Кто на куликовом поле победил: Куликовская битва 1380 — История России

Кто победил в «Куликовской битве» в 1941 году

Здесь оборонялась 269-я стрелковая дивизия. Острие немецкого танкового клина прошло чуть в стороне, а на участок 269-й с.д. пришелся его правый фланг. Здесь было подбито много немецких танков, и к Москве они так и не прорвались. Недолго пришлось вермахту стоять на священном месте русской боевой славы. Стрелковая дивизия выстояла и 13 декабря 1941 г. вместе со всем подмосковным фронтом пошла вперед, выдавливая немцев из-под столицы. За две недели наступления немцев отбросили на 80-100 км на запад, дивизия освободила 400 населенных пунктов. Военный фельдшер Владимир Рожков, воевавший на Куликовом поле в 1941 г., вспоминал: «В те грозные дни мне и моим товарищам посчастливилось быть возле памятника воинам Куликовской битвы. […] Мы, советские воины, не дали фашистам посрамить этот памятник. […] Немцы рвались напролом, но вскоре выдохлись».

Озлобленные неудачей, гитлеровцы жгли все, что могли, а в пытавшихся тушить стреляли. 15 декабря 1941 г. они ушли. А прогнали их ополченцы Москвы, такие же как и их предки 14-го века. 269-ю дивизию сформировали в Коломне и с августа она находилась в боях. К ноябрю эта часть была уже основательно обстрелянной, в октябре-ноябре ее бойцам пришлось биться в полном окружении, большая часть ее солдат и командиров погибла, но как часть она выстояла.

После Куликовской битвы дивизия дралась под Орлом, громила врага во время Курской битвы, участвовала в освобождении Гомельской области Белоруссии и внесла большой вклад в успех ключевых этапов операции «Багратион»; бойцы Куликова поля дрались за Минск, Белосток, польский город Ружан и наконец оказались в Восточной Пруссии, на немецкой земле. 269-я стрелковая взяла города Аллейнштайн, Вилленберг, Гутштадт, Браунберг и другие, а завершила свой славный боевой путь, начатый у Москвы, под Берлином, уничтожая группировку вермахта на юго-восточных окрестностях столицы Рейха. 9 мая 1945 г. победители встретились с союзниками на Эльбе.

Глава 11 Кого победил Дмитрий Донской на Куликовом поле? И что было названо «набегом хана Токтамыша на Москву»?

Глава 11

Кого победил Дмитрий Донской на Куликовом поле? И что было названо «набегом хана Токтамыша на Москву»?

…Когда пестрое наемное войско мятежного мурзы побежало с появлением небольшого засадного полка Дмитрия, Мамаю ничего не оставалось, кроме как воскликнуть: «Эх, были бы со мной свои, татары!»…

А.-З. Валиди Туган

Как видим из всего изложенного выше, иноземцы, составлявшие нам, россиянам, курс истории в выгодном им свете, а также их подручные и последователи применяют довольно простой логический прием. Они сообщают нам только малую часть правды, наиболее им выгодную, а большую часть ее скрывают и намешивают в свой «курс истории» огромную кучу ложной информации. Так что если более полно рассматривать и объективно оценивать сведения и факты о том или ином периоде истории, нетрудно понять, где и как нас обманывали и продолжают обманывать прозападные историки-пропагандисты.

Рассмотрим еще один эпизод «натиска на Восток», который также был историками-западниками истолкован «с точностью до наоборот». Эпизод этот известен нам по учебникам истории и прочим произведениям на исторические темы как Куликовская битва.

Правда, в курсе официальной истории, доставшемся нам от идеологов Романовых, написано, что результатом этой битвы была, если кратко выразиться, «победа угнетенных русских над татарами-ордынцами в борьбе за освобождение от татарского ига»: «Куликовская битва 1380 г., сражение русских войск под предводительством великого князя владимирского и московского Дмитрия Ивановича Донского с монголо-татарами, возглавляемыми правителем Золотой Орды темником Мамаем на Куликовом поле в 1380 г. Борьбу с монголо-татарами за освобождение от господства Золотой Орды возглавила Москва. …Мамай решил сломить возраставшую мощь Руси, усилить ее зависимость от Орды. …русское войско численностью до 100–150 тыс. человек, отличалось однородностью: составляли москвичи (главным образом молодые люди из ремесленников и крестьян, непривычные к бою), а также воины земель, признавших власть московского князя, украинские и белорусские отряды; …сокрушительный разгром Мамаевой рати имел большое историческое значение в борьбе русского и др. народов с монголо-татарским гнетом. Хотя она не привела к ликвидации монголо-татарского ига на Руси, однако на Куликовом поле был нанесен сильный удар по господству Золотой Орды, ускоривший ее последующий распад. Важным следствием К. б. было усиление роли Москвы в образовании Русского государства… Д. Донской впервые передал великое княжение старшему сыну Василию без санкции Золотой Орды как «свою отчину»

» (15). Это сведения из трудов историков-ученых советской эпохи, которые, в свою очередь, основаны на романовском «курсе истории России».

Но проверим, для примера, последние два утверждения из приведенной чуть выше выдержки из курса официальной «истории о монголо-татарах» – соответствуют ли они истине? Оказывается, вовсе нет: нас явно вводили в заблуждение эти толкователи истории, поскольку сохранились достойные доверия сведения о том, что «великий князь Дмитрий (

Донской. – Г. Е.) скончался 19 мая 1389 г. В августе того же года посол Токтамыша (хана Золотой Орды) мурза Шихмат торжественно возвел Василия, сына Дмитрия Донского, на престол Великого княжества Владимирского (так «официально» называлось тогда Московское княжество) [16, с. 277]» (38, с. 300). Комментарии, как говорится, излишни.

А вот Московское княжество усилилось и приобрело объединяющую роль на русских землях опять-таки при непосредственной поддержке Великой Орды, и задолго до «Куликовской битвы»; об этом также сохранились многочисленные известия (36), (37), (38). И примеры искажения как истории татар, так и в целом истории Отечества во множестве приведены в указанных книгах.

Тут скажем только, что основная ложь антитатарского прозападного курса истории в том, что,

во-первых, дескать, татары-ордынцы «завоевали Русь и установили иго», а русские представляли собой народ, «завоеванный и угнетаемый» татарами-ордынцам почти три столетия. Обстоятельное опровержение этой основной лжи романовского курса истории России с приведением достаточных аргументов дано в книгах «Корона ордынской империи» (37) и «По следам черной легенды» (38).

Здесь просто отметим, что на самом деле, как говорят факты, русские принимали самое непосредственное и активное участие как в самом установлении власти Золотой Орды на территориях Руси и Дешт-и-Кыпчака, так и в правлении этой державой. И на самом деле Русь была спасена от уничтожения крестоносцами именно силами ордынцев – как русских, так и татар (38). Притом русские участвовали в этих, с точки зрения прозападных историков, «преступлениях татар-ордынцев» в массовом порядке и на самых разных должностях, вплоть до участия в работе Ставки Верховного хана всех татар. К тому же это «участие многих русских в делах и войнах татар», как сообщал средневековый католический миссионер-разведчик Карпини в своем отчете, имело место еще задолго до «монголо-татарского нашествия на Русь» (37), (38).

Но это все, понятное дело, разными путями скрывалось историками-антиордынцами. Ведь факты эти полностью опровергают курс истории «о плохих татарах-ордынцах и их рабах – русских князьях».

Во-вторых, ложь официальных историков относительно рассматриваемых в данной главе эпизодов еще и в том, что князь Дмитрий Донской, дескать, «боролся против господства Золотой Орды». Но, вообще-то, Дмитрий Иванович, как и его дед Иван Калита, и отец, и дядя, бывшие до него великими князьями на Руси, действовал именно в интересах Золотой Орды, которые полностью совпадали с интересами прогресивных русских князей, а также и русского духовенства, купечества и крестьянства (36), (38). Достаточно сказать, что дед и отец Дмитрия получили от хана Золотой Орды свое назначение в великие князья и полномочия по сохранению русских земель в рамках единого Русского государства, а также полную поддержку татарских ханов в этом. Также и сын Дмитрия Донского после кончины отца, как мы чуть выше разобрались, получил от хана Золотой Орды Токтамыша назначение на великое княжение на Руси.

Сам Дмитрий Донской начал править Московским княжеством в сложное время, когда в Золотой Орде была «Великая замятня», то есть единство державы было подорвано междоусобицами. Эти междоусобицы и смута возникли, само собой, не просто так, не сами по себе. Нам историки-западники объясняют, что, дескать, плохие татары-ордынцы передрались между собой, не поделив власть. А русские князья, мол, особенно московские, всегда прислуживали ордынским ханам, помогая грабить русский народ да подавляя борьбу против ига со стороны других русских князей. Так, дескать, русские князья старались услужить татарским ханам, чтобы получить ярлык[51]на великое княжение, да и дрались между собой.

Но если разобраться, то становится ясно, что лукавят историки-западники, мягко говоря, неправду нам сообщают и очень много чего от нас скрывают. Рассмотрим вкратце политическую ситуацию, каковая сложилась к периоду вступления князя Дмитрия на княжение в Московии.

В предыдущей главе мы выяснили, что в XIII веке крестоносцы, представлявшие ударный отряд западного мира в деле натиска на Восток, ничего толком не добились военным путем. Получили достойный отпор. Посему методы натиска на Восток были изменены. Не отказываясь от военного завоевания, крестоносцы больше налегли также и на идеологическую и агентурную работу. Проще говоря, началось постепенное продвижение католиков на Восток под предлогом миссионерской, торговой и иной благопристойной деятельности. При этом, естественно, агенты Запада старались находить как среди татар-ордынцев, так и среди русских «людей, которых легко было купить и использовать против Отечества», то есть против Великой Татарии и «органически связанной с нею Руси»

(Л. Н. Гумилев).

Вкратце отметим основные результаты дипломатического, агентурного и идеологического натиска с Запада в XIV веке: было образовано прокатолическое Великое княжество Литовское, занявшее многие исконно русские земли. Это «суверенное» княжество, курируемое католической церковью, и стало плацдармом для дальнейшего натиска на Восток. К середине – второй половине того же века Литовское княжество значительно усилилось, а по мере роста его могущества в нем укреплялось влияние католической церкви. В середине 1380-х гг. Литовское княжество было объединено с католической Польшей.

Задачей Литовского княжества было уничтожение союзницы Золотой Орды – Московского княжества – и в целом завоевание всей Руси. Посему Литовское княжество, опираясь на поддержку, средства и опыт католиков-западноевропейцев, вело постоянную работу среди русских князей, стараясь склонить их на свою сторону в борьбе против Московского княжества и Великой Орды.

Московские князья постоянно стремились к объединению русских земель в единое государство, независимое от Запада, и опирались в этом на поддержку Великой Орды.

Так на Руси в XIV веке «сложились две коалиции – московско-татарская и литовско-тверская», враждебные друг другу (29). В первой состояли московские князья и их сторонники из русских князей в союзе с татарами-ордынцами. Напомним при этом, что многие из этих татар-ордынцев – «предки большинства русских, тех, чья родина южнее Москвы-реки» (3, с. 938). И жили эти татары в рассматриваемое время «южнее широты Москвы-реки» издревле, появившись там задолго «до татаро-монгольского нашествия» (36), (38).

В литовско-тверской коалиции состояли католическое литовско-польское королевство и его вассалы-союзники – политические группировки некоторых русских княжеств (например, Твери, Рязани).

Вообще-то, война между защитниками интересов русского народа и западниками-изменниками шла на Руси практически с «домонгольских» времен. После включения Руси в федерацию Великой Орды эта война также продолжалась, правда, иногда прекращаясь на время, но неизменно вновь возобновляясь (особенно в моменты ослабления Великой Орды). Но вот к концу XIV века эта борьба католиков и их приспешников против московско-татарской коалиции приняла «истребительный характер» (30, с. 160). Противостояние это, понятное дело, не было этническим, как утверждают официальные историки – дескать, «русские князья, друзья Запада, боролись с татарами-угнетателями и с их рабами, московскими и прочими нехорошими русскими князьями». А было это противостояние, как видим, именно политическим.

Стоит сказать здесь, забегая вперед, что это противостояние длилось до Смутного времени включительно, до начала XVII века, и завершилось-таки воцарением в Московии прозападной династии Романовых.

Целью католического мира (натиска на Восток), конечно, были и «татарские просторы» – территории, напрямую подвластные Золотой Орде. Вспомним, что именно здесь проходил в рассматриваемое время, в XIII–XIV веках, северный маршрут Великого шелкового пути. На данном направлении натиска на Восток также действовали многочисленные миссионеры и купцы – агенты влияния Запада. Благодаря их стараниям итальянские купцы получили у татарских ханов разрешение создавать свои колонии-поселения на побережье Черного и Азовского морей.

Главным доводом в просьбах католиков о дозволении работать и торговать на территории Северной державы татар было бедственное положение народов западноевропейских стран – например, католики-итальянцы во второй половине XIII века сильно голодали, им оказывали благотворительную помощь именно Золотая Орда и Русь – «татары, русские и другие северные народы» (36), (37), (38). Посему ордынцы дозволили западным «гастарбайтерам» трудоустраиваться на торговых путях в Причерноморье и на других территориях Золотой Орды. Так возникли поселения итальянских купцов и их «обслуги» на берегах Черного и Азовского морей, на Дону (в Тане – татарское Тын) и Волге (в Сарае и Астрахани). Основной базой католиков была Кафа – генуэзский город в Крыму.

Стоит сказать, что также и политические круги ближневосточной знати не прекращали борьбу против татар-ордынцев. Тем более, что Золотая Орда распостранила свое влияние на часть Персии и Средней Азии, отвоевав у потомков Хулагу[52], подпавших под влияние персов-шиитов, Хорезм и Западный Азербайджан с их богатыми торговыми городами. В тех походах Золотой Орды, кроме татар, участвовало «много северных народов», – как выражались ближневосточные летописцы, – предки русских, мордвы и других народов России.

Но вот примерно с середины XIV века начали происходить неблагоприятные события в Северной державе татар – Золотой Орде. В 1357 г. в результате заговора был убит хан Золотой Орды, «зело добрый царь Джанибек», как называют его русские летописцы, современники хана. Хан Джанибек за время своего правления добился присоединения большей части Ирана (Персии) к Золотой Орде и урегулировал многие внешние и внутренние проблемы Северной державы татар. Это был период расцвета державы – в этот период и на Руси были спокойствие и достаток. Скорее всего, заговор против Джанибека и его сторонников был организован из-за рубежа – сохранились о том кое-какие сведения (37), (38).

Убийство хана Джанибека и попытка узурпации власти в Золотой Орде были тягчайшими преступлениями согласно Великому Язу. Посему мало кто подчинился узурпаторам, и полыхнула война по всей державе. Конфликты, естественно, многократно усиливались умелыми действиями иноземных агентов влияния, мастерами в деле интриг, которые не уставали заниматься «подстрекательством против татар и натравливанием их» против друг друга (37), (75). В результате наступил затяжной кризис, тяжелый период безвластия и беззакония на многих территориях Золотой Орды – «Великая замятня», как назвали это русские летописцы.

Хаос усиливало еще и то, что «Великая замятня» происходила на фоне катастрофической эпидемии чумы, полыхавшей во всех странах Азии и Европы и уничтожившей миллионы людей по всему миру. Эпидемия эта пришла из Южного Китая на Ближний Восток, оттуда в Западную Европу и оттуда уже – на Русь и в Золотую Орду. Это следует знать, поскольку историки-западники уже давненько сочинили и растиражировали «научную гипотезу» о том, что якобы ордынский хан Джанибек повинен в начале этой эпидемии – мол, это «злые татары напустили чуму на культурных западноевропейцев». Таким образом, историки-западники обвинили татар-ордынцев, помимо всего прочего, и в применении бактериологического оружия впервые в истории человечества – см. об этом в (37).

Но вернемся к смуте в Золотой Орде. По всему пространству Северной державы татар, как называли Золотую Орду мусульманские летописцы, появлялись самопровозглашенные или «избранные» только своими приближенными, а то и иноземными спонсорами «ханы». А на Руси множились назначаемые этими «ханами» «великие князья». В результате никто никому толком не подчинялся – шла практически «война всех против всех». «Прав» был тот, кто оказывался сильнее. А на Западе смотрели на это все с удовлетворением. Ждали, пока эти русские и татары и прочие их земляки «перегрызутся между собой и перебьют друг друга» – как писал один видный католик, мол, «и тогда мы пойдем на врагов Христовых, уничтожим их и сметем с лица Земли. Да подчинится весь мир единой Католической церкви, и да будет един пастор и едино стадо!» (54). Уточним, что к «врагам Христовым», то есть к «еретикам и язычникам», католики относили как мусульман, так и православных (33, с. 45).

Остановить эту смуту и безвластье татары-ордынцы и русские князья смогли только к началу 80-х годов XIV века. Основная роль в прекращении междоусобиц принадлежит хану Золотой Орды Токтамышу, избранному татарами-ордынцами – сторонниками единства Северной державы татар и правления на ее территориях на основе принципов Великого Язу Чынгыз-хана. Непосредственным соратником хана Токтамыша и был московский князь Дмитрий Донской, продолжатель дела своего деда, дяди и отца, которые были до него великими князьями на Русской земле. Также в Московско-татарскую коалицию входили и другие русские князья, стремившиеся к объединению и процветанию Руси.

Представители Литовско-тверской коалиции, как было отмечено, стремились в угоду узкогрупповым интересам различных представителей русской и татарской знати разделить территорию Руси и Золотой Орды на отдельные «суверенные государства», вассальные Западу (католической знати). Главными представителями этой прозападной коалиции были в рассматриваемое время татарский мурза (князь) Мамай, рязанский князь Олег и великий князь литовский Ягайло, принявший вскоре католическую веру и ставший также и королем Польши. Ягайло, «как и его отец, мечтал о захвате части Руси» (30, с. 156).

Таким образом, мурза Мамай не был никаким «правителем Золотой Орды» – был он ее противником, и услужил Мамай, увы, врагам Золотой Орды – католикам-генуэзцам. Кстати, и войско его состояло из генуэзцев и разношерстного сброда, наемников самых разных «национальностей». Так что в финале Куликовской битвы, «когда пестрое наемное войско мятежного мурзы побежало с появлением небольшого засадного полка Дмитрия, Мамаю ничего не оставалось, кроме как воскликнуть: «Эх, были бы со мной свои татары!»» (18, с. 279).

Следует отметить, что еще до начала боевых действий войск Мамая против сторонников хана-объединителя Токтамыша, татарские войска мятежного мурзы покинули его и перешли на сторону хана. Сведения об этом сохранились и в русских летописях. Поэтому Мамай был вынужден набрать себе «сборное» войско из генуэзцев, черкесов, армян – это войско и составило его армию в 1378–1381 гг., вплоть до полного и окончательного ее разгрома войсками Великой Орды под командованием хана Токтамыша на р. Кальчик[53].

После окончательного разгрома своего воинства Мамай скрылся в Кафе и там был убит вместе с его семьей и приближенными. Так католики «убрали» Мамая и всех, кто с ним был, потому что миновала в них надобность. Люди Запада – они весьма практичные, что сказать. Но опять-таки просчитались: «Тем не менее, разъяренный убийством мурзы Мамая и его семьи, хан Токтамыш жестоко наказал генуэзцев-католиков» (18), (37), так как согласно Великому Язу или, как говорили западноевропейцы, «согласно обычаям татар» только Верховный суд Великой Орды из 12 ярагучы (судей) мог окончательно определить, заслуживают ли Мамай и его сторонники смертной казни либо иного наказания за свой мятеж.

Так что, получается, опять нас вводят в заблуждение официальные историки. На самом деле татар практически не было в войске Мамая. Татары в массе своей выступили на стороне законного хана-объединителя Токтамыша. Кстати, и в войске князя Дмитрия было немало этнических татар (28, с. 158).

Но продолжим, не торопясь, разбираться, что там происходило, и между кем Куликовская битва состоялась – да и вся война та за воссоединение Золотой Орды и установления порядка и мира на Руси и в Великой Татарии. В 1377–1378 гг. царь Токтамыш с татарскими мурзами и царевичами, ушедшими во время «Большой замятни» (междоусобиц) с Волги, Дона и Оки на юго-восток, сформировав армию из единомышленников, начинает поход из Сыгнака, с берегов Сырдарьи, на запад, в пылавшее от междоусобиц Поволжье и Дешт-и-Кыпчак (18). Верным Великой Орде татарским мурзам, оставшимся в Поволжье, были выданы заранее пайзы[54]от хана Токтамыша. Например, в Мещере была обнаружена пайза того времени с надписью, нанесенной «староуйгурским»[55]и арабским письмом: «Справедливый султан Токтамыш…» (39). Так что и в Поволжье начались боевые действия в поддержку Токтамыша, единого хана Золотой Орды, одновременно с началом его похода из Сыгнака на запад. В результате в 1379 г. хан Токтамыш возвращает под власть Великой Орды г. Сарай, захваченный незадолго до того мятежным мурзой Мамаем. Об этом говорят также и предания татарских казаков и мурз.

Как видим, одним из эпизодов войны сторонников хана-объединителя Токтамыша с западником Мамаем и была Куликовская битва, представленная в прозападном курсе истории России как «сражение русских с татарами в ходе борьбы против Золотой Орды». Но факты, которых избегают упоминать историки-западники, говорят совершенно о другом. Благодаря усилиям сторонников татарского хана Токтамыша, в том числе и московского князя Дмитрия, единство Золотой Орды было восстановлено. Немалую роль в этом сыграли и русские, так как «из персидских источников известно, что и в 1388 году русские войска составляли часть великой армии Токтамыша» (21, с. 274).

Тут не забудем еще вот что. Как известно, место, где произошла Куликовская битва, так и не установлено точно. Официально признанное таковым место достаточно спорное. Есть разные точки зрения. Главный аргумент тех, кто не согласен с определением места Куликовской битвы официальными историками – в том, что там не обнаружено никаких значительных следов крупного сражения; а пишут, что бились примерно по 150 тысяч человек с каждой стороны, и потери с обеих сторон были значительными. Но не обнаружено ни наконечников стрел, ни каких-либо частей иного оружия, ни деталей экипировки и доспехов, и, главное, не обнаружено никаких признаков захоронений погибших в предполагаемом районе сражения.

Но все же, как представляется, есть причина того, почему историки «потеряли» место этого сражения. Вспомним, что было обнаружено на месте Ледового побоища – а именно, то, что противоречило основному утверждению официальных историков о том, что «русские победили крестоносцев вопреки татарскому нашествию». Обнаруженные на месте той битвы оружие и доспехи свидетельствуют, что в Ледовом побоище участие принимали татары-ордынцы. Притом участие это было, как говорят многие факты, решающим. Даже сами крестоносцы, как мы видели, сообщали об этом своим. И вообще, при объективной оценке обстановки того времени напрашивается вывод, что не «вопреки», а благодаря помощи Золотой Орды русские отразили натиск крестоносцев.

Далее, как мы помним из предыдущей главы, воины русского князя Даниила Галицкого в 1245 г. были экипированы и вооружены по-татарски, так что одним своим видом нагнали страху на немцев, венгров и прочих крестоносцев-католиков. Поэтому и позднее, лет сто спустя, русские князья также не могли не вооружать и экипировать свои войска именно по-татарски. В этом, полагаем, и объяснение тому, что татары и русские везде на старинных рисунках изображены в одинаковой экипировке и с одинаковым вооружением – да так, что не отличить татар от русских (60). Именно на рисунках, достаточно реально отражающих действительность – сделанных еще до сочинения курса истории Романовых в его окончательном виде (см. приложения 9 и 10).

Это замечают многие независимые и думающие исследователи истории Отечества. Вот в этом, видимо, и есть главная причина того, что место Куликовской битвы до сих пор «точно не установлено». Похоже, это место просто-напросто спрятали от нас, от «широкой публики». Поскольку находки там будут, скорей всего, полностью опровергать официальную версию о самом характере Куликовской битвы – «о войне русских против татар».

Теперь рассмотрим внимательно событие, называемое в официальной истории «набегом Тохтамыша на Москву в 1382 г.». Как официальные историки объясняют, дескать, татарский хан Токтамыш «наказал русских за победу над татарским мурзой Мамаем, а князь Дмитрий убежал от хана». Или еще вариант: «князь Дмитрий Донской поехал войско против хана Токтамыша собирать, но не успел». Но, если учесть приведенное выше, довольно нелепым получаются как эти, так и следующее утверждение официальных историков о причине этого «набега»: мол, этим «татарский хан решил помешать Дмитрию Донскому освободить русскую землю от власти Орды» (29, с. 663–667).

Еще официальные историки утверждают, что хан Токтамыш «хотел получить дань, которую безуспешно добивался Мамай» (34, с. 305). Но ведь уже осенью 1380 г., после победы в Куликовской битве, Дмитрий Донской отправил «в Орду своих киличеев[56], Толбугу да Мокшея, к новому царю [к хану Токтамышу] с дары и с поминкы» (там же, с. 277). Так что, как видим, «поминки» («дань» с учетом задолжностей за предыдущие годы) были уже отправлены великим князем Дмитрием к хану Токтамышу. Поэтому не было у хана Золотой Орды никакой необходимости «набег на Москву» организовывать, чтобы «получить дань». Но вот если сопоставить некоторые факты, которых избегают показывать вместе историки-антитатаристы, то можно выяснить причины и действительную суть событий, названных в официальной истории «набегом хана Токтамыша на Москву».

Во-первых, в момент так называемого «набега» в Москве отсутствует князь Дмитрий, у которого не было никаких причин избегать встречи с ханом Токтамышем. Ведь князь Дмитрий и на «Куликово побоище» пошел именно из-за того, что «не хотел восстать против самого царя Токтамыша», как сообщают русские летописцы. Кстати, есть и о том сведения, что хан Токтамыш поздравил князя Дмитрия с победой в том сражении. И сына Дмитрия именно хан Токтамыш назначил на великое княжение в Московии. Тоже факт.

Во-вторых, хан Токтамыш еще не появился под Москвой с «набегом», а в городе почему-то бушевал «мятеж велик» (34, с. 307). Сохранились сведения русских летописцев, что непосредственно перед приходом хана Токтамыша с войском в Москве «всташа вечем мятежники, недобры человеки, люди крамольники: хотящих изойти из града не токмо не пущаху, но и грабляху… Ставши на всех воротах городских, сверху камением шибаху, а внизу на земле, с рогатинами и сулицами и с обнаженным оружием стояху, не пущающие вылезти вон из града» (29, с. 663). «К этому надо добавить, что почти все «защитники» Москвы были пьяны, ибо разгромили боярские подвалы, где хранились бочки с медами и пивом» (там же).

В-третьих, мятежники ограбили и оскорбили митрополита Киприана и великую княгиню, и они чудом спаслись от расправы (там же, с. 667; 30, с. 162).

В-четвертых, в результате этого мятежа власть в Москве переходит к литовскому князю Остею, который в качестве «пастыря» мятежников «руководит обороной Москвы от Токтамыша» (34, с. 307). А литовцы были, как нам уже известно, врагами ордынцев – русских и татар, которых в рассматриваемое время представляли великий князь Дмитрий и хан Токтамыш.

В-пятых, поездка Токтамыша не была «военным походом на Москву», так как войск с собой у него было явно недостаточно для того, чтобы успешно штурмовать город (29, с. 664).

Когда хан Токтамыш прибыл к воротам Москвы, он, само собой, узнал об отсутствии князя Дмитрия в городе. Несомненно, все описанное выше также было до хана доведено. А бунт и все остальное, что было совершено в Москве непосредственно перед подходом хана Токтамыша и продолжалось после его прибытия к городу, включая посягательство на личность и имущество митрополита и великой княгини, массовые акты разбоев и мародерства, должны были быть, во-первых, немедленно пресечены. А во-вторых, по законам того времени эти бесчинства заслуживали наказания в виде смертной казни. И не только в Золотой Орде, но и в Западной Европе, и на Ближнем Востоке.

И главное, что еще узнает хан Токтамыш – город его союзника и подчиненного, князя Дмитрия, почему-то оказался в руках их общего врага, литовского князя Остея.

И вот, после получения всей приведенной выше информации, вполне закономерно принятие ханом Токтамышем решения о немедленном подавлении бунта и возвращении города законному князю – Дмитрию Донскому. Поэтому войско хана Токтамыша (небольшое и без штурмового снаряжения) при помощи русских князей проникает в город и подавляет бунт и беспорядки. Во время уличных боев сгорает церковь и погибает немало бунтовщиков – сторонников и бойцов литовского князя Остея.

А был бы на месте царя Тохтамыша князь Дмитрий? Вероятнее всего, тогда трупов мятежников в Москве оказалось бы намного больше, учитывая, что «мятежники, недобры человеки, люди крамольники», как писал о людях литовского князя Остея один русский летописец, оскорбили и ограбили митрополита и великую княгиню. Вот это все и было названо в официальной истории Романовых, сочиненной много позже западниками, союзниками и последователями того самого Остея, «набегом татарского хана Токтамыша на Москву».

Стоит еще сказать, что утверждениям официальных историков о том, что в результате «Куликовской битвы между русскими и татарами-ордынцами», дескать, «был нанесен сильный удар по господству Золотой Орды, ускоривший ее последующий распад» и т. п., противоречит также следующее. После Куликовской битвы, в 1391 и в 1395 годах, на территории Золотой Орды и Руси дважды вторгался знаменитый завоеватель Тамерлан или, как его называли татары, Аксак Тимер (аксак в переводе с татарского означает «хромой»). Но оба его нашествия, хотя и ценой огромных потерь, были отражены «великой армией хана Токтамыша» (Г. В. Вернадский). Помимо татар, значительную часть этой армии составляли русские и представители других народов Северной державы татар.

В главе 7 этой книги уже упоминалось, что в результате вторжений войск Хромого Тимура, да и продолжавшихся в тот период междоусобиц были причинены народам державы неисчислимые бедствия, многие города Золотой Орды были разрушены. Но Золотая Орда – «Северная держава татар» – все-таки устояла и не прекратила свое существование, вопреки утверждениям историков-западников. Позднее великий хан Улуг Мухаммад, племянник Токтамыш-хана, восстановил единство Золотой Орды и в 1438 году перенес ее столицу в Казань. Обо всем этом более подробно написано в книгах «По следам черной легенды» (38) и «Великая Орда: друзья, враги и наследники» (36).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Куликовская битва – день русской славы и крах Мамая

8 сентября 1380 года состоялась Куликовская битва – одно из знаменательнейших и интереснейших сражений в русской истории. Куликовская битва считается формальной датой избавления Руси от золотоордынского ига, в честь чего отмечается День воинской славы России – День победы русских полков в Куликовской битве.
Куликовская битва – день русской славы и крах Мамая

О Куликовской битве всегда писалось очень и очень много. Это эпохальное сражение всегда находилось в центре внимания целого ряда русских историков и в прошлом, и в наши дни. До сих пор не утихают дискуссии по поводу и самого хода сражения, и расклада русских и золотоордынских сил, и их численности. Единственное, в чем сходятся все историки – так это в колоссальном значении Куликовской битвы для русской и вообще евразийской истории.

История Куликовской битвы полна интересных нюансов. Начнем с того, что Мамай, часто называемый в литературе ханом, на самом деле никогда не был ханом Золотой Орды. На момент Куликовской битвы этот 45-летний монгольский военачальник занимал пост беклярибека Золотой Орды – руководителя администрации. На эту высокую должность, которая в некоторых случаях гарантировала полное управление государством за спиной марионеточного хана, Мамай попал благодаря родственным связям. В 1357 году пост хана Золотой Орды занял Мухаммед Бердибек – старший сын хана Джанибека. Он тут же распорядился уничтожить всех Батуидов – потомков рода Бату-хана, которые могли быть его конкурентами в борьбе за власть в Золотой Орде. Так погибли 12 потомков Батыя, в числе которых не пощадили даже 8-месячного мальчика – младшего брата Бердибека. Новый хан, по некоторым данным, убил его собственноручно.

Куликовская битва – день русской славы и крах Мамая В том же 1357 году пост беклярбека Золотой Орды занял Мамай – бывший наместник Крыма и Причерноморья, который был женат на дочери Бердибека. Мамай не был чингизидом и не мог занимать золотоордынский престол, но это не означало, что он не имел претензий на определяющую роль в политической жизни Золотой Орды. Тем более, что история евразийских тюркских государств полна примеров того, как формально вторые лица в управлении на самом деле были первыми. При Бердибеке Мамай чувствовал себя вполне вольготно, превратившись из наместника крымских и причерноморских степей в «премьер-министра» всей Золотой Орды.

Однако уже в августе 1359 года хана-братоубийцу убил в результате дворцового переворота некий Куллу (Кульпа), который провозгласил себя старшим сыном Джанибека и Батуидом. Родственник Бердибека беклярбек Мамай не признал самозванца и начал против него боевые действия. Впрочем, уже в январе 1360 года Кульпу сверг и убил другой самозванец – Науруз-хан. В орде началось смутное время. Наурузу также удалось поправить недолго – в мае или июне того же года он был убит полководцем Хизром – представителем рода Орда-Ежена, старшего сына Джучи и брата Бату-хана. Однако Хизра убил в августе 1361 года его собственный сын Тимур-ходжа, который провозгласил себя новым ханом. Все это время Мамай действовал самостоятельно, а в августе 1361 года привел к власти хана Абдуллаха – чудом уцелевшего Батуида, спасенного Мамаем и отправленного в Крым, а затем в Византию. В 1361 году Абдуллах был провозглашен ханом западной части Ак-Орды, которую контролировал Мамай, а в 1367 году, после захвата войсками Мамая столицы Золотой Орды, был провозглашен и ханом Золотой Орды. После смерти Абдуллаха в 1370 году Мамай привел на ханский трон его 10-летнего сына Булака. Регентшей провозгласили Тулунбек-ханум – жену Мамая и дочь покойного хана Бердибека. Так Мамай получил возможность контроля над золотоордынской политической жизнью, не занимая при этом ханского трона.

В отношениях с Россией Мамай вел себя противоречиво – то поддерживал Дмитрия Московского, то Михаила Тверского. В конце концов, в 1374 году Мамай окончательно поссорился с Московским княжеством. Спустя три года у Мамая появился и активный противник с востока – молодой Тохтамыш, чингизид и законный претендент на трон Золотой Орды. Поддержку Тохтамышу в его устремлениях оказывал могущественный к тому времени Тамерлан. Несколько раз Тохтамыш вторгался в пределы Золотой Орды и, в конце концов, весной 1378 года вошел в пределы контролировавшейся Мамаем части Золотой Орды. В апреле 1380 года под контролем Тохтамыша оказались огромные пространства вплоть до Азовского моря. Таким образом, время для действий русских князей против Мамая было очень подходящим. На востоке Мамая теснили орды Тохтамыша. Князь Дмитрий ответил на требование Мамая увеличить размеры дани решительным отказом. Тогда Мамай договорился с великим князем литовским Ягайло и Олегом Рязанским о совместных действиях против Московского княжества и стал готовиться к удару объединенных сил.

Учитывая, что значительная часть ордынцев поддерживала Тохтамыша, Мамай располагал не столь существенными силами. Он предпринимал очень большие усилия для того, чтобы собрать против Москвы как можно более многочисленную армию, обратившись за помощью к наемникам. Московский летописный свод конца XV века говорит о том, что в войсках Мамая шли на Русь восемь ордынских князей и все войско татарское и половецкое (кыпчакское), а также наемники – черкасы, армены (армяне), буртасы и фрязы (так на Руси называли выходцев из Южной Европы). Судя по всему, к фрязам и относилась та самая генуэзская пехота, которую Мамай мог нанять через генуэзские фактории в Крыму. Вместе с Мамаем шли польско-литовские войска князя Ягайло Ольгердовича и войско рязанского князя Олега Ивановича. Численность ордынских войск оценивается современными историками в цифры от 50-60 тысяч до 100-150 тысяч человек. с другой стороны, высказывается и точка зрения, что в то время и Мамай, и русские князья не могли бы собрать более 5-6 тысяч человек.

Куликовская битва – день русской славы и крах Мамая

С русской стороны выступили примерно такие же по силе войска. Это были полки московские, а также союзников Дмитрия Московского – литовских князей Андрея Ольгердовича и Дмитрия Ольгердовича. Войска литовских князей прибыли из Полоцкого, Стародубского и Трубчевского уездов. В Коломне был сформирован полк Владимира Андреевича, который стал полком правой руки, а затем засадным полком. Левый фланг составил ярославский полк.

Знаменитая битва началась примерно в 12 часов дня 8 сентября 1380 года со ставшего впоследствии хрестоматийным поединка Челубея и Пересвета. Коротко надо рассказать и об этих людях. Инок Троице-Сергиевского монастыря Александр Пересвет до пострижения в монахи был боярином, откуда и усвоил воинское мастерство. Принять участие в битве он решил вместе с другим монахом Андреем (Родионом) Осляблей. Противником Пересвета был прославленный ордынский воин знатного происхождения Челубей, или Темир-мирза. Конечно, спустя века нельзя точно установить, реально ли существовал в Золотой Орде знатный воин с таким именем. Некоторые историки склоняются к тому, что Челубей все же вымышленная фигура, однако в конечном итоге нет разницы, как звали ордынца, выехавшего сражаться с русским богатырем. После гибели обоих участников поединка, в бой вступил сторожевой полк под командованием самого князя Дмитрия Московского. Затем владимирский и суздальский полки нанесли контрудар по пробивавшимся вперед ордынцам, а итог битвы определил удар засадного полка. Беклярбек Мамай в панике бежал с поля боя, бросив свое воинство. Тем не менее, несмотря на поражение Мамая, для русского войска также исход битвы не был обнадеживающим. Погибли до трети русских воинов, причем затем войска литовского князя Ягайло, которые не успели подойти на помощь Мамаю, занялись нападениями на отстававшие обозы русских полков и убийствами раненых.

Михаил Александрович, один из московских бояр, составил доклад о примерных потерях русских войск. Погибли более 500 представителей боярских фамилий, включая 70 рязанских, 60—70 можайских, 50 суздальских, 50 нижегородских, 40 московских, 40 муромских, 40 серпуховских, 35 владимирских, 30—60 звенигородских, 30—34 ростовских, 30 литовских, 25 костромских, 20—23 дмитровских, 20 коломенских, 20 переяславских, 20 галицких, 15 углицких, 13—30 новгородских. Потери младших дружинников были куда более внушительными. Согласно данным доклада, погибли 253 тысячи дружинников, а осталось лишь 50 тысяч дружинников, однако эти данные сейчас кажутся весьма завышенными – вряд ли могло быть собрано столь многочисленное войско.

Куликовская битва – день русской славы и крах Мамая

Для темника Мамая и его власти в Золотой Орде Куликовская битва стала началом стремительного конца. Во-первых, во время битвы погиб Мухаммед Булак-хан – двадцатилетний хан Золотой Орды и чингизид, который легитимизировал фактическую диктатуру Мамая и при котором регентшей состояла жена Мамая. Это была огромная потеря, поскольку Мамай с помощью Булака контролировал значительную часть ордынской элиты. Теперь он терял в ее глазах легитимность.

Во-вторых, Мамай рассчитывал быстро собрать в Крыму и Причерноморье новое войско из кыпчакских племен, но его опередил хан Тохтамыш. В том же сентябре 1380 года войско Тохтамыша встретилось с остатками армии Мамая на реке Калке. Ордынская знать, сопровождавшая Мамая и уже знавшая о смерти Булака, присягнула Тохтамышу как легитимному хану – чингизиду. Мамай с немногочисленными соратниками, сохранившими ему верность, даже не стал вступать в сражение, а бежал с поля боя. При этом в руки Тохтамыша попал гарем Мамая, включая и его жену регентшу Тулунбек-ханум. Тохтамыш поступил очень хитро и вскоре женился на бывшей супруге Мамая, тем самым еще больше подтвердив право на престол Золотой Орды.

Сам Мамай был убит в Крыму, в районе современного Старого Крыма и похоронен в селе Айвазовское (до 1945 года оно называлось Шейх-Мамай) недалеко от Феодосии. Интересно, что хан Тохтамыш поступил весьма благородно по отношению к своему лютому противнику и похоронил его с воинскими почестями.

После поражения войска Мамая в Куликовской битве наступил и новый период в отношениях России и Золотой Орды. Конечно, было бы большим преувеличением называть Куликовскую битву сражением, сокрушившим Золотую Орду. Осколок империи чингизидов распался из-за бесконечных внутренних распрей и ударов войск Тамерлана, к этому времени превратившегося в главного противника Тохтамыша. Но князь Дмитрий Донской не стал отправляться к Тохтамышу за получением ярлыка на княжение. В 1382 году Тохтамыш предпринял поход на Москву. 26 августа 1382 года Москва сдалась ордынцам, но те не выполнили обещания не убивать и не грабить ее жителей и вдоволь награбили и пролили реки крови в сдавшемся городе. На обратном пути войска Тохтамыша разграбили еще целый ряд земель. Однако через двадцать лет Тохтамыш утратил свое влияние на золотоордынскую политику. Ему удалось на непродолжительный срок захватить власть в Тюменском ханстве, но затем в 1406 году Тохтамыш был убит в противостоянии с Едигеем – основателем Ногайской орды.

Значение Куликовской битвы велико тем, что показало русским князьям и русскому народу в целом значение внутриполитического единства русских земель как мощного фактора, способного принести долгожданную победу над противником. Фактически Куликовская битва положила начало объединению русских земель вокруг Москвы, а Московское княжество постепенно превратилось в центр Руси, в том числе и благодаря фигуре своего князя Дмитрия Ивановича Донского – объединителя земель русских. Великие воины Александр Пересвет и Андрей Ослябля, воевода Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский также навсегда вошли в русскую военную историю, в первую очередь – как бесстрашные герои, отдавшие свои жизни за независимость русской земли от Золотой Орды. Великий Сергий Радонежский также вошел в историю как пример идеолога русской независимости и русской государственности. Именно он благословил князя Дмитрия, а также иноков Пересвета и Осляблю на битву с войском темника Мамая. С Куликовской битвы началось великое возрождение русской государственности, поскольку русские княжества на практике смогли убедиться в том, что ордынцы не являются непобедимыми и действуя совместными усилиями, вполне можно одержать победу над ордынскими войсками.

С другой стороны, нельзя забывать и о том, что многие потомки золотоордынских темников впоследствии русифицировались и стали видными представителями русской знати. В 1380 году сын Мамая Мансур основал небольшое ханство в районе современных Сумской и Полтавской областей Украины. Ядро его населения составили половцы причерноморских степей. Поскольку центром ханства стал восстановленный город Глинск, вскоре оно получило название княжества Глинского. Правивший в нем род Глинских, восходящий к Мамаю и Мансуру, принял христианство и активно проявлял себя на литовской и русской службе. Еще к одному ордынскому темнику Яголдаю, создавшему собственный улус в районе современных Курской и Белгородской областей, частично восходит род Вяземских, поскольку один из князей Вяземских был женат на внучке темника Яголдая. Со времени Куликовской битвы прошли столетия и за это время русское, славянское, и тюрко-татарское население России получили прекрасный опыт позитивного взаимодействия, даже несмотря на опыт противостояния друг с другом до объединения в единое государство.

Куликовская битва — Хитрость Донского

В 1380 году князь Дмитрий Донской разбил монгольскую армию под предводительством хана Мамая на Куликовом поле. В некоторых исторических трудах можно прочитать, что Дмитрий Донской не руководил битвой, что он вообще отказался от командования и ушел в передние ряды, чтобы сражаться, как простой воин. Другие в описании битвы делают основной акцент на героизм русского войска, благодаря ему, дескать и выиграли. При этом упускается из виду, что ход битвы во многом предопределили стратегические ходы московского князя.
Те, кто делают акцент на героизме, упускают из вида, что героизм одних – часто следствие глупости других. Так в 1237 году рязанский князь со своей дружиной вышел в чистое поле встречать Батыя, там, по сути, и битвы то не было, просто избиение героического рязанского воинства. А битва на Калке, когда почти 90 тысячная русская армия встретила 30 тысячное татарское войско, половина русской армии была перебита, а толку ноль. Так что в истории с Дмитрием Донским большую роль сыграли не его личный героизм и не храбрость русского воинства, а, прежде всего, гениальность и стратегический талант Дмитрия, который выиграл битву еще до ее начала.

Стратегический обман

На протяжении всей истории любая армия, особенно обороняющаяся, пыталась встать на высотах. Обороняться с возвышенности, особенно против конных войск, всегда удобнее. Князь первым вышел на Куликовское поле, но высоту не занял, оставил ее Мамаю. Мамай принял эту «жертву» и уже тогда проиграл сражение. Даже странно, что такой опытный полководец не подумал, для чего ему подарили господствующую высоту. Дмитрий сделал это для того, чтобы Мамай смотрел и был уверен, что видит. И он не увидел главных вещей: оврагов перед русским правым флангом, засадного полка, укрытого лесом, не понял асимметрии и слабости флангов русской рати.

Куликовская битва - Хитрость Донского
Эффект передового полка

Первый раз в истории перед головным полком Дмитрий Донской поставил чуть впереди передовой полк, весьма сомнительную на первый взгляд защиту в 3-5 тыс. человек. Какую роль он должен был выполнить? Не стоило ли его присоединить к головному?

Для того чтобы понять это, можно обратиться к цирковому номеру. Суть его в следующем: богатырь бьет молотом по камню, тот трескается или раскалывается под ударом. Дале на стол кладут человека и прикрывают тонкой каменной плитой, тот же самый молотобоец теперь бьет по плите, она разлетается на куски, а человек встает из-под нее невредимым. В момент удара плита равномерно распределяет силу удара по всей своей площади. Вместо мощнейшего удара, на человека передается лишь некоторое равномерное давление.

Как Дмитрий додумался превратить стремительный удар монгольской конницы в обычное ослабленное давление на центр русского войска, без нарушения его структуры, мы не знаем. Но стоит признать, применил он это прием очень умело.

Мамай – союзник Дмитрия?

Мамай думал, что с холма он видит все. И он ясно видел, что самый слабый фланг русского войска – правый. Тот был немногочисленным и растянутым на довольно большое расстояние. В центре же напротив стояла основная масса русского войска: передовой, головной и запасной полки.

План битвы рождался сам собой: пробить правый фланг и выйти в тыл главным силам русских, окружить их, внести панику в ряды и уничтожить. И Мамай первоначально послал свою конницу на полк правой руки. И тут столкнулся с первым «подарком», который ему подготовил Дмитрий. Перед позициями русских войск оказалось два ряда оврагов, которые просто не было видно с холма. Более того, даже сами конники заметили овраги, лишь оказавшись перед ними вплотную.

Многотысячная масса конницы широким фронтом на приличной скорости влетает в овраг. Задние конники напирают на передних, уйти в сторону нельзя – наступление идет широким фронтом. Уже до столкновения с русскими татары несут потери. Вместо стремительного налета конница медленно продвигается до… второго ряда оврагов.

И это уже маленькая победа. Конники сначала спускаются в овраг, затем медленно по одному поднимаются из него и натыкаются на строй княжеских дружин, который спокойно по одному, методично избивает этих появляющихся всадников. Войско Мамая несет большие потери, гибнут лучшие его батыры, теряется темп атаки. После 1-2 часов такого избиения Мамай принимает второй пункт плана Дмитрия Донского «завязнуть» в критической массе в центре русского войска.

Куликовская битва - Хитрость Донского
Хитрость князя

После ни один из историков, толком не смог объяснить, для чего князь перед битвой облачился в кольчугу простого война, а свой плащ и знамя отдал боярину Михаилу Бренку. Но это был один из моментов, который впоследствии привел к первому перелому в ходе битвы: уравновешиванию сил в центре и потере здесь татарами наступательного порыва.

Князь неплохо знал ордынское войско, способы ведения битвы и полководцев противника. Он был уверен, что тактический наступательный порыв, каждого отдельного командира будет направлен на него, русского полководца, на его знамя. Именно так и вышло, татары, не считаясь с потерями, прорубались к знамени, и остановить их порыв оказалось невозможно, боярина изрубили, а знамя сбили.

Исторически потеря командующего и знамени, гибель или бегство приводили к психологическому перелому, после которого следовал разгром армии. Здесь получилось иначе, парализованными оказались татары. Думая, что убили командующего они издали победные кличи, многие даже рубиться перестали, напор их стал угасать. Но русские и не думали прекращать сражение, они знали, что татары ошиблись!

Оснащение войска

Вернемся к передовому полку. Он принял на себя самый первый и самый страшный удар монгольской конницы, но это не означало, что все его воины были обречены на гибель. Пешие воины могут противостоять коннице. Например, можно поставить «стену» из копий. Несколько рядов дружинников, вооруженные копьями разной длины (у передних они короче, у задних – длиннее) которые оканчиваются на одинаковом расстоянии перед строем. В таком случае наступающий конник встречает не одно копье, которое он может отклонить щитом или перерубить, а натыкается сразу на 3-4 и одно из них может достичь своей цели.Хорошо были защищены и тела ратников. Так называемая «голубая броня» дружины из Великого Устюга не уступала по своим качествам латам генуэзских рыцарей, которые сражались на стороне Орды.

Сам князь во время битвы даже не был ранен, хотя и бился в первых рядах войска. И дело тут не только в искусности и силе Дмитрия Донского. Враг просто не мог поразить его, когда доставал мечом или копьем. Кольчуга его была выкована из лучших сортов металла. Поверх кольчуги были надеты латы из металлических пластин, а поверх всего этого кольчуга простого воина для маскировки. Его рубили, кололи, били, но никто так и не смог прорубить все три слоя его доспехов.

Но любые удары – это удары. Шлем князя был помят в нескольких местах, к концу битвы Дмитрий был в состоянии глубокой контузии, возможно, она и стала причиной его ранней смерти в возрасте 39 лет. Но при этом не один русский воин не видел, чтобы князь истекал кровью, такого психологического проигрыша он татарам не подарил.

Куликовская битва - Хитрость Донского
Мамай попадает в ловушку

Битва идет уже 4-5 часов. Мамай видит, что в центре – тупик, между живыми образуется стена из мертвых, сработала критическая масса, Мамай видит это с холма и отдает приказ перенести удар на левый фланг. И даже не смотря на фактор усталости, татары ведут наступление уже несколько часов, устали и люди, и кони, напор их по-прежнему силен. Сказывается численное преимущество, и полк левой руки начинает отходить назад, прогибаться под натиском татар, отходить к дубовой роще. Численное преимущество на стороне наступающих, так кажется Мамаю с холма, он не видит Засадного полка за дубовой рощей.

Но именно сверху заметно, как отходят все дальше назад русские полки, как появляется брешь, в которую можно бросить войска и обойти русских слева, ударить им в тыл. И Мамай допускает последнюю свою ошибку. Направляет в прорыв все имеющиеся у него под рукой резервы. Полк левой руки отброшен, татары рвутся вперед, накапливаются и разворачиваются для удара во фланг и тыл центральных полков, оставляя открытым тыл для Засадного полка. План князя полностью удался, татары поворачиваются тылом к основной ударной силе русских войск. Удар свежей конницы засадного полка оказался для татар смертельным. Войско Мамая обращается в неконтролируемое бегство.

тот, с кем бились русские на Куликовом поле

На хрестоматийный вопрос: «С кем сражались русские войска Дмитрия Донского на Куликовом поле?» большинство ответит «С монголо-татарами». Некоторые уточнят, что московские дружины бились с Золотой Ордой. На самом деле это не так. На Куликовом поле рати Дмитрия Донского противостоял злейший враг законной золотоордынской власти — мятежный темник Мамай.

Обстоятельства детства будущего врага Москвы доподлинно неизвестны. Считается, что Мамай был младшим товарищем и другом детства хана Золотой Орды Бердибека. Этот потомок Батыя сентиментальностью не отличался. Чтобы попасть на престол, он зарезал своего отца, а, усевшись на троне, приказал казнить дюжину ближайших родственников. Восьмимесячного брата Бердибек собственноручно убил, ударив головой о землю. Уничтожение потенциальных претендентов не престол никак не коснулось Мамая, который, по своему худородству, угрозы для Бердибека не представлял. Наоборот, хан закрепил детскую дружбу, отдав в жены Мамаю свою дочь. Бердибек быстро двигал нового родственника по служебной лестнице: в середине 1350-х годов Мамай стал наместником причерноморских степей и Крыма. В 1357 году ханский друг неясного происхождения сделался вторым человеком в Золотой Орде — он получил должность беклярбека и стал распоряжаться иностранными делами и войском огромного осколка могущественной империи Чингисхана.

Блестящую карьеру Мамая пресек очередной кровавый переворот в Орде. В 1359 году хана зарезал некий Кулпа, после злодеяния объявивший себя братом убитого и занявший его трон. На самом деле все подданные прекрасно знали, что со смертью не имевшего сыновей Бердибека династия потомков Батыя пресеклась. Личность хана утратила сакральность, и в Орде началась кровавая баня, получившая впоследствии название «Великой Замятни». За двадцать лет на троне быстро сменяли друг друга почти два десятка ханов, каждый из которых убивал предыдущего и вырезал всех его ближайших родственников.

Мамай 1.jpg

Борьба за власть в Орде. Древнерусская миниатюра, XVI век. (wikipedia.org)

Мамай не просто с интересом наблюдал за этой эпидемией спиннокинжального расстройства, но и принимал в ней активное участие. Он был темником, то есть командовал тьмой — десятью тысячами воинов и охотно продавал свою поддержку любому из узурпаторов, имевшему возможность её купить.

В 1361 году Мамаю надоело быть наемником кровавых временщиков. Он отыскал где-то завалящего чингизида — двадцатилетнего Абдуллаха и провозгласил его ханом Белой Орды. Так в XIV веке называли Северное Причерноморье и Крым, то есть территории, уже несколько лет находившиеся в полной власти Мамая. Абдуллах стал послушным орудием в руках темника.

Золотая Орда: сладкий приз в борьбе за власть

Полновластья в Белой Орде честолюбивому Мамаю казалось мало. Ему хотелось править огромной Золотой Ордой. В 1363 году грызшиеся друг с дружкой претенденты на великое ханство с удивлением обнаружили, что их вчерашний наемник осадил золотоордынскую столицу Сарай. Завязалась гражданская война. Мамаевой тьме несколько раз удавалось переправиться через Волгу и захватить столицу, но каждый раз это примиряло враждовавших претендентов. Они совместными усилиями отбивали Сарай и откидывали Мамая на правый берег. Зализывать раны Мамай уходил в свою ставку Замык. Это поселение находилось в низовьях Днепра, сейчас на его месте плещутся волны Каховского водохранилища. Пока войско темника восстанавливало силы, сам он налаживал дипломатию. Мамая неплохо знали в Европе. Он поддерживал отношения с несколькими западными государствами, прежде всего теми, кто направлял торговые корабли в Крым. Послания от Мамая получали правители Генуи и Венеции. Мятежный темник старался заручиться поддержкой и ещё одного сильного игрока в Восточной Европе — Великого Княжества Литовского.

Москва в XIV веке. А. Васнецов, 1922 год. Москва в XIV веке. А. Васнецов, 1922 год. Источник: wikipedia.org

Отлаженные отношения с Литвой помогли Мамаю оказать большую услугу Москве, авторитет которой среди русских княжеств неуклонно рос. В 1359 году предусмотрительный татарин поспособствовал выкупу из литовского плена митрополита Алексия, фактического регента при девятилетнем князе Дмитрии. Русские не забыли услуги. В 1363 году, когда подросшему Дмитрию пришла пора получать ярлык на княжение от ордынских сюзеренов, он отправился за подтверждением своих полномочий не к сарайским ханам, а к Абдуллаху, ставленнику Мамая.

Позже, правда, темнику не понравилась излишняя самостоятельность Дмитрия, собиравшего вокруг Москвы княжеский союз, и в 1370 году Мамай передал великокняжеский ярлык Михаилу Тверскому. Последовала череда дипломатических переговоров между Москвой и Замыком, а также несколько военных акций устрашения, направленных против Твери. В результате в 1371 году Дмитрий, чтобы вернуть ярлык, ещё раз съездил в ставку Мамая. Новый символ власти был вручен уже не от имени Абдуллаха, который умер за год до того, а новым ханом Белой Орды — девятилетним Мухаммедом Булаком. Ходили разговоры, что прежнего хана, на свою беду проявившего строптивость, отравили по приказу Мамая. Его сын Мухаммед Булак страшно боялся темника и ни в чем ему не перечил.

Мамай 3.png

Московский князь Дмитрий. Художник И. Бурганов. (wikpedia.org)

Московский князь Дмитрий был совсем не так послушен. Получив ярлык, он снова стал укреплять союз князей, и вскоре русская провинция Золотой Орды стала представлять серьезную угрозу. Наглецов следовало бы примерно наказать, но Мамаю в это время было не до северных территорий. В Золотой Орде объявился очередной претендент на престол. Его звали Тохтамыш, и настроен он был весьма решительно. Он заручился поддержкой грозы всей Азии Тамерлана, и начал планомерно завоевывать осколки огромной Монгольской империи. Во владения, которые Мамай считал своими, Тохтамыш вторгся весной 1378 года. Последовала череда кровавых сражений, но силы были явно не равны. Через два года под властью Мамая остались только земли, с которых он начинал свой взлёт — Крым и половецкие степи.

Куликовская битва: конец темника Мамая

Мамаю и так приходилось несладко. А тут ещё русские совсем отбились от рук. Они захватили древний город Булгар и безобразничали в других ордынских провинциях. Темник послал на север своего военачальника Бегича с большим войском. Соединенные силы русских князей встретили гостей 11 августа 1378 года на берегу речушки Вожи. Две армии постояли на разных берегах, после чего русские изобразили смущение, и начали спешно отступать. Обрадованные татары бросились в погоню, попали в засаду и были истреблены почти полностью.

Мамай 4.png

Битва на реке Воже. Древнерусская миниатюра. (wikipedia.org)

Известие о поражении взбесило Мамая. Несмотря на постоянные стычки с Тохтамышем, он стал готовиться к карательной экспедиции на Москву. Со всех концов своей Орды он выскребал всех, кто мог носить оружие. За большие деньги в крымских генуэзских факториях нанял отряд наемников-пехотинцев. Большое войско было собрано летом 1380 года и двинулось на север.

Мамай рассчитывал на поддержку литовского правителя Ягайло и рязанского князя Олега, однако эти союзники не особо спешили к месту предстоящего сражения, выжидая, кто возьмет верх. Войско Мамая встретилось с армией князя Дмитрия 8 сентября на Куликовом поле.

Вокруг этой битвы уже полтора столетия трещат копья историков. Ученые спорят о месте сражения, о численности сторон, о потерях. Источники, описывавшие битву, сочинены десятилетия спустя и явно художественно приукрашены. Несомненно одно: на Куликовом поле, где бы оно ни находилось, Мамай потерпел сокрушительное поражение.

Мамай 5.jpg

Куликовская битва. Адольф Ивон, 1849 год. (wikipedia.org)

Неизвестный автор «Сказания о Мамаевом побоище» забавно описывает ужас татарского военачальника: «Безбожный же царь Мамай, видев свою погыбель, нача призывати богы своа Перуна и Раклиа и Гурса и великого своего пособника Махмета». Чтобы подчеркнуть злодейство ненавистного врага, писатель XV века заставил мусульманина Мамая молиться не только пророку Мухаммеду, но и древнеславянским языческим божествам Перуну и Гурсу, а заодно и древнегреческому герою Гераклу… Номинальный хан Белой Орды молодой Мухаммед Булак погиб на Куликовом поле, а Мамай с жалкими остатками своей армии бежал в Крым. Там он начал собирать новое войско, но Тохтамыш не дал ему времени на мобилизацию. В конце осени на реке Калке, то есть почти там, где 160 лет назад русские впервые бились с монголами, армия Тохтамыша окончательно разбила отряды Мамая. Сильной драки, впрочем, не случилось: большинство воинов темника ещё до сражения перебежали к его противнику и присягнули на верность хану-победителю.

6.jpg

Предположительный портрет Мамая. (24smi.org)

Возможно, побежденный Мамай хотел эмигрировать в западную Европу. По крайней мере, он устремился в генуэзскую колонию Кафу, с которой у него были давние связи. Однако в город его не впустили — весть о разгроме темника уже дошла до генуэзцев. Мамай попытался добраться до другой колонии, но по дороге был перехвачен и убит воинами Тохтамыша. Великодушный хан повелел устроить сопернику пышные похороны и насыпать над его могилой высокий курган. Кроме того, через два года Тохтамыш примерно наказал победителей Мамая, дотла спалив Москву. То, что русские невольно оказали ему услугу, ослабив противника в борьбе за власть в Орде, Великий хан во внимание не принял…

Победа русских войск в Куликовской битве

Куликовская битва – битва русских полков во главе с великим князем московским и владимирским Дмитрием Ивановичем и войском под началом ордынского беклярбека Мамая – стала поворотным пунктом в борьбе русского народа с игом Золотой Орды.

Во второй половине 14 века фактическим правителем Золотой Орды стал один из старших эмиров – Мамай, который после поражения своих войск на реке Воже в 1378 году, решил сломить русских князей и усилить их зависимость от Орды. Летом 1380 года он собрал сильное войско и начал свой поход на Русь.

Великий князь Дмитрий Иванович, узнав о движении ордынского войска к Москве, обратился с призывом о сборе русского ополчения для отпора врагу. Сбор русских войск был назначен в Коломне, в нем приняли участие представители почти всех земель Северо-Восточной Руси.


Помимо подручных князей, прибыли войска из Суздальского, Тверского и Смоленского великих княжеств. Уже в Коломне был сформирован первичный боевой порядок. Русское войско на битву с Мамаем благословил преподобный Сергий Радонежский.

Сражение состоялось (8) 16 сентября 1380 года на Куликовом поле близ устья Дона и Непрядвы, и началось оно поединком русского воина инока Пересвета с монгольским богатырем Челубеем, в котором погибли оба. Далее разгорелась ожесточенная битва.

Бой был затяжной и долгий. Летописцы указывали, что кони уже не могли не ступать по трупам, так как не было чистого места. Лично князь Дмитрий Иванович сражался в первых рядах своих войск. Враг не выдержал напора и стал отходить, а затем пустился в бегство. Засадный полк преследовал татар до реки Красивой Мечи 50 вёрст, «избив» их «бесчисленное множество». Войско Мамая было полностью разгромлено.

Куликовская битва имела большое историческое значение в борьбе русского и других народов с монголо-татарским гнетом. Хотя она не привела к ликвидации татаро-монгольского ига на Руси, однако, на Куликовом поле был нанесен сильнейший удар по господству Золотой Орды, ускоривший ее последующий распад. Важным следствием Куликовской битвы было усиление роли Москвы в образовании Русского единого государства.

Сегодня в России в честь этого события отмечается День воинской славы.

Здесь надо сказать, что хотя само событие произошло в 1380 году 8 сентября по старому стилю, то есть 16 сентября — по новому, но официально праздник — День воинской славы — отмечается 21 сентября. Это издержки перевода дат со старого стиля на новый. Поскольку, при назначении даты не было учтено правило: при переводе дат 14 века к старому стилю прибавляется 8 дней, а прибавили по правилам Русской Православной церкви 13 дней (по церковному летоисчислению при переводе дат со старого стиля на новый век всегда прибавляется 13 дней, вне зависимости от века, когда оно произошло). Из-за этих несоответствий в календарях и получается, что верная календарная годовщина битвы приходится на 16 сентября, а государственное и православное празднование остается 21 сентября.

История жизни пятнистых куликов, Все о птицах, Корнельская лаборатория орнитологии

Среда обитания

Пятнистые кулики — самые распространенные кулики в Северной Америке, они обычны вблизи большинства пресноводных водоемов, включая реки и ручьи, а также вблизи водоемов. морское побережье. Их ареал включает водоемы в других засушливых частях континента и простирается в горы, где они могут встречаться на высоте более 14 000 футов над уровнем моря. На территориях размножения обычно должна быть береговая линия, полуоткрытая площадка, на которой будет располагаться гнездо, и участки густой растительности для укрытия птенцов.Пятнистые кулики зимуют у берегов Северной Америки или на пляжах, мангровых зарослях, тропических лесах и облачных лесах на высоте до 6000 футов в Центральной и Южной Америке. В начало

Еда

Пятнистые кулики питаются в основном мелкими беспозвоночными, такими как мошки , поденки, мухи (особенно их водные личинки), кузнечики, жуки, черви, улитки и мелкие ракообразные. Они также едят мелкую рыбу и могут ковырять мертвую рыбу. Пятнистые кулики — активные фуражиры: они, как и большинство куликов, не только исследуют песок или грязь своими клювами, но и бросаются на движущуюся добычу, срывают насекомых с растений или хватаются за летающую добычу.В начало

Вложение

Размещение гнезда

Как самец, так и самка могут выбрать место для гнезда. Гнезда всегда располагаются около края водоема, обычно в пределах 100 ярдов от берега. Гнездо обычно размещают в тени широколиственных растений. Если хищников много, гнездо, скорее всего, будет под более густой растительностью, такой как малина или крапива. Они не против гравийных карьеров, фермерских прудов и даже заболоченных земель, созданных в результате горных работ.Они часто гнездятся рядом с колониями обыкновенной крачки или в их пределах, когда присутствует этот вид.

Описание гнезда

Строение гнезда — важная часть ухаживания. Пара может начать несколько гнезд в процессе

.

Нефтяная компания закрывает трубопровод песочного трубопровода — RT USA News

После более чем двух лет упорным через процесс регулирования Миннесоты, канадская нефтяная компания Enbridge отказывается от призрака проекта Sandpiper трубопровода. Энергетический гигант попросил государство отключить трубопровод.

В четверг Enbridge Energy Partners (EEP) подала документы с просьбой к Миннесоте прекратить регулирующие разбирательства по проекту трубопровода Sandpiper, который предусматривал строительство трубопровода для сырой нефти протяженностью 616 миль (991 км), который мог бы транспортировать 375000 баррелей в сутки. день от Баккен Филдс около Тиоги, Северная Дакота, через Миннесоту и до Верхнего, Висконсин.Ожидалось, что это будет стоить почти 2,6 миллиарда долларов, которые были бы профинансированы из частных источников.

EEP «будет отозвать регулирующие заявки, ожидающие рассмотрения Комиссией по коммунальным предприятиям Миннесоты по проекту трубопровода Sandpiper», — говорится в заявлении компании , добавив, что «завершила проверку Sandpiper и пришла к выводу, что проект должен быть отложено до тех пор, пока добыча сырой нефти в Северной Дакоте не восстановится в достаточной степени, чтобы поддержать развитие пропускной способности нового трубопровода.”

По прогнозам EEP, такая мощность вряд ли понадобится как минимум в течение пяти лет. Если и когда это потребуется, компании придется начинать процесс регулирования с нуля, что, по мнению Minneapolis Star Tribune, давно критиковала EEP.

Подробнее

Bakken Formation responsible for 2 percent of global ethane emissions – study Bakken Formation responsible for 2 percent of global ethane emissions – study

«Обширные и беспрецедентные задержки в регулировании и процедурные нарушения преследовали проект Sandpiper с тех пор, как заявки были поданы почти три года назад», — заявил журналистам президент EEP Марк Маки. «Деловая, конкурентная и рыночная среда сейчас сильно отличаются от того, что было в то время, когда мы подавали заявку на одобрение регулирующим органом проекта Sandpiper в 2013 году».

Объявление было сделано после того, как Министерство торговли Миннесоты уведомило компанию на прошлой неделе о том, что фактически приостанавливает работу над обязательным заявлением о воздействии на окружающую среду до тех пор, пока EEP не прояснит свои намерения по проекту, сообщает Minneapolis Star Tribune.

Большая часть проблемы заключается в снижении цен на нефть за последние два года, когда цены упали со 114 долларов за баррель в 2014 году до 27 долларов в январе.В начале 2015 года Goldman Sachs предсказал, что низкие цены могут сократить количество сланцевых проектов, в основном в США, сократив избыточное предложение и способствуя дальнейшей стабилизации цен. В банке заявили, что если цены останутся на уровне около 40 долларов за баррель, это остановит сланцевый бум в США.

Хотя цены на нефть в последнее время выросли — в августе они выросли на 20 процентов, — нынешней цены в 50 долларов за баррель было недостаточно для спасения трубопровода Sandpiper.

Enbridge Inc., материнская компания EEP, вместо этого инвестирует 1 доллар.5 миллиардов долларов в трубопроводной системе Баккен, о сделке, объявленной в начале августа.

«Это приобретение доли в Bakken Pipeline представляет собой еще один важный шаг в расширении нашей стратегии доступа к рынку», — сказал Аль Монако, президент и главный исполнительный директор Enbridge.

Трубопровод Баккен — это система, состоящая из трубопровода доступа Дакоты и трубопровода сырой нефти для передачи энергии. Он будет транспортировать нефть со сланцевых месторождений в Северной Дакоте в Патоку, штат Иллинойс, а затем в Мексиканский залив.

Ставка Enbridge на трубопровод Баккен может не окупиться так, как надеется компания. Строительство трубопровода доступа к Дакоте было остановлено из-за протестов племени сиу. Демонстрации протеста против трубопровода охватили всю страну и привлекли внимание знаменитостей.

В случае полной постройки часть Баккена в Дакоте будет проходить через четыре штата — Северная и Южная Дакота, Айова и Иллинойс. Однако, несмотря на текущие битвы, Энбридж не ожидает, что проект будет отложен.

«Dakota Access очень далеко продвинулась в этом процессе», — сказал Маки. «Они работают по расписанию».

Проект трубопровода песочников также столкнулся с протестами, особенно со стороны защитников окружающей среды, которые заявили, что он угрожает экологически уязвимым районам, а также со стороны коренных американских племен, проживающих вдоль маршрута, по которому он должен был пройти. В исследовании, проведенном в 2014 году Агентством по контролю за загрязнением окружающей среды Миннесоты, было обнаружено, что предполагаемый путь песочника должен был пересечь 28 рек, озер и водно-болотных угодий, до которых нельзя было добраться по близлежащим дорогам.

«Мы всегда думали, что это плохая идея для них — прокладывать нефтепровод Баккен через страну верховьев озера Миннесоты», — сказал Общественному радио Миннесоты Ричард Смит, президент организации «Друзья верховьев», выступавших против строительства трубопровода. «И они наконец это признали».

Если бы песочный трубопровод проложен по первоначальному плану, он был бы в эксплуатации в этом году.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.