Через какой океан плыл знаменитый путешественник тур хейердал: Тур Хейердал. Биография — РИА Новости, 06.10.2014

Содержание

На маленьком плоту: как приключения находили Тура Хейердала | Статьи

Он научился плавать только взрослым, но покорял океаны на утлых суденышках. Не имел высшего образования, но стал действительным членом нескольких академий и почетным доктором наук десятка университетов. Никогда не учился снимать кино, но стал лауреатом «Оскара». Не считал себя литератором, однако его книги выходили многомиллионными тиражами и переведены на десятки языков. Он родился в Норвегии, жил на Канарских островах, а умер и похоронен в Италии. Сегодня, 6 октября, исполняется 105 лет со дня его рождения. «Известия» вспоминают о «последнем викинге» Туре Хейердале.

Прекрасный дилетант

Бесспорно, по складу характера Тур Хейердал был ученым, хотя не занимал официальных научных должностей и занимался наукой из чистого альтруизма. Он не имел диплома археолога, историка, зоолога, этнографа или антрополога, что, впрочем, не мешало «настоящим» профессорам и академикам гордиться, когда его причисляли к их цеху. Конечно, он был путешественником — но не в современном «туристическом» смысле этого слова, а таким, каким были его великие соотечественники Нансен и Амундсен. Он пускался в путь, чтобы обосновать свои часто экстравагантные теории. Будь у него иной, более комфортный и верный способ их проверить, он вряд ли бы бросался в отчаянные предприятия. В интервью журналу «Вокруг света» он как-то говорил:

Тур Хейердал во время плавания на лодке «Ра» в 1969 году

Фото: ТАСС/Юрий Сенкевич

Автор цитаты

«Я не ищу приключений ради самих приключений. Полнота жизни не обязательно связана с преодолением стихий — работа мысли, достижение гуманной цели украшают ее сильней. Я органически не способен считать людей, живших тысячелетия до нас, ниже себя, и мне претит, когда я сталкиваюсь с таким часто даже подсознательным пренебрежением к тем, кто жил до нас и не владел нашей техникой. Мне доставляет удовольствие щелкать по носу ученых сухарей и высокомерных гордецов. Но мотивы преодоления собственной слабости, пассивности, мотивы утверждения человеческой личности через достижение, казалось бы, недостижимого мне близки и понятны...»

По сути, он был дилетантом широкого профиля, искренне увлеченным своими идеями. Но в этом был его козырь — Тур смотрел на многие вещи более широко, он не боялся нестандартных решений и жесткой критики специалистов. А еще он обладал удивительным даром внушать уважение и находить друзей. Прежде всего, он был великим человеком и настоящим гуманистом. Гражданином мира, посвятившим себя изучению развития человечества вне национальных и государственных интересов. Ради того, чтобы приоткрыть неведомые страницы мировой истории, он готов был дружить с левыми и правыми, коммунистами и капиталистами, полинезийскими каннибалами и Папой Римским. И сильные мира сего ценили упрямого скандинава, может быть, считая его отчасти чудаком. Хотя чудачество ограничивалось целями его предприятий, в остальном же он был очень практичный и расчетливый менеджер, умевший найти средства для экспедиций, организовать сложнейшую логистику, подобрать и сплотить команду, а потом еще и заработать на описании своих приключений.

Он, конечно, был романтиком, но никак не фантазером и авантюристом.

Слава пришла к нему внезапно. Планета зализывала раны мировой войны, когда пятеро отчаянных норвежцев и один швед решили проверить гипотезу о том, что еще в доколумбову эпоху между индейцами Южной Америки и аборигенами Полинезии могли существовать контакты. На это указывали некоторые археологические данные (хотя серьезных исследований не проводилось) и легенды местных жителей, но главное, в этом был уверен руководитель экспедиции Тур Хейердал, еще до войны живший в Полинезии. Он и убедил товарищей пуститься через океан на построенном по технологиям каменного века плоту из базальтового дерева, чтобы доказать возможность таких плаваний. В апреле 1948 года они вышли из Перу, и через 102 дня «Кон-Тики» подошел к атоллу Туамоту. Не имевшие опыта смельчаки прошли 7 тыс. километров и доказали, что умелые мореплаватели древности могли без труда делать то же самое.

Экспедиция на лодке «Кон-Тики» 1947 года

Фото: commons. wikimedia.org

В путешествии Тур Хейердал снимал все перипетии на кинопленку. Итогом стал «Кон-Тики», который в 1952 году был удостоен премии «Оскар» за лучший документальный полнометражный фильм. Весь мир был поражен отчаянной смелостью парней, которые рисковали жизнью, чтобы проверить научную гипотезу. Огромным успехом пользовалась и книга «Экспедиция «Кон-Тики», переведенная на 70 языков и разошедшаяся общим тиражом 50 миллионов экземпляров. Хейердал, которому еще не было и сорока, стал национальным героем Норвегии и кумиром молодежи по обе стороны железного занавеса, что ко многому обязывало: от него ждали новых проектов и достижений.

Парень из Ларвика

Принадлежавший семье пивоваренный бизнес процветал, и отец большую часть времени проводил в путешествиях по Европе, в которые часто брал любимого младшего сына. Он был седьмым ребенком в большой семье Тура и Алисон Люнг Хейердал. Кстати, Тур — наследственное имя, и в каждом поколении Хейердалов был свой Тур. Знаменитый исследователь позже шутил, что он Тур — внук Тура, сын Тура, отец Тура и дед Тура!

Как и отец, Алисон Люнг души не чаяла в младшем сыне. Она была биологом, училась в Англии, и, видимо, от нее Тур-младший впитал любовь к зоологии и веру в учение Дарвина. Если его спрашивали, чем он хочет заниматься в будущем,

мальчик без сомнений говорил: «изучать жизнь животных». И когда он поступил на естественно-географический факультет университета в Осло, это никого не удивило.

Проучившись семь семестров, юноша затосковал. Ему казалось, что он и так знает всё, о чем говорили на лекциях профессора. Ему хотелось настоящего дела. А тут как раз немецкие зоологи Кристине Бонневи и Яльмар Брох, с которыми он был знаком, собрались организовать и спонсировать экспедицию в Полинезию, целью которой было понять, как туда могли попасть населяющие острова животные. Сами они надолго покинуть университет не могли, но с удовольствием доверили это дело Туру и его молодой супруге Лив Кушерон-Торп. Так первая научная экспедиция Хейердала удачно совпала с медовым месяцем.

Тур Хейердал во время постройки лодки «Ра» в 1967 году

Фото: Getty Images/Bettmann

Около года молодожены провели в палатке на островке Фату-Хива. Была собрана огромная коллекция флоры и фауны, Тур познакомился с обычаями и преданиями местных племен и... научился плавать. Это было непросто — в детстве он дважды чуть не утонул, после чего панически боялся воды. Кстати, именно на Фату-Хиве Туру впервые пришла в голову идея о возможных контактах местных жителей с южноамериканскими индейцами, которая впоследствии отправила в путь «Кон-Тики». Молодые покинули остров, лишь когда Тур подхватил неприятную инфекцию, а его супруга ждала ребенка. Вернувшись, Хейердал выпустил книгу «В поисках рая», где описал их приключения. Издание прошло почти незамеченным — Европа уже готовилась к большой войне, и людям было не до экзотики.

Война застала Тура в канадской глуши, где он собирал сведения о североамериканских индейцах, живших в прибрежных районах. Он спешно вернулся к цивилизации и добровольцем вступил в американскую армию, окончил разведшколу, получил звание лейтенанта. Его группу должны были забросить в оккупированную немцами Норвегию через Мурманск, но по дороге в СССР морской конвой был атакован подлодками нацистов и чуть не погиб. Спасли союзников подоспевшие советские моряки.

В гостях у великанов

В середине 50-х интерес Хейердала привлек остров Пасхи, знаменитый своими огромными статуями — моаи. Он смог найти средства и организовать археологическую экспедицию, в которую вошла серьезная международная компания ученых — не имевший специального образования и опыта Тур не рискнул брать на себя проведение раскопок. А вот экспериментальной частью, а именно, воссозданием технических приемов, позволивших поднять статуи на вершины холмов и установить их там, Хейердал занимался лично. Он называл это практической археологией — попыткой понять и воссоздать на практике технологии древних. Кроме того, он высказал гипотезу, что статуи эти были установлены выходцами из Америки, светлокожими «потомками Кон-Тики». Они принесли религиозные обряды, технические навыки и умение обрабатывать камни. Но потом на остров пришли каннибалы:

Автор цитаты

«Победителем оказался полинезиец, который не привык строить из камня и делать статуи, а собирал на берегу плавник, чтобы вырезывать деревянные фигуры, известные по другим частям Полинезии... Эти воинственные люди оказались одни среди руин на голой сцене острова Пасхи. Они сохранили в своей среде очень небольшой инородный элемент. Такими их и застал Роггевен, когда приподнял занавес для европейского зрителя — через много лет после того, как великая драма кончилась и исполнители главных ролей покинули сцену»

Тур Хейердал позирует заслуженному художнику РСФСР, скульптору Юрию Чернову во время визита в Москву в 1985 году

Фото: РИА Новости/Лев Великжанин

Ученое сообщество доводы Хейердала не приняло или встретило с осторожностью. С этим связан один курьезный случай. В 1962 году Тур должен был выступать перед антропологами и археологами в Москве, в огромной аудитории Академии наук СССР. Перед дискуссией на сцену вышел руководитель антропологической секции АН и заявил: «Мы не верим в теорию господина Хейердала о миграционных путях в Тихом океане, потому что она расходится с ленинским учением». И тогда, как вспоминал сам Хейердал, он неожиданно для самого себя ответил через переводчика: «А я и не знал, что товарищ Ленин был антропологом».

Несмотря на идеологические разногласия, Хейердал снискал огромное уважение советских коллег взвешенными трактовками и точными аргументами. На встрече с президентом АН СССР Мстиславом Всеволодовичем Келдышем Хейердал рассказал о планах будущей экспедиции, и академик в шутку предложил включить в ее состав советского участника. Туру идея понравилась. Ему как раз нужен был врач — молодой, выносливый человек с хорошим английским (язык общения интернациональной команды) и отличным чувством юмора. Так в команде Хейердала появился Юрий Сенкевич.

Дорогами древних мореплавателей

Новой затеей Хейердала стала проверка возможного «египетского следа» в южноамериканской истории. Вот как он сам описывал смысл и цель этой экспедиции:

Автор цитаты

«Сходство между ранними цивилизациями Египта и Мексики не ограничивается лишь пирамидами... И в Мексике, и в Египте существовала высокоразвитая система иероглифической письменности... Ученые отмечают сходство фресковой живописи в храмах и усыпальницах, схожие конструкции храмов с искусными мегалитическими колоннадами. Указывается на то, что при сооружении сводов из плит архитекторы по обе стороны Атлантики не знали искусства сооружения настоящей арки. Обращается внимание на существование циклопических по размеру каменных человеческих фигур, на удивительные астрономические познания и высокоразвитую календарную систему в Мексике и Египте. Ученые сопоставляют удивительную по совершенству практику трепанации человеческого черепа, характерную для культур древнего Средиземноморья, Мексики и Перу, а также указывают на схожий египетско-перуанский обычай мумификации.

Эти и другие многочисленные свидетельства сходности культур, взятые вместе, могли бы подтвердить теорию о том, что однажды или неоднократно суда с берегов Средиземного моря пересекали Атлантический океан и принесли основы цивилизации аборигенам Мексики»

Юрий Сенкевич и Тур Хейердал во время путешествия на папирусной лодке «Ра» в 1969 году

Фото: ТАСС

Хейердал решил попробовать достигнуть американских берегов на судне, сделанном по архаической технологии с использованием исключительно доступных древним египтянам материалов. Само по себе такое плавание не могло подтвердить наличие контактов между древними цивилизациями, но доказало бы возможность таких путешествий. Хейердал это отлично понимал и всегда подчеркивал, что его плавания — не конец, а лишь начало дискуссии.

Туру удалось привлечь к проекту разные международные организации и фонды, покровительствовала экспедиции и ООН. Команда состояла из участников разных национальностей, культур и религий: американец, русский, мексиканец, африканец, итальянец, сириец и норвежец во главе. Этим подчеркивалась надгосударственная гуманитарная идеология экспедиции и общечеловеческое значение ее целей. В условиях «холодной войны» это было важно.

Лодку назвали «Ра», в честь древнеегипетского бога солнца. Спроектирована она была по рисункам и макетам лодок Древнего Египта, а сделана из эфиопского камыша и папируса, собранного на озере Тана. Строили лодку мастера озера Чад. 25 мая 1969 года «Ра» вышел в плавание с побережья Марокко, но после почти двух месяцев в воде камыш размок, и лодка стала разваливаться. Экипажу пришлось оставить судно. С другой стороны, несовершенная конструкция смогла пройти 5 тыс. километров, и ей не хватило всего нескольких дней. Это внушало оптимизм, и эксперимент решили повторить немедленно.

«Ра-II» конструктивно доработали, а строительство поручили четверым индейцам племени аймара с озера Титикака в Боливии. В следующем году лодка отправилась от берегов Северной Африки и через 57 дней благополучно подошла к Барбадосу. Это был триумф. Естественно, за экспедицией следили во всех уголках мира, а по ее итогам был снят фильм, номинировавшийся на «Оскар». Путешествие Хейердала не могло быть игнорировано ученым сообществом, и его результаты вызвали серьезную научную дискуссию. Естественно, норвежец был участником множества телепередач и конференций, что занимало значительную часть его времени.

Прошло несколько лет, и неуемный «викинг», который, между прочим, уже разменял седьмой десяток, снова решил выйти в море. На сей раз в центре интересов Хейердала и его команды оказались древние мореходы Месопотамии, которые, по мнению Тура, могли выходить в открытое море, контактировать с Индской цивилизацией, а может быть, и участвовать в освоении островов Индийского океана. По традиции, проверить допустимость такой теории решили на практике.

Как и в предшествующих экспедициях, строили лодку в соответствии с древними рисунками. То есть сначала собрали все имеющиеся в распоряжении ученых изображения шумерских кораблей, затем создали модель для проверки мореходных качеств. Этим занимались специалисты из морского института Саутгемптона. Корабль нарекли «Тигрис» по названию одной из двух великих рек Месопотамии. Материалом выбрали рогоз узколистный, проще говоря, камыш, который в изобилии произрастает в Междуречье.

Тур Хейердал в Ираке во время постройки лодки «Тигрис» в 1977 году

Фото: ТАСС/Юрий Сенкевич

Международная команда Хейердала за 4,5 месяца сумела пройти 7 тыс. километров: миновала Персидский залив, отметилась в устье Инда, перешла Аравийское море и подошла к Баб-эль-Мандебскому проливу. Впереди было Красное море. «Тигрис» запрашивал разрешение на проход, но ни от одной страны не было получено определенного ответа. Кроме того, в этом районе начались военно-морские маневры США, Англии и Франции, и продолжать экспедицию стало опасно. Поскольку возможность достижения открытого моря и плавания по нему шумерскими кораблями была доказана, а значит, научные цели экспедиции выполнены, Хейердал и его интернациональная команда решили пожертвовать «Тигрисом», чтобы привлечь внимание мира к проблемам людей, живущих в этом регионе. Экипаж превратил свой корабль в погребальный костер и обратился с открытым письмом к Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму, которое было распространено во всех странах мира:

Автор цитаты

«Сегодня мы сжигаем наше гордое суденышко... в знак протеста против проявлений бесчеловечности в мире 1978 года, в который мы возвратились из открытого моря. Нам пришлось остановиться у входа в Красное море. В окружении военных самолетов и кораблей наиболее цивилизованных и развитых стран мира, не получив разрешения на заход от дружественных правительств, руководствующихся соображениями безопасности, мы были вынуждены высадиться в маленькой, еще нейтральной Республике Джибути, потому что кругом соседи и братья уничтожают друг друга, пользуясь средствами, предоставленными теми, кто возглавляет движение человечества по пути в третье тысячелетие.

Мы обращаемся к простым людям всех индустриальных стран. Необходимо осознать безумные реальности нашего времени... С нашей стороны будет безответственным не требовать от тех, кто принимает ответственные решения, чтобы современное оружие не предоставлялось народам, которых наши деды корили за секиры и мечи.

Наша планета больше камышовых бунтов, которые пронесли нас через моря, и всё же достаточно мала, чтобы подвергнуться такому же риску, если живущие на ней люди не осознают неотложной необходимости в разумном сотрудничестве, чтобы нас и нашу общую цивилизацию не постигла участь тонущего корабля»

Это было последнее большое плавание Хейердала, но он и не думал отходить от активной работы. В 80-е были масштабные исследования на Мальдивских островах и острове Тенерифе, новые гипотезы и книги. Последний проект великого исследователя был связан с Приазовьем, где Хейердал искал прародину индоевропейцев, а значит, и скандинавов. На основании совместных с российскими археологами раскопок в 1999 году вышла монография «Без границ», а в 2001 году — ее переработанный вариант «В погоне за Одином».

Тур Хейердал обладал удивительным даром заражать людей своими идеями, и даже если они были где-то на грани фантастики, то как минимум вызывали споры. Он не стеснялся ставить простые проблемы, которые ранее игнорировались специалистами, а огромное обаяние и широта взглядов Тура позволяли вести дискуссии дружелюбно и взвешенно. Ему удалось прожить жизнь так, чтобы вызывать восхищение и добрую зависть мальчишек из разных стран, до дыр зачитывавших его книги.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Повторение следует – Weekend – Коммерсантъ

Повторение следует

28 апреля 1947 года Тур Хейердал с пятью спутниками отплыли на плоту «Кон-Тики» из перуанского порта Кальяо по предполагаемому маршруту миграции предков полинезийцев. Путешествие продлилось 101 день и доказало, что плот из бальсовых бревен может быть доставлен к архипелагу Туамоту за счет подводных течений без дополнительной навигации. Революции в науке оно не совершило, зато стало объектом культа: документальный фильм об экспедиции получил «Оскара», написанная Хейердалом книга была переведена на 70 языков и стала бестселлером, а сама авантюра породила массу последователей. К 70-летию начала самого громкого путешествия в истории экспериментальной археологии Weekend вспомнил другие большие свершения, которые кто-то отважился повторить

218 год до н.  э. 1959 год

 

1 слон 7 человек 2 осла 240 км

 

В 1955 году студент инженерного факультета Кембриджского университета Джон Хойт наткнулся в The Times на дискуссию историков о точном маршруте, по которому в 218 году до н. э. Ганнибал с 60-тысячным войском, в том числе отрядом на слонах (античные историки утверждали, что 15-дневное горное путешествие удалось пережить минимум 37 слонам), пересек Альпы, чтобы вторгнуться в Италию. Все лето Хойт, любитель истории и альпинизма, провел в горах, исследуя возможные маршруты и сравнивая их с описаниями местности в исторических источниках, и пришел к выводу, что с наибольшей вероятностью Ганнибал использовал перевал Коль-дю-Клапье. Спустя три года, закончив учиться, он решил проверить свои выводы на практике — и преодолеть выбранный маршрут со слоном. Слона Хойту одолжил Туринский зоопарк. Индийскую слониху Джамбо по рекомендации итальянского Общества защиты животных перед путешествием экипировали в специально сшитые ботинки для каменистых участков и попону для сохранения тепла. Несколько большую проблему представлял ее рацион: ежедневно ей требовалось 68 кг сена, 23 кг яблок, 18 кг хлеба и 9 кг моркови. Чтобы перевезти такое количество еды, в состав экспедиции включили двух ослов, а к ним — двух погонщиц ослов. Помимо них и Хойта в путешествие отправились армейский ветеринар, лечивший слонов во время Второй мировой в Бирме, студент из Бирмы, погонщик слонов из Туринского зоопарка и друг Хойта, взявший на себя функции секретаря. В конце июля 1959 года группа отправилась в путь из французского города Монмельяна. Слониху пытались переименовать в Ганнибеллу, но безуспешно: на новое имя Джамбо откликаться отказалась. Намеченный маршрут был почти полностью преодолен, однако за 8 км до финиша группе пришлось сойти с него из-за опасности камнепадов и остаток пути пройти по перевалу Мон-Сенис — другому предполагаемому пути Ганнибала. В общем сложности поход занял 10 дней — на пять дней меньше, чем у Ганнибала, а Альпы и спустя 2177 лет оказались приспособлены для слонов: за время пути Джамбо сбросила 230 кг, но, по утверждению ветеринара, добралась до Италии в прекрасной физической форме.

Джон Хойт Все началось с того, что Туринский зоопарк предложил мне слона. От предложения нельзя было отказаться, потому что зоопарк заодно брал на себя все связанные со слоном расходы


1917 год 1920 год

 

5 постановщиков 10 000 участников 150 прожекторов 4 часа

 

К трехлетней годовщине кульминационного события Октябрьской революции — штурма большевиками резиденции Временного правительства, которая находилась в Зимнем дворце,— режиссеру Николаю Евреинову было поручено воссоздать взятие Зимнего в реальных декорациях и реальном масштабе. Главным местом действия снова стали Дворцовая площадь и Зимний дворец; крейсер "Аврора", как и три года назад, направил в их сторону свои орудия и сделал перед началом штурма холостой залп. Даже количество участников постарались приблизить к реальному: для реконструкции было набрано 10 тыс. актеров, моряков и красноармейцев, некоторые из которых участвовали и в настоящем штурме. (Для сравнения: в штурме 1917 года, по оценкам историков, на стороне большевиков участвовало от 15 до 20 тыс. красноармейцев, солдат и матросов, а защитников Временного правительства во дворце находилось менее 3 тыс. человек.) В качестве массовки выступала многотысячная толпа зрителей, свистом и криками поддерживавшая штурмующих. Одним предводителем также не обошлось: управлять огромной массой людей Евреинову помогали Николай Петров, Александр Кугель, Константин Державин и Юрий Анненков. Первые сцены повторного взятия были нарочито театрализованными: на помостах, подсвеченных прожекторами цветами сражающихся сторон, разыгрывались батальные сцены, на белой — в комическом ключе, на красной — в героическом. Постепенно красная сторона одерживала верх над белой, и они сливались под революционным знаменем, оставляя в качестве защитников Временного правительства, как и три года назад, только две небольшие группы — юнкеров и женский батальон. В сценах собственно штурма Зимнего дворца, чтобы подчеркнуть неоспоримое преимущество большевиков, площадь освещалась красным светом с помощью 150 прожекторов, а три отряда красногвардейцев с разных сторон штурмовали дворец под непрекращающуюся пальбу орудий крейсера "Аврора". По замыслу создателей, залпов должно было быть три, но крейсер потерял связь с режиссерским пультом и палил безостановочно пять минут.

Николай Шубский Слышу насмешливый голос стоящего рядом со мной одного из участников октябрьского переворота. Он говорит, прислушиваясь к неумолкающей трескотне винтовок: в 17-м пуль выпустили меньше, чем теперь!


1069 год 2007 год

 

65 человек 1700 км 44 дня 1 кв. м на человека

Фото: Werner Karrasch/Vikingeskibsmuseet i Roskilde

Фото: Werner Karrasch/Vikingeskibsmuseet i Roskilde

 

1 июля 2007 года из порта Роскильде в Дублин отплыл 30-метровый дракар Havhingsten fra Glendalough ("Морской конь из Глендалу"). Его маршрут повторял тот, по которому в 1069 году к берегам Ирландии плыли 300 дракаров, отправленных датским конунгом Свеном II Эстридсеном на помощь племянникам, пытавшимся вернуть трон после вторжения Вильгельма Завоевателя. Строительство "Морского коня из Глендалу" началось в 1998 году и продлилось шесть лет, реконструкторы использовали только доступные викингам инструменты (топоры и деревянные колья) и материалы — всего на дракар ушло 300 дубовых стволов, 7 тыс. железных гвоздей и заклепок, 600 литров смолы, вываренной по старинному рецепту из корней деревьев, и 2 км канатов. К плаванию команда из 65 человек (40 мужчин и 25 женщин) готовилась три года, однако основные трудности все равно оказались сюрпризом. На одного человека на палубе приходилось менее 1 кв. м, и участники экспедиции были практически лишены личного пространства. А из-за небольшой грузоподъемности корабля они вынуждены были, как и викинги, заходить во все попутные порты, чтобы восстанавливать запасы провизии и пресной воды. В первом же порту Норвегии это обернулось 10-дневным простоем: попав в штиль, команда не могла вывести парусный корабль из бухты, так что пришлось садиться на весла, чтобы попасть в открытое море. Но и дальше не стало проще: ожидая попутного ветра, корабль замер на месте на 48 часов под проливным дождем, а когда нужный ветер появился, он был такой силы, что членам команды пришлось связываться канатами, чтобы их не смыло волнами и не сдуло ветром с палубы. Привыкнув к шторму, экспедиция столкнулась с первой серьезной поломкой: порвался рулевой ремень. Судно стало неуправляемым, капитан отдал приказ готовиться к эвакуации, но инженерам, входившим в группу, удалось устранить неисправность, используя подручные материалы. Дракар "Морской конь из Глендалу" прибыл в Дублин 14 августа, преодолев 1700 км за 44 дня — приблизительно столько же времени требовалось на такое путешествие и самим викингам.

Натан Уильямс Главным препятствием довольно быстро стала скука. Имевшие дело с такими же ветрами викинги, вероятно, тоже сталкивались с этой проблемой. Возможно, в этом и кроется объяснение их склонности к грабежам и изнасилованиям на суше


1519 год 1999 год

 

5 лет 12 человек 90 970 км 1 нападение пиратов

 

В 1995 году 52-летний чешский мореход и путешественник Рудольф Краутшнайдер, успевший к тому моменту обойти вокруг Антарктиды на собственноручно выстроенном паруснике, обнаружил на верфях корпус деревянной яхты — в 1969 году за ее строительство взялся польский архитектор Януш Кирчак, но умер, не успев довести дело до конца. Размеры и формы яхты практически идеально соответствовали параметрам легендарной каракки "Виктория" — единственному из пяти кораблей, которому удалось вернуться из первого в истории кругосветного путешествия под руководством Фернана Магеллана. Выкупив у наследников корпус яхты, Краутшнайдер приступил к ее доработке, решив совершить на ней путешествие по маршруту Магеллана. Сначала он в одиночку пилил деревья в ближайшем лесу и строгал из них доски, но слух о готовящейся кругосветке разлетелся довольно быстро, и к верфи, на которой стояла новая "Виктория", стали стекаться желающие присоединиться к путешествию и реконструкции корабля — вскоре его достраивали уже 300 человек, 12 из которых стали членами экипажа. Спустя четыре года "Виктория" была спущена на воду и отправилась в короткое проверочное плавание по Северному морю. Яхта с маршрутом отлично справилась, в отличие от команды — четверо членов экипажа сошли на берег уже через три дня, не выдержав качки. Остальные отправились в Лиссабон, где пополнили свои ряды и 20 сентября 1999 года отплыли в кругосветное путешествие. Первое время команда строго придерживалась маршрута Магеллана, но начиная со второго года стала позволять себе отступления. В 2001 году попутные ветра заставили выбрать более длинный путь к берегам Бразилии, а буря в Тихом океане — зайти в чилийский порт Талькауано, где местная Ассоциация любителей парусного спорта и хранителей традиций старых моряков инсценировала нападение пиратов на ничего не подозревавший экипаж "Виктории". В 2002 году пришлось пришвартоваться у берегов Новой Зеландии, чтобы счистить с корпуса корабля нарост из водорослей и ракушек. Но в остальном путешествие прошло на удивление спокойно, и 22 августа 2004 года "Виктория" прибыла в порт Щецин, проведя в кругосветном плавании пять лет и 22 дня — на два года дольше, чем экспедиция Магеллана, уложившаяся в три года.

Рудольф Краутшнайдер Море — самое здоровое и самое безопасное окружение. В общей сложности я провел в море 10 лет своей жизни


1909 год 2005 год  

5 человек 16 собак 765 км 36 дней

 

В 1909 году экспедиция под руководством Роберта Пири впервые в истории достигла Северного полюса. Чтобы преодолеть путь от мыса Колумбия до пункта назначения, ей понадобилось 37 дней и 3 часа, причем на пять дней экспедиция попала в вынужденный простой из-за вскрывшегося льда. На протяжении следующего века ученые и путешественники пытались повторить это достижение, но никому ни разу не удалось уложиться в такие короткие сроки. Исследователи даже начали ставить под вопрос тот факт, что Пири действительно достиг Северного полюса, обвиняя его то в фальсификации, то в ошибке расчетов. Положить конец этим спорам решил английский путешественник Томас Эйвери. Для чистоты эксперимента он решил воспроизвести условия знаменитого путешествия максимально точно: собаки, вошедшие в группу, тоже были эскимосскими лайками, деревянные сани и лыжи были выполнены по чертежам Пири, а все вспомогательное оборудование соответствовало 1909 году. Группа из 5 человек и 16 собак отправилась в путь 21 марта 2005 года. Главной неожиданностью стало сопротивление природы: из-за глобального потепления за сто лет рельеф сильно изменился, а с началом апреля в силу вступила полярная весна, интенсивность которой сильно отличалась от описанной Пири. Северный Ледовитый океан буквально оживал на глазах, дрейфующие льдины и неожиданно возникающие проталины несколько раз чуть не стоили жизни людям и собакам. Несмотря на все трудности, 26 апреля экспедиция Эйвери без потерь вышла к Северному полюсу, потратив не поход 36 дней и 22 часа, то есть формально даже меньше, чем Пири. Впрочем, если учитывать, что Эйвери не пришлось простаивать 5 дней, его результат все же оказывается вторым. Но главное — недалеко от Северного полюса группе удалось отыскать артефакты, принадлежавшие экспедиции 1909 года. Для большинства скептиков это стало доказательством того, что Пири все-таки дошел до полюса, однако, конечно, остались и те, кто считает, что вещи могли быть перемещены дрейфующими льдинами.

Томас Эйвери Грустная правда состоит в том, что из-за разрушительного воздействия, которое оказывают изменения климата на хрупкий арктический лед, мы можем оказаться последними людьми, которым вообще удалось добраться до Северного полюса пешком


1945 год 2013 год  

1 человек 8 недель 30 км в день

Фото: Michal Iwanowski

Фото: Michal Iwanowski

 

18 июля 1944 года польские партизаны Толек и Виктор Ивановски были арестованы при освобождении территории Литвы и разоружении виленских партизан. Красной армии они сдались добровольно — в обмен на обещание присоединить их к польскому отряду, однако вместо этого их передали органам НКВД и отправили сначала в лагерь для военнопленных в Мядининкай, а затем под Калугу. 15 августа 1945 года братья сбежали из лагеря, дойдя за три с половиной месяца по самодельному компасу сначала до Гомеля, затем до Вильнюса и до Варшавы, пока не воссоединились с семьей во Вроцлаве. Спустя много лет Виктор в подробностях описал путешествие в мемуарах — именно они подтолкнули внука Толека, фотографа Михаля Ивановски, повторить маршрут дедов. Взяв из семейного архива карту, на которой братья отметили, как они шли, компас, палатку и немного запасов (у братьев перед побегом были в распоряжении спички, табак, соль, сухари и несколько банок консервов), в начале сентября 2013 года Михаль отправился пешком из Калуги в путь длиною в 2200 км. Оказалось, что местность так мало изменилась, что некоторые фрагменты мемуаров описывают ее с фотографической точностью: выйдя к железнодорожному мосту, на котором почти 70 лет назад братья наткнулись на часовых, ранивших Толека выстрелом в плечо, Михаль узнал его без сверки с картой. Самым тяжелым испытанием оказался холод: добравшись до Литвы, Михаль попал в 15-градусный мороз. Телефоном, взятым на экстренный случай, Михаль ни разу не воспользовался, несмотря на то что один раз его по пояс затянуло в болото, а в другой, пробираясь в темноте к опушке леса, он свалился в глубокую канаву. Так как маршрут проходил преимущественно по лесу, Михаль крайне редко встречался с людьми, в основном когда делал вылазки в сельские магазины, чтобы пополнить запасы. И все же избежать внимания представителей правопорядка ему не удалось. В Беларуси он дважды наткнулся на полицейских, которые долго проверяли его документы и допрашивали, не понимая целей похода. До Вроцлава Михаль добрался через восемь недель — почти в два раза быстрее своего деда.

Михаль Ивановски Пейзаж день ото дня не менялся, через какое-то время я впал в гипнотическое состояние. Интересно, эти деревья, дороги и камни выглядели так же во времена моего деда?


1947 год 2015 год  

2 плота 14 человек 129 дней 8334 км

Фото: Reuters

 

В 2014 году были опубликованы результаты расширенного анализа ДНК, которые показали, что жители островов Полинезии контактировали с коренными американцами еще до прибытия европейцев — c XIV-XV веков. Это подтверждало догадку Тура Хейердала, что Тихий океан не был преградой для местного населения, а использовался для передвижения и миграции. Норвежский мореплаватель и журналист Торгейр Хиграфф решил, что новое подтверждение теории легендарного археолога — отличный повод повторить и само плавание, причем на этот раз стоит не только дойти до берегов тропической Полинезии, но и вернуться таким же способом назад в Перу — и сделать это не на одном бальсовом плоту, а на двух. Группа из 14 человек отплыла от берегов Перу 7 ноября 2015 года. Помимо запасов воды, сушеных овощей и вяленого мяса на плотах разместили почти тонну научно-исследовательского оборудования — на пути следования экспедиции располагалось Большое тихоокеанское мусорное пятно, и морские биологи решили изучить его влияние на местную фауну в память о первом в истории науки обнаружении живой змеиной макрели экспедицией Тура Хейердала. Спустя 43 дня посла начала пути два плота достигли острова Пасхи, успешно повторив путь Хейердала. Здесь экспедиция устроила двухнедельный перерыв, чтобы пополнить запасы и встретить Новый год, а 6 января отправилась в обратный путь, который неожиданно оказался сложным. Атипичные ветра гнали плот не в том направлении, запасы провизии неумолимо таяли, а расчет на то, что их можно будет пополнять за счет рыбалки, не оправдался — рыба клевала неохотно и один раз пришлось ждать улова 20 дней. К тому же после двух месяцев путешествия бревна плотов начали расползаться — сквозь волокна скрепляющих их веревок проросли зеленые водоросли. 16 марта 2016 года, находясь в 2300 км от побережья Чили, экспедиция израсходовала последние запасы пресной воды и вынуждена была подать сигнал бедствия. После 8334 км и 115 дней в море команда была эвакуирована ближайшим судном.

Торгейр Хиграфф В 2002 году, после смерти Тура Хейердала, я понял, что хочу организовать свою экспедицию на бальсовых плотах. Еще мне не давала покоя идея путешествия с запада на восток. И я организовал "Кон-Тики — 2"


Тур Хейердал – биография, фото, личная жизнь, путешествия, книги

Биография

Колумб ХХ века – так называют норвежского путешественника, археолога, историка и писателя Тура Хейердала. В 1999 году земляки признали его самым знаменитым норвежцем прошлого столетия, ведь больше никому из соотечественников не удалось получить 11 почетных степеней европейских и американских университетов.

Археолог Тур Хейердал

Книги великого практика экспериментальной археологии послужили источником вдохновения для поколений юных мечтателей, а документальный фильм Хейердала «Кон-Тики» получил «Оскар». Знаменитый путешественник побывал во всех уголках земного шара и путем экспериментов доказал, что океаны не разъединяют, а соединяют людей.

Детство и юность

Родился будущий исследователь континентов и океанов на юге Норвегии, в коммуне Ларвик. Глава семьи варил пиво на собственной маленькой пивоварне, а мама, поклонница учения Чарльза Дарвина, работала в музее антропологии. Именно она пробудила в сыне интерес к исследованию мира во всем его многообразии.

Тур Хейердал в молодости

Парень с удовольствием погрузился в премудрости зоологии и даже открыл собственный «зоомузей» в комнатке, которую отец отвел сыну на пивоварне. Главным экспонатом музея стала гадюка. Зато водная стихия будущему мореплавателю внушала страх: в детстве и юности Тур Хейердал дважды взглянул в глаза смерти, едва не утонув.

Позже путешественник признался, что в 17 лет даже мысль о том, что он окажется в бушующем океане на самодельном судне, привела бы его в неописуемый ужас. Но в 22 Хейердал победил страх: упав в бурную реку, он выбрался на сушу и почувствовал, что преодолел стихию.

Тур Хейердал

В 1933 году 19-летний юноша стал студентом старейшего университета страны, расположившегося в столице. Как и планировал, поступил на естественно-географический факультет, где с головой погрузился в увлекательный мир науки.

Путешествия

Окончив 7 университетских семестров, Тур Хейердал сошелся с двумя немецкими учеными-зоологами. Кристина Бонневи и Эльмар Брок разработали проект, позволявший исследовать фауну удаленных полинезийских островов. Цель проекта – выяснить, как на острове очутились материковые виды животных.

Путешественник Тур Хейердал

Хейердал, грезивший путешествиями и исследованием неизведанных земель, давно подготовился к поездке. В университете он сблизился с норвежским ученым и путешественником, прожившим несколько лет на островах Полинезии. Бьерн Крепелин вошел в доверие таитянских вождей и вывез на материк богатую коллекцию предметов обихода островного племени.

Любознательному Туру Хейердалу исследователь позволил пользоваться библиотекой, из которой молодой ученый почерпнул знания о жизни на таинственных островах. Дружба с Крепелином, а позже с профессорами из Берлина дала базу, от которой Хейердал оттолкнулся в научных поисках.

В 1937-м ученый с молодой супругой Лив отбыл на Маркизские острова. Маршрут молодоженов пролег в Марсель, оттуда через Атлантический океан и Панамский канал пара переправилась в воды Тихого океана и добралась до конечной цели – Таити.

На острове молодожены поселились в доме вождя, которому белокожий и голубоглазый 23-летний Тур так пришелся по душе, что глава туземного племени усыновил его, дав имя Голубое небо.

Тур с женой постигали науку выживания без благ цивилизации, пользуясь тем, что дала природа. Изучали островную флору и фауну. Спустя год исследователь описал «таитянскую» главу биографии в первой книге, названной «В поисках рая».

Тур Хейердал и его жена на острове Фату-Хива

В конце 1940-х Тур Хейердал отправился вдоль берегов Британской Колумбии, чтобы получше изучить индейское население. Но Вторая мировая война прервала занятия ученого, посчитавшего долгом влиться в ряды армии.

В Британии Хейердал выучился на радиста и вместе с союзнической армией освобождал страну от нацистов. За проявленную храбрость удостоился награды, а полученная специальность пригодилась в путешествиях, которые ученый продолжил после войны.

В 1946-м Тур Хейердал, проанализировав материалы и наблюдения довоенной экспедиции, выдвинул смелую гипотезу о заселении Полинезии людьми из Америки, а не юго-востока Азии, как до этого считали историки. С ученым не согласились многие коллеги, и он, дабы доказать правоту, собрал экспедицию. Желание отправиться в путешествие с норвежцем выразили четверо соотечественников и один швед.

Плот Тура Хейердала «Кон-Тики»

В Перу участники экспедиции смастерили плот, назвав его «Кон-Тики», и пустились по волнам Тихого океана. Спустя 101 день плот причалил к скалам островов Туамоту.

Таким образом ученый доказал, что на самодельном плоту с парусами, учитывая попутное течение, можно переплыть океан и причалить к островам Полинезии. Так по его теории делали предки полинезийцев, об этом говорилось в летописях испанских конкистадоров.

Наблюдения и приключения экспедиции Тур Хейердал описал во второй книге, ставшей бестселлером – «Путешествие на «Кон-Тики». Увлекательное и познавательное сочинение перевели на 66 языков, а документальный фильм о мореплавателях в 1952 году получил «Оскар». Ленту снял сам Хейердал.

В середине 1950-х ученый отправился исследовать остров Пасхи и по результатам путешествия написал новый бестселлер, назвав его «Аку-Аку. Тайна острова Пасхи». Как и вся литература, вышедшая из-под пера норвежского ученого, книга получила горячий отклик читателей во всем мире.

В путешествии Тур Хейердал заинтересовался лодками из тростника. В 1969 году исследователь нанял корабелов с озера Чад. Строители, основываясь на макетах и рисунках древнеегипетских суден, сконструировали судно из тростникового папируса, который раздобыли на эфиопском озере.

Лодку, которой команда дала название «Ра», спустили на воду у берегов Марокко. Но она продержалась на волнах Атлантики несколько недель и разломалась. Команда оставила «Ра».

Юрий Сенкевич и Тур Хейердал

В 1970-м Тур Хейердал с врачом и путешественником из России Юрием Сенкевичем и пятью другими коллегами со всех континентов погрузились на «Ра-II», построенную с учетом прежних ошибок боливийскими мастерами. Члены экспедиции достигли цели – острова Барбадос. Хейердал доказал, что древнеегипетские мореплаватели, используя паруса и Канарское течение, могли преодолеть океан и причалить к берегам Америки. И в первой, неудачной, и во второй, увенчавшейся успехом, экспедициях участвовал Сенкевич.

Тур Хейердал и его лодка «Ра»

Весной 1978 года путешественники сожгли еще пригодный к путешествиям «Тигрис», протестуя против войны. Тур Хейердал обратился с письмом к возглавлявшему ООН Курту Вальдхайму и ко всем людям доброй воли, призывая подумать о судьбе цивилизации, которая может сгореть и пойти ко дну, как «Тигрис».

В 1983-84 годах норвежец исследовал курганы, ранее обнаруженные на Мальдивах, и нашел фундаменты и дворы, «смотревшие» на восток, а также исполинские каменные фигуры древних мореплавателей. Все увиденное изложил в книге «Мальдивская загадка».

В начале 1990-х ученый отправился на Тенерифе и осмотрел пирамиды Гуимар. Хейердал первым догадался, что это культовые строения, а не случайные нагромождения камней, как думали современники. В 1993-м Тур Хейердал раскопал на Канарах возвышения и нашел пирамиды, построенные в 15-м веке истребленными испанцами племенами гуанчей.

Тур Хейердал

В начале 2000-х путешественник отправился в Россию, намереваясь найти доказательства того, что норвежцы прибыли на территории, которые сейчас занимают, с Азовского побережья. Ученый проанализировал увиденное и описал в сочинении «В поисках Одина. По следам нашего прошлого».

Побывал неутомимый и любознательный норвежец и на Кавказе, провел раскопки на Дону. Он выдвинул теорию о переселении степных племен из Приазовья в Скандинавию, чем навлек поток критики историков и географов, назвавших исследователя псевдоученым. Но обоснованно опровергнуть версию Хейердала не смог никто.

Личная жизнь

Первой супругой исследователя была экономист по образованию Лив Кушерон-Торп. С девушкой Тур Хейердал встретился в университете. С Лив он отправился в первое путешествия, проведя медовый месяц в доме вождя на Таити. Потом молодожены перебрались на один из Маркизских островов, где прожили год вдали от достижений цивилизации.

Тур Хейердал и его первая жена Лив Кушерон-Торп

Война и последовавшее затяжное путешествие на «Кон-Тики» отдалили супругов. Знакомство с красавицей Ивонн Дедекам-Симонсен поставило точку в предыдущем браке, где остались двое сыновей Тур и Бьерн.

Тур Хейердал и его вторая жена Ивонн Дедекам-Симонсен

Тур Хейердал вторично женился. Ивонн подарила мужу трех дочерей. Женщина сопровождала супруга в самых рискованных экспедициях и наводила порядок в двух домах Хейердала – в Осло и Италии.

Тур Хейердал и его третья жена Жаклин Бир

В конце 1960-х путешественник расстался с Ивонн. Третий брак случился в 1991 году, когда Хейердалу исполнилось 77. Француженка Жаклин Бир, бывшая победительница конкурса красоты, вышла замуж за Тура и прожила с ним до конца жизни. Поначалу пара обитала на итальянской Ривьере, потом супруги перебрались на Тенерифе.

Смерть

Тур Хейердал скончался весной 2001 года. 87-летний ученый умер от опухоли мозга в Италии, в живописном имении в городке Алассио. Рядом с ним до конца были дети и любимая Жаклин. За месяц до смерти Хейердал отказался от лекарств и еды.

Могила Тура Хейердала

Похоронили знаменитого путешественника в итальянском имении. Памятник Туру Хейердалу благодарные соотечественники воздвигли при жизни.

В 2006-м по пути «Кон-Тики» прошла экспедиция «Тангароа» (название небесного божества полинезийцев) из шести человек, среди которых оказался внук ученого Улав Хейердал.

Библиография

  • 1938 — «В поисках рая»
  • 1948 — «Путешествие на «Кон-Тики»»
  • 1952 — «Приключения одной теории»
  • 1957 — «Аку-Аку. Тайна острова Пасхи»
  • 1970 — «Ра»
  • 1974 — «Фату-Хива. Возврат к природе»
  • 1975 — «Искусство острова Пасхи»
  • 1978 — «Древний человек и океан»
  • 1979 — «Экспедиция «Тигрис»
  • 1986 — «Мальдивская загадка»
  • 1989 — «Остров Пасхи: разгаданная тайна»
  • 1992 — «Уязвимый океан»
  • 1998 — «По следам Адама»
  • 2001 — «В погоне за Одином. По следам нашего прошлого»

Открытия

  • Хейердал доказал возможность контактов между цивилизациями Средиземноморья и Южной Америки
  • Тур Хейердал выдвинул гипотезу, что Полинезия была заселена из Америки, а не из Юго-Восточной Азии
  • Доказал возможность пересечения Тихого океана в западном направлении из центральной части Южной Америки
  • Тур Хейердал нашел часть пресловутого золота инков
  • Путешественник обнаружил заброшенные пирамиды Гуимар на острове Тенерифе, выразив мнение об астрономической ориентации сооружений
  • Доказал невозможность сбережения кокосовых орехов в морской воде, а значит, и невозможность случайного занесения (посредством течений) кокосовых пальм из Южной Америки на острова Полинезии. Семена перевезли люди
  • Доказал существование торговых связей между Индской цивилизацией и Месопотамией

Через какой океан плыл тур хейердал. Тур хейердал

РАССКАЗ О ТУРЕ ХЕЙЕРДАЛЕ

Томан И.Б.

Знаменитый норвежский путешественник Тур Хейердал (1914-2002) жил в ХХ веке, когда, казалось бы, на земле не осталось места, куда бы не ступала нога человека. И все же его открытия не менее впечатляющи, нежели открытия мореплавателей прошлых эпох, ибо странствовал он не столько в пространстве, сколько во времени, и в его глубинах он обнаружил такие миры, о существовании которых никто не догадывался.

Главная идея, вдохновлявшая Тура Хейердала всю его долгую жизнь, состояла в том, чтобы доказать высокий уровень культуры народов, которых самодовольные европейцы привыкли считать «примитивными». Он хотел доказать, что их история не менее древняя и не менее богатая событиями и достижениями в области духовной и материальной жизни, нежели европейская культура.

С 1937 года Тур Хейердал изучал происхождение населения Полинезии и выдвинул смелую гипотезу о том, что эти острова заселены выходцами из Южной Америки. Для ее доказательства в 1947 году он вместе с пятью спутниками совершил плавание на плоту «Кон-Тики», построенном по образцу древнеперуанских плотов.

Кон-Тики (то есть Солнце — Тики) – это имя легендарного божественного вождя одного из исчезнувших народов Южной Америки, о котором рассказывали инки. Изгнанные врагами со своей земли, они уплыли в неизвестном направлении, и более о них никто не слышал. Лишь величественные руины в районе озера Титикака напоминали об этой некогда великой исчезнувшей цивилизации. Но действительно ли она исчезла бесследно? В Полинезии Тур Хейердал, беседуя с местными жителями, узнал, что их предки давным-давно приплыли сюда из-за океана, а также то, что первопредка и верховного вождя полинезийцев звали Тики, то есть так же, как легендарного вождя таинственных обитателей Южной Америки. Нашел он и другие свидетельства родства двух народов: в частности, скульптуры, изображавшие богов имели немало общего. Однако собранные факты вступали в противоречие с одним, казалось бы, бесспорным аргументом: древние народы не могли переплыть океан на своих утлых плотах. Это считалось аксиомой, и ее-то Тур Хейердал и поставил под сомнение. Древние народы, считал он, являлись отважными мореплавателями, и их возможности были гораздо большими, чем это традиционно считали европейцы.

Экспедиция преодолела путь от Кальяно (Перу) до островов Туамоту (Полинезия), используя систему морских течений и ветров, господствующих в этом районе Тихого океана. Так, перевоплотившись в человека далекой эпохи, Тур Хейердал доказал истинность своей теории. Свое путешествие он описал во всемирно известной книге «Путешествие на Кон-Тики». Вскоре после своего выхода в свет она была переведена на русский язык и несколько раз издавалась в нашей стране огромными тиражами. Особенной популярностью пользовалась она среди подростков, которые благодаря ей узнали не только историю и культуру далеких экзотических стран, но и, в той или иной степени, обрели ряд важных жизненных ориентиров. И действительно: книга Тура Хейердала имеет не только образовательное и познавательное, но и воспитательное значение. Она учит целеустремленнос ти и настойчивости, хладнокровному отношению к лишениям и невзгодам, но, самое главное, она показывает самоценность культуры каждой эпохи и каждого народа. Мир бесконечно многообразен и прекрасен, и его красота открыта для каждого, кто освободится от предрассудков и априорных суждений и откроет свое сердце новому и неизведанному.

И еще: книга «Путешествие на Кон-Тики», несмотря на скрупулезное описание экспедиции и подготовки к ней, различных научных теорий и собственных изысканий, исполнена истинной поэзии. Об этом свидетельствует хотя бы такой отрывок: «Угольно-черные волны вздымались со всех сторон, над нами сияли мириады звезд. Мир был прост — звезды и ночь. Внезапно стало совершенно безразлично, был ли это 1947 год нашей эры или до нее. Вы жили и чувствовали жизнь с обостренной яркостью. Казалось, небольшой, но неизмеримо богатый мир, центром которого был плот, существовал с начала времен и будет существовать до бесконечности. Мы поняли, что жизнь была для людей полной задолго до нашего века техники, она была для них во многих отношениях даже полнее и богаче, чем жизнь современного человека. Время и эволюция перестали для нас существовать. Все это было реальным и что имело значение всегда, существовало и будет существовать. Мы чувствовали себя в самих недрах истории, вокруг нас царили беспросветная тьма и мириады звезд».

В 1953 году Тур Хейердал возглавил археологическую экспедицию на Галапагос кие острова и открыл там следы древней цивилизации. В 1955-1956 гг. он провел археологические исследования на островах Пасхи, Рапа-Ити и Маркизских и выяснил, что они были заселены еще в IV веке.

В 1960-е годы великий путешественник увлекся историей мореплавания в Древнем Египте и опять в своих исследованиях прибег к уже испытанному методу. Для подтверждения новых теорий он искал не только исторические источники; он перевоплощался в древнего человека, сливался душой и телом с теми, кого хотел познать, и доказывал вновь и вновь, что возможности человека, в какую бы он эпоху ни жил и к какому бы народу ни принадлежал, воистину безграничны. В 1969 году Тур Хейердал предпринял не вполне удачную попытку пересечь Атлантический океан на папирусной лодке «Ра», названной в честь древнеегипетског о бога солнца, однако в следующем году он все же осуществил свой замысел. На такой же лодке «Ра-2» он преодолел расстояние от Марокко до Америки.

В 1977 году Тур Хейердал возглавил экспедицию в Индийский океан на тростниковой лодке «Тигрис». В письме, направленном в Организацию Объединенных Наций, путешественники писали: «Мы предприняли путешествие в прошлое, чтобы изучить мореходные качества судна, построенного по древнешумерским образцам. Но это было также путешествие в будущее, с целью показать, что люди, стремящиеся к общему выживанию, могут мирно сосуществовать даже на самом тесном пространстве. Нас одиннадцать человек, представляющих страны с разными политическими системами. Вместе мы прошли на маленьком судне-плоте из хрупких стеблей и веревок более шести тысяч километров. В стесненных условиях, в полном взаимопонимании и дружбе, плечом к плечу мы боролись со штормами и штилями, постоянно сохраняя верность идеалу ООН: сотрудничество во имя совместного выживания».

К сожалению, мирное сосуществование людей разных национальностей и убеждений на маленькой лодке не отражало ситуацию в мире. Ряд стран чинил экипажу всевозможные препятствия, многие порты оказались закрыты для него, иногда путешественников сопровождал эскорт военных кораблей и самолетов. В результате экипаж принял решение путешествие прекратить, а лодку сжечь.

Участником экспедиций на «Ра» и «Ра-2» и на «Тигрисе» был наш соотечественник, ведущий телепередачи «Клуб кинопутешественн иков» Юрий Александрович Сенкевич (1937-2003). В то время он являлся сотрудником Института медико-биологиче ских проблем, занимался вопросами космической медицины и участвовал в экспедициях в качестве врача.

Норвежцы чтут память своего великого соотечественника. В Осло, на полуострове Бигдеюле, находится музей Тура Хейердала, главными экспонатами которого являются плот «Кон-Тики» и папирусная ладья «Ра-2», а также гигантская статуя с острова Пасхи. Рядом – Музей мореплавания и музей знаменитого норвежского полярного исследователя Фритьофа Нансена (1861-1930), а чуть подальше – музей корабля викингов. Таким образом, Тур Хейердал предстает как продолжатель вековых традиций норвежских мореплавателей.

Открытия Тура Хейердала сыграли немалую роль в развитии экстремального туризма. Благодаря его путешествиям ранее малоизвестные земли начинают притягивать многих поклонников активного отдыха и ярких впечатлений. Впрочем, не только открытия и странствия, но и сама личность Тура Хейердала оказала и продолжает оказывать влияние на современников и потомков.


Имя: Тур Хейердал (Thor Heyerdahl)

Возраст: 87 лет

Место рождения: Ларвик, Вестфолл, Норвегия

Место смерти: Aлассио, Лигурия, Италия

Деятельность: норвежский археолог, путешественник и писатель

Семейное положение: был женат на Жаклин Бир

Тур Хейердал - биография

О возникновении великих цивилизаций ученый мир не перестанет спорить никогда, так как часто одна теория опровергает другую. Тур Хейердал предпочитал не спорить, а действовать. По древним «инструкциям» он строил судно и плыл на нем тысячи миль по океану. Если достигал нужного берега, теория считалась доказанной.

Тур Хейердал - учеба

Оканчивая школу, юный Тур уже определил свое будущее - он будет зоологом. Мать мальчика работала в антропологическом музее, а сам он собрал дома мини-зоопарк, с гадюкой в качестве главного «экспоната». Поступление в 1933 году на естественно-географический факультет университета Осло стало логическим продолжением его мечты...

Тур Хейердал - на тропических островах

Уже заканчивая обучение, студент Хейердал отправился к отдаленным островам Полинезии. Там он надеялся выяснить происхождение отдельных видов фауны. С ним была его молодая жена Лив. Миновав Таити, супруги высадились на необитаемом острове Фату-Хива. Он напомнил им Эдемский сад, в котором они чувствовали себя Адамом и Евой. Вот только соседние острова были населены туземцами-каннибалами, и Тур не расставался с ружьем.

Впрочем, беда пришла не от дикарей, а от тропической инфекции. Ноги супругов покрылись язвами, и пара была вынуждена обратиться за медицинской помощью на острове Хива-Оа. Здесь Хейердал встретил соотечественника Хенри Ли, и тот поведал ему о каменных статуях в местных джунглях. Откуда они там взялись, не знал никто. Также Ли сообщил, что аналогичные статуи есть в Колумбии, на 7 тысяч (!) километров западнее.

Тур был заинтригован: как такое могло получиться? Самое логичное объяснение -люди из Южной Америки просто приплыли на Маркизские острова. Укрепило догадку то, что одного из идолов островитяне звали Тики, как и бога инков. Но ученый мир счел гипотезу полным бредом. Ну не могли дикари построить судно, способное пересечь океан! В поисках доказательств своей теории 25-летний Хейердал приехал в Британскую Колумбию (Канада).

Он рассчитывал найти у местных индейцев предания о мореплавателях. Однако, объехав весь запад Канады, так и не услышал ни одной легенды об индейцах-моряках. Зато узнал нечто другое, и вскоре представил на суд общественности статью о контактах народов тихоокеанских островов и американских индейцев. В ней норвежец обосновал свой вывод, что предки полинезийцев прибыли именно с севера, через Гавайи.

Там же, в Канаде, Хейердала застала Вторая мировая война. Будучи патриотом, Тур записался в армию союзников и попал в диверсионную радиошколу в Британии. В составе морского конвоя его подразделение перевели в Мурманск, откуда бойцы должны были отправиться в норвежский Киркенес.

Изучив документы Хейердала, офицер НКВД удивился: на плечах бойца, который в списках значился как сержант, красовались лейтенантские звезды. Непорядок! Не слушая объяснений, «особист» отправил подозрительного блондина обратно в Лондон. А подразделение, в котором служил Тур, было уничтожено фашистами во время первого же задания... Впоследствии исследователь мысленно благодарил дотошного русского, невольно спасшего ему жизнь.

После войны Хейердал приехал в Нью-Йорк, где презентовал свою работу о переселении американских индейцев на острова Полинезии. Как он и предвидел, никто из академиков его статью вниманием не удостоил. Правда, кто-то посоветовал доказать собственным примером возможность такого путешествия. Учитывая, что Хейердал, чудом не утонув в детстве, панически боялся воды, он должен был отказаться. Вместо этого Тур стал готовиться к плаванию.

28 апреля 1947 года Хейердал с пятью соратниками отбыл на плоту из перуанского порта Кальяо и взял курс на Полинезию. Плот состоял из бревен бальсового дерева и назывался «Кон-Тики» - по имени героя полинезийских сказаний. Конструкция была идентична тем, что строили в древности. Через 101 день изнуряющего плавания, преодолев 4300 морских миль, путешественники добрались до островов Туамоту. Теория, которую никто не принимал всерьез, была доказана.

Кто-то из академиков попытался обесценить достижение Тура, заявив, что и до него было известно о переселении предков полинезийцев из Азии. Но именно Тур доказал, что перед этим они побывали в Америке, находящейся в тысячах миль восточнее. Уже в XXI веке был проведен анализ ДНК полинезийцев и южноамериканских индейцев, показавший высокую степень родства этих этногрупп.

Новую экспедицию исследователь организовал на остров Пасхи. Здесь его интересовали знаменитые идолы. Кто и зачем поставил здесь эти громоздкие скульптуры? И хотя Тур не дал полного ответа на этот вопрос, зато выяснил, что каменные головы - продолжение тел, закопанных в земле. Кроме того, он нашел ранее не известных идолов и развалины зданий, сильно напоминавших доинкские конструкции в Южной Америке...


Разменяв полувековой юбилей, Хейердал по-прежнему не мыслил себя вне науки. В результате долгих размышлений он пришел к очередному сенсационному выводу: древние индейцы и египтяне плавали друг к другу в гости! И вновь решил проделать путь на судне из древней эпохи.

Судно Тур заказал египетским мастерам. Они воссоздали его по старинным рисункам и чертежам из 12 тонн папируса. Хотя Египетский Институт папируса предупреждал, что в соленой воде стебли начнут распадаться, норвежец больше верил мастерам прошлого. Судно назвали «Ра», в честь египетского бога Солнца.

Для нового похода Хейердал набрал международную команду. Врачом экспедиции стал , будущий ведущий «Клуба путешественников». Весной 1969 года «Ра» под флагом ООН отчалил из порта Сафи в Марокко. За 8 недель судно прошло 5 тысяч километров, но до финиша не добралось: «Ра» в соленой воде, как и предупреждали ученые, начал разваливаться. От верной гибели экипаж спасла проплывавшая мимо яхта.

Хейердал не сдавался. Меньше чем через год с тем же экипажем и из той же точки вышла папирусная лодка «Ра-2». На этот раз судно строили специалисты из племени аймар с озера Титикака (Боливия). Через 57 дней «Ра-2», победив Атлантику, финишировала у острова Барбадос. Хейердал оказался прав.


Вскоре Тур решил, что Египет имел связи не только с Америкой, но и с Индией. Для проверки этого предположения он заказал у мастеров из Ирака тростниковый корабль «Тигрис» - точную копию древнешумерского судна. Выйдя из иракского порта Шатт-эль-Араб, «Тигрис» пересек Персидский залив, вышел в Индийский океан и подошел к устью Инда в Пакистане. Теория вновь была подтверждена практикой. 5-месячное плавание «Тигриса» завершилось 3 апреля 1978 года в Джибути: в знак протеста против войны между Эфиопией и Сомали экипаж сжег судно.

Последняя догадка Хейердала

Весной 2001-го 87-летний Тур Хейердал прилетел в Ростов-на-Дону. То было не праздное путешествие: он хотел найти доказательства своей теории, что предками скандинавов были удины, одно из этнических меньшинств Азербайджана. От них, по мнению исследователя, происходит и имя высшего божества викингов -Одина. Ученый считал, что они шли на север именно через придонские степи.

В этот раз доказать свою правоту он не успел: был уже серьезно болен. Несмотря на это. Тур поражал окружающих своей работоспособностью. «Работал допоздна. Свет в его номере горел до двух часов ночи. А в полседьмого утра он был уже на ногах, - вспоминал переводчик Евгений Витковский. - Сначала прогуливался перед гостиницей, потом возвращался в номер - принимал холодный душ, делал зарядку, завтракал и шел на раскопки...»

Имя: Тур Хейердал (Thor Heyerdahl)

Возраст: 87 лет

Деятельность: археолог, путешественник, писатель

Семейное положение: был женат

Тур Хейердал: биография

ХХ века – так называют норвежского путешественника, археолога, историка и писателя Тура Хейердала. В 1999 году земляки признали его самым знаменитым норвежцем прошлого столетия, ведь больше никому из соотечественников не удалось получить 11 почетных степеней европейских и американских университетов.


Книги великого практика экспериментальной археологии послужили источником вдохновения для поколений юных мечтателей, а документальный фильм Хейердала «Кон-Тики» получил «Оскар». Знаменитый путешественник побывал во всех уголках земного шара и путем экспериментов доказал, что океаны не разъединяют, а соединяют людей.

Детство и юность

Родился будущий исследователь континентов и океанов на юге Норвегии, в коммуне Ларвик. Глава семьи варил пиво на собственной маленькой пивоварне, а мама, поклонница учения , работала в музее антропологии. Именно она пробудила в сыне интерес к исследованию мира во всем его многообразии.


Парень с удовольствием погрузился в премудрости зоологии и даже открыл собственный «зоомузей» в комнатке, которую отец отвел сыну на пивоварне. Главным экспонатом музея стала гадюка. Зато водная стихия будущему мореплавателю внушала страх: в детстве и юности Тур Хейердал дважды взглянул в глаза смерти, едва не утонув.

Позже путешественник признался, что в 17 лет даже мысль о том, что он окажется в бушующем океане на самодельном судне, привела бы его в неописуемый ужас. Но в 22 Хейердал победил страх: упав в бурную реку, он выбрался на сушу и почувствовал, что преодолел стихию.


В 1933 году 19-летний юноша стал студентом старейшего университета страны, расположившегося в столице. Как и планировал, поступил на естественно-географический факультет, где с головой погрузился в увлекательный мир науки.

Путешествия

Окончив 7 университетских семестров, Тур Хейердал сошелся с двумя немецкими учеными-зоологами. Кристина Бонневи и Эльмар Брок разработали проект, позволявший исследовать фауну удаленных полинезийских островов. Цель проекта – выяснить, как на острове очутились материковые виды животных.


Хейердал, грезивший путешествиями и исследованием неизведанных земель, давно подготовился к поездке. В университете он сблизился с норвежским ученым и путешественником, прожившим несколько лет на островах Полинезии. Бьерн Крепелин вошел в доверие таитянских вождей и вывез на материк богатую коллекцию предметов обихода островного племени.

Любознательному Туру Хейердалу исследователь позволил пользоваться библиотекой, из которой молодой ученый почерпнул знания о жизни на таинственных островах. Дружба с Крепелином, а позже с профессорами из Берлина дала базу, от которой Хейердал оттолкнулся в научных поисках.

В 1937-м ученый с молодой супругой Лив отбыл на Маркизские острова. Маршрут молодоженов пролег в Марсель, оттуда через Атлантический океан и Панамский канал пара переправилась в воды Тихого океана и добралась до конечной цели – Таити.

На острове молодожены поселились в доме вождя, которому белокожий и голубоглазый 23-летний Тур так пришелся по душе, что глава туземного племени усыновил его, дав имя Голубое небо.

Тур с женой постигали науку выживания без благ цивилизации, пользуясь тем, что дала природа. Изучали островную флору и фауну. Спустя год исследователь описал «таитянскую» главу биографии в первой книге, названной «В поисках рая».


В конце 1940-х Тур Хейердал отправился вдоль берегов Британской Колумбии, чтобы получше изучить индейское население. Но Вторая мировая война прервала занятия ученого, посчитавшего долгом влиться в ряды армии.

В Британии Хейердал выучился на радиста и вместе с союзнической армией освобождал страну от нацистов. За проявленную храбрость удостоился награды, а полученная специальность пригодилась в путешествиях, которые ученый продолжил после войны.

В 1946-м Тур Хейердал, проанализировав материалы и наблюдения довоенной экспедиции, выдвинул смелую гипотезу о заселении Полинезии людьми из Америки, а не юго-востока Азии, как до этого считали историки. С ученым не согласились многие коллеги, и он, дабы доказать правоту, собрал экспедицию. Желание отправиться в путешествие с норвежцем выразили четверо соотечественников и один швед.


В Перу участники экспедиции смастерили плот, назвав его «Кон-Тики», и пустились по волнам Тихого океана. Спустя 101 день плот причалил к скалам островов Туамоту.

Таким образом ученый доказал, что на самодельном плоту с парусами, учитывая попутное течение, можно переплыть океан и причалить к островам Полинезии. Так по его теории делали предки полинезийцев, об этом говорилось в летописях испанских конкистадоров.

Наблюдения и приключения экспедиции Тур Хейердал описал во второй книге, ставшей бестселлером – «Путешествие на «Кон-Тики». Увлекательное и познавательное сочинение перевели на 66 языков, а документальный фильм о мореплавателях в 1952 году получил «Оскар». Ленту снял сам Хейердал.

В середине 1950-х ученый отправился исследовать остров Пасхи и по результатам путешествия написал новый бестселлер, назвав его «Аку-Аку. Тайна острова Пасхи». Как и вся литература, вышедшая из-под пера норвежского ученого, книга получила горячий отклик читателей во всем мире.

В путешествии Тур Хейердал заинтересовался лодками из тростника. В 1969 году исследователь нанял корабелов с озера Чад. Строители, основываясь на макетах и рисунках древнеегипетских суден, сконструировали судно из тростникового папируса, который раздобыли на эфиопском озере.

Лодку, которой команда дала название «Ра», спустили на воду у берегов Марокко. Но она продержалась на волнах Атлантики несколько недель и разломалась. Команда оставила «Ра».


В 1970-м Тур Хейердал с врачом и путешественником из России и пятью другими коллегами со всех континентов погрузились на «Ра-II», построенную с учетом прежних ошибок боливийскими мастерами. Члены экспедиции достигли цели – острова Барбадос. Хейердал доказал, что древнеегипетские мореплаватели, используя паруса и Канарское течение, могли преодолеть океан и причалить к берегам Америки. И в первой, неудачной, и во второй, увенчавшейся успехом, экспедициях участвовал Сенкевич.


Весной 1978 года путешественники сожгли еще пригодный к путешествиям «Тигрис», протестуя против войны. Тур Хейердал обратился с письмом к возглавлявшему ООН Курту Вальдхайму и ко всем людям доброй воли, призывая подумать о судьбе цивилизации, которая может сгореть и пойти ко дну, как «Тигрис».

В 1983-84 годах норвежец исследовал курганы, ранее обнаруженные на Мальдивах, и нашел фундаменты и дворы, «смотревшие» на восток, а также исполинские каменные фигуры древних мореплавателей. Все увиденное изложил в книге «Мальдивская загадка».

В начале 1990-х ученый отправился на Тенерифе и осмотрел пирамиды Гуимар. Хейердал первым догадался, что это культовые строения, а не случайные нагромождения камней, как думали современники. В 1993-м Тур Хейердал раскопал на Канарах возвышения и нашел пирамиды, построенные в 15-м веке истребленными испанцами племенами гуанчей.


В начале 2000-х путешественник отправился в Россию, намереваясь найти доказательства того, что норвежцы прибыли на территории, которые сейчас занимают, с Азовского побережья. Ученый проанализировал увиденное и описал в сочинении «В поисках Одина. По следам нашего прошлого».

Побывал неутомимый и любознательный норвежец и на Кавказе, провел раскопки на Дону. Он выдвинул теорию о переселении степных племен из Приазовья в Скандинавию, чем навлек поток критики историков и географов, назвавших исследователя псевдоученым. Но обоснованно опровергнуть версию Хейердала не смог никто.

Личная жизнь

Первой супругой исследователя была экономист по образованию Лив Кушерон-Торп. С девушкой Тур Хейердал встретился в университете. С Лив он отправился в первое путешествия, проведя медовый месяц в доме вождя на Таити. Потом молодожены перебрались на один из Маркизских островов, где прожили год вдали от достижений цивилизации.


Война и последовавшее затяжное путешествие на «Кон-Тики» отдалили супругов. Знакомство с красавицей Ивонн Дедекам-Симонсен поставило точку в предыдущем браке, где остались двое сыновей Тур и Бьерн.


Тур Хейердал вторично женился. Ивонн подарила мужу трех дочерей. Женщина сопровождала супруга в самых рискованных экспедициях и наводила порядок в двух домах Хейердала – в Осло и Италии.


В конце 1960-х путешественник расстался с Ивонн. Третий брак случился в 1991 году, когда Хейердалу исполнилось 77. Француженка Жаклин Бир, бывшая победительница конкурса красоты, вышла замуж за Тура и прожила с ним до конца жизни. Поначалу пара обитала на итальянской Ривьере, потом супруги перебрались на Тенерифе.

Смерть

Тур Хейердал скончался весной 2001 года. 87-летний ученый умер от опухоли мозга в Италии, в живописном имении в городке Алассио. Рядом с ним до конца были дети и любимая Жаклин. За месяц до смерти Хейердал отказался от лекарств и еды.


Похоронили знаменитого путешественника в итальянском имении. Памятник Туру Хейердалу благодарные соотечественники воздвигли при жизни.

В 2006-м по пути «Кон-Тики» прошла экспедиция «Тангароа» (название небесного божества полинезийцев) из шести человек, среди которых оказался внук ученого Улав Хейердал.

Библиография

  • 1938 - «В поисках рая»
  • 1948 - «Путешествие на «Кон-Тики»»
  • 1952 - «Приключения одной теории»
  • 1957 - «Аку-Аку. Тайна острова Пасхи»
  • 1970 - «Ра»
  • 1974 - «Фату-Хива. Возврат к природе»
  • 1975 - «Искусство острова Пасхи»
  • 1978 - «Древний человек и океан»
  • 1979 - «Экспедиция «Тигрис»
  • 1986 - «Мальдивская загадка»
  • 1989 - «Остров Пасхи: разгаданная тайна»
  • 1992 - «Уязвимый океан»
  • 1998 - «По следам Адама»
  • 2001 - «В погоне за Одином. По следам нашего прошлого»

Открытия

  • Хейердал доказал возможность контактов между цивилизациями Средиземноморья и Южной Америки
  • Тур Хейердал выдвинул гипотезу, что Полинезия была заселена из Америки, а не из Юго-Восточной Азии
  • Доказал возможность пересечения Тихого океана в западном направлении из центральной части Южной Америки
  • Тур Хейердал нашел часть пресловутого золота инков
  • Путешественник обнаружил заброшенные пирамиды Гуимар на острове Тенерифе, выразив мнение об астрономической ориентации сооружений
  • Доказал невозможность сбережения кокосовых орехов в морской воде, а значит, и невозможность случайного занесения (посредством течений) кокосовых пальм из Южной Америки на острова Полинезии. Семена перевезли люди
  • Доказал существование торговых связей между Индской цивилизацией и Месопотамией

Тур Хейердал. Это имя знакомо всем. Самый известный путешественник и исследователь второй половины XX века. Великий человек, неутомимый искатель и романтик, гуманист и учёный. Норвежец по происхождению, Тур Хейердал всегда считал себя гражданином мира: «Человек остаётся человеком, будь он норвежец, полинезиец, американец, итальянец или русский, когда и где бы он ни жил - в каменном или атомном веке, под пальмами или у кромки ледника. Добро и зло, отвага и страх, ум и глупость не знают географических границ. Все мы, люди, должны стремиться к взаимопониманию, чтобы человечество могло выжить на нашей маленькой планете, исправить всё, что было испорчено в веках из-за недостатка знаний и уважения к ближнему».

Тур Хейердал родился 6 октября 1914 года в небольшом городке Ларвик на юге Норвегии. Он был единственным ребёнком богатой и уже немолодой четы. Правда, от предыдущих браков родители Тура имели в общей сложности семерых детей. Любовь к природе, как признавался путешественник, привила ему мать.

Университет в Осло, в который он поступил в 1933 году, чтобы по желанию родителей изучать зоологию, вызывал у него скуку, как и у Алисон - прелестной девушки, объекта воздыханий Тура. В один прекрасный день она отправила родителям письмо: «Дорогие мама и отец, я познакомилась с молодым человеком по имени Тур Хейердал. Он просил меня стать его женой, я ответила - „да". Вынуждена прервать свои занятия, поскольку уезжаю с ним на Маркизские острова в Тихом океане…»

Свадьба состоялась на рождество 1936 года, отъезд - вскоре после неё. Зоологический факультет Хейердал так и не закончил. Полсвета проплывает Тур с молодой женой (это путешествие финансировал Хейердал-старший - зажиточный пивовар), чтобы добраться до острова Фату-Хива в Тихом океане.

Зоологические изыскания 23-летнего студента были лишь официальным обоснованием поездки. На маленький остров Фату-Хива Хейердала привела романтическая мечта «расстаться с современностью, с цивилизацией, с культурой. Сделать прыжок на тысячи лет назад. Познать жизнь первобытного человека. Познать истинную жизнь во всей её простоте и полноте».

Вернувшись на родину, Хейердал приступает к изучению материалов по Полинезии и древним американским культурам. При первой же возможности Тур с женой отправляется в Северную Америку. Но здесь его застаёт Вторая мировая война.

Для Хейердала настали тяжкие дни. Чтобы содержать жену и сына, не имеющий специальности чужестранец вынужден был приняться за изнурительную и опасную для жизни работу. Он выдержал всё, вскоре даже начал преуспевать. Но оккупация родины фашистами не могла оставить равнодушным Хейердала. Он поступает в распоряжение норвежских вооружённых сил. В Англии молодой лейтенант прошёл спецподготовку парашютиста-диверсанта. С караваном союзнических кораблей Тур пришёл в Мурманск.

После войны Хейердал возобновляет прерванные войной научные исследования, разрабатывая свою теорию миграции примитивных народов через просторы Тихого океана.

Мировая слава пришла к Хейердалу в 1947 году, когда он на бальсовом плоту «Кон-Тики», названного в честь инкского бога солнца, перешёл Тихий океан от Перу до Полинезии. Тур доказал, что знаменитые статуи острова Пасхи созданы в глубокой древности представителями исчезнувшей культуры «мочика», изгнанными с родных мест воинственными инками, перебравшимися через Тихий океан.

Весь мир с затаённым дыханием следил за плаванием смельчаков на бальсовом плоту по бурным просторам Тихого океана. За сто один день «Кон-Тики» прошёл огромный путь - почти 5000 миль. Весть об удачном окончании рейса облетела весь мир: радио, телевидение, газетные полосы сообщили о счастливом завершении экспедиции, в успех которой никто не верил и которая до сих пор остаётся самой популярной, самой романтической и увлекательной.

Хейердал и его товарищи стали популярнейшими героями на всех пяти континентах, особенно среди молодёжи. Автор книги об известных путешествия на плотах Анджей Урбаньчик писал: «Необычайный успех его экспедиции объясняется в большой степени тем, что сам Хейердал обладает редким набором качеств: он отважен, смело идёт на риск, верит в удачу, сочетая при этом увлечённость романтика с трезвым научным подходом и способностями организатора. Однако и этого может оказаться недостаточно для торжества дела. Нужно ещё немного везения, а оно, похоже, неизменный спутник Хейердала».

Слава Хейердала облетела мир. Не было человека, который бы о нём не слышал. Он стал самым популярным норвежцем со времён Амундсена; кавалером многих орденов и лауреатом различных научных премий, в том числе международной премии за популяризацию науки, членом Нью-Йоркской академии наук, автором двух всемирно известных бестселлеров - «Путешествие на „Кон-Тики"» и «Аку-Аку».

Мальчишки плели свои камышовые «Ра», чтобы преодолеть на них какой-нибудь пруд. Появились конфеты «Кон-Тики», духи «Аку-Аку». Были выведены виноградные сорта с такими названиями. Хейердал получал письма со всех концов света.

«Я не искал славы, - говорил в интервью Тур Хейердал. - Но вот приходит время - на улице начинают показывать на тебя пальцами, в самолёте - требовать автографов. В любое время суток врываются к тебе репортёры и заставляют отвечать на невообразимые вопросы, о которых никогда в жизни не предполагал. Уже не принадлежишь самому себе. И хочется, очень хочется забраться куда-нибудь подальше и спокойно наконец поработать. Лодка в Атлантике - вот идеальное с этой точки зрения место… На самом деле факт, что имя моё известно многим, - это тройная ответственность за каждый свой поступок, за каждое слово, а это, знаете ли, помогает в деле».

Тур Хейердал объездил испанское, французское и итальянское побережья в поисках места, где он мог бы жить и откуда было удобнее планировать новые путешествия. В 1958 году он выбрал Колла-Микери, заброшенную лигурийскую деревушку с прекрасным видом на море. На итальянском побережье выросли две его дочери, Мариан и Анетта, а также сын Бьёрн.

В пятьдесят лет, имея полную возможность жить спокойно и в достатке, Тур Хейердал ещё раз доказал, что достоин удивления и восхищения. Он рискнул всем, чтобы предпринять новую экспедицию пересечь Атлантический океан на плоту из папирусного тростника. Хейердал решил доказать, что древние египтяне могли достигать побережья Южной Америки. Плот получил название «Ра» в честь бога Солнца у древних египтян.

Экипаж был интернациональный: американец Норман Бейкер, египтянин Жорж Сориал, итальянец Карло Маури. африканец из республики Чад Абдулла Джибрин, мексиканец Сантьяго Хеновес. Последним по списку был Юрий Сенкевич, врач из Советского Союза. Когда Хейердал обратился в Академию наук СССР с просьбой указать кандидата для участия в рискованной экспедиции, среди главных его требований были - наличие диплома врача и… чувства юмора. И Сенкевич полностью оправдал надежды легендарного путешественника. «Однажды в океане я решил попробовать московских сухарей, которые по моей просьбе взял с собой в экспедицию Юрий, - рассказывал Хейердал. - Только сунул сухарь в рот, раздался хруст: сломалась пластмассовая полукоронка. „Вот, пожалуйста, социалистический хлеб", - съязвил Сантьяго Хеновес. „Не хлеб социалистический, а зуб капиталистический", - ответил Юра. Мы все чуть со смеху не умерли. Более наглядной и весёлой политической дискуссии я не помню».

В 1969 году первый «Ра», связанный из нильского папируса, фактически потерпел крушение неподалёку от Антильских островов, команду пришлось эвакуировать. Хейердал на следующий год почти с той же командой и почти на такой же лодке (материал был, правда, взят уже с озера Титикака) триумфально доплыл до Барбадоса. Тростниковый плот пересёк Атлантический океан!

В Нью-Йорке Хейердала и экипаж «Ра» принял генеральный секретарь ООН. Он выразил своё восхищение мужеством мореплавателей и поблагодарил Тура Хейердала за экспедицию, организованную под знаком дружбы и взаимопонимания между людьми различных национальностей.

Авторитет Хейердала был бесспорен. И что не менее важно, он этим авторитетом не кичился. Юрий Сенкевич, дважды прошедший с Хейердалом Атлантику на «Ра», писал: «Тур искренне и глубоко любит себе подобных, ему действительно всё равно, араб ты или еврей, какого цвета твоя кожа и какому богу ты молишься. Искренняя доброта и отсутствие какой-либо агрессивности, честность и открытость - главные источники удивительного обаяния Тура Хейердала». Однажды норвежец ухитрился подружиться даже с безжалостными южноамериканскими мафиози. И, что особенно примечательно, в тех местах, где чужакам вообще появляться не рекомендовалось - даже с внушительной охраной.

В конце семидесятых Хейердал совершает тяжёлое плавание на тростниковой лодке «Тигрис», связавшее Индию с библейскими землями. В экспедиции участвовали представители девяти стран. «Мы показали, что в создании ранних цивилизаций земного шара древним жителям Двуречья, Индской долины и Египта, вероятно, помогали контакты на примитивных судах, которыми они располагали пять тысяч лет назад».

В 1988–1994 годах Хейердал проводил археологические раскопки на севере Перу, в местечке Тукуме. Он нашёл там целый комплекс пирамид. Раскопки показали, что древние жители Перу возвели их по технологии, сходной с той, которую применяли древние жители Двуречья шумеры, строя свои ступенчатые пирамиды. Фантастическая, загадочная связь между столь отдалёнными друг от друга точками Земли!..

Пирамиды не были разграблены, поскольку местные индейцы боялись этого места, обходили его стороной. Археологи раскопали множество удивительных изделий из золота, серебра, полудрагоценных камней… Там же Тур обнаружил подтверждение связи Перу и острова Пасхи, заселение которого, как он считал, поначалу шло из Южной Америки. Об этом говорили рельефы с изображением людей с птичьими клювами - людей-птиц, а с ними - изображение тростникового судна…

Остров Пасхи отдалён от материка - лететь до него пять часов - и ныне считается национальным парком. Посещают его в основном туристы. Постоянно на Пасхе живут около трёх тысяч человек. Местные жители считают Хейердала «отцом» своего острова. Пасхальцы всегда встречали Тура гирляндами цветов, с оркестром. Весь остров знал, что Хейердал - их современный аку-аку. Норвежцу удалось узнать у аборигенов такие сведения, каких не знал даже местный священник!

Хейердал получил письмо от немецкого туриста, в котором тот высказал на первый взгляд совершенно абсурдное предположение об искусственном происхождении некоторых холмов на острове Тенерифе (группа Канарских островов). И неугомонный Тур высадился на Канарских островах, где раскопал несколько тенерифских пирамид. Выяснилось, что их строили гуанчи - древний народ, истреблённый испанцами в XV веке.

На Тенерифе учёный жил со своей второй супругой Жаклин. Кстати, она, бывшая «Мисс Франция», актриса Голливуда, тоже стала археологом. Тур читал лекции и консультировал новые поколения исследователей, занимался своим Музеем связей древних цивилизаций. Он создал парк пирамид Гуймар, который сегодня привлекает тысячи туристов. Там же он написал несколько книг, в которых поставил острые вопросы о происхождении викингов.

В 2001 году 87-летний Хейердал перенёс сложную операцию на мозге в связи с тяжёлым онкологическим заболеванием. Но и после неё не сдался. По результатам исследований в районе российского Азова он написал книгу «В поисках Одина. По следам нашего прошлого». Хейердалу удалось косвенно подтвердить сведения о том, что скандинавский бог Один пришёл с берегов реки Тана (ныне река Дон) от народа, называвшегося «азами». Уже тогда он сообщил представителям прессы, что собирается повторить экспедицию на Азов. Не успел… Рак поразил почти весь мозг.

Когда Хейердал понял, что конец близок, попросил отправить его домой в Колла-Микери на берегу Лигурийского моря. Вечером 18 апреля 2002 года Тур скончался в окружении своей семьи.

«Норвегия потеряла соотечественника, который в последние пятьдесят лет был самым известным норвежцем в мире», - заявил премьер-министр Норвегии Хьель Магне Бунневик. Все хлопоты и расходы по похоронам правительство Страны викингов взяло на себя - последняя дань великому соотечественнику.

«Ра» и «Кон-Тики» - давно в мемориальных музеях в Осло. Вместе с «Фрамом» Нансена и кораблём Амундсена. Хейердал был по профессии антропологом, то есть изучал физические данные человека. Но человеческую душу, как утверждают все знавшие его, он знал не хуже. Не перечесть, скольким людям он сделал добро. И теперь имена трёх великих норвежцев XX века стоят рядом.

Биография

Ранние годы

Тур Хейердал родился в небольшом городке Ларвик на юге Норвегии в семье Тура и Алисон Люнг Хейердал. Отец владел пивоварней. Мать работала в антропологическом музее, и юный Тур довольно рано познакомился с дарвиновской теорией эволюции . С детских лет Хейердал интересовался зоологией . В доме, где Тур проживал в те годы, он создал небольшой музей, в котором главным экспонатом была гадюка .

В детстве Тур страшно боялся воды, потому что дважды чуть не утонул. Как он сам вспоминал впоследствии, если бы лет в 17 ему кто-нибудь сказал, что он будет плавать по океану на утлой лодчонке по нескольку месяцев, он счёл бы того человека безумным. Расстаться с этой боязнью он смог только в 22 года, когда, случайно упав в реку, нашёл в себе силы выплыть самостоятельно.

Как истинный патриот, он желал сражаться с врагом и, в конце концов перебравшись в США , завербовался в армию. После окончания диверсионной радиошколы в Англии Хейердала и его товарищей из так называемой «I Group» подготовили к заброске в оккупированную немецкой армией Норвегию . В звании лейтенанта он отправился на американском лайнере в составе конвоя в Мурманск . В конце похода конвой подвергся атаке немецких подводных лодок , которая была отбита с помощью советских кораблей . По прибытии в Киркенес группа Хейердала должна была поддерживать радиосвязь штаба норвежского отряда с Лондоном . Здесь его и застало окончание войны.

Экспедиция «Кон-Тики»

«Кон-Тики» продемонстрировал, что примитивный плот, используя течение Гумбольдта и попутный ветер, действительно мог относительно просто и безопасно переплыть Тихий океан в западном направлении. Благодаря системе килей и парусу плот доказал свою высокую манёвренность. Кроме того, между бальсовых брёвен в довольно большом количестве скапливалась рыба, а это позволяет предполагать, что древние мореплаватели могли использовать её для утоления жажды в отсутствие других источников пресной воды . Вдохновлённые плаванием «Кон-Тики », и другие повторили это путешествие на своих плотах. Книга Тура Хейердала «Кон-Тики» переведена на 66 языков мира. Документальный фильм об экспедиции, снятый Хейердалом во время плавания, получил в 1951 году премию «Оскар ».

Между тем, известны и прямые доказательства контактов между Южной Америкой и Полинезией : наиболее существенным представляется тот факт, что южноамериканский батат является основным пищевым продуктом почти во всей Полинезии . Опытным путём Хейердал доказал, что ни батат, ни кокос не могли достигнуть островов Полинезии «вплавь». По поводу лингвистического аргумента Хейердал приводил аналогию, согласно которой, он предпочитает полагать, что афроамериканцы произошли всё-таки из Африки , судя по цвету их кожи, а не из Англии , как можно было бы считать по их речи.

Об этих экспедициях была написана книга «Экспедиции на „Ра“» и создан документальный фильм.

«Сходство между ранними цивилизациями Египта и Мексики не ограничивается лишь пирамидами … И в Мексике, и в Египте существовала высокоразвитая система иероглифической письменности… Учёные отмечают сходство фресковой живописи в храмах и усыпальницах, схожие конструкции храмов с искусными мегалитическими колоннадами. Указывается на то, что при сооружении сводов из плит архитекторы по обе стороны Атлантики не знали искусства сооружения настоящей арки. Обращается внимание на существование циклопических по размеру каменных человеческих фигур, на удивительные астрономические познания и высокоразвитую календарную систему в Мексике и Египте. Учёные сопоставляют удивительную по совершенству практику трепанации человеческого черепа, характерную для культур древнего Средиземноморья, Мексики и Перу, а также указывают на схожий египетско-перуанский обычай мумификации. Эти и другие многочисленные свидетельства сходности культур, взятые вместе, могли бы подтвердить теорию о том, что однажды или неоднократно суда с берегов Средиземного моря пересекали Атлантический океан и принесли основы цивилизации аборигенам Мексики».

Помимо основных аспектов экспедиции, Хейердал намеренно подобрал экипаж, в котором собрал представителей разных рас , национальностей , религий и политических убеждений , с тем чтобы продемонстрировать, как на таком маленьком плавучем островке люди могут плодотворно сотрудничать и жить в мире. Кроме этого, экспедиция собрала образцы загрязнения океана и представила свой доклад в Организацию Объединённых Наций .

Экипаж «Ра»

Экипаж «Ра-II»

Лодка «Тигрис»

О последнем проекте Хейердала рассказывается в его книге «В поисках Одина . По следам нашего прошлого». Хейердалом были начаты раскопки в Азове , городе неподалёку от Азовского моря . Он пытался отыскать следы древней цивилизации Асгарда , соответствующие текстам «Саги об Инглингах », автором которой был Снорри Стурлусон . В этой саге говорится о том, что вождь по имени Один возглавил племя, называемое асами , и повёл его на север, через Саксонию на остров Фюн в Дании , и, наконец, обосновался в Швеции . Там, согласно тексту Снорри Стурлусона, он произвёл такое впечатление на местных жителей своими разнообразными познаниями, что они стали поклоняться ему после его смерти, как богу (см. также «Дом Инглингов», «Мифические короли Швеции »). Хейердал предположил, что история, поведанная в «Саге об Инглингах», основана на реальных фактах.

Последующие годы

Могила Тура Хейердала в Колла-Микери

В последующие годы Хейердал был занят многими экспедициями и археологическими проектами. Однако он остался наиболее известен своими морскими путешествиями на лодках и особенным вниманием к вопросам культурного диффузионизма .

В 1991 году 77-летний отец пятерых детей Хейердал в третий раз сочетался браком . Его избранницей стала бывшая Мисс Франции 1954 года Жаклин Бир, которая была моложе мужа на 18 лет. Много лет проживавший на итальянской Ривьере, Хейердал перебрался с супругой на Тенерифе.

Хейердал умер в возрасте 87 лет от опухоли головного мозга в имении Колла-Микери в итальянском городке Алассио , в окружении своей семьи - жены Жаклин, сыновей Бьёрна, Тура и дочерей Мариан и Беттины. На родине ему ещё при жизни был установлен памятник , а в его доме открыт музей . 18 января 2011 в состав ВМС Норвегии вошёл современный фрегат "Thor Heyerdahl" (F312), названный в честь великого путешественника.

Последователи

Экспедиции Хейердала были яркими событиями, а его героические путешествия на хрупких лодках поражали людское воображение. Несмотря на то что большинство его работ вызывали полемику в научных кругах, Хейердал, бесспорно, поднял общественный интерес к древней истории и достижениям различных культур и народов во всём мире. Он также показал, что дальние путешествия через океан были технически возможными для человека эпохи неолита. По сути дела, он был великим практиком экспериментальной археологии . Книги Хейердала служили источником вдохновения для нескольких поколений читателей. Он вводил читателей всех возрастов в мир археологии и этнографии, делая их привлекательными через свои красочные путешествия. Этот норвежский искатель приключений часто ломал рамки обыденного сознания. «Границы? - спрашивал он. - Никогда их не видел, но слышал, что они существуют в умах большинства людей».

В 1954 году Уильям Уиллис переплыл в одиночку из Перу на Американское Самоа на небольшом плоту, названном «Семь сестричек».

В и гг. Эдуард Ингриш (Чехословакия) повторил экспедицию «Кон-Тики » на плотах «Кантута».

В 2006 году путь «Кон-Тики » повторил экипаж из 6 человек, в составе которого был внук Хейердала Улав Хейердал. Экспедиция называлась «Тангароа » и была организована в память Тура Хейердала с целью проведения наблюдений за состоянием окружающей среды в Тихом океане . Об этом путешествии был снят фильм.

Критика

Многие теории Тура Хейердала, особенно теория о заселении Полинезии, подвергались критике. Так, Эрик де Бишоп считал, что имел место лишь культурный обмен между полинезийцами и населением Южной Америки, так как морская техника полинезийцев превосходит технику других народов, что сам доказал плаванием на «Каимилоа».

Милослав Стингл называл «легенду о гениальных блондинах» очень похожей на «теории, не так давно поставившие человечество на грань катастрофы».

Награды и почётные звания

Библиография

  • 1938 - På Jakt efter Paradiset - Hunt for Paradise (рус.перевод «В поисках рая» )
  • 1948 - The Kon-Tiki Expedition: By Raft Across the South Seas (рус. перевод «Путешествие на «Кон-Тики»)
  • 1952 - American Indians in the Pacific: The Theory Behind the Kon-Tiki Expedition (рус. перевод «Тур Хейердал. Приключения одной теории», 1969)
  • 1957 - Aku-Aku: The Secret of Easter Island (рус. перевод «Аку-Аку . Тайна острова Пасхи». )
  • 1968 - Sjøveier til Polynesia (Sea Routes to Polynesia, Chicago: Rand McNally, 1968).
  • 1970 - The Ra Expeditions (рус. перевод «Ра » )
  • 1974 - FATU-HIVA (Back to Nature), (рус. перевод «Фату-Хива: возвращение к природе », 1978)
  • 1978 - Early Man and the Ocean: The Beginning of Navigation and Seaborn Civilizations (рус. перевод «Древний человек и океан», 1982 )
  • 1979 - The Tigris Expedition: In Search of Our Beginnings ((рус. перевод «Экспедиция «Тигрис» )
  • 1982 - «Искусство острова Пасхи»
  • 1986 - The Maldive Mystery (рус.перевод «Мальдивская загадка"

Плот тура хейердала кон тики из чего. Тур хейердал

В конце апреля 1947 года жители Перу наблюдали удивительную картину: шестеро отважных путешественников во главе с Туром Хейердалом готовились пересечь Тихий океан на бальсовом плоту. «Кон-Тики» был завален мешками с провизией и инвентарем, корзинами и связками бананов.

В тот день у причала собрались корреспонденты местных газет, представители власти и обычные зеваки. Экспедицию окрестили «авантюрой» и «самым экстравагантным способом массового самоубийства». Когда плот оказался в 50 милях от берега в открытом океане, буксировавший его военный катер отчалил обратно, а путешественники отправились в неизведанное - к берегам Полинезии, навстречу опасным океанским течениям и штормовым ветрам.

Почти за семь десятилетий экспедиция обросла массой легенд и новых подробностей. Но настоящая история знаменитого путешествия, которое многих вдохновило на смелые поступки, все же сохранилась.

Как все начиналось

За 10 лет до начала всемирно известной экспедиции Тур Хейердал вместе с супругой посетили Маркизский архипелаг, где проводили очередное исследование. В Полинезии норвежский археолог впервые услышал о Тики - боге и вожде здешних племен.

Тур Хейердал и его жена Лив

Местный старец поведал историю божества, которое привело его предков на острова из большой страны, помогло пересечь океан и обосноваться на новой родине. Захватывающий рассказ, больше похожий на миф или легенду, поразил путешественника.

К своему удивлению, совсем скоро он нашел доказательства правоты рассказчика - гигантские изваяния Тики, напоминающие огромные статуи в Южной Америке. Во время изучения старинных архивов, музейных экспонатов и манускриптов Хейердал увидел рисунок плотов древних индейцев Южной Америки, который и стал началом великой авантюры.

Окончательная идея экспедиции была оформлена лишь в 1946 году. Археолог твердо решил доказать теорию заселения островных архипелагов по пути от латиноамериканского побережья к Полинезии. До великого открытия считалось, что кокосы, произрастающие на островном архипелаге, занесены из Южной Америки морской водой. Но у Хейердала была своя теория.

Тур Хейердал

В Нью-Йорке он попытался заинтересовать идеей одного из ученых, но столкнулся с категоричным возражением. Научным сотрудникам теория показалась возмутительной и вызвала шквал негодования.

Когда путешественник попробовал объясниться, один из ученых с улыбкой ответил: «Ну что ж, попробуйте пройти из Перу до тихоокеанских островов на бальсовом плоту».

Отважная команда и строительство плота


Вместе с отчаянным антропологом в экспедицию отправились еще 5 человек: штурман и художник Эрик Хессельберг, кок Бенгт Даниэльссон (он единственный из экипажа говорил по-испански), радист Кнут Хаугланд, второй радист Турстейн Робю и техник, инженер и метеоролог Герман Ватцингер.

Седьмым участником плавания и его талисманом стал южноафриканский попугай Лолита.

Изначально команда планировала построить плот из бальсовых деревьев, растущих на берегу Эквадора, как это делали древние инки. Но путешественники смогли найти подходящий материал лишь в глуби континента. Для строительства потребовалось 9 стволов огромных деревьев, с которых пришлось снять кору и сплавить до Лимы, столицы Перу.

Представители местной власти до конца не верили в успех экспедиции, однако успели заключить между собой пари, взяли автографы у экипажа и выделили портовый док и рабочих, которые активно участвовали в строительстве. Из больших стволов они выпилили бревна, ставшие основой плота. Поверх основания закрепили еще один слой древесины, но уже меньшего размера. Палубу застелили бамбуковыми циновками, а посредине соорудили хижину из банановых листьев.

Удивительно, но судно удалось построить без единого гвоздя, согласно традициям индейских племен. Руль и мачту выполнили из мангрового дерева, все составные части прочно скрепили веревками, а художник и участник экспедиции Эрик Хессельберг нарисовал на парусе изображение Кон-Тики - бога солнца, почитаемого древними инками.

Среди океанских просторов


28 апреля 1947 года команда начала путь от перуанского порта Кальяо. Военно-морской катер отбуксировал плот до течения Гумбольдта, откуда команда продолжила двигаться самостоятельно.

С первых дней плавания «Кон-Тики» послушно двигался по океанскому течению. Благодаря прочности и отличному рулевому механизму проблем с управлением не возникало, а продуманное расписание вахт и распределение обязанностей обеспечили безопасность и благоприятную дружескую атмосферу.

В экспедиции Тур Хейердал начал снимать документальный фильм. Если кому-то из экипажа хотелось уединения, он мог на время пересесть в резиновую лодку, которую прочно прикрепили к плоту.

Все вопросы путешественники решали собственными силами или на общих собраниях. Хотя маршрут экспедиции проходил вдали от морских путей, а погода то и дело приносила штормовые ветра, плавание обошлось без серьезных происшествий. В пути команда потеряла лишь попугая, который упорхнул во время бури.

Участники экипажа готовили еду на примусе. Чтобы защитить прибор от повреждений, его хранили в деревянном ящике и убирали в хижину. Однажды на палубе случился пожар, но слаженная работа помогла вовремя справиться с огнем.

Часть команды питалась морепродуктами. Во время плавания на борт часто попадала летучая рыба и другие обитатели океана, а для приготовления полноценного обеда достаточно было на 20 минут закинуть удочку в открытое море.

Двое членов экипажа приняли участие в интересном эксперименте. Они отказались от свежей рыбы и питались сухими пайками, которые были разработаны для американских военных, но еще не опробованы. Для поддержания солевого баланса в организме участники экспедиции смешивали питьевую воду с морской, а запасы пресной воды пополняли во время тропических дождей.

Путешествие не обошлось без встречи с опасными жителями океанских глубин. Однажды китовая акула подплыла к судну настолько близко, что одному из членов экипажа пришлось использовать копье, чтобы спасти команду. Бывали случаи, когда плот окружали целые стаи кровожадных акул, но все обошлось.

Первая серьезная опасность подстерегла команду на половине пути. Плот пережил сразу две больших бури, одна из которых не прекращалась в течение пяти дней. Во время шторма экипаж потерял рулевое весло, а парус и палуба получили серьезные повреждения. Когда ветер утих, команде удалось восстановить поломку, покрепче связать бревна, которые сильно разошлись, и благополучно продолжить путь.

Заветная цель совсем близко


Ежедневно «Кон-Тики» проходил путь в 80 км, но рекордом стало расстояние в 130 км, которое экипаж преодолел в погожий день.

Основная сложность состояла в постоянной проверке узлов. Члены команды без труда ныряли под воду, но каждое погружение могло оказаться фатальным. Стаи акул, которые приплывали на запах крови пойманной и разделанной рыбы, часто окружали плот и не позволяли вовремя проверить механизм. Чтобы избежать опасной встречи, команда смастерила специальную корзину для ныряльщика. Как только акула появлялась в поле зрения, проверяющий мог спрятаться и подать знак экипажу, чтобы его вытянули на борт.

Команда «Кон-Тики» обсуждает маршрут

Шел 93-й день плавания, когда команда впервые увидела островки земли с кокосовыми зарослями, но вместе с хорошей новостью пришли неприятности. Вблизи архипелага Туамоту существовала вероятность наткнуться на опасные рифы, которые были практически не видны из-за небольшого размера. Во время прибоя члены экипажа старались как можно лучше разглядеть дно и островки кораллов.

На 97-й день команда встретила лодку местных жителей, которые помогли экипажу грести, а на 101-й день - в третий раз увидела землю. Выбиваясь из сил, мореплаватели причалили к коралловому атоллу Рароиа. К счастью, плот успешно выдержал встречу с рифами.

Так 7 августа 1947 года команда оказалась на уединенном острове архипелага Полинезия, преодолев путь в 6980 км. Неделю экипаж наслаждался роскошными кокосовыми пальмами и прозрачным океаном, пока на горизонте снова не показалась лодка местных жителей.

Путешествие длиной в 101 день закончилось. Каждый день отважные мореплаватели боролись со стихией, совершали невероятные открытия и встречались с опасными жителями океана.

Команда во главе с Туром Хейердалом доказала, что в мире нет ничего невозможного. Вопреки всему, экипаж отчаянных романтиков, смельчаков и первооткрывателей пересек Тихий океан на простом плоту, став настоящей сенсацией.

Триумфальное возвращение и мировая слава


Заслуги экспедиции мгновенно признало мировое сообщество. Невероятно, но команде удалось совершить сразу три открытия:
  • доказать факт пересечения древними племенами Тихого океана из Южной Америки;
  • подтвердить теорию о том, что кокосы из Южной Америки в Полинезию были завезены на плотах;
  • обнаружить живую змеиную макрель, которую до этого изучали лишь по выброшенным на берег особям. Команда выяснила, что днем она обитает на глубине, а с приходом темноты начинает охоту и поднимается на поверхность.

После возвращения домой Тур Хейердал написал книгу «Путешествие на “Кон-Тики”», ставшую мировым бестселлером и переведенную на 70 языков. Документальный фильм «Кон-Тики», снятый Хейердалом во время путешествия, был удостоен премии «Оскар» в 1952 году. Позже, в 2012 году, на экран вышел художественный фильм «Кон-Тики», который был номинирован на премии «Золотой глобус» и «Оскар».

Музей «Кон-Тики»

Легендарный «Кон-Тики» по сей день хранится в одноименном музее в Осло. Удивительно, но плот прекрасно сохранился и даже выдержал длительную транспортировку на норвежском судне. Ученые уверены, что бальсовые бревна до сих пор могут держаться на воде и противостоять стихии.

Путешествие норвежца Тура Хейердала на плоту через Тихий океан сейчас считается значимым событием в исследовании планеты и истории человечества. Однако в своё время путешествие не только принесло множество открытий и заставило официальную науку пересмотреть свой взгляд на целый ряд вещей, оно, по сути, стало первым реалити-шоу, за которым 101 день следил весь мир. А после входа книг, документальных и художественных фильмов об этой экспедиции её по праву можно считать настоящим культурным явлением.

Тур Хейердал, около 1980 г. Фото: Commons.wikimedia.org

«Опомнитесь, вы все утонете!»

Все началось с того, что Тур Хейердал выдвинул смелую гипотезу. По его мнению, острова Полинезии были заселены выходцами из Америки, а не из Азии, как считала тогда наука. Научное сообщество подняло норвежского коллегу на смех. Его трактаты и доказательства никто всерьёз не воспринимал. А особо ярые скептики решили взять Хейердала на слабо. Мол, если вы такой умный, постройте плот и попробуйте повторить маршрут, который якобы легко проходили те же древние инки. Вот тут-то мировое шоу и стартовало. Когда стало ясно, что учёный вызов принял и полным ходом готовится к авантюрному путешествию, эти же самые скептики вместе с остальным научным миром и журналистами пытались отговорить его от этой затеи. «Это же будет самоубийство! Опомнитесь, вы все утонете!» — твердили они учёному. Но тот уже «закусил удила».

Лолиту смыло за борт

Подготовка к экспедиции осложнялась тем, что Хейердалу поначалу никак не удавалось найти спонсоров и набрать команду из 5 человек. Помог «вирусный маркетинг». О затее учёного стали писать в газетах — и спонсоры были найдены. Вместе с отчаянным учёным в экспедицию отправились ещё 5 человек: штурман и художник Эрик Хессельберг, кок Бенгт Даниэльссон, два радиста (Кнут Хаугланд и Турстейн Робю ), а также техник, инженер и метеоролог Герман Ватцингер . Седьмым участником экспедиции стал южноафриканский попугай по кличке Лолита. Лолиту, правда, смыло во время одного из штормов. Как только плот из бальсовых брёвен был построен (к слову, аутентично, без единого гвоздя), путешественники отправились в путь.

Экипаж «Кон-Тики». Слева направо: Кнут Хаугланд, Бенгт Даниельссон, Тур Хейрдал, Эрик Хессельберг, Турстейн Робю и Герман Ватцингер. Фото: Commons.wikimedia.org

Шоу начинается!

Помимо научных наблюдений и экспериментов, команда вела трансляцию своей авантюры практически в прямом эфире. Радисты почти каждый день передавали на берег сводки метеонаблюдений, океанских течений и так далее. Кроме того, один из радистов вёл подробнейший дневник путешествия. Записывалась каждая мелочь. Однажды, устав от писанины, первый радист воскликнул с отчаянием: «Готов поклясться, что вся эта переписка весит десять килограммов!» Второй радист лишь спокойно поправил его: «Двенадцать. Я взвесил». А чтобы уж совсем ничего не упустить и выжать из своего путешествия максимум, члены команды фиксировали всё на кинокамеру. Книга на основе записей и фильм на основе документальных съёмок должны были стать кульминацией этого шоу. Пока же весь мир довольствовался радиограммами с «Кон-Тики». «Они уже утонули?» — спрашивали с горящими глазами одни. «Ещё нет!» — радостно отвечали другие. Люди в самых разных странах делали ставки, заключали пари, с нетерпением ожидая развязки.

Не ждали?! А мы приплыли!

7 августа 1947 года, преодолев несколько тысяч километров, плот подошел к атоллу Рароиа, входящему в архипелаг Туамоту. Но путешественников там никто не ждал. Совсем никто: остров оказался необитаемым. Неделю команда топталась на этом клочке суши, пока к нему случайно не подплыла лодка с местными жителями.

Когда путешественники выбрались на большую землю к цивилизации, это стало мировой сенсацией. И началом триумфа. Книга Хейердала «Экспедиция „ Кон-Тики “ » была переведена на 70 языков и разошлась тиражом более 50 миллионов экземпляров. Смонтированный путешественником документальный фильм «Кон-Тики» в 1952 году был удостоен премии «Оскар».

Впоследствии появился и художественный фильм о легендарном путешествии, также удостоенный множества номинаций и наград. А Тур Хейердал приобрёл не только признание научного мира. Он стал настоящей мировой звездой. Он совершил ещё множество путешествий, написал 20 книг. Конечно же, в числе своих поклонников он приобрёл массу последователей. Увы, не всем удалось столь же благополучно завершить свои экспедиции, как Хейердалу. Некоторые повторили судьбу попугая Лолиты.

Об этом путешествии уже сложены легенды и даже снят полнометражный художественный фильм. Путешествие на Кон-Тики стало самым знаменитым путешествием Тура Хейердала. И о нём будут помнить ещё многие и многие годы, продолжать восхищаться мужеством и бесстрашием этих романтиков, во главе которых был Тур Хейердал.

Путешествие на плоту Кон-Тики вдохновило многих людей на смелые поступки и стало визитной карточкой Тура Хейердала. Именно этот переход по Тихому Океану принёс ему мировую известность, а уж потом и все остальные его не без того замечательные приключения.

Кон-Тики - это плот, сделанный из 9 бальзовых . Длина их от 10 до 14 метров. Деревья эти были срублены в джунглях Эквадора и привезены на его побережье. Кон-Тики имел острый нос, который улучшал его качества и увеличивал скорость.

Строительство плота

Первоначально Тур Хейердал и его команда планировали найти и срубить бальзовые деревья на побережье Эквадора, как это делали инки, но они ничего не нашли. Пришлось лететь вглубь страны и там срубать эти деревья. Они срубили 9 самых больших деревьев, которые только могли найти и сняли с них кору так, как это делают индейцы. Брёвна они сплавили аж до самой Лимы, столицы Перу, откуда они и начали свой поход.

Прямо там они приступили к строительству своего плота. Власти Перу выделили им док в порту и рабочих этого дока, которые и проделали основную работу. Большие бальзовые брёвна были основой плота, сверху они положили ещё 9 бальзовых брёвен, но меньшего диаметра. Эти брёвна стали основой палубы, которую они застелили бамбуковыми циновками. Также из бамбука была построена небольшая хижина в центре палубы. Крыша хижины выполнена из банановых листьев.

Судно было собрано без единого гвоздя и все части его были связаны верёвками. Точно так же сооружали свои плоты древние жители этих мест - инки. Мачта и руль судна были сделаны из мангрового дерева, которое тонет в воде.

Власти не верили, что плот сможет дойти до островов Полинезии, и даже заключали пари между собой. Но люди, собравшиеся перед отплытием, старались взять у команды автографы, в надежде, что плот всё-таки сможет дойти до намеченной цели.

Плот получил название Кон-Тики, в честь бога солнца древних инков. В те времена люди поклонялись этому богу и вырезали его голову в разных статуях. Изображение одной из этих статуй появилось на парусе этого судна. Легенда гласит, что замученный народ в конце концов прогнал Кон-Тики на запад, и он уплыл со своими людьми за Тихий Океан. Среди полинезийцев же ходили легенды о великом Тики, который приплыл со своими людьми с востока. По стопам этого древнего бога и решил поплыть Тур Хейердал со своей командой.

28 апреля 1947 года плот Кон-Тики отплыл от перуанского порта Кальяо. Для того, чтобы это судно не мешало портовому движению, военно-морской буксир вытянул плот на 50 миль, вплоть до течения Гумбольдта. Дальше команда Тура Хейердала проследовала уже самостоятельно.

Тур Хейердал (1914—2002) - руководитель экспедиции (на фото 3-й)

Эрик Хессельберг (1914—1972) - штурман и художник. Он нарисовал изображение бога Кон-Тики на парусе судна (на фото 4-й)

Бенгт Даниельссон (1921—1997) - исполнял обязанности кока. Он интересовался теорией миграции. Также помогал как переводчик, так как единственный из экипажа говорил по-испански (на фото 2-й)

Кнут Хаугланд (1917—2009) - радист (на фото1-й)

Турстейн Робю (1918—1964) - второй радист (на фото 5-й)

Герман Ватцингер (1916—1986) - инженер технических измерений. Во время экспедиции вёл метеорологические и гидрологические наблюдения (на фото 6-й)

Седьмым участником экспедиции был южно-американский попугай Лолита.

В пути

На борт судна постоянна попадала летающая рыба и другие морепродукты. Недостатка в морепродуктах у них не было - за бортом открытый океан. Часто попадалась рыба-дельфин. Также собирали планктон, тянув за собой мелкую сетку.

Они готовили еду на примусе, который взяли с собой и поместили в деревянный ящик. Один раз кок задремал и загорелась бамбуковая стена хижины, но её смогли легко потушить. Еда, как и различное оборудование, хранилась под палубой, между бамбуковыми циновками и бальсовым основанием. Всё необходимое было упаковано в картонные коробки, залитые асфальтом (битумом), чтобы в них не попадала влага.

Часть эксперимента заключалась в том, что двое членов экипажа не ели рыбу и другие морепродукты - для них была специальная диета, которую нужно было испробовать. Они питались американскими пайками, разработанными для военных, но ещё не были испробованы.

Если им хотелось свежей рыбы, то для этого нужно было просто закинуть крючок за 20 минут до еды - и рыба гарантированно будет к обеду!

Также они пробовали пить лимфатическую жидкость, полученную из гланд рыбы. Этим самым они хотели посмотреть возможность добычи питьевой воды в открытом море. Участники экипажа Кон-Тики взяли с собой чуть меньше тонны пресной воды, которую время от времени пополняли идущими тропическими дождями. Для поддержания солевого баланса иногда они смешивали пресную воду с морской.

Команде пришлось наблюдать и более больших представителей ихтиофауны Тихого Океана. Они видели китов и ловили акул, а один раз к ним подошла близко крупнейшая из акул - китовая акула. Они так долго наблюдали за ней, что у одного участника сдали нервы и он воткнул копьё в неё, после чего акула исчезла. Бывало, им приходилось держать на палубе до 9 акул.

Бывали и случаи, когда акулы чуть было не укусили участников экипажа, но, к счастью, всё обошлось без каки-либо травм.

Они взяли с собой резиновую лодку, с которой снимали некоторые виды плота, а также, если вдруг кому-то хотелось побыть вне команды, одному, то он мог сесть в эту лодку и плыть в ней, привязанный к плоту.

До того, как они достигли половины пути, они пережили два больших бури, одна из которых длилась 5 дней. Во время бури у них не было времени даже на съемку. В шторм был сломан парус, рулевое весло, а брёвна разошлись. Была разрушена палуба, но им удалось её починить. Также они потеряли своего попугая.

Кон-Тики шёл со средней скоростью 80 км в день, рекордом их скорости был один день, за который они проделали 130 км. Участникам экипажа постоянно приходилось проверять узлы под водой, это удовольствие было не из приятных, поскольку была вероятность нападения акул. Хотя акулы и не нападали на плот до того, как в воду не падала хотя бы капля крови.

Однажды Ватцингер упал в воду, вследствие чего не мог догнать плот, несмотря на то, что он плыл очень быстро. Вслед за ним прыгнул Хаугланд - доплыл до него. Для безопасного погружения под воду они построили корзину ныряльщика, с помощью которой можно было спрятаться от акул. Когда акулы подойдут близко, ныряльщику надо было спрятаться в эту корзину, после чего команда вытянет его на борт.

Наконец они увидели знак о приближении земли - рядом с ними пролетал фрегат. Они подходили к коралловому архипелагу Туамоту. Это были острова Французской Полинезии. Нужно было смотреть в оба, так как велика была вероятность наткнуться на коралловые рифы. Острова такие низкие, что издали их можно разглядеть, только когда прибой бил о рифы.

На 93-ий день наблюдатель с мачты обнаружил землю - это был один из островов южных морей, на котором росли . Они прошли мимо него. Затем, через 4 дня они увидели лодку местных жителей, они подплыли к ним и стали помогать команде Кон-Тики грести. После команда пошла ещё дальше и на 101 день они увидели землю в 3-ий раз.

Кое-как, борясь с волнами и океаном, они доплыли до кораллового атолла Рароиа и вылезли на берег. Брёвна плота выдержали. Они доказали, что на самодельном плоту из бальзовых брёвен вполне можно переплыть из Южной Америки к островам Полинезии. Они прибыли на остров 7 августа 1947 года. Они проделали путь длиной в 6980 км.

Они перетащили свои вещи на этот необитаемый остров и прожили там неделю, пока не увидели подплывающую лодку с местными.

Плот Кон-Тики хранится сейчас в одноимённом музее в Осло. Тур Хейердал и его команда доказали теоретическую возможность пересечения Тихого океана южноамериканскими индейцами. Также они доказали, что не могли переплыть океан сами и потом взойти: из-за морской воды орехи становятся непригодными к всходам, а стало быть, на острова их завезли люди.

На островах Полинезии они посадили семена различных растений, в знак того, что индейцы, приплывшие сюда многие годы назад, садили различные растения.

Бальзовые брёвна выдержали весь маршрут и после этого ещё хорошо держались в воде благодаря тому, что были сырыми, жидкость внутри деревьев играла роль пропитки и не давала морской воде впитаться глубже. Точно так же строили свои плоты древние инки.

Он смог наглядно доказать: далекие предки сегодняшнего человека не были примитивными существами. Они были замечательными проекторами и конструкторами, путешествовали и пересекали моря, океаны, континенты, благодаря чему взаимодействовали между собой.

Юный исследователь-зоолог

Тур Хейердал родился 6 октября 1914 года в небольшом норвежском городке Ларвик. Его родители были достаточно зажиточными и уважаемыми людьми в городе - отец владел пивоварней, а мать была сотрудником антропологического музея. И хоть в семье было семеро детей, каждому из них доставалось достаточно внимания родителей и их заботы. Так, мать Тура занималась его образованием, и уже в юном детском возрасте парень был знаком с антропологической теорией Дарвина, а отец организовывал поездки в Европу.

Среди многочисленных детских увлечений Тура была любовь к природе. Будучи ребенком, он даже пытался организовать собственный музей на дому. Достоверно неизвестно, из каких экспонатов состояла его экспозиция, но ее «изюминкой» было чучело гадюки, которое с гордостью демонстрировалось частым гостям в доме Хейердалов в рамках небольшой экскурсии.

Исследование флоры и фауны нашей планеты чуть не закончилось для Тура фатально - однажды он чуть не утонул в речке, а, спасшись, на все детство приобрел страх воды. Юный Хейердал даже представить не мог, что в историю человечества он войдет благодаря своим плаваньям в открытом океане на плоту!

Когда в 1933 году 19-летний Тур поступил в университет Осло, для того чтобы постигать знания из области географии и зоологии, будущий ученый встретился с выдающимся путешественником Бьерном Крепелином. Эта встреча сыграла важную роль в жизни Хейердала: Бьерн познакомил юного студента со своей коллекцией предметов с острова Таити и многочисленными книгами об истории народов . Тур был поражен полученными знаниями, в нем зародилось желание еще глубже постичь культуру малоизвестных народов. Это предопределило его будущее.

Райский остров Фату-Хива

После завершения обучения в жизни Тура Хейердала происходит два невероятно важных события: молодой ученый наконец-то женился на любимой женщине Лив Кушерон-Торп, в которую был влюблен с начала обучения, а также он оставляет родные края для важного научного исследования и едет на острова Полинезии. Жена отправилась с Хейердалом, и эта командировка стала настоящим для влюбленной парочки.

Целью Тура было исследование причин возникновения некоторых видов животных на удаленных островах Полинезии. Для этого научный деятель вместе со своей супругой , Панамский канал и отправился на Таити. Здесь супруги провели месяц, живя в хижине местного вождя, который познакомил прибывших с бытом и культурой племени. Увлеченные дикой нетронутой природой и необычной культурой, которую стремились изучить, чета Хейердалов отправилась на изолированный остров Фату-Хива.

Жизнь, лишенная благ современности, не отягощенная шумом города, очень пришлась по душе Туру и Лив. Молодожены жили подобно Адаму и Еве в полной гармонии с природой, радуясь ее дарам и не вспоминая о том, что где-то существует другая жизнь - все вокруг казалось полноценным и естественным. На протяжении целого года Хейердал с супругой жили на райском острове, но вскоре размеренной и тихой жизни пришел конец: Тур заболел и ему требовалась помощь квалифицированного врача, а Лив была беременна. После незабываемого отдыха Хейердалы вернулись в цивилизацию.

Война, вторгшаяся в планы ученого

Вернувшись в Норвегию, Тур стал отцом и издал книгу о своем путешествии под названием «В поисках рая». Год, проведенный на островах Полинезии, в корне изменил взгляды ученного на науку в целом. Его желание изучать животных было вытеснено желанием изучать людей и их историю: в голове у Тура сформировался ряд теорий, и он желал подтвердить их научными фактами.

Так, исследователь предположил, что древние инки каким-то образом переплыли океан и заселили острова Полинезии. Чтобы обосновать эту гипотезу, Хейердал отправился в Канаду, но никаких фактов, доказывающих его предположение, найти не удалось.

Планы антрополога нарушила Вторая мировая война, во время которой Тур не собирался отсиживаться - как настоящий мужчина и патриот он отправился на фронт. За непростые военные годы Хейердал успел попутешествовать, поучаствовать в битвах и получить звание лейтенанта. А по окончании войны у исследователя появился детальный план научного эксперимента, который доказал бы правоту его теории.

Путешествие на «Кон-Тики»

Тур Хейердал решает соорудить плот по рисункам древних инков и на нем пересечь океан. Научное сообщество смеялось ученому в лицо, доказывая невозможность затеи, но отчаянный антрополог был полностью уверен в успехе эксперимента. Тур, вместе с другими пятью путешественниками и ученными, прибыл в Перу, где по старым схемам, рисункам и на основе многих легенд и рассказов отважные исследователи сооружают плот из бальсового дерева.

Названный в честь бога солнца плот «Кон-Тики» перетерпел все превратности длительного путешествия в 8000 км причалил к острову Туамоту, преодолев Тихий океан. 101 день был полон открытий и невероятных приключений, а сплоченный коллектив ученных доказал, что человек может не только выжить в условиях полного дискомфорта, но и найти взаимопонимание и дружбу.

Вернувшись домой Тур Хейердал пишет книгу «Кон-Тики», которая имела невероятный успех во всем мире, а документальный фильм, который ученый снимал во время плаванья, в 1952 году получил премию «Оскар». Но главным достижением экспедиции были не признание и слава, а доказательство возможности трансатлантических переправ древних инков.

Провал «Ра» и триумф «Ра II»

На этом исследования Хейердала не закончились. Антрополог решается на аналогичное для того, чтобы установить, могли ли жители Древнего Египта путешествовать через океан на своих судах. Для этого ученый с командой единомышленников сооружает судно из папируса под названием "Ра", но лодка не оправдала доверия своего создателя и посреди путешествия разломилась на две части.

Тур Хейердал не отчаялся такому провалу и, учтя конструкторские ошибки, соорудил лодку «Ра II», которая с успехом переплыла Атлантический океан и причалила к берегу Барбадоса. Впечатления от путешествия и свои открытия исследователь описал в книге «Экспедиция на "Ра"». Исследователи проделали огромную работу и кроме оправдания теории Хейердала, собрали образцы загрязнений в океане, после чего предоставили их ООН, а также доказали, что даже люди разной национальности, убеждений и религиозных взглядов могут мирно существовать на небольшом клочке суши, если их объединяет общая цель.

До самой глубокой старости великий исследователь Тур Хейердал не оставлял научной деятельности и сделал множество открытий, но всеобщую известность ему принесли именно его плаванья. Целеустремленный и увлеченный, он не знал покоя ни в исследовательской деятельности, ни в личной жизни: он имел пятерых детей и трижды был женат. Сделав колоссальный вклад в развитие научной мысли и войдя в историю как самый выдающийся норвежец ХХ века, Тур Хейердал умер в окружении родных ему людей, в возрасте 87 лет, от тяжелого заболевания - опухоли головного мозга.

Бальсовый плот «Кон-Тики»

Когда конкистадоры Франсиско Писсаро в 1526 г. готовились отправиться в свое второе плавание от Панамского перешейка на юг, в направлении Перу, одно из судов экспедиции несколько отделилось от главных сил и отправилось на разведку в сторону экватора. Когда оно достигло северных районов современного Эквадора, испанцы заметили в море судно, шедшее им навстречу под парусом. Это оказался большой бальсовый плот, направлявшийся на север. На плоту находилось 20 человек, а его груз составлял 36 тонн. По словам одного из испанских моряков, плоский плот имел бревенчатую основу, покрытую тростниковой палубой. Она была приподнята настолько, что груз не смачивался водой. Бревна и тростник были крепко связаны веревкой из растительного волокна. Особенно удивили испанцев паруса и такелаж плота: «Он был оснащен мачтами и реями из очень хорошего дерева и нес хлопчатобумажные паруса такого же рода, как наш корабль. Отличные снасти сделаны из упомянутого генекена, который напоминает пеньку; два камня, подобных мельничным жерновам, служили якорями».

Так европейцы познакомились с необычными судами, широко использовавшимися у западного побережья Южной Америки. Впрочем, слышать о них испанцам доводилось и ранее – от индейцев Панамы. Они рассказали Васко Нуньесу де Бальбоа – первому европейцу, увидевшему Тихий океан – о могущественном государстве на юге, жители которого отправляются в плавание на судах под парусами и с веслами, по величине лишь немного уступающих испанским кораблям. До нас дошли описания плотов, которые инки использовали даже для очень дальних плаваний. Все они делались из нечетного количества бревен, и самые большие могли перевозить до 50 человек (включая тяжеловооруженных испанских воинов) и несколько лошадей.

Хронист отмечал: «Самые большие плоты перуанских индейцев, живущих вблизи лесов, скажем, в портах Паита, Манта и Гуаякиль, состоят из семи, девяти и даже большего количества бревен. Вот как их делают: лежащие рядом бревна связывают лианами или веревками, которые захватывают также другие бревна, положенные поперек. Среднее бревно в носовой части длиннее остальных, дальше в обе стороны от него укладывают более короткие бревна, так что видом и соотношением они придают носу плота сходство с пальцами кисти руки, а корма ровная. Поверх бревен кладут настил, чтобы вода, которая проникает снизу в щели между бревнами, не намочила людей и одежду». На плотах устанавливалась «надстройка» (хижина из бамбука), на корме предусматривалось специальное место для приготовления пищи. Для управления плотом и маневрирования индейцы использовали гуары – длинные широкие доски, просунутые в щели между бревнами, аналог появившихся намного позднее европейских швертов.

«Кон-Тики»

В ХХ в. исследователи, занимавшиеся историей заселения островов Тихого океана, обратили внимание на странное обстоятельство: многие растения, культивировавшиеся полинезийцами, происходили из Южной Америки. Возникли даже теории о том, что заселение островов шло не из Азии, а именно с американского материка. Правда, затем эти теории были признаны несостоятельными, но вероятность контактов южноамериканских индейцев с Полинезией выглядела вполне реалистичной. Однако существовали большие сомнения: способен ли бальсовый плот совершить столь дальнее плавание? Не утонет ли он, когда бревна пропитаются морской водой? Как будет вести себя «примитивное» сооружение во время шторма?

Одним из энтузиастов, отстаивавших теорию о контактах индейцев и полинезийцев, был норвежский ученый и путешественник Тур Хейердал. Обобщив имевшуюся в его распоряжении информацию, он решил отправиться в плавание через Тихий океан на бальсовом плоту. Ему удалось заручиться поддержкой президента Перу, который в начале 1947 г. дал «добро» на постройку плота в военном порту Кальяо.

В честь героя индейских преданий плот получил название «Кон-Тики» («Kon-Tiki»). Он состоял из девяти бальсовых бревен, причем – как полагалось в соответствии с древними традициями, – центральное было самым длинным, а крайние – самыми короткими. Поверх них с интервалом в метр укрепили тонкие поперечные бревна, на которые настилалась палуба из расщепленных бамбуковых стволов, сверху покрытая циновками. Посреди плота, немного ближе к корме была сооружена небольшая открытая каюта из бамбуковых ветвей, а перед ней установлена А-образная мачта из мангрового дерева. Большой четырехугольный парус (на нем штурман экспедиции Эрик Хессельберг нарисовал изображение Кон-Тики) крепился к рею, изготовленному из двух бамбуковых столов. В носу имелся небольшой фальшборт для защиты от волн. Наибольшая длина сооружения составляла 13,5 м, ширина – 5,5 м. Экипаж состоял из пяти норвежцев и одного шведа.

Плавание началось 28 апреля 1947 г., причем из порта Кальяо «Кон-Тики» на 50 миль отвел буксир перуанского флота «Гуардиан Риос». После того как плот достиг течения Гумбольдта, началось его самостоятельное плавание. Управлять плотом путешественники собирались с помощью гуаров и закрепленного на корме рулевого весла. Из-за отсутствия опыта получалось это не всегда удачно, «Кон-Тики» оказался недостаточно маневренным. Зато, по словам Хейердала, бальсовый плот «…качало не очень сильно. Он держался на волнах гораздо устойчивее, чем любое судно такого же размера». Постепенно удалось решить проблему управления, научившись пользоваться гуарами.

Морская стихия несколько раз проявила свой крутой нрав, но по-настоящему опасный случай был всего один – падение человека за борт. Спасти Германа Ватцингера удалось лишь чудом. 30 июля мореплаватели увидели землю: плот миновал самый крайний остров архипелага – Туамоту. Полинезии достичь удалось, но оставалось решить еще одну весьма непростую задачу: пристать к берегу, не разбившись о рифы. В начале августа, несмотря на попытки островитян оказать команде Хейердала помощь, подойти к острову Ангатау не далось. В конце концов, плот оказался выброшен на риф у крошечного необитаемого островка на 101 й день плавания – 7 августа. К счастью, никто из команды серьезно не пострадал. Через несколько дней путешественников нашли полинезийцы и переправили на обитаемый остров Роироа, а плот во время высокого прилива перетащили в лагуну. Затем Тур Хейердал и его отважные спутники отправились на Таити, а оттуда – в Европу. Попал туда и «Кон-Тики», доставленный на палубе норвежского грузового судна. Ныне он занимает почетное место в посвященном ему музее в Осло.

Книга Хейердала «Путешествие на "Кон-Тики"» была переведена на множество языков, снятый во время плавания фильм в 1951 г. получил Оскар как лучшее документальное кино. Впоследствии было предпринято еще несколько удачных плаваний на бальсовых плотах от берегов Южной Америки в Полинезию. Теория о контактах народов, населяющих эти части света, получила немало подтверждений.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Скончался путешественник Тур Хейердал :: Общество :: РБК

В Италии в возрасте 87-ми лет скончался известный норвежский путешественник Тур Хейердал. Мировая известность к нему пришла после пересечения им Тихого океана на лодке "Кон-Тики" в 1947 году. Хейердал вышел из Перу с шестью своими единомышленниками и за 101 день достиг земли на острове Раройа в Полинезии.

Тур Хейердал родился в 1914 году. По образованию - этнограф, археолог, путешественник. Он являлся автором гипотезы заселения островов Полинезии аборигенами Южной Америки. Для доказательства он построил плот по типу древних - "Кон-Тики", на котором и проплыл около 8 тысяч км, пересекая Тихий океан.

Тур Хейердал руководил экспедициями на Галапагосские острова и остров Пасхи. В 1969-70г. совершил плавание на папирусной лодке "Ра" от Африки до Центральной Америки, в 1977-78г. - на тростниковой лодке "Тигрис” из Ирака в Джибути. Его перу принадлежат книги "Путешествие на Кон-Тики", "Аку-Аку", "Тайны острова Пасхи", "Фату-Хива" и другие. Хейердал одним из первых поднял проблему защиты Мирового океана от загрязнения.

Тур Хейердал. Солнце над пирамидами

Текст статьи

Тур Хейердал — один из самых известных исследователей истории. В 1947 году он пересёк Тихий океан на бальзовом плоту Кон-Тики. Это была его первая экспедиция, снятая на плёнке, и позже была удостоена премии Оскар за лучший документальный фильм в 1951 году. Позже он завершил аналогичные достижения с камышами Ra, Ra II и Tigris, благодаря чему он отстаивал своё глубокое участие как в окружающей среде и мир во всём мире. Он также отвечал за важные археологические раскопки на Галапагосских островах, острове Пасхи и в Тукуме. В музее Кон-Тики экспонируются объекты всемирно известных экспедиций Хейердаля, оригинальный плот Кон-Тики и лодка папируса Ра II.

Весной 2001 года не стало великого путешественника, замечательного исследователя и ученого Тура Хейердала. Он был примером для тех, в ком страсть к познанию и дух свободы сильнее карьерных соображений и «простого человеческого счастья». Его жизнь — это интереснейшая история поисков и открытий, удач и ошибок, но всегда — верность избранному пути. Полотно его жизни, как, впрочем, и любого человека — мозаика (любимое слово-определение Хейердала), но с исключительно четким и понятным во всех деталях изображением. Хейердал притягивал и аккумулировал вокруг себя людей, которым были небезразличны его основополагающие идеи — как научные, так и жизненные. Одним из его соратников в двух плаваниях на «Ра» и на «Тигрисе» был Юрий Сенкевич. Добрые отношения сохранились между ними на всю жизнь. Сенкевич часто говорил, что не будь Хейердала, его жизнь сложилась бы иначе. И был, очевидно, прав. В апреле 2000 года Тур Хейердал начал осуществление своего последнего, незаконченного проекта в России. Юрий Сенкевич освещал его ход в своей передаче «Клуб путешественников». Потом возник замысел фильмов о Хейердале. Но в сентябре 2003 Сенкевич ушел из жизни.
Кто знает, может быть, пройдут годы и мы узнаем имена новых ученых-исследователей, путешественников, которые непременно вспомнят о Туре Хейердале и Юрии Сенкевиче и позавидуют им, потому что пережить то, что пережили они, дано не каждому.

☆ ☆ ☆

 

 

Порт Кальяо в Перу. 1997 год. Толпа людей. Играет военный оркестр. Тур Хейердал сдернул материю с мемориальной таблички, на которой написано, что экспедиция «Кон-Тики» в 1947 году покинула порт Кальяо и достигла острова Рароиа в Полинезии.
В этот момент он особенно остро ощутил ностальгическое чувство — все эти годы Хейердал был «сеньором Кон-Тики», человеком, высказавшим безумную идею и на собственном опыте доказавшем, что она вполне реальна. За свою жизнь он совершил еще много открытий и подтвердил множество смелых теорий, но это, самое первое, было, наверное, самым сложным и важным, потому что было первым… И вот сейчас Тур жалел, что не было такого же оркестра, когда он с командой товарищей отплывал от этого берега на хлипком бальсовом плоту 50 лет назад. Тогда почти никто не верил, что шесть смельчаков смогут вернуться назад.
После торжества Тур и приглашенные, в числе которых был и Юрий Сенкевич, отправились осмотреть пирамиды в Тукумане, где много лет музей «Кон-Тики» вел археологические раскопки, и где были обнаружены изображения людей с птичьими головами — точно такие же, как в египетских храмах и на скалах острова Пасхи. А потом полетели на сам остров Пасхи, чтобы еще раз увидеть знаменитые статуи.
Наблюдая за Хейердалом со стороны, удивляясь его способности без устали все объяснять, показывать и рассказывать каждому, кто проявляет к предмету его исследований искренний интерес, любой человек подумал бы о чудесной воле провидения, которое, пусть ненадолго, свело его с одним из замечательнейших наших современников. О том, как врожденная интеллигентность и серьезность кабинетного ученого уживались в нем с безграничной смелостью, способностью рисковать, жить в любых, «абсолютно первобытных», условиях. И еще о том, как случилось, что мальчишка из провинциального норвежского Ларвика превратился в одного из величайших исследователей XX века…

☆ ☆ ☆

 

 

Может быть, это началось тогда, когда совсем молодой Тур, едва закончивший университет, и его жена Лив решили отправиться на Маркизские острова, чтобы вернуться к природе и естественной жизни… Или тогда, когда он встретил на своем пути человека, который объяснил, что нам, людям, в сущности, не так уж много надо. Уля Бьёрнебю, одинокий охотник, ставший другом, научил Тура жить в лесу, как в родном доме, где все известно, а что неизвестно, то можно попробовать, узнать… А, скорее всего, эти мысли были внушены еще родителями — пивоваром из Христиании и дарвинисткой из Тронхейма, которые, несмотря на многочисленные споры между собой, соглашались в двух вещах: в подходе к воспитанию сына и своей вере в прогресс.
Он ничем не отличался от других детей. Был смешлив и проказлив, часто менял свои увлечения и привязанности. И нужно обладать по меньшей мере талантом, чтобы в его ребячьей мечте побывать в Африке увидеть наметки планов будущих великих путешествий. Но однажды юный Хейердал ушел из Ларвика по дороге, ставшей началом его пути к открытиям, которые перевернули многие сложившиеся научные представления.
Хейердал никак не мог взять в толк, почему почти многие ученые не понимают очевидного: специализация в науке достигла того предела, когда за частностями не видно целого. Изучая в университете зоологию, он уже знал, что никогда не будет заниматься только этим. Он видел в каждой области науки лишь средство, чтобы попытаться увидеть общую картину. Его не пугало, что, возможно, эту мозаику придется собирать всю жизнь.

☆ ☆ ☆

 

 

1937 год положил начало целому ряду событий, которые включали в себя исследования наскальных рисунков древних индейцев в Британской Колумбии, плавание плота «Кон-Тики», изучение скульптур острова Пасхи. Работа Хейердала принципиально отличалась от научных трудов того времени и он решал загадку Полинезии, словно писал детективный роман. Этот метод нарушал все существующие правила, но давал отличные результаты.
В то время ученые признавали, что Полинезия испытала, по крайней мере, две волны миграции, причем последняя произошла перед самым приходом европейцев. Полинезийцы имели общие языковые корни с жителями Малайзии, хотя жили на противоположных концах Тихого океана и принадлежали к совершенно другой расе и культуре. Но как проходили пути их миграции, ведь на огромном пространстве между Полинезией и Малайзией не было ни единого следа великого переселения. К тому же полинезийцы достигли конечной точки своего маршрута во времена европейских средних веков, а их культура носила ярко выраженные черты классического каменного века. Следовательно, они покинули пределы Азии до окончания каменного века на этом континенте. Так, где же они скитались четыре тысячи лет?
Странно, но никому не приходило в голову, что филиппинское течение проходит севернее этих островов и, минуя Британскую Колумбию, упирается в Гавайские острова. Никто не предполагал, что полинезийцы могут сделать остановку так далеко на Севере. До этого додумался только Хейердал. Когда вместе с семьей Тур поселился среди индейцев племен Белла Кула и начал очищать ото мха и других наслоений древние наскальные рисунки, то он увидел лица богов с концентрическими кругами вместо глаз — точно такие же, как на острове Фату-Хива. Недостающее звено между азиатами и полинезийцами было найдено.
Вторая мировая война застала его в Северной Америке. Пришлось стать разнорабочим на заводе в Скалистых горах. Впрочем, пробыл он им недолго, поскольку вступил в армию. Хейердал закончил службу связистом в освобожденном от немцев Киркенесе.

☆ ☆ ☆

 

 

Некогда в Перу жил народ, который создал одну из самых своеобразных культур на земле. До сих пор стоят здесь громадные каменные скульптуры, схожие с изваяниями с островов Питкерн, Маркизских и Пасхи, а также гигантские ступенчатые пирамиды, какие встречаются на Таити и Самоа. Когда в Перу пришли первые испанцы, инки рассказали им, что эти монументы были созданы белыми богами. Они были мудрыми учителями, и среди них был Кон-Тики — верховный жрец и король «белых людей». Однажды на озере Титикака на Кон-Тики напал вождь по имени Кари из долины Кокимбо. В битве белые люди были разбиты. Однако Кон-Тики вместе с несколькими людьми спасся и пробрался к побережью, откуда они, в конце концов, ушли в море.
Тур Хейердал был уверен, что Кон-Тики и есть белый бог-вождь, сын Солнца, которого народы восточных тихоокеанских островов воспевают как своего родоначальника. Но большинство ученых возражали ему: у древних индейцев не было лодок, и поэтому они никак не могли пересечь океан.
Но у них были плоты! — восклицал Хейердал.
И вот шестеро смельчаков 28 апреля 1947 года взошли на бальсовый плот. Спустя девяносто семь дней, преодолев 8 тысяч километров по Тихому океану, плот «Кон-Тики» достиг острова Рароиа в Полинезии. Хейердал доказал, что бальсовый плот вполне может справиться с таким путешествием, а значит, такие плоты могли переправить людей и культурные растения через океан.

☆ ☆ ☆

 

 

В одной из своих книг Тур написал: «Шумеры, хетты и создатели древнейших культур в Египте, в долине Инда поклонялись Солнцу как символу невидимого творца. Когда европейские конкистадоры убивали инков, это была величайшая несправедливость — ведь инки считали себя детьми Солнца, в то время как пришельцы из-за океана привезли с собой крест, предшественник электрического стула, в качестве символа бога любви. Я думаю, если бы сам Христос выбирал символ своей жизни и смерти, а также людского терпения и всепрощения, то он остановил бы свой выбор на Солнце, а не на кресте, к которому его приковали палачи».
Солнце — вот главный символ, вокруг которого строилось мироощущение древних народов. Источник жизни и времени, строгий и справедливый бог. И удивительно, многие народы, разделенные океанами, называли солнце одним именем — Ра. Остров Пасхи, Полинезия, Перу, Египет… Можно ли представить себе более обособленные друг от друга районы?
Когда простым туристом Хейердал впервые приехал в Египет и увидел в Долине царей настенные изображения лодок, он, наверное, в глубине души почувствовал, что начинается новая эпопея в его богатой на приключения и открытия жизни. Эти лодки показались ему очень знакомыми. Примерно такие же рисовали на своих кувшинах строители пирамид Северного Перу во времена расцвета их культуры.
И на острове Пасхи главным мотивом всех рельефов неизменно было неразлучное трио: маска бога Солнца, камышовые лодки под парусами и птицечеловеки. Наконец наступил момент, когда теория Тура Хейердала о древних контактах между народами Северной Африки и Америки обрела законченную форму. И дело оставалось «за малым» — доказать её экспериментальным путем. А это означало, что надо строить лодку, набирать команду и опять отправляться в плавание.

☆ ☆ ☆

 

 

О планах Хейердала врач Юрий Сенкевич тогда, конечно, ничего не знал. Он работал в то время в Институте медико-биологических проблем, который занимался исследованиями физиологии космонавтов и их подготовкой к полетам. Потом Сенкевич попал в Антарктиду, где изучал проблему жизни в экстремальных условиях. Он был занят, увлечен своей работой, и думать не думал, что настанет такой день, когда ему предложат отправиться с легендарным Хейердалом в увлекательное и опасное путешествие на лодке из папируса. Но однажды Хейердал обратился к академику Келдышу, с которым был знаком, и попросил рекомендовать русского врача для участия в экспедиции. При этом он выдвинул три условия: кандидат должен обладать хорошим здоровьем, говорить по-английски и иметь чувство юмора.
Юрий Сенкевич не раз рассказывал об ощущении радости, удивления и даже смятения при этом известии. В любом случае, с этого момента, говорил он, его жизнь разделилась на две части: до Тура и после знакомства с ним.
Тур Хейердал хотел собрать вместе столько наций, сколько позволит площадь лодки. «Сам я представляю Крайний север Европы, — думал он, — значит, не мешает для контраста взять кого-нибудь с юга, из Италии, например. Еще надо взять в команду африканца. Поскольку задача экспедиции — подтвердить контакты между древними цивилизациями Африки и Южной Америки, надо взять египтянина и мексиканца. Хорошо бы включить в состав экспедиции русского и американца, чтобы были представлены и идеологические противники». Так, в команде «Ра» появились штурман Норман Бейкер из США, кинооператор Карло Маури из Италии, известный специалист по древнейшему населению Америки Сантьяго Хеновес из Мексики, подводник Жорж Сориал из Египта, строитель лодок из папируса с озера Чад Абдулла Джибрин и судовой врач Юрий Сенкевич из СССР.
Юрий Сенкевич так описывал свою первую встречу с Хейердалом: «Встреча была такой, какой она и должна быть, чтобы дружба продолжалась потом всю жизнь. Конечно, я волновался, заготовил речь. Ведь Хейердал был к тому времени не просто знаменит. Это был человек, который выдвигал смелые научные гипотезы — смелее некуда, и что удивительно, доказывал свою точку зрения…
И вот, выходя из самолета, я увидел этого моложавого подтянутого человека. В руках у меня была канистра с медицинским спиртом — необходимая вещь в любой экспедиции. Поздоровались. Он, взглянув на канистру, коротко спросил: «Что это у вас?» — Я коротко ответил: «Спирт». — Он коротко констатировал: «Очень рад». Мы еще немного посмотрели друг на друга и спустя несколько минут мне уже казалось, что мы знакомы Бог знает, сколько лет»
.
К пирамидам, у подножия которых началось строительство лодки, был доставлен отборный папирус, что было сделать совсем непросто, так как он к тому времени практически исчез из Египта. Папирус сохранился только у истоков Нила, в Эфиопии, и там лодки имели исконную египетскую форму — не только нос, но и корма изогнута вверх, причем ахтерштевень загибается внутрь, образуя характерный древнеегипетский завиток. Хейердал пригласил строителей с озера Чад, где все еще плавали на папирусных лодках. Но все, кто имел дело с ними, утверждали, что папирус может выдержать от силы две недели в тихом пресном водоеме, а на море и того меньше. Но это не убедило Хейердала. Он знал, что лодками из камыша пользовались и в Месопотамии, и на островах Средиземного моря, и на атлантическом побережье Марокко, и в древней Мексике. А путь от Марокко до Мексики уже не выглядел таким неодолимым и немыслимым, как расстояние между крайними точками — Египтом и Перу. Поэтому совершенно естественным было то, что команда Тура Хейердала, как и древние мореплаватели, вышли в океан из марокканского порта Сафи.
Сафи расположен как раз там, где корабль из Средиземного моря, скорее всего, мог быть увлечен стихиями в океан, потому что поблизости проходит Канарское течение, которое вместе с пассатом подхватывает все, что держится на воде, и уносит к Америке. Жена местного паши Айша Амара разбила о нос «Ра» кувшин с козьим молоком и семеро смелых, да обезьяна Сафи — тезка порта — отправились в путь.

☆ ☆ ☆

 

 

Уже в который раз Хейердал пытался переориентировать современную науку на стремление создать целое из многих кусочков. В давнем споре так называемых диффузионистов и изоляционистов он хотел поставить точку. Изоляционисты считали, что океан — это барьер, который разделяет народы, и преодолеть его на примитивных судах древних было совершенно невозможно. Диффузионисты же наоборот, — говорили, что древние народы перемещались по океанам во все стороны, и таким образом происходил культурный и этнический обмен. Тур Хейердал, конечно, был диффузионистом, но считал, что океан — это все же не пруд, по которому можно плыть, куда заблагорассудится. Многочисленные, часто очень сложные, течения могут вынести судно в ту или иную сторону, независимо от желания путешествующих. Во всяком случае, известно, что в океане расстояние по прямой от одного пункта до другого совершенно не равно тому расстоянию, которое придется пройти реально. Океаны — это своеобразные ленточные транспортеры, по которым с незапамятных времен двигались люди на своих плавучих средствах. Словом, по теории Хейердала выходило, что древние контакты, о которых шла речь, не только возможны в принципе, но и абсолютно естественны.

☆ ☆ ☆

 

 

Команде Хейердала предстояло провести в океане несколько месяцев на борту сравнительно небольшого судна. Юрий Сенкевич в дополнение к обязанностям судового врача и матроса вел своеобразный «психологический дневник» путешествия. Это был отличный научный материал. Наблюдая за Туром, Сенкевич понял, что тот интуитивно ведет себя в сложных ситуациях в соответствии с пятью золотыми правилами управления. Хейердал отказывался от достижения частных целей ради достижения общих, когда надо уступал инициативу младшему партнеру, избегал вмешиваться в мелкие свары, и стремился сгладить острые углы ироническим замечанием, но в принципиальных вопросах был суров и непреклонен. Он чувствовал, когда какую клавишу нажать, поэтому единоначалие его было не обременительно, а лидерство не формально. В конце концов, ему удалось внушить команде, что на лодке из папируса могут удержаться только люди, готовые протянуть друг другу руки.
К сожалению, на первом «Ра» команде не удалось дойти до островов Южной Америки. Они не дотянули совсем чуть-чуть, потому что были не такими уж умелыми строителями. Только в процессе плавания им удалось понять все достоинства и недостатки «плавучего стога сена», как называл «Ра» Хейердал. Но… в океане уже ничего нельзя было исправить. Тем не менее, лодка «Ра-1» прошла огромное расстояние и доказала, что древние контакты Старого и Нового Света возможны.
Несколько месяцев спустя Тур Хейердал снова собрал команду и предложил план: повторить все, учтя ошибки и уроки прошлого, и дойти-таки до островов в Карибском море. Почти в том же составе в море вышла «Ра-2». Только вместо Абдуллы Джибрина на корабле появились марокканец Мадани Аит Охани и японец Кей Охара.
За 57 дней они пересекли Атлантический океан и успешно добрались до острова Барбадос, пройдя 6000 километров.

☆ ☆ ☆

 

 

Новая эпопея, которую задумал Тур Хейердал, только на первый взгляд казалась легче предыдущих. Плавания на «Кон-Тики» и «Ра» уже доказали, что древние вполне могли преодолевать на своих примитивных судах огромные расстояния. И все-таки папирусные лодки намокали. Но, очевидно, что если бы груз не удавалось сохранять сухим, древние египтяне не строили бы папирусные суда на протяжении многих столетий. В который раз Хейердал рассматривал фотографии, слайды и кинокадры с изображениями этих кораблей на стенах древнейших храмов Месопотамии, Египта и Перу, на печатках из мыльного камня стеатита, обнаруженных в долине Инда, на бронзовых церемониальных барабанах времен первых китайских династий.
В поисках ответов на вопросы, каким образом эти цивилизации могли взаимодействовать, в чем был секрет древних кораблестроителей, он начал строить свой третий корабль. Это четвертое морское путешествие Тура Хейердала стало самым продолжительным. Пять месяцев одиннадцать человек плыли на камышовом судне, которое нарекли «Тигрисом», от Ирака до Инда и далее через Индийский океан к берегам Африки.
Когда-то, тысячи лет назад, в эпоху расцвета шумерской цивилизации на территории современного Ирака действовали гигантские ирригационные сооружения, выращивались пшеница и рис. Именно в те времена зажглась звезда славы сказочного оазиса среди пустыни, райского Нижнего Двуречья. По древним шумерским летописям, их первый царь прибыл со своим войском в эту равнинную страну на больших кораблях из тростника и построил столичный город Ур. Археологи относят это событие к 3100 году до нашей эры. Примерно в то же время цивилизация возникла в Египте и на берегу реки Инд. Все три имеют поразительно много общего, и в каждой сохранилось воспоминание о первом правителе, приплывшем откуда-то из-за океана на корабле из тростника.
Здесь, в Двуречье, до сих пор жили так называемые «болотные арабы». Их дома были в прямом смысле построены на болоте, а передвигались они по улицам-каналам на небольших деревянных лодках. Дома были сделаны из местного камыша берди и стояли на искусственных камышовых же островах. Берди у болотных арабов не намокал очень долго, потому что был срезан в августе! Правда, никто из них никогда не строил больших лодок из камыша. Поэтому этим процессом руководили боливийцы с озера Титикака.

☆ ☆ ☆

 

На парусе камышовой лодки было изображено традиционное для многих предприятий Хейердала солнце. А на его фоне — многоступенчатая пирамида — символ взаимопроникновения самых отдаленных друг от друга культур. «Тигрис» был на шесть метров длиннее «Ра» и имел две хижины. Но все же по сравнению с теми кораблями, которые строили могущественные шумерские владыки, он был небольшим.
Команде Хейердала надо было проплыть на нем возможно дольше: выйдя из Персидского залива, посетить территорию нынешнего Пакистана, Северную Африку, а дальше отправиться на юг Африки или к берегам Индии. Уже сам факт этого путешествия на камышовой лодке доказывал бы возможность существования связей между всеми древними цивилизациями этого региона.
Но со времен древних шумеров здесь многое изменилось. Изменился климат, направление ветров, в узких заливах, по свидетельству Юрия Сенкевича, стало так же тесно, «как на московской дороге»: огромные супертанкеры перевозили нефть. Они могли просто раздавить маленькое суденышко. Но не только это стало препятствием для его движения. Сегодня трудно поверить, но тогда «Тигрис» не пустили в Оман, потому что на его борту был советский врач. Потом все-таки разрешили пришвартоваться и сходить на сушу в строго определенное время: от и до. Уже мало кто знает, чем был опасен никому не известный там Юрий Сенкевич. «Что-то изменилось в мире, — вспоминал он, — мы чувствовали это. На смену хоть и сложным, но все же романтическим шестидесятым пришли прагматические семидесятые. Чуть было вздохнувший с облегчением мир вернулся в пучину конфликтов. И, удивительно, если на «Ра» мы довольно легко преодолели все различия, в том числе политические, то в случае с «Тигрисом» выходило наоборот. К слову, и члены команды на «Тигрисе» притирались друг к другу труднее».
К тому моменту, как экипаж «Тигриса» попал в Оман, там только-только начались систематические археологические раскопки. Но даже то, что удалось найти, подтверждало: в древности, в третьем тысячелетии до новой эры и чуть позже Оман являлся частью региона Макан, объединявшего Аравийский полуостров и долину Инда. Оман торговал с шумерами и их индийскими партнерами, посредничал, перевозил лес, медь, диорит.
Еще когда команда «Тигриса» была в Ираке, в Эль-Курне, Тур Хейердал получил сообщение, что в Омане обнаружен зиккурат. А когда в Омане экипаж сошел на берег, Хейердал своими глазами увидел и осмотрел большой холм и понял: будь эти руины найдены в Ираке, их сочли бы зиккуратом, в Египте — пирамидой, а тут эту груду глыб, сложенных уступами, считали просто холмом. Так Тур Хейердал все-таки нашел свой зиккурат и в Омане.
Потом «Тигрис» взял курс на Пакистан. Там члены команды ходили по древнему городу Мохенджо-даро, одной из столиц исчезнувшей хараппской цивилизации, а потом зашли в музей. Предчувствие не обмануло Хейердала. В витрине под стеклом лежала печатка, на которой можно было увидеть плетеную лодку, хижину на палубе, загнутые кверху нос и корму — одним словом, «портрет» «Тигриса». Потом Туру показали фотографию, на которой был запечатлен еще один зиккурат, очень похожий на иракские, однако находившийся в Бангладеш.
— «Тигрис», — как вспоминал Юрий Сенкевич, — чувствовал себя прекрасно. Решили завершить круг таким образом: Месопотамия, Бахрейн, Оман, долина Инда, Египет. В один прекрасный день экипаж «Тигриса» увидел берег Африки, а потом и Аравию. Они входили в зону, где были сплошные вооруженные конфликты: в Сомали — переворот, в Эфиопии — революция. Посовещавшись, решили направиться в Джибути — единственное нейтральное государство среди бушующего огня. Но утром стало ясно, что у экспедиции нет будущего. Никто не смог гарантировать безопасность судну…
И Тур Хейердал принял решение закончить экспедицию прямо там, в Джибути и… сжечь корабль. Он послал письмо тогдашнему Генеральному Секретарю ООН Курту Вальдхайму, в котором объяснил причины своего решения:
«Ступая в ноябре прошлого года на борт нашего камышового судна «Тигрис», мы знали, что вместе утонем или вместе выживем, и это сознание скрепило нашу дружбу… Мы показали, что в создании ранних цивилизаций земного шара древним жителям Двуречья, Индской долины и Египта, вероятно, помогали взаимные контакты на примитивных судах, которыми они располагали пять тысяч лет назад. Культура развивалась благодаря разумному и полезному обмену идеями и товарами. Сегодня мы сжигаем наше гордое суденышко с абсолютно целыми парусами, такелажем и корпусом в знак протеста против проявлений бесчеловечности в мире 1978 года, в который мы возвратились из открытого моря… Наша планета больше камышовых бунтов, которые пронесли нас через моря, и все же достаточно мала, чтобы подвергнуться такому же риску, если живущие на ней люди не осознают неотложной необходимости в разумном сотрудничестве, чтобы нас и нашу общую цивилизацию не постигла участь тонущего корабля.
Республика Джибути, 3 апреля 1978 года».

☆ ☆ ☆

 

 

В конце 90-х Юрий Сенкевич со съемочной группой отправился на Канарские острова. Главной целью путешествия было увидеть пирамиды — еще одни пирамиды, которые открыл Хейердал.
— Жители острова Пасхи утверждали, что у меня есть аку-аку. Все их предки, и многие из ныне живущих имели аку-аку, маленьких невидимых спутников, в нужную минуту подававших добрые советы», — писал Тур Хейердал в своей последней книге «ПО СЛЕДАМ АДАМА», которая вышла и в нашей стране. Вот так однажды аку-аку дал ему очередной совет. Хейердал дважды посещал Канарские острова в надежде узнать что-нибудь о людях, живших там до прихода португальцев и испанцев. Многие из коренных обитателей островов напоминали выходцев из Северной Европы — высокие, светлокожие и светловолосые. Такими же были, согласно легендам ацтеков и инков, таинственные мореплаватели, открывшие их предкам секрет строительства пирамид. В общем, Хейердалу не терпелось узнать что-нибудь о таинственных мореходах, похожих на скандинавов, но бороздивших Атлантику задолго до Колумба и Лейфа Эйриксона… И в один прекрасный день 1990 года он оказался в поселке Гуимар перед отлично сохранившимися ступенчатыми пирамидами.
Тур Хейердал получал много писем со всех концов света, авторы которых, вдохновленные его открытиями, находили пирамиды или нечто им подобное, свидетельствующее, по их мнению, о связи культур. Многие такие открытия были, конечно, плодом фантазии. И Хейердал, как он сам впоследствии признавался, никогда не обратил бы на одно из таких писем внимания, если бы к нему не была приложена вырезка из газеты с фотографией. Подпись под картинкой намекала, что изображенное — результат деятельности сверхъестественных сил. Норвежский же турист Сервик, приславший вырезку, предполагал, что это не так, и надеялся, что Хейердал найдет этому другое объяснение.
Что касается местных жителей, то, разумеется, каменистые холмы пирамидами они не считали. Они думали, что эта груда камней образовалась в результате расчистки земли под поля. С ними были согласны и археологи. В лучшем случае, это постройки испанского периода, говорили они. И лишь некоторые чудаки собирались здесь, чтобы медитировать и общаться с духами Атлантиды и пришельцами с других планет.
Хейердалу удалось установить, что развалины — это астрономически ориентированные храмовые пирамиды, сложенные из блоков вулканического происхождения. Люди поднимались по ступеням с запада на восток. В этой «долине пирамид» последний король гуанчей сложил оружие к ногам испанцев, как раз после первого плавания Колумба в Америку. Ну, и конечно, кроме пирамид Тур обнаружил в местечке Гуимар кое-что другое. На вершине одной из них он познакомился с Жаклин. И этому месту отныне суждено было навсегда стать их общим домом. А вокруг пирамид в результате их усилий вырос забор — так древние памятники были спасены от окончательного разрушения. Теперь там работает музей «Этнографический парк», который может посетить любой желающий.

☆ ☆ ☆

 

 

Неоткрытые древние культуры есть сегодня практически везде — даже там, где, кажется, все давно открыто. Вот и жители Мальдивской республики, долгое время с сожалением констатировали, что у них нет истории. Во всяком случае, она слишком коротка. И это несколько обижало этот маленький народ.
Они считали, что их история берет свое начало в XII веке, когда местное население приняло ислам — его привезли с собой арабские мореходы. Но при этом мальдивцы все-таки верили, что их история гораздо длиннее. Они считали, что их предки пересекли океанские просторы в доевропейскую эпоху, не знали только, откуда именно они приплыли.
Узнать это им помог Тур Хейердал! И вот в мальдивских джунглях, на одном из дальних островов были обнаружены камни с резными узорами — памятники народа, который появился здесь до арабов и поклонялся не Аллаху, а Солнцу.
Опять Солнце!..
Так случилось, что древние мальдивцы поселились на перекрестке, где встречались все великие морские нации. Сюда приходили и папирусные ладьи из Красного моря, и из Персидского залива. И, может быть, именно поэтому мальдивские дхони своей формой напоминают эти корабли. Две с половиной тысячи лет назад этот народ поддерживал контакт с народами буддийской веры Шри-Ланки и Северо-Западной Индии. Возможно, были связи с Юго-восточной Азией и Китаем. А раковины каури, которые можно добыть только здесь и больше нигде на земном шаре, находили даже в Норвегии. Так что прямо или косвенно древние Мальдивы были вовлечены в мировую историю.
Конечно, легкость, с которой Хейердал делал свои открытия, только кажущаяся. За всеми случайностями и совпадениями в его жизни стояли незыблемые закономерности. Он когда-то понял, что люди с течением времени не меняются. Они создают разные культуры, достигают разных высот в техническом развитии, но… они очень и очень похожи. Например, в текстах, написанных древними шумерами, его больше всего поразило, как мало эти люди отличались от нас в психологическом смысле. Он подсмеивался над приверженностью наших современников теории эволюции Дарвина и говорил, что они очень ошибаются, считая, что пять тысяч лет назад люди были существенно ближе к обезьянам, чем мы сейчас.
Ну, а в области культуры хронологическая шкала и вовсе не нужна. Две вещи: вера в неизменность природы человека и правдивость свидетельств, которые он стремится оставить грядущим поколениям, плюс свежий, непредвзятый и бесстрашный научный взгляд на проблему стали фундаментом его исследований и основой его успеха.
Тот, кто следил за деятельностью Тура Хейердала, читал его книги, думаю, нисколько не удивился, когда услышал еще об одном его весьма экстравагантном проекте. На этот раз путь познания привел его к нам, в Россию.

☆ ☆ ☆

 

 

Тур Хейердал решил доказать, что корни скандинавов следует искать в Южной Европе, а именно: на берегу Азовского моря, в районе славного города Азова. Идея эта не нова. Еще в 1978 году в Лондоне Хейердал опубликовал статью «Колумб и викинги», где обосновывал свою гипотезу. Но археологическое исследование этого вопроса стало возможно только 20 лет спустя.
Основа его теории как всегда проста и как будто лежит на поверхности. В XIII веке в Исландии жил историк по имени Снорри Стурлусон. Изучая и сопоставляя различные документы, он записал «Сагу об Инглингах», в которой рассказывается о происхождении древних королевских родов Северной Европы. Сага вполне правдива, потому что её персонажи являются историческими лицами, однако многие ученые не вполне доверяют ей. Камень преткновения состоит в том, что описываемые события начинаются в стране богов. И одним из главных героев саги является Один — могущественный бог средневековых викингов.
Значит ли это, что «Сага об Инглингах» всего лишь очередной миф? Тур Хейердал считал, что нет. Он был убежден, что Один — реальное историческое лицо, волею обстоятельств он оказался на севере Европы и дал начало новой ветви северных королей.
Впервые Хейердал побывал на Дону в 1962 году. Но только в последние годы жизни, начав вплотную заниматься изучением норвежской истории, решил искать предков скандинавов именно здесь. Это случилось благодаря его другу историку и писателю Перу Лилестрому, с которым Тур познакомился на Канарских островах. Хейердал решил соединить его научный опыт со своими географическими знаниями, и они вместе начали исследовать документы, касающиеся древнейшей истории скандинавов.
Во время нашей беседы он говорил:
— Это место — Азов — имеет очень специфическое историческое и географическое положение. Здесь река Дон, несущая свои воды из Северо-западной Руси, впадает в Азовское море, которое является частью Черного моря. И именно здесь заканчивался шелковый путь, который начинался на Дальнем Востоке, в Китае. В этом месте товары грузили на корабли и через Черное море отправляли в Средиземное. Здесь, мы знаем, располагался знаменитый греческий город Танаис. Место это достаточно хорошо изучено. Но меня интересует гораздо более раннее время — до начала европейской истории — поэтому я решил начать раскопки не на правом берегу, где находился Танаис, а на левом берегу Дона. Посмотрите, Снорри Стурлусон указывает нам место и время. Он говорит, что у Одина было королевство в устье реки Тана. На левом берегу. А народ назывался народом асов.
Итак, здесь была родная земля Одина, здесь жил Один как реальное человеческое существо. Он воевал с соседними племенами и иногда побеждал, иногда проигрывал. Но когда пришла римская армия, он решил, что лучше уйти и покинул свое царство. Вместе со жрецами и приближенной элитой Один отправился на север, в страну Русь, и на запад, в страну саксов, к острову Фюн в Дании, а дальше на лодках в Швецию, где он и умер. Все эти страны были заселены более примитивными народами и он, принесший с собой другую, великую цивилизацию, был воспринят ими как бог.
Так что же я хочу найти в Азове?
Увидеть, что происходило здесь до исторического времени. Я убежден, что это должно было быть очень важное место в истории. И мы найдем свидетельства контактов еще более ранних, чем античные, между Приазовьем и Севером Европы.

Главным итогом первого этапа российско-норвежской Азовской археологической экспедиции стали более 35 тысяч предметов, представляющих археологическую ценность. Они свидетельствуют о контактах Приазовья с Китаем, Монголией, Сирией, Ираном, Центральной Азией, Северным Кавказом, Испанией, Италией, Грецией, Малой Азией, Древней Русью. И среди всех этих предметов — три бесценные находки: три пряжки, принадлежавшие средневековым викингам.
Одной такой пряжки для европейских и американских археологов оказалось достаточно, чтобы изменить взгляд на всю американскую историю и признать, что викинги достигли берегов Америки за несколько столетий до Колумба. Три «азовские пряжки» — неопровержимое доказательство того, что контакты Приазовья с Норвегией во времена викингов были! И теперь ученым оставалось только узнать, были ли эти контакты еще более ранними. Но это была уже задача экспедиции 2002 года…
Экспедиция должна была начаться в апреле. Но 11 апреля пришло известие: Тура Хейердала больше нет. Он умер в Италии. И похоронен там же: в Колла Микеле, своем поместье, в котором он провел много счастливых лет со своей второй семьей.
Как это всегда бывает, смерть человека — простого или выдающегося — заставляет думать о том, для чего мы живем…
Тур Хейердал был человеком, который занимался прошлым, но думал о будущем. Он хотел извлечь из прошлого уроки ради всеобщего блага. Хейердал не был верующим в привычном религиозном понимании этого слова. Но он верил в высшую созидательную силу и ответственность человека за все, что происходит с ним самим и вокруг него. В его последней книге «По следам Адама», много мудрых и совсем не пафосных мыслей:
«Мы считаем, что ушли далеко вперед, но наш так называемый «прогресс» если и имел место, то в промежутках между мировыми войнами, и меняли мы окружающую среду, а не себя. Человек рождается с чувством ответственности за свои поступки — это называется «совесть»…
Если бы мне было позволено загадать одно-единственное желание на будущее, я попросил бы, чтобы все разногласия из-за веры побыстрее закончились и чтобы все, кто верит в неведомую созидательную силу, воспользовались интеллектом, совестью, интуицией, Святым Духом и всем, что есть в нашем распоряжении, чтобы сохранить природу, пока не поздно и пока длится седьмой день отдохновения…»

Норвежский этнолог Тур Хейердал плывет на папирусе

17 мая 1970 года норвежский этнолог Тур Хейердал с многонациональной командой отправился из Марокко через Атлантический океан в Ra II, парусном корабле, созданном по образцу древнеегипетских парусных судов. Хейердал пытался доказать свою теорию о том, что средиземноморские цивилизации приплыли в Америку в древние времена и обменивались культурами с народами Центральной и Южной Америки. Ra II преодолел 4 000 миль океана до Барбадоса за 57 дней.

Хейердал родился в Ларвике, Норвегия, в 1914 году. Изначально изучал зоологию и географию в Университете Осло. В 1936 году он вместе с женой отправился на Маркизские острова, чтобы изучить флору и фауну отдаленного тихоокеанского архипелага. Его увлек вопрос о населении Полинезии. Преобладающее мнение тогда (и сегодня) заключалось в том, что древние мореплаватели Юго-Восточной Азии населяли Полинезию. Однако, поскольку ветры и течения в Тихом океане обычно идут с востока на запад, и поскольку южноамериканские растения, такие как сладкий картофель, были обнаружены в Полинезии, Хейердал предположил, что некоторые полинезийцы могли произойти из Южной Америки.

Чтобы исследовать эту теорию, он построил копию доисторического южноамериканского плота из бальсовых бревен из Эквадора. Крещеный Кон-Тики, после бога инков, Хейердал и небольшая команда покинули Кальяо, Перу, в апреле 1947 года, прошли около 5000 миль океана и прибыли в Полинезию через 101 день. Хейердал рассказал об эпическом путешествии в книге Kon-Tiki (1950) и в одноименном документальном фильме, получившем в 1952 году «Оскар» за лучший документальный фильм.

Позже Хейердал заинтересовался возможностью культурных контактов между первыми народами Африки, Центральной и Южной Америки.Определенные культурные сходства, такие как общая важность строительства пирамид в древнеегипетской и мексиканской цивилизациях, возможно, предполагали связь. Чтобы проверить осуществимость древних трансатлантических путешествий, Хейердал построил в 1969 году 45-футовую копию древнеегипетского судна из папируса с помощью традиционных судостроителей из озера Чад в Центральной Африке. Построенный у подножия пирамид и названный в честь бога солнца Ра, он был позже перевезен в Сафи в Марокко, откуда 24 мая 1969 года отплыл в Карибское море.Дефекты в конструкции и другие проблемы привели к тому, что в июле он обрушился на 600 миль меньше своей цели. Он прошел 3000 миль.

Неустрашимый Хейердал построил второй папирусный корабль, Ra II, , с помощью индейских судостроителей аймаро из озера Титикака в Боливии. С многонациональным экипажем из семи человек Ra II отплыл из Сафи 17 мая 1970 года. После 57-дневного плавания и 4000 миль корабль прибыл на Барбадос. История этого путешествия записана в книге The Ra Expeditions (1971) и в документальном фильме.

В 1977 году Хейердал возглавил экспедицию Tigris , в которой он провел на тростниковом судне по реке Тигр в Ираке к Персидскому заливу, через Аравийское море в Пакистан и, наконец, к Красному морю. Целью экспедиции было установить возможность контакта между великими культурами Месопотамии, долины Инда и Египта за морем. Позже Хейердал возглавлял исследовательские экспедиции на остров Пасхи и археологические раскопки Тукуме на севере Перу.По большей части идеи Хейердала не были приняты основными антропологами.

Норвежский исследователь совершил 4300-мильное морское путешествие на деревянном плоту

7 августа 1947 года -й плот Кон-Тики , деревянный плот из бальзового дерева, которым руководил норвежский антрополог Тур Хейердал, завершил 4300-мильное 101-дневное путешествие из Перу. в Рароя на архипелаге Туамоту, недалеко от Таити. Хейердал хотел доказать свою теорию о том, что доисторические жители Южной Америки могли колонизировать полинезийские острова, дрейфуя по океанским течениям.

Хейердал и его команда из пяти человек отплыли из Кальяо, Перу, на 45-футовом Kon-Tiki 28 апреля 1947 года. Был изготовлен Kon-Tiki , названный в честь мифического белого вождя. из местных материалов и спроектирован так, чтобы напоминать плоты ранних индейцев Южной Америки. Пересекая Тихий океан, моряки столкнулись со штормами, акулами и китами, прежде чем, наконец, вышли на берег в Рарое. Хейердал, родившийся в Ларвике, Норвегия, 6 октября 1914 года, считал, что первые жители Полинезии прибыли из Южной Америки. Эта теория противоречила популярному мнению ученых о том, что первые поселенцы прибыли из Азии.Даже после его успешного путешествия антропологи и историки продолжали дискредитировать веру Хейердала. Однако его путешествие очаровало публику, и он написал книгу об этом опыте, которая стала международным бестселлером и была переведена на 65 языков. Хейердал также снял документальный фильм о поездке, получившей премию Оскар в 1951 году.

Хейердал совершил свою первую экспедицию в Полинезию в 1937 году. Он и его первая жена жили примитивно на Фату-Хива на Маркизских островах в течение года и изучали растения и животных. жизнь.Этот опыт привел его к мысли, что люди впервые прибыли на острова на примитивных судах, плывущих по океанским течениям с востока.

После экспедиции Кон-Тики Хейердал совершил археологические поездки в такие места, как Галапагосские острова, остров Пасхи и Перу, и продолжил проверять свои теории о том, как путешествия по морям играли важную роль в моделях миграции древних культур. . В 1970 году он переплыл Атлантический океан из Марокко на Барбадос на тростниковой лодке под названием Ра II (в честь Ра, египетского бога солнца), чтобы доказать, что египтяне могли иметь связи с доколумбовыми американцами.В 1977 году он плавал по Индийскому океану на примитивном корабле из тростника, построенном в Ираке, чтобы узнать, как могли быть связаны доисторические цивилизации в Месопотамии, долине Инда и Египте.

Хотя работы Хейердала никогда не приветствовались большинством ученых, он оставался популярным общественным деятелем и был признан «норвежцем века» на своей родине. Он умер в возрасте 87 лет 18 апреля 2002 года в Италии. Плот из его знаменитой экспедиции 1947 года находится в музее Кон-Тики в Осло, Норвегия.

О Торе Хейердале - Музей Кон-Тики

Как люди, мы все одинаковы, все мы сталкиваемся с одними и теми же практическими проблемами в жизни.Это было одним из фундаментальных убеждений Тура Хейердала в отношении человечества. Кроме того, он верил в способность людей гармонично жить и работать вместе, невзирая на все этнические, политические и религиозные различия.

К концу 1950-х и вплоть до начала 1990-х годов Хейердал был особенно привержен делу мира во всем мире. Он обратился к высшим властям и самым влиятельным политикам в нескольких странах, включая Андрея Громыко и Джона Ф.Кеннеди.

Идеи и ценности Хейердала перекликались с идеями Всемирного федералистского движения, и он стал его преданным членом. WFM - это организация, которая работает во имя мира, сотрудничества через национальные границы и во имя мирового порядка, основанного на международном праве и справедливости. В конце концов Тор был назначен почетным вице-президентом организации.

Хейердал также принимал участие в работе World United Colleges. Эта организация управляет несколькими средними школами по всему миру, где вместе живут и учатся молодые люди из разных стран.Организация была основана во время холодной войны с идеей о том, что такие школы будут стимулировать молодых людей с различным культурным происхождением учиться друг у друга и узнавать друг друга.

В 1978 году Хейердал и международная команда отплыли из Ирака в Джибути на тростниковой лодке Tigris. Хейердал также намеревался выйти в Красное море, но война в регионе помешала ему сделать это. Вместо этого он решил сжечь «Тигр» и отправить страстное письмо тогдашнему Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций Курту Вальдхайму, подписанное всей командой лодки:

«Наша планета больше, чем связки тростника, которые перенесли нас через моря, и все же достаточно мала, чтобы подвергаться тому же риску, если только те из нас, кто еще живы, не откроют наши глаза и умы на отчаянную потребность в разумном сотрудничестве для спасения себя и наших общих цивилизация из того, что мы собираемся превратить в тонущий корабль.”

Как путешествие «Кон-Тики» ввело в заблуждение мир относительно навигации по Тихому океану | В Смитсоновском институте

В рамках своего трехлетнего кругосветного плавания гавайское каноэ Hōkūleʻa этим летом прибыло на Таити на первом этапе своего кругосветного плавания. Когда посещает Хокулеа, таитянцы говорят: Maeva, a hoi mai , что означает «Добро пожаловать домой». Существует хорошо задокументированная традиция путешествий между двумя группами островов, и ясно, что в 13 веке таитяне использовали сложные навигационные навыки, чтобы преодолеть расстояние в 2500 миль и заселиться на Гавайских островах.Археологические и лингвистические данные показывают, что мореплаватели с соседних островов Таити, Маркизских островов, заселили острова еще раньше. Скептицизм по поводу достоверности этих методов навигации давно омрачает воду. Наиболее заметным скептиком был этнолог Тур Хейердал, чья экспедиция на плотах в Кон-Тики в 1947 году выдвинула идею дрейфа, согласно которой колонизация происходила только тогда, когда суда просто плыли по течению. Но путешествие «Хокулеа» в 1976 году под руководством микронезийского мореплавателя Пиуса «Мау» Пиайлуга разрешило спор.Пиайлуг продемонстрировал свое глубокое умение читать ночное небо и волны океана и безопасно провел огромное океанское каноэ от Гавайев до Таити.

Навигация - это столько же искусство и духовная практика, сколько и наука. Это требует огромных знаний о ночном небе и о том, как оно меняется в зависимости от широты и в течение года. Благодаря этому знанию восхода и захода звезд образуют компас, часы и средство для калибровки широты.Рассказ о том, как эти навыки были утеряны, а затем обнаружены заново и снова практиковались, переполнен европейскими представлениями о расовом превосходстве. Я предполагаю, что о Кон-Тики, снятом в фильме, удостоенном премии Оскар, известно гораздо больше, чем о гораздо более значительном Хокулеа, пилотируемом Пиайлугом. Вот почему должно быть наоборот.

Капитан Джеймс Кук провел много времени в южной части Тихого океана, прежде чем он пересек экватор и наткнулся на ранее неизвестные Гавайские острова в 1778 году.Кук привез с собой Тупайю, первосвященника с Таити и Раиатеи, за 2500 миль к югу. Удивительно, но Тупайя смог разговаривать с этими новыми островитянами на их понятных для обеих сторон языках. Пораженный, Кук задал ставший знаменитым вопрос: «Как мы можем объяснить, почему эта Нация так далеко распространилась по этому Безбрежному океану?» Таким образом, Кук создал «полинезийцев»: людей «многих островов», населяющих Тихий океан от острова Пасхи на востоке до Новой Зеландии (Аотеароа) на юго-западе и Гавайев на севере.Эти три точки определяют то, что называется «Полинезийский треугольник». Географически это самая большая нация на Земле, более 1000 островов расположены на территории около 16 миллионов квадратных миль океана - больше, чем Россия, Канада и Соединенные Штаты вместе взятые. Лингвистическая связь несомненно доказала, что все народы этого региона были связаны. Однако вопрос Кука не давал покоя ученым в течение следующих 200 лет.

Жителям Запада было трудно объяснить, как люди «каменного века», «не умеющие математики» и письма, могли пересекать тысячи миль океана на открытых лодках - задолго до того, как Колумб даже подумал о плавании по синему океану - и, вероятно, против ветра и ветра. течениям, чтобы найти крошечные точки на суше в огромном океане.Первоначальный и очевидный правильный вывод заключался в том, что полинезийцы когда-то были великими мореплавателями, но это создало проблему для европейских колонизаторов 19 века, которые считали себя лучшими.

Одно решение, получившее название «арийский полинезийский», граничило с нелепостью, но оно придавало определенную изобретательность своим замысловатым и запутанным рассуждениям. Чтобы показать, что полинезийцы произошли от европейцев, Авраам Форнандер на Гавайях, а также Эдвард Трегер и Дж. Макмиллан Браун в Новой Зеландии построили этот случай в конце XIX века, используя развивающуюся науку лингвистики, чтобы проследить полинезийские языки до санскрита. и на европейские языки.Профессор А. Х. Кин в своей книге «Этнология » 1896 года описал полинезийцев как «одну из лучших рас человечества, кавказцев во всем; отличаются симметричными пропорциями, высоким ростом ... и красивыми чертами лица ». Этнолог С. Перси Смит был одним из нескольких ученых, которые восхваляли полинезийцев «интеллект, их очаровательные личности и, как хочется думать, их общий источник с нами из кавказской ветви человечества».

Это был удобный аргумент для британских колонистов в Новой Зеландии, живших бок о бок с покоренным населением маори (полинезийцами).Представьте себе ученого-маори Те Ранги Хироа, известного больше под своим англизированным именем сэр Питер Бак. Бак начал прослеживать устные традиции путешествий по Тихому океану и представил свои доказательства в своей работе 1938 года под названием Vikings of the Sunrise . Он задокументировал постепенную миграцию на восток из Юго-Восточной Азии, теория, которая была очень близка к истине.

Но скептики остались, самым известным - но ни в коем случае не единственным - был Тур Хейердал. Он не только отверг традицию путешествий, но также отверг миграцию с запада на восток.Хейердал утверждал, что Тихий океан был заселен в результате случайного дрейфа из Америки. Его аргумент был основан в основном на ветрах и течениях в Тихом океане, которые текут преимущественно с востока на запад. Там, где устная традиция изображает полинезийцев, плывущих против ветра, Хейердал утверждал, что гораздо более вероятно, что американские индейцы плыли по ветру. Он особенно ясно выразил свое предубеждение, сконструировав свой плот Кон-Тики, который не может поворачиваться.

Нет никаких сомнений в том, что путешествие «Кон Тики» было большим приключением: три месяца в открытом море на плоту, дрейфуя во власти ветров и течений.То, что они в конце концов достигли Полинезии, доказало, что такое плавание возможно. Но все другие свидетельства указывают на происхождение из Юго-Восточной Азии: устные традиции, археологические данные, лингвистические структуры и следы растений, завезенных человеком. Сегодня у нас есть веские доказательства того, что полинезийцы действительно достигли Америки, а не наоборот. Тем не менее Хейердал остается известным. Его понятие «дрейфующее плавание» было подхвачено Эндрю Шарпом, чья книга 1963 года поэтапно дискредитировала возможные средства, с помощью которых жители тихоокеанских островов могли перемещаться и фиксировать свое положение в море.

Но десять лет спустя, в 1973 году, группа разработчиков компьютерных моделей показала, что заселение острова Тихий океан с помощью дрейфующего плавания было «крайне маловероятным» и что Гавайи, Новая Зеландия и остров Пасхи не могли быть заселены с помощью процесса дрейфа. Так или иначе, навигация должна была быть преднамеренной. Примерно в то же время британский моряк Дэвид Льюис отправился на отдаленные тихоокеанские острова, чтобы найти и изучить у традиционных мореплавателей. Его книга « Мы, мореплаватели: древнее искусство поиска земли в Тихом океане » впервые изложила реальные методы традиционной навигации.Льюис стал членом Полинезийского общества путешествий и был на борту корабля Hkūleʻa во время его плавания на Таити в 1976 году.

Именно в рейсе 1976 года впервые был задействован традиционный штурман. Успешно пройдя 2500 миль до Таити и выйдя на берег, Мау Пиаилуг продемонстрировал эффективность различных методов навигации и поиска суши. Он показал, что восход и заход солнца можно использовать для задания направления днем. Для мореплавателя с подробными знаниями о восходе и заходе многих звезд ночное небо обеспечивает направление и широту.Но еще более интригующим было использование океанских волн как для определения направления, так и для поиска суши. Мау смог идентифицировать до восьми волн разного направления в открытом море и поддерживать курс каноэ по углу определенной волны к корпусу каноэ. Во время одного рейса, когда он не был главным штурманом, Мау проснулся от мертвого сна и сказал рулевому, что каноэ сбилось с курса, просто от ощущения волн, ударяющих по корпусам каноэ.

Поскольку отражение и преломление волн от островов меняют их характер, чувствительный навигатор может обнаружить землю ниже горизонта.Некоторые виды наземных птиц указывают на близость к суше, и для обученного штурмана характер полета птиц может указать, в каком направлении находится эта земля. Очень внимательное чтение облаков на горизонте также может выявить присутствие суши. Наиболее важно то, что навигатор отслеживает положение с помощью точного счисления - сохраняя мысленный учет пройденного расстояния, скорости, дрейфа и течения. По этой причине говорят, что навигатора на каноэ можно определить как человека с налитыми кровью глазами, потому что навигатор спит редко или никогда.

Сегодня H thekūleʻa использует звездный компас, разработанный Наиноа Томпсон, который, будучи молодым членом экипажа во время первого рейса, увлекся традиционной навигацией и начал разбираться в ней сам. Его собственное путешествие к новым открытиям прекрасно задокументировано в книге Сэма Лоу Hawaiki Rising , а также в книге Уилла Киселки «Океан в мыслях» . За более чем 40 лет плавания «Хокулеа» «заново открыла» все островные группы Тихого океана. Что оставалось делать? Совершите кругосветное путешествие.На этот раз не для того, чтобы ничего доказывать, а для того, чтобы показать, что традиционные знания учит нас, как жить прямо на этой планете.

Тур Хейердал | Путешествие | The Guardian

Тур Хейердал, умерший от рака в возрасте 87 лет, был одним из великих индивидуалистических знаменосцев приключений середины 20-го века. В 1947 году он и его команда из пяти человек поднялись на борт экспериментального бальсового плота «Кон-Тики» и пронеслись по тихоокеанскому течению Гумбольдта из Перу на острова Туамоту - и вошли в историю.Его достижение, о котором Хейердал объявил миру, доказало, что моряки Нового Света с востока могли приплыть в Полинезию, что противоречит общему предположению о том, что она была заселена с запада.

Сегодня нет никаких сомнений в том, что Кон-Тики продемонстрировал, по словам археолога Глина Дэниела, возможность - но не реальность - входа в Тихий океан с востока на запад на бальзовом плоту. Этот проект лежал в основе работы всей жизни Хейердала - он пытался доказать свою убежденность в том, что культуры древнего мира иногда были связаны между собой моряками, которые могли пересекать океаны.

Чтобы установить археологическую поддержку этой гипотезы в засушливых районах, в 1952-53 годах Хейердал отправился на Галапагосские острова, расположенные на экваторе в 500 милях к западу от Эквадора. Осколки того, что считалось доинковскими горшками, поставили под сомнение мнение о том, что доевропейских посетителей там не было.

Это была прелюдия к его экспедициям на остров Пасхи (Рапа-Нуи), удаленно расположенный к юго-востоку от архипелага Туамоту. После этого предприятия он заинтересовался возможностью пересечь Атлантический океан на тростниковых лодках, а затем - возможностью древних мореплаваний в Аравийском море и Индийском океане.

Просматривая все обширные опубликованные работы, которые создал Хейердал, можно увидеть сложную, противоречивую личность человека, мыслившего как посторонний, но не изгоем. Требовательный, самоуверенный, но чуткий и добрый, на протяжении всей своей карьеры он упорно противопоставлял себя академическим кругам. Он отказался играть по самым элементарным правилам академического обмена, но ощетинился, когда столкнулся с критикой, и сразу же передал свое дело на рассмотрение общественного мнения.

В недавнем интервью он сказал, что существует «шокирующая степень невежества» со стороны тех, кто «называет себя авторитетами и претендует на монополию на все знания». Тем не менее каждый археолог, когда-либо работавший с Хейердалом, любил и уважал его.

Хейердал родился в Ларвике, Норвегия. Он был одиноким, единственным сыном несчастных, разлученных родителей, которые развелись в раннем детстве. Поступив в университет Осло для изучения зоологии и географии, он перешел на антропологию, живя в Фату-Хива на Маркизских островах Французской Полинезии, будучи очарованным вопросом о том, откуда пришли его жители.

Там он отбросил условности нормальной жизни - в том числе завершил учебу на степень - и, как и многие ранее путешественники по Южным морям, художники и поэты, отправился в собственное внутреннее путешествие. Как сказал тихоокеанский историк Гэвин Доус, Хейердал был полон решимости превратить свои личные поиски «в достижения, на которые мир обратит внимание». И он это сделал.

Следующим шагом с 1939 по 1940 год было продолжение его теории перемещений коренных американцев в Тихий океан путем поиска «недостающего звена» в Британской Колумбии.Он считал, что люди раннего каменного века из Юго-Восточной Азии пересекли Тихий океан в Северную Америку и снова отправились в Полинезию в какой-то момент до 1000 года нашей эры. Определенные артефакты и языковые характеристики подсказали ему, что могла существовать связь между народами Малайзии, Полинезии и - на вершине этого растянутого и все еще недоказанного теоретического треугольника - некоторыми индейскими племенами Британской Колумбии.

С 1941 года Хейердал сражался в составе свободных норвежских вооруженных сил в Финнмарке, на самой северной оконечности Норвегии.Затем он провел дальнейшие исследования в Европе и США с 1945 по 1947 год.

Экспедиция Кон-Тики получила свое название от мифического царя-мореплавателя, который, согласно легенде об индейцах аймара с озера Титикака, в современной Боливии, отправился в путь. через моря со своими последователями и исчезли: такие народные воспоминания сформировали еще одну черту в радикальном взгляде Хейердала на древние технологии и предпринимательство. Бородатое лицо, изображающее раннего океанского мореплавателя, украшало парус современного корабля.От Кальяо в Перу до острова Рароя в Полинезии он преодолел 4300 миль за 101 день.

В 1948 году, на следующий день после своего второго брака в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, Хейердал встретил американского археолога Эдвина Н. Фердона-младшего. В то время Хейердал читал лекции и собирал средства для поддержки своей книги «Американские индейцы в Тихом океане». : Теория, лежащая в основе экспедиции Кон-Тики, неоднозначный фолиант, опубликованный в 1952 году. Одним из его главных интересов было проследить происхождение мегалитической скульптуры Рапа Нуи и найти доказательства ее связи с южноамериканскими традициями.

Фердон присоединился к норвежской экспедиции на Рапа-Нуи по приглашению Хейердала, и двое мужчин вступили в полезную дружбу, которая, несмотря на расстояние и разные мнения, длилась 50 лет. Уильям Маллой (который сказал удивленному Хейердалу: «Я не верю ни черту, что вы опубликовали»), Арне Скьёльсволд и Карлайл С. Смит составили остальную часть археологической группы.

Вскоре после высадки экспедиции на остров Хейердал позвал других археологов в базовую палатку экспедиции.«Вы знаете мои теории», - сказал он, а затем посоветовал им идти своим путем, не опасаясь вмешательства. Он был непредубежденным и всегда справедливым, даже когда их результаты не подтверждали его теории.

В 1958 году Хейердал опубликовал «Аку Аку: Тайна острова Пасхи», творческую, даже фантастическую, но увлекательную цепочку «секретных пещер» и «призрачных» церемоний, сотканных вокруг внушительных скульптур острова, и рассказы о мифическом конфликте между длинноухие и короткоухие люди. Он стал чрезвычайно популярным среди читателей и способствовал развитию современного туризма на острове.Те, кто интересовался более достоверной информацией, обратились к внушительному официальному отчету экспедиции. Отредактированный Хейердалом и Фердоном в 1961 году, он является важной вехой в исследованиях Тихого океана и памятником проекту.

Присутствие сладкого картофеля, местного растения Южной Америки, на юго-востоке и в центральной Полинезии к 1000 году нашей эры остается лучшим и наиболее убедительным свидетельством человеческого контакта между двумя регионами. В 1919 году Кэтрин Рутледж, которая со своим мужем Уильямом Скорсби была пионером-предшественницей Хейердала, написала, что добраться до Рапа-Нуи из Южной Америки «не может быть и речи».Более поздние исследования, обобщенные новозеландским ученым Роджером Грином, предполагают более осторожную оценку.

Грин, который впервые встретился с Хейердалом на Тихоокеанском научном конгрессе в Гонолулу в 1961 году, расходился с ним по многим вопросам. Возможно, самым важным из них был плот как средство связи между Южной Америкой и Полинезией. Хейердал, по словам Грин, «просто был в обратном направлении». По мнению большинства тихоокеанских ученых, контакт был от юго-востока Полинезии до северного побережья Южной Америки, а затем вернулся обратно.

Эти двое мужчин придерживались противоположных взглядов, но каждый считал другого коллегой и хорошим другом. Таким образом, вопрос, который Кон-Тики впервые поставил столь драматично более 50 лет назад, все еще остается открытым, и современные археологи исследуют его в соответствии с планом, выдвинутым Хейердалом.

В Перу Хейердал познакомился с использованием небольших тростниковых лодок на озере Титикака. При раскопках на Рапа Нуи были обнаружены изображения трехмачтовых лодок из тростника, и это заставило Хейердала предположить, могли ли такие суда, очевидно известные в Древнем Египте и все еще построенные людьми Будума из озера Чад, пересечь Атлантику.

Его рейс 1969 года из Марокко в Ра I доказал, что папирусный корабль может долгое время выживать в океанических условиях, хотя его корма угрожала развалиться после того, как преодолела 3 000 из 4 000 миль до Барбадоса.

Однако Хейердал и его сотрудники пришли к выводу, что изогнутая корма, которую они видели на некоторых древнеегипетских изображениях, не была декоративной. Это было важно для эластичности судна, и поэтому Хейердал заручился помощью четырех индейцев аймара из Боливии; вторая попытка, в Ра II год спустя, достигла Барбадоса.

Экспедиция на Тигр 1977-78 гг. Основывалась на знаниях, полученных во время путешествий Ра. Хейердал стремился доказать, что месопотамский тростник берди мог в равной степени служить материалом для шумерских кораблестроителей, чтобы добраться до Красного моря и Египта на западе и до древних цивилизаций долины Инда на востоке.

В ходе строительства «Тигра» Хейердал познакомил своих товарищей из индейцев аймара с их коллегами из иракских болотных арабов: несмотря на языковой барьер, две группы работали вместе, чтобы построить корабль, который высотой более 50 футов был самым большим для Хейердала.Но когда войны в районе Красного моря ограничили его гаванью Джибути, он сжег его в знак протеста.

За этим последовали его экспедиции на Мальдивские острова в 1983 и 1984 годах, расцветающие из-за его веры в то, что эти коралловые рифы были известны мореплавателям задолго до их открытия арабами в 1153 году. Затем, в 1986, 1987 и 1988 годах, он вернулся на Рапу. Нуи с двумя основными целями. История, рассказанная в начале 1900-х годов, утверждала, что великие статуи острова были способны «ходить».

Работая с чехословацким инженером Павлом Павлом, Хейердал привязал веревки к верхней и нижней части небольшой вертикальной статуи, а затем экипажи, натягивая веревки, извивали ее назад и вперед, перемещая ее примерно на четыре фута.Этот метод был непрактичным в пересеченной местности острова, и Хейердал не преследовал ни его, ни другие теории, основанные на суше, с той страстью, которую он привнес в эксперименты в морских путешествиях.

Другая его цель касалась дерева торомиро, которое является эндемиком острова Пасхи. В 1956 году он взял семена у умирающего экземпляра и посадил их в ботаническом саду Гетеборга. Хотя дерево не исчезло, его количество значительно уменьшилось. Он поддержал усилия по сохранению растений, восстановив рассаду в питомнике растений национального парка острова.

Среди пирамид Тукуме, Перу, с 1988 по 1993 год Хейердал нашел то, что, по его мнению, было доказательством своей первоначальной гипотезы Кон-Тики: «изображения тростниковых кораблей, управляемых мифическими людьми с птичьими головами» - символические мотивы, подобные другим найденным в петроглифах на Рапа-Нуи. В 1990 году еще несколько пирамид привели его в Гуимар, Тенерифе, на Канарских островах, где он встретил свою третью жену Жаклин и купил дом; пара поженилась в 1996 году.

Он предположил, что пирамиды Тенерифе имеют астрономически ориентированную храмовую функцию, и решил, что они были оставлены гуанчами, которые сдались испанцам.В одном из последних примеров широких, глобальных связей, которые он любил устанавливать, он описал их короля как «последнего из белых и бородатых мореплавателей, которых только легенды сохранили в Мексике и Перу».

Хейердал много публиковал, читал лекции, снимал документальные фильмы - оскароносный фильм 1951 года «Кон-Тики» оставил неизгладимое впечатление - получил множество наград и несколько почетных званий. Он поощрял сохранение природы и экологическую осведомленность, имел широкую общественность, которую он очень хорошо осознавал, и пользовался бесспорным статусом знаменитости и норвежским национальным достоянием.

В области полинезийских исследований он внес три значительных и устойчивых вклада: представление о море как соединителе, а не как преграде; ныне неоспоримый факт контактов между Южной Америкой и Полинезией; и его щедрая поддержка современной археологии. Хейердал и музей Кон-Тики в Осло (основанный в 1949 году вместе со своим военным коллегой и радистом на плоту Кнутом Хаугландом) инициировали, собрали деньги или опубликовали результаты проектов в Рапа-Нуи, Питкэрн, Маркизские острова. , Южная Америка и совсем недавно в Западном Самоа.Его жажда знаний и опыта стала движущей силой новых археологических открытий.

Когда Хейердал повторно посетил Рапа Нуи в 1984 году, островитяне оказали огромный прием, и он любезно принял участие в десятках государственных и частных мероприятий в его честь. Я был там аспирантом-археологом и устроил особый ужин в доме, который я снимал в деревне, вместе с детьми Рапа Нуи в танцевальных костюмах. Пришел Хейердал и, насколько я помню, азартно танцевал с моей тогда восьмилетней дочерью.В последующие годы у нас возникли острые разногласия по вопросам, связанным со статуями, но у нас также были чудесные, стимулирующие беседы.

Люди Рапа Нуи благодарны ему за то, что он представил их историю вниманию всего мира, а археологи Соня Хаоа и Серджио Рапу, как и многие другие коллеги, оценили его любовь к решению больших и сложных вопросов и поощрение других делать то же самое. .

Другие грандиозные приключения Кон-Тики и Хейердала были, по словам Роберта Луи Стивенсона, «путешествием к другой цели».Хейердал знал, что рост знания никогда не бывает строго линейным. Он взял нас всех в великолепный исследовательский парус, беспокойно кружа с одного направления на другое, но всегда направляясь к новому острову прямо за горизонтом и всегда перед ветром.

Хейердал был женат трижды. У него было два сына от первого брака с Лив, на которой он женился в 1936 году. Его второй женой была Ивонна, на которой он женился в 1948 году; у них было три дочери, одна из которых умерла раньше него. Его третья жена, Жаклин, выживает после него, вместе с двумя его сыновьями и двумя дочерьми.

Тур Хейердал, путешественник, исследователь и писатель, родился 6 октября 1914 года; умер 18 апреля 2002 г.

Наука: ДНК показывает, как Тур Хейердал ошибся | The Independent

Пятьдесят лет назад Тур Хейердал и экспедиция Кон-Тики, казалось, доказали, что древние люди могли приплыть на запад из Южной Америки, чтобы колонизировать острова Тихого океана. Но данные ДНК теперь показывают, что его теория ошибочна. Чарльз Артур, научный редактор, о молекулах, которые помешали великому приключению.

В «Путешествии Кон-Тики» норвежский археолог Тур Хейердал классно доказал, что древние люди могли использовать пассаты, чтобы плыть из Перу на остров Пасхи - и, таким образом, стать его первыми поселенцами. Но хотя рассказ о его реплике плота и путешествии на запад через Тихий океан в августе 1947 года является волнующим рассказом, его идея теперь оказалась ошибочной. Извини, Тор: анализ ДНК останков первых поселенцев на островах по всему Тихому океану, включая остров Пасхи, показывает, что они действительно прибыли из Юго-Восточной Азии.

Доктор Эрика Хагельберг с факультета генетики Кембриджского университета последние восемь лет изучает митохондриальную ДНК, передающуюся по материнской линии, полинезийцев, которые перебрались в западную часть Тихого океана около 1500 лет назад, и меланезийцев. , которые первыми мигрировали сюда в эпоху плейстоцена около 60 000 лет назад.

«Есть две группы населения, которые переселились в этот район, но обе в конечном итоге прибыли из Азии», - сказал вчера доктор Хагельберг.«Меланезийцы могли быть одной из первых миграций современных людей из Африки». Похоже, они добрались до Новой Гвинеи, где и поселились. Затем последовали полинезийцы и колонизировали Новую Зеландию, Гавайи и сам остров Пасхи.

Определение происхождения популяций с помощью анализа митохондриальной ДНК выполняется, сначала предполагая, что мутации в последовательности ДНК возникают с определенной скоростью, но по-разному у разных людей. Таким образом, две популяции, которые эволюционируют отдельно, будут иметь разные последовательности митохондриальной ДНК.Это означает, что вы можете определить, откуда произошла ДНК, обнаруженная в скелетах, сравнив ее с ДНК современных популяций, а также с древней ДНК известного происхождения. А в случае первых поселенцев острова Пасхи оказывается, что их общий предок происходит из Юго-Восточной Азии, а не из Южной Америки.

Профессор Хейердал возражает против того, что настоящие первые поселенцы кремировали своих мертвецов, что уничтожило бы любые потенциальные доказательства. Но доктор Хагельберг оспаривает это. "Я могу посмотреть ДНК в костях.Я исследовал пару сотен скелетов. Это просто требует терпения и внимания к деталям ».

Ее работа была сделана в сотрудничестве с командами в Оксфорде, Голландии и Австралии и вчера была представлена ​​на семинаре в Музее естественной истории, организованном Советом по исследованиям природной среды, посвященном изучению« древних » biomolecules ».

Тур Хейердал умер в возрасте 87 лет; его путешествие на Кон-Тики было подтверждено в пользу древних моряков

Затем г-н Хейердал возглавил археологическую экспедицию в 1953 году на Галапагосские острова, в 700 милях от побережья Эквадора.Он нашел доказательства, которые убедили его в том, что предшественники инков посещали острова и что у них были мореходные навыки, чтобы вернуться домой против ветра.

В 1955 и 1956 годах г-н Хейердал разгадывал загадку далекого острова Пасхи. Он экспериментировал с техниками, которые могли быть использованы при создании и установке огромных каменных фигур, которыми славится остров. «Аку-Аку», опубликованный в 1958 году, был ярким описанием экспедиции.Позже он опубликовал научные отчеты об этом и о путешествиях в Кон-Тики.

Г-н Хейердал утверждал, что остров Пасхи также был колонизирован южноамериканцами, что привело к тому, что один критик, британский археолог Пол Дж. Бан, написал: «К сожалению, он позволил своей одержимости южноамериканскими связями затмить гораздо более интересные и важные предметы культурной истории островитян, образа жизни и разрушения окружающей их среды ''.

Г-н Хейердал затем обратил свое внимание на возможность миграции из Египта в Америку из-за того, что он чувствовал были поразительные культурные параллели, особенно строительство пирамиды.Большинство ученых сомневались, что у египтян были корабли, способные совершать столь долгое плавание. Итак, г-н Хейердал решил провести практическую демонстрацию. Руководствуясь древними изображениями египетских лодок из тростника, он построил корабль из тростника и назвал его Ра в честь египетского бога Солнца.

Первая попытка в 1969 году не удалась. Затопленное судно пришлось бросить в 600 милях от пункта назначения на Барбадосе. Неустрашимый г-н Хейердал попытался снова в следующем году. Он сказал, что именно в этом успешном 57-дневном путешествии на Ра II он впервые заметил «тревожное» загрязнение океана - тему, которую он продолжал настойчиво поднимать.

Политическая борьба сократила его плавание 1977-78 годов на другой тростниковой лодке в Индийском океане и Красном море. Достигнув побережья Эфиопии, ему было отказано в разрешении на высадку из-за войны. Затем он отказался от путешествия, поджег лодку «в знак протеста против бесчеловечных элементов мира 1978 года».

Этими экспедициями г-н Хейердал сказал: «Я доказал, что все древние доевропейские цивилизации могли общаться через океаны с примитивными судами, которыми они располагали.Я чувствую, что бремя доказывания теперь лежит на тех, кто утверждает, что океаны были неизбежным фактором изоляции цивилизаций ''.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *