1957 авария в озерске: Радиационная авария 1957 года на химкомбинате «Маяк» в Озёрске

Содержание

Радиационная авария 1957 года на химкомбинате «Маяк» в Озёрске

 

29 сентября 1957 года на химкомбинате «Маяк»  произошла радиационная авария: взрыв емкости-хранилища жидких радиоактивных отходов. Взрыв привел к выбросу радионуклидов, основная доля которых осела на территории промышленной площадки, а остальная часть поднялась в атмосферу и рассеялась в северо-восточном направлении, образовав Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС) на территории Челябинской, Свердловской, Тюменской областей.

Общая площадь загрязненной территории составила 23 тыс. кв. км. Эта территория представляет собой узкую, 4-6 км шириной, полосу протяженностью 105 км.

Официально факт взрыва был подтвержден только в 1989 году.

В 2014 году по инициативе городской общественной организации «Союз – Чернобыль» в сквере на ул. Строительной состоялось открытие памятного знака «Мужеству ликвидаторов радиационных аварий» (руководитель проекта Юрий Чижиков).

 

«Атомная осень 57-го» : виртуальная выставка к 60-летию радиационной аварии на химкомбинате «Маяк»

 

 

Библиография:

 

Абросимов, А. 1957-й. Помним / А. Абросимов // Озерский вестник. – 2007. – 5 октября. – С. 6.

Атлас Восточно-Уральского и Карачаевского радиоактивных следов, включая прогноз до 2047 года / Под ред. Ю.А. Израэля. – М.: ИГКЭ Росгидромета и РАН, Фонд «Инфосфера» – НИА-Природа, 2013. – 140 с.Режим доступа: http://downloads.igce.ru/publications/Atlas/CD_VURS/index.html

Ахметшина, Э. "След" 1957-го: 55 лет спустя : [Восточно-Уральский радиоактивный след спустя 55 лет со дня аварии 1957 года на ПО "Маяк"] / Э. Ахметшина // Вестник Маяка. – 2012. – 21 сентября. – С. 4.

Бакуров, А.С. Научный и практический опыт ликвидации последствий аварии 1957 г. / А.С. Бакуров // Библиотека журнала «Вопросы радиационной безопасности». – 2005. – № 4. – С. 8-21. – (Из архивов ПО «Маяк»).

Бакуров, А. С. Радиационная авария на химкомбинате «Маяк» / А. Бакуров // Челябинская область: энциклопедия. В 7 т. / гл. ред. К. Н. Бочкарев. – Челябинск, 2006. – Т. 5. – С. 490-491.

Бакуров, А. С. След прошлого / А. С. Бакуров // ПрО Маяк. – 2004. – 30 сентября. – С. 2.

Булдаков, Л. А. 45 лет после аварии на химкомбинате «Маяк» / Л. А. Булдаков // Вопросы радиационной безопасности. – 2002. – Специальный выпуск. – С. 4-5.

Бурдаков, Н. С. Действия персонала при ликвидации аварии 1957 года на ПО «Маяк» / Н. Бурдаков // Охрана природы Южного Урала: областной экологический альманах. 2007. – Челябинск, 2007. – С. 33-37;  ПрО Маяк. – 2007. – 22, 29 июня.

Буров, Н. И. Как метлинцы коров отмывали / Н. И. Буров // Озерский вестник. – 2007. – 28 сентября. – С. 11.

Буров, Н. Печальное утро сентября 57-го / Н. Буров //

Озерский вестник. – 1997. – 5  февраля. – С. 2.

Вершинина, Е. Вслед за «следом» / Е. Вершинина // Труд-7. – 2002. – 3 октября. – С. 14.

Гладышев, М. Вот тогда началась эвакуация / М. Гладышев // Озерский вестник. – 1997. – 7 октября. – С. 3.

Гончаров, Ю. В. И начался штурм / подготовил С. Савенков // Конкретная газета. – 2007. – 28 июня. – С. 13.

Гончарова, Т. Загадки «Маяка»: авария 1957 года – случайность или ошибка системы? / Т. Гончарова // Южноуральская панорама. – 2007. – 20 декабря. – С. 10.

Горст, О. Утром после ЧП / О. Горст // Озерский вестник. – 1996. – 25 октября. – С. 3.

Грамолин, А. Государственная необходимость экологической реабилитации техногенно загрязненных территорий Урала / А. Грамолин, Б. Евсеев // Наука и жизнь. – 1996. – № 5. – С. 28-36.

Гриненко, А. В. Эхо взрыва / подготовил С. Савенков // Конкретная газета. – 2007. – 13 июля. – С. 13.

Дорохин, В. И. Механики на ликвидации аварии / В. И. Дорохин, В. Н. Гладков // ПрО Маяк. – 2007. – 1 июня. – С. 2.

Елагин, В. Былое и думы: к 39-летию аварии на «Маяке» и 7-летию падения «железного занавеса» / В. Елагин // Озерский вестник. – 1996. – 4 сентября. – С. 2.

Елфимов, Ю. После взрыва (из воспоминаний) / Ю. Елфимов // Озерский вестник. – 1994. – 9, 16, 23, 30 апреля, 14 мая.

Жонкина, М. В. На здравпункте / М. В. Жонкина // ПрО Маяк. – 2007. – 17 августа. – С. 3.

Зайцев, А. Шапка за шапку: авария 1957 года в цифрах и рублях / А. Зайцев, П. Полянский // Озерский вестник. – 1997. – 5 ноября. – С. 3.

Залетов, Л. И. Тяжелое дело / Л. Залетов // ПрО Маяк. – 2007. – 21 сентября. – С. 3.

Иванов, В. В. Профком комбината – работа после аварии / В. В. Иванов // ПрО Маяк. – 2007. – 28 сентября. – С. 5.

Ильясов, Д. Ф. Это было / Д. Ф. Ильясов // ПрО Маяк. – 2007. – 8 июня. – С. 8.

Казанцева, Г. М. Работа любой ценой / Г. М. Казанцева // ПрО Маяк. – 2007. – 31 августа. – С. 7.

Китаев, Н. В 16 часов 24 минуты / Н. В. Китаев // ПрО Маяк. – 2007. – 20 июля. – С. 7.

Комаров, В. И. В эпицентре событий / В. И. Комаров // ПрО Маяк. – 2007. – 25 мая. – С. 6.

Кошелева, Л. Урок длиною в 40 лет / Л. Кошелева // Озерский вестник. – 1997. – 27 сентября. – С.1, 2.

Кузнецов, В.М. Первые радиационные катастрофы (челябинские катастрофы) / В. М. Кузнецов, А. Г. Назаров // Радиационное наследие холодной войны / В. М. Кузнецов, А. Г. Назаров. – М.: Ключ-С, 2006. – С. 189-191.

Лапин, Л. Без вины виноватые / Л. Лапин // Камертон. – 1999. – 1 октября. – С. 12-13.

Матющенко, З. А. Первый день и много лет / З. А. Матющенко // ПрО Маяк. – 2007. – 24 августа. – С. 4.

Медведев, Ж. До и после трагедии: размышления о причинах и последствиях кыштымской аварии хранилища ядерных отходов в сентябре 1957 года / Ж. Медведев // Урал. – 1991. – № 4. – С. 97-128.

Митронов, Н. Воскресный день был солнечным / Н. Митронов // Озерский вестник. – 1997. – 4 апреля. – С. 2.

Мишенков, Н.Н. Встреча с Уралом / Н. Н. Мишенков // Озерский вестник. – 1998. – 8 июля. – С. 2.

Необычное свечение / подготовил С. Савенков // Конкретная газета. – 2007. – 19 июля. – С. 13.

Неустроев, А. ВУРС стал вполне «взрослым» / А. Неустроев // Южноуральская панорама. – 1999. – № 49. – С. 6.

Новоселов, В. Атомный след на Урале: главы из книги / В. Новоселов, В. Толстиков // Южноуральская панорама. – 1997. – № 25, 26.

Обухов, Н. На «графских развалинах» / Н. Обухов // Вечерний Челябинск. – 1999. – 2 июня. – С. 6.

Осетров, В. М.

Моё 29 сентября / В. М. Осетров // Озерский вестник. – 2007. – 5 октября. – С. 6.

Павловская, Н. Забыть нельзя. Помнить! / Н. Павловская // Московский комсомолец. – 2002. – № 39. – С. 13. – (МК – Урал).

Петрова, З. И. Особый шифр затрат / З. Петрова // ПрО Маяк. – 2007. – 21 сентября. – С. 2.

Писанов, В. Бешеный «Маяк» / В. Писанов // Труд. – 1997. – 3 октября. – С. 5.

Подольский, А. Н. Самосвал мощнее бомбы / А. Н. Подольский // Конкретная газета. – 2007. – 15 июня. – С. 13.

Про опасности не думали // Конкретная газета. – 2007. – 26 июля. – С. 6.

Рискин, В. Ликвидаторы: по их судьбам прошелся радиоактивный след / В. Рискин, Б. Чигирин // Челябинский рабочий. – 2002.  – 27 сентября. – С. 7.

Рискин, В. Это не повторится / В. Рискин // Челябинский рабочий. – 1997. – 27 сентября. – С. 7.

Рискин, М.

Полвека после взрыва / М. Рискин // Российская газета. – 2007. – 28 сентября. – С. 16.

Романов, Г. Н. Авария 1957 года в ряду мировых ядерных катастроф: ее место и значение / Г. Романов // Охрана природы Южного Урала: областной экологический альманах. 2007. – Челябинск, 2007. – С. 12-18.

Романов, Г. Н. Кыштымская авария: секреты и мифы (западный анализ аварии 1957 г.) / Г. Н. Романов // Вопросы радиационной безопасности. – 1997. – № 3. – С. 63-71.

Савушкин, В. М. В первые дни / В. М. Савушкин // ПрО Маяк. – 2007. – 27 июля. – С. 4.

Сандрацкий, М. К. Служба «Д» / М. К. Сандрацкий // ПрО Маяк. – 2007. – 3 августа. – С. 7.

Серебряков, А. В. Часовые : [автобиографические воспоминания ветерана внутренних войск МВД России, ликвидатора аварии 1957 года на ПО "Маяк" Анатолия Васильевича Серебрякова, прослужившего 45 лет в озерской воинской части 3446 МВД России] / А. Серебряков // Озерский вестник. – 2011. – 25 марта. – С. 19.

Серегин, С. Трагедия 57-го / С. Серегин // Конкретная газета. – 2006. – 5 октября. – С. 6.

След 57-го года // ПрО Маяк. – 2002. – № 37. – С. 2-3.

Сметанин, Ю. Командировка на промплощадку / подготовил С. Савенков // Конкретная газета. – 2007. – 5 июля. – С. 13.

Солдаты челябинского «Чернобыля» / подготовил Н. Г. Сысоев // Военно-исторический журнал. – 1993. – № 12. – С. 38-43.

Тихонов, К. И. Дозиметристы работали везде / К. И. Тихонов // ПрО Маяк. – 2007. – 7 сентября. – С. 3.

Толстиков, В. С. Радиационная авария 1957 года на Южном Урале: правда и домыслы / В. Толстиков // Охрана природы Южного Урала: областной экологический альманах. 2007. –Челябинск, 2007. – С. 19-23.

Туров, Г. Храм на крови / Г. Туров // Озерский вестник. – 1997. – 23, 24 сентября.

Фонотов, М. Драма по имени «Маяк» / М. Фонотов // Челябинский рабочий. – 2007. – 29 сентября. – С. 2.

Фонотов, М. Уходящая боль далекой беды / М. Фонотов // Челябинский рабочий. – 2002. – 28 сентября. – С. 7.

Чигирин, Б. Атомный заповедник / Б. Чигирин, Г. Ярцев // Челябинский рабочий. – 2002. – 20 сентября. – С. 7.

Чуносов, А. В эпицентре трагедии… / А. Чуносов // Вечерний Челябинск. – 1997. – 3 октября. – С. 2.

Чуносов, А. Камень грома / А. Чуносов // Южноуральская панорама. – 2007. – 3 октября. – С. 2.

Шаралапов, В. И. Дозконтроль продуктов / В. И. Шаралапов // ПрО Маяк. – 2007. – 10 августа. – С. 7.

Шелекетов, В. «Северное сияние» над Кыштымом / В. Шелекетов // Российская газета. – 1992. – 25 июня. – С. 5.

Шестаков, Ю. А. Контроль за транспортом / Ю. А. Шестаков // ПрО Маяк. – 2007. – 13 июля. – С. 4.

Шилов, В. П. Восточно-Уральский радиоактивный заповедник: (к 35-летию статуса) / В. П. Шилов // Вопросы радиационной безопасности. – 2002. – Специальный выпуск. – С. 74-81.

Яковлев, И. Мужеству ликвидаторов посвящается: В сквере на улице Строительной состоялось торжественное открытие памятного знака «Мужеству ликвидаторов радиационных аварий»/ И. Яковлев // Вестник Маяка. – 2014. – 3 октября – С. 3.

Ярцев, Г. Тяжела вода от стронция / Г. Ярцев, А. Абросимов // Озерский вестник. – 1997. – 21 ноября. – С. 9.

 

 

20.11.2017

50 лет со дня первой ядерной катастрофы в Советском Союзе | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

#map#29 сентября 1957 года на "Маяке" произошла крупнейшая авария. Взорвалось огромное подземное хранилище с жидкими радиоактивными отходами. Они помещались в подземных резервуарах, которые необходимо было охлаждать, так как при распаде радиоактивных веществ выделяется тепло. Для этого использовали водную охладительную систему. В одной из ее частей, на озере Кыштым, произошла неполадка: охлаждение прекратилось, затем последовал взрыв.

"Маяк" обеспечил ядерный паритет

В СССР уже с 1943 года велись ядерные разработки под руководством Игоря Курчатова. Местом для изготовления ядерного оружия был выбран Южный Урал. Недалеко от Челябинска (в городе, которого не было на карте, Челябинск-40, затем названном Челябинск-65, а ныне - Озерск) в 1945 году начались первые промышленные ядерные разработки.

Здесь было создано производственное объединение "Маяк" - первый завод в Советском Союзе по промышленному получению делящихся материалов урана-235 и плутония- 239, необходимых для производства оружейного плутония. К 22 июня 1948 года был построен первый уран-графитовый реактор. Так как строительство велось в очень сжатые сроки, то неминуемы были многочисленные аварии.

В августе 1949 году Советский Союз успешно провел первое испытание ядерной бомбы, которое позволило ему сравняться с США и стало началом ядерной гонки. К 1956 году на заводе под Челябинском уже работало пять реакторов. Реакторы любовно называли "Аннушка", "Иванушка", "Руслан", "Людмила".

Радиоактивные отходы сбрасывались в реку

Работники завода не имели практически никакого специального защитного оборудования и работали "голыми руками". Статистика жертв от радиоактивного излучения не велась. По словам доктора Петера Якоба (Peter Jacob), первое время работники завода не использовали защитных масок, поэтому впоследствии у многих из них развился рак легких.

С марта 1949 года до 1956 года радиоактивные отходы сбрасывались в реку Теча. Местные жители продолжали пользоваться водой из реки, не подозревая об опасности. В результате люди заболевали лучевой болезнью. Зачастую врачи сами не знали причин болезни и высокой смертности. О радиации не было сказано ни слова. Тем не менее, людей переселяли селами без объяснения причин. В Течу сбрасывали стронций-90 и цезий-137.

Радиоактивный след в 23 тысячи квадратных километров

29 сентября 1957 года из-за неполадок в системе охлаждения взорвался подземный резервуар с радиоактивными отходами. Высвободившееся радиоактивное облако поднялось вверх на тысячу километров: так называемый Восточно-Уральский радиоактивный след составил 23 тысячи квадратных километров. На этой территории за несколько дней погибли все хвойные леса. Руководство страны приняло решение об эвакуации людей, около 13 тысяч жителей местных сел и деревень были переселены. Для сравнения, масштабы Чернобыльской аварии 1986 года были только в два раза больше, чем при взрыве на Южном Урале.

Но работа на заводе продолжалась. К 1964 году было завершено строительство Теченского водного каскада - замкнутой системы озер, прудов, плотин для утилизации жидких радиоактивных отходов. В каскад вошли озера Карачай, Иртяш, Кызыл-Таш, Старое болото. Общая площадь водоемов составляет 67,4 квадратных километров, общий объем - 357,9 миллионов кубометров воды.

Долгое молчание властей

Власти замалчивали взрыв. Но в 1960-х годах советскому ученому Жоресу Медведеву стали известны некоторые факты, которые свидетельствовали о произошедшем взрыве. Благодаря ему, мир узнал о случившемся.

В 1976 году в одной из своих научных статей Жорес Медведев упомянул случай на Южном Урале. А в 1979 году опубликовал книгу о ядерной катастрофе на "Маяке". Он ошибся только в объяснении причин: на самом деле взрыв произошел не из-за достижения критической массы радиоактивных отходов, а из-за нарушений в системе охлаждения. Советские власти долго отрицали факт катастрофы. Лишь в 1989 году Москва официально заявила Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ), что произошла катастрофа.

"Маяк" сегодня

В 1987 году "Маяк" прекратил выработку оружейного плутония и был переориентирован на переработку отработанного ядерного топлива. На данный момент работают два реактора из шести.

Река Теча загрязнена радиоактивными отходами, радиоактивный фон превышен многократно. Теча берет начало в озере Иртяш в Челябинской области, впадает в реку Исеть, затем - в Тобол, потом в Иртыш, Обь, и, в конце концов, в Карское море. Еще в 2000 году главный специалист Евросоюза по вопросам ядерной безопасности Дерек Тэйлор заявил, что в регионе радиоактивное загрязнение воды превышает чернобыльское в сто раз. По данным экологов, от радиации пострадали сотни тысяч людей.

В 2005 году российская прокуратура возбудила уголовное дело в отношении руководителя "Маяка" Виталия Садовникова. Как утверждало обвинение, с 2001 по 2004 год происходили незаконные выбросы 60 миллионов кубометров радиоактивных отходов в реку Теча, которые можно было предотвратить. В 2006 году Виталий Садовников попал под амнистию в связи со 100-летией Госдумы, и дело было закрыто. В июле 2007 года глава Росатома Сергей Кириенко уволил генерального директора НПО "Маяк" Виталия Садовникова "по собственному желанию в связи с выходом на пенсию".

Нина Фёдорова

В Озерске состоялось мероприятие, посвящённое аварии 1957 года

29 сентября у памятного знака «Мужеству ликвидаторов радиационных аварий» состоялось мероприятие, посвящённое 62 годовщине со дня радиационной аварии 1957 года, произошедшей на ФГУП «ПО «Маяк».

Инициаторами мероприятия выступили озерская общественная организация «Союз – Чернобыль», Совет ветеранов округа и Совет ветеранов ФГУП «ПО «МАЯК». Открыл церемонию председатель общественной организации «Союз – Чернобыль» Вячеслав Ольховский.

Присутствующие почтили память о ликвидаторах и пострадавших в результате радиационной аварии минутой молчания, возложили к памятнику цветы.

В ходе мероприятия прошло вручение почетных грамот президиума Челябинского областного Совета ветеранов участникам ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. За благотворительный вклад в создание иконы «Чернобыльский спас», посвящённой подвигу ликвидаторов радиационных аварий, для храма города Кыштым почетной грамотой был награжден Александр Аринин. За создание фильма «Эхо Чернобыля» почетная грамота была вручена Олегу Тарасову.

Также в этот день перед собравшимися выступил председатель Совета ветеранов ФГУП «ПО «Маяк» Геннадий Завгородний. Он вручил Почетные Знаки ветеранам атомной отрасли Карманову Вадиму Ивановичу и Лузяниной Зинаиде Филипповне. На память о мероприятии награждённым была подарена книга об озерских ликвидаторах «Свет памяти».

Своими воспоминаниями об аварии, о том, с чем пришлось столкнуться работникам градообразующего предприятия и жителям населённых пунктов, которые были выселены с родных мест, с участниками мероприятия поделился представитель общественной организации Союз советских офицеров Николай Соколов.        В завершении мероприятия свои стихи, посвящённые ликвидаторам аварии 1957 года, прочитал озерский поэт Георгий Кашков.

Директор городского музея Антон Наумов предложил ветеранам принять участие в создании экспозиции, посвященной ликвидаторам радиационных аварий. Директору музея был передан первый экземпляр для этой экспозиции – книга «Свет памяти».

Текст подготовил председатель ГОО «Союз – Чернобыль» Вячеслав Ольховский.

Фото Владимира Беляева.


















                                            

Возврат к списку

Пять тайн самой секретной ядерной катастрофы СССР

Образец атомной бомбы. Фото из архивов ПО «Маяк»

Ровно 60 лет назад — 29 сентября 1957года — на сверхсекретном Комбинате-817 в Челябинской области прогремел взрыв. Он стал первой ядерной катастрофой в СССР. Трагедия долго скрывалась, поскольку на предприятии делали атомное оружие.

Сегодня часть документов по Кыштымской трагедии до сих хранится под грифом «секретно». К Кыштыму авария не имеет никакого отношения. Все произошло в закрытом городе Озерск, но его на картах тогда не указывали, поэтому взяли ближайшую к нему точку.

Профессор, доктор исторических наука Виталий Толстиков рассказал читателям «Комсомолки» о тайнах той трагедии.

…Казалось, еще немного и жизнь станет чуточку лучше. Спустя долгое время на комбинате дела пошли на лад. Удалось совладать с атомным реактором «Аннушкой», буйный нрав которого долго не могли понять. Даже по меркам СССР новые корпуса завода строили очень быстро. Там в сверхсекретных лабораториях удачно закачивали плутоний в бомбы. Руководство Комбината-817, которое напрямую общалось с Кремлем, позволило себе отпуск в бархатный сезон.

День выдался теплый и жители Базы-10 — тогда этим шифром обозначали Озерск — собрались на стадионе посмотреть футбольный матч. Во время игры послышался рокот, но никто не вздрогнул. «Бахали» в тех краях ежедневно: взрывали скальную породу, чтобы строить. Но тот взрыв получил собственное имя «Взрыв-57» (цифра означает год) и стал первой в мире аварией такой силы.

Коминат основали в 1948 году. Фото из архивов ПО «Маяк»

1. СТРОЙКА:

Не жалели людей

Причиной трагедии называют ужасную спешку при строительстве. Американцы продемонстрировали силу в Хиросиме и уже наштамповали атомных боеголовок на каждый советский объект. Сталин срочно требовал ядерного оружия от ученых.

Три атомограда решили строить под Челябинском. После войны у нас собрался цвет союзной промышленности. К тому же регион удален от границ в случае нападения противника. Кстати, все закрытые города построили на территории России. Кто знает, что было бы, окажись «запретка» после развала Союза в братской республике. Наверняка наработки ушли бы врагу.

Строительство засекреченного завода, где начали производство ядерного оружия, не поспевало за аппетитами холодной войны. Строители ставили стены, а конструкторы в это время еще чертили проект.

Не хватало спецодежды, дозиметры были несовершенны. Работников могли отправить голыми руками подтирать реактив, который сочился из прохудившейся трубы. Все оборудование на объект 817 перекочевало из химпромышленности. Другого тогда не было, но как оказалось, атому нужна своя техника. Радиация губила приборы. Это и стало причиной аварии.

Объект сверхсекретный, поэтому и фотографий оттуда не так много. Фото из архивов ПО «Маяк»

2. ВЗРЫВ:

160 тонн бетона не сдержали атомные отходы

Перерабатывать высокоактивные отходы тогда не умели. Поначалу радиоактивную жижу сливали в реку Теча. Такой метод тогда считался нормальным — отходов было очень много. Американцы, например, сливали все в реку Колумбия, которая впадает в океан.

Около комбината вырыли каньон глубиной восемь метров на 20 бетонных емкостей. Их называли «банки вечного хранения». Туда закачали сотни тонн отходов и провели систему охлаждения. Ведь ядерная реакция завершена не до конца и всю эту массу необходимо остужать. Одна из банок с 200 тоннами отравы в итоге рванула.

За полчаса до этого в подземную галерею к емкостям спустилась дежурная бригада. Насторожил желтый дым из-под земли. Внутри было очень жарко. Думали, что это короткое замыкание, но найти проблему не смогли и ушли. Оказалось, что сломалось охлаждение. Контейнер вскипел до +330 градусов.

В 16.22 раздался взрыв. Бетонная крышка весом 160 тонн, что закрывала цилиндр с отходами, отлетела в сторону. Взрыв повредил крышки других емкостей. В радиусе 200 метров вышибло стекла, двери и даже ворота. Сторожевые псы на территории комбината вскинули морды и одновременно издали тревожный вой.

Фото из архивов ПО «Маяк»

3. ЛИКВИДАЦИЯ:

Солдаты испугались излучения

Поднялось облако радиоактивной пыли и в лучах заходящего солнца озарилось темно-бурым цветом. Газеты на следующий день написали про северное сияние. Люди за сто километров от взрыва в центре Челябинска видели это свечение.

Рядом с комбинатом стояли казармы. В тот день в дежурство заступил офицер химзащиты. Он сразу отдал приказ баррикадировать окна и начинать влажную уборку.

Рулить ликвидацией взялся замглавного инженера Николай Семенов. На разведку к хранилищу вызвался один инженер-дозиметрист. Для него пригнали танк с озера Карачай, куда также сливали отходы.

Кабина машины была облицована свинцом — защита от облучения. А снаружи висели приборы, которые собирали данные. Доброволец отправился в эпицентр. Дозу получил значительную, но еще долго жил и работал на комбинате.

Ликвидировать аварию бросили солдат. Снимали слой земли и свозили ее в «могильник», спецрастворами мыли стены, паровозы, машины. Организовали пропускные пункты, докуда сотрудников довозили на одних автобусах и пересаживали на другие. Здесь же они переодевались и мылись.

Чтобы мотивировать солдат пообещали после операции — дембель. Но целые взвода боялись идти на зараженные земли и безмолвно стояли, пока командиры личным примером не показывали, что радиация не убьет.

Предстояло устранить тотальное загрязнение территории комбината. Радиационных отходов здесь выпало в девять раз больше, чем на протяжении всех 350 км, на которых осыпалась основная масса облака. При этом производство не встало ни на минуту. Да и сами сотрудники не хотели уходить — держались за большую зарплату и думали о чести страны.

А вот так сегодня складируют ядерные отходы. Их превращают в стеклянные трубы. Фото из архивов ПО «Маяк»

4. ЭВАКУАЦИЯ:

Радиационное облако дважды обогнуло землю

Спустя неделю у ближайшего к комбинату поселку Багаряк появились дозиметристы. Жил тут деревенский люд, а теперь у изб с грузовиков десантировались чужаки в противогазах. Огромные балахоны химзащиты влачились по осенней слякоти. За спиной висели автоматы.

— У вас грязно. Нужно немедленно уходить, — прохрипел сквозь фильтр военный.

Причину держали в тайне. Людей выселяли из деревень и брали с них подписку о неразглашении на 25 лет. Но они и так ничего не знали. При этом, не скупились на компенсацию: выплатили за каждую скотину, дом, вещи, которые жители вынуждены были бросить. На протяжении полутора лет отселили и другие села в зоне поражения.

По розе ветров облако двинулось в сторону от Озерска. Радиоактивный след ветром понесло в Свердловскую область, но до начала крупных городов он уже «рассосался». Хотя радиоактивное облако два раза обогнуло планету. Но влияние радиации от него было незначительным.

С виду обычный завод. А внутри ковался ядерный меч. Фото из архивов ПО «Маяк»

5. ПОСЛЕДСТВИЯ:

Зона отчуждения так и закрыта

Никто не погиб, хотя в западной прессе ученые-диссиденты сообщали о сотнях жертв. Уволили главного инженера, а директора комбината сняли с должности и перевели в другую «запретку» под Томском.

От радиации серьезно пострадал один солдат. На территории комбината был киоск. Военный решил пока царила неразбериха стащить оттуда печенье и папиросы. Не думали, что радиация может попасть в организм с продуктами.

Там, где прошелся атомный след, сделали Восточно-Уральский заповедник. За благостным названием и колючей проволокой скрыли зону отчуждения. Через год в те края приехали биологи. Выяснили, что хвойные породы сильно восприимчивы к радиации, они быстро желтеют и сбрасывают иглы. А вот березы очень устойчивы к облучению.

Сегодня это территория открыта лишь частично. Эксперименты над людьми в зоне поражения — информационные происки врага. Западная пресса до сих пор выдает материалы, якобы людей намеренно держали в неведении о катастрофе, чтобы проследить, как они погибают от радиации.

Кстати, американская разведка знала об аварии. Но в США тогда также активно развивалась ядерная программа. И чтобы не будоражить общество, решено было не сообщать об этом.

В архивах сохранились записи, что первые годы инженеры могли ходить на работу в своей одежде. Теперь чтобы не выносить радиацию ввели спецодежду. Фото из архивов ПО «Маяк»

Вид на один из заводов комбината. Фото из архивов ПО «Маяк»

Хранилище ядерного оружия. Фото из архивов ПО «Маяк»

Надежда Кутепова: Смерть внучки ликвидатора - последствие аварии 1957 года

Photo: Фото: Андрей Ожаровский / Беллона

Надежда Кутепова, лидер социально-экологической общественной организации «Планета надежд», действующей в городе Озёрск Челябинской области, городе-спутнике атомного комбината «Маяк». Деятельность организации направлена на защиту прав людей, пострадавших от радиации.

Население Южного Урала продолжает страдать от последствий «Кыштымской аварии», произошедшей 29 сентября 1957 года на химкомбинате «Маяк».

Напомним, что крупная радиационная катастрофа началась со взрыва хранилища жидких радиоактивных отходов. В атмосферу было выброшено около 20 миллионов Кюри радионуклидов.

Радиоактивному загрязнению подверглась река Теча и территория примерно в 23 тысячи кв. км. Около 17 000 человек были эвакуированы, многие умерли от лучевой болезни и онкологических заболеваний.

Химкомбинат «Маяк» в первые годы работы сбрасывал радиоактивные отходы в реку Теча, потом – в Течинский каскад водоёмов. Река фактически стала хранилищем радиоактивных отходов атомной промышленности.

Во время IV Всероссийской конференции «Экология России: Право на жизнь», проходившей на прошлой неделе под Санкт-Петербургом, Надежда Кутепова рассказала «Беллоне.ру» о своей работе.

Необходимо конструктивное взаимодействие всех участников экологических конфликтов

С моей точки зрения, конференция очень актуальна. Её название «Экология – право на жизнь» точно отражает проблемы жителей тех населённых пунктов, в которых есть серьёзные экологические проблемы. Для них это вопрос жизни и смерти. Особенно это касается нашего региона, Южного Урала, где есть радиоактивное загрязнение. Всем уже понятно, что ситуация действительно плохая. Но не ясно, что же с этим делать. Мои ожидания от конференции связаны именно с поиском новых «точек роста», нового взгляда на ситуацию, новых путей решения проблем. Время огульной критики прошло. Пришло время конструктивного взаимодействия всех участников экологических конфликтов.

Проблемы радиоактивной реки Теча

Наиболее важные проблемы для нас, для Челябинской области, это, во-первых, проблема установления юридического статуса для [подвергшейся радиоактивному загрязнению] реки Теча, которая до сих пор остаётся внешне открытым источником воды, остаётся рекой. Но это только по форме.

Photo: Архив Беллоны.

А по содержанию это – открытое хранилище радиоактивных отходов, которое не обозначено на местности, не изолировано от окружающей среды и человека, и которое используется жителями для хозяйственной деятельности.

Цель нашего движения – добиться изоляции реки Теча от окружающей среды и человека, добиться обозначения её на местности знаками «радиационная опасность». Мы стремимся к тому, чтобы была создана санитарно-защитная зона для такого рода объекта [места размещения радиоактивных отходов], а люди из трёх населённых пунктов были отселены. Речь идет о таких населенных пунктах, как Бродекалмак, Русская Теча и Нижнепетропавловское, где жители даже сегодня используют воду реки Теча, илы которой относятся к категории низко радиоактивных отходов.

Пострадавшие от радиационных аварий должны получить компенсации

Вторая серьёзная задача для нас – это взыскание с государства, или с атомного предприятия «Маяк» [ФГУП ПО «Маяк», предприятие госкорпорации «Росатом»] компенсации для людей, которые пострадали и имеют заболевания, либо умерших вследствие заболеваний от радиационного воздействия. Мы добиваемся возмещения, в первую очередь, морального вреда им самим или их родственникам, в связи с тем, что в законодательстве очень много правовых пробелов, и некоторые категории граждан мы не можем защитить.

В качестве примера я могу рассказать о деле Ксении Казанцевой – молодой женщине, которая является потомком первого поколения людей, живущих на радиоактивной Тече. Список её заболеваний занимает два листа. Она относится к категории «потомки». Эта категория по «маяковскому закону» прекращает получать льготы в возрасте 18-и лет. Это не справедливо. [Имеется ввиду Федеральный закон от 26 ноября 1998 г. № 175-ФЗ «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча».]

В последние четыре года мы пытаемся добиться получения какой-то компенсации. Иски подавались против ПО «Маяк» и против государства. Готовясь к очередному процессу, я посчитала, что за четыре года дело Ксении рассматривалось 28-ю судьями, в том числе судьями Конституционного суда и Европейского суда по правам человека.

Общий смысл всех судебных решений состоит в том, что раз такой категории граждан-льготников нет в законе, то «мы не можем расширительно толковать закон». Представьте себе: одна бедная радиационная инвалидка и 28 лучших юридических умов мира – и ничего!

Первый случай смерти от радиационно-обусловленного рака внучки ликвидатора

Третья проблема – это первый обнаруженный нами случай смерти ребёнка, шестилетней девочки, которая является потомком второго поколения, то есть внучкой ликвидатора аварии 1957-го года. Она умерла в 2011 году от радиационно-обусловленного рака. Её мать даже не предполагала, что она может получить компенсацию от государства за смерть ребёнка. Такой категории также нет в законе – но это первый случай. Мы намерены добиться компенсации с ПО «Маяк». 

Борьба за диагноз «хроническая лучевая болезнь»

Ещё одно важное направление нашей работы – это помощь в установлении диагноза «хроническая лучевая болезнь» у людей, которые проживают в зоне радиоактивного загрязнения или проживали там ранее. Как оказалось, это огромная проблема, потому что такие люди, как правило, не имеют онкологических заболеваний, но имеют от пяти до двадцати заболеваний, и наличие хромосомных аберраций говорит о том, что у них хроническая лучевая болезнь. Но этот диагноз за последние лет пять не ставится специалистами. Из-за этого люди не могут получать положенные по закону льготы.

Сейчас мы добиваемся, чтобы таким людям ставился диагноз «хроническая лучевая болезнь». По этому вопросу научное сообщество заняло своего рода «проститутскую позицию». На научных конференциях они отчитываются о выявлении хронической лучевой болезни, как о научном достижении, но не демонстрируют эти результаты обществу и государству. Получается, что для них люди – это лишь объект научных исследований. А для защиты прав людей такие учёные ничего сделать не хотят, люди для них никто. Даже документы, которые выдают эти учреждения, имеют отметку, что это лишь в научных целях, а не для получения компенсации.

Photo: Wikimedia commons

Я работаю в сфере защиты экологических прав граждан уже 15 лет, и за 15 лет мы достигли некоторых результатов, продвинулись вперёд.

Но сейчас произошло обновление кадров госчиновников, судей, сотрудников органов исполнительной власти: старое поколение ушло, пришло новое. К сожалению, в худшую сторону изменился и объём знаний, и сам подход, доброжелательность. Например, в судах Челябинской области были уничтожены судебные дела, которые рассматривались до 2005 года. Это странно, потому что по закону об архивном деле всё должно храниться 70 лет. Но дела уничтожены, и мы не можем воспользоваться судебной практикой.

Мы готовы к трудностям, мы в любых условиях будем продолжать работу по защите прав граждан, в том числе экологических прав. Нельзя оставлять пострадавших от радиационных аварий один на один с их проблемами.

Организованная Экологическим правозащитным центром «Беллона» IV Всероссийская конференция экологических активистов «Экология России: Право на жизнь» состоялась на средства гранта, выделенного в соответствии с программой выделения государственных (президентских) грантов для НКО (Распоряжение Президента Российской Федерации от 18 сентября 2013 года № 348-рп) и при поддержке Общероссийского общественного движения «Гражданское достоинство».

 

Один день. 29 сентября 1957. Озёрск — блог туриста Butyrskii на Туристер.Ру

Ровно 58 лет назад, 29 сентября 1957 года произошла, возможно, самая страшная радиационная катастрофа на планете. Возможно, она была намного более разрушительна, чем Фокусима и даже Чернобыль. Скорее всего она унесла в десятки раз больше жизней людей. Эта катастрофа показала насколько несостоятелен был Советский Союз, насколько неважна была жизнь человека и, к сожалению, ничего не изменилось и в современной России.

Сегодня я предлагаю вам почитать о том страшном дне, дне который изменил многое в стране. Будет много текста, если у вас нет времени лучше не начинайте читать, есть тяжелые моменты.

Об аварии 1957 года говорят меньше и реже, чем о Чернобыльской катастрофе. Долгое время авария была засекречена, да и произошла она за 29 лет до Чернобыля, почти 60 лет назад. Но забывать о ней нельзя. Болеют и гибнут ликвидаторы, последствия той аварии и теперь сказываются на здоровье их детей и внуков. Все еще опасен Восточно-уральский радиоактивный след (ВУРС). Еще не все жители переселены с зараженных территорий. И главное-комбинат «Маяк» продолжает работать, продолжает принимать отходы с атомных электростанций, продолжает сбрасывать отходы в окружающую среду.

Если бы не произошло Чернобыльской катастрофы, люди никогда бы не узнали, что в центре России, у подножья Уральских гор, там, где Европа встречается с Азией, уже была раньше такая авария, аналогичная по масштабам Чернобыльской.

Место, где произошла эта первая крупная ядерная катастрофа, долгое время было засекречено, у него не было официального названия. Поэтому многим она известна как «Кыштымская авария», по названию небольшого старинного уральского городка Кыштым, расположенного недалеко от секретного города Челябинск-65 (сегодня — г. Озёрск), где на ядерном заводе Маяк и произошла эта страшная радиационная катастрофа.

В воздух было выброшено около 20 миллионов кюри радиоактивных веществ. Около 90% радиации осело прямо на территории комбината Маяк. Радиоактивные вещества были подняты взрывом на высоту 1–2 км и образовали радиоактивное облако, состоящее из жидких и твердых аэрозолей. Юго-западный ветер, который дул в тот день со скоростью около 10 м/с, разнес аэрозоли. Через 4 часа после взрыва радиоактивное облако проделало путь в 100 км, а через 10–11 часов радиоактивный след полностью оформился. 2 миллиона кюри, осевшие на землю, образовали загрязненную территорию, которая примерно на 300 -350 км протянулась в северо-восточном направлении от комбината «Маяк».

Все заброшенные и сильно «фонящие» объекты охраняются, я перелазил через заборы и проволоку чтобы поснимать и каждый раз слышал крики охранников. Бедные люди, они сидят в таких помещениях и готовы разорвать за то, чтобы никто не увидел правды.

Сухим языком отчета авария это описывается так:

«Нарушение системы охлаждения вследствие коррозии и выхода из строя средств контроля в одной из емкостей хранилища радиоактивных отходов, объемом 300 кубических метров, обусловило саморазогрев хранившихся там 70–80 тонн высокоактивных отходов преимущественно в форме нитратно-ацетатных соединений. Испарение воды, осушение остатка и разогрев его до температуры 330 — 350 градусов привели 29 сентября 1957 года в 16 часов по местному времени к взрыву содержимого емкости. Мощность взрыва, подобного взрыву порохового заряда, оценена в 70 — 100 т. тринитротолуола».

В зоне радиационного загрязнения оказалась территория трех областей — Челябинской, Свердловской и Тюменской с населением 272 тысячи человек, которые проживали в 217 населенных пунктах. При другом направлении ветра в момент аварии могла сложиться ситуация, при которой серьезному заражению мог бы подвергнуться Челябинск или Свердловск (Екатеринбург). Но след лег на сельскую местность.

В процессе изготовления материалов для атомной бомбы не заботились об окружающей среде и здоровье людей. Важно было выполнить задание государства. Чтобы получить заряд для атомной бомбы, пришлось не только запустить военные ядерные реакторы, но и создать сложное химическое производство, в результате работы которого получали не только уран и плутоний, но и огромное количество твердых и жидких радиоактивных отходов. В этих отходах содержалось большое количество остатков урана, стронция, цезия и плутония, а также других радиоактивных элементов.

Сначала радиоактивные отходы сливали прямо в реку Теча, на которой стоит завод. Потом, когда в деревнях на берегах реки стали болеть и умирать люди, решили выливать в реку только низкоактивные отходы. Среднеактивные отходы стали сливать в озеро Карачай. Высокоактивные отходы стали хранить в специальных емкостях из нержавеющей стали — «банках».

В результате аварии 23 (из 217) сельских населенных пункта были выселены и уничтожены, фактически стерты с лица земли. Скот убивали, одежду сжигали, продукты и разрушенные строения закапывали в землю. Десятки тысяч людей, в одночасье лишившиеся всего, были оставлены в чистом поле и стали экологическими беженцами. Все происходило так же, как будет происходить спустя 29 лет в зоне Чернобыльской аварии. Переселение жителей с зараженных территорий, дезактивация, привлечение военных и гражданского населения к работам в опасной зоне, отсутствие информации, секретность, запрет рассказывать о случившемся несчастье.

Однако прошло почти 60 лет, а независимого расследования не было до сих пор, и многие ученые считают, что на Маяке произошел ядерный взрыв, то есть в баке с отходами произошла самопроизвольная ядерная реакция. До сих пор, не опубликованы технический и химический отчеты об аварии.

29 сентября 1957 года стал черным днем в истории Урала и всей России. Это день, когда жизнь людей на Урале поделилась на 2 половины — до аварии и после, как потом нормальную жизнь Украины, Беларуси, Европейской части России поделит другая черная дата — 26 апреля 1986 года.

Для того чтобы ликвидировать последствия аварии — фактически отмыть водой территорию промышленной площадки Маяка и прекратить любую хозяйственную деятельность в зоне загрязнения, потребовались сотни тысяч человек. Из ближайших городов Челябинска и Екатеринбурга на ликвидацию мобилизовали юношей, не предупреждая их об опасности. Привозили целые воинские части, чтобы оцеплять зараженную местность. Потом солдатам запрещали говорить, где они были. Малолетних детей 7–13 лет из деревень посылали закапывать радиоактивный урожай (на дворе была осень). Комбинат «Маяк» использовал для работ по ликвидации даже беременных женщин. В Челябинской области и городе атомщиков после аварии смертность возросла — люди умирали прямо на работе, рождались уроды, вымирали целые семьи.

Гульшара Исмагилова, жительница села Татарская Караболка:

Мне было 9 лет, и мы учились в школе. Однажды нас собрали и сказали, что мы будем убирать урожай. Нам было странно, что вместо того, чтобы собирать урожай, нас заставляли его закапывать. А вокруг стояли милиционеры, они сторожили нас, чтобы никто не убежал. В нашем классе большинство учеников потом умерли от рака, а те, что остались, очень больны, женщины страдают бесплодием.

За всю историю ПО МАЯК произошли десятки аварий, некоторые критичные. Озера в которые сбрасывают отходы в засушливые годы пересыхали в ветер разносил радиоактивную пыль по округе. МАЯК убивает людей до сих пор — за 58 лет ничего не изменилось. Они просто закапывают отходы в землю и выливают их в воду, как будто так и надо, как будто «это не наши проблемы».

Наталья Смирнова, жительница Озерска:

Я помню, что тогда в городе была жуткая паника. По всем улицам ездили машины и мыли дороги. Нам объявляли по радио, чтобы мы выбросили все, что было в тот день у нас в домах, и постоянно мыли пол. Много людей, работников Маяка тогда заболело острой лучевой болезнью, все боялись что-то высказать или спросить под угрозой увольнения или даже ареста.

Ризван Хабибуллин, житель села Татарская Караболка:

29 сентября 1957 года, мы, учащиеся Карабольской средней школы, убирали корнеплоды на полях колхоза им. Жданова. Около 16-и часов все услышали грохот откуда-то с запада и почувствовали порыв ветра. Под вечер на поле опустился странный туман. Мы, конечно, ничего не подозревали и продолжали работать. Работа продолжалась и в последующие дни. Через несколько дней нас почему-то заставили уничтожать не вывезенные еще к тому времени корнеплоды…

К зиме у меня начались страшные головные боли. Помню, как я катался в изнеможении по полу, как обручем стягивало виски, было кровотечение из носа, я практически потерял зрение.

П. Усатый:

В закрытой зоне Челябинск-40 я служил солдатом. На третью смену службы заболел земляк из Ейска, прибыли со службы — он умер. При транспортировке грузов в вагонах стояли на посту по часу пока не пойдет носом кровь (признак острого облучения) и не заболит голова. На объектах стояли за 2-х метровой свинцовой стеной, но даже и она не спасала. А при демобилизации с нас взяли подписку о неразглашении. Из всех призванных нас осталось трое — все инвалиды.

Я остановился возле плотной стены из кустов, перелез через них и увидел дорогу. Была ли это «секретная» трасса или нет, я не знаю. Охраны не было. Но каждая машина проезжающая по трассе в этот момент притормаживала и пристально меня разглядывала. Как будто агенты КГБ на своих «черных волгах» высматривают шпиона. Паранойя в связи с Маяком до сих пор ярко выражена у местных. Совок никуда не ушел — он все еще тут — всеобщее молчание, шепот по углам, ложь про то, что все отчистили и ежедневные смерти от рака.

Гульсайра Галиуллина, жительница села Татарская Караболка:

Когда прогремел взрыв, мне было 23 года и я была беременна вторым ребенком. Несмотря на это, меня тоже выгнали на зараженное поле и вынудили копаться там. Я чудом выжила, но теперь и я, и мои дети тяжело больны.

Я объехал всю территорию Маяка, проехал многие города в ВУРСе, много раз был на Тече, также заезжал на озера вблизи заводов. Это очень страшное место, страшное тем, что ты никогда не догадаешься, что же тут произошло и чему ты подвергаешься в этот момент. То есть тебе ни холодно, ни жарко, ничего не болит. Повсюду цветы, бабочки, зеленая трава… Нет ощущения опасности, внутренней тревоги.

Эта была страшная катастрофа. Но ее скрыли. Только после Чернобыльской аварии многие в Челябинской области поняли, что теперь можно сказать и об аварии на «Маяке». И в начале 90-х годов, спустя более чем 30 лет после аварии, впервые был опубликован отчет о ней. Чтобы хоть как-то компенсировать людям нанесенный вред, появился закон о социальной защите тех, кто пострадал от этой аварии. Но никто и никогда не узнает, сколько именно человек погибло. До сих пор не переселено село Муслюмово, стоящее на берегу радиоактивной речки Теча. Радиация наносит генетический ущерб и потомки 3-го, и 4-го, и 5-го поколений людей, подвергшихся облучению, будут страдать, будут болеть.

Гульфира Хаятова, жительница села Муслюмово:

В те годы (60-70-е) не знали, что такое лучевая болезнь, говорили, умер от «речной» болезни… Врезалось в память, как мы всем классом переживали за одну девушку, у которой было белокровие, т. е. лейкемия. Девушка знала, что умрет и умерла в 18 лет. Нас тогда потрясла ее смерть.

Противопоставлю цитату из интервью руководителя По МАЯК Е. Г. Дрожко (1997 год):

У нас никто не погиб. Двое занятых в ту роковую смену до сих пор работают. Могу назвать их фамилии — Комаров и Осетров. Они заступили на смену за 15 минут до взрыва… Все могло быть гораздо хуже, если бы специалисты «Маяка» не среагировали на аварию в первые же часы, не дожидаясь команды из Москвы, как это случилось в Чернобыле. И эвакуацию жителей близлежащих деревень провели в одну-две недели. Население других деревень общей численностью 9600 человек выселили в течение полутора лет.

С момента аварии прошло 58 лет. «Маяк» работает, принимает отходы, отработавшее ядерное топливо со многих АЭС России. Люди, работающие на нем и живущие возле него, подвергаются воздействию радиации, накапливают в своем теле плутоний, цезий, стронций. По-прежнему, ежесекундно, ежеминутно, и даже в этот момент, когда вы читаете эти строки, комбинат производит тонны радиоактивных отходов, которые образуются в результате переработки топлива с атомных станций. И все это по-прежнему он выливает в воду, теперь не в реку Теча, а в озеро Карачай. А, значит, все может повториться вновь… Ведь самое страшное не то, что подобные аварии случаются, а то, что из произошедшего не делаются выводы, не извлекаются уроки…

Авария коснулась и меня лично, в Озёрске и в соседних деревнях живут, точнее жили, мои родственники и знакомые. Каждый год одно и тоже — звонок, болезнь, лечение и всегда один финал… Каждый год.

В одной из деревень, оставшихся на загрязненной земле после взрыва, дети написали такие стихи.

Посылает Маяк не спасенья лучи:

Стронций, цезий, плутоний — его палачи.

Другие рассказы формата «Один день»:

Один день. 4 июня 1988. Арзамас

Один день. 9 декабря 2009. Пермь

В Бельгии поставили спектакль о ядерной катастрофе в России

  • Юри Вендик
  • Би-би-си

Автор фото, Sovfoto/Getty

Подпись к фото,

В результате аварии на "Маяке" были эвакуированы и заброшены больше двадцати населенных пунктов

В Национальном театре Бельгии в четверг состоится премьера спектакля о ядерной катастрофе на советском комбинате "Маяк" в Челябинской области. Саму себя в спектакле играет правозащитница Надежда Кутепова, бежавшая от преследований из России.

Спектакль "Деревья помнят" (La mémoire des arbres) режиссера Фабриса Муржиа рассказывает о последствиях аварии, случившейся 29 сентября 1957 года на "Маяке", секретном комбинате советского ядерного комплекса.

Тогда на комбинате взорвалась емкость с радиоактивными отходами. Облако накрыло десятки деревень - людей пришлось эвакуировать, дома и скот уничтожить - а тысячи участников ликвидации последствий катастрофы получили большие дозы радиации.

Помимо этого в разные годы на "Маяке" случались и другие утечки и сбросы радиоактивных отходов, которые угрожали здоровью и жизни жителей близлежащих населенных пунктов.

Бельгийская пресса в сообщениях о новом спектакле прежде всего вспоминает об успехе сериала "Чернобыль", который выпустила в этом году компания HBO.

Но режиссер спектакля Фабрис Муржиа говорит, что идея спектакля возникла у него до выхода "Чернобыля" и была связана с недавними событиями на самом "Маяке".

В конце прошлого года "Маяк" попал в выпуски новостей в связи с радиоактивным облаком, которое накрыло часть России и Европы. Специалисты предполагают, что источник облака - комбинат в Челябинской области. Госкорпорация "Росатом" это отрицает.

Фабрис Муржиа сказал бельгийскому изданию Bruzz, что он загорелся мыслью сделать спектакль после того, как увидел репортаж о "Маяке" и его связи с облаком с изотопом рутения, вышедший на телевидении в январе.

Сыграть себя

Надежда Кутепова, глава правозащитной организации "Планета надежд", много лет занималась в родном Озёрске Челябинской области защитой прав ликвидаторов последствий катастрофы 1957 года и пострадавших от других радиоактивных сбросов с "Маяка".

В 2015 году российские власти записали "Планету надежд" в "иностранные агенты", а потом обвинили на федеральном телевидении в "промышленном шпионаже". Кутепова, опасаясь, что это обвинение перерастёт в реальное уголовное дело, бежала с детьми во Францию.

Автор фото, Личный архив

Подпись к фото,

Режиссер Фабрис Муржиа разыскал Надежду Кутепову и пригласил ее в спекткаль о "Маяке", проблемами которого она занималась всю жизнь

"Моя сюжетная линия - рассказать о судьбе людей в закрытых городах, судьбе моей семьи, и почему я стала бороться. Почему продолжаю бороться, даже когда меня выгнали из страны", - рассказала Би-би-си Кутепова, чей отец в юности оказался среди ликвидаторов аварии, а много лет спустя умер от рака.

"Реалии переданы очень точно, потому что автор использует в фильме документальные интервью людей, записанные на месте, - говорит правозащитница. - Они появляются на стене, как вспышки в памяти главного героя, Сергея, который ее потерял, но все время находит дома какие-то материальные свидетельства прошлого".

Кутепова надеется, что спектакль о событиях уже довольно далекого прошлого в далеком Зауралье будет интересен бельгийским зрителям, потому что "это не только и не столько история, сколько реальность, чему подтверждение и то, что меня пригласили принять участие в спектакле".

Самая страшная ядерная катастрофа, о которой вы никогда не слышали, отмечает свое 60-летие

Отражение заброшенного кессонного завода "Маяк" на реке Теча. Предоставлено: Денис Синяков / echo.msk.ru

В истории ядерных катастроф легко забыть, что радиоактивный взрыв в 1957 году возле малоизвестной деревни с труднопроизносимым названием в Уральских горах был подлинным оригиналом.

И хотя инженерный героизм, наконец, был применен к тлеющему саркофагу в Чернобыле, а роботы троллили обломки Фукусимы, эта катастрофа, по многим оценкам, продолжает сбрасывать радиоактивность в окружающую среду и вызывать болезни среди заложников.

Никто из нас не должен был ничего знать об этом, и, если бы не серия преждевременных разоблачений, мы, вероятно, все еще не знали бы.

Его называют Кыштымской катастрофой, и до середины 1980-х годов официальное местоположение города даже не обозначалось на карте. Только болезненные ветры, дующие впоследствии на север, давали хоть какое-то указание на то, что он был там.

Рано утром 29 сентября, 60 лет назад, на территории действующего российского химического комбината «Маяк» взорвался резервуар с отходами ядерного оружия.

Выпадение осадков накрыло более 200 городов и деревень и подвергло воздействию радиации 272 000 человек, небольшая часть из которых была тихо эвакуирована в течение следующих двух лет.

Забор закрытого химического комбината "Маяк". Кредит: Предоставлено Алисой Никулиной / Ecodefense

Правительственные данные показывают, что до 400 000 человек продолжают бороться с продолжающимся загрязнением в результате аварии, усугубляемой устаревшими неадекватными методами обращения с отходами и продолжающейся халатностью официальных лиц.

С тех пор люди, живущие рядом с «Маяком», «превратились в своего рода радиоактивные отходы», - сказала Гринпис Надежда Кутепова, давний адвокат жителей района.

Как и два его младших брата, Кыштымский взрыв зародился в тайне и взрастил наивность. Москва скрывала подробности аварии почти три десятилетия. Впервые это прозвучало в 1976 году, когда ученый-диссидент по имени Жорес Медведев первым опубликовал свои подозрения в том, что правительство не раскрывает всей истории.Прием не был добрым. Его выгнали из страны.

Позже обстоятельства, при которых возникла официальная версия аварии, были почти случайными. Советское правительство включило подробности об этом в доклад о Чернобыле, который оно представило в ООН в 1986 году - наконец, раскрыло свое прикрытие.

Московский отчет о катастрофе к настоящему времени приобрел изношенную форму: неисправная система охлаждения и неконтролируемая реакция в тушеной смеси урана и плутония привели к ее перегреву и взрыву; Утверждения о том, что ученые, продирающиеся сквозь смутную предысторию атомной эры, следует простить за то, что они не знали ничего лучшего.

Химический комбинат "Маяк". Кредит: po-mayak.ru

Даже Кыштымский район был продан перепуганным местным жителям с эвфемизмом и неверным указанием. Послевоенному населению, состоящему в основном из женщин и детей, выдавали тряпки и швабры - без защитного снаряжения - чтобы вытащить то, что им сказали, было беспорядком от взрыва угольного котла в селе Кыштым. На самом деле авария произошла в нескольких километрах по дороге в закрытом городе Озерске.

Название советских фейковых новостей прижилось.Но то, что он стал обозначать с тех пор, только вырос в опасности и размахе. Спустя десятилетия после того, как «Маяк» был основан для производства плутония для советских атомных бомб, он сбрасывал необработанные радиоактивные отходы прямо в близлежащую реку Теча.

Российские регулирующие органы заявляют, что завод прекратил свалки в 2004 году - после судебного процесса и уголовного преследования с должности скандального директора завода. Но различные исследования, проведенные экологическими некоммерческими организациями, с тех пор ставят под сомнение это утверждение.

Российская государственная ядерная корпорация «Росатом» тем временем отказывается отвечать на конкретные обвинения в продолжающихся свалках, вместо этого делая общие заявления о том, что «Маяк» работает в соответствии с «экологическими принципами» и что Теча соблюдает «санитарные нормы». В самом деле, поскольку река уже настолько загрязнена, установление дальнейшего загрязнения может показаться чисто теоретическим.

Выветрившийся знак радиации, предупреждающий людей не купаться в реке Теча. Предоставлено: Беллона.

Проследить за течением реки на север - значит нарисовать болезненную карту смертности и болезней: рекордные показатели хромосомных аномалий, врожденных дефектов и онкологических заболеваний значительно превышают средний показатель по России для каждой новой деревни, через которую она проходит.

Только в 2008 году - более чем через полвека после начала свалок - Росатом предпринял эвакуацию некоторых сельских деревень, кормящихся на этом радиоактивном трюме, - но лишь частично и без особого энтузиазма.

Население Муслюмово, села, давно пострадавшего от заражения, было переселено всего в двух километрах вверх по реке. Жителям города были выданы карты, по которым они были идентифицированы как жители облученной зоны, что дало им право на определенные бесцветные льготы.

Но даже получение этих льгот через местные суды оказалось опасным делом. Кутепова, которая долгое время боролась с челябинскими чиновниками на стороне пострадавших от "Маяка", стала раздражителем, который правительство устало слышать.

В 2015 году Министерство юстиции объявило ее группу юридических помощников «Планету Надежу» иностранным агентом. В ближайшие месяцы официальные телеканалы России начали подпитывать панику, что она сама может быть шпионом. Позже в том же году она сбежала из страны в Париж.

Многие жители Муслюмово и других загрязненных деревень вообще никуда не уехали. Когда пришло время переезда, бюрократы стали оспаривать их документы или медицинские записи, обрекая их на канцелярские ошибки.

Вид на Маяк через реку Теча, которую он загрязняет на протяжении десятилетий. Предоставлено: Алиса Никулина / Ecodefense.

Другие решили, что Росатом предлагает грубую сделку. Бросать дома, в которых их семьи жили в течение нескольких поколений за мизерные суммы, чтобы перестроить их в крошечных переполненных квартирах, многие сочли плохим делом.Однако независимо от того, где они живут, их продолжают посещать врачи, которые ведут подробный учет их разрушения.

По их словам, у тех, кто живет вдоль реки, заболеваемость раком в 3,6 раза выше, чем в среднем по стране, и они страдают от врожденных дефектов в 25 раз больше, чем в других местах страны. Выкидыши продолжают расти, и доношенные дети рождаются с деформированными конечностями и органами. Многие из оставшихся взрослых страдают от такого сильного отека лимфатических узлов, что их слова непонятны лечащим врачам.По заключению врачей, стронций-90, протекающий через реку, поселился в костях населения.

Даже в тени этих тревожных фактов «Маяку» предстоит переварить большую часть хрящей, оставленных советским ядерным наследием. Почти все отработавшее топливо из ныне несуществующих советских атомных подводных лодок России попало на «Маяк» и спасло северные порты России и Западную Европу от катастрофы другого рода.

Совсем недавно накопившееся на протяжении десятилетий ядерное топливо советского флота, оставшееся гнить в губе Андреева, начало прокладывать свой путь для переработки на «Маяке» - предполагая, что некогда обреченный завод мог бы искупить прошлые грехи.

Но слишком многое из истории "Маяка" - истории, написанной на болезнях и уродствах его свидетелей - стало известно только случайно и случайно. Если страна предоставит этой некогда неизведанной территории прощение грехов, Росатом взамен должен ей обеспечить полную прозрачность.

Подходит ли задача? От этого зависит его прощение.

Крупнейшая ядерная катастрофа, о которой мы никогда не слышали

Гонка ядерных вооружений в эпоху холодной войны, особенно когда «сражались» между двумя сверхдержавами, Соединенными Штатами и Советским Союзом, чуть не поставила человечество на грань катастрофы.Оба производили и накапливали как сумасшедшие в то время, и весь мир жил под угрозой глобального разрушения, надеясь, что их лидеры сохранят хладнокровие и не сделают ничего сумасшедшего.

И более чем в одном случае соблазны приводили к так называемым ядерным закрытым вызовам, инцидентам, которые могли бы положить конец тому миру, который мы знаем. Судьба планеты висела на волоске, и некоторые из этих ядерных катастроф или близких к ним аварий хорошо известны и тщательно задокументированы; в то время как другие оставались скрытыми для исследователя.

Одна такая радиоактивная катастрофа произошла в далеком месте, в глубине Уральских гор в Советском Союзе, 29 сентября 1957 года. Рядом с закрытым городом Озёрск (Челябинск-65) находился высокоактивный завод по производству плутония.

Карта Восточно-Уральского радиоактивного следа (ВУРС): территория, загрязненная Кыштымской катастрофой. Автор Ян Рике, maps-for-free.com, CC BY-SA 3.0

Ядерный взрыв в тот день на заводе ПО «Маяк» имел оценку 6 уровня по шкале INES (Международной шкалы ядерных событий).Для сравнения: ядерные катастрофы в Чернобыле и Фукусиме получили рейтинг INES 7; Это делает ядерный взрыв на ПО «Маяк» крайне опасным, но на протяжении десятилетий он оставался окутанным тайной.

Советский Союз в то время был чрезвычайно секретным и исключительно политическим коммунистическим режимом, а также чрезвычайно опасным местом для иностранцев.

Городок Маяк был закрытым городом и не отмечен на официальных картах. Он назывался просто Челябинск-40, отличаясь двумя последними цифрами почтового индекса, привязанного к местности, где он находился, - Челябинску, который в настоящее время считается одним из самых загрязненных мест на земле.

Кыштымский мемориал. Автор Ecodefense / Heinrich Boell Stiftung Russia / Slapovskaya / Никулина

Атомный завод «Маяк» и город Озоруск, построенный вокруг него, были в первую очередь секретными операциями с целью произвести «незаметно» первую советскую ядерную бомбу и догнать американцев. Западные шпионы всегда были на охоте, разыскивая военные или другие стратегически важные карты; для Советов было крайне важно, чтобы Запад оставался в неведении относительно завода «Маяк».

После борьбы вместе с США и Европой против Гитлера и держав оси во Второй мировой войне руководство СССР быстро осознало, что Запад никоим образом не собирался продлевать отношения, и поспешило подать на развод.

Этот быстрый распад сказался на советских технологиях; Советский Союз был впереди в космической программе, но российские ученые-ядерщики и инженеры далеко отставали в современных ядерных ноу-хау, поэтому не отставали от США.С. в плане ядерных вооружений стал для них непростой задачей.

Это чувство поражения открыло эру быстрого производства оружейного урана и плутония. СССР не мог позволить себе показаться слабым и задействовал все свои ресурсы, чтобы поиграть мускулами в Европе и Америке.

Строительство завода «Маяк» было амбициозным советским проектом, на который потребовалось всего три года; с 1945 по 1948 год инженеры строили завод в такой спешке, что даже самые неотъемлемые элементы, такие как соответствующая система охлаждения, оставались без внимания.Власти не обратили внимания на экологический аспект завода, подготовив почву для грядущей катастрофы.

Вскоре после запуска завода в 1948 году «Маяк» в течение года выпустил первую советскую ядерную бомбу. Но Москва хотела большего и побыстрее. Ускоренный процесс наряду с полным игнорированием основных правил безопасности привел к тому, что большое количество высокоактивных радиоактивных отходов было сброшено в близлежащую реку Тех («Радиоактивная река России»), которая затем попала в реку Обь и в Арктику. Океан.Окружающие озера, которые использовались в качестве естественной системы охлаждения для шести ядерных реакторов станции, также были сильно загрязнены. Озеро Кызылташ, например, было скорее свалкой токсичных отходов, чем озером. И Озёрск построен прямо на его берегу.

Озёрск сегодня. Автор Сергей Неманов, CC BY-SA 3.0

Уровень заражения вскоре стал очень критическим, что вызвало тревогу у населения, проживающего поблизости. Рабочие получали передозировку радиации, а радиоактивные отходы, сброшенные в озеро и близлежащую реку с 1949 по 1952 год, несколько раз вызывали вспышки лучевой болезни в городе и деревнях вниз по течению.

В 1953 году советские власти решили принять особые меры безопасности, чтобы удержать тонны отходов, производимых заводом. Идея была очень простой, и не было уделено особого внимания обеспечению надлежащего уровня защиты.

Было построено

больших стальных резервуаров, которые были похоронены на глубине 25 футов под землей. Чтобы поддерживать температуру под контролем, вокруг берегов были построены дополнительные кулеры. Вначале казалось, что вся идея постройки резервуаров заключалась в том, чтобы предотвратить попадание отходов в воду.

Первый признак надвигающейся катастрофы появился, когда в 1956 году один из контейнеров начал нагреваться; Инженеры проигнорировали ситуацию, отчасти потому, что отследить ее было практически невозможно. Инфраструктура обслуживания была слабой, а система измерения - неадекватной, поэтому температура продолжала расти, и, как сообщается, другие контейнеры также начали достигать критических уровней.

Затем, в 1957 году, наступил переломный момент. Температура внутри резервуаров достигла примерно 660 градусов по Фаренгейту, вызвав взрыв, эквивалентный по меньшей мере 70 тоннам тротила, разорвавшим завод, опустошив территорию и прилегающие к ней окрестности, выбросив в воздух шлейф радиоактивных осадков в 20 миллионов кюри, включая большое количество стронция-90 и цезия-137 с длительным сроком службы.В Кыштыме было выброшено почти на 40 процентов радиоактивности, чем было выброшено в воздух над Припяти во время чернобыльской катастрофы 20 лет спустя.

За следующие 11 часов голубовато-фиолетовое радиоактивное облако, появившееся из эпицентра взрыва, достигло и заразило примерно 7720 квадратных миль большей части населенной земли, создав загрязненный регион, который теперь известен как Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС). в котором в то время проживало 270 000 человек.

К тому времени, когда облако рассеялось, оно уже серьезно затронуло около 22 деревень, вызвав серьезный кризис в области здравоохранения и народонаселения.Власти даже не удосужились проинформировать местных жителей о причине постепенной эвакуации из этих деревень в течение следующих двух лет всего 11 тысяч человек. Существовало несколько теорий заговора о химической катастрофе, одна из которых гласила, что медленный темп был преднамеренным, чтобы правительство могло измерить потенциальные эффекты радиации. Они никому не раскрывали подробностей и в течение 20 лет выступали против каждого иска о компенсации за катастрофическое происшествие.

Предупреждение о радиоактивном загрязнении, Восточно-Уральский государственный заповедник, 1966 г.Автор Ecodefense / Heinrich Boell Stiftung Russia / Slapovskaya / Никулина

В те годы закрытый город Озёрск (переименованный в начале 1990-х) ни разу нельзя было найти на карте, и, по мнению Советского Союза, его никогда не существовало. Таким образом, катастрофа была названа в честь следующего известного города Кыштым в 1976 году, когда реальные подробности произошедшего впервые покинули советскую границу благодаря биологу д-ру Жоресу Медведеву и его опубликованным отчетам о катастрофе в British Journal New Ученый .

Его утверждения были поддержаны коллегой-учёным и потомком Советского Союза Львом Тумерманом, который, как сообщается, проехал через Челябинскую область, которая была не более чем мертвой зоной. Не было ни людей, ни домов, ни ферм, ничего. Только знаки, призывающие людей ехать как можно быстрее по дороге и никогда не останавливаться. Позже выяснилось, что американское правительство и ЦРУ располагали официальной информацией об этом событии и даже имели реальные кадры с 1960 года, но якобы решили хранить молчание и не подвергать риску свою ядерную программу.

История, связанная с нами: 1816 год, «Год без лета», был свидетелем наводнений, продовольственных бунтов, великолепных закатов и «Франкенштейна»

Окончательное число погибших в результате Кыштымской катастрофы никогда не будет известно; однако ряд независимых источников утверждает, что погибло более 10 000 человек. Не только из-за взрыва и первоначального воздействия, но из-за длительного периода токсического отравления, как до, так и в течение десятилетий после этого события. Хроническое радиационное отравление в результате сброса ядерных отходов привело к высокому уровню заболеваемости раком и генетическими расстройствами среди жителей региона.

«Кладбище Земли»: внутри города 40, смертельной ядерной тайны России | Города

« Тем, кто был в раю, был дан выбор: счастье без свободы или свобода без счастья. Третьей альтернативы не было ». ( Из романа-антиутопии Мы, Евгений Замятин, 1924)

Глубоко в обширных лесах Уральских гор в России находится запретный город Озерск. За охраняемыми воротами и забором из колючей проволоки скрывается красивая загадка - гипнотическое место, которое, кажется, существует в другом измерении.

Озерск под кодовым названием «Город 40» был колыбелью советской программы создания ядерного оружия после Второй мировой войны. В течение десятилетий этот город с населением 100 000 человек не отображался ни на каких картах, а данные о его жителях были стерты из советской переписи населения.

Сегодня Озерск с его красивыми озерами, ароматными цветами и живописными улицами, усаженными деревьями, напоминает пригородный американский город 1950-х годов - как одно из тех слишком совершенных мест, изображенных в «Сумеречной зоне ».

Обычно молодые матери возят новорожденных в колясках, а дети играют на улице.Музыкальный гудок звучит в стереосистемах мальчиков-подростков, демонстрирующих девочкам свои навыки катания на скейтборде. В близлежащем лесу семьи купаются в озере, а пожилые люди отдыхают на скамейках в парке, лениво наблюдая за прохожими после обеда.

На проселочных дорогах местные женщины продают фрукты и овощи. Только счетчики Гейгера, используемые для проверки продуктов перед покупкой, указывают на темную тайну, которая не дает покоя этой безмятежной городской сцене.

Однако жители города знают правду: их вода заражена, их грибы и ягоды отравлены, а их дети могут быть больны.Озерск и его окрестности - одно из самых загрязненных мест на планете, которое некоторые называют «кладбищем Земли».

Но большинство жителей не хотят уезжать. Они считают себя «избранными» России и даже гордятся тем, что являются гражданами закрытого города. Здесь они родились, поженились, выросли семьи. Здесь они похоронили своих родителей, а также некоторых своих сыновей и дочерей.

«Спасители мира»

В 1946 году Советы начали в полной секретности строительство Сити 40 вокруг огромной атомной электростанции «Маяк» на берегу озера Иртяш.В нем будут размещаться рабочие и ученые, которых привозят со всей страны, чтобы возглавить программу создания ядерного оружия Советского Союза и создать атомную бомбу.

В течение первых восьми лет жителям запрещалось покидать город, писать письма или вступать в какие-либо контакты с внешним миром, включая членов их собственной семьи. Переселенные сюда родственники считали пропавшими без вести, как будто они исчезли в небытии.

Уровень радиации в близлежащих озерах считается равным 2.В 5 раз больше, чем в Чернобыле. Фотография: DIG Films

Жителям Сити 40 сказали, что они «ядерный щит и спасители мира», и что все, кто находится снаружи, - враги. В то время как большая часть советского населения страдала от голода и жила в крайней нищете, власти создали для этих жителей рай, предоставив им привилегированную жизнь и некоторую роскошь.

Им были предложены частные апартаменты, много еды, в том числе экзотических деликатесов, таких как бананы, сгущенное молоко и икра, хорошие школы и здравоохранение, множество развлечений и культурных мероприятий - все в лесном лесу на берегу озера, достойном сказки Ганса Христиана Андерсена.

Взамен жителям было приказано хранить в тайне свою жизнь и работу. Это соглашение, которого они придерживаются и сегодня, в городе, где хранится почти весь российский резервный делящийся материал.

Жить в Озерске престижно. Многие жители описывают его как город «интеллектуалов», где они привыкли получать «все самое лучшее бесплатно». Жизнь в закрытом городе подразумевает не только физическую безопасность, но и финансовую стабильность их семей; Они утверждают, что у озерских детей есть большие возможности для успешного будущего.

карта города 50

Но договор имел смертельные последствия. В течение многих лет политическое и научное руководство Советского Союза сдерживало влияние экстремального облучения на здоровье жителей города и их будущих потомков.

С самого начала большинство жителей работали или проживали рядом с ядерным комплексом «Маяк» в крайне опасных условиях. С конца 1940-х годов здесь стали болеть и умирать люди - жертвы длительного воздействия радиации.

Хотя точные данные недоступны из-за крайней секретности властей и частых отрицаний, надгробия многих молодых жителей Озерского кладбища свидетельствуют о тайне, которую Советы пытались похоронить вместе с жертвами завода «Маяк».

Одно близлежащее озеро было настолько загрязнено, что местные жители переименовали его в «Озеро смерти».

Город 40 человек пострадали в результате ряда ядерных инцидентов, включая Кыштымскую катастрофу 1957 года - самую страшную ядерную аварию в мире до Чернобыля, - которую советские власти держали в секрете от внешнего мира.

Жители города 40 всегда наслаждались достаточным количеством еды, даже когда остальная часть страны жила в бедности. Фотография: DIG Films

Руководство завода «Маяк» также контролировало сброс отходов в близлежащие озера и реки, впадающие в реку Обь и далее в Северный Ледовитый океан. Говорят, что за четыре десятилетия «Маяк» сбросил в окружающую среду 200 миллионов кюри радиоактивных отходов, что равно четырем «чернобылям», хотя власти всегда это отрицают.

По словам некоторых озерчан, свалка продолжается. Одно из близлежащих озер было настолько загрязнено плутонием, что местные жители переименовали его в «Озеро смерти» или «Озеро плутония». Сообщается, что концентрация радиоактивных веществ там превышает 120 миллионов кюри, что в 2,5 раза превышает количество радиации, выпущенной в Чернобыле.

В деревне примерно в 20 минутах езды от Озерска цифровые часы на городской площади постоянно переключаются между местным временем и текущим уровнем радиации в воздухе (хотя последнее показание никогда не бывает точным).Сообщается, что полмиллиона человек в Озерске и его окрестностях подверглись облучению в пять раз больше, чем те, кто проживает в районах Украины, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС.

На окраине Озерска есть большая табличка «Вход запрещен» на английском и русском языках с надписью «Внимание !!!» написано большими красными буквами, чтобы подчеркнуть суть. Иностранцам и россиянам-нерезидентам по-прежнему запрещен въезд в город без разрешения ФСБ (российской тайной полиции), а съемка в этом районе строго запрещена.

Строгое предупреждение Озерска посторонним. Фотография: DIG Films

Жителям Озерска, однако, разрешено выезжать из города по специальному пропуску и даже разрешено покинуть город навсегда, если они не хотят возвращаться. Мало кто делает, потому что это означало бы потерять привилегии жителя этого закрытого города.

В глазах большинства - хотя, конечно, не всех - жителей забор вокруг Озерска служит не для того, чтобы удерживать их против их воли, а, скорее, для того, чтобы удерживать посторонних от их рая, защищая их от «врага».Ограда из колючей проволоки остается неотъемлемой частью городского пейзажа, психологического склада и коллективной идентичности горожан.

Посторонним трудно понять, как жители Сити 40 могут продолжать жить в месте, которое, как они знают, медленно их убивает. Но местный журналист говорит, что их не волнует, что окружающий мир думает о них и их образе жизни.

Он говорит, что большинство его сограждан, как и он, просто хотят, чтобы их оставили в покое, чтобы они жили «в мире».Они счастливы в своем огороженном раю.

Самира Гетчел - отмеченный наградами режиссер из Лос-Анджелеса. Она является продюсером и режиссером полнометражного документального фильма City 40, который будет показан в Bertha DocHouse, London WC1 23 июля, и будет доступен на Netflix с сентября

.

Кыштымская ядерная катастрофа

Кыштымская ядерная катастрофа

Джордан Гринберг


3 июня 2019

Представлено как курсовая работа для Ph341, Стэнфордский университет, зима 2019 года

Фон

Фиг.1: Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС), территория распространения радиоактивного загрязнения. [6,7,8] (Источник: Викимедиа Commons)

29 сентября 1957 г. производство плутония взорвался завод, известный как Маяк, что привело к одной из самых катастрофических ядерные аварии в истории человечества. Кыштымская катастрофа - это кульминация этого события и его дальнейшие последствия.Катастрофа произошла в г. Озёрск Челябинской области России. В последствия взрыва были чрезвычайно вредными для все живущие в регионе.

Степень бедствия

Показатели Международной шкалы ядерных событий (INES) опасные ядерные события по шкале от 0 до 7, где 0 не является вредным, а 7 - крупная национальная авария. Есть только 2 зарегистрированных ядерных события заняли 7 место в рейтинге INES: печально известные Чернобыль и Фукусима Дайичинская ядерная катастрофа.Третье место в рейтинге самых тяжелых ядерных events - Кыштымская катастрофа, получившая 6 баллов из 7 по шкале INES. [1] Наряду с этим, окружающая территория подвергалась опасным воздействиям. радиоактивный материал. Участок суши высотой ∼300 км и ∼50 км Широко содержали людей, которым приходилось избегать последствий радиации. [2] Это известно как Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС) (см. Рис. 1). Район получил свое название после того, как произошел взрыв 7,4 x 10 16 Бк в прилегающую территорию.[3]

Текущая ситуация

Во время Кыштымской катастрофы было опасно говорить по крайней мере, были очень успешные усилия по сдерживанию радиоактивный материал распространился по территории. Фактически, Маяк ядерный производственный фон практически не имеет радиационного фона, а в 1989 г. Советский Союз открыл завод для иностранных гостей. [4] Однако EURT все еще заражен радиацией. Даже при постоянных усилиях радиационное облучение от проживающих в ВУРСе причинило вред близлежащим животные.Карликовая лесная мышь ( Apodemus uralensis ) видела изменения в печени из-за хронического облучения от проживания в EURT. [5] Кыштымская катастрофа, возможно, претерпела некоторые улучшения, но Ущерб, нанесенный прилегающим территориям, по-прежнему остается значительным угроза.

© Джордан Гринберг. Автор гарантирует, что работа принадлежит автору, и Стэнфордский университет не предоставил кроме инструкций по набору и реферированию.Автор грантов разрешение на копирование, распространение и отображение этой работы в неизмененном виде, со ссылкой на автора, только для некоммерческих целей. Все другие права, в том числе коммерческие, принадлежат автор.

Список литературы

[1] C. Kermish and P.-E. Лабо, "Общение о Ядерные события: некоторые предложения по совершенствованию INES, "Надежность. Инж. Сист. Безопасный. 119 , 165 (2013).

[2] Р.Уэйкфорд, "Двойной алмазный юбилей -" Кыштым и Виндскейл: Ядерные аварии 1957 г., J. Радиол. Прот 37 , E7 (2017).

[3] B.A. Napier et al. , "Оценка Неопределенность доз радиации для дозиметрии реки Теча Система, Тихоокеанская Северо-Западная национальная лаборатория ПННЛ-18913, октябрь 2009 г.

[4] W. Sweet, "Визит в Кыштым дает первый взгляд на Советский комплекс по производству плутония, Physics Today, 42 , No.11, 87 (ноябрь 1989 г.).

[5] Н. Орехова, В. М. Мордов, Ю. А. Давыдова, «Структурно-функциональные изменения печени до хронического радиоактивного Облучение у карликовой деревянной мыши ( Apodemus uralensis ) в пределах Восточно-Уральский радиоактивный след, J. Environ. Radioact. 199-200 , 25 (2019).

[6] «Кыштымская авария, 29 сентября 1957 г., Норвежское агентство радиационной защиты, август. 2007 г.

[7] С. Баттингер, "The Кыштымская катастрофа, Physics 241, Stanford University, Winter 2017.

[8] Г. Махони, «Кыштым» Ядерная катастрофа, Physics 241, Stanford University, Winter 2018.

Радиационные знания и незнание в Советском Союзе по JSTOR

Abstract

По мере того, как Советский Союз вступал в эпоху ядерной современности, потребность общественного здравоохранения в ответных мерах на опасности, связанные с ядерными технологиями, становилась все более очевидной.Основываясь на опубликованных источниках и литературе, а также на ранее не использовавшихся архивных документах, эта статья предпринимает исторический анализ институционализации и регулирования советской радиационной безопасности и развития научных инфраструктур производства радиационных знаний. Специализированные научно-исследовательские институты были созданы в связи с загрязнением окружающей среды в районе военных ядерных объектов на Урале, в частности Челябинска-40. Однако как развивающаяся область исследований радиационной гигиены, так и Радиологические группы, созданные в 1958 году для обеспечения радиационной безопасности, характеризовались печально известными недостатками.Чтобы уменьшить нехватку подготовленных специалистов в радиологических группах, были созданы специализированные учебные заведения. Несмотря на недостаточное оборудование и подготовку, период конца 1950-х и 1960-х годов в Советском Союзе - это период, когда более научный подход к определению опасностей атома преобладал над первоначальным наивным использованием ядерной энергии. Однако требования радиационной безопасности часто противоречили повсеместному и глубоко укоренившемуся режиму секретности в отношении всех форм получения радиационных знаний.Это привело к приостановке исследований, что стало наиболее очевидным во время чернобыльской катастрофы.

Информация о журнале

Ежегодники по истории Восточной Европы представляют предмет целиком; В тематически более ограниченных материалах основное внимание уделяется территории бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза. Процесс двойного слепого обзора с участием международных экспертов гарантирует признанное качество. В разделе всестороннего обзора рассказывается о текущих тенденциях в немецких и международных исследованиях.Die Jahrbücher für Geschichte Osteuropas repräsentieren das Fach in seiner ganzen Breite; für thematisch enger beginzte Beiträge liegt der Fokus auf dem Gebiet des ehemaligen Russischen Reiches und der ehemaligen Sowjetunion. Ein doppelt-blindes Begutachtungsverfahren mit internationalen Fachleuten sorgt für anerkannte Qualität. Der umfangreiche Rezensionsteil informiert über die aktuellen Trends in der deutschen und internationalen Forschung.

Информация об издателе

Franz Steiner - одно из самых известных академических издательств Германии.Наш фокус - древняя история, но также социальная и экономическая история, а также история науки; кроме того, региональные исследования, история Восточной Европы и трансатлантические исследования. Мы курируем более 150 серийных публикаций, а также 28 периодических изданий и издаем такие известные серии, как Historia, Hermes и Archiv für Rechts- und Sozialphilosophie. Мы публикуем только те проекты, которые доказали свою академическую ценность в ходе внешних анонимных экспертных оценок.

ЯДЕРНЫЕ РИСКИ | Маяк

В результате серии аварий и разливов на российском ядерном объекте «Маяк» было загрязнено более 15 000 км² высокорадиоактивных отходов.В 1957 году одна только так называемая Кыштымская авария сделала большую часть Восточного Урала непригодной для проживания. Тысячи людей были переселены, и по сей день регион, пострадавший от ядерных осадков, считается одним из самых загрязненных мест на Земле.

История

Производственное объединение «Маяк» (ППО) было первым и крупнейшим ядерным объектом в Советском Союзе, занимающим площадь около 200 км² между городами Екатеринбург и Челябинск. Первоначально построенные для производства плутония для советского ядерного оружия, пять ядерных реакторов были построены в городе Челябинск-40 (теперь переименованном в Озёрск) в период с 1945 по 1948 год.Завод постоянно расширялся, пока производство оружейного плутония не было остановлено в 1987 году, а завод постепенно уменьшался в размерах. Между 1949 и 1956 годами в систему реки Теча было выброшено 100 пета-беккерелей (пета = квадриллион) радиоактивных выбросов, содержащих стронций-90, цезий-137, плутоний и уран. Для сравнения, радиоактивные выбросы в Тихий океан в результате ядерной катастрофы на Фукусиме оцениваются в 78 ПБк. На «Маяке» произошло не менее восьми крупных аварий.В 1967 году, например, в результате рассеяния радиоактивной пыли с Карачаевского отвала радиоактивных отходов было загрязнено 1800 км² цезием-137. Однако самая печально известная авария произошла 29 сентября 1957 года. В результате взрыва резервуара с радиоактивными отходами, содержащего 740 ПБк делящихся материалов, была радиоактивно загрязнена территория площадью более 15 000 км². После Чернобыля и Фукусимы эта катастрофа, часто названная в честь соседнего города Кыштым, считается третьей по величине ядерной катастрофой в истории (уровень 6 по Международной шкале ядерных и радиологических событий «INES»).Долговременное наследие катастрофы - Восточно-Уральский радиоактивный след длиной 300 км и шириной 30–50 км, который был сильно загрязнен радиоактивными осадками. В некоторых частях концентрация радиоактивного стронция-90, известной причины лейкемии, превышает 7,4 мега-беккереля на м² (мега = миллион). Для сравнения, после Чернобыля все районы с радиоактивным загрязнением более 0,5 МБк / м² были окончательно эвакуированы.

Воздействие на здоровье и окружающую среду

До 1973 года в MPA работало около 19000 рабочих.Эти люди получили самые высокие дозы радиации из-за многочисленных аварий и разливов. Для 10 000 рабочих, нанятых до 1959 года, средняя кумулятивная доза внешнего облучения составляла около 1200 мЗв. Эта доза соответствует примерно 60 000 рентгенограмм грудной клетки. Ожидается, что от одной только этой дозы внешнего облучения около 24% рабочих разовьются раком. Но число заболевших раком в когорте работников "Маяка", вероятно, намного выше, поскольку внутреннее облучение оказывает еще большее влияние на риск рака. Более 1000 рабочих использовали от 1500 до 172000 Бк плутония каждый.При дозовом коэффициенте 0,00014 Зв / Бк это составляет дозу внутреннего облучения примерно 0,2–24 Зв. Доза 10 Зв считается смертельной; при дозе 5 Зв каждый второй человек умирает от острого радиационного воздействия. Острая лучевая болезнь обычно поражает всех людей, получивших дозы более 1 Зв. При дозах ниже 1 Зв отдаленные последствия радиации перевешивают острые радиационные эффекты. ВОЗ предполагает, что при мощности дозы 0,1 Зв риск лейкемии составляет около 19%, увеличиваясь еще на 19% за каждый дополнительный 0.1 Зв радиационного облучения. Относительный риск развития рака костей у работников Маяка оказался в восемь раз выше, чем у населения в целом; риск развития рака печени был в 17 раз выше.

Помимо рабочих, пострадали почти 300 000 жителей загрязненных регионов. Расчетная коллективная доза на всю жизнь для этой группы населения составляет около 4500 человеко-зивертов, что составляет около 60% коллективной дозы в течение жизни, рассчитанной после аварии на Чернобыльской АЭС. Люди, живущие в районе Маяка или реки Теча, подверглись средней дозе облучения в течение жизни до 1700 мЗв в результате сочетания внешнего излучения и приема внутрь радиоактивно загрязненной питьевой воды и пищи.При таких высоких дозах около 34% населения могут заболеть раком, который не развился бы без радиоактивного заражения.

У пораженного населения были обнаружены хронические радиационные эффекты и избыточные случаи лейкемии, а также опухоли легких, костей и печени, а также двукратное - пятикратное увеличение частоты угнетения костного мозга, хромосомных аберраций. , выкидыши и мертворождения. Из-за военной цензуры люди не были проинформированы об угрозах радиоактивности, а истинные масштабы радиоактивного заражения и его воздействия на здоровье населения никогда не документировались и не расследовались должным образом.

Outlook

Сегодня около 14 000 рабочих все еще работают на «Маяке», в основном производя плутоний, уран и другие радиоактивные вещества для атомной энергетики. На «Маяке» также находится единственный в России завод по переработке ядерных материалов и утилизации отходов. Большинство выведенных из эксплуатации российских ядерных боеголовок в конечном итоге попадает в "Маяк". Хотя ядерное загрязнение прилегающих территорий за последние десятилетия снизилось примерно в три раза, район вокруг «Маяка» по-прежнему считается одним из самых радиоактивно загрязненных мест на Земле.Водохранилища на реке Теча до сих пор используются в качестве свалок радиоактивных отходов, еще больше загрязняя речную систему и подвергая людей продолжающемуся радиоактивному излучению. Хибакуся из "Маяка" так сильно пострадали от ядерных амбиций России, которые мало обращают внимания на здоровье и жизнь местного населения. Теперь срочно необходимы масштабные эпидемиологические исследования и проекты дезактивации, чтобы защитить этих людей от дальнейшего вреда.

Ссылки

  • Standring WJF.«Обзор текущего состояния и деятельности ПО« Маяк ». Strålevern Rapport 2006: 19, Норвежское управление по радиационной защите (NRPA), 2006. www.nrpa.no/dav/1fbb52ea04.pdf
  • «Отчет BEIR VII, фаза 2: Риски для здоровья от воздействия низких уровней ионизирующего излучения». Консультативный комитет Национальной академии наук по биологическому воздействию ионизирующего излучения, 2006 г., стр. 279f, таблицы 12.5a и 12.5b. www.nap.edu/openbook.php?record_id=11340&page=8
  • Кошурникова и др.«Исследования ядерщиков« Маяк »: влияние на здоровье». Радиационная и экологическая биофизика, 41: 1, 29-31, 2002. www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/12014404
  • ВОЗ. «Оценка риска для здоровья в результате ядерной аварии после Великого землетрясения и цунами в Восточной Японии 2011 года на основе предварительной оценки дозы», 28 февраля 2013 г., стр. 32. www.who.int/ionizing_radiation/pub_meet/fukushima_report/en/index. html
  • Standring et al. «Отчет о состоянии здоровья Маяка». Strålevern Rapport 2008: 3, Норвежское управление радиационной защиты (NRPA), 2008.www.nrpa.no/dav/19bdfc616e.pdf
  • «Atom ohne Geheimnis», IPPNW, Москва-Берлин, 1992

Обнаружена необъяснимая утечка радиации на российский ядерный объект

Знак, предупреждающий людей не входить в город Озерск. Россия, которая находится недалеко от ядерного объекта "Маяк" - места крупной радиоактивной аварии в 1957 году. Новые исследования показывают, что еще один значительный инцидент произошел на объекте в 2017 году. Команда ученых определила источник утечки на заводе по переработке ядерных материалов в России, который в то время готовил материалы для итальянского физического эксперимента.

В начале октября 2017 года облако радиоактивного материала пронеслось по Европе. Станции мониторинга со всего континента сообщили о явно значительном выбросе радиоактивного рутения-106, хотя и не на уровнях, которые считаются опасными для здоровья человека. Утечку приписывали какой-то крупной ядерной аварии, но источник радиоактивного облака оставался загадкой, поскольку ни одна страна или объект не взяли на себя ответственность.

Вскоре после инцидента Французский институт ядерной безопасности установил источник - ядерный объект в России или Казахстане, причем наиболее вероятным виновником был ядерный комплекс «Маяк» на Южном Урале.Россия отвергла обвинения, заявив, что в районе, прилегающем к объекту "Маяк", не было обнаружено никаких радиоактивных образцов почвы. Вместо этого российские официальные лица обвинили в этом эпизоде ​​неопознанный спутник, который сгорел при входе в атмосферу, что привело к выбросу радиации из его радионуклидной батареи. Пара запросов, проведенных Институтом ядерной безопасности Российской академии наук, не смогла установить источник утечки, сославшись на недостаточные данные.

Новое исследование, опубликованное в Proceedings of the National Academy of Sciences, теперь утверждает, что ликвидировало этот пробел в данных, предоставляя новое понимание инцидента 2017 года.Расследование проводилось учеными из Института атомной и субатомной физики Венского технологического университета, и в нем приняли участие около 70 экспертов со всего мира. Согласно докладу, работа «представляет собой наиболее убедительный набор данных мониторинга» радиоактивной утечки. Исследование включало более 1300 измерений радиоактивного рутения-106 со станций мониторинга почти в 30 странах.

G / O Media может получить комиссию

Анализ данных показал, что выброс радиоактивного рутения произошел с 25 по 26 сентября в течение примерно 18 часов.Авторы описали это как «импульсный выброс», который произошел очень быстро (для сравнения, аварии в Чернобыле и Фукусиме включали утечки, которые происходили в течение нескольких дней). Первое обнаружение радиоактивных частиц произошло 2 октября 2017 года в Милане, Италия, затем в тот же день последовали обнаружения в Чехии, Австрии и Норвегии. Уровень радиоактивности составлял от 1 до 10 миллибеккерелей на кубический метр воздуха. Это «широкое обнаружение в таком [таком] диапазоне сразу же указывало на значительный выброс», - отметили авторы нового исследования.

Действительно, сейчас это считается «крупнейшим единичным выбросом радиоактивности на гражданском перерабатывающем заводе», - сказал в пресс-релизе Георг Штайнхаузер, соавтор нового исследования и профессор Ганноверского университета. Утечка не была вызвана аварией на атомной электростанции, которая произвела бы большое количество радиоактивных материалов вместо одного. Этот инцидент был необычным, поскольку в нем был задействован исключительно рутений-106, что явно намекало на завод по переработке ядерных материалов как на более вероятный источник.Утечки радиации могут произойти при переработке ядерного топлива.

Средние концентрации радиоактивного рутения, обнаруженные по всей Европе во время инцидента. Изображение: О. Массон и др., 2019 / PNAS

Самый высокий уровень обнаруженной радиации достиг 176 миллибеккерелей на кубический метр воздуха, что примерно в 100 раз выше, чем концентрации, измеренные в Европе после аварии на Фукусиме. Географические масштабы утечки были значительными: станции мониторинга сообщали о необычных уровнях в Центральной и Восточной Европе, Азии, Аравийском полуострове и даже в Карибском бассейне.

По оценкам, общий выброс рутения-106 составляет от 250 до 400 терабеккерелей. Для сравнения: в результате аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году было высвобождено около 5,2 миллиона терабеккерелей, а в результате аварии на Фукусиме в 2011 году - около 900 тысяч терабеккерелей.

В соответствии с более ранними сообщениями, авторы приписывают источник утечки российскому ядерному объекту «Маяк» на Южном Урале. По словам Штайнхаузера, исследователи «смогли показать, что авария произошла при переработке отработавших топливных элементов на очень продвинутой стадии, незадолго до завершения технологической цепочки».«Несмотря на то, что в настоящее время нет официального заявления, у нас есть очень хорошее представление о том, что могло произойти».

К счастью, рутений-106 - радиоактивный нуклид, который образуется при расщеплении атомов в ядерном реакторе - является одним из наиболее дружелюбных радиоактивных изотопов с периодом полураспада 374 дня, что делает его полезным в исследовательских целях. Интересно, что исследователи узнали, что итальянский исследовательский центр заказал материалы у Маяка до инцидента для подготовки к нейтринному эксперименту.

Важно отметить, что исследователи исключили разбившийся спутник как возможный источник излучения, заявив, что ни один спутник не пропал без вести в течение этого периода времени, и что спутник вряд ли внесет радиоактивность в такой степени на пораженных малых высотах, среди прочего. факторы. Румыния, в которой были зафиксированы одни из самых высоких уровней во время инцидента, также была исключена как источник радиоактивности из-за ее географии и погодных условий, наблюдавшихся в то время.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *