Кто сражался на куликовом поле: Куликовская битва 1380 — История России

1.20. Кто с кем сражался на Куликовом поле. Москва в свете Новой Хронологии

1.20. Кто с кем сражался на Куликовом поле

Сегодня нам объясняют, что на Куликовом поле сражались РУССКИЕ с ТАТАРАМИ. Русские победили. Татары проиграли. Первоисточники почему-то придерживаются другого мнения. Мы просто процитируем их краткий пересказ, сделанный Гумилёвым. Сначала посмотрим, кто сражался на стороне татар и Мамая.

Оказывается, «волжские татары неохотно служили Мамаю и в его войске их было немного» [50], с. 160. Войска Мамая состояли из ПОЛЯКОВ, крымцев, ГЕНУЭЗЦЕВ (фрягов), ясов, касогов. Финансовую помощь Мамай получал от ГЕНУЭЗЦЕВ!

Теперь посмотрим — кто же сражался в русских войсках? «Москва… продемонстрировала верность союзу с законным наследником ханов Золотой Орды — Тохтамышем, стоявшим во главе ВОЛЖСКИХ И СИБИРСКИХ ТАТАР» [50], с. 160.

Совершенно ясно, что описывается МЕЖДОУСОБНАЯ БОРЬБА В ОРДЕ. Волжские и сибирские татары в составе «русских войск» воюют с крымцами, поляками и генуэзцами в составе войск Мамая! Русское войско «состояло из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения… Конница… была сформирована ИЗ КРЕЩЁНЫХ ТАТАР, перебежавших литовцев и обученных бою в ТАТАРСКОМ КОННОМ СТРОЮ РУССКИХ» [50], с. 163. Союзником Мамая был литовский князь Ягайло, союзником Дмитрия считается хан Тохтамыш с войском из СИБИРСКИХ ТАТАР.

Сегодня никого, конечно, не удивляет, что войска Мамая называются в летописях Ордой. Но, оказывается, И РУССКИЕ ВОЙСКА ТАКЖЕ НАЗЫВАЮТСЯ ОРДОЙ. Причём, не где-нибудь, а в знаменитой Задонщине. Вот, например, что говорят Мамаю после его поражения на Куликовом поле: «Чему ты, поганый Мамай, посягаешь на Рускую землю? То тя била ОРДА Залеская» [117], с. 108. Напомним, что Залеская Земля — это Владимиро-Суздальская Русь. Таким образом, здесь русские войска Владимиро-Суздальской Руси прямо названы ОРДОЙ, как и монголо-татарские. Это в точности отвечает нашей реконструкции.

Кстати, древнерусские миниатюры, изображающие Куликовскую битву, ОДИНАКОВО ИЗОБРАЖАЮТ РУССКИХ И ТАТАР — одинаковые одежды, одинаковое вооружение, одинаковые шапки и т. д. По рисунку невозможно отличить «русских» от «татар». См., например, миниатюры из Лицевого свода XVI века, воспроизведённые в [117].

Так что даже с традиционной точки зрения нельзя считать, что Куликовская битва была сражением между РУССКИМИ и пришельцами-ТАТАРАМИ. Русские и татары перемешаны так, что отделить их друг от друга невозможно. По нашей гипотезе, слово ТАТАРЫ в летописях означало КОННЫЕ РУССКИЕ войска и совсем не обязательно означало НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. Здесь слово татары попросту заменяет слово КАЗАКИ. По-видимому, позднее, при тенденциозном редактировании, первоначальное слово КАЗАКИ было заменено везде в летописях на ТАТАРЫ.

Итак, Куликовская битва была сражением волжских и сибирских казаков во главе с Дмитрием Донским с войском польских и литовских казаков, возглавляемых Мамаем.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Тайны битвы на Куликовом поле

«Куликовская битва относится к символическим событиям...
Таким событиям предопределено возвращение.

Разгадать их еще предстоит».
Александр Блок.

О ходе и результате Куликовской битвы, одного из самых известных событий русской истории, столько сказано в монографиях и учебниках, в панегириках и поэмах, с трибун и на собраниях, что с одной стороны, практически нечего добавить, но с другой – почти невозможно отделить выдумки разных эпох от того, что произошло на самом деле.

Тайны битвы на Куликовом поле

Действительно, при внимательном исследовании Мамаево побоище оказывается состоящим сплошь из одних лишь «темных» пятен и, несмотря на подробные описания, спустя сотни лет после окончания событий, во многом определивших вектор развития России, вполне возможно, что устойчивое общепринятое мнение является сильно искаженной версией реальности. После изучения множества статей и документов, посвященных данному вопросу, ученым стало ясно лишь одно – в рассматриваемом сражении победа была одержана московским князем Дмитрием Ивановичем, названным позднее Донским. Все остальные легенды и мифы вызывают лишь разумные сомнения.

Постаравшись разобраться с основными моментами Куликовской битвы и предвосхищающих ее событий, нужно определиться с тем, кто такой был Мамай и зачем он собственно шел на земли русские войной? Поэтическое изложение «Задонщины», написанной подобно «Слову о полку Игореве», рассматривает Мамая как законного представителя власти от Золотой Орды. Однако прочие источники не поддерживают данную точку зрения, считая его темником (предводителем десяти тысяч воинов), который действовал в собственных интересах и стремился к получению власти путем завоеваний и сомнительных союзов с литовскими князьями.

Из биографии Мамая известно, что он управлял всем Крымом, служившим ему источником доходов. А в 1361-ом году распространил свою власть и на степи Причерноморья, Волго-Донское междуречье и предгорья Северного Кавказа. Тогда же он начал активную мятежную деятельность, расколов Орду. На левом берегу Волги правил хан Тохтамыш, а на правом – власть держал в своих руках Мамай. Не имеющий права претендовать на титул хана он постоянно выдвигал на трон своих марионеток. В результате Мамаю пришлось почти одновременно бороться с Тохтамышем и с Дмитрием. После проигранной Донской битвы Мамай убежал в степи, а когда Тохтамыш решил добить его, спрятался в Крыму в Феодосии, где и был убит.

Некоторые авторы склонны утверждать, что именно рязанские и литовские правители надоумили Мамая выступить против Дмитрия Московского, обещая ему свою поддержку, дабы прекратить рьяные попытки Москвы к завоеванию, по их мнению, исконно литовских (Москва) и рязанских (Владимир, Коломна, Муром) земель и объединению под своим крылом всех княжеств. Агрессивность инициаторов военных действий была вполне понятна, поскольку незадолго до Куликовской битвы Дмитрию удалось разбить войска литовцев, стремившихся к Москве и установить свое господство над тверскими и нижегородскими землями.

Согласно иным историческим данным Москва была одним из самых преданных и послушных вассалов Орды, исправно платила дань, желая получить содействие в противостоянии со своими западными врагами (немцами и литовцами). Когда власть в Золотой Орде попытался захватить мятежник Мамай, не принадлежавший даже к роду истинных монгольских ханов-чингизидов, Димитрию ничего не оставалось, как выступить на стороне законного правителя Улу Улуса.

Согласно официально принятым данным Куликовская битва, она же Мамаево побоище, она же Донское сражение, произошла 16 сентября (по старому стилю 8 сентября) 1380-го года. Поводом для нее стал отказ московского князя Дмитрия I увеличить выплачиваемую Мамаю дань. Участие в походе московского князя Дмитрия приняли почти все представители Северо-Восточных земель Руси, а позже к нему присоединились новгородцы и литовские князья Дмитрий и Андрей Ольгердовичи вместе со своими дружинами. Осознавая опасность объединения войска Мамая с Олегом Рязанским и князем литовским Ягайло, в конце августа Дмитрий осуществил стремительную переправу через Оку с оставлением в Москве стратегического резерва. Наступление Тохтамыша из-за Волги заставило Мамая, еще не собравшего максимальные силы, принять сражение с русскими в чистом поле. Из летописей известно, что побоище проходило «на Дону усть Непрядвы».

7 сентября вечером пять русских полков были построены в боевые порядки. В дубраве, расположенной вверху по реке, был спрятан шестой полк во главе с князем Владимиром Андреевичем Серпуховским. Татары же показались на Куликовом поле к полудню следующего дня. Битва началась с небольших схваток передовых отрядов, затем состоялся известный поединок Челубея и Александра Пересвета, в котором оба богатыря погибли. После этого сошлись основные силы. Главный удар татар был направлен на полк левой руки, русские не удержались и, преследуемые, побежали к Непрядве. Когда татары подставили засадному полку тыл, князь Владимиром Андреевич приказал атаковать. Это нападение и решило исход битвы. Знаменитую татарскую конницу загнали в реку и перебили. Одновременно в наступление перешли литовские полки. Резервов у Мамая не было, все его войско смешалось и обратилось в бегство. Татар преследовали еще несколько километров.

Согласно изложенной в учебниках версии данная победа закрепила за Москвой статус идеологического центра по воссоединению восточнославянских земель, положив начало их избавлению от чужеземного ига.

Еще одной причиной битвы на Куликовом поле называется желание Мамая воспрепятствовать торговле московских купцов с крымскими негоциантами. В боевой поход московский князь взял десять сурожских (то бишь крымских) торговцев, которые кроме своего участия поддерживали его выступление материально. Видимо, они видели свою выгоду в происходящем. Это становится понятно, если учесть, что подходы к Волге были перекрыты Ордой, а Приднепровье контролировал литовский князь Ягайло. И то, что войны Мамая перекрыли Дон, вызывало прямую угрозу свободной торговле в этом направлении. А поскольку Москва получала налог с купцов, князю также было не выгодно безмолвно наблюдать за их разорением.

Золотая Орда в ту пору уже не представляла собой былую великую державу. Она достигла апогея могущества при Узбеке (1312-1342), после чего внутренние неурядицы стали разъедать ее. В летописях говорится о постоянных переворотах, после которых князьям русским приходилось заново ехать в Сарай и подтверждать свои ярлыки. За два десятка лет сменилось два десятка ханов, за многими из которых стоял Мамай, активно манипулировавший чингизидами. Кровавая вакханалия продолжалась вплоть до прихода к власти Тохтамыша.

Какова бы ни была истинная причина начала битвы, следующим ключевым вопросом, которым задаются историки, является численность войск противоборствующих сторон. Поскольку Мамай не был истинным правителем Золотой Орды, то большие сомнения вызывает указываемая в некоторых источниках численность его войска, составляющая от пятидесяти до восьмисот тысяч человек, так же, как и количественная оценка сторонников Дмитрия. Исследователи предполагают, что при изложении событий более поздними авторами численность армий было ошибочно оценена, в свете того, что за «тысячу» – как боевую единицу войска, принималась реальная тысяча воинов, хотя на самом деле в данном формировании могло быть всего около ста человек. Кроме того, сказателям древних времен для преумножения достоинств своих правителей всегда была свойственна склонность к гиперболам, а история времен Куликовской битвы писалась, в основном, московскими летописцами четырнадцатого века.

Известно четыре древнерусских источника, содержащих основные данные о том сражении: «Краткая повесть о Куликовской битве», «Пространная повесть о Донской битве», «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщина». Последние два произведения содержат большое число подробностей сомнительной достоверности. Также сведения о Донском сражении встречаются в западноевропейских хрониках, охватывающих данный период и добавляющих новые интересные подробности. Кроме этого, краткий вторичный пересказ Куликовского побоища есть в «Слове о житие и преставление великого князя Дмитрия Ивановича», а также в «Житие Сергия Радонежского». Мимолетные упоминания сохранились и у Орденских летописцев Иоганна Пошильге и Дитмара Любекского.

Современная оценка ситуации позволяет говорить о более скромных цифрах участвовавших в битве войск. Будучи узурпатором власти в Орде, Мамай просто не мог собрать столь многочисленную рать, о которой говорится в ряде описаний Куликовского сражения. К тому же практически во всех упоминаниях о его войске указывается присутствие наемников из числа народов Прикубанья (печенеги и половцы), Кавказа (аланы и ясы), Причерноморья (черкасы и бродники) и Крыма (бессермены и фряги), но нет данных об участии в его армии татар, как коренных жителей Орды. Это не может не вызывать удивления, ведь по первоначальной идее Мамай защищал интересы своей родной нации, выступая от ее имени. Не лишены, видимо, оснований утверждения о том, что он и сам был наемником, представляя третью заинтересованную сторону, например, тех же литовцев или Геную, желающую устранить конкуренцию в лице русских купцов в Крыму. Тогда вполне понятно участие генуэзцев на стороне Мамая и странная временная пауза, которую держал перед выступлением темник Орды. Ожидая их поддержку, Мамай мог дорого поплатиться за это, ведь с другой стороны ему угрожали войска Тохтамыша.

В «Задонщине», а также написанном на ее основе «Сказании о Мамаевом побоище», сборное войско Мамая описывается как огромная и хорошо вооруженная двухсоттысячная армия. После долгих исследований историки все же склонны предполагать, что данную цифру нужно уменьшить в 6-10 раз. Подобной критике можно подвергнуть и сильно преувеличенную численность русского войска, участвующего в сражении. Количество в сто пятьдесят-двести тысяч кажется просто фантастическим. Имеются данные о том, что в состав войска Дмитрия входило всего шесть полков. На этом основании, а также располагая сведениями о средней численности жителей Руси в ту эпоху, ученые предполагают, что количество воинов князя русского не могло превышать двадцати пяти-сорока тысяч человек. К тому же с 15 августа, когда был объявлен сбор и до двадцатых чисел этого месяца, когда армия начала выступление из Коломны, собрать и упорядочить стотысячное войско просто немыслимо. Отсутствие упоминаний о большом количестве пленных также наталкивает на размышление о численности воюющих сторон.

С местонахождением самого поля, на котором состоялась Куликовская битва, также связан ряд противоречий. После первого изучения летописей и карт 18-19-го веков, было заявлено, что подлинное место сражения расположено на юге нынешней Тульской области в междуречье Непрядвы и Дона. Но на предполагаемом месте битвы не было найдено ни большого количества человеческих останков или массовых захоронений, ни предметных подтверждений в виде наконечников копий или других видов или частей оружия того времени.

Малочисленность найденных в указанном месте предметов, оставшихся после жестокой резни, легко объяснимо с точки зрения сторонников канонической на нынешний день версии. Мечи, щиты, доспехи и копья были очень ценны, и победители старались забрать с собой все найденное на поле брани.

Еще более подробное изучение дошедших до современников первоисточников позволило предположить, что под рекой Дон подразумевался не современный Дон, который тогда назывался Танаисом, а совсем иная река. Причиной ошибки стало использование самого слова «дон», которое тогда было синонимом слова «река». Ряд ученых склонны полагать, что события происходили возле Москвы, неподалеку от Симонова монастыря или даже на месте его постройки. Здесь же, к слову сказать, захоронены останки по крайне мере двух героев Куликовского сражения, Ослябя и Пересвета. Было бы вполне закономерно полагать, что тела воинов были похоронены неподалеку от места битвы, а не путешествовали в течение нескольких недель до пригородов Москвы.

Тайны битвы на Куликовом поле

Обитатели вновь открытой недавно церкви Рождества Богородицы утверждают, что вокруг нее в радиусе сотни метров земля на несколько метров вглубь буквально забита человеческими останками, на которые постоянно натыкались рабочие-строители при проведении земельных работ.

Данная версия, конечно, не претендует на истину в последней инстанции, но эту же мысль подтверждает и изучение географических подробностей местности вблизи Симонова монастыря, где расположена Москва-река, в которую в те времена впадала река Сара. Небольшая речушка Непрядва, которая протекала прямо через поле битвы, могла вполне оказаться рекой Напрудной, которая находится в Москве на Кулишках. В процессе реконструкции древних текстов названия могли быть частично изменены.

Не вполне понятно и происхождение наименования «Куликово поле». Традиционная историческая версия связывает его с водившимися в округе кроншнепами (степными куликами). Однако данный эпитет был применен только один раз, а потом сразу забыт, как будто его и не существовало. Другая распространенная версия основывается на фольклорных «кулижках» (куличках), как об очень удаленном месте. Иные современные ученые сходятся на том, что название пошло от слова «кулига» – ровного и безлесого места на берегу реки. Необходимо отметить, что в ранних летописях такого слова не было вовсе, битва просто указывается, как происходившая в точке впадения речушки Непрядвы в Дон.

Безусловно, можно утверждать, что Куликовский триумф стал крупнейшим на то время в истории сражений с татарами, и достигнут он был совместными усилиями множества княжеств. Однако…. В битве погибло примерно шестьдесят процентов всего командного состава нашего войска и около трети всех воинов. А когда обозы, везущие раненых воинов, отстали от главных сил, литовцы Ягайло и некоторые рязанские отряды беспощадно добивали и грабили их. Позднее Тохтамыш сумел объединить расколотую Орду и уже через пару лет отправился разбираться с непокорными русскими. Почти все население Москвы было вырезано, а уцелевших забрали в плен. Город сожгли, и в огне погибла почти вся культура княжества, так как, спасаясь от басурман, окрестные жители свезли в столицу все ценности. Также возобновилась выплата дани, а в Орду в качестве заложника отправился Василий – старший сын Дмитрия Донского. Уже через полвека после княжения Дмитрия Ивановича оценка Куликовской битвы стала меняться. Московские правители, обретая все больший политический вес, остро нуждались в доблестном великом предке – победителе ненавистных татар. Поэтому на страницах «Сказания» Дмитрий Иванович предстает как полноценный самодержец, а князья – его верными сподвижниками, чего в XIV-ом столетии быть никак не могло.

По-видимому, нашим потомкам еще будет над чем поразмыслить, ведь Истина известна лишь очевидцам тех памятных событий, а их уже, увы, давно нет на этом бренном свете. Много, очень много тайн хранит Куликовское сражение и предшествующие ему события. Например, можно еще долго выяснять, почему в некоторых документах и летописях рассказывается о благословении князя Дмитрия на сражение Сергием Радонежским, а в других говорится об отлучении князя от церкви непосредственно перед Куликовской битвой. Несмотря на то, что ученые-исследователи не располагают достоверными данными о каком-либо разладе между святым и князем, за скупыми строками летописей просматриваются некоторые факты об их конфликте, например, в эти годы игумен не стал крестить сыновей государя. А примирение, скорее всего, произошло спустя пять лет после сражения, когда Сергий помог Дмитрию Донскому решить московско-рязанский конфликт. Существуют данные, что в 1380-ом году Дмитрий получил благословение от коломенского епископа Герасима.

Дискуссии возникают и вокруг степени участия главного «героя» событий – князя Дмитрия Ивановича, который по некоторым источникам самоустранился от управления сражением, а руководить войском пришлось Владимиру Серпуховскому. Князь же снял с себя доспехи и, передав их вместе с конем и стягом любимому боярину Бренку, переоделся в чужие одежды. Такое описание событий является довольно сомнительным, даже не принимая во внимание попыток очернить репутацию славного русского предводителя. Достаточно вспомнить о строении доспехов, их ценности и огромном авторитете князей русских, без которых дружина просто отказывалась идти в бой. Причина отсутствия Дмитрия непосредственно на поле битвы, видимо, так и останется тайной, ровно, как и то, почему он и другие русские князья не продолжили борьбу с татаро-монгольским игом, так успешно начатую. А вот еще одна загадка. Как понимать старинную русскую поговорку, которую знает каждый житель нашей страны: «Словно Мамай прошел!» Не Тохтамыш, Батый или Девлет-Гирей, а именно Мамай. Мамай, которого разбили на границе земли Русской в безлюдном месте.

Хотя Куликовская битва и была сильно приукрашена летописцами более поздних периодов, несоответствие фактических обстоятельств и покрытых пылью времени сочинений совершенно не умаляет героизма тех, кто сражался на этом поле за русские земли, где бы оно на самом деле ни находилось. Куликовское сражение является главным военным эпизодом XIV-го столетия российской истории и переломным моментом, сменившим эпоху бесконечных татарских разбоев, кровавых, а также унизительных княжеских «разборок». С этого момента времени маленькая Москва начала свой путь до центра европейской политики, а на Руси начался духовный подъем, изменение психологии наших предков, преодолевших угнетенность и отчаяние, напитавших страну за поколения террора и грабежа.

Тайны битвы на Куликовом поле

На сегодня насчитывается уже четыре основных лагеря, толкующих произошедшие на Куликовом поле события на свой лад. Например, традиционалисты придерживаются консервативной версии, а сторонники «православной» интерпретации сильно мифологизируют сражение, делая акцент на противоборстве христианской Руси со степными иноверцами. Адепты «либеральной гиперкритики» считают, что Дмитрий Донской всего лишь защищал татарского царя от самозванца и узурпатора Мамая. Их оппоненты разумно спрашивают, а почему же тогда Тохтамыш разрушил через два года Москву? Последний «евразийский» лагерь представлен в основном современными татарскими историками. Их мнение – Куликовская битва незаслуженно преувеличена, она возбуждает межнациональную вражду и представляет собой лишь мелкую стычку двух правителей, воспринимающих свои владения как «субъекты» одной «федерации» (подобно князьям Священной Римской империи). Руководство Татарстана, выступает против празднования юбилеев Мамаева побоище, а отголоски этой позиции недавно можно было услышать и из Кремля. Однако политический вес сторонников этой теории еще не делает ее верной.

Сторонники «четырех взглядов» не хотят попытаться соединить свои силы, а на почве постоянных обвинений процветают поистине шарлатанские толкования истории. Мы обязаны знать, что случилось в далеком прошлом нашей Родины. Каким видели это сражение наши предки, какой отпечаток в культуре оставили легенды. Сохраняя за собой право выбирать «красивый» миф или «скучную» реальность, мы должны делать этот выбор осознанно и ответственно.

Источники информации:
-http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/history/427/
-http://www.diletant.ru/blogs/2815/101/
-http://x-files.org.ua/articles.php?article_id=2742
-http://pereformat.ru/2013/01/kulikovskaya-bitva/
-http://ru.wikipedia.org/wiki/

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА - сра­же­ние объ­е­ди­нён­ных войск кня­жеств Северо-Восточной Ру­си под пред­во­ди­тель­ст­вом великого князя вла­ди­мир­ско­го и князя мо­с­ков­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча про­тив войск Ма­мае­вой Ор­ды.

Со­стоя­лась 8 сентября 1380 года. Основные при­чи­ны, при­вед­шие к по­хо­ду на русское кня­же­ст­ва войск Ма­мая: мно­го­лет­няя за­держ­ка вы­пла­ты ор­дын­ско­го вы­хо­да, стрем­ле­ние вос­ста­но­вить его объ­ём в том же раз­ме­ре, в ка­ком он со­би­рал­ся при ха­не Джа­ни­бе­ке; же­ла­ние взять ре­ванш за по­бе­ду моск. войск и их со­юз­ни­ков в бит­ве на реке Во­жа над эми­ром Бе­ги­чем (11 августа 1378 года).

Предыстория

Для это­го Ма­май ор­га­ни­зо­вал круп­но­мас­штаб­ный по­ход, пре­ж­де все­го про­тив пра­ви­те­лей Вла­ди­мир­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва и Московского княжества. В нём долж­ны бы­ли при­нять уча­стие за­ви­си­мое от Ор­ды на­се­ле­ние её улу­сов и вой­ска со­юз­ни­ков, на­хо­див­ших­ся с ней в вас­саль­ных и дан­ни­че­ских от­но­ше­ни­ях. В свя­зи с этим в 1-й половине 1380 года Ма­май за­клю­чил сою­зы с ли­товским князем Ягай­ло, а ле­том - с великим князем ря­зан­ским Оле­гом Ива­но­ви­чем, опа­сав­ши­ми­ся уси­ле­ния ав­то­ри­те­та и вла­сти великого князя вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча.

Мар­шру­ты войск. В на­ча­ле ле­та 1380 года Ма­май на­чал мед­лен­ное дви­же­ние из сво­ей ко­че­вой став­ки в ни­зовь­ях реки Дон к его вер­ховь­ям, ожи­дая там к на­ча­лу осе­ни встре­тить вой­ска со­юз­ни­ков для со­вме­ст­но­го по­хо­да на зем­ли Северо-Восточной Ру­си. В на­ча­ле августа 1380 года Ма­май дос­тиг устья реки Во­ро­неж.

Со­глас­но современным ис­сле­до­ва­ни­ям, чис­лен­ность ор­дын­ско­го вой­ска не пре­вы­ша­ла 30 тысяч человек. Не под­твер­жда­ют­ся дан­ные позд­них русских ле­то­пи­сей, со­глас­но ко­торым оно вклю­ча­ло в се­бя от­ря­ды (в том числе на­ём­ные) чер­ке­сов (ады­гов), ясов (дон­ских аланов), бур­та­сов, ар­мян и пред­ста­ви­те­лей ря­да др. на­ро­дов пра­во­бе­ре­жья Вол­ги и Северного Кав­ка­за; на­ём­ни­ков-«фря­гов» из Кры­ма.

По­ход ор­дын­ских войск на Русь стал для великого князя вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча пол­ной не­ожи­дан­но­стью, так как ещё ле­том 1379 года на­ме­ти­лось за­ми­ре­ние сто­рон (Ма­май вы­дал яр­лык и про­пус­тил че­рез свои зем­ли московского кан­ди­да­та на ми­тро­по­лию Ми­тяя). Уз­нав в кон­це ию­ля – на­ча­ле ав­гу­ста о вы­сту­п­ле­нии про­тив­ни­ка, великий князь от­пра­вил­ся в Мо­ск­ву, где в августе 1380 года на­чал со­би­рать пол­ки. На его при­зыв от­клик­ну­лись бли­жай­шие род­ст­вен­ни­ки – бо­ров­ско-сер­пу­хов­ский князь Вла­ди­мир Ан­д­рее­вич Храб­рый и кня­зья Бе­ло­зер­ские, пра­ви­те­ли Прон­ско­го, Та­рус­ско­го и Обо­лен­ско­го кня­жеств; слу­жи­лые ли­товского кня­зья Ге­ди­ми­но­ви­чи - Ан­д­рей Оль­гер­до­вич и Дмит­рий Оль­гер­до­вич вме­сте со свои­ми дру­жи­на­ми, вы­ехав­ши­ми на служ­бу в Мо­ск­ву из По­лоц­ка, Друц­ка, Пско­ва, Труб­чев­ска и Брян­ска в 1378-1379 годах, во­ен­но-слу­жи­лая знать го­ро­дов Вла­ди­мир­ско­го великого княжества [Дмит­ро­ва, Пе­ре­яс­лав­ля, Юрь­е­ва (Поль­ско­го), Ко­ст­ро­мы, Уг­ли­ча и других]. Од­на­ко во­енные си­лы большей части русских зе­мель по раз­ным при­чи­нам не при­ня­ли уча­стие в по­хо­де (Нов­го­род­ская рес­пуб­ли­ка, Твер­ское, Ни­же­го­род­ское и Ря­зан­ское ве­ли­кие княжествава и другие). По современным ис­сле­до­ва­ни­ям, русские вой­ска мог­ли на­счи­ты­вать около 15-20 тысяч человек (тра­ди­ци­он­но в ис­то­рио­гра­фии ука­зы­ва­лась чис­лен­ность 50-60 тысяч человек).

Об­щее ко­ман­до­ва­ние осу­ще­ст­в­лял князь Дмит­рий Ива­но­вич. Под­чи­ня­ясь ему, свои­ми пол­ка­ми ру­ко­во­ди­ли кня­зья-со­юз­ни­ки, тер­ри­то­ри­аль­ны­ми опол­че­ния­ми – слу­жи­лые кня­зья и московские боя­ре-вое­во­ды. 15 августа русские вой­ска со­бра­лись на Де­вичь­ем по­ле у Ко­лом­ны, 20 августа - вы­сту­пи­ли от­ту­да и на­ча­ли дви­же­ние вдоль реки Ока. Встав ла­ге­рем в устье реки Ло­пас­ня, они ожи­да­ли при­бы­тия до­пол­нительных сил, со­б­ран­ных князем Вла­ди­ми­ром Ан­д­рее­ви­чем и околь­ни­чим Т. В. Вель­я­ми­но­вым, и вес­тей от раз­вед­чи­ков, сле­див­ших за дви­же­ни­ем войск Ма­мая от реки Ти­хая Со­сна до реки Кра­си­вая Ме­ча. 26-27 августа русские вой­ска пе­ре­шли Оку и на­ча­ли дви­же­ние на юг вдоль гра­ниц с Ря­зан­ским великим княжеством. Дан­ный ма­нёвр по­зво­лил не дать со­еди­нить­ся ра­ти великого князя ря­зан­ско­го Оле­га Ива­но­ви­ча с вой­ска­ми Ма­мая. Да­лее вой­ска Дмит­рия Ива­но­ви­ча дви­га­лись по пу­ти, из­вест­но­му позд­нее как Ста­рая Дан­ков­ская до­ро­га. Она про­ле­га­ла че­рез во­до­раз­дел рек Дон и Мок­рая Та­бо­ла. В на­ча­ле сен­тяб­ря они дос­тиг­ли Бе­ре­зуя, а 6 сентября - вста­ли в устье реки Мок­рая Та­бо­ла. 7 сентября бы­ла раз­би­та ор­дын­ская раз­вед­ка, по­сле че­го Дмит­рию Ива­но­ви­чу ста­ло из­вест­но, что вой­ска Ма­мая кон­тро­ли­ру­ют Гу­си­ный брод в вер­ховь­ях реки Кра­си­вая Ме­ча, ко­то­рый на­хо­дил­ся в од­ном кон­ном пе­ре­хо­де от устья реки Не­пряд­ва.

Ди­сло­ка­ция войск

В ночь с 7 на 8 сентября русские вой­ска фор­си­ро­ва­ли р. Дон и за­ня­ли вы­год­ную по­зи­цию на Ку­ли­ко­вом по­ле, ко­то­рое на­хо­ди­лось в сев. час­ти ле­со­сте­пи Рус­ской рав­ни­ны и вклю­ча­ло в се­бя зем­ли в бас­сей­нах Верх­не­го До­на и Не­пряд­вы. Здесь ме­ж­ду бал­кой Ры­бий Верх и реки Смол­ка вста­ли русские пол­ки, за­ни­мая фронт не бо­лее 1,5 километров. Их тыл был на­дёж­но при­крыт ре­ка­ми Дон и Не­пряд­ва. Ма­маю для ата­ки был ос­тав­лен уз­кий степ­ной ко­ри­дор, ко­то­рый не да­вал ему воз­мож­но­сти при­ме­нить из­люб­лен­ную ор­дын­ца­ми так­ти­ку про­ры­ва по флан­гам, осо­бен­но с ле­вой сто­ро­ны, по­зво­ляв­шей удач­но ис­поль­зо­вать пре­иму­ще­ст­во их луч­ни­ков. В лес­ном мас­си­ве Зе­лё­ная дуб­ра­ва за ле­вым флан­гом русских войск был ос­тав­лен об­щий ре­зерв - за­сад­ный полк, ко­то­рым ко­ман­до­ва­ли князья Вла­ди­мир Ан­д­рее­вич и Д. М. Боб­рок-Во­лын­ский.

Со­став русских войск был тра­ди­цио­нен и вклю­чал три пол­ка - пол­ки пра­вой и ле­вой ру­ки, ве­ли­кий (то есть боль­шой) полк. Пе­ред ни­ми был вы­став­лен от­ряд (по­лу­чив­ший в «Ска­за­нии о Ма­мае­вом по­бои­ще» название пе­ре­до­во­го пол­ка), в ко­то­ром на­хо­дил­ся великий князь вла­ди­мир­ский Дмит­рий Ива­но­вич. Он дол­жен был кон­тро­ли­ро­вать под­ход войск про­тив­ни­ка и при­нять пер­вый удар на се­бя. Пе­ред этим от­ря­дом рас­по­ла­гал­ся не­боль­шой сто­ро­же­вой полк. На­про­тив не­го для ата­ки рас­по­ло­жи­лись ор­дын­ские вой­ска, ко­то­рые не ста­ли до­жи­дать­ся войск великого князя ли­тов­ско­го Ягай­ло, ос­та­но­вив­ших­ся в Одое­ве.

Ход сра­же­ния

Куликовской битвы на­ча­лась с по­един­ков ут­ром (с 10–11 часов) 8 сентября. По дан­ным Хро­но­гра­фа русской ре­дак­ции 1512 года, в них от­ли­чил­ся Ан­д­рей Ос­ля­бя, по дан­ным бо­лее позд­них ис­точ­ни­ков – его брат Алек­сандр Пе­ре­свет. Пос­ле это­го на­ча­лось основное сра­же­ние. В те­че­ние 2-3 ча­сов Ма­май раз­гро­мил пе­ре­до­вой от­ряд русского вой­ска и ввёл в дей­ст­вие свои основные си­лы. Великий князь Дмит­рий Ива­но­вич, про­дол­жив бит­ву в ря­дах рат­ни­ков боль­шо­го пол­ка, су­мел при­бли­зи­тель­но оце­нить си­лу и чис­лен­ность ор­дын­цев. В се­ре­ди­не дня ор­дын­цы про­рва­ли русскую обо­ро­ну на ле­вом флан­ге и вы­шли в тыл к от­сту­пав­ше­му боль­шо­му пол­ку. Великий князь Дмит­рий Ива­но­вич был ра­нен. В кри­тический мо­мент боя по­сле­до­вал вне­зап­ный удар в тыл ор­дын­цев русских рат­ни­ков за­сад­но­го пол­ка, ра­ди­каль­но из­ме­нив­ший ход Куликовской битвы. Вой­ска Ма­мая не вы­дер­жа­ли на­тис­ка и бе­жа­ли. Пре­сле­до­ва­ние про­тив­ни­ка про­дол­жа­лось до но­чи, русские вой­ска за­хва­ти­ли ла­герь ор­дын­ско­го вой­ска на реке Кра­си­вая Ме­ча.

Ито­ги

По­те­ри русских войск бы­ли зна­чи­тель­ны­ми, так как вои­ны по­гиб­ли не толь­ко от ран, но и от «тес­но­ты ве­ли­кой». По­гиб­ло мно­го лиц ко­манд­но­го со­ста­ва, в том числе бе­ло­зер­ские кня­зья Фё­дор Ро­ма­но­вич и его сын Иван Фё­до­рович, та­рус­ские кня­зья Фё­дор и Мсти­слав Юрь­е­ви­чи, ве­ли­ко­кня­же­ские боя­ре и вое­во­ды М. В. Вель­я­ми­нов, Ти­мо­фей Ва­силь­е­вич Во­луй, Ан­д­рей Ива­но­вич Сер­киз, Ми­ха­ил Ива­но­вич (Акин­фо­вич), Л. И. Мо­ро­зов, М. И. Брен­ко, Иван Алек­сан­д­ро­вич, Кон­стан­тин Ко­но­но­вич, Фё­дор Грун­ка, Се­мён Ме­лик, Алек­сандр Пе­ре­свет и другие. Не­сколь­ко дней русские. вой­ска со­би­ра­ли сво­их ра­не­ных и пав­ших, а 14 сентября от­пра­ви­лись на­зад к Ко­лом­не. По пу­ти на отдельные от­ря­ды рат­ни­ков ста­ли на­па­дать ря­зан­цы, стре­мив­шие­ся от­нять у них бо­га­тые тро­феи и взять плен­ных. В 1381 году это ста­ло пред­ме­том пе­ре­го­во­ров Дмит­рия Ива­но­ви­ча с великим князем ря­зан­ским Оле­гом Ива­но­ви­чем, ко­то­рый обя­зал­ся по до­го­во­ру ос­во­бо­дить плен­ных и вер­нуть им иму­ще­ст­во (не бы­ло вы­пол­не­но до кон­ца ря­зан­ской сто­ро­ной, во­прос об этом вновь под­ни­мал­ся в 1402 год).

По­бе­да в Куликовской битве уп­ро­чи­ла влия­ние и ав­то­ри­тет московских кня­зей (Дмит­рий Ива­но­вич по­лу­чил почетное про­зви­ще Дон­ской), по­ка­за­ла ре­аль­ную воз­мож­ность ос­во­бо­ж­де­ния русских зе­мель и кня­жеств от вла­сти «Ма­мае­вой Ор­ды», раз­гром­лен­ной ха­ном Тох­та­мы­шем в том же го­ду. Её так­тическое зна­че­ние бы­ло по­ко­леб­ле­но ра­зо­ре­ни­ем го­ро­дов Северо-Восточной Ру­си в хо­де Тох­та­мы­ша на­бе­га 1382 года, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го бы­ла не толь­ко во­зоб­нов­ле­на вы­пла­та ор­дын­ско­го вы­хо­да, но и со­б­ра­ны не­до­им­ки за про­шлые го­ды. Тем не ме­нее Куликовская битва име­ла важ­ные по­ли­тические по­след­ст­вия для русских зе­мель и кня­жеств. Например, опыт сов­ме­ст­но­го уча­стия в во­енных дей­ст­ви­ях спо­соб­ст­во­вал объ­еди­не­нию войск пра­ви­те­лей Северо-Восточной Ру­си в по­хо­де на Нов­го­род (1386 год) во гла­ве с великим князем Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем. Его пер­вен­ст­вую­щее зна­че­ние сре­ди кня­зей бы­ло за­кре­п­ле­но 2-й ду­хов­ной гра­мо­той Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го (май 1389 года), со­глас­но ко­то­рой его стар­ше­му сы­ну Ва­си­лию I Дмит­рие­ви­чу был пе­ре­дан не толь­ко московский ве­ли­ко­кня­же­ский стол, но и Вла­ди­мир­ское великое кня­же­ние в ка­че­ст­ве на­сле­дуе­мой «от­чи­ны».

Ис­то­ри­че­ская па­мять 

Куликовская битва на­шла от­ра­же­ние в эпо­се (ле­ген­ды о боя­ри­не За­ха­рии Тют­че­ве; бы­ли­ны «Илья Му­ро­мец и Ма­май», «Про Ма­мая без­бож­но­го»), литературных и до­ку­мен­таль­ных па­мят­ни­ках. Уже в 1380 году был со­став­лен по­мян­ник пав­ших в Куликовской битве. Его крат­кая ре­дак­ция, в ко­то­рой по­ми­на­ют­ся по­гиб­шие бе­ло­зер­ские кня­зья, московские боя­ре и вое­во­ды, из­вест­на в спи­сках Веч­ных си­но­ди­ков Ус­пен­ско­го со­бо­ра Мо­с­ков­ско­го Крем­ля с начала 1490-х годов. (Ма­зу­рин­ский спи­сок), а со ссыл­кой на них – в ря­де ле­то­пис­ных сво­дов XV-XVI веков. Бо­лее пол­ный спи­сок пав­ших, вклю­чаю­щий млад­ших вое­вод, при­ве­дён в Про­стран­ной ре­дак­ции ле­то­пис­ной по­вес­ти о Куликовской битве, из­вест­ной со 2-й половины XV века, а так­же в так называемых Со­кра­щён­ных ле­то­пис­ных сво­дах 1493 и 1495 годов. Куликовская битва от­ра­зи­лась и в «Сло­ве о жи­тьи и о пре­став­ле­нии ве­ли­ка­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча, ца­ря Рус­ка­го». В XV-XVI веках сло­жил­ся круг ис­точ­ни­ков о Куликовской битве, объ­еди­нён­ных не толь­ко об­щей те­мой, но и иде­ей спло­че­ния русских зе­мель для за­щи­ты от ино­зем­ных за­хват­чи­ков. Па­мят­ни­ки Ку­ли­ков­ско­го цик­ла («За­дон­щи­на», ле­то­пис­ная «По­весть о Ку­ли­ков­ской бит­ве», «Ска­за­ние о Ма­мае­вом по­бои­ще») про­дол­жи­ли литературные тра­ди­ции опи­са­ний битв в «По­вес­ти вре­мен­ных лет», «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве» и др. В со­ста­ве ле­то­пис­ных сво­дов «По­весть о Ку­ли­ков­ской бит­ве» до нас дош­ла в 2 ре­дак­ци­ях: Крат­кой – «О по­бои­ще на До­ну» (соз­да­на вско­ре по­сле бит­вы, со­хра­ни­лась в Ро­гож­ском ле­то­пис­це 1-й половине 1440-х годов, Пер­вом Бе­ло­рус­ско-Ли­тов­ском сво­де середины XV века и Си­ме­о­нов­ской ле­то­пи­си нач. XVI века) и Про­стран­ной, со­став­лен­ной с ис­поль­зо­ва­ни­ем «По­вес­ти о жи­тии Алек­сан­д­ра Нев­ско­го», Крат­кой ре­дак­ции «По­вес­ти», Си­но­ди­ка, «Чте­ния о Бо­ри­се и Гле­бе». В пе­чат­ных из­да­ни­ях о Куликовской битве впер­вые упо­ми­на­лось в «Жи­тии Сер­гия Ра­до­неж­ско­го» (1642 год) и «Си­ноп­си­се» ар­химандрита Ин­но­кен­тия (Ги­зе­ля), ко­то­рый впер­вые опуб­ли­ко­вал текст «Ска­за­ния о Ма­мае­вом по­бои­ще» (1680 год).

Изу­че­ние Куликовской битвы на­ча­лось в XVIII века в тру­дах А. И. Ман­кие­ва, В. Н. Та­ти­ще­ва и князя М. М. Щер­ба­то­ва. Литературные про­из­веде­ния ей по­свя­ти­ли М. В. Ло­мо­но­сов и Г. Р. Дер­жа­вин. Уве­ко­ве­че­ние па­мя­ти о Куликовской битве на­ча­лось под влия­ни­ем Отечественной вой­ны 1812 года и воз­рос­ше­го ин­те­ре­са к про­шло­му Рос­сии по­сле вы­хо­да пер­вых то­мов «Ис­то­рии го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го» Н. М. Ка­рам­зи­на (ввёл в ис­то­рическую нау­ку по­ня­тие «Ку­ли­ков­ская бит­ва»).

Важ­ную роль в изу­че­нии и уве­ко­ве­че­нии ис­то­рич. па­мя­ти о Куликовской битве сыг­рал С. Д. Не­ча­ев, по­ло­жив­ший на­ча­ло му­зее­фи­ка­ции Ку­ли­ко­ва по­ля. В 1850 году на Крас­ном хол­ме (выс­шей точ­ке Ку­ли­ко­ва по­ля) от­крыт столп-па­мят­ник Дмит­рию Дон­ско­му (архитектор А. П. Брюл­лов, инженер А. А. Фул­лон). В 1865-1884 годах близ устья Не­пряд­вы в с. Moнастырщина воз­ве­де­на церковь Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы, сме­нив­шая де­ревенскую цер­ковь, сто­яв­шую, по пре­да­нию, на мес­те по­гре­бе­ния русских вои­нов, пав­ших в Куликовской битве. С 1880-х годов Ку­ли­ко­во по­ле об­сле­до­ва­лось во­енными ис­то­ри­ка­ми и туль­ским ар­хео­ло­гом Н. И. Тро­иц­ким. В 1913-1917 годах не­по­да­лё­ку от стол­па-па­мят­ни­ка по­строе­на церковь Сер­гия Ра­до­неж­ско­го (архитектор А. В. Щу­сев).

В 1965 году на Крас­ном хол­ме от­крыт фи­ли­ал Туль­ско­го об­ла­ст­но­го крае­ведческого му­зея. В 1981 году по ини­циа­ти­ве ГИМ совместно с Институтом гео­гра­фии АН СССР и туль­ски­ми спе­циа­ли­ста­ми на­ча­лись меж­дис­ци­п­ли­нар­ные ис­сле­до­ва­ния по про­грам­ме «Ку­ли­ко­во по­ле. Ис­то­рия. Ланд­шафт». На Ку­ли­ко­вом по­ле об­на­ру­же­ны древнерусские го­ро­ди­ща, се­ли­ща и лет­ни­ки, бес­кур­ган­ные мо­гиль­ни­ки конца XII – середины XIV веков. В ре­зуль­та­те па­лео­поч­вен­ных и па­лео­бо­та­нических ис­сле­до­ва­ний вы­яв­ле­ны ра­нее не­из­вест­ные кон­ту­ры ланд­шаф­та и важ­ней­шие ком­му­ни­ка­ции рай­она Ку­ли­ко­ва по­ля на­чи­ная с эпо­хи го­ло­це­на. В 1996 году соз­дан Государственный во­ен­но-ис­то­рический и при­род­ный му­зей-за­по­вед­ник «Ку­ли­ко­во по­ле», в его со­став вхо­дят му­зей­но-ме­мо­ри­аль­ные комп­лек­сы в селе Мо­на­стыр­щи­на и на Крас­ном хол­ме, по­ле бит­вы с при­ле­гаю­щей тер­ри­то­ри­ей.

Дополнительная литература:

Шам­би­на­го С.К. По­вес­ти о Ма­мае­вом по­бои­ще. Санкт-Петербург, 1906 год;

«Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве» и па­мят­ни­ки Ку­ли­ков­ско­го цик­ла. Москва; Ленинград, 1966 год;

Зи­мин А.А. «Ска­за­ние о Ма­мае­вом по­бои­ще» и «За­дон­щи­на» // Ар­хео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1967 год. Москва, 1969 год;

Ку­ли­ков­ская бит­ва и подъ­ем на­цио­наль­но­го са­мо­соз­на­ния. Ленинград, 1979 год;

Ку­ли­ков­ская бит­ва. Москва, 1980 год;

Куч­кин В.А. По­бе­да на Ку­ли­ко­вом по­ле // Во­про­сы ис­то­рии. 1980 год. № 8;

Кир­пич­ни­ков А.Н. Ку­ли­ков­ская бит­ва. Ленинград, 1980 год;

Ку­ли­ков­ская бит­ва в ли­те­ра­ту­ре и ис­кус­ст­ве. Москва, 1980 год;

Ку­ли­ков­ская бит­ва в ис­то­рии и куль­ту­ре на­шей Ро­ди­ны. Москва, 1983 год;

Кар­га­лов В.В. Ко­нец ор­дын­ско­го ига. 2-е издание. Москва, 1984 год;

Ку­ли­ко­во по­ле: ма­те­риа­лы и ис­сле­до­ва­ния. Москва, 1990 год;

Изу­че­ние ис­то­ри­ко-куль­тур­но­го и при­род­но­го на­сле­дия Ку­ли­ко­ва по­ля. Москва; Ту­ла, 1999 год;

Ку­ли­ко­во по­ле: во­про­сы ис­то­ри­ко-куль­тур­но­го на­сле­дия. Ту­ла, 2000 год;

Дмит­рий Дон­ской и эпо­ха воз­ро­ж­де­ния Ру­си. Ту­ла, 2001 год;

Н. И. Тро­иц­кий и со­вре­мен­ные ис­сле­до­ва­ния ис­то­ри­ко-куль­тур­но­го на­сле­дия Цен­траль­ной Рос­сии. Ту­ла, 2002 год. Тома 1-2;

Ку­ли­ко­во по­ле. Ис­то­ри­че­ский ланд­шафт: При­ро­да. Ар­хео­ло­гия. Ис­то­рия. Ту­ла, 2003 год. Т. 1-2;

Верх­нее По­до­нье: Сборник статей Ту­ла, 2004-2008 годы. Выпуски 1-3;

Ку­ли­ко­во по­ле и Дон­ское по­бои­ще 1380 год. Москва, 2005 год;

 © Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Куликово поле - здесь была Куликовская битва

Куликово поле — историческое место, где в 1380 году проходила знаменитая Куликовская битва. Традиционно местоположение поля было определено перед рекой Непрядвой, в месте её впадении в реку Дон. Сейчас эта территория входит в Тульскую область. В настоящее время появилась научная информация, которая позволяет пересмотреть канонический  подход к определению места битвы. По последним данным оно находится немного в стороне. Тем не менее все памятники, посвящённые знаменитому сражению, расположены на старом месте. Куликовская битва — одно из самых знаменитых сражений на Руси. Победа в ней дала русскому народу надежду на скорое освобождение от ига Золотой Орды и показала, что только объединив все княжества вместе, можно достичь положительного результата. Суть этого понимали и чтили во все последующие времена. Ещё при Александре I (1777 — 1825 гг.) в 1820 году была рассмотрена возможность установки памятника в честь разгрома войск Мамая. В силу ряда обстоятельств обелиск был установлен только в 1850 году, во время правления его брата Николая I (1786 — 1855 гг.). Памятник сохранился до наших дней. На фотографии слева видна аллея, в конце которой располагается чугунный обелиск. Установили его на Красном холме, на месте ставки разгромленного Мамая.

Золотая Орда

Углубимся немного в историю. Некоторые люди очень часто употребляют словосочетание — хан Мамай. Это в корне неверно. Мамай (1335 – 1380 гг.) занимал должности беклярбека (управляющий государственной администрацией) и темника (воинское звание, от слова тьма — десять тысяч) улуса Джучи (Золотая Орда). Данный улус был образован после завоевания монголами Хорезма в 1221 году. Основатель и первый великий хан Монгольской империи Чингисхан (1162 – 1227 гг.) пожаловал своему первому сыну Джучи (1182 – 1227 гг.) земли вокруг реки Иртыш, Алтайских гор, северную часть Хорезма и Западную Сибирь. Он поставил условие, обязывающее хана Джучи завоевать земли половцев и близлежащих государств. Сделать это монголам удалось только в своём Западном походе (1236 – 1242 гг.) под руководством хана Бату (1209 – 1255 гг., хан Батый, внук Чингисхана). После возвращения из похода Батый основал на Волге новый город Сарай-Бату, который стал столицей Золотой Орды. Он располагался на территории современной Астраханской области России. Сама Золотая Орда делилась ещё на более мелкие улусы, где руководили ханы, потомки Джучи. Вообще, власть хана в улусах любого уровня могли занимать только «чингизиды» (прямые потомки из рода Чингисхана). Мамай не был «чингизидом». Он даже женился на дочери хана Бердибека, правившего в то время Золотой Ордой. Но и это не помогло ему стать наследником хана и официально быть руководителем Золотой Орды. Все чтили «Ясу» (Яса — закон великой власти, уложение Чингисхана). После смерти хана Бердибека в Золотой Орде началось время «Великой замятни» (с 1359 по 1380 гг.). Что-то вроде «русской смуты». Поскольку место хана Золотой Орды Мамай занять не мог, то сажал на ханство малолетних потомков удельных ханов, пытаясь править от их имени. Многим ханам это не нравилось, и поэтому шла постоянная борьба за власть.

В это время, молодой хан-чингизид Тохтамыш (1342 — 1406 гг.), при поддержке войск Тамерлана (1336 — 1405 гг., Тимур по прозвищу «Великий хромец») начал захватывать улусы, чтобы в конце концов стать ханом Золотой Орды. Мамаю требовались деньги для войны с Тохтамышем, а Русь во времена «Великой замятни» отказалась платить дань Золотой Орде. Мамай направлял послов в русские княжества, но из этого ничего не вышло. Тогда он решил осуществить военный поход на Русь, чтобы напомнить об обязательстве платить дань, а также поправить своё экономическое положение за счёт разграбления русских территорий.

Куликовская битва

На Руси тоже все понимали, что не избежать главного сражения с войсками Мамая. Тем более, в 1378 году часть войск Мамая под командованием мурзы Бегича уже пыталось осуществить поход на Москву. Они были разбиты в рязанских землях, на реке Вожа, войсками нескольких княжеств под предводительством московского князя Дмитрия Ивановича (1350 — 1389 гг., после победы на Куликовом поле получил прозвище «Донской»). Чувствуя накаляющуюся ситуацию, Дмитрий с другими князьями собирал русские войска. На битву с Мамаем его благословил Сергий Радонежский и отпустил в поход двух своих иноков — Пересвета и Ослябю.

В то время основным оборонительным рубежом была река Ока. Как правило, русские князья располагали свои войска на левом берегу, используя реку в виде дополнительного препятствия. Так делал и Дмитрий в ряде предыдущих менее масштабных сражениях. Сейчас же случай осложнялся тем, что у Мамая появились союзники — великий князь литовский Ягайло и рязанский князь Олег (правда не все рязанские бояре последовали за ним, многие сражались вместе с Дмитрием). Мамай рассчитывал соединиться с ними перед Окой. Однако, узнав о шедших на соединение войсках, Дмитрий сделал упреждающий ход. Он переправился через Оку и быстро пошёл через рязанское княжество к Дону. Такой поворот событий стал неожиданностью не только для Мамая, но и для населения русских городов, которые расценили этот манёвр как движение на верную гибель. Дмитрий переправился через Дон в устье реки Непрядвы. Оценив местность, он принял решение о месте битвы. Чтобы исключить возможность отступления и обезопасить тыл своих войск от неприятеля он сжёг все мосты.

Вид на Куликово поле со стороны ставки Мамая

К утру 8 сентября 1380 года русские полки выстроились в боевой порядок. Через какое-то время появились отряды татар. Перед битвой состоялся знаменитый поединок между Александром Пересветом и Челубеем. Татарский воин был богатырём огромной силы и победил до этого в нескольких сотнях поединков. Его могучее телосложение позволяло использовать копьё на метр длиннее копий противников. Благодаря этому, он поражал соперников раньше, чем они могли что-либо сделать. Пересвет понимал всю сложность положения и решил пожертвовать собой. Он не стал одевать защитные доспехи. В результате этого копьё Челубея насквозь проткнуло Пересвета, не встретив сопротивления металла.  Это позволило  Пересвету остаться в седле, сблизиться с противником и сокрушительным ударом поразить его. Челубей мёртвым упал на землю. Самого Пересвета до своих полков довёз конь. Тело его было тоже бездыханным. Поскольку Челубей остался лежать на поле брани, а Пересвет добрался до своих, победа была за русскими.

Из своей ставки, с Красного холма, Мамай видел результат поединка и отдал приказ к началу битвы. Сеча пошла знатная. Войска Дмитрия стояли насмерть. С обеих сторон убитых было очень много, ступить некуда. Основной удар татары направили на полк левой руки. Их конница врезалась в ряды полка с такой силой, что русские не выдержали и побежали к реке Непрядва. Когда казалось, что битва проиграна, в тыл татарской коннице ударил засадный полк, предусмотрительно оставленный Дмитрием в резерве (в засаде). Для такого сражения поле было совсем небольшое. В то время по его краям росли густые леса. Дмитрий не напрасно выбрал именно это место. Манёвр у степной конницы отсутствовал. Их загоняли в реку и добивали. Наступил перелом в битве. Пошли в атаку другие русские полки, и в результате татары обратились в бегство. Резервов у них уже не было. Мамай понял, что сражение проиграно и с малыми силами бежал с поля брани.

На Руси эта битва стала одной из невероятно значимых побед того времени. Её важность переоценить очень трудно. Ведь к пониманию сплочения перед общим врагом пришли только через полторы сотни лет после начала захвата монголами Руси. В первый момент русские князья просто не осознавали с какой огромной и серьёзной силой они столкнулись. О тех тяжёлых временах начала монгольского ига (иго — ярмо, хомут) можно прочитать в статье «Козельск».

После Куликовской битвы

Чуть позднее, буквально в течение месяца, Мамай собрал ещё одно войско для повторной попытки образумить Русь и добиться своего. Поход не состоялся так как подошли войска Тохтамыша, претендовавшего на трон Золотой Орды. В прямом смысле битвы между ними не было. Войска Мамая просто перешли к Тохтамышу, как к законному наследнику из рода чингизидов. Мамай бежал в Кафу (Феодосия), где и погиб. Его похоронили в Крыму.

Памятник Дмитрию Донскому на Куликовом поле

С другой стороны Куликова поля, в селе Монастырщино, установлен памятник московскому князю Дмитрию Донскому. Жизнь его была короткая (38 лет), но вклад в историю Руси переоценить трудно. В результате победы в Куликовской битве произошло укрепление духа русского народа  и стало понятно, что можно общими усилиями побеждать очень сильного противника. Полководческий талант Дмитрия неоспорим. Он применил наступательный манёвр в военной операции, что в те годы было совсем не характерно для баталий русских князей. Выбор места и наличие резерва, вовремя введённого в битву, говорит о военном искусстве и мудрости князя. В политическом плане Дмитрий сумел под своим началом создать общерусское войско, объединив дружины других княжеств. Победа в Куликовской битве подтвердила правильность его мышлений и дала начало новому курсу развития Руси на создание в будущем сильного русского государства.

Куликово поле на карте

Кто на самом деле воевал на Куликовом поле?

История великой мистификации... и великих предательств

Всё в мировой истории развивается по определенным законам. Я уже писал, что Русь всегда была и есть троецарствие. И сейчас Русь состоит из трех разделенных частей: Белоруссии, России (в древности Сарматии, или Синей Руси) и Украины (Скифии, или Красной Руси). Это есть проявление Троицы. Недаром говорят, что Русь – обитель Бога. И недаром триколор России состоит из белого, синего и красного цветов
«Белые» против «синих»
Известная всем русским детям история победы князя Дмитрия Донского на Куликовом поле при внимательном рассмотрении оказывается банальной гражданской войной между «синими» и «белыми». Примерно из серии войны «красных» и «белых» в ХХ веке. Однако многие события этого времени нельзя понять без рассмотрения борьбы церковных дипломатий.
Под «синими» понимается Орда, которая объединяла левобережные волжские земли бывшей Хазарии и Булгарии, в союзе с москвичами. При этом в Синей Орде к этому времени уже достаточно крепко утвердился ислам. Эта религия пришла на смену иудаизму Хазарии и древним ведическим лунным культам богини Мары.
Возглавлял Синюю Орду хан Тохтамыш, один из потомков Чингисхана. После Куликовской битвы Тохтамыш при помощи Тимура овладел престолом Золотой Орды. По существу, москвичи помогали воцарению в Орде Тохтамыша, классического азиатского диктатора, которому противостоял недостаточно знатный хан Мамай, опиравшийся на европейские республики.

Мамай с 1361 по 1380 год управлял западной частью (временами также столицей) Золотой Орды. Происходил из древнего племени киятов. Некоторые исследователи утверждают, что, согласно булгарским летописям, Мамай из рода Кулябских ханов. А Кулябом татары называли Киев. Был женат на дочери хана Бердибека (1357–1359), со смертью которого пресеклась законная династия Батуидов. В Золотой Орде началась эпоха Великой смуты, продолжавшаяся вплоть до 1380 года. Со второй половины 1350-х годов Мамай –наместник Крыма и Северного Причерноморья. С 1357 года при хане Бердибеке занимал должность беклярбека – одну из двух главных в администрации Золотой Орды. В его функции входили руководство армией, внешними делами и верховный суд.

Мамай стремился возвратить династию Батуидов на общеордынский престол и в своей части Орды делал ханами представителей именно этой династии. Поскольку Мамай не был чингизидом и не мог быть официально ханом, в августе 1361 года он провозгласил ханом своего ставленника Абдуллу (Абдуллаха) из рода Батуидов. Однако другие претенденты на власть в Золотой Орде не согласились признавать его власть.
С 1359 по 1370 год Мамаю пришлось с переменным успехом воевать с девятью ханами Золотой Орды. К 1366 году он поставил под свой контроль западную часть Золотой Орды (от Крыма до правого берега Волги). Временами ему удавалось овладевать столицей всей Золотой Орды – Сараем на левом берегу Волги. Случалось это в 1363, 1367–1368, 1372–1373 годах. Ставка же самого Мамая находилась в низовьях Днепра. Во внешней политике он ориентировался на союз с европейскими славянскими государствами (Генуей, Литвой, Венецией и рядом других).
В 1370 году умер хан Абдуллах. Новым ханом был провозглашен восьмилетний Мухаммед-Булак (Бюлек) также из рода Батуидов, который оставался формальным ханом Мамаевой Орды вплоть до 1380 года и погиб в Куликовской битве.

Мамай и Москва – сложные отношения
Отношения Мамая с Москвой были весьма изменчивыми. На первых порах своего правления Мамай оказывал поддержку Москве. В 1363 году между ним и митрополитом Московским Алексием, фактическом правителе Московского княжества при малолетнем князе Дмитрии, было заключен договор об уменьшении дани, взимаемой с Руси. Также есть версия, что перед этим Мамай способствовал освобождению митрополита Алексия из заточения в Литве, в котором последний находился в 1358–1359 гг.
Также в 1363 году Мамай выдал ярлык на великое княжение малолетнему московскому князю Дмитрию. Однако в 1370 году Мамай отнял у Дмитрия великое княжение и передал его тверскому князю. Впрочем, уже в 1371 году Дмитрий лично приехал в Мамаеву Орду и в итоге получил обратно из рук нового хана Мухаммада-Булака ярлык на великое княжение.
В 1374 году происходит окончательный разрыв между Москвой и Мамаевой Ордой и начинается «великое розмирье». Более чем столетнее противостояние Москвы с Тверью, которая непреклонно стояла за гуманные ценности в политике и сближение с Западной Европой, подталкивает Московию в объятия исламской Синей Орды.

Тверь: нравственное превосходство
Нравственное превосходство Твери проклятием висело над Москвой еще со времен, когда Юрий Московский оклеветал Михаила Ярославича Тверского. Тверское княжество, образованное Александром Невским, вынуждено сдерживать с запада экспансию католических рыцарских орденов, прежде всего тевтонского ордена, а с востока –москвичей в союзе с ордынцами.

Михаил Ярославич (1271–1318), князь тверской и великий князь владимирский (1305–1317). В 1305 первым из русских князей стал носить титул «Великий князь всея Руси». В 1317 хан Узбек после дворцовых интриг москвичей передал владимирский великокняжеский стол московскому князю Юрию Даниловичу и послал в помощь Юрию ордынские войска. 22 декабря 1317 Михаил Ярославич Тверской в битве у села Бортенево разбил объединенное войско Юрия Московского и ордынскую конницу. Вынужденный отправиться на суд к хану Узбеку, чтобы не допустить разорения Твери, Михаил Ярославович был убит в его ставке слугами московского князя Юрия.

В этой ситуации естественным союзником Московии могла быть только мусульманская Синяя Орда, среди которой оставалось еще со времен Хазарии много тайных иудеев. В 1377 г. молодой хан Тохтамыш при поддержке войск Тамерлана приступил к завоеванию Золотой Орды. Похоже, что тайная дипломатия монголов нашла в Москве союзников. Весной 1378 г., после того, как пала ее восточная часть (Синяя Орда), Тохтамыш вторгся в ее западную часть, контролируемую Мамаем. К апрелю 1380 г. Тохтамыш сумел захватить весь юг Руси вплоть до Северного Приазовья, включая город Азак (Азов). Под контролем Мамая оставались лишь его родные половецкие степи между Доном и Днепром, и еще Крым.
В этих условиях Мамай совершает поход в Московию, чтобы соединиться со своими союзниками: литовским войском, Тверью, другими западными христианскими княжествами. Его дипломаты объясняли северным князьям необходимость единения для того, чтобы противостоять Тохтамышу и предупредить разорение земель Северной и Западной Европы.

Выбор пути России
По существу, в столетнем противостоянии европейской Твери и полуазиатской Москвы шел выбор пути развития. В той геополитической ситуации, которая сложилась накануне Куликовской битвы, Литва, Тверь, Орда Мамая с союзниками в славянской католической Генуе и Венеции стояли за развитие в русле европейских традиций, а Московия – за самобытный путь в союзе с исламским и иудейским востоком.
Однако всегда существовала и другая парадигма. Это тайная борьба католических и православных дипломатов. При посредничестве митрополита Алексея и посланца константинопольского патриарха Киприана русские князья еще до прихода монгольской армии Тохтамыша составили коалицию и стали готовиться к войне с Мамаем, учитывая сильное влияние в его стане миссионеров-католиков. Основой коалиции усилиями православных священников должен был стать союз между Москвой, Тверью и Рязанью. Этот союз готовился долго.
Однако весь план коалиции оказался под угрозой после того, как в Твери появился беглый московский боярин Вельяминов. Он поведал тверскому князю о двуличной политике Москвы. Вероятно, стали известны сведения о закулисных сепаратных переговорах с монголами Тохтамыша. Что, собственно, было неудивительно, так как подобное было неоднократно продемонстрировано Московией, еще во времена князя Михаила Ярославича Тверского.
Вельяминов отправился к Мамаю, после чего хан передал ярлык на Владимирский престол тверскому князю.
Когда в 1371 году Мамай дал ярлык на великое Владимирское княжение Михаилу Александровичу Тверскому, заподозрив москвичей в тайном союзе с Тохтамышем, Дмитрий Московский сказал послу Ачихоже: «к ярлыку не еду, князя Михаила на княжение в землю владимирскую не пущу, а тебе, послу, путь чист», – что явилось переломным моментом в отношениях Москвы и Орды Мамая.

Михаил Александрович (1333, Псков – 1399, Тверь), сын великого князя тверского Александра Михайловича. В 1368 году утвердился в Твери. В этом же году войска московского Дмитрия осадили Тверь. Михаил бежал в Литву. В 1369-м он вновь вернулся в Тверь, но в 1370-м Дмитрий Донской вторично занял Тверь, и Михаил опять оказался в Литве. Летом 1372-го Михаил вернулся в Тверь с помощью литовских войск.

В 1372 году московский князь Дмитрий заключил с Литвой Любутский мир. А в 1374 г. в Нижнем Новгороде народ перебил ордынских послов с отрядом в 1000 человек. В 1375 г. войска промосковских княжеств обрушились на Тверь. После месячной осады Твери Михаил признал свое поражение и вынужден был присоединиться к коалиции против Мамая. Боярина Вельяминова князь Дмитрий хитростью выманил из ставки Мамая на Русь, схватил и обезглавил.

Угроза с Востока
В 1375 году Дмитрий все же наконец договорился с Тверью о взаимной военной поддержке «а пойдут на нас татарове али на тобе, нам с тобою иде противу их; аще мы пойдём на татар, то тебе единою с нами поиде противу им». Тверь соглашается на союз с Москвой, учитывая, что ее лазутчики доносят: на Русь надвигается новая Орда из глубин Евразии. Угроза с Востока становится более опасной, чем угроза с католического Запада. После подписания мира между Тверью и Москвой весной 1376 года русское войско во главе с Д.М. Боброком-Волынским вторглось на среднюю Волгу.
В отместку перешедший на службу к Мамаю с левобережья Волги хан Синей Орды Арапша разорил Новосильское княжество, в 1377 г. на р. Пьяна Мамай разгромил московско-суздальское войско, разорил Нижегородское и Рязанское княжества. В 1378 году хан Мамай всё-таки решился на прямое столкновение с Дмитрием, но посланное им войско под командованием мурзы Бегича потерпело поражение на р. Вожа. Мамаем в отместку было разорено вновь Рязанское княжество. Но уже в 1378?1380 годах Мамай потерял свои позиции на нижней Волге под натиском огромного войска монголов Тохтамыша.
Золотая Орда представляла собой сложный конгломерат племен и народностей, построенный по принципу военного коммунизма. Потомки монголов, приведенные на Волгу Батыем, по-прежнему составляли ядро ее военной организации. При этом на левом берегу Волги – в Синей Орде – были строже исламские обычаи, общество было более ортодоксальным и консервативным. Эти места заселяли булгары и хазары.
На западном берегу Волги основным населением ордынских степей были половцы. Потомки восточных завоевателей сохранили военную власть над половцами, но приняли их культуру, постепенно растворившись в местном населении. К этому времени Орда Мамая в основном состояла из южнорусских народов, переродившихся иудеев хазар и булгар, половцев, алан, славян и пр. Наследниками этого мира являются современные народы юга России и Украины. Киевские князья испокон веков брали в жены половчанок. В этой среде со второго века нашей эры шел религиозный поиск. Здесь были перемешаны разные религии: булгарские буяны еще были носителями древних арийских ведических религий, здесь же оставались наследники христиан-арианцев из готских племен. С востока наступал ислам, здесь же проповедовали православные и католические священники, здесь же были распространены иудейские культы. Все это многообразие и составляло орду Мамая.

Куликовская битва как ловушка
Куликовская битва состоялась 8 сентября 1380 года (лето 6888 от сотворения мира). Сбор промосковских войск был назначен в Коломне 15 августа. Из Москвы в Коломну выступило ядро московского войска тремя частями по трём дорогам. Отдельно шёл двор самого Дмитрия, отдельно - полки его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского, и отдельно - полки подручных белозёрских, ярославских и ростовских князей.
Мамай рассчитывал, вероятно, на объединение усилий с великим князем литовским Ягайло, а также Олегом Рязанским и Михаилом Тверским. Не исключено, что дипломатия Мамая пыталась привлечь в коалиционное войско и Москву с союзниками. Как минимум Мамай рассчитывал на то, что Дмитрий не рискнёт выводить войска за Оку. Соединение сил западного союза на южном берегу Оки планировалось на 14 сентября. В конце сентября планировалось генеральное сражение с монголами Тохтамыша.
На соединение с Мамаем шел литовский великий князь Ягайло с литовско-румынскими полками. Но он не успел к сражению на Куликовом поле или умышленно не захотел участвовать в этом сражении. Остались неподвижными находящие рядом с Куликовым полем тверские и рязанские дружины. Нижний Новгород и вовсе не прислал войско. Коалиция, созданная Москвой, как можно предположить по наущению хана Синей Орды Тохтамыша, окончательно перед сражением распалась.
Лишь два княжества – Ростовское и Ярославское – прислали на помощь князю Дмитрию свои дружины. Эти княжества находились в сфере московского влияния.
Вся диспозиция войск говорит том, что была готова ловушка, в которую неминуемо должен был попасть Дмитрий вместе со своим войском, и у московского князя не было ни одного шанса. Но кто-то неизвестный, руководивший всей западной коалицией, не отдал приказа захлопнуть мышеловку. Почему?
Дмитрий, вероятно, осознавая опасность своего положения, 26 августа стремительно вывел войско на устье Лопасни, осуществил переправу через Оку в рязанские пределы.
«И когда услышали в городе Москве, и в Переяславле, и в Костроме, и во Владимире, и во всех городах великого князя и всех князей русских, что пошёл князь великий за Оку, то настала в Москве и во всех его пределах печаль великая, и поднялся плач горький, и разнеслись звуки рыданий».
На пути к Дону, в урочище Березуй, к войску Дмитрия присоединились полки литовских князей Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. В последний момент к войску присоединились новгородцы (в Новгороде в 1379-1380 годах наместником был литовский князь Юрий Наримантович). Это были ставленники Москвы.
Подойдя с юга, Мамай разбил ставку на вершине Красного Холма. Около полудня Мамай бросил свою конницу в атаку. Подчинив воеводе Боброку значительные силы, московский князь велел ему укрыться в засаде в дубраве на левом фланге. Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский был внуком литовского князя Гедимина и воеводой Дмитрия Донского. Он вместе с серпуховским князем Владимиром Андреевичем Храбрым стоял во главе засадного полка.
В непосредственной близости от поля битвы находилось огромное войско литовского князя Ягайло, который, казалось бы, готов был прийти на помощь Мамаю. Дружины Тверского и Рязанского князей по-прежнему оставались неподвижными, наблюдая за ходом сражения. Как будто решая, на какой стороне выступить в битве. Или же наблюдая, чтобы Мамай и Дмитрий уничтожили друг друга.

Владислав II Ягелло (1362–1434) – князь витебский, великий князь литовский (1377—1381, 1382—1392) и король польский (1386—1434). Внук Гедимина, сын великого князя Ольгерда и православной княгини Юлиании из Твери. Родоначальник династии Ягеллонов. Собственно, от этого рода происходят все королевские фамилии современной Европы.

Русь против тата, или Русь против Москвы?
Такое ощущение, что силы западных русских княжеств желали взаимного уничтожения москвичей и войск Мамая. Скорее всего, это тоже результат церковной дипломатии: православным были чужды морально нечистоплотные москвичи, уличенные в сепаратных переговорах с мусульманами Тохтамыша, но и поддерживать Мамая, в рядах которого оказались католики из Генуи, православное войско не хотело.
Однако мы мало что знаем о церковной дипломатии. Дело в том, что Тевтонский орден нес с собой католическую веру, а родоначальница Ягеллонов тверская княжна Юлиания была истово православной христианкой. Литовские князья придерживались древних ведических традиций, но они преимущественно женились на православных княжнах из Твери. Это сыграло решающую роль в истории Руси и севера Европы. Именно из Твери и Торжка исходила на запад и восток православная вера. Недаром Тверь, как Соловецкий архипелаг и Иерусалим, расположена точно на 35-м меридиане.
В "Сказании о Мамаевом побоище", составленном в стенах Троице-Сергиева монастыря, можно прочесть, что московский князь Дмитрий в первой схватке был ранен и пролежал в беспамятстве под березой до самого конца битвы. Воевода Боброк-Волынский и князь Владимир Храбрый возглавили атаку засадного полка, разгромили Мамая, после чего они нашли едва живого Дмитрия Донского в перелеске. Битва была скоротечной, и, скорее всего, Мамай уклонялся от серьезного сражения в преддверии битвы с монголами Тохтамыша.
По одной из версий, весь центр боевого порядка Мамая на Куликовом поле составляла наёмная генуэзская пехота. Ордынская конница стояла на флангах. Встречается информация о численности генуэзцев в 4 тыс. человек и о том, что за участие в походе Мамай обещал им участок крымского побережья от Судака до Балаклавы. Собственно, эти католики из Генуи и, возможно, были причиной того, что западные православные князья не стали помогать Мамаю и сохранили жизнь московскому князю Дмитрию. Хотя есть версия, что все же во время возвращения с Куликова поля войско Дмитрия было атаковано литовскими дружинами, в этом коротком сражении была отбита у москвичей вся их военная добыча.
По сообщению Московского летописного свода конца XV века, Мамай шел «съ вс?ми князи Ординьскими и со всею силою Татарьскою и Половецкою. Еще же к тому понаимовалъ рати, Бесермены и Армены, Фрязы и Черкасы и Буртасы, с нимъ же вкуп? въ единои мысли и князь велики Литовъскыи Ягаило Олгердовичь со всею силою Литовъскою и Лятьскою, с ними же въ единачеств? и князь Олегъ Ивановичь Рязанъскыи.» – ПСРЛ, т. 25, М. -Л, 1949, с. 201
Однако создать союзную армию «всей Руси» для противостояния монголам благодаря сепаратным действиям московских вельмож и необдуманной атаке Дмитрия Донского Мамаю не удалось. Собственно, именно это на протяжении многих веков и пытались скрыть московские летописцы, исправляя в книгах фактическую историю.

О роли Тохтамыша
Уже в конце сентября 1380 г., через две недели после Куликовой битвы, состоялась битва между войсками Мамая и Тохтамыша. В битву с монголами Мамай вынужден был вступить в одиночестве. Эта битва «на Калках» произошла в районе Днепра близ порогов. Битвы, собственно, не было, так как на поле боя большая часть войск Мамая перешла на сторону Тохтамыша и присягнула ему. Бедой Мамая было то, что в Куликовской битве погиб малолетний хан Мухаммед, при котором Мамай был беклярбеком. Без законного хана власть Мамая потеряла легитимность. А наступавший с востока Тохтамыш был законным потомком Чингисхана.
Мамай с остатками верных войск не стал устраивать кровопролития и отступил в Крым, при этом гарем Мамая был захвачен Тохтамышем. Мамай бежал в Кафу (ныне г. Феодосия), где имел политическую поддержку генуэзцев, но его не впустили в город. Он пытался проникнуть в Солхат, но был перехвачен разъездами Тохтамыша и убит. Тохтамыш похоронил Мамая с почестями в селе Айвазовское (ранее Шейх-Мамай) возле Феодосии.
Потомки Мамая были князьями в великом княжестве Литовском. От сына Мамая ведут свой род князья Глинские, родовые владения которых

«Куликовской битвы не было»: что говорят ученые — Рамблер/субботний

Пожалуй, нет более противоречивого события в русской истории, чем Куликовская битва. За последнее время оно обросло большим количеством мифов, домыслов и разоблачений. Ставится под сомнение даже сам факт этого сражения.

Битва-легенда

Согласно официальной версии Великий князь московский и владимирский Дмитрий Иванович (позднее Донской) решив покончить с монгольским темником Мамаем, увеличившим размеры выплачиваемой дани, собирает большое войско.

Выбрав наиболее удачное место — поле между Доном и Непрядвой — Дмитрий встречает двигающееся в сторону Москвы монгольское войско и наносит Мамаю поражение. Сведения о Куликовской битве отечественная история в основном черпает из четырех источников — «Сказании о Мамаевом побоище», «Краткой летописной повести о Куликовской битве», «Пространной летописной повести о Куликовской битве» и «Задонщины».

Однако эти сочинения грешат неточностями и литературным вымыслом. Но главная проблема в том, что в зарубежных источниках нет прямого упоминания как о Куликовской битве, так и о Дмитрии Донском. Учитывая скудность сведений, большие сомнения у части историков вызывают многие факты: состав и количество противодействующих сторон, место и дата сражения, а также его итоги. Более того, некоторые исследователи и вовсе отрицают реальность Куликовской битвы.

Противостоящие стороны

На некоторых старинных фресках и миниатюрах, посвященных Куликовской битве, мы можем увидеть любопытную деталь: лица, обмундирование и даже стяги враждующих армий написаны в одной манере. Что это — отсутствие у живописцев мастерства? Вряд ли. Более того, на фрагменте иконы «Сергий Радонежский с житиями» в стане войска Дмитрия Донского изображены лица с явными монголоидными чертами. Как тут не вспомнить Льва Гумилева, утверждавшего, что татары составляли костяк московского войска.

Впрочем, по словам искусствоведа Виктории Горшковой, «в иконописи не принято прописывать национальные черты, исторические детали и подробности». Но вполне возможно, что это не аллегорический образ, а реальное отражение событий. Приоткрыть загадку может подпись на одной из миниатюр с изображением Мамаева побоища: «и побеже Мамаи со князи своими».

Известно, что Дмитрий Донской был в союзе с монгольским ханом Тохтамышем, а соперник Тохтамыша Мамай объединял свои силы с литовским князем Ягайло и рязанским князем Олегом. Больше того, западные мамаевы улусы были населены преимущественно христианами, которые и могли влиться в ордынскую армию.

Также масла в огонь добавляют исследования Е. Карновича и В. Чечулина, которые выяснили, что христианских имен в среде русской знати того времени почти не встречается, а тюркские — часто. Все это вписывается в непривычную концепцию сражения, в котором с обеих сторон выступали интернациональные отряды. Другие исследователи делают еще более смелые выводы. К примеру, автор «Новой хронологии» Анатолий Фоменко утверждает, что Куликовская битва это выяснение отношений между русскими князьями, а историк Рустам Наби видит в ней столкновение войск Мамая и Тохтамыша.

Военные маневры

Много загадочного и в подготовке к битве. Ученый Вадим Каргалов отмечает: «Недостаточно ясными представляются и хронология похода, и его маршрут, и время перехода русского войска через Дон».

Для историка Евгения Харина также противоречива картина движения войск: «Оба войска шли для встречи под прямым углом друг к другу по восточному берегу Дона (москвичи — на юг, татары — на запад), затем переправились через него почти в одном месте, чтобы сразиться на другом берегу!». Но некоторые исследователи, объясняя странный маневр, считают, что с севера двигались не русские отряды, а войско Тохтамыша.

Есть вопросы и по поводу количественного состава воюющих сторон. В отечественной истории чаще всего фигурировали цифры: 150 тыс. русских против 300 тыс. монголо-татар. Однако сейчас численность обеих сторон заметно снижена — не более 30 тыс. ратников и 60 тыс. ордынцев.

У некоторых исследователей вызывает вопросы не столько исход битвы, столько ее окончание. Известно, что русские добились решающего перевеса, использовав засадный полк. Рустам Наби, к примеру, не верит в столь легкую победу, утверждая что сильное и опытное монгольское войско не могло так просто обратиться в бегство, не бросив в бой свои последние резервы.

Место сражения

Самая уязвимая и спорная часть в традиционной концепции Куликовской битвы — это место, где она происходила. Когда в 1980 году отмечалось 600-летие сражения, оказалось, что на Куликовском поле не проводилось настоящих археологических раскопок. Однако попытки что-либо обнаружить принесли очень скудные результаты: несколько десятков металлических фрагментов с неопределенной датировкой.

Это дало новые силы скептикам заявлять, что Куликовская битва состоялась совершенно в другом месте. Еще в своде булгарских летописей назывались иные координаты Куликовской битвы — между современными реками Красивая Меча и Сосна, что чуть в стороне от Куликова поля. Но некоторые современные исследователи — сторонники «новой хронологии» — в прямом смысле пошли дальше.

Место Куликовской битвы, по их мнению, расположено практически напротив Московского Кремля — там, где сейчас высится огромное здание Военной академии РВСН им. Петра Великого. Раньше здесь был Воспитательный Дом, который построили, по мнению тех же исследователей, с целью сокрытия следов реального места битвы.

Но на месте находящегося рядом храма Всех Святых на Кулишках, по некоторым данным, до Куликовской битвы уже стояла церковь, по другим — здесь рос лес, что делает это место невозможным для проведения крупномасштабного сражения.

Битва, потерянная во времени

Однако ряд исследователей считает, что никакой Куликовской битвы не было. Часть из них ссылается на сведения европейских хронистов. Так, жившие на рубеже XIV—XV веков Иоганн Пошильге, Дитмар Любекский и Альберт Кранц практически одновременно описывают крупное сражение между русскими и татарами в 1380 году, называя его «битвой у Синей Воды».

Эти описания отчасти перекликаются с русскими летописями о Куликовской битве. Но возможно ли, что «Битва на Синих Водах» между отрядами литовского князя Ольгерда и ордынскими войсками, произошедшая в 1362 году, и Мамаево побоище — одно и тоже событие?

Другая часть исследователей склоняется к мнению, что Куликовская битва, скорее всего, может быть объединена с битвой между Тохтамышем и Мамаем (ввиду близости дат), произошедшей в 1381 году. Впрочем, и Куликово поле в этой версии присутствует. Рустам Наби считает, что возвращающиеся в Москву русские войска могли на этом месте подвергнуться нападению не участвовавших в битве рязанцев. О чем сообщают и русские летописи.

Шесть подземных квадратов

Возможно, решить головоломку Куликовской битвы помогут недавние открытия. С помощью пространственного георадара «Лоза» специалисты Института изучения земной коры и магнетизма обнаружили на Куликовом поле шесть подземных квадратов, что, по их мнению, может быть воинскими братскими могилами. Профессор Виктор Звягин рассказывает, что «содержимым подземного объекта является прах, подобный тому, который обнаруживается в захоронениях с полным разрушением плоти, включая костную ткань».

Эту версию поддерживает замдиректора музея «Куликово поле» Андрей Наумов. Более того, он считает, что сомнения в реальности состоявшейся здесь в 1380 году битвы лишены основания. Отсутствие большого количества археологических находок на месте битвы он объясняет огромной ценностью одежды, оружия и доспехов. К примеру, стоимость полного комплекта доспехов равнялась стоимости 40 коров. В короткие сроки после битвы «добро» было практически полностью унесено.

Песок


[Собран в Интернете, 2003]

Ей было шесть лет, когда я впервые встретил ее на пляже недалеко от того места, где я живу. Я еду на этот пляж, расстояние в три или четыре мили, когда мир начинает приближаться ко мне. Она строила замок из песка или что-то вроде
и посмотрела вверх голубыми, как море, глазами.

«Привет, - сказала она.

Я ответил кивком, на самом деле не в настроении возиться с маленьким ребенком.

«Я строю», - сказала она.,

«Я это вижу. Что это?" - спросила я, не особо заботясь.

«О, я не знаю, мне просто нравится ощущение песка». «Звучит неплохо», - подумал я и снял обувь. Мимо проплыл кулик.

«Какая радость», - сказал ребенок.

"Это что?"

«Это радость. Моя мама говорит, что кулики приносят нам радость… »

Птица скользила по пляжу. «Прощай, радость», - пробормотал я про себя, «Привет боль», и повернулся, чтобы идти дальше.

Я был в депрессии, моя жизнь казалась совершенно разбалансированной.

"Как тебя зовут?" Она не сдалась.

«Роберт», - ответил я. «Я Роберт Петерсон».

«Моя Венди… мне шесть лет».

«Привет, Венди».

Она хихикнула. «Ты смешной, - сказала она.

Несмотря на свое уныние, я тоже засмеялся и пошел дальше. За мной последовало ее музыкальное хихиканье.

«Приходите еще, мистер П.», - позвала она. «У нас будет еще один счастливый день».

Следующие дни и недели принадлежали другим: бойскаутам, собраниям родительской ассоциации и больной матери.Однажды утром светило солнце, когда я вытащила руки из мыльной воды. «Мне нужен кулик», - сказал я себе, собирая пальто.

Меня ждал постоянно меняющийся бальзам морского берега. Дул прохладный ветерок, но я шла вперед, пытаясь вернуть мне необходимую безмятежность.

«Здравствуйте, мистер П.», - сказала она. "Ты хочешь поиграть?"

"Что ты имел в виду?" - спросил я с уколом досады.

"Я не знаю, говорите вы".

«Как насчет шарад?» - саркастически спросил я.

«Тогда давай прогуляемся».

Глядя на нее, я заметил изящную справедливость ее лица. "Где ты живешь?" Я попросил.

«Вон там». Она указала на ряд летних коттеджей.

Странно, подумал я, зимой. «Где ты ходишь в школу?»

«Я не хожу в школу. Мама говорит, что мы в отпуске.

Она болтала маленькими девичьими болтовнями, пока мы гуляли по пляжу, но я думал о другом. Когда я уехала домой, Венди сказала, что это был счастливый день.Почувствовав себя на удивление лучше, я улыбнулся ей и согласился.

Три недели спустя я бросился на пляж в состоянии почти паники. Я был не в настроении даже приветствовать Венди. Мне показалось, что я видел ее мать на крыльце, и мне захотелось потребовать, чтобы она оставила своего ребенка дома.

«Послушайте, если вы не против, - сердито сказала я, когда Венди догнала меня, - я бы лучше сегодня побыла одна».

Она казалась необычно бледной и запыхавшейся. "Зачем?" спросила она.

Я повернулся к ней и крикнул: «Потому что моя мать умерла!» и подумал: «Боже мой, почему я говорю это маленькому ребенку?»

«Ой, - тихо сказала она, - тогда сегодня плохой день.”

«Да, - сказал я, - и вчера, и позавчера и - о, уходи!»

«Было больно?» - спросила она.

«Что повредило?» Я был зол на нее, на себя.

"Когда она умерла?"

«Конечно, больно!» - рявкнул я, непонимание, замкнувшись в себе. Я зашагал прочь.

Примерно через месяц после этого, когда я в следующий раз пошел на пляж, ее там не было. Чувствуя себя виноватым, пристыженным и признавая себе, что скучаю по ней, я после прогулки подошел к коттеджу и постучал в дверь.Дверь открыла нарисованная молодая женщина с волосами цвета меда.

«Здравствуйте, - сказал я, - я Роберт Петерсон. Я скучал по твоей маленькой девочке сегодня и задавался вопросом, где она была ».

«О да, мистер Петерсон, пожалуйста, войдите. Венди так много о вас говорила. Боюсь, я позволил ей беспокоить вас. Если она мешала, пожалуйста, примите мои извинения ».

«Вовсе нет, она очаровательный ребенок». - сказал я, внезапно осознав, что имел в виду то, что только что сказал.

«Венди умерла на прошлой неделе, мистер Лорд.Петерсон. У нее была лейкемия. Может, она тебе не сказала.

Онемев, я нащупал стул. Пришлось отдышаться.

«Ей очень понравился этот пляж, поэтому, когда она попросила приехать, мы не могли сказать« нет ». Она казалась здесь намного лучше, и у нее было много того, что она называла счастливыми днями. Но последние несколько недель она быстро пришла в упадок. , «. Ее голос дрожал: «Она кое-что оставила для тебя. , , если бы я только смог его найти. Не могли бы вы подождать, пока я посмотрю? "

Я тупо кивнул, в моей голове мчалась мысль, что сказать этой милой молодой женщине.Она протянула мне размазанный конверт с надписью «MR. П »напечатана жирными детскими буквами. Внутри был рисунок яркими мелками - желтый пляж, синее море и коричневая птица. Внизу было тщательно напечатано: ПАНДИПЕР, ЧТОБЫ ПРИНОСИТ ВАМ РАДОСТЬ.

Слезы навернулись на мои глаза, и сердце, которое почти забыло любить, широко распахнулось.

Я взял на руки мать Венди. «Мне очень жаль, мне очень жаль, мне очень жаль», - бормотала я снова и снова, и мы плакали вместе. Драгоценная картина теперь оформлена в рамку и висит в моем кабинете.Шесть слов - по одному на каждый год ее жизни - которые говорят мне о гармонии, храбрости и нетребовательной любви. Подарок от ребенка с голубыми глазами и волосами цвета песка, который научил меня дару любви.

.

Кулик (1965) - Часто задаваемые вопросы

The Sandpiper (1965) Poster
  • Двадцатисемилетняя (27) Лора Рейнольдс (Элизабет Тейлор), борющаяся художница, которая живет со своим девятилетним сыном Дэнни (Морган Мейсон) в скромном пляжном домике в Биг-Суре, решила жить бесплатно. энергичная жизнь, свободная от обычных социальных и религиозных правил. Когда Дэнни, которого она учится дома, в третий раз попадает в беду, судья Томпсон (Торин Тэтчер) приказывает отправить его в Сан-Симеон, христианскую школу в Монтеррее, директором которой является епископальный преподобный доктор Эдвард Хьюитт (Ричард Бертон).Поначалу убеждения Эдварда и Лоры диаметрально противоположны. Однако, узнавая друг друга, они влюбляются. Проблема в том, что Эдвард уже женат на Клэр (Ева Мари Сэйнт), и их роман заставляет его исследовать свою веру, свои убеждения и свои цели в жизни. редактировать

  • «Песочник» был основан на сюжетной идее Мартина Рандсохоффа (который также является продюсером фильма), сценарии американских сценаристов Майкла Уилсона и Далтона Трамбо и адаптации, созданной командой сценаристов Ирен и Луи Камп.редактировать

  • Кулик относится к небольшой, длинноногой, длинноногой птице с коричневыми пятнами из семейства Scolopacidae, которую часто можно увидеть бегающей у кромки воды на пляжах и приливных илевых равнинах. В фильме Лаура находит маленького кулика со сломанным крылом, которое она шинает, пока Эдвард смотрит. На протяжении всего фильма кулик живет в ее доме до самого конца фильма, когда она открывает дверь крыльца, и кулик осторожно принимает свою свободу.Кулик - это метафора в фильме, обозначающая свободу и идею о том, что любовь может быть получена только тогда, когда любимому человеку предоставляется эта свобода. редактировать

  • Биг-Сур - это регион, простирающийся примерно на 100 миль вдоль центрального побережья Калифорнии, к югу от Сан-Франциско, но к северу от Лос-Анджелеса. Хотя его северные и южные границы спорны, территория примерно простирается от Кармела на северном конце до Сан-Симеона на южном конце, следуя по шоссе 1 штата Калифорния.Название происходит от того времени, когда испанцы впервые заселили этот район и сделали Монтерей своей столицей. Обширная необитаемая и гористая территория к югу от нее называлась «el país grande del sur», или по-английски «большая страна юга». Со временем он превратился в английский как просто Big Sur. редактировать

  • Когда преподобный приходит в гости к Лауре, она предлагает ему чай или граппу.Он выбирает граппу. Граппа - это итальянский бренди, производимый путем дистилляции кожицы, мякоти, семян и стеблей (то есть выжимок), оставшихся от виноделия после прессования винограда. Он содержит от 35% до 60% алкоголя по объему (от 70 до 120% США). редактировать

  • Клэр узнает о романе Эдварда с Лорой благодаря небрежному замечанию, сделанному Уордом Хендриксом (Роберт Уэббер).Эдвард обещает закончить роман, но Клэр решает расстаться, чтобы «вспомнить, как я пережил 21 год брака». Когда Эдвард говорит Лоре, что он рассказал о ней Клэр, Лора чувствует себя преданной. Позже она говорит Дэнни, что по окончании учебного года они могут переехать в Сан-Франциско или Монтеррей, а он может пойти в государственную школу вместо Сан-Симеона, но Дэнни говорит, что он подружился в Сан-Симеоне и не хочет покинуть. Она неохотно соглашается посетить школьное празднование Чартерного воскресенья.Эдвард проводит проповедь и объявляет, что уходит с поста директора, после чего Эдвард и Лора прощаются. В финальной сцене Эдвард останавливается на утесе с видом на океан, когда уезжает из города. Внизу, на пляже, Лаура рисует, а Дэнни собирает морских звезд и ракушек. Лаура с надеждой смотрит вверх, но Эдвард отворачивается и с грустью идет к своей машине. редактировать

  • В том числе «Песочник», Тейлор и Бертон вместе снялись в одиннадцати фильмах.Они познакомились в 1963 году в фильме «Клеопатра» (1963) и вместе снялись в «VIP-персонах» (1963) (1963), «Кто боится Вирджинии Вульф?». (1966) (1966), Укрощение строптивой (1967) ((1967), Доктор Фауст (1967) (1967), Комедианты (1967) (1967), Бум (1968) (1968), Энн из тысячи Days (1969) (1969) (эпизодическая роль Тейлора в титрах не указана), Under Milk Wood (1971) (1972), Hammersmith Is Out (1972) (1972) и Divorce His - Divorce Hers (1973) (1973). Они развелись в В 1974 году снова вышла замуж и снова развелась в 1976 году, после чего больше не снималась в совместных фильмах.редактировать

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *