Военная стратегия и тактика: Тактики ведения боя, современные военные тактики, история развития тактики ведения войны

Глава 2 Тактика, или теория боя. Принципы ведения войны

Общие принципы обороны

1. Как можно дольше держать свои войска скрытыми от противника. Поскольку вероятность нападения со стороны противника велика, кроме тех случаев, когда мы нападаем сами, нам следует всегда быть настороже и как можно дольше держать войска скрытыми от противника.

2. Не вводить в бой сразу все свои войска. Такие действия свидетельствуют об отсутствии мудрости, необходимой для ведения битвы. Только в том случае, если в вашем распоряжении есть резервы войск, можно в решающий момент повернуть ход битвы.

3. Поменьше беспокоиться или не беспокоиться вообще о протяженности нашего фронта. Само по себе это не важно, но протяженность фронта ограничивает глубину нашего строя (т. е. число корпусов, стоящих один за другим). Войска, оставленные в тылу, должны быть всегда готовы к бою. Их можно использовать или для того, чтобы возобновить битву на том же участке, или для того, чтобы ввести в бой на других участках, расположенных неподалеку. Этот принцип является следствием предыдущего.

4. При атаке противник часто стремится одновременно обойти нас с флангов и окружить. Армейские корпуса[18], находящиеся в тылу, могут отбить эту попытку и таким образом обеспечить поддержку основного фронта, которую обычно создают естественные препятствия на местности. Такое расположение войск лучше, чем вытягивание линии фронта, так как в этом случае неприятелю труднее обойти нас с фланга. Этот принцип снова является более близким определением второго.

5. Если у нас имеется в резерве много войск, только часть из них должна стоять непосредственно перед фронтом. Оставшиеся войска следует скрыть позади.

С этой позиции они, в свою очередь, могут атаковать вражеские колонны, стремящиеся окружить нас с флангов.

6. Главный принцип заключается в том, чтобы никогда не оставаться полностью пассивным, а атаковать неприятеля с фронта и с флангов, даже когда он атакует. Поэтому нам следует защищаться на данном фронте просто для того, чтобы вынудить неприятеля развернуть свои силы в наступлении на этом фронте. Затем мы, в свою очередь, атакуем с теми из наших войск, которые держали в тылу. Искусство возводить укрепления, как однажды так превосходно заметил ваше королевское высочество, нужно обороняющемуся не для того, чтобы безопасно защищаться в окопе, а для того, чтобы более успешно атаковать противника. Эта идея должна быть применена к любой пассивной обороне. Такая оборона не более чем средство, с помощью которого можно наиболее эффективно атаковать противника на заранее выбранной и соответствующим образом оборудованной местности, где мы развернули наши войска.

7. Атака с оборонительной позиции может быть начата в тот момент, когда противник наступает или пока он еще на марше. В тот момент, когда надо атаковать, можно оттянуть свои войска, заманить противника на неизвестную территорию и напасть на него с обеих сторон. Эшелонированный боевой порядок, то есть порядок, при котором только две трети, половина или еще меньше армии выдвинуты вперед, а остальные войска, если возможно, прямо или косвенно скрыты, очень подходит для всех передвижений. Поэтому тип боевого строя имеет огромное значение.

8. Если бы, например, у меня было две дивизии, я бы предпочел держать одну в тылу. Если бы у меня было три, я бы по крайней мере одну держал в тылу, а если бы четыре, то, вероятно, две. Если бы у меня было пять, я бы по крайней мере две держал в резерве, а во многих случаях даже три и т. д.

9. Там, где мы остаемся пассивными, нужно воспользоваться искусством возведения фортификационных сооружений. Для этого потребуется проведение многочисленных работ с соблюдением строгих правил строительства таких сооружений.

10. Создавая план сражения, мы должны ставить перед собой крупную цель, например атаку значительной вражеской колонны или полное ее уничтожение. Если наша цель мелка, а цель врага обширна, мы, естественно, потерпим жестокое поражение, поскольку проявим мелочность и расточительность.

11. Поставив перед собой высокую цель в нашем плане обороны (уничтожение вражеской колонны и т. д.), мы должны направить на ее выполнение всю свою энергию и силы. В большинстве случаев нападающий будет преследовать собственную цель в каком-нибудь другом месте. Пока мы нападаем, например, на его правое крыло, он будет стараться завоевать решающие преимущества на левом. Если мы ослабеем раньше врага, если мы будем преследовать нашу цель с меньшей энергией, чем он, он добьется полного преимущества, тогда как мы добьемся преимущества только наполовину. Таким образом, он получит перевес сил; победа будет за ним, и нам придется сдать даже отчасти завоеванные преимущества. Если ваше королевское высочество внимательно прочтет историю битв при Ратисбоне[19] и Ваграме[20], все это покажется вам правдивым и важным[21].

12. Позвольте мне изложить еще раз два последних принципа. Их сочетание дает нам принцип, который должен занять первое место среди всех случаев победы в современном военном искусстве: «Преследуй одну великую решающую цель с силой и упорством».

13. Правда, в этом случае, если мы потерпим поражение, опасность будет еще больше. Но усиливать осторожность за счет достигаемого результата не есть военное искусство. Это ложная осторожность, которая, как я уже говорил в моих «Принципах войны в общем», противоречит природе войны. Ради великих целей мы должны совершать дерзкие поступки. Когда мы вовлечены в дерзкое предприятие, правильная осторожность состоит в том, чтобы из-за лени, вялости или беспечности не пренебрегать теми мерами, которые помогут нам достичь нашей цели. Примером может служить Наполеон, который никогда из осторожности не преследовал крупные цели робко или нерешительно.

Если вы вспомните, всемилостивейший господин, несколько оборонительных битв, которые когда-либо были выиграны, вы обнаружите, что лучшие из них велись в духе принципов, изложенных здесь. Ведь именно изучение истории войны дало нам эти принципы.

При Миндене герцог Фердинанд[22] неожиданно появился тогда, когда противник не ожидал его, и перешел в наступление, тогда как в Таннхаузене он пассивно оборонялся за земляными укреплениями[23]. При Росбахе армия Фридриха II атаковала врага в неожиданном месте и в неожиданный момент[24].

При Лигнице австрийцы обнаружили короля ночью на позиции совершенно отличной от той, на которой они видели его накануне. Он напал со всей своей армией на вражескую колонну и разгромил ее прежде, чем остальные смогли начать борьбу[25].

При Гогенлиндене[26] у Моро[27] было пять дивизий на передовой линии и четыре непосредственно за ними в тылу и на флангах. Он обошел противника с фланга и напал на его правое крыло прежде, чем оно смогло атаковать[28].

При Ратисбоне (Регенсбурге) маршал Даву[29] защищался пассивно, тогда как Наполеон атаковал своим правым крылом V и VI армейские корпуса и полностью их разгромил.

Хотя австрийцы при Ваграме в основном оборонялись, на второй день они атаковали французов большей частью своих сил. Поэтому Наполеон тоже мог считаться обороняющимся. Однако затем правое крыло французов (Даву) имело успех против левого крыла австрийцев. В то же время австрийцы были активны против левого крыла Наполеона и продвинулись до Эслинга, однако контратакой сильных резервов французов были отброшены. Затем ударная группировка Макдональда, наступая левее центра, вынудила австрийцев к общему отступлению, в том числе с позиций на реке Русбах.

Не все принципы, упомянутые ранее, четко прослеживаются в каждой из этих битв, но все они являются примерами активной обороны.

Мобильность прусской армии под началом Фридриха II была средством достижения победы, на которое мы больше не можем рассчитывать, потому что другие армии, по крайней мере, так же мобильны, как наша. С другой стороны, окружение с флангов было в то время менее распространено, а глубокий боевой порядок, следовательно, менее необходим.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

ВОЙНА ЧЕТВЕРТОГО ПОКОЛЕНИЯ: ПРИОРИТЕТЫ, ПРИНЦИПЫ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКА

Совершенствование средств вооруженной борьбы, особенно бурно протекающее в последние десятилетия в армиях ведущих стран мира, вызывает вполне понятное стремление и необходимость пересмотра существующих ее  форм и способов и поиска новых, более эффективных и универсальных.

В последнее время стратегия любого государства-агрессора перестала опираться только на военную силу, а боевой потенциал государства уже не играет решающей роли в достижении стратегических целей. На арену межгосударственных противоборств выходит новый вид войн — информационно-психологический, в котором отсутствуют понятия фронта и тыла, а объектом воздействия становится все население страны и ее  государственный аппарат. Достаточно вспомнить череду «цветных революций», произошедших во многих странах мира в конце XX

— начале XXI веков.

В предлагаемом материале, который посвящен именно теме информационно-психологической борьбы в необъявленной войне, авторы неоднозначны в своих оценках. Но это мнение авторов не обязательно совпадает с точкой зрения редакции. Надеемся, что читатели выскажут свое мнение по проблеме, которая в последнее время становится все более актуальной.

Каждое государство обладает уникальным культурным кодом (духовным, социальным, психологическим, национальной памятью). Культурный код включает в себя целостную исторически сформированную систему установок населения и бессознательную его реакцию на ситуацию, связанную с угрозой для страны и жизни народа. Элементами культурного кода являются культура и национальные интересы.

С позиции общей теории выделяют шесть обобщенных стратегических приоритетов управления обществом, (перечислим их без раскрытия):

первый — мировоззренческий приоритет;

второй — хронологический приоритет;

третий — фактологический приоритет;

четвертый — экономический приоритет;

пятый приоритет — оружие геноцида;

шестой приоритет — оружие уничтожения.

Заявленные приоритеты дают основание полагать, что, воздействуя на них, страна-агрессор может добиться поставленных целей.

Современное информационно-психологическое воздействие необходимо рассматривать в рамках теории и практики ведения войн четвертого поколения (The 4th Generation of Warfare), или стратегии 4GW — самостоятельного вида воздействия на противника, направленного на лишение его воли к сопротивлению. Цель стратегии 4GW — взломать культурный код и подчинить своей воле предполагаемого противника.

Теория и практика ведения войн четвертого поколения (стратегии 4GW) была реализована Соединенными Штатами Америки в военных операциях в Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии и на Украине.

Обозначим основные принципы стратегии 4GW.

  1. Принцип асимметричности конфликта. В условиях трансформации современного общества под влиянием процессов глобализации участниками конфликта являются транснациональные корпорации и государства. Формально это выглядит как конфликт между государствами, поскольку воздействие на противника осуществляется с помощью «третьей стороны».

Принцип асимметричности конфликта заключается в применении таких методов борьбы, таких технологий, которые радикально превосходят возможности противника. Государство-
агрессор вооружает, обучает и финансирует силы этого  «агрессивного негосударственного субъекта», планирует и обеспечивает его подрывные операции, оказывает им политическую, информационную и юридическую поддержку.

  1. Принцип маневренности. В стратегии 4GW традиционная военная сила утрачивает свое значение, боевой потенциал государства перестает быть решающим фактором. «Полем боя» становится все общество противника с материальными и духовными ценностями, исчезает понятие стратегического тыла. Удар наносится по любым уязвимым точкам, это могут быть критически важные объекты, памятники культурного наследия, личности, обладающие боевым духом и умеющие консолидировать общество. Основной принцип — не силовое разрушение государства, а морально-нравственное воздействие на население и руководство страны.
  2. Принцип взаимодействия сетевых W-сообществ. Зоны ответственности военных руководителей заменяются на отдельную боевую единицу информационных операций с использованием глобальных СМИ. Формируется многопотоковая система управления ячеисто-сетевого типа с несколькими универсальными центрами принятия решений. В результате население начинает открыто поддерживать противников своего правительства.
  3. Принцип народной партизанской войны, или «война без правил». Это «аморфная», но хорошо скоординированная атака с единой целью в разных направлениях. Понятие фронта отсутствует. Моральная победа над противником достигается с помощью нанесения ударов по его слабым сторонам.
  4. Принцип хаоса, или создание атмосферы полной неопределенности. Воздействие направлено на раскалывание идеологической основы государства и вытеснение его из сфер, попавших под влияние противника.
  5. Принцип спецэффектов. Внимание противника фокусируется на экономических, политических, культурных основах безопасности государства-жертвы посредством ввода разнообразных санкций, применения различных психологических приемов, направленных на «раскачивание» общества.
  6. Принцип боевой стаи, т. е. принцип работы автономными или полуавтономными боевыми группами, связанными с децентрализованной, нешаблонной тактикой в рамках следования единой стратегической цели.
  7. Принцип индивидуализации ответственности, или «победа без управления». Огромное значение приобретает индивидуальная подготовка сил специальных операций. В ситуации лимита времени в отрыве от управленческого звена данная единица должна быть способна самостоятельно принимать решение, определять главное.

Методом стратегии 4GW является концепция MISO (Military Information Support Operations), состоящая в передаче нужной информации и ориентиров иностранным аудиториям, для оказания на них влияния. Цель — воздействовать на поведение ключевых ячеек общества.

Поскольку целью борьбы является слом воли врага к сопротивлению, отсюда следует, что в стратегии 4GW лежат политические, социальные и моральные мотивы, направленные на снижение роли влияния государства на общество.

В США организация по формированию информационно-психологического воздействия называется Military Intelligence and Security Group (MISG). Это группа военной разведки и безопасности. До недавнего времени эти задачи решались службами психологических воздействий (PSYOP).

Military Information Support Operations Battalion — это батальон оперативной информационной поддержки, который предоставляет и фильтрует информацию по радио, телевидению и в печати.

Стратегия 4GW предполагает широкий набор технологий, которые образуют «тактики» MISO, направленные на истощение военных и финансовых ресурсов страны-противника в ходе непрекращающейся и ежедневно подпитываемой извне партизанской войны и террористической деятельности.

Рассмотрим эти тактики.

Во-первых, тактика технологии lawfare,  «юридическая война» как одна из форм  «асимметричной войны». Это незаконное применение норм внутреннего и международного права в целях нанесения ущерба оппоненту.

Во-вторых, тактика экономических и политических санкций. Это оказание всех форм давления на страну-жертву. Как пример, организация  «цветных революций», демонстраций, пикетов, митингов и кампании ненасильственного неповиновения с применением политико-экономических технологий.

В-третьих, тактика террора или  «военного компонента». Это организация различных повстанческих движений и террористических действий различного характера в стране — объекте воздействия. Задача —подорвать боевой дух народа и армии, вызвать смятение и спровоцировать панику.

В-четвертых, тактика разрушения традиционных семейных ценностей, или «гражданский» компонент. Сюда входят технологии, направленные на разобщение общества, разрушения традиционной общины и семьи. MISO формирует целенаправленные агрессивные атаки на традиционные культурно-исторические ценности населения.

В-пятых, тактика «высокоскоростных операций». MISO проводит утонченную и высокотехнологичную психологическую войну, заключающуюся в манипулировании средствами массовой информации с целью формирования глобального общественного мнения на конкретные события.

Подводя итог сказанному, следует подчеркнуть, что современную войну четвертого поколения можно представить как информационно-психологическую войну или как политико-психологический процесс, который направлен на изменение отношения массового сознания населения условного противника к сформировавшимся на территории этого государства ценностям, национальным интересам. Это осуществляется путем подрыва уникального культурного кода данного народа, воздействия на его стратегическую культуру с целью разрушения уверенности в правоте и осуществимости идей.

Конечная цель психологической войны — это вызвать недовольство и деструктивные действия в массовом сознании в отношении оппонентов. Это  массовые выступления для свержения политического режима, возбуждение интереса к социально-политическим конструкциям альтернативного характера. Информационно-психологическая война воздействует на бессознательные, иррациональные состояния людей, на их эмоции, чувства, инстинкты, предрассудки, предубеждения, мифологические конструкции населения потенциального противника. Происходит перенос направленности борьбы из одной сферы в другую, на уровень повседневной, обыденной психологии. Это достигается за счет массированного внедрения в сознание людей множества ложных стереотипов восприятия и мышления, извращенных представлений о господствующих в их среде взглядах, а также на происходящие в мире события.

Возникают вопросы: а как противостоять направленному воздействию наших «партнеров» на духовную сферу, стратегическую культуру, национальные интересы народа и государства, как сохранить культурный код, общественное мнение, ценностные ориентиры, взгляды, социально-психологический климат в обществе? На эти вопросы авторы не дают ответов, хотя это сегодня жизненно важно для нас.

Понятно, что конечная цель всех перечисленных мероприятий наших «друзей» — посеять в россиянах страх и неуверенность в будущем, вызвать у них недоверие к деятельности органов власти и государственного управления, создать в обществе атмосферу недовольства и тревоги, что будет способствовать возникновению оппозиционных групп и стимуляции антиправительственной деятельности. Но как нам, повторяем, следует противостоять всем этим деструктивным попыткам? Надеемся, что наши читатели смогут найти ответы на эти непростые вопросы.

И. СИТНОВА, кандидат социологических наук, доцент,

А. ПОЛЯКОВ, капитан 2 ранга

Военная стратегия | Strateg.org

На протяжении всей истории человечества война являлась главным инструментом внешней политики. И именно необходимость постоянно участвовать в военных конфликтах определяла практически все стороны общественной жизни, а также экономическое развитие стран. Она же способствовала и развитию техники, и научным открытиям. Между тем военные действия, часто принимавшие затяжной характер, уже с древних времен стали дорогостоящим мероприятием. Они […]

Продолжить чтение

Самые полные сведения об армии дают ее уставы. В уставах — в форме законов, правил, рекомендаций — записано решительно все, что касается вооруженных сил. Из устава можно узнать число командиров в подразделениях и виды оружия, норму снарядов для какой-либо цели и знаки различия войск, скорость передвижения колонн и порядок смены караулов, расход дров на варку […]

Продолжить чтение

На этот раз тебе придется выслушать привычный разговор, ты его множество раз слышал и в школе и дома, он тебе порядком успел надоесть. Этот разговор о знаниях. Что делать! Везде нужны знания. На любой работе и должности без них не обойдешься. Может быть, не стоило повторять в этой книжке истин о пользе учения, но ведь […]

Продолжить чтение

Тебе не удивительно, что у нас полководец и солдат могут выйти из одной семьи. А раньше было по-иному: офицерский чин получали только дворяне. Деление на сословия разъединяло людей; одних возвышало, хотя они могли быть дураками, других принижало, хотя они были талантливыми. Но и в те времена истинные полководцы видели в простом солдате такого же человека, […]

Продолжить чтение

Девочки прыгают через скакалку. Со свистом крутится шнур, его не видно даже, но он не цепляется за ноги. Девочки чувствуют миг, когда надо подпрыгнуть. Опоздай они чуть-чуть, чуть-чуть поторопись, и скакалка ударит по ногам. Ты мчишься с горы на лыжах. Поворот. Надо оттолкнуться палкой. Не раньше, не позже, а в самый раз — и ты […]

Продолжить чтение

Трудно вообразить, какие грандиозные изменения произошли  в военном деле от первых войн до наших дней. Стрелы, меч, щит — раньше, теперь — танк, ракета, ядерное оружие. Но есть одно, цена чего не упала с тех пор, а, наоборот, многократно возросла. Это нестареющее оружие — время. Удивительно владел временем Суворов. Ему он посвятил и самые вдохновенные […]

Продолжить чтение

Предвидеть — значит предугадывать. Этим человеческим качеством каждый из нас пользуется в жизни. Одни предугадывают лучше, другие хуже. Тут многое зависит от знания предмета, от количества информации о нем, от точности в ее оценке и, конечно, от особых способностей того, кто предугадывает. Совершенно необходима способность предугадывать, предвидеть полководцу. Ведь, как уже говорилось, на войне многое […]

Продолжить чтение

С каким металлом можно сравнить планы полководца? С железом? Оно слишком мягкое. Железный прут согнешь в руках. С чугуном? Он чрезмерно хрупкий. Чугунный брус разбивается ударом молотка. Планы полководца подобны стали — прочной, но гибкой. Сталь, железо, чугун близки по своему составу. Рядом же стоят упорство и упрямство. И эта близость опасна для полководца. Если […]

Продолжить чтение

Полководец придумал план сражения. Отдал приказ войскам. Тысячи и тысячи людей — и тех, кто будет сражаться, и тех, кто обеспечивает сражение из тыла, — все пришло в движение. Но противник препятствует осуществлению этого плана. У него тоже ведь есть план, который предусматривает совершенно противоположные цели. Значит, чтобы исполнить задуманное, нужно быть упорным и стойким, […]

Продолжить чтение

Можно и нужно ненавидеть противника, при этом совершенно необходимо уважать его. Целые поколения прусских и немецких военачальников вошли в историю как люди, отличавшиеся высокомерным отношением к неприятелю. Рядом с их именами в истории стоят и названия мест, где они потерпели сокрушительные поражения. К примеру: Фридрих Великий и Кунерсдорф. Осенью 1806 года наполеоновские войска за три […]

Продолжить чтение

Как бы хорошо ни действовала разведка, полководец никогда не будет иметь в своем распоряжении всех сведений о противнике. «Война — область недостоверного; три четверти того, на чем строится действие на войне, лежит в тумане неизвестности» (Клаузевиц). Но если совершится чудо и самые достоверные и полные данные окажутся в руках полководца, все равно для него останется […]

Продолжить чтение

Военный теоретик Клаузевиц относил умственную деятельность главнокомандующего к числу наиболее трудных, какие только выпадают на долю человеческого ума. Нельзя не согласиться с ним, ведь полководец должен одновременно быть и ученым-теоретиком и администратором-практиком. Как теоретик он продумывает военную операцию, ищет наиболее верные способы ведения войны; как практик он готовит войска и с ними исполняет намеченные планы. […]

Продолжить чтение

Нигде человека не подстерегает столько опасностей, как в бою. Взрываются бомбы и снаряды, свистят пули, дым застилает траншеи, и сама земля дрожит и колеблется под ногами... Разно держат себя люди в такой обстановке. Один прилип к дну окопа и молит бога, чтобы тот спас его: о боге он никогда не думал, но в эти минуты […]

Продолжить чтение

Со всем, что обладает формой, можно справиться; всему, у чего есть форма, можно нанести ответный удар. Потому-то мудрые скрывают свою форму в небытии и позволяют своему духу парить в пустоте. Из древнего даосского текста Чжуан-цзы (II в. до н. э.) За столетия человеческой истории организованная война (во всех ее бесчисленных вариациях и разновидностях, от самых […]

Продолжить чтение

Притягательность пустоты В 1807 году Наполеон Бонапарт и император России Александр I подписали Тильзитский мир. Теперь две великие военные державы были связаны взаимными обязательствами. Однако при русском дворе к договору отнеслись с неодобрением — помимо прочего, он обеспечивал Наполеону практически свободный доступ в Польшу, традиционную «прихожую» России. Дворяне старались повлиять на императора, уговорить его в […]

Продолжить чтение

Правила военного искусства всегда были, суть и будут одни и те же, так как они опираются на математические, бесспорные истины; по той же причине они малочисленны, так как подобных истин вообще существует немного. Первый из всех этих принципов покоится на необходимости правильного расчета средств, которые необходимо использовать для достижения цели; ведь нельзя оспаривать истину, что […]

Продолжить чтение

В каком бы положении ни находился полководец, из всех операций, которые он мог бы предпринять, только одна является истинной, наиболее целесообразной и отвечающей обстановке. Демонстраций же, наоборот, может быть столько, сколько фантазий может породить человеческий разум, уклонившийся с пути истины, но самой предпочтительной демонстрацией всегда является такая, которая похожа на вероятнейшую операцию. Такие демонстрации легче […]

Продолжить чтение

Хорошей позицией можно назвать только такую, на которой армий может полностью разрешить задачи, входящие в план полководца и которая в это же время достаточно обеспечивает армии выгодные условия вступления в бой на случай неприятельской атаки. Важнейшими свойствами хорошей позиции являются надежные, непреодолимые для противника опоры на обоих крыльях, свободные сообщения по фронту, обеспеченное отступление по […]

Продолжить чтение

Принципы оборонительной войны большей частью могут быть выведены из таковых наступательной войны. Главной целью обороны является выигрыш времени, защита и обеспечение от предприятий неприятеля находящейся под нашей властью территории. Первая из этих целей достигается уклонением от каждого решительного удара противника; вторая — путем сосредоточения в пункте, имеющем решающее значение для завоевания страны, всех сил, которые […]

Продолжить чтение

В наступательной войне главная задача полководца должна сводиться к тому, чтобы возможно скорее реализовать те выгоды, которые позволяют ему вести наступление, и решительными операциями с самого начала спутать предположения противника и поставить его в положение, исключающее возможность когда-либо достигнуть превосходства. Чтобы придти к такому результату, поход должен быть начат на решительном пункте всеми силами; напротив, […]

Продолжить чтение

10 лучших пошаговых тактических игр — Игромания

Жанр пошаговой тактики вновь становится актуальным.

Жанр пошаговой тактики вновь становится актуальным. Успех ремейков некогда популярных игр и удачные компании на Kickstarter это подтверждают. Новые проекты выходят регулярно, завоёвывая признание критиков и простых пользователей. В преддверии релиза необычной I’m not a Monster мы отобрали десятку знаковых и попросту замечательных представителей жанра. Сразу предупреждаем: в топе не будет «Цивилизации» и Master of Orion. Речь пойдет об играх, которые концентрируются на боевых столкновениях небольших отрядов, — играх, побеждать в которых приходится с помощью ума, смекалки и тактики. Заинтригованы? Тогда начнем!

Десятое место — «Операция Silent Storm»

10 лучших пошаговых тактических игр

Кто бы мог подумать, что игра от российского разработчика Nival окажется настоящим хитом и законодательницей жанра. Да наверное, многие, ведь на тот момент студия уже была довольно широко известна. «Операция Silent Storm» рассказывает о спецотряде времён Второй Мировой. Дух масштабного военного конфликта ощущается каждую секунду, а игрок, подобно настоящему командиру, планирует вылазку на вражескую территорию.

10 лучших пошаговых тактических игр

Технически и геймплейно игра в 2003 году могла удивить. Правда, временами впечатление портило появление уберсолдат в экзоскелетах. Элементы фантастики пришлись по вкусу далеко не всем. Некоторые противники обладали почти читерскими способностями, а само появление невообразимой техники из будущего сбивало сложившееся представление об игре, которая уж очень подробно обрисовывала главное противостояние XX века. В остальном же Silent Storm осталась в памяти многих как проект, внёсший изрядный вклад в индустрию.

Девятое место — Xenonauts

10 лучших пошаговых тактических игр Xenonauts — превосходный клон X-COM: UFO Defense. Настолько превосходный, что мы решили поместить в топ именно его, а не оригинальную игру. Проект оказался не калькой, но скорее развитием идей UFO Defense. Правда, похожи они были, как однояйцевые близнецы. Опять спрайтовая графика, хоть и в высоком разрешении, почти тот же интерфейс. Система быстрого реагирования засекает НЛО, и понеслась... Первый контакт, и вы тут же погружаетесь в противостояние спецподразделений с инопланетянами. В первой же стычке с пришельцами, вероятнее всего, вы свой отряд потеряете.

Игра оказалась невероятно сложной. Хардкорная тактика придётся по вкусам фанатам того самого X-COM, но точно не массовому игроку. Здесь всё решают подготовка и проработка плана, которому вам придётся следовать шаг за шагом. И если что-то вдруг пойдет не так — пиши пропало. Внеземные существа с легкостью выносят застигнутых врасплох бойцов.

Восьмое место — Laser Squad Nemesis

10 лучших пошаговых тактических игр

Серия Laser Squad не так уж известна в СНГ, но от того не становится хуже. В топ можно было поместить и самую первую игру франшизы, но мы решили остановиться на Nemesis.
В целом, это стандартный тактический пошаговый экшен, но с одной поправкой… Laser Squad Nemesis — многопользовательская игра. Выдающийся геймдизайнер Джулиан Голлоп, к слову, создавший и серию X-COM, выстроил систему, которую эксплуатировали потом годами.

На этот раз игрок может взять на себя роль как защитника человечества, так и инопланетного захватчика. Тут вам на выбор и мощные мехи, и быстрая пехота, и рой пришельцев. Рой в прямом смысле. Тактика у всех разная, и от того, кто окажется в вашем отряде, зависит геймплей. Кому-то придется подбираться к врагу поближе и устраивать засады, а кто-то сможет окопаться на почтительном расстоянии и использовать мощные космические пушки вместе с телекинезом.

10 лучших пошаговых тактических игр

К сожалению, с 2006 года Nemesis обновлений не получала, но некоторые энтузиасты до сих пор в неё играют. Немудрено, ведь геймплей даже спустя годы остается таким же увлекательным… Опять же много ли вы знаете мультиплеерных пошаговых тактических игр?

Седьмое место — Into the Breach

10 лучших пошаговых тактических игр

От создателей Faster Than Light ожидали чего-то изумительного. И не зря. На первый взгляд, Into the Breach может показаться простой, чуть ли не примитивной, но пусть внешний вид вас не пугает. Это настоящая жемчужина жанра с продуманным до мелочей геймплеем.

Игра во многом напоминает шахматы, в том числе и визуально. Ваша техника располагается на отдельных клеточках, на других поджидают вездесущие жуки. Но у них есть целый ворох фишек, которыми они точно могут удивить. Например, вы совершаете ход, и тут оказывается, что из-под земли вылезает еще один противник. Прямо под вами. Тут нужно изучать тактику всех видов и продумывать каждый ход.

10 лучших пошаговых тактических игр

Игровой процесс кардинально меняется, стоит заменить комплект мехов в отряде. Жаль только, что в плане продолжительности проект почти так же скромен, как и в плане внешнего вида. Но тут на выручку приходит реиграбельность. В Into the Breach можно возвращаться снова и снова, пробуя разные, порой неочевидные тактики. Например, нигде не говорится, что крюком с тросом можно притягивать не только врагов, но и свою же технику. И это только одна скрытая фишка из множества!

Шестое место — Vandal Hearts

10 лучших пошаговых тактических игр

Через пошаговые схватки Vandal Hearts рассказывает историю, овеянную духом средневековых войн. Пока ваш отряд сражается на поле брани, на политической арене плетутся интриги и планируются заговоры.

Игра очень уж похожа на Final Fantasy Tactics, но нужно учесть, что во многом именно Vandal Hearts послужила источником вдохновения для спин-оффа знаменитой серии. Бойцы в команде уникальны, пусть и укладываются в рамки стандартных классов. Зато нет ни одного ненужного героя. Баланс рассчитан до мелочей. И почти для каждого нового боя вам придется придумывать новую тактику.

10 лучших пошаговых тактических игр

В свое время Vandal Hearts стала ступенью на пути развития жанра, толково реализовав и разложив по полочкам накопленные идеи. Если вы решите поиграть в неё сейчас, вряд ли она вас разочарует… При условии, что вы не придирчивы к графике. В остальном же это эталонная пошаговая тактическая ролевка из девяностых.

Пятое место — Jagged Alliance 2

10 лучших пошаговых тактических игр

В своё время вторая часть серии Jagged Alliance наделала немало шуму, особенно на постсоветском пространстве. Сиквел во многом повторял формулу оригинала, но делал её глубже в каждом отдельном аспекте. Наёмники стали колоритнее, интерфейс и управление — удобнее. К игре не нужно было привыкать, всё сделано на интуитивном уровне. Но вот учиться сражаться приходилось. Наём бойцов, выбор перков и оружия — всё это требовало от игрока внимания и расчёта. Но и увлекало не меньше, чем сражения с солдатами узурпаторши королевы Дейдраны.

10 лучших пошаговых тактических игр

Да и само банановое государство Арулько тогда, в 1999 году, многих поражало глубиной проработки. Приходилось общаться с местными, тренировать народное ополчение, да и действия игрока отражались на мире. Например, вернувшись на поле боя, вы могли застать там развалины, тела поверженных врагов и кружащих над ними ворон. Jagged Alliance 2 стала по-настоящему культовой. А доказательством народной любви служат десятки модов, которые бережно передавались на дисках из рук в руки.

Жаль, что с тех пор были лишь провальные попытки воскресить великую серию. Вся надежда на THQ Nordic. Хотя… надежды не очень много.

Четвёртое место — Shadowrun: Hong Kong

10 лучших пошаговых тактических игр

Shadowrun не похожа на большинство игр в топе. Это не только пошаговая тактика, но и продвинутая ролевая игра, к тому же в уникальном сеттинге, где киберпанк переплетается с фэнтези. Здесь эльфы ходят в строгих костюмах, гномы взламывают системы безопасности, а орки вооружены не секирами, а дробовиками. Главное отличие этой Shadowrun от предыдущих частей серии заключается в том, что Гонконг на порядок масштабнее. И речь идёт не о квадратных километрах, а о возможностях, которые предоставляет игра. Здесь вам и целое поле для тактических уловок, и масса разветвлённых диалогов. Да и написана игра отменно… Почти так же, как и скроена. Разве что сценарий местами провисает.

10 лучших пошаговых тактических игр

Геймплейно игра напоминает всё ту же Jagged Alliance: вы готовите отряд, выбираете бойцов и прочее. Вот только на поле боя действовать приходится иначе. У вас ведь не отряд наемников, а головорезы из Гонконга. Каждая вторая схватка начинается неспешно. Вы ищете пути решения головоломки, смотрите, как выбраться из очередной сложной ситуации… А потом внезапно всё будто ускоряется, и клубок мгновенно распутывается. У этой игры особая динамика.

Третье место — Invisible, Inc.

10 лучших пошаговых тактических игр

Игра, которую многие критики назвали дизайнерским чудом. Да, во многом это калька с других тактических игр. Вам придется прятаться, красться и обманывать врагов, используя стандартные для жанра приемы, но… То, как мастерски канадские разработчики из Klei Entertainment завязывают стелс на пошаговую механику, поражает.

Каждый уровень — задачка на внимательность и смекалку. Вас не ведут за ручку, а предоставляют целый ворох возможностей на выбор. Вся игра — подготовка к одной последней миссии. Это и обосновано сюжетно, и отлично реализовано. По сценарию на вашу разведывательную организацию совершили нападение, и часть агентов была схвачена. В вашем распоряжении всего два оперативника. Да, по ходу игры можно освободить ещё парочку, но если доступных бойцов убьют, то всё. Начинайте игру заново.

10 лучших пошаговых тактических игр

Геймплей в Invisible, Inc. вышел свежим и динамичным, но он не главное достоинство игры. Как мы уже сказали, тут во главе угла дизайн. Разработчики мастерски использовали цвета и формы, создав свой уникальный стиль. Именно он и заставит вас переигрывать Invisible, Inc. Раз за разом. Благо детали миссий и уровни процедурно генерируются для каждого прохождения.

Второе место — Divinity: Original Sin 2

10 лучших пошаговых тактических игр

Divinity: Original Sin стала приятным сюрпризом для всех поклонников ролевок старой школы. Но сиквел не только не уступил предшественнице, но и превзошёл её по всем параметрам. Детище Larian уже занимает почётные места в списках лучших проектов последнего десятилетия, а мы даже назвали его лучшей игрой прошлого года. Отличная механика, проработанная и глубокая мифология и великолепная графика. Всё это про Divinity: Original Sin 2.

10 лучших пошаговых тактических игр

Но не в последнюю очередь это ещё и превосходная тактическая игра с пошаговыми боями. Как и первая часть, сиквел делает упор на взаимодействие с окружающим миром, который подчиняется законам физики и химии. Мешает дверь? Сожгите её! Враг стоит у пирамиды из ящиков? Свалите их ему на голову. Бейте молнией в лужи, воспламеняйте горючий газ, отравляйте воздух — десятки навыков и заклинаний вам в помощь!

Первое место — XCOM: Enemy Unknown

10 лучших пошаговых тактических игр

Да-да, именно X-COM оказывается на первом месте. Но удивляться этому не стоит. Именно эта серия игр в большей степени повлияла на жанр пошаговой тактики. И в топе вы уже не раз слышали её название.

На первом месте легко могла оказаться оригинальная игра из девяностых, но Enemy Unknown заслуживает высокого звания не меньше. В конце концов, именно эта часть франшизы ответственна за возвращение жанру былой славы.

Firaxis Games не просто возродили то, что было создано двадцать лет назад. Нет, они стали настоящим примером для всех создателей ремейков, дав новую жизнь именно изначальной идее. Игра сохранила атмосферу и дух той самой X-COM, но была модернизирована и адаптирована под современных игроков.

Геймплей преобразился и стал в большей степени интуитивным. Схватки с инопланетными захватчиками затягивают и не отпускают. К тому же искать выход из патовых ситуаций отныне гораздо увлекательнее. Хардкор точечно и аккуратно смешан с доступностью.

10 лучших пошаговых тактических игр

Разновидностей инопланетян очень много, и все они уникальны. Каждый бой с ними превращается в отдельную маленькую историю, которая сошла бы за эпизод научно-фантастического сериала. А если ещё и изучить досье своих бойцов, он может превратиться в настоящую драму. С первого контакта и до завершения кампании вы можете потерять немало оперативников. И каждая потеря воспринимается как личная. Чтобы в живых осталось как можно больше соратников, придётся выучить повадки противника и способности всех своих бойцов.

Глобальная часть не менее увлекательна. Менеджмент отнимет немало времени, но подарит массу эмоций. Стоит упомянуть и дизайн Enemy Unknown, который теперь копируют все кому не лень.

У Firaxis получилось создать почти идеальный ремейк, сохранивший и приумноживший достоинства оригинала. Заслуженное первое место!

Мы отобрали самых заметных представителей жанра тактических стратегий. Все эти игры давно заслужили свою репутацию и по-своему изменили индустрию. А сегодня выходит I’m not a Monster, которая обещает перетряхнуть уже знакомую формулу. В ней вам предстоит взять под своё управление либо человека, либо пришельца и сыграть в своеобразный аналог «Мафии». Ведь никто в команде не знает, какую личину примерили коварные инопланетяне. Противника нужно вычислять как раз по тактическим уловкам. Что ж, звучит нетривиально. Если реализация не подкачает, то, возможно, и этот проект пополнит наш топ. 10 лучших пошаговых тактических игр 10 лучших пошаговых тактических игр

Военная стратегия - Переиздание Википедии // WIKI 2

Военная стратегия - это набор идей, реализуемых военными организациями для достижения желаемых стратегических целей. [1] Произведенный от греческого слова Strategos , термин стратегия, когда он появился в употреблении в 18 веке, [2] рассматривался в узком смысле как «искусство генерала», [ 3] или «искусство расстановки» войск. [4] Военная стратегия имеет дело с планированием и проведением кампаний, перемещением и расстановкой сил, а также с обманом противника.

Отец современных западных стратегических исследований Карл фон Клаузевиц (1780–1831) определил военную стратегию как «использование сражений для прекращения войны». [ необходима ссылка ] Определение Б. Х. Лидделла Харта уделяет меньше внимания сражениям, определяя стратегию как «искусство распределения и применения военных средств для достижения целей политики». [5] Следовательно, оба отдавали предпочтение политическим целям над военными.

Сунь Цзы (544–496 до н.э.) часто считается отцом восточной военной стратегии и оказал большое влияние на историческую и современную тактику войны в Китае, Японии, Корее и Вьетнаме. [6] Искусство войны Сунь Цзы приобрело популярность и нашло практическое применение в западном обществе. Он продолжает влиять на многие конкурентные начинания в Азии, Европе и Америке, включая культуру, политику, [7] [8] и бизнес, [9] , а также современные войны. Восточная военная стратегия отличается от западной тем, что больше фокусируется на асимметричной войне и обмане. [6]

Стратегия отличается от тактики тем, что стратегия относится к использованию всего военного потенциала страны посредством высокоуровневого и долгосрочного планирования, развития и снабжения, чтобы гарантировать безопасность или победу.Тактика - это военная наука, используемая для достижения целей, определенных как часть военной стратегии; особенно методы, с помощью которых люди, техника, самолеты, корабли и оружие используются и направлены против врага. [10] [ ненадежный источник? ]

Энциклопедия YouTube

  • 1/5

    Просмотры:

    47332

    31 960

    44 436

    11 729

    1076521

  • ✪ Наступательная стратегия - Искусство войны Сунь Цзы №3 - Повторное посещение

  • ✪ «Современная война в теории и практике», представленная доктором.Джон А. Нагл

  • ✪ Древний военный документальный фильм о военной стратегии и тактике Сунь Цзы National Geographic

  • ✪ CSF 2014 | Сэр Лоуренс Фридман: классическая военная стратегия

  • ✪ Битва при Алесии (52 до н. Э.)

Содержание

Основы

Военная стратегия - это планирование и проведение сражения между группами вооруженных противников. Стратегия, являющаяся разделом военной и внешней политики, является основным инструментом защиты национальных интересов.В перспективе она шире, чем военная тактика, которая включает размещение и маневры подразделений на определенном море или поле боя, [11] , но менее широкая, чем общая стратегия, иначе называемая национальной стратегией, которая является всеобъемлющей стратегией крупнейших организаций. такие как национальное государство, конфедерация или международный альянс, и предполагает использование дипломатических, информационных, военных и экономических ресурсов. Военная стратегия включает использование военных ресурсов, таких как люди, оборудование и информация, против ресурсов противника, чтобы добиться превосходства или уменьшить волю противника к борьбе, разработанную на основе принципов военной науки. [12]

Определение стратегии НАТО - это «представление о том, каким образом военная мощь должна развиваться и применяться для достижения национальных целей или целей группы наций. [13] Стратегия может быть разделена на« Великую стратегию ». ', геополитический по размаху и' военная стратегия ', которая преобразует цели геополитической политики в военно-достижимые цели и кампании. Фельдмаршал виконт Аланбрук, начальник имперского генерального штаба и сопредседатель англо-американского Объединенного комитета начальников штабов для большинства Второй мировой войны описал искусство военной стратегии как: «вывести из [политической] цели ряд военных целей, которые должны быть достигнуты: оценить эти цели с точки зрения военных требований, которые они создают, и предварительных условий, которые достижение каждого из них, вероятно, потребует: измерения имеющихся и потенциальных ресурсов в соответствии с требованиями и построения на основе этого процесса последовательной схемы приоритетов и рациональный образ действий. [14] фельдмаршал Монтгомери резюмировал это так: «Стратегия - это искусство распределения и применения военных средств, таких как вооруженные силы и припасы, для достижения целей политики. Тактика означает расположение и контроль вооруженных сил и методов в реальных боевых действиях. Короче говоря: стратегия - это искусство ведения войны, тактика - искусство борьбы ». [15]

Фон

Военная стратегия в 19 веке все еще рассматривалась как одна из тривиумов «искусств» или «наук», которые управляют ведением войны; другие - тактика, выполнение планов и маневрирование войск в бою, и логистика, поддержание армии.Точка зрения преобладала со времен Римской империи, и граница между стратегией и тактикой в ​​то время была размыта, и иногда категоризация решения является вопросом почти личного мнения. Карно во время французских революционных войн считал, что это просто концентрация войск. [16]

Стратегия и тактика тесно связаны и существуют в одном континууме; современное мышление помещает между ними операционный уровень. Все имеют дело с расстоянием, временем и силой, но стратегия крупномасштабна, может длиться годами и носит социальный характер, в то время как тактика мелкомасштабна и предполагает размещение меньшего количества элементов, выдерживаемых от часов до недель.Первоначально считалось, что стратегия управляет прелюдией к битве, в то время как тактика контролирует ее выполнение. Однако в мировых войнах 20-го века различие между маневром и битвой, стратегией и тактикой расширилось с появлением технологий и транзита. Тактика, которая когда-то была уделом кавалерийской роты, будет применяться к танковой армии.

Часто говорят, что искусство стратегии определяет цели, которых нужно достичь в военной кампании, а тактика определяет методы достижения этих целей.Стратегические цели могут быть такими: «Мы хотим завоевать территорию X» или «Мы хотим остановить экспансию страны Y в мировой торговле товаром Z»; в то время как тактические решения варьируются от общего утверждения - например, «Мы собираемся сделать это путем морского вторжения на север страны X», «Мы собираемся блокировать порты страны Y» до более конкретного » Взвод C атакует, а взвод D обеспечивает огневое прикрытие ".

В чистом виде стратегия касалась исключительно военных вопросов. В более ранних обществах король или политический лидер часто был тем же человеком, что и военный лидер.В противном случае дистанция общения между политическим и военным лидером была небольшой. Но по мере того, как потребность в профессиональной армии росла, границы между политиками и военными стали признаваться. Во многих случаях принималось решение о необходимости разделения.

Как сказал французский государственный деятель Жорж Клемансо: «Война - слишком важное дело, чтобы оставлять его на усмотрение солдат». Это привело к появлению концепции общей стратегии [17] , которая охватывает управление ресурсами всей нации при ведении войны.В условиях генеральной стратегии военный компонент в значительной степени сокращается до , оперативной стратегии - планирования и управления крупными воинскими частями, такими как корпуса и дивизии. По мере того как размер и количество армий росли, а технологии связи и управления улучшались, разница между «военной стратегией» и «большой стратегией» уменьшалась. В основе большой стратегии лежит дипломатия, с помощью которой нация может создавать союзы или оказывать давление на другую нацию, чтобы добиться согласия, тем самым добиваясь победы, не прибегая к боевым действиям.Еще один элемент большой стратегии - это управление послевоенным миром.

Как заявил Клаузевиц, успешная военная стратегия может быть средством для достижения цели, но не самоцелью. [18] В истории есть множество примеров, когда победа на поле боя не приводила к таким целям, как долгосрочный мир, безопасность или спокойствие.

Принципы

Military stratagem in the Maneuver against the Romans by Cimbri and Teutons circa 100 B.C. Военная хитрость в маневре кимвров и германцев против римлян около 100 г. до н. Э.C.

Многие военные стратеги пытались заключить успешную стратегию в набор принципов. Сунь-цзы определил 13 принципов в своем «Искусство войны », а Наполеон перечислил 115 максим. У американского генерала гражданской войны Натана Бедфорда Форреста было только одно: «[добраться] туда первым с наибольшим количеством людей». [19] В «Полевом руководстве по ведению военных операций» (FM 3–0), приведенным как основные понятия, являются: [20]

  1. Цель (Направление каждой военной операции к четко определенной, решающей и достижимой цели)
  2. Наступление (захват, удержание и использование инициативы)
  3. Масса (Сконцентрируйте боевую мощь в решающем месте и времени)
  4. Экономия силы (Выделите минимальную существенную боевую мощь второстепенным усилиям)
  5. Маневр (Поставить противника в невыгодное положение за счет гибкого применения боевой мощи)
  6. Единство командования (для каждой цели обеспечьте единство усилий под руководством одного ответственного командира)
  7. Безопасность (Никогда не позволяйте противнику получить неожиданное преимущество)
  8. Сюрприз (нанесите удар по врагу в то время, в месте или способом, к которому он не готов)
  9. Простота (Подготовьте ясные, несложные планы и четкие, краткие приказы для обеспечения полного понимания)

По словам Грина и Армстронга, некоторые планировщики утверждают, что приверженность фундаментальным принципам гарантирует победу, в то время как другие заявляют, что война непредсказуема, а стратег должен быть гибким ,Другие утверждают, что предсказуемость можно было бы повысить, если бы главные герои смотрели на ситуацию с другой стороны в конфликте. [21] Фельдмаршал граф Гельмут фон Мольтке описал стратегию как систему «специальных приемов», с помощью которых генерал должен действовать, находясь под давлением. Эти основные принципы стратегии сохранились относительно невредимыми по мере развития технологий ведения войны.

Стратегия (и тактика) должны постоянно развиваться в ответ на технический прогресс.Успешная стратегия одной эпохи, как правило, остается популярной еще долгое время после того, как новые разработки в области военного оружия и техники сделали ее устаревшей. Первая мировая война и в значительной степени Гражданская война в США продемонстрировали наполеоновскую тактику «нападения любой ценой» против оборонительной мощи траншеи, пулемета и колючей проволоки. В ответ на свой опыт Первой мировой войны Франция вступила во Вторую мировую войну с чисто оборонительной доктриной, воплощенной в «неприступной» линии Мажино, но только для того, чтобы ее полностью обойти немецкий блицкриг при падении Франции.

Развитие

Античность

Принципы военной стратегии появились по крайней мере еще в 500 г. до н.э. в работах Сунь-Цзы и Чанакья. Кампании Александра Великого, Чандрагупты Маурьи, Ганнибала, Цинь Ши Хуанга, Юлия Цезаря, Чжугэ Ляна, Халида ибн аль-Валида и, в частности, Кира Великого демонстрируют стратегическое планирование и движение. Махан описывает в предисловии к «Влияние морской мощи на историю », как римляне использовали свою морскую мощь, чтобы эффективно блокировать морские пути сообщения Ганнибала с Карфагеном; и так с помощью морской стратегии добились удаления Ганнибала из Италии, несмотря на то, что никогда не победили его там со своими легионами.

Одна из этих стратегий была показана в битве между греческими городами-государствами и Персией. Битва при Фермопилах, в которой греческие силы были в меньшинстве, была хорошей военной стратегией. Союзные греческие силы в конечном итоге проиграли битву, но обучение, использование доспехов и расположение позволили им победить многие персидские войска, прежде чем проиграть. В конце концов, греческий союз проиграл битву, но не войну, в результате этой стратегии, которая продолжалась до битвы при Платеях. Битва при Платеях в 479 г. до н.э. привела к победе греков против Персии, что продемонстрировало, что военная стратегия была чрезвычайно полезна для победы над многочисленным противником.

Ранние стратегии включали в себя стратегию уничтожения, истощения, войны на истощение, действий выжженной земли, блокады, партизанской кампании, обмана и финта. Изобретательность и ловкость ограничивались только воображением, согласием и технологиями. Стратеги постоянно использовали постоянно развивающиеся технологии. Само слово «стратегия» происходит от греческого «στρατηγία» ( Strategia ), «должность генерала, командование, генерал», [22] в свою очередь от «στρατηγός» ( Strategos ), «лидер или командующий армией, генерал», [23] соединение «στρατός» ( stratos ), «армия, войско» + «ἀγός» ( агос ), «лидер, начальник», [24] в свою очередь от «ἄγω» ( назад ), «вести». [25] Не существует свидетельств того, что он использовался в современном смысле в древнегреческом, но мы находим его в византийских документах, начиная с 6-го века, и особенно в работе, приписываемой императору Льву VI Мудрому Византии.

Средневековье

Чингисхан и монголы
Mongol Empire in 1227 at Genghis Khan

Монгольская империя в 1227 году после смерти Чингисхана

В противовес европейским разработкам в области стратегического искусства, монгольский император Чингисхан представляет собой полезный пример.Успехи Чингиса и его последователей основывались на маневре и терроре. Основное внимание в стратегической атаке Чингиса было уделено психологии противостоящего населения. Посредством неуклонного и скрупулезного осуществления этой стратегии Чингиз и его потомки смогли завоевать большую часть Евразии. Строительными блоками армии Чингиса и его стратегии были его племенные отряды конных лучников, методы выжженной земли и, что не менее важно, огромные стада лошадей Монголии.

У каждого лучника была по крайней мере одна дополнительная лошадь - в среднем на человека приходилось пять лошадей - таким образом, вся армия могла двигаться с поразительной скоростью.Более того, поскольку конское молоко и конская кровь были основными продуктами питания монголов, стада Чингисхана служили не только средством передвижения, но и его материально-техническим обеспечением. Все остальное будет добыто и разграблено. Ханские мародеры также принесли с собой мобильные приюты, наложниц, мясников и поваров. Благодаря маневрам и непрерывным атакам китайские, персидские, арабские и восточноевропейские армии могли подвергаться стрессу до тех пор, пока они не падали, а затем были уничтожены в преследовании и окружении. [26]

По сравнению с армиями Чингиса, почти все другие армии были громоздкими и относительно статичными. Лишь в 20 веке любая армия могла сравниться по скорости развертывания с армиями Чингиса. Столкнувшись с укрепленным городом, монгольские императивы маневра и скорости требовали, чтобы он был быстро подчинен. Здесь ужас, порожденный кровавой репутацией монголов, помог запугать и покорить.

То же самое и с примитивной биологической войной.Требушет или другой тип баллисты использовался для запуска мертвых животных и трупов в осажденный город, распространяя болезни и смерть, такие как Черная чума. Если конкретный город или город не нравился монгольскому хану, каждый в городе был бы убит, чтобы показать пример всем другим городам. Это была ранняя психологическая война.

Ссылаясь на девять стратегических принципов, описанных выше, монгольская стратегия была направлена ​​на достижение цели ( schwerpunkt (основное внимание), являющейся моральным и психологическим состоянием противостоящего населения), достигнутой посредством наступления; это наступление само по себе характеризовалось концентрацией сил, маневром, внезапностью и простотой.

Раннее Новое время

В 1520 году книга Никколо Макиавелли Dell'arte della guerra (Искусство войны) была посвящена взаимосвязи между гражданскими и военными делами и формированию большой стратегии. В Тридцатилетней войне (1618–1648) Густав Адольф Шведский продемонстрировал передовую оперативную стратегию, которая привела к его победам на земле Священной Римской империи. Только в 18 веке военная стратегия стала предметом серьезного изучения в Европе. Слово было впервые использовано на немецком языке как « Strategie » в переводе работы Лео в 1777 году, вскоре после этого французским переводчиком Лео как « stratégie » было впервые засвидетельствовано на английском языке в 1810 году. [27]

В Семилетней войне (1756–1763) Фридрих Великий импровизировал «стратегию истощения» (см. «Война на истощение»), чтобы сдержать своих противников и сохранить свои прусские силы. Атакованный со всех сторон Францией, Австрией, Россией и Швецией, Фридрих использовал свое центральное положение, что позволяло ему перемещать свою армию по внутренним линиям и концентрироваться против одного противника за раз. Не сумев добиться победы, он смог предотвратить поражение до тех пор, пока не появилось дипломатическое решение.«Победа» Фредерика привела к тому, что большое значение было придано «геометрической стратегии», которая подчеркивала линии маневра, понимание местности и владение критически важными опорными точками.

Наполеон

Французские революционные войны и последовавшие за ними наполеоновские войны произвели революцию в военной стратегии. Влияние этого периода все еще ощущалось в Гражданской войне в США и на ранних этапах Первой мировой войны.

С появлением дешевого стрелкового оружия и ростом количества призываемых в армию гражданских солдат, армии быстро росли в размерах, превращаясь в массовые формирования.Это потребовало разделения армии сначала на дивизии, а затем на корпуса. Вместе с дивизиями пришла дивизионная артиллерия; легкая мобильная пушка с большой дальностью и огневой мощью. Жесткие отряды пикинеров и мушкетеров массированными залпами уступили место легкой пехоте, сражавшейся в боевых порядках.

Французский Наполеон I воспользовался этими достижениями, чтобы провести эффективную «битву на уничтожение». Наполеон неизменно стремился добиться решения в бою с единственной целью - полностью уничтожить своего противника, обычно достигая успеха за счет превосходного маневра.Как правитель и генерал он имел дело с большой стратегией, а также с оперативной стратегией, используя политические и экономические меры.

Наполеон, не являясь создателем методов, которые он использовал, эффективно объединил относительно превосходные маневренные и боевые этапы в одном мероприятии. До этого генералы рассматривали такой подход к бою как отдельные мероприятия. Однако Наполеон использовал маневр в битве, чтобы диктовать, как и где будет развиваться битва. Битва при Аустерлице была прекрасным примером этого маневра.Наполеон отказался от сильной позиции, чтобы вывести противника вперед и соблазнить его на фланговую атаку, ослабив его центр. Это позволило французской армии разделить армию союзников и одержать победу.

Наполеон использовал две основные стратегии подхода к битве. Его "Maneuver De Derrière" ( переход в тыл ) был предназначен для переброски французской армии через коммуникационные линии противника. Это вынудило противника либо маршировать на битву с Наполеоном, либо попытаться найти путь отхода вокруг армии.Если разместить его армию в тылу, снабжение и коммуникации противника будут отрезаны. Это отрицательно сказалось на боевом духе противника. После вступления в битву его противник не мог позволить себе поражения. Это также позволило Наполеону выбрать несколько ракурсов на поле боя. Изначально недостаток концентрации сил помогал добывать пищу и сбивал врага с толку относительно его реального местоположения и намерений.

«Непрямой» подход к битве также позволил Наполеону нарушить линейные порядки, используемые союзными армиями.По мере развития битвы противник направил свои резервы на стабилизацию обстановки, Наполеон внезапно выпустил фланговые соединения для атаки противника. Его противники, внезапно столкнувшиеся с новой угрозой и с небольшими резервами, не имели другого выбора, кроме как ослабить зону, ближайшую к фланговому построению, и выстроить боевую линию под прямым углом в попытке остановить эту новую угрозу. Как только это произойдет, Наполеон сосредоточит свои резервы на шарнире под прямым углом и начнет мощную атаку, чтобы прорвать оборону.Прорыв вражеских линий позволил кавалерии Наполеона обойти обе линии и свернуть их, не оставив его противнику другого выбора, кроме как сдаться или бежать.

Второй стратегией, которую использовал Наполеон I во Франции при столкновении с двумя или более вражескими армиями, было использование центральной позиции. Это позволило Наполеону вбить клин в разделение вражеских армий. Затем он использовал часть своих сил, чтобы замаскировать одну армию, в то время как большая часть сокрушила и быстро победила вторую армию. Затем он двинется на вторую армию, оставив часть, чтобы преследовать первую армию и повторить операции (поражение в деталях).Это было разработано для достижения максимальной концентрации людей в основной битве, ограничивая при этом способность противника усилить решающую битву. Центральная позиция имела слабость в том, что невозможно было добиться полного преследования врага, потому что вторая армия требовала внимания. Наполеон использовал стратегию центральной позиции во время битвы при Ватерлоо.

Ватерлоо

Карта кампании Ватерлоо

19th century musketeers from Wellington at Waterloo by Robert Alexander Hillingford, 18 June 1815

Мушкетеры XIX века из Веллингтона при Ватерлоо Роберт Александр Хиллингфорд, 18 июня 1815 г.

Наполеон замаскировал Веллингтон и собрался против прусской армии, а затем, после победы в битве при Линьи, Наполеон попытался сделать то же самое с союзной / британской армией, расположенной к югу от Ватерлоо.Его подчиненный не смог замаскировать побежденную прусскую армию, которая вовремя усилила битву при Ватерлоо, чтобы победить Наполеона и положить конец его господству в Европе.

Можно сказать, что прусская армия под командованием Блюхера использовала «маневр derrière» против Наполеона, который внезапно оказался в позиции реакции на новую угрозу врага.

Практические стратегические триумфы Наполеона, неоднократно приводившие меньшие силы к разгрому более крупных, вдохновили на совершенно новую область изучения военной стратегии.В частности, его противники стремились развить совокупность знаний в этой области, чтобы позволить им противостоять искусному человеку с помощью высококвалифицированной группы офицеров, генерального штаба. Двумя наиболее значительными учениками его работ были Карл фон Клаузевиц, пруссак с философским образованием, и Антуан-Анри Жомини, который был одним из штабных офицеров Наполеона.

Одним заметным исключением из стратегии уничтожения Наполеона и предвестником позиционной войны были линии Торрес-Ведрас во время полуостровной войны.Французские армии жили за пределами суши, и когда они столкнулись с линией укреплений, с которой они не могли выйти с фланга, они не могли продолжать наступление и были вынуждены отступить, как только они израсходовали все провизии региона перед линиями. ,

Кампания на полуострове была примечательна разработкой другого метода ведения войны, который в то время оставался незамеченным, но стал гораздо более распространенным в 20 веке. Это была помощь и поощрение, которые британцы оказали испанцам в преследовании французов в тылу, что привело к тому, что они разбазарили большую часть средств своей иберийской армии для защиты коммуникационных линий армии.Это был очень рентабельный шаг для британцев, потому что помощь испанским повстанцам стоила гораздо меньше, чем оснащение и оплата регулярных британских армейских частей для того, чтобы задействовать такое же количество французских войск.

Поскольку британская армия могла быть соответственно меньше, она могла снабжать свои войска морем и сушей без необходимости жить за счет суши, как это было в то время. Кроме того, поскольку им не нужно было добывать фураж, они не вызывали вражды с местными жителями, и поэтому им не приходилось размещать гарнизоны на своих коммуникациях в той же степени, что и французам.Таким образом, стратегия помощи своим испанским гражданским союзникам в их партизанской или «маленькой войне» пошла на пользу британцам во многих отношениях, не все из которых сразу были очевидны.

Клаузевиц и Джомини

On War Клаузевица стал уважаемым справочником по стратегии, имеющей дело как с политическим, так и с военным руководством. Его самое известное утверждение:

«Война - это не только политический акт, но и реальный политический инструмент, продолжение политики, проводимой другими средствами.

Для Клаузевица война была в первую очередь политическим актом, и, следовательно, целью всей стратегии было достижение политической цели, которую стремилось достичь государство. Как таковой, Клаузевиц широко утверждал, что война была «продолжением войны». политики другими средствами », и как таковой утверждал, что количество силы, используемой государством, будет и должно быть пропорционально любой политической цели, которую государство стремится достичь с помощью войны. Клаузевиц далее отклонил« геометрию »как незначительный фактор в стратегии, полагая, что в идеале все войны должны следовать наполеоновской концепции победы через решительную битву на уничтожение и уничтожение противостоящей силы любой ценой.Однако он также признал, что его идеал о том, как вести войну, не всегда практичен в реальности и что ограниченная война может повлиять на политику, изматывая оппозицию с помощью «стратегии истощения».

В отличие от Клаузевица, Антуан-Анри Жомини занимался в основном оперативной стратегией, планированием и разведкой, проведением кампании и «полководством», а не «государственной мудростью». Он предположил, что победы можно добиться, оккупировав территорию врага, а не уничтожив его армию.

Таким образом, геометрические соображения занимали видное место в его теории стратегии. Два основных принципа стратегии Джомини заключались в том, чтобы сконцентрироваться против фракций вражеских сил одновременно и нанести удар по наиболее решающей цели. Клаузевица и Джомини обязательны к прочтению для современного военного офицера. [28]

Промышленный век

Развитие военной стратегии продолжилось во время Гражданской войны в США (1861–1865). Практика стратегии была продвинута такими генералами, как Роберт Э.Ли, Улисс С. Грант и Уильям Текумсе Шерман, все они находились под влиянием подвигов Наполеона (Томас «Стоунволл» Джексон, как говорят, носил с собой книгу изречений Наполеона).

Однако приверженность наполеоновским принципам перед лицом технических достижений, таких как пехотные винтовки с затвором дальнего действия и пулеметы с мини-шаром, в целом приводили к катастрофическим последствиям для сил и населения как Союза, так и Конфедерации. Изменились также время и пространство, в котором велась война.Железные дороги позволяли быстро перемещать крупные силы, но маневры ограничивались узкими уязвимыми коридорами. Паровоз и броненосцы изменили транспорт и боевые действия на море. Недавно изобретенный телеграф обеспечил более быструю связь между армиями и их штаб-квартирами. Бои по-прежнему обычно велись противоборствующими подразделениями с линиями стычек на сельских полях сражений, ожесточенными морскими столкновениями с пушечными парусными или паровыми судами и нападениями на вооруженные силы, защищавшие город.

Еще оставалось место для триумфов маневренной стратегии, такой как «Марш Шермана к морю» в 1864 году, но они зависели от нежелания противника укрепляться. Ближе к концу войны, особенно для защиты статических целей, как в битвах при Колд-Харборе и Виксбурге, траншейные сети предвещали Первую мировую войну. Многие уроки Гражданской войны в США были забыты, когда в войнах, подобных австро-прусской, были забыты. Война или франко-прусская война, победил маневр.

В период, предшествующий Первой мировой войне, двумя наиболее влиятельными стратегами были прусские генералы, Гельмут фон Мольтке и Альфред фон Шлиффен.При Мольтке прусская армия одержала победу в австро-прусской войне (1866 г.) и франко-прусской войне (1870–71), причем последняя кампания широко рассматривается как классический пример концепции и осуществления военной стратегии.

Помимо использования железных и автомобильных дорог для маневра, Мольтке также использовал телеграф для управления большими армиями. Он осознавал необходимость делегировать управление подчиненным командирам и отдавать директивы, а не конкретные приказы.Мольтке больше всего помнят как стратега за его веру в необходимость гибкости и в то, что ни один план, даже хорошо подготовленный, не может гарантировать выживание после первой встречи с противником.

Фельдмаршал Шлиффен сменил Мольтке и руководил германским планированием в преддверии Первой мировой войны. Он выступал за «стратегию уничтожения», но столкнулся с войной на два фронта против численно превосходящего противника. Стратегия, которую он сформулировал, представляла собой план Шлиффена: обороняться на востоке и концентрироваться для решительной победы на западе, после чего немцы перейдут в наступление на востоке.Под влиянием успеха Ганнибала в битве при Каннах, Шлиффен спланировал одну великую битву окружения, тем самым уничтожив своего врага.

Другим немецким стратегом того времени был Ганс Дельбрюк, который расширил концепцию «ограниченной войны» Клаузевица, чтобы создать теорию «стратегии истощения». Его теория противоречила популярному военному мышлению того времени, которое решительно выступало за победу в битве, однако Первая мировая война вскоре продемонстрировала недостатки бездумной «стратегии уничтожения».

В то время, когда индустриализация быстро меняла военно-морские технологии, один американский стратег Альфред Тайер Махан практически в одиночку обновил сферу военно-морской стратегии. Под влиянием принципов стратегии Джомини он видел, что в грядущих войнах, где экономическая стратегия может быть так же важна, как и военная стратегия, контроль над морем давал власть контролировать торговлю и ресурсы, необходимые для ведения войны. Махан продвигал концепцию «большого флота» и экспансионистскую точку зрения, согласно которой защита обеспечивалась за счет контроля над морскими подходами, а не за счет укрепления побережья.Его теории способствовали гонке военно-морских вооружений между 1898 и 1914 годами.

Первая мировая война

В начале Первой мировой войны в стратегии доминировало наступательное мышление, которое было в моде с 1870 года, несмотря на недавний опыт Второй англо-бурской войны (1899–1902 гг.) И русско-японской войны (1904–05 гг.), Где пулемет продемонстрировал свои оборонительные возможности. К концу 1914 года Западный фронт был в тупике

.

Военная тактика и стратегия (55 книг)

1 On War На войне
пользователем

3,98 средняя оценка - 11214 оценок

  • Хочу почитать saving…
  • В настоящее время читаю saving…
  • Читать saving…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

2 The Influence of Sea Power ... Влияние морской мощи на историю (с иллюстрациями и аннотациями)
пользователем

3,90 средняя оценка - 964 оценки

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

3 The Art of War by Sun Tzu :... Искусство войны Сунь Цзы: официальная версия
пользователем

3.97 средняя оценка - 319 355 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

4 The Art of War Искусство войны
пользователем

3,96 средняя оценка - 781 оценка

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

5 The Samurai Series: The Boo... Самурайская серия: Книга пяти колец, Хагакурэ - Путь самурая и Бусидо - Душа Японии
пользователем

4,15 средняя оценка - 192 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

6 Strategy стратегия
пользователем

4,08 средняя оценка - 2,500 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

7 De Re Militari De Re Militari
пользователем

4,12 средняя оценка - 434 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

8 The Book of Five Rings Книга пяти колец
пользователем

4.06 средний рейтинг - 34 814 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

9 The Prince : Official Edition Принц: Официальное издание
пользователем

3.82 средняя оценка - 253777 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

10 The Second World War Вторая мировая война
пользователем

4,46 средняя оценка - 1748 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

11 The Art of War: War and Mil... Искусство войны: война и военная мысль
пользователем

3.80 средняя оценка - 143 оценки

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

11 Counterinsurgency Warfare: ... Противоповстанческая война: теория и практика
пользователем

3.99 средняя оценка - 1067 оценок

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

13 Intelligence in War: Knowle... Разведка на войне: знание врага от Наполеона до Аль-Каиды
пользователем

3,67 средняя оценка - 1523 оценки

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

14 Principles of Maritime Stra... Принципы морской стратегии
пользователем

3,97 средняя оценка - 222 оценки

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

15 Genghis Khan Величайший генерал Чингисхана: Суботай Доблестный
пользователем

3,91 средняя оценка - 191 оценка

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

16 Strategy: A History Стратегия: история
пользователем

3,98 средняя оценка - 1631 оценка

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

17 How to Make War Как вести войну
пользователем

3,93 средняя оценка - 281 оценка

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

18 Scipio Africanus:  Greater ... Сципион Африканский: больше, чем Наполеон
пользователем

4.16 средняя оценка - 1004 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

19 Collected Writings: Politic... Собрание сочинений: политика и тактика
пользователем

4.54 средняя оценка - 13 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

20 Guerrilla Warfare (Collecte... Партизанская война (Сборник сочинений, том 2)
пользователем

3.86 средний рейтинг - 1461 оценка

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

21 Collected Writings, Vol 3: ... Собрание сочинений, том 3: О политике, практике и противоречиях
пользователем

4.67 средняя оценка - 9 оценок

.

Стратегия и тактика - Атомные ракеты


Основные предположения:
Эта статья была написана с использованием следующих предположений в качестве основы.
1. Физические законы:
Законы физики, какими мы их знаем, все еще применяются. Это означает, что космический корабль движется ньютоновским (или эйнштейновским, хотя эта область выходит за рамки статьи) способом, используя реактивные двигатели или другие физически правдоподобные системы (например, солнечные паруса) для движения.Термодинамика диктует, что все космические корабли должны излучать отходящее тепло, а лазеры подчиняются дифракции. Единственное исключение - FTL, который будет включен в некоторые сценарии.
2. Технологии:
Технологический фон менее ограничен. Если система физически правдоподобна, инженерные детали можно игнорировать или, самое большее, подвергнуть лишь незначительной проверке. В документе будет рассмотрен спектр технологических предысторий, но основное внимание будет уделено сценариям, близким к среднему и среднему, в которых общую производительность и работу технологии можно предсказать с хотя бы небольшой точностью.Распространенным термином, используемым для описания этой эпохи, является PMF, что означает правдоподобное среднее будущее. Этому термину (введенному Риком Робинсоном) трудно дать определение, но он предполагает значительные улучшения в технологиях, которые у нас есть сегодня, такие как ядерно-электрические приводы, переходящие в те, которых у нас нет, например, термоядерные горелки.
3. Окружающая среда:
В этой статье будет предпринята попытка изучить широкий спектр условий, в которых может происходить космический бой. Однако он не будет пытаться исследовать их все, и описанные сценарии будут соответствовать нескольким принципам.
Первый , это общая теория. Любой сценарий, зависящий от одноразовой тактики или весьма специфических обстоятельств, скорее всего, не будет включен, за исключением обсуждения начала космической войны или демонстрации того, почему это непрактично в долгосрочной перспективе. Предлагаемые рекомендации не являются оптимальными для всех обстоятельств, и это невозможно. Вместо этого они являются тем, что, по мнению автора, лучше всего подходит для реалистичных вооруженных сил, основанных на вероятных задачах и ограничениях.На выбор весьма маловероятных и конкретных наборов обстоятельств, при которых они не являются оптимальными, лучше всего ответить цитатой автора об одном из таких сценариев, опубликовав в теме Space Warfare XIII в манифесте Rocketpunk: «Вам нужна блокада, угон (невиновные на борту судно пытается прорвать блокаду), а на захваченном корабле - ускоритель большой тяги. Два выходят за рамки правдоподобия. Третье смешно. Утверждать, что это оправдывает людей [ на борту военных кораблей, см. Раздел 2 ], все равно что утверждать, что, поскольку военные корабли иногда садятся на мель, мы должны установить на всех них огромные внешние шины, чтобы помочь им выйти.”
Второй , не будет предпринято никаких попыток учесть влияние пришельцев или инопланетных технологий, потому что это было бы чистой неосведомленной спекуляцией.
Третий , сценарий по умолчанию, если не указано иное, - это бой в глубоком космосе между двумя флотами. Другие сценарии будут рассмотрены, но будут четко обозначены как таковые.

Орбитальная механика, очевидно, определяет стратегию космической войны, а на низких и средних орбитах также будет определять тактику. Чтобы избежать превращения этой статьи в обсуждение орбитальной механики, автор будет предполагать, что читатель имеет базовые знания по этой теме.

Основной эффект орбитальной среды заключается в том, что движение происходит совершенно иначе, чем на Земле. Ничто не является стационарным, что оказывает существенное влияние, помимо очевидного. На высшем уровне география Солнечной системы постоянно меняется. Это окажет значительное влияние на сроки событий. Например, колониальное восстание, вероятно, подождет, пока силы помощи не окажутся на самом дальнем конце. Этот факт, конечно, будет известен тем, кто отвечает за подавление таких восстаний.

Одним из важных следствий этого факта является то, что перехват в классическом понимании выхода на встречу с вражескими силами чрезвычайно труден. Возьмем случай, когда один флот пытается перехватить другой, приближающийся из глубокого космоса. Перехватывающий флот должен будет достичь точки в глубоком космосе перед приближающимся флотом, а затем начать ускоряться, чтобы соответствовать скоростям. После того, как флоты сравнялись со скоростями (и предположительно вступили в бой), флот перехватчика должен все еще остановиться на планете назначения.В первом приближении для этого потребуется дельта-V, примерно в четыре раза превышающая скорость движения приближающегося флота. Однако вполне вероятно, что атакующий флот будет иметь примерно такое же количество дельта-V миссии, чтобы обеспечить возможность прерывания.

Интересной особенностью этого типа перехвата является то, что защитники имеют значительное преимущество в использовании кинетики перед боем. Они могут выпускать залпы кинетики лансер-типа прямо перед тем, как они начнут замедляться, и кинетика будет поражать с объединенной скоростью обоих флотов, в то время как любая кинетика лансер-типа, которую запускают атакующие, будет неподвижна относительно них, и, следовательно, по отношению к защищающимся. когда они совершают перехват.( LANCER: нацелить вектор корабля на врага, осторожно выбросить оружие кинетической энергии копья до того, как корабль замедлится, затем замедлит корабль в боевой вектор, в то время как копейщики сохранят разрушительную энергию дельта-V корабля)

Предложение выше поднимает другой вопрос. Почему бы просто не использовать кинетику и не спасти флот на случай, когда прибудет (надеюсь, сильно обескровленный) враг? Это логично ведет к кинетическим IPBM (межпланетные баллистические ракеты). IPBM - это автобусы, восстанавливаемые или расходные.Любая версия больше похожа на полномасштабный корабль, чем на обычную ракету, и несет большую полезную нагрузку кинетических суббоеприпасов. В этом сценарии восстановление возможно, но только со штрафом к весу и / или скорости. В зависимости от шкалы времени, возможно, удастся запустить несколько зарядов против данного противника, используя восстанавливаемую шину. Сложность с этим состоит в том, что залпы либо прибывают в шахматном порядке, либо система будет страдать от потери веса броска для последующих загрузок, хотя это может быть уравновешено более быстрым входом указанных грузов.

Злоумышленник, очевидно, может запустить кинетику незадолго до начала замедления, что предположительно окажет такое же влияние на флот ожидающей защиты. Однако это не так эффективно, как залпы защитника, по ряду причин. Во-первых, кинетика будет достигнута в предсказуемое время, и защитник может немного изменить свои орбиты, чтобы гарантировать, что важные объекты находятся позади планеты в нужное время. Распространение кинетики, конечно, могло бы победить это, но это, очевидно, снижает плотность залпа и значительно облегчает задачу защитника.Кроме того, орбитальное пространство планеты почти наверняка гораздо более густонаселенное, чем пространство вокруг флота, пересекающего глубокий космос, что может значительно затруднить наведение на цель для атакующего. Злоумышленник, вероятно, хотел бы, чтобы как можно большая часть орбитальной инфраструктуры оставалась нетронутой, иначе он не стал бы вторгаться. Он просто швырял на планету что-то издалека.

Все вышеперечисленное можно разумно аппроксимировать, используя предположения о плоском пространстве, по крайней мере, на тактическом уровне. Однако, как только корабль входит в орбитальное пространство планеты, это предположение перестает быть верным.Прежде чем двигаться дальше, необходимо определить орбитальное пространство. Разумное определение - это холм-сфера тела, объем, в котором предметы будут вращаться вокруг тела, а не его родителя. В дальнейшем это определение должно быть ограничено телами размером с карликовые планеты и более крупными, поскольку тела меньшего размера, вероятно, будут оказывать минимальное влияние на пути кораблей, маневрирующих вокруг них.

В орбитальном пространстве тела любой маневр, вероятно, потребует дельта-V в сотни м / с, что дорого при использовании химического топлива или ядерно-теплового режима и требует времени при использовании любого двигателя с высокой скоростью выхлопа.При достаточном дельта-V теоретически можно рассматривать орбитальное пространство как почти плоское, маловероятно, что это произойдет во время PMF, так как это требует как очень высокого дельта-V, так и большого ускорения. Это заставляет корабли маневрировать не так, как в плоском космосе, а как современные корабли на орбите.

Орбитальное пространство помимо этого имеет ряд интересных характеристик. Во-первых, способы маневрирования корабля очень ограничены. Помимо контринтуитивного характера орбитального маневрирования в целом (тяга назад для снижения и ускорения), само тело служит значительным ограничением.На низких орбитах существует определенный предел самой низкой (и самой быстрой) орбиты, которую можно использовать, даже если не учитывать возможность того, что кто-то на планете может не очень любить определенных людей на орбите (дополнительную информацию см. В разделе 4). , Снаряды также будут иметь тенденцию изгибаться, что затрудняет наведение на цель как для атакующего, так и для защищающегося и, вероятно, снижает скорость удара по сравнению с тем же оружием в плоском пространстве. Это может иметь как преимущества, так и недостатки.Возможно, будет сложнее отслеживать приближающиеся снаряды, особенно кинетику разрыва, как упоминалось в разделе 8. Скорости встречи, вероятно, будут высокими: от 2 км / с для низких орбит с разницей в 30 градусов в наклонении до 22 км / с для позиград. -ретроградные орбиты встречаются на низкой орбите при скорости чуть ниже убегающей. Кинетика, запущенная с корабля в этих случаях, вероятно, потребует всего несколько сотен м / с (или меньше) для перехвата, в то время как задействованные короткие дистанции облегчают отслеживание цели, уменьшая проблемы с самонаводителем , упомянутые в разделе 8 ,Чтобы повысить летальность, обороняющийся может заранее установить ретроградные кинетические платформы, в то время как атакующий, вернувшись из межпланетного перехода, может установить аналогичные платформы с очень небольшими проблемами. Более того, если кинетическая скорость не превысит убегающую скорость, он будет продолжать двигаться. Самая большая проблема с повторным использованием кинетики, вероятно, заключается в нацеливании.

То же самое относится и к судам. В отличие от войны в дальнем космосе, когда корабли, крича друг другу, должны разворачиваться, корабли, встречающиеся на орбите, вероятно, будут продолжать проходить мимо друг друга, пока один или оба не решат изменить свою орбиту.Даже в этом случае двигатели с малой тягой могут удерживать их рядом в течение некоторого времени после этого.

Все это дает атакующему и в некоторой степени защищающемуся веские причины избегать боя на средней и низкой орбите. Защитник, вероятно, попытается вступить в бой за пределами большей части своей собственной инфраструктуры, которая может быть ниже эквивалента GEO. Даже большая часть Hill Sphere будет пустым местом. Сегодня есть несколько спутников вне GEO (за исключением научных миссий, которые будут относительно гораздо менее важными, чем сегодня).Активность за пределами средней орбиты будет ограничена определенными точками, такими как точки Лагранжа и любые естественные спутники. Их либо придется защищать отдельно, рискуя детально проиграть, либо атакующим придется вступить в бой на краю Сферы Холма.

Это ставит под сомнение любые «орбитальные форты», относительно неподвижные космические станции, расположенные на низкой и средней орбите. Намного лучший выбор - это эквивалент скандинавских кораблей береговой обороны, , кратко упомянутых в разделе 2 , которые являются эквивалентом полных лазерных звезд (боевых космических кораблей, построенных на основе большого лазерного оружия), но вместо полной ядерно-электрической приводной системы. используйте что-то вроде NTR, что дешевле и лучше подходит для операционной среды.Он также может быть разработан для коротких миссий, порядка нескольких дней, что значительно сокращает расходы. Однако у этой концепции есть две существенные проблемы.

Во-первых, в зависимости от относительной стоимости различных компонентов, один из этих кораблей может стоить почти столько же, сколько и полная лазерная звезда, но с резко меньшей эксплуатационной полезностью. В этом отношении для него потребуется такое же количество электроэнергии, как и для обычной лазерной звезды, и, следовательно, вероятно, потребуется тот же (или эквивалентный) реактор, с экономией только за счет удаления реальных электрических двигателей.Эта стоимость будет компенсирована потребностью в альтернативном двигателе, что, вероятно, оставит его в покое, хотя использование бимодальной конструкции NTR дает некоторую возможность небольшой экономии. Экономия от масштаба при покупке более обычных лазерных звезд, вероятно, сделает это более дешевой альтернативой разработке и производству кораблей отдельного класса.

Во-вторых, тот факт, что в этих двух типах используются разные диски с разной производительностью, будет серьезным препятствием в работе. Если будет значительное количество и того, и другого, «прибрежные» лазерные звезды будут привязаны к ядерно-электрическим, жертвуя своим теоретическим преимуществом.Эта концепция имеет смысл только тогда, когда «прибрежные» лазерные звезды составляют большую часть, если не весь флот. Это может быть идеальным для менее агрессивной силы, а также, вероятно, будет немного дешевле для данного количества огневой мощи.

Единственное, что может функционировать аналогично фиксированной защите, - это кинетика, развернутая на ретроградных орбитах с ударными двигателями, готовыми отправить их в сторону любого атакующего. Эти орбиты могут быть очень эллиптическими, при этом ускорители стреляют по перицентру, чтобы обеспечить максимально возможную скорость.Благодаря использованию эффекта Оберта, ускорители будут передавать большие скорости, когда снаряды достигают своих целей в глубоком космосе. Например, снаряд на 32-дневной орбите, описанной ниже, со скоростью перицентра 10,8 км / с, учитывая дельту-V 3 км / с в этой точке, будет иметь скорость в глубоком космосе 8,5 км / с.

Однако при таком развертывании возникают три проблемы. Во-первых, орбитальный период такой орбиты, которая чуть ниже космической скорости, составляет около 32 дней, что было бы приблизительным интервалом доступности.Во-вторых, снаряд будет способен поражать цели только по ограниченной дуге, точная ширина которой зависит от количества доступной дельта-V, и когда на своей орбите ГСН перенаправляется. Вблизи апоапсиса для любого изменения наклона требуется очень небольшая дельта-V, но ищущему все равно потребуется около 16 дней, чтобы достичь перицентра, плюс столько времени, сколько потребуется, чтобы действительно достичь цели оттуда. Ближе к перицентру доступной дельта-V будет достаточно только для незначительных изменений окончательного направления.Кроме того, точка перицентра должна быть как можно ниже, чтобы получить максимальное преимущество, а любая дельта-V, используемая для маневрирования, уменьшит конечную скорость атаки на гораздо большую величину. В-третьих, когда снаряды активированы, их наведение будет ограничено из-за необходимости избегать столкновений с космическими кораблями, уже находящимися на низкой орбите. Эти опасения приводят либо к низкой плотности залпа, либо к длительным периодам, в течение которых никакие снаряды не могут быть запущены, и то и другое неудовлетворительно.Альтернативой является развертывание кинетики на круговой низкой орбите, которая обеспечивает постоянную доступность и неограниченное наведение в пределах эклиптики, но дает значительно более низкую скорость для данного ударного двигателя. Проблемы с другими космическими кораблями, обеспечивающими противнику «прикрытие», несколько уменьшаются, поскольку их траектория не имеет входящего участка и начинается с одной высоты.

Еще один способ решения этой проблемы - дождаться, пока не станет известно о входящей атаке, прежде чем развернется кинетика, решая проблемы времени и угла наведения.Хотя может показаться, что злоумышленник может изменить свою орбиту, чтобы избежать этой недавно развернутой кинетики, это вряд ли будет успешной тактикой. Вблизи апоапсиса окна изменения направления почти бесплатны, и небольшие изменения временного окна вряд ли будут критичными. Это делает все маневры атакующего до последних нескольких дней перед перицентром бесполезными и значительно увеличивает дельта-V, необходимую для уклонения.

Если на то пошло, можно было бы развернуть кинетику на большой круговой орбите и использовать небольшой двигатель для отправки их к планете.Это означает время отклика примерно 16 дней с орбиты на краю сферы влияния Земли и способность поражать цели на значительной части неба. Это также позволяет избежать необходимости регулярно посылать кинетические сигналы на низкую орбиту. На орбите Земли можно разместить несколько кластеров, и большинство из них должно быть в состоянии объединиться против любой заданной цели. При надлежащем предупреждении почти все они могут быть переведены на позицию для атаки.

В рамках своей классной работы по орбитальной механике автор решил дополнительно исследовать эту концепцию, выясняя, насколько большой дуги может угрожать такой снаряд.Предполагалось, что начальная орбита вокруг Земли имеет большую полуось 426 500 км и эксцентриситет 0,984, что дает высоту перигея 448 км. Предполагалось, что снаряд будет иметь дельта-V 3 км / с. Для тангенциального ожога в перигее (случай, который дает максимальную скорость в глубоком космосе) скорость в глубоком космосе (V inf ) составляла 8,52 км / с в направлении 116,5 ° против часовой стрелки от направления перигея, если смотреть со стороны центр Земли. V inf со скоростью 8 км / с или больше возможен в диапазоне углов от 95 ° до 138.5 °. V inf > 7,5 км / с работает от 86,5 ° до 147,5 °, а диапазон для V inf > 7 км / с составляет от 79 ° до 155 °. При V inf > 6,5 км / с диапазон углов составляет от 76 ° до 161 °. Принятие скорости V inf ниже 6,5 км / с не дает ничего большего с точки зрения угла из-за капризов орбитальной механики. Это значительно большая дуга, чем может показаться на первый взгляд. Если предположить, что снаряд стартует по круговой орбите удержания с радиусом 846176 км, он будет лететь на 686 км.3 м / с. Атакующая орбита имеет скорость в апогее 86,8 м / с, поэтому для выведения потребуется минимальная дельта-V 599,5 м / с, если атакующая орбита является касательной к орбите ожидания. Однако для наихудшего случая атакующей орбиты, ретроградной к орбите ожидания, потребуется всего 733,1 м / с дельта-V. Вводной ожог производится под углом 180 °. Это означает, что в первом приближении одни и те же смертельные дуги будут отражены в конусе вокруг линии 0 °. В действительности, было бы небольшое увеличение для орбит прямой атаки из-за того, что сохраненная дельта-V вставка в них использовалась в перигее.

Автор модифицировал код, написанный для класса 3 , и построил комбинации V inf для различных комбинаций истинной аномалии (орбитального положения) и угла горения. (Рисунки в конце раздела.) Все траектории были нанесены с большой полуосью для орбиты атаки 426 500 км, и с углом горения и истинной аномалией, изменяющейся от -120 до 120 градусов с шагом в один градус. шаги. Любые траектории, которые проходили ниже высоты 122 км, не были нанесены, как и любые траектории, которые не смогли избежать гравитации Земли.

На рис. 1 показано влияние вариаций дельта-V на окончательную возможную траекторию. Все начальные орбиты атаки имели эксцентриситет 0,984. На втором рисунке показан эталонный случай, описанный выше, вместе с двумя рисунками, предназначенными для демонстрации различий в огибающей, основанных на незначительных различиях в начальных орбитах. Первая показывает прямую вместо ретроградной атакующей орбиты (относительно орбиты ожидания), а вторая сравнивает орбиты с высотой перигея 448 км (эталонный случай) и 2160 км.

Большая часть динамики орбитального боя будет определяться задействованным оружием. Если оружие дальнего действия (лазеры в десятках тысяч километров и проекторы с начальной скоростью в десятки километров в секунду), то почти все орбитальное пространство открыто для огня с данного корабля, при условии, что оно не заблокировано планета. На низких орбитах расстояние до горизонта, вероятно, будет минимальным, возможно, всего несколько сотен километров (считая любую планетную атмосферу как часть горизонта).Учитывая возможные высокие скорости закрытия, схватки могут длиться считанные секунды. Они, вероятно, будут очень смертельными, вероятно, убив обоих бойцов из-за очень небольшого количества времени, доступного для защиты от приближающейся кинетики. Если доступны лазеры дальнего действия, они также будут невероятно смертельными в такой схватке на ножах, , как описано в Разделе 7, . Однако маловероятно, что любой корабль, оснащенный лазером дальнего действия, выйдет на такую ​​низкую орбиту как для того, чтобы избежать кинетической смерти, так и для избежания защиты поверхности (описанной в Разделе 4) .Для корабля, находящегося на геостационарной околоземной орбите (35 786 км / 0,125 световой секунды), Земля будет иметь дугу около 20 градусов, и любой корабль на орбите будет виден как минимум половину времени. Если предположить, что лазер способен поражать цели на таком расстоянии, приближаться не нужно. Даже если это расстояние больше, чем дальность действия оружия, у космического корабля нет причин выходить за пределы дальности действия оружия. Кинетика на больших расстояниях примерно такая же. Таким образом, орбитальные бои на ножах на ближней дистанции могут развиться только в первые дни космической войны, когда дальность действия оружия достаточно мала, и планетарный горизонт не является движущим фактором дальности действия оружия, или когда есть несколько держав, которые все начинают. на низкой орбите.

Обратите внимание, однако, что планетарный горизонт вряд ли действительно скрывает информацию о противнике от корабля. Даже если на месте нет разведывательных дронов для наблюдения за обратной стороной планеты, судно должно иметь возможность в некоторой степени видеть сквозь атмосферу планеты, даже если взаимодействие невозможно. Этот факт делает маловероятным появление за горизонтом для внезапной атаки. Предсказуемость орбиты также работает против неожиданности. Несмотря на то, что летательный аппарат может изменить свою орбиту, относительно легко предсказать последствия этого.Кроме того, ядерно-электрические корабли не смогут значимым образом изменять свои орбиты в течение одной орбиты, что делает их уязвимыми вдвойне. Двигатели позволяют такое маневрирование, но небольшой запас топлива накладывает свои ограничения. К этой проблеме добавляется вероятность того, что у противника есть возможность всестороннего наблюдения за космосом, будь то глобальные наземные станции или разведывательные дроны.

Сама планета часто рассматривается как средство, допускающее некоторую форму неопределенности обнаружения.Ведь это теплый сложный фон в отличие от холодного простого глубокого космоса. Теоретически это так, и на фоне планеты скрыть это намного проще. Против этого выступает несколько факторов. Во-первых, и это наиболее важно, невероятно маловероятно, что на корабль будет направлен только один набор датчиков. Дроны-разведчики очень дешевы и будут широко разбросаны по всему миру. Это означает, что существует большая вероятность, что либо прямо сейчас, либо в недалеком прошлом был датчик, который видел цель на фоне космоса достаточно долго, чтобы зафиксировать ее орбиту.Затем противник внимательно следит за любыми попытками изменить курс. Во-вторых, преимущество, данное планетой, перевешивается задействованными диапазонами. Сенсорная система, предназначенная для обнаружения кораблей на дальностях в несколько световых минут, без проблем обнаружит их на фоне планеты на дальностях менее световой секунды. В-третьих, активные датчики полностью не подвержены влиянию планеты, а ряд различных пассивных систем не так сильно подвержены влиянию планеты, как инфракрасные системы.

Единственный реальный предел летальности кинетики на низкой орбите - это риск серьезных проблем из-за орбитального мусора.Хотя сама кинетика может двигаться значительно быстрее, чем скорость убегания, большая часть обломков от цели не будет. Если предположить, что обе стороны желают, чтобы орбитальная инфраструктура оставалась относительно неповрежденной (что может не выполняться во всех случаях), использование большого количества кинетики на низких и средних орбитах маловероятно. Исключение составляют случаи, когда цель находится на достаточно низкой орбите, чтобы угроза обломков быстро исчезла из-за сопротивления атмосферы или какой-либо другой формы орбитального распада. Лазеры, вероятно, оставят целевой корабль в основном нетронутым, что значительно упрощает борьбу с ним.Таким образом, ретроградная кинетика на низкой орбите очень похожа на мины. Они дешевы, просты в развертывании и смертоносны, но также могут иметь серьезный сопутствующий ущерб. В зависимости от обстановки они могут быть незаконными в соответствии с каким-либо договором или общепринятым способом защиты орбиты.

Один интересный побочный эффект обычного использования низкоорбитальной кинетики (или любой серьезной проблемы орбитального мусора) - это включение и бронирование космических станций на этих орбитах. Это серьезное осложнение для любого военачальника.На самом деле существует законная причина для того, чтобы у станции была некоторая огневая мощь, но эта огневая мощь также представляет значительный риск для любых операций на низкой орбите, даже после того, как все явные военные подразделения были побеждены. Он мог уничтожить любые вооруженные станции, но это, вероятно, будет серьезным военным преступлением. С другой стороны, отчаявшиеся люди иногда делают глупости. Если злоупотребление системами защиты от мусора (или метеоров) не будет считаться отвратительным практически всеми, эта ситуация может очень быстро стать интересной.

Та же орбитальная инфраструктура, которая предотвращает неизбирательное кинетическое использование, также может обеспечить прикрытие для небольших боевых кораблей. Часто это последний предлагаемый тип истребителя, так как только небольшой корабль может спрятаться среди орбитальных помех. Это космический эквивалент боя между домами, беспорядочный, разрушительный и неприятный. У этого предложения есть две проблемы. Во-первых, защитник сильно скован. У умного атакующего будут рядом сидеть лазерные звезды, ожидающие, пока защищающиеся бойцы сбегут.Если они это сделают, их уберут. Если они не двигаются, кинетика может быть использована против них. Истребитель мог быть заменен скрытой системой вооружения без реальной потери возможностей. В этом случае задача злоумышленника - очистить каждую установку, чтобы убедиться, что в ней нет этих модулей. «Истребитель» атакующего может быть не более чем разведывательным дроном. Вторая проблема в том, что таким образом защитник просто не может выиграть. Его истребители беспомощны против флота атакующего, поэтому все, что он может сделать, - это тратить время, повредить собственные орбитальные объекты и раздражать атакующего.Вряд ли это будет полезно, так как любого злоумышленника, который хочет возиться с установками на низкой орбите, вряд ли отпугнет несколько потерь от его разведывательных дронов. С другой стороны, тот, кто ищет блокады, никогда не рискнет спуститься на низкую орбиту. Хотя можно отметить, что защитник может выбрать бой, такие истребители должны существовать, прежде чем их можно будет использовать. Это маловероятно, и любой умный защитник потратит свои деньги на оружие, которое может быть стратегически полезным, а не на то, что полезно только назло атакующему.

Было выдвинуто одно интересное предположение о том, что требования орбитальной защиты, похоже, требуют отдельной службы от наступательных сил. Практичность этого сомнительна, поскольку «наступательные» корабли также будут играть оборонительную роль на высокой орбите, а ближний бой, который служит основой для этого предположения, в лучшем случае является сомнительным предположением. Кроме того, тот факт, что «оборонительные» и «наступательные» корабли будут тактически несовместимы, делает это еще более маловероятным.С другой стороны, в прошлом, как известно, происходили более странные дублирования усилий.

Многие из приведенных выше утверждений меняются, если в заданном орбитальном пространстве находится несколько игроков. Примеры этого включают ситуацию, которая, как ожидается, будет преобладать вокруг Земли, любой планеты с множеством колоний на ней, и в этом отношении лунная система газовых гигантов. В этом случае есть отличная рабочая среда, которая начинает благоприятствовать судам с высокими ускорениями и низкой выносливостью.Как обсуждалось выше (и в Разделе 4), неограниченная война на низкой орбите, вероятно, будет разрушительной для обеих сторон, что означает, что война на низкой орбите, вероятно, будет ограничена и формализована. Наконец-то у нас есть полуправдоподобное обоснование космического истребителя. Бои на низкой орбите настолько смертоносны, что платформы должны быть небольшими, а время прохождения достаточно коротким, чтобы жизнеобеспечение не было серьезным наказанием. Первоначально космические силы были развиты из военно-воздушных сил, которые выводили свои истребители в космос.Истребители сражаются друг с другом, а затем Эспатье садятся на космическую станцию, за которую только что велась борьба. Истребители укомплектованы по нескольким причинам. Прежде всего, это традиция, за которой следует тот факт, что при заданных диапазонах и временных масштабах световое отставание нельзя сбрасывать со счетов. Присутствие мужчин на борту также является признаком ограниченного характера войны в этой обстановке. Однако сценарий «рыцарского боя истребителей» требует, чтобы обе стороны вели полурегулярные перестрелки (которые предположительно распространяются в космос с планеты), при этом указанные войны не будут ядерными / кинетическими.Основываясь на (по общему признанию, ограниченных) свидетельствах из аналогичных ситуаций на Земле, большинство войн в таких условиях вместо этого будет вестись на косвенном уровне.

Одной из распространенных миссий в таких условиях будет осмотр и посадка. В дальнем космосе такие миссии непрактичны из-за времени прохождения и требований дельта-V. Однако на орбите относительно быстро и дешево встретить другой космический корабль, что дает роль своего рода береговой охраны. Посадочное судно может сопровождаться одним или несколькими «боевыми кораблями», пилотируемыми или беспилотными. Это обсуждается далее в Разделе 11.

Динамика, описанная выше в отношении вооруженных гражданских космических станций, также будет иметь значение здесь, но в еще большей степени. Причин для постановки на охрану таких станций даже больше, но в то же время потенциально гораздо больше недостатков. Вполне возможно, что может существовать какое-то соглашение, формальное или иное, которое запрещает или ограничивает вооружение невоенных судов, подобно ограничениям на вооружение торговых судов.Если какое-либо вооружение будет разрешено, оно, вероятно, будет ограничено тем, что требуется для защиты от мусора и, возможно, очень ограниченными возможностями точечной обороны в случае террористических атак или аварий.

Помимо обсуждения орбитальной механики, переход Хомана обычно используется как приближение межпланетного перехода с малой дельта-V в сообществе космических боевиков. Однако в реальном мире Hohmann совершенно непрактичен для межпланетного использования, поскольку планетные орбиты не компланарны.Причина этого довольно проста. Перенос Хомана по существу определяется углом переноса 180 ° или настолько близким к этому значению, насколько это возможно. Если начальная и конечная орбиты на самом деле компланарны (как это произошло бы, если бы для поднятия или опускания орбиты использовался переход Хомана), это работает довольно хорошо. Однако, если это обобщить на некопланарные орбиты, система выйдет из строя.

Основным принципом орбиты является то, что плоскость орбиты должна проходить через центр объекта, который вращается по орбите.Таким образом, для переходной орбиты вылет, пункт назначения и центр масс определяют орбитальную плоскость. (В конце концов, плоскость определяется тремя точками.) Однако Хоман предполагает, что, если смотреть «сверху» (перпендикулярно плоскости начальной орбиты), все три точки находятся на прямой линии. Если начальная и конечная орбиты компланарны, то все три точки также находятся на прямой линии в трехмерном пространстве, и переходная орбита может быть установлена ​​с любым желаемым наклоном, наиболее эффективным, очевидно, является компланарность начальной и конечной орбитам. ,

Если две другие орбиты не компланарны, значит, проблема. Сверху все три точки кажутся прямой линией, как и в компланарном случае. Однако, если передача не происходит точно в восходящих / нисходящих узлах, они не будут находиться в строке в трехмерном пространстве. Единственный случай, когда три точки, которые не являются коллинеарными в трехмерном пространстве, кажутся коллинеарными с двухмерной перспективы (каковым является вид в данном случае), - это когда точка обзора находится непосредственно на плоскости, определяемой этими точками.В этом случае плоскость переходной орбиты будет находиться под углом 90 ° к начальной орбите и очень близко к 90 ° к орбите назначения, что, очевидно, является наихудшим случаем для дельта-V для данного перехода. Этот эффект сохраняется, когда угол переноса близок к 180 °, и объясняет зазор в центре участков для свинины.

Вот почему передачи Хомана не используются в реальном мире для межпланетных миссий. Обычно реальные миссии разрабатываются с использованием численно сгенерированных сюжетов свинины, хотя неимпульсивные ожоги значительно усложняют это.

* Спасибо доктору Генри Пернику из Missouri S&T за ответы на необычные вопросы, связанные с космической войной, и за советы по орбитам.

  • Рис. 1: Вариация конверта атаки для снарядов планетарной защиты.
  • Рис. 2: Влияние незначительных изменений траектории атаки на зоны планетарной защиты.
    щелкните для увеличения изображения

КОММЕНТАРИИ

Карл Галлахер

Единственное предположение, с которым я буду спорить, это «сценарий по умолчанию, если не указано иное, - это бой в глубоком космосе между двумя флотами.«Подавляющее большинство морских сражений происходило вблизи суши или в узком водоеме. Вы сражаетесь там, где есть что-то стоящее.


Matter Beam

Несколько моментов, которые я хотел бы отметить. Поскольку это длинный отрывок текста, я напишу их по мере чтения.
- География Солнечной системы очень предсказуема. Мы уже делаем моделирование трехчастичной гравитации на десятилетия вперед.
- Перехват ВСЕГДА произойдет если этого хотят защитники.Злоумышленник обязательно действует под ограничением необходимости сохранять deltaV для возвращения домой, и в противном случае он не может настолько отклониться от своей траектории, что не может выйти на орбиту вокруг пункта назначения. Таким образом, с преимуществом deltaV и менее ограничивающими возможностями маневрирования обороняющийся всегда может заставить атакующего затратить столько deltaV, чтобы уклониться от перехвата, что он в любом случае провалит задание. Лучше всего сразиться с противником в лоб и сохранить deltaV для тактических маневров.
-Вам не нужно согласовывать скорости на перехвате.Фактически, вы хотите увеличить его, чтобы минимизировать количество кинетики, которое вы должны сбросить на цель.
- Межпланетная скорость кинетики, запущенной перед вылетом в пункт назначения, работает в обоих направлениях. Защитники тоже могут этим воспользоваться. И это безвозвратная стоимость (вы уже разогнали его до скорости и несли до конца), поэтому у защитников нет естественного преимущества: кинетика с обеих сторон не нуждается в усилителе.
- Кинетика может быть запущена за несколько месяцев вперед и имеет большую часть, если не больше, скорость сближения, чем сам атакующий флот.Кинетика, запущенная всего за 1 месяц вперед, и с deltaV 10 м / с может отклоняться на расстояние ширины всей планеты от точки, которую атакующий флот ожидает начать выведение. Они неожиданные!
- Холмистая сфера - довольно плохой предел различия между орбитальным и дальним космосом для ведения войны. На высоте 500 000 км орбитальная скорость составляет 887 м / с, а орбитальный период составляет около 3 лет. Это очень плоское пространство.
- Ядерные тепловые ракеты идеально подходят для боя с большой тягой.У них отличное соотношение мощности и веса, скорость выхлопа 9 км / с и они могут выдавать гигаватты без необходимости в радиаторах. Скорее всего, мы уже построили гигаваттные НТР.
-Концепция орбитального форта может быть полезна, если у вас есть гигантский лазер, килотонны бронированных радиаторов и массивный ядерный реактор, предназначенный только для производства электроэнергии. Он будет опережать атакующие лазерные звезды и может стрелять намного дольше. Затем, если по какой-то причине вам действительно нужно было демонтировать оборону и преследовать атакующих, вы можете выбросить радиаторы, состыковать ракетный двигатель и получить довольно большой и маломощный боевой корабль с полной тактической мобильностью.
-Единственный способ появиться над горизонтом - это заставить два флота вращаться на одной и той же высоте с задержкой от 10 до 15 минут (если они находятся на низкой орбите). Замедляясь или ускоряясь, они перемещаются за горизонт и обмениваются лазерными выстрелами. Кинетика была бы очень неэффективной. Однако для атакующего - самоубийственный шаг - оказаться на виду как у обороняющегося флота, так и у планетарной защиты внизу.
- Орбитальная война должна развиваться извне вовнутрь, а не как «естественная эволюция» реактивных истребителей.Лазеры с земли или противоспутниковое оружие еще долго будут доминировать на низких орбитах.
- Я не могу много комментировать траектории deltaV. Я всегда предполагаю, что к тому времени, когда мы будем сражаться в глубоком космосе на специальных военных кораблях, у нас будут достаточно эффективные двигатели, чтобы использовать импульсные траектории.

Трой Кэмпбелл

Более быстрые перехваты не обязательно лучше, как мы видим в «Детях мертвой Земли». Щиты Whipple - отличные эквалайзеры, и вы действительно хотите увеличить время нахождения на цели, чтобы гарантировать убийство в миссии.


.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *