Гдр спецслужба: 65 лет назад было создано МГБ ГДР

Содержание

65 лет назад было создано МГБ ГДР

Ровно 65 лет назад, 8 февраля 1950 года, было создано Министерство государственной безопасности Германской Демократической Республики (МГБ ГДР) – одна из наиболее сильных и эффективных спецслужб социалистического блока, по мнению многих историков уступавшая по возможностям только Комитету государственной безопасности Советского Союза. По крайней мере, на протяжении многих десятилетий проискам «Штази» (восточногерманской разведки) приписывались и деятельность Фракции Красной Армии и других леворадикальных террористических организаций в Федеративной Республике Германия, и поддержка палестинского национально-освободительного движения, и даже курирование деятельности Эрнесто Че Гевары в Латинской Америке. Пожалуй, только КГБ СССР и, в меньшей степени, румынская «Секуритате», удостоились столь многочисленных упоминаний в средствах массовой информации второй половины ХХ века.
Первые шаги восточногерманской спецслужбы

Решение о создании МГБ ГДР было принято Политбюро ЦК Социалистической единой партии Германии 24 января 1950 года, а 8 февраля 1950 г. парламент ГДР единогласно одобрил принятие закона о создании Министерства государственной безопасности Германской Демократической Республики. Таким образом, вновь созданное МГБ ГДР сменило Главное управление защиты экономики, отвечавшее за государственную безопасность в 1949-1950 гг. Создание Министерства государственной безопасности ГДР стало следствием укрепления специальных служб республики и происходило под непосредственным влиянием СССР. Даже название свидетельствует о «советском опыте» - спецслужба была названа по образцу советского МГБ, отвечавшего в начале 1950-х гг. за государственную безопасность СССР. Создания сильной спецслужбы требовали интересы обеспечения национальной безопасности ГДР и потребности Советского Союза в укреплении контроля над Восточной Германией – одним из ключевых государств социалистического блока. Министерству государственной безопасности также были подчинены пограничные войска и транспортная полиция, хотя народная полиция ГДР осталась в ведении Министерства внутренних дел республики. К концу 1952 г. в аппарате МГБ ГДР работало 8800 сотрудников (по сравнению с 4500 сотрудниками в конце 1951 года).

Легендарная «Штази»: 65 лет назад было создано МГБ ГДР

Также в состав МГБ ГДР входил Берлинский охранный полк «Феликс Дзержинский», выполнявший задачи по охране государственных и партийных учреждений. В состав полка входили 4 батальона, артиллерийский дивизион, антитеррористическая команда «А» в составе двух разведывательных рот. К 1988 г. в состав полка входили 1-я команда (4 стрелковых батальона), 2-я команда (4 мотострелковых батальона), 3-я команда (2 стрелковых батальона и школа младших командиров полка), 4-я команда (5 стрелковых рот и строительная рота), отдельный саперный батальон (штаб и 3 саперные роты), численность полка в 1988 г. была определена в 11 426 военнослужащих. На вооружении полка находились легкое стрелковое оружие, в 1956 г. поступили зенитные пулеметы, минометы, пушки и бронетранспортеры. Позже полк был вооружен всеми типами советских БТР – от БТР-40 до БТР-70, 120-мм минометы, 122-мм гаубицы и т.д. К 1988 г. на вооружении полка находились 3994 ПМ, 7439 АК-74, 5835 АК, 751 ПК, 64 ПКМ, 89 ПЗРК «Стрела-2», 515 РПГ-7, 23 СПГ-9, 324 БРДМ, 38 БТР-60ПБ, 46 БТР-70, 4 БТР-70С, 750 автомобилей.

Первым руководителем МГБ ГДР был назначен Вильгельм Цайссер (1893-1958) – бывший офицер германской армии, а затем – профессиональный революционер. В годы Первой мировой войны выпускник учительской семинарии Вильгельм Цайссер служил в германской армии в звании лейтенанта, а затем, после окончания войны, вернулся к школьному преподаванию. Как известно, бывшие фронтовики в период после окончания Первой мировой войны разделились по политическим симпатиям. Значительная часть офицеров, унтер-офицеров и рядовых германской армии, вышедших в запас, примкнула к ультраправым националистическим организациям, но многие участники войны симпатизировали социал-демократам и коммунистам. Из левых фронтовиков формировались красногвардейские отряды, выполнявшие охранно-штурмовые функции при Компартии. В 1920 г. Вильгельм Цайссер, к этому времени ставший членом Компартии Германии, возглавил Рурскую красную армию. За эту деятельность он получил шесть месяцев тюремного заключения.

Еще в 1920-е годы Цайссер установил тесные связи с советскими спецслужбами. По линии Коминтерна он был направлен в Москву, где в 1924 г. окончил специальные военные курсы, после чего руководил военизированными структурами Компартии Германии. Осенью 1925 – весной 1926 гг. Цайссер выполнял задания советской внешней разведки на Ближнем Востоке – в Сирии и Палестине, а в 1927-1930 гг. находился на разведывательной работе в Маньчжурии. В 1932-1935 гг. Цайссер проживал в Москве, где преподавал военное дело в Международной Ленинской школе. В 1936 г. он отбыл в Испанию, где принимал участие в Гражданской войне на стороне республиканцев – под именем «Гомес» командовал 13-й Интернациональной бригадой республиканской армии. Во время Второй мировой войны Цайссер проживал в Советском Союзе и занимался пропагандистской работой в среде немецких военнопленных (разумеется, это подразумевало и деятельность в качестве агента советских спецслужб). Таким образом, фактически в 1920-е – 1940-е гг. Вильгельм Цайссер работал с советскими спецслужбами, выполняя их задания и фактически являясь их сотрудником. Создание ГДР потребовало от новых республиканских властей привлечения кадров из резерва германского коммунистического движения. В числе многих других германских коммунистов, в 1947 г. на родину вернулся и Вильгельм Цайссер. Он вошел в состав ЦК и Политбюро Социалистической единой партии Германии (СЕПГ), а в 1948 г. был назначен министром внутренних дел Саксонии.

Назначенный первым министром государственной безопасности ГДР, Вильгельм Цайссер руководил создаваемой структурой недолго – всего три года. В июле 1953 г. его сместили с поста министра и исключили из ЦК СЕПГ и Политбюро. Решение партийного руководства было мотивировано якобы «капитулянтскими настроениями» Цайссера. Однако в действительности причиной опалы первого руководителя восточногерманских спецслужб стали события 17 июня 1953 г. – грандиозное выступление рабочих ряда восточногерманских предприятий против руководства страны. Причиной недовольства рабочего класса ГДР стало повышение норм выработки при сохранении прежней зарплаты. Ситуацией воспользовались антисоветские и антикоммунистические элементы в ГДР, в том числе и сотрудничавшие с западногерманскими и американскими спецслужбами. Массовые выступления в Берлине были разогнаны народной полицией и советскими военнослужащими.

Однако руководство страны осталось недовольно деятельностью МГБ ГДР, которое не смогло предотвратить беспорядки, а затем оперативно выявить их зачинщиков. Цайссер был лишен министерского портфеля и новым руководителем МГБ ГДР стал Эрнст Волльвебер (1898-1967) – также ветеран коммунистического движения Германии, еще в ноябре 1918 г., во время службы в германском флоте, участвовавший в знаменитом Кильском восстании моряков. Как и его предшественник Цайссер, Волльвебер тесно сотрудничал с советской разведкой. После прихода к власти НСДАП он перебрался в Копенгаген, а затем – в Швецию, откуда руководил «Союзом моряков» или «Союзом Волльвебера», осуществлявшим сбор разведывательной информации и акты саботажа против германского флота в годы Второй мировой войны. До назначения на должность министра государственной безопасности Волльвебер занимал пост заместителя министра транспорта ГДР. Тем не менее, в 1957 г. Волльвебер был снят с должности министра государственной безопасности. Его сменил Эрих Мильке (1907-2000) – человек, с которым и связан наиболее значимый период в истории восточногерманских спецслужб.

Генерал Эрих Мильке

Личность Эриха Мильке, возглавлявшего МГБ ГДР на протяжении тридцати двух лет, с 1957 по 1989 гг., нельзя обойти вниманием, рассказывая о становлении и боевом пути восточногерманских спецслужб. Вся сознательная жизнь потомственного пролетария (отец был деревоотделочником, а мать – швеей) Эриха Фрица Эмиля Мильке прошла в рядах германского коммунистического движения. В молодежную коммунистическую организацию КПГ – Коммунистический союз молодежи Германии - он вступил в 14-летнем возрасте – в 1921 году, а в 18 лет стал членом Коммунистической партии Германии. Окончив гимназию, Мильке работал торговым агентом, одновременно будучи репортером газеты «Красное знамя» (Die Rote Fahne) – печатного органа Коммунистической партии Германии.

Легендарная «Штази»: 65 лет назад было создано МГБ ГДР

В 1931 г. Мильке участвовал в убийстве двух полицейских, после чего бежал в Бельгию и далее – в Советский Союз. Во время нахождения в СССР Мильке учился в Международной Ленинской школе, а затем стал ее преподавателем. В сентябре 1936 – марте 1939 гг. Эрих Мильке под именем Фрица Ляйснера участвовал в Гражданской войне в Испании. В республиканской армии он руководил оперативным отделом штаба бригады, затем был инструктором 11-й интернациональной бригады и начальником штаба 11-й интернациональной бригады, получив воинское звание капитана республиканской армии. Окончательный разгром республиканцев войсками Франко заставил Мильке скрыться во Франции, а затем в Бельгии. Вторую Мировую войну Мильке встретил во Франции, где выдал себя за латышского эмигранта и жил под чужим именем, тайно участвуя в Движении Сопротивления. Примечательно, что за несколько лет немецкие оккупационные власти так и не смогли разоблачить коммуниста – подпольщика. В декабре 1943 г. Мильке задержали немецкие власти и мобилизовали в военно-строительную организацию Тодта, откуда он спустя год, в декабре 1944 г., дезертировал и сдался в плен войскам союзников.

В июне 1945 года, после окончания Второй мировой войны, Эрих Мильке вернулся в Берлин. Он поступил на службу в полицию и достаточно быстро сделал карьеру с полицейского инспектора до одного из руководителей германской правоохранительной системы. После образования 7 октября 1949 г. Германской Демократической Республики, Мильке поступил на службу в Главное управление защиты экономики и был назначен его генерал-инспектором, а в 1950 году – статс-секретарем службы. В 1955 г. Эрих Мильке занял должность заместителя министра государственной безопасности ГДР, а в ноябре 1957 года генерал-майор Эрих Мильке возглавил Министерство. Фактически именно Мильке с полным правом можно называть отцом – основателем этой восточногерманской спецслужбы, хотя он и был уже третьим по счету ее руководителем.

За тридцать два года руководства МГБ ГДР Эрих Мильке, разумеется, получал новые, более высокие, воинские звания. В 1959 году ему присвоили звание генерал-лейтенанта, в 1965 году – генерал-полковника, а в 1980 году – генерала армии. Членом Политбюро ЦК СЕПГ Эрих Мильке стал в 1976 году, хотя и гораздо раньше вхождения в состав руководства Центрального комитета министр государственной безопасности ГДР играл одну из ключевых ролей и во внутренней, и во внешней политике страны. В 1987 г. Мильке даже было присвоено звание Героя Советского Союза, что, в принципе, было вполне обоснованно, учитывая колоссальные заслуги этого человека не только перед ГДР, но и перед Советским Союзом.

Создание внешней разведки. Маркус Вольф

На протяжении трех десятилетий МГБ ГДР оставалось сильнейшей спецслужбой в Центральной Европе и одной из сильнейших спецслужб в мире. Министерство государственной безопасности ГДР обладало крайне эффективной разведывательной службой, одной из главных задач которой в 1960-е – 1970-е гг. стало участие в формировании и поддержке национально-освободительных и коммунистических движений в странах Азии и Африки, а также сотрудничество с леворадикальными организациями в соседней ФРГ и некоторых других странах Европы. Первоначально внешняя разведка МГБ ГДР сталкивалась с серьезными затруднениями в своей работе, поскольку ГДР не было признано многими странами мира и, соответственно, отсутствовала возможность создания легальных представительств при посольствах. Однако нелегальная работа лишь пошла на пользу спецслужбе, способствовав повышению эффективности ее деятельности и улучшению профессиональных качеств сотрудников.

Практически с самого начала существования, с декабря 1952 года, восточногерманскую внешнюю разведку – Главное управление разведки МГБ ГДР – возглавил Маркус Вольф (1923-2006). Он был сыном немецкого коммуниста Фридриха Вольфа и еще в юности прошел подготовку в СССР, куда семья эвакуировалась после прихода нацистов к власти в Германии. Легендарная «Штази»: 65 лет назад было создано МГБ ГДР В конце мая 1945 гг. 22-летний Вольф был направлен в Германию в числе прочих немецких коммунистов для обеспечения прихода к власти германской компартии. Первое время он работал в качестве корреспондента в средствах массовой информации, затем, после создания ГДР в 1949 г., получил назначение первым советником посольства страны в Советском Союзе. В августе 1951 г. Маркуса Вольфа вызвали из Москвы в Берлин, где он приступил к работе в создаваемой службе внешнеполитической разведки ГДР. В декабре 1952 г. он возглавил внешнюю разведку ГДР, на которую тогда работало лишь 12 внедренных агентов. За три десятилетия руководства разведслужбой Вольфу удалось довести численность внедренных агентов до полутора тысяч человек, многие из которых занимали серьезные позиции в правящих структурах государств – противников, в том числе и в ФРГ.

Наиболее важным направлением деятельности «Штази» стала работа против соседней ФРГ. Именно на этом направлении были сосредоточены основные силы восточногерманской разведки, тем более, что и советское руководство требовало от подшефных спецслужб ГДР информации о ситуации в Западной Германии. Агенты «Штази» работали в правительстве и спецслужбах ФРГ, наблюдали за бундесвером и американскими войсками на территории Западной Германии, следили за деятельностью НАТО в Федеративной Республике Германии. Поскольку на территории ФРГ размещались многочисленные войсковые соединения НАТО, в задачу агентов «Штази» в Западной Германии входило, в первую очередь, наблюдение и сбор разведывательных данных о деятельности войск НАТО, чтобы советское военное командование, в свою очередь, могло оценивать и анализировать состояние войск вероятного противника.

В задачи восточногерманской разведки входило не только осуществление классической разведывательной деятельности по сбору информации политического, военного, экономического характера, но и работа по дискредитации и дезорганизации правоконсервативных и антикоммунистических сил западногерманской политической сцены. По мнению американских и западногерманских исследователей, именно «Штази» стояла за спиной леворадикальных террористов из Фракции Красной Армии (Rote Armee Fraktion) и некоторых других организаций, в 1970-е – 1980-е гг. ведших на территории ФРГ «городскую партизанскую войну». Однако в действительности вклад «Штази» в деятельность ультралевых преувеличен. Восточногерманское руководство никогда не испытывало особых симпатий к Фракции Красной Армии и другим подобным группам, поскольку их идеология существенно расходилась с официальной советской версией коммунистической идеологии. С другой стороны, коммунистические убеждения членов Фракции Красной Армии не могли не вызывать определенной благосклонности у некоторых руководителей восточногерманских спецслужб. Поэтому боевики RAF, скрывавшиеся от западногерманского правосудия, находили убежище на территории ГДР. Так, в ГДР под чужими фамилиями проживали участники Фракции Красной Армии Сюзанна Альбрехт, Вернер Лотце, Эккехарт Фрайхерр фон Зеккендорф-Гуден, Кристиан Дюмляйн, Моника Хельбинг, Зильке Майер-Витт, Хеннинг Беер, Зигрид Штернебекк и Ральф-Баптист Фридрих.

Известно о том, что «Штази» оказывала определенное покровительство легендарному Ильичу Рамиресу Санчесу по прозвищу «Карлос Шакал». Легендарная «Штази»: 65 лет назад было создано МГБ ГДР Карлос считал себя революционером ленинской школы, однако большинство западных изданий называет его профессиональным террористом. Как бы там ни было, но он часто бывал на территории ГДР и восточногерманским спецслужбам было дано личное указание министра государственной безопасности ГДР Эриха Мильке ни в коем случае не препятствовать деятельности Карлоса, жившего по южнойеменскому паспорту и не задерживать ни его, ни его людей, но лишь вести в отношении Ильича Рамиреса Санчеса наблюдение. Карлос, сотрудничавший с ливийскими спецслужбами и палестинскими революционными организациями, несколько раз побывал на территории ГДР.

«Штази» в Африке и на Ближнем Востоке

Важным направлением деятельности «Штази» была поддержка национально-освободительных движений в странах «третьего мира». Особо прочные связи у восточногерманских спецслужб существовали с революционными организациями Ближнего Востока и Африки. «Штази» оказывала организационную и учебно-методическую помощь революционным организациям и режимам Палестины, Южного Йемена, Эфиопии, Мозамбика, Анголы, Намибии, Южной Родезии, ЮАР. Эрих Мильке утверждал, что решительный вклад в победу мирового коммунистического движения внесут те, кто сможет контролировать деятельность арабских разведывательных служб и национально-освободительных организаций. Поэтому Арабский Восток попал в зону приоритетного внимания МГБ ГДР. Так, Народная Республика Южного Йемена (с 1970 г. – Народная Демократическая Республика Йемен) занимала одно из важнейших мест в деятельности «Штази», поскольку рассматривалась советским и восточногерманским руководством как основной плацдарм распространения коммунистической идеологии на Аравийском полуострове. В Адене был размещен контингент «Штази» численностью в 60 офицеров, позже увеличившийся до 100 сотрудников. Резидентурой МГБ ГДР в Йемене руководил полковник Зигфрид Фидлер.

Задачей восточногерманской разведки в Южном Йемене стало переустройство местного министерства государственной безопасности, которое имело до приезда иностранных советников достаточно рыхлую и малоэффективную структуру. В каждый из отделов южнойеменской спецслужбы были назначены инструктора из «Штази», одновременно выполнявшие и функции агентов, ведших наблюдение за деятельностью южнойеменских разведчиков и контрразведчиков. С другой стороны, Южный Йемен под влиянием ГДР стал оказывать материально-техническую помощь многочисленным революционным организациям Азии и Африки, базы которых разместились на территории страны. Через Южный Йемен осуществлялись поставки вооружения революционным организациям, сражавшимся на территории Палестины против Израиля.

Другим важным объектом внимания МГБ ГДР в арабском мире была Организация освобождения Палестины. 12 августа 1979 г. состоялась встреча генерал-полковника Эриха Мильке с руководителем разведывательной службы ООП Абу Ийябом. «Штази» оказывало помощь палестинскому национально-освободительному движению в приобретении вооружения и специальных технических средств. С помощью «Штази» организовывалась и переправка в Палестину добровольцев из числа западноевропейских леваков, желавших получить военную подготовку на базах палестинских организаций или принять участие в боевых действиях. Боевики ООП составляли основную часть обучающихся на курсах подготовки диверсантов, организованных «Штази» на территории ГДР. Параллельно «Штази» осуществляло и сбор информации о раскладе сил в палестинском национально-освободительном движении, которое также не отличалось единством и было расколото на целый ряд оппонирующих, а то и откровенно враждебных друг другу организаций.

Вместе с тем, активное присутствие в арабском мире создавало и массу проблем для ГДР, расхлебывать которые приходилось спецслужбам. Так, на территории ГДР находилось большое количество арабов – граждан Ирака, Сирии, Ливии, которые обучались в местных высших учебных заведениях или работали. Многие из них были активистами коммунистического движения. Наиболее серьезные проблемы возникали с иракскими коммунистами, которых на родине преследовал режим Саддама Хусейна. В ГДР иракские коммунисты нашли политическое убежище, однако не освободились от наблюдения иракской разведки. Более того, агенты последней предпринимали попытки внесудебных расправ над политическими оппонентами на территории другого государства – ГДР. Так, летом 1981 г. прямо в центре Берлина была совершена попытка похищения иракского эмигранта. Агенты иракской спецслужбы пытались затащить его в багажник автомобиля, однако прохожие помешали похищению. «Штази» пришлось выполнять задачи по защите иракских коммунистов, проживавших в ГДР, от преследований саддамовских спецслужб. Многих коммунистов снабжали поддельными паспортами и размещали на конспиративных квартирах. Приходилось заниматься и решением проблем курдов, которые также скрывались от преследований иракских спецслужб.

Другим арабским государством, с которым приходилось сотрудничать «Штази», была Ливия. Муаммар аль-Каддафи, пришедший в 1969 г. к власти в этой стране, покровительствовал революционным движениям во всех концах света, поддерживая и палестинское национально-освободительное движение, и африканские революционные организации, и даже филиппинских партизан. С помощью «Штази» осуществлялись поставки оружия для Ливии, одновременно восточногерманские спецслужбы помогали и подконтрольным Каддафи радикальным арабским организациям.

На Африканском континенте одним из ближайших партнеров «Штази» стали органы государственной безопасности Эфиопии. После того, как в результате революции к власти в Эфиопии пришли просоветски настроенные офицеры, в страну были присланы восточногерманские инструктора, в том числе и в сфере организации государственной безопасности. Работу по созданию эфиопских спецслужб возглавил направленный в Аддис-Абебу генерал-майор Герхард Найбер, которому были выделены в подчинение около 100 офицеров МГБ ГДР. На протяжении нескольких лет сотрудники «Штази», а также специалисты народной полиции и Национальной Народной Армии ГДР занимались подготовкой служащих силовых структур Эфиопии. С другой стороны, сотрудники разведывательной службы Эфиопии проходили обучение в Берлине. В компетенцию «Штази» входило и сотрудничество с эфиопской разведкой в наблюдении за эфиопскими студентами, обучающимися в высших учебных заведениях ГДР – многие из них находились под влиянием западной пропаганды и были готовы при малейшей возможности бежать в Западный Берлин. Поэтому эфиопские спецслужбы обращались за помощью к восточногерманским коллегам, когда надо было проводить операции по предотвращению готовящихся побегов или задержанию прозападных агитаторов.

С помощью восточногерманской разведки также осуществлялась подготовка боевиков и командного состава вооруженных подразделений Африканского национального конгресса, носивших название «Уимконто Ве Сизве» - «Копья народа». Южноафриканские борцы против апартеида проходили специальную военную подготовку на территории ГДР. Подготовка партизан из ЮАР началась в ГДР в 1971 г. Позже «Штази» организовала также курсы подготовки для бойцов национально-освободительных движений из Намибии, Мозамбика и Южной Родезии (Зимбабве). Обучающиеся были разделены на две группы. Командиров военных подразделений готовили на специальном военном полигоне, а предполагаемых будущих руководителей и старших офицеров органов государственной безопасности южноафриканских государств – в Центре внешних сношений МГБ ГДР.

«Десоветизация» и конец «Штази»

Легендарная «Штази»: 65 лет назад было создано МГБ ГДР Политический кризис в ГДР, предшествовавший крушению Берлинской стены и объединению Германии, непосредственно способствовал и прекращению существования крупнейшей в Центральной Европе спецслужбы. Советское руководство, фактически «сдавшее» ГДР Федеративной Республике Германии и стоящим за ней Соединенным Штатам Америки, не предприняло никаких шагов к тому, чтобы сохранить свое влияние в Восточной и Центральной Европе. Позиции, позволявшие Советскому Союзу на равных разговаривать с США и НАТО были утрачены практически моментально – тогда, когда советское руководство с М.С. Горбачевым согласилось на объединение Германии, не потребовав даже гарантий безопасности для искренних и давних друзей Советского Союза – политических и военных руководителей ГДР. Между тем, конец «Штази» ознаменовал и постепенный конец советского военно-политического влияния в регионе. Осень 1989 г. сопровождалась в ГДР ростом народных выступлений антикоммунистического характера. В первую очередь, жертвами нападения антикоммунистов становились сотрудники полиции, военнослужащие, работники органов госбезопасности.

13 ноября 1989 г. в Народную палату ГДР был вызван 82-летний генерал армии Эрих Мильке – министр государственной безопасности страны. Он попытался заверить депутатов в том, что министерство все держит под контролем, однако был подвергнут осмеянию. 6 декабря пожилой министр подал в отставку, так как за день до этого, 5 декабря, против Мильке было возбуждено уголовное дело по обвинению в нанесении серьезного ущерба национальной экономике ГДР. Мильке был арестован и помещен в одиночную камеру. Несмотря на преклонный возраст, Мильке находился в тюрьме все время, пока длились следственные мероприятия. Но новым властям Германии не удавалось найти реальный состав преступлений в деятельности бывшего министра государственной безопасности. Поэтому пришлось ворошить прошлое, воспользовавшись единственным шансом поместить престарелого политика в тюрьму.

В 1991 г. Эриху Мильке припомнили убийство двух полицейских, совершенное еще в 1931 году, во время боевой коммунистической молодости. Двадцать месяцев длилось судебное разбирательство по факту участия Мильке в убийстве сотрудников полиции шестидесятилетней давности. Наконец, 6 октября 1993 года 86-летний Эрих Мильке был приговорен к шести годам тюремного заключения. Однако спустя два года, в 1995 г., его освободили. Тем не менее, у престарелого Мильке конфисковали деньги с банковского счета и все имущество. Бывшему министру государственной безопасности ГДР выделили двухкомнатную квартиру общей площадью 18 метров и пособие, равное пособиям всех пенсионеров госбезопасности ГДР – чуть более пятисот долларов в месяц. В марте 2000 года Мильке был помещен в дом престарелых, и 21 мая 2000 года скончался.

Руководитель восточногерманской внешней разведки генерал-полковник Маркус Вольф вышел в отставку с должности начальника Главного управления разведки МГБ ГДР еще в 1986 году – по официальной версии не сработавшись с Эрихом Мильке. Падение Берлинской стены заставило его эмигрировать в СССР, а затем, после подавления ГКЧП в СССР, просить политического убежища в Австрии. В сентябре 1991 г. Вольф все же вернулся в Германию – на свой страх и риск, где был, естественно, арестован. В 1993 г. Вольфа приговорили к шести годам лишения свободы, однако в 1995 г. Федеральный конституционный суд Германии отменил приговор бывшему шефу разведки. Маркус Вольф до конца своих дней занимался написанием мемуаров и очень гордился тем, что во время допросов спецслужбами ФРГ не выдал ни одного агента «Штази». 9 ноября 2006 г. 83-летний Маркус Вольф скончался. Несмотря на то, что профессионалу высочайшего класса, к тому же обладавшему серьезной базой данных, предлагали пожизненное содержание спецслужбы многих западных государств – при условии работы на них в качестве консультанта, Маркус Вольф предпочел завершить свой жизненный путь обычным германским пенсионером.

Министерство государственной безопасности ГДР ⋆ Спецслужбы мира

Название:

Министерство государственной безопасности ГДР

Официальное название:

Ministerium für Staatssicherheit (неофициально — Штази (Stasi))

Статус:

упразднена

Дата создания:

8 февраля 1950 года

Дата упразднения:

1990 год

Министерство государственной безопасности ГДР (Ministerium für Staatssicherheit), неофициально — Шта́зи (Stasi)) — тайная полиция, контрразведывательный и разведывательный (с 1952 года) государственный орган Германской Демократической Республики.
Сменило Главное управление защиты экономики, отвечавшее за государственную безопасность в 1949-1950 годах. 

Руководство Министерства государственной безопасности ГДР

Вильгельм ЦайссерВильгельм Цайссер (1950 — 1953 годы).
В июле 1953 г. его сместили с поста министра и исключили из ЦК СЕПГ и Политбюро. Решение партийного руководства было мотивировано якобы «капитулянтскими настроениями» Цайссера. Однако в действительности причиной опалы первого руководителя восточногерманских спецслужб стали события 17 июня 1953 г. – грандиозное выступление рабочих ряда восточногерманских предприятий против руководства страны.
Эрнст ВолльвеберЭрнст Волльвебер (1953 -1957 годы)
Мильке, ЭрихЭрих Мильке (1957 -1989 годы).
Руководил МГБ ГДР в течение 32 лет.
В 1959 году ему присвоили звание генерал-лейтенанта, в 1965 году – генерал-полковника, а в 1980 году – генерала армии. Членом Политбюро ЦК СЕПГ Эрих Мильке стал в 1976 году, хотя и гораздо раньше вхождения в состав руководства Центрального комитета министр государственной безопасности ГДР играл одну из ключевых ролей и во внутренней, и во внешней политике страны. В 1987 г. Мильке было присвоено звание Героя Советского Союза, что, в принципе, было вполне обоснованно, учитывая колоссальные заслуги этого человека не только перед ГДР, но и перед Советским Союзом.
Вольфганг ШваницВольфганг Шваниц (1989 — 1990 годы)

История Министерства государственной безопасности ГДР

8 февраля 1950 года по образу и подобию советского МГБ было создано Министерство государственной безопасности ГДР под руководством Вильгельма Цайссера.
После событий июня 1953 года — экономических выступлений рабочих в Восточном Берлине, переросших в политическую забастовку против правительства ГДР — Первый секретарь ЦК Социалистической единой партии Германии Вальтер Ульбрихт назначил главой МГБ ГДР Эрнста Волльвебера.
В 1957 году Волльвебера сменил Эрих Мильке.
Министерство государственной безопасности ГДР контролировало другую спецслужбу ГДР — Военную разведку Национальной народной армии ГДР (Militärische Aufklärung der Nationalen Volksarmee).
Во времена холодной войны Министерство государственной безопасности ГДР считалось одной из наиболее сильных спецслужб в мире, наряду с КГБ и ЦРУ.
При МГБ ГДР действовало Представительство КГБ СССР (вч пп 62504, дислокация — Берлин-Карлсхорст). Вплоть до 1990 года министерство плотно сотрудничало с КГБ, например, КГБ приглашало агентов ГДР завести оперативные базы в Москве и Ленинграде для слежки за немецкими туристами. Мильке относился к офицерам министерства, как к «чекистам Советского Союза», а в 1978 году Мильке официально дал агентам КГБ в ГДР те же права и власть, что и в СССР.
По подсчетам специалистов примерно каждый пятидесятый гражданин ГДР сотрудничал с министерством государственной безопасности, что является одним из самых высоких уровней насыщения общества агентурой в мировой истории.
Например, в 1989 году численность сотрудников и агентов госбезопасности оценивалась соответственно в 91 015 человек на штатной основе и около 200 000 неофициальных сотрудников. 
Девиз Штази «Неважной информации не существует» с завидным упорством претворялся в жизнь. Министерство располагало досье почти на каждого из 16 миллионов жителей ГДР (и многих жителей ФРГ, особенно перебежчиков), включая школьников и стариков.

Архив МГБ вмещал 40 000 000 карточек, а общая протяженность полок для хранения документов составила 158 километров. Из них -111 километров бумажных материалов, 47 километров — для хранения микрофильмов. Кроме того, более 1,4 миллиона различной другой информации и документов, фотографий и кинопленки.
МГБ было собрано досье практически на каждого жителя Восточной Германии, население которой насчитывало около 16,4 миллиона человек. Кроме этого было собрано досье на многих граждан ФРГ и других стран, представлявших интерес для спецслужб ГДР.

Структура Министерства государственной безопасности ГДР

В качестве образца структуры МГБ была использована структура советского КГБ. Создавалась она на базе созданного в 1947 году «комиссариата — 5» — особого отделения полиции безопасности.
Первоначально было 5 основных главков.
Первый «А» — занимался разведкой.
Второй — контрразведка.
Третий — экономическая ситуация.
Пятый — взаимодействие с государственным аппаратом, культурой, религией и идеологией.

В 1958 году в МГБ было создано главное управление «А» — внешняя разведка. Заместителем министра и начальником управления был назначен Маркус Вольф, почти тридцать лет возглавлявший это управление. Хотя формально он подчинялся министру Эриху Мильке, но вероятнее всего оба этих генерала напрямую подчинялись внешней разведке КГБ.
Одной из главных задач управления «А» в 1960-е – 1970-е годы стало участие в формировании и поддержке национально-освободительных и коммунистических движений в странах Азии и Африки, а также сотрудничество с леворадикальными организациями в соседней ФРГ и некоторых других странах Европы.

В состав МГБ ГДР входил Берлинский охранный полк «Феликс Дзержинский», выполнявший задачи по охране государственных и партийных учреждений. В состав полка входили:
— 4 батальона,
— артиллерийский дивизион,
— антитеррористическая команда «А» в составе двух разведывательных рот.
К 1988 году в состав полка входили:
— 1-я команда (4 стрелковых батальона),
— 2-я команда (4 мотострелковых батальона),
— 3-я команда (2 стрелковых батальона и школа младших командиров полка),
— 4-я команда (5 стрелковых рот и строительная рота),
— отдельный саперный батальон (штаб и 3 саперные роты), численность полка в 1988 г. была определена в 11 426 военнослужащих.
На вооружении полка находились легкое стрелковое оружие, в 1956 году поступили зенитные пулеметы, минометы, пушки и бронетранспортеры. Позже полк был вооружен всеми типами советских БТР – от БТР-40 до БТР-70, 120-мм минометы, 122-мм гаубицы и т.д.
К 1988 году на вооружении полка находились 3994 ПМ, 7439 АК-74, 5835 АК, 751 ПК, 64 ПКМ, 89 ПЗРК «Стрела-2», 515 РПГ-7, 23 СПГ-9, 324 БРДМ, 38 БТР-60ПБ, 46 БТР-70, 4 БТР-70С, 750 автомобилей.

Штази можно было уподобить гигантскому спруту, щупальца которого проникли во все сферы жизни.
На каждом крупном промышленном предприятии был штатный сотрудник Штази.
В каждом без исключения многоквартирном доме имелся по меньшей мере один жилец, который сообщал обо всем участковому инспектору Народной полиции, а тот в свою очередь выуживал более или менее заслуживающую внимания информацию для Штази. Если у кого-то оставался ночевать родственник или приятель, сразу же следовало донесение.
Школы, университеты, больницы были нашпигованы стукачами сверху донизу. Германский академический мир был шокирован известием о том, что Генрих Финк, профессор теологии и вице-президент восточноберлинского Гумбольдтского университета, был информатором Штази с 1968 года. После того как связи Финка с госбезопасностью стали достоянием гласности, его уволили.
Офицеры Штази вербовали не только официантов и другой обслуживающий персонал отелей, но также и врачей, адвокатов, писателей, актеров и спортсменов.
На подслушивании около 100 000 телефонных линий в Западной Германии и Западном Берлине, которое велось круглосуточно, было задействовано около 2000 сотрудников.
Архивные данные ГДР с апреля 1950 года указывают, что в органах МГБ, включая пограничную службу, а также охранный полк имени Дзержинского проходили службу 274 000 сотрудников, причем 102 000 из них в штате на конец 1969 года.

Расположение штаб-квартиры службы

Штаб-квартира Министерства государственной безопасности ГДР располагалась в округе Лихтенберг Восточного Берлина.

Штаб-квартира Главного управления разведки Штази, Штаб-квартира Главного управления разведки Штази, комплекс в берлинском районе Лихтенберг на Рушештрассе/ угол улицы Франкфуртер-аллее, д. 15.
C 2003 года принадлежит Deutsche Bahn.

Законсервированные запахи

Одной из «визитных карточек» Штази стало использование так называемых «законсервированных запахов» (Geruchskonserven) — герметически закупоренных стеклянных сосудов с образцами запаха тел подозреваемых в антигосударственной деятельности или помыслах. Десятки тысяч хранившихся образцов представляли собой либо выкраденные предметы одежды, либо ткань обивки стула, на котором сидел арестованный.
Специально обученные собаки могли найти человека по запаху, однако запах уликой не считался и использовался только «для сужения круга подозреваемых». Вопреки распространенному мнению, этот метод состоял на вооружении и у обычной полиции, более того, применяется до сих пор.

Программа Zersetzung

В Министерстве государственной безопасности ГДР (Штази) существовала специальная программа Zersetzung — разложение, которую использовали против германских диссидентов в 1970-е и 1980-е годы.
Цель программы состояла в том, что «выключить» диссидентов путем нарушения их личной или семейной жизни. Метод психологического разложения включал снятие в отсутствие хозяев квартиры картины со стены, перестановку мебели в квартире, постановку будильника на другое время, замену одного сорта чая на другой, странные телефонные звонки от неизвестных людей или даже отправку вибратора жене жертвы. Обычно жертвы не подозревали, что это «Штази».
Кроме того, объект могли тревожить многочисленными ночными звонками, заказами из службы доставки, в том числе странных предметов вроде 20 пирогов с разной начинкой. Ставка делалась также на национальные особенности вроде ярко выраженной немецкой педантичности.
Впоследствии у жертв слежки зачастую развивалась паранойя, которая постепенно сводила их с ума.
В отдельных случаях «объекты» не просто прекращали свою политическую деятельность, но и сводили счеты с жизнью.
Цитата из инструкции Министерства госбезопасности ГДР №1/76:
«Утверждёнными методами «Биодеградации» являются:
• Систематическая дискредитация путём распространения правдивых, проверяемых и неверных, но правдоподобных порочащих заявлений.
• Систематическая организация провалов в работе и социальной жизни для уничтожения уверенности субъектов в себе.
• Сфокусированное уничтожение убеждений, связанных с определёнными идеалами и примерами для подражания, создание сомнений в правильности своей точки зрения.
• Создание в группах и организациях атмосферы недоверия, взаимной подозрительности и соперничества с помощью использования слабостей некоторых из их членов…»
По современным оценкам, жертвами «Биодеградации» стали до 10 000 человек, психике не менее половины из них был нанесён необратимый вред. Это доказывает исключительную эффективность методики и объясняет, почему схожие методы применяются спецслужбами по всему миру.

Центральная тюрьма Штази

Центральная тюрьма предварительного заключения Штази являлась Берлин-Хоэншёнхаузен. Там содержались те, кто пытались бежать на запад или получить разрешение на выезд, а также инакомыслящие, которые подвергались политическим преследованиям.

Центральная тюрьма ШтазиГлавная тюрьма Штази Берлин-Хоэншёнхаузен

Узников этой тюрьмы изнуряли, применяя к ним методы физического и психологического воздействия.

Ликвидация МГБ

14 декабря 1989 года решением правительства ГДР министерство госбезопасности было ликвидировано.

Источники информации:

1. сайт Википедия
2. Кёлер «Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР»

Статьи категории Министерство государственной безопасности ГДР

Военная разведка ГДР сделала все, чтобы спасти свою агентуру

Объединение двух немецких государств стало катастрофой для спецслужб Восточной Германии

ГДР, ФРГ, ННА, СЕПГ, НАТО, МГБ, Штази 3 октября 1990 года с 00.00 ГДР перестала существовать, ее государственные институты были упразднены. Фото Reuters

31 августа 1990 года я в качестве корреспондента московской газеты «Труд» поднялся по мраморной лестнице берлинского Дворца кронпринцев на Унтер-ден-Линден на второй этаж, чтобы поприсутствовать при историческом событии – подписании Договора об установлении германского единства между Федеративной Республикой Германией и Германской Демократической Республикой, вошедшего в историю как Договор об объединении. Дворец кронпринцев был выбран для такого торжественного мероприятия не случайно. Дело в том, что именно в нем после его восстановления в 1969 году проводились торжественные мероприятия в связи с подписанием в 1972 году Основополагающего договора между ГДР и ФРГ. Преемственная линия на германское единство была как бы продолжена.

После того как министр внутренних дел ФРГ Вольфганг Шойбле и парламентский статс‑секретарь при премьер‑министре ГДР Гюнтер Краузе подписали Договор об установлении германского единства между Федеративной Республикой Германией и Германской Демократической Республикой (Договор об объединении), предусматривавший воссоединение на основе механизма присоединения ГДР к ФРГ по статье 23 Конституции ФРГ, всем присутствующим налили по бокалу шампанского. Я тоже выпил сладковатый игристый восточногерманский напиток, носящий название «Красная шапочка», в честь знаменательного события. Ведь в этот момент во Дворце кронпринцев писалась немецкая история.

Шампанское «Красная шапочка» (Rotkaepchen) до сих пор можно купить в Германии. Во времена разделенной Германии это игристое вино называли «коммунистическим шампанским». Но после объединения выпускавшая его восточногерманская компания стала единственной, которой удалось поглотить западногерманских конкурентов, а не наоборот. «Красной шапочкой» его звали потому,  что горлышко массивной бутылки темно-зеленого стекла было обернуто фольгой темно-красного цвета.

Что могло интересовать газету «Труд»

Как журналиста меня не могло не интересовать отношение к этому событию граждан теперь уже бывшей ГДР, хотя полностью объединение завершилось лишь в октябре, и с тех пор 3 октября празднуется в Германии как День германского единства.

В тот период времени у меня появился приятель, полковник Национальной народной армии (ННА), в прошлом сотрудник представительства ННА в одном из штабов Варшавского договора. Звали его Арнольд, и он со своими сослуживцами пытался выжить в эти турбулентные дни, организуя нехитрый бизнес с имуществом Советской группы войск в ГДР. Благо связи с советскими коллегами у него имелись. А ввиду ожидавшегося вывода многотысячной группировки советские интенданты занялись активным бизнесом, продавая все что можно. Полковник относился к случившемуся философски, поскольку ННА должна была или войти в состав Бундесвера, или даже какое‑то время существовать самостоятельно. Поэтому он предполагал, что его в худшем случае отправят на пенсию, но без куска хлеба он не останется.

Однако практика оказалась иной, армия ГДР не была включена в состав Бундесвера, а была фактически расформирована. На территории бывшей ГДР было образовано временное объединенное командование Bundeswehr Ost («Восток»), которое приняло на себя роль ликвидационной комиссии. Как отмечает восточногерманская радиостанция MDR, было принято решение не включать в состав Бундесвера «политические кадры», к которым относились и военные разведчики. Если еще в 1989 году ННА насчитывала более 170 тыс. человек, то 3 октября в состав Бундесвера вошли только 90 тыс. человек. Из них после проверки 50 тыс. разрешили подать заявление на продолжение службы в Бундесвере. После повторной двухгодичной проверки в состав Бундесвера вошли только 18 тыс. человек. А к 1998 году в Бундесвере уже служили лишь 9300 бывших солдат ННА. Воинские звания офицеров ННА не были признаны Бундесвером, фактически лишившим их званий, а службу в армии ГДР не признали ни за военный, ни за гражданский трудовой стаж. Личный состав срочной службы постепенно уволили, некоторое количество офицеров после соответствующей проверки приняли на службу в Бундесвер, причем принятые в Бундесвер офицеры ННА получили более низкие звания. Генералы ННА были уволены министром разоружения и обороны ГДР Райнером Эппельманном со службы 2 октября, накануне объединения.

Арнольду повезло, хотя, конечно, его пенсия оказалась существенно ниже, чем у кадрового офицера Бундесвера того же ранга. Повезло ему еще и с учетом того, что МГБ ГДР, известное под названием «Штази» (от сокращенного немецкого Staatssicherheit, что означало «государственная безопасность») и решавшее, по сути, те же самые задачи по защите первого на немецкой земле «государства рабочих и крестьян», как любили называть ГДР партийные функционеры в Берлине, подверглось разгрому, и ее сотрудники преследовались западногерманской контрразведкой как враги государства и после объединения. Все сотрудники этого ведомства получили «волчий    билет», и на работу в государственные учреждения объединенной Германии их не принимали. Виноват в этом был, в сущности, тогдашний советский лидер Михаил Горбачев, который на переговорах с федеральным канцлером Гельмутом Колем в Архызе в середине июля 1990 года, где была поставлена последняя точка в германском вопросе, предпочел отдать в руки западным немцам решение судьбы и партийных функционеров СЕПГ, и сотрудников Штази. Хотя Коль и был готов учесть мнение тогдашнего президента СССР, от которого, в общем, зависело если не само объединение, то скорость данного процесса. Во всяком случае, в воспоминаниях его сотрудников фигурировал вопрос Коля на этот счет, адресованный Горбачеву.

Однако и среди служащих ННА имелись те, кого бывшие политические противники предпочли видеть на скамье подсудимых. Речь шла о таком специальном подразделении ННА, как военная разведка.

В среду 8 июня 1994 года в Берлинском камергерихт, считающемся высшим судебным органом Берлина, встретился гражданин Франции Жак Л., обвиняемый в шпионаже против Вооруженных сил Франции, и его «работодатель», как писала газета Welt, генерал‑лейтенант в отставке Альфред Краузе, бывший глава военной разведки Национальной народной армии ГДР. Газета писала, что это была встреча с двойной символикой, поскольку Краузе тоже ждал процесс в Высшем суде Дюссельдорфа. Генерала обвиняли в измене, поскольку он нес ответственность за деятельность трех агентов военной разведки ННА ГДР, которые работали в штабе ВВС при постоянном представительстве НАТО и в вычислительном центре Бундесвера.

Жаркая осень 1989 года

Возможно, что, как считает немецкий журналист Андреас Кабус, написавший исследование о деятельности военной разведки ГДР, это (включая начавшийся процесс против Краузе) было связано с широко распространенным в ФРГ заблуждением о роли и месте военной разведки в административной системе ГДР. Многие в Западной Германии считали военную разведку просто составной частью Штази. Дело дошло до того, что даже такой западногерманский авторитет в области тайных войн, как Карл Вильгельм Фрикке, издал в 1989 году книгу, в которой признавал, что Министерство обороны ГДР имеет свою собственную разведслужбу, но административно и оперативно она, мол, зависит от внешней разведки Штази. Но, как отмечает Кабус, это было не так,  и штаб‑квартира военной разведки находилась на Обершпеерштрассе в отличие от штаб‑квартиры внешней разведки МГБ ГДР, размещавшейся на Норманненштрассе. Причем она продолжала свою работу и тогда, когда МГБ ГДР, включая и внешнюю разведку, были уже распущены. Напомним, что решением Народной палаты ГДР от 17 ноября 1989 года на смену Министерству обороны пришло Ведомство национальной безопасности (Amt fьr Nationale Sicherheit) под руководством Вольфганга Шваница. 8 декабря председатель Совета министров ГДР Ханс Модров объявил о роспуске ведомства, а 14 декабря правительство приняло и подтвердило решение о его ликвидации. Военная же разведка была ликвидирована лишь в марте 1990 года. Конечно, военная разведка пересекалась с МГБ ГДР, поскольку в ГДР была принята советская система (она и поныне  действует в России).

Речь идет о военной контрразведке. В КГБ это было третье главное управление. А в МГБ ГДР – управление 2000, которое также называлось главным управлением № 1, и его задачей являлась защита армии от внедрения агентуры западных спецслужб. Разумеется, это подразделение было встроено в систему военной разведки ННА и имело там как своих официальных, так и неофициальных представителей ­­агентуры и доверенных лиц. Но ни руководство ННА, ни Министерство обороны ГДР не знали ничего о неофициальных сотрудниках МГБ ГДР в своих рядах. Более того, оно само было объектом наблюдения со стороны Штази. Правда, в случае появления подозрений на предмет сотрудничества офицеров военной разведки с противником для их активной разработки вплоть до ареста требовалось согласие руководителя военной разведки.

Опасность для сотрудников военной разведки ННА такого рода неофициальной деятельности МГБ ГДР состояла в том, что разгром штаб‑квартиры Штази на Норманненштрассе толпами берлинцев 15 января 1990 года и захват имевшихся там документов (понятно, что среди погромщиков были и кадровые сотрудники иностранных разведок) не только ставили под удар агентуру Штази среди сотрудников военной разведки, но могли пролить свет на некоторые ее операции, которые могли быть им известны. А следовательно, и на участников этих операций, в том числе агентуру военной разведки из числа граждан ФРГ и других западных стран. Как писал один не названный по имени подполковник военной разведки в берлинской газете Junge Welt, «наши собственные документы мы своевременно уничтожили, и они не могли послужить компроматом ни на кого. Но меня беспокоит картотека, которую МГБ ГДР из недоверия к нам, очевидно, создавала. В ней могли содержаться описания отдельных операций, имена агентов, сотрудников и источников информации». Наверное, предполагал подполковник, этих сведений было достаточно, чтобы поставить человека перед альтернативой: либо ты все рассказываешь, либо мы тебя уничтожаем. Конечно, не нужно понимать слово «уничтожаем» в прямом смысле, речь шла о судебном преследовании на основании полученного компромата.

Журналист Кабус приводит в своей книге пример недопустимого вмешательства МГБ ГДР в святая  святых любой разведдеятельности – работу с агентурой. Речь идет о кураторе от Штази по имени Эберхард Леман, который появился в штаб‑квартире военной разведки с целью улучшения их профессиональной деятельности. Он имел право давать указания руководству двух важнейших отделов военной разведки, занимавшихся агентурной работой. Это был очень амбициозный человек, совершенно очевидно стремившийся к власти. Дело даже дошло до открытого конфликта его с политическим руководителем ННА Вальдемаром Вернером. Конфликт закончился тем, что Лемана отозвали обратно в МГБ ГДР, где он продолжал служить в управлении контрразведки (управление 2 Штази) и даже через год получил из рук министра госбезопасности Эриха Мильке  орден за заслуги перед отечеством в бронзе. После объединения Германии он, как утверждает Кабус, продал данные о сотрудниках военной разведки и проводившихся ими операциях, о которых ему было известно в период пребывания в военной разведке, Западу. Из‑за этого некоторые агенты, сотрудничавшие с военной разведкой, оказались за решеткой.

С психологической точки зрения амбициозность довольно противоречивая черта. В классическом Словаре русского языка С.И. Ожегова она объясняется как спесивость, чванство, самолюбие и притязание на что‑либо. Ныне же она воспринимается как положительная характеристика человека, который стремится достичь высоких целей, добиться успеха, иметь больше, чем сейчас. К чему отрицательное отношение сохранилось, так это к тому, что называют «голые амбиции», – масштабные планы, не подкрепленные необходимыми ресурсами: способностями, опытом, трудолюбием. Конечно, амбициозность всегда граничит с коварством и предательством, причем не только в разведке и не только в Германии.

Собственный путь военной разведки в ГДР

После роспуска МГБ ГДР предполагалось создание для ННА собственной специальной контрразведывательной службы по образу и подобию западногерманской военной контрразведки MAD. Но создание новой спецслужбы не состоялось из‑за ликвидации ГДР.

Дальнейшие размышления касались объединения двух спецслужб военной разведки ННА и внешней разведки МГБ ГДР и создания на их базе единой разведслужбы. Практически речь шла о том, чтобы включить в состав военной разведки от 400 до 2 тыс. офицеров внешней разведки. Эта идея возникла в период деятельности правительства Модрова (с ноября 1989-го по апрель 1990 года), то есть до проведения выборов с участием новых партий, победителем из которых вышла восточногерманская ХДС.

Надо сказать, что военным разведчикам эта идея не понравилась. Они аргументировали ее отклонение тем, что обе спецслужбы имели различные структуры и принципы работы. Подобные аргументы вполне устроили тогдашнего министра обороны ГДР адмирала Теодора Хоффманна. Но, как отмечает Кабус, у негативного ответа военных разведчиков имелась и политическая подоплека. Якобы это была «поздняя месть за пережитые ими унижения от сотрудников Штази». Глава военной разведки генерал‑лейтенант Краузе назвал такие предположения, которые в те годы активно высказывались в массмедиа, «полной чушью» и сослался на чисто практические размышления.

Но, как утверждает Кабус, и руководство внешней разведки МГБ ГДР негативно отнеслось к такому проекту, поскольку считало, что военные разведчики вряд ли справились бы с таким разросшимся аппаратом.

Впрочем, можно предположить, что все‑таки какое-то решение было принято. В связи с этим нельзя не обратить внимания на появившееся на радиостанции Deutschlandfunk 19 июня 1990 года заявление Фридриха-Вильгельма Шломанна, западногерманского юриста, работавшего в свое время в западногерманском Министерстве по общегерманским вопросам и Министерстве обороны, где он отвечал за вопросы ведения психологической войны. Этот ученый, считающийся христианскими демократами  экспертом по разведслужбам, утверждал в своем заявлении, что якобы все сотрудники подразделения внешней разведки МГБ ГДР, которые занимались «шпионажем по военным вопросам», перешли на службу в военную разведку ННА, и ее численность благодаря этому возросла до 4 тыс. человек. На следующий день Министерство разоружения и обороны, созданное пришедшими к власти в результате последних выборов в Народную палату ГДР 18 марта 1990 года христианскими демократами, выступило с опровержением.

Могло ли подобное случиться? В принципе да, поскольку и во внешней разведке МГБ ГДР, и в военной разведке ННА применялся объектовый принцип работы. Прежде всего надо отдавать себе отчет, что стратегическая разведка, которой занималась внешняя разведка МГБ ГДР в военной разведке ННА, занимала не столь значительное место. Некоторые источники утвержают, что не более 10%. Большее значение для ведения боевых действий имеют тактическая и оперативная разведка. Но разумеется, нередко интересы обоих разведок пересекались, и они независимо друг от друга могли работать по одним и тем же объектам, например Министерству обороны ФРГ. Перевербовки одними спецслужбами агентов других спецслужб не допускались. Но практически это можно было сделать лишь путем проверки по учетам той или иной спецслужбы. Другими словами, на заинтересовавшее разведку лицо направлялся запрос в другую спецслужбу. А это означает, что другая спецслужба могла быть в курсе интереса той или иной спецслужбы к определенным лицам.

Но времени на создание единой разведслужбы, какую представляет собой, например, Федеральная разведывательная служба ФРГ (BND), у ГДР просто не хватило.

В действительности численность кадрового состава военной разведки ННА, если говорить о центральном аппарате, невелика. Штаб руководителя разведки охватывал всего 50 человек. В информационной службе было занято 200 человек. 160 офицеров осуществляли руководство агентурной сетью за рубежом. В аппарате военного атташата в диппредставительствах ГДР за рубежом работали 240 офицеров и унтер‑офицеров. Руководство войсковой разведкой осуществляли около 400 офицеров, унтер‑офицеров и гражданских лиц. В подчинявшемся центральному аппарату научном институте, осуществлявшем функции переподготовки кадров, было занято 150 офицеров. Прослушиванием эфира занимались примерно тысяча офицеров и унтер‑офицеров. Эти данные можно найти в работах австрийских ученых, посвященных деятельности военной разведки ННА против нейтральных государств Европы.

30-15-1.jpg
Архивы МГБ, после его ликвидации, были
открыты для широкого доступа. Фото Reuters
Последний акт

Вопрос уничтожения архивов военной разведки ННА до сих пор занимает умы историков, и,  возможно, не только их. Дело в том, что эти архивы были уничтожены вполне официально по приказу последнего министра по разоружению и обороне ГДР пастора Райнера Эппельманна. Он был евангелическим пастором в ГДР и считался известным оппозиционным деятелем тогдашнему режиму СЕПГ. После мартовских выборов, на которых, как уже указывалось выше,  Христианско-демократический союз ГДР получил относительное большинство, он стал в правительстве Лотара де Мезьера министром по разоружению и обороне. Другими словами, с тех пор и вплоть до 3 октября 1990 года, когда юридически состоялось объединение двух германских государств, он и был верховным руководителем военной разведки ННА.

15 августа 1990 года, как описывает эту самую, наверное, значительную заключительную сцену в истории военной разведки ННА Андреас Кабус, к воротам штаб‑квартиры военной разведки на голубой «Ладе»-«пятерке» подъехал курьер из Министерства по разоружению и обороне. У него в руках был документ, подписанный министром Эппельманном. В нем министр уполномочивал полковника Гюнтера Вайсса, руководителя только что созданной комиссии по анализу архивов, все архивы военной разведки ННА, размещенные для хранения в Потсдаме, изъять и уничтожить. До объединения двух Германий оставалось восемь недель.

Как отмечает Кабус, получить архивы из Потсдама не представляло труда. С проблемами комиссия столкнулась при изъятии архивов военной разведки ННА, которые хранились в бывшем МГБ ГДР. Напомним, что речь идет о материалах военной контрразведки. Дело в том, что штаб МГБ ГДР на Норманненштрассе был захвачен правозащитниками, которые и продолжали его удерживать. Они отказывались допускать посторонних к этим актам. Дело дошло до того, что пришлось вмешаться главе правительства ГДР и даже федеральному ведомству канцлера ФРГ, которое дало добро на изъятие документов, касающихся военной разведки ННА из архивов МГБ ГДР.

Только так часть архивов перекочевала на Обершпеерштрассе, чтобы тут же очутиться в «пасти» шредера ­– оффисного устройства для измельчения бумаги.

Вопрос, на который пока нет ответа, состоит в том, зачем это надо было Эппельманну, который  после ликвидации ГДР ряд лет заседал от ХДС в Бундестаге.

Возможно, в служебном донесении руководителя военной разведки ННА от 13 сентября, которое было направлено Эппельманну, и содержится ответ на этот вопрос. В нем говорится, что операция по уничтожению завершена. Все материалы, по которым можно было бы установить личности, объекты и образ действий разведки, уничтожены. Таким образом, безопасность источников и других сотрудников разведки, действовавших в интересах ГДР и на территории ФРГ, гарантирована. Невозможна также реактивация или продолжение работы бывших сотрудников, как и переход бывших сотрудников на службу других разведок.

Предполагается, что Эппельманн пошел на такие действия, чтобы уничтожить свидетельства своей личной прошлой деятельности и своих контактов или контактов своих коллег по нынешнему состоянию дел, которые могли бы в будущем нанести ущерб. Бывший его коллега по правительству де Мезера министр внутренних дел Петер‑Михаэл Дистель считает, что именно Эппельманн несет полную ответственность за уничтожение документов подчинявшейся ему военной разведки, действовавшей против ФРГ.

Другое дело, что Эппельманн, как свидетельствуют доступные общественности данные архивов МГБ ГДР, поддерживал контакты с американскими и французскими спецслужбами. Речь идет о генеральном директорате внешней безопасности французского Министерства обороны (DGSE) и о ЦРУ. И как известно, и США, и Франция имели иное представление, чем в Бонне, как должен был происходить процесс объединения двух германских государств. Поэтому позиции, которые занимали в процессе объединения иные западногерманские чиновники, и их действия вопреки интересам двух великих держав были бы небезынтересны и Франции, и США. Военная разведка ННА могла иметь информацию на этот счет. Скорее всего поэтому и в ведомстве федерального канцлера дали добро на уничтожение подобного компромата. Сам Эппельманн, если верить бывшему центральному органу восточногерманского ХДС, газете Neue Zeit, согласовывал вопрос уничтожения актов с федеральным министром внутренних дел ФРГ Вольфгангом Шойбле.

Роспуск агентурной сети

Конечно, и без приказа Эппельманна руководство военной разведки ННА принимало меры по обеспечению безопасности работавших с ними граждан других стран. В этом плане решающим было прекращение существовавшей до сих пор практики ведения разведдеятельности. Документ об этом был подписан министром обороны в правительстве Модрова адмиралом Хоффманном 16 марта 1990 года. Военная разведка переименовывалась в Информационный центр. Ведь настроения в ГДР были не в пользу секретных служб. Документ касался прекращения разведывательной активности в западных странах. Предполагалось, что еще имевшиеся задачи можно было решать силами военных атташе с помощью их официальных контактов. После выборов 18 марта на Обершпеерштрассе начали уничтожать все признаки ведения разведдеятельности. Агентуре поступили указания уничтожить их. Имелись в виду контейнеры для хранения микропленки, шифры, радиопередатчики и т.п. Еще ранее, в феврале 1990 года, были отозваны нелегалы, находившиеся в различных странах мира. Речь идет о кадровых офицерах разведки, работавших под вымышленными именами и жизненными легендами под различными прикрытиями.

Кабус указывает, что роспуск агентурной сети происходил поэтапно. С марта 1990 года прекратилась передача развединформации от агентуры и нелегалов в Берлин. С 31 марта по 30 июня 1990 года проводились только самые необходимые операции для нейтрализации и роспуска агентурной сети. В этот период генерал‑лейтенант Краузе доложил министру Эппельманну, что связь со всеми 138 «конспиративно работающими» сотрудниками на территории Западной Германии была прекращена. 23 мая в 23.30 прекратился обмен радиосигналами с агентурой. Всем агентам был послан в эфир сигнал «прощальное приветствие». Накануне посылки «прощального приветствия» руководители агентурой были отправлены в страны оперативного использования для встреч с агентурой, чтобы лично разъяснить им сложившуюся ситуацию и причины прекращения связи. Офицеры заверяли своих подопечных, что все данные, касавшиеся их деятельности, уничтожены. Агентов предупреждали о недопустимости попыток начать работу с какими‑то другими спецслужбами.

Следующим логичным шагом стал изданный 17 июня 1990 года за подписью адмирала Хоффманна приказ за номером 22/90, которым предписывалось ликвидировать все структурные подразделения в центральном аппарате. В структуре нового Министерства разоружения и обороны Хоффманн занимал пост заместителя министра и главы ННА. До 31 августа весь офицерский состав оперативных подразделений военной разведки был распущен.

Возвращаясь к процессу против Краузе, с чего я начал эту статью, следует сказать, что в отношении него в обвинительном заключении на 247 страницах говорилось об измене своей стране, которую генерал совершил в ходе осуществления своей разведывательной деятельности против ФРГ. Его адвокат попытался выиграть процесс, указывая на статью 31 Гаагской конвенции по ведению наземной войны 1908 года. В ней говорится, что с армейским шпионом, который вернулся после выполнения задания во вражеском тылу и позднее был пленен, нужно обращаться как с военнопленным, и его нельзя заставить отвечать за предыдущие разведывательные операции. Далее адвокат, если верить газете Welt, сообщил суду, что в 1990 году между руководством ННА и западногерманским Бундесвером было заключено своего рода джентльменское соглашение, по которому деятельность агентуры военной разведки ННА была прекращена. А за это якобы ему было обещана свобода от судебного преследования. Перепроверить это невозможно, как и то, что данных об осуждении судами ФРГ генерал‑лейтенанта в отставке Альфреда Краузе я не нашел.

Министерство государственной безопасности ГДР - это... Что такое Министерство государственной безопасности ГДР?

Граждане ГДР протестуют перед зданием министерства в Берлине Памятные значки министерства госбезопасности

Министерство государственной безопасности ГДР (нем. Ministerium für Staatssicherheit), Шта́зи[1] (нем. Stasi) Германской Демократической Республики (ГДР) — контрразведывательный и разведывательный (с 1952 года) государственный орган ГДР. Было образовано в 8 февраля 1950 года по образцу и при участии МГБ СССР. Штаб-квартира располагалась в округе Лихтенберг Восточного Берлина. Девиз министерства: «Щит и меч партии» (нем. Schild und Schwert der Partei), подразумевалась Социалистическая единая партия Германии.

История

8 февраля 1950 года по образу и подобию советского МГБ было создано Министерство государственной безопасности ГДР, под руководством Вильгельма Цайссера. В 1953 году после событий июня 1953 года Вальтер Ульбрихт сменил Цайссера на Эрнста Волльвебера. В 1957 году Вальтер Ульбрихт сменил Волльвебера на Эриха Мильке.

Министерство государственной безопасности также контролировало другую спецслужбу ГДР — Военную разведку национальной народной армии ГДР. Во времена холодной войны считалось одной из наиболее сильных спецслужб в мире, наряду с КГБ и ЦРУ.

Разоблачение агента спецслужбы ГДР Гюнтера Гийома было одной из причин отставки федерального канцлера Западной Германии Вилли Брандта в мае 1974 года.

Вплоть до 1990 года министерство очень плотно сотрудничало с КГБ,[2] например, КГБ приглашало агентов ГДР завести оперативные базы в Москве и Ленинграде для слежки за немецкими туристами. Мильке относился к офицерам министерства, как к «Чекистам Советского Союза»,[2] а в 1978 году Мильке официально дал агентам КГБ в ГДР те же права и власть, что и в СССР.[2]

Операции

Тихая камера, способная фотографировать сквозь миллиметровое отверстие в стене

Влияние министерства на практически все аспекты жизни в Германской Демократической Республике было очень велико. До середины 1980-х годов сеть осведомителей, называвшихся «неофициальными сотрудниками» (нем. Inoffizielle Mitarbeiter, IM) развивалась быстрыми темпами как в пределах собственной страны, так и на Западе.

В 1989 году численность сотрудников и агентов госбезопасности оценивалась соответственно в 91 015 человек на штатной основе[3][4] и около 200 000 неофициальных сотрудников.[5] Это означает, что приблизительно каждый пятидесятый гражданин ГДР сотрудничал с министерством, что является одним из самых высоких уровней насыщения общества агентурой в мировой истории.

Министерство государственной безопасности старательно контролировало поведение граждан Восточной Германии с целью предотвращения любых политически некорректных поступков в корне. Помимо этого, ресурсы службы использовались для проникновения в западногерманское правительство и спецслужбы с целью их подрыва, что, по мнению историков, делалось исключительно умело, так как восточногерманские агенты разоблачались весьма редко.

20 июля 1954 г. в ГДР перешел доктор Отто Йон, с декабря 1950 года возглавлявший Федеральную службу защиты конституции Германии (контрразведку ФРГ).

15 августа 1985 года в ФРГ таинственно пропал 48-летний Ханс-Йоахим Тидге, который курировал в Федеральной службе защиты конституции контрразведку против ГДР. Однако уже 19 августа Тидге дал пресс-конференцию в Восточном Берлине, из которой стало ясно, что он решил порвать со своим прошлым, начав новую жизнь в ГДР. Позже в берлинском Университете им. Гумбольдта Тидге защитил докторскую диссертацию «Контрразведывательные функции ведомства по охране конституции Федеративной республики Германии», описывавшую деятельность БФФ, включая операции службы электронного наблюдения.

В 1989 г. Тидге выехал в Советский Союз.

Роспуск

Штаб-квартира Главного управления разведки «Штази» комплекс на Норманненштрассе, д.15 (ныне Исследовательский центр и мемориальный музей)

Во время мирной революции 1989 года здания министерства (а 15 января 1990 года и Штаб-квартира) были захвачены разгневанными гражданами.

Находясь в окружении, сотрудники МГБ получили приказ уничтожить архив. Согласно приказу в первую очередь следовало уничтожить документы о ключевых осведомителях Штази, о главных операциях в ГДР и ФРГ. Архив уничтожали с помощью шредеров. Из за большого объёма бумаги шредеры вышли из строя и оставшиеся документы разрывали руками. Оставшиеся клочки бумаги складывали в отдельные мешки. В настоящее время ведутся работы по восстановлению этой части архива.[6][7]

Решением Народной палаты ГДР от 17 ноября 1989 года на смену министерства пришло Ведомство национальной безопасности (нем. Amt für Nationale Sicherheit) под руководством Вольфганга Шваница. 8 декабря председатель Совета министров ГДР Ханс Модров объявил о роспуске ведомства, а 14 декабря правительство приняло и подтвердило решение о ликвидации ведомства.

Раскрытие досье граждан ГДР

По «Закону о документации „штази“», принятому в 1991 г., все граждане ГДР получили доступ к своим досье, собранным из информации, обеспеченной «неофициальными сотрудниками». Эти досье были доступны для всех людей, которые были в прошлом жертвами осведомителей, часто показывая, что друзья, коллеги, мужья, жёны и другие члены их семей регулярно шпионили за ними для государственной безопасности. Все сохранившиеся архивы были переданы «Комиссии Гаука» — названной по имени пастора из Ростока — бывшего диссидента, которому доверили управление доступом к документам.

Министры госбезопасности ГДР

Памятники

  • Памятник рабочим и сотруднику министерства в Берлине.
  • Музей в старом здании штаб-квартиры министерства.[8]

Фильмы о министерстве

Книги о министерстве

Известные сотрудники

См. также

Примечания

  1. Шта́зи, нескл., мн. (в бывшей ГДР). Русский орфографический словарь: около 180 000 слов. / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова / О. Е. Иванова, В. В. Лопатин (отв. ред.), И. В. Нечаева, Л. К. Чельцова. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва, 2004. — 960 с.
  2. 1 2 3 Koehler 2000, p. 74
  3. Koehler 2000, p. 8-9
  4. Fulbrook 2005, pp. 228
  5. Gieseke 2001, p.54
  6. Штаб-квартира министерства
  7. "http://www.wired.com/politics/security/magazine/16-02/ff_stasi
  8. Музей в старом здании штаб-квартиры министерства
  9. H-Soz-u-Kult / Mielke, Macht und Meisterschaft
  10. http://www.rbb-online.de/_/kontraste/beitrag_jsp/key=rbb_beitrag_7210760.html
  11. E.German Stasi informant wins battle to conceal past
  12. Court Decision Paves Olympics Way for Stasi-linked Coach
  13. I regret nothing, says Stasi spy

Ссылки

Источники

  • Benedikt Vallendar Einsam in der Einöde. Über die Arbeit des MfS in dörflich-ländlichen Regionen der DDR. In: Rheinischer Merkur 17/2009, Seite 16.
  • Jürgen Aretz, Wolfgang Stock: Die vergessenen Opfer der DDR, Lübbe 1997, ISBN 3-404-60444-X,
  • Thomas Auerbach: Einsatzkommandos an der unsichtbaren Front, Ch. Links 1999, ISBN 3-86153-183-6,
  • Klaus Behnke, Jürgen Wolf (Hrsg.): Stasi auf dem Schulhof, Ullstein 1998, ISBN 3-548-33243-9,
  • Günter Förster, Die Juristische Hochschule des MfS, Bundesbeauftragter für die Unterlagen des Staatssicherheitsdienstes der ehemaligen Deutschen Demokratischen Republik (BStU), Abteilung Bildung und Forschung; Berlin, 1996,
  • Karl Wilhelm Fricke: Akten-Einsicht, Ch. Links 1997 (4. durchges. u. aktual. Aufl.), ISBN 3-86153-099-6,
  • Stefan Gerber: Zur Ausbildung von Diplomjuristen an der Hochschule des MfS (Juristische Personen), Taschenbuch, BW-Verlag, ISBN 3-8305-0008-4,
  • Jens Gieseke: Der Mielke-Konzern. Die Geschichte der Stasi 1945—1990, München 2006, ISBN 3-421-05952-7
  • Jens Gieseke: Das Ministerium für Staatssicherheit (1950—1990). In: Torsten Diedrich, Hans Ehlert, Rüdiger Wenzke: Im Dienste der Partei. Handbuch der bewaffneten Organe der DDR, Berlin 1998, Seite 371 bis 422, ISBN 3-86153-160-7,
  • Jens Gieseke: Die DDR-Staatssicherheit: Schild und Schwert der Partei, Bonn: Bundeszentrale für Politische Bildung, 2000, ISBN 3-89331-402-4
  • Christian Halbrock: Stasi-Stadt — Die MfS-Zentrale in Berlin-Lichtenberg — Ein historischer Rundgang, Ch. Links Verlag, Berlin 2009, ISBN 978-3-86153-520-1
  • Fulbrook, Mary (2005), «The People's State: East German Society from Hitler to Honecker», London: Yale University Press, ISBN 9780300144246 
  • Hubertus Knabe : West-Arbeit des MfS, Ch. Links 1999, ISBN 3-86153-182-8,
  • Hubertus Knabe: Der diskrete Charme der DDR, Ullstein 2002, ISBN 3-549-07137-X,
  • Hubertus Knabe: Die unterwanderte Republik, Ullstein 2001, ISBN 3-549-05589-7,
  • Koehler, John O. (2000), Stasi: the untold story of the East German secret police, Westview Press, ISBN 0813337445
  • Henry Leide: NS-Verbrecher und Staatssicherheit, Vandenhoeck & Ruprecht 2005, ISBN 3-525-35018-X,
  • Müller-Enbergs, Helmut (1993,1996), «IM Statistik 1985-1989», Links-Verlag, ISBN 3861531011 
  • Sandra Pingel-Schliemann: Zersetzen : Strategie einer Diktatur, Robert-Havemann-Ges., Berlin 2003. ISBN 3-9804920-7-9
  • Werner Stiller: Im Zentrum der Spionage, v. Hase & Koehler, Mainz 1986, ISBN 3-7758-1141-9
  • Michael Richter: Die Staatssicherheit im letzten Jahr der DDR, Böhlau Weimar u. a. 1996, ISBN 3-412-04496-2
  • Hans Joachim Schädlich (Hrsg.): Aktenkundig, Rowohlt 2001, ISBN 3-87134-057-X
  • Gabriele Schnell: Jugend im Visier der Stasi. Potsdam, 2001, ISBN 3-932502-31-0
  • Hannes Sieberer, Herbert Kierstein: Verheizt und vergessen. Ein US-Agent und die DDR-Spionageabwehr, edition ost 2005, ISBN 3-360-01065-5
  • Walter Süß: Staatssicherheit am Ende. Warum es den Mächtigen nicht gelang, 1989 eine Revolution zu verhindern, Ch. Links, Berlin, 1999, ISBN 3-86153-181-X
  • Yury Winterberg: Der Rebell, Lübbe 2005, ISBN 3-7857-2160-9
  • Erich Wollenberg: Von der Gestapo zum SSD. Bonn um 1950, 20 Seiten, Heft Nr. 4 der Schriftenreihe Tatsachen und Berichte aus der Sowjetzone (BStU)
  • Hans-Eberhard Zahn: Haftbedingungen und Geständnisproduktionen in den Untersuchungs-Haftanstalten des MfS (PDF). 4., durchgesehene Aufl., Berlin 2005, ISBN 3-934085-01-6 (Schriftenreihe des Berliner Landesbeauftragten für die Unterlagen des Staatssicherheitsdienstes der ehemaligen DDR, Band 5)
  • Horst Müller u.a.: Die Industriespionage in der DDR: die wissenschaftlich-technische Aufklärung der DDR, edition ost, Berlin 2008 ISBN 978-3-360-01099-5

Штази – «КГБ» социалистической Германии — Блоги — Эхо Москвы, 05.03.2019

2019-03-05T14:35:00+03:00

2019-03-05T15:02:30+03:00

https://echo.msk.ru/blog/diletant_ru/2382879-echo/

https://echo.msk.ru/files/2443234.jpg

Радиостанция «Эхо Москвы»

https://echo.msk.ru//i/logo.png

Diletant.media

https://echo.msk.ru/files/2443234.jpg

14:35 , 05 марта 2019


Спецслужба ГДР по праву считалась одной из самых эффективных в мире, так как проводила блестящие операции за пределами страны, а главное – обеспечивала спокойствие внутри. В народе ее побаивались и называли «красным гестапо». Но сами сотрудники считали себя преемниками и учениками другой организации: они предпочитали звать себя «чекистами» (именно так – «der Tschekist»). И учились у советских чекистов.

Сотрудники Штази держали под колпаком друга друга, свое начальство и почти каждого взрослого гражданина ГДР. За сорок лет работы они сумели не только достичь уровня КГБ и ЦРУ, но в чем-то даже превзойти их. Но обо всем по порядку.

Штази и КГБ

Штази  — Министерство государственной безопасности ГДР – было создано в 1950 г. С самого начала структура задумывалась как «щит и меч» СЕПГ (Социалистической единой партии Германии). Не народа, государства или конституции ГДР, а именно партии, верхушке которой, ЦК Политбюро, Штази и подчинялась, будучи скорее министерством партийной безопасности. Конечно же, почти все сотрудники Штази тоже были членами партии.

Общей целью работы было поддержание господства СЕПГ в стране, и ради этого партия допускала в работе «чекистов» большое разнообразие методов: им восточных немцев обучали дружеские советники из СССР, помогавшие (особенно в первые несколько лет) создавать спецслужбу. Да и сам первый глава Штази, немецкий коммунист В. Цайссер работал в 1920-30-е годы на советскую разведку. В 1953 г. в ГДР работало 2200 советников МГБ СССР. Через несколько лет, когда Штази встала на ноги, их число сократилось до 32. И немецкие товарищи всегда отдавали дань уважением своим русским друзьям: даже охранный полк спецслужбы носил имя Феликса Эдмундовича Дзержинского (основателя ВЧК). В дальнейшем резиденты КГБ СССР всегда присутствовали в ГДР, сотрудничали со Штази и имели при ней свои представительства (в том числе КГБ следило за советскими туристами в ГДР). В одном таких представительств работал и В. Путин в 1985 – 1990 гг.

Удостоверение сотрудника Штази, выданное В. Путину. Такие выдавали многим резидентам КГБ в ГДР для свободного прохода в здания Штази. Источник: svoboda.org

Штази, в которой у основания в 1950 г. было всего около 2700 сотрудников, быстро крепла и росла. В октябре 1989 г. в спецслужбе работало уже 91 тыс. человек: на 160 граждан приходился один сотрудник. Для сравнения – при Гитлере на одного гестаповца было около 2 тыс. граждан, в СССР на одного сотрудника КГБ приходилось 600 граждан. Таким образом, Штази была самой крупной спецслужбой в мире.

Только около 10 тыс. «штазистов» занималось внешней разведкой и участием в охране границы. Особенно больших успехов служба добилась в разведке в Западной Германии – ФРГ. Там сеть осведомителей и агентов Штази составила на пике 38 тыс. человек: свои люди были и среди политических деятелей, и на западно-германских предприятиях, и в бундесвере. Так, удалось завербовать такую крупную рыбу как Х. Тидге, глава отдела контрразведки против ГДР в спецслужбе ФРГ. Грандиозного успеха (и большого скандала в ФРГ) добился и агент Штази Гюнтер Гийом. Перейдя на Запад как беженец, за несколько лет работы в СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) он сумел внедриться в верхушку политической элиты ФРГ. В 1972 г. Гийом стал референтом и ближайшим помощником самого канцлера ФРГ Вилли Брандта: штазист имел доступ к секретными документам, переговорам и лично непосредственно влиял на политику ФРГ в отношении ГДР и СССР. Раскрыть его удалось только в 1974 г. Через несколько лет Гийом вернулся в ГДР как герой.

Оригинал 

Читайте также: 

После Сталина. Смог бы ты захватить власть? 

«Блины были пухлые, как плечо купеческой дочки». Антон Чехов о радостях обывателя

Министерство госбезопасности ГДР (Штази). Досье | История | Общество

Министерство государственной безопасности (МГБ) ГДР — это контрразведывательный и разведывательный государственный орган Германской Демократической Республики. Он занимался контролированием граждан Восточной Германии с целью предотвращения политически некорректных действий: инакомыслия, попыток бежать из страны. Министерство вело досье на многих жителей ФРГ и ГДР.

Владимир Путин.

Что такое Штази?

Штази — это неофициальное сокращение: Ministerium für Staatssicherheit — Stasi.

История Штази

МГБ ГДР было создано 8 февраля 1950 года. Его прототипом стало Министерство государственной безопасности СССР — союзно-республиканское министерство, которое занималось вопросами государственной безопасности страны в 1943-1953 гг. При МГБ ГДР действовало Представительство КГБ СССР, министерство плотно сотрудничало с органом внешней разведки и контрразведки СССР вплоть до 1990 года. Штази также контролировало другую спецслужбу ГДР: Военную разведку Национальной народной армии ГДР.

Штаб-квартира Штази располагалась в округе Лихтенберг Восточного Берлина. МГБ имело Центральную тюрьму предварительного заключения (Берлин-Хоэншёнхаузен), в которой содержались политзаключенные.

Штаб-квартира Главного управления разведки Штази, комплекс в берлинском районе Лихтенберг на Рушештрассе/ угол улицы Франкфуртер-аллее, д. 15. C 2003 года принадлежит Deutsche Bahn. Штаб-квартира Главного управления разведки Штази, комплекс в берлинском районе Лихтенберг на Рушештрассе / угол улицы Франкфуртер-аллее, д. 15. C 2003 года принадлежит Deutsche Bahn. Фото: Commons.wikimedia.org/ Bettenburg

Руководил ведомством министр госбезопасности ГДР: с 1950 по 1953 гг. — Вильгельм Цайссер, с 1953 по 1957 гг. Эрнст Волльвебер, с 1957 по 1989 гг. — Эрих Мильке, с 1989 по 1990 гг. — Вольфганг Шваниц. Главное управление насчитывало более 4 тысяч сотрудников и около 38 тыс. агентов. В МГБ была разветвлённая внутренняя структура с окружными и районными отделами. Штази имело широкую сеть осведомителей, называвшихся «неофициальными сотрудниками».

Эрих Мильке.

МГБ было захвачено и распущено в ходе переворота 1989 года. 17 ноября 1989 года по решению Народной палаты ГДР на смену министерства пришло Ведомство национальной безопасности. 14 декабря правительство ГДР приняло и подтвердило решение о ликвидации ведомства. 15 января 1990 года штаб-квартира министерства была захвачена разгневанными гражданами. Находясь в окружении, сотрудники МГБ попытались уничтожить архив, однако некоторые документы частично сохранились.

В 1991 году был принят «Закон о документации Штази», согласно которому все граждане ГДР могли получить доступ к своим досье. Восстановленный архив Штази включает 111 километров стеллажей с бумажными документами, 47 километров — с микрофильмированными, около 1,4 миллиона фотографий, аудиозаписей и киноплёнки.

Человек, который создал «Штази». Настоящая история Эриха Мильке | История | Общество

В октябре 1993 года граждане России пребывали в состоянии шока после расстрела парламента из танков, учиненного президентом Ельциным, и им, откровенно говоря, было не до событий, которые происходили в это же время за рубежом.

А на черной скамье, на скамье подсудимых...

А зря, ибо в эти же дни в немецком суде творился настоящий цирк, на годы опередивший так называемое «басманное правосудие».

На скамье подсудимых находился 85-летний старик, страдавший целым букетом заболеваний, которого обвиняли в преступлении, совершенном в далеком прошлом. Нет, обвиняемый не был нацистским палачом, а наоборот, убежденным антифашистом, участником Движения Сопротивления. Преступление, которое ему инкриминировалось, было совершено в 1931 году, когда нацисты уже рвались к власти в Германии. Старичок, согласно версии следствия, был виновен в убийстве двух полицейских.

Принципиальности германской Фемиды можно позавидовать — 26 октября 1993 года, через 62 года после совершения преступления, старичка приговорили к шести годам лишения свободы.

Если вы думаете, что в ФРГ до сих пор расследуют все уголовные преступления эпохи Веймарской республики, то вы ошибаетесь. Просто властям объединенной Германии необходимо было во чтобы то ни стало осудить этого человека. И если бы не было дела 1931 года, ветерана-антифашиста упекли бы за неправильный переход улицы или громкий звук телевизора, мешающий соседям.

«Штази» придет за тобой, лучше запри дверь

Дело в том, что подсудимым был Эрих Мильке, бывший глава всесильной спецслужбы ГДР «Штази».

Министерство государственной безопасности ГДР, по-немецки Ministerium für Staatssicherheit, которое больше знают по неофициальному прозвищу «Штази», и по сей день на Западе выставляют главным пугалом не только Восточной Германии, но и всего социалистического блока.

Все отечественные описыватели ужасов ВЧК — НКВД — КГБ — ФСБ — жалкие сопляки по сравнению с западными коллегами, до сих пор доводящими обывателей до энуреза рассказами о кознях «Штази», ее тайных тюрьмах и изощренных методах пыток.

Есть только одна проблема: доля правды во всех этих рассказах. Не было у «Штази» ни мрачных могильников с тысячами расстрелянных, ни своего ГУЛАГа. Парни Эриха Мильке работали на сохранение системы социализма усердно, но куда тоньше, нежели подручные товарища Ежова.

Боец коммунистической партии

Человек, имя которого будет прочно связано со «Штази», родился в Берлине 28 декабря 1907 года в рабочей семье. Эриху Мильке, сыну швеи и деревоотделочника, было 11 лет, когда проигравшая Первую мировую войну Германская империя приказала долго жить. Страна скатилась в хаос, вслед за этим наступила нищета, закрепленная кабальными условиями мирного договора, по которому немцам предстояло десятилетиями расплачиваться за поражение.

Веймарская республика с ее порядками не устраивала всех, особенно молодежь. Молодые максималисты уходили либо к правым, примыкая к националистам, либо к левым, присоединяясь к коммунистам. Эриху не было и 14, когда он сделал свой выбор, вступив в комсомол.

К началу 1930-х Мильке был членом Коммунистической партии Германии и репортером партийной газеты «Роте фане». Страсти в стране накалялись. Штурмовики НСДАП Адольфа Гитлера вели охоту на левых активистов, в первую очередь на коммунистов. На эти расправы власти смотрели сквозь пальцы.

Но в команде вождя КПГ Эрнста Тельмана были собраны отнюдь не тряпки. Демонстрации партии охраняли отряды самообороны, составленные из людей решительных и спуску нацистам не дававших. Одним из бойцов такого отряда был и Эрих Мильке.

Выстрелы в Берлине

После падения ГДР немецкие СМИ, описывая этот период жизни Мильке, назовут его «штатным киллером компартии». На самом деле никаких заказных убийств Эрих не совершал. Однако немало штурмовиков Гитлера из числа сбрендивших на почве нацизма обывателей завязали со своим увлечением, однажды повстречавшись на улице с Эрихом.

Полиция Веймарской республики по отношению к коммунистам от нацистов отличалась немногим. Когда коммунистические отряды самообороны давали отпор наци, полиция либо сочувственно стояла в стороне, либо и вовсе помогала штурмовикам. 9 августа 1931 года во время манифестации Компартии Германии полицейский патруль попытался скрутить Мильке и его соратников. В итоге двое полицейских были застрелены, а один тяжело ранен.

На Мильке завели дело, которое после прихода к власти Гитлера завершилось смертным приговором. Молодой коммунист должен был закончить свои дни на гильотине, но добраться до него было не так-то просто. Приговор выносили заочно, так как Мильке, не рассчитывая на справедливое разбирательство, уехал из Германии сначала в Бельгию, а потом в СССР.

Последствия бомбардировки Герники, 1937 г.

Жизнь на грани

В Москве немецкий коммунист окончил Международную ленинскую школу, в которой затем преподавал. В 1936 году вспыхнула гражданская война в Испании, где против республиканского правительства поднял мятеж генерал Франко, поддерживаемый Гитлером.

В составе интербригады под псевдонимом «Фриц Ляйснер» он сражался с фашистами до весны 1939 года, когда республика пала. И опять началась нелегальная жизнь. Эрих перебирался из страны в страну. Осев в Бельгии, он вынужден был бежать оттуда после гитлеровского вторжения. Несколько раз он чудом избегал встречи с гестапо, жил, выдавая себя латыша-эмигранта, участвовал в Сопротивлении. В 1943 году его все-таки арестовали, но, не раскрыв подлинного имени, отправили на строительство оборонительных сооружений. В декабре 1944 года Мильке сбежал на территорию, которую контролировали союзники.

После падения Третьего Рейха он вернулся на Родину. Новой Германии надо было с нуля создавать силовые структуры, и Мильке, занимавшийся обеспечением безопасности коммунистических митингов в 1930-х, стал полицейским инспектором. Когда в октябре 1949 года была создана Германская Демократическая республика, ей понадобилась собственная служба госбезопасности, и Мильке стал одним из тех, кто стоял у ее истоков.

«Товарищ Мильке, хомяк во всем сознался!»

В ноябре 1957 года Эрих Мильке становится министром государственной безопасности ГДР.

Даже те, кто считает «Штази» исчадием зла, признают, что спецслужба Восточной Германии была одной из сильнейших в мире. Мильке создал структуру, которая одинаково успешно обеспечивала стабильность внутри страны и поставляла ценнейшую информацию из-за рубежа.

Офицеры КГБ, работавшие в плотном контакте с коллегами из «Штази», порой вели с ними откровенные застольные беседы. Советские сотрудники внешней разведки заявляли: «Ребята, ваша агентура в ФРГ — супер, но политический сыск внутри страны — настоящая мерзость». На что немцы, распаляясь, отвечали: «Вы не понимаете, в каких условиях мы живем! Если заварится каша, и вы сцепитесь с американцами, мы станем полем боя! Поэтому никакой подрывной деятельности у себя мы не допустим!»

До сих пор в Германии не знают, сколько было штатных и нештатных осведомителей «Штази». Каждый десятый, каждый пятый, каждый второй? А может быть, и того больше. Когда после падения ГДР были открыты архивы «Штази», члены одной семьи порой узнавали, что были «коллегами», сообщая друг на друга, куда следует.

Тут нужно подчеркнуть, что отношение к подобной практике у немцев несколько иное, чем у нас. Большинство агентов работали на «Штази» не из страха и не ради денег, а из-за любви к поддержанию порядка. Кажется, что до поры, до времени восточные немцы в социализм верили больше, чем жители СССР.

Анекдот эпохи ГДР звучал так: однажды Эрих Мильке отправился на охоту на зайцев. Но день был неудачный, и ему удалось подстрелить только хомяка. Вечером расстроенного шефа обрадовал подчиненный: «Товарищ Мильке, мы допросили хомяка, и он сознался, что является зайцем!»

Эрих Мильке, 1959 г. Эрих Мильке, 1959 г. Фото: Commons.wikimedia.org/ German Federal Archives

Кое-что о «жертвах режима»

Шутки шутками, но подчиненные главы «Штази» громили агентуру западногерманской разведки на территории ГДР виртуозно. А задача это была очень непростая, с учетом того, что по обе стороны границы разделенной Германии жили родственники, что для нужд разведки крайне удобная ситуация.

Однажды советскими спецслужбами было установлено, что на Запад идет утечка информации о численности подразделений группы советских войск в Германии. Было понятно, что информатор находится на территории ГДР, но обнаружить его не получалось. За дело взялись оперативники «Штази». Скрупулезная разработка шла долгие месяцы, и все-таки дала результат. Информатором оказалась немка, работавшая на предприятии, занимавшемся поставками продовольствия в советские воинские части. Данные о количестве отгружаемой продукции и местах, куда она отправлялась, женщина пересылала по почте сыну, который жил в ФРГ. Когда фрау задержали, выяснилось, что парня попросили помочь спецслужбы Западной Германии, и он обратился к матери, которая не могла отказать любимому отпрыску. При этом вознаграждение за оказанные услуги было мизерным. В итоге даму осудили на два года, но дело было уже незадолго о падения ГДР, и свой срок она полностью не отбыла. Сейчас же, возможно, члены этой семьи тоже рассказывают о себе как о невинных жертвах «Штази».

«Штази» такое и не снилось

Вне всяких сомнений, Эрих Мильке железной рукой подавлял в ГДР диссидентов и инакомыслящих. При этом как-то умалчивают, что в ФРГ гонения на коммунистов шли на официальном уровне, в 1956 году Компартия была запрещена, а ее активистов судили тысячами.

Если кто-то думает, что в объединенной Германии все обстоит как-то иначе, то он наивный романтик. Из года в год немецкие журналисты вскрывают факты слежки спецслужб за собственными политиками. За представителями левых партий установлен негласный надзор. А в 2013 году Германию потряс грандиозный скандал, когда стало известно, что немецкая разведка BND и Федеральная служба защиты конституции Германии осуществляли тотальную слежку за своими гражданами в интересах США. По данным журнала Spiegel, при помощи специальной программы «X-Keyscore» американские спецслужбы ежемесячно получали данные о пятистах миллионах контактов немецких граждан, включая переписку в интернет-чатах, электронную почту, а также телефонные звонки и SMS-сообщения. Под «колпаком» оказалась даже канцлер Германии Ангела Меркель.

Шума и возмущения было много, однако президент Федеральной службы защиты конституции (фактически — политическая полиция) Ханс-Георг Маасен, с чьего ведома вся частная жизнь немцев оказалась доступной спецслужбам, по-прежнему на своем посту. Глава BND Герхард Шиндлер ушел в отставку в 2016 году, но это никак не было связано со скандалом с прослушкой.

Но как россиян пугают «злодеем Лениным», игнорируя то, что происходило в постосоветский период, так и немцев до сих пор стращают Мильке и «Штази», ничего не говоря о реалиях дня сегодняшнего.

Эрих Хоннекер.

А за что его судить?

В отличие от «железного» Эриха Хоннекера, которого застенки тюрьмы не заставили отказаться от убеждений, Мильке на старости лет такой стойкости не проявил. В октябре 1989 года глава «Штази» лично принял участие в смещении старого друга и соратника Хоннекера, обвинив того во всех смертных грехах.

А уже 7 ноября 1989 года сам Мильке был снят с должности министра, исключён из Политбюро и лишён депутатского мандата Народной палаты ГДР, а еще через месяц оказался в тюрьме, где и встретил конец страны, которой служил.

Пресса Западной Германии предвкушала «второй Нюрнберг», ожидая, что глава «Штази» будет осужден за преследования инакомыслящих, пытки, тайные расправы и прочие преступления.

Но тут случился конфуз — выяснилось, что Эриха Мильке судить вообще-то не за что. С точки зрения законов ГДР он преступлений не совершал. По крайней мере, доказать наличие таковых было крайне сложно. Объявить преступной саму ГДР? Но эта страна была членом ООН, она подписывала массу договоров, в том числе и с ФРГ. Объявление Восточной Германии преступным государством влекло бы за собой такое количество последствий, что немецкие политики схватились за голову и закрыли эту тему.

Мильке и Эрих Хонеккер, 1980 г. Мильке и Эрих Хонеккер, 1980 г. Фото: Commons.wikimedia.org/ German Federal Archives

Пенсионер из Берлина

И тут пригодились материалы дела 1930-х годов, которые, как оказалось, Эрих Мильке хранил в сейфе своего кабинета как сувенир. На их основании его и осудили.

Получилось коряво, потому как судебные органы современной Германии следовали по пути судей Третьего Рейха. Для полноты картины оставалось только притащить из музея гильотину, и отсечь голову главе «Штази». Вне всяких сомнений, нашлось бы немало тех, кто этому бы поаплодировал.

До этого не дошло. В 1994 году все остальные дела, заведенные на Мильке, закрыли по соображениям гуманности, ввиду преклонного возраста и плохого состояния здоровья. Не самый плохой выход в ситуации, когда доказательств нет и не будет. 1 августа 1995 года, также в связи со слабым здоровьем, Эриха Мильке досрочно освободили из заключения.

Он доживал свои дни в Берлине, в скромной двухкомнатной квартире, вместе с женой. Когда весной 2000 года состояние здоровья уже не позволяло находиться дома без постоянного врачебного контроля, Мильке поместили в дом престарелых, где работал его сын.

Дважды Героя ГДР и Героя Советского Союза не стало 21 мая 2000 года. Скромная церемония похорон состоялась на Центральном кладбище Фридрихсфельде, которое еще с начала XX века носит второе название — «Кладбище социалистов».

Кстати, до самой смерти Эрих Мильке получал пенсию как жертва нацизма и ветеран Движения Сопротивления. Как говаривал первый президент России, вот такая, понимаешь, загогулина.

Служба госбезопасности бывшей ГДР

Аукцион 290 | 06.06.2019 11:00 | Современное искусство

A. R. Penck (Ralf Winkler): state security service of the former GDR

А. Р. Пенк (Ральф Винклер)

1939 Дрезден - Цюрих 2017

Служба госбезопасности бывшей ГДР

Холст, акрил, шелкография. (1990). С. 130 х 160 см.Подпись вверху слева. Verso написала на носилках «Версия 1».

Детали

Литература: Галерея Frank Hänel, A.R. Penck, Menschen und Tiere nach der Öffnung, Übermalungen 1989-91, Wiesbaden 2003, mit farb. Ab. С. 47, Кат.-Нр. АРП 4005 С. 153 шт. С. 173.

Provenienz: Privatsammlung, Kapstadt;
Privatsammlung, Рейнланд.

Очерк

Inspiriert von Andy Warhol und den großformatigen Siebdrucken auf Leinwand, экспериментатор А.R. Penck zwischen 1989 и 1991 mit Dieser Technik. Im Gegensatz zu Warhol hat sich Penck gegen die Vollendung seiner Kompositionen in der stereotypen plakativen Manier des Siebdrucks entschieden. Er wählt für seine Serie «Menschen und Tiere nach der Öffnung» в Form der Übermalung ein Dynamisches, immer wieder veränderliches Gestaltungsmittel. Penck verknüpft die Linie des Siebdrucks mit dem Strich des Pinsels. Die beiden Motive «Deutsch-Russische Vewandlung» и «Stasi» zählen zu einer Folge von 8 Motivserien, bei denen die Leinwand zunächst mit einer Vorlage bedruckt und anschließend übermalt wurde.Aufgrund der Entstehungszeit gleich nach dem Mauerfall und des Umfangs besitzt diese Werkgruppe einen besonders hohen Stellenwert в Pencks Gesamtwerk.

* Все результаты вкл. надбавка покупателя без НДС. Нет гарантии, возможны ошибки.
** Все цены после продажи плюс 25% надбавки покупателя и НДС. Нет гарантии, возможны ошибки.
*** Условная продажа: Цена условной продажи после аукциона по запросу.
Частное или коммерческое использование изображений, представленных на этом веб-сайте, в частности, путем копирования или распространения, запрещено.Все права защищены.

,

ФСК ЕЭС | Программа GDR

cf215e1_m.jpg

24 июня -го -го года Федеральная сетевая компания получила разрешение от ФСФР России на размещение и обращение ценных бумаг всех зарегистрированных в настоящее время выпусков своих обыкновенных акций за пределами России в количестве, не превышающем 287 269 492 431 обыкновенную акцию.

Запуск программы глобальных депозитарных расписок (GDR) Компании состоялся 30 июня th , 2008. Это включает в себя GDR, которые не прошли процедуру листинга в соответствии с правилами Положения S и Правила 144А и удостоверяют права на базовые обыкновенные акции Компании. акции, которые были частью реорганизации ФСК ЕЭС и РАО ЕЭС России.

Одна GDR представляет 500 обыкновенных акций Федеральной сетевой компании.

В 2011 году Компания завершила листинг своих GDR на Основном рынке Лондонской фондовой биржи. 28 марта -го -го года начались торги ГДР в Международной книге заказов (IOB) Лондонской фондовой биржи.

С 1 июля -го , 2013 Банк Нью-Йорка Mellon является банком-депозитарием для нашей программы GDR.

По состоянию на 31 марта -го , 2020 размер программы GDR Федеральной сетевой компании составил 1 091 450, что равно 0.043% уставного капитала Компании.

Информацию о торговле ГДР можно получить здесь или на веб-сайтах LSE и BNY Mellon.

документы

Идентификационные номера депозитарных расписок Общества


Reg S

Правило 144A

Соотношение (DRs: Ords) 1: 500 1: 500

CUSIP:

313354201

313354102

В:

US3133542015

US3133541025

Бегущая строка СБОРЫ FEEA


По всем вопросам относительно ГДР ФСК обращайтесь в следующие организации:

Банк-депозитарий BNY Mellon


Нью-Йорк Офис :

101 Barclay Street, Нью-Йорк, Нью-Йорк 10286

Мира Даскал

Тел .: +1 212 815 5021

Факс: + 1 732 667 9098

Электронная почта: Миры[email protected]

Москва Офис :

125009, Москва, ул. Воздвиженка, 4/7, стр.2

Юрий Манджиев

Тел .: +7 495 967 3110

Факс: +7 495 967 3106

Электронная почта: [email protected]

Контакты программы GDR в компании:


.Гармонизированный индекс потребительских цен

: жилищные услуги для Германии (включая бывшие ГДР с 1991 г.) (SERVHODEM086NEST) | FRED

Источник: Eurostat