Фсб учеба: Правила поступления: Академия ФСБ — Учёба.ру

Содержание

Такой страницы нет, но не торопитесь уходить




*В логине допустимы только латинские буквы/цифры/точка


Выберите город, в который хотите поступатьАбаканАльметьевскАнапаАрхангельскАстраханьБакуБалашихаБарнаулБелгородБелорецкБиробиджанБлаговещенскБрянскБуденновскВеликий НовгородВладивостокВладикавказВладимирВолгоградВологдаВоронежВыборгВышний ВолочекГеленджикГрозныйДмитровДушанбеЕкатеринбургЕлабугаЕлецЕреванЕссентукиЖелезногорскЗлатоустИвановоИжевскИркутскКазаньКалининградКалугаКаменск-УральскКемеровоКировКирово-ЧепецкКисловодскКонаковоКраснодарКрасноярскКурганКурскЛипецкМагаданМагнитогорскМайкопМахачкалаМинскМичуринскМоскваМурманскНабережные ЧелныНижневартовскНижнекамскНижний НовгородНижний ТагилНовомосковскНовороссийскНовосибирскНорильскНур-Султан (Астана)ОбнинскОмскОрелОренбургОрскПензаПермьПетрозаводскПетропавловск-КамчатскийПодольскПсковПятигорскРжевРостов-на-ДонуРязаньСалехардСамараСанкт-ПетербургСаранскСаратовСаяногорскСевастопольСерпуховСимферопольСмоленскСосновый БорСочиСтавропольСтарый ОсколСтерлитамакСургутСыктывкарТаганрогТамбовТашкентТверьТольяттиТомскТулаТюменьУлан-УдэУльяновскУфаУхтаХабаровскХанты-МансийскХимкиЧебоксарыЧелябинскЧереповецЧеркесскЧитаЭлектростальЮжно-СахалинскЯкутскЯрославль

Пожалуйста, выберите, кем вы являетесьЯ абитуриентЯ сотрудник ВУЗаЯ родитель абитуриентаСтудент колледжаШкольник до 11-го классаСпециалистБакалаврМагистрЯ учитель в школе

Регистрируясь через данную форму, я соглашаюсь с политикой конфеденциальности и согласен на обработку персональных данных.

Хочу, что вы отправляли мне индивидуальные подборки и лучшие предложения от вузов по нужным мне критериям.

Академия ФСБ - как поступить?

Академию ФСБ в Москве отличает от других подобных учебных заведений то, что только самые лучшие не подкупаемые молодые люди выходят из её рядов, можно сказать солдаты. Молодым выпускникам не придется ехать в горячие точки, чтобы защищать свою страну, но браться за оружие приходится довольно часто. Кроме того, после окончания академии ФСБ можно получить престижную хорошо оплачиваемую работу, к которой прикрепляется множество льгот, предназначенных для сотрудников различных отделов.

По сравнению с другими военными учреждениями поступить в ряды ФСБ очень и очень сложно. В первую очередь это связано с тем, что многие пытаются пробиться в академию ФСБ в Москве,  и многие поступающие обладают достойными качествами, что, прежде всего и ценится в студентах. Хочется отметить тот факт, что на сегодняшний день несколько изменились правила для поступающих. Раньше свои заявления на поступление могли подать только мужчины, прошедшие службу в армии. Теперь делать это нет необходимости. Обучаясь в академии ФСБ, студенты проходят военную кафедру, где обучаются азам военного дела.

При поступлении в академию студентов ожидает ещё одна сложность. В принципе это уже не зависит от ваших умений и талантов. Если вы не прошли медицинское обследование, то вас не возьмут на обучение, как бы талантливы вы не были. Это кажется простой процедурой, но в ФСБ уровень проверки намного требовательнее, чем в других военных учреждениях.

Структура обучения

Обучение в академии ФСБ в Москве достаточно плотное ввиду того, что обучают студентов сразу по нескольким специальностям.

Может показаться, что это невозможно, да и не нужно в принципе, ведь необязательно терапевту знать все тонкости работы хирурга.

В академии ФСБ в Москве считают, что таким образом они готовят настоящих бойцов, готовых практически к любой неожиданности.

Каждый студент академии на уровне сапёра знает, как разминировать бомбу, владеет боевыми искусствами. Конечно же, в академии есть кафедры, которые студенты сами выбирают. К таким относится факультет связи и информатики и факультет криптографии. На этих факультетах студентов готовят не столько к военным действиям, сколько к тактическим маневрам, что просто необходимо как на любой войне, так и в обычной работе ФСБ для выполнения чётко поставленной цели и выживания.

Ну а пока в академии ФСБ учат защищать Родину.

Наиболее часто задаваемые вопросы при поступлении в образовательные организации ФСБ России Пограничного профиля

Просмотров: 196

— Сколько стоит у вас учеба?

Ответ: Весь образовательный процесс в нашем ведомстве бюджетный. Соответственно курсанты не платят не за что. Проживание, питание, военная форма, все за счет государства.

— Как обстоят дела с трудоустройством после окончания Института?

Ответ: На 2-м курсе курсанты заключают контракт о прохождении военной службы на период обучения и пять лет военной службы после окончания обучения. Соответственно вопрос о поиске места работы после окончания обучения у нас не стоит вообще. Все выпускники распределяются к местам службы в зависимости от вакансий в управлениях.

— Какой средний балл ЕГЭ нужен для поступления?

Ответ: По опыту 2019 года, проходной балл ЕГЭ для поступления на программы высшего образования был приблизительно 60 баллов по каждому предмету. Но и основная конкуренция была именно в районе этих баллов. Те ребята кто привез результаты от 65 баллов, поступили все.

— Какие нормативы по физической подготовке нужно сдавать?

Ответ: Как правило сдаются три упражнения – на скорость (бег на 100 м. или челночный бег 10х10 м.), на выносливость (бег на 1 км.или бег на 3 км.) и на силу (подтягивание). При сдачи существует сложная бальная система, которая даёт возможность получить дополнительные баллы за «перевыполнение» минимальных требований. Но для того чтобы понимать примерный уровень результатов, оценка «отлично» уровня этих же нормативов для старшеклассников, позволяет набрать достаточное количество баллов.

— До скольких лет можно поступать в институт?

Ответ: К поступлению в Институты допускаются: граждане РФ, не проходившие военную службу – в возрасте от 16 до 22 лет включительно; граждане прошедшие или проходящие военную службу – в возрасте до 24 лет включительно.

— Какие льготы действуют при поступлении?

Ответ: При поступлении в институты за наличие различных достижений (спортивные разряды, достижения в учебе, значки ГТО и т.д.) могут прибавляться дополнительные баллы. Более подробно о количестве и порядке присуждения баллов можно прочитать на официальных сайтах Институтов.

— По каким причинам отсеивается большая часть кандидатов?

Ответ: К сожалению, основная масса кандидатов отсеивается на этапе прохождения ВВК (слабое здоровье) и на этапе прохождения профессионального – психологического отбора (употребление наркотических средств). Используемые современные технологии позволяют установить даже однократное употребление даже так называемых «легких» наркотиков давностью до 3-5 лет. Поэтому отдавайте себе отчет в том, что «дворовая шалость» вполне может поставить крест на вашей судьбе. Не забывайте это!

— В каких условиях у вас живут курсанты?

Ответ: В наших Институтах все курсанты проживают в комфортабельных, современных общежитиях в двухкомнатных блоках со всеми удобствами, по 2-3 человека в комнате. А курсанты СПО,  проживают в так называемых казармах.

— Может ли прапорщик окончивший СПО потом получить высшее образование?

Ответ: Да, каждый военнослужащий, как гражданин Российской Федерации имеет право на получение бесплатного первого высшего образования. Поступить на очное обучение в ведомственную образовательную организацию (до 24 лет).

Пограничное Управление ФСБ России по Ростовской области

Студенты из Казахстана попросили правительство России, МИД и ФСБ разрешить им въезд для учебы

Студенты из Казахстана обратились в правительство РФ, МИД и ФСБ с просьбой включить учебу в список оснований для въезда в Россию. Об этом пишет «Коммерсант» со ссылкой на текст обращения, которое подписали около тысячи учащихся из Казахстана.

Граница с этой страной закрыта из‑за пандемии коронавируса, и учеба не является основанием для въезда, рассказал один из авторов документа Микита Франко. На сайте посольства Казахстана в России также сказано, что пересечение границы с РФ возможно только после снятия взаимных ограничений.

По данным издания, проблема касается десятков тысяч иностранных студентов. Им предлагают начать обучение в дистанционном формате, пока границы не откроют.

В письме говорится, что такая форма обучения отличается по уровню от традиционной, а для медицинских и творческих специальностей она практически нереализуема. «Мы окажемся неконкурентоспособными по сравнению со студентами, обучающимися очно», — сказано в обращении.

В российских вузах «Коммерсант» заверили, что готовы организовать дистанционное обучение для иностранных студентов. Об этом заявили представители НИУ ВШЭ, МФТИ, СПбПУ, КФУ и МГУ. В ГИТИСе сказали, что возвращают студентов индивидуально при участии оперштаба по ситуации с коронавирусом.

Эксперты, опрошенные изданием, опасаются, что качество образования упадет с переходом на дистанционную форму. Кроме того, на преподавателей ляжет двойная нагрузка: им придется читать очные курсы для одних студентов и дистанционные — для других.

19 августа в Минобранауки заявили, что иностранным студентам, возвращающимся в Россию, придется пройти двухнедельный карантин и сдать тест на коронавирус. Там подтвердили, что въехать в РФ можно будет только из стран, с которыми открыта граница.

О проблеме въезда иностранных студентов в Россию «Афиша Daily» писала ранее. По данным Минобранауки, в России учатся около 300 тыс. студентов из‑за рубежа.

FDIC: сбой в банковской информации - сводка предложений

Интер сберегательный банк, фсб D / B / A Interbank, фсб, Maple Grove, MN


Дата закрытия: 27 апреля 2012 г.
Участник торгов Тип операции Депозитная премия / (Скидка)% Премия за актив / (Скидка) $ (000) /% SF Транш 1 на долю убытков SF Транш 2 на долю убытков SF Транш 3 доли убытков Транш 1 на долю коммерческих убытков Транш 2 на долю коммерческих убытков Транш 3 доли коммерческих убытков Инструмент оценки стоимости Соответствующая заявка Связанный
Победитель торгов и участник торгов: Great Southern Bank, Reeds Spring, MO Весь депозит всего банка с долей убытков 0. 00% долл. США (59 900) 80% 80% НЕТ 80% 80% НЕТ Нет Есть НЕТ
Крышка - Центральный банк, Стиллуотер, Миннесота Весь депозит всего банка с долей убытков 0.00% долл. США (82 000) 80% 80% НЕТ 80% 80% НЕТ Нет Есть НЕТ
Другое предложение Весь депозит всего банка с долей убытков 0,00% $ (59 200) 80% 80% НЕТ 80%
80%
НЕТ Нет Нет НЕТ

Другие имена участников торгов:

Не упоминается в данном раскрытии

Примечания:

  • Приобретение всех депозитов победителем торгов было наименее затратным решением по сравнению с альтернативой ликвидации. Альтернатива ликвидации была оценена с использованием моделей оценки для оценки рыночной стоимости активов. Заявки на долю убытков, если таковые имеются, оценивались с использованием анализа дисконтированных денежных потоков для портфеля доли убытков в течение срока действия соглашения о доле убытков.
  • Покрывающая ставка - это ставка, которая: a. Менее затратно, чем ликвидация и b. Ставка с наименьшими затратами после исключения всех заявок, поданных победителем.
  • Имена других участников торгов и другие предложения расположены в случайном порядке.Нет связи между именами участников торгов и заявками, за исключением случая выигравшей заявки и покрывающей заявки.
  • Для получения дополнительной информации о политике раскрытия информации о торгах см. Https://www.fdic.gov/resources/resolutions/bank-failures/failed-bank-list/biddocs.html

К началу

Ответ BPI Research на вопросы ФСБ о посткризисных реформах

Ключевые выводы:
  1. Посткризисные изменения в регулировании и надзоре крупнейшего U. Южные банки значительно повысили устойчивость финансовой системы США и мировой финансовой системы.
  2. Крупные банки в США не получают выгоды от более низкой стоимости фондирования из-за того, что их считают слишком большими, чтобы обанкротиться.
  3. Некоторые важные непредвиденные последствия посткризисных реформ включают более низкое предоставление кредитов малым и средним предприятиям, снижение ликвидности на рынках корпоративных облигаций и перевод банковского кредитования в нерегулируемый сектор.

В мае 2019 года Совет по финансовой стабильности направил заинтересованным сторонам запрос на получение отзывов об оценке последствий реформ, проводимых слишком большими для провала (TBTF).Запрос о комментариях включал несколько вопросов для оценки того, достигли ли реформы поставленных целей, их влияния на устойчивость и структуру финансовой системы, а также существенные непредвиденные последствия. Это сообщение в блоге отвечает на эти вопросы, предоставляя обзор некоторых из наиболее важных научных работ, написанных по этой теме.

1. Посткризисные изменения в регулировании и надзоре за крупнейшими банками США значительно повысили устойчивость США.С. и мировые финансовые системы.

Если банк рассматривается инвесторами как «TBTF», это может иметь негативные последствия. Инвесторы в банковский долг могут не требовать, чтобы процентная ставка по долгу включала премию за риск, полностью отражающую риск портфеля банка. Эта уменьшенная премия за риск может дать банку стимул для увеличения заимствований и инвестирования в более рискованные активы. Это также может дать некоторым банкам стимул к тому, чтобы стать крупнее и системнее, чтобы реализовать это преимущество.Оба изменения могут повысить вероятность вмешательства государства.

Существует четыре типа государственной политики, которая использовалась для устранения этих возможных последствий. Во-первых, потенциальная потребность во вмешательстве государства для предотвращения неудач может быть уменьшена за счет того, что неудачи станут менее дорогостоящими с точки зрения уменьшения внешних эффектов или неблагоприятных последствий для финансовой системы и экономики в целом. Во-вторых, предполагаемая вероятность государственного вмешательства может быть уменьшена путем законодательного удаления или ограничения инструментов, которые будут использоваться для этого вмешательства, и простого допущения банкротства крупных банков.В-третьих, выгода для банков от премии TBTF (то есть снижение затрат по займам) может быть уменьшена за счет снижения вероятности того, что банк станет неплатежеспособным (таким образом, уменьшая потенциальную потребность в финансовой помощи). В-четвертых, стимулы банков к тому, чтобы стать системно значимыми, могут быть уменьшены путем налогообложения атрибутов и видов деятельности, которые усиливают «системный» характер фирмы.

В рамках посткризисного ответа на проблему TBTF в Соединенных Штатах были реализованы все четыре типа политики.

  • Стоимость банкротства с точки зрения внешних факторов или неблагоприятных последствий для финансовой системы и экономики в целом была снижена за счет повышения разрешимости банков. Такая повышенная разрешимость является результатом нескольких факторов, включая требование о том, чтобы крупные холдинговые компании готовили планы по их упорядоченному урегулированию в соответствии с Кодексом о банкротстве, более известным как завещания о жизни; иметь достаточную ликвидность для финансирования упорядоченного урегулирования споров в соответствии с Кодексом о банкротстве; и выпустить на уровне холдинговой компании существенные минимальные суммы долгосрочного долга, который может быть конвертирован в капитал для капитализации нового учреждения после банкротства.Кроме того, введение в действие Органа упорядоченной ликвидации в соответствии с разделом II Закона Додда-Франка дает право FDIC - в определенных «вспомогательных» обстоятельствах - урегулировать банковскую холдинговую компанию упорядоченным образом без затрат налогоплательщиков - полномочия, которые не существовали в финансовый кризис. Юридические препятствия на пути реализации такого плана были устранены, в том числе путем выпуска окончательных положений, запрещающих положения о перекрестном неисполнении обязательств в контрактах с производными финансовыми инструментами и строго ограничивающих выпуск краткосрочных долговых обязательств холдинговой компании, каждый из которых был определен как имеющий потенциал усложняют разрешение.
  • Предполагаемая вероятность государственного вмешательства была снижена за счет устранения возможности ФРС кредитовать отдельное небанковское учреждение, ограничения возможности FDIC гарантировать банковские обязательства, ограничивая возможность Казначейства использовать источник финансирования, используемый для страхование паевых инвестиционных фондов денежного рынка и прекращение полномочий по финансированию TARP, которые Казначейство использовало для рекапитализации банков.
  • Вероятность банкротства американского банка и его потребности в финансовой помощи снижена за счет необходимого накопления значительно более высоких уровней капитала и ликвидности.Среднее отношение уровня 1 обыкновенного капитала к активам, взвешенным с учетом риска, GSIB США выросло с 6½ процента до кризиса до более 12 процентов в настоящее время. Как показали результаты самых последних стресс-тестов, GSIB в США будут поддерживать коэффициенты достаточности капитала CET1, значительно превышающие их минимальные значения Базель III, и более чем на 75% выше фактических уровней, существовавших на конец 2008 года. Соотношение ликвидных активов высокого качества и общие активы выросли примерно с 5 процентов до кризиса до более 21 процента в настоящее время.
  • Более высокие требования к капиталу и ликвидности, которые были предъявлены крупным банкам, действуют как налог на характеристики, которые могут сделать банкротство банка системным.GSIB обязаны поддерживать дополнительные суммы обыкновенного капитала в качестве надбавки к GSIB, а GSIB в США подлежат калибровке надбавки GSIB в соответствии с требованиями США, которая примерно на 50 процентов выше, чем международный стандарт. Примечательно, что ни американская, ни международная надбавка GSIB не была перекалибрована для учета всех других посткризисных реформ, которые уменьшают потребность в них, особенно снижение последствий для финансовой системы и экономики в целом в случае банкротства банка.
  • Кроме того, недавние законодательные и нормативные изменения, направленные на установление более градуированных уровней для применения усиленных пруденциальных стандартов, добавили маржинального воздействия в виде более системного характера.

2. Крупные банки в США не получают выгоды от более низкой стоимости фондирования из-за того, что их считают слишком большими, чтобы обанкротиться.

Один из способов определить, насколько эффективны эти реформы, - это изучить, как рынки оценивают долги крупных банков США. Конечно, рынок может ошибаться - либо рассматривая банки как не TBTF, когда они на самом деле таковы, либо наоборот, - но его суждение остается ценным информационным фактором. Также стоит отметить, что суждение рынка о том, что банк не является TBTF, правильным или неправильным, означает, что банк не реализует никаких преимуществ по стоимости финансирования в ходе обычной деятельности, так что в этой степени восприятие фактически является реальностью.

Все больше публикаций в экономической литературе приходит к выводу, что крупные банки в Соединенных Штатах больше не получают выгоды от более низкой стоимости фондирования из-за представления о том, что они слишком велики, чтобы обанкротиться. В исследовании 2014 года Счетная палата правительства (GAO) использовала 42 различных подхода, чтобы определить, имеют ли более крупные банки более низкие затраты на финансирование. Большинство спецификаций показало, что, хотя до 2010 года (когда был принят Закон Додда-Франка) у крупных банков была более низкая стоимость фондирования, чем у мелких банков, после 2010 года у крупных банков затраты на финансирование были на выше, а не ниже, чем на , чем у мелких банков.В отчете также было обнаружено, что размер пособия TBTF уменьшается вместе с риском, что повышает вероятность его возвращения, если банковский риск вернется к кризисным уровням. Однако этот вывод присутствует только в четверти спецификаций, рассматриваемых GAO, и GAO называет его «даже более неопределенным» (стр. 54), чем другие результаты, представленные в отчете.

Аналогичным образом, в статье в Обзоре банковской политики Федерального резерва Филадельфии Райан Джонстон (2016) анализирует недавнюю эмпирическую литературу по TBTF и заключает: «Вес доказательств состоит в том, что, хотя, возможно, существовали значительные субсидии TBTF до а во время финансового кризиса, после кризиса любые субсидии небольшие. »(Стр.19). Аткесон и др. (2018) пришли к выводу, что вариации в восприятии неявной государственной гарантии объясняют существенные различия в соотношении рыночной и балансовой стоимости банков США, и что с 2011-2017 гг. Такое восприятие больше не учитывает существенную часть стоимости банка. Кроме того, Минтон и др. (2017) обнаружили, что коэффициент Тобина q (отношение рыночной стоимости активов к балансовой стоимости активов) и отношение рыночной стоимости к балансовой стоимости собственного капитала банка уменьшаются с увеличением размера банка, а не увеличиваются, как можно было бы ожидать, если бы более крупные банки получили выгоду. от восприятия себя TBTF.

В «Падении слишком большого, чтобы потерпеть неудачу», Берндт и др. (2018) сравнивают спреды свопов кредитного дефолта и оценки «расстояния до дефолта» для 800 американских фирм, чтобы оценить предполагаемое рыночное восприятие вероятности спасения и влияния на стоимость долга. Они пришли к выводу, что имело место «резкое и стойкое снижение предполагаемой рынком вероятности государственной помощи американским холдинговым компаниям GSIB… [и]… аналогичные, но меньшие последствия для внутренне значимых банков, не являющихся GSIB…» (стр. 2). Они также обнаружили, что снижение вероятности финансовой помощи снизило рыночную стоимость банков почти на треть. (Они не могут определить, является ли сокращение результатом посткризисных реформ или изменения в восприятии рынка из-за того, что правительство допустило банкротство Lehman.)

Альтернативный способ проверить, действительно ли инвесторы в облигации учли снижение ожиданий правительственной помощи, - это посмотреть на разницу в спредах облигаций между GSIB США и крупными U.S. региональные банки, как показано на диаграмме ниже. Это полезная стратегия идентификации, поскольку лежащие в основе макроэкономические основы, которые определяют поведение спредов облигаций, аналогичны для двух выборок банков, а GSIB подчиняются более строгим требованиям к капиталу, ликвидности, планированию санации и TLAC.

Как показано на диаграмме, спреды по облигациям региональных банков США были выше, чем спреды по облигациям GSIB США до вступления в силу Закона Додда-Франка (показано вертикальной линией). Это свидетельство может быть связано с тем, что регионалы США были более рискованными, или, наоборот, американские GSIB ожидали государственной поддержки в этот период. Эта картина меняется на противоположную в период после принятия Закона Додда-Франка, поскольку спреды по облигациям GSIB превышают спреды по облигациям крупных региональных банков. Это свидетельство может быть связано с тем, что американские GSIB стали фундаментально более рискованными с точки зрения вероятности возникновения финансового кризиса после Додда-Франка, но это маловероятно, учитывая повышенный капитал, ликвидность и другие пруденциальные стандарты, применяемые к U.S. GSIBs в тот период. Скорее, более вероятной причиной изменения является восприятие рынком того, что долг GSIB США больше не ожидает государственной поддержки.

Есть некоторые исследования, которые проливают свет на причины снижения ожиданий по спасению, включая изменения, которые снижают затраты с точки зрения внешних эффектов и последствий для финансовой системы и экономики в целом в случае банкротства банка, а также те, которые снижают вероятность банкротства или будущие финансовые кризисы. Четорелли и Трэйна (2018) обнаружили, что требования большого U.S. Завещания о полноте жизни в БХК увеличили стоимость средств на 22 базисных пункта, что составляет 10 процентов от стоимости капитала, и это влияние было сильнее для системно значимых банков. Goldberg и Meehl (2019) отмечают, что сложность может затруднить урегулирование проблем с банками и что, хотя эти крупные банковские группы остаются сложными, за последнее десятилетие им удалось сократить количество юридических лиц в своих организациях, а в некоторых случаях - количество стран, в которых у них есть филиалы.

В дискуссионной заметке МВФ Дагер и др. (2016) пришли к выводу, что общая способность поглощать убытки в размере 15 процентов предотвратила бы большинство банковских кризисов, а способность в размере 23 процентов в 2007 году «… устранила бы необходимость в вливании [капитала] практически во всех случаях» (стр. 20) во время Банковские кризисы в США и Европе. Общая способность поглощать убытки (TLAC) банков в Соединенных Штатах, которая обычно состоит из (1) способности покрывать убытки от непрерывной деятельности в форме регулятивного капитала и (2) покрывать убытки от упущенных убытков, которые состоят из долгосрочного долга, который будет составлять подлежат внесению залога - в настоящее время в среднем около 24 процентов. Что касается элемента покрытия непрерывных убытков TLAC, то у банков США коэффициент капитала первого уровня в среднем составляет 13½ процента. Более того, более высокие требования к ликвидности также снижают вероятность неудач. Covas et al. (2018a) подсчитали, что соблюдение коэффициента покрытия ликвидности должно, в принципе, снизить соответствующую калибровку надбавки GSIB на 50–100 базисных пунктов с учетом связанного с этим сокращения потерь в условиях стресса, которые проистекают из более ликвидного баланса, который менее уязвимы для распродаж.

Некоторые исследования, целью которых является выявление того, что банки США продолжают извлекать выгоду из представления о том, что они являются TBTF, имеют существенные недостатки. Например, Gudmondsson (2016) утверждает, что показывает, что 11 крупнейших мировых банков продолжают получать субсидию в размере 30-40 базисных пунктов на единицу долга. Фактически, он задает вопрос, просто предполагая , что банкам будет оказана помощь со 100-процентной уверенностью; цифра 30-40 базисных пунктов - это его оценка их текущей вероятности отказа. Отчет GAO по TBTF включал обширный обзор литературы, но исключал оценки, подобные оценкам Гудмондссона, потому что «… эта методология предполагает, что существует преимущество в стоимости финансирования, которое слишком велико, чтобы обанкротиться, и лишь оценивает его величину». (См. Стр. 42 отчета GAO.)

Сообщение в блоге ФРС Нью-Йорка «Закон Додда-Франка закончился« слишком большим для провала »Афонсо и др. (2018) пришли к выводу, что спрэды долга между банковскими холдинговыми компаниями и их дочерними коммерческими банками не увеличились, и предполагает, что рынки, таким образом, не снизили вероятность, которую они связывают с государственной финансовой помощью.Однако эти спрэды, вероятно, являются узкими по ряду других причин, не рассматриваемых авторами, включая тот факт, что вероятность дефолта BHC чрезвычайно низка и что надбавка GSIB, которая применяется в качестве юридического вопроса на уровне холдинговой компании, а не дочерней компании банка. уровень - следовательно, можно ожидать, что спреды по облигациям материнской компании сократятся больше, чем спреды основного дочернего банка. Более того, только несколько банков имеют как материнские, так и дочерние облигации и спреды CDS (см. Covas et al.(2018b)).

Статья в обзоре экономической политики FRBNY Сантоса (2014) показывает, что данные по доходности облигаций предполагают, что крупные банки сталкиваются с более низкими затратами на финансирование, но изученные данные заканчиваются в 2009 году и поэтому не включают период после посткризисных реформ. были поставлены на место. Хотя, как отмечалось выше, Goldberg и Meehl (2019) обнаружили снижение сложности крупного банка, их основной показатель сложности - количество юридических лиц в банковской организации - включает в себя множество организаций, например, организацию по управлению активами, единственной деятельностью которой является удерживать клиентские средства - это не усложняет урегулирование проблемы.

3. Некоторые важные непредвиденные последствия посткризисных реформ включают более низкое предоставление кредитов малым и средним предприятиям, снижение ликвидности на рынках корпоративных облигаций и перенос банковского кредитования в нерегулируемый сектор.

Посткризисные изменения в регулировании и надзоре крупнейших банков США, а также изменения, осуществленные этими банками с учетом уроков, извлеченных из финансового кризиса 2008 года, повысили устойчивость США к внешним воздействиям.С. и мировые финансовые системы. Как отмечалось выше, почти удвоение коэффициента обыкновенного капитала - показателя наиболее убыточной формы капитала - и четырехкратное увеличение отношения ликвидных активов к совокупным активам американских банковских холдинговых компаний значительно снизились. вероятность финансового кризиса, в то время как одновременно сложность крупнейших банков снизилась. В отчетах о финансовой стабильности, опубликованных Советом по надзору за финансовой стабильностью (2018 г.) и Правлением Федеральной резервной системы (май 2019 г., см. Также выступление Пауэлла 20 мая), а также в Годовом отчете Управления финансовых исследований Конгрессу делается вывод о том, что более высокая капитализация и ликвидность банков в США. С. способствует финансовой стабильности. Миссия МВФ 2019 года в соответствии со Статьей IV пришла к выводу, что финансовая система США здорова во многом потому, что банки хорошо капитализированы и поддерживают хорошее кредитное качество.

Тем не менее, эта большая устойчивость достигается за счет сокращения предложения кредитов и снижения объема производства. Оценки стоимости и выгод от капитала, проведенные Базельским комитетом по банковскому надзору (2010 г.), МВФ (2016 г.), Банком Англии (2015 г.) и Правлением Федеральной резервной системы (2017 г.), рассчитывают стоимость более высокого капитала с точки зрения постоянного снижение ВВП.Основополагающий анализ BCBS 2010, например, заключает, что каждое увеличение на процентный пункт по сравнению с капиталом до принятия Базеля III (общий общий капитал / активы, взвешенные с учетом риска) постоянно снижает уровень ВВП на 9 базисных пунктов. С использованием коэффициента пересчета, приведенного в последующем рабочем документе BIS (Fender and Lewrick (2016)), увеличение на процентный пункт в после Базель III Уровня 1 общего капитала / взвешенных с учетом риска активов приводит к постоянному сокращению ВВП на 11½ базисных пункта. Следовательно, большая финансовая устойчивость, достигнутая за счет увеличения таких U.Среднее значение коэффициента капитала CET1 в S. банках, так как до кризиса происходит за счет постоянного сокращения ВВП на ½ процентного пункта.

Более жесткое регулирование также повлекло за собой множество последствий, которые не были предвидены разработчиками посткризисной системы регулирования и надзора. В нескольких документах отмечалось, что показатели левериджа и кредитного риска, создаваемого банками, основанные на рыночной капитализации, CDS и других рыночных показателях, выше в посткризисный период, несмотря на значительное увеличение капитала и наличие у банков гораздо более ликвидных балансов.В частности, Зарин и Саммерс (2017) и Чусакос и Гортон (2017) связывают снижение рыночного отношения к балансовой стоимости банков со снижением прибыльности банков или «стоимости франшизы», вызванного новыми правилами. Вместо этого Аткесон и др. (2019) утверждают, что снижение рыночной балансовой стоимости банков в посткризисный период связано с отменой неявных государственных гарантий. Независимо от основной движущей силы, существенным непреднамеренным последствием реализации реформ стало снижение отношения рыночной стоимости банков к балансовой стоимости в посткризисный период, что сделало банки более уязвимыми для неблагоприятных потрясений.

В Соединенных Штатах есть свидетельства того, что внедрение стресс-тестов и система надбавок к капиталу GSIB значительно сократили предоставление кредитов малым и средним предприятиям. Исследование Ачарьи, Бергера и Романа (2018) показывает, что банки, подвергшиеся стресс-тестам, сократили предложение кредитов заемщикам с менее чистым кредитным рейтингом или циклическим фирмам, включая малый бизнес. Chen, Hanson and Stein (2017) связывают сокращение выдачи кредитов малому бизнесу крупнейшими банками сразу после кризиса с влиянием U.S. стресс-тесты, надбавка к капиталу GSIB и требования по борьбе с отмыванием денег. Cortés, Demyanyk, Li, Loutskina and Strahan (2018) также обнаружили, что банки, наиболее пострадавшие от стресс-тестов, сократили предложение бизнес-кредитов за счет повышения процентных ставок по кредитам и смещения своих портфелей в сторону более безопасных кредитов. Наконец, Бордо и Дука (2018) обнаружили, что усиление нормативных требований, вызванное Законом Додда-Франка (DFA), уменьшило стимулы для банков любого размера к выдаче кредитов малому бизнесу.Covas (2018) и Doerr (2019) также показывают, что посткризисные стресс-тесты снизили доступность кредитов для малого бизнеса, особенно для кредитования под залог недвижимости.

Другим важным существенным непредвиденным последствием стало переключение банковского кредитования из регулируемого сектора в нерегулируемый. В секторе домашних хозяйств рыночная доля небанковских организаций значительно увеличилась в посткризисный период как в отношении ипотечных кредитов, так и бизнес-кредитов. На рынке ипотечного жилищного кредитования доля небанковских кредитов выросла с 10% в конце кризиса до более чем 55% в конце 2017 года.Небанковские организации также обслуживают около 50% ипотечных кредитов в США. (2018), большая часть этого увеличения доли небанковских организаций была вызвана более высокими требованиями к капиталу, предъявляемыми к банкам. В корпоративном секторе заимствования у небанковских кредиторов стали более концентрированными среди наиболее рискованных фирм. Согласно последней оценке финансовой стабильности Федеральной резервной системы (май 2019 г.), ссуды наиболее рискованным компаниям в основном принадлежат небанкам через обеспеченные кредитные обязательства и паевые инвестиционные фонды.

Посткризисные регуляторные изменения также привели к снижению ликвидности на рынках корпоративных облигаций. Бао, О’Хара и Чжоу (2016) обнаружили, что правило Волкера снижает ликвидность более рискованных корпоративных облигаций. Бессембиндер, Якобсен, Максвелл и Венкатараман (2018) показывают, что аффилированные с банком дилеры стали менее желать играть роль маркет-мейкера, который использует свой баланс для смягчения дисбаланса в заказах клиентов. Адриан и др. (2017) показывают, что требования к капиталу, предусмотренные Базелем III, снижают готовность банков держать позиции по корпоративным облигациям.Covas (2019) также показывает, что компонент глобального рыночного шока в стресс-тестах привел к сокращению банковских авуаров частных ценных бумаг.

Du, Tepper and Verdelhan (2018) демонстрируют постоянные и систематические нарушения покрытого процентного паритета (CIP) на валютных рынках, которые являются результатом посткризисного регулирования. В частности, они определяют дополнительный коэффициент левериджа и надбавку GSIB в качестве основных факторов нарушений CIP. В документе делается вывод, что нарушения CIP могут иметь серьезные последствия для благосостояния из-за безвозвратных затрат, которые несут фирмы, стремящиеся хеджировать свои денежные потоки.Более того, нарушения CIP также создают клин между процентными ставками на рынках наличных денег и свопов, что влияет на трансмиссию денежно-кредитной политики.

Заключение

Хотя дальнейшие исследования приветствуются, данные показывают, что широкие усилия государственной политики по устранению мнения о том, что некоторые банки США слишком велики, чтобы обанкротиться, увенчались успехом. Этот успех был достигнут благодаря уменьшению морального риска и уменьшению вероятности финансового кризиса в Соединенных Штатах, но за счет более низкого U. С. экономический рост и ликвидность финансового рынка. Учитывая дублирующий и взаимоусиливающий характер большинства посткризисных нормативных актов США, было бы уместно рассмотреть вопрос о том, можно ли добиться успеха TBTF за счет более высоких темпов роста и повышения эффективности финансового рынка путем повторной калибровки требований.

Список литературы

Ачарья, Вирал и Анджинер, Дениз и Уорбертон, Джозеф А. (2016), Конец рыночной дисциплины? Ожидания инвесторов от неявных государственных гарантий, 1-59 февраля.http://pages.stern.nyu.edu/~sternfin/vacharya/public_html/pdfs/End%20of%20Market%20Discipline%20-%20Acharya%20Anginer%20Warburton%202_10_2016.pdf

Афонсу, Гара и Бланк, Майкл и Сантос, Жоао (2018), Закон Додда-Франка закончился «слишком большим для провала»?, Федеральный резервный банк Нью-Йорка, Liberty Street Economics, 5 марта. Https: // libertystreeteconomics. newyorkfed.org/2018/03/did-the-dodd-frank-act-end-too-big-to-fail. html

Аткесон, Эндрю Г. и д’Авернас, Адриан и Эйсфельдт, Андреа Л.и Вайль, Пьер-Оливье (2018), Государственные гарантии и оценка американских банков, Рабочий документ Национального бюро экономических исследований № 24706, июнь. https://www.nber.org/papers/w24706

Бао, Джек и О'Хара, Морин и Чжоу, Син (2016), Правило Волкера и создание рынка во время стресса, Журнал финансовой экономики, Предстоящая четвертая ежегодная конференция по регулированию финансового рынка, 11 сентября. Https: / /papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2836714

Берндт, Антье и Даффи, Даррелл и Чжу, Ичао (2018), Упадок слишком велик, чтобы потерпеть неудачу, 1-48 ноября.https://www.darrellduffie.com/uploads/pubs/BerndtDuffieZhuTBTF.pdf

Бессембиндер, Х., Якобсен, С., Максвелл, В., и Венкатараман, К. (2018). Обязательства по капиталу и неликвидность корпоративных облигаций. Журнал финансов, 73 (4), 1615-1661. https://doi.org/10.1111/jofi.12694

Бордо, Майкл Д. и Дука, Джон В. (2018), Влияние закона Додда-Франка на малый бизнес, Рабочий документ 18106 Института Гувера по экономике, 2 апреля, 1-39. https://www.hoover.org/sites/default/files/research/docs/18106-bordo-duca.pdf

Brooke, Martin et al. (2015), Измерение макроэкономических издержек и выгод от более высоких требований к капиталу британских банков, Документ о финансовой стабильности Банка Англии № 35, 1–33 декабря. https://www.bankofengland.co.uk/-/media/boe/files/financial-stability-paper/2015/measuring-the-macroeconomic-costs-and-benefits-of

Бучак, Грег и Матвос, Грегор и Пискорски, Томаш и Серу, Амит (2017), Финтех, Регулирующий арбитраж и рост теневых банков, Исследовательский доклад Колумбийской школы бизнеса No.17-39, Журнал финансовой экономики, готовится к печати, 1-83. https://ssrn.com/abstract=2941561

Четорелли, Никола и Трэйна, Никола (2018), Решение проблемы «слишком велико, чтобы потерпеть неудачу», Отчет персонала Федерального резервного банка Нью-Йорка № 859, 1-26 июня. https://www.newyorkfed.org/medialibrary/media/research/staff_reports/sr859.pdf

Чен, Брайан С. и Хансон, Сэмюэл Дж. И Стейн, Джереми К. (2017), Снижение кредитования малого бизнеса с помощью Bog-Bank: динамическое воздействие на местные кредитные рынки и рынки труда, Серия рабочих документов Национального бюро экономических исследований N .23843, 1-59 сентября. https://www.nber.org/papers/w23843.pdf

Чусакос, Кириакос и Гортон, Гэри (2017), Состояние здоровья банка после кризиса, Обзор финансовой стабильности Banque de France, 1-16 января. http://www.kyriakoschousakos.com/wp-content/uploads/2017/03/Bank_Health_Post_Crisis_Chousakos_Gorton_Feb_2017.pdf

Кортес, Кристле Ромеро и Демьяник, Юлия и Ли, Лей и Луцкина, Елена и Страхан, Филип Э., (2018), Марш стресс-тестов и кредитования малого бизнеса, Рабочий документ NBER No.w24365. 1-55 марта, https://ssrn.com/abstract=3134262

Covas, Francisco, Требования к капиталу в надзорных стресс-тестах и ​​их неблагоприятное влияние на кредитование малого бизнеса (январь 2018 г. ). Доступно на SSRN: https://ssrn.com/abstract=3071917 или http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.3071917

Ковас, Франциско, Билл Нельсон и Роберт Линдгрен (2018a), Оценка сокращения LCR до доплаты GSIB, Блог BPI, 13 июня. Https://bpi.com/estimating-the-lcr-haircut-to-the-gsib -наплата /

Ковас, Франциско, Джон Корт и Билл Нельсон (2018b), Да, закон Додда-Франка закончился «слишком большим для провала», Блог BPI, 22 марта.https://bpi.com/yes-the-dodd-frank-act-ended-too-big-to-fail/

Ковас, Франциско и Адам Фридман (2019), Глобальный рыночный шок и ликвидность рынка облигаций, Блог BPI, 23 мая. Https://bpi.com/the-global-market-shock-and-bond-market-liquidity/

Dagher, Jihad and Dell'Ariccia, Giovanni and Laecen, Luc and Ratnovski, Lev and Tong, Hui (2016) Выгоды и издержки банковского капитала, Обсуждение персонала МВФ 16 (04), 14 сентября, https: // paper. ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2838437

Дорр, Себастьян (2019), Непреднамеренные побочные эффекты: стресс-тесты, предпринимательство и инновации, 7 мая, 1-50. https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=3384006

Ду, Венксин и Теппер, Александр и Верделхам, Адриан (2018), Отклонения от покрываемого паритета процентной ставки, Финансовый журнал 73 (3), 19 февраля, 915-957. https://onlinelibrary.wiley.com/doi/epdf/10.1111/jofi.12620

Фендер, Инго и Ульф Леврик (2016), Сложив все вышесказанное: макроэкономическое влияние Базеля III и нерешенные вопросы реформ, Рабочие документы BIS, № 591, ноябрь. https://www.bis.org/publ/work591.pdf

Счетная палата правительства (2014 г.), Крупные банковские холдинговые компании: ожидания государственной поддержки, Отчет для лиц, запрашивающих Конгресс, GAO-14-621, июль. https://www.gao.gov/assets/670/665162.pdf

Голдберг, Линда и Мил, (2019), Сложность в крупных банках США, 1-29 февраля. https://www.newyorkfed.org/medialibrary/media/research/economists/goldberg/goldbergmeehltop50us_020619.pdf?la=en

Гудмундссон, Трюггви (2016), В любом случае, чья это кредитная линия: обновленная информация о неявных субсидиях банков, Рабочий документ МВФ 16 (224), ноябрь. https://ssrn.com/abstract=2886392

Джонстон, Райан, 2016. «Обзор банковской политики: закончил ли Додд – Фрэнк« слишком большим, чтобы потерпеть неудачу »?», Обзор банковской политики, Федеральный резервный банк Филадельфии, выпуск 4 квартал, страницы 16–20. https://www.philadelphiafed.org/-/media/research-and-data/publications/banking-policy-review/2016/bpr-dodd-frank.pdf?la=en

Минтон, Бернадетт и Штульц, Рене и Табоада, Альваро Г. (2017), Ценятся ли большие банки более высоко?, Рабочий документ Фишерского колледжа бизнеса No.2018-03-012., 1-47. https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=3213623

Сантос, Жоао (2014), Данные рынка облигаций о банковской субсидии «слишком большой, чтобы обанкротиться», Федеральный резервный банк Нью-Йорка, Обзор экономической политики 40 (2), 29–39 декабря. https://www.newyorkfed.org/medialibrary/media/research/epr/2014/1412sant.pdf

Совет управляющих Федеральной резервной системы (2019), Федеральная резервная система: отчет о финансовой стабильности, Совет управляющих Федеральной резервной системы, 1-60. https://www.federalreserve.gov/publications/files/financial-stability-report-201905.pdf

СФС и Базельский комитет представили рекомендации надзорных органов по переходу на эталонный показатель

  • Продолжающаяся зависимость финансовых рынков от LIBOR создает явные риски для глобальной финансовой стабильности.
  • Переход от LIBOR к концу 2021 г. требует значительных обязательств и постоянных усилий как финансовых, так и нефинансовых организаций.
  • Отчет
  • включает три набора рекомендаций для поддержки перехода на LIBOR.

Совет по финансовой стабильности (FSB) и Базельский комитет по банковскому надзору (BCBS) сегодня опубликовали отчет по вопросам надзора, связанным с переходом на эталонный уровень. Продолжающаяся зависимость финансовых рынков от LIBOR создает явные риски для глобальной финансовой стабильности. Переход от LIBOR к концу 2021 года требует значительных обязательств и постоянных усилий как финансовых, так и нефинансовых организаций во многих юрисдикциях. Отчет включает в себя информацию об остающихся проблемах перехода на основе опросов, проведенных FSB, BCBS и Международной ассоциацией страховых надзоров (IAIS).В нем изложены рекомендации для властей по поддержке прогресса финансовых организаций и их клиентов в переходе от LIBOR.

В большинстве юрисдикций ФСБ существует стратегия решения проблемы перехода на LIBOR, в отличие от только половины из обследованных юрисдикций, не относящихся к СФС. Органы власти в юрисдикциях с LIBOR относительно более продвинуты в реализации инициатив по облегчению и мониторингу перехода к эталонам. Финансовые учреждения в этих юрисдикциях показали лучший прогресс, хотя серьезные проблемы остаются.В свете ожидаемого прекращения действия LIBOR после конца 2021 года официальным органам следует активизировать свои усилия по содействию финансовым и нефинансовым организациям в переходе от LIBOR.

Отчет включает три набора рекомендаций для поддержки перехода на LIBOR, которые, как правило, должны применяться ко всем юрисдикциям с подверженностями LIBOR.

  • Выявление рисков и проблем переходного периода - официальные органы и органы, устанавливающие стандарты, должны выпускать публичные заявления для повышения осведомленности и взаимодействовать с торговыми ассоциациями, а органы власти должны проводить регулярные исследования подверженности LIBOR и запрашивать обновления у финансовых учреждений.
  • Содействие переходу к LIBOR - власти должны разработать официальную стратегию перехода, подкрепленную адекватными ресурсами и диалогом в отрасли. Надзорным органам следует рассмотреть возможность увеличения интенсивности надзорных действий, когда подготовительная работа отдельных банков неудовлетворительна.
  • Координация - органы власти для содействия координации в масштабах отрасли, поддержания диалога о принятии альтернативных формулировок, рассмотрения возможности определения законодательных решений, где это необходимо, и обмена информацией о передовых методах и проблемах. СФС и органы, устанавливающие стандарты, будут координировать свои действия на международном уровне для определения основных общих показателей для мониторинга прогресса перехода.

Переход на LIBOR является приоритетом G20, и отчет является ответом на запрос G20, чтобы определить оставшиеся проблемы для перехода к эталонным показателям и изучить способы их решения. Отчет будет представлен министрам финансов и управляющим центральных банков G20 перед их виртуальной встречей 18 июля.


Для заметок в редакцию

В 2014 году СФС сформулировало серию рекомендаций по укреплению ключевых межбанковских ставок предложения (IBOR) на рынках необеспеченного кредитования, а также по содействию разработке и принятию альтернативных почти безрисковых справочных ставок, где это уместно.В декабре 2019 года ФСБ опубликовала свой последний годовой отчет о выполнении рекомендаций.

В феврале 2020 года BCBS опубликовал информационный бюллетень, в котором излагаются регуляторные и надзорные последствия, связанные с реформами базовых ставок.

Глобальные регуляторы изучат риски финансовых технологий

Глобальные регуляторы изучат риски финансовых технологий - Карни из ФСБ

Банковские и финансовые новости

Сотрудники Reuters

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *