Сидеть на губе в армии что это: «Что значит выражение «сидеть на губе»?» – Яндекс.Кью

Содержание

что это такое, значение и происхождение слова, как посадить на губу в армии, обязанности контролера, выводного и начальника, содержание военнослужащи

Воинская дисциплина есть строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных законами Российской Федерации, воинскими уставами Вооруженных сил Российской Федерации и приказами командиров.

За систематические нарушения внутреннего распорядка в армии военнослужащие могут быть наказаны различными способами, одним из которых является пребывание на гауптвахте. В статье расскажем о гауптвахте: что это такое и что значит сидеть на губе в армии, кого могут посадить и каков распорядок дня?

Оказываем юридическую помощь. Звоните 📞 .

Губа: что это такое, значение и происхождение слова

Гауптвахта (или «Губа» на армейском сленге) – это специальное помещение, расположенное на территориях военных частей, где содержатся арестованные военнослужащие, совершившие правонарушения во время несения службы.

Термин «Hauptwache» пришел к нам из немецкого языка и в переводе он означает «главный караул».

Отличия от дисбата

Дисциплинарный батальон (или сокращенно «дисбат») также является мерой наказания для провинившихся военных, однако:

  • Он представляет собой отдельное специализированное воинское подразделение, в котором проходят службу осужденные за уголовные преступления, а не за нарушения воинской дисциплины.
  • Сроки отбывания наказания в виде службы в дисциплинарном батальоне гораздо больше, чем сроки пребывания на гауптвахте.
  • До 2007 года наказание в виде несения службы в дисциплинарном батальоне назначалось военным трибуналом, а на гауптвахту можно было попасть по прямому приказу командования части. На данный момент наказание и за дисциплинарные, и за уголовные нарушения выносят исключительно суды.

О дисбате Мулино мы рассказали в отдельной статье.

Могут ли поместить военнослужащего контрактника?

Отбывание наказания в виде пребывания на гауптвахте за дисциплинарные нарушения для контрактников возможно. Процедура назначения данной меры взыскания остается неизменной: проводится разбирательство, составляется протокол о грубом дисциплинарном нарушении. Командир части, в которой проходит службу контрактник, решает насколько взыскание соответствует тяжести проступка и затем направляет материалы дела в суд, где выносится окончательное решение.

За какие преступления могут посадить?

Существует ряд официальных причин, по которым военнослужащий может попасть «на губу»:

  1. В случае совершения им нарушений дисциплинарного свойства: невыполнение приказов, опоздания из увольнений, неуважительное поведение в отношении сослуживцев и старших по званию, прием алкогольной продукции на военной службе.
  2. Отдельно рассматриваются случаи совершения грубых нарушений: небрежное отношение к оружию, пренебрежение правилами несения боевого дежурства, неявка на службу без уважительных причин и предупреждений, самовольное оставление части без видимых на то причин, нахождение на территории части в состоянии наркотического опьянения.
  3. В случаях, если военнослужащий находится под подозрением в совершении административных или уголовных преступлений.
  4. В случае, если осужденному назначают в качестве меры наказания арест с заключением на гауптвахте.

История применения этого наказания

Гауптвахты были созданы на территориях военных частей во времена царской России при Петре I. До 1904 года гауптвахты, как мера дисциплинарного взыскания, применялись только в отношении офицеров. «Губа» перекочевала изначально в советскую армию.

Оборудование гауптвахт, порядок направления на них арестованных, условия содержания определялись воинскими уставами: дисциплинарным, а также гарнизонной и караульной служб. В качестве дополнительного наказания в советское время с арестованных военнослужащих удерживали до пятидесяти процентов денежного довольствия.

Юридическая консультация. Гарантия результата. Звоните 👇 .

Согласно данным статистической отчетности, в 70-80-е годы в среднем на каждый военный округ и на флот ежегодно приходилось от пяти до десяти тысяч человек, отбывавших наказание на гауптвахтах. Именно тогда в народе появилась поговорка: «Кто не сидел на гауптвахте, тот не служил в армии».

С возникновением Российской Федерации гауптвахты перешли и в российскую армию, однако с учетом динамического изменения законодательства в целом, и в частности в области военной службы, процедура направления и пребывания на гауптвахтах также подверглась поправкам.

В 2002 году в Дисциплинарный устав и в Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил РФ были внесены изменения, по которым наказание в виде помещения на гауптвахту было отменено. Это произошло в связи с тем фактом, что окончательные решения об отправке осужденных военнослужащих на гауптвахты принимались командирами частей, не являвшимися элементами судебной

Причиной отмены стал тот факт, что решение об аресте военнослужащего принимал командир, а не судебный орган, что противоречило конституции.

К 1 января 2007 года были внесены изменения в законодательные акты, после чего вступил в силу закон, по которому институт гауптвахт был возвращен. Это было обусловлено тем, что подобная мера взыскания за нарушения дисциплины зарекомендовала себя, как эффективный метод исправления для военнослужащих и пресечения новых эпизодов.

Виды

В российских армиях существует два вида гауптвахт — гарнизонная и войсковая (корабельная). Их определения и различия регламентируются Приложение N 4 к Уставу военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации. В традиционной практике срок отбытия наказания на гауптвахте не превышает трёх полных суток, однако в законодательстве предусмотрены и другие сроки.

  1. На гарнизонной гауптвахте содержатся военнослужащие:
    • которые были подвергнуты аресту на срок, указанный в приговоре суда;
    • которые обвиняются в совершении преступлений или подозреваются и заключены под стражу по решению суда, в данном случае допускается содержание военнослужащего на гауптвахте сроком не более двух суток с момента задержания или заключения под стражу;
    • в случаях, когда принятие решения суда в отношении военных в виде заключения под стражу откладывается, в данной ситуации допускается содержание осужденных на гауптвахте сроком не более трёх суток с момента вынесения решения.

    Редким, но всё же встречающимся в судебной практике, случаем пребывания военнослужащего на гауптвахте является вариант, когда доставка военного преступника, заключенного под стражу или в следственный изолятор невозможна по причине отдаленного расположения или отсутствия путей сообщения.

    В данной ситуации предусмотрено содержание военнослужащего на гауптвахте до 30 суток. Он содержится на гарнизонной гауптвахте до момента вступления обвинительного приговора в законную силу.

  2. Войсковые (корабельные) гауптвахты создаются приказом начальника гарнизона в том случае, если на гарнизонной гауптвахте не хватает мест для помещения всех осужденных. Воисковые гауптвахты предназначены только для содержания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, подвергнутых дисциплинарному аресту.

Существуют воинские части, не имеющие гарнизонных гауптвахт или расположенные на значительном удалении от них. В данном случае, при необходимости содержания под стражей задержанных военнослужащих начальник гарнизона (командира соединения, командующего объединением) издает приказ, по которому могут оборудоваться изолированные комнаты.

Как выглядят?

«Губа» представляет собой закрытую камеру для арестантов, которая оборудуется из расчета не менее четыре квадратных метров площади на одного военнослужащего. В комнате обязательно должны находиться следующие бытовые предметы:

  • табуретка;
  • стол;
  • тумбочка, в которой разрешено хранить личные вещи и письменные принадлежности;
  • корзина для мусора;
  • бак с питьевой водой;
  • настенное зеркало;
  • радиоприемник для прослушивания общегосударственных программ.

В камерах обязательно должно быть проведено освещение, электропроводка. Должны присутствовать сантехническое оборудование, розетка, кнопка для вызова охраны, предметы для осуществления уборки в помещении. Помещение должно быть хорошо вентилируемым.

Решаем юридические вопросы любой сложности. Звоните 📞.

Условия и содержание

Осужденным, находящимся на гауптвахте, должны быть созданы бытовые условия, которые соответствуют санитарно-гигиеническим требованиям и требованиям пожарной безопасности.

Именно поэтому запрещено расположение гауптвахт (в том числе в полевых условиях) в подвалах, подземельях, помещениях, не имеющих окон и соответствующей вентиляции, ямах. На гауптвахтах осужденные обеспечиваются для индивидуального пользования спальным местом, набором постельных принадлежностей; полотенцем; столовой посудой и приборами, однако пользоваться ими разрешено в специально отведенное время.

Осужденные могут иметь при себе книги, газеты, журналы, настольные игры, письменные принадлежности, однако их использование также ограничено распорядком дня.

Распорядок дня

Следование распорядку дня, выполнение приказов и поручений осужденными регламентируется указом президента РФ под №161 в приложении №4. Ему следуют все без исключения осужденные военнослужащие, вне зависимости от званий и прежних заслуг.

Распорядок дня утверждается командиром части и в целом носит черты и армии, и тюрьмы.

Он представлен следующим образом:

  • 06.30 — 06.40: подъем, поверка по именным спискам.
  • 06.40 — 07.30: занятия физической культурой на центральном плацу или в спортзале.
  • 06.40 — 08.00: часть осужденных в это время могут быть отправлены на уборку территории.
  • 07.30 — 08.00: утренние гигиенические процедуры.
  • 08.00 — 08.20: осмотр медработником.
  • 08.20 — 08.50: завтрак.
  • 08.50 — 09.00: поверка перед работой,занятиями. оглашение плана дня.
  • 09.00 — 13.50: занятия строевой подготовкой/трудовая деятельность.
  • 13.50 — 14.00: смена обмундирования, чистка обуви, гигиенические процедуры.
  • 14.00 — 14.30: обед.
  • 14.30 — 14.50: свободное время на посещение туалета.
  • 14.50 — 15.00: поверка перед отправкой на занятия.
  • 15.00 — 17.50: изучение уставов, занятия по тактической подготовке.
  • 17.50 — 18.00: поверка.
  • 18.00 — 18.50: свободное время, прогулка.
  • 18.50 — 19.20: гигиенические процедуры.
  • 19.20 — 19.50: ужин.
  • 19.50 — 20.00: свободное время для посещения туалета.
  • 20.00 — 21.10: просмотр телевизора в комнате досуга.
  • 21.10 — 21.30: чистка обмундирования.
  • 21.30 — 21.50: поверка перед сном.
  • 21.50 — 22.20: гигиенические процедуры.
  • 22.30: отбой.

К осужденным выдвигаются определенные требования в одежде: обувь должна быть начищена, запрещается иметь при себе ремни, металлические значки с формы и кокарды. Это связано с предупреждением в среде осужденных попыток суицида или нанесения телесного вреда.

На гауптвахте помимо стандартных гигиенических процедур предусмотрено посещение бани раз в неделю. Обычно этот день совпадает с проведением профилактических медицинских осмотров.

В камерах существуют дежурства, включающие уборку и содержание помещения в надлежащем виде. Дежурный обязан докладывать о числе лиц, находящихся в камере, а также о любых нарушениях внутреннего распорядка. По любым вопросам осужденные имеют право обращаться напрямую к начальнику гауптвахты.

Питание

В распорядок дня включены — завтрак, обед и ужин. В столовой пища выдается в разное время: отдельно питаются прапорщики, отдельно сержанты (старшины), проходящие военную службу по контракту или по призыву, отдельно солдаты (матросы), проходящие военную службу по контракту или по призыву.

Военнослужащие, содержащиеся в одиночных камерах, пищу получают в камерах. Приготовление пищи осуществляется нанятыми поварами «с гражданки». Рацион включает в себя разнообразные блюда и напитки.

Пример:

  1. Завтрак состоит из варёной каши с котлетой или сосиской. Иногда каша заменяется порцией пельменей. Из напитков предоставляются: маленький пакет молока и стакан горячего кофе.
  2. Обед включает: первое блюдо — рассольник, борщ или щи; второе блюдо — говяжий гуляш, печень или курицу с различными гарнирами; из салатов — винегрет, оливье или витаминный; на десерт — стакан компота из сухофруктов.
  3. На ужин готовят либо тушеную, либо жареную рыбу с гарниром; иногда вместо рыбы подают пельмени с зеленым горошком. Из напитков — горячий чай со сдобной булочкой.

Работа

Учебные занятия для осужденных чередуются с общественно полезной работой. Их отправляют на уборку прилегающих территорий, разгрузку продовольствия и стройматериалов; привлекают к ремонту помещений гауптвахты, помощи поварам на кухне. В случаях расположения гауптвахт в непосредственной близости от промышленных заведений, осужденных отправляют на работу на кондитерские фабрики, металлообрабатывающие предприятия и в строительные бригады.

К месту работ осужденных сопровождает выводной, контроль дисциплины осуществляет контролер. За проведенную работу осужденные не получают дополнительное денежное довольствие.

На нашем сайте представлены различные материалы о тюрьмах:

Учёба

После утреннего приёма пищи осужденные проходят учебные занятия по военной подготовке, которые включают в себя строевую подготовку, физические упражнения и чтение уставов. Суммарно все занятия занимают восемь часов в сутки. Ответственность за организацию занятий несет начальник гауптвахты, а за исполнение – старшина.

В свободное время осужденным разрешается заниматься чтением учебной литературы.

Религиозные вопросы

При отбывании осужденным наказания не допускается дискриминация либо предоставление привилегий по признакам расовой, социальной, национальной или религиозной принадлежности.

В свободное время заключенному разрешено читать религиозную литературу, читать молитвы, отправлять религиозные обряды на гауптвахте, иметь при себе предметы религиозного культа, соблюдая установленные правила и не ущемляя права других военнослужащих.

В современной России на территории гауптвахт могут располагаться часовни, для посещений которых заключенному необходимо просить разрешение у начальника гауптвахты.

Развлечения и отдых

В середине дня военнослужащим, которые не имеют нареканий со стороны начальства, положена часовая прогулка, а также свободное время, в которое им разрешено писать письма, играть в настольные игры, читать книги и журналы, слушать радио.

Перед отбоем в комнатах досуга осужденные могут смотреть информационные передачи по телевизору. Лежать или спать в дневное время категорически запрещается. Вывод военных на прогулку осуществляется в зависимости от званий по отдельности, как и содержание в камерах.

Свидания и посещения

Свидания с родственниками и друзьями, а также прием и отправка посылок, передач с продуктами питания находятся под полным запретом на основании пп.3 пункта №19 в приложении №4 указа Президента РФ под номером 161.

Также для осужденных категорически запрещены:

  • Нарушения внутреннего распорядка дня, конфликты с персоналом гауптвахты и сослуживцами.
  • Хранение и употребление алкогольной продукции, наркотических веществ.
  • Порча армейского имущества, содержимого камер.
  • Пользование самодельными электроприборами.

Штрафной изолятор

За нарушения правил для осужденных предусмотрено наказание в виде содержания в штрафном изоляторе длительностью не более 15 суток. Штрафной изолятор представляет собой тесную комнату площадью не более десяти метров с прикрепленными к стенам нарами, с единственным зарешеченным окном и сортиром.

Права военных, находящихся в заключении

На основании пункта 15 приложения №4 указа президента Российской Федерации под №161 военнослужащие, подвергнутые дисциплинарному аресту, имеют право:

  • получать от сотрудников и вышестоящих начальников, находящихся на службе на гауптвахте, любую информацию о своих правах и обязанностях, условиях содержания под стражей, порядке подачи ходатайств, жалоб и заявлений;
  • обращаться с просьбой о личном приеме к начальнику гауптвахты;
  • пользоваться вещами и предметами, перечень и количество которых определяются законодательством Российской Федерации и приложением №2 настоящего указа;
  • заниматься чтением журналов и газет, прослушивать радиотрансляции в отведенное время;
  • осуществлять религиозные обряды на территории гауптвахты, читать и иметь при себе религиозную литературу, предметы с религиозной атрибутикой, при этом соблюдая установленные правила и не ущемляя права других военнослужащих;
  • получать диагностические и лечебные услуги медицинских специалистов при ухудшении состоянии здоровья.

Обязанности выводных и контролеров, отчет перед начальниками

На гауптвахтах предусмотрены должности выводных и контролеров. Их обязанности регламентированы на законодательном уровне пунктами 233 и 226 соответственно Указа Президента РФ от 25.03.2015 N 161.

Выводные отвечают за мероприятия по охране осужденных, содержащихся на гауптвахте, а также сопровождении их до места прогулки или занятий. Контролеры ведут учетную работу, осуществляют контроль за осужденными и докладывают по средствам связи вышестоящему начальству о любых происшествиях.

Выводной обязан:

  1. охранять заключенных, находящихся на гауптвахте, во время совершения ими утренних и вечерних гигиенических процедур, приёма пищи, прогулки и других мероприятий, проводимых на гауптвахте вне камер, во время проведения уборки камер и административных помещений гауптвахты;
  2. следить за соблюдением военнослужащими правил распорядка и контролировать их переговоры с посторонними лицами;
  3. поддерживать контроль поведения солдат, содержащихся на гауптвахте, и требовать от них выполнения всех приказов;
  4. в случаях попыток побега, нападения на сотрудников гауптвахты, разжигания конфликтов, принять все меры для их пресечения.

Контролер обязан:

  1. осуществлять порядок приема под охрану военнослужащих, находящихся на гауптвахте;
  2. осуществлять утренние и вечерние поверки заключенных по именным спискам;
  3. контролировать соблюдение осужденными правил внутреннего распорядка;
  4. сообщать по средствам связи в соответствующие инстанции о несанкционированных действиях со стороны осужденных военных.

Сколько функционирует?

На сегодняшний день, по данным Министерства обороны Российской Федерации, работают несколько гауптвахт. По информации пресс-службы Министерства: планируется в течение ближайших десяти лет реконструировать 50 гауптвахт и построить 40 новых.

Адреса функционирующих:

  • Санкт-Петербург: Гауптвахта при военной комендатуре Санкт-Петербурга. Садовая улица 3/5. Телефон: 8 (812) 571-81-04.
  • Москва: Гауптвахта при 154 отдельном комендантском Преображенском полку. 1-й Краснокурсантский пр-д, д. 1/4. Телефон:8 (499) 261-80-92.
  • Воронеж: Гауптвахта при военной комендатуре Воронежского гарнизона. Вишневый переулок, 26а. Телефон:+7 (473) 236–98–95.
  • Выборг: Выборгская гауптвахта. Улица Южный Вал, дом 2. Телефон: 8(812) 680-05-15.
  • Новосибирск: Гауптвахта при военной комендатуре новосибирского гарнизона. Пролетарская ул., д.3. Телефон:8 (383) 260-03-44.
  • Екатеринбург: Гауптвахта Екатеринбургского гарнизона. Улица Луначарского, 215. Контактные телефоны : 254-03-46 и 359-36-24.

Видео по теме

Предлагаем посмотреть видео о том, что такое гауптвахта:

Для решения вашего вопроса – обратитесь за помощью к юристу. Мы подберем для вас специалиста. Звоните 👇

Автор статьи

Ведущий юрист сайта. Стаж – 26 лет. Закончил Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина. Все виды юридической поддержки для физ.лиц, ИП, организаций.

Написано статей

что значит посадить на губу и за что туда отправляют

У многих военнослужащих возникает страх перед таким местом, как гауптвахта. Здесь может оказаться любой солдат, которым было совершено преступление. В этом месте действует свой особый распорядок, который ни в коем случае не должен нарушаться заключенными. Несоблюдение данного требования может иметь отрицательные последствия для военнослужащего.

Что такое гауптвахта

Гауптвахта в армии – это место, в котором содержат военнослужащих, совершивших административное или уголовное преступление. Поместить сюда могут на временное содержание под стражей как солдат и сержантов срочной службы, так и тех, кто находится на контрактной основе.

Отличия от дисбата

Отправляют на гауптвахту в основном военнослужащих, которые имеют дисциплинарные взыскания. Время нахождения в этом месте для них ограничивается небольшим сроком в несколько дней. Здесь существуют отдельные комнаты, где содержат солдат и офицеров, которые совершили уголовное преступление. Они проводят на гауптвахте тоже не слишком длительное время.

После суда и вынесения приговора военнослужащих переводят для дальнейшего отбывания срока в специальное учреждение. Им является дисциплинарный батальон. Длительность срока зависит от нарушения. Обычно он не превышает 3 лет. Если было совершено нарушение, за которое полагается больший срок, то солдата переводят в тюрьму.

Виды наказаний

Напившись в армии, можно оказаться на гауптвахте

Попасть под арест можно за нарушение дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации. Наказывают военнослужащего за нахождение на службе в нетрезвом виде и ослушание воинской дисциплины. При таких нарушениях определяют на временное содержание на гауптвахту («губу»).

Время пребывания мужчины на гауптвахте рассматривается как продолжение его службы.

Военнослужащего держат на «губе» с целью его наказания за совершенное нарушение. Содержание в этом месте солдата может проходить до времени вынесения приговора судом.

Условия отбывания

В связи с новым законом РФ о наказаниях для военнослужащих при нарушении устава могут применяться меры как воинской частью, так и гарнизоном. Следует знать эти положения и не допускать правонарушений при прохождении армейской воинской службы.

Причины задержания могут быть следующими:

  1. Необходимость в задержании человека до окончания расследования.
  2. Наличие со стороны солдата дисциплинарных нарушений.
  3. Подозрение военнослужащего в совершении преступления.
  4. Необходимость проведения ареста конкретного лица.

Существует еще несколько причин, из-за которых военнослужащий может оказаться на «губе»:

  1. Неправильное содержание и обращение с оружием.
  2. Нарушение правил нахождения на боевом дежурстве.
  3. Неявка на службу без уважительной причины и документов, подтверждающих ее.
  4. Самовольный уход с территории воинской части.
  5. Нахождение на службе в состоянии алкогольного или же наркотического опьянения.
  6. Употребление на службе любых запрещенных препаратов.

Важно! Все решения по поводу наказания солдата вооруженных сил принимаются в суде.

Содержание военнослужащих на гауптвахте

Тех, кто совершил в армии уголовное правонарушение, содержат в камерах – одиночках

«Губа» подразумевает заключение военнослужащих в камере. Для каждого заключенного под арест выделяется не менее 4 м2. Помещение должно быть обустроено следующими обязательными предметами:

  • Стол;
  • Табурет;
  • Мусорное ведро;
  • Тумба;
  • Емкость с питьевой водой;
  • Инвентарь для уборки.

Также в помещении обязаны быть свет, розетка и приспособление для вызова охраны. Комната должна хорошо проветриваться, поэтому необходима вентиляция. В редких случаях может быть рукомойник.

Каждому человеку предоставляют место для сна, комплект белья, полотенце, книги и приборы для приема пищи.

Для военнослужащих, находящихся в гауптвахте, обязательными ежедневными процедурами являются занятия строевой подготовкой на свежем воздухе. Двор, в котором они находятся, окружен ограждением с высотой более 2,5 м.

«Губа» для военнослужащих, совершивших уголовное нарушение в армии, отличается условиями пребывания. Для них отведены отдельные одиночные камеры, в результате чего мужчин содержат в полной изоляции от всех остальных осужденных. Заключенных обеспечивают постоянной охраной и держат под круглосуточным наблюдением.

Всех военнослужащих разделяют на разные категории. Содержат их отдельно по воинским званиям. Не допускается, чтобы командующий отправил на «губу» в одну камеру призывников срочной службы и контрактников. Их в обязательном порядке разделяют по разным помещениям.

Если гарнизонная гауптвахта переполнена и на всех не хватает специально оборудованных комнат, тогда командующий гарнизона может дать приказ для создания дополнительных помещений. Категорически запрещено содержать военнослужащих в подвалах или в ямах. Комната для каждого заключенного должна быть с окном и вентиляцией.

Все военнослужащие, находящиеся под заключением на гауптвахте, защищены Конституционным правом РФ от побоев, насилия и пыток.

Распорядок дня на гауптвахте

Попавшие на гауптвахту за дисциплинарный проступок будут выполнять строевую подготовку по много часов в день

Утвердить распорядок дня для военнослужащих, находящихся под стражей, может командир части, а также комендант гарнизона. В него включены следующие моменты:

  1. Время сна в пределах 8 часов.
  2. Выделение времени по утрам и вечерам для личной гигиены.
  3. Военная и строевая подготовка.
  4. Чистка обуви.
  5. Завтрак, обед и ужин.
  6. Прогулка на свежем воздухе не меньше 1 часа.

Ежедневно проходит построение и проверка военнослужащих согласно списку. Процедура повторяется дважды в день. Всем отбывающим наказание на гауптвахте строго запрещено лежать, а тем более спать в неположенное время. Прогулка во дворе проходит согласно разделениям по воинским званиям. Нельзя, чтобы находились рядом во время прогулки все военнослужащие.

Купание с горячей водой в бане строго по графику 1 раз в неделю. После водной процедуры обычно проводится медицинский осмотр военнослужащих.

Если приходится сидеть на гауптвахте за дисциплинарное нарушение, то это означает, что военный будет проходить особые занятия. Строевая подготовка для него осуществляется по 8 часов ежедневно. Что значит находиться на губе,  солдат понимает с первого дня пребывания в этом месте.

К строевой подготовке не привлекают военных, которые отбывают свое наказание за уголовные правонарушения. Для них создаются особые условия.

Соблюдение строгого порядка в каждой из камер является основной задачей военнослужащих. Контроль над ним должен вести старший. Он обязан отвечать за наведение порядка в помещении и докладывать проверяющим о нарушениях, если они были им замечены в ходе выполнения порученной задачи. Также человек с этой должностью должен называть количество людей, пребывающих в комнате. Ему требуется следить не только за порядком, но и тем, чтобы заключенные не курили в комнате, а только в строго отведенных для этого местах.

Утвержденный начальником гарнизона распорядок дня для военнослужащих хранится у начальника караула в общей комнате и в отделении «губы».

Советы военнослужащим

Солдат, не нарушающий армейский Устав, никогда не попадёт на гауптвахту

«Губа» не самое лучшее место, как для обычного солдата, так и для офицера. Военнослужащие должны пытаться избегать подобных мест. Для этого достаточно придерживаться правил воинского Устава и не совершать никаких правонарушений. Добросовестное несение службы в армии позволит предупредить такие неприятности.

Если военнослужащий все же попал на «губу», ему нужно следовать тем правилам и законам, которые распространяются на ее территории. Игнорирование данных требований чревато появлением еще более серьезных последствий, которые отрицательно сказываются на дальнейшей службе мужчины и его гражданской жизни.

«Губа»: с возвращеньицем! — Росбалт

Но помни, что в Питере есть две гауптвахты.
На первой висит мемориальная доска: «Здесь сидел великий русский поэт
Михаил Юрьевич Лермонтов», на второй: «Здесь сидел
великий советский летчик Валерий Павлович Чкалов». Если нарвешься на патруль,
то судить тебя будут как дезертира, и пусть эти надписи тебя утешат.
Рискнешь? Орел! По Питеру ходи переулками, на Невском не появляйся, а пива — ни-ни!
Борис Штерн «Записки динозавра»

Госдума сегодня приняла в заключительном третьем чтении закон о порядке и условиях применения к военнослужащим дисциплинарного ареста. Как передает корреспондент «Росбалта», документ поддержали 403 депутата, против проголосовали 5.

Согласно закону, дисциплинарный арест — содержание в условиях изоляции на гарнизонной либо корабельной гауптвахте — может применяться к военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, за исключением офицеров, несовершеннолетних курсантов и военнослужащих женского пола.

Попасть на гауптвахту можно будет «за грубые дисциплинарные проступки»: самовольное оставление части или места службы; несоблюдение правил несения боевого дежурства и обращения с оружием; хищение, повреждение или незаконное использование военного имущества; употребление алкоголя, наркотиков или психотропных веществ и тому подобное.

Дисциплинарный арест будет назначаться судьей гарнизонного военного суда на срок до 30 суток (в особых случаях при отягчающих обстоятельствах — до 1,5 месяцев). Жалоба на постановление судьи может быть подана в окружной (флотский) военный суд в течение 10 суток со дня вынесения соответствующего решения.

Гауптвахта — средство «дисциплинарного взыскания». Гарнизонные гауптвахты в России ввел в 1707 году император Петр I. Гауптвахтой называлось специальное помещение, предназначенное для содержания под арестом военнослужащих. Слово «гауптвахта» взято из немецкого языка:

Hauptwache в переводе означает «главный караул». В солдатском сленге гауптвахту сократили до фамильярной «губы». Постепенно это жаргонное словечко перекочевало и в обычную речь.

До 1904 года в России на «губу» сажали только офицеров, поскольку солдат наказывали розгами. После Октябрьской революции гауптвахта благополучно «перекочевала» в Красную армию, а затем и в российскую. «Губа» считалась эффективным рычагом дисциплинарного воспитания.

В советской армии гауптвахты были гарнизонные и войсковые. В них содержались военнослужащие арестованные в дисциплинарном порядке, арестованные следственными органами, осужденные военным трибуналом к содержанию на гауптвахте, а также осужденные трибуналом к другим мерам наказания до вступления приговора в законную силу. Оборудование изоляторов и порядок содержания арестованных определялись воинскими уставами: дисциплинарным, гарнизонной и караульной службы.

В советское время с арестованных офицеров удерживали половину денежного содержания, а 70-80-е годы в среднем в каждом военном округе и на флоте ежегодно отправляли на «губу» от 5 до 10 тысяч человек. У военных в ходу была поговорка: «Кто не сидел на гауптвахте, тот не служил в армии». На «губе» в Киеве сидел комдив Красной армии Григорий Котовский, в Петербурге — на «губе», располагавшейся, кстати, в историческом центре города, рядом с Площадью искусств, побывали летчик Валерий Чкалов и писатель Виктор Конецкий.

В июне 2002 года, под давлением правозащитников и «либеральной общественности», армейские гауптвахты были упразднены. Все упоминания о ней убрали из Уставов внутренней и караульной службы.

По мнению военных, итогом отмены гауптвахты стало неуклонное падение уровня дисциплины в армии. А в сентябре 2005 года о возвращении «губы» в армию заговорили сами правозащитники. В частности, об этом говорил в интервью «Росбалту» эксперт Института прав человека Лев Левинсон, комментируя планы властей о возвращении гауптвахты.

Левинсон напомнил, что процедура применения гауптвахты по решению командира выпала из российской практики в 1998 году при вступлении нашей страны в Совет Европы, так как одним из условий вступления в эту международную организацию был арест исключительно по решению суда. С тех пор гауптвахта применяется только для подозреваемых в преступлении, поэтому «в армии либо все решается «на кулаках», либо мелкие проступки «натягиваются» на уголовные преступления, чтобы все-таки наказать нарушителя цивилизованным способом». Тогда ситуация обсуждалась правозащитниками, причем уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин высказался в поддержку законопроекта о восстановлении гауптвахты.

С инициативой возвращения «губы» выступил в феврале этого года главный военный прокурор РФ Александр Савенков. «Я просил бы законодателей вернуться к вопросу дисциплинарного ареста. Соответствующие предложения находятся сейчас в Госдуме, мы надеемся на их принятие», — заявил он в Совете Федерации. Савенко считает, что гауптвахта может нормализовать ситуацию в войсках, связанную с неуставными отношениями (дедовщиной).

Феномен гауптвахты (Часть Третья «Дедовщины»): sapojnik — LiveJournal

В последнее время много разъездов — не успеваю писать. :(( Но, надеюсь, будет «хоть редко, но метко!»

(Продолжение. Начало см. здесь).

Предыдущая глава — «Договоримся о терминах».

Гаупттвахта – средство «дисциплинарного взыскания», применявшееся в России еще в царской армии, успешно перешедшее потом в армию советскую, а из нее – в российскую. По сути, это аналог внутренней армейской тюрьмы. Командир, желавший наказать солдата или сержанта за какой-либо серьезный дисциплинарный (но не уголовный) проступок, вплоть до 2002 года мог своим приказом арестовать его и отправить отбывать наказание на гауптвахту. Ненадолго – 3,5, 15 суток… В июле 2002 года гауптвахту у нас отменили приказом Министерства обороны, и все упоминания о ней убрали из Уставов внутренней и караульной службы.

В качестве обоснования приводилась… общая демократизация российской жизни и приведение ее норм в соответствие с общеевропейскими. Мол, никакому российскому должностному лицу (в том числе, понятно, и воинским начальникам) не должно быть предоставлено право единолично принимать решение об аресте: ведь сказано же, что «никто не может быть лишен свободы иначе как по решению суда». Правда, вроде бы, в американской Конституции… Но и в нашей определенно есть что-то похожее. Министерство обороны, очевидно, поставленное перед выбором – или вводить в воинских частях суды, или отменять гауптвахту вовсе – остановилось на последнем.

Такая трогательная готовность наших высокопоставленных военных выполнить требования правозащитников, безусловно, изумляет. Однако обсудим это позже – а пока остановимся на этом, «благополучно отмененном» явлении армейской жизни (тем более, что в целом российские офицеры, как и военные прокуроры, восприняли отмену гауптвахты, мягко говоря, без всякого восторга, и практически с момента отмены не прекращаются попытки «вернуть ее на место»; подтверждения легко найти в интернете).

Среди солдатских баек истории типа «А вот какая у нас была гауптвахта!..» играют довольно заметную роль. Часть из них попала на страницы перестроечных изданий на пике интереса к «армейской» тематике. Сам я в свое время, еще будучи студентом психфака МГУ, опросил (то есть провел глубинные интервью) с примерно четырьмя десятками студентов родного Университета и еще нескольких ВУЗов, прошедшими армейскую «школу жизни» в период 1985-1989 гг. Парни отслужили буквально где угодно и как угодно – во всех родах войск и во всевозможных местностях. В моей «коллекции» — связисты, артиллеристы, матросы, подводники, пограничники, ПВО-шники, обслуга аэродромов, «военные советники», стройбатовцы и т.д.; рядовые, ефрейторы, сержанты и старшины; проходившие службу в Москве, за Полярным Кругом, на границе с Китаем, в пустыне Гоби, на Кубе, в ГСВГ, в Венгрии, Польше и, конечно же, в Афганистане. Материалы опроса легли в основу моей дипломной работы «Групповая динамика в группах принудительного членства». В дальнейшем изложении я буду часто опираться на данные, полученные в результате этих интервью…

Итак, гауптвахта! Откровенно говоря, от некоторых «живописных подробностей» буквально холодеет кровь в жилах. Не все опрошенные перенесли все «прелести» «губы» (так солдаты часто называют гауптвахту) так сказать, «на собственной шкуре», они часто опирались в своих рассказах на «страшилки», популярные в их воинских частях. Однако образ тут не менее важен, чем опыт.

Вот он, обобщенный «портрет» Губы: солдаты на «губе», к примеру, могли содержаться в нарочно неотапливаемых камерах, когда на улице температура зашкаливает за 30 градусов мороза; их также запирали в специальный карцер без какой-либо мебели. – сидеть или лежать запрещалось; в некоторых (очевидно, продвинутых в инженерном отношении) «внутренних тюрьмах» по стенам камеры пускались непрерывные потоки ледяной воды – затем, чтобы никому не пришло в голову прислоняться к стене и тем самым непозволительно расслабляться.

По-своему забавен рассказ о «веселом» прапорщике – начальнике армейской гауптвахты на Кольском полуострове. Он славился тем, что любил лично прибыть рано утром к арестованным солдатам и зычно крикнуть: «Ну что, студенты?! Разбирайте карандашики – и идем извлекать квадратный корень!» После чего все арестанты шли «в чисто поле», где при помощи ломов должны были по 10-12 часов в сутки раскалывать огромные валуны на камни поменьше. Обломки, что примечательно, были никому не нужны, камни кололи как бы «на всякий случай».

Подъем на «губе» официально на час раньше, чем у прочих солдат – в 5, а не в 6 утра. Особая статья – охрана «губы», о которой ходили истории почище, чем о пресловутом «вологодском конвое». Солдаты одной из частей, к примеру, с ужасом передавали друг другу, что охрана гауптвахты любит ни с того ни с сего врываться в камеры, строить арестантов и избивать любого из «непонравившихся», причем частенько экзекуции происходят по несколько раз за ночь. А другие «охранники», другой «губы» развлекались иначе – любили, опять же среди ночи, направлять в камеры струи ледяной воды из брандспойта, буквально «смывая» спящих людей с коек. Все это, естественно, под веселый смех…

На самом деле, в солдатских байках предстает довольно полный перечень известных, описанных в различных международных конвенциях пыток: тут и пытка холодом (неотапливаемые камеры), и лишение сна (ночные «побудки» и сокращение собственно времени на сон), и такая «популярная» в годы Второй Мировой пытка, описанная еще в Женевской конвенции, как «принуждение к заведомо бессмысленному и тяжелому физическому труду». А также элементарные избиения и унижения человеческого достоинства… Характерный момент – самими рассказчиками неявно подразумевалось, что жаловаться куда бы то ни было бесполезно; «губа» такая, потому что разве может она быть иной?

Спрашивается – с чего вдруг такой поистине изощренный садизм? И зачем я об этом рассказываю – неужто ради «очернения»? или из желания «пощекотать нервишки» читателям?

Ни в коей мере. Будем оставаться в рамках строго научного подхода. Нас интересует ПРИЧИНА столь неприкрытого садизма, причем, как это ни удивительно, садизма очевидно СИСТЕМНОГО. Едва ли столь однотипные и часто повторяемые эпизоды в разных концах необъятной «территории казарм» можно списать на простые «перегибы на местах».

А причина проста. Она – в изначальной абсурдности самой идеи «гауптвахты» как «внутренней армейской тюрьмы». Ведь суть тюремного заключения – в ограничении/лишении свободы. Задумаемся: можно ли лишить кого-то того, чем он изначально не обладает?

Солдат/матрос, как участник ГПЧ, несвободен изначально. Его возможности свободного перемещения и принятия самостоятельных решений ограничены уже самим фактом его пребывания на срочной военной службе. Но, помимо этого, его членство в ОПЧ армейского типа накладывает на него уйму дополнительных обязанностей: отбывать наряды, заниматься строевой, физической и прочей подготовкой, выполнять различные приказы старших по званию… Будет ли в этой ситуации его простое «заключение в тюрьму» реальным НАКАЗАНИЕМ? Вопрос риторический.

Солдат «лишается» свободы, которой он и не имел, зато временно исключается из жесткой структуры «своей» ОПЧ, принуждающей его к действиям, выполнять которые он вовсе не стремится… В такой форме очень многие восприняли бы «губу» как своего рода курорт, отдых!
И поэтому армейское руководство, по сути, было вынуждено ПРИСПОСАБЛИВАТЬ «губу» к тому, чтобы она реально воспринималась как НАКАЗАНИЕ. Ибо только так механизм «ареста на гауптвахте» превращался в системный механизм – в реальное средство, способное обеспечивать работу системы в целом…

Мы подходим к еще одному крайне важному для понимания всей картины обстоятельству. Суть его парадоксальна: оказывается, что воинский командир КРАЙНЕ ОГРАНИЧЕН в наборе средств воздействия на солдата.

Звучит сие странно. Мы привыкли думать, что армейские Уставы дают офицерам поистине безграничные средства воздействия на подчиненных им военнослужащих. Ведь только в Армии есть понятие «приказа» — как команды, которая обязательна для исполнения и не подлежит никакому обсуждению. Зачем, казалось бы, офицеру какие-то средства воздействия на подчиненных? Он приказал – они обязаны выполнять! А если что – вон, еще недавно даже арестовать мог… А в военное время – вообще расстрелять на месте.

Тем не менее, ограниченность средств командира – несомненный факт. Дело в том, что солдат изначально слишком многого лишен, слишком ограничен в своих возможностях; проще говоря, сильно «депривирован». Его нельзя поощрить деньгами – «деньги солдату не положены»; его мало привлекает карьерный рост – ибо рост этот возможен только в рамках ОПЧ: на ограниченное число ступеней и, главное, в организации, в которой солдат вообще не стремится БЫТЬ ни в каком качестве.

Не работает в должной мере и обычный механизм (скажем, в корпорации) «минимизации поощрения»: солдату нельзя «сократить жалованье» (он и так почти ничего не получает), «понизить в должности» (он и так ощущает себя в самом низу социальной лестницы). Конечно же, смешно в армейском контексте говорить о таком СТРАШНОМ для практически любой ДОБРОВОЛЬНОЙ организации механизме, как отчисление (увольнение) или хотя бы угроза этого отчисления (то, что на корпоративном языке называется «выговор»).

А в итоге остаются только самые простые, примитивные, ПЕРВОБЫТНЫЕ механизмы ПРИНУЖДЕНИЯ: ограничения в сне, еде, отдыхе; изнурительные физические нагрузки; наконец, просто физическая боль.

Однако заметим, что практически ВСЕ «первобытные механизмы», перечисленные выше, находятся уже за рамками закона. Перед «руководящим составом» ЛЕГАЛЬНОЙ ОПЧ встает непростая дилемма – как выполнять свои обязанности и при этом по возможности не становиться ПРЕСТУПНИКОМ? Один из способов «решения проблемы» — наиболее радикальный и в то же время официальный (т.е. в рамках ОПЧ) – описан нами выше: это выделение из армейской структуры специальной, официально оформленной, но действующей «на грани и за гранью фола», структуры, предназначенной исключительно к реализации на практике «первобытных форм принуждения».

Тут поясним: обычно «губа» — это некое отдельное подразделение, своего рода «изгой» в армейском «строю». На «губу» посылают – т.е., к примеру, из различных частей и подразделений армии или флота периодически отправляют самых «проштрафившихся» в некий Центр, иной раз – за десятки километров. Такая «экстерриториальность» очень способствует «эффективной работе»: к примеру, знаменитые «охранные взводы» или «роты» не могли бы чувствовать себя так вольготно, если бы им приходилось служить бок о бок с солдатами, уже испытавшими на себе все прелести «губы». Ночь длинна…

Однако ясно, что самая жестокая «губа» не решает проблемы в целом. А проблема такова – как ЗАСТАВИТЬ солдат подчиняться? Неужели командирам все же начать применять насилие самим? В нашумевшем минувшей осенью «деле» о побеге из части двух солдат-близнецов промелькнуло одно любопытное сообщение: будто бы тот «близнец», который выжил (напомню, что второй брат-дезертир застрелился в окруженном спецназом доме) успел сказать журналистам, что командир их подразделения имел обыкновение избивать солдат собственной бейсбольной битой…
Его слова, конечно же, были тут же опровергнуты пресс-службой Министерства Обороны («факты не подтвердились»), а сам дезертир-убийца где-то сгинул в недрах карательной армейской судебной машины. И кстати – не является крайне показательной готовность нашего МО пожертвовать даже любимой «губой» — лишь бы только не допустить суды на территории воинских частей?

Я все ж думаю, что личное насилие господ офицеров – далеко не обязательная деталь, и свидетельствует скорее о разложении армии… Системный механизм «на каждый день» — несколько иной.

Мы вплотную подходим к теме. Вскоре мы опишем «социально-групповой» механизм, который я торжественно (в честь великого русского психолога Л.Выготского) назвал «интериоризация принуждения».

Продолжение следует…

«Губа» еще никого не исправила

Теперь в руках у командира, по словам руководителей Минобороны и солидарных с ними членов Комитета ГД по обороне, появится мощнейший рычаг воздействия на нарушителей воинской дисциплины. Офицеру уже не придется утихомиривать казарменного хулигана, применяя к нему, что еще недавно случалось, непредусмотренные никакими правовыми нормами меры физического воздействия. Самовольщика, а также опоздавшего из увольнения, нарушителя правил несения боевого дежурства и обращения с оружием, а главное — пьяного дебошира и обкуренного, распоясавшегося грубияна и «деда» можно будет без лишних слов изолировать в камере временного содержания. А потом — после решения командира части и вердикта гарнизонного суда, в полном соответствии с новыми, изменившимися требованиями Дисциплинарного устава и Кодекса об административных правонарушениях (с участием защитников и военных дознавателей и прокуроров), — разгильдяя в погонах отправят на гауптвахту. Сроком — до 30 суток. В особых, то есть крайне тяжелых случаях, — на 45 суток.

«Старый» Дисциплинарный устав предоставлял право сажать провинившегося на «губу» не только командиру части (корабля), но и командиру батальона (дивизиона), командиру роты (батареи). Правда, в отличие от думских нововведений командир полка мог раньше засадить военнослужащего на гауптвахту на 15 суток, комбат — на 10, ротный — на пять. Время, проведенное под арестом, в срок службы не зачитывалось. Хотя столь строгое наказание распространялось тогда и на младших офицеров. На прапорщиков и мичманов — тем более. Сейчас офицеры, как и военнослужащие, не принявшие присягу, а также военнослужащие-женщины от такого унижения освобождены.

Поможет ли возвращение в армию и на флот гауптвахты изменить ситуацию с воинской дисциплиной — вопрос открытый. По моему мнению, если этим нововведением работа по укреплению правопорядка в войсках только и ограничится, то нет, нисколько. Почему я так считаю? Потому что по опыту своей тридцатилетней службы в армии хорошо знаю, «губа» еще никого не исправила, никого не наставила на путь истинный, никого не заставила изменить свое поведение. Я сам имею на своем счету два срока ареста, по десять суток каждый.

Первый раз получил его еще в звании сержанта в артиллерийском полку города Советска Калининградской области за то, что не успел, как потребовал от меня, уходя в отпуск, замполит дивизиона, переоборудовать ленинскую комнату. Начальник клуба, с которым у моего шефа были натянутые отношения, не дал мне ни фотобумаги, ни ватмана, ни гуаши, а на сержантские деньги купить это было невозможно. Второй раз «подзалетел» уже во Львовском военно-политическом училище, где учился. На этот раз по делу — за самовольную отлучку. Возвращались мы с товарищем из «самохода» поздно вечером и, выходя из троллейбуса, не заметили, что в него садится начальник факультета. На утреннем разводе вопрос начфака: «Кто был вчера в самоволке?» — нас с другом не встревожил. В самоволке было полфакультета. Но досталось на орехи только нам двоим. И за «самоход», и за «неспособность честно признать свою вину».

Правда, ни в первом, ни во втором случае за решеткой гауптвахты мне побывать не довелось. В первом случае замполит быстро остыл. В другом — мне помогла, даже не догадываясь об этом, девушка, с которой я тогда встречался. Она была мастером спорта по пулевой стрельбе. В училище проходила олимпиада, где она должна была выступать за наш факультет, и начфаку было не с руки терять в моем лице шанс на победу. Товарищу моему, ныне VIP-персоне, повезло меньше. Он опять попался на «самоходе», и ему пришлось отсидеть отведенный срок. Как и положено: без ремня, под круглосуточным светом потолочной лампы и с «вертолетом» — дощатым топчаном, который выдавали на ночь, а утром отбирали. На той самой львовской гауптвахте, расположенной в самом центре города, которую в годы оккупации использовало фашистское гестапо.

Раз в месяц мы, курсанты факультета журналистики, ходили в гарнизонный караул охранять тамошних «губарей». Камеры в том узилище были очень сырыми. Даже летом солнечный свет проникал в них только на пару часов, но никогда не согревал каменные стены. А пацюки (крысы по-украински) бегали там по бетонному полу величиной с кошку. Не позавидуешь ни тому, кто сидит за решеткой, ни тому, кто его охраняет. Мне, как и многим моим товарищам, «такое счастье» доставалось не раз. И все же.

Ни на кого из отсидевших на «губе» она особого воспитательного впечатления не производила. На сослуживцев наказанного таким образом — тоже. Наоборот, побывавший там выглядел в глазах товарищей героем. Еще бы, перенес такое нешуточное испытание. И все это при том, что, помимо административного наказания, провинившийся получал по полной мере взбучку по линии бюро ВЛКСМ (современная молодежь забыла, если знала, что это такое, что армия в советские времена была насквозь политизированной — партийной и комсомольской). А выговор с занесением в учетную карточку и, не дай Бог, исключение из ВЛКСМ, если нарушения воинской дисциплины были регулярными, могли потом повлиять на поступление в вуз, на выбор престижной и высокооплачиваемой работы. Такой, например, как возможность стать моряком загранплавания или рыбаком в Атлантике. Единственное тогда для простого парня место, через которое можно было попасть за границу, заработать «боны» — тогдашние заменители долларов и фунтов. Без комсомольской характеристики, заверенной политотделом, о такой работе можно было и не мечтать.

К чему я веду? И зачем ударился в воспоминания, хотя это вовсе не ностальгия по тем временам? Дело в том, что в Советской Армии система принуждения, элементом которой всегда была и гауптвахта, дополнялась системой убеждений. Хотя тоже своеобразной. Не только в форме политзанятий и политинформаций, но и в виде комсомольского и партийного билета, служебных характеристик, без которых ни туда ни сюда. И каждый, кто хотел чего-то в жизни добиться, вынужден был считаться с этими обеими ипостасями. С моральными нормами и правилами, с требованиями воинского порядка, которые за ними стояли.

Сегодня никаких ВЛКСМ и КПСС в войсках не существует. И слава Богу (почему — тема отдельного разговора). Но вот систему принуждения системой убеждения в армии пополнить не удалось. Не считать же такой системой общественно-государственную подготовку и патриотическое воспитание?! Попробуйте доказать самовольщику или выпивохе, а тем более «деду», что, грубо нарушая воинскую дисциплину, он ведет себя непатриотично или антигосударственно. Он этих слов не поймет и не воспримет. Обыденное сознание, а именно им руководствуется, как правило, простой человек, солдат срочной службы, тоже говорит ему обратное. Примерно такое: «Если я грублю родителям или прихожу домой выпивши, а то и ночую где-то на стороне, это совсем не значит, что я не люблю родную мать или отца, а тем более — родину».

Так же и в армии — вся «дедовщина», если кто не понимает, в обыденном сознании проникнута желанием «воспитать хорошего солдата, способного быстро и безотказно выполнять любой приказ командира и начальника». «Разве это не патриотизм?» — спросит вас любой «дед». И очень удивится, что вы с ним не согласитесь. Ну а то, что при таком «методе воспитания» унижается человеческое достоинство, а заодно калечится здоровье, как это произошло с рядовым Сычевым, не говоря уж о нравственном здоровье, мало кого волнует. Вся армейская служба — это сегодня часто абсолютное игнорирование человеческого достоинства как такового. Поэтому слова о морали, о чувстве долга для тех, кто привык руководствоваться другими, «обыденными», принципами, — пустой звук. Что бы ни возражали и кто бы ни спорил по этому поводу.

Страна сегодня другая и люди в ней другие. Армейская служебная характеристика сейчас мало кому нужна. Для поступления в институт или университет она не требуется. Тем более в коммерческие вузы, да и в обычные тоже. Большинство факультетов в них, а так же студенческих мест на этих факультетах сейчас практически платные. Для поступления в техникум и на завод армейская характеристика тоже не нужна. На рынке торговать, челночить — тем более. Идти в моряки загранплавания и рыбаки уже не модно. Заработать «зеленых денег» и поехать за границу можно и без этого. Стоит только захотеть. Твоя солдатская биография на это никак не повлияет — сачковал ты, дурака валял, нахватал полные пригоршни взысканий или служил истово, стал отличником, как раньше считалось, боевой и политической подготовки — этого никто никогда не спросит.

Возникает очевидный вопрос: чем же подкрепить, усилить и умножить методы принуждения? Как воздействовать на человека в погонах, убедить его служить достойно? Гауптвахта тут не подмога. Хотя, конечно, есть способ совместить и переплести оба метода. Но это возможно в другой, пока, к сожалению, не в нашей армии.

Например, при помощи денежных премий и штрафов. Хорошо служишь, являешься примером в выполнении требований воинской дисциплины и порядка, стал мастером военного дела — получаешь солидные надбавки, другие преференции. К примеру, возможность заочно учиться в вузе, получать престижную профессию. Тебе для этого командир даже специально время выделяет. Предоставляет твоей семье благоустроенную комнату. А то и отдельную квартиру в общежитии. Регулярно хвалит тебя на полковых вечерах отдыха на глазах у жены и детей:

Валяешь дурака, не вылезаешь из самоволок, а то и из пьянок, не выходишь на службу — будь добр, посиди на «губе», получи штрафные санкции. Одну, две, три, пока не вылетишь из армии и не получишь, как злостный алиментщик, «хвост» в виде судебного исполнительного листа. За невыполнение условий контракта, за недоношенную военную форму одежды, обувь, потраченные на тебя средства обучения:

Правда, о чем это я? О добровольческой контрактной армии, о конкурсе на замещение должностей солдат и сержантов, которым платят такие достойные деньги, как когда-то морякам загранплавания и рыбакам. Где на каждое вакантное место по 5-6 желающих. Где сержант и старшина закончил как минимум шестимесячные курсы педагогики и психологии, на которых ему рассказали о сложных взаимоотношениях внутри воинских коллективов и научили, как влиять на них, используя формальных и неформальных лидеров, другие рычаги. Не только командно-административные. Но такой армии у нас, к сожалению, нет. Мы пока стоим в раскорячку — страна ушла далеко вперед, а ее армия, выражаясь словами знаменитого поэта: «Остался в прошлом я одной ногою. Стремясь догнать стальную рать, скольжу и падаю другою».

Возвращение в нашу армию гауптвахты — то самое скольжение по поверхности, которое с виду представляет собой борьбу за укрепление воинской дисциплины и правопорядка в войсках, а на деле — никак не затрагивает сути армейских проблем, в основе которых сложные комплексные социальные и ценностные инвективы. Без их системного решения никакие отдельные постановления, поправки в закон и дополнения в уставы работать не будут. Так что и от возвращения гауптвахты, как мне кажется, помощь небольшая.

Как выжить в тюрьме для военных — Mediacity

Уроженец Курской области Артём* (фамилия не разглашается из этических соображений) недавно вышел из гауптвахты. Рядовой рассказал Media City, что это такое и как «тюрьма для военных» влияет на армейскую службу.

«Я служу в войсках Нацгвардии по контракту уже почти два года. Контракт подписал, проходя срочную службу. Из любопытства и жажды приключений.

Много раз мне предлагали стать командиром отделения, но я отказывался, потому что не люблю командовать. Мой принцип: «Пришел рядовым – уходи рядовым». Наша часть находится под Москвой. Мы – бригада оперативного назначения. Как усиление ОМОНа: работаем на всяких митингах, футбольных матчах, праздниках. У нас такая же боевая подготовка, как у пехоты. В службе я разочаровался. Платят действительно мало и само отношение антигуманное. За любую мелочь – взыскание. Полгода без премии, например. Слишком сурово для меня. Ну и командиры относятся к нам как к мясу.

Чем выше офицер по рангу, тем больше он ненавидит контрактника.

Выходные бывают, примерно 6 в месяц. В любой праздник мы обязаны обеспечивать общественный порядок. На этот новый год я буду либо на Красной площади сидеть в автобусе — в бронежилете, либо в роте – в резерве. Отпустят, может быть, второго числа. Во время выходных я не имею права покидать гарнизон своей части – уезжать дальше, чем на определенное количество километров от нее. В случае тревоги я должен быстро приехать обратно. Мы стараемся не ездить в Москву, потому что оттуда дольше возвращаться.

В общем, я мирился со всеми тяготами и невзгодами армейской службы. Пока не попал в Рязанскую гауптвахту.

Гауптвахта – это что-то вроде тюрьмы для военных. Попал я туда при несправедливых обстоятельствах. Болел три дня, поэтому пропустил службу, уведомив об этом командира роты. Командир отнёсся к этому с пониманием и разрешил мне тихо, без всяких отчетностей, выздоравливать дома. Я вышел на работу. Спустя неделю кто-то «настучал» на командира роты, мол, он меня прикрывал, дал мне неофициальные выходные. Дальше разбирательства, суд…

Замполит лихо подделал мое дело: вшил мне отрицательную характеристику. Поэтому в суде я предстал чуть ли не маньяком-насильником. И мне дали вместо 7 целых 20 суток гауптвахты.

Всего таких учреждений в европейской части России 3-4, и самая ближайшая к Москве – Рязанская гарнизонная гауптвахта I класса.

На гауптвахте не то, что интернета, даже права позвонить родственникам нет. Свидания тоже запрещены. Они разрешены только тем, кто находится там не за дисциплинарный проступок, а в рамках предварительного заключения. И то вроде как допускают лишь адвоката. А те, кто уже осужден по административным (дисциплинарным — в армии) статьям, не имеют никаких прав. Даже если посадят на максимальный срок – 45 суток – всё равно любая связь с миром запрещена. Конечно, можно договориться с караульным, тихонько взять мобилу и зайти в ВК…Но это сложно.

У нас был определенный распорядок дня, как, впрочем, во всех тюрьмах. В 6 – подъем. После этого нельзя было ложиться или садиться на кровать, можно было только сидеть на табуретке или стоять. В камере есть окошки, и контролеры периодически заглядывают к нам.

Сами караульные не обращали на нас внимания – мы могли лечь. Главное, не спать, чтобы быстро вскочить. А вот если зайдет начкар и увидит, что ты спишь – готовься к карцеру. Даже если задремал на табуретке.

После подъема утренний туалет – зубы почистить, умыться… До завтрака в 8 приходилось ничего не делать. При этом нельзя было ложиться спать. 4 часа далее мы занимаемся строевой подготовкой, изучаем устав. И то не всегда – зависит от того, кто в карауле. Потом обед. До 6 мы опять просто бессмысленно ждем. Принимаем форму «Номер раз» — раздеваемся до трусов и шлёпок. Затем происходит смена караула. Новый начкар полностью шмонает всю камеру. Потом ждем ужина в 8 и почти сразу после ужина туалет и отбой. Я ох…ел так жить 20 суток подряд.

Если погода располагала, мы убирали снег вместо строевой подготовки. Если заступал хороший наряд, то даже просто стояли на плацу и общались. Только кажется, что убирать снег и зубрить устав – полная чушь. Всё же это лучше, чем сидеть в камере. Еще смотря какой сосед попадется…

Все мои соседи сидели ни за что по 7 суток. Первый тоже был из Нацгвардии, только из Обнинска. Потом были два наркомана – один в соседней, второй сидел со мной. Как будто из анекдотов! Типичные «наркоманы Павлики».

Я своему соседу-торчку дал книжку, тот быстро в нее влип и так и остался в ней на всю неделю. Правда, прочел лишь страниц двадцать.

Потом сидел из моей части. Был период, когда ко мне никого не подселяли. Дня три. И мне было легче находиться наедине с собой, чем делить камеру с соседями.

На «губе» было три книжки: Роджера Желязны, Дюма и Глуховского. Там много уставных книг. А из художественных – только эти. Кажется, эти книги привозили с собой заключенные, а потом забывали здесь. Желязны мне не понравился, но я думаю, что это вина переводчика.

Я познал все «прелести» гауптвахты, в том числе, карцер. Как-то мы с еще одним военнослужащим вышли за пределы гауптвахты в сопровождении выводного выкидывать мусор. Покурили…Там всегда курят. По возвращении встретили ВРИО начальника гауптвахты. Тот по запаху определил, что мы курили, и дал нам двое суток карцера. На ночь – от отбоя до подъема – отпускают спать из карцера в камеру. А я поругался с начальником караула, который не выпускал меня на ночь. Выпускали только в туалет и пообедать. Это было жутко.

Карцер – просто пустая комната 1,5 на 2 метра, в которой никогда не гаснет свет. Вообще во всей гауптвахте он не гаснет. Разница в том, что в карцере из-за белых стен и мощных лампочек освещение значительно ярче.

Под конец первых суток я даже не мог спать, у меня как будто даже начались галлюцинации.

На самом деле, условия на гауптвахте хорошие. Ну, ладно, не спишь. Зато сидишь. Не заставляют бегать, качаться. Мне кажется, определенная строгость создается, чтобы люди боялись нарушать дисциплину. Вся «губа» относится к военной полиции. Нет ничего хуже военной полиции! Почти вся она – гниль.

Гауптвахта меня совершенно не исправила, если честно. Скорее, она показала мне, что терять нечего. Я научился беспалевно курить, виртуозно прятать сигареты и зажигалки (не в арестантсткий багажник, конечно), лучше вести себя в коллективе. Поскольку я находился в заключении дольше остальных, то смог себя хорошо поставить. Стал старшим над остальными. Решал, кто убирает, кому покурить и т.д. Пользовался авторитетом. Научился не падать в грязь лицом. Выводы? Теперь буду меньше попадаться».

В российской армии готовятся к восстановлению института гауптвахты

На весь Тихоокеанский флот осталась лишь одна гауптвахта. Она первое время будет принимать нарушителей и с Сахалина, и с Камчатки.

Начальник Владивостокской гауптвахты прапорщик Нечаев в бытность срочнослужащего сам сидел здесь за мелкое нарушение. Тогда мест всем задержанным не хватало. Скорее всего, не хватит и сейчас. 62 койки займут в момент. Дальше нарушители в очереди будут ждать наказания.

Николай Нечаев, начальник гауптвахты: «62 человека мы готовы принять. Не больше. Хотя в старые времена очередь была, чтоб попасть на гауптвахту. Я сам находился здесь в свое время. Командир с большими проблемами посадил меня сюда в свое время. Нужно было краску купить, ну что-то необходимое принести сюда, чтоб сюда попасть. Типа взятки. Не так просто было сесть сюда».

Пока здесь пусто. Арестованных нет. Их ждут только после 1 января. Сейчас здесь сидят осужденные. 10 человек. Юра – редкое исключение из общего правила, его осудили за самовольное оставление части, приговорили к лишению свободы на полгода. У остальных сроки больше, сидят за неуставные отношения в части.

Гауптвахта станет альтернативой уголовной судимости для таких, как Юра. Нарушение не слишком строгое, можно обойтись дисциплинарным наказанием, а не лишением свободы. Решение об аресте будет принимать гарнизонный суд, а не командир части, как раньше. Причем срочник может потребовать для участия в разбирательствах адвоката.

Максимальный срок, в течение которого военнослужащий может находиться на гауптвахте, — 45 суток.

Александр Волков, военный комендант гарнизона города Владивостока: «Срок пребывания военнослужащих на гарнизонной гауптвахте не учитывается в основной срок прохождения службы. Это будет хороший стимул для военнослужащих быть законопослушными».

На плацу уже по новой разлинованы квадраты для строевой подготовки. С первого января жизнь на губе резко изменится. Наказанные по шесть часов в день будут маршировать и еще два часа тратить на физическую подготовку.

А тем временем военные разработали программу строительства и реконструкции до европейского уровня почти полторы сотни гарнизонных гауптвахт по всей стране.

Что вы можете отправить в пакете для базового обучения армии?

Я получаю много вопросов об отправке посылок, пока ваш SIT находится на базовой боевой подготовке. Почта всегда приветствуется на базовом обучении, но есть некоторые правила в отношении пакетов услуг.

Прежде чем я перейду к этому, сконцентрируйтесь на общении, в первую очередь отправляя ободряющие письма. Вы можете сделать это по:

  • Письмо от руки : Мне нравится использовать очень простую бумагу и конверт, чтобы они были простыми.Ваш солдат получит письмо через пару недель.
  • Использование приложения SANDBOXX: вы можете отправить письмо со своего смартфона. Настоящее письмо доставляется на ваш SIT! Письма доставляются быстрее с SANDBOXX.

Теперь, если вы тоже не можете дождаться отправки пакета услуг, давайте поговорим о том, что вы можете отправить.

Что вы можете отправить своему солдату во время начальной подготовки

Перед отъездом вашего сына или дочери на базовую подготовку у них должен быть список всего, что им нужно.Если чего-то не хватало, их привозят по почте каждые пару недель для покупки необходимых вещей.

В армии есть правила в отношении пакетов услуг базовой подготовки. Самый первый вопрос, на который нужно ответить: «Разрешены ли в их отделении пакеты услуг по уходу?»

Узнайте это в первую очередь, поскольку есть отделения, в которых разрешены пакеты услуг, а в некоторых — нет.

Также имейте в виду, что у них очень ограниченное пространство в казармах, поэтому держите свои посылки небольшими. Также, если вы отправляете личные вещи, такие как дезодорант или мыло, кладите их в запечатанный пакет с замком на молнии.

Этот список является скорее руководством. Хотя могут быть и другие предметы, которые могут быть включены, не забудьте спросить вашего военнослужащего, проходящего обучение (SIT), о правилах подразделения для пакетов услуг.

  • Адресная книга
  • Детские влажные салфетки без запаха
  • Кусковое мыло без запаха
  • Черные ручки
  • Наличные менее 50 долларов
  • Дезодорант для зубной нити без запаха
  • Цифровые часы (черный ремешок)
  • Конверты
  • Товары женской гигиены
  • Гель для волос (без запаха)
  • Резинки для волос (черные)
  • Журнал
  • Бальзам для губ, без запаха
  • Лосьон без запаха
  • Бумага Moleskin (белая линовка)
  • Карандаши
  • Перманентный маркер (черный)
  • Конверты с обратным адресом и марками
  • Марки
  • Зубная щетка
  • Зубная паста
  • Мыло для стирки (без запаха)
  • Кусачки для ногтей (без файла)
  • Комбинированный шампунь / кондиционер
  • Салфетки смываемые без запаха
  • Бритвы (ТОЛЬКО для мужчин)
  • Дорожный размер Пакеты Kleenex
  • Религиозные медальоны
  • Белые носки до теленка (без логотипов)
  • Кодовый замок (черный / серебристый)
  • Белье нижнее (трусы, белое)
  • Гребень с мелкими / средними зубьями (помогает с женскими волосами)

Отправьте свои посылки на базовое обучение через почтовое отделение США (USPS.)

Вы можете получить от USPS почтовые принадлежности для посылок, отправленные к вам домой (бесплатно), которые включают приоритетные почтовые ящики, ленту и адресные наклейки. Хотя вы можете получить посылку бесплатно, отправка посылки НЕ БЕСПЛАТНА. Посетите веб-сайт USPS, чтобы узнать текущие цены.

Закажите комплект военной помощи.

Обязательно прекратите посылать письма примерно за 2 недели до окончания базового обучения.

Информацию о пакете услуг можно найти на отдельном веб-сайте армейской базовой боевой подготовки:

Заключение

Ваш солдат, проходящий обучение, будет рад услышать от вас, когда он станет солдатом из гражданского! Обязательно продолжайте писать поощрительные письма.

Если вы отправляете посылку по уходу, держите ее небольшого размера и включайте только необходимые предметы.

Я надеюсь, что вы нашли этот список полезным, поскольку вы можете отправить его в пакет услуг по уходу в свою SIT в программе базового обучения.

Поделитесь своим опытом в комментариях ниже!

Как солдаты не выпадают из вертолетов?

Во время войны во Вьетнаме нередко можно было увидеть фотографии солдат с ногами, свисающими с Huey. Фильмы о войне также продвигают этот образ, когда солдаты готовы прыгнуть с вертолета, как только он приземлится.Итак, как этим солдатам не выпасть?

TLDR — Солдаты не падают с вертолета из-за физики. Когда вертолет поворачивается, центростремительная сила давит внутрь, удерживая солдат, сидящих в кабине или выступ кабины прижатыми к полу. В современной армии солдат также обычно запрягают или пристегивают ремнями.

Почему люди не падают с вертолетов?

Когда лопасти вертолета вращаются, они создают подъемную силу. Когда вертолет поворачивает, подъемная сила складывается из двух компонентов.Первая составляющая — это вертикальный подъем, вызванный центробежной силой. Центробежная сила — это равная и противоположная реакция, которая позволяет вертолету менять направление.

Вторая составляющая — это горизонтальный подъем, вызванный центростремительной силой. Центростремительная сила движется горизонтально к центру объекта, вокруг которого она вращается, то есть к кабине вертолета. Центростремительная сила удерживает внешние объекты прижатыми внутрь к центру.

Наряду с центростремительной силой солдаты избегают падений с вертолетов благодаря ремням и ремням безопасности.Интерьер военного вертолета включает в себя широкий спектр приспособлений для крепления людей или грузов.

Армия США 160-й авиационный полк специальных операций MH-6M Little Bird.

Многие детали находятся на полу кабины. К поясу солдата часто прикрепляют длинный ремешок. Ремешок часто называют «обезьяньим хвостом» или «обезьяньей шлейкой».

Наряду с индивидуальными ремнями некоторые военные вертолеты используют пятиточечную систему ремней безопасности. Солдаты прикреплены к сиденьям с помощью ремней безопасности, которые не слишком отличаются от ремней безопасности на детских сиденьях.Стандартные поясные ремни также встречаются на большинстве вертолетов.

Как не выпадают наводчики?

Как и солдаты, сидящие на краю кабины, наводчики избегают выпадения из-за сочетания силы тяжести, инерции и ремней безопасности. Двери-артиллеристы были впервые использованы во время войны во Вьетнаме. Они ездили на вертолетах CH-21, UH-34 и UH-1 с открытой дверью, как правило, привязанной к ремню.

Первые стрелки использовали стандартные винтовки. Однако вскоре военные начали устанавливать средние пулеметы на шарнирных установках.Для повышения устойчивости ружья иногда крепились эластичными шнурами.

Наводчиков обычно удерживали с помощью стандартного поясного ремня или обезьяньей сбруи. Шлейка обезьяны крепится к талии и соединяется с деталями на полу кабины. Это дает наводчику больше маневренности и предохраняет его от выпадения.

Поскольку вертолеты изначально не предназначались для стрелков, они оставляли дверь открытой или снимали ее с петель. Некоторые современные военные вертолеты избавляют от необходимости оставлять дверь открытой или закрытой.Например, в дверях вертолетов Black Hawk есть окна. Пулемет устанавливается так, чтобы ствол был направлен в иллюминатор. Дверь может оставаться закрытой, но окно должно оставаться открытым.

Похожие сообщения

ВВС тратят много времени и сил на уничтожение бальзама для губ от изнасилования

(Фото: Air Force Times)


Вечером 16 декабря 2015 года члены сообщества Joint Base Elemendorf Richardson получили странное электронное письмо.В рамках своей информационно-пропагандистской работы отдел по предотвращению и сексуальному насилию на базе на Аляске — обычно называемый акронимом САПР — раздал тюбики бальзама для губ.

Их нужно было уничтожить.

«Мы обратили внимание на то, что примерно 400 рекламных продуктов« Бальзам для губ SAPR »… содержат следовые количества тетрагидроканнабинола (ТГК)», — говорится в публичном обращении, имея в виду активный ингредиент наркотика марихуаны. «Офис координатора по борьбе с сексуальным насилием прекратил распространение бальзама для губ… и просит вас утилизировать этот продукт, если вы получили один из этих предметов.”

И Пентагон, и ВВС — головная служба базы — запрещают персоналу принимать внутрь любые вещества, содержащие семена конопли или масло из этих семян. Летающая ветвь особенно обеспокоена тем, что небольшое количество ТГК может вызвать положительный результат при случайном скрининге лекарств.

14 декабря, согласно записям We Are the Mighty, полученным в рамках Закона о свободе информации, персонал из 673 -го крыла авиабазы ​​ направил поставщику электронное письмо с описанием ситуации для дальнейшего использования.Ранее Крыло обратилось в Управление специальных расследований за советом о дальнейших действиях.

На следующий день Global Promotional Sales ответила, указав, что бальзам для губ не содержит THC, а также как минимум два последующих сообщения с просьбой поговорить с сотрудниками базы. В конечном итоге они прислали научное исследование 2001 года от Leson Environmental Consulting, в котором говорилось, что в конопляном масле никогда не будет достаточно ТГК для регистрации в тесте на наркотики. В то же время сотрудники Wing и офис САПР обсуждали, что делать с тюбиками увлажняющего крема с фруктовым вкусом.

Ссылаясь на исключения, касающиеся личной жизни, цензоры удалили имена всего персонала ВВС в записях. Однако они не , а не удалили имя представителя Global Promotional Sales.

«Мне сказали, что бальзам для губ, сделанный из конопли [sic], не даст положительного результата на ТГК», — написал неназванный полковник из командования 673d в одном электронном письме. «Сколько вы раздали?»

Хотя должность полковника широко распространена, правила есть правила.«Из-за правил, запрещающих любое использование продуктов из конопли, мы понимаем, что продукт необходимо утилизировать», — парировал координатор по борьбе с сексуальным насилием.

После бесчисленных часов работы над проблемой руководство базы решило разослать публичный адрес и попросить персонал добровольно выбросить предметы. В общей сложности офис САПР закупил 1600 «Фруктовых увлажняющих средств для губ» на сумму более 1 580 долларов США, согласно счету.

Отдел по связям с общественностью Объединенной базы Элемендорф Ричардсон сообщил We Are the Mighty по электронной почте, что они не уверены, что случилось с более чем 1000 тюбиков бальзама для губ, которые не раздал офис САПР.Они не знали, возместил ли поставщик стоимость или предоставил кредит на будущий заказ.

Что мы действительно знаем, так это то, что в течение как минимум трех дней и координатор по реагированию на сексуальные нападения, и сотрудники 673d активно участвовали в решении проблемы, которая отходила от их основной миссии несколькими способами. Сам бальзам для губ, украшенный логотипом САПР и текстом «Согласие, спрашивай, общайся», служил неясной цели.

«Я имею в виду, просто вес этих писем… вес координации, потраченный на поиски сувениров и безделушек», — сказал Тони Карр, офицер ВВС в отставке и откровенный критик многих политик летающих ветвей, сказал We Are the Mighty in Электронное письмо после просмотра документов.«Это то, что делают SARC, в то время как проблема сексуального насилия продолжает колебаться где-то между растерянностью и нерешительностью».

Законодатели, знаменитости и другие лица неоднократно критиковали Пентагон за то, что он не смог улучшить ситуацию. Хотя услуги сосредоточены на образовании, подотчетность кажется реальным фактором, сдерживающим прогресс в этом вопросе.

Пентагон был вынужден признать, что «о сексуальных посягательствах по-прежнему мало что сообщается», когда они опубликовали свою последнюю стратегию предотвращения сексуальных посягательств 1 мая 2014 года.В новой политике говорилось о необходимости преследовать правонарушителей независимо от ранга и следить за тем, чтобы обвинители не подвергались репрессиям со стороны своего начальства, которое часто являлось нападавшим.

Полковник ВВС в отставке Кристенсен, проработавший в военной правовой системе более двух десятилетий, сказал, что этот инцидент высветил «очень упрощенные» ответы Пентагона на очень сложные проблемы, такие как изнасилование. Кристенсен в настоящее время является президентом некоммерческой правозащитной группы Protect Our Defenders из Вашингтона, округ Колумбия, которая занимается проблемами сексуального насилия в США.С. военный.

«Они думают, что могут найти выход из этого с помощью силовых инструментов», — сетовал Кристенсен, описывая, казалось бы, бесконечные брифинги и курсы по проблемам сексуального насилия. Он особо выделил обучение сторонних наблюдателей как «довольно нелепое», добавив, что он не знал, что кого-то наказали за то, что он не говорил от имени жертвы.

Конечно, и Карр, и Кристенсен сразу заметили, что такого рода реакции не обязательно ограничивались одним конкретным кризисом.«Это усиливает подход« лидерство через преследование », заключающийся в изобретении и последующем обеспечении соблюдения правил без уважительной военной необходимости», — сказал Карр. «Я поражен тем, насколько это продолжается».

Кристенсен сравнил идею раздачи бальзама для губ, мятных конфет и других новинок в качестве решения проблемы сексуального насилия с очень оклеветанными флуоресцентными желтыми поясами, которые солдаты носят во многих ситуациях. По его словам, вместо того, чтобы по-настоящему вникать в то, как предотвратить гибель людей во время бега или выполнения других действий в ночное время, Пентагон просто постановил, что все должны носить светоотражающие повязки почти везде, почти постоянно.

Но такая реакция особенно раздражает, когда речь идет о сексуальном насилии. Уловки, такие как бальзам для губ, «упрощают воздействие сексуального насилия» и способствуют тому, что войска обычно «отключают» сообщения, добавил Кристенсен.

Чтобы по-настоящему начать устранение проблемы, говорит Кристенсен, Пентагон и его критики должны признать, что полностью искоренить сексуальное насилие со стороны военных будет невозможно. Вместо этого необходимо сосредоточить внимание на обращении с военнослужащими и женщинами, как на взрослых, которые знают, что это преступление, на предоставлении следователям и прокурорам возможности преследовать злоумышленников и формировать общее чувство ответственности как вверх, так и вниз по служебной лестнице.

До тех пор офисы САПР легко обнаружат, что тратят драгоценное время на промахи в продвижении, а не на пропаганду более здорового климата в сфере услуг.

Высокопоставленные офицерские должности вне досягаемости

Карл Кастро, ветеран армии США и один из немногих латиноамериканцев, служивших на высоких должностях во время службы
Суть должности полковника в армии заключается в том, что она позволяет вы можете делать комментарии за пределами вашей полосы движения, и это принято.Обычно это не принято на более низких уровнях в организации.

Большинство офицеров в вооруженных силах происходят из программ ROTC. Школа кандидата в офицеры обычно длится от 9 до 17 недель. Прямые поручения выдаются людям, которые уже практикуют торговлю в своей гражданской жизни и могут получить специальность в качестве офицера в армии, например врачей или медсестер.

Многие латиноамериканцы просто не имеют достаточного образования, чтобы стать офицером. Латиноамериканские студенты — вторая по численности этническая группа в США.S. государственные школы после белых студентов, но только около 8% латиноамериканцев получают высшее образование, согласно Исследовательской службе Конгресса. Языковые и экономические барьеры, а также дискриминация исторически способствовали разрыву в успеваемости латиноамериканцев в образовании США. По словам Кастро, это влияет на то, кто получит повышение в армии.

«Если у вас нет большого числа латиноамериканских мужчин, имеющих высшее образование, то у вас не так много офицеров», — сказал Кастро.

Одним из ярких моментов является растущий уровень образования латиноамериканских женщин в США. Число латиноамериканцев, получивших высшее образование, выросло примерно на 70% с 2000 по 2017 год, в значительной степени опередив латиноамериканцев из поколения миллениума, демографическую группу, в которой рост в колледже составил 56% выпускников, согласно отчету о латиноамериканских языках США NBCUniversal Telemundo Enterprises и Comcast NBCUniversal, опубликованному в ноябре.

Однако женщины с меньшей вероятностью поступят на военную службу и останутся в ней, чтобы продолжить свою карьеру в качестве офицеров.Согласно отчету CNA, исследовательской организации из Арлингтона, штат Вирджиния, за 2017 год, женщины всех этнических групп составляют лишь около 18% офицерского корпуса и менее 7% высших руководящих должностей. Военные открыли для женщин все боевые должности только в 2015 году.

Жаклин Крулич, ветеран ВМС США, наполовину мексиканка, говорит, что для цветных женщин препятствия на пути к военному руководству еще больше. Она сказала, что были времена, когда военнослужащие-мужчины высмеивали ее и ее коллег-женщин, шутя, что их задницы слишком велики для их формы.Когда они пытались заступиться, им говорили, что у них плохое отношение.

«Я думаю, есть разница в том, как обращаются с латиноамериканскими мужчинами и с латиноамериканскими женщинами», — сказала она. «Определенно, как к цветной женщине, к тебе относились по-другому».

Военная культура не позволяла Крулич и ее друзьям говорить о любых формах преследований или оскорблений, сказала она.

Показать подпись Скрыть заголовок Члены всех родов войск США маршируют на параде в честь Дня ветеранов на Стейт-стрит в Эри, штат Пенсильвания, в субботу, ноябрь…. Члены всех родов войск США маршируют на параде в честь Дня ветеранов на Стейт-стрит в Эри, штат Пенсильвания, в субботу, 11 ноября 2017 года. Латиноамериканцы являются самым быстрорастущим меньшинством в вооруженных силах, составляя около 16%. все военнослужащие, находящиеся на действительной военной службе, согласно Министерству обороны. Джек Ханрахан, AP

«Вы можете сообщить об этом, но ничего не произойдет, и тогда люди узнают», — сказала она. «Ты станешь этим человеком, стукачом».

Крулич сказала, что большинство знакомых ей латиноамериканцев отбыли свои четыре года, а затем продолжили образование или другую карьеру в качестве гражданских лиц.В ее случае она ушла из-за семьи. Но она считает, что еще одна причина, по которой люди уходят, состоит в том, что они не чувствуют, что их ценят как рядовых военнослужащих, и не видят смысла в повышении квалификации.

Вутен сказал, что это могло быть обычным чувством среди ветеранов меньшинств.

«Вы получаете некоторую финансовую стабильность и получаете образование, но не чувствуете, что вас ценят», — сказал Вутен.

Военные имеют долгую историю дискриминации

Гарри Франки-Ривера, адъюнкт-профессор истории, специализирующийся на военной службе и латиноамериканских исследованиях в Блумфилд-колледже в Нью-Джерси, сказал, что история письменной и неписаной политики способствовала давнему практика ограничения доступа небелых к вооруженным силам.

Это можно проследить до испано-американской войны 1898 года, когда лидеры белых националистов восстановили контроль над вооруженными силами и ввели законы, подобные Джиму Кроу, спустя годы после того, как военные США сняли запрет на чернокожих солдат во время Гражданской войны. Политика сегрегации также применялась в военных училищах, таких как Вест-Пойнт в Нью-Йорке, который в то время был основным средством получения звания офицера. Президент Гарри С. Трумэн подписал указ о десегрегации вооруженных сил в 1948 году, но для США потребовалась корейская война 1950 года.С. военным полностью интегрировать.

Хотя письменные правила, активно дискриминирующие небелых, были искоренены, Франки-Ривера сказал, что влияние этой политики все еще можно увидеть сегодня.

«Я видел, как военные пытались создать более разнообразный офицерский состав, но они не смогли справиться с тем, что стало традицией», — сказал он.

Никки Вутен, исследовавшая различия в состоянии здоровья среди расовых и этнических меньшинств и женщин в США.S. military
Есть контроль того, кто поднимается в офицерские чины. Им нравятся здоровые воины, которые могут выложиться на 120%. Психические или физические проблемы не только воспринимаются негативно, но вы также понимаете, что вы другой и не так хороши.

Расизм — постоянная проблема в современных вооруженных силах, сказал Вутен, который вступил в армию в 1989 году и находился на действительной службе 31 год, прежде чем попасть в резерв национальной гвардии. Исследование 2016 года, опубликованное в рецензируемом журнале Sage, показало, что белые ветераны вооруженных сил выражали более «злобное отношение» к афроамериканцам, чем их гражданские коллеги.Исследование предполагает, что военные ветераны более расистски настроены по отношению к афроамериканцам, чем к гражданским лицам, и Вутен сказал, что эти результаты распространяются и на латиноамериканцев.

Расизм в вооруженных силах также может повлиять на психическое здоровье военнослужащих, что затрудняет их достижение и продвижение по службе, сказал Вутен. Основываясь на своем исследовании, она сказала, что ветераны из числа меньшинств имеют повышенный риск проблем с психическим здоровьем после того, как столкнулись с расовой дискриминацией в армии. Между тем, любые дисциплинарные взыскания могут ограничить, скажем, шансы солдата на продвижение по службе.

«Есть контроль того, кто поднимается в офицерские чины», — сказала она. «Им нравятся здоровые воины, которые могут выложиться на 120%. Психические или физические проблемы не только воспринимаются негативно, но вы также усваиваете, что вы другой и не так хороши».

Карл Кастро, ветеран армии США и один из немногих латиноамериканцев, который занимал высокие должности во время службы
Происходит дискриминация и предубеждения, у меня нет иллюзий по этому поводу. Но также во многом это то, что многие латиноамериканцы просто не хотят брать на себя ответственность, связанную с работой.Они предпочли бы быть рядом с солдатами.

«Пусть политикой занимается кто-то другой»

Кастро не сомневается, что дискриминация существует в вооруженных силах, хотя он лично не сталкивался с ней, но, по его словам, личный выбор также определяет, станет ли солдат офицером. Он сказал, что многие люди не хотят брать на себя обязательства, которых требует работа.

«Происходит дискриминация и предубеждения, я не питаю иллюзий по этому поводу», — сказал он. «Но также во многом это связано с тем, что многие латиноамериканцы просто не хотят брать на себя ответственность, связанную с работой.Они предпочли бы быть рядом с солдатами ».

Кастро сказал, что чем больше он поднимался по служебной лестнице, тем меньше он видел солдат и тем больше встречался с другими высокопоставленными чиновниками. Он вспоминает, как однажды брал сына в офис и таскал его на все собрания. Когда пара пришла домой, его жена спросила сына, как все прошло.

«И он сказал:« Папа просто сидит и разговаривает с людьми весь день », — вспоминал Кастро, смеясь над воспоминанием.

Показать подпись Скрыть заголовок Ветеран Дня Д Антонио Хименес, родом из Пуэрто-Рико, но живущий в Майами, Флорида, держит фотографию себя солдатом Второй мировой войны во время Дня Д… Ветеран Дня Д Антонио Хименес, родом из Пуэрто-Рико, но живущий в Майами, Флорида, держит фотографию себя солдатом Второй мировой войны во время празднования 70-й годовщины Дня Д у Мемориала Второй мировой войны в Вашингтоне, округ Колумбия, в 2014 году. составляет всего 8% офицерского корпуса и 2% генералов / флагманов в армии США. Джошуа Робертс, для США СЕГОДНЯ

Некоторые латиноамериканцы не хотят находиться в офисном здании весь день, вместо этого они говорят: «Пусть кто-нибудь другой справиться с политикой, я хочу помочь людям на местах », — добавил он.

Фрэнк Балкком-старший из Глендейла, штат Аризона, находился на действительной службе в морской пехоте с 1974 по 1978 год и в резерве до 2004 года. Он дважды служил в резерве, а затем работал офицером полиции. Бывший начальник полиции в Пейдж, штат Аризона, сказал, что ушел из армии, чтобы найти более стабильную карьеру и лучшую оплату для своей семьи, в которую входили двое маленьких детей.

Он сказал, что никогда не планировал подниматься по служебной лестнице в качестве офицера, даже несмотря на то, что у него есть степень магистра.

«Я никогда не думал об этом», — сказал он.«Мне нравилось работать рука об руку с морскими пехотинцами».

Он сказал, что никогда не сталкивался с расизмом, когда записывался в 18 лет латиноамериканцем, на самом деле, у него было много латиноамериканских боссов. Он добавил, что, хотя было бы наивно утверждать, что в вооруженных силах не было никакой дискриминации, организация помогает новобранцам научиться преодолевать любые разногласия.

«Каждый человек уникален, и одна из вещей, которые я обнаружил, — это то, что для этого требуется коалиционный образ мышления и атмосфера совместной работы», — сказал он. «Мы все носим одну форму, независимо от вашей расы.«

» Нет таких вещей, как белый, коричневый, черный. Мы все зеленые »

Хотя латиноамериканцы с меньшей вероятностью станут офицерами по сравнению с американцами, состоящими только из белых, многие по-прежнему с гордостью держатся за свое военное прошлое и настаивают на том, что дела идут к лучшему. Пуэрториканцы, например, особенно гордятся своей историей в вооруженных силах, и остров празднует 79000 зарегистрированных ветеранов с помощью «el Día del Veterano Puertorriqueño», не считая празднования Дня ветеранов с U.С. материк.

Министерство обороны заявило, что сосредоточило усилия на привлечении и удержании разнообразной рабочей силы и пытается использовать широкую сеть для всех слоев общества, талантов и навыков, чтобы «максимально увеличить наши боевые возможности».

«Латиноамериканцы / латиноамериканцы имеют решающее значение для готовности Total Force и ключевых участников миссии Министерства обороны по национальной обороне», — говорится в заявлении.

Ветеран морской пехоты Эндрю Перальта сказал, что с тех пор, как он служил в армии, ситуация стала намного лучше. после обмена историями со своим племянником, который служит морским пехотинцем на Филиппинах.Перальта говорит, что морские пехотинцы не сильно изменились с тех пор, как он впервые начал свою военную карьеру в 1987 году, но она стала более разнообразной, с большим количеством женщин. Военная отрасль также более восприимчива к ЛГБТ-сообществу.

Но даже несмотря на то, что Перальта был единственным мексиканцем, прошедшим базовую подготовку, он сказал, что все еще чувствует братство, превосходящее расу и этническую принадлежность. Он сказал, что все новобранцы вместе начинали снизу и помогали друг другу продвигаться вверх. Сержанты-инструкторы постоянно напоминали им, что «человек рядом с вами может спасти вам жизнь» в бою.

«Мы смотрели друг на друга, как когда-то морской пехотинец всегда был морским пехотинцем», — сказал он. «Нам заранее сказали, что не бывает белого, коричневого, черного, мы все зеленые или темно-зеленые».

Крулич, которая сейчас работает в полиции Канзас-Сити, сказала, что не жалеет о своем пребывании на флоте, даже несмотря на то, что она решила не становиться офицером и продолжить свою военную карьеру. Возможно, если бы ее начальником был латинский офицер, у нее было бы больше мотивации продержаться дольше, сказала она.

Но она также могла путешествовать по миру и заводить друзей на всю жизнь, которые позже стали семьей.И этого ей было достаточно.

«Я и по сей день умру за этих людей», — сказала она.

Следите за сообщениями Адрианны Родригес в Twitter: @AdriannaUSAT.

Опубликовано

Что я узнал, выдерживая холод в армии

Прищуривать глаза в условиях, близких к белому, было немного раздражающим, и, конечно же, меня беспокоил ветер со скоростью 30 миль в час, бьющийся о несколько дюймов кожи, которые я высокомерно оставил незащищенными.Но, тем не менее, я чувствовал себя как дома. Однако для моих друзей из другого штата ситуация была несколько более ужасной. На Дакоте был декабрь, и ни один из них никогда раньше не испытывал такой погоды. Какими бы несчастными они ни были, я не мог не напомнить им, что это была погода для катания на тобоггане — такая погода местные дети ломают сани.

Выросший в Южной Дакоте, я приобрел здоровое уважение к зимнему сезону. Мы отправляем наших детей в школу в такую ​​погоду, мы ходим на работу в такую ​​погоду, и, черт возьми, мы даже выходим на озеро в такую ​​погоду, чтобы просверлить дыру во льду и сидеть вокруг нее весь день.Ради забавы. Это просто жизнь на высоких равнинах зимой. Нужна особая порода, чтобы жить и процветать в отрицательных условиях в течение нескольких недель. Также требуется некоторый здравый смысл и немного ноу-хау, чтобы предотвратить травмы в холодную погоду.

Ежегодно от холодов страдает бесчисленное количество людей, которые отважились проникнуть в жестокие стихии неподготовленными и неподготовленными. Не будь одним из них. Если этой зимой вы собираетесь потерять рассудок и отправиться в Дакоту или любое другое место, где возможно замерзнуть насмерть (буквально), сначала сделайте себе одолжение и запомните армейский акроним KOLD : K Содержите его в чистоте, избегайте перегрева O , носите одежду L oose и L ayers и сохраняйте одежду D ry.Это хорошее начало, но вот еще несколько важных советов, которые помогут вам согреться и, что более важно, остаться в живых.

Фото армии США

1. Покройте буквально каждый дюйм своей кожи.

Воздействие этих элементов может быть верным способом оказаться в плохой ситуации. В дополнение к очевидному — прикрывать ступни, ноги, руки и туловище, как в обычных зимних условиях — вам также понадобится что-то для рук, лица и головы. Кожа на вашем лице будет ожесточена пронизывающим ветром, а руки онемеют в течение минуты или двух, если обнажить ее.Мне лично нравятся мои перчатки Marmot Randonnee, так как они имеют влагоотводящую подкладку и плотно прилегают к открытому отверстию для защиты от ветра. Каждая оголенная кожа — это трещина в вашей броне, не дайте врагу возможности атаковать вас! Соблюдайте упаковку.

2. Одевайтесь разумными слоями.

Экстремальные перепады температур возможны в удаленных местах, поэтому вам понадобится возможность быстро добавить или убрать из гардероба. В качестве основы для защиты кожи всегда следует использовать влагоотводящий материал, например синтетический полиэстер или шерсть мериноса.Это поможет сохранить кожу сухой при выполнении активных действий и будет комфортно, когда вы сбросите остальные слои одежды и залезете в спальный мешок на ночь. После этого вам понадобится 2-3 слоя от легкого до среднего (подойдет практически любой материал, но хотя бы один слой должен быть утеплен), и все они должны быть неплотно прилегающими. Наконец, ваша зимняя парка станет вашей внешней оболочкой. Я носил парку Beyond Clothing Level 7 в некоторых из самых экстремальных условий, не испытывая даже дрожи — вы абсолютно не ошибетесь, выбрав L7 в качестве внешнего слоя.Следуйте аналогичной схеме для ног (но не так много слоев) для достижения наилучших результатов.

3. Гигиеническая помада и солнцезащитные очки являются обязательными.

Часто мелочи делают разницу между комфортом и травмой. Я сам принадлежу к Blistex, но пока вы пользуетесь какой-то помойкой, вы должны быть в чистоте. Я видел, как люди отказывались от этой меры и к концу дня у них трещали и кровоточили губы. Что касается солнцезащитных очков, подойдет практически все.Они служат двум целям. Во-первых, они служат барьером между вашими глазами и порывистым ветром. И, во-вторых, они не утомляют глаза на фоне ярко-белого окружения. В некоторых условиях вам понадобятся специальные очки для продолжительных занятий на свежем воздухе, поэтому исследуйте их и планируйте соответственно.

Arctic Tough 1-й сержант. Джонатан М. Эммет возглавляет военнослужащих оперативной группы армии США на Аляске, прикомандированных к штабной роте 1-52 авиационного полка, в Форт-Уэйнрайт, Аляска, во время проведения курса обучения в условиях холодной погоды II (CWIC) 19 ноября 2015 года.Фотография армии США

4. Не промокать.

Серьезно, не делай этого. Намокание — один из самых быстрых способов получить серьезную травму в результате переохлаждения, которая может быть потенциально опасной для жизни. Если вы собираетесь заняться подледной рыбалкой, обязательно держите под рукой полотенце и дополнительный комплект сухой одежды на всякий случай. Если вы занимаетесь чем-то активным, что заставляет вас потеть, обязательно прислушайтесь к приведенным выше советам относительно этого отводящего базового слоя. Быть мокрым при минусовых температурах — не шутка, так что отнеситесь к этому серьезно.

5. Помните: дрожь — это нехорошо.

Если вы дрожите, это означает, что ваше тело пытается вырабатывать тепло с помощью быстро движущихся мышц. Это защитный механизм, который помогает регулировать температуру тела, как и потоотделение. Однако, в отличие от пота, дрожь является признаком того, что вы делаете что-то не так. Если вы сухо и правильно одеты, вам должно быть тепло и комфортно с головы до ног — дрожь не потребуется. В конечном итоге это можно свести к тому, чтобы прислушиваться к своему телу, когда оно говорит вам, что что-то не так.

Уолт Уитмен и гражданская война | Американский опыт | Официальный сайт

Уолт Уитмен | Статья

Уолт Уитмен и гражданская война

На фотографии изображены солдаты Союза с винтовками в стойке перед Капитолием. 13 мая 1861 г. Предоставлено: Библиотека Конгресса США.

Таким образом, в тишине, в проекциях сна,
Возвращаясь, возобновляя, я пробираюсь через больницы;

Обиженных и раненых успокаиваю рукой успокаиваю,
Сижу у беспокойного всю темную ночь — некоторые так молоды;
Некоторые так страдают — вспоминаю сладкий и грустный опыт;
(Многие любящие руки солдата на этой шее скрестились и остановились,
Многие солдатские поцелуи обитают на этих бородатых губах.)
— Уолт Уитмен, «Комод» (1867, позже назван «Револьвер»)

Уитмену было сорок два года, когда началась Гражданская война. Некоторые критики утверждали, что ему следовало вступить в армию Союза, но любой, кто знал его, например, его друг и биограф Джон Берроуз, вряд ли мог представить себе кроткого и сочувствующего поэта солдатом. «Что может быть более шокирующим и неуместным, чем убийство Уитменом людей?» Берроуз напишет. «Можно было бы сразу ожидать, что Иисус Христос пойдет на войну.Однако Уитмен нашел другой способ служить своей стране.

Нация разделена
Уитмен выступал против рабства и поддерживал платформу свободной земли, отстаивая, что только те территории, которые объявили рабство вне закона, должны быть допущены в Союз в качестве новых штатов. Но он боялся, что Гражданская война разрушит его любимую нацию. В первые годы войны он продолжал писать в Бруклине, думая, как и многие американцы, о том, что война скоро закончится. Его младший брат Джордж одним из первых вступил в армию Союза в 1861 году.Когда в декабре 1862 года имя Джорджа было опубликовано в газетах в списке раненых солдат, Уолт поспешил на юг, чтобы найти своего брата. Уитмен с облегчением обнаружил, что Джордж почти не пострадал.

Солдатский миссионер
Находясь в Вашингтоне, округ Колумбия, Уитмен обнаружил, что ему есть чем внести свой вклад в военные усилия — он сам. Больницы были для него не новостью; Проведя время у постели раненых водителей дилижансов в Нью-Йорке, Уитмен написал об условиях в местных медицинских палатах.В столице страны Уитмен начал обходить больницы, предлагая госпитализированным солдатам скромные подарки — фрукты, конфеты, книги, карандаши и бумагу. Что еще более важно, он прислушивался к молодым людям, которым был нужен друг. Его записная книжка того периода носила имя «Уолт Уитмен, солдатский миссионер».

Маленькие и большие добрые дела
Эти небольшие благотворительные организации стоят денег. Уитмен собирал пожертвования от друзей и незнакомцев, а также вносил свои скромные зарплаты, работая клерком в канцелярии казначея армии, министерстве внутренних дел и канцелярии генерального прокурора.Он также продавал статьи о своем опыте. В статье в газете New York Times от 26 февраля 1863 года он писал о служении отчаявшемуся рядовому поколению. Джон Холмс: «Я сел рядом с ним безо всякой суеты; немного поговорил; вскоре увидел, что это пошло ему на пользу; заставило его немного поговорить; немного заинтересовало его; написал для него письмо его родным в Массачусетсе». Когда Холмс сказал ему, что хочет купить молока, Уитмен дал ему сдачу, и молодой человек расплакался. Позже солдат скажет Уитмену, что его визит спас ему жизнь.

Любимый президент
Находясь в Вашингтоне, Уитмен иногда видел президента Авраама Линкольна на улице и снимал шляпу. Линкольн знал поэта; Несколькими годами ранее партнер Линкольна по закону принес с собой экземпляр Leaves of Grass в свой офис, где будущий президент иногда читал стихи вслух. В апреле 1865 года Уитмен был в Бруклине, навещал свою семью и просматривал доказательства Барабанов , стихотворений, вдохновленных войной, когда Линкольн был убит.Уитмен был опустошен. Когда книга собиралась напечатать, он вставил новое короткое стихотворение о смерти Линкольна. Несколькими неделями позже он написал более длинную элегию «Когда цветет сирень на заднем дворе».

Вдохновение
Перед войной Уитмен несколько потерялся в Нью-Йорке в поисках большего смысла цели. Посредством его помощи раненым солдатам он нашел эту цель и новое вдохновение для своего искусства.

SIT Выпускная поездка — Обзор отелей IHG Army Foster Lodge, Fort Leonard Wood, MO

Я никогда раньше не жаловался на отель, но этот опыт оправдывает себя.Это старые армейские казармы, и их нельзя использовать как «гостиницу». Напоминаем, что за этот номер была уплачена та же ставка, что и за номер в фактическом отеле (например, люксы Candlewood, Holiday Inn Express). Повторюсь еще раз:

Бумажные тонкие стены. Мои соседи и мой сосед по комнате (сосед по комнате? Действительно? В отеле?) Не были громкими, но я все слышал. Все разговоры, телепередачи и «занятия» даже на малой громкости. Я действительно любил слушать мой сосед смотреть порно, и будучи разбужен в 4 часа утра, когда его сосед по комнате пришел, чтобы убедиться, что он был просыпаются каждые 10 минут и их последующие разговоры.
Совместное использование ванной. Это отлично работает, когда мне нужно рано вставать, чтобы пойти на работу. Мне нравится не принимать душ по утрам, потому что у меня есть сосед по комнате, и он проводит в ванной 90 минут. Хостел — это не отель.
Кондиционер. Термостаты нужны только для того, чтобы выглядеть, они ничего не делают. Было 60 градусов мороза. Персонал сказал мне просто отключить его автоматическим выключателем … правда? Так что у меня был выбор … замерзнуть в 60 или пропотеть всю ночь в 80.
Персонал не желает меня перевезти.В люксах Candlewood были свободные места почти на все время моего пребывания, но они не разрешили мне переехать. Я бы принял свои ужасные условия, если бы не было другого выхода, но он был. Я бы с радостью переехал туда и обратно один или два раза, чтобы иметь настоящий гостиничный номер. Один сотрудник, Хуан, когда его спросили, делают ли они что-нибудь для членов элиты, ответил: «Я не знаю». Тогда просто оставил это как есть. Я знаю, что этого никогда не случится за пределами почты. Другие объекты IHG всегда работали со мной, даже если мне приходилось менять комнату.Отличаются ли стандарты обслуживания клиентов в зависимости от ситуации? Мне позвонили по поводу переезда в мой последний день … после жалобы за 2 недели до корпоративного мероприятия …
Уборка и удобства — В лодже Warrior гораздо более низкие стандарты уборки и удобств, чем в других отелях. По выходным завтрак не сервируется (те, кто находится в TDY, работают по выходным), и завтрак по более низким стандартам, чем в других отелях. Уборка тоже разная. Хижину воина убирают так же, как и казармы, реже и по минимальному стандарту, посуду и тому подобное оставляют нетронутой.У моих друзей из Candlewood обслуживание было намного лучше, и они больше соответствовали стандартам IHG.
Бронирование и резервирование — Когда большая группа (24 человека) забронирует номер на короткий период (2 недели), необходимо приложить все усилия, чтобы удержать их вместе. Кроме того, вероятно, было бы лучше, если бы ранг был фактором, определяющим положение человека. Размещение класса офицеров и даже майора в казармах, которые были построены для рядовых, вероятно, не лучшая идея, особенно когда рядовой из того же класса, что и майор, имеет апартаменты в свечном лесу (мой сосед по комнате).Возможно, это не является серьезной проблемой для IHG с действующими солдатами, но многие офицеры-резервисты, такие как я, имеют работу (например, консультант по вопросам управления), где мы проводим 100 или более ночей в отелях. Мы знаем стандарты IHG, SPG, Hilton и т. Д. Короче говоря, классы офицеров запаса в коротких поездках на TDY должны быть заблокированы блоками свечного древа или экспресса для отдыха.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.