Кто изобрел анестезия: Кто сделал первый наркоз? | Публикации

Содержание

Анестезия в стоматологии - история возникновения

Дарья Бендарская
журналист Dental Magazine

16 октября — Международный день анестезиолога. Надо сказать, что во многом именно зубной боли человечество обязано изобретением наркоза. Но применению в стоматологии местной анестезии предшествовали многолетние исследования и опыты, призванные найти средства и методы, которые могли бы устранить боль при различных хирургических и зубоврачебных вмешательствах.

Первым наркозным препаратом, который широко использовался для уменьшения боли, был эфир. Что интересно, в период с XIII по XVIII век он открывался в разное время разными учеными. В первый раз — в 1200 году философом, богословом, писателем и алхимиком Раймондом Люллиусом. Тогда эфир получил название «сладкий купорос». Правда, его обезболивающие средства были установлены гораздо позднее — только в 1540 году, благодаря исследованиям Парацельса. В том же 1540 году эфир синтезировал доцент медицинского факультета в Виттенберге и автор первой Европейской фармакопеи Валериус Кордус. Полученное летучее вещество он назвал «сладким купоросным маслом». В 1680 году эфир заново открыл англо-ирландский физик и химик Роберт Бойль, в 1704 году — Исаак Ньютон, а в 1730-м — ученый Фробениус, который и назвал это вещество эфиром. В 1744 году ливерпульский физик Мэтью Тёрнер опубликовал работу «Необычная жидкость, называемая эфиром», где указал целебные свойства эфира при приеме внутрь и вдыхании вместе со спиртом. В 1794 году эфир был испытан для вдыханий с целью уменьшения болей, а годом позже был создан Медицинский пневматический институт для лечения различных легочных заболеваний эфиром, или искусственным воздухом, как его тогда называли. До начала XIX века пары эфира оставались популярным среди врачей средством — ими лечили туберкулез и невралгические боли.

Но вернемся во вторую половину XVIII века, точнее в 1772 год, когда британским химиком и естествоиспытателем Джозефом Пристли было открыто еще одно вещество — закись азота. В 1799 году ученик Пристли, Хэмфри Дэви, обнаружил, что, когда он находился в камере с закисью азота, у него прошла зубная боль.

Вот одно из описанных Хэмфри Дэви впечатлений от действия закиси азота: «При прорезывании одного злосчастного зуба (dentes sapientiae) я испытывал острое воспаление десны, сопровождающееся большой болью, которая одинаково мешала как отдыху, так и сознательной работе. Однажды, когда воспаление было чрезвычайно мучительно, я вдохнул три большие дозы закиси азота. Боль совершенно исчезла после первых четырех или пяти вдыханий…» Дэви много экспериментировал, испытывая закись азота на животных и на себе, и установил, что это вещество, вызывая чувство опьянения, эйфорию и склонность к смеху (поэтому он и назвал его веселящим газом), устраняет физическую боль. Ученый высказал предположение, что закись азота может с успехом использоваться как обезболивающее средство при хирургических операциях, при которых нет больших кровопотерь.

Карикатура, демонстрирующая эффект веселящего газа. Источник: wikipedia.org

 

Портрет сэра Хэмфри Дэви. Источник: wikipedia.org

Исследования Дэви обезболивающих свойств закиси азота продолжил английский хирург и ученый Генри Хикмен.

Он экспериментировал с углекислотой, закисью азота и диэтиловым эфиром на животных, чтобы добиться эффекта обезболивания. Вначале он давал им угольную кислоту, чтобы возбудить, усилить дыхание, затем прибавлял веселящий газ и выжидал полной потери сознания — «приостановки жизни», как он описывал эти опыты, после чего мог их оперировать совершенно безболезненно. В дальнейшем Хикмен решил испытать закись азота при операциях на людях, но не получил поддержки у своих соотечественников и коллег в Королевском хирургическом обществе в Лондоне. Тогда в 1828 году ученый обратился к королю Франции Карлу X с просьбой разрешить ему испытать свой наркоз на человеке. В своем письме он стремился убедить императора, что речь идет о величайшем открытии. Император направил письмо Хикмена в Парижскую медицинскую академию, которая собрала для обсуждения этого вопроса целый пленум. Но из пяти академиков лишь только один поддержал Хикмена — это был выдающийся французский военно-полевой хирург Доминик Ларрей, который даже предложил себя самого в качестве объекта для эксперимента.
Но это предложение пленум отверг, и результаты многолетних исследований английского хирурга были забыты почти на двадцать лет.

Портрет Генри Хикмена. Источник: wellcomecollection.org

Отсутствие широкого научного интереса к экспериментам с эфиром и закисью азота и возможности их применения во врачебной практике объяснялось еще и тем, что большую популярность в те годы приобрели явления магнетизма и гипнотизма, в том числе и как обезболивающие методики при проведении весьма серьезных хирургических операций, когда пациента погружали в магнетический сон. И дальнейшими исследованиями и экспериментами в области анестезии мы обязаны отдельным энтузиастам, оставшимся верными науке.

Сеанс магнетической терапии. Источник: wikimedia.org


Первым хирургом, применившим эфирный наркоз при удалении зуба, стал американский дантист Кроуфорд Лонг. Правда, об этом случае, имевшем место в январе 1842 года, газеты написали только в 1849 году. Тем не менее начало было положено. Анальгетические свойства закиси азота оценил и Хорас Уэллс — современник, соотечественник и коллега Лонга. Успешно испытав вещество на себе при удалении зуба мудрости (саму операцию проводил другой дантист, а анестезию — химик), а затем — на 15 своих пациентах, Уэллс решил продемонстрировать методику наркоза перед практикующими хирургами Бостонского медицинского общества и студентами, проведя публичную операцию по удалению зуба. Но, к сожалению, демонстрация оказалась провальной. Уэллс выступал в двух ролях — и хирурга, и анестезиолога, — используя для подачи наркоза мешок Колтона. Пациент, несколько раз вдохнув газ, вскоре потерял сознание, но, как только процедура по удалению зуба началась, а подача газа прекратилась, вскоре пришел в себя и во время операции вел себя беспокойно. Ни зрители, ни хирурги в эффективность метода не поверили, и несчастный Уэллс был освистан.

Но в зубоврачебной практике тем не менее закись азота продолжала использоваться. Стараниями того самого Колтона, опыты которого в свое время подали Уэллсу идею о применении закиси азота для обезболивания, в 1860-х годах в Лондоне была основана ассоциация дантистов, которые использовали закись азота в зубоврачебной практике.

Эта методика была интересна и отечественным хирургам, и зубным врачам в конце XIX — начале XX века. В частности, в Петербурге в 1880-х годах закись азота часто использовалась при удалении зубов. Но широкого распространения эта методика в России не получила: сама закись азота стоила дорого, да и не было аппаратуры для газовых наркозов. А позднее закись азота была и вовсе признана опасной для человека.


На демонстрации операции по удалению зуба под наркозом закисью азота, обернувшейся для Хораса Уэллса полным провалом, присутствовали доктор и химик Чарльз Джексон и его ученик, бостонский дантист Уильям Мортон. Последний специализировался, главным образом, на протезировании зубов, и ему приходилось удалять своим пациентам все корни зубов, поэтому он искал способ, который бы помог устранить боль во время этой процедуры. Именно от своего учителя он узнал, какой замечательный эффект может дать кусочек ваты, смоченный эфиром, если его положить на больной зуб перед пломбированием. В 1844 году, когда Мортон получил диплом дантиста, он начал применять жидкий эфир как местную анестезию при лечении и удалении зубов.

 И опять же, именно Джексон рекомендовал Мортону работать только с чистым эфиром, а вместо мешка использовать для подачи наркоза бутылку с трубкой, через которую пациент бы вдыхал пары эфира. В дальнейшем Мортон сконструировал свой аппарат — стеклянный шар с двумя отверстиями: одно служило для наливания эфира, другое соединялось с трубкой, которая вставлялась в рот пациента для вдыхания. Позднее аппарат был дополнен дыхательными клапанами.

Уильям Мортон демонстрирует анестезирующий эффект эфира. Источник: wordpress.com

Джексон, узнав об успешных процедурах удаления зубов с обезболиванием, убедил Мортона попробовать испытать анестезирующее действие эфира при какой-нибудь более серьезной операции. Тот обратился с этой просьбой к Джону Уоррену, главному хирургу Массачусетского госпиталя. Операция, на которой Мортон выступил в роли анестезиолога, состоялась 16 октября 1846 года — это было удаление сосудистой опухоли подчелюстной области у 20-летнего пациента. То, что операция прошла в полнейшей тишине, без душераздирающих криков, произвело ошеломляющее впечатление на аудиторию.

Сам Уоррен, закончив оперировать, обернулся к потрясенным зрителям и сказал: «Джентльмены, это не обман!» Среди тех, кто наблюдал за этой операцией, был американский хирург, доктор медицины Гарвардского университета и писатель Генри Бигелоу. Выйдя из операционной, он сказал: «Мы видели сегодня нечто такое, что обойдет весь мир». Официальной датой открытия эфирного наркоза считается именно 16 октября 1846 года.

Реконструкция первой операции под наркозом, состоявшаяся вскоре после нее. Источник: wikipedia.org


Эфирный наркоз стал массово применяться во всем мире при операциях. Позднее, когда ажиотаж вокруг этого открытия утих, достоинства и недостатки эфира как обезболивающего средства стали оцениваться более объективно. Все чаще стали публиковаться отчеты об операциях с осложнениями во время и после наркоза, вызванными применением эфира. Это стало толчком к поиску новых эффективных препаратов, в том числе и для местной анестезии. Но сделаем небольшое отступление и расскажем об еще одном изобретении, без которого само применение местной анестезии в стоматологии было бы невозможно.

В 1648 году французский философ, математик и физик Блез Паскаль, изучая особенности поведения жидкости под давлением, изобрел шприц — конструкцию из пресса и иглы. Правда, свое практическое применение изобретение нашло только в 1840-х годах, когда французский врач-хирург Шарль-Габриель Правас выдвинул предположение о возможности введения лекарственных средств в ткани при помощи сжатого воздуха, а ирландский врач Фрэнсис Ринд изобрел полую иглу и опубликовал статью о местном применении лекарственных средств, вводимых к периферическим нервам с целью купирования боли. В 1853 году Шарль-Габриель Правас разработал функциональную конструкцию шприца для внутривенных и внутримышечных вливаний. Она состояла из стеклянного цилиндра, заключенного в металлическую оправу с канюлей для трубчатых игл из серебра или золота, градуированного металлического штока с поршнем из асбеста, вулканизированного каучука или дурита. Впервые фармакологическая премедикация морфином перед наркозом была применена в 1868 году, а первая инфильтрационная анестезия зубов была проведена в 1885 году.

В России пионером в области местной анестезии считается врач, физиолог и фармаколог, профессор медицины Василий Константинович фон Анреп. В 1879 году во время стажировки в Вюрцбурге, проводя на себе эксперименты, Анреп установил, что введенный под кожу слабый раствор кокаина вызывает потерю чувствительности в месте укола. Он первым в мире экспериментально обосновал местное анестезирующее действие кокаина, дозирование и методику его применения, опубликовав в том же году результаты своих опытов в немецком журнале Archiv fur Physiologie. В 1885 году американский хирург Уильям Хальстедт впервые применил 4%-ный раствор кокаина для обезболивания нижнего луночкового нерва при удалении зуба. Но в дальнейшем из-за высокой токсичности и раздражающего действия на ткани кокаин не нашел широкого применения в инъекционной анестезии.

В начале XX века важнейшие открытия и изобретения следовали одно из другим:

1898 г. — синтезированы бензокаин («анестезин») и новокаин.

1900 г. — синтезирован чистый адреналин, который уже в 1901 году применен в зубоврачебной практике совместно с кокаином для местного обезболивания.

1905 г. — на основе бензокаина создан новокаин.

1906 г. — разработан функциональный дентальный шприц с навинчивающейся канюлей и упором для пальцев и ладони (шприц Блейхштайнера и Фишера). Одновременно в России изобретен шприц «Рекорд-Брюно». Конструкция первых дентальных шприцев позволила вводить местные анестетики в труднодоступные для прямой иглы участки полости рта.

1907 г. — впервые применена интралигаментарная анестезия.

1911 г. — предложен способ мандибулярной анестезии методом непосредственного ощупывания концом иглы костного ориентира — височного гребня.

1915 г. — разработана методика поднижнечелюстной мандибулярной анестезии.

1917 г. — изобретена карпула.

1921 г. — разработан первый аспирационный карпульный шприц. С появлением лидокаина эта инъекционная система получила широкое применение в стоматологической практике.

1922 г. — предложена методика внеротовой блокады двигательных ветвей тройничного нерва.

1928 г. — предложена методика блокады третьей ветви тройничного нерва у овального отверстия.

1929 г. — предложена туберальная анестезия.

1937 г. — разработан позадичелюстной доступ при мандибулярной анестезии.

1938 г. — разработан аподактильный способ мандибулярной анестезии.

1940 г. — разработана методика торусальной анестезии.

1943 г. — синтезирован лидокаин.

1946 г. — синтезирован тримекаин.

1947 г. — усовершенствована методика анестезии по Ж. Берше путем добавления блокады нижнего луночкового нерва.

1953 г. — синтезирован прилокаин.

1957 г. — усовершенствована конструкция карпульного шприца за счет добавления аспирационного плунжера для определения попадания иглы в кровеносные сосуды. В этом же году обосновано применение тримекаина в стоматологии, а также синтезированы бупивакаин и мепивакаин.

1960 г. — разработан и внедрен в практику внутриротовой метод мандибулярной анестезии при контрактуре нижней челюсти.

1963 г. — предложен внеротовой способ мандибулярной анестезии со стороны переднего края ветви нижней челюсти.

1965 г. — разработан интралигаментарный инъектор.

1969–1974 гг. — синтезирован артикаин.

1971 г. — создан этидокаин (дуранест).

1972 г. — сконструирован безыгольный инъектор для инфильтрационной анестезии, впервые примененный в 1980 году.

1973 г. — разработана мандибулярная анестезия по Гоу-Гейтсу.

1990-е гг. — синтезирован новый анестетик длительного действия наропин (ропивакаин) для эпидуральной анестезии.

1997 г. — разработан компьютерный шприц Wand.

Подпись к снимку: «Пациенты стоматологов могут вводить себе анестезию сами. Газ, такой же, как сейчас используется стоматологами, представляет собой смесь закиси азота и кислорода. Трубка, ведущая к резервуарам, содержащим газы, оснащена пистолетным управлением для контроля подачи газа. Надев маску, пациент сам может подавать к маске газ в таком объеме, который необходим, чтобы преодолеть боль. Пациент не теряет сознание, но и не испытывает боли». 1934 год. Источник: modernmechanix.com

Кто придумал местную анестезию


Краткая история проводниковой анестезии

Попытки вызвать анестезию, воздействуя на нервные волокна, предпринимались задолго до открытия местных анестетиков. В эпоху средневековья были разработаны методики нервных блокад посредством механического сжатия нервных стволов, воздействием холода, акупунктурой.

Однако данные способы получения анестезии были ненадежными, а зачастую и опасными. Так, при недостаточном сдавлении нерва – анестезия была неполной; при более сильном – наступал паралич.

История анестезии — Эфирный наркоз

16 октября 1846 года, в Бостоне в Массачусетском общем Госпитале (сейчас это «Ether Dome» at Massachusetts General Hospital) состоялась публичная демонстрация успешного эфирного наркоза, проводимого Уильямом Мортоном (William Thomas Green Morton 1819 –1868), для обеспечения операции по поводу удаления сосудистой подчелюстной опухоли молодому пациенту Эдуарду Эбботу.

По окончании операции хирург Джон Уоррен (John Warren) обратился к аудитории с фразой: «Джентльмены, это не чепуха». С этой даты, неофициально отмечаемой нашими анестезиологами как «День анестезиолога», началась триумфальная эра общей анестезии.

Однако «хор восторженных голосов и всеобщий пыл» по поводу общей анестезии несколько поутихли, когда выяснилось, что, как и у всякого великого открытия, у неё есть свои неприглядные теневые стороны. Появились сообщения о тяжелых осложнениях, вплоть до летальных исходов. Первой официально зарегистрированной жертвой общей анестезии стала юная англичанка Хана Гринер, которой 28 января 1848 г. в городе Ньюкастл была предпринята попытка удаления вросшего ногтя под хлороформным наркозом. Пациентка находилась в положении сидя и сразу же после вдыхания первых доз хлороформа умерла.

В Англии последовали гонения на первооткрывателя хлороформа Джеймса Янга Симпсона (James Young Simpson, 1811–1870), который в свою защиту вынужден был объявить Господа Бога первым наркотизатором, указав, что Бог при сотворении Евы из ребра Адама предварительно усыпил последнего (рис. 1.1.).

Рис. 1.1. Meister Bertram: «Сотворение Евы» Первая удачная попытка анестезии

Досталось и эфирному наркозу, что обусловливалось не только значительным числом смертей и осложнений, но и фактом «лишения свободной воли и самопознания пациента» и подчинения его произволу наркотизатора.

Франсуа Мажанди (Francois Magendie, 1783–1855), выступая в Парижской медицинской академии против эфирного наркоза, назвал его «безнравственным и арелигиозным», заявив, что «недостойно пытаться превратить тело в искусственный труп!»

Опасные осложнения общей анестезии, наряду с оппозицией, подтолкнули научную мысль не только к совершенствованию методик общей анестезии, но и к поиску новых, более безопасных методов обезболивания, не столь выраженно подвергающих насилию разум пациента.

Интересно, что В.С. Фесенко (2002) относительно историко-экономических и географических причин рождения, бурного всплеска и развития регионарной анестезии в XIX – начале XX веков писал:

«На той час у Великобританії та США були вже професійні лікарі анестезіологи, наркоз був досить безпечним, тому регіональна анестезія розвивалась переважно в континентальній Європі, особливо в її східній і центральних імперіях (Романових, Гогенцоллернів, Габсбургів), де для більшості населення було доступним лише дешеве знеболювання».

И действительно, яркой нитью через историю регионарной анестезии проходят «австрийский след» (империя Габсбургов), «немецкий след» (империя Гогенцоллернов), «российский след» (империя Романовых).

В средине XIX века уже были изобретены стеклянный шприц (D.Fergusson, 1853) и полая игла Александра Вуда (A.Wood, 1853).

Последний в 1855 г. опубликовал труд «Новый метод лечения невралгии», где представил результаты подкожного введения морфия, ошибочно полагая, что успех достигается местным действием опия.

Получив шприц и иглы для введения лекарственных препаратов, общество вплотную приблизилось к рождению регионарной анестезии. Дело оставалось за малым – эффективным местным анестетиком.

История анестезии — Кокаин

Кокаин – родоначальник местных анестетиков, имеет интересную предисторию. Конкистадоры, завоевавшие империю инков, столкнулись с чудесным растением – Erythroxylon coca. Кустарниковое растение – Erythroxylon coca, с небольшими белыми цветочками и красными плодами, которые имеют горьковатый вкус, но не имеют такой чудодейственной силы, как листья. Индейцы Боливии и Перу культивировали коку, собирали листья и сушили их. В дальнейшем листья коки употреблялись в качестве тоника и мощного психостимулятора, повышающего также силу и выносливость.

Чудодейственный эффект достигался в процессе жевания. В источниках испанской Конкисты также сообщалось о проведении инкамиопераций с использованием в качестве обезболивающего средства сока коки. Причем методика настолько оригинальная, что мы позволим себе привести ее ниже. Необычность заключалась в том, что хирург сам жевал листья коки, стараясь, чтобы его слюна, содержащая сок коки попадала на края раны пациента. Достигался двойной эффект – определенная местная анестезия раны пациента и состояние «кайфа» хирурга. Хоть здесь хирург и выступал в роли «анестезиолога», данную методику все же не следует брать на вооружение нашим коллегам.

В 1859 г. научный руководитель австрийской кругосветной экспедиции Др. Карл фон Шерцер (Carl von Scherzer), возвращаясь из Лимы (Перу), привез полтонны сырья в виде листьев коки, предварительно их апробировав. Часть партии он отправил на исследование в университет Геттингена профессору Фридриху Вёлеру (Friedrich Woehler), который, будучи занятым, поручил провести исследования своему ассистенту Альберту Ниманну (Albert Niemann). Ниманн, в ту пору работая над исследованием химической реакции хлорида серы (SCl2) c этиленом (С2h5) (опять по поручению проф. Вёлера), получил горчичный газ (в последующем – печально знаменитый иприт).

Читайте также:  Как распознать опасные родинки?

Вдыхая иприт во время экспериментов, Ниманн отравился, и, будучи уже отравленным, выделил в 1860 г. из листьев коки чистый алкалоид «cocain» (что означало – вещество внутри коки) с формулой С16h40NO4. Начался кокаиновый бум. Вильгельм Лоссен (W.Lossen) уточнил формулу кокаина – C17h41NO4. Появились многочисленные работы о воздействии кокаина на организм животных и человека.

В 1879 г. российский ученый Василий Константинович Анреп (Базиль фон Анреп), стажируясь в университете г. Вюрцбурга (Германия), обнаружил местноанестезирующий эффект кокаина при введении его под кожу и предложил использовать для обезболивания в хирургии. Работы Анрепа были опубликованы в 1880 г. в журнале «Archive für Physiologie» и в учебнике по фармакологии Нотнагеля и Россбаха (H.Nothnagel, M. Rossbach, 1880). Однако Анреп не страдал амбициями первооткрывателя и его работы остались незамеченными для широкой медицинской общественности.

Основоположником местной анестезии, человеком, представившим свое открытие миру и внедрившему его в клинику, было суждено стать молодому венскому офтальмологу Карлу Коллеру (Carl Koller, 1857 – 1944). Будучи интерном, Коллер жил рядом с Зигмун дом Фрейдом (Sigmund Freud, 1856 – 1939), который привлек его к идее вылечить своего друга и коллегу Эрнста фон Фляйша от морфинизма, в качестве альтернативы применив кокаин. Фрейд, как истинный энтузиаст исследователь, решил попробовать кокаин на себе, выпив 1% водный раствор кокаина. Помимо чувства легкости, веселья, уверенности в себе, повышения трудоспособности и сексуального возбуждения, Фрейд заметил, что «губы и нёбо поначалу были как бы обметаны, а затем появилось ощущение теплоты. Он выпил стакан холодной воды, которая казалась теплой на губах, но холодной в горле…»

З. Фрейд практически прошел мимо грандиозного открытия. Из затеи вылечить Фляйша ничего не вышло, поскольку тот пристрастился к кокаину, став кокаинистом.

Карл Коллер, также принимавший участие в лечении бедняги Фляйша, случайно прикоснувшись испачканными порошком кокаина пальцами к губам, обнаружил, что язык и губы стали бесчувствен ными. Коллер отреагировал мгновенно – сразу же применив кокаин для местной анестезии в офтальмологии. Клинический эксперимент практически решил задачу анестезии в офтальмологии, поскольку применение общей анестезии при данных операциях, из за громоздкости аппаратуры, было крайне затруднено. Заявив способ местной анестезии кокаином в качестве приоритета, 15 сентября 1884 г. на Конгрессе офтальмологов в Хайдельберге, Коллер фактически открыл эру местной анестезии.

Вскоре последовала лавина применения кокаина как анестетика в различных областях хирургии: обезболивание слизистой гортани – Йеллинек (Jellinek), слизистой нижних мочевых путей – Френкель (Frеnkel), в большой хирургии Вельфлер (Welfler), Чиари (Chiari), Лустгаттен (Lustgatten).

В декабре 1884 г. в Нью Йорке молодые хирурги Уильям Холстед (W.Holstead) и Ричард Холл (Richard Hall) выполнили кокаиновые блокады чувствительных нервов лица и руки. Холстэд установил, что анестезия периферического нервного ствола дает обезболивание области его иннервации. В последующем, он выполнил первую блокаду плечевого сплетения посредством прямой аппликации раствора кокаина на выделенные хирургическим путем нервы в области шеи. Больной при этом находился под масочным наркозом. Самоэкспериментирование с кокаином закончилось для Холстэда и Холла печально, поскольку оба стали кокаинистами.

Началась Великая кокаиновая эпидемия 80 – 90 годов XIX века.

Кокаин считался модным лекарством, исцеляющим от всех болезней, и свободно продавался в питейных заведениях. Известность получили вина Анжело Мариани (Angelo Mariani), содержащие кокаин, и знаменитая кока кола, изобретенная в 1886 г. фармакологом из Атланты (Джорджия, США) Джоном С. Пембертоном (John S. Pemberton).

Первоначально кока кола была алкогольным напитком, но поскольку к нему пристрастились дети – последовал запрет властей штата. Пембертон заменил в рецепте вино сахарным сиропом, добавив при этом кофеин, получился умеренно тонизирующий напиток. Исходно в состав кока колы входили: «карамель для окраски, фосфорная кислота, экстракт листьев коки из южноамериканских Анд, содержащий кокаин, экстракт африканского ореха Cola nitida , содержащий сахар и маскирующий горечь кокаина».

Наряду с победным шествием кокаина, стали появляться первые сообщения об опасности не только кокаиновых психозов и смертельных передозировок, но и летальных исходов при местной анестезии. Показателен случай кокаинизации прямой кишки, приведший к самоубийству известного хирурга, профессора Императорской военно-медицинской академии (до 1838 г. Санкт Петербургская Медико-хирургическая академия, основана в 1798 г.) СергеятПетровича Коломнина.

Сергей Петрович Коломнин (1842 – 1886 гг.) – выдающийся хирург, автор множества работ по сосудистой и военно полевой хирургии, первый переливший кровь на поле боя, в октябре 1886 г. определил у молодой больной язву прямой кишки туберкулезного характера. Было принято решение об оперативном лечении. С целью обеспечения анестезии, в прямую кишку был введен раствор кокаина посредством клизмы, в четыре приема. Общая доза кокаина составляла 24 грана (1,49 г., т.к. 1 гран = 0,062 г.). Объем операции ограничивался выскабливанием язвы с последующим ее прижиганием. Через несколько часов после операции больная умерла. При вскрытии была подтверждена версия об отравлении кокаином. Позже Коломнин при шел к убеждению, что операция больной была не показана, поскольку у пациентки оказался не туберкулез, а сифилис. Обвинив себя в смерти больной, не выдержав нападок прессы, Коломнин застрелился.

Читайте также:  Мифы и правда о простуде

Впервые статистика исследования летальных исходов зафиксировала 2 таких случая при кокаинизации зева, 1 – при кокаинизации гортани и 3 – при ректальном введении кокаина. Появились работы П. Реклю (P. Reclus) во Франции и Карла Людвига Шляйха (C.L.Schleich) в Германии, посвященные интоксикации кокаином, где высказывалось мнение, что интоксикация была связана главным образом с высокой концентрацией кокаина.

Научная мысль работала в следующих направлениях:

– поиск препаратов, позволяющих при добавлении к кокаину уменьшить токсичность последнего и, по возможности, увеличить длительность анестезирующего эффекта;

– разработка новых, менее токсичных местных анестетиков;

– поиск возможности чрезкожного нанесения анестетика по ходу нервных стволов.

Следующие два открытия связаны с именем выдающегося немецкого хирурга – Генриха Брауна (Heinrich Friedrich Wilhelm Braun, 1862 – 1934) – «отца местной анестезии», автора знаменитой книги «Die Lokalanästhesie» (1905) и термина проводниковая анестезия (нем. – Leitungsanästhesie , англ. – conduction anaesthesia).

В 1905 г. Браун с целью пролонгирования анестетического эффекта кокаина, посредством абсорбции, добавил в раствор последнего адреналин в качестве адъюванта, тем самым осуществил «химический турникет».

Адреналин был дан человечеству в 1900 г. Джоном Абелем (John Abel) и Джокичи Такамине (Jokichi Takamine).

История анестезии — Новокаин

Новый анестетик новокаин, ставший эталоном местных анестетиков, был впервые описан А. Айнхорном (A.Einhorn) в 1899 г. (Münch.Med.Wochenschr., 1899, 46, 1218), использован в эксперименте в 1904 г. и популяризирован Брауном в 1905 г.

Открытие Альфредом Айнхорном новокаина знаменовало начало новой эры в анестезии. До 40 х годов XX столетия новокаин являлся «золотым стандартом» местной анестезии, с которым сравнивали эффективность и токсичность всех местных анестетиков.

Несмотря на наличие и широкое применение в практике кокаина, вследствие его токсичности, дороговизны и психической наркозависимости продолжался интенсивный поиск нового безопасного МА. Однако, до синтеза Айнхорном новокаина, все попытки синтеза подходящего местного анестетика потерпели неудачу. В повседневной практике имелись аналоги кокаина (аллокаин, эйкаин, тропакокаин, стоваин), которые были менее эффективны и неудобны в практическом применении. Кроме отсутствия присущих кокаину недостатков, новый местно анестезирующий препарат должен был отвечать четырем требованиям: быть водорастворимым; нетоксичным в количествах, применяемых в «большой» хирургии; способным к стерилизации при высокой температуре и абсолютно не раздражающим ткани.

С 1892 г. немецкий химик А.Айнхорн, ученик Адольфа фон Байера, вел поиск нового местного анестетика. После 13 лет работы над синтезом различных химических соединений А.Айнхорн нашел решение проблемы и создал «Прокаина гидрохлорид», который с января 1906 г. стал выпускаться фирмой «Хёхст АГ» под торговым названием «Новокаин» [лат.: novocain – новый кокаин]. Точная дата открытия Айнхорном новокаина неизвестна. Вероятно,ему удалось синтезировать прокаин в 1904 г., не публикуя при этом никакого сообщения. 27 ноября 1904 г. химический завод «Хёхст» (Франкфурт на Майне) выдал Айнхорну патент (DRP No 179627) на химический состав под названием «Прокаин».

В 1905 г. хирурги и дантисты были ознакомлены с новокаином. Предварительно новокаин был проверен в клинической практике немецким хирургом Генрихом Брауном, который за свою фундаментальную работу с новокаином получил всемирную известность. Браун также апробировал новокаин сначала на себе, затем на своих пациентах. Подобно Анрепу, который впервые сделал себе подкожную инъекцию кокаина, и Холстеду, он вводил себе в предплечье множество препаратов, рекомендуемых для местной анестезии. Профессор Д.Куленкампф (D.Kulenkampff), зять и преемник Брауна, упомянул об этом позже в памятном адресе: «… множественные некрозы кожи на предплечье Брауна показывали, сколько препаратов он отклонил как неподходящие».

«Золотой век немецкой медицины» приносил свои плоды. Наступил знаменательный 1911 год. Независимо друг от друга, Георг Хиршель (Georg Hirschel) в Хайдельберге (Heidelberg) и, вскоре, Дитрих Куленкампф (Dietrich Kulenkampff) в Цвикау (Zwickau) первыми выполнили чрезкожную «слепую» блокаду плечевого сплетения без предварительного выделения нервных стволов. Причем Г. Хиршель стал «отцом» аксиллярной блокады – блокады плечевого сплетения аксиллярным (подмышечным) доступом (рис. 1.2), а Д.Кулен кампф – «отцом» столь любимой старшим поколением отечественных анестезиологов надключичной (супраклавикулярной) блокады плече вого сплетения (рис. 1.3).

Рис.1.3. Плексусная анестезия по Куленкампфу

Рис.1.2. Анестезия Plexus axillaris по Хиршелю

Впоследствии появилось много модификаций их исходной техники, различающиеся, по большей части, местом вкола и направлением иглы.

Георг Пертес (Georg Perthes) – хирург из Тюбингена, в 1912 году впервые описал нейростимуляцию в своем труде «Проводниковая анестезия с помощью электричес кого ответа» (рис.1.4.)

Рис.1.4. Georg Perthes – 1912

Он использовал инъекционную канюлю из чистого никеля. В качестве электрической волны применил индукционный аппарат с железной свечей, чтобы вызвать нервный ответ на электрический ток любой интенсивности от «0» до неприятных ощущений на языке.

Этим оснащением проводились вначале опыты на животных, а затем с большим успехом его стали использовать в клинике при блокадах N.ischiadicus, N. femoralis, Plexus brachialis и других периферических нервов. Perthes показал преимущество электрического нервного ответа в сравнении с классической техникой – вызыванием парестезий.

Читайте также:  Лечим геморрой дома

В средине 50 х бытовала пословица: «нет парестезии – нет анестезии». В 60 х годах были открыты аппараты транзисторной техники «карманного размера», они продуцировали импульсы длительностью от 1 мс и выставляемой амплитудой от 0,3 до 30 V. Современные приборы дают более дифференцированные электрические импульсы: с длительностью импульса (0,1 – 1 мс) и амплитудой импульсов, когда контактный ток выставляется (0 – 5 А), а ток, проходящий между острием (кончиком) иглы и нейтральными электродами на коже, может быть измерен. Проведены многие исследования, которые привели к выводу, что метод парестезий нередко приводит к повреждению нервов, и последние 30 лет стандартом региональной анестезии считается применение нейростимуляторов для безопасности анестезии.

Первая Мировая война (1914 – 1918) доказала эффективность региональной анестезии и дала толчок к дальнейшему совершенствованию ее техники, а также синтезу новых локальных анестетиков. Краткая последующая хронология блокад плечевого сплетения:

– 1914 г. Buzy – описал инфраклавикулярный доступ при блокаде плечевого сплетения.

– 1919 г. Mully – разработал методику межлестничного доступа к плечевому сплетению, исключающую высокую вероятность пневмоторакса.

– 1946 г. Ansbro – катетеризация периневрального пространства плечевого сплетения надключичным доступом.

– 1958 г. Burnham – аксиллярная периваскулярная техника (Axillary perivascular technique).

– 1958 г. Bonica – супраскапулярная блокада.

– 1964 г. A.Winnie и Collins – усовершенствование подключичной техники (Subclavian technique).

– 1970 г. A. Winnie – межлестничный доступ (Interscalene approach).

– 1977 г. Selander – катетеризация периваскулярного пространства аксиллярным доступом.

Параллельно проводились интенсивные изыскания в отношении новых малотоксичных и более эффективных местных анестетиков.

Если кокаин можно назвать «южноамериканским предком» локальных анестетиков, возрожденным к новой жизни в сердце Старой Европы (Германия, Австрия), то «чистокровный немец» прокаин (новокаин) явился прототипом аминоэстеразных местных анестетиков, впоследствии породивший целую династию эстерокаинов (на англ. ester caines), среди которых наиболее известен тетракаин (Tetracain) – 1933 г. и 2 – хлорпрокаин (Chloroprocain) – 1955 г. Один из первых амидокаинов – дибукаин (Dibucain), синтезированный, опять же, в Германии в 1932 году, оказался довольно токсичен, в связи с чем его применение было ограничено.

История анестезии — LL30

Швеция, 1942 г. – Нильс Лофгрен (N. Lofgren) успешно синтезирует многообещающий местный анестетик из класса аминоамидов, получивший условное название LL30 (поскольку это был 30–й опыт, проведенный Лофгреном и его учеником Бенгтом Люндквистом).

1943 г. – Торстен Горд и Леонард Голдберг сообщили о крайне незначительной токсичности LL30, по сравнению с новокаином. Фармацевтическая компания «Astra» получила права на производство LL30.

1944 г. – для LL30 (лидокаин, лигнокаин) выбрано коммерческое название «Ксилокаин» (Xylocain). 1946 г. – апробация ксилокаина в стоматологии. 1947 г. – официально разрешено применение ксилокаина в хирургической практике (приоритет за Торстеном Гордом).

1948 г. – начало промышленного выпуска ксилокаина и регистрация лидокаина в США. В ближайшие годы лидокаин перехватывает пальму первенства у новокаина и становится «золотым стандартом» местныханестетиков. Лидокаин стал первым в так называемой «шведской семейке», или по образному выражению Джефри Такера (Geofrey Tucker) – «Viking maidens», где наиболее известные – мепивакаин(Mepi va caine) 1956 г., прилокаин (Prilocain) 1960 г., бупивакаин (Bupivacain) 1963 г. и их «American cousin» – этидокаин (Etidocain) 1971 г., ропивакаин 1993 г. (рис.1.5. – 1.9.).

Конец XX – начало XXI века ознаменовался приходом новой волны локальных анестетиков – ропивакаин (Ropivacain) 1993 г., левобупивакаин (Chirocain).

Значительный вклад в развитие региональной анестезии внес французский хирург, работающий в США, Гастон Лаба (Gaston Labat)

– автор знаменитой «библии региональщиков»: «Regional Anesthesia:

Technique and Clinical Application» (1922), основавший в 1923 г. Американское общество региональной анестезии. Сильная школа региональной анестезии в США представлена именами: Джона Адриани(John Adriani), Даниеля Мура (D. Moore), Терекса Мерфи (T.Murphy), Элона Вини (A. Winnie), Притви Рай (Prithvi Raj), Джорда на Кэтца (Jordan Katz), Филиппа Бромаж (Philip Bromage), Михаэля Малроу (Michael Mulroy), Б. Ковино (B. Covino), Дональда Бриденба ух (Donald Brindenbaugh).

Достойными приемниками «отцов основателей» Европейской школы региональной анестезии стали: Дж. Вилдсмит (J.A.Wildsmith) – Соединенное Королевство, Х. Адриансен (Hugo Adriaensen) – Бельгия, Гизела Майер (Gisela Meier), Хьюго Ван Акен (Hugo Van Aken), Йоахим Надставек (J. Nadstaweck), Ульрих Швеммер (Ulrich Schwemmer), Норберт Рёвер (Norbert Roewer) – Германия.

Отечественная школа региональной анестезии тесно связана с именами В. Ф. Войно Ясенецкого, C.C. Юдина, П.А. Герцена, А.В. Вишневского. Особый вклад в развитие и популяризацию региональной анестезии в нашей стране принадлежит Харьковской школе. Библиографической редкостью стали монографии А.Ю.Пащука «Региональное обезболивание» (1987) и М.Н.Гилевой «Проводниковая анестезия» (1995). Из последних работ следует отметить учебное пособие В.С.Фесенко «Блокади нервів» (2002).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

health-medicine.info

История анестезиологии

Хирургические операции производились еще в глубокой древности. Различные документы, исторические памятники, найденные при раскопках хирургические инструменты свидетельствуют о том, что хирурги еще в древние века владели такими операциями, как трепанация черепа, камнесечение и др. Хирурги стремились найти средство, которое позволило бы оперировать безболезненно. Было предложено множество способов, но все они были несовершенны.

В частности, с целью обезболивания применялись корень мандрагоры, дурман, мак, опий, алкоголь. Обезболивающие средства вводились различными путями: через кожу (втирание), через прямую кишку, принимались внутрь.

В России до 50-х годов XIX века обезболивание было также примитивным. Применялись указанные выше средства. При вправлении грыж применялись табачные клизмы. Использовались такие методы, как доведение больного до обморока путем с давления сосудов шеи или удара тяжелым предметом по голове. Для местной анестезии применяли холод в виде обкладывания снегом, льдом, а также перетягивание конечности жгутом.

Однако все эти методы были бессильны полностью уничтожить боль, а в больших дозах часто приводили к смертельным исходам. Поэтому зачастую операции производились вообще без всякого обезболивания, что порой приводило к смерти от операционного шока. Вследствие этого хирурги стремились максимально сократить время операции. Так, Н. И Пирогов делал высокое сечение мочевого пузыря за 2 минуты, удаление грудной железы — за 1,5 мин. Видный хирург наполеоновской армии Ларрей в ночь после Бородинской битвы произвел 200 ампутаций.

Эпоха общего обезболивания берет начало с 1846 года, когда зубной врач из Бостона (США) Уильям Мортон впервые публично продемонстрировал обезболивающее действие эфира при операции удаления опухоли подчелюстной области. Вмешательство прошло в полной тишине, что произвело ошеломляющее впечатление на окружающих, привыкших к воплям во время операции.

После этого началось триумфальное шествие эфира по всему миру. Уже через 4 месяца после демонстрации Мортона эфирный наркоз применили в России Иноземцев, Пирогов и др.

Н. И. Пирогов (1810 — 1881) — великий русский хирург, которому медицина обязана многими важнейшими идеями и методами. Наиболее значительные из них — внедрение в хирургию эксперимента и разработка современной топографической анатомии, что сразу сделало хирургию действительно научной дисциплиной, организация медицинской помощи раненым на войне, в том числе применение наркоза на поле боя, и создание службы медицинских сестер. Н. И. Пирогов одним из первых в России применил наркоз эфиром и хлороформом. Но главная его заслуга в области анестезиологии и реаниматологии — экспериментальная разработка методов наркоза, которые используются и в наши дни. Эксперименты были обобщены Н. И. Пироговым в монографии по наркозу (1847), изданной впервые в мире. Предложенные им методы и аппарат для «этеризации» обеспечили успех внедрения наркоза в нашей стране. Н. И. Пирогов первым указал на отрицательные свойства наркоза, возможность тяжелых осложнений, необходимость знания клиники наркоза. В его трудах заключены идеи многих современных методов — эндотрахеального, внутривенного, ректального наркоза, спинальной анестезии.

Наркотизирующее действие закиси азота в 1844 году пытался продемонстрировать американец Уэллс при удалении зуба, но больной при этом закричал. Уэллс был освистан, а наркоз закисью азота - незаслуженно отвергнут. Неудача Уэллса объясняется слабыми наркотическими свойствами этого препарата. Сейчас закись азота широко применяется в составе многокомпонентного обезболивания.

Спустя год после открытия эфирного наркоза, в 1847 году в качестве общего анестетика был использован хлороформ (Симпсон). Он также получил большое распространение во всем мире, порой даже вытесняя эфир, что обусловливалось более мощным наркотическим эффектом, быстрым наступлением сна, простотой применения, невоспламеняемостью. Однако вскоре обнаружились отрицательные свойства хлороформа, большое количество смертельных исходов, в связи с чем он был постепенно оставлен. В 50-х годах 20 века вновь возникла волна интереса к хлороформу, т.к. было установлено, что при использовании этого препарата с кислородом, а не с воздухом токсичность его значительно меньше. Но вскоре обнаружилось его отрицательное влияние на печень, в связи с чем он был окончательно исключен из арсенала анестезиологии.

В 1902 году было предложено использовать гедонал для внутривенного наркоза. Это положило начало широкому внедрению внутривенного наркоза в практику. В 1913 году для внутривенного наркоза был предложен веронал, но из-за слабого наркотического действия вскоре оставлен. В 1932 году был синтезирован гексенал, а затем тиопентал-натрий. Эти средства применяются по настоящее время.

В годы Великой Отечественной войны применялся алкогольный внутривенный наркоз.

На передовой раненые получали 100 — 200 гр. водки с морфином. Это предупреждало развитие шока в случае ранения.

Учитывая, что каждый из предлагаемых анестетиков имел определенные недостатки, хирурги стали использовать смешанные наркозы, стремясь максимально использовать положительные каче­ства каждого препарата и снизить негативные

Одновременно с общей анестезией широкое распространение получила местная анестезия. В 1881 году Коллер применил кокаин при операциях на глазах. В 1898 году Бир предложил спинно­мозговую анестезию. В 1905 году был синтезирован малотоксичный препарат новокаин. Разраба­тываются различные виды местного обезболивания: инфильтрационная, проводниковая, спинномоз­говая анестезия.

В нашей стране большую роль сыграл разработанный А.В.Вишневским метод тугого ползуче­го инфильтрата.

Революционное значение для развития анестезиологии имело внедрение в практику миорелаксантов  препаратов, расслабляющих скелетную мускулатуру. Отпала необходимость в глубо­ких стадиях наркоза, что значительно уменьшило опасность анестезии. В то же время выключение мышц потребовало проведения искусственной вентиляции легких, что дало толчок к созданию со­ответствующей аппаратуры. Это, в свою очередь, явилось стимулом к развитию грудной хирургии, так как стало возможным обеспечивать эффективный газообмен в легких, когда вскрыты обе плев­ральные полости. Внедрение методики интубации трахеи привело к созданию эндотрахеального метода наркоза (50-е годы).

Именно с этого времени начинается становление анестезиологии как науки. Проведение нар­коза стало сложной процедурой, что потребовало подготовки специалистов. При крупных больни­цах. а затем и более мелких, стали появляться отделения анестезиологии.

Значительно углубились теоретические знания о сущности общего обезболивания. Наряду с наркозом и релаксацией важным компонентом анестезиологического пособия становится нейровегетативная блокада. Таким образом, общее обезболивание становится многокомпонентным.

Значительно расширился арсенал средств для обшей анестезии. Появились фторотан (1956), виадрил (1955), препараты для нейролептаналгезии (1959), метоксифлуран (1959), натрия оксибутират (1960), сомбревин (1964), кетамин (1965).

Рост числа анестезиологов и повышение безопасности анестезии способствовали расширению показаний для общего обезболивания. Если в 50-х годах 90% операций производилось под местной анестезией, то в 60-х уже 50% вмешательств осуществляли под наркозом.

В 70-е годы возрос интерес к регионарной анестезии, в основном, эпидуральной и проводни­ковой. Этому способствовало появление новых местных анестетиков (лидокаин, тримекаин, бупивакаин и др.)

В 60-е годы началось сближение анестезиологии с реаниматологией. Это произошло потому, что в тот период времени для решения задач реаниматологии наиболее подготовленными оказались именно анестезиологи. Это объясняется тем. что анестезиология и реаниматология имеют много общего в теоретических основах, в содержании, а также в средствах и методах воздействия на орга­низм больного. В 1969 году был издан приказ № 605 «Об улучшении анестезиолого-реанимационной службы в стране», в соответствии с которым отделения анестезиологии были пре­образованы в отделения анестезиологии и реанимации, а анестезиологи стали называться анестезио­логами-реаниматологами.

Статья по теме:История реаниматологии

web-medik.ru

История появления анестезии в стоматологии

Эпоха стоматологической анестезии началась в начале XIX века. Медицина тогда была развита крайне слабо, стоматологические операции ограничивались грубым удалением, даже уместнее сказать «выдиранием» зубов. Большинство зубных поражений не поддавались лечению по довольно простой причине – любое нарушение зубного покрова создавало невыносимую боль для пациента, вплоть до потери сознания.

Прорыв в стоматологической медицине сделал 10 декабря 1844 года Хорас Уэллс (HorasWells) из штата Коннектикут, который будучи молодым студентом изучавшим стоматологию, описал увиденный им эксперимент по воздействию на пациента закиси азота (веселящего газа).

Тогда на шоу, известный доктор ГарднерКолтон (GartnerColton), продемонстрировал эффект понижения порога чувствительности у пациента, вдыхавшего пары закиси азота. После окончания эксперимента, Хорасу удалось лично поговорить с пациентом, который во время эксперимента споткнулся и вывихнул ногу. Узнав, что он не чувствует травму, Хораса осенило, что применение газа на стоматологических больных позволит обезболивать зубные ткани, что откроет новые возможности для лечения зубных заболеваний. Впоследствии, его ученик и коллега, Уильям Мортон (WilliamMorton), продемонстрировал первые попытки стоматологической анестезии, удалив при воздействии веселящего газа подчелюстную опухоль.

С того времени стоматологическая анестезия начала развиваться усиленными темпами. Осознав, что развернуться стоматологическим операциям в полную мощь мешает только обостренная чувствительность, ученые начали активно постигать свойства эфирных веществ, а также инертных газов.

После признания закиси азота опасной для человека впоследствии нашли применение диэтиловый эфир, кокаин, хлороформ, ксенон в XX веке и др.

Современные анестетики

Особый след в стоматологической медицине оставил препарат новокаин (прокаин) , который явился практически всеобъемлющим препаратом используемым для снижения повсеместной чувствительности.

Но за сто лет человечество уже адаптировалось к свойствам препарата, поэтому ему на смену стали приходить более эффективные препараты, такие как лидокаин, артикаин, септокаин, маркаин и мепивакаин. Последние четыре препарата являются длительно действующими анестетиками и поэтому применяются реже, например, при операции депульпирования нескольких зубов.

Самый распространенный анестетик лидокаин эффективнее новокаина в 6-7 раз, его время действия – 25-30 мин. При добавлении 0.5 моль эпинефрина, длительность действия увеличивается до 2 часов.

www.dantistika.ru

История анестезии: опиум, водка, кокаин

16 октября врачи отмечают прекрасный праздник – День анестезиолога. Эта дата выбрана неслучайно, ровно 162 года назад в Бостоне американский доктор Уильям Мортон провел первую публичную операцию с использованием наркоза. Однако с историей анестезиологии всё не так просто. Врачи использовали наркоз задолго до Мортона, а долгое время одним из лучших способов анестезии считалось употребление кокаина…

Современные историки медицины полагают, что первые методы анестезии возникли еще на заре развития человечества. Разумеется, тогда было принято действовать просто и грубо: например, вплоть до XVIII века общий наркоз пациент получал в виде сильного удара дубинкой по голове; после того, как он терял сознание, врач мог приступать к операции.

В качестве местной анестезии с давних времен использовались наркотические препараты. В одной из древнейших медицинских рукописей (Египет, примерно 1500 г. до н.э.) в качестве обезболивающего средства рекомендуется давать пациентам лекарства на основе опиума.

В Китае и Индии опиум долгое время был неизвестен, однако там довольно рано открыли чудесные свойства марихуаны. Во II веке н.э. знаменитый китайский врач Хуа То во время операций давал пациентам в качестве анестезии изобретенную им смесь вина и растертой в порошок конопли.

Тем временем на территории еще не открытой Колумбом Америки местные индейцы активно использовали в качестве анестезии кокаин из листьев растения кока. Достоверно известно, что инки в высокогорных Андах использовали коку для местной анестезии: местный знахарь жевал листья, а потом капал насыщенной соком слюной на рану пациента, чтобы облегчить его боль.

Когда люди научились производить крепкий алкоголь, анестезия стала более доступна. Многие армии стали брать с собой в поход запасы спиртного, чтобы давать его в качестве обезболивающего раненым солдатам. Не секрет, что этот метод анестезии до сих пор используется в критических ситуациях (в походах, во время катастроф), когда нет возможности использовать современные препараты.

В редких случаях врачи пытались использовать в качестве анестезии силу внушения, например, погружали пациентов в гипнотический сон. Современным последователем этой практики стал скандально известный психотерапевт Анатолий Кашпировский, который в марте 1988 года во время специального телемоста организовал обезболивание женщине, которой в другом городе без анестезии вырезали опухоль из груди. Впрочем, продолжателей его дела что-то не нашлось.

Кто первым пустил газ?

Более привычные для современного человека способы анестезии были разработаны лишь в середине XIX века. В 1820-е годы английский хирург Генри Хикман проводил опыты на животных, а именно пробовал ампутировать у них конечности, используя в качестве наркоза углекислый газ.

Однако значительно более подходящим для наркоза оказалась открытая в 1799 году закись азота, также известная как «веселящий газ».

Долгое время люди не догадывались о том, что его можно использовать для анестезии. Первым это свойство обнаружил американский фокусник Гарднер Колтон, который, выступая в бродячем цирке, использовал «веселящий газ» во время своих шоу. 10 декабря 1844 года во время одного из представлений в маленьком городке Хартфорде Колтон вызвал на сцену добровольца, чтобы на нем продемонстрировать эффект необычного газа. Человек из зала, надышавшись им, смеялся так, что упал и серьезно повредил себе ногу. Однако Колтон заметил, что доброволец совсем не почувствовал боли – он находился под действием анестезии.

На это необычное свойство закиси азота обратил внимание не только сам фокусник, но и его зрители. Среди них был местный дантист Хорас Уэллс, быстро сообразивший, какую пользу в его работе может оказать волшебный газ. После представления он подошел к Колтону, попросил еще раз продемонстрировать свойства газа, а затем договорился о его покупке. Начав использовать «веселящий газ» в своей практике, Уэллс оценил его эффективность, но не стал патентовать свое открытие, решив, что новое универсальное обезболивающее должно быть доступно, «как воздух».

В 1845 году Хорас Уэллс решил продемонстрировать свое открытие широкой общественности. В одной из больниц Бостона он пообещал в присутствии зрителей вырвать пациенту больной зуб, используя в качестве анестезии закись азота. Добровольцем был сильный взрослый мужчина, который, как казалось, мог бы перенести удаление и без анестезии. Однако, когда началась операция, пациент начал истошно кричать. Присутствовавшие в зале студенты-медики начали издеваться над Уэллсом и с криками «Шарлатан, шарлатан!» покинули зал. Впоследствии Уэллс выяснил, что больной во время операции не чувствовал боли, а кричал от страха, однако ситуацию изменить было нельзя, его репутация уже была погублена.

Бросив лечение зубов, Уэллс несколько лет зарабатывал на жизнь в качестве бродячего торговца, затем всё же вернулся к экспериментам в области анестезии. Однако до добра они его не довели, бывший дантист пристрастился нюхать хлороформ и однажды в состоянии сильной интоксикации плеснул на одежду двух уличных проституток серную кислоту. За этот поступок он был арестован; протрезвев и осознав ужас содеянного, Хорас Уэллс покончил жизнь самоубийством. Перед тем, как перерезать себе вены, он подышал хлороформом для анестезии.

Минута славы и годы забвения

Среди тех, кто в 1845 году присутствовал на неудачной демонстрации Хораса Уэллса, был его бывший ученик и коллега Уильям Мортон. Именно ему-то и досталась слава главного изобретателя анестезии. После неудачи, постигшей его учителя, Мортон продолжил его эксперименты и выяснил, что для анестезии можно использовать медицинский эфир.

30 сентября 1846 года он провел операцию по удалению зуба у пациента, используя эфир в качестве наркоза. Однако в историю вошла его более поздняя операция, 16 октября 1846 года в той же самой бостонской больнице, где был осмеян его учитель, Уильям Мортон публично удалил опухоль на шее пациента, в тот момент, когда тот находился под действием паров эфира. Операция прошла успешно, больной не почувствовал боли.

Уильям Мортон не был альтруистом, он хотел не только славы, но и денег. По этой причине он во время операции не признался, что использовал для анестезии обыкновенный медицинский эфир, а стал утверждать, что это изобретенный им газ «летеон» (от слова «Лета», река забвения). Мортон получил на свое изобретение патент, но это ему не помогло. Довольно быстро выяснилось, что главный компонент «летеона» – это эфир, а он под патент не попадал. По обе стороны океана врачи начали использовать медицинский эфир для анестезии, Мортон пытался отстаивать свои права в суде, но денег так и не получил. Зато ему досталась слава, именно его обычно называют создателем анестезии.

Анестезия в России

Опыт применения наркоза в России также начинается с эфира. 7 февраля 1847 года его применяет Ф.И.Иноземцев. В клинике факультетской хирургии Московского университета он проводит операцию по поводу рака молочной железы.

Неделей позже — 14 февраля 1847 года свою первую операцию под эфирным наркозом во 2-м Военно-сухопутном госпитале Санкт-Петербурга осуществляет другой великий русский хирург — Н.И.Пирогов. В июле 1847 года Пирогов первым практикует эфирный наркоз в полевых условиях во время Кавказской войны, за год он лично провел около 300 эфирных анестезий.

Однако на самом деле впервые эфир в качестве анестезии применил американский хирург Кроуфорд Лонг. 30 марта 1842 года (на четыре года раньше Мортона) он провел ту же самую операцию – удалил опухоль с шеи пациента под общим наркозом. В дальнейшем он много раз использовал в своей практике эфир, однако не приглашал на эти операции зрителей, а научную статью о своих экспериментах опубликовал лишь шесть лет спустя — в 1848 году. В итоге ему не досталось ни денег, ни славы. Зато доктор Кроуфорд Лонг прожил долгую счастливую жизнь.

Использование в анестезии хлороформа началось в 1847 году и стремительно завоевало популярность. В 1853 году английский врач Джон Сноу использовал хлороформ в качестве общего наркоза во время родов у королевы Виктории. Впрочем, довольно быстро выяснилось, что из-за токсичности этого вещества у пациентов часто бывают осложнения, поэтому в настоящее время хлороформ для анестезии больше не используется.

Анестезия от доктора Фрейда

И эфир, и хлороформ использовался для общего наркоза, однако врачи мечтали разработать препарат, который бы эффективно работал как местный наркоз. Прорыв в этой области произошел на рубеже 1870-1880-х гг., а долгожданным чудо-лекарством стал…  кокаин.

Впервые кокаин из листьев коки удалось выделить немецкому химику Альберту Ниманну в 1859 году. Впрочем, долгое время кокаин мало интересовал исследователей. Впервые возможность его использования для местной анестезии обнаружил русский врач Василий Анреп, который по научной традиции того времени провел ряд экспериментов на себе и в 1879 году опубликовал статью о воздействии кокаина на нервные окончания. К сожалению, тогда на нее почти не обратили внимания.

Зато сенсацией стала серия научных статей про кокаин, написанных молодым психиатром Зигмундом Фрейдом. Фрейд впервые попробовал кокаин в 1884 году и был поражен его действием: употребление этого вещества излечило его от депрессии, придало уверенности в себе. В том же году молодой ученый пишет статью «О коке», где настойчиво рекомендует использовать кокаин как местное обезболивающее средство, а также как лекарство от астмы, расстройства пищеварения, депрессии, неврозов.

Исследования Фрейда в этой области активно поддерживались фармацевтическими фирмами, которые предвкушали огромные прибыли. Будущий отец психоанализа опубликовал аж 8 статей о свойствах кокаина, однако в последних работах на эту тему он уже менее восторженно писал об этом веществе. В этом нет ничего удивительного, ведь от злоупотребления кокаином умер близкий друг Фрейда Эрнст фон Фляйшль.

Хотя об анестезирующем действии кокаина уже было известно по работам Анрепа и Фрейда, славу первооткрывателя местной анестезии получил офтальмолог Карл Коллер. Этот молодой врач, как и Зигмунд Фрейд, работал в Венской Общей больнице и жил с ним на одном этаже. Когда Фрейд рассказал ему о своих экспериментах с кокаином, Коллер решил проверить, может ли это вещество использоваться в качестве местной анестезии при операции на глазах. Опыты показали его эффективность, и в 1884 году Коллер доложил о результатах исследований на заседании Общества врачей Вены.

Буквально сразу же открытие Колера стало применяться буквально во всех областях медицины. Кокаин использовали не только врачи, но и все желающие, он свободно продавался во всех аптеках и пользовался почти такой же популярностью, как аспирин в наши дни. В продуктовых магазинах продавалось вино с кокаином и газированный напиток «Кока Кола», который до 1903 года содержал в составе кокаин.

Кокаиновый бум 1880-1890-х стоил жизни многим простым обывателям, поэтому в начале XX века это вещество постепенно попало под запрет. Единственной сферой, где применение кокаина долго допускалось, была местная анестезия. Карл Коллер, которому кокаин принес славу, впоследствии стыдился своего открытия и даже не стал о нем упоминать в своей автобиографии. До конца жизни коллеги за глаза называли его Кока Коллером, намекая на его роль во внедрении кокаина в медицинской практике.

В XX веке в анестезиологии кокаин заменили более безопасные препараты: прокаин, новокаин, лидокаин. Так анестезиология наконец-то стала не только эффективной, но и безопасной.

Алексей Михайловский

medportal.ru

Error 404 - Познавательный сайт для детей

 

Добро пожаловать на наш сайт!

Он предназначен для самых любознательных почитателей истории.

Здесь вы узнаете, как формировались и процветали самые развитые страны древних времен, какие фараоны правили древним Египтом и как сменялись династии императоров в Китае. Прочтете о религиях, традициях, законах, науке, искусстве, ремеслах, а также о внутренней политике и внешних отношениях с другими странами. Необычайно захватывающими являются легенды и рассказы о богах и героях древней Греции, история зарождения христианства в древнем Риме. Здесь вы найдете всю информацию, от зарождения и до распада этих государств.

 

 

Вы сможете окунуться в мир, где великолепные замки и крепости охраняют доблестные рыцари. Прочтете, какие воины средневековья сражались в столетней войне, а кто входил в тевтонский орден. Узнаете об искусстве проведения поединков, о тактиках ведения осады, о видах оружия,  доспехов и орудий, которые использовали воины тех времен.

 

 

Почувствуете себя искателем приключений, заглянув в раздел о потерянных кладах и сокровищах.

 

 

Сможете изучить биографию известных во всем мире ученых, открывателей, правителей и воинов.

 

 

А если вы интересуетесь самыми выдающимися открытиями в истории человечества, то раздел «история открытий для детей» предназначен именно для вас. Наш сайт поможет вам удивить своей эрудицией ваших сверстников и учителей, с легкостью заработать высший балл по истории и географии.

А наибольшее наслаждение от нашего познавательного сайта получат ценители чести и мужества.

 

 

Специально для них созданы разделы о рыцарях и оружии, которое они использовали, о храбрых сражениях в средневековых войнах, о победах и поражениях, о замках и укреплениях, а также о существовавших орденах и отрядах. Вы сможете досконально изучить всю историю эпохи рыцарства от начала образования и до ее заката.



 

Раздел «Холодное оружие» представленный на сайте www.altpp.ru бесспорно будет интересен тем, кого завораживает блеск клинка, кому интересна история происхождения холодного оружия, а так же статьи о кинжалах, всевозможных видах ножей и клинках.

На страницах раздела «Холодное оружие» Вы можете узнать о видах и тонких характерных особенностях каждой разновидности холодного оружия, а также об истории его происхождения прошедшего настоящее эволюционное развитие.

Первое оружие, отдаленное напоминающее современные клинки было из камня, который сменили представители из бронзы. Железный век связан с апогеем развития холодного оружия — у человечества появилась сталь...

С тех пор тема холодного оружия окутана мифами о свойствах и качествах материалов, из которого выполняются клинки и кортики.

Даже в наши дни о том, из какой именно стали выполнен клинок мастера не спешат распространяться, однако идеальные формы и эстетический вид оружия это отдельная тема для разговора как среди мастеров, так и среди почитателей таланта оружейников.

Информацию о всевозможном разнообразии холодного оружия, будь-то двуручные мечи из Европы, напоминающая славянскую саблю Японская катана, длинные мечи всадников, или гостях из конца 16 века — кортиках можно найти в разделе «Холодное оружие» сайта  www.altpp.ru
Кстати клинковому холодному оружию - кортику, применяемому и моряками и гвардейской пехотой на сайте уделено особое внимание в подразделе «Кортики».

 

  

Анестезия — кто придумал избавление от боли? | Медицина и биология

К сожалению, имя этого человека почти забыто. Тем не менее Уильям Томас Грин Мортон вполне достоин того, чтобы о нём помнили. Ведь это он оказал человечеству неоценимую услугу — избавил от страшной, мучительной боли во время операций.

Мечты сбываются

Мортон родился в 181Э году в американском городе Чарльтоне (штат Массачусетс). Его отец был владельцем торговой лавки и сельскохозяйственной фермы, где и прошло детство Уильяма. Ещё подростком Уильям стал мечтать о профессии врача. Однако разорение отца заставило юношу изменить свои планы. Молодой Мортон начал вести дела в отцовской лавке и… довёл её до полного краха.
После этого он вернулся к мыслям о медицине и поступил в открывшийся в Балтиморе Колледж учебной хирургии. Это была первая стоматологическая школа в США, которую создало недавно появившееся Американское общество зубных хирургов. В то время стоматология в Америке была не на высоте, поэтому даже после окончания учебного заведения молодой дантист не чувствовал себя уверенно. Два года Мортон практиковал в двух маленьких городках штата Коннектикут, после чего вместе с Хорасом Уэллсом, дантистом-самоучкой, открыл клинику в Бостоне.
Однако дело у компаньонов не пошло. Через год Уэллс вышел из бизнеса, и Мортон остался один. Он упорно экспериментировал в области техники протезирования, искал различные способы обезболивания. И постепенно его дела пошли на лад.
Не прекращая практики, Уильям поступил в знаменитую Гарвардскую медицинскую школу. Там он встретил доктора Чарльза Томаса Джексона, преподавателя химии и минералогии, который впоследствии сыграл в судьбе Мортона важную и в то же время трагическую роль.

Удача или открытие?

Тем временем в городе Хартфорде, куда уехал бывший компаньон Мортона Уэллс, 10 декабря 1844 года продемонстрировали действие «веселящего газа» — закиси азота. Это подало Уэллсу мысль о том, что подобное вещество может быть использовано для анестезии при удалении зубов. Приобретя небольшое количество закиси азота, Уэллс попробовал его при лечении одного пациента и остался доволен результатом. Дальнейшее применение газа показало, что обезболивающий эффект наблюдается всего лишь в 50% случаев. Несмотря на это, Уэллс провёл публичный сеанс удаления зуба с применением закиси азота, но демонстрация провалилась. А ассистировавший другу Мортон понял: нельзя рассчитывать на скорое решение проблемы.
И Мортон начал экспериментировать. Однажды Уильям работал с эфиром и заметил, что нанесённое на участок кожи вещество испаряется и снижает её чувствительность. Мортон решил применить эфир в зубоврачебной практике. Однако местная анестезия особого результата не дала — действие препарата оказалось кратковременным. Тогда Мортона осенила идея попробовать вдыхать пары эфира. Уильям задал прямой вопрос Чарльзу Джексону: возможно ли использовать эфир в зубной практике? Джексон ответил утвердительно и даже снабдил своего ученика стеклянной капельницей.
Итак, взяв продукт самой высокой очистки, Мортон проделал опыт на себе. Он смочил эфиром платок и, вдохнув несколько раз пары, потерял сознание, а придя в себя, обнаружил, что не может пошевелиться. Чувствительность тела восстановилась не сразу. Часы показывали, что прошло семь-восемь минут. «Я твёрдо убеждён, что в течение этого времени зуб можно было бы вырвать без всякой боли», — подытожил Мортон результаты опыта. И уже назавтра опробовал метод на пациенте. Всё прошло замечательно. Пациент пришёл в сознание и рассказал, что во время процедуры не чувствовал боли. В своём дневнике Мортон обвёл кружком дату 30 сентября 1846 года. Это событие отметили даже в утреннем выпуске газеты, и хотя в заметке фамилия врача не называлась, весть об эксперименте распространилась по Бостону.
Вскоре Мортона навестил Джон Уоррен, один из известных бостонских хирургов, и предложил молодому дантисту применить усыпляющее средство при проведении сложнейшей операции по удалению опухоли на горле пациента. И операция завершилась полным успехом! Покидая операционную, Джон Уоррен сказал: «Мы видели сегодня нечто такое, что обойдёт весь мир».

Знаете ли вы что… В апреле 1961 года хирург Л.И. Рогозов сам себе вырезал аппендикс. Это случилось в антарктической экспедиции, до ближайшей больницы — тысячи километров. Оперировал он себя, глядя в зеркало.

Патент на два имени

Открыть секрет анестезирующего средства и разрешить его применение во всех больницах значило добровольно отказаться от права на все финансовые преимущества, которые давал патент. К тому же неожиданно выяснилось, что на него претендует также… доктор Джексон, давший Мортону совет по применению эфира.
А дело в том, что поначалу Джексон, боясь неудачи, полностью отмежевался от какого-либо участия в истории с эфиром. Затем, увидев победу Мортона, сначала потребовал отступные, потом проценты с дохода и, наконец, равноправное соавторство. Мортон, которому открытие наркоза стоило немалых расходов и бессонных ночей, категорически отказался. Но адвокат посоветовал ему не вступать в тяжбу и пойти на уступки. В конце концов, в 1846 году патент был получен на два имени — Мортона и Джексона.
Существовала и ещё одна маленькая загвоздка: открытие Мортона никак не называлось. Но однажды Уильям получил письмо от профессора анатомии и физиологии Гарвардской медицинской школы Оливера Холмса: «Я хочу подсказать вам мысль о названии, которое можно дать состоянию больного и применяемому средству. Состояние должно быть, я думаю, названо анестезией. Это означает «нечувствительность». Прилагательное будет «анестетический». Таким образом, мы можем сказать: «состояние анестезии» или «анестетическое состояние».
Так всемирно значимое открытие обрело своё имя. Эфирный наркоз вошёл в научный мир. 9 ноября 1846 года на заседании Бостонского медицинского общества хирург Джон Уоррен сделал научный доклад «Нечувствительность во время хирургических операций, произведённая ингаляцией». Вслед за этим появилась первая научная статья в медицинском журнале Бостона. Несмотря на явный триумф, Мортон не был доволен оборотом дела, так как рассчитывал на значительную материальную отдачу от применения своего изобретения. Однако прибыль оказалась эфемерной. Множество врачей пользовались эфирным наркозом, не считаясь с патентом и его авторами.

Кошелёк с тысячей долларов

Видя это и сочувствуя Мортону, врачи массачусетской больницы собрали деньги и подарили ему кошелёк с тысячей долларов. Кроме того, бостонские медики составили петицию, адресованную Конгрессу США, в которой содержалась просьба премировать Мортона за сделанное им великое открытие. Это прошение тотчас было опротестовано Уэллсом и Джексоном, что положило начало многолетней тяжбе, отнявшей у каждого из участников массу сил и здоровья.
С момента первого применения наркоза прошло восемь лет. И вдруг неожиданно для всех из штата Джорджия пришли сведения о том, что задолго до Мортона эфир применил доктор Кроуфорд В. Лонг, который провёл первую операцию под наркозом 30 марта 1842 года. Об удивительных свойствах эфира Лонг узнал во время своей учёбы в медицинской школе университета Пенсильвании, наблюдая за молодёжью, которая дышала эфирными парами и впадала в эйфорию. Джексон отправился в штат Джорджия, где удостоверился в документальном подтверждении приоритета Лонга. Это дало Джексону в руки новые карты для уничтожения Мортона (забегая вперёд, скажем, что доктор химии, переживший всех конкурентов, до конца дней пытался доказать свой приоритет в открытии наркоза. Последние годы этот человек провёл в приюте для душевнобольных).
А как сложилась дальнейшая жизнь Мортона? Стремясь утвердить себя как единственного первооткрывателя эфирного наркоза, он отказался от практики и большую часть времени проводил в Вашингтоне, надеясь добиться денежной премии Конгресса США. Порой у несчастного изобретателя дела обстояли настолько плохо, что ему приходилось закладывать в ломбард зубоврачебные инструменты и свои награды, в том числе орден Святого Владимира, присланный русским императором Николаем I.
В 1868 году некий нью-йоркский журнал опубликовал очередной пасквиль, а котором вновь доказывался приоритет Джексона. Статья настолько взволновала Мортона, что он тут же отправился в Нью-Йорк, где стояла сильная жара. Находившийся в тяжёлом душевном состоянии Уильям почувствовал себя плохо, попал в больницу, где и скончался.
Мортона похоронили в Бостоне. На его могиле высечена надпись: «Уильям Т.Г. Мортон, изобретатель и создатель анестезирующих ингаляций, кем боль в хирургии была предупреждена и уничтожена, до которого во все времена хирургия была ужасом, после которого наука получила управление над болью».

Журнал: Тайны 20-го века №20, май 2011 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Татьяна Яровинская

Метки: Тайны 20 века, большевики, США, врач, анестезия, операция, наркоз, эфир



МАСКА ЭСМАРХА - ПРОТОТИП СОВРЕМЕННОЙ АНЕСТЕЗИИ

МАСКА ЭСМАРХА - ПРОТОТИП СОВРЕМЕННОЙ АНЕСТЕЗИИ



  Фридрих Август фон Эсмарх (1823–1908) - немецкий хирург, пионер медицины критических состояний и медицины катастроф. Эсмарх был на редкость изобретательным врачом. Его уму и таланту медицинская наука и практика обязана многим. Сегодня мы расскажем вам о его изобретении "Маска Эсмарха" - это один из старейших экспонатов музея. 

  В 1846 году американский зубной врач Томас Мортон доказал возможность проведения операций без боли. Самым распространенным веществом для общей анестезии в те времена был эфир. 
В России ингаляционный наркоз с использованием эфира был применен в 1847 году Ф.И. Иноземцевым, вскоре Н.И. Пироговым, который исследовал и настойчиво популяризировал эфирный наркоз. 
  Эфирное обезболивание происходило следующим образом: ткань пропитывали эфиром, держали над лицом пациента, больной вдыхал пары и наступала анестезия, глубина которой регулировалась количеством анестетика, пропитывающего ткань. 

В 1877 году Эсмарх разработал простую проволочную маску для проведения анестезии с помощью эфира и хлороформа. Корзинообразный проволочный каркас маски позволял наркотизатору удобнее приспособить маску к лицу пациента вокруг рта и носа. Один конец маски был изогнутым в виде ручки. Над каркасом растягивалась марлевая ткань в 6-10 слоев, на которую капали эфир или хлороформ. Поскольку маска не прилегала плотно к лицу больного, он вдыхал пары анестетика вместе с воздухом. 

Недостатков и последствий у такого способа анестезии множество: невозможна точная дозировка анестетика, невозможно проведение ИВЛ, загрязнение операционной парами летучих анестетиков. 

В Областной клинической больнице № 1 до 60-х годов XX века операции проводились в основном под местной анестезией, а когда требовался наркоз – его давали с помощью маски Эсмарха. Специальности — анестезиолог не существовало, наркоз давали наркотизаторы — медсестры, фельдшеры, молодые врачи. 

С 1958 года в практику введен эфирно-кислородный наркоз, с 1965 - эндотрахеальный . 

В настоящее время масочный наркоз с использованием маски Эсмарха, а также таких анестетиков, как эфир и хлороформ, уже давно представляет чисто исторический интерес и в анестезиологии практически не используется. 

Однако музей нашей больницы хранит эту уникальную на сегодняшний день вещь, как некий первоисточник анестезиологической традиции, как свидетельство виртуозности врачей того времени и стремительного развития технологий и оборудования во благо жизни и здоровья пациентов.

История науки: 170 лет под наркозом

30 сентября 1846 года американский врач Уильям Томас Грин Мортон провел первую операцию с применением общей анестезии. Вряд ли многие слышали имя этого человека, однако именно благодаря ему и нескольким его предшественникам стало возможным безболезненно проводить сложные хирургические операции.

Уильям Мортон родился в семье фермеров, но уже в детстве проявлял интерес к медицине. Семья не могла позволить себе содержать юношу во время длительного курса врачебного образования, и Уильям поступил в зубоврачебную школу в Балтиморе. В те времена список услуг большинства дантистов был ограничен выдергиванием зубов, причем врачи не сильно беспокоились о том, как усовершенствовать операцию. Профессия зубного врача не требовала особой квалификации или теоретического обучения. Колледж зубной хирургии, куда поступил Мортон, выгодно отличался на этом фоне, давая своим студентам и теоретическую подготовку.

Вскоре после окончания колледжа Мортон вместе с компаньоном — тоже дантистом, Хорасом Уэллсом — открыл свое дело. Особого успеха оно не имело, однако сотрудничество не было бесплодным. Оба компаньона продолжили искать, как сделать операции менее болезненными. В декабре 1844 года Мортон присутствовал на неудачной демонстрации наркоза Уэллсом. Тот использовал «веселящий газ» (закись азота), однако что-то пошло не так, и пациент, на котором проводилась демонстрация, громко кричал от боли.

Увиденное подтолкнуло ученого продолжить поиски, и вскоре его внимание привлек серный (диэтиловый) эфир. Потребовалось немало времени и усилий, чтобы понять, как можно эффективно и безопасно для здоровья пациентов использовать это вещество для анестезии. После теоретических изысканий пришел черед экспериментов на животных — домашних питомцах семьи Мортонов. Первые опыты с участием человека исследователь провел на самом себе, и они оказались успешными — Мортон был в бессознательном состоянии несколько минут, чего должно было хватить для проведения несложной стоматологической процедуры.

Врач быстро вернулся к практике и ждал случая опробовать найденный им способ анестезии во время реальной операции. Такой случай представился 30 сентября, когда к Мортону обратился молодой музыкант Эбен Фрост, страдавший сильной зубной болью. Операция прошла успешно, пациент ничего не почувствовал, чем был немало удивлен. На следующий день газета Daily Journal известила своих читателей о первой операции, проведенной под наркозом.

Слухи распространились быстро и привлекли внимание не только посетителей, но и врачей. Мортона пригласили продемонстрировать действие предложенного им вещества в Массачусетской общей больнице. Все прошло как нельзя лучше, и присутствовавшие медики быстро поняли, насколько важным было открытие Мортона. Под давлением медицинских кругов и общественности успевшие запатентовать свое изобретение Мортон и его старый знакомый, преподаватель Чарльз Джексон, раскрыли состав используемого вещества и разрешили больницам и клиникам применять его бесплатно. Фактическая потеря прибыли от изобретения подорвала финансовое положение Мортона и душевное здоровье его компаньона. К этим невзгодам прибавилась еще и многолетняя тяжба за государственную премию и право называться изобретателем наркоза, которая привела его к разорению. Он умер, так и не добившись признания.

На его памятнике сделана надпись: «Уильям Т. Г. Мортон, изобретатель и создатель анестезирующих ингаляций, кем боль в хирургии была предупреждена и уничтожена, до которого во все времена хирургия была ужасом, после которого наука получила управление над болью».

Эпидуральная анестезия. В защиту разумного отношения к эпидуральной анестезии

Меня попросили ответить на два письма, полученные Центром традиционного акушерства как реплики на статью «Эпидуральная анестезия: за и против».

Ольга Ч.: «Создаётся ощущение, что подобная статья написана не женщиной, которая сама рожала или ей предстоит этот процесс, а бесчувственным медработником, для которого наблюдение за обезумевшими от мучений рожающими женщинами – явление повседневное, каждодневная работа, как у бухгалтера баланс. Зная себя, как человека терпеливого, я 17 лет назад пошла рожать с гордым чувством "уж мы-то не позволим себе позориться криком". Ад, который я пережила в ту ночь, не сравнится ни с какими болевыми ощущениями. В итоге всё это завершилось не обычным родовспоможением, как избавлением от нескончаемых мук, а наложением акушерских щипцов. Естественно, в своём полубессознательном состоянии, я и думать не могла, что я помогаю или врежу малышу своим диким криком (я просто этого не могла понимать и, соответственно, как-то регулировать). Не страх убивает разум, а бесконечная, изнуряющая сильная боль. Отчего ж в тот момент мне не сделали обезболивания? Ведь только тогда бы я смогла прочувствовать всю прелесть от осознания того, что я дарю жизнь, и не дала бы моему мальчику начать задыхаться. А последствия пережитого таковы, что не считая долговременной депрессии (это уже такие мелочи в сравнении с процессом и последствиями "родов на живую"), я не смогла стать той же полноценной женщиной для своего мужа ни через 2 месяца, ни через 9 лет, и в итоге мы расстались. Теперь я беременна во второй раз, пошла на это ради второго мужа. И теперь-то я точно знаю, что анестезия - единственно возможное решение, во всяком случае, для меня. Я хочу наслаждаться чудом, которое предстоит, радоваться появлению долгожданного ребёнка, улыбаться мужу, быть с ним вместе в момент появления, не стесняясь своего искажённого муками тела и лица. И после получать удовольствие от жизни, а не жить нескончаемым осознанием своей неполноценности, как женщины, и непроходимыми депрессивными состояниями. Не пойму до сих пор одного: почему только в России-матушке мы живём какими-то наигранными предубеждениями, и для того, чтобы что-то получить, всенепременно нужно сильно настрадаться. Это в наш-то век, когда изобрели способы избавления от мучений, наши врачи настойчиво будут убеждать тебя получить удовольствие от страданий! Под эту дудку и зубы можно по старинке без анестезии лечить, а почему бы и нет? Наши деды терпели и нам надо. А испытаний в жизни и так предостаточно, болью в том числе. Так что ж вы агитируете (особенно неопытных и нерожавших) на такие муки, оправдывая это какими-то духовно-этическими моментами?! А стоит ли так страдать? Кому как не вам знать, что сильная боль вызывает выработку адреналина, который сокращает сосуды, как результат-гипоксия плода. Кому сделали лучше? И эти ваши лицемерные умозаключения, что любовь – лучшее обезболивающее уж никак не подходят к ситуации с родами. Будьте милосерднее, ведь вы же тоже женщины!»

Kira: «На какие именно исследования и каких именно гинекологов вы опираетесь, позвольте узнать? Меня просто поражает откровенный цинизм наших медиков. В нашей дикой стране вообще торжество бесправия находит свое наивысшее воплощение, когда человек становится подследственным или пациентом. Все эти рассуждения о пользе боли при родах – просто смехотворны. Почему бы вам, уважаемые врачи, не полечить бы себе зубки без наркоза? Ведь раньше кузнецы их так и драли, а беднягу-пациента в этот момент держали 4 человека. Выживаемость тоже была неплохая, обезболивание при родах в цивилизованных странах применяется со времен королевы Виктории. А в нашей стране страдание, боль и унижение пациентов, в том числе и женщин в родильных домах, воспринимаются как неотъемлемая часть общего ритуала. Женщины в данном случае с этим мирятся просто потому, что им просто не с чем сравнивать, а желание вырваться из гестапо живой и здоровой и со здоровым (ну хотя бы относительно) ребенком подавляет чувство собственного достоинства. Отсюда результат: никто и не посмеет возразить на клизмы, бритье и отсутствие нормального обезболивания. Если же женщина просит обезболивание – она уже все: слабая, избалованная, наглая и вообще не "наша" женщина. Уважаемые врачи! Живите в ногу со временем, учитесь у западных коллег - они ушли от вас лет на 30 вперед во всех отношениях. Особенно учитесь отношению к пациентам. А если вы не умеете делать эпидуральную анестезию грамотно, так научитесь, а не охаивайте метод. Вы ссылаетесь на труды западных гинекологов, так чтобы быть до конца объективными, приведите статистику применения эпидуральной анестезии в западных странах, а также статистику кесаревых (последнее, кстати, делается в цивилизованных странах по желанию пациентки, в отличие от нашей страны, где врачи с пеной у рта доказывают, какая это сверхопасная и сложная операция, которая должна делаться строго по показаниям). Ну, если эта эпидуральная анестезия так плоха, то почему же она так массово применяется в Европе и Америке? Или мы такие бедные потому, что такие умные? Ольга, Ч - всех вам благ. Выберете себе обезболивание по душе и родите ребенка с радостью и достоинством.

Ответ доктора Вероники Назаровой.

Обезболивание в родах: многоликая правда

Признаться, я разделяю негодование жестоко пострадавших мам по поводу бесчувственных врачей, родов, подобных пыткам, унижения женщин в нашем здравоохранении! И это они еще не все знают, мы как врачи знаем гораздо больше и от того нам еще больнее и страшнее. Именно это заставило нас решиться практиковать иное акушерство, а для этого обратиться к корням, к традиции. Поверьте, официально практиковать в нашей стране акушерство с индивидуальным, гуманным и щадящим подходом очень непросто. С обезболиванием все обстоит гораздо лучше.

К несчастью ли или к счастью, вы, дорогие Кира и Ольга, просто не в курсе всей сложности этой темы – обезболивания в акушерстве. Если б вы просто пребывали в своем счастливом неведении, я бы не стала вас разубеждать. Однако вы, сами того не ведая, проповедуете опасные вещи и публично обвиняете нас в намеренной жестокости. Поэтому мне придется ответить. Желающие оставаться при своем не слишком компетентном мнении могут дальше не читать.

Противники ли мы эпидуральной анестезии? Скажите, вы за протезирование ног у инвалида или против? Вы за бифокальные очки для слабовидящих или против? Вы сторонник использования кровезаменителей или противник? Что за дурацкие вопросы! Те, кто в этом нуждаются, должны это иметь, правда? Или в нормальной, «недикой» стране все это должно предлагаться или навязываться всем гражданам поголовно? Абсолютно то же с анестезией: те немногие, которые в ней действительно нуждаются, должны ее иметь. Ну, право же, поверьте: не всем в родах непереносимо больно, а кое-кому не больно вообще! Мерить же человечность и цивилизованность государства обилием анестезии в родах – примерно то же, что судить о ней по тому, насколько широко применяются там мощные антибиотики при насморке.

Это только кажется, что сделали тебе анестезию – и все проблемы решены: лежишь себе, ничего не чувствуя, а как придет время малышу родиться – так и рожаешь. На деле же почти всегда происходит следующее: под действием эпидуральной анестезии схватки становятся слабее, приходится их усиливать с помощью окситоцина. Вводимый внутривенно синтетический окситоцин вызывает неестественный для этих мамы и ребенка ритм схваток, что ведет к страданию ребенка (в схватку кислорода к нему поступает меньше) и его травматичному продвижению по родовым путям матери (ее ткани не успевают растянуться). К тому же мама обездвижена (и нередко уже вскрыт плодный пузырь), из-за чего у ребенка меньше возможности правильно вставить головку в отверстие таза матери). Очень часто при этой анестезии потуги не наступают самостоятельно, и мама недостаточно чувствует свое тело, чтобы тужиться произвольно. Тогда ребенка «выжимают» из материнского тела, давя на живот (этот прием запрещен в Европе). Таким образом, давление на шейные позвонки ребенка, и без того значительное, усиливается. Здесь советую вам обратиться к книге известного детского невролога проф. А. Ратнера «Неврология новорожденных», где показана связь между акушерскими манипуляциями и их последствиями в виде родовой травмы шейного отдела позвоночника у малыша (эта замечательная книга доступна для чтения в Интернете). Поскольку ткани мамы не растягиваются в своем ритме, во избежание сильных разрывов делают разрез промежности. Посчитайте сами количество медицинских вмешательств. Не обольщайтесь: одного обезболивания с последующим естественным течением процесса не будет. Роды будут медикаментозно-технологическим родоразрешением до конца.

Если делать эпидуральную анестезию по правилам, то нужно владеть искусством применить ее вовремя: не слишком рано и не слишком поздно. У здоровой женщины переходный период схваток, на этапе раскрытия 8 – 10 см, очень часто сопровождается ощущением «я больше не могу». Мамы требуют анестезии, но в этот момент делать ее нельзя: матери невозможно будет вытужить ребенка. Женщине тут нужно еще немного терпения – ребенок родится совсем скоро.

Готова вновь и вновь напоминать: роды – не пассивный процесс восприятия вами медицинского вмешательства, а рождение матерью своего ребенка. Роды – не медицинская процедура, а явление сексуальной жизни (это не метафора, с точки зрения гормонального баланса и необходимых условий это так). То, что иногда требуется медицинская помощь, сути не меняет. Массовое обращение к медицине в родах и поголовное применение акушерских вмешательств – это всего лишь культурный стереотип, а не необходимость.

Теперь о пользе и риске. К эпидуральной анестезии нельзя относиться как к услуге. Это медицинское вмешательство скорее можно сравнивать с операцией на спинном мозге, чем с косметической процедурой вроде липосакции. Даже при нынешней надежной, безопасной и вооруженной «до зубов» медицинской технологии здесь может быть большое количество осложнений, причем для двух человек. Неудивительно, ведь даже простое лекарство от кашля, даже таблетка от головной боли могут быть опасны (почитайте инструкцию!) Поэтому на эти операции в родах нужно именно решаться, выбирая из двух зол меньшее, а не производить всем подряд и не подавать «на заказ», как блюдо в ресторане. Кстати, врачи это прекрасно знают, поэтому перед этими вмешательствами вам предложат подписать документ, отражающий ваше согласие на них, а также то, что о возможных осложнениях вы предупреждены. Есть ситуации, когда эпидуральная анестезия может быть благотворна и спасительна.

Эпидуральная анестезия: положительные стороны эпидуральной анестезии

  • Облегчает боль в родах и дает возможность отдыха, когда боль объективно мучительна, а также при затяжных родах (например, ребенок неправильно вставляет головку в отверстие малого таза). Вероятно, это и был Ваш случай, Ольга. Я уверена в неадекватности медицинской помощи в Вашей ситуации: нужно было либо вовремя сделать обезболивание, либо решиться на кесарево сечение – иногда только так можно избежать тяжелой травмы у мамы и ребенка.
  • Снижает уровень катехоламинов (адреналина).
  • Показана при повышенном артериальном давлении (ведет к его снижению).
  • Оптимальна для кесарева сечения.
  • Может облегчить раскрытие шейки матки и приблизить потуги.
  • Эпидуральная анестезия лучше внутривенного введения наркотических препаратов (промедола).
  • Позволяет родить через естественные родовые пути тем, кто категорически отказывается терпеть какую бы то ни было боль.
  • Теперь перечислим, какие возможны осложнения.

Эпидуральная анестезия: отрицательные стороны эпидуральной анестезии для мамы

  • Возможны многомесячные головные боли; если происходит прокол твердой мозговой оболочки. А такое случается у 3%, то есть 70% таких мам страдают головными болями.
  • Возможны многомесячные боли в спине.
  • Возможно снижение артериального давления, что потребует находиться в родах в положении лежа и, возможно, надо будет вводить жидкости внутривенно.
  • Заставляет женщину лежать и тем самым убирает действие гравитации, помогающей продвижению ребенка, становится невозможно менять позы.
  • Для продолжения родов может потребоваться стимуляция схваток – введение окситоцина (особенно в первых родах).
  • Может возникнуть неприятная дрожь.
  • Выше риск того, что потребуются щипцы и вакуум-экстракция (это увеличивает возможность травматизма, недержания кала и мочи у мамы впоследствии).
  • Выше вероятность того, что потребуется кесарево сечение (особенно если эпидуральная анестезия сделана слишком рано, и в первых родах).
  • Может вызвать послеродовую задержку мочи.
  • Может вызвать подъем температуры у мамы до 38 С из-за нарушения терморегуляции через центральную нервную систему (такую лихорадку очень трудно отличить от инфекции, соответственно выше риск получить антибиотики после родов «на всякий случай»).
  • Может затруднить потуги.
  • Может вызвать зуд лица, шеи, груди.
  • Может привести к септическому менингиту (внесение инфекции при проколе и длительном нахождении катетера).
  • Может возникнуть гематома из-за повреждения сосудов эпидурального пространства.
  • Может быть подтекание спинномозговой жидкости после родов.
  • Может случиться гидротравма спинного мозга (лекарство вводится под давлением), а также повреждение иглой, с последующей невозможностью ходить, нарушениями процессов мочеиспускания и дефекации.
  • Может проявиться аллергия на препараты для эпидуральной анестезии.
  • Обезболивание может получиться неудовлетворительным: односторонним или сегментарным (участками), - а весь букет вышеперечисленных рисков – с вами.

Эпидуральная анестезия: отрицательные стороны эпидуральной анестезии для ребенка

  • Нередко частота сокращений сердца ребенка падает, обычно на 40 минут; это требует мониторирования и часто трактуется как гипоксия (страдание от недостатка кислорода) и как показание к кесареву сечению. Падение ЧСС связано с падением давления у мамы и снижением маточно-плацентарного кровотока.
  • Возможны дыхательные нарушения (в случае применения так называемой мобильной, «ходячей» эпидуральной анестезии, при которой вводятся наркотики) у родившегося ребенка; могут потребоваться механическая вентиляция, интубация, госпитализация.
  • Нередко у ребенка возникает дезориентация, нарушение моторики, затруднение сосания, после эпидуральной анестезии у мамы детям в 5 раз чаще ставят диагноз энцефалопатии.
  • Нарушается установление связи «мать-ребенок».
  • Дети матерей, у которых повышалась температура, чаще получают антибиотики.

Я намеренно не расшифровываю всю медицинскую терминологию: тот, кто хочет – посмотрит в словаре, остальным будет достаточно бегло просмотреть, чтобы впечатлиться. Все эти сведения взяты из вполне открытых источников – авторитетных отечественных и зарубежных (краткий список литературы я привожу ниже). Посмотрите также форумы акушеров-гинекологов и анестезиологов на Русском Медицинском сервере: там вы увидите ситуацию такой, какой она видится специалистам – во всей сложности, непредсказуемости.

Как же несведущей в медицине маме разобраться, да еще и во время схваток: по делу предлагают ей анестезию или просто по заведенному порядку? Для этого у нее должна быть своя акушерка – не просто та, что сидит рядом как «психолог», не та, что лишь вытянет, вымоет и взвесит ребенка, а специалист в области физиологических (то есть нормальных, естественных родов), «медицинский адвокат», который всегда на ее стороне. Та, которая не даст помешать правильному физиологическому течению процесса (а тем более жестоко обойтись) и даст грамотный совет относительно вмешательств. Такую акушерку не мы выдумали: сейчас в тех странах, где лучшим образом организована служба охраны материнства и детства и где наилучшие статистические показатели в этой области акушерка для мамы – главный специалист. Это Япония, Германия, Голландия, Великобритания, Скандинавские страны, Канада. У мамы есть своя акушерка (специалист по здоровью) а также свои акушер-гинеколог и педиатр (на случай болезней) – логично, не правда ли?

Теперь о сравнении со стоматологами, которое лежит на поверхности и потому так часто приводится. Лечение зубов под местной или общей анестезией сравнивать с анестезией в родах неправомерно, потому что:

  • лечение зубов – борьба с болезнью, а роды – естественный физиологический процесс,
  • лечение зубов не требует вашего активного участия, а роды – требуют.

Роды – это как управление автомобилем. Вы – машина, а ребенок водитель. Поставьте себя на место ребенка. При анестезии машина перестает слушаться руля! Ни сесть поудобнее в кресле, ни остановиться передохнуть, ни поменять скорость, ни заправиться вы не можете – вас несет чуждая неведомая сила. Попробуйте поразмышлять на эту тему.

С нашей точки зрения, эпидуральная анестезия нужна и оправдана примерно в 5-10 (максимум!) случаях из 100. Однако разве существует всего две возможности: роды с анестезией и роды, как вы пишете, «на живую»? Есть ли обезболивание в акушерстве, пригодное для большинства женщин, помимо эпидуральной анестезии, морфиноподобных анальгетиков (наркотиков) и общего наркоза? Да. И эти методы весьма действенны. Они не нарушают взаимодействия матери и ребенка, помогают маме расслабляться, раскрываться и принимать правильные позы, а ребенку продвигаться. Это различные позиции, дыхание, присутствие надежного и спокойного помощника, массаж, вода. В большинстве случаев этого достаточно! Об этом говорит наш многолетний акушерский опыт, мировой опыт традиционного акушерства, современные научные исследования. Многие акушерки владеют также рефлексотерапией, гомеопатическим и остеопатическим методом, ароматерапией, приемами психологической релаксации. Плохо не уметь делать эпидуральную анестезию, но не уметь делать ничего кроме нее – тоже непохвально.

Заметьте: мы не только не отрицаем, но высоко ценим достижения фармакологии и медицинской технологии, умеем ими пользоваться. Неоценимы антибиотики при тяжелых инфекциях, нет равных эпидуральной анестезии при кесаревом сечении, а последнее – бесценно для спасения жизни, гуманны наркотики в онкологии, поражают воображение возможности техники для реанимации и выхаживания недоношенных! Однако применять их в каждом втором случае? Или просто потому что «заказал» клиент? Придумайте сами, как такое явление назвать.

Что толку знать, что в некоторых (в том числе не самых развитых) странах количество случаев применения анестезии доходит до 80%, а кесарева сечения – до 40-70%? Цыплят по осени считают. Хорошо это или плохо – будет известно, когда вырастут эти дети. Почитайте у Мишеля Одена о связи акушерских вмешательств и развития у людей в последующем преступных и суицидальных наклонностей, наркомании, аутизма, неспособности нормально уживаться в обществе: ученые всего мира уже бьют тревогу… Широкой дорогой всеобщей и всяческой анестезии (и протезирования естественных функций) сейчас шагает все мировое акушерство. Агитировать за нее нет нужды, она и так популярна. Мы же просто представляем достойную альтернативу для тех, кто хочет иного. Мы – врачи, акушерки, матери (многие из нас многодетны) и сами рожаем так.

Автор: Врач Вероника Назарова, семейный врач, акушер, мать троих детей, рожала самостоятельно, без вмешательств и анестезии, мечтаю родить еще.

История анестезии - WFSA

Обезболивающие в десятилетии 1835-1845 гг.

Хотя многие люди вводили анестетики в десятилетие 1835-1845 гг., Они не получили широкой огласки и не повлияли на общую медицинскую практику. 16 октября 1846 года в Массачусетской больнице общего профиля в Бостоне состоялась первая публичная демонстрация эфирной анестезии.

Анестезиологом был Уильям Мортон, а хирургом - Джон Уоррен; Операция заключалась в удалении шишки под челюстью Гилберта Эбботта.В комнате присутствовал другой хирург, Джейкоб Бигелоу, который написал письмо другу в Лондон, в котором описал этот процесс. Это письмо было доставлено на почтовом судне SS Arcadia, которое пришвартовалось в Ливерпуле в середине декабря 1846 года.

19 декабря 1846 года и в Дамфрисе, и в Лондоне были введены эфирные анестетики. Об анестетике Дамфриса мало что известно, но считается, что пациента переехала тележка, и ему потребовалась ампутация ноги; также считается, что больной умер.В Лондоне, на Гауэр-стрит, 52, в доме американского ботаника Фрэнсиса Бутта, дантист по имени Джеймс Робинсон удалил зуб мисс Лонсдейл под наркозом эфиром. Два дня спустя в больнице Университетского колледжа Роберт Листон ампутировал ногу шоферу Фредерику Черчиллю, а студент-медик Уильям Сквайрс ввел эфирный анестетик.

Сегодня трудно понять, насколько значительным был этот прорыв. До этого операция была ужасающим последним средством в последней попытке спасти жизнь.Было возможно несколько операций. Поверхностная хирургия, ампутация, грибковое поражение раковых опухолей и «резка на камень» (удаление камней из мочевого пузыря) были единственными областями, в которых хирург мог практиковать. Внутренняя часть живота, груди и черепа была по существу "запретной" областью. Скорость была единственным определяющим фактором успешного хирурга. Большинство пациентов держали или привязывали ремнями - некоторые милосердно теряли сознание от агонии - многие умерли либо на столе, либо сразу после операции. Страдания были сильными.

Листон, выдающийся хирург, однажды оперировал камень в мочевом пузыре. В конце концов, охваченный паникой пациент вырвался из рук мускулистых помощников, выбежал из комнаты в коридор и заперся в туалете. Листон, преследующий его по пятам и решительный мужчина, выломал дверь и отнес кричащего пациента назад, чтобы завершить операцию (Rapier HR. Man Against Pain, Лондон, 1947; 49).

Более мрачная история рассказана в New York Herald от 21 июля 1841 года об ампутации:

«Интересный случай с белой опухолью, из-за которой нужно было ампутировать бедро.Пациент был молодым человеком лет пятнадцати, бледным, худым, но спокойным и твердым. Один профессор нащупал бедренную артерию, поднял ногу на несколько секунд, чтобы гарантировать сбережение крови, компрессирующую часть жгута наложил на артерию, и ассистент поднял ногу. Белая опухоль была страшной, пугающей. Парню дали немного вина; он был бледен, но решителен; его отец поддерживал его голову и левую руку. Второй профессор взял длинный сверкающий нож, нащупал кость и воткнул нож осторожно, но быстро.Мальчик ужасно кричал; слезы текли по щекам отца. Первый разрез изнутри был закончен, и окровавленное лезвие ножа выступило из дрожащей раны, кровь потекла через пинту, зрелище было тошнотворным; крики ужасные; оператор спокойствие ».

С появлением анестезии все изменилось. Операция могла замедлиться - стать более точной и могла перейти в «запрещенные области» живота, груди и мозга. Эволюция хирургической практики зависела от анестезии и одновременного введения антисептики с помощью карболического спрея Листера.

После использования эфира были введены другие ингаляционные агенты. Хлороформ был введен профессором акушерства в Эдинбурге Джеймсом Симпсоном в ноябре 1847 года. Это было более сильнодействующее средство, но с более серьезными побочными эффектами. Он мог вызвать внезапную смерть, особенно у очень тревожных пациентов (первый из этих инцидентов произошел в начале 1848 года), а также мог вызвать позднее начало и очень серьезное повреждение печени. Однако он работал хорошо, и его было проще использовать, чем эфир, и поэтому, несмотря на его недостатки, он стал очень популярным.В течение следующих 40 лет было введено большое количество «вонючих агентов», каждый из которых имел очевидные преимущества, но лишь немногие из них выдержали испытание временем. Следующим крупным достижением было введение местной анестезии - кокаина - в 1877 году. Затем последовала местная инфильтрация, блокада нервов, а затем спинальная и эпидуральная анестезия, которая в 1900-х годах позволяла проводить операции на расслабленном животе без огромной «глубины» анестезии, необходимой для эфир и хлороформ. Новые, менее токсичные местные анестетики были представлены в начале 1900-х годов.

Следующим важным нововведением стал контроль дыхательных путей с помощью трубок, вводимых в трахею. Это позволяло контролировать дыхание, и техники, введенные в 1910-х годах, были усовершенствованы в конце 1920-х - начале 1930-х годов. Затем были введены средства для внутривенной индукции. Это были барбитураты, которые позволяли пациенту быстро, плавно и приятно засыпать, и поэтому избегали любых неприятных ингаляционных агентов. Затем, в 1940-х и начале 1950-х годов, появились миорелаксанты, сначала с кураре (яд южноамериканских индейцев!), А затем, в последующие десятилетия, с целым рядом других агентов.Кураре в форме тубокурарина был впервые использован в клинической анестезии в Монреале в 1943 году доктором Гарольдом Гриффитом и впервые использован в Великобритании в 1946 году профессором Греем в Ливерпуле. В середине 1950-х появился галотан, революционный ингаляционный агент, который было намного проще использовать. С тех пор все эти группы препаратов были усовершенствованы, поэтому теперь существуют гораздо более сильные и менее токсичные препараты для внутривенного введения, ингаляционные средства, местные анестетики и миорелаксанты. В настоящее время анестезиологи - это высококвалифицированные врачи, которые оказывают полный спектр услуг пациентам - не только в операционной.С ними обычно консультируют в предоперационном периоде, чтобы оптимизировать состояние пациентов, и они обычно работают в отделениях интенсивной терапии и интенсивной терапии. Они занимаются акушерским обезболиванием и анестезией, неотложной медицинской помощью в отделениях неотложной помощи и неотложной помощи, реанимацией, оказанием помощи при серьезных травмах, лечением острой и хронической боли и перемещением пациентов между больницами.

Анестезия в настоящее время очень безопасна: в большинстве стран с высоким уровнем доходов смертность составляет менее 1 из 250 000, напрямую связанных с анестезией.Тем не менее, с современными сложными системами мониторинга и более глубоким пониманием функций организма анестезиологи будут продолжать стремиться к совершенствованию в течение следующих 150 лет.

Воспроизведено с любезного разрешения д-ра Дэвида Уилкинсона, президента WFSA

Чтобы получить полную историю анестезии с 4000 г. до н.э., охватывающую вавилонский, греческий, китайский, арабский и другие выдающиеся достижения в развитии профессии и уходе за пациентами, посетите интерактивную хронологию на веб-сайте Музея деревянной библиотеки.

№ 211: Анестетики

Сегодня несколько мыслей о боли и приоритете. В Инженерный колледж Хьюстонского университета представляет эту серию о машинах, которые делают наша цивилизация бежит, а люди, чьи изобретательность создала их.

Творческие люди не смотрят очень приятно, когда они борются за признание их идеи - особенно когда они борются об идеях, которые служат такой основной потребности человека, как избегая боли.

Сто пятьдесят лет назад хороший хирург был определяется его скоростью как угодно. Нога ампутация, например, была мучительно болезненно, пока это длилось. Хороший хирург закончил саму ампутацию менее чем за минута. Люди пробовали все, начиная от алкоголя и опиум, чтобы кусать пули и гипноз, чтобы остановить боль.Но ничего толком не сработало.

Новая химическая наука производила вещества, способные вывести человека из строя; но мы были медленными, чтобы установить соединение. Эфир был около - тусовщики 18-го века были известны запечатать себя в комнате с открытой миской эфир до тех пор, пока первые люди не пошли с простого до бессознательного.

Но только в 1842 году хирург из Джорджии по имени Кроуфорд Лонг начал использовать эфир в своих операциях, и он не публиковал технику до тех пор, пока позже. В 1844 году бостонский дантист Гораций Уэллс, рекомендуется использовать закись азота. Он позволил себе зуб должен быть удален, чтобы доказать свою точку зрения. Два года позже другой стоматолог из Бостона, Уильям Мортон, сделал две публичные демонстрации эфира.Сначала он поставил под пациента выдернули зуб. Затем он подготовил второго пациента к операции известный, но скептически настроенный хирург. Впоследствии хирург допустил, что эфиру на самом деле "нет". обман ».

Итак, Мортон запатентовал эфир как анестетик, и это началась жестокая судебная тяжба. Наконец-то Уэллс покончил жизнь самоубийством по всему бизнесу.в Между тем, многие консерваторы - предположительно те, кто не шли на операцию - противные анестетики по разным причинам. Анестезия не помогала принятия, пока королева Виктория не приняла хлороформ для рождение восьмого ребенка в 1853 году.

Оглядываясь назад, мы видим, что ни один из этих людей изобрел анестезию.Это было довольно ясно по 1840-е годы, что несколько химикатов могут поразить человека вне. Научная литература показывает, что многие люди думали об использовании химикатов, чтобы увернуться боль. Но анестезию пришлось ждать медикам. настроить средства его использования и взлома подавить общественное недоверие.

Тем не менее, мне нравится Кроуфорд Лонг.Он был первым, кто использовать эфир, и он мало думал о заслугах. На с другой стороны, в конце концов потребовалось зрелищность, чтобы показать хирургам, что они действительно могут положить конец ужасной боли, которую они должны были причинить.

Я Джон Линхард из Хьюстонского университета, где нас интересуют изобретательные умы Работа.

(Музыкальная тема)

Начало современной анестезии

К несчастью для Уэллса, он не знал об этом побочном эффекте, как и его слушатели в Гарварде. Так случилось, что медицинский прорыв был продемонстрирован в одной из ведущих медицинских школ страны, и никто об этом даже не подозревал.

И что еще более странно, это было не в первый раз.

Обезболивающие эффекты закиси азота были обнаружены почти полвека назад химиком по имени Хамфри Дэви, который начал свои эксперименты с химическим веществом в Пневматическом институте Англии.Однако эти эксперименты в основном проводились на нем самом, а иногда и на его друзьях. Он настолько зациклился на кайфе, которое чувствовал при вдыхании газа - пристрастился, как некоторые позже скажут, - что он неоднократно рисковал своей жизнью, пытаясь вдохнуть все больше и больше, и даже попросил коллегу построить ему переносную газовую камеру. так что он мог иметь доступ к газу где угодно и когда угодно.

Хотя Дэви был явно очень впечатлен способностью закиси азота, казалось бы, не позволять телу чувствовать боль, похоже, что он никогда не думал продвигать ее в качестве анестетика для хирургии.Вместо этого он продвигал его как лекарство от похмелья и приступил к детальным экспериментам - конечно, на себе, - чтобы увидеть, сколько бутылок вина он может выпить за ночь и при этом «стереть» эффекты.

Но не только Дэви упустил огромный потенциал закиси азота, несмотря на частое взаимодействие с ним. В начале 1830-х годов серный эфир и закись азота использовались в качестве рекреационных наркотиков. В Америке модные и молодые люди попадали на «вечеринки веселящего газа» или «эфирные шутки» - популярное туристическое развлечение.

В 1830-х и 1840-х годах шоумен, претендующий на звание «профессора химии», нередко устраивал шоу в городах, деревнях и городах по всей территории Соединенных Штатов с явным намерением продемонстрировать эти удивительные газы и их «Захватывающие возможности». Конечно, самые приятные моменты ночи были, когда «профессор» приглашал публику на сцену, чтобы они сами вдохнули газы. Внезапная потеря равновесия и заторможенность приведут в восторг и шокируют ревущую толпу.

Именно на одной из демонстраций «веселящего газа» в 1844 году дантист Гораций Уэллс осознал потенциал серной кислоты и закиси азота. На следующее утро после того, как он стал свидетелем зрелища, он убедил коллегу удалить один из его зубов после того, как сам вдохнул закись азота. После того, как зуб был успешно удален, ликующий Уэллс закричал: «Это величайшее открытие из когда-либо сделанных! Я не чувствовал себя так сильно, как укол булавки! "

Но если удачный опыт Уэллса в Гарварде и был ярким пятном, так это его встреча с Джоном Коллинзом Уорреном, влиятельным профессором хирургии в Массачусетской больнице общего профиля.

Уоррен был уже знаком с идеей использования закиси азота в качестве анестетика благодаря знакомству с Чарльзом Томасом Джексоном, «одним из самых эксцентричных и причудливых людей, связанных с открытием хирургической анестезии».

Как мучительная операция открыла путь к применению анестетиков

Хирург Роберт Листон мог удалить ногу за 25 секунд, начиная с первого пореза и заканчивая отрубленной конечностью, упавшей в ящик с окровавленными опилками. Его операции в больнице Университетского колледжа в центре Лондона в начале 1840-х годов были известны своей скоростью, интенсивностью и успехом.Шанс умереть от ампутации по Листону составлял примерно каждый шестой - намного выше, чем у среднего викторианского хирурга.

Скорость процедуры имела свои преимущества. Без обезболивающего, он сократил почти невообразимо ужасную хирургическую травму. Кричащего пациента обычно удерживали на деревянной скамье «комоды», которые также помогали с лигатурами, ножами и перевязками.

Хотя в то время этого никто не осознавал, молниеносные операции также сводили к минимуму воздействие микробов и инфекций на ткани.

Обратной стороной было то, что нож иногда двигался так быстро, что происходили несчастные случаи. В одном случае Листон перерезал пальцы комоду. Позже пациентка умерла от инфекции, и ассистент умер. Наблюдатель умер от шока. Вероятно, это была единственная в истории операция со смертностью 300%.

В начале 19 века даже самые упорные хирурги, такие как Листон, выполняли операции только в крайнем случае. У любого пациента с сложным переломом ноги или руки, когда кость проникает в кожу, не оставалось ничего другого, кроме как ампутации.Во времена, когда еще не было понимания причин инфекции, альтернативой была гангрена, заражение крови и смерть.

Вам также может понравиться:

«Очень важно думать об эмоциональном воздействии хирургического вмешательства», - говорит Салли Фрэмптон, историк медицины из Оксфордского университета. «Это был действительно мучительный опыт как для пациента, так и для хирурга. Можете ли вы представить себе, что кого-то насильно удерживают, пока вы его оперируете? »

Один молодой лондонский студент-хирург, Джон Китс, счел операции настолько тревожными, что отказался от профессии, чтобы стать поэтом.

История стоматологической анестезии | Семейная стоматология Грейнджер PC

Каждый человек, когда-либо рожденный на Земле, в тот или иной момент испытывал какую-либо травму и сопутствующий ей дискомфорт. Тем не менее, современная медицинская и стоматологическая анестезия в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, существует не так давно. Раньше многие люди с радостью рисковали, а не ложились под нож хирургическим вмешательством, потому что шансов на успех было мало, а отсутствие анестетиков делало это мучительным опытом.Только в 1846 году был устранен один из величайших страхов человечества - боль хирургического вмешательства. К счастью, мы живем в современную эпоху, когда преимущества продвинутой анестезии доступны всем людям и для всех медицинских и стоматологических процедур, а крупные операции можно проводить практически без дискомфорта

Самое старое зарегистрированное вещество, используемое для облегчения состояния во время хирургических вмешательств. процедуры алкоголь. В то время, вероятно, также использовались лечебные травы. Древние шумеры зарегистрировали выращивание и сбор опийного мака еще в 3400 году до нашей эры.Наиболее вероятно, что их познания о маке дошли до цивилизаций вавилонян и персов, а также до египтян.

В 2250 г. до н.э. на вавилонской глиняной табличке записано средство для облегчения кариеса. Кроме того, египтяне написали в медицинском папирусе восемнадцатой династии об использовании грубых обезболивающих и седативных средств, приготовленных из плодов мандрагоры.

До того, как арабы в VIII веке познакомили с опиумом древнюю Индию и Китай, эти цивилизации впервые начали использовать благовония каннабиса, вводимые вместе с вином для анестезии.Особого внимания заслуживает легендарный китайский хирург Хуа То 2 века нашей эры. Говорят, что он выполнял серьезные операции, такие как резекция кишечника и гастростомия, после того, как давал своим пациентам пероральный анестетик. Точные ингредиенты для нас потеряны, потому что он сжег все записи перед своей смертью. Конфуцианские учения считали хирургию формой нанесения увечий телу, и поэтому это была запретная практика.

Местные анестетики использовались в цивилизации инков, где шаманы жевали листья коки и выполняли операции на черепе, плюясь в нанесенные ими раны для обезболивания.Позже кокаин был выделен и стал первым эффективным местным анестетиком,
первоначально использовался для хирургии глаза в 1884 году Карлом Коллером.

Первое упоминание об ингаляционной анестезии встречается в ранних арабских писаниях конца XII века. «Губку для сна» пропитывали растворенным раствором опия, мандрагоры, сока болиголова и других веществ. Когда пара держала пациента под носом, он терял сознание.

Где-то между 1540-1842 годами анестетики мало использовались, и о них практически забыли, по крайней мере, не использовались публично.Конечно, были разные типы анестетиков, с которыми экспериментировали и использовали в частном порядке, но для всех намерений и целей это были темные века анестетиков.

Хотя эфир был синтезирован Валериусом Кордусом из Германии в 1540 году, только в середине 1800-х годов он стал популярным анестетиком в хирургии. Эфир легко воспламеняется и очень летуч, но имеет большие перспективы для использования в медицине / стоматологии в качестве ингалянта. Примерно в то же время экспериментировали с хлороформом и закисью азота, но эфир стал самой ранней приемлемой анестезией выбора из-за успешной демонстрации медицинскому / стоматологическому сообществу.

Закись азота была приготовлена ​​Джозефом Пристли в 1776 году, а ее анестезирующие свойства были объявлены еще в 1779 году Хэмфри Дэви, который ввел термин «веселящий газ». Неудачная демонстрация удаления зуба в 1846 году, проведенная доктором Горацием Уэллсом, отсрочила его популярное использование, когда пациент воскликнул, что все еще чувствует боль, и эфир стал предпочтительным ингалянтом на несколько лет, пока новые доказательства не подтвердили, что это закись азота. более безопасная и удобная альтернатива.

В 1853 году хлороформ впервые был использован в качестве анестетика, но уровень заболеваемости оказался выше, чем у эфира, и поэтому в медицинском сообществе продолжалось доминирование эфира.

Также в 1853 году изобретены полая игла и шприц для подкожных инъекций, упрощающие введение местного анестетика. Это позволило использовать кокаин для этой цели после того, как он был синтезирован примерно в 1855 году.

В 1894 году человек по имени Х.Дж. Карлсон обнаруживает, что этилхлорид вызывает крепкий сон у некоторых стоматологических пациентов. Прокаин (новокаин) был открыт в 1904 году, а поглотитель углекислого газа впервые был использован для общей анестезии в 1915 году. С использованием кураре в 1942 году, наконец, начался золотой век анестезии.

1943 принес лидокаин, который используется в качестве местного анестетика, снимающего зуд и жжение на коже. Его также можно использовать в качестве стоматологического анестетика и для небольших операций. Синтезированный Нильсом Лофгреном, он впервые поступил на рынок для использования в 1949 году.

С этого времени у нас продолжаются открытия и улучшения в ингалянтах и ​​инъекциях с различной степенью популярности: галотан (1956), энфлуран (1963), изофлуран (1965) , Pancuronium (1967), Forane (1981), Propofol (1990) и Desflurane (1992)

Если вам нужна дополнительная информация об истории стоматологической анестезии, позвоните докторуТомас Энглмайр, доктор Росс Шафер и наша полезная команда в Granger Family Dentistry PC в Грейнджер, штат Индиана. Телефон: 574-277-5406.

Анестезия | История анестезии

16 октября 1846 г.


Бостон, Массачусетс, США

Одним из самых важных нововведений в истории является анестезия . Анестезия (от греческого «отсутствие ощущения») - это состояние, при котором телесные ощущения, особенно боль, заблокированы или временно устранены.

В наше время почти невозможно представить, что на протяжении большей части человеческого существования люди практически не избавлялись от боли. Во время болезненных родов, травм, болезней и ранних операций; люди зависели от смелости, лекарств, лекарств или алкоголя для облегчения боли, часто с ограниченным успехом.

Мужчина испробовал множество методов, чтобы помочь ему справиться с сильной болью. Некоторые методы, такие как лечение травами или шаманские ритуалы, сегодня кажутся причудливыми. Другие методы облегчения, такие как алкоголь, имели ограниченный успех, но затем вызывали вторичную боль, возникающую при восстановлении организма после приема алкоголя.

Когда не было альтернативы облегчению, у человека не было другого выбора, кроме как терпеть боль. Термин «стоически противостоять невзгодам», «укусить пулю», происходит от хирургической операции на поле боя, когда солдату давали укусить пулю, чтобы помочь ему перенести очень болезненную операцию или заживление раны.

Ранние формы анестезии

Ранние обезболивающие, которые раньше использовали люди, можно найти в древних записях.

Мандрагора и Индийская конопля или гашиш были распространенными и относительно эффективными обезболивающими.Мандрагора происходит от растения мандрагора, которое относится к семейству картофеля. Гашиш - это наркотический продукт, состоящий из прессованных или очищенных препаратов стеблевых смоляных желез, называемых трихомами, собранных из почек женского растения каннабис.

Опиум , наркотическое средство, вызывающее сильное привыкание, полученное из растения Papaver somniferum , было очень популярным в древности обезболивающим и вызывающим эйфорию лекарством. Опиум был очень популярен в древнем и досовременном мире из-за его успеха в облегчении боли.

Шумеры из Месопотамии выращивали опийный мак еще в 3400 году до нашей эры. Шумеры передали это «чудо-лекарство» ассирийцам, которые, в свою очередь, передали опиум вавилонянам. Затем египтяне узнают цену опиума.

Знания об опиуме и его употребление пойдут из Египта через торговые пути Средиземного моря к различным цивилизациям, включая финикийцев и греков. Примерно в 460 году до нашей эры знаменитый Гиппократ , « Отец медицины » признал пользу опиума как наркотического и кровоостанавливающего средства при лечении болезней.Позже, примерно в 330 г. до н.э., г. Александр Великий г. и его армии представили опиум народу Индии, Персии и других восточных и ближневосточных королевств.

Китай и другие восточные цивилизации узнали об опиуме от арабских торговцев около 400 года нашей эры. Целители и врачи признали ценность опиума в облегчении боли. Однако вызывающие привыкание и эйфорические качества употребления опиума вызывали растущие проблемы для всех цивилизаций.

В 1680 году английский аптекарь Thomas Sydenham представил Sydenham's Laudanum, соединение опиума, хереса и трав.Его таблетки, наряду с другими таблетками того времени, стали популярными лекарствами от множества недугов.

Сэр Хэмфри Дэви

Начало более эффективного, контролируемого и менее разрушительного использования обезболивающих началось в 1800-х годах. Сэр Хамфри Дэви (17 декабря 1778 г. - 29 мая 1829 г.), возможно, был первым человеком, запустившим то, что сейчас известно как наука и медицина Анестетиков.

Дэви , уважаемый и плодовитый ученый, химик и изобретатель, был известен своей работой с щелочными и щелочноземельными металлами.Он также был известен своим вкладом в открытия элементарной природы хлора и йода. Ему приписывают создание первой дуговой лампы, которая использовалась в качестве шахтерской лампы, чтобы помочь шахтерам видеть глубоко под землей.

Дэви вместе со многими светилами того времени, такими как Джеймс Ватт, Роберт Саути и Сэмюэл Тейлор Кольридж , были постоянными пользователями Дэви развлекательного и экспериментального закиси азота или «веселящего газа ».Закись азота впервые была синтезирована известным английским химиком и естествоиспытателем Джозефом Пристли в 1772 году.

Джеймс Ватт , друг Дэви , построил газовую камеру для использования Дэви и его друзьями, чтобы экспериментировать с вдыханием закиси азота и ее эффектами. Один из экспериментов Дэви хотел определить, может ли закись азота в сочетании с вином помочь устранить или уменьшить боль от похмелья. В записях «» Дэви указано, что веселящий газ действительно помогает облегчить боль от похмелья.Однако, к удивлению, Davy не стал проводить больше экспериментов по использованию закиси азота в качестве анестетика для облегчения боли.

Подобный газ, эфир , также был популярен в то время. В 1830-е годы студенты колледжей использовали эфир, чтобы войти в состояние эйфории, глупости и удовольствия. Эти популярные вечеринки получили название «эфирные шалости». Используя закись азота, «веселящий газ», поставщики шоу берут с клиентов более 25 центов, чтобы посмотреть, как люди, опьяненные веселящим газом, выставляют себя дураками.

Гораций Уэллс

В 1844 году дантист по имени Гораций Уэллс посетил местное шоу «Веселящий газ». Во время шоу по кинотеатру бешено носился алкоголик в состоянии алкогольного опьянения. Во время разгромной погони он сильно повредил ногу. Остановившись, чтобы перевести дыхание, он понял, что у него сильное кровотечение. Доктор Уэллс подошел к этому человеку, чтобы предложить помощь. Wells был шокирован, узнав, что раненый сказал ему, что не чувствует никакой боли, несмотря на тяжелую рану.

Wells ухватился за это необычное явление и решил поэкспериментировать с идеей использования закиси азота в качестве обезболивающего во время стоматологической хирургии. У него действительно был ассистент вырывал один из его собственных зубов, когда он находился под действием закиси азота. Он записал, что не чувствовал боли. Однако у закиси азота был недостаток. Обезболивающий интоксикационный эффект закиси азота длился недолго, поэтому он не подходил для длительных операций или болезненных медицинских процедур.

Д-р Уильям Мортон

Бывший студент стоматологического факультета Гораций Уэллс , Доктор Уильям Мортон (1819-1868) нуждался в закиси азота для пациента, который очень боялся боли. Доктор Мортон узнал от своего химического поставщика, что закись азота недоступна, но его поставщик посоветовал ему использовать эфир, который имеет очень похожие свойства и должен достичь цели облегчения боли.

Доктор Мортон экспериментировал с эфиром и быстро осознал его ценность в качестве анестетика для хирургии.Он разработал первый в истории аппарат для анестезии . Его машина использовала простой стеклянный шар, в который помещалась пропитанная эфиром губка. Пациент просто вдыхал пары через выходное отверстие земного шара, чтобы достичь состояния опьянения, необходимого для отсутствия боли.

16 октября 1846 года Мортон использовал свое новое изобретение на пациенте в хирургическом амфитеатре Массачусетской больницы общего профиля . Пациент был успешно анестезирован во время операции по безболезненному удалению опухоли из челюсти пациента.

Операционный пациент, мистер Гилберт Эббот, сказал доктору Мортону и собравшимся наблюдателям, что он не чувствовал боли во время операции. Эта невероятная новость поразила стоматологов и медицинских наблюдателей. После еще нескольких демонстраций безболезненной хирургии с использованием эфира стоматологическая и медицинская промышленность изменились навсегда. Новости об этом замечательном новом обезболивающем и процедуре распространились по всему миру. Наконец-то человек нашел способ значительно облегчить боль и сделать гораздо больше медицинских процедур, спасающих жизнь.

Хотя многие джентльмены экспериментировали с газами и процедурами, которые в конечном итоге позволили успешно использовать анестезию , доктору Уильяму Мортону обычно приписывают начало общей и новаторской практики анестезии .

Комната, в которой доктор Мортон проводил свою историю хирургической операции, стоит до сих пор. Комната находится в здании Bulfinch Building в Массачусетской больнице общего профиля в Бостоне.В 1965 году он был объявлен национальным историческим памятником.

Джорджия восстанавливает музей человека, который изобрел анестезию - Новости - The Florida Times-Union

ДЖЕФФЕРСОН, Джорджия. Когда мир узнал об открытии анестезии уроженцем Джефферсона Кроуфордом Лонгом, научное сообщество шокировало то, что такое изменившее жизнь медицинское достижение могло произойти из приграничного города.

Однако местонахождение Лонга было только началом маловероятной истории, которая ввела сельского врача в учебники истории.

История открытия Лонга - то, что он был первым врачом, который заставил пациента потерять сознание, провел операцию, а затем воскресил его с незначительными болезненными последствиями - вероятно, не выдержит проверки сегодняшними этическими стандартами, но это одна из деталей, история интересная.

«Это был не совсем медицинский эксперимент», - сказал Уильям Хэммондс, историк медицины и анестезиолог из Медицинского колледжа Джорджии. "Это была группа молодых парней, которые собирались вместе после того, как он закрыл офис.Затем Кроуфорд Лонг ввел эфир и вырезал комочки. И вот оно не только сработало, но и не повредило ».

Музей Джефферсона Кроуфорд Лонг, недалеко от площади Джефферсон-Сити, откроется 9 января после более чем годичного ремонта. Само здание, которое пострадал от протечек и структурных дефектов, был отремонтирован, но директора музеев также использовали время простоя, чтобы обновить экспонаты, переосмыслив историю открытия Лонга для другого поколения студентов и историков.

Директора музеев обнаружили новые артефакты, проливающие свет на жизнь Лонга и довоенную жизнь Джефферсона.

«Многие выставки Кроуфорда Лонга пытаются поставить его в свое время и место», - сказала Лиза Кэмпбелл, руководившая реконструкцией музея. "Потому что, прежде чем вы поймете состояние медицины в 1842 году, и если вы не поймете, что Джефферсон был пограничным городом в 1842 году, вы действительно не сможете в полной мере оценить, насколько удивительным было то, что кто-то здесь был первым, кто применить анестезию к пациенту и уметь его оживить.

В том же году Лонг удалил кисту на шее Джеймса Венейбла после введения достаточного количества эфира, чтобы Венебл уснул во время операции.

Когда Венейбл проснулся, он не верил, что киста исчезла, пока кто-то не показал ему иссеченный ткани, согласно одному из старых музейных знаков.

Лонг выделялся

Предыстория открытия Лонга не так хорошо известна, сказал Хэммондс.

Лонг был одним из немногих врачей в Соединенных Штатах в первом полугодии 19 века, получившее высшее образование и обучение в медицинской школе и по программе ординатуры в больнице.

Он учился в Университете Джорджии, когда это был колледж Франклина, окончил медицинскую школу в Университете Пенсильвании и закончил резидентуру в Нью-Йорке.

Только от 5 до 10 процентов врачей имели такую ​​подготовку, сказал Хэммондс.

«Он хотел продолжить карьеру военного хирурга», - сказал он. «Но его отец сказал:« Нет, нет, ты нужен людям здесь ». Поэтому он вернулся в Джефферсон и открыл магазин очень близко к тому месту, где сегодня находится музей ».

Уличный ум окупился

Вернувшись домой, он принес с собой богатство знаний, которые он получил, пока учился в школе - как в классе, так и вне его.

В годы учебы Лонга в колледже наркотиком, который предпочитают студенты, светские люди и все, кто готов платить десять центов или четверть «профессорам», путешествующим по стране, была закись азота - веселящий газ. Оттуда люди обратились к эфиру, который было намного проще найти и с которым легче было обращаться.

Люди устраивали вечеринки, называемые шалостями, на которых участники вдыхали эфир.

«Итак, Кроуфорд Лонг и некоторые из его друзей время от времени вдыхали эфир во время эфирных шуток», - сказал Хэммондс.«Он заметил, что люди бегали вокруг, и в своих глупых выходках во время этих шалостей они ударяли ногами или коленями, и это их не беспокоило. Я думаю, это хранилось в его мозгу, но он не много с этим делать ".

Лонг вернулся в Джефферсон и встретил Джеймса Венейбла, человека с множеством шишек на шее, который стал резвым другом, сказал Хэммондс.

Венейбл не позволил Лонгу удалить шишки, потому что боялся боли.

31 марта 1842 года Венейбл пришел в офис Лонга в нерабочее время, и местный врач удалил шишки без особой боли.

Янки заявляют об изобретении

Лонг провел шесть или семь других операций под наркозом, прежде чем опубликовать свои методы в 1849 году, сказал Хэммондс.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *