История развития анестезиологии: История развития анестезиологии и реаниматологии

Анестезиология — история развития — Альтернативный взгляд Salik.biz

Боль называют сторожевым псом здоровья. Она — универсальный сигнализатор, предупреждающий организм о возможности травм и повреждений. Однако боль может стать и безжалостным палачом. Сегодня найдены надёжные химические средства, позволяющие купировать болевые ощущения, но мы должны помнить, что история всех анальгетиков, анестетиков, средств для наркоза уходит в глубокое прошлое, к мазям и настойкам древних знахарей и целителей.

О проблемах устранения боли люди задумались ровно с того момента, как начали появляться основы хирургии. Практически любые манипуляции, производимые с тканями и органами живого человека, очень болезненны, а неподвижность пациента — одно из условий успешной работы хирурга, при этом даже связывание объекта мало что даёт, поскольку оперируемый запросто может умереть от болевого шока.

— Salik.biz

Болиголов, с которым не больно

Поиски средств, помогающих уменьшить боль, велись с самых дремучих времён. В Сирии применяли временное оглушение жертвы путём сдавливания шейных сосудов. Египтяне втирали в кожу пациента толчёный мемфисский камень (вид мрамора) с уксусом, добиваясь местного охлаждения тканей за счёт выделения углекислоты. Для того же использовали лёд, снег и холодную воду. Пытались достичь обезболивания, плотно перетягивая и бинтуя конечности.

Особую нишу занимали различные настои и экстракты наркотических и опьяняющих веществ. В древнеегипетском папирусе Эберса, который датируют 1550-ми годами до нашей эры, имеется первое упоминание об использовании перед операцией таких препаратов.

Белладонна, опиумный мак, болиголов, мандрагора, индийская конопля, спиртные напитки — вот неполный список того, что входило в состав первых обезболивающих препаратов. В «Одиссее» Гомера упоминается смесь вина и опия для уменьшения страданий и гнева. Китайский хирург Хуа То (III век нашей эры) широко применял сок индийской конопли при ампутациях и чревосечениях. Шаманы Южной Америки для облегчения боли прикладывали к ранам разжеванные листья коки. В Древнем Риме делалось множество операций, включая уменьшение груди и удаление катаракты, а для введения анестезирующих составов применяли настоящие шприцы с иглами не толще одного миллиметра. Кстати, сам термин «анестезия» придумал греческий философ Диоскорид для описания действия мандрагоры.

Конечно, эффективность первых обезболивающих средств была не слишком высока, а кроме того, эскулапы, не умея дозировать содержание алкалоидов-опиатов в настоях, запросто могли отправить больного к праотцам и без всякой операции.

Рекламное видео:

Кара Господня

Времена тёмного Средневековья с их религиозным фанатизмом оказались «тёмными» и для анестезии. Святая церковь полагала алкогольный наркоз безнравственным, а извлечение экстрактов из дурманящих растений — едва ли не чернокнижием. Заниматься подобными вещами было просто опасно. Боль объявлялась «наказанием Божьим», ниспосланным смертным за грехи. «Боль спасает душу» — твердили проповедники. Церковь активно запрещала вмешиваться в естественный ход вещей. Знания и опыт античности начали забываться.

В XIII веке врачам рекомендовалось перед операцией давать больным собачью ушную серу, смешанную с дёгтем. Эффективность подобных рецептов иллюстрируют колокола, которые вешали в больницах, чтоб их звоном заглушать крики, доносившиеся из операционных.

Ситуация складывалась патовая: побороть боль молитвой обычно не выходило, а готовить анестетики запрещалось. Врачам пришлось искать альтернативные методы.

Самым простым способом оказался хороший удар киянкой в лоб. Человек просто отключался, и врач успевал его прооперировать. Правда, анестезиологу надлежало иметь правильно поставленный удар и недюжинный опыт, чтоб отправить больного в нокаут, а не на небо. Другим распространённым способом считалось кровопускание: нужно было отворить пациенту вену и ждать, пока тот не потеряет достаточно крови, чтоб лишиться сознания.

В результате стараний отцов церкви медикам Нового времени пришлось практически заново открывать то, чем их античные коллеги пользовались повседневно.

Весёлый наркоз

В XVIII-XIX веках бурное развитие науки и техники вновь толкнуло врачей и фармакологов на поиск эффективных болеутоляющих. Поначалу в ход пошли уже знакомые нам кокаин и опиум. В 1879 году русский врач Василий Анреп выяснил, что введение под кожу слабого раствора кокаина вызывает потерю чувствительности в месте укола. Триумф кокаина длился несколько десятилетий. Таблетки из наркотика прописывали даже детям от зубной боли. Не меньшим успехом пользовалась и опиумная настойка — «Лауданум». Её можно было свободно купить в любой аптеке США, как средство от всех хворей, начиная от кашля, кончая поносом и мигренью. Лишь спустя многие годы медицина обратила внимание на вред, наносимый «безобидными» микстурами потребителю.

В то же время в области хирургической анестезии XIX век отметился настоящими прорывами. Здесь поиски врачей-первопроходцев обратились к веществам летучим. Ингаляцию парами опиатов применяли ещё в Древнем Египте, а знаменитый Гиппократ использовал при операциях дым конопли. В Европе, спустя тысячелетие, решили обратиться к другим веществам. Одним из препаратов, считающихся краеугольными камнями современной анестезиологии, стал диэтиловый эфир. Эфир был открыт ещё в XIII веке философом и алхимиком Раймондом Люллиусом, который назвал вещество «сладким купоросом». Впоследствии «купорос» открывали минимум шесть раз, пока Кроуфорд Лонг в 1842 году впервые не употребил его для усыпления пациента перед операцией. К сожалению, Лонг опубликовал материалы открытия лишь спустя десять лет, и официальным отцом наркоза считается Уильям Мортон, который оперировал в 1846-м. Кстати, девятью годами раньше Холмс Кут успешно применил хлороформ. Кроме Мортона, Кута и Лонга эксперты называют среди пионеров наркоза Хикмана и Уэллса.

Разночтения вполне закономерны, ведь исследователи двигались сразу по многим направлениям. Открытия часто совершались совершенно курьёзным образом, а жизнь изобретателей почему-то складывалась трагически. Так, в 1844 году, присутствуя на цирковом представлении, стоматолог Хорас Уэллс стал свидетелем тому, как доброволец из зала, надышавшись закисью азота, от хохота упал со сцены и сломал ногу, но смеяться так и не перестал. В том же году Уэллс провёл над собой эксперимент. Подышав «веселящим газом», он подвёргся удалению здорового зуба и не почувствовал боли. Приехав в Бостон, доктор, в целях рекламы, попытался провести публичную показательную операцию, но что-то пошло не так, и пациент едва не погиб. Неудача поставила крест на карьере Уэллса, он впал в депрессию и в 1848 году покончил с собой.

Продолжил изучение закиси азота как обезболивающего английский хирург Генри Хикман. Он достиг весьма неплохих результатов, но, как и Уэллс, умер в депрессии в возрасте 30 лет. Нельзя не отметить, что и Чарльза Джексона, по сути подсказавшего Мортону идею применения эфира, постигла незавидная судьба: долгое время он пытался доказать свой приоритет в авторстве изобретения, затем сошёл с ума и умер в каком-то богоугодном заведении. Впрочем, и самому Мортону открытие особого богатства не принесло.

В Россию анестезиологическое новшество пришло тогда же, когда и в Европу. Профессора Чистовича ставят в один ряд с Мортоном и Уэллсом, а первую в России ампутацию под эфирным обезболиванием выполнил в 1846 году Николай Пирогов. Он же опубликовал первую в мире монографию по наркозу.

Одна таблетка

В XX веке, с двумя мировыми войнами, развитие анестезии получило дополнительный толчок, а анестезиология впервые выделилась в отдельную медицинскую профессию. На сегодняшний день хирургия имеет в своём арсенале достаточно средств для местного обезболивания и общего наркоза, вводимых как внутривенно, так и методом ингаляции. Современные препараты намного эффективнее и безопаснее тех, что были изобретены в XIX веке. Хотя свести побочные эффекты к нулю и по сей день выходит не всегда.

Наверное, не стоит касаться таких вещей, как анестезия гипнозом или совсем уж невероятных операций без скальпеля, проводимых филиппинскими хилерами, но когда-нибудь человечество научится обходиться без оперативных вмешательств вообще, а следовательно, и без анестезии. Миллиарды крошечных наноботов, введённых в организм пациента простой таблеткой, безболезненно вылечат зубы, зарастят язву, прочистят тромбы в кровеносных сосудах, удалят возникающую опухоль… впрочем это, конечно, фантастика, хотя… не столь уж безумная, как кажется.

Журнал: Загадки истории №10. Автор: Эдуард Шауров

История развития анестезиологии и реаниматологии. С древних времен до наших дней


Подборка по базе: Тенденции развития современных геодезических приборов.docx, Реферат по Физической культуре История Олимпийских игр Первые Ле, Качество информации как движущий фактор развития экономики.docx, Практическое задание № 1 история.doc, Оценка степени риска развития пролежней, оценка степени тяжести , Роль банковских карт в платежной системе развитых стран. Тендеци, Противоречия политического и социально-экономического развития Р, Стратегия развития до 2020 (сентябрь 2008г 18.09) .doc, Все ответы история.docx, «Методика развития речи дошкольников (специальная)».doc


Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Российский Национальный Исследовательский Медицинский Университет им. Н.И. Пирогова

Реферат по истории медицины

на тему: «История развития анестезиологии и реаниматологии. С древних времен до наших дней»

Выполнила:

Студент 1.1.21а группы

Фасхутдинова Милана

Москва

2018 г.

Содержание:

  1. Введение
  2. Анестезиология
    1. Открытие эфирного наркоза
    2. Вклад Пирогова в историю наркоза
    3. Появление первых анестетиков
      1. Хлороформ
      2. Барбитураты
    4. Первый аппарат для наркоза
      1. История появления
      2. Искусственная гибернация
    5. Анестезиология. Современный этап развития
      1. Как происходит развитие? Кто за ним стоит?

    6. Детская анестезиология
  3. Реаниматология
    1. Реаниматология XIX века
    2. Реаниматология XX века

Введение

С самых древних времен врачи и ученые старались найти способ облегчить участь пациента, избавить его от боли, которая непременно сопровождала процесс лечения. Анастезиология, как целая наука, имеет свою историю, в которой мы сможем найти как ложные исследования, так и головокружительные открытия (эфир, например).
Первое упоминание о анестезии при операциях приведены в Вавилонских рукописях, в папирусе Эберса с 15 века до н.э. Даже тогда, в качестве анестетика использовали корень мандрагоры, дурман или мак. Общий наркоз впервые использовали в Китае в начале нашей эры. Китайский врач Хуа-Тен применял отвар, который назвал «Ма Фу Тан». Больной, выпив этот отвар, становился нечувствительны к боли и были похожи на пьяных или даже мертвых.
В древней Руси также было известно искусство анестезии. В одном из древних русских лечебников есть показания к использованию для этой цели корня мандрагоры. Однако до середины XIX века способы облегчить боль не обеспечивали надежного анестетического эффекта. Так же были популярны варварские (языческие) методы анестезии (замораживание конечностей, обкладывая их льдом, пережимание сонных артерий, пока пациент не терял сознание, и т.д.). Они конечно не давали должного эффекта и были чрезвычайно опасны. Конец XVIII начала XIX века характеризуется быстрым развитием науки и техники. Поиск на основе фундаментальных открытий в области естественных наук положил конец эмпирическому подходу, что поспособствовало быстрому развитию медицины.

Открытие эфирного наркоза

9 апреля 1799 года известный химик Дэви на себе испытал воздействие закиси азота, полученной Пристли в 1777 году. Деви писал: «… закись азота, по-видимому, вместе с другими свойствами обладает способностью подавлять боль, она может быть успешно применена в хирургических операциях.» К сожалению, это наблюдение не привлекло внимание врачей того времени. Только спустя четверть века изучение анальгезирующих свойств закиси азота начал английский хирург Хикман. Однако его опыты также остались незамеченными. Не удалась и общественная демонстрация наркотического свойства закиси азота во Франции 21 декабря 1828 на пленарном заседании Парижской академии наук. Только старый наполеоновский хирург Ларрей заинтересовался идеей Хикмана. В 1824 году Генри Хилл Хикман (1800-1830) широко изучил эксперимент наркотического эффекта эфира и закиси азота и в 1828 году, он подытожил свои исследования: «уничтожение чувствительности возможно путем систематического вдыхания газа известного как закись азота, таким образом наиболее чувствительные и наиболее опасные операции могут выполняться безболезненно.» Первую операцию под эфирным наркозом в 1842 году провел американский хирург Кроуфорд Лонг (1815-1878) в Джефферсоне, штат Джорджия. Затем он несколько лет накапливал знания без их публикации и отправил свои материалы наработок в печать только после 1844. В 1846 году, независимо от Лонга, американский стоматолог Гораций Уэллс использовал закись азота для обезболивания при стоматологическом вмешательстве. О полученном результате он решил сообщить сообществу хирургов. Через 2 года, 16 октября 1846 в 10:00 утра в присутствии многих свидетелей начали операцию по удалению опухоли из шеи у художника Эдварда Эббота Джилберта. Операция прошла успешно, она проходила под руководством и при непосредственном участии одного из самых опытных хирургов больницы Джона Коллинза Уоррена (1778-1856). Пациента под эфирным наркозом вел стоматолог Уильям Мортон (1819-1868), который совсем недавно с участием в клинике Джексона проводил схожее обезболивание. Все присутствующие были поражены, привычных операционных криков не было слышно. Пациент ничего не чувствовал. Один из присутствовавших на операции, американской хирург, воскликнул: «Господа, сегодня я увидел нечто такое, чем будет пользоваться весь мир». Действительно, дата 16 октября 1846 считается днем рождения эфирного наркоза. Так была открыта одна из самых замечательных страниц в истории анестезиологии. С чрезвычайной быстротой новости о победе над болью разошлись по всему миру. Одним из первых в 1846 году, английский хирург Листон под эфирным наркозом сделал ампутацию бедра. В 1847 г. эфир для наркоза был использован в Германии и Австрии. В России первая операция под эфирным наркозом была исполнена в Москве 7 февраля 1847 профессором В.И.Иноземцевым и через неделю выдающимся русским хирургом Н.И.Пироговым в Петербурге. Совершенно безболезненно за 1-2 минуты он удалил молочную железу у женщины. После пробуждения от наркоза больная поинтересовалась почему ей до сих пор не сделали операцию. Большинство хирургов того времени с энтузиазмом и надеждой восприняли это замечательное открытие. Эфирным наркозом начали широко пользоваться в хирургической практике, в том числе в педиатрии. В 1847 В.И.Иноземцев под эфиром прооперировал 2 детей в возрасте 10-14 лет. Он также произвел ампутацию бедра 10-летней девочке. Однако первые проблемы, связанные с тяжелыми осложнениями, вынудили хирургов и первых наркотизаторов создавать комиссии и проводить исследования, чтобы вычислить причины неожиданных отклонений. Во многих странах в Европе были созданы комиссии для изучения технологии анестезирования. В России одна из первых комиссий по изучению основных способов анестезии была создана под руководством известного российского хирурга A.Филомафитского. В ее состав так же вошли крупные российские ученые: Пирогов, H. H. Соломон, И. Спасский, Загорский, Арендт и др. Совет поставил перед своими участниками проблему практического использования эфира в анестезии, особенно в акушерстве и детской хирургии. В 1847, в монографии Maкланова «Об использовании в оперативной медицине паров эфира» как противопоказания для эфирной анестезии указывается десткий возраст. В этом же году по решению медицинского совета Королевство Польши запретило использование эфирного наркоза у детей в возрасте до 12 лет, что, очевидно, было связано с высоким показателем серьезных осложнений при использовании такого типа анестезии для детей.

Вклад Пирогова в историю наркоза

Выдающийся известный русский хирург И. Пирогов сыграл огромную роль в развитии эфирного и впоследствии хлороформного наркозов. «Многие из пионеров анестезии, — писал Робинсон — , были посредственностями. По чистой случайности они приложили руку к этому открытию. Их перепалки и мелкая зависть оставили неприятный след в истории этой науки. Но есть и фигуры более крупного масштаба, которые приняли участие в развитии анестезии. Наиболее важной среди них, и как человека и как ученого, скорее всего стоит считать Пирогова». Все медицинские факультеты российских университетов получили приглашение от Совета под пуководством Филомафитского к принятию участия в исследованиях в области анастезии. Наиболее плодотворную деятельность развернул профессор Медико-хирургической академии Н. И. Пирогов. Известный хирург выделил для себя две области интереса. С одной стороны он проводил исследования механизма анестезии, с другой стороны, изучал технологии использования эфира в качестве наркотического вещества. Уже в 1847 г. пирогов в Журнале «Заметки о части медицинских наук» в статье «Доклад путешествия на Кавказ» описал 72 операции среди детей в возрасте от 2 до 16 лет, сделанные под эфирным наркозом «без случаев неудачной анестезии». Пирогов изучал воздействия на нервную ткань. Тестируя резорбтивные свойства эфира, он использовал различные способы введения его в тело: с помощью зонда в желудок, в прямую кишку, закапывание в трахею, введение в кровеносное русло, введение в подпаутинное пространство. Основной заслугой Н.И.Пирогова в области изучения механизма анестезии является то, что он впервые показал способы воздействия эфиром на различные части и структуры ЦНС и описал диссоциативные воздействия общих анестетиков на те или иные элементы нервной системы. Спустя 100 лет передовые идеи Пирогова были подтверждены тонкими нейрофизиологическими исследованиями. Обзор работ Пирогова дает все основания считать его основоположником разработки как теории наркоза, так и применения его в различных областях медицинской практики. Известный интерес представляет работа Гивардовского, члена одного из комитетов анестезии, изданная в 1848 году. Автор прожксперементировал с применением эфира, хлороформа, бензина, углерода, серы и нефтяных паров. Во всех случаях удалось добиться различной глубины анестетического эффекта. 4 апреля 1848, в присутствии Гивардовского под бензинной анестезией была выполнена операция вылущивания гигромы левой ноги 14и летнего мальчика. В 1847 году первый Всемирный английский анестезиолог Сноу попытался описать клинику основных этапов наркоза, начиная от легкой анестезии до глубоких стадий наркоза.

Появление первых анестетиков

Хлороформ — первый анестетик

Хлороформ — другое название для бесцветного, плотного, жидкого химического соединения трихлорметана. Он негорючий и имеет приятный запах и сладкий на вкус. Хлороформ примерно в 40 раз слаще, чем сахар. Почти нерастворим, (не может быть диссоциирован) в воде, но хлороформ легко растворяется в алкоголе, эфире, ацетоне, бензине и других органических растворителях. Он может быть пориготовлен путем хлорирования этилового спирта или метана. Раньше его готовили из ацетона и хлорной извести, теперь его изготовляют в результате фотохимической реакции метана с хлором.
Хлороформ, используемый для промышленных целей, обычно производится при взаимодействии железа и кислоты на тетрахлорметане. Одна из его важных функций — растворение жиров, смол и таких элементов, как сера и йод и многих других органических соединений. Хлороформ также используется для извлечения и очистки пенициллина. Хлороформ был популярен как анестетик с середины 1800-х годов примерно до 1900. Был зарегистрирован случай смерти от паралича сердечной мышцы при превышении дозировки. Он подавляет деятельность большей части органов тела человека, в том числе кровеносных сосудов, печени, поджелудочной железы и почек. Он токсичен для печени.
После 1900 года использование кислородных смесей в анестезии было восстановлено, и хлороформ был замещен на более безопасные соединения. Много лет назад, хлороформ широко использовался в сиропах от кашля, мазях, седативных и обезболивающих препаратах. Совсем недавно, он был причислен к канцерогенам в США Агентством по охране окружающей среды и был запрещен для использования в лекарственной, косметической и пищевой продукции с 1976 года.
Соединение было обнаружено в 1831 году учеными в трех разных странах, работавших в одно время: Самюэль Гатри (1782-1848) из Соединенных Штатов, Юджин Собейран (1797-1858) из Франции и Юстас фон Либих из Германии. (Гатри, американский химик, врач, также представил технику вакцинации Эдварда Дженнера в Соединенных Штатах Америки). М. Д. Дюма из Парижа в 1834 или 1835 описал состав новой жидкости и дал ему имя «хлороформ». Француз Мари-Жан-Пьерре Лоуренц (1794-1867) отметил анестезирующее, но токсичное действие метилхлороформа на животных в марте 1847.
Симпсон открывает возможности хлороформа.
Сер Джеймс Симпсон младший, выдающийся шотландский акушер, установил медицинское использование хлороформа как анестетика в Эдинбурге, Шотландии, в ноябре 1847. Ранее в этом году, Симпсон начал с помощью эфира облегчать боль при родах, но обратил внимание на некоторые недостатки, такие как неприятный запах, необходимость использовать вещество в больших количествах, что влекло за собой раздражение тканей в дыхательных путях и, следовательно, проблемы с данной системой. Эфир обладает горючими свойствами и при больших скоплениях его паров возникал риск взрыва. Что было крайне нежелательным свойством, так как большинство врачей в то время работали при свечах. В ноябре 1847 иверпульский химик Дэвид Волди (David Waldie), предложил Дж.Симпсону опробовать хлороформ. В результате эксперимента были выявлены веселящие свойства газа помимо анестезирующих. После вдыхания небольших объемов паров это чувство быстро проходило.
После детального изучения эфира Дж.Симпсон все же решился на использование хлороформа в акушерской практике. Первый ребенок, мать которого при родах была под действием эфира, был назван Анестезиа (Anaesthesia).
Но использование хлороформа было встречено недовольством со стороны связеннослужителей. Шотландский священнослужитель был против использования анестезии для помощи роженицам, считая боль при родах была ниспослана Богом. Симпсон пытался отстоять место в практической деятельности для своего изобретения ссылаясь на отрывок из Библии, повествующий о глубоком сне Адама в момент сотворения Евы из его ребра. Споры продолжались до 1853 года, когда королева Виктория пожелала получить дозу хлороформа при родах. Так её сына Леопольд (1 853-1884) был рожден при помощи анестезии. Это событие успокоило духовенство и сделало хлороформ самым модным видом анестезии — особенно в Англии — на ближайшие 50 лет.

Но как ни эффективно было обезболивание с помощью ингаляции эфира и хлороформа, побочное действие их побуждало хирургов к поиску новых методов анестезии.
Барбитураты – наркоз ХХ века.

Новые открытия были отмечены в 1904, Кравков и Федоров в первый раз использовали внутривенный способ введения гедонала, производного барбитуровой кислоты, который был синтезирован в 1903 г. Фишером. Внутривенные барбитураты стали широко использоваться в качестве нескольких видов анестезии: и в сочетании с эфирным наркозом и местной анестезии. Значительно позже были синтезированных пермоктон (1927), натрия пентотал (1936). Последний стал очень широко использоваться для индукции в наркоз. Наиболее значительны й успех в развитии неингаляционного наркоза связан с появлением других производных барбитуровой кислоты натрия эвипана (1932) и тиопентал натрия (1934). Эти два барбитурата в 30-40-х гг были высоко оценены и на протяжении многих лет были основными неингаляционными общими анестетиками. В нашей стране в исследования и проведение барбитурового наркоза большой вклад внес Игорь Жоров. Очень важным этапом в развитии анестезиологии стало создание респираторных устройств, обеспечивающих постоянный поток газов, регулируемое давление, дозированную подачу кислорода и снабжения ингаляционной анестезии. Важным вкладом в развитие анестезиологии этого периода было предложение о включении углекислого газа в качестве поглотителя воды в дыхательной системе Аппарат ингаляционного наркоза.

Первый аппарат для наркоза

История появления первого наркозного аппарата

В 1932 году, британские анестезиологи Мэйджил и Мейплсон спроектировали и сконструировали аппарат для подачи пациенту смеси закиси азота с кислородом с помощью специальных дозиметров. До сих пор обнаруженная ими смесь кислорода и закиси используется в анестезии в качестве неотемлемого компонента сбалансированной системы обеспечения обезболивания при операциях.параллельно с развитием общей анестезии начали появляться разработки в области местной анестезии. Последнее десятилетие девятнадцатого века было ознаменовано появлением новых средств операционного наркоза. первооткрывателем местной анестезии был В. А. Анреп. Он провел ряд исследований местноанестетического действия кокаина, чем заслужил себе место в истории. На основе его исследований были созданы новейшие на тот момент методы инфильтративной местной анестезии. В 1884 г. Коллер внес предложение об использовании кокаина в офтальмологической хирургии. Он предложил закапывать кокаин в коньюктивальный мешок и вмазывать его во все соучастные слизистые оболочки оперируемого органа. Эти предложения были также широко использовани в хирургических вмешательствах в область носа и горла. Этот вариант анестезии, к слову, до сих пор используется в медицинской практике. В 1898 году Бир предпринял попытку введения кокаина в подпаутинное пространство между оболочками мозга. Эксперимент прошел успешно, это был первая в истории региональная анестезия. Впоследствии она будет названа спинальной анестезией (от лат.spina — спинной мозг). Первые случаи использования спинальной анестезии русскими хирургами были зарегистрированы за Зельдовичем в 1890 году. Но на пути широкого распространения местной анестезии встал факт высокой токсичности анестетического средства — кокаина. Уже в 1905 году был синтезирован куда менее токсичный новокаин и возможности использования проводниковой и инфильтративной анестезии существенно возросли. В соответсвии с результатами обширных исследований были подтверждены возможности использования анестезии не только при малых оперативных вмешательствах, но и в ходе объемных хирургических операций. Местная анестезия так же зарекомендовала себя как прекрасное вспомогательное средство при полостных опреациях и опреациях на внутренних органах. Основным методом получения местного обезболивания при операциях была послойная (инфильтративная) анестезия. она была просто в использовании и требовала лишь общедоступные компоненты. Большую роль в распространении этого вида анестезии сыграл Вишневский. Он разработал оригинальную методику проведения послойной анестезии, которая основывалась на введении большого количества 0,25% раствора новокаина, создании в примыкающих закрытых пространствах тугого инфильтрата, таким образом увеличивая площадь взаимодейстивия преперата с кровеносными сосудами, нервными волокнами и окончаниями в области проведения операции. помимо инфильтрационного обезболивания в среде врачей повысился интерес к проводниковой и спинальной анастезиии. эти методы получили высокое распространение в наших больницах и лечебницах за рубежом. Развитию проводникового обезболивания мы обязаны известному отечественному хирургу Войно-Яснецкому. Он в течение многих лет изучал этот метод и основные свои наработки и наблюдения зафиксировал в научных диссертациях 1905 года. также большое значение этому методу придавал другой отечественный хирург С.С. Юдин. Его монография (1925), написаная на основании многолетнего опыта исследований и множестве проведенных опаераций также поспособствовала широкому распространению спинальной анестезии в нашей стране. За разработками в области детской общей анестезии последовал ряд исследований в проектировании дыхательного блока наркозного аппарата. Английские врачи анестезиологи Мейджил и Мейплсон представил маятникообразную систему с незамкнутым контуром. В этой системе не использовался адсорбер, а гиперкапния предотвращалась поступлением объема газа в 2-3 раза по объему превышающего объем легких ребенка в норме. Из полузакрытой система преобразовалась в полуоткрытую. Так снизился риск передозировки анестетиком, снизилось сопротивление на вдохе и т.д Безклапанная полуоткрытая система была предложена Эйром в 40х годах. В 50х годах ее модернизировал английский анастезиолог Райс. Этут систему стали широко использовать для обезболивания и введения в наркоз новорожденных. Канадские анастезиологи Гриффитс и Джонсон стали участниками выдающегося события в истории клинической анастезиологии. Они в 1942 году впервые применили интокострино-курареподобный препарат для расслабления мышц пациента. Это событие ознаменовало новый этап в развитии анастезиологии. в начале для расслаблнеия мышц использовался тубокурарин хлорид-алкалоид, чуть позже стали использовать синтетические наркотики. Использование миорелаксантов позволило отказаться от введения пациента в глубокий наркоз, т.к нужное расслабление мышц раньше, при использовании анестетиков, наблюдалось только при введении огромных токсичных доз анальгетиков. Обеспечение оптимального расслабления скелетной мускулатуры во время операции является основным вопросом для разработок в области компонентной анестезии. уже в начале 50х годов хирурги обнаружили необходимость поделить единое понятие «анестезия» на несколько компонентов: анестезия (отключение сознания), нейровегетативная стабилизация, обезболивание, гипорефлексия, угнетение патологических рефлексов, миорелаксация, адекватный газообмен.
Искусственная гибернация

Говоря об истории анестезии необходимо отметить проблему искусственной гибернации. Под влиянием идей Лирише, Лабори и Югенар была выдвигута концепция фармакологической синергии. Ее принципы основаны на селективном ингибировании вегетативных механизмов рецепторов и ганглиозных синапсов в нервной и нейроэндокринной системе с целью наиболее полной защиты организма от операционной агрессии. При замедлении жизненноважных функций организма казалось , будто человек впадал в спячку. Такое состояние было названо искуственной гибернацией. Основную защитную функцию в гибернации и потенцированном наркозе играл не наркоз, а нейровегетативная защита. Метод введения пациента в состояние искуственной гибернации был обусловлен введением больших доз фенотиазина, нейролептиков симпато- парасимпатолиптики. В СССР, Франции, Бельгии также были широко изучены методы физического охлаждения тела пациента с целью введения его в вышеописанное состояние. Тем не менее при сильном торможении процессов жизнедеятельности теряется контроль над нарушением процессов адаптации, становится все труденее конролировать механизмы реагирования на стресс. К середине 60х годов метод искуственной гибернации был практически заброшен. В педиатрии он так же не получил широкого растхпространения несмотря на многочисленные опубликованные работы, подтверждающие позитивную динамику в комплексном лечении детей разного возраста в критических состояниях с использованием гибернации. В 1956 году был впервые введен в использование и опробован галогенированный анестетик галотан. Он до сих пор остается очень востребованным в анестезиологической практике. Сейчас все большее внимание привлекают к себе препараты нового поколения, такие как Изофлюран, Севофлюран. Они имеют куда меньшее количество гепатотоксических и кардиотиксических эффектов при их применении. В 1959 году бельгийский анестезиологи де Кастро и Манделир выступили с речью «Новый метод общей анестезии без барбитуратов» на Конгрессе в Лионе. Метод основывается на введении пациента в состояние психического безразличия и покоя при помощи анальгетиков и нейролептиков, оказывающих избирательное действие. С момента своего создания нейролептаналгезия (НЛА) вызвала значительный интерес среди анестезиологов. NLA становится одним из наиболее популярных методов анестезии в педиатрической практике. В 1965 году Корссил и Домино на основе практического использования производных кетамина и анализа его действий сформулировали концепцию диссоциативной анестезии. В нашей стране было проведено множество исследований, направленных на изучение кетаминовой анестезии. В педиатрии его часто начали использовать в качестве моногипнотика и в связке с другими лекарственными препаратами.

Анестезиология. Современный этап развития

В общем современный этап в развитии анестезиологии может характеризоваться использованием анестетиков, анальгетиков, седативных препаратов и лекарств с коротким временем действия и при том хорошо управляемых. Для взрослых пациентов все чаще применяется полная внутривенная анестезия. Детская анастезиология совершила большой прорыв в обширном изучении и использовании неингаляционного введения препаратов. Однако бытует мнение, что не стоит полностью отказываться от ингаляционных видов анестетиков в детской хирургии и педиатрии в целом. В последние годы широкое распространение получает сбалансированная анестезия в сочетании с различными видами региональных блокад.

Как происходит развитие? Кто стоит за ним?

Анастезиология является достаточно молодой клинической дисциплиной но за последние несколько десятков лет ученые достигли серьезных результатов в этой области. Крупнейшие советские ученые и известнейшие хирурги, такие как Бакулев, Вишневский, Куприянов, Петровский, Игорь Жоров и Савельев сделали огромный вклад в развитие науки анестезиологии. Большое внимание развитию этой науки уделял академик АМН СССР кардиохирург анастезиолог Е.Н. Мешалкин. В 1959 году вместе с одним из первых советских анестезиологов Смольниковым опубликовал монографию «Современный ингаляционный наркоз». Профессор И.С Жоров также сыграл большую роль в развитии анастезиологии наших дней. Всю свою практическую и научную деятельность он посвятил теме разработки новых методов общей анестезии. Он является автором целого ряда фундаментальных работ, включая монографию «Наркоз» (1959). Игорь Жоров создал всю школу анестезиологов, исследователей и практиков. В крупных хирургических клиниках того времени под руководством профессора Менайлова происходило становление детской анестезиологии такой, какой мы ее видим сейчас. Большой вклад в развитие общего обезболивания внесли профессора б.с. Уваров, ю.н. Шанин, т. м. Дарбинян, Трещинский, а.а., Бунятян г.а. Рябов. Развитие анастезиологии в нашей стране всячески поддерживается. Проводится подготовка высококвалифицированных кадров, вступают в действие программы по обмену опытом с иностранными коллегами. Свою роль в постановке и интерпретации философских а так же практических проблем этой профессии сыграл профессор А.П. Сайт. Целый ряд его великолепных монографий до сих пор является очень ценным источником информации для реаниматологов и анестезиологов. В 1970 году впервые была опубликована монография «Детская анестезиология с элементами интенсивной терапии» под авторством профессора А.З. Маневича. Она является настольной книгой для анестезиологов, работающих в области педиатрии. Кафедра детской хирургии Российского Государственного Медицинского Университета, которую возглавляет ведущий детский хирург и академик РАМН Ю.Ф. Исаков, внесла серьезный вклад в развитие детской анестезиологии и реаниматологии в нашей стране. В 1968 году Департаментом на кафедре была обустроена научно-исследовательская лаборатория детской анестезиологии и реаниматологии, которую возглавил профессор В.А. Михельсон, опубликовавший более ста диссертаций и 25 монографий по различным вопросам детской анестезиологии и реаниматологии. Многие студенты кафедры — профессора Цыпин, Егоров, Жданов, Гулиев, и т.д. — сегодня возглавляют независимый департамент в России и СНГ.

Детская анестезиология

Слова Марка Туллия Цицерона (106-43 г.г. до н.э.) «Не знать, что было до твоего рождения, значит вечно пребывать в младенчестве», служат неопровержиым доказательствомм того, что изучение любой дисциплины должно начинаться с познания ее исторических корней. Не составляют исключения и два очень близких друг к другу раздела медицины — анестезиология и реаниматология. Необходимо отметить, что анестезиология и реаниматология развивались параллельно друг другу, ибо едины были их принципы и многие методы. Анестезиология и реаниматология важная научно-практическая дисциплина, основными аспектами которой являются изучение и разработка методов обезболивания, механизмов наркоза, а также восстановления функций жизненно важных систем и органов. Основная задача анестезиологии — защита пациента от операционной травмы и создания оптимальных условий для работы хирурга. Оперативное вмешательство как хирургический метод коррекции тех или иных заболеваний необходимо. Однако в ответ на любое оперативное вмешательство и болезненную манипуляцию возникает различной степени стрессовая реакция, обусловленная психической травмой, болевым синдромом и изменениями гомеостаза, которые возникают во время операции (кровопотеря, нарушения газообмена, биохимические сдвиги и др.). Ответная реакция нейровегетативной системы способствует возникновению спазма периферических сосудов, дополнительному выбросу в кровь катехоламинов, нарушению всех видов обмена. Возникает порочный круг, когда многие нарушения гомеостаза уже не зависят от вызвавшей их причины, а сами способствуют дальнейшим изменениям. Таким образом, задача анестезиологии сводится не только к устранению боли и выключению сознания больного в процессе операции, но и к обеспечению его безопасности как во время операции, так и в ближайшем после наркозном и послеоперационном периодах.

История развития реаниматологии

Реаниматология — одна из интересных страниц развития медицины. Медицина как часть естествознания является зеркалом цивилизации человека, его долгого и весьма трудного пути к самосовершенствованию. Характерно, что отдельные элементы оживления были известны нашим далеким предкам. Так, примерное описание оживления с помощью ИВЛ методом рот в рот мы находим еще в Библии. В доисторические времена у первобытных людей смерть ассоциировалась с глубоким сном. Умершего пытались «пробудить» резкими криками, прижиганием горящими углями. Особой популярностью у североамериканских индейцев пользовались методы «оживления» путем вдувания табачного дыма из пузыря. В эпоху испанской колонизации Америки этот метод получил широкое распространение в Европе и им пользовались, пытаясь оживить внезапно умершего, вплоть до начала девятнадцатого столетия. Первое описание постурального дренажа при спасении утонувших можно найти в папирусах древних египтян. Живший в средние века выдающийся естествоиспытатель и медик Андрей Везалий восстанавливал работу сердца, вводя воздух в трахею через камышовую тростинку, т.е. за 400 лет до описания техники интубации трахеи и ИВЛ, основанной на принципе вдувания. Паг в 1754 году предложил для реанимации новорожденных вдувать воздух через ротовой воздуховод. В 1766 году профессор Московского университета С. Г. Зыбелин четко описал цели и технику ИВЛ, основанную на вдувании воздуха в легкие: «…Для сего иногда и младенцу рожденному, от слабости дыхания не имеющему, в рот дуть, сжав ноздри, и тем легкое его для приведения крови в течения расширять должно». В 1780 году французский акушер Шосье предложил аппарат для ИВЛ у новорожденных, состоявший из маски и мешка. В 1788 году Гудвин предложил подавать в мех кислород и через мех проводить дыхание, что было отмечено Золотой медалью Британского общества по оживлению утопающих. Справедливости ради следует отметить, что еще в 1530 году Парацельс использовал для этой цели каминные меха и ротовой воздуховод. В 1796 году два датских ученых Херольдт и Рафн описали методику искусственного дыхания рот в рот. Они также проводили эндотрахеальную интубацию и трахеостомию и предлагали воздействовать электрическим током на грудную клетку умерших.
История развития реаниматологии в XIX веке

В первой половине XIX века методы ИВЛ, основанные на принципе вдувания, были вытеснены так называемыми «ручными» методами, обеспечивающими искусственное дыхание путем внешнего воздействия на грудную клетку. Ручные методы ИВЛ надолго вытеснили экспираторные. Даже во время эпидемии полиомиелита еще пытались проводить респираторную терапию с помощью специальных аппаратов «железные легкие», принцип работы которых, основывался на внешнем воздействии на грудную клетку компрессией и декомпрессией в специальной камере, куда помещали больного. Однако в 1958 году американский анестезиолог Питер Сафар убедительно показал в серии экспериментов на добровольцах и студентах-медиках, у которых с помощью тотальной кураризации выключали спонтанное дыхание и проводили ИВЛ различными способами, что, во-первых внешние методы воздействия на грудную клетку не дают должного дыхательного объема венеляции по сравнению с экспираторными; во-вторых, получить объем вдоха 500 мл с помощью различных ручных методов смогли лишь у 14-50% специально тренированных людей. С помощью же экспираторных методов такого объема ИВЛ смогли достичь у 90-100% лиц, не прошедших подготовки, а получивших перед исследованием лишь простой инструктаж. Остатки «железных легких» долго валялись в подвалах различных медицинских учреждений и, казалось, что их судьба решена. Однако, в последние годы, несколько фирм в Америке и Европе изготовили приборы одевающиеся на грудную клетку пациента в виде жилета и путем компрессии и декомпрессии обеспечивающие вентиляцию. Пока еще рано говорить об эффективности этого метода, однако, перспектива на новом витке развития вновь вернуться к неинвазивным и более физиологичным методам искусственной вентиляции легких. Попытки восстановления кровообращения при остановке сердечной деятельности начались гараздо позже, чем искусственная вентиляция легких. Первые экспериментальные исследования по проведению прямого массажа сердца выполнил в 1874 году профессор Бернского университета Мориц Шифф, пытаясь оживить собак, у которых сердце остановилось при передозировке хлороформа. Особое внимание Шифф обращал на то обстоятельство, что ритмичные компрессии сердца собаки необходимо сочетать с ИВЛ. В 1880 году Нейман впервые выполнил у человека прямой массаж сердца, у которого остановка произошла при анестезии хлороформом. В 1901 году Игельсруд успешно осуществил реанимацию с применением непрямого массажа сердца в клинике, у женщины с остановкой сердца во время ампутации матки по поводу опухоли. После этого применение непрямого массажа сердца в операционной проводили многие хирурги. Поводов для этого было достаточно, т. к. широко применялся хлороформный наркоз. В подавляющем большинстве случаев эти «эксперименты» не приводили к положительным результатам. В это время еще не были разработаны схемы и принципы реанимации, эндотрахеальный способ наркоза еще не был внедрен в анестезиологическую практику и большинство пациентов погибало из-за пневматорокса. В XIX веке уже были заложены научные основы реаниматологии. Выдающаяся роль в этом принадлежит французскому ученому Клоду Бернару, впервые сформулировавшему основные постулаты физиологии: «Постоянство внутренней среды является непременным условием существования организма». Практическое значение нормализации гомеостаза организма человека впервые было показано еще в 1831 году английским медиком Латта. Он успешно применил инфузию солевых растворов у больного с тяжелейшими нарушениями гидро-ионного и кислотно-основного состояния — гипохлоремическом гипокалиемическом алкалозе при холере. Этому же ученому принадлежит приоритет внедрения в медицинскую литературу термина «шок».
Реаниматология XX века

Начало XX века ознаменовалось выдающимися открытиями в области медицины вообще и реаниматологии в частности. В 1900 году Ландштейенер и в 1907 году Янски установили наличие в крови агглютининов и агглютиногенов, выделили четыре группы крови, создав научную основу гематологии и трансфузиологии. Много сделали для разработки этой проблемы советские хирурги В.Н. Шамов, а затем С.С. Юдин. В 1924 году С.С. Брюхоненко и С.И. Чечулин сконструировали и применили в эксперименте первый аппарат «сердце-легкие» (автожектор). Н.Л.Гурвич и Г.С.Юньев в 1939 году обосновали в эксперименте дефибрилляцию и непрямой массаж сердца. В 1950 г. Бигелоу, а затем Н.С.Джавадян, Е.Б.Бабский, Ю.И.Бредикис разработали методику электрической стимуляции сердца. В 1942 году Колфом была сконструирована первая в мире искусственная почка, что послужило толчком к исследованиям в области экстракорпоральных методов детоксикации. В 50-х годах Гарднер и Эндерби опубликовали работы, посвященные попытке фармакологического управления сосудистым тонусом с помощью так называемой управляемой гипотензии. Оригинальная концепция французских исследователей Лабори и Югенара по гибернотерапии — лечению «зимней спячкой» — позволило глубже взглянуть на патофизиологию постагрессивной неспецифической реакции организма, на методы лечения больных, находящихся в критическом состоянии. Важным этапом в развитии реаниматологии явилось изучение метаболических изменений и способов их коррекции у больных, находящихся в критическом состоянии. Большим вкладом в изучение этой проблемы стали исследования Мура, в результате которых были выявлены закономерности изменений метаболизма у больных после операций и тяжелого стресса. Определенным вкладом в развитие интенсивной терапии является разработка принципиально новых методов детоксикации с помощью гемосорбции, лимфосорбции, гемодиализа. Пионером гемосорбции в нашей стране является академик АМН СССР Ю.М.Лопухин. Активные методы детоксикации получили широкое распространение в анестезиологии и реаниматологии. В 1960 году Джад, Коувендховен и Никербокер еще раз подтвердили теоретические предпосылки и клинически обосновали эффективность непрямого массажа сердца. Все это послужило основой для создания четкой схемы реанимационных манипуляций и обучения методам оживления в различных условиях. Наиболее четкую схему реанимационных мероприятий предложил американский анестезиолог и реаниматолог Сафар, которая вошла в литературу под названием «азбука Сафара». Большой вклад в развитие реаниматологии в нашей стране внес академик РАМН В.А.Неговскии. В течение многих лет его школа разрабатывает проблемы патофизиологии терминальных состояний и методы реанимации. Фундаментальные труды В.А.Неговского и его учеников способствовали созданию реаниматологической службы в стране. В последние десятилетия получила развитие анестезиологическая и реаниматологическая служба в педиатрии. В крупных городах имеются центры детской реанимации и интенсивной терапии, отделения реанимации новорожденных, специальные выездные педиатрические реанимационные бригады. Совершенствование анестезиологической и реанимационной помощи детям во многом позволило улучшить результаты лечения наиболее тяжелого контингента больных детей разного профиля.

Основные этапы развития анестезиологии — Мегаобучалка

ГЛАВА 3

ОБЕЗБОЛИВАНИЕ

 

Анестезиология — наука об обезболивании и методах защиты организма больного от чрезвычайных воздействий операционной травмы.

Обезболивания и предупреждения нежелательного воздействия хирургического вмешательства достигают с помощью местной анестезии (обезболивания с сохранением сознания) или наркоза (обезболивания с временным выключением сознания и рефлексов).

Основные этапы развития анестезиологии

Дошедшие до нас из Древнего Египта письмена свидетельствуют о том, что ещё в III-V тысячелетии до н.э. проводились попытки обезболивания при хирургических вмешательствах с помощью настоек опия, белладонны, мандрагоры, алкоголя и т.д. Однако эффективность такого обезболивания, безусловно, была мизерной, и даже самая незначительная операция часто заканчивалась смертью пациента от болевого шока.

16 октября 1846 г. считается официальной датой рождения современной анестезиологии. В этот день американский дантист Уильям Томас Мортон публично продемонстрировал наркоз диэтиловым эфиром при удалении опухоли подчелюстной области и наглядно доказал, что безболезненное выполнение хирургических операций возможно. Ему принадлежит и приоритет в разработке прототипа современного наркозного аппарата — испарителя диэтилового эфира. Несколько месяцев спустя эфирный наркоз стал применяться в Англии, Франции, а 7 февраля 1847 г. он впервые применён в Москве Ф.И. Иноземцевым.

Следует отметить, что ещё в 1844 г. Г. Уэлс (США) обнаружил анестезирующее действие динитрогена оксида (веселящий газ) при экстракции зубов. Однако официальная демонстрация метода перед хирургами оказалась неудачной, и наркоз динитроген оксидом на долгие годы был дискредитирован, хотя сегодня комбинированный наркоз динитроген оксидом используют в хирургической практике.

Споры учёных разных стран о первооткрывателях наркоза разрешило время. Основоположниками наркоза считают У.Т. Мортона, его учителя Ч. Джексона и Г. Уэлса. Однако справедливости ради, для восстановления истины и приоритета следует привести исторический факт, к сожалению, не отмеченный современниками и забытый соотечественниками. В 1844 г. в газете «Русский инвалид» была опубликована статья Я.А. Чистовича «Об ампутации бедра при посредстве серного эфира». Поскольку все три факта первого применения наркоза имели место независимо друг от друга и приблизительно в одно и то же время, первооткрывателями наркоза следует считать У.Т. Мортона, Г. Уэлса и Я.А. Чистовича.

Третье классическое средство для наркоза открыто англичанином Джеймсом Юнгом Симпсоном. 18 ноября 1847 г. им была опубликована работа о применении хлороформного наркоза при родах. Вначале этот метод получил широкое распространение в медицинском мире и довольно успешно конкурировал с эфирным. Однако высокая токсичность хлороформа, малая терапевтическая широта и соответственно частые осложнения постепенно привели к почти полному отказу от этого вида наркоза. Несмотря на изобретение в 60-е годы довольно точного испарителя для хлороформа, этот вид анестезии так и не был реабилитирован. Немаловажной причиной этого послужил факт синтеза современных, менее токсичных средств для наркоза: циклопропана, галотана.

Большое значение имел факт проведения эфирного наркоза в России Ф.И. Иноземцевым менее чем через 4 мес после демонстрации У.Т. Мортона и спустя 3 года после публикации Я.А. Чистовича. Неоценимый вклад в развитие анестезиологии внёс Н.И. Пирогов. Он очень скоро стал горячим сторонником наркоза и одним из первых применил в России наркоз диэтиловым эфиром и хлороформом, экспериментально разработал и изучил методы наркоза, создал аппарат для эфирного наркоза («этеризации»), первым указал на отрицательные свойства наркоза, возможные осложнения, необходимость знания клинической картины наркоза, внедрил эфирный и хлороформный наркоз в военно-полевую хирургию. В Севастопольской кампании 1854-1855 гг. под руководством Н.И. Пирогова было проведено около 10 000 операций под наркозом без единого случая смерти от него. В 1847 г. Н.И. Пирогов первым в России применил наркоз при родах, затем разработал методики прямокишечного, внутрисосудистого, внутритрахеального эфирного наркоза, высказал идею поверхностного «лечебного» наркоза.

Идеи Н.И. Пирогова послужили предпосылкой для развитая внутривенного наркоза. Впервые внутривенный гедоналовый наркоз был применён профессором Петербургской военно-медицинской академии С.П. Фёдоровым, который использовал гедонал, полученный фармакологом Н.П. Кравковым. В последующем этот метод приобрёл мировую известность под названием «русского». Открытие Н.П. Кравковым и С.П. Фёдоровым в 1909 г. внутривенного гедоналового наркоза послужило началом разработки современного неингаляционного, а также комбинированного, или смешанного, наркоза.

Параллельно с поисками новых ингаляционных анестетических препаратов велась разработка неингаляционных видов наркоза. В 30-е годы XX века были предложены для внутривенного наркоза производные барбитуровой кислоты — гексобарбитал и тиопентал натрия. Эти препараты не потеряли своего значения в анестезиологической практике до настоящего времени и являются средствами для внутривенного наркоза. В 60-е годы XX века были синтезированы и внедрены в клиническую практику оксибат натрия — вещество, близкое к естественным метаболитам и обладающее мощным антигипоксантным эффектом, и пропанидид — анестетический препарат ультракороткого действия для внутривенного наркоза.

Наряду с развитием общей анестезии активно разрабатывались и совершенствовались методы местной анестезии. В развитие этого раздела обезболивания большой вклад внесли В.К. Анреп, М. Оберст, Г. Браун, А.И. Лукашевич, А. Вир и др. В 1905 г. А. Эйнгорн синтезировал прокаин, и местная анестезия получила широкое распространение. А.В. Вишневский детально разработал и внедрил в клиническую практику методы инфильтрационной анестезии прокаином.

Попытки синтеза идеального вещества для мононаркоза — внутривенного или ингаляционного — оказались безуспешными. Более перспективным вариантом наркоза, удовлетворяющим основным требованиям хирургов, стало сочетание нескольких препаратов, позволяющих за счёт потенцирующего эффекта снизить дозы токсичных средств (в частности, диэтилового эфира, хлороформа). Однако и этот вид наркоза обладал существенным недостатком, так как достижение хирургической стадии наркоза и расслабление мышц отрицательно сказывались на функциях дыхания, кровообращения и т.д.

Совершенно новая эпоха в анестезиологии началась с 1942 г., когда канадские учёные Гриффит и Джонсон применили во время наркоза препарат кураре интокострин. В последующем были синтезированы курареподобные препараты короткого и длительного действия, которые прочно вошли в анестезиологическую практику. Появился новый вид наркоза — эндотрахеальный с вариантами искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ). Это послужило толчком к разработкам различных модификаций аппаратов искусственного дыхания и, естественно, качественно нового направления в торакальной хирургии, сложных оперативных вмешательств на органах брюшной полости, центральной нервной системе (ЦНС) и т.д.

Дальнейшее развитие анестезиологии связано с разработкой принципов многокомпонентной анестезии, суть которой состоит в том, что, используя сочетание препаратов для наркоза и других медикаментозных средств (комбинация наркотических средств с ганглиоблокаторами, транквилизаторами, миорелаксантами и т.д.), можно целенаправленно воздействовать на определённые структуры нервной системы.

Этот принцип способствовал разработке в 50-е годы Лабари и Гюгенаром метода гибернации и нейроплегии с помощью литических смесей. Однако глубокая нейровегетативная блокада и гибернация в настоящее время в анестезиологической практике не применяются, так как хлорпромазином, входящим в состав «коктейля», подавляются компенсаторные реакции организма больного.

Наибольшее распространение получила разновидность нейроплегии — нейролептаналгезия (НЛА), позволяющая проводить оперативные вмешательства с достаточной степенью обезболивания без глубокой депрессии ЦНС. Анестезия поддерживалась фентанилом, дроперидолом (внутривенно) и эндотрахеально динитроген оксидом с кислородом.

Основоположником электронаркоза является французский учёный Лемон, который впервые в 1902 г. провёл эксперименты на животных. В настоящее время этот вид наркоза используется в акушерской практике, для него применяется специальный прибор «Электронаркоз», как правило, в комбинации с небольшим количеством анальгетических, противосудорожных и седативных средств. Преимущества использования в акушерстве этого вида обезболивания перед другими очевидны, так как все химические анестезирующие средства угнетающе влияют на сократительную способность матки, проникают через плацентарный барьер, воздействуя на плод.

Иглоанестезия полного обезболивания, как правило, не обеспечивает, но значительно снижает чувствительность к боли. Проводится в комбинации с анальгетическими средствами в малых дозах. Этот вид анестезии выполняется только анестезиологами, прошедшими курс акупунктуры.

В период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. проблема обезболивания с успехом разрешалась с помощью местной инфильтрационной анестезии, а также эфирного масочного наркоза.

Большой вклад в развитие отечественной анестезиологии в послевоенный период внесли хирурги И.С. Жоров, А.Н. Бакулев, А.А. Вишневский, Е.Н. Мешалкин, Б.В. Петровский, А.М. Амосов и др. Они активно способствовали созданию современной наркозной и дыхательной аппаратуры, разработке новых методов анестезии, а главное — воспитали многочисленных учеников, возглавивших анестезиологическую службу в нашей стране.

МЕСТНАЯ АНЕСТЕЗИЯ

Местная анестезия — обратимое устранение болевой чувствительности в определённой части тела, вызванное действием специальных лекарственных средств.

В настоящее время около 50% операций в хирургии выполняется под местной анестезией.

Показанияк местной анестезии определяются её преимуществами: не требуется специальной длительной предоперационной подготовки; её можно применять в случаях, когда имеются противопоказания к наркозу; больной не нуждается в постоянном послеоперационном наблюдении, как после наркоза. Под местной анестезией выполняют операции в амбулаторных условиях. Местная анестезия показана в случаях, когда проведение операции под интубационным наркозом связано с большим риском для жизни больного. К этой группе больных относятся лица пожилого и старческого возраста, истощённые, страдающие дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточностью. В этих случаях наркоз может быть опаснее самой операции.

Противопоказаниямидля местной анестезии:

1) непереносимость больным анестезирующих средств вследствие повышенной индивидуальной чувствительности;

2) возраст моложе 10 лет;

3) наличие у больных нарушений психики, повышенной нервной возбудимости;

4) наличие воспалительных или рубцовых изменений в тканях, препятствующих выполнению инфильтрационной анестезии;

5) продолжающееся внутреннее кровотечение, для остановки которого необходима срочная операция.

Основные препараты для местной анестезии и их свойства приведены в табл. 1.

Таблица 1. Фармакологическая характеристика местных анестетиков.

При общей подготовке к операции больного знакомят с особенностями местной анестезии: сохраняются сознание, тактильная и глубокая чувствительность, но отсутствует ощущение боли. Это психологическая подготовка. Перед операцией проводят премедикацию (инъекции растворов тримепередина, атропина, дроперидола), больным с лабильной нервной системой за несколько дней до операции назначают транквилизаторы.

История развития анестезиологии и реаниматологии

Н.Ф.Кравков
и С.П.Федоров в 1904 г. впервые применили
внутривенную инъекцию гедонала —
производного барбитуровой кислоты.

Выдающимся
событием в истории анестезиологии
стало первое клиническое применение
канадскими анестезиологами Г. Гриффитом
и Э. Джонсоном в 1942 г. интокострина —
курареподобного препарата для
расслабления мышц. 

Естествоиспытатель
и медик Андрей Везалий восстанавливал
работу сердца, вводя воздух в трахею
через камышовую тростинку, т.е. за 400
лет до описания техники интубации
трахеи и ИВЛ, основанной на принципе
вдувания.

Первые
экспериментальные исследования по
проведению прямого массажа сердца
выполнил в 1874 г. профессор Бернского
университета Мориц Шифф. В 1880 г. Нейман
впервые выполнил прямой массаж сердца
у человека

1656
г. Кристофер Рен использовал птичье
перо для в/в иньекции настойки опия в
вену собаки.

1853
г. Изобретение шприца и полой иглы.

1872
г. Хлоралгидрат введен в вену.

1934
г. Начало применения тиопентала в
клинике.

1939
г. Синтезирован первый синтетический
опиоид петидин.

1942
г. Начало применения препаратов кураре
в клинике.

1950
г. Начало применения принципов
фармакокинетики в анестезиологии.

1959
г. Разработана методика НЛА.

1960
г. Начало клинического применения
диазепама.

1965
г. Начало клинического применения
кетамина и пропанидида.

1967
г. Начало клинического применения
фентанила.

1974
– 76 гг. Синтез суфентанила и альфентанила.

1979
г. Начало клинического применения
мидазолама. Синтез флумазенила.

1984
г. Начало клинического применения
пропофола.

1996
г. Начало клинического применения
ремифентанила. Разработано устройство
для инфузии пропофола по целевой
концентрации (диприфузор).

2000
г. Разработано единое устройство для
TCI инфузии пропофола и ремифентанила.

1953
г. Синтез галотана.

1960
г. Синтез метоксифлурана.

1963
г. Синтез энфлурана.

1965
г. Синтез изофлурана (не получил
распространения до 1971 г. из-за технических
проблем связанных с изготовлением).

1973
г. Синтез севофлурана, но применение
его было отсрочено до 1994 г. из-за
дороговизны синтеза и метаболизации
до неорганических флуоридов.

1993
г. Синтез дезфлурана.

1990
годы. Начало клинического применения
ксенона в России.

1980
годы. Разработка наркозных аппаратов,
позволяющих эффективно и безопасно
работать с низкопоточной анестезией.

1656
г. Кристофер Рен использовал птичье
перо для в/в иньекции настойки опия в
вену собаки.

1853
г. Изобретение шприца и полой иглы.

1872
г. Хлоралгидрат введен в вену.

1934
г. Начало применения тиопентала в
клинике.

1939
г. Синтезирован первый синтетический
опиоид петидин.

1942
г. Начало применения препаратов кураре
в клинике.

1950
г. Начало применения принципов
фармакокинетики в анестезиологии.

1959
г. Разработана методика НЛА.

1960
г. Начало клинического применения
диазепама.

1965
г. Начало клинического применения
кетамина и пропанидида.

1967
г. Начало клинического применения
фентанила.

1974
– 76 гг. Синтез суфентанила и альфентанила.

1979
г. Начало клинического применения
мидазолама. Синтез флумазенила.

1984
г. Начало клинического применения
пропофола.

1996
г. Начало клинического применения
ремифентанила. Разработано устройство
для инфузии пропофола по целевой
концентрации (диприфузор).

2000
г. Разработано единое устройство для
TCI инфузии пропофола и ремифентанила.

2.2. История развития реаниматологии

История реаниматологии
— одна из интересных страниц развития
медицины. Медицина как часть естествознания
является зеркалом цивилизации человека,
его долгого и весьма трудного пути к
самосовершенствованию. Характерно, что
отдельные элементы оживления были
известны нашим далеким предкам. Так,
примерное описание оживления с помощью
ИВЛ методом рот в рот мы находим еще в
Библии. В доисторические времена у
первобытных людей смерть ассоциировалась
с глубоким сном. Умершего пытались
«пробудить» резкими криками,
прижиганием горящими углями. Особой
популярностью у североамериканских
индейцев пользовались методы «оживления»
путем вдувания табачного дыма из пузыря.
В эпоху испанской колонизации Америки
этот метод получил широкое распространение
в Европе и им пользовались, пытаясь
оживить внезапно умершего, вплоть до
начала девятнадцатого столетия.

Первое описание
постурального дренажа при спасении
утонувших можно найти в папирусах
древних египтян. Живший в средние века
выдающийся естествоиспытатель и медик
Андрей Везалий восстанавливал работу
сердца, вводя воздух в трахею через
камышовую тростинку, т.е. за 400 лет до
описания техники интубации трахеи и
ИВЛ, основанной на принципе вдувания.

Паг в 1754 году
предложил для реанимации новорожденных
вдувать воздух через ротовой воздуховод.
В 1766 году профессор Московского
университета С. Г. Зыбелин четко описал
цели и технику ИВЛ, основанную на вдувании
воздуха в легкие: «…Для сего иногда
и младенцу рожденному, от слабости
дыхания не имеющему, в рот дуть, сжав
ноздри, и тем легкое его для приведения
крови в течения расширять должно».

В 1780 году французский
акушер Шосье предложил аппарат для ИВЛ
у новорожденных, состоявший из маски и
мешка.

В 1788 году Гудвин
предложил подавать в мех кислород и
через мех проводить дыхание, что было
отмечено Золотой медалью Британского
общества по оживлению утопающих.
Справедливости ради следует отметить,
что еще в 1530 году Парацельс использовал
для этой цели каминные меха и ротовой
воздуховод.

В
1796 году два датских ученых Херольдт и
Рафн описали методику искусственного
дыхания рот в рот. Они также проводили
эндотрахеальную интубацию и трахеостомию
и предлагали воздействовать электрическим
током на грудную клетку умерших.

В
первой половине XIX
века методы ИВЛ, основанные на принципе
вдувания, были вытеснены так называемыми
«ручными» методами, обеспечивающими
искусственное дыхание путем внешнего
воздействия на грудную клетку. Ручные
методы ИВЛ надолго вытеснили экспираторные.
Даже во время эпидемии полиомиелита
еще пытались проводить респираторную
терапию с помощью специальных аппаратов
«железные легкие», принцип работы
которых, основывался на внешнем
воздействии на грудную клетку компрессией
и декомпрессией в специальной камере,
куда помещали больного. Однако в 1958 году
американский анестезиолог Питер Сафар
убедительно показал в серии экспериментов
на добровольцах и студентах-медиках, у
которых с помощью тотальной кураризации
выключали спонтанное дыхание и проводили
ИВЛ различными способами, что, во-первых
внешние методы воздействия на грудную
клетку не дают должного дыхательного
объема венеляции по сравнению с
экспираторными; во-вторых, получить
объем вдоха 500 мл с помощью различных
ручных методов смогли лишь у 14-50%
специально тренированных людей. С
помощью же экспираторных методов такого
объема ИВЛ смогли достичь у 90-100% лиц, не
прошедших подготовки, а получивших
перед исследованием лишь простой
инструктаж.

Остатки
«железных легких» долго валялись в
подвалах различных медицинских учреждений
и, казалось, что их судьба решена. Однако,
в последние годы, несколько фирм в
Америке и Европе изготовили приборы
одевающиеся на грудную клетку пациента
в виде жилета и путем компрессии и
декомпрессии обеспечивающие вентиляцию.
Пока еще рано говорить об эффективности
этого метода, однако, перспектива на
новом витке развития вновь вернуться
к неинвазивным и более физиологичным
методам искусственной вентиляции
легких.

Попытки восстановления
кровообращения при остановке сердечной
деятельности начались гараздо позже,
чем искусственная вентиляция легких.

Первые экспериментальные
исследования по проведению прямого
массажа сердца выполнил в 1874 году
профессор Бернского университета Мориц
Шифф, пытаясь оживить собак, у которых
сердце остановилось при передозировке
хлороформа. Особое внимание Шифф обращал
на то обстоятельство, что ритмичные
компрессии сердца собаки необходимо
сочетать с ИВЛ.

В 1880 году Нейман
впервые выполнил у человека прямой
массаж сердца, у которого остановка
произошла при анестезии хлороформом.
В 1901 году Игельсруд успешно осуществил
реанимацию с применением непрямого
массажа сердца в клинике, у женщины с
остановкой сердца во время ампутации
матки по поводу опухоли. После этого
применение непрямого массажа сердца в
операционной проводили многие хирурги.
Поводов для этого было достаточно, т.
к. широко применялся хлороформный
наркоз. В подавляющем большинстве
случаев эти «эксперименты» не приводили
к положительным результатам. В это время
еще не были разработаны схемы и принципы
реанимации, эндотрахеальный способ
наркоза еще не был внедрен в
анестезиологическую практику и
большинство пациентов погибало из-за
пневматорокса.

В
XIX
веке уже были заложены научные основы
реаниматологии. Выдающаяся роль в этом
принадлежит французскому ученому Клоду
Бернару, впервые сформулировавшему
основные постулаты физиологии:
«Постоянство внутренней среды является
непременным условием существования
организма». Практическое значение
нормализации гомеостаза организма
человека впервые было показано еще в
1831 году английским медиком Латта. Он
успешно применил инфузию солевых
растворов у больного с тяжелейшими
нарушениями гидро-ионного и
кислотно-основного состояния —
гипохлоремическом гипокалиемическом
алкалозе при холере. Этому же ученому
принадлежит приоритет внедрения в
медицинскую литературу термина «шок».

Начало
XXвека ознаменовалось
выдающимися открытиями в области
медицины вообще и реаниматологии в
частности. В 1900 году Ландштейенер и в
1907 году Янски установили наличие в крови
агглютининов и агглютиногенов, выделили
четыре группы крови, создав научную
основу гематологии и трансфузиологии.

Много
сделали для разработки этой проблемы
советские хирурги В.Н. Шамов, а затем
С.С. Юдин.

В
1924 году С.С. Брюхоненко и С.И. Чечулин
сконструировали и применили в эксперименте
первый аппарат «сердце-легкие»
(автожектор). Н.Л.Гурвич и Г.С.Юньев в
1939 году обосновали в эксперименте
дефибрилляцию и непрямой массаж сердца.
В 1950 г. Бигелоу, а затем Н.С.Джавадян,
Е.Б.Бабский, Ю.И.Бредикис разработали
методику электрической стимуляции
сердца. В 1942 году Колфом была сконструирована
первая в мире искусственная почка, что
послужило толчком к исследованиям в
области экстракорпоральных методов
детоксикации.

В
50-х годах Гарднер и Эндерби опубликовали
работы, посвященные попытке
фармакологического управления сосудистым
тонусом с помощью так называемой
управляемой гипотензии.

Оригинальная
концепция французских исследователей
Лабори и Югенара по гибернотерапии –
лечению «зимней спячкой» – позволило
глубже взглянуть на патофизиологию
постагрессивной неспецифической реакции
организма, на методы лечения больных,
находящихся в критическом состоянии.

Важным
этапом в развитии реаниматологии явилось
изучение метаболических изменений и
способов их коррекции у больных,
находящихся в критическом состоянии.
Большим вкладом в изучение этой проблемы
стали исследования Мура, в результате
которых были выявлены закономерности
изменений метаболизма у больных после
операций и тяжелого стресса.

Определенным
вкладом в развитие интенсивной терапии
является разработка принципиально
новых методов детоксикации с помощью
гемосорбции, лимфосорбции, гемодиализа.
Пионером гемосорбции в нашей стране
является академик АМН СССР Ю.М.Лопухин.
Активные методы детоксикации получили
широкое распространение в анестезиологии
и реаниматологии.

В
1960 году Джад, Коувендховен и Никербокер
еще раз подтвердили теоретические
предпосылки и клинически обосновали
эффективность непрямого массажа сердца.
Все это послужило основой для создания
четкой схемы реанимационных манипуляций
и обучения методам оживления в различных
условиях.

Наиболее
четкую схему реанимационных мероприятий
предложил американский анестезиолог
и реаниматолог Сафар, которая вошла в
литературу под названием «азбука
Сафара».

Большой
вклад в развитие реаниматологии в
нашей стране внес академик РАМН
В.А.Неговскии. В течение многих лет его
школа разрабатывает проблемы патофизиологии
терминальных состояний и методы
реанимации. Фундаментальные труды
В.А.Неговского и его учеников способствовали
созданию реаниматологической службы
в стране.

В
последние десятилетия получила развитие
анестезиологическая и реаниматологическая
служба в педиатрии. В крупных городах
имеются центры детской реанимации и
интенсивной терапии, отделения реанимации
новорожденных, специальные выездные
педиатрические реанимационные бригады.
Совершенствование анестезиологической
и реанимационной помощи детям во многом
позволило улучшить результаты лечения
наиболее тяжелого контингента больных
детей разного профиля.

История анестезиологии — основы анестезиологии

00:00

Так как же возникла анестезия? Ну это все спасибо
к стоматологам. Врачи не могут поверить в это.

00:05

До 1846 года не существовало известного способа
обеспечить анестезию

тем, кто подвергается операции.Весь процесс
операции было чрезвычайно болезненно,

кровавый и грязный. Хирургов похвалили
за скорость, а не за умение,

и их успешное завершение
операций. Хирургические процедуры

действительно были либо очень поверхностными, дренажными
абсцессов, удаление небольших кожных образований,

или большие ампутации конечностей,
кесарево сечение, все без анестезии.00:41

Массачусетская больница общего профиля,
в то время, когда происходит все это событие,

было самым загруженным операционным центром в Северной Америке.
Это обеспечило хирургическое

процедуры в среднем пяти пациентам
неделя. После 1846 г., после 1846 г.

более длительные и сложные хирургические процедуры
развита и область хирургии

взорвался.Сейчас более сотни процедур
делаются в Массачусетской больнице общего профиля

день и новые хирургические процедуры
развиваются очень быстрыми темпами.

01:17

Итак, первый стоматолог, о котором мы поговорим
— доктор Гораций Уэллс. Он настоящий отец

анестезиологии, хотя этот термин использовался
на многих людей.Да, он был дантистом.

01:29

В 1844 году он пошел на вечеринку.
Это была вечеринка с закисью азота,

где собирались люди, веселились
и дышал закисью азота

обычно из большого бумажного пакета. И одна из вещей
он заметил, была женщина разбита

ее нога очень сильно упала на скамейку и в итоге
с большой раной на ноге, которая должна была быть

крайне болезненно.У нее не было чувства боли
что бы то ни было из этого. И из этого наблюдения

Затем он начал использовать закись азота
в его стоматологической практике. Он имел

его собственный зуб удален под закисью азота
анестезия и очень небольшой дискомфорт.

02:11

А в 1845 году он продемонстрировал закись азота.
для хирургической анестезии в Массачусетсе

Главная больница.К сожалению, пока вы идете
чтобы узнать в этом курсе, закись азота не

сильный анестетик, и это было
печальный провал. И ему было стыдно

перед всеми врачами Массачусетса
и стоматологи. Оксид азота

обеспечивает хорошее обезболивающее, хороший контроль боли,
но не может обеспечить полную анестезию.

02:41

Вот и закричала больная во время операции:
Уэллс был унижен, и он

в конечном итоге покончил жизнь самоубийством.Это было
типичная в те времена реклама смеха

партия газа, партия закиси азота. Итак, вы можете увидеть:
смейтесь, пойте, танцуйте, говорите или сражайтесь.

02:59

Все те замечательные вещи, которые можно было сделать с закисью азота
на борту. Итак, следующий дантист придет

был доктор Уильям Мортон, тоже из Массачусетса.Он был на самом деле раньше от доктора

Кроуфорд Лонг в Великобритании, который сделал операцию
под эфирным наркозом, но не стал издавать

его результаты. Итак, первые описанные и известные
произошло событие при общей анестезии

16 октября 1845 г. Доктор Мортон
сделал анестезию молодому человеку

удаление опухоли с шеи
под эфирным наркозом.И главный хирург

повернулся к толпе в комнате и сказал:
в очень помпезной манере той викторианской эпохи:

«Господа, это не обман!»
и имя Мортона было сделано. Мортон

К сожалению, был немного негодяем,
и он пытался извлечь из этого больше, чем

он смог, окрашивая эфир
оранжевый, а затем попытался

запатентовать его как оранжевый эфир, утверждая, что он лучше
к обычному эфиру, который на самом деле использовался как растворитель

и чистящее средство на протяжении веков.

.

История | Отделение анестезиологии, периоперационной медицины и медицины боли

Доктор Франк Сарнквист занимал должность временного председателя в течение нескольких месяцев, пока доктор Дональд Станкси из Медицинского центра управления ветеранами Пало-Альто не возглавил департамент.

Пятилетний срок пребывания в должности

Стански был периодом значительного роста. Исследования бурно развивались, и в Пало-Альто, штат Вирджиния, и в лабораториях докторов. Мервин Мейз, Стивен Шафер, Дэвид Габа, Стивен Ховард, Джеффри Баден, Ричард Маззе и Сьюзан Райс стали конкурентоспособными на международном уровне.

«Это был период значительного роста для интегрированных фундаментальных и клинических исследований», — говорит Мейз, который был заместителем председателя по исследованиям в Стэнфордском отделении анестезии в 1990-х годах. «Было сделано множество открытий, которые начались в основной сфере и стали обычным явлением в клинической медицине».

Несмотря на эти успехи, пять лет, которые Стански проработал председателем, были особенно сложным периодом в истории школы из-за финансовых трудностей и жалоб на гендерную дискриминацию в различных отделениях больницы.

В 1997 году Стански стал вице-президентом по научным и медицинским вопросам в Pharsight Corporation, которая предоставляет программное обеспечение и предоставляет консультации фармацевтическим стартапам. Позже он стал главным медицинским советником в Rosa Pharmaceuticals. Тем временем Сарнквист снова взял на себя управление отделом, а декан провел новый поиск.

В это неспокойное время сфера анестезии переживала кризис идентичности. Распространено мнение, что лечение скоро победит инфекционное заболевание и устранит необходимость в хирургии.Мрачные прогнозы относительно будущего анестезии попали на первую полосу Wall Street Journal в 1995 году. Деканы медицинских школ предостерегали студентов от занятий, а частнопрактикующие врачи поверили шумихе и прекратили прием на работу.

Истерия достигла апогея в 1996 году, когда только 169 выпускников медицинских школ США подали заявки на более чем 1000 мест в стране.

«Статья в Wall Street Journal была настоящим гвоздем в гроб», — говорит Сарнквист. «Каждый модный студент-медик, который думал о том, чтобы заработать большие деньги, просто прочитал в библии больших денег, что не будет никакой работы.Все это было просто вздором ».

Отсутствие соискателей затруднило проведение исследовательских программ по анестезии по всей стране. Стэнфорд избежал худших последствий благодаря его привлекательному расположению в Кремниевой долине в разгар технологического бума, но это было нелегко. В то же время финансовые трудности больницы привели к дорогостоящей попытке слияния с UCSF, которая в конечном итоге провалилась.

«Мы справились неплохо, хотя и не очень хорошо», — говорит Сарнквист. «Если кто-то и спросит меня о моем лучшем достижении на посту председателя, так это то, что мне удалось сохранить научную программу в Стэнфорде все это время.”

После проблем, с которыми столкнулся отдел, «я видел свою работу в основном в том, чтобы заставить отдел снова работать как единая команда», — говорит Сарнквист.

.

Введение в анестезиологию — основы анестезиологии

00:06

Привет дамы и господа. Здесь
серия вопросов и ответов

чтобы вы начали думать об анестезиологии.
Я последую за этим краткой историей специальности

и обсуждение того, как анестезиология
изменил мир.Общий вопрос

Меня спрашивают, и это разумный вопрос: мне сказали
что я буду спать во время операции.

00:30

Я не думаю, что мне можно было бы сделать операцию, если бы я
просто спит. Общий наркоз — это то же самое, что сон?

Общая анестезия — это не просто более глубокий сон.Намного лучше по сравнению

до состояния обратимой комы. Это тип
комы, которую мы можем вызвать, и мы

можно повернуть вспять. И да, мы можем это изменить
и вы проснетесь от наркоза.

00:54

Второй частый вопрос, который мне задают: мне сказали
что я буду парализован во время операции.Разве это не опасно?

Как я буду дышать? Это заявление часто сопровождается
от моих студентов с такими утверждениями, как:

это действительно мерзко, и как вы поступите так с людьми?
Ответ: во время операции вы можете быть парализованы.

01:12

Если хирургу требуется расслабление мышц
для успешного и безопасного завершения операции,

или если анестезиолог должен установить дыхательную трубку
в трахее.Ответственный анестезиолог

для управления своим дыханием и позаботимся о
что у вас нет памяти на весь этот опыт.

01:30

Третий вопрос, который обычно задают: буду ли я помнить
оперируют? Ты запомнишь

войти в операционную и познакомиться с командой
участники, которые будут участвовать в вашей операции.01:42

Затем вам дадут анестетик.
который устранит все воспоминания о хирургическом

испытать себя. И тебя не разбудят
и ты не изменишь свою память

до завершения операции. После анестезии
ушел, у меня будет много боли?

Когда анестезия проведена должным образом, поставщик
уверяет, что профилактика боли является важным аспектом

заботы.Перед окончанием операции
анестезиолог предоставит вам обезболивающие

это принесет хорошее облегчение боли, когда вы проснетесь.
Кроме того, медсестры на выздоровлении

комната даст вам дополнительное обезболивание,
если вам это нужно. Так вот

определение из Оксфордского
словарь: это не сон,

операция не может быть проведена в условиях
нормального сна.Период. И Оксфордский словарь

говорит: анестетик, воздействующий на все тело
и это обычно вызывает потерю сознания,

т.е. ему сделали операцию под наркозом.
Критическое слово здесь

обратимое состояние бессознательного состояния, вызванное приемом лекарств,
который характеризуется коматозным состоянием

под контролем анестезиолога,
термин, который также известен как анестезиолог,

в зависимости от того, в какой части мира вы находитесь.Это часто связано с параличом мышц.

03:06

Это всегда связано с глубоким
амнезия в связи с хирургическим вмешательством.

.

Анестезиология | Медицинский колледж Висконсина

  • Оценка удовлетворенности пациентов не является подходящим показателем для дифференциации работы анестезиологов.

    (Freundlich RE, Li G, Grant B, St Jacques P, Sandberg WS, Ehrenfeld JM, Shotwell MS, Wanderer JP.) J. Clin Anesth. 2020 окт; 65: 109814 PMID: 32388457 PMCID: PMC7387167 SCOPUS ID: 2-s2.0-85084192144 05/11/2020

  • Модуляция пероксинитрита в сердечных митохондриях.

    (Гердес HJ, Ян М., Heisner JS, Camara AKS, Stowe DF.) Biochim Biophys Acta Bioenerg. 2020 авг.20: 148290 PMID: 32828729 24.08.2020

  • Области височных долей, необходимые для сохранения наименования изображений после операции левой височной эпилепсии.

    (Биндер Дж. Р., Тонг Дж. К., Пиллэй С.Б., Конант Л.Л., Хамфрис СиДжей, Рагхаван М., Мюллер В.М., Буш Р.М., Аллен Л., Гросс В.Л., Андерсон К.Т., Карлсон К.Э., Лоу М.Дж., Лангфитт Дж.Т., Тиварус МЭ, Дрен Д.Л., Loring DW, Jacobs M, Morgan VL, Allendorfer JB, Szaflarski JP, Bonilha L, Bookheimer S, Grabowski T., Vannest J, Swanson SJ, исследование фМРТ в хирургии передней височной эпилепсии (FATES).) Эпилепсия. 11 августа 2020 PMID: 32780878 SCOPUS ID: 2-s2.0-85089258019 08/12/2020

  • Предрасполагающие и провоцирующие факторы, связанные с послеоперационным делирием у пациентов, перенесших кардиохирургические операции в Медицинском центре по делам ветеранов: экспериментальный ретроспективный анализ.

    (Рассел М.Д., Пинкертон С., Шерман К.А., Эберт Т.Дж., Пагель П.С.) J. Cardiothorac Vasc Anesth.2020 август; 34 (8): 2103-2110 PMID: 32127274 05.03.2020

  • Предотвращение риска потери проходимости дыхательных путей при хирургическом лечении ретростернального зоба.

    (Essig GF Jr, Niermeyer WL, Essandoh M, Dewhirst E, Gerlach RM, Gonzalez LS, Chaney MA.) J Cardiothorac Vasc Anesth. Август 2020; 34 (8): 2260-2268 PMID: 32362545 ID SCOPUS: 2-s2.0-85084074730 05.05.2020

  • Оксид азота добавлен в продувочный газ оксигенатора во время искусственного кровообращения у младенцев: пилотное рандомизированное контролируемое исследование.

    (Ниблер Р.А., Чианг-Чинг Х., Дейли К., Янеке Р., Джоб С.М., Митчелл М.Э., Варнер С., Вудс К., Скотт Дж. П.) Artif Organs. 01 августа 2020 PMID: 32737900 02.08.2020

  • Обучение в ординатуре по анестезиологии по региональной анестезиологии и медицине острой боли: типовая учебная программа, основанная на компетенциях.

    (Вудворт Г., Маникер РБ, Споффорд С.М., Иви Р., Лунден Н.И., Мачи А.Т., Элькасабани Н.М., Гриценко К., Кукрея П., Влассаков К., Тедор Т., Шредер К., Миссэр А, Херрик М., Шеплер Дж., Уилсон Э. Хорн Дж. Л., Баррингтон М.) Reg Anesth Pain Med. 2020 август; 45 (8): 660-667 PMID: 32474420 01.06.2020

  • Сыворотка растворимого рецептора активатора плазминогена урокиназы у подростков: взаимодействие хронической боли и ожирения.

    (Рафф Х, Филлипс Дж. М., Симпсон П. М., Вайсман С. Дж., Хейнсворт К. Р.) Pain Rep. 2020 июл-август; 5 (4): e836 PMID: 32766470 PMCID: PMC7382552 09.08.2020

  • Сердечная недостаточность с сохраненной фракцией выброса: всесторонний обзор и обновление диагноза, патофизиологии, лечения и периоперационных последствий.

    (Pagel PS, Tawil JN, Boettcher BT, Izquierdo DA, Lazicki TJ, Crystal GJ, Freed JK.) J Cardiothorac Vasc Anesth. 2020 июл 09 PMID: 32747202 SCOPUS ID: 2-s2.0-8508

    56 08/05/2020

  • Анальгезирующее средство для стимуляции ганглиозного поля задних корешков избирательно блокирует проведение афферентных импульсов в ноцицептивных сенсорных афферентах.

    (Chao D, Zhang Z, Mecca CM, Hogan QH, Pan B.) Боль. 2020 июл 08 PMID: 32658148 14.07.2020

  • Вмешательства, связанные с лечением низкого сердечного выброса после паллиативной терапии Норвуда 1 стадии.

    (Хоффман GM, Ниблер Р.А., Скотт Дж. П., Бертрандт Р.А., Уэйкхем М.К., Томпсон Н.Е., Ганайем Н.С., Стут Е.А., Митчелл М.Э., Вудс Р.К., Храска В., Муссатто К.А., Тведделл Дж. С.) Ann Thorac Surg. 2020 июл 08 PMID: 32652068 12.07.2020

  • Редкая причина дисфункции митрального клапана при терминальной стадии почечной недостаточности.

    (Чой С., Нгуен QS, Котари П., Хуан I, Пагель П.С.) J Cardiothorac Vasc Anesth. 2020 июн 13 PMID: 32622707 07.06.2020

  • Электронная сигарета, или вейпинг, извлеченные уроки травм легких, связанных с использованием продукта: серия случаев.

    (Helm C, Labovsky K, Thakrar PD, Diaz CD.) A A Pract. 2020 июн; 14 (8): e01242 PMID: 32643902 PMCID: PMC7323836 SCOPUS ID: 2-s2.0-85088067425 10.07.2020

  • Факторы выгорания и защитные факторы: одинаковы ли они во время пандемии?

    (Эллинас Х., Эллинас Э.) J Grad Med Educ. 2020 июн; 12 (3): 291-294 PMID: 32595848 PMCID: PMC7301947 ID SCOPUS: 2-s2.0-85087253847 01.07.2020

  • Эндогенные глутаматергические входы в парабрахиальное ядро ​​/ комплекс Kölliker-Fuse определяют частоту дыхания.

    (Navarrete-Opazo AA, Cook-Snyder DR, Miller JR, Callison JJ, McCarthy N, Palkovic B., Stuth EAE, Zuperku EJ, Stucke AG.) Respir Physiol Neurobiol. 2020 июн; 277: 103401 PMID: 32036030 PMCID: PMC7309965 SCOPUS ID: 2-s2.0-85083237275 10.02.2020

  • Визуализация хирургического поля во время функциональной эндоскопической хирургии придаточных пазух носа: сравнение анестезии на основе пропофола и дезфлурана.

    (Голлапуди С., Гашкофф Д.А., Поэткер Д.М., Лорл Т.А., Рисс М.Л.) Отоларингол Head Neck Surg. 2020 26 мая: 194599820921863 PMID: 32450733 27.05.2020

  • Характеристики, связанные с публикацией рандомизированных контролируемых испытаний в Журнале кардиоторакальной и сосудистой анестезии: 15-летний анализ, 2004-2018 гг.

    (Pagel PS, Lazicki TJ, Izquierdo DA, Boettcher BT, Tawil JN, Freed JK.) J Cardiothorac Vasc Anesth. 2020 апр; 34 (4): 857-864 PMID: 31836407 ID SCOPUS: 2-s2.0-85076560651 15/12/2019

  • Очевидный большой перикардиальный выпот: следствие двойной антитромбоцитарной терапии или совершенно другой диагноз?

    (Pagel PS, Millen HT, Peterson TS, Gandhi SD, Lohr NL, Almassi GH.) J. Cardiothorac Vasc Anesth. 2020 апр; 34 (4): 1105-1110 PMID: 31558397 SCOPUS ID: 2-s2.0-85072389550 29.09.2019

  • Обновление злокачественной гипертермии.

    (Ellinas H, Albrecht MA.) Anesthesiol Clin. 2020 Март; 38 (1): 165-181 PMID: 32008650 SCOPUS ID: 2-s2.0-85078799124 02.06.2020

  • Пилотное рандомизированное контролируемое исследование результатов, связанных с обезболиванием, контролируемым родителями и медсестрами, vs.Непрерывная инфузия опиоидов в отделении интенсивной терапии новорожденных.

    (Чарнецкий М.Л., Хейнсворт К., Симпсон П.М., Арка М.Дж., Ухинг М.Р., Чжан Л., Гриппе А, Варадараджан Дж., Руси Л.М., Фирари М., Вайсман С.Дж.) Pain Manag Nurs. 2020 02; 21 (1): 72-80 PMID: 31494028 PMCID: PMC6980456 ID SCOPUS: 2-s2.0-85071697982 09/09/2019

  • Организация первичной медико-санитарной помощи Глава 15: Шейный отдел позвоночника

    (Шарль Де Меса, Омар Дьяра.). 03.02.2020

  • Веновенозная экстракорпоральная мембранная оксигенация для жесткой бронхоскопии и резекции каринальной опухоли у пациентов с декомпенсацией.

    (Hang D, Tawil JN, Fierro MA.) Анестезиология. 2020 01; 132 (1): 156 PMID: 31834871 SCOPUS ID: 2-s2.0-85076473541 14.12.2019

  • Гипопластический синдром левых отделов сердца

    (Tweddell JS, Hoffman GM, Ghanayem NS, Frommelt MA, Mussatto KA, Berser S.) Мосс и болезнь сердца Адама у младенцев, детей и подростков: включая плод и молодых взрослых, 10e, ред. Роберт Э. Шэдди, Дэниел Дж. Пенни, Тимоти Ф. Фелтес, Фрэнк Сетта, Сима Митал, Уолтерс Клувер. 16.08.2020

  • Современные методы диагностики и лечения миофасциального болевого синдрома

    (Петерсон С.Дж., Руси Л.М.) Информационный бюллетень Общества по педиатрическому болевому синдрому.17.04.2020

  • Повышение удовлетворенности резидентов и преподавателей обратной связью со стажерами и оценкой этапов ACGME с помощью интерпретируемой профессиональной деятельности (IPA)

    (Эберт, Т. Слоан, Э., Каммингс, К., Капелес, С., Зундель, Т.) Ежегодное собрание AUA / IARS, Сан-Франциско. 28.02.2020

  • Sugammadex и реакции, связанные с гиперчувствительностью: обзор

    (Грегори Р.Дж., Woehlck H, Lien CA.) Текущие анестезиологические отчеты. 1 июня 2020 г .; 10 (2): 123-130 ID SCOPUS: 2-s2.0-85085057366 01.06.2020

  • Инфузия кетамина для снятия боли у пожилых пациентов с множественными переломами ребер: результаты рандомизированного контролируемого исследования.

    (Kugler NW, Carver TW, Juul J, Peppard WJ, Boyle K, Drescher KM, Szabo A, Rein L, Somberg LB, Paul JS.) J. Trauma Acute Care Surg.2019 11; 87 (5): 1181-1188 PMID: 31425468 ИДЕНТИФИКАТОР SCOPUS: 2-s2.0-85074184716 20.08.2019

  • Награды за выдающиеся заслуги в специализированных анестезиологических обществах: анализ гендерных различий.

    (Ellinas EH, Rebello E, Chandrabose RK, Shillcutt SK, Hernandez M, Silver JK.) Anesth Analg. 2019 10; 129 (4): e130-e134 PMID: 30925561 ID SCOPUS: 2-s2.0-85069749068 30.03.2019

  • Седация пропофолом изменяет перцептивные и когнитивные функции у здоровых добровольцев, что выявлено с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии.

    (Гросс В.Л., Лауэр К.К., Лю X., Робертс К.Дж., Лю С., Голлапуди С., Биндер Дж.Р., Ли С.Дж., Худец А.Г.) Анестезиология. 2019 08; 131 (2): 254-265 PMID: 31314747 PMCID: PMC6640651 ID SCOPUS: 2-s2.0-85077347748 18.07.2019

  • Проблемы детской амбулаторной анестезии.

    (Butz SF.) Anesthesiol Clin. 2019 июн; 37 (2): 289-300 PMID: 31047130 SCOPUS ID: 2-s2.0-85062911828 05/03/2019

  • Более старая кровь связана с повышенной смертностью и побочными эффектами у пациентов с травмами, перенесших массовое переливание крови: вторичный анализ исследования PROPPR.

    (Джонс А.Р., Пател Р.П., Маркес М.Б., Доннелли Дж.П., Гриффин Р.Л., Питтет Дж.Ф., Керби Д.Д., Стивенс С.В., ДеСантис С.М., Хесс-младший, Ван Х.Э., Исследовательская группа PROPPR.) Ann Emerg Med. 2019 06; 73 (6): 650-661 PMID: 30447946 PMCID: PMC6517091 SCOPUS ID: 2-s2.0-85056659395 19.11.2018

  • Влияет ли участие в письменных рефлексивных практических упражнениях на готовность к самостоятельному обучению в выборке резидентов анестезиологов США?

    (Миллер Юв АК, Кирш-младший.) J Educ Perioper Med. 2019 апрель-июнь; 21 (2): E622 PMID: 31988983 PMCID: PMC6972966 29.01.2020

  • Вагинальный диазепам для нерелаксирующей дисфункции тазового дна: фармакокинетический профиль.

    (Лариш А. М., Диксон Р. Р., Кудгус Р. А., Макговерн Р. М., Рид Дж. М., Хутен В. М., Николсон В. Т., Воан Л. Э., Бернетт Т. Л., Лафлин-Томмазо С. К., Фаубион С. С., Грин IC.) J. Sex Med.2019 июн; 16 (6): 763-766 PMID: 31010782 SCOPUS ID: 2-s2.0-85064434763 24.04.2019

  • Анестезиологическое лечение синдрома Джаэля с поврежденным клинком в непосредственной близости от внутренней сонной артерии: отчет о болезни.

    (Глунчич В., Лукич А., Ханко Е., Линч Дж.) A A Pract. 2019 15 мая; 12 (10): 369-371 PMID: 30543541 14.12.2018

  • Система интратекальной доставки лекарственного средства с углублениями с потерей объема резервуара.

    (Goel V, Patwardhan AM, Ibrahim M, Shankar H, Schultz DM.) Reg Anesth Pain Med. 12 мая 2019 PMID: 31085577 SCOPUS ID: 2-s2.0-85068003037 16.05.2019

  • Монотерапия метиленовым синим в сравнении с комбинированной терапией с гидроксокобаламином для лечения рефрактерного вазоплегического синдрома: A Ретроспективное когортное исследование.

    (Feih JT, Rinka JRG, Zundel MT.) J Cardiothorac Vasc Anesth. 2019 Май; 33 (5): 1301-1307 PMID: 30606508 01.05.2019

  • Нет места для опоры: качественное исследование гендерных барьеров для продвижения по службе и лидерства.

    (Эллинас Э. Х., Кальо К., Патитуччи Т. Н., Новалия Дж., Бьярс-Уинстон А., Фуад Н. А.) Дж. Здоровье женщин (Larchmt). 2019 03; 28 (3): 393-402 PMID: 30481114 SCOPUS ID: 2-s2.0-85062960663 28.11.2018

  • Поэтапная реконструкция желчных протоков после трансплантации печени: новая хирургическая стратегия для педиатрических реципиентов с высокой степенью остроты зрения.

    (Ким Дж., Циммерман М.А., Леррет С.М., Скотт Дж. П., Вулгарелис С., Фонс Р. А., Витола Б. Е., Телега Г. В., Хоффман Г. М., Беренс Р. Дж., Хонг Дж. К.) Хирургия. 2019 02; 165 (2): 323-328 PMID: 30268374 SCOPUS ID: 2-s2.0-85053863845 01.10.2018

  • Использование фантомных ощущений конечностей посредством стимуляции нервов, чтобы помочь определить размещение катетера седалищного нерва после ампутации ниже колена.

    (Васакорн Киттипонгдаджа, Кристофер Фадумие.). 19.04.2019

  • Вы так же слабы, как и ваши артерии: реабилитация пожилых хирургических пациентов

    (Durand MJ, Beckert AK, Peterson CY, Ludwig KA, Ridolfi TJ, Lauer KK, Freed JK.) Текущие отчеты по анестезиологии. 1 декабря 2019 г .; 9 (4): 380-386 ID SCOPUS: 2-s2.0-8507

  • 88 01.12.2019

  • Влияние модели неотложной помощи при трансплантации на краткосрочные результаты трансплантации печени у пациентов с высокой остротой зрения: опыт одного центра.

    (Циммерман М.А., Селим М., Ким Дж., Сэйан К., Чинкеграни М.П., ​​Коннолли Л., Вулк Х. Дж., Лауэр К. К., Хонг Дж. 2018 декабрь; 50 (10): 3544-3548 PMID: 30577234 SCOPUS ID: 2-s2.0-85058559732 24.12.2018

  • Неинвазивное определение времени образования вихря с помощью чреспищеводной эхокардиографии во время кардиохирургии.

    (Pagel PS, Dye L 3rd, Hill GED, Vega JL, Tawil JN, De Vry DJ, Chandrashekarappa K, Iqbal Z, Boettcher BT, Freed JK.) J Vis Exp. 2018 11 28 (141) PMID: 30582607 ID SCOPUS: 2-s2.0-85058138415 26.12.2018

  • Трансабдоминальный интраперикардиальный подход в трансплантации печени при неоперабельной первичной функциональной параганглиоме печени с инвазией в печеночные вены и надпеченочную полую вену: проблема хирургического лечения и анестезии.

    (Kim J, Fons RA, Scott JP, Eriksen CM, Lerret SM, Browning MB, Telega GW, Vitola BE, Hoffman GM, North PE, Vo NN, Zimmerman MA, Hong JC.) Transplant Proc. 2018 ноя; 50 (9): 2630-2635 PMID: 30401364 SCOPUS ID: 2-s2.0-85055872814 11.08.2018

  • Неотложная хирургическая операция по прохождению дыхательных путей после активизации группы трудных дыхательных путей у госпитализированных тяжелобольных пациентов: серия случаев.

    (Дарби Дж. М., Халенда Дж., Чоу К., Куинлан Дж. Дж., Аларкон Л. Х., Симмонс Р. Л.) J Intensive Care Med. 2018 сен; 33 (9): 517-526 PMID: 27899469 12.03.2016

  • Стратификация риска, доступность ресурсов и выбор хирургического места для ведения родов с аномальной плацентацией: опрос акушерских анестезиологов из США.

    (Грант Т.Р., Эллинас Э.Х., Кула А.О., Муравьева М.Ю.) Int J Obstet Anesth. 2018 May; 34: 56-66 PMID: 29523485 SCOPUS ID: 2-s2.0-85042868891 11.03.2018

  • Глубокая нервно-мышечная блокада: преимущества и проблемы для пациентов, анестезиологов и хирургов.

    (Lien CA.) Текущие анестезиологические отчеты.2018; 8: 161-7 13.08.2020

  • Неожиданная проблема с дыхательными путями у мужчины, перенесшего бедренно-подколенное шунтирование.

    (Kim SH, Vitek JC, Kryniak MP, Pagel PS.) J Cardiothorac Vasc Anesth. 2017 12; 31 (6): 2312-2314 PMID: 28389185 09.04.2017

  • Глубокая гипотензия после введения анестетика у пожилого мужчины с большой аневризмой восходящей аорты: обычная вазодилатация, вызванная анестетиками, или более необычный механизм?

    (Tanem JM, Plambeck CJ, Pagel PS, Boettcher BT.) J Cardiothorac Vasc Anesth. 2017 10; 31 (5): 1916-1918 PMID: 28188099 SCOPUS ID: 2-s2.0-85011876471 12.02.2017

  • Радуга после грозы.

    (Тавил Дж. Н., Хатиб Д., Якобсонс Дж. Дж., Уолк Х. Дж.) Бр. Дж. Анаэст. 2017 04 01; 118 (4): 641 PMID: 28403423 ID SCOPUS: 2-s2.0-85019229436 14.04.2017

  • Сравнение измерений изменения респираторного статуса у добровольцев со спонтанным дыханием с помощью неинвазивного монитора дыхательного объема ExSpiron и капнометра Capnostream.

    (Уильямс Г.В., второй, Джордж Калифорния, Харви, Британская Колумбия, Фриман Дж. Э.) Anesth Analg. 2017 01; 124 (1): 120-126 PMID: 27384980 08.07.2016

  • Использование моделирования с высокой точностью для обучения критическим событиям.

    (Вилли С., Чен Ф, Джойнер Б.Л., Блазиус К.) Med Educ. 2016 ноя; 50 (11): 1161-1162 PMID: 27762015 21.10.2016

  • Редкая причина дискомфорта в груди и умеренной непереносимости физических упражнений у спортсмена.

    (Boettcher BT, Makker H, Olund TJ, Pagel PS.) J Cardiothorac Vasc Anesth. 2016 окт; 30 (5): 1430-4 PMID: 27236488 SCOPUS ID: 2-s2.0-84969650210 30.05.2016

  • Анестезиологическая тактика при кесаревом сечении у пациента с легочной эмболией, легочной гипертензией и правожелудочковой недостаточностью.

    (Патель С., Вейершталь К.Л., Шах С., Фидковски К.В.) A A Case Rep. 2016 Oct 01; 7 (7): 146-9 PMID: 27513968 16.08.2016

  • Проблема легочного венозного кровотока во время левой верхней лобэктомии.

    (Pagel PS, Sethi P, Boettcher BT, Dolinski SY.) J Cardiothorac Vasc Anesth. 2016 авг; 30 (4): 1156-8 PMID: 27521974 16.08.2016

  • Неожиданное осложнение дыхательных путей у пациента мужского пола с синдромом Гольца.

    (Смит С., Гадхок К., Гуваков Д.) Case Rep Anesthesiol. 2016; 2016: 4659891 PMID: 27721997 PMCID: PMC5046003 11.10.2016

  • В ответ.

    (Тейлор С.П., Хоффман Г.М.) Anesth Analg. 2015 ноя; 121 (5): 1402-3 PMID: 26484473 SCOPUS ID: 2-s2.0-84954204485 21.10.2015

  • Почему возникла новая тяжелая аортальная недостаточность после восстановления митрального и трикуспидального клапанов?

    (Pagel PS, Cummings CE, Schroeder AR, De Vry DJ, Linn KA.) J Cardiothorac Vasc Anesth. 2014 декабрь; 28 (6): 1704-6 PMID: 25027099 17.07.2014

  • Функция микрососудов у молодых людей с ожирением и метаболическим синдромом: роль окислительного стресса.

    (Лимберг Дж. К., Харрелл Дж. В., Йоханссон Р. Э., Элдридж М. В., Проктор Л. Т., Себранек Дж. Дж., Шраге В. Г.) Am J Physiol Heart Circ Physiol. 2013 15 октября; 305 (8): h2230-7 PMID: 23934859 PMCID: PMC3798789 13.08.2013

  • Сравнение безопасности поверхностных ориентиров с блокадой периферических нервов под контролем ультразвука: обсервационное исследование практики в переходный период.

    (Laur JJ, Weinberg GL.) Reg Anesth Pain Med. 2012 ноябрь-декабрь; 37 (6): 569-70 PMID: 23086345 23.10.2012

  • История болезни: гигантская злокачественная опухоль сердца у девятилетней девочки.

    (Скотт Дж. П., Трошинский Т. Дж., Кларк В. Р., Вудс Р. К., Лал Д. Р., Беренс Р. Дж., Тауэр Р. Л.) Дж. Анаэст. 2012 ноя; 59 (11): 1048-51 PMID: 22936572 SCOPUS ID: 2-s2.0-84871224718 01.09.2012

  • Фильтры электрических шумов при интраоперационной МРТ и мониторной ЭКГ влияют на обнаружение и идентификацию аритмии.

    (Бейли М., Кирхен Г., Бонавентура Б., Росборо К., Абдель-Расул М., Дзвончик Р.) J. Clin Monit Comput. 2012 июн; 26 (3): 157-61 PMID: 22389138 03.06.2012

  • Факторы риска, связанные с ишемической оптической нейропатией после операции спондилодеза.

    (Группа изучения послеоперационной потери зрения). Анестезиология. 2012 Янв; 116 (1): 15-24 PMID: 22185873 SCOPUS ID: 2-s2.0-84555196762 22.12.2011

  • Моделирование пациента с тяжелым стенозом аорты, перенесшего экстренную абдоминальную операцию.

    (Novalija J, Diaz CD, Drexler CM.) Simul Healthc. 2011 авг; 6 (4): 250-4 PMID: 21826042 SCOPUS ID: 2-s2.0-80051801135 10.08.2011

  • Клинические предикторы частых телефонных звонков пациентов при болезни Паркинсона.

    (Лю А.А., Боксхорн С.Е., Клуфас М.А., Христос П.Дж., Торн Д.Т., Ши А.Ю., Цанкова Н.М., Дорфман Б.Дж., Хенчклифф К., Пибоольнурак П., Ниренберг М.Дж.) Расстройство отношения паркинсонизма. 2011 Фев; 17 (2): 95-9 PMID: 21112806 PMCID: PMC3612399 ИДЕНТИФИКАТОР SCOPUS: 2-s2.0-79551477886 30.11.2010

  • Использование термически размягченной ларингеальной маски для дыхательных путей у малыша с анкилозом височно-нижнечелюстного сустава.

    (Gluncic V, Syed VM, Chun RH, Troshynski TJ, Staudt SR.) Paediatr Anaesth. 2011 Фев; 21 (2): 173-4 PMID: 21210889 ID SCOPUS: 2-s2.0-78651322484 08.01.2011

  • Диплопия и птоз.Диагноз: Диабетический паралич третьего нерва.

    (Пфайфер К.Дж., Роперс С.К., Шорт М.В.) Я семейный врач. 15 июля 2010 г .; 82 (2): 187-8 PMID: 20642274 21.07.2010

  • Клиническое значение лечения простуды: мнения профессионалов.

    (Барретт Б., Эндриззи С., Андреоли П., Барлоу С., Чжан З.) WMJ. 2007 декабрь; 106 (8): 473-80 PMID: 18237071 02.02.2008

  • Стыковка эндотелиальной синтазы оксида азота (eNOS) к внешней мембране митохондрий: последовательность пятиосновных аминокислот в аутоингибиторном домене eNOS нацелена на расщепляемый протеиназой K пептид на цитоплазматической стороне митохондрий.

    (Gao S, Chen J, Brodsky SV, Huang H, Adler S, Lee JH, Dhadwal N, Cohen-Gould L, Gross SS, Goligorsky MS.) J. Biol Chem. 2004 16 апреля; 279 (16): 15968-74 PMID: 14761967 06.02.2004

  • Математическое моделирование воздействия окиси углерода при разложении анестетика: влияние размера объекта, гематокрита, доли вдыхаемого кислорода и количества окиси углерода

    (Вельк Х.J.; Mei, D; Dunning III, M.B .; Руис Ф.Дж.) Анестезиология. Анестезиология, март 2001; 94 (3): 457-60 26.03.2001

  • Анализ сигналов переноса эндоплазматического ретикулума с помощью комбинаторного скрининга в клетках млекопитающих.

    (Zerangue N, Malan MJ, Fried SR, Dazin PF, Jan YN, Jan LY, Schwappach B.) Proc Natl Acad Sci US A. 27 февраля 2001; 98 (5): 2431-6 PMID: 11226256 PMCID: PMC30155 02 / 28/2001

  • Влияние центрального возбуждения CO (2) на ответы выдыхательных бульбоспинальных нейронов в легких у собак.

    (Tonkovic-Capin M, Zuperku EJ, Stuth EA, Bajic J, Dogas Z, Hopp FA.) Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol. 2000 ноя; 279 (5): R1606-18 PMID: 11049842 ИДЕНТИФИКАТОР SCOPUS: 2-s2.0-0033674077 26.10.2000

  • Сайт (ы), опосредующие активацию симпатической нервной системы с помощью десфлурана.

    (Музи М., Эберт Т.Дж., Надежда В.Г., Робинсон Б.Дж., Белл Л.Б.) Анестезиология. 1996 окт; 85 (4): 737-47 PMID: 8873543 01.10.1996

  • Снижение риска водянистой диареи с помощью фильтров для воды на месте использования во время массовой вспышки передаваемой через воду инфекции Cryptosporidium в Милуоки, штат Висконсин, 1993 г.

    (Аддисс Д.Г., Понд Р.С., Ремшак М., Джуранек Д.Д., Стокс С., Дэвис Дж. П.). Am J Trop Med Hyg. 1996 июн; 54 (6): 549-53 PMID: 8686769 01.06.1996

  • Антагонизм нервно-мышечной блокады мивакуриума: неостигмин против эдрофония.

    (Devcic A, Munshi CA, Gandhi SK, Kampine JP.) Anesth Analg. 1995 ноябрь; 81 (5): 1005-9 PMID: 7486038 01.11.1995

  • Острая правожелудочковая недостаточность после легочной гипертонической реакции на инструменты для прохождения дыхательных путей: влияние дозы фентанила.

    (Hickey PR, Retzack SM.) Анестезиология. 1993 фев; 78 (2): 372-6 PMID: 8439035 01.02.1993

  • Острая нормоволемическая гемодилюция в сочетании с гипотензивной анестезией и другими методами, позволяющими избежать гомологичного переливания крови в хирургии спондилодеза.

    (Hur SR, Huizenga BA, Major M.) Spine (Phila Pa 1976). 1992 август; 17 (8): 867-73 PMID: 1523488 01.08.1992

  • Концентрации мидазолама в плазме у детей после интраназального введения.

    (Walbergh EJ, Wills RJ, Eckhert J.) Анестезиология. 1991 фев; 74 (2): 233-5 PMID: 1990898 01.02.1991

  • .

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о