 1939 года с нацистами, протоколы Риббентропа-Молотова, которые разделили Польшу между СССР и нацистской Германией. В 1989 году советский парламент осудил протоколы, объявив их недействительными. Но десять лет спустя Путин направил Россию к ура-патриотическому национализму, а теперь он обелает историю страны и использует ее в политических целях.Так поступают все авторитарные националисты, особенно в Восточной и Центральной Европе, где мифы о построении нации основаны на санированных и искаженных версиях истории. Польша, чье правое правительство объявило преступлением обвинение поляков в соучастии в Холокосте (закон был отменен после протеста Израиля и США), не является исключением.

Победа во Второй мировой войне - самый фундаментальный миф о государственности постсоветской России, единственное, что действительно объединяло миллионы самых разных людей.Простая причина в том, что вам будет трудно найти русскую семью без того, кто воевал и погиб на войне, унесшей 27 миллионов советских жизней. Когда миллионы солдат все еще лежат там, где они упали, в холодных болотах западной России, ожидая, когда их найдут добровольцы и похоронят должным образом, часто кажется, что эта война в России даже не окончена.

Его наследие, следовательно, является наиболее удобным материалом для пропаганды политики возмущения. Культ в России Второй мировой войны - это не что иное, как религия, что может подтвердить любой, кто бывал на ежегодном майском празднике в московском Парке Победы.Эту грубую эмоцию Путин мастерски использовал, когда присутствие ультраправых боевиков среди украинских революционеров Майдана позволило ему представить аннексию Крыма как часть благородной битвы против возрождающегося фашизма в Европе.

Именно это возмущение и вызвал Путин, когда 20 декабря он внезапно набросился на Польшу. Он продвигает 75-ю годовщину Второй мировой войны как центральное событие 2020 года, начиная с празднования на прошлой неделе празднования советского освобождения Освенцим, крупнейший из нацистских лагерей смерти.Незадолго до начала года он начал мобилизовать свою базу поддержки перед лицом предполагаемого нападения на национальный символ веры.

Националистическое правительство Польши любезно предоставило пищу для патриотической кампании Путина, когда оно приступило к сносу советских мемориалов. Но пока он строил свой гневный аргумент, Путин на самом деле не разговаривал с поляками или международным сообществом. Его целевой аудиторией явно были русские, чьи деды участвовали в войне и которые, конечно, не видели в своих предках нацистских убийц, которые хотели поработить Европу, как их изображают правые политики в Польше и других странах Восточной Европы.«Эти красноармейцы, кто они?» - спросил Путин, имея в виду людей, которых увековечивают польские памятники. «В основном крестьяне и рабочие. Многие из них пострадали от того же сталинского режима - одни были наказаны как кулаки, другие отправили своих родственников в лагеря. Эти люди погибли, освобождая Европу от нацистов ». По данным Российского национального военного архива, около 477000 советских солдат погибли в боях с нацистами в Польше - это больше, чем все американские потери в войне.Цифра не включает советских солдат, отравленных газом или умерших от голода в нацистских концлагерях на территории Польши - 15 000 только в Освенциме.

Но Путин не ограничился тем, что назвал несправедливое отношение к памяти советских солдат польскими и другими европейскими политиками. Преуменьшая значение пакта Риббентропа-Молотова - в то время все были связаны с Гитлером, - сказал он, - Путин сказал, что польское руководство создало условия для немецкой оккупации Польши. Он процитировал многочисленные архивные документы, в том числе депешу от довоенного польского посла в Германии, в которой дипломат выразил энтузиазм по поводу плана Гитлера по переселению европейских евреев в Африку.

Что касается поляков, миллионы погибли во Второй мировой войне, которая началась с Гитлера и Сталина, разделивших их страну. Почти 22 000 польских военнопленных и членов политической элиты были убиты Советами. Это преступление, наиболее известное после главного поля убийств в Катыни, является одним из формирующих элементов современной польской национальной идентичности. В своем ответе на Россию, опубликованном в «Политико», премьер-министр Польши Матеуш Моравецки написал: «Советский Союз не был« освободителем », он был пособником нацистской Германии и виновником собственных преступлений - до и после освобождение Освенцима.Не комментируя документы, на которые ссылается Путин, Моравецкий привел множество не менее реальных и убедительных примеров, которые бросают тень на репутацию России как ключевой силы в борьбе с нацистами. Далее он сказал, что советская оккупация Польши стоила ей «миллионов жизней» - утверждение, которое многие историки сочтут сомнительным.

Обмен воспалительными словесными атаками обязательно продолжится. В сообщении, опубликованном в понедельник, говорится, что министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович беспечно заявил о победе Польши над Россией в этой ссоре.Не нужно быть оракулом, чтобы предсказать ответ Кремля. И противостояние - в котором два правительства вместо того, чтобы фактически разговаривать друг с другом, стремятся агитировать своих националистических избирателей для взаимной выгоды, - будет продолжаться до следующей большой даты юбилейного года: русские празднуют победу над нацистами 9 мая. , поляки 8 мая.

Часто говорят, что в конфликтах проигрывают обе стороны. В данном случае все как раз наоборот. Вот как это работает: Путин спровоцировал нынешнюю конфронтацию в декабре, зная, что всего через несколько недель он объявит радикальную политическую реформу - «конституционный переворот», по словам представителей российской оппозиции.Тем временем в Польше правящая партия «Право и справедливость» увязла в конфликте с Европейской комиссией и собственным Верховным судом страны по поводу судебной реформы, которую польская оппозиция и Брюссель рассматривают как нападение на верховенство закона.

Историческая ссора с заклятым историческим врагом может послужить долгожданным - и безопасным - отвлечением от внутренних проблем обоих правительств. И это иллюстрирует симбиотические отношения между внешне враждебными заклятыми врагами, которые подпитывают друг друга, помогая продвигать ту же нелиберальную тенденцию, которая охватила Европу (и Соединенные Штаты) в последнее десятилетие.

Конечно, нет истинного эквивалента между глубоко укоренившимся авторитаризмом в России и польским нелиберализмом, но либеральные поляки давно опасались, что страна может двигаться в авторитарном направлении России. Польский диссидент коммунистической эпохи Адам Михник сказал в 2009 году, что вместо полномасштабной версии путинизма другие посткоммунистические страны, включая его собственную, вынашивали более мягкую версию того же политического устройства. Он назвал это «лилипутизмом». Всякий раз, когда Путину нужно мобилизовать россиян вокруг патриотического дела, помощь восточноевропейских «лилипутинов» незаменима.Это работает и в обратном направлении.

Длительные последствия Второй мировой войны • Польский народ в Великобритании после Второй мировой войны • MyLearning

Что случилось с Польшей в конце войны?

Шесть миллионов поляков погибли во время войны, и польские вооруженные силы сыграли жизненно важную роль в разгроме нацистской Германии. Но британское правительство запретило польским вооруженным силам участвовать в послевоенном Параде Победы в Лондоне, чтобы не оскорбить Россию. В 1945 году карта Польши была перерисована. Восток был поглощен Советским Союзом, а западом управляло коммунистическое правительство, контролируемое Москвой.

«Мы знали, что Польша была продана русским. Черчилль и Рузвельт, они продали нас насмарку. Мы знали, что не сможем вернуться. Было больно, очень больно ».

Польские солдаты в поезде, возвращающиеся в Польшу после Второй мировой войны

Почему Станислав и Лола не смогли вернуться в Польшу?

Более миллиона поляков были перемещены войной, включая вооруженные силы, военнопленных, беженцев и выживших в принудительных работах и ​​концлагерях.Они боялись, что, если они вернутся в Польшу, их сочтут врагами нового коммунистического режима, посадят в тюрьму или расстреляют.

Регистрационная карточка иностранца со штампами полиции

«Мой хороший друг вернулся ... он сказал, что мы должны сражаться изнутри. Он пробыл в польских войсках около года, а затем они обвинили его в работе против государства и казнили. Многие были отправлены в концентрационные лагеря (сталинские трудовые лагеря), и с тех пор о них никто не слышал.’

Польский мужчина держит дела на земле, которую он потерял в Польше

Каково было полякам, поселившимся в Британии после войны?

105000 поляков в итоге вернулись в Польшу. Остальные поселились на Западе, в основном в США и Канаде. 140 000 человек прибыли в Великобританию, где их больше не считали храбрыми союзниками во время войны, а скорее иностранцами и угрозой британским рабочим местам. Первоначально полякам было разрешено работать в сельском хозяйстве, добыче угля, текстиле, гостиницах, строительстве и металлургии.Большинство поляков полагались на поддержку друг друга, чтобы пережить первые годы поселения, и вместе они создали польские клубы, общества, церкви и субботние школы, которые сегодня составляют костяк общины.

Польские дети исполняют народный танец в Великобритании

«Приезд сюда воспринимался как безопасное место, но на самом деле это был не дом, и он никогда не будет домом как таковым. Их дом в их сердце, и их сердце уносит с собой прошлое и все, что было раньше.’

Освободитель или Преследователь? Как Польша видит роль Советского Союза во Второй мировой войне

Перед началом войны в Европе было подписано соглашение между двумя мужчинами, которые впоследствии стали врагами. Сталин и Гитлер договорились не нападать друг на друга.

Для большинства это всего лишь часть истории, но сейчас она находится в центре крупного политического скандала.

«Адольф Гитлер вторгся в Польшу, все началось оттуда. Но поляки неоднократно заявляли, что в конце концов Советский Союз выступает в качестве спасителя от Гитлера, - это еще не все.Важно помнить, что вторжение Германии было подготовлено пактом о ненападении со Сталиным, а также благодаря секретному пакту о разделе Польши между двумя агрессорами. Так что, действительно, германская агрессия была первой, но только две недели спустя последовало еще одно вторжение, на этот раз с востока, и вторгся Советский Союз », - объясняет Питер Лагру, профессор европейской истории в Université Libre de Bruxelles.

Пока мир собирается вспомнить К 75-летию освобождения Освенцима ожесточенный спор затмевает празднование двух конкурирующих церемоний.

На мероприятии в Иерусалиме не присутствовали польские лидеры, а на мероприятии, запланированном на понедельник, не будет президента России.

«Президент Путин - глава Российской Федерации, пришедшей к власти у Советского Союза. Именно советские солдаты освободили узников Освенцима. Его армия потеряла 600 000 человек за освобождение Польши. Увы, в этом году его не пригласили для этого. Юбилейное событие. Оставим это на совести господина Дуды. К сожалению, в сегодняшней Польше мы видим многочисленные попытки переписать историю », - говорит посол России в ЕС Владимир Чижов.

«Советский Союз не был« освободителем », он был пособником нацистской Германии и виновником собственных преступлений - до и после освобождения Освенцима», - говорит премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий. «Учитывая, что Европейский Союз родился из пепла Второй мировой войны, мы должны остерегаться ложных нарративов, подобных тем, которые распространяются сегодня».

Политически институты ЕС поддерживают Польшу. Парламент принял резолюцию, возложившую ответственность за начало войны на пакт о ненападении, а Комиссия осудила то, что она назвала «любыми ложными заявлениями, которые пытаются исказить историю Второй мировой войны.

Политики повсюду всегда использовали прошлое в своих целях.

Но как для правительств России, так и для Польши - большая часть их претензий на историю является центральной опорой - и это означает, что они вряд ли в ближайшее время изменят этот нарратив.

Война с евреями в Польше

Немецкое вторжение в Польшу было разрушительным не только для поляков, но и для более чем 3,5 миллиона евреев, которые жили там в 1939 году. В Германии евреи составляли около 1% населения; в Польше они составляли 10%, а доля евреев часто была намного выше в польских городах, таких как Варшава.В первые дни вторжения Якоб Бирнбаум обнаружил, как немецкая оккупация повлияет на него и его собратьев-евреев:

Во вторник, 5 сентября, в 4 часа дня немецкие сухопутные войска вошли в [город] Петркув и после двухчасового уличного боя захватили город. В тот же день они отправились на поиски евреев в почти заброшенном городе, нашли двадцать человек, в том числе раввина Йехиэля Меира Фромницкого, и хладнокровно расстреляли их. Так началось.

На следующий день, 6 сентября, немцы подожгли несколько улиц еврейского квартала и расстреляли евреев, пытавшихся бежать из своих горящих домов.. . . Как индивидуально, так и группами немцы вторглись в еврейскую общину и украли практически все, что могли - одежду, белье, меха, ковры, ценные книги. Они часто приглашали поляков на улицы для участия в грабежах, после чего стреляли в воздух, создавая впечатление, что они прогоняют польских «воров». Эти сцены были сфотографированы немцами, чтобы продемонстрировать всем, что они защищают еврейскую собственность от польских преступников.

Евреи, многие из которых были пожилыми, были похищены и отправлены в исправительно-трудовые лагеря, где их пытали и избивали - часто до потери сознания. Эти похищения произошли в дни, предшествующие Рош ха-Шана [еврейскому новому году], а также в священный день [Йом Киппур]. Мужчины-евреи прятались в подвалах, на чердаках и в других местах, но большинство из них были пойманы. Худшая участь постигла евреев, отправленных в участок СС. Основная цель работы там была пытка, а не продуктивность.Евреев, например, заставляли заниматься «гимнастикой», подвергаясь избиениям и различным другим формам унижения. . . .

Одним из распространенных оскорблений, которым подверглись евреи в первые дни правления нового режима, было то, что их изгоняли или избивали, когда они вместе с другими гражданами стояли в очереди за едой. Все евреи, пытавшиеся сопротивляться, были немедленно расстреляны.

В священные дни Рош ха-Шана, когда евреи спешно собирались для молитвы в синагогах и частных домах, их подвергали еще большим пыткам.Несколько немецких офицеров вошли в Большую синагогу, вызвав большое замешательство среди поклоняющихся евреям, многие из которых пытались бежать. Двадцать девять прихожан были жестоко избиты и отправлены в тюрьму, среди них был и мирянин, лидер общины. Весть об этом событии быстро распространилась по городу, вызвав ужас, ужас и тревогу. Во второй день Рош ха-Шана в синагоге не было прихожан.

За два дня до Йом-Киппура (еврейского дня искупления) немецкие офицеры и солдаты вошли в закрытую синагогу, сломали обстановку и полностью разрушили красиво украшенную восточную стену. 1

Поскольку боевые действия в Польше продолжались, Рейнхард Гейдрих, начальник Центрального управления безопасности Рейха, созвал в Берлине встречу руководителей нескольких подразделений СС, известных как Einsatzgruppen (мобильные отряды убийц, состоящие в основном из немецких СС и полицейских). ). На встрече Гейдрих различал «конечную цель (которая потребует продолжительных периодов времени)» и «этапы, ведущие к достижению этой конечной цели (которая будет осуществляться в короткие сроки).Он начал с того, что приказал насильственно переселить евреев из сельской местности в большие города. Еврейские общины численностью менее 500 человек должны были быть распущены, а их жители переведены в ближайший «концентрационный центр».

К концу 1939 года все евреи в оккупированной Польше в возрасте от десяти лет и старше должны были носить желтые звезды на рукавах, чтобы указать, что они евреи. Магазины, принадлежащие евреям, должны были вывешивать вывески на окнах. Также евреев могли лечить только еврейские врачи. 2 Несоблюдение этих или каких-либо других законов, введенных нацистами, могло означать десять лет тюрьмы.Немцы основали в оккупированной Польше не менее 1100 гетто и сотни исправительно-трудовых лагерей. Историк Ричард Эванс пишет, что в Генерал-губернаторстве «если поляки были гражданами второго сорта, то евреи вообще вряд ли считались людьми в глазах немецких оккупантов, солдат и мирных жителей, как нацистов, так и не нацистов». 3

1939-1945: Вклад Польши в победу во Второй мировой войне

Звездный час 145, зима 2009-10 гг.

стр. 27

1939-1945: Вклад Польши в победу во Второй мировой войне

Единственными странами, которые сражались с начала войны до конца, были страны Британского Содружества и Польша.Есть место для многих взглядов на политику Черчилля в отношении Польши, но нет никаких сомнений в том, что он глубоко относился к этой стране, о чем будет рассказано в этой и следующей статьях.

Уинстон С. Черчилль

Внук сэра Уинстона - сотрудник, попечитель и почетный член Центра Черчилля.


Польский народ и нация навсегда сохранят теплое место в британских сердцах. Именно в защиту свободы и независимости Польши Великобритания обнажила меч против нацистской Германии 3 сентября 1939 года, через 48 часов после вторжения Германии на территорию Польши.

145 польских пилотов, занесенных в Список почетных званий Королевских ВВС за битву за Британию, составили самый крупный небританский контингент, участвовавший в боях. Они составляли пять процентов передовой силы RAF в борьбе и обеспечивали их самых закаленных в боях пилотов. 303-я эскадрилья Костюшко заявила о наибольшем количестве «убийств» (126) из всех эскадрилий, участвовавших в небе над Британией. Учитывая остроту ножа, от которой зависел исход, можно утверждать, что поляки сыграли ключевую роль в переломе хода победы, когда судьба не только Британии, но и всего мира висела на волоске.

В области разведки Польша внесла огромный вклад, поделившись с Великобританией и Францией 25 июля 1939 года, всего за шесть недель до начала войны, своей шестью с половиной годами работы по взлому немецкого кода Enigma. Это позволило взломщикам в Блетчли-парке на самом раннем этапе войны предоставить моему деду расшифровку «Ультра» - несомненно, самый важный единственный источник информации в реальном времени, доступный премьер-министру и британскому руководству. персонала.«Ультра» сыграла решающую роль в успешном ведении войны и в ее завершении раньше, чем это могло бы произойти в противном случае.

После расчленения Польши нацистами и Советами, действовавшими согласованно, возникло Польское Сопротивление численностью от 200 000 до 300 000

солдата и многие другие сочувствующие из числа гражданского населения. Что касается более широкой области разведки, то 43 процента всех отчетов, полученных британской секретной службой из континентальной Европы во время войны, исходили от польской Армии Крайовой, что, кроме того, предоставило ключевую разведывательную информацию, которая позволила точно определить и сделать возможным уничтожение Пенемюнде V. -2 Ракетный стартовый комплекс Королевских ВВС в ночь с 17 на 18 августа 1943 года.

Сухопутные войска Польши, состоящие в союзе с британцами (армия генерала Андерса) или находившихся под британским командованием, к концу войны насчитывали 142 000 человек. Советы наняли под свое командование Народную Польскую армию численностью 200 000 человек. Среди ключевых сражений, в которых принимали участие польские сухопутные войска, были Варшава (1939), Франция (1940), Нарвик (1940), Тобрук (1941), Нормандия (1944), Монте-Кассино (1944), Арнем (1944) и Берлин ( 1945).

В воздухе к концу войны 14000 польских летчиков несли службу в пятнадцати эскадрильях RAF или в U.С. Армия ВВС. Потери польских экипажей, служивших в бомбардировочном командовании Королевских ВВС, составили 929. Между тем, в море 4000 польских моряков служили в Королевском флоте, из которых 450 погибли, большинство в битве за Атлантику.

Мой дед был большим поклонником польского народа и стойким защитником его национального суверенитета. После Великой войны, 29 августа 1920 года, Уинстон Черчилль вторил Уильяму Питту в 1805 году, заявив: «Польша спасла себя своими усилиями, и буду ли я доверять спасению Европы ее примером.”

Спустя поколение, после начала Второй мировой войны, в своей передаче BBC от 1 октября 1939 года он заявил: «… Польша снова была захвачена двумя великими державами, которые держали ее в рабстве в течение 150 лет, но не смогли чтобы утолить дух польского народа. Героическая оборона Варшавы показывает, что душа Польши несокрушима и что она снова поднимется, как скала, которую на какое-то время может затопить приливная волна, но которая останется скалой ».

В радиопередаче для польского народа 3 мая 1941 г. он воздал должное: «Когда прозвучал призыв, Польша, не колеблясь… рискнула всем достигнутым прогрессом, а не поставила под угрозу свою национальную честь; и она проявила в спонтанном ответе своих сыновей и дочерей тот дух национального единства и самопожертвования, который поддерживал ее среди великих народов Европы во всех ее многочисленных испытаниях и невзгодах.”

22 февраля 1944 г. он заявил в Палате общин: «Я воспользовался случаем, чтобы лично поднять с маршалом Сталиным вопрос о будущем Польши. Я указал, что Великобритания объявила войну нацистской Германии во исполнение нашей гарантии Польше; что мы никогда не теряли своей решимости, даже в тот период, когда мы были совсем одни; и что судьба польского народа занимает главное место в мыслях и политике правительства Его Величества и британского парламента.С большим удовольствием я услышал от маршала Сталина, что он тоже твердо намерен создать и поддерживать сильную целостную независимую Польшу как одну из ведущих держав в Европе ».

Его надежды не оправдались. 1 августа 1944 года, когда Красная Армия стояла на берегу реки Висла всего в шестидесяти милях от Варшавы, командующий Польской Армией Крайовой генерал Бор Коморовский - после неоднократных призывов Московского радио - приказал поднять всеобщее восстание против нацистских оккупационных сил.Это было не что иное, как циничная уловка Сталина, который, хотя номинально являлся союзником Польши, был полон решимости увидеть уничтожение от рук нацистов союзных с Западом польских войск, чтобы привести к власти в послевоенной Польше коммунистического марионеточный режим.

Нацисты сосредоточили в Варшаве пять дивизий войск, в том числе три дивизии СС, для подавления восстания. Но Сталин приказал Красной Армии, которая за предыдущий месяц продвинулась на запад на 400 километров, прочно стоять на Висле, скрестив руки, - позорное предательство союзника.Это позволило нацистам уничтожить Польскую Армию Крайовой вместе с союзными им патриотическими силами. Шестьдесят три дня битва бушевала на улицах Варшавы - даже в канализации под ними.

В Лондон и Вашингтон хлынули отчаянные призывы осажденных польских истребителей с просьбой о срочном сбросе с воздуха оружия, боеприпасов и припасов. Но Варшава была на краю досягаемости Королевских ВВС, и Сталин отказался разрешить транспортным самолетам союзников после того, как они доставили припасы сражавшимся полякам, приземлиться и заправиться топливом на освобожденной Советским Союзом территории всего в 100 км к востоку.

Черчилль, решивший помочь полякам, чем мог, был возмущен. Он незамедлительно предложил Рузвельту, чтобы Великобритания и Соединенные Штаты угрожали совместно приостановить конвои в Мурманск и Архангельск, доставив самолеты, танки и военное снаряжение Советам, пока Сталин не согласится позволить их транспортным самолетам приземлиться и заправиться топливом.

Президент Рузвельт ответил премьер-министру 26 августа: «Я не считаю выгодным для меня присоединиться к вам в долгосрочной перспективе всеобщей войны.«Без поддержки США от этого предложения пришлось отказаться, и полякам пришлось продолжать борьбу с минимальной внешней поддержкой, несмотря на невероятные трудности.

Выступая во время допроса в Палате общин, месяц спустя, 26 сентября, премьер-министр сказал: «Я приветствую эту возможность воздать должное героизму и стойкости Польской Армии Крайовой и населения Варшавы, которые после за пять лет угнетения в течение почти двух месяцев боролись за то, чтобы всеми силами способствовать изгнанию немцев из столицы Польши.”

Буквально через неделю доблестное, но отчаянное сопротивление поляков подошло к концу. Еще три месяца должны были последовать, прежде чем советское наступление было возобновлено и Варшава была «освобождена» Красной Армией 17 января 1945 года.

Часто утверждается, что Черчилль и Рузвельт «отдали» Польшу на Ялтинской конференции (4-11 февраля 1945 г.). Реальность заключалась в том, что судьба Польши была решена тем фактом, что Советская Красная Армия к тому времени уже находилась в центре и даже в горле Европы.За исключением объявления войны Советам, которую ни Великобритания, ни Соединенные Штаты были не в состоянии сделать, ничего нельзя было сделать, чтобы спасти наших доблестных польских союзников, которым так многим был обязан.

Следующая статья

Eville Bullock предоставляет свидетельства очевидцев о том, насколько мучительной была польская трагедия для моего деда. Защищая Польшу, Великобритания обнажила меч против нацистской Германии, и вклад Польши в победу союзников в 1945 году был важным - поистине героическим.

Я могу без колебаний сказать, что самым большим разочарованием Черчилля в войне было то, что Польша в самый час своего освобождения обнаружила, что пять лет нацистского рабства мгновенно сменилось советским рабством, которое


Текст представляет собой статью автора в номере Вклад Польши в победу во Второй мировой войне , опубликованном в поддержку нового польского военного мемориала в Национальном мемориальном дендрарии недалеко от Личфилда, Стаффордшир, Англия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *