Михаил легасов: Почему покончил с собой Легасов, спасший в Чернобыле весь мир 5 раз?

Содержание

Как убивали академика Легасова, который провел собственное расследование Чернобыльской катастрофы

После разразившейся катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции имя академика Валерия Легасова не сходило со страниц как зарубежных, так и советских газет. Он появился в Припяти одним из первых и провел около разрушенного 4-го блока вместо допустимых двух-трех недель около четырех месяцев. Схватив при этом дозу радиации в 100 бэр.

Именно он предложил засыпать с вертолетов горящий реактор смесью бора, свинца и доломитовой глины. И именно Легасов настоял на немедленной и полной эвакуации города энергетиков Припяти.

Радиоактивное облако устремилось в том числе и в сторону Европы. Советскому Союзу грозили многомиллионные иски. Но после честного и откровенного доклада Легасова на конференции экспертов МАГАТЭ в Вене, который длился 5 часов, отношение к СССР смягчилось.

Правда о Чернобыле не всем пришлась по вкусу. Дважды его выдвигали на звание Героя Социалистического Труда и оба раза вычеркивали из списков.

27 апреля 1988 года академика Легасова нашли мертвым...

«В школе им заинтересовались органы безопасности»

Бронзовый Валерий Легасов стоит у крыльца московской школы №56, которую академик сам закончил в 1954 году с золотой медалью. В неизменных роговых очках, с книгой в руках. Взгляд — серьезный, сосредоточенный. Символично, что родился Валерий Алексеевич 1 сентября. Сейчас он каждое утро «встречает» школьников, спешащих на занятия. О своем именитом ученике здесь помнили всегда. И в то время, когда имя академика замалчивалось.

В 56-ю школу будущий академик пришел в 1949 году, в 6-м классе. Тогда школа была мужской, построена по новому уникальному проекту. В цокольном этаже размещался тир, а на крыше — метеостанция.

— Их выпуск в 1954 году называли «золотым». 8 учеников окончили школу с золотой медалью, в том числе и Валерий Легасов. Его выпускное сочинение было признано лучшим в городе, — рассказывает преподаватель истории Кристиан Молотов. — Он был прирожденным лидером. Будучи восьмиклассником, стал секретарем комсомольской организации школы. Тогда же переписал устав ВЛКСМ. Представил собственный, более демократичный проект. Легасовым заинтересовались органы безопасности. На его защиту встал директор школы Петр Сергеевич Окуньков. В 1953 году умер Сталин, началась оттепель. И Валерий Легасов чудом избежал серьезных неприятностей.

После школы как золотой медалист он мог выбрать любой вуз, но пошел в Менделеевку, на физико-химический факультет МХТИ, который готовил специалистов для атомной промышленности и энергетики.

Валерия Легасова, представившего блестящую дипломную работу, оставляли в аспирантуре, но он решил отправиться на Сибирский химический комбинат, где нарабатывали плутоний для ядерного оружия. За ним в Северск отправилась большая группа выпускников.

Судьба многое дала Валерию Алексеевичу Легасову, а потом отняла. В 36 лет он стал доктором химических наук, в 45 — действительным членом Академии наук. За свои работы по синтезу химических соединений благородных газов был удостоен звания лауреата Государственной и Ленинской премий.

В 1984 году он стал первым заместителем директора Института атомной энергии имени Курчатова, а через два года грянула чернобыльская катастрофа.

«Должна тебя предупредить, что мы теряем папу»

Ночью 26 апреля в профильные институты с Чернобыльской атомной электростанции пришел зашифрованный сигнал: «1, 2, 3, 4». Специалисты поняли, что на станции возникла ситуация с ядерной, радиационной, пожарной и взрывной опасностями.

Валерия Легасова включили в правительственную комиссию, хотя он был специалистом по физико-химическим процессам. Многие потом недоумевали, почему от института имени Курчатова не поехал в Чернобыль никто из реакторщиков? Было немало тех, кто считал, что химика-неорганика Легасова попросту подставили.

— Отец не должен был оказаться в Чернобыле, — говорит дочь академика, Инга Валерьевна Легасова. — У него была специальность «физическая химия», он занимался взрывчатыми веществами. 26 апреля была суббота. Отец вместе с академиком Александровым сидел на заседании президиума Академии наук СССР. Анатолию Петровичу позвонили по «вертушке». Нужно было кого-то из ученых включить в правительственную комиссию. Все остальные замы Александрова из института имени Курчатова были вне зоны досягаемости. А уже готов был правительственный самолет. Отец отправился во «Внуково», в тот же день спецрейсом улетел в Чернобыль.

На месте выяснилось, что на 4-м блоке станции во время проведения внештатного испытания работы турбоагрегата в режиме свободного выбега произошло последовательно два взрыва. Реактор полностью разрушен.

Опыта ликвидации таких аварий в мире не существовало.

Академик Легасов был единственным ученым, работавшим в те дни на месте катастрофы. Обладая служебной въедливостью и бесстрашием, на армейском вертолете он подобрался к «этажерке», трубе АЭС, совершил облет аварийного четвертого блока и увидел, что идет свечение… Чтобы проверить, идет ли наработка короткоживущих радиоактивных изотопов, академик на бронетранспортере подошел вплотную к завалу 4-го блока. Выйдя из машины, сделал нужные измерения.

Благодаря Легасову удалось установить, что показания датчиков нейтронов о продолжающейся ядерной реакции недостоверны, так как они реагировали на мощнейшее гамма-излучение. На самом деле котел «молчал», реакция остановилась, но шло горение реакторного графита, которого там было целых 2500 тонн.

Нужно было предотвратить дальнейший разогрев остатков реактора, а также уменьшить выбросы радиоактивных аэрозолей в атмосферу.

Президент Академии наук СССР Анатолий Александров посоветовал вывезти и захоронить остатки реактора. Но там был высокий уровень радиации, «светило» по тысяче рентген в час.

И именно Легасов предложил забросать зону реактора с вертолетов смесью из борсодержащих веществ, свинца и доломитовой глины. И подкрепил это необходимыми расчетами.

«Пломбируя» реактор, пилоты вертолетов сбросили в него более 5 тысяч тонн всевозможных материалов. Валерий Легасов сам поднимался на вертушке, находясь над развалом по 5–6 раз в день. Бортовой рентгенометр с максимальной шкалой 500 рентген в час зашкаливало…

Легасов работал как одержимый, дозиметр часто оставлял в раздевалке, рентгенами не козырял.

— Я с сыном прилетела из Парижа, где мы с мужем работали в советском посольстве, на следующий день после чернобыльской катастрофы. Предстоял отпуск, — рассказывает Инга Валерьевна. — Встречала нас одна мама. У нее было такое выражение лица, что я сразу спросила: «Что с папой?» Мама сказала: «Я должна тебя предупредить, что мы его теряем». Она знала характер отца, знала, что он полезет в самое пекло. Из тех, кто работал на месте катастрофы, он был единственным ученым. Он прекрасно понимал, на что идет и какие дозы получает. Но иначе невозможно было оценить масштаб катастрофы. Издалека понять, что происходит, было нельзя. Чувство ответственности гнало его вперед. Нужно было быстро принимать решение, а советоваться ему было не с кем. Да и времени не было на советы.

И именно отец убедил председателя правительственной комиссии Бориса Щербину, что первое, что они должны сделать в ближайшие 24 часа, это эвакуировать из Припяти людей. Это была его инициатива. В срочно порядке из всех ближайших крупных городов пригнали автобусы и вывезли людей, чем очень многим спасли жизни.

Город опустел. На месте работали только ликвидаторы.

Достоверной информации о том, что происходит в Чернобыле, не было. Академик Легасов предложил создать группу из опытных журналистов, которые бы ежедневно освещали событие и рассказывали населению, как себя вести. Предложение Валерия Алексеевича не отвергли, но пресс-группу так и не создали.

— Боялись паники, поэтому старались не разглашать информацию. Это был тот пункт, по которому у отца возник конфликт с тогдашним руководством страны, — говорит Инга Валерьевна. — Отец предлагал, наоборот, широко информировать население, чтобы люди понимали, что происходит, и знали, как себя вести.

Жена академика, Маргарита Михайловна, вспоминала, что первый раз Валерий Алексеевич вернулся в Москву 5 мая. Похудевший, облысевший, с характерным «чернобыльским загаром» — потемневшим лицом и кистями рук. Близким признался, что на месте катастрофы не оказалось респираторов, запасов чистой воды, лекарств, чистых резервных продуктов питания, а также препаратов йода для проведения необходимой профилактики.

«Как сорок первый год, но еще в худшем варианте»

Из магнитофонных записей, надиктованных академиком Легасовым: «На станции — такая неготовность, такая безалаберность, такой испуг. Как сорок первый год, но еще в худшем варианте. С тем же Брестом, с тем же мужеством, с той же отчаянностью, с той же неготовностью…»

5 мая 1986 года, как только закончилось заседание политбюро, Валерий Легасов вновь улетел на место аварии. Он единственный из первого состава правительственной комиссии продолжил работу в ее втором составе.

Домой вернулся уже 13 мая с охрипшим голосом, непрекращающимся кашлем и бессонницей.

— После возвращения из Чернобыля у него взгляд стал потухшим, — рассказывает Инга Валерьевна. — Он сильно похудел. На фоне сильнейшего стресса не мог есть. Он понимал масштаб трагедии и ни о чем другом, кроме чернобыльской катастрофы, думать не мог. За несколько лет до этой страшной аварии на заседании физической секции Академии наук СССР, когда шло обсуждение конструкции ядерных реакторов, отец предлагал сделать для них защитный колпак. Его предложение не восприняли всерьез. Сказали, какое, мол, ты отношение имеешь к ядерной физике? После чернобыльской катастрофы он понимал, что если бы тогда ему хватило ресурсов доказать свою правоту, то последствия аварии не были бы такими ужасными.

Тем временем были поданы списки на награждения тех, кто принимал участие в ликвидации аварии. Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев лично вычеркнул имя Легасова, сославшись на то, что «другие ученые не советуют». Валерий Алексеевич был из Курчатовского института, где проектировался реактор РБМК-1000, который работал в Чернобыле. Никто не стал разбираться, что Легасов тогда еще не работал в институте.

— Почему-то считается, что отец расстраивался, что его не наградили. Но у него не было по этому поводу никаких переживаний, потому что он не был честолюбивым, — говорит Инга Валерьевна. — Он был человек дела, действия и результата. Хотя у него были и правительственные награды, и госпремии.

«Правда о Чернобыле понравилась не всем»

В августе 1986 года в Вене состоялось специальное совещание Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ). Чтобы разобраться с чернобыльской трагедией, на мероприятие собрались более 500 экспертов из 62 стран. «На амбразуру» опять кинули Легасова.

Став адвокатом Советского Союза перед судом мирового сообщества, он читал доклад 5 часов. Собралось 2 тома материалов. Валерий Алексеевич провел детальный анализ катастрофы. Сделал это правдиво и открыто. Говорил без оглядки на «верха», без страха за репутацию. Экспертов поразила информированность советского академика. Когда Легасов закончил выступление, его приветствовали стоя и даже вручили флаг МАГАТЭ.

Ожидалось, что эксперты потребуют от Советского Союза возместить ущерб от радиоактивного облака, которое после аварии устремилось в Европу. Радионуклиды йода и цезия были разнесены на значительной части европейской территории.

Валерий Легасов пробил завесу лжи и умолчания вокруг Чернобыля. Раскрыв подлинный характер катастрофы, он, по сути, спас страну от многомиллионных исков.

— Там ситуация была действительно непростая, — говорит Инга Валерьевна. — Ехать на совещание МАГАТЭ должен был тоже не он, вызывали руководителя государства. О том, что произошло в Чернобыле, должен был докладывать Горбачев. Но, насколько я знаю, Михаил Сергеевич сказал, что пусть едет ученый, который принимал участие в ликвидации последствий аварии. Над докладом работала целая группа специалистов. Он готовился у нас на глазах. Отец часто брал документы домой. Несколько дней у нас дома оставались ночевать ученые и специалисты. Отец многократно проверял все цифры. Он лично должен был убедиться, что все они абсолютно правдивые. Доклад получился очень подробный и очень честный.

Когда отец садился в самолет, советские дипломаты в Вене предупредили его, что обстановка достаточно недоброжелательная, что встречать будут плохо. Мировое сообщество настроено негативно и против страны, и против докладчика. Ждали Горбачева. Но когда узнали, что приехал Легасов, который работал на месте чернобыльской катастрофы, людей собралось на порядок больше.

Отец рассказывал, что сначала зал гудел, присутствующие что-то выкрикивали с мест. Но начиная с 15 минуты доклада в зале наступила гробовая тишина. Легасова слушали, затаив дыхание. И записывали за ним числа. Доклад длился 5 часов, и еще час отец отвечал на вопросы. Без всякого перерыва. Своей основной задачей он видел не оправдать Советский Союз, не скрыть какую-то информацию, а, наоборот, объяснить мировому сообществу, как в таких ситуациях надо себя вести. У него уже тогда возникла мысль о создании института по безопасности.

Своим мышлением и откровенным выступлением Валерий Легасов опередил время. Перестройка и гласность наступят позже.

Но правда о Чернобыле понравилась не всем. Например, в руководстве Министерства среднего машиностроения были крайне недовольны самостоятельностью академика Легасова. (Доклад был одобрен правительством во главе с Николаем Рыжковым, минуя Минсредмаш.) Были те, кто требовал привлечь авторов этого 700-страничного доклада к уголовной ответственности за разглашение секретных данных.

— Такие мнения действительно были. У нас в семье это обсуждалось. Говорили, что нельзя было называть такие цифры, нельзя было так откровенно все рассказывать, — говорит Инга Валерьевна. — Они дали ту информацию, которая была разрешена. И доклад был честный. Там была форс- мажорная ситуация, нужно было думать не об одной стране, а о всем человечестве. Я думаю, тут дело не в каких-то секретных данных. Доклад в МАГАТЭ имел большой резонанс. Отец стал очень популярным, в Европе его назвали человеком года, он вошел в десятку лучших ученых мира. Это вызвало серьезную ревность у его коллег.

А тут еще академик Александров как-то обмолвился, что именно в Валерии Легасове видит своего преемника… «Классические» физики не могли допустить в свое лоно химика-неорганика.

Легасова начали травить… Он был другой. Был лишен высокомерия и чванства, держался просто, при этом частенько нарушал субординацию. Друзья рассказывали, что Валерий Алексеевич мог часами в рабочем кабинете обсуждать заинтересовавшую его идею с кем-нибудь из рядовых сотрудников. А ученые со званиями сидели, дожидаясь своей очереди в приемной.

Легасов был чужой. Задолго до аварии обращал внимание на несовершенство реакторов РБМК. Говорил, что они обеднены системами управления и диагностики. Что в них заложен огромный потенциал химической энергии: много графита, много циркония и воды. И нет систем защиты, независимых от оператора. При этом предлагал революционные решения, чем подрывал основы сложившейся академической структуры. Что не могло не вызвать ярость академиков-ретроградов.

Когда кругом кричали: «Дальше, выше, быстрее!», — Валерий Алексеевич призывал задуматься: «А какой ценой?»

Из магнитофонных записей, надиктованных академиком Легасовым: «У меня в сейфе хранится запись телефонных разговоров операторов накануне произошедшей аварии. Мороз по коже дерет, когда их читаешь. Один спрашивает у другого: «Тут в программе написано, что нужно делать, а потом зачеркнуто многое, как же мне быть?» Второй немножко подумал: «А ты действуй по зачеркнутому!» Вот уровень подготовки таких серьезных документов: кто-то что-то зачеркивал, ни с кем не согласовывая, оператор мог правильно или неправильно толковать зачеркнутое, совершать произвольные действия — и это с атомным реактором! На станции во время аварии присутствовали представители Госатомэнергонадзора, но они были не в курсе проводимого эксперимента!»

На уровне политбюро было принято решение об организации института технологического риска, но не в рамках Минэнерго.

«Говорили прямо: «Легасов выкатил пушки. Он теперь сядет в свое академическое кресло, ничем не связан, чего от него ждать, сам черт не знает», — вспоминал доктор физико-математических наук, начальник лаборатории РНЦ «Курчатовский институт» Игорь Кузьмин. — В результате проблемы безопасности передали оставшемуся не у дел Институту физики в Белоруссии. Проявили якобы государственный подход, а на самом деле прикрыли собственные тылы, выбив почву из-под ног у тех, кто действительно был способен заняться решением чрезвычайно важной для страны проблемы».

Потом политбюро вторично вернулось к этому вопросу, но подходящего здания для института так и не выделили. Лишь один раз Валерий Алексеевич поехал смотреть старое школьное здание, а вернувшись, сказал коллегам: «Там только мышей разводить...»

«У меня внутри все сожжено»

На аварийную Чернобыльскую атомную станцию академик приезжал 7 раз. Ему нездоровилось: постоянно тошнило, изматывали сухой кашель и головные боли. У него был ослаблен иммунитет. При этом он продолжал работать по 12 часов в день.

1 сентября 86-го Валерию Легасову исполнилось 50 лет. Академик был представлен к званию Героя Социалистического Труда. Но министр среднего машиностроения выступил «против». Валерию Алексеевичу припомнили чересчур откровенную оценку причин чернобыльской аварии. В результате он получил от министерства только именные часы «Слава».

Вскоре врачи выявили у Валерия Легасова радиационный панкреатит, лучевую болезнь 4-й степени. В крови были обнаружены миелоциты, стало понятно, что затронут костный мозг.

В больнице академика навещали друзья. Маргарита Михайловна приходила к мужу с его любимой собакой чау-чау Томасом Лю. Жена была для Валерия Алексеевича и любимой женщиной, и другом, и собеседницей, и сиделкой.

Весной 1987-го состоялись перевыборы в научный совет института. Голосование было тайное. «За» Валерия Алексеевича проголосовали 100 человек, «против» — 129. Легасов еще раз столкнулся с откровенной враждебностью.

Жена академика, Маргарита Михайловна, вспоминала, что, почувствовав пренебрежение к собственной личности, он пережил глубокий психологический кризис.

— Для отца это стало полной неожиданностью, — говорит, в свою очередь, Инга Валерьевна. — Он не знал, как на это реагировать. Я считаю, что это был удар под дых, причем заранее спланированный и подготовленный.

У академика стали отниматься пальцы левой руки, неметь правая рука и нога. Медики констатировали у него реактивную депрессию... Осенью 87-го, находясь в больнице, он принял на ночь большую дозу снотворного. Но вовремя удалось вызвать врачей, Валерию Алексеевичу промыли желудок, спасли.

Друзьям в тот непростой период академик признавался: «У меня внутри все сожжено».

— После чернобыльской катастрофы отец многое переосмыслил, — говорит Инга Валерьевна. — Он был патриотом, тяжело переживал за произошедшее, за страну, за людей, которых коснулась авария. Он переживал за нерожденных детей, брошенных в зоне отчуждения животных. Это растревоженное милосердие, которое ему было присуще, видимо, и жгло его изнутри.

Фото: ru.wikipedia.org

А 27 апреля 1988 года, во вторую годовщину чернобыльской аварии, Валерия Легасова нашли у себя в домашнем кабинете повешенным. Официальная версия — самоубийство.

28 апреля Легасов должен был огласить правительству данные своего собственного расследования причин чернобыльской катастрофы. По некоторым данным, часть записей, которые начитывал Валерий Алексеевич на диктофон, была стерта.

— Я не знаю, что было стерто. Тот архив, который был в семье, сохранился. В Интернете ходит немало расшифровок записей, которые действительно принадлежат отцу, но есть и те, которые к нему не имеют никакого отношения, — говорит Инга Валерьевна.

Проверялась версия и о доведении до самоубийства, но она не нашла подтверждения. Следствие сделало вывод: Валерий Легасов покончил с собой в состоянии депрессии.

«Его сломали система и стая, которая ее охраняла», — считал профессор МГУ имени Ломоносова Юрий Устынюк.

«Прямого виновника его гибели не было: никто нож не взял, в грудь не воткнул. Но были люди, которые, зная о нездоровье Легасова, разыгрывали эту карту и довели его до гибели», — говорил заместитель директора Института атомной энергии имени Курчатова в 1988 году, академик Феоктистов.

— Мы понимали, что человек уходит из жизни, — говорит, в свою очередь, Инга Валерьевна. — Отец постепенно перестал есть, перестал спать. Сильно похудел. Лучевая болезнь — страшная вещь. И отец прекрасно понимал, как он будет уходить, как это будет мучительно. Наверное, он не хотел быть в тягость маме. Он ее обожал. До последнего дня писал ей стихи, признавался в любви.

Уже после смерти академика Маргарита Михайловна запросила официальный документ о радиационной дозе, полученной ее мужем в Чернобыле. На «счету» Валерия Алексеевича было 100 бэр, в то время как предельно допустимая доза для ликвидаторов была 25.

Все последующие годы о катастрофе на Чернобыльской атомной станции старались забыть. Стране не нужны были ее герои.

Только спустя десять лет после аварии, в сентябре 1996 года, президент Борис Ельцин посмертно присвоил Валерию Легасову звание Героя России.

«Золотая Звезда Героя хранится в семье Легасовых. Тяжелое утешение. Ведь все могло быть иначе и человечнее», — сетовал профессор Физико-химического института имени Карпова Борис Огородников.

Спасая людей от последствий страшной техногенной катастрофы, Валерий Легасов расплатился собственной жизнью за ошибки других.

Фото: ru.wikipedia.org

Читайте материалы "Батюшка всея Чернобыля: настоятель рассказал о жизни в зоне отчуждения"

"Чернобыль, речушка, девчонки загорают, радиоактивный ветер дует"

Неразгаданная смерть академика Легасова, спасшего тысячи жизней в Чернобыле 

Правдолюб Валерий Легасов, заставивший власти начать массовую эвакуацию и, тем самым, спасший тысячи жизней, человек, поведавший всему миру истинное положение дел в Чернобыле, странным образом погиб за день до своего разоблачающего доклада.

В нём он собирался огласить результаты научного расследования причин Чернобыльской катастрофы. ИА «Экспресс-Новости» — о жизни и странной смерти человека, который, похоже, знал слишком много.

Когда в Чернобыле «ухнуло», он оказался там одним из первых, проведя возле разрушенного четвёртого блока несколько губительных для здоровья месяцев. Авария в Чернобыле испугала Европу. Западные страны кричали об огромных исках к Советскому Союзу в том случае, если радиоактивные облака пойдут в их сторону.

В Вене срочно созвали конференцию и в резкой форме потребовали выступить на ней Михаила Горбачёва. Но в Вену приехал учёный Валерий Легасов…

На передовой катастрофы

После аварии 26 апреля 1986 года Легасова в срочном порядке включили в ликвидационную комиссию и, дав полчаса на сборы, на машине доставили в аэропорт. Академику предстояло на месте разбирать причины случившегося и искать варианты ликвидации последствий.

На месте выяснилось, что на четвёртом блоке станции случилось два взрыва. Реактор полностью разрушен. Опыта ликвидации таких аварий — ноль. Легасов, несмотря на риск облучения, чуть ли не насильно заставил пилота вертолёта как можно ближе доставить его к тому самому четвёртому блоку. Заметил свечение…

Не удовлетворившись увиденным, уже на БТР подъехал к блоку с другой стороны. Солдатами рисковать не стал. Спешился, пошёл дальше пешком. Сделал необходимые замеры. Именно благодаря им удалось установить, что внутри реактора горел графит. Страшная вещь. А его там больше двух тонн. Всему живому на много миль вокруг грозило полное вымирание.

Тогда многие специалисты предлагали свои планы, как всё это остановить. Но Легасов убедил Кремль в том, что правильней будет забросать зону реактора с вертолетов смесью из борсодержащих веществ, свинца и доломитовой глины. И подкрепил это необходимыми расчетами.

Но самое важное, что сделал Легасов, и это можно считать настоящим подвигом — он убедил руководство страны в срочном порядке начать массовую эвакуацию всех жителей Припяти. Фактически, он спас десятки тысяч жизней.

Спаситель СССР

Несмотря на гласность и перестройку, власти СССР не хотели афишировать всю страшную правду о Чернобыле. Единственной «занозой» был лишь академик Легасов. Он ходил по «высоким» кабинетам, искал правду, добивался наказания виновных, из-за которых на месте катастрофы не оказалось респираторов, запасов чистой воды, лекарств, чистых резервных продуктов питания, а также препаратов йода для проведения необходимой профилактики. А ещё он не боялся вслух говорить о том, что на самой станции работники были беспечны, а её руководство не занималось дисциплиной вообще.

За ту шумиху, которую пытался поднять правдолюб Легасов, говорят, Михаил Горбачёв лично вычеркнул его из списка лиц, которых предполагалось наградить за ликвидацию чернобыльской катастрофы. В партийных кулуарах шептались, что туда-сюда Легасова сошлют куда-нибудь в «тьму-таракань», то есть, в ссылку. Потому что он действительно становился опасным для власть имущих. Но вместо этого академика неожиданно отправляют в Вену делать перед европейцами тот самый отчет об аварии и её последствиях.

По слухам, Горбачёва отговаривали от такого решения. Ведь не известно, что там может наговорить этот правдолюб.

Легасов делал доклад на протяжении пяти часов. Отвёл душу. Сказал всё, что знал и что наболело. Но удивительное дело, рассказанная им правда спасла СССР от гнева всего мира и невероятных исков. Легасов на пальцах доказал, что радиоактивные облака ушли в другую от Европы сторону. Европейцы успокоились. Однако на родине академика вместо «спасибо» обвинили в разглашении гостайны и принялись откровенно топить.

Странное самоубийство

А ему всё сложней было бороться со своими недругами. Пребывание в радиоактивной зоне дало о себе знать. Лучевая болезнь начала его буквально сжирать. Был задет костный мозг. Было ясно, что человек умирает. Он не хотел превращаться в «траву», и однажды, частично парализованный, уже не вставая с больничной койки, тайком насобирав нужную дозу снотворного, проглотил всё разом.

Молоденькая медсестричка, заглянувшая в палату, решила подойти поближе и всё поняла. Учёного откачали. Говорят, когда Легасов очнулся, он задал лишь один вопрос: «Зачем?». Зачем было его, умирающего, спасать?

Как не удивительно, на время болезнь отступила, и его даже выписали домой. Учёный стал потихоньку двигаться, снова занялся наукой. 28 апреля 1988 года в день второй годовщины чернобыльской аварии, на секретном правительственном заседании должны были быть озвучены реальные причины случившегося. Одним из докладчиков числился Легасов. И многие его доклада заранее откровенно боялись, ведь могли полететь многие «большие» головы.

Но за день до заседания все узнали, что Легасов выступать не будет. 27 апреля его обнаружили в своём домашнем кабинете. В петле. С учётом важности информации, которой обладал погибший перед завтрашним заседанием, следствие всерьёз принялось отрабатывать версию, которую можно обозначить фразой «хороший свидетель — мёртвый свидетель».

Но у следователей было своё начальство, а у того был ещё кто-то выше, с генеральскими погонами. А над генералами тоже командиры были. В общем, бодро начавшееся расследование свернули также быстро, как и начали. Болезнь академика помогла официально обозначить самоубийство на фоне депрессии из-за неизлечимого заболевания.

У противников этой версии есть свои доводы. Ну, как, например, человек, который с трудом ходил и едва мог держать в руках портфель с бумагами, сумел залезть на стул, продеть верёвку через люстру, а потом выбить стул из-под себя? Но вопросы, подобные этим, тогда задавались шёпотом. Никому не хотелось, чтобы и по ним патологоанатом тоже делал заключение о смерти. Даже в эпоху гласности, провозглашённую Михаилом Горбачёвым.

Валерий Легасов расплатился собственной жизнью за ошибки других. Ошибки одних чиновников много позже исправили другие — и награда все-таки нашла своего адресата. Спустя десять лет после аварии, в сентябре 1996 года, президент Борис Ельцин посмертно присвоил Валерию Легасову звание Героя России.

Истории «Это как 41-й год, только хуже!» О чем ликвидатор аварии в Чернобыле спорил с Маргарет Тэтчер и почему ученый, изучавший последствия катастрофы, покончил с собой

В ночь на 26 апреля 1986 года профильные институты получили с Чернобыльской АЭС зашифрованный сигнал: «1, 2, 3, 4». Специалисты поняли, что на станции возникла ситуация, связанная с ядерной, радиационной, пожарной и взрывной опасностями. После приезда специалистов в Припять выяснилось, что на 4-м блоке станции во время проведения внештатного испытания произошли два взрыва. Реактор был полностью разрушен. Опыта ликвидации таких аварий тогда в мире не существовало.

Взрывы раздались в 1 час 24 минуты. Погибли два человека. Тело оператора главных циркуляционных насосов Валерия Ходемчука так и не нашли — его завалило обломками двух 130-тонных барабан-сепараторов. Работник пусконаладочного предприятия Владимир Шашенок умер от перелома позвоночника и ожогов тела в 6:00 в Припятской медсанчасти.

Леонид Телятников — 520 бэр и спор об овцах

Но в самой Припяти о трагедии еще не подозревали.

Лариса Телятникова, жена ликвидатора аварии на Чернобыльской АЭС

Лариса Телятникова, жена ликвидатора аварии на Чернобыльской АЭС:

— Мы сидели на кухне и ждали, когда дадут воду. В Припяти горячая вода была всегда, а вот холодную давали только поздно вечером. Когда услышали взрывы, то не придали этому значения. Неподалеку базировался летный полк, и очень часто самолеты «брали» над Припятью звуковой барьер: на низкой высоте это было довольно ощутимо. Но через три минуты раздался звонок: сообщили, что горит крыша машинного зала АЭС. Левик пошел надевать форму, я побежала за его сапогами. Поскольку муж был тогда в отпуске, водителя он вызвать не мог. Весь караул уже был на пожаре, поэтому пришлось вызывать милицейскую машину. На станцию он приехал через 15 минут после взрыва. Обычно, уходя на вызов, он говорил: «Ларисонька, до свидания», а в тот день почему-то сказал: «Прощай!» Увидела я его уже на следующий день в больнице.

К месту аварии начальник военизированной пожарной части № 2, охранявшей Чернобыльскую АЭС, майор внутренней службы Леонид Петрович Телятников прибыл в 1 час 40 минут. Разведка и тушение пожара шли под его личным руководством. У пожарных не было дозиметров, но они прекрасно понимали, что работают в зоне высокого радиоактивного излучения. За пять часов борьбы со страшным пожаром удалось ликвидировать основные очаги горения на площади около 300 квадратных метров.

Лариса Телятникова, жена ликвидатора аварии на Чернобыльской АЭС

Лариса Телятникова, жена ликвидатора аварии на Чернобыльской АЭС:

— Когда говорят, что пожарные спасли Европу, это не просто красивая фраза. Ведь рядом находились четыре ядерных реактора с топливом, загруженным стержнями… Если бы произошли цепная реакция и ядерный взрыв, действительно, Европы не стало бы. Ребята понимали, чем чревата работа в зоне повышенной радиации, но, тем не менее, пожар локализовали.

Утром от станции одна за другой отъезжали «скорые». На людей, которых оттуда вывозили, было страшно смотреть: распухшие щитовидки, красные лица. Некоторые не переставая смеялись — один из признаков сильного облучения, как и рвота. Все пожарные получили смертельные дозы облучения и были отправлены на лечение в Москву самолетами санавиации. В Японии лучевая болезнь диагностируется уже при дозе в 50 бэр, безопасными считаются 25 бэр, Телятников же получил 520 бэр. К жесткому облучению прибавилось воздействие ядовитых аэрозолей и жестких металлов. У ликвидатора были обожжены дыхательные пути и легкие, шатались зубы. В июне врачи не могли гарантировать, что он будет жить. Еще в мае, в течение нескольких дней в страшных мучениях умерли четверо коллег Телятникова. Врачи отводили ему не больше трех лет, а Леонид после аварии прожил 18.

Tinao.mos.ru Леонид Телятников

Леонид Телятников

В 1987 году Леонид Телятников побывал в составе советской делегации в Великобритании на приеме у Маргарет Тэтчер. Премьер-министр сказала, что после чернобыльской катастрофы ее страна понесла серьезные потери, погибло много овец. Леонид позволил себе заметить, что в ситуации, когда гибнут люди, говорить об овцах не совсем корректно. Тогда такие пререкания во время официальной встречи считались страшной крамолой. На том же приеме он приколол на лацкан жакета Маргарет Тэтчер оловянный значок, изготовленный специально к 10-летию его пожарной части, премьер-министр носила значок весь вечер. После перенесенного лечения Телятников не прикасался к спиртному, а по протоколу все должны были пить шампанское. И когда он отказался, «железная леди» сказала: «Тогда я тоже буду пить чай с Леонидом!» А через несколько месяцев из английского посольства Телятниковым прислали фотографии, сделанные на этом приеме. На одном из снимков было написано: «Настоящему мужчине и храброму человеку» и стояла подпись Маргарет Тэтчер.

forbes.net.ua Леонид Телятников и Маргарет Тэтчер. Фото семьи Леонида Телятникова / УНИАН

Леонид Телятников и Маргарет Тэтчер. Фото семьи Леонида Телятникова / УНИАН

Сам Леонид Телятников не давал интервью и не писал воспоминаний. Он редко надевал свою генеральскую форму и не носил Золотую Звезду Героя Советского Союза. Зато до конца жизни страдал из-за того, что его подчиненные погибли, а он — выжил. Умирал Телятников тяжело. Он не мог глотать, с трудом говорил, а лицо разъедала одна из разновидностей папилломы — следствие острой лучевой болезни. Его смерть 2 декабря 2004 года осталась незамеченной — в стране вершилась «оранжевая» революция.

Валерий Легасов — «У меня внутри все сожжено!»

Академик Валерий Легасов появился в Припяти одним из первых ученых и провел около разрушенного 4-го блока вместо допустимых двух-трех недель в общей сложности около четырех месяцев. Именно Легасов настоял на немедленной и полной эвакуации города энергетиков Припяти. Сам академик был единственным ученым, работавшим в те дни на месте катастрофы. На армейском вертолете он подобрался к трубе АЭС, совершил облет аварийного четвертого блока и увидел, что идет свечение… Академик на бронетранспортере подошел вплотную к завалу 4-го блока, чтобы сделать необходимые измерения. Благодаря этому удалось установить, что предположения о продолжающейся ядерной реакции недостоверны, так как они реагировали на мощнейшее гамма-излучение. На самом деле котел «молчал», реакция остановилась, но шло горение реакторного графита, которого там было целых 2500 тонн.

Mk.ru Леонид Телятников и Маргарет Тэтчер. Фото семьи Леонида Телятникова / УНИАН

Нужно было предотвратить дальнейший разогрев остатков реактора, а также уменьшить выбросы радиоактивных аэрозолей в атмосферу. Тогда именно Валерий Легасов предложил засыпать с вертолетов горящий реактор смесью бора, свинца и доломитовой глины. Свое предложение он подкрепил необходимыми расчетами. Пилоты вертолетов сбросили в реактор более 5 тысяч тонн всевозможных материалов. Валерий Легасов поднимался в воздух вместе с ними по 5−6 раз в день. Бортовой рентгенометр с максимальной шкалой 500 рентген в час зашкаливало…

Mk.ru Леонид Телятников и Маргарет Тэтчер. Фото семьи Леонида Телятникова / УНИАН

В Москву Валерий Алексеевич вернулся 5 мая: похудевший, с характерным «чернобыльским загаром» — потемневшим лицом и кистями рук. Близким признался, что в Припяти не оказалось респираторов, запасов чистой воды, лекарств, чистых резервных продуктов питания и препаратов йода для проведения необходимой профилактики.

Валерий Легасов, академик

Валерий Легасов, академик:

— На станции — такая неготовность, такая безалаберность, такой испуг. Как сорок первый год, но еще в худшем варианте. С тем же Брестом, с тем же мужеством, с той же отчаянностью, с той же неготовностью…

В тот же день, как только закончилось заседание политбюро, Валерий Легасов вновь улетел на место аварии. Он был единственным из первого состава правительственной комиссии, кто продолжил работу на Чернобыльской АЭС. Академик Легасов предложил организовать группу журналистов, которые ежедневно освещали бы событие и рассказывали населению, как себя вести. Предложение не отвергли, но и пресс-группу так и не создали. Домой Легасов вернулся уже 13 мая с охрипшим голосом, непрекращающимся кашлем и бессонницей.

Инга Легасова, дочь академика

Инга Легасова, дочь академика:

— Он сильно похудел. На фоне сильнейшего стресса не мог есть. Отец понимал масштаб трагедии и ни о чем другом, кроме чернобыльской катастрофы, думать не мог. За несколько лет до этой страшной аварии на заседании физической секции Академии наук СССР, когда шло обсуждение конструкции ядерных реакторов, отец предлагал сделать для них защитный колпак. Его предложение не восприняли всерьез. Сказали, какое, мол, ты отношение имеешь к ядерной физике? После чернобыльской катастрофы он понимал, что если бы тогда ему хватило ресурсов доказать свою правоту, то последствия аварии не были бы такими ужасными.

Когда генеральному секретарю ЦК КПСС были поданы списки на награждения тех, кто принимал участие в ликвидации аварии, Михаил Горбачев лично вычеркнул имя Легасова, сославшись на то, что «другие ученые не советуют». Однако когда главу государства пригласили в Вену на специальное совещание Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ), генсек сказал: пусть едет ученый, который принимал участие в ликвидации последствий аварии.

Veteranrosatom.ru Инга Легасова, дочь академика

Когда узнали, что приехал Легасов, который работал на месте чернобыльской катастрофы, людей собралось на порядок больше. Как вспоминал потом сам академик, присутствовавшие сначал шумели, что-то выкрикивали с мест. Но с 15-й минуты доклада в зале наступила гробовая тишина. Несмотря на то, что доклад длился 5 часов, Легасова слушали затаив дыхание. Своей основной задачей он считал не оправдание Советского Союза, а, наоборот, распространение правдивой информации о катастрофе и ее последствиях. Присутствовавших поразила информированность советского академика. Когда Легасов закончил выступление, его приветствовали стоя и даже вручили флаг МАГАТЭ. Ожидалось, что эксперты потребуют, чтобы СССР возместил ущерб от радиоактивного облака, которое после аварии устремилось в Европу. Радионуклиды йода и цезия были разнесены на значительной части европейской территории. Раскрыв подлинный характер катастрофы, Валерий Легасов, по сути, спас страну от многомиллионных исков.

Но правда о Чернобыле понравилась не всем. Были те, кто требовал привлечь авторов этого 700-страничного доклада к уголовной ответственности за разглашение секретных данных. В Европе Легасова назвали человеком года и включили в десятку лучших ученых мира, что вызвало серьезную ревность у его коллег. А сам академик снова и снова возвращался на Чернобыльскую АЭС. Всего на месте катастрофы он побывал семь раз. С каждой поездкой Легасов чувствовал себя все хуже: его постоянно тошнило, изматывали сухой кашель и головные боли, был ослаблен иммунитет. При этом он продолжал работать по 12 часов в день.

1 сентября 1986 года Валерию Легасову исполнилось 50 лет. Академик был представлен к званию Героя Социалистического Труда. Но Валерию Алексеевичу припомнили чересчур откровенную оценку причин чернобыльской аварии. В результате он получил от министерства только именные часы «Слава». А вскоре врачи выявили у Валерия Легасова радиационный панкреатит, лучевую болезнь 4-й степени. В крови были обнаружены миелоциты, стало понятно, что затронут костный мозг. У академика стали отниматься пальцы левой руки, немели правая рука и нога. Медики констатировали у него реактивную депрессию… Находясь в больнице, он принял на ночь большую дозу снотворного, но тогда удалось вовремя вызвать врачей, и Валерия Алексеевича спасли. Друзьям в тот непростой период академик признавался: «У меня внутри все сожжено».

Инга Легасова, дочь академика

А 27 апреля 1988 года, во вторую годовщину чернобыльской аварии, Валерия Легасова нашли в домашнем кабинете повешенным. Официальная версия — самоубийство. 28 апреля академик должен был огласить правительству данные своего собственного расследования причин чернобыльской катастрофы. По некоторым данным, часть записей, которые начитывал Валерий Алексеевич на диктофон, оказалась стертой. Только спустя десять лет после аварии, в сентябре 1996 года, президент Борис Ельцин посмертно присвоил Валерию Легасову звание Героя России.

Чернобыльские дайверы — в те дни это было худшее место на Земле

Но вернемся в первым дням катастрофы. Уже потушен пожар в четвертом энергоблоке, а сам реактор по рекомендации академика Легасова засыпан песком, свинцом и доломитом. Но в начале мая ученые и сотрудники станции сделали чудовищное открытие: в ядре реактора, где содержится 185 тонн ядерного топлива, продолжается реакция. Фактически реактор плавился. А под ним находился бассейн с пятью миллионами галлонов воды. Все источники дают объем воды именно в галлонах, возможно, потому, что в литрах это звучит и вовсе устрашающе — 22,5 миллиона. Вода использовалась на электростанции в качестве теплоносителя, и от ядра плавящегося реактора ее отделяла только толстая бетонная плита. Раскаленная активная зона медленно прожигала эту плиту, спускаясь к воде в тлеющем потоке расплавленного радиоактивного металла. Если бы ядро реактора коснулось воды, произошел бы загрязненный радиацией паровой взрыв. И тогда события 26 апреля показались бы незначительным происшествием.

Стивен Макгинти, журналист

Стивен Макгинти, журналист:

— Взрыв, по расчетам советских физиков, вызвал бы испарение топлива в трех других реакторах, сровнял с землей 200 квадратных километров, уничтожил бы Киев, загрязнил систему водоснабжения, используемую 30 миллионами жителей, и на более чем столетие сделал северную Украину непригодной для жизни.

Предотвратить это можно было только одним способом — слить воду из резервуара. Откачать весь объем при поможи пожарных машин не удалось, надо было открыть две задвижки, которые находились под слоем радиоактивной воды. План инженеры разработали быстро — троим сотрудникам станции предстояло спуститься в бассейн, найти задвижки и открыть их, чтобы вода полностью вытекла, пока с ней не соприкоснулась активная зона реактора. Это был превосходный план, он спасал тысячи, если не миллионы людей от неминуемой гибели и болезней. Но он же не оставлял шансов тем троим, кто рискнет спуститься на дно резервуара. В те дни это было худшее место на Земле, и все понимали, что после выполнения операции добровольцы смогут прожить лишь несколько дней, если не часов.

Science.ru-land.com Стивен Макгинти, журналист

Они вызвались сами — начальник смены чернобыльской станции Борис Баранов, старший инженер управления блоком турбинного цеха номер два Валерий Беспалов и старший инженер-механик реакторного цеха № 2 Алексей Ананенко. Решили, что Ананенко, который точно знал, где расположены задвижки, одну из них возьмет на себя, а вторую покажет Валерию Беспалову. Борис Баранов будет обеспечивать им освещение.

Алексей Ананенко, инженер ЧАЭС

Алексей Ананенко, инженер ЧАЭС:

— Мы обдумали заранее все, чтобы не мешкать на месте и уложиться в минимальное время. Взяли дозиметры, фонари. Нам сообщили о радиационной обстановке как над водой, так и в воде. Пошли по коридору к бассейну — барбатеру. Тьма кромешная. Шли в лучах фонарей. В коридоре тоже была вода. Где позволяло пространство, двигались перебежками. Иногда пропадал свет, действовали на ощупь. И вот чудо — под руками заслонка. Попробовал повернуть — поддается. От радости аж сердце екнуло. А сказать-то ничего нельзя — в респираторе. Показал Валерию другую. И у него поддалась задвижка. Через несколько минут послышался характерный шум или плеск — вода пошла.

Когда Алексей, Борис и Валерий вернулись на поверхность, сотрудники АЭС и ликвидаторы встретили их как героев. Да они и были героями. В течение следующего дня вся вода ушла из-под четвертого реактора. К тому времени, когда плита, отделявшая бассейн от плавившегося ядра, была разрушена, воды в резервуаре уже не оказалось, страшного взрыва удалось избежать.

Viktoriiako.livejournal.com Алексей Ананенко, инженер ЧАЭС Вскоре у героев стали проявляться неизбежные симптомы лучевой болезни. Через 10 дней Алексей и Валерий умерли в одной из московских больниц. Борис прожил немного дольше. Героев похоронили в свинцовых гробах с запаянными крышками. Что стало с их семьями, платили ли им компенсации и платят ли до сих пор; были ли трое водолазов-героев представлены к государственной награде — неизвестно. Сохранился лишь скромный бетонный памятник всем советским людям, кто ценой собственной жизни спас жизнь миллионам. Но имена этих трех водолазов не упоминаются даже на Памятнике. Там сказано только о пожарных, первыми принявших на себя смертельный удар.
  • Выброс радиации, произошедший на Чернобыльской АЭС, в 400 раз превысил эффект атомной бомбы, взорвавшейся над Хиросимой.
  • Официально от радиационного облучения количество погибших составляет 600 тысяч человек, из них 4 тысячи человек умерли от рака или заболеваний крови сразу.
  • После чернобыльской катастрофы было отмечено повышенное содержание цезия-137 в лишайнике и мясе оленей в арктических областях России, Норвегии, Финляндии и Швеции.

Академик Валерий Легасов. По следам сериала "Чернобыль" | Блогер alfa-omega на сайте SPLETNIK.RU 2 июня 2019

Во вторую годовщину Чернобыля академик Валерий Легасов был найден мертвым в своей квартире: самоубийство. На следующий день ученый, который провел четыре месяца у места аварии на ЧАЭС, должен был огласить свои результаты расследования причин Чернобыльской катастрофы. Что стало причиной ухода Легасова из жизни?

После разразившейся катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции имя академика Валерия Легасова не сходило со страниц как зарубежных, так и советских газет. Он появился в Припяти одним из первых и провел около разрушенного 4-го блока вместо допустимых двух-трех недель около четырех месяцев. Схватив при этом дозу радиации в 100 бэр.

Именно он предложил засыпать с вертолетов горящий реактор смесью бора, свинца и доломитовой глины. И именно Легасов настоял на немедленной и полной эвакуации города энергетиков Припяти.

 

Радиоактивное облако устремилось в том числе и в сторону Европы. Советскому Союзу грозили многомиллионные иски. Но после честного и откровенного доклада Легасова на конференции экспертов МАГАТЭ в Вене, который длился 5 часов, отношение к СССР смягчилось.

Правда о Чернобыле не всем пришлась по вкусу. Дважды его выдвигали на звание Героя Социалистического Труда и оба раза вычеркивали из списков.

27 апреля 1988 года академика Легасова нашли мертвым...

«В школе им заинтересовались органы безопасности»

Бронзовый Валерий Легасов стоит у крыльца московской школы №56, которую академик сам закончил в 1954 году с золотой медалью. В неизменных роговых очках, с книгой в руках. Взгляд — серьезный, сосредоточенный. Символично, что родился Валерий Алексеевич 1 сентября. Сейчас он каждое утро «встречает» школьников, спешащих на занятия. О своем именитом ученике здесь помнили всегда. И в то время, когда имя академика замалчивалось.

В 56-ю школу будущий академик пришел в 1949 году, в 6-м классе. Тогда школа была мужской, построена по новому уникальному проекту. В цокольном этаже размещался тир, а на крыше — метеостанция.

— Их выпуск в 1954 году называли «золотым». 8 учеников окончили школу с золотой медалью, в том числе и Валерий Легасов. Его выпускное сочинение было признано лучшим в городе, — рассказывает преподаватель истории Кристиан Молотов. — Он был прирожденным лидером. Будучи восьмиклассником, стал секретарем комсомольской организации школы. Тогда же переписал устав ВЛКСМ. Представил собственный, более демократичный проект. Легасовым заинтересовались органы безопасности. На его защиту встал директор школы Петр Сергеевич Окуньков. В 1953 году умер Сталин, началась оттепель. И Валерий Легасов чудом избежал серьезных неприятностей.

После школы как золотой медалист он мог выбрать любой вуз, но пошел в Менделеевку, на физико-химический факультет МХТИ, который готовил специалистов для атомной промышленности и энергетики.

Валерия Легасова, представившего блестящую дипломную работу, оставляли в аспирантуре, но он решил отправиться на Сибирский химический комбинат, где нарабатывали плутоний для ядерного оружия. За ним в Северск отправилась большая группа выпускников.

Судьба многое дала Валерию Алексеевичу Легасову, а потом отняла. В 36 лет он стал доктором химических наук, в 45 — действительным членом Академии наук. За свои работы по синтезу химических соединений благородных газов был удостоен звания лауреата Государственной и Ленинской премий.

В 1984 году он стал первым заместителем директора Института атомной энергии имени Курчатова, а через два года грянула чернобыльская катастрофа.

«Должна тебя предупредить, что мы теряем папу»

Ночью 26 апреля в профильные институты с Чернобыльской атомной электростанции пришел зашифрованный сигнал: «1, 2, 3, 4». Специалисты поняли, что на станции возникла ситуация с ядерной, радиационной, пожарной и взрывной опасностями.

Валерия Легасова включили в правительственную комиссию, хотя он был специалистом по физико-химическим процессам. Многие потом недоумевали, почему от института имени Курчатова не поехал в Чернобыль никто из реакторщиков? Было немало тех, кто считал, что химика-неорганика Легасова попросту подставили.

— Отец не должен был оказаться в Чернобыле, — говорит дочь академика, Инга Валерьевна Легасова. — У него была специальность «физическая химия», он занимался взрывчатыми веществами. 26 апреля была суббота. Отец вместе с академиком Александровым сидел на заседании президиума Академии наук СССР. Анатолию Петровичу позвонили по «вертушке». Нужно было кого-то из ученых включить в правительственную комиссию. Все остальные замы Александрова из института имени Курчатова были вне зоны досягаемости. А уже готов был правительственный самолет. Отец отправился во «Внуково», в тот же день спецрейсом улетел в Чернобыль.

На месте выяснилось, что на 4-м блоке станции во время проведения внештатного испытания работы турбоагрегата в режиме свободного выбега произошло последовательно два взрыва. Реактор полностью разрушен.

Опыта ликвидации таких аварий в мире не существовало.

Академик Легасов был единственным ученым, работавшим в те дни на месте катастрофы. Обладая служебной въедливостью и бесстрашием, на армейском вертолете он подобрался к «этажерке», трубе АЭС, совершил облет аварийного четвертого блока и увидел, что идет свечение… Чтобы проверить, идет ли наработка короткоживущих радиоактивных изотопов, академик на бронетранспортере подошел вплотную к завалу 4-го блока. Выйдя из машины, сделал нужные измерения.

Благодаря Легасову удалось установить, что показания датчиков нейтронов о продолжающейся ядерной реакции недостоверны, так как они реагировали на мощнейшее гамма-излучение. На самом деле котел «молчал», реакция остановилась, но шло горение реакторного графита, которого там было целых 2500 тонн.

Нужно было предотвратить дальнейший разогрев остатков реактора, а также уменьшить выбросы радиоактивных аэрозолей в атмосферу.

Президент Академии наук СССР Анатолий Александров посоветовал вывезти и захоронить остатки реактора. Но там был высокий уровень радиации, «светило» по тысяче рентген в час.

И именно Легасов предложил забросать зону реактора с вертолетов смесью из борсодержащих веществ, свинца и доломитовой глины. И подкрепил это необходимыми расчетами.

«Пломбируя» реактор, пилоты вертолетов сбросили в него более 5 тысяч тонн всевозможных материалов. Валерий Легасов сам поднимался на вертушке, находясь над развалом по 5–6 раз в день. Бортовой рентгенометр с максимальной шкалой 500 рентген в час зашкаливало…

Легасов работал как одержимый, дозиметр часто оставлял в раздевалке, рентгенами не козырял.

— Я с сыном прилетела из Парижа, где мы с мужем работали в советском посольстве, на следующий день после чернобыльской катастрофы. Предстоял отпуск, — рассказывает Инга Валерьевна. — Встречала нас одна мама. У нее было такое выражение лица, что я сразу спросила: «Что с папой?» Мама сказала: «Я должна тебя предупредить, что мы его теряем». Она знала характер отца, знала, что он полезет в самое пекло. Из тех, кто работал на месте катастрофы, он был единственным ученым. Он прекрасно понимал, на что идет и какие дозы получает. Но иначе невозможно было оценить масштаб катастрофы. Издалека понять, что происходит, было нельзя. Чувство ответственности гнало его вперед. Нужно было быстро принимать решение, а советоваться ему было не с кем. Да и времени не было на советы.

И именно отец убедил председателя правительственной комиссии Бориса Щербину, что первое, что они должны сделать в ближайшие 24 часа, это эвакуировать из Припяти людей. Это была его инициатива. В срочно порядке из всех ближайших крупных городов пригнали автобусы и вывезли людей, чем очень многим спасли жизни.

Город опустел. На месте работали только ликвидаторы.

Достоверной информации о том, что происходит в Чернобыле, не было. Академик Легасов предложил создать группу из опытных журналистов, которые бы ежедневно освещали событие и рассказывали населению, как себя вести. Предложение Валерия Алексеевича не отвергли, но пресс-группу так и не создали.

— Боялись паники, поэтому старались не разглашать информацию. Это был тот пункт, по которому у отца возник конфликт с тогдашним руководством страны, — говорит Инга Валерьевна. — Отец предлагал, наоборот, широко информировать население, чтобы люди понимали, что происходит, и знали, как себя вести.

Жена академика, Маргарита Михайловна, вспоминала, что первый раз Валерий Алексеевич вернулся в Москву 5 мая. Похудевший, облысевший, с характерным «чернобыльским загаром» — потемневшим лицом и кистями рук. Близким признался, что на месте катастрофы не оказалось респираторов, запасов чистой воды, лекарств, чистых резервных продуктов питания, а также препаратов йода для проведения необходимой профилактики.

«Как сорок первый год, но еще в худшем варианте»

Из магнитофонных записей, надиктованных академиком Легасовым: «На станции — такая неготовность, такая безалаберность, такой испуг. Как сорок первый год, но еще в худшем варианте. С тем же Брестом, с тем же мужеством, с той же отчаянностью, с той же неготовностью…»

5 мая 1986 года, как только закончилось заседание политбюро, Валерий Легасов вновь улетел на место аварии. Он единственный из первого состава правительственной комиссии продолжил работу в ее втором составе.

Домой вернулся уже 13 мая с охрипшим голосом, непрекращающимся кашлем и бессонницей.

— После возвращения из Чернобыля у него взгляд стал потухшим, — рассказывает Инга Валерьевна. — Он сильно похудел. На фоне сильнейшего стресса не мог есть. Он понимал масштаб трагедии и ни о чем другом, кроме чернобыльской катастрофы, думать не мог. За несколько лет до этой страшной аварии на заседании физической секции Академии наук СССР, когда шло обсуждение конструкции ядерных реакторов, отец предлагал сделать для них защитный колпак. Его предложение не восприняли всерьез. Сказали, какое, мол, ты отношение имеешь к ядерной физике? После чернобыльской катастрофы он понимал, что если бы тогда ему хватило ресурсов доказать свою правоту, то последствия аварии не были бы такими ужасными.

Тем временем были поданы списки на награждения тех, кто принимал участие в ликвидации аварии. Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев лично вычеркнул имя Легасова, сославшись на то, что «другие ученые не советуют». Валерий Алексеевич был из Курчатовского института, где проектировался реактор РБМК-1000, который работал в Чернобыле. Никто не стал разбираться, что Легасов тогда еще не работал в институте.

— Почему-то считается, что отец расстраивался, что его не наградили. Но у него не было по этому поводу никаких переживаний, потому что он не был честолюбивым, — говорит Инга Валерьевна. — Он был человек дела, действия и результата. Хотя у него были и правительственные награды, и госпремии.

«Правда о Чернобыле понравилась не всем»

В августе 1986 года в Вене состоялось специальное совещание Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ). Чтобы разобраться с чернобыльской трагедией, на мероприятие собрались более 500 экспертов из 62 стран. «На амбразуру» опять кинули Легасова.

Став адвокатом Советского Союза перед судом мирового сообщества, он читал доклад 5 часов. Собралось 2 тома материалов. Валерий Алексеевич провел детальный анализ катастрофы. Сделал это правдиво и открыто. Говорил без оглядки на «верха», без страха за репутацию. Экспертов поразила информированность советского академика. Когда Легасов закончил выступление, его приветствовали стоя и даже вручили флаг МАГАТЭ.

Ожидалось, что эксперты потребуют от Советского Союза возместить ущерб от радиоактивного облака, которое после аварии устремилось в Европу. Радионуклиды йода и цезия были разнесены на значительной части европейской территории.

Валерий Легасов пробил завесу лжи и умолчания вокруг Чернобыля. Раскрыв подлинный характер катастрофы, он, по сути, спас страну от многомиллионных исков.

— Там ситуация была действительно непростая, — говорит Инга Валерьевна. — Ехать на совещание МАГАТЭ должен был тоже не он, вызывали руководителя государства. О том, что произошло в Чернобыле, должен был докладывать Горбачев. Но, насколько я знаю, Михаил Сергеевич сказал, что пусть едет ученый, который принимал участие в ликвидации последствий аварии. Над докладом работала целая группа специалистов. Он готовился у нас на глазах. Отец часто брал документы домой. Несколько дней у нас дома оставались ночевать ученые и специалисты. Отец многократно проверял все цифры. Он лично должен был убедиться, что все они абсолютно правдивые. Доклад получился очень подробный и очень честный.

Когда отец садился в самолет, советские дипломаты в Вене предупредили его, что обстановка достаточно недоброжелательная, что встречать будут плохо. Мировое сообщество настроено негативно и против страны, и против докладчика. Ждали Горбачева. Но когда узнали, что приехал Легасов, который работал на месте чернобыльской катастрофы, людей собралось на порядок больше.

Отец рассказывал, что сначала зал гудел, присутствующие что-то выкрикивали с мест. Но начиная с 15 минуты доклада в зале наступила гробовая тишина. Легасова слушали, затаив дыхание. И записывали за ним числа. Доклад длился 5 часов, и еще час отец отвечал на вопросы. Без всякого перерыва. Своей основной задачей он видел не оправдать Советский Союз, не скрыть какую-то информацию, а, наоборот, объяснить мировому сообществу, как в таких ситуациях надо себя вести. У него уже тогда возникла мысль о создании института по безопасности.

Своим мышлением и откровенным выступлением Валерий Легасов опередил время. Перестройка и гласность наступят позже.

Но правда о Чернобыле понравилась не всем. Например, в руководстве Министерства среднего машиностроения были крайне недовольны самостоятельностью академика Легасова. (Доклад был одобрен правительством во главе с Николаем Рыжковым, минуя Минсредмаш.) Были те, кто требовал привлечь авторов этого 700-страничного доклада к уголовной ответственности за разглашение секретных данных.

— Такие мнения действительно были. У нас в семье это обсуждалось. Говорили, что нельзя было называть такие цифры, нельзя было так откровенно все рассказывать, — говорит Инга Валерьевна. — Они дали ту информацию, которая была разрешена. И доклад был честный. Там была форс- мажорная ситуация, нужно было думать не об одной стране, а о всем человечестве. Я думаю, тут дело не в каких-то секретных данных. Доклад в МАГАТЭ имел большой резонанс. Отец стал очень популярным, в Европе его назвали человеком года, он вошел в десятку лучших ученых мира. Это вызвало серьезную ревность у его коллег.

А тут еще академик Александров как-то обмолвился, что именно в Валерии Легасове видит своего преемника… «Классические» физики не могли допустить в свое лоно химика-неорганика.

Легасова начали травить… Он был другой. Был лишен высокомерия и чванства, держался просто, при этом частенько нарушал субординацию. Друзья рассказывали, что Валерий Алексеевич мог часами в рабочем кабинете обсуждать заинтересовавшую его идею с кем-нибудь из рядовых сотрудников. А ученые со званиями сидели, дожидаясь своей очереди в приемной.

Легасов был чужой. Задолго до аварии обращал внимание на несовершенство реакторов РБМК. Говорил, что они обеднены системами управления и диагностики. Что в них заложен огромный потенциал химической энергии: много графита, много циркония и воды. И нет систем защиты, независимых от оператора. При этом предлагал революционные решения, чем подрывал основы сложившейся академической структуры. Что не могло не вызвать ярость академиков-ретроградов.

Когда кругом кричали: «Дальше, выше, быстрее!», — Валерий Алексеевич призывал задуматься: «А какой ценой?»

Из магнитофонных записей, надиктованных академиком Легасовым: «У меня в сейфе хранится запись телефонных разговоров операторов накануне произошедшей аварии. Мороз по коже дерет, когда их читаешь. Один спрашивает у другого: «Тут в программе написано, что нужно делать, а потом зачеркнуто многое, как же мне быть?» Второй немножко подумал: «А ты действуй по зачеркнутому!» Вот уровень подготовки таких серьезных документов: кто-то что-то зачеркивал, ни с кем не согласовывая, оператор мог правильно или неправильно толковать зачеркнутое, совершать произвольные действия — и это с атомным реактором! На станции во время аварии присутствовали представители Госатомэнергонадзора, но они были не в курсе проводимого эксперимента!»

На уровне политбюро было принято решение об организации института технологического риска, но не в рамках Минэнерго.

«Говорили прямо: «Легасов выкатил пушки. Он теперь сядет в свое академическое кресло, ничем не связан, чего от него ждать, сам черт не знает», — вспоминал доктор физико-математических наук, начальник лаборатории РНЦ «Курчатовский институт» Игорь Кузьмин. — В результате проблемы безопасности передали оставшемуся не у дел Институту физики в Белоруссии. Проявили якобы государственный подход, а на самом деле прикрыли собственные тылы, выбив почву из-под ног у тех, кто действительно был способен заняться решением чрезвычайно важной для страны проблемы».

Потом политбюро вторично вернулось к этому вопросу, но подходящего здания для института так и не выделили. Лишь один раз Валерий Алексеевич поехал смотреть старое школьное здание, а вернувшись, сказал коллегам: «Там только мышей разводить...»

«У меня внутри все сожжено»

На аварийную Чернобыльскую атомную станцию академик приезжал 7 раз. Ему нездоровилось: постоянно тошнило, изматывали сухой кашель и головные боли. У него был ослаблен иммунитет. При этом он продолжал работать по 12 часов в день.

1 сентября 86-го Валерию Легасову исполнилось 50 лет. Академик был представлен к званию Героя Социалистического Труда. Но министр среднего машиностроения выступил «против». Валерию Алексеевичу припомнили чересчур откровенную оценку причин чернобыльской аварии. В результате он получил от министерства только именные часы «Слава».

Вскоре врачи выявили у Валерия Легасова радиационный панкреатит, лучевую болезнь 4-й степени. В крови были обнаружены миелоциты, стало понятно, что затронут костный мозг.

В больнице академика навещали друзья. Маргарита Михайловна приходила к мужу с его любимой собакой чау-чау Томасом Лю. Жена была для Валерия Алексеевича и любимой женщиной, и другом, и собеседницей, и сиделкой.

Весной 1987-го состоялись перевыборы в научный совет института. Голосование было тайное. «За» Валерия Алексеевича проголосовали 100 человек, «против» — 129. Легасов еще раз столкнулся с откровенной враждебностью.

Жена академика, Маргарита Михайловна, вспоминала, что, почувствовав пренебрежение к собственной личности, он пережил глубокий психологический кризис.

— Для отца это стало полной неожиданностью, — говорит, в свою очередь, Инга Валерьевна. — Он не знал, как на это реагировать. Я считаю, что это был удар под дых, причем заранее спланированный и подготовленный.

У академика стали отниматься пальцы левой руки, неметь правая рука и нога. Медики констатировали у него реактивную депрессию... Осенью 87-го, находясь в больнице, он принял на ночь большую дозу снотворного. Но вовремя удалось вызвать врачей, Валерию Алексеевичу промыли желудок, спасли.

Друзьям в тот непростой период академик признавался: «У меня внутри все сожжено».

— После чернобыльской катастрофы отец многое переосмыслил, — говорит Инга Валерьевна. — Он был патриотом, тяжело переживал за произошедшее, за страну, за людей, которых коснулась авария. Он переживал за нерожденных детей, брошенных в зоне отчуждения животных. Это растревоженное милосердие, которое ему было присуще, видимо, и жгло его изнутри.

А 27 апреля 1988 года, во вторую годовщину чернобыльской аварии, Валерия Легасова нашли у себя в домашнем кабинете повешенным. Официальная версия — самоубийство.

28 апреля Легасов должен был огласить правительству данные своего собственного расследования причин чернобыльской катастрофы. По некоторым данным, часть записей, которые начитывал Валерий Алексеевич на диктофон, была стерта.

— Я не знаю, что было стерто. Тот архив, который был в семье, сохранился. В Интернете ходит немало расшифровок записей, которые действительно принадлежат отцу, но есть и те, которые к нему не имеют никакого отношения, — говорит Инга Валерьевна.

Проверялась версия и о доведении до самоубийства, но она не нашла подтверждения. Следствие сделало вывод: Валерий Легасов покончил с собой в состоянии депрессии.

«Его сломали система и стая, которая ее охраняла», — считал профессор МГУ имени Ломоносова Юрий Устынюк.

«Прямого виновника его гибели не было: никто нож не взял, в грудь не воткнул. Но были люди, которые, зная о нездоровье Легасова, разыгрывали эту карту и довели его до гибели», — говорил заместитель директора Института атомной энергии имени Курчатова в 1988 году, академик Феоктистов.

— Мы понимали, что человек уходит из жизни, — говорит, в свою очередь, Инга Валерьевна. — Отец постепенно перестал есть, перестал спать. Сильно похудел. Лучевая болезнь — страшная вещь. И отец прекрасно понимал, как он будет уходить, как это будет мучительно. Наверное, он не хотел быть в тягость маме. Он ее обожал. До последнего дня писал ей стихи, признавался в любви.

Уже после смерти академика Маргарита Михайловна запросила официальный документ о радиационной дозе, полученной ее мужем в Чернобыле. На «счету» Валерия Алексеевича было 100 бэр, в то время как предельно допустимая доза для ликвидаторов была 25.

Все последующие годы о катастрофе на Чернобыльской атомной станции старались забыть. Стране не нужны были ее герои.

Только спустя десять лет после аварии, в сентябре 1996 года, президент Борис Ельцин посмертно присвоил Валерию Легасову звание Героя России.

«Золотая Звезда Героя хранится в семье Легасовых. Тяжелое утешение. Ведь все могло быть иначе и человечнее», — сетовал профессор Физико-химического института имени Карпова Борис Огородников.

Спасая людей от последствий страшной техногенной катастрофы, Валерий Легасов расплатился собственной жизнью за ошибки других.

Валерий Легасов - фото, биография, личная жизнь, причина смерти, Чернобыль

Биография

Советский химик-неорганик Валерий Легасов входил в состав советской Академии наук. До определенных событий имя мужчины мало кто знал, но после аварии на Чернобыльской АЭС оно долгое время не сходило с заголовков газет и журналов. Он внес огромный вклад в расследование этой трагедии, но из-за неожиданной для всех и загадочной смерти так и не успел озвучить обнаруженные факты.

Детство и юность

Биография будущего академика началась в Туле, где он родился 1 сентября 1936 года. Вскоре после рождения сына семья переехала в Москву, там мальчик и пошел учиться в школу. Его родители были простыми служащими, а Валерий уже с первых лет обучения подавал серьезные надежды, вместе с аттестатом зрелости он получил и золотую медаль.

Памятник Валерию ЛегасовуПамятник Валерию Легасову на территории московской школы №56 (кадр из видеоотчета "Легасов В.А. Открытие памятника")

После школы Легасов поступил в Московский химико-технологический институт имени Д. И. Менделеева (ныне РХТУ), на физико-химический факультет, успешно его окончил в 1961 году. Одновременно с этим работал в том же вузе секретарем комитета ВЛКСМ, в этой должности участвовал в переписи устава коммунистического союза, считая его отдельные положения неверными. Такую активность вознаградили и назначили молодого человека главой комитета. На этом посту он организовывал фестивали молодежи и студентов, встречал делегации из разных стран.

Наука

Легасов настолько хорошо учился, что сразу после выпуска из вуза решил поступить в аспирантуру, для этого выбрал Институт атомной энергетики имени И. В. Курчатова. Там его карьера быстро пошла в гору. Сначала молодой человек трудился в должности младшего научного сотрудника, через время был повышен до старшего, а вскоре и вовсе стал начальником лаборатории. В 31 год Валерий Алексеевич становится кандидатом, через 5 лет – доктором химических наук. В ту пору изучал проблемы благородных газов, а еще через 4 года получил государственные премии за разработки в области изучения химических соединений.

Академик Легасов был единственным ученым, работавшим в те дни на месте катастрофы. Обладая служебной въедливостью и...

Опубликовано Дмитрием Шабановым Суббота, 29 апреля 2017 г.
Академик Валерий Легасов

Еще одна сфера, которую ученый глубоко исследовал – энерготехнологические системы. В работе мужчина объединил конструкторские разработки, технологию и науку и с другими химиками создал новый вид топлива, что стало важным шагом на пути к созданию ядерных реакторов. Еще задолго до аварии в Чернобыле ученый был обеспокоен вопросами безопасности в промышленности. Поэтому понимание научной общественности встретила и созданная им концепция нулевого и приемлемого риска.

В 45 лет Легасова избирают в члены АН СССР, что сделало его самым молодым советским академиком. А еще раньше, работая в Институте атомной энергии имени И. В. Курчатова, он становится заместителем директора по научной работе, в 1984-м получает повышение до первого замдиректора Института. С 1983-го и до конца дней ученый заведовал кафедрой химической технологии и радиохимии на химическом факультете МГУ.

Авария на Чернобыльской АЭС

В конце апреля 1986 года страна узнала о страшном событии – аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Люди не представляли реальных масштабов этого события, несмотря на то, что Министерство энергетики получило шифровку со специальными сигналами, обозначающими взрывную, пожарную, радиационную и ядерную опасность.

Документальный фильм "Тайны века. Ликвидатор Валерий Легасов"

Для организации ликвидации аварии быстро создали комиссию под началом Бориса Щербины, туда вошел и Легасов Валерий. Хотя он был физиком-ядерщиком, мужчина активно занимался вопросами безопасности, а потому мог оказать реальную помощь. О том, что случилась настоящая катастрофа, академик понял уже на подъезде к месту аварии, увидев багровое небо.

Чтобы сделать реальные выводы о масштабах аварии, в небо запустили вертолеты, которые облетели взорвавшийся реактор. Из обследования территории стало понятно – есть угроза повторного взрыва. Не медля ни секунды, академик на бронетранспортере химических войск поехал в эпицентр событий – оценить опасность выброса нейтронов.

Предположительно, тогда он и получил первую дозу облучения в 100 рентген. Осмотрев реактор и оценив ситуацию, Валерий настаивает на полной эвакуации Припяти, до тех пор прибывшие на место спецслужбы колебались, ожидая специальной команды из Москвы. Пока жители покидали город, Легасов организовал заброс реактора специальной смесью для подавления выбросов радиоактивных веществ.

Документальный фильм "Хроника аварии на 4 блоке ЧАЭС"

Многие, в том числе политики, недооценивали урон, нанесенный стране аварией. 5 мая того же года ученый выступил на собрании политбюро и раскрыл реальную картину трагедии, а также выдвигал предложения по устранению страшных последствий. Он понимал, сколько вреда приносит каждая минута пребывания в эпицентре, но провел на ЧАЭС 4 месяца, вынужденно скрывал показания дозиметра.

Академик не мог поверить в отсутствие у руководства страны незамедлительной реакции по соблюдению требований безопасности на аварийной АЭС. Более того, высказанные им соображения в политбюро вызывали только раздражение Михаила Горбачева. Несмотря на это, Легасову предстояло появиться на МАГАТЭ в Вене, этого события все ждали с опаской, боясь требований о наказании СССР за ядовитое облако, перемещающееся к Европе. Ученый 5 часов выступал с докладом и не стал утаивать подлинный характер и масштаб трагедии. Репутацию страны спасли, но для остальных АЭС стали разрабатывать новые проекты для защиты. В США Валерия признали человеком года.

Документальный фильм "После Чернобыля. Академик Легасов"

Триумфальное выступление Легасова не всем пришлось по душе, за открытость и честность перед другими странами многие коллеги перестали поддерживать ученого, а некоторые представители власти и вовсе высказывали ему неприязнь. Более того, мужчине не позволяли публиковать статьи, обличающие всю правду об аварии.

В научных кругах его инициативу о создании института ядерной безопасности тоже не поддержали. На фоне общих переживаний и некоторого прессинга у Легасова случилась депрессия, по некоторым данным, в 1987 году он даже предпринимал попытку самоубийства, выпив большое количество снотворных средств. Тогда его спасли, а произошедшую историю не стали предавать огласке.

Личная жизнь

О личной жизни советского ученого известно не так много. Жена Маргарита Михайловна с первого дня брака поддерживала супруга в работе. Видя его постоянную занятость и зная одержимость работой, дома она дарила ему женскую теплоту и любовь, ухаживала за мужем до последних дней. В счастливом браке у пары родились двое детей – сын и дочь.

Документальный фильм "Академик Легасов. В зоне радиационной опасности"

В ту пору, когда мужчина пропадал на атомной электростанции, он стал быстро терять здоровье, после недельного облучения радиацией академик потерял много волос, сильно похудел, выглядел измученным и усталым. Узнав у родных об их здоровье, повидавшись пару часов с женой и детьми (дочь с мужем в ту пору как раз работали в советском посольстве и недавно вернулись из-за границы), снова уехал в Припять.

Так их встречи проходили следующие 4 месяца, а потом еще 1,5 года ученый усердно трудился над докладами и исследованиями. Супруга до последнего оставалась рядом, видя душевное и физическое состояние мужа, как могла помогала. Его смерть стала для Маргариты Михайловны большим горем.

Смерть

В конце апреля 1988 года страна узнала о смерти Валерия Легасова. Трагедия произошла накануне второй годовщины со дня чернобыльской аварии. За день до этого мужчина вернулся домой с работы, супруга заметила, что он не отвечает на звонки коллег, но не придала этому внимания. В ту пору в доме с ними проживал сын с семьей. На следующий день все ушли на работу, а он первым вернулся в обеденный перерыв и застал отца повешенным. Поначалу выдвигались 2 версии – убийство и доведение до самоубийства.

Могила Валерия ЛегасоваМогила Валерия Легасова / Википедия

Никакой предсмертной записки найдено не было, зато следователи обнаружили 5 аудиокассет с записями ученого о сделанных им выводах касательно аварии на АЭС, которые не оглашались, но часть из них была стерта. Медики решили, что больной физически и морально мужчина был доведен до отчаяния, а потому не придумал другого способа выйти из своего состояния. По итогу расследования официальной причиной смерти называют самоубийство.

Легасова похоронили в Москве на Новодевичьем кладбище. Вместо привычного всем фото его могила украшена скульптурой стоящего на одном колене мужчины, облаченного в материю.

Память

В память о великом ученом снимали фильмы и писали книги, публиковали статьи в газетах.

В 2017 году на сайте «Московского Комсомольца» появилась статья об ученом под названием «Как убивали академика Легасова, который провел собственное расследование чернобыльской катастрофы». Там изложена его биография, работа на электростанции и рассказы близких людей о том, как они вместе переживали эту трагедию. Немало и других изданий вышло в честь Легасова.

Джаред Харрис в роли Валерия Легасова (кадр из сериала «Чернобыль»)Джаред Харрис в роли Валерия Легасова (кадр из сериала «Чернобыль»)

В честь Валерия Алексеевича назвали московскую школу № 56, в которой тот учился.

В 2019 году стало известно, что американский канал HBO снимает сериал «Чернобыль» про аварию на АЭС в Припяти. Пока планируется отснять 5 серий, действие разворачивается уже после катастрофы, главную роль Валерия Легасова сыграл актер Джаред Харрис.

Награды и звания

  • Академик АН СССР
  • Ленинская премия
  • Государственная премия СССР
  • Орден Октябрьской революции
  • Орден Трудового Красного Знамени
  • Почетный гражданин Тульской области
  • Герой России (награжден посмертно)

Перестройку придумал не Горбачев. Вы даже не представляете - кто - Абсолютный рейтинг

Все мы ее ассоциируем только с Михаилом Горбачевым. Еще – ускорение, хозрасчет и демократия, конечно. Но, как выясняется, истинным идейным вдохновителем Перестройки был вовсе не последний Президент СССР.

Это, знаете, как с Шолоховым и его великим романом «Тихий Дон». Весь ХХ век спорили – он его написал или не он. Как мог молодой парень в 23 года опубликовать такой глубокий роман?!  Рукописи «Тихого дона» приписывали и участнику Белого движения Крюкову, и тестю Михаила Шолохова… Но как бы то ни было, для истории автором «Тихого Дона» остается и навсегда останется Шолохов и только Шолохов!

Вот и с Горбачевым также…

Ведь все начинал не кто иной, как Юрий Андропов. Его недолгое правление (1,5 года) после Леонида Ильича запомнилось нам, прежде всего, курсом на укрепление дисциплины и нещадной борьбой с хищениями и коррупцией.

И это мы считаем его главной характеристикой. Однако в прошлом бессменный руководитель КГБ затевал нечто другое и совершенно грандиозное…

Это доказывается тем фактом, что Андропов в 1982 году дал задание трём членам КПСС подготовить проект реформ СССР.

Эти три члена КПСС — Николай Рыжков, Михаил Горбачёв и Владимир Долгих. В ЦК КПСС был создан специальный Экономический отдел, а главным поставили Рыжкова.

В своих воспоминаниях Николай Рыжков – а он с нулевых годов начал регулярно издавать книги, где пытался осмыслить причины распада СССР - прямо указывает, что инициатором перестройки в СССР был вовсе не Горбачёв, а Юрий Андропов.

Николай Рыжков

Как отмечает Рыжков, когда власть в стране получил Горбачёв, он озвучил тезисы перестройки именно из проекта реформ, которые готовились с 1982 года.

При всей обрывочности данных, можно отметить, что речь шла о замене союзных республик неким аналогом царских губерний. КПСС планировалось отодвинуть от принятия решений, передать реальную власть  в органы исполнительной власти.

А в экономике следовало ориентироваться на своего рода «НЭП 2.0». Очень как раз похожей на перестройку, озвученную Горбачёвым.

Андропова считает крёстным отцом перестройки и экс-председатель КГБ СССР генерал Виталий Федорчук. Он говорит, что в экономике, по свидетельству сына, Игоря Андропова, Юрий Владимирович особенно интересовался шведской моделью, но исключительно частная собственность для коммуниста Андропова была неприемлема. Вероятно, он склонялся к модели реформ, осуществлённых в Китае Дэн Сяопином.

Принципиальным моментов в реформе была передача собственности рабочим. То есть Андропов полагал, что нужно сохранить 50-60% собственности в руках государства, а остальное должно принадлежать либо работникам производства, либо находиться в частной собственности. Это уже был переход к рыночному социализму, но опирались, прежде всего, на опыт Китая и Югославии.

Николай Рыжков отмечает, что перестройка как таковая ошибкой не была, потому что реформы были неизбежны, так как плановое хозяйство по модели тридцатых годов уже не могло удовлетворять потребности населения.

Поэтому план Андропова был разумен. Но ошибка заключалась в том, что Горбачёв пытался стать «другом» Запада, и начал выпрашивать кредиты, а за кредиты, как известно, выдвигались конкретные требования. Например, появлялись совместные предприятии, вывод войск из ГДР и так далее. Все это были односторонние уступки, позиции СССР уже не были устойчивыми.

Рыжков заявил, что приватизация собственности такой, какая она была, — оказалась главной ошибкой, потому что при разумной передачи собственности от государства — народу, все могло сложиться иначе. Андропов, безусловно, не поддерживал такую приватизацию в духе девяностых, а вот Горбачёв, Яковлев, Шеварднадзе, - судя по всему, поддерживали.

Самый интересный вопрос – кому реально хотел передать власть Андропов для того, чтобы тот воспользовался всеми наработками 1983-го года. А это - уже вышедшее постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР «О мерах по ускорению научно-технического прогресса в народном хозяйстве» или закон «О дополнительных мерах по расширению прав производственных объединений (предприятий) промышленности в планировании и хозяйственной деятельности и по усилению их ответственности за результаты работы», предвосхитивший хозрасчёт и разрешение кооперативов

Константин Черненко, сменивший Андропова на посту Генсека, был всего-навсего временной фигурой, необходимой для того, чтобы в паузе руководство КПСС выработало новые подходы к управлению страной – как раз с учетом этих реформ.

Юрий Андропов и Михаил Горбачев

Часть исследователей считают именно Горбачёва истинным преемником Андропова. В этом уверен, например, Виктор Алкснис, экс-народный депутат СССР. Это не лишено смысла – Горбачёв входил в ближний круг Андропова, тот его продвигал и оберегал. Что они не были земляками – не в счёт. Андропов придерживался принципа формирования кадров не по землячеству, а по эффективности.

Олег Шенин, экс- член политбюро ЦК КПСС, генерал-лейтенант в отставке, и Михаил Титов, экс- заместитель начальника штаба Объединенных вооруженных сил Варшавского договора, высоко оценивали деловые качества Андропова. Журнал «Тайм» в конце 1983 года даже объявил Андропова человеком года. 

Сближение Андропова и Горбачева произошло еще в 1969 году.

Но был  еще один возможный преемник, о котором говорят исследователи. Это – Гейдар Алиев. Он не уставал повторять, что постом главы КГБ Азербайджана обязан именно Андропову.  У Алиева был шанс стать Генсеком ЦК КПСС, но когда стало понятно, что дни Андропова сочтены, Гейдара Алиева отправили в Дамаск с неким якобы важнейшим поручением и к дележу властного пирога он просто не поспел. Замдиректора Российского центра культуры и науки в Праге Олег Солодухин считает, что именно Гейдар Алиев был истинным преемником Андропова.

Но случилось то – что случилось!

Спасибо за проявленный интерес к статье. Благодарю за лайки! Подписывайтесь, делитесь!

Кроме того, предлагаю вам принять участие в нашем традиционном голосовании. Главный вопрос звучит так – Кого вы считаете идеальным премьер-министром для России? Сначала, как всегда, голосуем по категориям. Ранее были - «Тяжеловесы» и «Экономисты», «Бизнес и Персоны», теперь – «Оппозиция». По итогам варианты, набравшие наибольшее число голосов, выйдут в финальное голосование. К сожалению, по техническим причинам проголосовать и увидеть результаты могут только залогиненные пользователи «Миртесен».

Валерий Легасов, - человек, который спас Европу

Наряду с ликвидаторами главным героем в истории с чернобыльской катастрофой – в жизни и в продолжающем триумфальное шествие в мировом кинопространстве сериалом HBO «Чернобыль» - был академик Валерий Легасов, учёный и организатор, сумевший предотвратить гибель Европы.  О том, как он действовал в Чернобыле и почему так трагически завершилась его жизнь на ресурсе DTF рассказал журналист Евгений Баранов.

Курчатовский институт

С детства Валерий Алексеевич Легасов тяготел к науке и потому окончил школу с золотой медалью — кстати, теперь эта московская школа носит его имя. После этого Легасов поступил на инженерно-физико-химический факультет МХТИ, где и решил стать исследователем в области атомной промышленности.

В конце обучения он дипломировался в Институте атомной энергии имени Игоря Курчатова, и его дипломная работа настолько понравилась академику Исааку Кикоину, одному из основателей института в должности замдиректора, что он уговаривал Легасова остаться в аспирантуре.

Аспирантура и в самом деле входила в планы молодого учёного, но не сразу после выпуска — ранее Валерий предложил университетским друзьям поехать практиковаться в Томскую область, в закрытый город Томск-7, он же Северск, где вот-вот собирались запустить радиохимический завод. Там Легасов провёл два года, и только спустя это время начальству удалось «выдернуть» его в Москву, для прохождения аспирантуры.

Валерий Легасов вернулся в Курчатовский институт и надолго связал с ним свою жизнь. Учёный рассматривал проблему газофазных ядерных двигателей, которые существовали на бумаге, но их практическому применению мешала сама их природа — в них должен был использоваться газообразный гексахлорид урана, раскалённый до чудовищных температур.

Легасов наработал огромный материал, из которого получилась бы блестящая кандидатская диссертация, но вдруг услышал от товарища про удивительные опыты канадских учёных, которым впервые удалось получить истинное соединение ксенона, что доказывало — инертные газы могут образовывать соединения. Легасов немедля сменил курс и начал изучать синтез соединений благородных газов, чему и посвятил свою диссертацию.

Спустя пять лет после окончания института Валерий Легасов стал кандидатом химических наук, а спустя десять лет — доктором. Он сделал огромный вклад в развитие химии соединений благородных газов — почти такой же по значимости, как и у фактического основателя дисциплины, Нила Бартлетта, а фамилии их обоих увековечены в названии эффекта Бартлетта-Легасова.

Благодаря своим заслугам Легасов быстро утвердился в научном сообществе, стал заместителем директора Курчатовского института и в 45 лет стал членом Академии Наук СССР — одним из самых молодых академиков в истории этого учреждения.

Но вскоре Легасову предстояло сменить поле деятельности. 26 апреля 1986 года взорвалась активная зона реактора четвёртого энергоблока Чернобыльской ядерной электростанции.

Ликвидация последствий

Как только «ударная волна» событий долетела до высшего советского руководства, началась подготовка комиссии по ликвидации последствий. Возглавил её Борис Щербина, заместитель председателя Совета Министров СССР. И когда ему потребовался специалист, разбирающийся в ядерных реакторах, он обратился в Курчатовский институт, колыбель советской атомной энергетики.

Конечно, Легасов разбирался в ядерных реакторах, но среди сотрудников института были куда более профильные специалисты, многие из которых и сами создавали реакторы. Дочь академика была уверена, что он просто оказался «крайним», ведь мало кому хотелось руководить ликвидацией, которая была процедурой опасной и, весьма вероятно, безнадёжной. Хотя есть версия, что Легасов был единственным крупным учёным института, которого можно было сей же час усадить в самолёт и спецрейсом отправить на место аварии, а все прочие были недоступны.

Впрочем, один веский повод назначить именно Легасова был. Он ещё в 70-е годы начал изучать системы безопасности в надежде их усовершенствовать и таким образом предупредить техногенные катастрофы. Так что, когда случилась одна из самых страшных техногенных катастроф, назначение Легасова выглядело куда более логичным.

Когда Щербина и Легасов прибыли к ЧАЭС, пожарные уже потушили основной огонь, и к тому времени стало ясно, что защитные графитовые блоки (точнее — их осколки) продолжают гореть. Сам по себе этот пожар был не столь опасен, а вот улетающие вместе с дымом радионуклиды могли заразить огромную территорию. И гореть такое графитно-урановое месиво могло до 100 дней, если его не потушить. Что ещё хуже, графит перестал выполнять свою функцию — поглощение нейтронов, и теперь они либо бесконтрольно «подогревали» ядерное топливо, либо улетали на свободу.

Габариты станции и радиация не позволяли просто залить сверху воду или пену, поэтому Легасову пришлось проявить свою изобретательность. После консультаций с коллегами из Курчатовского института — теперь, когда вся ответственность легла на Легасова, они с удовольствием помогали советами — было принято решение засыпать в «жерло» разрушенного реактора карбид бора, неплохо поглощающий нейтроны.

40 тонн карбида бора, к счастью, оказались на складе и ещё не были заражены, как многие другие материалы — например, железная дробь, которую позднее планировали также засыпать в реактор.

После внедрения карбида бора Легасов задумался о температуре в расплавленном ядре и о том, как бы её стабилизировать. Точные значения даже не были известны, ведь тепловизоры на вертолётах страдали от излучения и показывали неточные данные.

Поначалу Легасов решил засыпать ядро той самой железной дробью, упомянутой ранее, и заставить ядерное месиво тратить энергию на расплав железа, а не на подогрев самой себя, но с дробью уже было невозможно работать. Да и оставался риск, что температура недостаточно велика и дробь просто закатится в щели и не расплавится.

То ли дело свинец, который легко плавится и способен экранировать излучение. Академик Легасов организовал доставку и сброс 2400 тонн свинца в реактор — и в мае 1986 года из охотничьих магазинов начисто пропала свинцовая дробь. Следом в реактор летели тонны доломита, который прикрыл самые горячие точки, способные испарить свинец. Сброс материалов продолжался до 2 мая, а 9 числа в реактор напоследок уронили ещё 80 тонн свинца.

Эвакуация

К тому времени соседний с ЧАЭС город Припять опустел. И тоже не без помощи Легасова — он сумел убедить комиссию, что пора эвакуировать людей уже на второй день после аварии. Согласно существовавшим нормам, местные власти могли начать вывоз людей, если есть шанс получения общей дозы в 25 рентген, а при значении в 75 рентген эвакуация становилась обязательной.

Хотя 27 апреля эвакуация уже вовсю шла, Валерий Легасов утром отмечал все признаки привычной воскресной жизни. Уже к вечеру в городе почти никого не осталось

Легасов и его коллеги объяснили, что дожидаться таких показателей не стоит. Решение об эвакуации было принято поздно вечером 26 апреля, а к двум часам дня 27 апреля в городе не осталось никого, кроме коммунальщиков и работников ЧАЭС. Потом вывезли жителей всех окрестных населённых пунктов в радиусе 30 километров — в сумме с обитателями Припяти территорию покинули 116 тысяч человек. Так появилась легендарная «зона отчуждения».

Время шло, и состав комиссии менялся, чтобы не подвергать людей слишком долгому присутствию в зоне аварии. Щербина и многие другие чиновники уехали, но Легасов остался, чтобы завершить начатое — несмотря на то, что уже 5 мая у него проявились симптомы лучевой болезни («ядерный загар», выпадение волос), а 15 мая к ним прибавились кашель и бессонница. В общей сложности Легасов проработал 4 месяца в опасной близости от четвёртого энергоблока, хотя дольше двух недель никому нельзя было там задерживаться.

Из тех, кто работал на месте катастрофы, он был единственным учёным. Он прекрасно понимал, на что идёт и какие дозы получает. Но иначе невозможно было оценить масштаб катастрофы. Издалека понять, что происходит, было нельзя. Чувство ответственности гнало его вперёд. Нужно было быстро принимать решение, а советоваться ему было не с кем. Да и времени не было на советы.

Укрощение «мирного атома» продолжалось. Легасов организовал рытьё тоннеля под реактором, чтобы заложить там охладительные системы с жидким азотом — всё для того, чтобы расплавленная масса, «кориум», не прожгла бетон и не попала в грунтовые воды. А те, кто хуже разбирался в ядерной энергетике, уже опасались проявления «Китайского синдрома», про который говорилось в одноимённом фильме — мол, ядерное топливо способно прожечь всю планету до самого Китая. Смешная глупость в сравнении с реальной опасностью.

Попади материал в грунтовые воды — были бы отравлены все ближайшие реки, включая Припять, которая впадает в Днепр, который впадает в Чёрное море. Не 30-километровый пятачок, а целый регион опустел бы на долгие годы, если не навсегда. К счастью, ядерная лава свободно растекалась по подвалу станции и теряла температуру, но здесь стоило перестраховаться.

Изучение ядерной лавы породило немало остроумных приёмов: одни толкали в её сторону детскую лошадку на колёсах с дозиметром, чтобы измерить фон (и он был кошмарный), другие расстреливали застывающий кориум из автомата и брали осколки для тестов

В другом месте горящая масса могла попасть в баки с водой, что привело бы к паровому взрыву и выбросу такой тучи радиоактивной дряни в воздух, что накрыло бы половину Европы. Но за спасение от этой напасти стоит благодарить в первую очередь трёх добровольцев из персонала ЧАЭС, которые спустились в затопленные помещения и вручную открыли шлюзы, чтобы откачать воду. Как мы уже писали в отдельном тексте про мини-сериал «Чернобыль», эта троица шла на верную смерть, но двое из них живы по сей день. Как будто даже неумолимая, бесстрастная радиация отступила перед мужеством этих людей.

В июне 1986 года начались работы по сооружению объекта «Укрытие» — того самого бетонного саркофага, без которого мы уже не можем себе представить ЧАЭС. Но это уже заслуга других людей, ведь ситуацию удалось взять под контроль, и Валерий Легасов всё больше себя посвящал другой стороне Чернобыльской аварии. Он расследовал, почему случилось то, что считали невозможным — взрыв реактора РБМК-1000.

Причины катастрофы

Уже в августе 1986 года Валерий Легасов выступал на заседании МАГАТЭ в Вене. Пять часов академик читал доклад зарубежным и советским коллегам, и ещё час отвечал на вопросы. Учёному удалось выяснить причину, которая привела к взрыву.

Там ситуация была действительно непростая. Ехать на совещание МАГАТЭ должен был тоже не он, вызывали руководителя государства. О том, что произошло в Чернобыле, должен был докладывать Горбачев. Но, насколько я знаю, Михаил Сергеевич сказал, что пусть едет учёный, который принимал участие в ликвидации последствий аварии.

Над докладом работала целая группа специалистов. Он готовился у нас на глазах. Отец часто брал документы домой. Несколько дней у нас дома оставались ночевать учёные и специалисты. Отец многократно проверял все цифры. Он лично должен был убедиться, что все они абсолютно правдивые. Доклад получился очень подробный и очень честный.

В ту роковую ночь персонал четвёртого энергоблока проводил испытания турбины. Легасов утверждал, что ради более скорого завершения тестов работники станции «забыли» про регламент и даже отключили некоторые системы защиты — в том числе защиты по уровню воды и давлению пара, а также системы защиты от максимальной проектной аварии, чтобы избежать её ложного срабатывания.

А до этого инженеры понизили оперативный запас реактивности (суммарной силы реакций деления атомов, если упростить), причём куда ниже разрешённой величины, и поэтому поглощающие стержни аварийной защиты, на которые так надеялись ядерщики, не сработали как надо.

Кроме того, сам РБМК-1000 содержал конструктивный недостаток, связанный с паровым коэффициентом реактивности, то есть выделением горячего пара, который крутит турбины. Согласно расчётам, он должен был быть отрицательным, но в критический момент оказался резко положительным. Началось интенсивное парообразование, топливные элементы перегрелись и разрушились, ведь вокруг не было воды, которая должна забирать тепло.

Следом запустились экзотермические реакции с цирконием, из которого сделаны многие элементы активной зоны, что привело к выделению водорода и оксида углерода, а позднее, когда активная зона из-за растущего давления разгерметизировалась, внутрь попал кислород, прореагировал с водородом, что и могло привести к взрыву. Впрочем, и без этой реакции всё было плохо: давление разрушило верхнюю панель активной зоны, которая полностью лишилась воды, а без неё цепная реакция вышла из-под контроля.

Легасов пришёл к пугающему выводу, что персонал недостаточно хорошо понимал процессы, протекающие в активной зоне реактора, а потому потерял чувство опасности. В результате реактор достиг нерегламентного состояния и взорвался.

Но позже Легасов обратил внимание на другой вопрос, важный для всего человечества — проблему безопасности атомных станций. Он, как человек науки, не мог и думать о возврате промышленности к использованию ископаемого топлива и потому ещё сильнее настаивал на том, чтобы риски эксплуатации сводились к минимуму. Их игнорирование приводит к авариям наподобие Чернобыльской, а именно — сама конструкция РБМК-1000.

Реактор создавался в то время, когда советское руководство вдруг поняло, что ископаемым топливом не получится обеспечить всю индустрию, и разработки в ядерной энергетике шли ускоренными темпами. Из-за этого РБМК строился без защитного корпуса, в который обычно «упаковывают» реакторы. В отличие от них, РБМК был защищён лишь конструкциями самого здания, чего в случае с Чернобылем оказалось недостаточно, и поэтому продукты реакций попали в воздух.

Инна Легасова, дочь Валерия Легасова:

После возвращения из Чернобыля у него взгляд стал потухшим. Он сильно похудел. На фоне сильнейшего стресса не мог есть. Он понимал масштаб трагедии и ни о чём другом, кроме чернобыльской катастрофы, думать не мог.

За несколько лет до этой страшной аварии на заседании физической секции Академии наук СССР, когда шло обсуждение конструкции ядерных реакторов, отец предлагал сделать для них защитный колпак. Его предложение не восприняли всерьёз. Сказали, какое, мол, ты отношение имеешь к ядерной физике? После чернобыльской катастрофы он понимал, что если бы тогда ему хватило ресурсов доказать свою правоту, то последствия аварии не были бы такими ужасными.

Кроме того, РБМК был слишком сложен, запутанная сеть из трубопроводов затрудняла эксплуатацию, и даже помещения здания ЧАЭС не соответствовали чертежам, ведь их меняли «на ходу», чтобы подстроиться под реактор.

Наконец, Легасов считал ужасающей ошибкой доступность систем безопасности для всего персонала, из-за чего многие из них оказались отключены — по мнению академика, аварийные системы на атомной станции требуют не меньшей, а то и большей защиты, чем у ядерного оружия (для доступа к нему как минимум двум офицерам необходимо одновременно повернуть ключи).

Почёт, опала и смерть

Все думали, что доклад Легасова примут негативно, а Советский Союз закидают судебными исками, но честность и профессионализм профессора склонили враждебных членов МАГАТЭ на его сторону. В странах Запада Валерия Легасова носили на руках (фигурально, ведь он покидал СССР совсем ненадолго) и даже назвали человеком года.

Как ни странно, именно это и погубило его карьеру. Откровенность Легасова возмутила руководство, ведь он разгласил очень и очень многие данные, которые разглашать не хотелось. Из-за этого Горбачёв вычеркнул Легасова из списка приставленных к наградам за ликвидацию.

Почему-то считается, что отец расстраивался, что его не наградили. Но у него не было по этому поводу никаких переживаний, потому что он не был честолюбивым. Он был человек дела, действия и результата. Хотя у него были и правительственные награды, и госпремии.

А коллеги, если верить свидетельствам родственников Легасова, стали питать зависть к нему из-за его популярности на Западе. Директор Курчатовского института Александров, напротив, хотел назначить Легасова своим преемником на посту, но остальной коллектив воспротивился — как это химик-неорганик будет командовать Институтом ядерной энергии?

Легасов облучился в четыре раза сильнее, чем было предусмотрено максимальным нормативом

Потом Легасова не переизбрали в научный совет института, а на самого академика посыпались упрёки, от которых он сильно переживал. На одном заседании кто-то сказал, что «Легасов не следует принципам и заветам Курчатова» и тут же, вероятно забыл об этом, а вот самого учёного такие подколки задевали очень глубоко. Кроме того, он разделял вместе со всеми учёными Курчатовского института вину за произошедшее, ведь РБМК-1000 был разработкой именно этого учреждения.

Инна Легасова:

После чернобыльской катастрофы отец многое переосмыслил. Он был патриотом, тяжело переживал за произошедшее, за страну, за людей, которых коснулась авария. Он переживал за нерождённых детей, брошенных в зоне отчуждения животных. Это растревоженное милосердие, которое ему было присуще, видимо, и жгло его изнутри.

Спустя ровно два года после Чернобыльской аварии академик Валерий Легасов был найден повешенным в своей московской квартире. На следующий день он должен был выступать на заседании и озвучить итоги своего расследования. Вместо этого учёный записал свои воспоминания о событиях вокруг ЧАЭС на пяти аудиокассетах и покончил с собой.

Естественно, вокруг этой трагической смерти появились мифы. Кто-то уверен, что Легасову «помогли» уйти из жизни, но в этом, в сущности, не было необходимости. Валерий Легасов всё больше страдал от депрессии. Нападки коллег причиняли ему чудовищную боль, которую ничто не могло унять.

А кроме этого, его мучили вполне реальные боли от последствий аварии на ЧАЭС. У него не было ожогов и кровавой рвоты, но изнутри его упорно точила хроническая лучевая болезнь, разрушая костный мозг и другие важные органы.

Из-за этого Легасов порой подолгу лежал в больнице. А однажды вечером он принял лошадиную дозу снотворного — смертельную, если бы врачи не успели его откачать. Сам академик объяснил свой поступок мучительной бессонницей, однако сам он, как блестящий химик, не мог не понимать последствий.

Инга Легасова:

Мы понимали, что человек уходит из жизни. Отец постепенно перестал есть, перестал спать. Сильно похудел. Лучевая болезнь — страшная вещь. И отец прекрасно понимал, как он будет уходить, как это будет мучительно. Наверное, он не хотел быть в тягость маме. Он её обожал. До последнего дня писал ей стихи, признавался в любви.

Нельзя сказать, что Валерия Легасова убили. Или даже довели до самоубийства. Но вокруг него создали такую неприятную атмосферу, такой «вакуум», как он сам говорил своим друзьям, что в ней было почти невозможно дышать. Настолько невыносимую среду, что один из лучших учёных своего поколения предпочёл собственноручно оборвать свою жизнь в возрасте 51 года, когда карьера у светил науки только входит в расцвет.

На фото Валерий Легасов. 1986 год.

Общественное лицо чернобыльского кризиса: Валерий Легасов

В 1986 году взорвался четвертый реактор Чернобыльской атомной электростанции в Советской Украине, в результате чего в атмосферу были выброшены миллиарды радиоактивных частиц, что привело к загрязнению окружающей территории.

Бороться за предотвращение еще более страшной катастрофы вел химик Курчатовского института атомной энергии, человек по имени Валерий Легасов, фигура трагическая, но не менее героическая. Его расследование чернобыльской катастрофы принесло ему международное признание, хотя оно стоило ему карьеры и репутации на родине, поучительный рассказ о последствиях игнорирования неудобных научных фактов.

Чернобыльский кризис

26 апреля 1986 года технические специалисты Чернобыльской атомной электростанции на севере Советской Украины провели несанкционированное испытание безопасности на четвертом реакторе, чтобы имитировать отключение электроэнергии, чтобы они могли разработать процедуры обслуживания реактора. охлаждение до включения резервного питания.

Тестирование было отложено на несколько часов, поэтому смена, подготовившая его, была перенесена, и руководитель тестирования не выполнил установленную процедуру тестирования.

СВЯЗАННЫЙ: НАСКОЛЬКО ТОЧНЫЙ МИНИСЕРВИС "ЧЕРНОБЫЛЬ"?

Это, в сочетании с несколькими критическими конструктивными недостатками в ядерном реакторе типа «Большой мощности канал», или РБМК-, привело к неуправляемой ядерной реакции. Энергия, высвободившаяся в результате этой реакции, испарила воду, охлаждающую активную зону реактора, вызвав взрыв сжатого пара, разорвав защитную камеру реактора и подвергнув ее воздействию открытого воздуха. Без какого-либо механизма охлаждения активная зона реактора быстро загорелась, в результате чего в атмосферу были выброшены тонны радиоактивного материала.

Валерий Легасов и ликвидация последствий аварии на Чернобыльской АЭС

На момент аварии Валерий Легасов был первым заместителем директора Курчатовского института атомной энергии и входил в комиссию по расследованию катастрофы.

Хотя Легасов не руководил комиссией - расследование вел глава топливно-энергетического бюро и заместитель председателя Совета министров Борис Щербина - Легасов станет публичным лицом усилий по сдерживанию катастрофы и расследование его причины.

Легасов сразу же столкнулся с дезорганизацией различных советских ведомств, связанных с реагированием на катастрофу. Не хватало необходимого оборудования для работы в условиях радиоактивных осадков от пожара реактора.

На объекте не было достаточно респираторов или детекторов излучения, и Легасову пришлось обратиться к международным экспертам - что было немыслимо для советских чиновников в то время - за помощью в борьбе с графитовым возгоранием в главном реакторе. ,

Отказ Легасова от давней советской практики сохранения секретности вокруг таких обстоятельств принес ему значительную похвалу со стороны международного сообщества, которое восприняло быстрое признание Легасовым советских ограничений и готовность обратиться за помощью как желанный голос разума со стороны непримиримого и непримиримого человека. молчаливая бюрократическая власть в Москве.

Легасов также приказал эвакуировать близлежащий город Припять, и официальные лица установили 30-километровую чернобыльскую зону отчуждения, которая в результате катастрофы, как утверждается, будет небезопасной для проживания людей в течение следующих 20 000 лет.

Отчет Легасова о Чернобыльской катастрофе

Легасов и остальные члены комиссии выпустили окончательный отчет о катастрофе, в котором указаны несколько причин катастрофы, но две из них были особо подчеркнуты.

Прежде всего, это реактор типа РБМК. Несмотря на широкое распространение в Советском Союзе, конструкция реактора была запрещена за пределами Советского Союза.

По данным Института ядерной энергии, торговой группы для операторов ядерной энергетики в Соединенных Штатах, «[b] из-за того, как [реактор РБМК] использовал графит там, где американские реакторы используют воду, когда советские операторы пытались снизить мощность Вместо этого РБМК имел тенденцию резко увеличивать выработку электроэнергии.По мере того, как перегрев стал более серьезным, мощность возросла еще больше ».

Легасов обнаружил, что эту дефектную конструкцию нельзя допускать к эксплуатации и что ни один реактор РБМК не может считаться безопасным.

Второй ключевой причиной катастрофы была некомпетентность персонал станции, особенно заместитель главного инженера Анатолий Дятлов, который якобы нарушил несколько ключевых протоколов безопасности, когда он произвел частичное отключение мощности четвертого реактора в рамках несанкционированного испытания. Этот останов стал началом цепочки событий, которые привели к взрыву реактора и последующему кризис, к которому Дятлов и завод в целом были совершенно не готовы справиться.

Советский ответ на доклад Легасова

На заседании советского политбюро по чернобыльскому кризису 3 июля советский заместитель министра энергетики Г.А. Шашарин сказал, что «Персонал понятия не имел, что этот тип реактора может выделять столько энергии. Мы тоже этого не знали. Мы были в восторге от этого реактора, но никогда не были полностью уверены в его безопасности. Была только одна система защиты, и все считали, что это никуда не годится, нужно закрыть Смоленскую и Курскую АЭС, а также две под Ленинградом.Их уже нельзя даже отремонтировать ».

Советский премьер Михаил Горбачев сердито посетовал:« Какие изолированные районы мы создали в этой стране! ЦК объявил все секретом. Правительство даже не определяет места размещения атомных электростанций или типы используемых реакторов. Вся система состояла из уловок, хвастовства, обмана, кумовства и преследования диссидентов ».

Слова Горбачева оказались бы пророческими, поскольку советское государство возложило всю вину за чернобыльскую аварию на несанкционированные действия персонала станции. не говоря уже о недостатках реакторов типа РБМК, которые продолжали работать в Советском Союзе, а затем и в Российской Федерации по сей день.

Валерий Легасов подвергся остракизму со стороны правительства за то, что он говорил об опасностях реакторов типа РБМК, и ему было отказано в повторном назначении в Курчатовский институт атомной энергии. Разочарованный реакцией своего правительства на кризис, Легасов повесился в своей квартире почти через два года после аварии на Чернобыльской АЭС.

Его друг, Владимир Губарев, резко критиковал коллег Легасова из Курчатовского института, которые проголосовали 128–100 за исключение Легасова из научного совета института, в котором Легасов когда-то работал заместителем директора.

Отметив, что Легасов оставался на Чернобыльской АЭС на протяжении всего кризиса, вместо того, чтобы его выгоняли, как остальная часть его команды (чтобы ограничить заражение), Губарев сказал о Курчатовском институте: «Мне захотелось сказать им, что Легасов никогда не уезжал. Чернобыль, а почему я тебя там не увидел? "

Легасов был посмертно удостоен звания "Герой Российской Федерации" тогдашним президентом России Борисом Ельциным 20 сентября 1996 года за его преданность правде в ходе расследования, даже ценой большой личной потери для себя.

.

Тайна Валерия Легасова, Чернобыльская катастрофа

Ветеран академик, химик-неорганик Валерий Легасов одним из первых приехал в Чернобыль во время аварии на АЭС, предложил залить реактор химической смесью и настоял на эвакуации города. После этого он зачитал откровенный доклад о катастрофе на экспертной конференции МАГАТЭ в Вене, которая спасла СССР от многомиллионных судебных исков со стороны Европы, тоже пострадавшей от радиоактивного облака.Однако в благодарность Легасов получил зависть коллег и неодобрение топ-менеджмента, которому не понравилась правда о Чернобыльской АЭС, пишет «Московский комсомолец».

Валерий Легасов

Вертолеты сбросили на реактор более 5 тысяч тонн различных материалов. Академик лично наблюдал за этим, находясь на борту вертушек. Он летал над реактором 5-6 раз в день и забыл о собственной безопасности: дозиметр часто оставляли в раздевалке, а рентгеновские лучи он не использовал.

Именно Легасов убедил главу правительственной комиссии Бориса Щербина эвакуировать жителей Чернобыля и Припяти в ближайшие сутки. После этого работать оставались только ликвидаторы.

Горбачев лично исключил имя Легасова из списков для награждения
Домой Легасов вернулся 5 мая, то есть почти 10 дней, проведенных в Чернобыле. Его жена Маргарита Михайловна вспоминала, что он был худее, лыс, с темной кожей на теле.Он признался семье, что на станции не хватает респираторов, чистой воды, лекарств, даже йода для профилактики.

На своих магнитофонных записях Легасов продиктовал: «На станции такая недоступность, такой беспорядок, такой испуг. Как сорок первый год, но все еще в худшем варианте. С тем же Брестом, с таким же мужеством, с тем же отчаянием, с той же неподготовленностью… ».
В тот же день, 5 мая, после заседания Политбюро академик снова вылетел в Чернобыль.Он вернулся домой через неделю с хриплым голосом, кашлем и бессонницей.

Тем временем были поданы списки для награждения ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС, и Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев лично вычеркнул имя Легасова, сославшись на то, что «другие ученые не советуют». » Дело в том, что академика отправили в Припять из Курчатовского института, где проектировался тот самый реактор РБМК-1000, но никого не интересовало, что Легасов еще не работал в институте.

Академик стал поверенным СССР на внеочередном заседании МАГАТЭ в Вене
Легасов не был амбициозен, поэтому отменой награды его не огорчило, и в августе 1986 года он отправился на внеочередное заседание Международного агентства по атомной энергии. (МАГАТЭ) в Вене, чтобы объяснить мировым экспертам чернобыльскую аварию.

Участие Легасова в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС
Легасов был включен в правительственную комиссию, направленную в Чернобыль после того, как с Чернобыльской АЭС в соответствующие институты поступил зашифрованный сигнал о ситуации с ядерной, пожарной и взрывоопасной обстановкой.Он бесстрашно и самоотверженно исследовал место происшествия: на вертолете долетел до 4-го блока, откуда шел свет, и вплотную подъехал к БТР к завалам, чтобы произвести необходимые замеры.


Благодаря усилиям Легасова удалось установить, что показания нейтронных датчиков о происходящей ядерной реакции недостоверны, так как они реагировали на мощнейшее гамма-излучение. Фактически котел «молчал», реакция остановилась, но продолжалось горение реакторного графита, которого было аж 2 тысячи 500 тонн.Чтобы не допустить дальнейшего нагрева остатков реактора и уменьшить выброс радиации в атмосферу, Легасов предложил залить зону реактора смесью борсодержащих веществ, свинца и доломитовой глины.

Таким образом, он стал юристом СССР, который за 5 часов правдиво и открыто рассказал о катастрофе 500 экспертам. Таким образом, он спас свою страну от многомиллионных судебных процессов, поскольку отношение МАГАТЭ к СССР изменилось после приоткрытия завесы вокруг масштабной трагедии.Но правда понравилась не всем.

Руководство Министерства среднего машиностроения было крайне недовольно независимостью Легасова. Были и те, кто требовал привлечь академика к уголовной ответственности за якобы разглашение секретных данных.

На работе Легасов начал «травить». Ему завидовали, что он стал популярным в Европе, вошел в десятку лучших ученых мира, и академик Александров хотел сделать его своим преемником.Это вызвало зависть коллег.

Я не дождался Легасова, спасибо от высшего руководства. 1 сентября 86 года ему исполнилось 50 лет, и ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда, но министр среднего машиностроения выступил против этого. Вспомнили Легасова, как он «слишком откровенно» упомянул Чернобыль. В итоге ему подарили только именные часы Glory.

Весной 87 года состоялись новые выборы в ученый совет института.На тайном голосовании Легасова поддержали 100 человек, 129 - против. Еще один «нож в спину» от коллег, в результате чего академик переживал глубокий психологический кризис.
Легасов планировал огласить результаты расследования Чернобыля.
В последние годы жизни Легасов страдал лучевым панкреатитом, лучевой болезнью 4 степени. В крови обнаружили миелоциты, стало понятно, что костный мозг поражен. У академика отняли пальцы левой руки; его правая рука и нога онемели.Осенью 87-го он принял большую дозу снотворного, когда лежал в больнице, но вовремя промыли желудок.

Во вторую годовщину аварии на Чернобыльской АЭС, 27 апреля 88 г., Легасов был найден повешенным в своем домашнем офисе. По официальной версии - покончил жизнь самоубийством в состоянии депрессии. Известно, что на второй день ему пришлось рассказать о собственном расследовании причин аварии на Чернобыльской АЭС, но некоторые его записи были стерты после его смерти.

«Система и стая, которая ее защищала, сломали ее», - говорит Юрий Устынюк, профессор МГУ им. Ломоносова.
Заместитель директора Курчатовского института атомной энергии в 1988 году академик Феоктистов заявил, что прямого виновника его смерти нет, но были люди, которые довели его до смерти.

Через 10 лет после аварии Легасову посмертно было присвоено звание Героя России, но для его семьи это стало тяжелым утешением, так как академик заплатил за свои ошибки за других.

,

Чернобыльский состав настолько похож на реальных людей, которых они играют.

ЧЕРНОБЫЛЬ Зрители не могут поверить, насколько актеры захватывающей драмы Sky Original похожи на реальных людей, вовлеченных в ядерную катастрофу.

Мини-сериал из пяти частей стал лучшим шоу КОГДА-ЛИБО на IMDb и был провозглашен «величайшей драмой всех времен».

19

Небо Оригинальная драма «Чернобыль» была признана величайшей драмой всех времен Фото: © Sky UK Ltd / HBO

Создана совместным предприятием Sky, HBO и сериалов Sister Pictures, чернобыльские звезды Эмили Уотсон, Джаред Харрис и Стеллан Скарсгард.

Это был такой успех у зрителей, что он победил «Игры престолов» и «Во все тяжкие» с рейтингом IMDb в среднем 9,6 из 10.

Здесь мы смотрим на сходство между актерами, которые рассказывали историю катастрофических событий на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Кон О'Нил в роли Виктора Брюханова, управляющего Чернобыльской АЭС

19

Актер Кон О'Нил Кредит: HBO

19

Управляющий Чернобыля Виктор Брюханов

О'Нил снялся в нескольких британских фильмах и телешоу, включая «Уголовное правосудие» и мини-сериал «Библия».Он также опытный театральный актер.

Брюханов также отбыл 10 лет лишения свободы за участие в катастрофе. По состоянию на 2006 год он все еще был жив и проживал в Киеве.

Джаред Харрис в роли Валерия Легасова

19

Джаред Харрис играет Валерия Легасова в Чернобыле Фото: HBO

19

Его самоубийство заставило чиновников признать недостатки ядерного реактора РБМК Фото: AP: Associated Press

Легасов был химиком, который исследовал чернобыльскую катастрофу.

Джаред Харрис известен как Лейн Прайс в «Безумцах» и король Георг VI в «Короне».

Он сыграл Валерия Легасова, покончившего с собой в возрасте 51 года 26 апреля 1988 года, ровно через два года после взрыва в Чернобыле.

Аудиозаписи его мемуаров были распространены среди советского научного сообщества, что заставило официальных лиц наконец признать недостатки ядерного реактора РБМК.

Адриан Роулинз в роли Николая Фомина, главного инженера Чернобыля

19

Адриан Роулинс взял на себя роль главного инженера Чернобыля Фото: HBO

19

Он играет Николая Фомина

Адриан Роулинз известен по роли Джеймса Поттера в фильмах о Гарри Поттере и Артура Кидда в фильме «Женщина в черном».

Он сыграл Николая Фомина, приговоренного к десяти годам лишения свободы.

После выхода из тюрьмы он держался в тени. Неизвестно, жив ли он еще сегодня.

Стеллан Скарсгард в роли Бориса Щербина

19

Стеллан Скарсгард снялся в Mamma Mia Фото: HBO

19

Он сыграл Бориса Щербина в сериале из пяти частей Фото: AP: Associated Press

Он сыграл Билла Андерсона в Mamma Mia и сыграл Билла Тернера в фильме «Пираты мира». Карибские фильмы.

Борис Щербина был заместителем премьер-министра Советского Союза.

Возглавил специальную комиссию по расследованию катастрофы.

После продолжительной болезни он умер почти через четыре года и четыре месяца после катастрофы.

Джесси Бакли в роли Людмилы Игнатенко

19

Джесси Бакли сыграла Людмилу Игнатенко Фото: © Sky UK Ltd / HBO

19

Она была женой Василия Игнатенко Фото: Гетти - автор

Джесси Бакли начала свою карьеру на шоу талантов BBC «Я сделаю что угодно», заняв второе место , прежде чем он снялся в Вест-Энде и в сериалах «Война и мир» и «Табу».

Людмила Игнатенко была женой пожарного Василия Игнатенко.

Она живет с сыном в Киеве и отказывается публично рассказывать о Чернобыле и смерти мужа.

Пол Риттер в роли Анатолия Дятлова, заместителя главного инженера Чернобыля

19

Пол Риттер исполнял обязанности заместителя главного инженера Чернобыля Фото: HBO

19

Реальным персонажем был Анатолий Дятлов

Пол Риттер известен как Элдред Уорпл в «Гарри Поттере и принце-полукровке» и Гай Хейнс в «Квантовом пространстве». Утешение.

Персонаж Анатолий Дятлов был признан виновным в преступной халатности и приговорен к 10 годам лишения свободы, будучи инженером реактора № 4 на Чернобыльской АЭС.

Он умер от сердечной недостаточности 13 декабря 1995 года, через девять лет после катастрофы.

Сэм Тротон в роли Александра Акимова, начальника ночной смены в Чернобыле

19

Кредит: HBO

19

Сэм Тротон побывал в «Робин Гуде» и «Городе», прежде чем стать звездой Черинобыля.

Начальник ночной смены Александр Акимов скончался через две недели после аварии из-за сильного радиационного облучения.

Ральф Инесон в роли генерала Николая Тараканова

19

19

Кредит: Алами

Основные достижения в карьере Ральфа Инесона включают роли в «Игре престолов», «Гарри Поттере» и «Офисе».

Он сыграл генерала Николая Тараканова, которому сейчас 85 лет.

Говорят, что он живет с «лучевой болезнью» последние 33 года.

Давид Денчик в роли Михаила Горбачева

19

Кредит: HBO

19

Кредит: Rex Features

Exclusive

OFF YOU SCHO

Холли Уиллоуби покидает агентство шоу-бизнеса, которое она делила с Филипом Шофилдом

RO'S SORROW

Роман Кемп срывается в прямом эфире, когда он отдает дань памяти после смерти лучшего друга

LOCKING GOOD

Malogglebox is до неузнаваемости после огромной потери веса в изоляторе

моря в день

Перри Эдвардс в купальнике на стрингах, чтобы спрыгнуть с лодки на Ибице после боди-блица

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ АКТА

Молли-Мэй хлопает «грубым» персоналом easyJet, поскольку ее почти запретили с рейса

COL KEEPS COOL

Колин в откровенном бикини радуется семейному пляжному дню на Барбадосе

Шведско-датский актер Дэвид Денчик снялся в фильмах Тинкер, Портной, Солдат, Шпион и Девушка с татуировкой дракона.

Его персонаж Михаил Горбачев - бывший первый президент Советского Союза, получивший Нобелевскую премию мира за помощь в прекращении холодной войны.

Он по-прежнему работает в политике.


Есть история? , напишите на адрес [email protected] или позвоните нам по телефону 02077824220.

Мы тоже платим за видео . Щелкните здесь, чтобы загрузить свой.


,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *