Начальник разведки израиля: Управление военной разведки Израиля — Википедия

Содержание

"Сибиряк" во главе израильской разведки / Спецслужбы / Независимая газета

МОССАДу дано указание активизировать дипломатические усилия

спецслужбы, моссад, израиль, даган, шарон, цахал Новый глава израильской разведки Йоси Коэн основной акцент в своей деятельности сделал на дипломатические усилия. Фото Reuters

Из одиннадцати директоров МОССАД (израильской внешней разведки) двое считаются, несомненно, «русскими», ибо один, Иссер Харель (урожденный Израиль Гальперин), родился в Витебске, на территории Российской империи, за пять лет до событий, эту империю разваливших, а другой – Меир Даган (урожденный Меир Губерман, в другом варианте Гоберман), в Советском Союзе в год окончания Великой Отечественной войны.

Иссер Харель, переeхавший в 1929 году на территорию Палестины, подмандатной тогда Великобритании, считается легендарной личностью, фактически превративший МОССАД в одну из лучших разведок мира. Харель, вошедший в историю как второй директор МОССАД, полагал, что основная задача возглавляемого им учреждения (кстати, слово «моссад» так и переводится – «учреждение») помочь стране компенсировать разницу в ресурсах между еврейским государством и его противниками. Мало кто знает, что младший брат знаменитого разведчика, Давид Натанович Гальперин (1917–1942), солдат Красной армии, погиб смертью храбрых в боях под Наро-Фоминском.

Меир Даган, десятый директор МОССАД, возглавлявший израильскую политическую разведку в 2002–2011 годах, перепрофилировал эту спецслужбу со сбора информации на прямые акции против лидеров и активных функционеров исламских фундаменталистских организаций. Даган часто повторял: «МОССАД – разведка, а не министерство иностранных дел номер два».

Интересно, что только эти двое «русских» директоров МОССАД имели прозвище. Хареля за практически ежедневное пребывание на работе до поздней ночи прозвали Стахановцем (и по-русски и на иврите звучит одинаково), а Дагана, родившегося в Новосибирске, естественно,  Сибиряком.

В МОССАД в отличие от военной разведки АМАН, считающейся структурным подразделением генштаба ЦАХАЛ (Армии обороны Израиля), нет воинских званий. Но если в МОССАД приходит военный, то, разумеется, его воинское звание сохраняется. Даган стал директором этой спецлужбы в звании генерал-майора.

О МУКАХ ДЕДА ОН НИКОГДА НЕ ЗАБЫВАЛ

До начала Второй мировой войны родители Дагана и его многочисленные родственники жили в польском местечке Луково. Когда началась Вторая мировая война, бежать из Лукова смогли только будущие родители Дагана, отец Шмуэль Губерман и мать Мина Эрлих-Слошная. Причем добирались они до границы с Советским Союзом пешком, и во время немецкой бомбардировки Шмуэль был дважды ранен. Вначале Губерманы осели в одном из белорусских городов, но после нападения Германии на СССР им пришлось эвакуироваться в Сибирь. Примечательно, что и Шмуэль и Мина пытались добровольцами вступить в Красную армию, но получили отказ по медицинским показателям. К тому же у них не было советского гражданства.

В 1947 году супруги Губерман уже вместе с малолетним Меиром вернулись в Польшу. Там они посетили свое родное местечко. Еще в Новосибирске им стало известно о гибели всех родственников, оставшихся на оккупированной территории. Но в Лукове их бывший сосед, поляк, передал им фотографию. Именно эта фотография во многом определила судьбу их сына Меира...

Немцы любили снимать «на память» муки своих жертв. Дед по матери будущего директора МОССАД раввин Дов-Бер Эрлих-Слошный принял мученическую смерть от германского офицера. Так случилось, что у того офицера, который измывался над дедом Меира Дагана, кончилась пленка в фотоаппарате, и тот самый поляк-сосед отдал ему свою. Именно на этой пленке и были запечатлены предсмертные муки Дова-Бера Эрлиха-Слошного. Немец вернул поляку отснятую пленку для проявления и забыл забрать. Ведь у садистов много подобных «картинок» собирается. Поляк отдал возвратившемуся Шмуэлю эту пленку со свидетельством страшного убийства его тестя.

В 1950 году Губерманы переехали в Израиль и обосновались в небольшом средиземноморском городке Бат-Ям. Меир с отличием окончил школу, особенно проявив себя в рисовании, а также в изучении английского и арабского языков. Позже он восстановит в памяти русский и польский. Выпускники-отличники имели право вначале получать высшее образование за счет министерства обороны, а затем проходить срочную воинскую службу.

Но этот вариант для Меера был неприемлем. Он никогда не забывал о своем деде, о его воздетых к нему руках, взывавших о мести. Будущий генерал-майор, а затем и главный израильский разведчик еще в детстве решил стать военным. На призывном пункте он заявил, что предпочел бы служить в десантных войсках и, если возможно, в «сайерет маткаль» – спецподразделение Генерального штаба ЦАХАЛ. Все военнослужащие этой элитной воинской части обладают дипломом или даже свидетельством парашютиста тактического звена. Они обязаны владеть одной или несколькими военно-учетными специальностями самого разного профиля. Новобранец Даган прошел все испытания и призвался в «сайерет маткаль». Но прослужил там недолго. После возникновения  трения с командиром его перевели в обычную «десантуру».

В те времена многие израильтяне меняли свои галутные фамилии, звучавшие чаще всего по-немецки или по-польски (хотя фамилии еврейских репатриантов соотносились с языками едва ли не всех народов мира), на ивритский лад. Поэтому неудивительно, что, когда Меира Губермана зачислили на офицерские курсы, он сменил свою галутную фамилию на ивритскую Даган (в переводе с иврита «жито»). Почему он принял такую фамилию? Перевод первой части его настоящей фамилии «губер» (в более точном диалектном варианте идиша «хобер») на русском означает «овес». Жито и овес на иврите – разные слова. На древнееврейском языке овес сложное слово – «шиболет шуаль». Принятие такой странно звучащей фамилии было бы нелепостью, ибо вторая часть ивритского «овса» означает «лиса». Нельзя также исключить и того, что Даганом будущий генерал и разведчик стал потому, что по характеру отличался обязательностью. И будучи еще Губерманом, вполне мог вспомнить русскую пословицу: «Помирать собрался, а жито сей». Иначе говоря, свой долг человек обязан исполнять, несмотря ни на что. И ведь Меир Даган именно так и поступал.

Военная карьера офицера Дагана складывалась вполне успешно. Он принял самое активное участие в шестидневной войне июня 1967 года. Сражался против сирийских войск на Голанских высотах. В самом начале 1970 года Меиру Дагану поручили организовать  «береговой спецназ», которому поставили задачу перекрыть доставку оружия арабским боевикам в сектор Газа. С этой задачей Даган довольно быстро справился. Но в феврале того же года он получил тяжелое ранение обеих ног, когда джип, в котором он ехал, напоролся на мину. Врачи с трудом спасли ему ноги. Он вернулся в армейский строй, но всю оставшуюся жизнь проходил, опираясь на палку.

ИСПЫТАНИЕ НА ПРОЧНОСТЬ

Происшедшее 29 января 1971 года так описывается известным израильским военным историком, профессором Ариэльского университета Ури Мильштейном: «В тот день два джипа под командованием капитана Меира Дагана патрулировали внутреннюю дорогу между лагерем беженцев Джабалия и городом Газа. По дороге мимо них пронеслось такси с местными жителями. Обладая фотографической памятью и мгновенной реакцией, капитан Даган опознал среди пассажиров машины разыскиваемого террориста, известного под кличкой Абу Нимар. Он приказал остановить джипы. И первым подошел к такси, которое успели окружить его солдаты. Абу Нимар, сидевший на переднем сиденье рядом с шофером, рывком открыл дверь, вытащил гранату и выдернул чеку. Угрожая солдатам, произнес: «Умрем все!». Но уроженец Сибири и будущий директор МОССАД не растерялся. Он бросился на террориста и схватил его за руки. После короткой схватки Меиру удалось выхватить гранату с чекой из руки террориста и усмирить его». За этот поступок капитан Даган был удостоен медали «За отвагу» («Итур ха-оз»), второй по значимости военной награды еврейского государства, учрежденной годом ранее, в 1971 году (здесь к месту будет заметить, что высшая военная награда Израиля – медаль «За героизм» («Итур ха-гвура»).

Примерно в это же время Ариэль Шарон, командовавший Южным военным округом, предложил Дагану преобразовать «береговой спецназ» в подразделение «псевдоарабов», позже названное «Римон» (в переводе с иврита «граната»). И «граната» в названии подразделения появилась совсем не случайно.

Задачей «Римон», командовать которым и поставили капитана Дагана, было уничтожение террористической структуры в Газе, включая ликвидацию боевиков. В ходе выполнения одного боевого задания солдаты Дагана вышли на склад боеприпасов, в котором находились сотни гранат различных типов. Вместо того чтобы немедленно уничтожить захваченное или по крайней мере перевезти в другое место, израильтяне «поколдовали» над гранатами таким образом, что они стали взрываться после выдергивания чеки не через пять секунд, а через одну. Понятно, что израильские спецназовцы постарались сделать так, чтобы террористы об их приходе не догадались. Таким образом, Даган и его солдаты спасли  жизнь множества военных и мирных граждан и помогли отправиться на тот свет немалому числу террористов. После этого спецназ, которым командовал Даган, и получил название «Граната».

Точности ради следует заметить, что и до «Римона» израильтяне для противостояния террору использовали различные элитные спецподразделения, например, такие, как «Шакед» («Миндаль»; эта же аббревиатура может интерпретироваться и от слов «Шомрей кав даром» – «Хранители южных рубежей»), созданный еще в 1955 году. Среди военнослужащих «Шакед», действовавших под видом арабов, большинство составляли бедуины, черкесы и друзы. Когда «Шакед» начал использоваться как пехотное подразделение, многие его солдаты и офицеры перешли в «Римон».

Меир Даган выделил в «Римоне» особую группу, позже названную «Зикит» («Хамелеон»). Вместе со своими «хамелеонами» лично он, переодетый под пожилого араба, проникал на территорию сектора Газа, откуда чаще всего и появлялись террористы. Там командир спецназовцев, не отличимый по внешнему виду и палестинскому акценту арабского языка, многое смог выведать, разговаривая с местными жителями. Также действовали и его подчиненные. В конце концов у Дагана оказался список фамилий и псевдонимов большого числа террористов вместе с адресом проживания. Для профессионалов их ликвидация была всего лишь «делом техники». Фактически уроженец Новосибирска осуществил операцию, позже названную «зачисткой Газы». Именно после этой операции Ариэль Шарон назвал Меира Дагана специалистом «по отделению голов террористов от туловищ». И действительно, в немалой степени благодаря спецназовцам «Гранаты» в 1971 году в Газе было ликвидировано 104 террориста, а арестовано более 700. Соответственно резко снизилось количество терактов.

В войну Судного дня октября 1973 года Даган командовал разведкой бригады, которую возглавлял Ариэль Шарон. Именно 143-я бронетанковая бригада Шарона первой пересекла Суэцкий канал и решила исход войны в пользу Израиля. Даган со своими разведчиками тоже переправился на египетский берег и, закрепившись, готов был продвигаться в направлении Каира. Позже Шарон называл действия Дагана в войну Судного дня «смелыми и тактически выверенными». Несомненно, под влиянием Шарона по окончании войны Даган стал танкистом и, осуществляя операцию «Мир Галилее», в августе 1982 года входил в Бейрут в ранге командира 188-го танкового полка «Барак» («Молния»). Его танкисты весьма неплохо ориентировались в городе, ибо не исключено, что Даган и его люди тайно посещали Бейрут, готовясь к проведению операции.

Никто иной как Даган инициировал создание «зоны безопасности» в Южном Ливане и принял активное участие в формировании Армии Южного Ливана – ЦАДАЛ (от ивритского «Цви Дром Лебанон»; по-арабски именовалась «Джайш Лубнан аль-Джануби»). В новообразованной союзной евреям военной структуре, в которой служили в основном арабы-христиане, но также и арабы-мусульмане (причем как сунниты, так и шииты), Даган наладил работу контрразведки и разведки. Особенное внимание он обратил на налаживание вербовки агентов в южноливанских деревнях.

В 1991 году Дагана назначили помощником начальника Генштаба ЦАХАЛ. В следующем году ему наконец присвоили генеральское звание и предложили занять пост командующего Южным военным округом. От предложенной должности новоиспеченный генерал решительно отказался, ибо считал, что этот округ следует расформировать.

В 1995 году, будучи на должности заместителя начальника главного оперативного управления Генштаба, Даган уходит в отставку. Но уже в конце того же года, после убийства премьер-министра Ицхака Рабина, новый глава правительства Шимон Перес попросил уроженца Новосибирска возглавить антитеррористический отдел при его канцелярии. На этой должности Даган продолжал работать и при первой премьерской каденции Биньямина Нетаньяху в 1996–1999 годы.

Когда в 1999 году израильское правительство возглавил Эхуд Барак, которого Меир Даган не безосновательно подозревал в левизне,  совместно с ним работать он решительно отказался. Однако генерал Даган принял предложение возглавить Национальный совет в защиту Голанских высот. Показательно, что в начале 2000 года он не принял предложение занять должность директора МОССАД или начальника ШАБАК (Службы общей безопасности). Но когда премьерский портфель получил Ариэль Шарон, ему Даган отказать не мог. И фактически на конкурсной основе в острой борьбе с такими конкурентами, как командующий Северным военным округом заместитель директора МОССАД генерал-лейтенант Амирам Левин и занимавший на тот момент пост главы Управления планирования ЦАХАЛ генерал-майор Шломо Янай. Предпочтение было отдано Меиру Дагану, и 2 октября 2002 года он занял кресло директора главной израильской разведывательной службы.

ЛЮБИЛ ПОСТУЧАТЬ КУЛАКОМ ПО СТОЛУ

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху (справа) благодарит уходящего с поста директора МОССАД Меира Дагана за проделанную им работу. 	Фото Reuters
Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху (справа) благодарит уходящего с поста директора МОССАД Меира Дагана за проделанную им работу. Фото Reuters

По мнению тех, кто часто встречался с Шароном и Даганом, они были весьма похожи друг на друга. И не только потому, что не отличались внешней стройностью. Шарон и Даган были смелыми солдатами, блестящими офицерами и яркими генералами. Вступая на должность директора МОССАД, Даган следующими словами изложил свое кредо: «Каждый, кто встал на путь терроризма, должен четко понимать, что тем самым он подписывает себе смертный приговор». Это, с одной стороны. С другой, он считал, что человек должен спешить делать добро при жизни и, если сможет, то и после смерти.

Весьма осведомленный журналист Ронен Бергман, автор статьи «Человек у руля», опубликованной в самой популярной израильской газете «Едиот ахронот» («Последние известия») вспоминает: «Как-то я спросил Шарона, верит ли он, что Даган, слывший отважным солдатом и отчаянным парнем, избавит МОССАД от избыточной дипломатичности. Шарон не отрицал проблем, но сказал, что «Меир сделает все как надо...». Шарон знал Дагана более чем хорошо».

И Ариэль Шарон не ошибся. Даган полностью изменил МОССАД. Во времена его директорства мосадовцы усилили сбор информации о лидерах террористических организаций и рядовых боевиках и, как следствие, количество точечных ликвидаций резко возросло. Ронен Бергман приводит признание Дагана о первых месяцах пребывания в должности директора главной израильской разведывательной службы: «Я сказал Арику (Ариэлю Шарону. – З.Г.), что необходимо провести серьезные изменения, но он должен утвердить их. Я предупредил его, что нужно быть готовым заплатить за это, потому что газетчики и все прочие навалятся на нас обоих. Я сказал, что будет нелегко, и спросил: ты готов платить? Он ответил утвердительно. Он всегда знал, как нужно поддержать».

Несомненно, новому директору МОССАД было совсем непросто. Бергман приводит свидетельство одного из высших чиновников «конторы» «о днях, полных истерики». «Его манера управлять была быстрой, агрессивной, – продолжает осведомленный израильский журналист характеризовать «Сибиряка», – он любил постучать кулаком по столу». Даган никогда не допускал неряшливости. Он контролировал, требовал отчета. Именно во время его директорства были разделены обязанности МОССАД и АМАН. Даган не стеснялся повторять: «МОССАД не может сделать все, и нет у меня интереса поощрять военных разведчиков». По данным Бергмана, благодаря влиянию, которым Даган пользовался у главы правительства Нетаньяху, МОССАД «получал неограниченный бюджет». Подобный расклад не вызывал энтузиазма ни у руководителей других спецслужб, ни тем более у военных.

Руководитель израильской внешней разведки сумел убедить руководство своей страны в способности возглавляемого им ведомства мешать созданию ядерного оружия Ираном или по крайней мере значительно замедлить этот процесс. Однако, как пишет еще один весьма авторитетный израильский политолог и журналист Шимон Шифер в статье «Пепел Клааса», опубликованной в той же «Едиот ахронот», Даган резко возражал против планов Нетаньяху и Эхуда Барака, бывшего премьера, занимавшего также посты начальника Генштаба ЦАХАЛ и министра обороны, «атаковать с воздуха, при американской поддержке или без какого бы на то согласования с американцами, иранские ядерные объекты».

Шимон Шифер обращает внимание на изменение Даганом «стиля отношений с иностранными разведками». По мнению Сибиряка, МОССАД обязан сотрудничать с другими разведками, ибо только так он может получать требуемую информацию. Яков Кедми (настоящая фамилия Казаков, уроженец Москвы), бывший офицер-танкист ЦАХАЛ и бывший руководитель бюро по связям «Натив» (в переводе с иврита «Путь»), ведомства, оказывавшего в советские времена помощь в репатриации евреям Советского Союза и стран Восточной Европы, в книге «Безнадежные войны», опубликованной в московском издательстве, отмечает усиление при Дагане контактов МОССАД с российскими спецслужбами – СВР и ФСБ.

Понимая важность в эпоху Интернета разведки в виртуальном пространстве, Даган призвал на работу в свое ведомство молодых и талантливых программистов для взлома компьютеров военных и спецслужб государств, угрожающих атаковать Израиль.

При Дагане МОССАД с целью привлечения на работу новых сотрудников открыл интернет-сайт, который работал и на русском языке. В течение короткого срока на сайт обратилось более тысячи человек, но после прохождения различных проверок из всех этих претендентов сотрудником самой знаменитой израильской спецслужбы стал только один человек.

Меир Даган возглавлял внешнюю разведку еврейского государства восемь лет. В наше динамичное время это немалый срок. С учетом того, что Дагана не очень интересовала ротация кадров и по служебной лестнице его сотрудники почти не продвигались, в МОССАД стали вспыхивать внутренние конфликты. На пользу дела дрязги, конечно же, не шли. И Нетаньяху после беседы с самим Даганом, долгого раздумья и консультации с членами правительства решил с почетом отправить его в отставку.

При директорстве Дагана в кадровом составе МОССАД возросло количество религиозных сотрудников. Там даже появилась штатная должность раввина. Показательно, что после отставки Сибиряка впервые за всю историю возрожденного еврейского государства внешнюю израильскую разведку возглавил религиозный еврей Тамир Пардо, родители которого выходцы из Югославии.

Официально Даган ушел в отставку 6 января 2011 года. В 66 лет Сибиряк начал жизнь «на гражданке». Заслуженный военный, генерал, разведчик, еще даже не достигший пенсионного возраста (в Израиле он начинается с 67 лет), уроженец Новосибирска получил немало лестных предложений. Но Даган и в мирной жизни предпочел остаться разведчиком. Он стал президентом компании Gulliver Energy, которая искала золото в районе Эйлата на Красном море. Известно, что Даган верил в возможность найти способ возродить разработку медных копий царя Соломона в долине Тимна. И кто знает, воплотил бы Сибиряк свои мечты в жизнь, если бы не болезнь.

И ГЛАЗА ОТДАЛ ЛЮДЯМ

Когда в 2012 году Дагану был поставлен диагноз «рак печени», он и не думал опускать руки. Он оставался солдатом и на больничной койке. Вначале с просьбой пересадить ему печень родственники обратились в клиники Соединенных Штатов, затем Германии и Швеции. И везде получили отказ. За проведение такой операции не брался ни один врач. Только в Белоруссии, куда в октябре того же года был тайно доставлен Даган, ему была пересажена печень. Операцию в Минске провела интернациональная бригада израильско-белорусских медиков, которую возглавлял известный французский хирург Даниэль Азулай, основным местом работы которого в то время был Парижский центр транспланталогии. Ему ассистировал израильский профессор Ицхак Шапира. Сегодня профессор Азулай работает в Израиле.

После стабилизации состояния бывшего директора МОССАД его вернули в Израиль. И хотя трансплантация прошла успешно, рак успел поразить другие ткани организма, что через четыре года и привело к смерти. Тем не менее роговица немолодого и нездорового Меира Дагана помогла вернуться к нормальной жизни двум пожилым людям – 81-летнему Аврааму Гаину, владельцу магазина в Тель-Авиве, и 70-летней женщине, которая просила не обнародовать ее имя. Операции по пересадке были проведены в офтальмологическом отделении тель-авивской больницы имени Мордехая Ихилова. Оба реципиента теперь нормально видят и могут читать.

По словам Хедвы, жены Авраама Гаина, 17 лет назад ее муж уже перенес операцию по пересадке роговицы, но ее результаты удачными не были, хотя возраст тогдашнего донора даже не приближался к старческому. Сам же Гаин, вновь став зрячим после многолетней слепоты, сказал: «Я был ошеломлен, узнав, что мне пересадили роговицу генерала Дагана. Безмерно благодарю его семью за согласие на пожертвование. Пусть будет благословенна память этого человека, много сделавшего для народа Израиля, а теперь и лично для меня».

Тем не менее нельзя не согласиться с упоминавшимся выше Шимоном Шифером, который свою статью «Пепел Клааса» заканчивает так: «Биография Дагана настолько ярка, насколько и секретна, и вряд ли кто-то когда-нибудь ее напишет».

Но мы все-таки попытались...

АКЦЕНТ НА ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ УСИЛИЯ

В декабре 2015 года, в связи с истечением срока полномочий Пардо, должность директора МОССАД получил 54-летний Йоси Коэн, уроженец Иерусалима, полиглот, владеющий девятью языками, агент-оперативник с многолетним стажем. В январе 2016 года он вступил в должность. Ему была поставлена задача, которую Даган не считал предпочтительной. Премьер-министр Нетаньяху потребовал от мосадовцев основной акцент сделать «на дипломатические усилия, чтобы добиться осуществления контактов между Израилем и арабскими государствами на Ближнем Востоке». Иными словами, речь идет о государствах, с которыми у Иерусалима нет дипломатических отношений, но есть общий враг – Иран.

На сегодняшний день интеллектуал Коэн проявить себя на должности руководителя израильской внешней разведки не успел. О нем мало говорят в СМИ. Чего не скажешь о его сыне Йонатане. Родившись с диагнозом церебрального паралича, прикованный к инвалидному креслу, этот молодой человек настоял на своем призыве в армию. С учетом состояния здоровья его направили на «щадящую» должность. Но никакого снисхождения к себе этот парень терпеть не пожелал. После девяти месяцев противостояния с чиновниками различного ранга, сдачи ряда экзаменов (Йонатан по примеру отца в совершенстве овладел несколькими иностранными языками), прохождения различных тестов, окончания офицерских курсов он был переведен в подразделение 8200 военной разведки.

Сегодня капитан Йонатан Коэн сотрудник АМАН, его отец директор в понятном смысле конкурирующей спецслужбы МОССАД. Но оба они знали Меира Дагана, один из них работал с ним, они считают его примером настоящего солдата и разведчика.

 Иерусалим

Комментарии для элемента не найдены.

Начальник военной разведки Израиля

31 мая 2018 г. Москву с рабочим визитом посетил министр обороны Израиля Авигдор Либерман. В состав сопровождавшей его делегации входил и начальник АМАН (Управление разведки Генерального штаба) генерал-майор Хайман. Что нам о нем известно?

Тамир Хайман родился в 1969 г. в городе Бат-Ям. В 1987 г. был призван в ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля), в 7-ю бригаду. Окончил курсы стрелка-радиста. Получил боевое «крещение» в восточном секторе зоны безопасности в Южном Ливане.

Позднее Хайман окончил курсы командиров танков и офицерские курсы, после чего стал командиром взвода. По окончании Командно-штабного колледжа в 1998 г. был назначен на должность заместителя командира батальона, позднее — командира батальона той же бригады. Танковое искусство стало «коньком» Хаймана, и он был переведен в качестве командира батальона на курсы офицеров танковых войск.

Во время учебы в Колледже национальной безопасности Хайман в звании полковника в 2001−2003 гг. занимал должность командира резервной танковой бригады «Реэм», а по окончании этого учебного заведения в 2003 г. был назначен командиром территориальной бригады «Эфраим», которой командовал до 2005 г.

В 2005−2006 гг. Хайман командовал бригадой «Бней-Ор». После Второй ливанской войны (2006) был назначен начальником оперативного отдела Северного военного округа.

В 2008 г. Хайману было присвоено звание бригадного генерала с назначением начальником Учебного центра штабов и курсов командиров бригад.

В 2008−2011 гг. Хайман — командир дивизии «Гааш», в 2011−2013 г. — дивизии «Ха-Мапац», в зону ответственности которой входили Голанские высоты.

В 2013–2015 гг. Хайман проходил службу в Оперативном управлении Генерального штаба, в том числе возглавлял департамент планирования и боевой подготовки.

С февраля 2015 г. Хайман являлся командующим Северным корпусом (до декабря 2017 г.) и одновременно начальником армейских колледжей: тактического командования, командно-штабного и национальной безопасности.

На командных должностях Хайман принимал участие в армейских операциях во время Второй интифады (2000–2004), Второй ливанской войны (2006), в операциях «Литой свинец» (2008–2009) и «Облачный столп» (2012), на оперативных должностях — в операции «Нерушимая скала» (2014).

28 марта 2018 г. генерал-майор Хайман был назначен начальником Управления разведки Генерального штаба.

В Университете им. Бар-Илана защитил степень бакалавра политических наук и экономики. Степень магистра защитил в Хайфском университете.

На момент последнего назначения был женат. Отец двоих детей.

Израиль и арабские страны сближаются в Красном море — Новости политики, Новости Большого Ближнего Востока — EADaily

Соглашение о нормализации двусторонних отношений, достигнутое на прошлой неделе между Израилем и Объединёнными Арабскими Эмиратами (ОАЭ), усилит военное сотрудничество еврейского государства с арабскими монархиями в Красном море. Как сообщает сегодня, 18 августа, Общественное телевидение Израиля (KAN), об этом говорится в документе, обнародованном ранее израильской разведкой и содержащий информацию о возможных направлениях сотрудничества Израиля с ОАЭ и другими арабскими странами Персидского залива в сфере обеспечения региональной безопасности.

Отмечается, что соглашение о нормализации будет способствовать не только построению диалога между Израилем и арабскими монархиями на институциональной основе, но и укрепит военный союз между самими странами Персидского залива, а также расширит сотрудничество по вопросам безопасности на Красном море.

Ведущими военными силами на Красном море вместе с Израилем выступают Египет и Саудовская Аравия. Оба арабских «тяжеловеса» находятся в крайне сложных отношениях с Ираном. Между Израилем и Египтом с 1979 года действует мирный договор.

После заключения сделки с ОАЭ, по данным некоторых ближневосточных СМИ, директор израильской внешней разведки «Моссад» Йоси Коэн посетил Эмираты с конфиденциальным визитом.

Израильский политический обозреватель Йоси Мельман приоткрывает 18 августа на страницах газеты Haaretz завесу над отдельными неафишируемыми сторонами отношений Израиля с арабскими элитами Персидского залива, отмечая, что эти связи, в частности, в сфере обороны имеют давнюю историю.

«На практике каждый глава „Моссада“ с конца 1960-х годов встречался с лидерами Персидского залива и их коллегами из этих стран, включая Саудовскую Аравию, и не единожды. Страны Персидского залива нуждаются в Израиле из-за их страха перед Ираном, включая его ядерные устремления и планы региональной гегемонии», — пишет Мельман.
«В отличие от дипломатической и стратегической арены, израильские представители сфер бизнеса и безопасности на протяжении многих лет поддерживают тесные отношения с ОАЭ — сотням бизнесменов, торговцев оружием и кибер-экспертов разрешено въезжать в Эмираты и вести бизнес в этой стране. Это проекты стоимостью в миллиарды долларов в основном в сфере разведки, безопасности и ведения кибервойны. Бывшие сотрудники „Моссада“, службы безопасности „Шин Бет“ (контрразведывательная деятельность и обеспечение внутренней безопасности. — Ред.) и Армии обороны Израиля по-прежнему часто посещают ОАЭ с иностранными и израильскими паспортами в качестве консультантов и экспертов. Они консультируют как защитить, физически и электронно, дворцы правителей, отели, государственные учреждения в арабской монархии», — отмечает политобозреватель.
«Они видят в нас своего рода стратегический тыл», — цитирует Мельман слова бывшего главы «Моссада» Шабтая Шавита.

Как сообщало EADaily, министр разведки Израиля Эли Коэн заявил ранее во вторник, что он не знает об изменениях в традиционной политике еврейского государства, направленной против продажи Соединёнными Штатами современного оружия арабским странам, которые могли бы таким образом ослабить израильское военное превосходство в регионе. Замечания министра Коэна последовали за публикацией в израильской газете «Едиот Ахронот», где указывалось, что США запланировали «гигантскую» продажу истребителей пятого поколения F-35 и ударных беспилотников Объединённым Арабским Эмиратом вслед за заключением этой страной с Израилем на прошлой неделе соглашения о нормализации двусторонних отношений. Израиль остаётся единственным зарубежным эксплуатантом новейших многоцелевых истребителей F-35 американского производства.

Напомним, заключённое Израилем и ОАЭ при посредничестве США соглашение установило между ними дипломатические отношения, предполагает запуск прямого авиасообщения и сотрудничество двух стран в экономической, туристической, научной и даже оборонной сферах. Власти Эмиратов назвали сделку с еврейским государством успехом всего арабского мира, так как израильская сторона обязалась приостановить свои планы по аннексии части палестинских территорий на Западном берегу реки Иордан. В ближайшие недели делегации Израиля и ОАЭ должны оформить договорённости в письменном виде.

Исраэль Беер ⋆ Спецслужбы мира

Исраэль БеерОфициальная биография Исраэля Беера, истинную личность которого израильтяне так и не смогли установить, была, как оказалось, во многом придуманной. В соответствии с  личными показаниями Беера, он родился в Вене в 1912 году. Его родители эмигрировали в США, однако через некоторое время возвратились назад в Австрию.
Сам он изучал гуманитарные науки и германскую литературу в Венском университете, где, по его словам, учился у крайне известного в то время в театральных кругах Макса Рейнгарда.
В студенческие годы Беер увлекся социалистическими идеями и в начале 1930-х годов присоединился к группе студентов, которые выступали против федерального канцлера Австрии Энгельберта Дольфуса.
Получив после окончания университета степень доктора философии он работал режиссером в венском «Бергтеатре» и в то же время посещал занятия в знаменитой военной академии в Винер-Нойштадте. Кроме того, он также служил офицером в «Шуцбунде» — военной организации социал-демократической партии Австрии, которая была создана в 1923 году для противодействия вооруженным отрядам нацистов.
В 1934 году Беер участвовал в известном февральском мятеже «Шуцбунда», а в 1936 году уехал добровольцем в Испанию, где началась гражданская война. Так как он имел военную подготовку, то его на первых порах назначили инструктором, а вслед за тем командиром батальона в интербригадах. Там он познакомился со многими коммунистами, вместе с которыми принимал участие в боях при Мадриде, Гвадалахаре и Теруэле. После поражения республиканцев он возвратился в Вену, где увлекся идеями сионизма. В итоге в конце 1938 года Беер эмигрировал в Палестину и вступил в «Хагану».
Благодаря своим социалистическим взглядам, превосходному образованию и военному опыту Беер весьма скоро занял заметное место в руководстве еврейской общины в Палестине. Во время войны за независимость он стал самым молодым полковником израильской армии и был назначен заместителем начальника оперативного отдела генерального штаба. В это же время он близко сошелся с такими видными политическими и военными деятелями, как Давид Бен-Гурион, Шимон Перес, Шауль Авигур и другими. После завершения войны Беер стал военным советником премьер-министра Израиля Бен-Гуриона и, кроме того, занимал посты заместителя начальника военной разведки «Аман» и офицера связи между израильской и английской разведкой. В то же время он был одним из руководителей партии «Мапам», где руководил партийной службой безопасности.
В 1951 году, после того, как была отклонена его программа реформы армии, Беер вышел в отставку и начал заниматься политикой. В 1954 году он вышел из партии «Мапам» и присоединился к более центристской партии «Мапай», которую возглавлял Бен-Гурион. Несмотря на это, Беер сохранил добрые отношения с сотрудниками министерства обороны и имел доступ к любой сверхсекретной информации.
В 1955 году по настоянию Шауля Авигура Беер вернулся на работу в Министерство обороны, где фактически возглавил пресс-службу, а после этого приступил к написанию официальной истории войны за независимость. В итоге он получил возможность работать в архиве Министерства обороны и даже ознакомиться с личными дневниками Бен-Гуриона.
После войны 1956 года Беер вернулся в армию и стал сотрудником заместителя министра обороны Шимона Переса, который открыто покровительствовал ему. Благодаря поддержке Переса Беер был назначен членом двух комиссий министерства обороны:
— комиссии по подготовке военного положения;
— комиссии, расследовавшей деятельность министра обороны Израиля Пинхаса Лавона, который отдал приказ агентам «Аман» в Египте взорвать американские и английские военные объекты.
Перес до такой степени благоволил Бееру, что доверил ему выполнять контакты с западногерманской армией и разведкой, в том числе с министром обороны ФРГ Йозефом Штраусом и руководителем БНД генералом Рейнгардом Геленом.
Кроме того, Беер налаживал связи со шведской армией, а также работал в штабе НАТО. Он имел доступ на базы бундесвера, к планам работ израильских подрядчиков на НАТО и армию США, к планам строительства оборонных объектов, которые проводились израильской государственной компанией «Солель Боне» в Турции. Через нее же он был осведомлен и о планах строительства натовских ракетных объектов в той же Турции и в Греции.
Располагал Беер и доступом к материалам о ядерной программе Израиля. Дело в том, что когда 2 октября 1957 года между Израилем и Францией было подписано секретное соглашение о поставке Парижем ядерного реактора и специалистов для его монтажа, прямым куратором этого проекта был назначен Перес. Это обстоятельство дало Бееру возможность подробно ознакомиться с израильской ядерной программой, целью которой было создание собственной атомной бомбы.
Будучи главным военным историком министерства обороны, Беер также был и ведущим военным теоретиком Израиля. В 1959 году он возглавил первый в стране факультет военной истории в Тель-Авивском университете, где обучались высшие офицеры армии. Как военный эксперт Беер был известен далеко за границами Израиля. Так, он состоял в Международной ассоциации военных комментаторов, дружил с выдающимся английским военным историком Базилом Лиддел-Хартом. А официальные представители министерства обороны Франции открыто превозносили его глубокое понимание военных проблем.
Занимая настолько высокое положение, Беер бесспорно был самым бесценным и самым оберегаемым агентом советской внешней разведки в Израиле. Тем не менее и у него не получилось избежать провала.
Первые подозрения возникли у Шин Бет в 1956 году в связи с тем, что он, несмотря на неоднократные предостережения, часто общался с советскими представителями в Израиле. Они усилились осенью 1960 года, когда Беером заинтересовался руководитель израильской разведки «Моссад» Исер Харел. Основной причиной повышенного интереса Харела к Бееру стали его несанкционированные израильскими спецслужбами контакты с Геленом, а также частые посещения Восточного Берлина и Польши.
Харел поделился своими подозрениями с Бен-Гурионом, однако тот не придал его словам большого значения, сказав, что сполна доверяет Бееру. Тем не менее Харел установил за Беером наружное наблюдение, в ходе которого было обнаружено, что он в последнее время поменял свой обычный образ жизни. В частности, он начал часто бывать в ночных барах и клубах Тель-Авива, делал своим бесчисленным возлюбленным дорогостоящие подарки и вообще тратил больше денег, чем зарабатывал. Все это укрепило Харела в мысли, что Беер находится в состоянии стресса, который испытывают активно работающие агенты.
Наблюдение за Беером продолжалось, и 28 марта 1961 года сотрудники наружного наблюдения Шин Бет зарегистрировали контакт Беера с пресс-атташе посольства СССР Виктором Соколовым, установленным сотрудником советской разведки. В тот же день Беер был арестован. При обыске у него был изъят портфель с секретными документами, среди которых, в частности, находился детальный список израильских заводов, которые  производят военное снаряжение, а также выдержки из дневника Бен-Гуриона.
В ходе следствия было установлено, что биография Беера вплоть до 1939 года была сфальсифицирована. Израильтянам удалось установить, что некий Исраэль Беер на самом деле проживал в Австрии. Однако он был бедным студентом-евреем, никогда не состоял в «Шуцбунде», не учился в военной академии и не воевал в Испании. Более того, он бесследно исчез в 1938 году, именно тогда, когда его двойник отправился в Палестину.
Под давлением неопровержимых доказательств Беер признал факт сотрудничества с советской разведкой начиная с 1956 года. Однако на суде, который начался в июне 1961 года, он отрицал свою вину, утверждая, что сотрудничал с советскими дипломатами в интересах Государства Израиль из чувства патриотизма. При этом он заявил:
«По моему мнению, нужно было сделать все, чтобы Израиль не попал в зависимость от западных держав. Я верил в одно: Израиль должен быть союзником коммунистических стран».
Суд не принял доводы Беера и посчитал неопровержимыми доказательства его шпионской деятельности в пользу СССР. В результате он был осужден на 15 лет тюремного заключения. Находясь в тюрьме, Беер написал книгу «Проблемы безопасности Израиля», не потерявшую свою актуальность до сих пор, в которой доказывал вред односторонней ориентации Израиля на Запад. До самой своей смерти в тюрьме от сердечного приступа в мае 1966 года он продолжал настаивать, что был не шпионом, а патриотом Израиля, мечтавшим видеть свою страну не прозападной, а нейтральной.
Все, кто когда-либо говорили о нем, были твердо убеждены в том, что если бы Беер шпионил не в Израиле, а, к примеру сказать, в Великобритании или США, то он был бы знаменит гораздо больше, чем Ким Филби или Олдрич Эймс…

Поделитесь статьей (иконки соцсетей на экране справа) ->

Служба военной разведки Израиля Википедия

Для термина «Аман» см. также другие значения.
Управление разведки (АМАН)
(אגף המודיעין (אמ"ן
AmanLogo.svg
Эмблема Управления военной разведки Израиля
Годы существования с 1948
Страна ИзраильИзраиль
Подчинение Генеральный штаб Армии обороны Израиля
Входит в Армию обороны Израиля
Командиры
Действующий командир генерал-майор Тамир Хайман
Известные командиры
  • генерал-майор Хаим Герцог, будущий президент Израиля
  • генерал-майор Эхуд Барак, будущий премьер-министр Израиля

АМА́Н (ивр. ‏אמ"ן‏‎ от ивр. ‏אגף המודיעין‏‎ ага́ф ха-модии́н — Управление разведки) — структурное подразделение Генерального штаба Армии обороны Израиля, осуществляющее функции центрального органа управления военной разведкой в Армии обороны Израиля.

Наряду с Общей службой безопасности «ШАБАК» и внешней политической разведкой «Моссад», находящимися в подчинении гражданских структур Государства Израиль, «АМАН» является одной из трёх основных израильских спецслужб.

Содержание

  • 1 История
    • 1.1 Создание
    • 1.2 После реорганизации 1951 года
  • 2 Основные задачи
  • 3 Структура
  • 4 Главы Управления
  • 5 Примечания
  • 6 Литература
  • 7 Ссылки

История[

Экс-глава военной разведки Израиля: Иран отомстит

Бывший начальник Управления военной разведки, ныне возглавляющий Исследовательский институт национальной безопасности (INSS), генерал-майор запаса Амос Ядлин прокомментировал последние атаки на Сирию, которые приписываются Израилю.

По словам Ядлина, оперативные оценки ситуации, согласно которым Тегеран готовится вывести свои силы с территории Сирии, не соответствуют действительности.

"Массированные удары по сирийской территории минувшей ночью, опровергают предположения, что иранцы уходят из Сирии. Такие оценки — попытка выдать желаемое за действительное. Атака в районе Эс-Сувайды  указывает на то, что Иран лишь наращивает свое присутствие в зоне, в которую русские обязались не пускать ни его, ни "Хизбаллу", — написал он на своей странице в "Твиттере".

В этой связи экс-глава военной разведки предупредил, что Иран вскоре может ответить на эти нападения.

"Иранцы и их сателлиты будут искать пути ответить Израилю, угрожать ему. После того как провалилась их попытка нанести по Израилю ракетный удар, иранцы осуществили кибератаку на израильские серверы. Нам надо быть готовым к удару со стороны шиитской оси", — подчеркнул Ядлин.

התקיפות הנרחבות בסוריה הלילה מעידות שההערכה על כך שהאיראנים עוזבים את סוריה היתה משאלת לב. תקיפה באזור סווידא, מעידה על הרחבת ההתבססות האיראנית גם לאזור רגיש זה של הר הדרוזים. אזור זה כלול באזור בו התחייבו הרוסים שלא תהיה גישה לאיראן וחיזבאללה. 1/3

— Amos Yadlin (@YadlinAmos) June 24, 2020

В ночь на среду, 24 июня, ВВС "неустановленной страны" нанесли удары по военным объектам, расположенным к северу от сирийского города Дейр эз-Зор, а также в окрестностях Эс-Сухне и Эс-Сувайды.

По словам сирийских официальных лиц, "силы противовоздушной обороны своевременно отреагировали на израильское нападение", вынудив противника покинуть воздушное пространство страны. Местные СМИ сообщили, что в результате серии атак погибли два сирийских солдата и пять иностранных военнослужащих, еще четверо получили ранения.

Тайная война на израильском направлении / Спецслужбы / Независимая газета

Появление еврейского государства на политической карте мира в 1948 году произошло во многом благодаря дипломатической поддержке Советского Союза. СССР также был первой страной, признавшей Израиль и установившей с ним дипломатические отношения. Сталин и кремлевское руководство планировали включить его в сферу своих стратегических интересов на Ближнем Востоке, а также сделать еще одним членом социалистического лагеря. В период борьбы еврейского населения Палестины против британского мандата и во время первой арабо-израильской войны, официальная фаза которой началась 14 мая 1948 года, по приказу советского руководства из Чехословакии в Израиль поступало современное вооружение.

ПРИКАЗ ВОЖДЯ

Как пишет известный исследователь деятельности советских спецслужб Джон Баррон, стратегия Москвы после разгрома нацистской Германии и ее сателлитов во Второй мировой войне предусматривала усиление тайной деятельности за границей, в особенности против США. Министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов считал, что осуществить эти планы возможно, только сосредоточив всю деятельность разведки под контролем одного ведомства.

В 1947 году был создан Комитет информации при Совете министров СССР, куда вошли служба внешней разведки Министерства государственной безопасности, а также Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных сил СССР. Комитет подчинялся непосредственно Сталину, а возглавлялся Молотовым, Валерианом Зориным, Андреем Вышинским и фактически был филиалом Министерства иностранных дел СССР. В 1951 году Коминформ упразднили, но именно в его недрах были разработаны первые планы разведывательной деятельности советских агентов в Палестине и на Ближнем Востоке.

В конце 1947 года, за несколько месяцев до официального провозглашения Израиля, глава управления по Ближнему и Дальнему Востоку Комитета по информации Андрей Отрощенко созвал оперативное совещание, на котором сообщил, что Сталин поставил задачу: гарантировать переход будущего еврейского государства в лагерь ближайших союзников СССР. Для того чтобы нейтрализовать связи населения Израиля с американскими евреями, было решено усилить вербовку агентуры среди советских евреев, получивших разрешение на эмиграцию в тогдашнюю Палестину. Подбор агентов был возложен на Александра Короткова, возглавлявшего в Комитете информации отдел нелегальной разведки.

Первым советским резидентом в Израиле в 1948 году стал заместитель Короткова, Владимир Вертипорох, направленный на работу в эту страну под псевдонимом Рожков. Вертипорох позже признавался, что ехал в Израиль без особой уверенности в успехе своей миссии: во-первых, он недолюбливал евреев, а во-вторых, резидент не разделял уверенности руководства, что Израиль можно сделать надежным союзником Москвы.

Действительно, опыт и интуиция не обманули разведчика. Политические акценты резко сменились после того, как стало ясно, что израильское руководство переориентировало политику своей страны на тесное сотрудничество с Соединенными Штатами.

ПОБЕДЫ НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ

Однако именно в 1950-е годы на "израильском" направлении советской разведкой был достигнут значительный успех: ее резидентуре удалось внедрить своего агента в оборонную промышленность молодого еврейского государства. "Кротом", то есть двойным агентом, стал 30-летний эпидемиолог Аврам Клинберг, участвовавший по прямому поручению премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона в разработках химического и биологического оружия. Впоследствии Клинберг стал одним из основателей Израильского института биологических исследований в Несс-Ционе на юго-востоке от Тель-Авива. Именно Клинбергу принадлежит своеобразный рекорд: он поставлял оперативную информацию советской и восточногерманской спецслужбам на протяжении 35 лет и при этом умудрился ни разу не попасть под "колпак" израильской контрразведки! Еще один советский агент, носивший оперативное имя Хаимов, трудился в аппарате первого президента Израиля Хаима Вейцмана, и псевдоним вполне соответствовал степени его приближенности к главе государства.

В середине 1950-х годов советской разведке удалось внедрить своего агента в структуры "Моссада", по праву считающейся одной из лучших спецслужб мира. "Кротом" стал некто Зеев Авни, он же - Вольф Гольдштейн, талантливый экономист и убежденный сторонник коммунистических идей. Вербовка Гольдштейна произошла в 1943 году в Швейцарии, где он скрывался от нацистов. На Гольдштейна вышли работавшие в Швейцарии сотрудники советской военной разведки (ГРУ). Эмигрировав в 1948 году в Израиль, Вольф Гольдштейн, ставший к тому времени Зеевом Авни, начал свою трудовую деятельность в одном из израильских сельскохозяйственных кооперативов (киббуцев). В 1950 году Авни был принят на работу в израильский МИД, где, между прочим, не скрывал своих коммунистических взглядов.

В 1952 году Зеев Авни становится торговым атташе при посольстве Израиля в Брюсселе. Здесь же агент ГРУ получает еще одну должность - начальника службы безопасности посольства с правом доступа к сейфу с секретными документами. Через четыре года, находясь под арестом, Авни заявил следователю, что передал в Москву всю секретную информацию, поступавшую в посольство из Тель-Авива.

В 1953 году израильский МИД переводит Авни в Белград на должность торгового атташе в Югославии и Греции. Одновременно с этим "двойной агент", находясь под постоянным контролем советской разведки, становится представителем израильской разведки в Греции и Западной Германии. При этом любопытно, что Авни не знал, что давно уже работает не на ГРУ, а на Комитет госбезопасности СССР, т.е. не на военную, а политическую разведку, где проходит под кодовой кличкой Чех.

Одной из наиболее громких операций "Моссада", в которой принимал самое активное участие Зеев Авни, было проникновение в ряды бывших офицеров гитлеровского вермахта, нашедших прибежище в Египте. Тогдашнее руководство Египта не только предоставило им убежище, но и использовало ветеранов германской армии и СС в качестве военных советников и сотрудников полиции.

"Нью-Йорк таймс мэгэзин" сообщал 27 июля 1958 года: "Египетские пропагандисты с помощью нескольких германских специалистов, уцелевших после краха нацизма, превратили каирское радио в необычайно мощное орудие нацистской пропаганды, направленное против Израиля". Оказавшиеся в Египте военные преступники стали одной из главных мишеней оперативной деятельности израильских спецслужб, агентом которых был работавший на советскую разведку Зеев Авни.

Находясь на дипломатической службе в Белграде, Авни регулярно передавал в Москву образцы кодов и шифров, использовавшихся "Моссадом" для связи с агентурой в Афинах и Белграде. Авни раскрыл всю израильскую агентурную сеть, действовавшую во Франции, Германии, Греции, Италии, Швейцарии и Югославии!

Энтузиазм и преданность Зеева Авни "делу победы коммунизма во всем мире" не угасли и после известного "дела врачей", когда по Советскому Союзу прокатилась инспирированная Сталиным массовая волна репрессий против "убийц в белых халатах" и прочих "безродных космополитов". На следствии Авни неоднократно повторял, что Сталин был величайшим гением всех времен и народов, и категорически отказывался поверить в то, что разоблачительная речь Хрущева на XX съезде КПСС не была фальшивкой, изготовленной мастерами дезинформации из ЦРУ.

Выйти на самого успешного двойного агента 1950-х израильская контрразведка смогла лишь в 1956 году. За свою работу на СССР Авни получил скромный для такого рода деятельности срок - 14 лет тюремного заключения.

ТРУДНЫЙ УДЕЛ НЕЛЕГАЛОВ

С разрывом дипломатических отношений между Израилем и СССР, последовавшим после победоносной для первого "шестидневной войны" 1968 года и исчезновением легальной "крыши", главной задачей советской разведки на этом направлении стала прямая инфильтрация в еврейское государство секретных агентов-"нелегалов", действующих без дипломатического прикрытия. Они должны были поставлять необходимую информацию и контролировать действовавшую в Израиле советскую агентурную сеть. Командировки "нелегалов" в Израиль были, как правило, краткосрочными. В начале 1970-х годов там работали "нелегалы" Карский, Патрия, Рунь и Йорис. Заброшены они были с канадским, испанским, мексиканским и финским паспортами.

Отсутствие возможности вести легальную разведдеятельность заставило руководство советской разведки активно использовать нелегальную резидентуру, укрывавшуюся под "крышей" Духовной миссии Русской Православной Церкви в Иерусалиме. Она состояла всего из двух офицеров разведки, которые под прикрытием обслуживающего персонала миссии - завхоза и шофера - занимались сбором разведывательной информации. Интересно отметить, что ни руководство Московской патриархии, ни начальник миссии, не говоря уже о рядовых священнослужителях, даже не догадывались, кем на самом деле являются эти совсем не приметные люди.

"Центр" так сильно загрузил этих сотрудников работой, что они не справлялись с потоком приходивших из Москвы заданий. О высоком профессионализме советских агентов говорит тот факт, что, находясь под "колпаком" у "Шин-Бет" - службы внутренней контрразведки Израиля, сотрудники резидентуры при миссии РПЦ регулярно поставляли в Центр важнейшую информацию и ни разу не "засветились"!

После тяжелейшей Октябрьской войны 1973 года, вновь закончившейся победой еврейского государства, советская разведка сделала "израильское направление" одним из самых приоритетных. Тем не менее, несмотря на внедрение в ряды эмигрантов большого числа агентов, существенного проникновения в израильские спецслужбы и оборонительные структуры достичь так и не удалось.

Тогдашний руководитель службы зарубежной контрразведки КГБ СССР Олег Калугин позднее вспоминал: "Многие из завербованных нами эмигрантов обещали работать на советскую разведку, однако, едва успев пересечь границу, о своих обещаниях тут же забывали. Тем не менее некоторые из "бывших" продолжали оказывать нам помощь, поставляя информацию о настроениях среди еврейских эмигрантов. Нашей главной целью было "трудоустройство" эмигрантов, главным образом - инженеров и ученых на ключевые должности в оборонной промышленности, в армейских структурах и правительствах стран Запада. Однако к тому времени, когда я в 80-х годах ушел с поста руководителя зарубежной контрразведки, мне не было известно ни об одном таком случае".

В 1972 году в Израиле начала работать нелегальная резидентура советской разведки, которой руководил 34-летний офицер Юрий Линов, кодовая кличка - Кравченко. В Израиле он представлялся австрийским гражданином Карлом-Берндтом Мотлем. Руководство советской разведки планировало передать под контроль Линова сеть из пяти действующих агентов. В группу входили: обладавший связями в израильской разведке врач Леон (он был завербован еще 1966 году во время поездки в Советский Союз) и Ким, агент, засланный в Израиль в группе еврейских эмигрантов. Перед Кимом была поставлена задача внедриться в организацию "Узники Сиона". В группу входил еще один эмигрант, прибывший в Израиль в 1970 году. Кроме этих людей Юрий Линов должен был контролировать и других агентов - сотрудницу западногерманского посольства Герду и Рона, посла одной из западных стран в Израиле.

Нелегальная резидентура проработала в Израиле всего год, после чего Линов попал в поле зрения израильской контрразведки и вынужден был покинуть страну. В феврале 1973 года Линов неожиданно "всплыл" в Западном Берлине. Еще через месяц он был арестован. Центр пришел к выводу, что Линова сдал агент Леон, перевербованный израильской контрразведкой "Шин-Бет".

После этого операции "нелегалов" в Израиле были приостановлены и в действие ввели спецслужбы социалистических стран. Одной из таких служб была венгерская разведка, руководство которой готовило к заброске в Израиль "нелегала" под кодовым псевдонимом Ясай. Однако длительная и дорогостоящая подготовка Ясая, который должен был быть заброшен в Израиль под видом еврейского эмигранта из Франции, завершилась скандальным фиаско: агент отказался пройти обряд обрезания и сорвал операцию.

Комментарии для элемента не найдены.

Глава разведки предупреждает об увеличении разрыва между Израилем и соседями

После арабской весны 2011 года Израиль стал сильнее, стабильнее и богаче своих соседей. Но, по словам начальника военной разведки генерал-майора Герци Халеви, это не обязательно то, чем можно гордиться - это должно вызывать беспокойство.

В своем выступлении в среду на конференции в Герцлии в этом году Халеви представил сумку для описания динамичного Ближнего Востока: mishtarkev , который, по его словам, состоит из слов на иврите, обозначающих улучшение, mishtaper и сложного, murkav . ,

В своей речи он дал общий обзор региона, но не раскрыл никакой информации, ранее не обнародованной Армией обороны Израиля. Он коснулся сирийской гражданской войны, ядерных амбиций Ирана, "Хезболлы" в Ливане, ХАМАС в Газе, террора на Западном берегу и группировки "Исламское государство".

Получайте ежедневное издание The Times of Israel по электронной почте и никогда не пропустите наши главные новости Бесплатная регистрация

Каждая из этих угроз существует в течение многих лет, но одной проблемой, которую затронул Халеви, было растущее неравенство между Израилем и его соседями.

С одной стороны, статус Израиля как сильной, стабильной демократии на Ближнем Востоке - это то, что следует ценить и не забывать.

«Может быть, из-за Холокоста мы несем с собой чувство преследования», - сказал он. «Но вокруг нас нас считают очень сильной, агрессивной, неожиданной и способной фигурой. Нам важно сохранить это ».

Но с другой стороны, хотя Израиль может быть стабильным, его соседи нет. А это не сулит ничего хорошего еврейскому государству.Начальник военной разведки предупредил, что экономические разногласия могут привести к религиозному экстремизму и терроризму.

«Существует разрыв между нами и всеми вокруг нас, и этот разрыв растет, - сказал Халеви.

«Если вы посмотрите на валовой внутренний продукт на душу населения, то в Израиле мы приближаемся к 40 000 долларов США (154 000 шекелей). Вокруг нас есть страны, в которых [наш ВВП] в пять раз больше, чем у них, в семь раз больше, в 10 раз и даже в 20 раз больше », - сказал Халеви.

«Это не должно вызывать гордость, это должно вызывать беспокойство», - сказал он.«Когда состояние вашего района ухудшается, стоимость вашего дома не повышается».

Говоря о терроре не только в Израиле, но и во всем мире, Халеви указал на Интернет и другие технологии, которые облегчают людям проведение атак без необходимости вступать в экстремистские организации.

«Вам не обязательно владеть крупной сетью отелей, чтобы сдавать комнату на Airbnb», - сказал Халеви, имея в виду популярный сайт аренды жилья. «Вам также не обязательно принадлежать к крупной террористической организации, чтобы осуществить теракт.”

Как видно из терактов в Орландо, Тель-Авиве, Париже, Турции и других местах по всему миру, «Исламское государство» быстро становится доминирующей силой в международном терроризме, и каждая атака вдохновляет на следующую, сказал Халеви.

«Исламское государство» - это «зло в мире, Амалек 2016 года», - сказал он, используя название библейского племени, которое считается воплощением зла.

Третья ливанская война

На границах Израиля Халеви указал на ситуации, которые в настоящее время стабильны, но могут быстро ухудшиться.

На юге ХАМАС пока не заинтересован в новом раунде конфликта с Израилем после войны в Газе 2014 года, известной в Израиле как операция Protective Edge, сказал он, «но в следующем месяце все может быть иначе».

Халеви сделал особый акцент на угрозе со стороны "Хезболлы" в Ливане, поскольку Израиль готовится отметить в следующем месяце 10-летие Второй ливанской войны.

Israeli explosives experts inspect a Hezbollah rocket after it landed in the northern Israeli city of Haifa, August 9, 2006. (Max Yelinson /Flash90)

Израильские специалисты по взрывчатым веществам осматривают ракету "Хезболлы" после того, как она приземлилась в северном израильском городе Хайфа, 9 августа 2006 года.(Макс Йелинсон / Flash90)

Считается, что в арсенале «Хезболлы» более 100 000 ракет и ракет, а также системы вооружения, «которых у них никогда раньше не было», - сказал Халеви.

Начальник разведки не сказал бы, что следующий раунд насилия с поддерживаемой Ираном террористической группировкой приведет к массовым жертвам среди гражданского населения Израиля, но был близок к этому.

«Во время войны Судного дня у нас был убит один человек в тылу от сирийской ракеты. Ситуация в следующем конфликте будет совершенно иной », - сказал он.

Халеви показал, насколько близко Израиль подошел к тому конфликту в прошлом году, когда «Хезболла» выпустила семь противотанковых ракет по войскам ИДФ на северной границе, убив двоих.

«Я не думаю, что" Хезболла "осознала весь потенциал жертв там, - сказал он.

Israeli soldiers look at a burned-out vehicle loaded onto the back of a truck near Ghajar after it was removed from the seen of a Hezbollah missile attack along the Israel-Lebanon border on January 28, 2015. (photo credit: AFP/MENAHEM KAHANA)

Израильские солдаты смотрят на сгоревший автомобиль, загруженный в кузов грузовика недалеко от Гаджара, после того, как он был удален из зоны видимости после ракетной атаки Хезболлы вдоль израильско-ливанской границы 28 января 2015 года.(Фото: AFP / MENAHEM KAHANA)

Если бы «Хезболле» удалось убить все возможное количество солдат, сказал Халеви, «наш ответ был бы другим. Тогда их ответ был бы другим. И, может быть, сегодня по радио будут говорить о Третьей Ливанской войне с Хезболлой, а не только о второй ».

Хотя у ЦАХАЛа в настоящее время нет планов атаковать "Хезболлу", армия никогда не была более подготовленной, сказал он.

«Если бы наши враги знали наши возможности и наш интеллект, они бы избавили себя от следующего конфликта», - сказал Халеви.

«Я собираюсь сказать это со всей должной осторожностью, но никогда не было армии, которая знала бы о своем враге столько, сколько мы знаем о« Хезболле », - сказал начальник разведки.

«Но все же следующая война будет непростой, она будет непростой», - сказал он.

Иран против «прагматичных суннитов»

Халеви указал на две конкурирующие группы в мусульманском мире: шиитский Иран, который, несмотря на свой «законный» статус после прошлогодней ядерной сделки с Ираном, продолжает финансировать нападения на Израиль, и «прагматичные» суннитские страны во главе с Саудовской Аравией. , чьи интересы все больше совпадают с Израилем.

По всему Ближнему Востоку и в Иране, и в Саудовской Аравии много пальцев в горшках. Обе страны принимают непосредственное участие в йеменской и сирийской гражданских войнах.

Iranian mourners carry the coffin of Brigadier General Mohammad Ali Allahdadi, a commander of the Islamic republic

Иранские скорбящие несут гроб бригадного генерала Мохаммеда Али Аллахдади, командира Стражей исламской революции, убитого в результате авиаудара Израиля по Сирии, во время его похоронной процессии в Тегеране 21 января 2015 г. (AFP / ATTA KENARE)

В Сирии Иран уже потерял «250 человек, и это только их бойцы из Корпуса стражей исламской революции.Это не считая шиитских ополченцев, которыми руководит Иран », - сказал он.

Хотя угроза ядерного Ирана была отложена на несколько лет в свете Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), подписанного в прошлом году, Исламская Республика продолжает развивать свою ядерную программу - хотя и значительно более медленными темпами - только теперь у него есть «международная легитимность» для этого, сказал Халеви.

Теперь, когда Иран оказался за столом переговоров, страна также приобрела дипломатическую легитимность, сказал он.

Все это, несмотря на то, что он продолжает призывать к уничтожению Израиля и дает военным крыльям ХАМАС, Хезболлы и Исламского Джихада «60 процентов их бюджетов», - сказал Халеви.

Иран также взял на себя ведущую роль на фронте кибервойны против Израиля, сказал он, осуществляя цифровые атаки, а также обучая Хезболлах делать то же самое.

С другой стороны, сказал он, «прагматичные сунниты» - в основном страны Персидского залива - возглавляют борьбу против Ирана.

Саудовская Аравия сегодня - это «не та Саудовская Аравия, которую мы видели полтора года назад», - сказал Халеви.

«Саудовская Аравия более активна, пытаясь возглавить лагерь суннитов на Ближнем Востоке. Это страна, которая, возможно, стабилизировалась и стала сильнее в борьбе с Ираном », - сказал он.

«Некоторые интересы прагматичных суннитских стран становятся все ближе к нашим интересам», - сказал Халеви. «Это интересное развитие, и в этом есть возможность».

,

Разведка во время Шестидневной войны (1967)

К ошеломительной победе Израиля в июне 1967 года привел ряд факторов. За годы до начала войны Вольфганг Лотц проник на высшие уровни египетских военных и политических структур. получить жизненно важную информацию о планах защиты Египта и на случай непредвиденных обстоятельств. Эли Коэн сделал то же самое в Сирии. Было еще много таких, которые остаются неизвестными и анонимными.

В августе 1966 года пилот иракских ВВС Мунир Редфа также вылетел на своем МиГ-21 советского производства в Израиль, и это отступничество, которое принесло Израилю большую пользу с точки зрения способности его ВВС тренироваться против воздушного противника.

С основанием Организации освобождения Палестины в 1964 году существующая напряженность только усилилась по мере роста трансграничного проникновения и террористических нападений арабов на израильтян. Похищение и повешение Эли Коэна в Дамаске в 1965 году только разожгли пламя. Атаки арабов, в свою очередь, привели к возмездию Израиля, кульминацией которого стал воздушный бой Израиля с сирийскими самолетами над Голанскими высотами 7 апреля 1967 года.Незадолго до этого сирийские артиллеристы обстреляли поселение Тель-Кацир ниже Голанских высот. Израильские военно-воздушные силы разослали самолеты ВВС США для уничтожения сирийских орудий, сирийские самолеты поднялись на их защиту, а ВВС США сбили 6 сирийских самолетов без потерь для Израиля.

Начальник израильского генерального штаба Ицхак Рабин предупредил, что Израиль не останется пассивным перед лицом провокаций.Сирийцы, встревоженные демонстрацией своей слабости, нервничали по поводу выводов и намерений Израиля. Таким образом, сирийцы надеялись на поддержку египтян.

Насер, как бесспорный лидер арабского мира, принял вызов. 14 и 15 мая головные части двух египетских дивизий вышли на Синайский полуостров.Он привел египетскую армию в полную боевую готовность.

Этот шаг застал израильскую разведку врасплох. По оценкам Сервиса, арабские армии не были готовы к войне до 1969-70 гг. У египтян было большое количество сил, скованных в Йемене, которые поддерживали там антисаудовские и анти-роялистские силы. Кроме того, после завершения Синайской войны 1956 года Синай был фактически демилитаризован.Силы Организации Объединенных Наций по поддержанию мира были размещены там в качестве предварительного условия Израиля для вывода своих сил с Синая после войны.

Это правда, что еще в 1960 году, после стычек на израильско-сирийской границе, Египет направил большие силы на Синай с намерением «удержать Израиль от нападения на Сирию».«Но размещение египетских войск в мае 1967 года было другим». В отличие от 1960 года, когда египтяне вошли тайно, чтобы их окончательный вывод мог быть сдержанным и благородным, в этой операции не было радиомолчания, никакой секретности; Фактически, вид египетских танков в ярко-песчаном камуфляже, направлявшихся для того, чтобы столкнуть евреев в море, был с большим ликованием освещен арабскими СМИ.«

Израильская военная разведка (Аман) предупредила о наступлении египетских войск на Синай всего за несколько часов. Но даже в этом случае Аман не особо беспокоился. Израильтяне думали, что Насер« прикажет своей армии и танкам отойти после демонстрации боевых действий. сила поставила Израиль на его место ». И это несмотря на то, что Советы явно создавали проблемы в регионе.«Возможно, желая спровоцировать конфликт, чтобы унизить Израиль или внушить чувство непобедимости в арабском лагере, Советы предоставили египтянам и сирийцам ложную информацию о несуществующих передвижениях войск ЦАХАЛа и о намерениях Америки». 13 мая Советы сообщили Анвару Садату, заместителю Насера, находившемуся с визитом в Москве, что израильские войска «были массой

». ,

Министр разведки предупреждает главу «Хезболлы» о «мании величия»

Министр разведки Исраэль Кац совершил резкую атаку на лидера террористической группировки «Хезболла», назвав Хасана Насраллу «страдающим манией величия», не имеющим представления о реальности, и предупредил, что Ливан будет «разорен» в будущем конфликте между ЦАХАЛом и «Хезболлой».

«Хезболла продолжает оставаться главной негосударственной угрозой не только для Израиля, но и для Ливана», - сказал он на Герцлийской конференции, ежегодном семинаре, посвященном безопасности Израиля.

Он добавил, что конфликт с базирующейся в Ливане шиитской группировкой мог быть спровоцирован незначительным инцидентом из-за «страдающего манией величия характера лидера организации Хасана Насраллы, фанатичной личности, у которой отсутствует какое-либо представление о реальности, кроме, возможно, чего-либо, чем можно заняться. с защитой его личной безопасности ».

Получайте ежедневное издание The Times of Israel по электронной почте и никогда не пропустите наши главные новости Бесплатная регистрация

Его слова прозвучали на следующий день после того, как начальник военной разведки ЦАХАЛ майор.Генерал Герци Халеви, выступая на той же конференции, особо подчеркнул угрозу со стороны "Хезболлы" в Ливане, поскольку Израиль готовится отметить в следующем месяце 10-летие Второй ливанской войны.

Считается, что «Хезболла» имеет в арсенале более 100 000 ракет и ракет, а также системы вооружения, «которых у них никогда раньше не было», - сказал Халеви.

Но Кац сказал, что именно северный сосед Израиля и лидер "Хезболлы" больше всех потеряют в конфликте с Израилем.

«Война в Ливане и нападение на тыл Израиля приведут к изгнанию Насраллы и принесут разорение Ливану», - предсказал он.

Hezbollah leader Hassan Nasrallah delivers a speech from Beirut, Lebanon on May 12, 2016 (screen capture: Press TV)

Лидер Хезболлы Хасан Насралла произносит речь из Бейрута, Ливан, 12 мая 2016 г. (снимок экрана: Press TV)

Кац, который также является министром транспорта, представил свое видение того, как Израиль станет торговым мостом между Средиземным морем и странами на его востоке, увеличив скорость исторической железной дороги долины Изреель, части железнодорожной сети в регионе, действовавшей во время первого половина двадцатого века под властью Османской империи и Великобритании.Он сообщил, что турецкие грузовики уже используют стратегическое положение Израиля, которое позволяет объехать раздираемую войной Сирию.

«Турецкие грузовики уже везут товары на восток через порт Хайфы. Они используют израильский маршрут как альтернативу сирийскому маршруту, который нельзя использовать из-за ситуации там », - сказал он.

Кац также воспользовался возможностью, чтобы поднять тему создания международного острова в море напротив сектора Газа, который служил бы портом с мостом на сушу для перемещения людей и товаров.

«Этот план мог бы во многом способствовать ослаблению давления на жителей Сектора, в то же время продвигая отделение от Израиля», - пояснил он и отметил, что руководство службы безопасности Израиля очень заинтересовано в этой идее.

«Я надеюсь, что у высшего политического руководства хватит смелости и решимости принять решение», - сказал он.

В феврале газета Haaretz, выходящая на иврите, сообщила, что высокопоставленные должностные лица ЦАХАЛ поддерживают идею ослабления давления на ХАМАС, фактического правителя Газы, в условиях ухудшения экономической ситуации в Газе, которая может привести к новому конфликту, путем предоставления доступа к территории. до морского порта.В нем говорится, что ряд возможных договоренностей о портах, включая создание искусственного прибрежного острова, обсуждается на высшем военном и политическом уровнях.

Сотрудники Times of Israel внесли свой вклад в этот отчет.

,

Израильские разведывательные службы

Аман - военная разведка

Управление военной разведки Аман, или Агаф Хамодеин на иврите, является одним из старейших управлений Армии обороны Израиля. Он был основан сразу после основания государства Израиль. Основная задача Управления военной разведки - снабжать правительство и ЦАХАЛ предупреждениями и предупреждениями разведки ежедневно и во время войны для защиты Израиля от угроз.Он готовит всесторонние брифинги национальной разведки для премьер-министра и кабинета министров, ежедневные разведывательные отчеты, оценки риска войны, целевые исследования соседних арабских стран и перехват сообщений. Он также обрабатывает трансграничные операции. Организация использует разведывательные группы коммандос в тылу врага, воздушную разведку и военных атташе, дислоцированные в зарубежных посольствах для сбора разведданных.

Чтобы силы безопасности могли защитить Израиль от угроз, разведка должна использовать множество ресурсов и тщательно отслеживать террористическую деятельность и события в арабских странах, а также технологические достижения во всем мире.

Отслеживание роста террористических организаций требует тщательного сбора разведданных. Разведывательная информация поступает из различных источников и обрабатывается солдатами разведывательного корпуса для создания обновленной оценки ситуации.

Солдаты корпуса день и ночь работают над совершенствованием своих методов сбора, обработки и оценки разведывательной информации. Постоянная разработка новых систем и инструментов для отслеживания разведки также имеет решающее значение. Солдаты несут ответственность за передачу информации и ее обновление в реальном времени.

солдат проходят подготовку для военной разведки в Подразделении военной разведки и кибер-инструкций (MICIU), крупнейшей разведывательной школе на Ближнем Востоке. Солдаты узнают о языке и культуре своих врагов и могут свободно говорить на региональном языке менее чем за два месяца. Помимо арабских диалектов, школа все больше ориентируется на фундаменталистский ислам и персидский язык. Иврит также преподают новые иммигранты и израильтяне, чьи языковые навыки нуждаются в улучшении.Студенты учатся с 8.00 до 23.00. ежедневно в течение 10 недель, чтобы получить аттестат зрелости, а затем провести еще 10 недель на курсах продвинутого уровня.

Управление состоит из трех основных подразделений - подразделения 8200, подразделения 9900 и подразделения 504. Самым большим из них является блок 8200 (иврит: יחידה 8200, Yehida shmonae -Matayim), отвечающий за сбор информации о сигналах (SIGINT) и расшифровку кода. Солдаты подразделения отвечают за разработку и использование инструментов сбора информации, анализ, обработку и передачу собранной информации соответствующим должностным лицам.Подразделение действует во всех зонах, а в военное время они присоединяются к боевым полевым штабам, чтобы обеспечить более быстрый обмен информацией.

Некоторые должности в Управлении военной разведки включают:

  • Прослушивание. Солдаты, которые выполняют эту работу, должны уметь сочетать очень высокий уровень арабского со способностями отбора и синтеза.
  • Перевод информации. Переводчики должны не только переводить текст с одного языка на другой, но и владеть инструментами, чтобы быть избирательными при переводе на основе информации из отчетов.
  • Расшифровка аэрофотоснимков. Это включает интерпретацию аэрофотоснимков и превращение их в карты.
  • Техник-электронщик. Это включает в себя создание систем проверки, производство электронных карт, строительство защищенных компьютерных терминалов и многое другое.

«Подразделение 8200, вероятно, является передовым агентством технической разведки в мире и стоит на одном уровне с АНБ во всем, кроме масштабов», - говорит Питер Робертс, старший научный сотрудник Британского Королевского института объединенных служб.«Они очень сосредоточены на том, на что они смотрят - безусловно, более сфокусированы, чем АНБ - и проводят свои операции с такой степенью упорства и страсти, которую вы не испытываете нигде».

В корпусе также есть элитное подразделение Сайерет Маткал. Считается лучшим боевым подразделением в израильской армии и одним из лучших подразделений спецназа в мире. Это единица, в которой профессионализм встроен в образ жизни. Подразделение не является частью какого-либо регионального командования; он только реагирует на приказы начальника Генерального штаба.

Шин Бет

Шерут Хабитачон Хаклали (Шабак), более известное как Шин-Бет, является внутренним контрразведывательным и контртеррористическим агентством Израиля. Девиз, высеченный на печати организации, - «Защищается и не будет виден». Он отвечает за безопасность и защиту премьер-министра Израиля и других правительственных лидеров, а также оборонную промышленность, уязвимые экономические районы и израильские объекты за рубежом.Shin Bet, которую иногда сравнивают с Федеральным бюро расследований США (ФБР), также обеспечивает общую безопасность национальной авиакомпании Израиля

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о