Патрон двухпульный: Двойной удар

Стреловидные пули… | Оружейный журнал «КАЛАШНИКОВ»

Путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть II (начало в № 12/2017)

Успешность любых разработок в конечном счёте оценивается только достигнутыми результатами. Для стрелкового оружия – эффективностью стрельбы. Организация стрельб на эффективность – довольно хлопотное мероприятие, поскольку для получения достоверных результатов требует профессионализма, большого объёма испытаний и материального обеспечения, включая наличие отлаженного оружия и соответствующего количества патронов со стабильными характеристиками.

Для стрельбы опытными патронами в Ижевске на основе СВД и ПК были разработаны гладкоствольные снайперская винтовка СВДГ и пулемёт ПКГ. Интересно, что каких-либо специальных требований по повышению эффективности стрельбы к оружию не предъявлялось. Наоборот, опытные гладкоствольные пулемёт и винтовка должны были максимально соответствовать своим штатным аналогам, чтобы объективно оценить влияние именно нового патрона. По этой же причине вопрос о гильзе нового патрона «современной формы», без выступающей закраины не ставился.

На полигонных испытаниях по оценке эффективности стрельбы в 1973 году были получены первые и просто фантастические результаты: «Опытный пулемётный комплекс, благодаря лучшей настильности стрельбы значительно превзошёл штатный комплекс — при стрельбе одиночными выстрелами — в 1,6 и 8,7 раза по частости поражения мишени. При стрельбе очередями со станка — от 2,47 до 12,6 — 21,3 раз по частости попадания в мишень». Стрельба велась на дальности 700, 900 и 1000 м, по мишеням №№ 8 и 11… И это притом что гладкоствольный пулемёт в то время уступал штатному пулемёту по кучности боя опытными патронами по площади рассеивания в среднем в два раза. Однако достаточно достоверными были признаны лишь результаты стрельбы одиночными выстрелам и из-за ограниченного объёма испытаний при стрельбе очередями, что весьма корректно.

СДВГ (6В1-10) и ПКГ (6П6-10). Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»

На предварительных испытаниях в IV квартале 1980 года (на полигоне ЦНИИТОЧМАШ, перед расширенными полигонными испытаниями) были получены похожие результаты. При этом объём произведённых стрельб также не давал возможности назвать эти результаты полностью достоверными. Но главным, самым положительным фактом была не кратность превосходства, а фактическое и существенное увеличение частости попаданий. Поэтому разработчики с достаточно обоснованным энтузиазмом ожидали результатов расширенных полигонных испытаний на Ржевском полигоне, которые были запланированы на 1981 год. И главной, основной целью которых было проведение сравнительных стрельб на эффективность.

Но отечественные исследования по пулемётно-винтовочным патронам с оперённой подкалиберной пулей были окончательно прекращены в 1983 году, не в последнюю очередь на основании результатов этих испытаний. Так что же произошло? Почему «вдруг» перспективная и длившаяся столь продолжительное время и отнявшая массу усилий работа была закрыта?

Если сегодня оценивать основные причины такого решения, то становится понятно, что судьба проекта была заранее предрешена ещё до испытаний по сумме сразу нескольких процессов внутри ГРАУ, 4 ГУ МОП и предприятий отрасли, происходивших в те годы. Вот главные из них:

Во-первых, западные разработки патронов с оперёнными подкалиберными пулями так ни к чему не привели, на вооружение ничего подобного принято не было и не планировалось. И основными причинами неудач там назывались проблемы с убойным действием и кучностью.

Во-вторых, стоит вспомнить, что 1980–83 годы были в СССР пиком, расцветом «периода застоя». Руководство Главка и предприятий патронной промышленности отвергли ту степень и объём нововведений, которые нужно было бы реализовать для освоения массового производства новых патронов. Мотивация к инновациям, как сказали бы сегодня, была близка к абсолютному нулю.

В-третьих, отечественные патронщики сами виноваты… Пётр Фёдорович Сазонов, очень грамотный и опытный конструктор, который долгие годы являлся заместителем главного инженера ЦНИИТОЧМАШ и руководителем всего патронного направления института, в 1975 году предложил вариант винтовочного патрона «оптимальной баллистики в калибре 6 мм», который, по его расчётам, удовлетворял требованиям к перспективному пулемётному комплексу, в первую очередь по ДПВ. Именно этот отечественный проект сейчас принято называть «шестёркой», или «6х49 винтовочный», хотя первоначально длина гильзы составляла 54 мм. К 1981 году «шестёрка» обрела достаточное количество сторонников в ГРАУ, в Главке и в руководстве ЦНИИТОЧМАШ, особенно с учётом первых двух причин, приведённых выше. Типовая и отработанная в отрасли технология изготовления всех элементов патрона, классическая конструкция. Да, уступает стреловидным по всем параметрам, но перспективные требования должна выполнить. Вроде бы, получался вполне удобный компромисс.

Все авторы и идеологи кардинальной смены направления работ по новому пулемётному комплексу были абсолютно уверены, что «шестёрку» удастся быстро довести до ума и принять на вооружение. Поэтому ставка была сделана именно на этот проект. И именно поэтому в заключении Ржевского полигона к отчёту об испытаниях 1981 года было сказано: «Учитывая бесплодность многолетних усилий в направлении обеспечения сколько-нибудь приемлемых характеристик технического рассеивания стреловидных пуль, при достаточном повреждающем действии последних, работы по исследованию возможности создания винтовочного патрона со стреловидной пулей целесообразно прекратить». С обоснованием в самом отчёте другой главной претензии — недопустимой опасности разлёта секторов поддонов для своих войск.

Как же так, спросит внимательный читатель, а куда делась кучность тех двух «снайперских» партий, почему «вдруг» изменилось мнение об опасности разлёта секторов поддонов и что, собственно говоря, показали сравнительные стрельбы на эффективность? Ответы удивительны и, к сожалению, очень просты: Указать в отчёте и в итоговых результатах данные стрельбы «снайперскими» — не сочли нужным. Стрельбы на эффективность, которые являлись основной целью испытаний, вовсе не проводились. Подробный «разбор» содержания этого отчёта, особенно с учётом прошедших лет уже малоинтересен, но некоторые принципиальные моменты требуют комментариев.

Опытные патроны с ОПП показали практически одинаковое со штатными рассеивание при стрельбе из боевого оружия, были поставлены полигону в требуемом количестве и проведению сравнительных стрельб на эффективность ничто не препятствовало, даже формально.

Поражающее и останавливающее действие стреловидных пуль было выше или равноценно штатным патронам с пулей ЛПС. И формулировка заключения не соответствовала данным самого отчёта.

Говоря об отсутствии «сколько-нибудь приемлемых характеристик технического рассеивания стреловидных пуль», полигоном имелась в виду кучность стрельбы одиночными выстрелами по сравнению со штатным снайперским патроном 7Н1. Но расчёты вероятностей попаданий при стрельбе патронами с ОПП из снайперской винтовки показывали, что при кучности, аналогичной штатным патронам ЛПС обеспечивается как минимум равная эффективность на ближних дистанциях (до 300 м) и превосходство на больших дистанциях стрельбы. А доработка опытного патрона до уровня кучности снайперского патрона 7Н1 дополнительно увеличивает вероятности попадания лишь на 9–15% из-за доминирующего влияния лучшей настильности траектории. Кроме этого, проведённые ещё в начале 60-х годов испытания стрельбой из пулемётов РП-46, СГМ и ПК штатными патронами (ЛПС) по сравнению с целевыми спортивными патронами «Экстра» показали, что более чем в 10 раз меньшая площадь рассеивания одиночными выстрелами спортивных патронов не приводит к практически заметному увеличению эффективности стрельбы очередями из пулемёта, которая зависит, в первую очередь, от конструкции оружия и величины энергии отдачи.

Зоны разлета секторов поддонов. Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»

Определение фактической зоны разлёта поддонов на испытаниях 1981 года провели «с выдумкой» — из пулемёта было произведено 600 выстрелов длинными очередями, со станка, с углом возвышения 30 градусов. Зону разлёта определили по крайним местам обнаружения стреляных поддонов на поверхности земли (свежевыпавшем снеге), без учёта рикошетов. Полученная схема никак не совпадает с зоной разлёта таких же по весу и начальной скорости секторов поддонов, приведённой в официальном отчёте 1973 года того же Ржевского полигона и показанной на рисунке справа.
Области красного цвета на схемах обозначают «опасную по воздействию секторов поддонов на личный состав» зону. Синий сектор на правом рисунке обозначает зону, в которой было обнаружено 70% всех стреляных поддонов. В обоих случаях была получена одинаковая дальность опасной зоны — 30 м от дульного среза, за пределами которой сектор безопасен. При этом в 1981 году не была определена и выделена зона, внутри которой сектор поддона считался «убойным, как осколок». А далее, продолжая весьма интенсивно терять свою скорость и энергию, его опасность снижалась от возможности пробить обмундирование, до способности нанести порез или ушиб незащищённым участкам кожи. Эта зона, согласно данным отчёта 1973 года, показана на правом рисунке штриховкой и ограничена удалением 14 м от дульного среза. Принципиальной же разницей являются показанные на схемах углы разлёта — 56 и 22 градуса, что характеризует величину бокового отлёта секторов от линии стрельбы и является главным фактором, определяющим вероятность нахождения своего бойца в опасной зоне. Также есть данные стрельб ЦНИИТОЧМАШ 1978 года из снайперской винтовки СВДГ с установкой вертикальных экранов на разных дальностях перпендикулярно направлению стрельбы и с замером максимального бокового отклонения от линии стрельбы пробоин от секторов. Их значения приведены на правом рисунке красным шрифтом для дальностей 14 и 30 метров. Эти значения показательны и важны, потому что более корректны по сравнению с методом нахождения стреляных секторов на поверхности земли, а также поскольку нет никакой принципиальной разницы в разлёте секторов при стрельбе из пулемёта и винтовки. Таким образом, более обоснованным следует считать первоначальный вывод о безопасности разлёта секторов для своих войск.

Результат «работы» насадка для дробления пластмассовых поддонов. Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»Результат «работы» насадка для дробления пластмассовых поддонов

Более того, не хуже других понимая нежелательность разлёта секторов при стрельбе из автомата и снайперской винтовки, были разработаны и испытаны дульные насадки для дробления пластмассовых поддонов, один из вариантов которых хорошо виден на фотографии СВДГ. Как показали сравнительные стрельбы, такие насадки не влияли на кучность стрельбы, но их вес, габариты и живучесть были ещё неудовлетворительными, поэтому исследования в данном направлении можно и нужно было продолжать.

Но решение было принято и отечественные исследования по пулемётно-винтовочным патронам с оперённой подкалиберной пулей были окончательно прекращены в 1983 году. Как же можно сегодня оценить это решение и результаты работ?

С одной стороны, к переходу на стадию ОКР работа действительно не была готова — не были в достаточной степени разработаны высокопроизводительное оборудование и технологии для изготовления всех элементов патрона. Требовалась доработка технологии литья пластмассовых секторов поддона и стабилизация их характеристик. Трудоёмкость изготовления опытного патрона с ОПП в 1,8 раза превышала трудоёмкость изготовления штатного 7,62-мм винтовочного патрона. Была необходима доработка обыкновенной и трассирующей пуль по кучности стрельбы одиночными выстрелами. Другими словами, для успешного завершения работ требовалось время, настойчивость и изобретательность.

С другой стороны, в большой мере были решены все «естественные проблемы» подкалиберной схемы: практически достигнут требуемый уровень кучности стрельбы; достигнуто равноценное поражающее и большее останавливающее действие 4,5-мм стреловидных пуль; обеспечено превосходство по пробивному действию высокопрочных преград и по проникающему действию пуль. Ресурс гладкостенных пулемётных стволов превышал 32 тыс. выстрелов.

Также подтвердились «естественные преимущества» подкалиберной схемы: достигнуты высокие баллистические характеристики, обеспечивавшие в габаритах штатного винтовочного патрона ДПВ = 615 м, при меньшем на 15% весе патрона и меньшем импульсе отдачи. Обеспечивалось превосходство по вероятностям попадания в цели, увеличиваясь по мере увеличения дальности стрельбы.

Но, как уже отмечалось, успешность любых разработок в стрелковом оружии в конечном итоге оценивается (точнее — должно оцениваться) только достигаемым результатом — эффективностью стрельбы. Поэтому не имея этих цифр, полученных при достаточном для достоверности объёме стрельб, любое утверждение как об огромном превосходстве патронов с ОПП над штатными, так и об обратном — не являются корректными. Поэтому в любом случае, решение о закрытии отечественного проекта по патронам с ОПП было преждевременным. Затратив на проведение исследований немалые средства, время и усилия, было необходимо как минимум провести должным образом все нужные испытания…

Дальнейшую отработку «шестёрки» поручили автору работ по стреловидным — В.Н. Дворянинову. По его собственным словам, эта работа неожиданно и по-настоящему увлекла его как инженера-конструктора, вызвав профессиональный интерес и желание разобраться в причинах предыдущих неудач «шестёрки»… Были разработаны новая пуля, гильза, капсюль и пороховой заряд. Неожиданно для всех новый патрон преподнёс немало сюрпризов и проблем, с которыми ранее не сталкивались. Но практически все из них удалось преодолеть за счёт оригинальных конструктивных и технологических решений. Работа была доведена до стадии технического проекта, за которым, по окончании ОКР, обычно следует принятие изделия на вооружение… «Шестёрку» закрыли в 1991 году, «просто» не заключив договор на финальную часть ОКР. Многие считают, что это было вызвано развалом СССР, что, безусловно, повлияло. Но основной причиной была очередная смена приоритетов у заказчиков и выдвижение с «правильными» требованиями к патронам новых фаворитов в среде военной науки, на самом деле являвшихся бескомпромиссными адептами калибра 7,62, рассуждающих по аналогии с известным правилом, что «автомобиль может быть любого цвета, если он чёрный». Но это уже совсем другая история.

В отечественной истории отработки патронов с ОПП был ещё один, пожалуй, самый недооценённый заказчиками как тогда, так и сегодня момент. По инициативе патронщиков, одновременно с отработкой основного 10/4,5-мм варианта, проводились исследования по многопульным патронам. Более того, возвращаясь к «золотой мечте» о едином патроне для автомата и пулемёта, был разработан однопульный 10/3,5-мм патрон с высокой начальной скоростью (1360 м/с) и импульсом отдачи 0,87 кгс•с. И второй вариант патрона — трёхпульный с 2,5-мм стрелками. ДПВ = 650 и 555 м соответственно. Стрельбу из автомата и пулемёта можно было бы вести любым из них, с сопряжением траекторий как минимум в пределах ДПВ. При таком решении повышение эффективности стрельбы для автомата достигается не за счёт уменьшения импульса отдачи и, соответственно, меньшего рассеивания при автоматической стрельбе из неустойчивых положений, а при всех положениях стрельбы за счёт эффекта «залпового огня». И, дополнительно к этому, за счёт значительного увеличения ДПВ и других преимуществ подкалиберных пуль с высокой начальной скоростью. Именно отсутствие такого «дополнения» у многопульных патронов калиберной схемы не позволило добиться приемлемых энергий пуль на средних и больших дальностях и все попытки их создания в малых калибрах были признаны неудачными. В любом случае даже «просто многопульный» вариант пулемётно-винтовочного патрона был бы крайне интересен и заслуживал пристального внимания.

Результат «работы» насадка для дробления пластмассовых поддонов. Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»Основные отечественные патроны-фигуранты прежних и современных дискуссий об идеальном патроне. Характеристики этих боеприпасов приведены в таблице

В таблице приведены основные технические и баллистические данные этих патронов, соответственно их порядку на фотографии. Анализируя и сравнивая эти данные, необходимо помнить, что на практике существенную роль играет не только полная энергия пули у цели, но и удельная энергия, соответствующая весу и площади поперечного сечения каждой пули. А при оценке пробивного действия для классических пуль надо считать удельную энергию непосредственно сердечника. Например, данные 10/3,5-мм патрона смотрятся не так агрессивно, как штатного винтовочного. Но пересчёт на удельную энергию даёт уже другую картину. Кроме этого, сегодня весьма спорным является требование для пулемётного патрона о пробитии каски или противоосколочного бронежилета на дальностях до 1500 м, учитывая изменившиеся с 30-х годов прошлого века характеристики типовых целей по их площади и, соответственно, реальные вероятности попадания. Для «шестёрки» (третий патрон слева) в таблице приведены данные, достигнутые к 1981 году, чтобы можно было объективно оценить, «из чего выбирали» в тот период времени.

Третьим справа изображён макет трёхпульного варианта единого патрона.

 Винтовочный
7,62х54-мм
(лпс)
Винтовочный
10/4,5-мм
однопульный
Винтовочный
6х54-мм
(1981 г.)
Единый
10/3,5-мм
однопульный
Единый
10/2,5-мм
трехпульный
7,62х39-мм
(обр. 1943 г.)
Автоматный
5,45х39-мм
(7Н6)
Номер на рисунке 2  3  4  5  6 7
Начальная скорость, м/с825 12501080 1360 1200715900
Импульс отдачи, кгс.с1,24 1,15 1,00 0,87 0,92 0,78 0,49
ДПВ0,50 метров420 615 540 650555 356 440
Энергия пули, кгм: дульная329 342 297 236 85 207 141
400 м146182 145 121 36 63 51
600 м91 125 96 82 21 37 26
800 м57 83 62 53 12 29 16
1000 м43 52 4033 7,4 23  12
1200 м 35  36  —  21  —  —  —
1500 м 26  22  20  12 
Б.К. (Сиаччи),
м2/кгс
 3,07  3,09  2,95  3,35 3,50  4,10 3,77
Время полета
на 800 м, сек.
 1,53 0,91 1,09 0,85 1,10 2,05 1,60
Снос бок. ветром 1,5 м/с на 800 м, метров 0,84 0,40  0,54 0,26 0,43 0,90 0,70
Масса пули, г 9,60 4,30 5,00 2,50 1,18 7,90 3,42
Масса патрона, г 21,8 18,5 18,0 16,1 17,0 16,4 10,5
Длина патрона, мм 77 74 76 65 65 56 57
Изменения вероятностей попадания очередями в мишень № 10 «пулемёт» . Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»Изменения вероятностей попадания очередями в мишень № 10 «пулемёт» при стрельбе из ПКМ (со станка, с механическим прицелом) штатным 7,62-мм винтовочным патроном и 10/2,5-мм трёхпульными патронами (V0 = 1200 м/с) при разных целевых значениях сердцевины рассеивания СВ х СБ на 100 м

На графике представлены изменения вероятностей попадания очередями в мишень № 10 «пулемёт» при стрельбе из ПКМ (со станка, с механическим прицелом) штатным 7,62-мм винтовочным патроном и 10/2,5-мм трёхпульными патронами (V0 = 1200 м/с) при разных целевых значениях сердцевины рассеивания СВ х СБ на 100 м.

Линия графика «Предельная для 7,62» — это идеальный вариант, учитывающий только параметры рассеивания и срединные ошибки наводки, а все остальные ошибки стрельбы принимаются равными нулю. Нижняя кривая соответствует расчётным значениям при учёте уже всех ошибок стрельбы. Разница значений между этими двумя кривыми наглядно демонстрирует суммарное влияние ошибок на конечный результат. Причём здесь в расчётах использованы данные для «лучших пулемётчиков». Вероятности же попадания «средними пулемётчиками» на дальностях свыше 700–800 м, мягко говоря, ещё более невелики. Как видно по графикам, превосходство многопульного патрона подкалиберной схемы по вероятностям попаданий весьма существенно и позволяет превзойти даже предельно возможные значения для однопульных патронов. На этом фоне практически все «новые» идеи смотрятся, как детские игры в песочнице…

Винтовочный 10/4,5-мм патрон с подкалиберной пулей, судя по имеющимся данным, должен превосходить «шестёрку» в большей степени, чем «шестёрка» превосходит штатный винтовочный патрон. Но затраты на перевооружение огромны в обоих случаях. И решить, достаточно ли достигаемого преимущества непросто. Для патронов с подкалиберными оперёнными пулями этот вопрос по-прежнему остаётся открытым. Для «шестёрки» более вероятен ответ «нет, недостаточно», в том числе учитывая успешно проведённую в последующие годы модернизацию штатного патрона.

В заключение, коротко касаясь дискуссий о путях дальнейшего развития современных боевых патронов стрелкового оружия, приходится во многом согласиться с мнением тех специалистов, которые говорят, что возможности модернизации патронов классической схемы на сегодня исчерпаны. Проведённая модернизация позволила существенно увеличить дальности пробития высокопрочных и комбинированных преград, включая современные бронежилеты, но никак принципиально не повлияла на вероятности попадания в цели. Также надо отметить, что практически любая из популярных сегодня и считающаяся перспективной идея по-прежнему строится вокруг классической, калиберной схемы патрона, оставаясь поэтому в соответствующих баллистических рамках и ограничениях. Вследствие чего получить принципиально новый уровень эффективности на этом пути невозможно.

Отвечая на главный вопрос настоящей статьи, сформулированный в её названии, можно сказать, что разработка отечественных патронов с оперёнными подкалиберными пулями является, к сожалению, историей упущенных возможностей. Подкалиберная схема, которая может объединить в себе многие современные наработки, по-прежнему остаётся весьма привлекательной своими «естественными преимуществами». Но окончательное доведение её до ума по всем параметрам — достаточно сложная конструкторская и технологическая задача. Тем не менее очень вероятен вариант, что другого выхода для реального повышения эффективности стрелкового оружия в будущем не останется.

Стреловидные пули. Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»

«Двухпульные: кто знает?»

Varnas

Где и когда были впервые созданы двухпульные патроны? Пока все результаты указывает на широкие ескперименты американцев в 60-70 годы, но кто были первыми?

NORDBADGER

За первого не скажу (ИМХО очень задолго до SALVO), но точку отсчёта сдвину малость — в 1930-е уже вовсю экспериментировали (применительно к нарезному оружию).

GEORGEspb

На вооружении состояли у нас — с середины 70-х к 12,7 четырехствольному пулемету ЯКБ-12,7, стоявшему на Ми-24Д. Соответственно применялись в Афгане. http://commi.narod.ru/txt/shirad/170.htm
На следующей модификации был заменен на 23 или 30 мм спарки ГШ-23Л или ГШ-30К соответственно.

Калеб

у нас на вооружении были двупульные 1СЛ и 1СЛТ 12.7, к авиапулемету ЯкБ. Разработаны в 68 году по Болотину..

п-ф

Трёшку двухпульную тож для пулемётов малосерийкой делали. Потом бросили. 60е-70е.

Самарец

… а две пули на полуторный заряд пороха — вообще начали заряжать еще в шомполки 😊

Costas

К винтовке Эванса трёхпульный ещё в конце 19в был, применялись на нашем флоте.

Первые два патрона пулевые, третий трёхпульный. Пули у последнего в бумажном (папковом) контейнере, рядом первая пуля; вторая и третья — таблетки.

VVL

А ради чего городили огород с многопульным патроном? Какая выгода?

NORDBADGER

VVL
А ради чего городили огород с многопульным патроном? Какая выгода?

Стрелка маленько косовато. 😊

Costas

VVL
А ради чего городили огород с многопульным патроном? Какая выгода?

Раньше — для стрельбы на близком расстоянии, в карауле, например (типа как картечь). Сейчас в основном для увеличения плотности огня при стрельбе очередями…

Varnas

Cпасибо за инфу. Кстати сегодня напрягся и хоть по англиски непонимаю нарыл ссылку http://www.thegunzone.com/salvo.html.
как понял американцы многопульными патронами занимались еще с 19 века. Кстати мож там написано про причины почему только один многопульный патрон был принят на вооружение?

Costas

Varnas
Cпасибо за инфу. …..

Varnas, вы бы название темы изменили. А то на «Может кто знает?» думаю не все обращают внимание. Лучше «Двухпульные: кто знает?» и т.п. 😛

Varnas

хорошая мысль 😊

13mm

ЕМНИП в русском «Солдате Удачи» конца 90-х была статья про многопульные патроны.
Может быть есть электронная версия или у кого-нибудь сохранились…

Varnas

Статья про многопульные патроны или про стреловидные, в том числе и с несколькими стрелами?

13mm

Varnas
Статья про многопульные патроны или про стреловидные, в том числе и с несколькими стрелами?
Сейчас уже точно не помню.
Да, есть сомнение, что в SoF только про стреловидные, а про многопульные в «МастерРужье»…
… или в SoF было две статьи: сначала про многопульные патроны вообще — такая емкая обзорная статья, а потом про «перспективную» штурмовую винтовку и её патроны со стреловидными элементами.

13mm

Откуда у вас такие картинки?

Блин! Я пули искал, а надо было — яйца!

mpopenker

13mm
Откуда у вас такие картинки?

Блин! Я пули искал, а надо было — яйца!

Доктор, откуда у вас ТАКИЕ картинки? 😊
Оттуда, вестимо. а у некоторых на нашем форуме не то что картинки — и патрончики такие дуплексные есть (ну или будут в самом ближайшем будущем). Сверленые, конечно, но будут 😊

ну и вот еще в ту же кучу, экзотический патрончик американский.

Varnas

Патрон фирмы «Hughes» — a какой калибр и размеры, дульная енергия? И вопрос насчет трехпульных патронов — а как обеспечивалось рассеивание пуль? В двухпульном ясно — скос на донце второй пули, а в трехпульных как?

mpopenker

Varnas
Патрон фирмы «Hughes» — a какой калибр и размеры, дульная енергия? И вопрос насчет трехпульных патронов — а как обеспечивалось рассеивание пуль? В двухпульном ясно — скос на донце второй пули, а в трехпульных как?

калибр — 5.6мм, размеры прикидывай по фото. Баллистика неизвестна 😞

Varnas

Баллистика неизвестна
жаль 😞

Donkey

mpopenker

калибр — 5.6мм, размеры прикидывай по фото. Баллистика неизвестна 😞

Но, судя по размеру зарядной каморы, не слабая…

Donkey

А вот уже не двух-, а больше (м.б., не совсем в тему)

Varnas

проект салво. с коническим стволом. 12,7 — 7,62. Переходный конус должен изнашиватса очень быстро…

Экспериментальные патроны — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

 

Человечество использует стрелковое оружие уже более 8 веков — первые упоминания о китайских «огненных копьях» появились в 1200-х годах. За это время из бамбуковой палки, набитой кустарным порохом, «огнестрел» превратился в совершенное оружие, способное поражать цель на расстоянии более 2 км. Особенности нашей цивилизации привели к огромному прогрессу в области вооружений, и некоторые инженерные решения необычны и по-своему красивы. Особенно впечатляет многообразие конструкций пуль – в небольшом кусочке металла оружейники нашли тысячи возможностей для фантазии.

Вот тут мы изучали ИСТОРИЮ РАЗВИТИЯ ПАТРОНА и как могли пытались с вами распилить его и рассмотреть, что там внутри. Но на самом деле кроме довольно стандартных образцов есть очень необычные и интересные о которых большинство из вас вообще не слышало.

Под катом мы рассмотрим оригинальные и экзотические боеприпасы.

 

Патрон с улетающей гильзой.

Безгильзовый 9mm патрон AUPO был разработан и испытан в первой половине 1980х годов итальянским конструктором Бруно Чиволани. Специально под этот боеприпас компания Benelli Armi спроектировала пистолет-пулемёт Benelli CB-M2.

Патрон 9mm AUPO состоял из цельнометаллической головной части и полой тонкостенной задней части, имевшей форму цилиндра

 

Схема работы ударного механизма и устройства патрона пистолета-пулемета Benelli CB-M2.

 

Задняя часть патрона, выполненная в виде «стакана», служила гильзой, внутри нее располагались метательный пороховой заряд и располагавшийся по кругу заряд воспламеняющего вещества (капсюльный заряд). Открытая задняя часть гильзы закрывалась сгорающей диафрагмой, защищавшей заряд от рассыпания и влаги при хранении.

 

 

Патроны со спрессованным зарядом.

В начале 60-х годов прошлого века министерство обороны ФРГ профинансировало научно-исследовательскую программу по разработке и изучению безгильзовых боеприпасов промежуточных калибров. Опытно-конструкторские работы проводились компанией Dynamit Nobel.

Сверху вниз: экспериментальные 4,3х21 DAG и 4,7х21 DE11, финальный 4,73х33 HK.

 

 

Еще один подобный патрон разрабатывался и в США AAI Corporation в начале 1980-х, для программы «Advanced Infantry Weapon System» (AIWS – перспективный пехотный оружейный комплекс) ориентированной на поиск замены для винтовки М-16.

Было разработано несколько его модификаций. Основным стал вариант с 4,3-мм подкалиберной пулей со свинцовым сердечником в раскрывающемся сегментном поддоне.

 

 

 

Реактивный Gyrojet.

Пожалуй наиболее известной безгильзовой схемой схемой является реактивный патрон к американскому пистолету MBA Gyrojet

Реактивные пули Gyrojet (13×50 мм), выполненные из нержавеющей стали обладали низкой начальной скоростью и стабилизировались только вращением за счет отклонения части пороховых газов в радиальной плоскости, зато выстрел был практически бесшумен, а на дальности 55 м энергия разогнавшейся пули почти в два раза превышала энергию пули, выпущенной из пистолета Кольт M1911.

 

 

В 1960 году компания MBA разработала и наладила выпуск очень необычных пуль – ракетных. Внутри пустотелых пуль находился заряд пороха и капсюль, то есть, гильза не требовалась. Под эти реактивные пули, разумеется, выпускались и пистолеты: 13-мм многозарядные Gyrojet. Это оружие обладало уникальными характеристиками именно благодаря необычной пуле. Прежде всего, оно имело простейшую конструкцию, минимум подвижных деталей и минимальную отдачу. К тому же Gyrojet стрелял намного тише обычных пистолетов и давал меньшую дульную вспышку.

 

Однако, у пули были и недостатки. Реактивная пуля вылетала из ствола с минимальной начальной скоростью, и ей требовалось время на разгон до максимальных 260 м/сек, что на коротких дистанциях снижало и без того не очень большие убойность и БП Gyrojet. Кроме того, изготовление пули было трудоемким: требовалось с высокой точностью сверлить в пуле ракетные сопла, хотя основной материал пули (сталь) был дешевым. Также, разработчикам не удалось добиться приемлемой кучности на дистанциях более 20 м. В итоге Gyrojet была слишком дорогой и имела слишком узкий диапазон действия, чтобы получить широкое распространение.

 


Коллекционеры раритетного оружия утверждают, что стрельба из пистолетов и карабинов Gyrojet доставляет особое удовольствие

Среди массы необычных конструктивных решений, Gyrojet имеет больше всего шансов на возрождение. Современные марки пороха и технология лазерной 3D-печати облегчают изготовление качественных ракетных пуль, которые потенциально будут иметь более высокую кучность, чем Gyrojet разработки 1960-х годов. Ракетная пуля может радикально упростить, облегчить и удешевить стрелковое оружие – автомат под ракетные патроны может весить всего 1,5-2 кг и стоить минимум в 2-3 раза дешевле современных аналогов под обычный патрон. Добиться такого результата при использовании современных патронов невозможно: даже самые передовые и дорогостоящие решения с применением пластиковых патронов и титановых сплавов в рамках программы LSAT позволяют снизить вес оружия с боекомплектом лишь на 30-35%.

 

 

Подводный активно-реактивный патрон калибра 7,62-мм

В 1967 году ВМФ СССР заказало ЦНИИТОЧМАШ разработку комплекса подводного оружия для боевых пловцов.

Разработка подводного пистолета и боеприпасов к нему были начаты в феврале 1968 года Ширяевым Д.И. совместно с Матвейкиным С.И. – инженером в области разработки твёрдотопливных двигателей. В основу проекта легла открытая патентная документация по пистолету Gyrojet.

Патрон состоял из длинной стальной трубки с острым и тяжёлым наконечником. В трубке размещалась твёрдотопливная шашка. С донной части трубку закрывало сопло реактивного двигателя и стальной поддон. По нарезам ствола ракету вёл оловянный ведущий поясок, обеспечивающий начальную закрутку пули. Ракета крепилась в латунной гильзе с вышибным зарядом и капсюлем «Жевело».

Первые образцы пистолета и боеприпасов были готовы к июлю 1968 года и испытаны в Феодосии.

 

 

 

Одна – хорошо, а две – лучше. Многопульные патроны.

Пуля SSB (Salvo Squeeze Bore) была впервые запатентована в конце 1960-х годов.

SSB представляет собой комплекс из нескольких суббоеприпасов, конических пустотелых или обычных пуль, которые насажены друг на друга и закреплены в гильзе. Такая конструкция позволяет комбинировать суббоеприпасы, например, передний может быть из термоупрочненной стали, а последующие — из мягкой меди или с добавлением трассирующего состава. SSB имеет высокое останавливающее действие (ОД), поскольку воздействует на большую площадь цели, чем обычная пуля.

 

 

Недостатки SSB вытекают из ее достоинств: повышенное рассеяние суббоеприпасов при большой дальности стрельбы может привести к промаху. Чтобы решить эту проблему, оружейники разработали несколько вариантов SBB, например, с суббоеприпасами, летящими строго друг за другом в вакуумном пузыре. Но изначально недешевые пули SBB не получили широкого распространения из-за того, что не имеют радикальных преимуществ по бронепробиваемости (БП) и останавливающему действию перед обычными пулями. Тем не менее, эта пуля интересна тем, что может повысить плотность пулеметного огня – суббоеприпасы создают более плотное облако, повышающее вероятность попадания в цель. В настоящее время SBB используются любителями стрельбы и бойцами спецподразделений.

 

 

Hollifield Target Practice Rod

Hollifield Target Practice Rod — это один из самых странных боеприпасов в истории огнестрельного оружия. Он разработан генералом Джорджем Вингейтом в 1870-х годах. Тренировочный комплект Hollifield Target Practice Rod, или как его коротко называли Hollifield «DOTTER», состоял из 2-мм стержня, 4-мм трубки и патрона, не имеющего ни капсюля, ни порохового заряда. Трубка вставлялась в ствол, внутрь трубки вставлялся подпружиненный стержень, а винтовка заряжалась патроном, внутри которого вместо пули двигался другой подпружиненный стержень. В процессе «выстрела» ударник бил по стержню патрона, а стержень патрона в свою очередь ударял по стержню внутри трубки ствола. В итоге ствольный стержень «выпрыгивал» из дула винтовки на 15 см и протыкал специальную бумажную мишень, имитирующую удаленную цель.

 


Hollifield Target Practice Rod позволял имитировать стрельбу на большие дистанции

Таким образом с помощью Hollifield «DOTTER» можно было упражняться в стрельбе даже в помещении, без стрельбы боевыми патронами. Более того, стрелок мог научиться быстро работать затвором винтовки, заряжать ее, ставить/снимать с предохранителя, то есть, довести до автоматизма обращение с оружием, используя безопасный тренировочный боеприпас.

Сегодня на фоне современных лазерных тренажеров Hollifield «DOTTER» выглядит забавным анахронизмом, но, тем не менее, время от времени находятся энтузиасты, которые заново изобретают приспособление Вингейта.

 

 

Стреловидные патроны 

Согласно историческим источникам стрелами пытались заряжать гладкоствольные образцы оружия еще в 17 веке, причем даже эти изготовленные вручную и помещенные в деревянные цилиндры заряды давали некоторое преимущество по дальности ведения огня.

Пик изысканий в данной области пришелся на 60е годы двадцатого века. В СССР этой темой начали заниматься в НИИ-61 (позднее — ЦНИИТОЧМАШ). Итогом работы стал патрон ОПС (оперенный подкалиберный стрелковый) и автомат АО-27

 

 

Стреловидная альтернатива

В поисках путей повышения точности и убойности пуль оружейники неоднократно обращались к идее использования стреловидных пуль – небольших оперенных «стрелок». Одним из таких боеприпасов был патрон .330 Amron Aerojet (8,38х69 мм). Он был разработан в 1969 году и в отличие от большинства аналогичных боеприпасов, несет не одну «стрелку», а 3 или 4. При скорости каждой стреловидной пули более 1400 м/с, они достигали цель, удаленную на расстояние 500 м, почти мгновенно, что облегчало поражение движущихся целей и не требовало внесения каких-либо поправок на дальность, ветер и т.д. Убойность и бронепробиваемость «стрелок» оказались высокими, однако вскрылись и недостатки стреловидных пуль, устранить которые не удалось.

 


Патрон 8,38х69 мм имел несколько вариантов пуль: сплошная цельнометаллическая, подкалиберные с одной или несколькими «стрелками»

 

Так, на испытаниях в рамках американского проекта SPIW отмечалась невысокая точность стрельбы, особенно патронов с несколькими стреловидными пулями. Кроме того, мелкие осколки картриджей, удерживающих пули в гильзе, представляли потенциальную угрозу для людей, находящихся рядом со стрелком. Также, «стрелки» хорошо дырявили металл, но быстро вязли в песке и древесине, а это, между прочим, основной материал легких полевых укреплений.

Так что пока стреловидные пули не являются по-настоящему массовыми, но ор

Экспериментальные патроны — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

 

Человечество использует стрелковое оружие уже более 8 веков — первые упоминания о китайских «огненных копьях» появились в 1200-х годах. За это время из бамбуковой палки, набитой кустарным порохом, «огнестрел» превратился в совершенное оружие, способное поражать цель на расстоянии более 2 км. Особенности нашей цивилизации привели к огромному прогрессу в области вооружений, и некоторые инженерные решения необычны и по-своему красивы. Особенно впечатляет многообразие конструкций пуль – в небольшом кусочке металла оружейники нашли тысячи возможностей для фантазии.

Вот тут мы изучали ИСТОРИЮ РАЗВИТИЯ ПАТРОНА и как могли пытались с вами распилить его и рассмотреть, что там внутри. Но на самом деле кроме довольно стандартных образцов есть очень необычные и интересные о которых большинство из вас вообще не слышало.

Под катом мы рассмотрим оригинальные и экзотические боеприпасы.

 

Патрон с улетающей гильзой.

Безгильзовый 9mm патрон AUPO был разработан и испытан в первой половине 1980х годов итальянским конструктором Бруно Чиволани. Специально под этот боеприпас компания Benelli Armi спроектировала пистолет-пулемёт Benelli CB-M2.

Патрон 9mm AUPO состоял из цельнометаллической головной части и полой тонкостенной задней части, имевшей форму цилиндра

 

Схема работы ударного механизма и устройства патрона пистолета-пулемета Benelli CB-M2.

 

Задняя часть патрона, выполненная в виде «стакана», служила гильзой, внутри нее располагались метательный пороховой заряд и располагавшийся по кругу заряд воспламеняющего вещества (капсюльный заряд). Открытая задняя часть гильзы закрывалась сгорающей диафрагмой, защищавшей заряд от рассыпания и влаги при хранении.

 

 

Патроны со спрессованным зарядом.

В начале 60-х годов прошлого века министерство обороны ФРГ профинансировало научно-исследовательскую программу по разработке и изучению безгильзовых боеприпасов промежуточных калибров. Опытно-конструкторские работы проводились компанией Dynamit Nobel.

Сверху вниз: экспериментальные 4,3х21 DAG и 4,7х21 DE11, финальный 4,73х33 HK.

 

 

Еще один подобный патрон разрабатывался и в США AAI Corporation в начале 1980-х, для программы «Advanced Infantry Weapon System» (AIWS – перспективный пехотный оружейный комплекс) ориентированной на поиск замены для винтовки М-16.

Было разработано несколько его модификаций. Основным стал вариант с 4,3-мм подкалиберной пулей со свинцовым сердечником в раскрывающемся сегментном поддоне.

 

 

 

Реактивный Gyrojet.

Пожалуй наиболее известной безгильзовой схемой схемой является реактивный патрон к американскому пистолету MBA Gyrojet

Реактивные пули Gyrojet (13×50 мм), выполненные из нержавеющей стали обладали низкой начальной скоростью и стабилизировались только вращением за счет отклонения части пороховых газов в радиальной плоскости, зато выстрел был практически бесшумен, а на дальности 55 м энергия разогнавшейся пули почти в два раза превышала энергию пули, выпущенной из пистолета Кольт M1911.

 

 

В 1960 году компания MBA разработала и наладила выпуск очень необычных пуль – ракетных. Внутри пустотелых пуль находился заряд пороха и капсюль, то есть, гильза не требовалась. Под эти реактивные пули, разумеется, выпускались и пистолеты: 13-мм многозарядные Gyrojet. Это оружие обладало уникальными характеристиками именно благодаря необычной пуле. Прежде всего, оно имело простейшую конструкцию, минимум подвижных деталей и минимальную отдачу. К тому же Gyrojet стрелял намного тише обычных пистолетов и давал меньшую дульную вспышку.

 

Однако, у пули были и недостатки. Реактивная пуля вылетала из ствола с минимальной начальной скоростью, и ей требовалось время на разгон до максимальных 260 м/сек, что на коротких дистанциях снижало и без того не очень большие убойность и БП Gyrojet. Кроме того, изготовление пули было трудоемким: требовалось с высокой точностью сверлить в пуле ракетные сопла, хотя основной материал пули (сталь) был дешевым. Также, разработчикам не удалось добиться приемлемой кучности на дистанциях более 20 м. В итоге Gyrojet была слишком дорогой и имела слишком узкий диапазон действия, чтобы получить широкое распространение.

 


Коллекционеры раритетного оружия утверждают, что стрельба из пистолетов и карабинов Gyrojet доставляет особое удовольствие

Среди массы необычных конструктивных решений, Gyrojet имеет больше всего шансов на возрождение. Современные марки пороха и технология лазерной 3D-печати облегчают изготовление качественных ракетных пуль, которые потенциально будут иметь более высокую кучность, чем Gyrojet разработки 1960-х годов. Ракетная пуля может радикально упростить, облегчить и удешевить стрелковое оружие – автомат под ракетные патроны может весить всего 1,5-2 кг и стоить минимум в 2-3 раза дешевле современных аналогов под обычный патрон. Добиться такого результата при использовании современных патронов невозможно: даже самые передовые и дорогостоящие решения с применением пластиковых патронов и титановых сплавов в рамках программы LSAT позволяют снизить вес оружия с боекомплектом лишь на 30-35%.

 

 

Подводный активно-реактивный патрон калибра 7,62-мм

В 1967 году ВМФ СССР заказало ЦНИИТОЧМАШ разработку комплекса подводного оружия для боевых пловцов.

Разработка подводного пистолета и боеприпасов к нему были начаты в феврале 1968 года Ширяевым Д.И. совместно с Матвейкиным С.И. – инженером в области разработки твёрдотопливных двигателей. В основу проекта легла открытая патентная документация по пистолету Gyrojet.

Патрон состоял из длинной стальной трубки с острым и тяжёлым наконечником. В трубке размещалась твёрдотопливная шашка. С донной части трубку закрывало сопло реактивного двигателя и стальной поддон. По нарезам ствола ракету вёл оловянный ведущий поясок, обеспечивающий начальную закрутку пули. Ракета крепилась в латунной гильзе с вышибным зарядом и капсюлем «Жевело».

Первые образцы пистолета и боеприпасов были готовы к июлю 1968 года и испытаны в Феодосии.

 

 

 

Одна – хорошо, а две – лучше. Многопульные патроны.

Пуля SSB (Salvo Squeeze Bore) была впервые запатентована в конце 1960-х годов.

SSB представляет собой комплекс из нескольких суббоеприпасов, конических пустотелых или обычных пуль, которые насажены друг на друга и закреплены в гильзе. Такая конструкция позволяет комбинировать суббоеприпасы, например, передний может быть из термоупрочненной стали, а последующие — из мягкой меди или с добавлением трассирующего состава. SSB имеет высокое останавливающее действие (ОД), поскольку воздействует на большую площадь цели, чем обычная пуля.

 

 

Недостатки SSB вытекают из ее достоинств: повышенное рассеяние суббоеприпасов при большой дальности стрельбы может привести к промаху. Чтобы решить эту проблему, оружейники разработали несколько вариантов SBB, например, с суббоеприпасами, летящими строго друг за другом в вакуумном пузыре. Но изначально недешевые пули SBB не получили широкого распространения из-за того, что не имеют радикальных преимуществ по бронепробиваемости (БП) и останавливающему действию перед обычными пулями. Тем не менее, эта пуля интересна тем, что может повысить плотность пулеметного огня – суббоеприпасы создают более плотное облако, повышающее вероятность попадания в цель. В настоящее время SBB используются любителями стрельбы и бойцами спецподразделений.

 

 

Hollifield Target Practice Rod

Hollifield Target Practice Rod — это один из самых странных боеприпасов в истории огнестрельного оружия. Он разработан генералом Джорджем Вингейтом в 1870-х годах. Тренировочный комплект Hollifield Target Practice Rod, или как его коротко называли Hollifield «DOTTER», состоял из 2-мм стержня, 4-мм трубки и патрона, не имеющего ни капсюля, ни порохового заряда. Трубка вставлялась в ствол, внутрь трубки вставлялся подпружиненный стержень, а винтовка заряжалась патроном, внутри которого вместо пули двигался другой подпружиненный стержень. В процессе «выстрела» ударник бил по стержню патрона, а стержень патрона в свою очередь ударял по стержню внутри трубки ствола. В итоге ствольный стержень «выпрыгивал» из дула винтовки на 15 см и протыкал специальную бумажную мишень, имитирующую удаленную цель.

 


Hollifield Target Practice Rod позволял имитировать стрельбу на большие дистанции

Таким образом с помощью Hollifield «DOTTER» можно было упражняться в стрельбе даже в помещении, без стрельбы боевыми патронами. Более того, стрелок мог научиться быстро работать затвором винтовки, заряжать ее, ставить/снимать с предохранителя, то есть, довести до автоматизма обращение с оружием, используя безопасный тренировочный боеприпас.

Сегодня на фоне современных лазерных тренажеров Hollifield «DOTTER» выглядит забавным анахронизмом, но, тем не менее, время от времени находятся энтузиасты, которые заново изобретают приспособление Вингейта.

 

 

Стреловидные патроны 

Согласно историческим источникам стрелами пытались заряжать гладкоствольные образцы оружия еще в 17 веке, причем даже эти изготовленные вручную и помещенные в деревянные цилиндры заряды давали некоторое преимущество по дальности ведения огня.

Пик изысканий в данной области пришелся на 60е годы двадцатого века. В СССР этой темой начали заниматься в НИИ-61 (позднее — ЦНИИТОЧМАШ). Итогом работы стал патрон ОПС (оперенный подкалиберный стрелковый) и автомат АО-27

 

 

Стреловидная альтернатива

В поисках путей повышения точности и убойности пуль оружейники неоднократно обращались к идее использования стреловидных пуль – небольших оперенных «стрелок». Одним из таких боеприпасов был патрон .330 Amron Aerojet (8,38х69 мм). Он был разработан в 1969 году и в отличие от большинства аналогичных боеприпасов, несет не одну «стрелку», а 3 или 4. При скорости каждой стреловидной пули более 1400 м/с, они достигали цель, удаленную на расстояние 500 м, почти мгновенно, что облегчало поражение движущихся целей и не требовало внесения каких-либо поправок на дальность, ветер и т.д. Убойность и бронепробиваемость «стрелок» оказались высокими, однако вскрылись и недостатки стреловидных пуль, устранить которые не удалось.

 


Патрон 8,38х69 мм имел несколько вариантов пуль: сплошная цельнометаллическая, подкалиберные с одной или несколькими «стрелками»

 

Так, на испытаниях в рамках американского проекта SPIW отмечалась невысокая точность стрельбы, особенно патронов с несколькими стреловидными пулями. Кроме того, мелкие осколки картриджей, удерживающих пули в гильзе, представляли потенциальную угрозу для людей, находящихся р

7,62-мм винтовочно-пулеметные патроны XXI столетия

Патрон УС с уменьшенной скоростью пули


7,62-мм винтовочный патрон УС
с уменьшенной скоростью пули

Наряду с советскими Вооруженными силами штатная 7,62-мм магазинная винтовка Мосина обр. 1891/30 гг. широко использовалась и органами государственной безопасности. В середине 1930-х годов конструкторы специальной лаборатории братья В.?Г. и И.?Г.?Митины разработали по заданию НКВД несколько типов глушителей с каморами расширительного типа для оснащения винтовки Мосина. В 1938 году на вооружение Красной Армии и органов НКВД был принят новый комплекс специального стрелкового оружия, оснащенного приборами для беззвучно-беспламенной стрельбы, известными под общим индексом по имени изобретателей — «БРАМИТ», которые выпускались Тульским оружейным заводом вплоть до конца войны. Эти приборы использовались для стрельбы из штатного оружия — винтовок обр. 1891/1930 годов и ручного пулемета ДП.

Два резиновых обтюратора толщиной 15 мм в двух камерах прибора «БРАМИТ» были рассчитаны на несколько десятков выстрелов. В годы Великой Отечественной войны винтовками с приборами «БРАМИТ» оснащались наиболее подготовленные стрелки в разведывательно-диверсионных группах Красной Армии, НКВД и партизанских отрядах, оперировавших на территории, временно оккупированной противником. Для стрельбы из винтовок Мосина с прибором «БРАМИТ» использовались специальные 7,62-мм винтовочные патроны УС с уменьшенным зарядом пороха и легкой пулей Л. В качестве заряда в этом патроне использовался порох марки ВТ массой 0,45 грамма, который был подобран таким образом, чтобы начальная скорость пули была дозвуковой и составляла не более 260 м/с. Это в сочетании с прибором для беззвучно-беспламенной стрельбы обеспечивало глушение звука выстрела. Для отличия патрона УС вся пуля и дно гильзы окрашивались лаком зеленого цвета, а патрона, предназначенного для стрельбы из пулемета ДП, кроме этого еще и вся гильза полностью окрашивалась лаком черного цвета.

Патрон двухпульный повышенной плотности огня ДПП


7,62-мм пулеметный патрон двухпульный
повышенной плотности огня ДПП
(индекс 9-А-4011)

В конце 1960-х годов перенацеливание вертолетов, до этого использовавшихся в ВВС в основном как транспортное средство, на применение в качестве многоцелевого боевого средства послужило отправной точкой для создания принципиально новых систем стрелкового авиационного оружия. В начале 1970-х годов в Тульском конструкторском бюро (КБП) были начаты полномасштабные работы по конструированию многоствольных пулеметов с вращающимся блоком стволов, с приводом автоматики газоотводного типа, что существенно повысило темп стрельбы оружия. Вскоре в результате этих работ появились два четырехствольных пулемета — калибра 7,62 мм ГШГ-7,62 — конструкции В.?П.?Грязева, А.?Г.?Шипунова и Е.?Б.?Глаголева и калибра 12,7 мм — конструкции П.?Г.?Якушева и Б.?А.?Борзова.

Для стрельбы из пулемета ГШГ с темпом стрельбы 6000 выстрелов в минуту был разработан специальный двухпульный патрон повышенной плотности огня ДПП. В стандартные массо-габаритные размеры 7,62-мм винтовочно-пулеметного патрона советским конструкторам-оружейникам удалось вписать две пули, что существенно повысило вероятность поражения цели из авиационного оружия при высоких скоростях полета. Пули в новом патроне ДПП имели биметаллическую оболочку с впрессованными в первую пулю — свинцовым, а во вторую пулю — стальным сердечником. Длина первой пули составляла 28 мм (масса — 8,8 г), длина второй пули — 20,3 мм (масса 6,4 г). Разность между начальными скоростями пуль составляла примерно 35 м/с. Новый патрон, получивший индекс 9-А-4011, в полтора раза повысил эффективность 7,62-мм четырехствольного пулемета ГШГ-7,62 (ТКБ-621), принятого на вооружение боевых вертолетов Ми-24 А в 1979 году.

Снайперский патрон СН

Изменение способов ведения современного боя, характера целей и уровня их защищенности привело в конце ХХ столетия к изменению взглядов на роль, место и задачи, решаемые с помощью стрелкового оружия, что повлекло, в свою очередь, усовершенствование конструкций состоящих на снабжении патронов, и создание их новых типов и видов.

С принятием на вооружение Советской армии в 1963 году 7,62-мм снайперской винтовки Драгунова, работы над созданием снайперского патрона были продолжены. Для повышения эффективности огня из винтовки Драгунова СВД группа конструкторов НИИ-61 (бывший НИИ-44) под руководством Сазонова П.?Ф. и Дворянинова В.?Н. совместно с группой конструкторов КБ патронного завода № 188 (в настоящее время Новосибирский завод низковольтной аппаратуры) под руководством Р.?И. Хазанского приступили к проведению научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по повышению кучности стрельбы из снайперской винтовки за счет улучшения характеристик патрона.

Лучшие результаты показала пуля, разработанная П.?Ф.?Сазоновым и В.?Н.?Дворяниновым — при стрельбе на дальность 300 м кучность составляла не более 11 см. В 1963 году эта пуля была рекомендована для дальнейшей доработки. Но уже в 1964 году ГРАУ установило новые требования к снайперскому патрону:

  • патрон должен был иметь штатную биметаллическую гильзу;
  • стоимость патрона не должна быть существенно выше стоимости валового патрона;
  • кучность стрельбы не должна уступать кучности пули спортивного патрона ЦП.

Конструкторскому коллективу, несмотря на очевидную сложность задачи, удалось выполнить все требования ГАУ, и в 1967 году 7,62-мм винтовочный снайперский патрон с пулей СН был принят на вооружение Советской армии под индексом «7 Н1». Впервые в мире советским конструкторам-боеприпасникам удалось создать технологичную конструкцию снайперской пули высокой кучности боя со стальным сердечником. От обыкновенного винтовочного патрона он отличался устройством пули и повышенной точностью изготовления элементов. Он предназначался для стрельбы из снайперской винтовки Драгунова СВД для поражения живой силы на дальностях до 1300 м. Наиболее эффективной стрельба было на дистанции до 800 м.

Пуля ПС (ранее — СнПС) снайперского патрона состояла из следующих элементов: биметаллической оболочки, стального сердечника из стали Ст. 10 (материалы-заменители — Ст. 15; Ст. 20; Ст. 25), изготовленного штамповкой без дальнейшей механической и термической обработки и свинцового сердечника из свинца марки С4. В головной части пули СН впереди сердечника имеется небольшая пустота, наличие которой обусловлено сложностью штамповки остроносого сердечника. Масса пули СнПС составляла 9,8 г, что практически соответствовало массе пули ЛПС (9,6 г) и обеспечивало сопряжение траекторий пуль снайперского и обычного патронов.

Несмотря на простоту конструкции снайперской пули и ее общую сходность с конструкцией валовой пули общего назначения, ряд конструктивных и технологических отличий пули СН позволяет выделить ее в отдельный класс специальных пуль простого действия.


7,62-мм снайперский винтовочный патрон
с пулей СН со стальным сердечником
(индекс 7Н1)

Пуля снайперского патрона имеет составной сердечник — стальной штампованный головной и свинцовый основной. В отличие от пули ЛПС стальной сердечник расположен непосредственно в головной (оживальной) части оболочки и не имеет вокруг себя свинцовой рубашки, а свинцовый сердечник занимал ведущую и коническую донную часть пули. Это позволило оптимизировать расположение центра тяжести пули и избежать технологического эксцентриситета стального сердечника, так как последний стал точно фиксироваться внутри оболочки. Именно эксцентриситет стального сердечника являлся основной причиной повышенного рассеивания пуль ЛПС. Стальной сердечник оживальной формы имеет усеченную вершину, которая образует в головной части пули полость глубиной около 3 мм. Образование полости объясняют сложностью штамповки заостренных сердечников. Угол наклона заднего конуса увеличен до 10 градусов. Введение в конструкцию снайперской пули стального сердечника не только обеспечивало экономию свинца, но и позволило уменьшить массу пули до значения массы пули ЛПС, что служило выполнению требования сопряжения их траекторий. Без стального сердечника общая масса пули была бы около 12 грамм. Края оболочки хвостовой части пули обрезаны без закатки и образуют нижнюю открытую полость глубиной 2,5 мм. Расположение стального сердечника в головной части уменьшило эксцентричность пули, обеспечив более высокую кучность боя и сохранив при этом пробивное действие. Конструкция пули с головным сердечником оказалась настолько удачной, что была использована для пуль патронов 5,56×45 НАТО; 9×39 СП. 5;12,7х108 СН и др.

Несмотря на полную внешнюю схожесть снайперского винтовочного патрона 7 Н1 обр. 1967 года с валовым 7,62-мм винтовочно-пулеметным патроном с пулей ЛПС, разница между ними очень существенная. Размеры гильзы и пули СН и ее элементов, их очертания, массовые характеристики выдерживаются с высокой точностью. Допуски при изготовлении снайперских пуль сокращены вдвое, по сравнению с пулями валовых винтовочных патронов. Это очень важно, так как даже незначительное изменение веса пули в ту или иную сторону оказывает существенное влияние на результаты стрельбы на большие дальности.

Снайперский патрон СНБ

По пробивным свойствам снайперская пуля патрона 7 Н1 несколько уступает пуле ЛПС. До определенного времени это не имело особого значения. Однако уже в середине 1980-х годов в связи с распространением и быстрым усовершенствованием средств индивидуальной бронезащиты, пробивные свойства пули СН вышли на первый план. Компенсируя этот недостаток пуль снайперских патронов, в середине 1980-х годов в ЦНИИТОЧМАШ при сотрудничестве с КБ Новосибирского завода низковольтной аппаратуры на базе пули СН была разработана новая винтовочная снайперская бронебойная пуля.

В 1986 году на испытания были представлены несколько вариантов снайперских бронебойных пуль с остроконечными сердечниками из инструментальной стали У12 А с дополнительной термической обработкой (взамен сердечника из стали Ст. 10 в патроне 7 Н1). По пробивным свойствам опытные снайперские пули значительно превосходили штатную пулю СН, но у них наблюдалась нестабильная твердость бронебойного сердечника. Доработку пули конструкторский коллектив, состоявший из В.?М.?Боброва, В.?Н.?Дворянинова, и В.?А.?Николаева, продолжал до конца 1990-х годов. В середине 1999 года состоялись новые испытания доработанной снайперской бронебойной пули (СНБ). В ходе испытаний подтвердились высокие характеристики пули. Новый патрон по кучности стрельбы не уступал патрону 7 Н1 и обеспечивал требования по сопрягаемости траектории. Пробивающие свойства снайперской пули СНБ при стрельбе из винтовки СВД составляли:

  • по бронежилету 6 Б5–15 — на дальности 100 м — 100% сквозных пробоин, на 200 м — 0% сквозных пробоин;
  • по бронежилету 6 Б5–13 — на дальности 550 м — 80% сквозных пробоин, на 630 м — 55% сквозных пробоин.

Стальной лист толщиной 10 мм пуля СНБ пробивала с дистанции 300 м. По пробиваемости стального листа опытная СНБ пуля в 3,5 раза превзошла штатную пулю СН.?Пуля СНБ на дальности 300 м под углом 900 пробивала бронеплиту марки 2 П толщиной 5 мм (в то время как такая же пуля СН на дальности 250 м бронеплиту вообще не пробивала) или лист из стали марки 3 толщиной 10 мм. Дальность поражения целей в бронежилетах III класса защиты возросла в 11 раз.


7,62-мм снайперский винтовочный патрон
со снайперской бронебойной пулей СНБ
(индекс 7Н14)

На пули снайперских винтовочных патронов 7 Н1 и 7 Н14, а также на пули спортивных винтовочных патронов отличительная окраска не наносится во избежание влияния наплывов лака на кучность стрельбы. Поэтому для отличия снайперского винтовочного патрона с пулей СНБ от других патронов он получил отличительную окраску лаком — герметизатором фиолетового цвета стыка дульца гильзы с пулей. Кроме того, на укупорке этих патронов нанесены повторяющиеся надписи «Снайперские» и черная полоса.

В конце 1999 года 7,62-мм снайперский винтовочный патрон со снайперской бронебойной пулей СНБ, предназначенный для поражения живой силы, в том числе оснащенной средствами индивидуальной бронезащиты и легкобронированной наземной техники, был принят на вооружение Российской армии под индексом «7 Н14». Принятие на вооружение снайперского патрона с пулей СНБ оказалось весьма актуальным, что уже вскоре было подтверждено в ходе боевых действий в Чеченской республике, поскольку ношение бронежилетов в зоне боевых действий стало практически повсеместным, заметно сократив дальность эффективного снайперского огня. Снайперские патроны 7 Н1 и 7 Н14 производятся только на Новосибирском заводе низковольтной аппаратуры.

Снайперские винтовочные патроны 7 Н1 с пулей СН были первыми и долгое время единственными в мире специальными армейскими патронами к снайперскому оружию. Снайперские винтовочные патроны 7 Н14 со снайперской бронебойной пулей СНБ в настоящее время аналогов в мире не имеют. Штатные армейские снайперские винтовочные патроны 7 Н1 и 7 Н14 имеют меньшую массу пули, соответствующую массе обыкновенной пули (9,6 г), что позволяет обеспечить сопряжение траекторий пуль обычного и снайперского патронов и использовать единую шкалу прицела. При этом необходимо отметить, что принятие на вооружение снайперского патрона с массой пули 9,8 г не вызвало изменений в таблицах стрельбы НСД на снайперскую винтовку СВД, где все сведения по баллистике приведены для пули ЛПС массой 9,6 г. Градуировка оптического прицела ПСО-1 также выполнена для пули ЛПС.?Вместе с тем, при стрельбе с прицела 3 на дальности 300 м среднее понижение траектории более тяжелой снайперской пули по сравнению с ЛПС составляет 11 см (понижение траектории пули массой 11,75 г целевого патрона «Экстра» — 31 см). Поэтому, чтобы поразить цель, снайпер должен сам составить таблицу стрельбы, определив, какой дальности для снайперского патрона соответствуют стандартные установки прицела ПСО-1 снайперской винтовки СВД.

Пули усиленного пробивного действия

Пуля СТ-М2

Массовое оснащение живой силы средствами индивидуальной защиты (бронежилеты различного класса), насыщение войск легкобронированной техникой, изменение форм и способов ведения боя существенно повысили требования к эффективности патронов стрелкового оружия, в первую очередь в части повышения их пробивного действия, кучности и дальности стрельбы, что потребовало принятия адекватных мер, в первую очередь, от конструкторов боеприпасов. Поэтому основные усилия советских оружейников были сосредоточены на усилении пробивного действия пуль 7,62-мм винтовочно-пулеметного патрона.

В первую очередь модернизации подверглась пуля ЛПС — как самая распространенная и предназначенная для выполнения большинства огневых задач. Необходимого результата добивались, используя в конструкции новой пули сердечник из специальной или термоупрочненной стали.


7,62-мм винтовочно-пулеметный патрон
с пулей усиленного пробивного действия
СТ-М2

Разработка пуль усиленного пробивного действия к винтовочному патрону началась в середине 1980-х годов в ЦНИИТОЧМАШе и НИИ № 3 ГРАУ Министерства обороны СССР, при участии КБ патронных заводов. Сотрудники ЦНИИТОЧМАШа П.?Ф.?Сазонов, В.?Н.?Дворянинов и В.?М.?Бобров совместно с конструкторами Новосибирского завода низковольтной аппаратуры Н.Я Ульяниным и В.?Н.?Лариным, при участии инженеров технологов Конструкторского бюро автоматических линий приступили к работе по радикальной модернизации пули ЛПС.

По результатам испытаний на вооружение Советской армии была принята пуля СТ-М2 с термоупрочненным сердечником — как наиболее удовлетворяющая требованиям тактико-технического задания. Она предназначалась для поражения живой силы противника, расположенной открыто и за преградами, пробиваемыми пулей, а также легкобронированной техники. Пуля СТ-М2 обладала пробивным действием, значительно превосходящим аналогичные показатели пули ЛПС, и могла эффективно поражать цели, защищенные бронежилетами с бронеэлементами на основе карбида бора. Так, на дальности 180 м при стрельбе из снайперской винтовки СВД пуля СТ-М2 обеспечивала 100% пробитие бронежилета 6 Б5–15, что практически в 2 раза превышает аналогичный показатель для пули ЛПС. Бронежилет 6 Б4 пробивался с дистанции 540 м. По своим показателям новая пуля фактически была бронебойной. При стрельбе патроном с пулей СТ-2 М на дальность 100 м кучность составляла не более 3 см, а на дальность 300 м — не более 9 см. В процессе ее производства была отработана технология изготовления стального сердечника из других марок сталей (Ст. 70, Ст. 75) — заменителей стали 65 Г. Пуля СТ-М2 (или просто СТ) пришла на смену пуле ЛПС, производство которой было прекращено в 1988 году. Но поскольку пуля СТ-М2 предназначалась для выполнения тех же задач, что и ЛПС, обозначение и маркировка патронов с пулей СТ-М2 была оставлена прежней — ЛПС. Новый патрон с биметаллической гильзой выпускается Новосибирским заводом низковольтной аппаратуры с 1989 года. Патроны с пулей СТ-М2, как и ЛПС, особой отличительной окраски пуль не имеют, поэтому различить их можно только по году изготовления и клейму (номеру) завода-изготовителя.

Пуля повышенной пробиваемости ПП

В 1989 году на базе пули СТ-М2 в КБ Барнаульского станкостроительного завода ведущим конструктором Д.?И.?Веронским была разработана новая пуля ПП (повышенной пробиваемости) к 7,62-мм винтовочно-пулеметному патрону. По своей конструкции и по типу используемых при изготовлении материалов пуля ПП фактически являлась бронебойной пулей облегченного образца.

Конструкция пули ПП имеет ряд оригинальных особенностей. Так, например, свинцовая рубашка не охватывает весь сердечник целиком, поэтому в головной части оболочки над оживальной частью сердечника имеется свободное пространство. Нижний край оболочки, как у пули СТ-М2, не имеет завальцовки внутрь. Подобная конструкция пули позволила оптимизировать процесс проникновения бронебойного сердечника в твердую преграду. Остроконечный сердечник пули ПП (по форме и размерам подобный сердечнику пули Б-32) изготавливается штамповкой из инструментальной стали марки У12 А с последующей термообработкой (закалкой). Длина сердечника пули ПП составляет 28,8 мм, масса сердечника 5,24–5,44 г. Прочие элементы пули изготавливаются из тех же материалов, что и у пули ЛПС. Возможность изготовления сердечника из инструментальной стали штамповкой на роторных конвейерных линиях с последующей заточкой носика пули на станках с числовым программным управлением и закалкой позволила удержать стоимость пули в разумных пределах, при этом ее бронебойные свойства значительно возросли.


7,62-мм винтовочно-пулеметный патрон
с пулей повышенной пробиваемости ПП
(индекс 7Н13)

Этот патрон полностью отвечает требованиям по сопрягаемости траектории, а пробивное действие пули ПП значительно превосходит аналогичный показатель пуль валовых винтовочных патронов любых типов. Например, при стрельбе из пулемета ПКТ на дальности 200 м пуля ПП обеспечивает 70% сквозных пробоин стандартной броневой плиты из стали марки 2 П толщиной 10 мм под углом 900, что практически соответствует аналогичному показателю бронебойной пули Б-32, а бронежилет 6 Ж85 Т пуля ПП пробивала на дальности 800 м. Поскольку патрон с пулей ПП полностью отвечает требованиям по сопрягаемости траектории, и ее внешнебаллистические характеристики соответствуют пуле ЛПС, то патроны с этими пулями можно использовать для стрельбы из всех видов оружия под 7,62-мм винтовочно-пулеметный патрон без корректировки прицела.

В 1993 году 7,62-мм винтовочно-пулеметный патрон с пулей ПП был принят на вооружение под индексом «7 Н13». Он предназначался для поражения живой силы противника, в том числе оснащенной средствами индивидуальной бронезащиты и наземной легкобронированной техники.

Производство пули повышенной пробиваемости для патрона 7 Н13 было налажено на Барнаульском станкостроительном заводе в 1997 году. Патрон с пулей повышенной пробиваемости был отработан как с биметаллической гильзой — 7 Н13 (выпускается Новосибирским заводом низковольтной аппаратуры, а с 2000 года и Барнаульским станкостроительным заводом), так и со стальной лакированной гильзой — 7 Н13–01 (выпускается Барнаульским станкостроительным заводом).

Пуля ПП патрона 7 Н13 особой отличительной окраски не имеет, но от винтовочно-пулеметных патронов с другими типами пуль их можно отличить по цвету лака-герметизатора на стыке пули и гильзы. Он был заменен с красного на фиолетовый. Использование герметизирующего лакового покрытия на патроне 7 Н13 в качестве отличительной окраски пули было впервые применено в отечественной практике.

Пуля бронебойная БП

В середине 1990-х годов в КБ Новосибирского завода низковольтной аппаратуры коллективом конструкторов под руководством Ульянина Н.?Я. и Некрасова И.?О. была разработана новая бронебойная пуля, получившая индекс «7 БМ4» к 7,62-мм винтовочно–пулеметному патрону. Патрон с этой пулей поступил на испытания в сентябре 1999 года. Конструктивно бронебойная пуля устроена подобно пуле повышенной пробиваемости патрона 7 Н13 и отличается от последней в основном особенностями обработки бронебойного сердечника, который у пули 7 БМ4 изготовлен штамповкой из инструментальной стали марки 70 с дополнительной подковкой. В отличие от пули повышенной пробиваемости, у бронебойной пули 7 БМ4 сердечник целиком окружен свинцовой рубашкой. Длина сердечника составляет 30,5 мм, диаметр — 6,14 мм, масса сердечника — 5,55 г. Оболочка пули изготовлена из стали марки 11 кп, плакированной с обеих сторон томпаком, нижние края оболочки оставлены свободными.

7,62-мм винтовочно-пулеметный патрон с бронебойной пулей БП был принят на вооружение Российской армии под индексом «7 Н26» в 1999 году и предназначался для поражения живой силы противника, оснащенной средствами индивидуальной бронезащиты, и наземной бронированной техники. Он по своим пробивным свойствам несколько превосходит пулю ПП (при стрельбе из пулемета ПКТ на дальности 200 м обеспечивает 90% сквозных пробоин броневой плиты марки 2 П толщиной 10 мм под углом 900 к горизонту, что на 15% превосходит пробивное действие пули ПП, а на дальности стрельбы 200 м обеспечивает 80% сквозных пробоин). Патрон с пулей БП был отработан в биметаллической гильзе и его производство налажено на Новосибирском заводе низковольтной аппаратуры с 2000 года.


7,62-мм винтовочно-пулеметный патрон
с бронебойной пулей БП
(индекс 7Н26)

Результатом колоссальных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ проведенных отечественными оружейниками стало то, что 7,62-мм патрон остается одним из самых распространенных в мире патронов подобного класса. Модернизация пуль к нему, проведенная в конце XX — начале XXI столетия, позволила встать этому патрону в один ряд с наиболее лучшими западными аналогами, доказав таким образом, что возможности русского винтовочно-пулеметного патрона образца 1891 года далеко еще не исчерпаны.

Разработка высокоэффективных патронов, проведенная в последние годы, позволила значительно улучшить основные характеристики отечественного стрелкового оружия. Всего в настоящее время на вооружении Российской армии находится более 120 номенклатур патронов стрелкового оружия.

Применение патронов стрелкового оружия с повышенным пробивным действием для сверхточной стрельбы на большие расстояния (1,5–2 км) существенно облегчает решение задач, связанных с ликвидацией террористических организаций. Так, например в 2006 году Конструкторское бюро автоматических линий имени Л.?Н.?Кошкина при участии Ульяновского и Тульского патронных заводов разработало новые патроны с повышенной пробиваемостью и улучшенной кучностью. И сегодня работы в этом направлении активно продолжаются.

В качестве примера можно привести деятельность только одного из многих оборонных предприятий — ОАО «Конструкторское бюро автоматических линий имени Л.?Н.?Кошкина», где для обеспечения обновления номенклатуры патронов налажено совершенствование технологических процессов изготовления патронов и специального технологического оборудования для их производства и в рамках опытно-конструкторских работ «Басня», «Упаковка», «Покрытие П», «Патрон Н» проводится совершенствование технологических процессов изготовления патронов нового поколения и специального технологического оборудования для их производства и утилизации. Это КБ совместно с патронными заводами способно в ближайшей перспективе за 3–4 года осуществить модернизацию существующих производств на заводах всей отрасли по производству боеприпасов стрелкового оружия. Одновременно конструкторами этого КБА разработан проект создания производств типа «Модуль» с фактической производительностью одной цепочки до 800–1200 патронов в минуту, которая сможет обеспечить производство патронов стрелкового оружия в самый напряженный период крупномасштабного военного конфликта.

Сергей Монетчиков
Фото из архива автора
Братишка 02-2012

Патроны 7.62*54 (Мосин) — Патроны


Различные варианты снаряжения винтовочного патрона 7,62х54мм

Патрон с пулей со стальным сердечником ЛПС.

Индекс ГРАУ 57-Н-323. Для замены ранее имевшихся на вооружении винтовочных патронов с легкой пулей обр. 1908/1930 гг. и тяжелой пулей обр. 1930 года. Главным артиллерийским управлением было поручено разработать новый тип боеприпаса, который бы заменил устаревшие на тот момент патроны с пулями Л и Д. Работы по созданию патрона с пулей ЛПС начались еще в 1948 году, занимался разработкой данного патрона завод №3. Пуля ЛПС имела биметаллическую оболочку, покрытую томпаком, нижние края оболочки пули подворачивались внутрь, стальной сердечник из мягкой низкосортной стали марки Ст10 и биметаллической гильзы. Первая партия патронов ЛПС выпущена в 1950 г. заводом №60, в ходе выпуска на заводе должен был отработаться весь технологический процесс производства гильзы и новой пули с о стальным сердечником. Первые партии патронов были отправлены на полигонные испытания, где обнаружились недочеты посадки пули в гильзу. Патрон был доработан и в 1953 г. принят под индексом ГАУ 57-Н-323 и с обозначением “7,62 ЛПС гж”, патроны с пулей ЛПС маркировались серебристой вершинкой пули и серебристой полосой на укупорке ящика вплоть до 1978 года, после чего окраски не имели. Выпуск патронов с пулей со стальным сердечником был прекращен в 1988 году, когда на замену патрону с пулей ЛПС был принят на вооружение патрон с пулей СТ-М2, отличавшийся от ранее принятого закаленным стальным тупоконечным сердечником без конуса в задней части и отсутствием завальцовки кромки оболочки. Патрон выпускался на заводе №188, отличительной окраски не имел. Обозначение патронов с пулями СТ-М2 осталось аналогичным как с пулями ЛПС.

В 80-е года за рубежом активно велись разработки по увеличению пробивной способности боеприпасов к стрелковому оружию. Данные дошли и до руководства страны, которое незамедлительно отреагировало на да это, так по указу Миноборонпрома в 1983 году начинается разработка вариантов увеличения пробивной способности имеющихся на вооружении боеприпасов к стрелковому оружию. Основное направление было уделено модернизации патронов 5,45х39 7н6 и 7,62х54 ЛПС и снайперским 7н1.
Что касается 7,62-мм патронов с пулей со стальным сердечником ЛПС, то основным направлением было увеличение твердости сердечников при помощи различных методов их обработки. Так на ЦНИИТОЧМАШ был разработан патрон СТ-М1, в котором сердечник имел головную часть в виде двух усеченных конусов. Помимо этого, для улучшения кучности, в головной части пули между оболочкой и сердечником имелось небольшая свободная полость, но в виду трудностей при производстве данных сердечников, было решено изменить форму головной части сердечника. В результате сердечник получил оживальную форму, в таком виде патрон получил наименование СТ-М2. В ходе проведенных испытаний, было выявлено значительное увеличение пробивной способности новых патронов СТ-М2 с закаленным сердечником по сравнению с патроном с пулей ЛПС. Производство патронов СТ-М2 было начато на Новосибирском патронном заводе в 1988 году.

Патрон с пулей со стальным сердечником ЛПС.

Индекс ГРАУ 57-Н-323С (ГЖ без обоймы).
Маркировка — вершинка пули окрашена в
серебристый цвет.
С 1953 по 1978 гг. головная часть пули
ЛПС окрашивалась в серебристый цвет.
После 1978 г. окраску пуля не имела.
— Длина патрона — 75,91-77,16мм.
— Масса патрона — 21,2-21,8г.
— Тип пороха — бездымный, пироксилиновый.
— Марка пороха – ВТ.
— Масса порохового заряда — 3,10-3,15г.
— Масса пули — 9,45-9,75г.
— Длина пули — 31,78-32,30мм.
— Материал сердечника пули — сталь Ст10.
— Масса сердечника пули — 4,5-4,7г.
— Начальная скорость пули — 820-835м/с.

Пуля СТ-М2 со стальным сердечником из термоупрочненной стали.


— Длина патрона — 75,91-77,16мм.
— Масса патрона — 21,2-21,8г.
— Тип пороха — бездымный, пироксилиновый.
— Марка пороха – ВТ.
— Масса порохового заряда — 3,10-3,15г.
— Масса пули — 9,45-9,75г.
— Длина пули — 31,78-32,30г.
— Материал сердечника пули — сталь Ст10.
-Масса сердечника пули — 4,5-4,7г.
— Начальная скорость пули — 820-835м/с.
В 1988г. патрон с пулей ЛПС заменен на пулю СТ-М2.

Патрон с пулей повышенной пробиваемости ПП.

Патрон с пулей СТ-М2.000 1991 года выпуска. На основе отработанного варианта пули повышенной пробиваемости СТ-М2.000 был разработан патрон с пулей ПП, индекс 7н13.

Патрон с пулей повышенной пробиваемости разработан и принят на вооружение в 1993 году под индексом 7Н13, он стал продолжением в серии модернизации патрона со стальным сердечником. Патрон разрабатывался в КБ Барнаульского станкостроительного завода №17 по ОКР “Замок”. Внешне пуля ПП схожа с СТ-М2 и имеет практически одинаковую массу и длину, с тем лишь отличием, что в пуле ПП имеется остроконечный сердечник, который изготавливается методом штамповки из стали марки У12А с дальнейшей термической обработкой. Длина сердечника пули ПП составляет 28,8 мм, масса сердечника — 5,24-5,44 г. Прочие элементы пули изготавливаются из тех же материалов, что и у пули СТ- М2. Наличие бронебойного закаленного сердечника значительно увеличили проникающие свойства пули. Патрон с пулей повышенной пробиваемости предназначен для поражения живой силы противника , в т.ч оснащенной средствами индивидуальной бронезащиты и легкобронированной техники. Патрон выпускается со стальной лакированной гильзой и имеет лак — герметизатор на стыке пули и дульца гильзы фиолетового цвета для отличия от патронов с обычной пулей со стальным сердечником ( ЛПС, СТ-М2).


Слева пуля СТ-М2.000 с задним конусом и свободным пространством в носовой части оболочки пули. Справа пуля патрона 7н13

В ходе испытаний пули СТ-М2.000 выяснилось, что наличие свободного пространтсва в носовой части пули хоть и сказывается на улучшении ее кучности при стрельбе, но значительно ухудшает пробивные характеристики пули. После чего было решено заполнить пространство между острой вершиной сердечника и оболочкой материалом свинцовой рубашки. Находящийся свинец на вершине сердечника повысил его пластические свойства при попадании в твердую преграду. При отработке пули изменения коснулись и обработки самого сердечника, был практически убран задний конус, что позволило уменьшить число операций на производстве.

Индекс ГРАУ 7Н13.
Отличие данных патронов в цвете лака на
стыке пули и гильзы — лак фиолетового цвета.
Патрон принят на вооружение в 1995г.
-Длина патрона — 75,91-77,16мм.
-Масса патрона — 21,7г.
-Тип пороха — бездымный, пироксилиновый.
-Марка пороха – ВТ.
-Масса порохового заряда — 3,10-3,15г.
-Масса пули — 9,56г.
-Длина пули — 31,78-32,30мм.
-Материал сердечника пули — сталь Ст10.
-Масса сердечника пули — 4,5-4,7г.
-Начальная скорость пули — 820-835м/с.

Патрон с бронебойной пулей БП.

Патрон с бронебойной пулей разработан в середине 1990-х годов на базе КБ Новосибирского завода низковольтной аппаратуры, в разработке пули принимали участие конструкторы Ульянина Н. Я. и Некрасова И. О. Окончательный вариант пули получил индекс «7БМ4». В том же году незамедлительно начались испытания. Конструктивно бронебойная пуля устроена аналогично пуле повышенной пробиваемости патрона 7Н13 и отличается особенностями обработки бронебойного сердечника. Сердечник изготовлен штамповкой из инструментальной стали марки 70. Сердечник пули БП целиком окружен свинцовой рубашкой, оболочка пули изготовлена из стали марки 11, плакированной с обеих сторон томпаком, нижние края оболочки прямые. 7,62-мм винтовочно-пулеметный патрон с бронебойной пулей БП был принят на вооружение Российской армии под индексом «7Н26» в 1999 году и предназначался для поражения живой силы противника, оснащенной средствами индивидуальной бронезащиты, и наземной бронированной техники. Патрон с пулей БП снаряжался в биметаллическую гильзу и его производство начато на Новосибирском заводе низковольтной аппаратуры в 2000 году.
Индекс ГРАУ 7Н26.
Отличительных маркировок не имеет.
Патрон принят на вооружение в 2000 г.
-Длина патрона — 75,91-77,16мм.
-Масса патрона — 21,7г.
-Тип пороха — бездымный, пироксилиновый.
-Марка пороха – ВТ.
-Масса порохового заряда — 3,10-3,15г.
-Масса пули — 10,1г.
-Длина пули — 31,8-32,3мм.
-Материал сердечника пули — сталь Ст70.
-Масса сердечника пули — 5,56г.
-Начальная скорость пули — 820-835м/с.


Пули со стальными сердечниками:
1. Б-30.
2.Повышенной пробиваемости ПП/ 7Н13.
3. Бронебойная пуля БП/ 7Н26.
4. СТ-М2.
5. ЛПС.

Двухпульный патрон повышенной плотности огня.

Сама идея создания многопульных патронов не нова, еще в конце 1940-х годов умы советских
конструкторов-оружейников были заняты воплощением данной идеи в жизнь. Изначально разработка многопульных патронов была направлена на их применение в стрелковом автоматическом оружии, главным образом в автомате АК-47 под патрон 7,62х39 образца 1943-го года. Целью работ планировалось создать патрон позволяющий в совокупности с автоматом усилить плотность огня, в основном в пехотных
подразделениях, а также применении в авиации в системах калибра 12,7 мм с использованием пуль калибра 7,62 мм, для обеспечения увеличенного количества выстрелов в единицу времени и соответственно увеличению вероятности поражения противника в воздушном бою. Но уже на начальных этапах разработки конструкторы столкнулись с множеством проблем, в частности по количеству снаряжаемых пуль в гильзу, расчете приемлемых скоростей каждой пули и сопряжению точек попадания обеих пуль, использованию определенных марок пороха и т.д. Первые опыты начались еще в 1946 году за основу была взята гильза патрона 12,7х108, а отработка самого патрона до окончательного “рабочего” вида длилась около 10 лет, но в итоге полученные результаты оказались далеки от ожидаемых и программу было решено закрыть.
К разработкам многопульных патронов вернулись в 1971 году и велись они вплоть до 1979 года, изначально применение патронов в тот период решено было использовать в пулеметах конструкции Калашникова (ПК/ПКМ). Разработка патронов велась на ЦНИИТОЧМАШ по заказу ГРАУ, основным направлением в работах было создание гильзы винтовочного 7,62-мм патрона со снаряжением двух пуль (окончательный вариант), последовательно помещенных в гильзу, опытный патрон имел индекс 29ВЖ, но в виду множества недоработок в этом направлении и неудовлетворительных результатов, программа была также приостановлена. В 1975 году к идее применения двухпульных боеприпасов вернулись, но уже не как к отдельному элементу в системе стрелкового вооружения, а как высокотемпного пулеметного комплекса для оснащения вертолетов МИ-24 и его модификаций. Поводом для возобновления данных разработок многопульных патронов и применения их в авиации стал тот факт, что в 1963 году в США для оснащения вертолетов принимается высокотемпный 4-х ствольный пулемет со скоростью 6000-8000 выстрелов в минуту. Разумеется, советское руководство не могло не отреагировать на данный факт и сразу же поручило ЦНИИТОЧМАШ начать в срочном порядке проработку двух вариантов патронов: 7,62-мм двухпульного патрона на базе винтовочной гильзы и разработку в КБП четырехствольного 7,62-мм пулемета, позже именуемого как ГШГ-7,62 и 12,7-мм двухпульного патрона на базе гильзы 12,7х108 мм и в ЦКИБ СОО четырехствольного 12,7-мм пулемета ЯкБ-12,7.

Патрон с модернизированной трассирующей пулей Т-46

Индекс ГРАУ 57-Т-323 (ГЖ).
ТТХ аналогичны ТТХ патрону Т-30.


Патрон с модернизированной пулей Т-46М

Индекс ГРАУ — 7Т2.
Маркировка — вершинка окрашена в зеленый цвет.
-Длина патрона — 75,91-77,16мм.
-Масса патрона — 21,80-22,15г.
-Tип пороха — бездымный, пироксилиновый.
-Марка пороха – ВТ.
-Масса порохового заряда — 3,10-3,15г.
-Масса пули — 9,5-9,8г.
-Длина пули — 34,8-35,2мм.
-Материал оболочки пули — сталь, плакированная
томпаком.
-Масса оболочки пули — 2,89-2,97г.
-Материал сердечника пули — свинец с примесью
1-2% сурьмы.
-Масса сердечника пули — 4,11-4,19г.
-Начальная скорость пули — 825-855м/с

Патрон с модернизированной бронебойно-зажигательной пулей Б-32М

Работы по модернизации патрона с пулей Б-32 начались в первой половине 1950-х годов. на базе научно исследовательского института №61. С целью повышения зажигательного эффекта в хвостовую часть пули за сердечником был добавлен зажигательный состав, который помещался в стаканчик. Патроны с модернизированной пулей приняты на вооружение в 1954 году и начали выпускаться с биметаллической гильзой, а позже и со стальной лакированной. Отличительная маркировка осталась прежней — черная вершинка пули с красным пояском.

Индекс ГАУ 57-БЗ-323 (ГЖ).
Маркировка — вершинка пули окрашена в
черный цвет с красным пояском.
-Длина патрона — 75,91-77,16мм.
-Масса патрона — 22,34-23,74г.
-Тип пороха — бездымный, пироксилиновый.
-Mapка пороха – ВТ.
-Масса порохового заряда — 3,15-3,20г. —
Масса пули — 10,12-10,43г.
-Длина пули — 37,1мм.
-Начальная скорость пули — 815-830м/с.

Патрон с зажигательно-пристрелочной пулей ЗП

С начала 1930-х годов на вооружении советской армии имелось два типа патронов: с пулей З (зажигательная) и пулей П (пристрелочная). После 1935 году ввиду нецелесообразности наличия двух взаимозаменяемых патронов на вооружении, было решено объединить конструкции патронов с пулями З и П в один вариант, в результате был создан патрон с пулей ПЗ (пристрелочно- зажигательная). Основное применение данных патронов было решено отнести к авиационному вооружению, в частности для комбинированного применения с другими типами пуль в авиационных скорострельных пулеметах ШКАС. Конечный вариант патрона не имел проточки, в гильзе фиксировался тугой посадкой пули.
Строение пули было схоже с немецким вариантом пристрелочного патрона BPatrone. Пуля состояла из стальной плакированной томпаком оболочки, в носовой части находился зажигательный состав №7, капсюль-воспламенитель, стальной полый цилиндр в который помещался ударник и инерционный предохранитель, находившиеся в нем в свободном состоянии. При стрельбе и в обращении боеприпасы с пулями ПЗ были безопасны.

Индекс ГРАУ 57-ЗП-323 (ГЖ).
Маркировка — вершинка пули окрашена в красный цвет.
-Длина патрона — 75,91-77,16мм.
-Масса патрона — 20,34-23,25г.
-Тип пороха — бездымный, пироксилиновый.
-Mapка пороха – ВТ.
-Масса порохового заряда — 3,15-3,20г.
-Масса пули — 9,66-10,38г.
-Длина пули — 38,1-38,5мм.
-Начальная скорость пули — 820-835м/с.

Патрон с бронебойно-трассирующей пулей БТ-90/ 7БТ1.

В течении 1990-х годов совместно на нескольких КБ, в частности на ЦНИИТОЧМАШ и тульском КБ автоматических линий велась разработка новой бронебойно-трассирующей пули, которая впоследствии должна была заменить имеющие на вооружении патроны с трассирующими пулями Т-46. Целью создания новой пули было повышение бронебойных качеств. Основным отличием от трассирующих пуль Т-46 было то, что вместо свинцового сердечника был принят стальной закаленный заостренный сердечник, который изготавливался из стали марки У12А.

Как и в пуле Т-46 (модернизированной) имеется стаканчик с трассирующим составом, но в отличии от Т-46 донная часть пули не имеет калибровочного кольца как отдельной детали. Вынос трассы происходит на 80-120 м от дульного среза, что обеспечивает скрытность при стрельбе. Ведущая часть пули имеет незначительный уступ. Патрон с пулей БТ-90 принят на вооружение в 1999 году под индексом 7-БТ-1. В первых установочных партиях патронов с бронебойно-трассирующей пулей БТ-90 сердечник изготавливался методом фрезеровки, в ходе отработки были уточнены размеры сердечника и его посадка в оболочку пули, а также изменился метод обработки самого сердечника, для упрощения его технологии стали применять метод штамповки.


Слева разрез пули патрона из установочной партии 1994 года, сердечник изготовлен методом фрезеровки.
Справа разрез пули патрона серийного производства 2011 года выпуска. Сердечник изготовлен методом штамповки.

Индекс ГРАУ 7-БТ-1.
Маркировка — вершинка пули окрашена в
зеленый цвет.
-Длина патрона — 75,91-77,16мм.
-Масса патрона — 22,60-23,20г.
-Тип пороха — бездымный, пироксилиновый.
-Mapка пороха – ВТ.
-Масса порохового заряда — 3,15-3,16г.
-Масса пули — 10,8-11,0г.
-Длина пули — 39,9-40,2мм.
-Материал оболочки пули — сталь,
плакированная томпаком.
-Материал сердечника пули —
инструментальная сталь У12А.
-Масса сердечника пули – 2,3-2,4г.
-Начальная скорость пули — 855-870м/с.

Снайперские патроны 7.62

В конце 1950-х годов руководством ГАУ дана задача на разработку собственного снайперского комплекса “оружие-патрон”, который бы занял пустующую нишу в номенклатуре стоящего стрелкового вооружения советской армии в то время. Принятая на вооружение в 1963 г., винтовка сист. Драгунова на тот момент еще не имела собственного боеприпаса, в комплексе с которым она бы позволила повысить свои характеристики по точности поражения цели. Разработки патрона для винтовки СВД несколько затянулись, в связи с чем использовались патроны ЛПС. В отличии от валово-выпускаемых патронов со стальным сердечником (ЛПС) для снайперских патронов СН устанавливались более жесткие требования. В частности, одним из основных было повышение кучности при стрельбе из винтовки, использующей данный патрон. На конкурс были представлены несколько вариантов снайперских пуль, но в итоге к окончательному решению был оставлен лишь один образец, который разрабатывался в НИИ-61 под руководством Сазонова П. Ф. и Дворянинова В. Н. совместно с группой конструкторов КБ патронного завода № 188.
Окончательный вариант пули массой 9,5 г. снайперского патрона имелбстальную, плакированную томпаком оболочку, в которую заключался двухкомпонентный сердечник, представлявший собой в носовой части стальной, за ним свинцовый элементы. В носике оболочки пули имеется технологическая полость 3мм. Задняя часть пули имеет конус, края оболочки пули прямые, задний конус внутри имеет углубление 2-2,5 мм. Патрон принят на вооружение в 1967 году под обозначение “Снайперский” с индексом ГРАУ 7Н1. Усиление средств бронезащиты сказалось ответной реакцией и на модернизации снайперского патрона, конструкторам того же отдела ЦНИИТОЧМАШ при сотрудничестве с КБ Новосибирского завода низковольтной аппаратуры на базе пули СН была разработана бронебойная пуля для снайперского патрона, которая обладала более высокими пробивными характеристиками. Конструктивной особенностью данной пули стало применение стального закаленного сердечника, который имеет заостренную форму в передней части. Остальные элементы пули остались аналогичными 7Н1. Патрон принят в 1999 году под обозначением СНБ и имеет индекс 7Н14.

Снайперский патрон с пулей СН

Индекс ГРАУ 7Н1.
-Длина патрона — 75,91-77,16мм.
-Масса патрона — 21,72-21,76г.
-Tип пороха — бездымный, пироксилиновый.
-Марка пороха – ВТ.
-Масса порохового заряда — 3,1-3,2г.
-Масса пули — 9,52-9,56г.
-Длина пули — 33,4-33,6мм.
-Материал оболочки пули — сталь,
плакированная томпаком.
-Материал сердечника пули — Ст 10.
-Масса сердечника пули — 22-2,3г.
-Начальная скорость пули (винтовка СВД) –
820-835м/с.

Снайперский патрон с пулей СНБ (снайперской бронебойной)

Индекс ГРАУ 7Н14.


Вид сердечников пули 7Н1 и 7Н14.

Упаковка на 20 шт. патронов, на упаковке имеется обозначение типа патрона в виде текста
“Снайперские”.

Патрон высокого давления.

Индекс ГРАУ 57-У-423.

Холостой патрон

Индекс ГРАУ 57-Х-323 (ГЖ).
-Длина патрона — 53,4-53,6мм.
-Масса патрона — 10,8-11,2г.
-Тип пороха — бездымный, пироксилиновый.
-Mapка пороха – ВТ.
-Марка пороха — Пл 10-12 (X).
-Масса порохового заряда — 1,10-1,55г.
-Свободный объём гильзы — 4,05 см3.
-Объём обжатой гильзы — 4,00 см3.
Холостой патрон предназначен для имитации стрельбы из винтовок сист. Мосина и пулеметов ПК/ПКМ.

Учебный патрон


Учебный патрон предназначен для обучения заряжанию и разряжанию оружия, а также проверки работы механизмов. Гильза патрона снаряжается штатной пулей со стальным сердечником(ЛПС). Отличительная черта данных патронов от боевых — наличие углублений на корпусе гильзы, расположенных симметрично с четырех сторон.
Индекс ГРАУ 57-НЕ-УЧ.
Длина патрона — 75,91077,16мм.
-Масса патрона — 18,5-19,1 г.
-Масса пули — 9,45-9,75г.
-Длина пули — 31,78-32,30мм.
-Материал оболочки пули — сталь,
плакированная томпаком.
-Материал сердечника пули — сталь Ст10.
-Масса сердечника пули — 4,5-4,7г.

Технологический процесс производства сердечника, пули и гильзы патрона 7,62х54 R. Процесс складывается из последовательных этапов штамповки заготовок. Прямая ссылка на фотографию в высоком разрешении(1.2.мб)

 

путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1


Требования к совершенствованию стрелкового оружия стояли перед конструкторами всегда и во все времена. Даже несмотря на то, что текущий уровень часто казался достигшим предела своего развития. Например, русский «Артиллерийский журналъ» в №4 за 1857 год писал, что «стрелковое оружие дошло до такого совершенства, что от него, по-видимому, нельзя более ничего ожидать…» Но уже через некоторое время благодаря появлению бездымного пороха и металлической гильзы с капсюлем центрального боя произошёл последний в новейшей истории качественный (революционный) скачок, благодаря чему патроны и стрелковое оружие достигли своего современного уровня развития.

Но что делать дальше, какие идеи или изобретения могут обеспечить принципиальное улучшение достигнутого? Очевидно, необходимо что-то новое. Но также очевидно, что, кроме поиска новых решений, необходимо хорошо знать и понимать опыт предыдущих поколений. Чтобы не изобретать велосипед и не повторять чужих ошибок. И, возможно, внимательно рассмотреть некоторые старые идеи, если они того стоят.

Среди опытных работ недавнего прошлого одними из самых многообещающих и перспективных были разработки патронов с оперёнными подкалиберными пулями для стрелкового оружия, которые достаточно долго велись как у нас, так и за рубежом. Один из авторов западных исследований, Ирвин Бэр (Irvin R. Barr), был влюблён до безумия в концепцию подкалиберных. А в отечественных отраслевых документах с середины 70-х годов этим разработкам был присвоен статус «наиболее важного и перспективного направления». Но патроны с ОПП (оперёнными подкалиберными пулями) так и не были приняты на вооружение ни у нас, ни за рубежом. Так что это было, почему «не взлетело»? Настоящая статья посвящена предмету и истории этих разработок и во многом основана на данных монографии «Боевые патроны стрелкового оружия» Владислава Николаевича Дворянинова.


Начать изложение необходимо с объяснения базовых причин такого пристального интереса. На рисунке изображены схемы выстрела с подкалиберной пулей (слева) и классический, «калиберный» вариант. Подкалиберная пуля (1) выполнена в виде оперённой стрелы. Её диаметр меньше калибра ствола (3) и поэтому она называется подкалиберной. Форма пули в виде стрелы выбрана потому, что она стабилизируется на полёте своим оперением, а не вращением, как мы привыкли. Поскольку для придания ей требуемого баллистикой вращения нужна такая крутизна нарезов, которая превращает ствол практически в гайку… Вторая важнейшая конструктивная деталь – лёгкое тянущее кольцо (2), которое соединено с пулей. На практике оно получило устоявшееся название «поддон», которое мы и будем использовать в дальнейшем. Поддон воспринимает давление пороховых газов (4) всей площадью своего поперечного сечения «S1» и может разгоняться вместе с пулей до значительно более высоких скоростей, чем классическая калиберная пуля (5, справа) такого же веса, но меньшей площади «S2». После вылета из ствола поддон отделяется и пуля продолжает свой полёт к цели самостоятельно. Таким образом, подкалиберная конструкция позволяет достичь улучшения всех баллистических параметров выстрела, что при сравнимых габаритах патронов и калибре приводит к заметному увеличению дальности прямого выстрела (ДПВ) при уменьшенном импульсе отдачи, но при том же давлении пороховых газов.

Любой специалист, оценив такие возможности подкалиберной схемы, действительно должен прийти в восторг. Но должен сразу задуматься: как тем или иным образом сначала обеспечить надёжное соединение поддона с пулей при движении в стволе, а затем их лёгкое и надёжное разделение? И будет прав, потому что в этом и заключается ключ к практической реализации всей идеи.

Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1
В США Ирвин Бэр сотоварищи, чьи опытные патроны по патентам 1954 года приведены на фото, сделали ставку на ведение пули цельным поддоном за счёт сил трения, возникающих при сдавливании поддона пороховыми газами и отделении его от пули за счёт разрушения ножами дульного насадка. При этом, исходя из рекомендаций Отдела исследования боевых операций (ORO) по повышению эффективности ручного огнестрельного оружия, ими к разработке был выбран вариант патрона в калибре 5,56 мм с лёгкой (0,65 г), но очень высокоскоростной (Vо=1430 м/с) оперённой подкалиберной пулей, обеспечивающей, по их расчётам, достаточную убойную силу на требуемых ORO дистанциях поражения, а также низкий импульс отдачи: от 0,30 до 0,18 кгс*c.

Отечественные исследования по оперённым подкалиберным снарядам начались в СССР ещё в 1946 году (артиллеристами). В 1960 году на вооружение был принят бронебойный ОПС к 100-мм гладкоствольной противотанковой пушке «Рапира» Т-12. Под влиянием успеха этой работы в 1960 году группой А.Г. Шипунова в НИИ-61 проводилась теоретическая оценка возможности применения аналогичной конструкции для снарядов авиационных автоматических пушек. В то же время начинался отечественный проект по созданию нового 5,45-мм стрелкового комплекса. Поэтому Шипунов предложил проработать идею подкалиберного боеприпаса применительно к патронам стрелкового оружия (а не под влиянием «данных разведки», как ошибочно указывают некоторые «специалисты»). В разработке общей идеи принял участие В.П. Грязев, который в предыдущем 1959 году был одним из исполнителей НИР по изучению иностранного опыта разработки новых малокалиберных комплексов (как оружейник). Эскизный проект патрона поручили Д.И. Ширяеву, который «затратил на это не полный рабочий день».

Итоговое предложение представляло собой патрон с ОПП, импульсом отдачи 0,5 кгс·с при калибре гладкого ствола 8,0 мм. Изюминкой, принципиальной новизной авторы считали предложенный способ соединения поддона и подкалиберной пули. Они писали: «Нам известно о существовании подкалиберных мин с отделяющимися поддоном… Мы претендуем лишь на новую форму выполнения подкалиберного выстрела, а не на подкалиберный выстрел в целом… Создание подкалиберной оперённой пули малого калибра… стало возможным лишь после того, как нами был найден способ крепления поддона на пуле за счёт сил трения, образующихся при сжатии секторов поддонов газами…» На что позднее и было выдано соответствующее авторское свидетельство. Ниже приведён оригинальный чертёж к этой заявке и фотография первого изготовленного по ней варианта стреловидной пули.

Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1
Внимательный читатель, кстати, может поломать голову над вопросом: как, согласно этому чертежу, предполагалось обеспечить фиксацию гильзы в патроннике оружия? Технологическая часть предложения может сначала показаться скучной и утомляющей подробностями. Но её, мягко говоря, нетрадиционность, интересна и заслуживает внимания. Заготовку поддона в виде дюралевой трубки с продольными надрезами (чтобы получить в итоге многосекторный поддон) полагалось сначала «плотно запрессовывать на стреловидную пулю». Затем, в сборе, обточить центральную и хвостовую части трубки. После этого патронировать всю сборку гильзу, и в таком виде, вместе с гильзой, обтачивать головную часть трубки, получая в итоге готовые сектора поддона. После чего производить снаряжение патрона порохом через отверстие в дне гильзы, куда в конце концов запрессовывалась бы втулка с капсюлем или сам капсюль… Были сделаны и баллистические расчёты, но для них был принят недостижимо хороший баллистический коэффициент будущей подкалиберной пули (1,9 м2/кгс по Сиаччи), что привело к фантастически хорошим результатам расчётов по настильности траектории и энергии пули на типовых дальностях стрельбы. Основываясь на всём вышеизложенном, Ширяев подготовил соответствующие плакаты и общую презентацию идеи. Которая чрезвычайно понравилась начальству.

В итоге Дмитрий Иванович Ширяев в середине 1960 года был временно переведён в патронный отдел №23 для практической реализации предложенной идеи. Где по патронному направлению он проработал до конца 1961 года. Столь недолгое участие одного из инициаторов объясняется тем, что в ходе первых же экспериментов выяснилось, что ни одно из первоначальных предложений не годится. Добиться правильного функционирования выстрела так и не удалось – поддоны срывались со стрелы в стволе даже при половине проектного значения максимального давления пороховых газов. Вначале пришлось отказаться от напрессовки заготовки поддона на стрелу и его пошаговой обточки, от мелких полукруглых канавок на стреле и, главное – от использования сил трения для сцепления стрелы и поддона. Пробовали использовать для сцепления секторов поддонов и пули метрическую резьбу, но это также не дало результатов. Измеренный баллистический коэффициент первых стреловидных пуль оказался равным 4,5 м2/кгс вместо 1,9 м2/кгс.

Несмотря на явную неудачу первых экспериментов, патронная группа продолжала исследования. Группа состояла в те годы из данных в помощь Ширяеву молодых инженеров-патронщиков И.П. Касьянова, О.П. Кравченко и, позднее, В.А. Петрова (каждый из которых в дальнейшем стал лауреатом Государственных премий СССР по разным работам).

Были заново спроектированы все элементы патрона. Появились два варианта тонкостенных гильз. Форма пули и поддонов заметно изменились. Для их надёжного сцепления уже использовалась «гребёнка», подобно артиллерийским ОПС. Калибр гладкого ствола был изменён на 7,62-мм. Все элементы стрел и поддонов изготавливались в опытном производстве методами токарной, фрезерной и слесарной обработки, патроны собирались практически вручную. Алюминиевые поддоны изготавливались парами, без возможности их взаимной замены. В итоге разработчикам удалось достичь определённого прогресса и обеспечить нормальное и стабильное функционирование выстрела, приблизившись к проектным значениям. На следующем фото приведены макеты опытных 7,62/3-мм патронов 1963-64 годов.


Самым важным на этом этапе работ вопросом было определить, насколько подкалиберные удовлетворяют требованиям к перспективной системе вооружения. Самыми неутешительными были результаты испытаний конца 1962 года по убойному действию стреловидных пуль, которое оказалось неприемлемо низким и значительно уступало и штатным патронам и перспективным требованиям военных.

Немного ранее, в мае и июне 1962 года, Ржевским полигоном было представлено заключение «Принципиальная приемлемость патрона с оперённой подкалиберной пулей с точки зрения безопасности стрельбы пулями с разлетающимся поддоном и отсутствия в боекомплекте специальных пуль». Это заключение имеет исключительную важность, поскольку за всю последующую историю разработки патронов с ОПП оно осталось единственным, в котором вопрос разлёта секторов был исследован комплексно. Проведённое высококвалифицированным специалистом, офицером Ржевского полигона, к.т.н. М.С. Шерешевским, это исследование включало в себя не только определение опасности секторов поддонов на разных удалениях от стреляющего, но и содержало подробный анализ возможности нахождения своих бойцов в зоне разлёта. Было показано, что их нахождение в опасной зоне, на небольших боковых удалениях от траектории стрельбы запрещено и маловероятно, поскольку такое положение бойца весьма опасно для него вне зависимости от того, какими патронами ведётся огонь. Если же такое нахождение и может иметь место, то в весьма редких случаях и на удалениях 25-30 метров от стреляющего, где сектор уже не представлял опасности. На основании чего был сделан принципиально важный вывод, что «стрельба оперёнными подкалиберными пулями безопасна для своих войск».

В 1963 году была завершена отладка макетного образца автомата АО-27 под патроны с ОПП, который был разработан Д.И. Ширяевым, В.С. Якущевым и Ю.Г. Марычевым. По энергии подвижных частей автомат АО-27 практически не отличался от автомата АКМ. Но «в процессе отработки макетного образца автомата было выявлено, что металл поддона (алюминиевый сплав Д16Т) интенсивно налипает на поверхность канала ствола при ведении автоматического огня… При настреле больше 150 выстрелов пули выходят из канала ствола с большими углами нутации и с резкими отлётами от средней траектории». Быстро, с использованием метода анодирования поддонов этот эффект устранить полностью не удалось. Поэтому после каждых 60-65 выстрелов приходилось производить чистку канала ствола автомата 20-% раствором щёлочи, нагретой до 90 град. С, и достаточно длительной её выдержкой в канале ствола, заткнутом с дула резиновой пробкой. Несмотря на это, рассеивание выстрелов при автоматической стрельбе было, мягко говоря, очень большим.

Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1

По результатам всех проведённых испытаний Ржевским полигоном была дана весьма положительная оценка потенциала патронов с ОПП. Особо была отмечена достигнутая ДПВ при импульсе отдачи 0,5 кгс·с, недостижимая для патронов классической схемы с калиберными пулями. Вместе с тем при рекомендации продолжать работы были сформулированы весьма жёсткие требования по доработке:

1. Значительно повысить поражающее и останавливающее действия стреловидных пуль.
2. Обеспечить кучность стрельбы одиночными выстрелами на уровне штатных боеприпасов.
3. Разработать специальные, в первую очередь трассирующие пули.

Перечисленные выше требования в полной мере отражали «естественные недостатки» подкалиберной схемы для патронов стрелкового оружия.

Работы по патронам с ОПП проводились в рамках НИР по созданию нового автоматного малоимпульсного патрона, а не ради красоты самой идеи. По основному направлению к концу 1964 года уже был достигнут весьма значительный прогресс. Испытаниями было подтверждено, что опытные 5,45-мм патроны по кучности, убойному, останавливающему и пробивному действиям практически соответствуют выдвинутым требованиям. Поэтому «калиберный» вариант выигрывал у стреловидных, что называется, за явным преимуществом. В том числе за счёт своей «классической» технологичности. Поэтому с конца 1964 года исследования по «автоматным» 7,62/3-мм патронам с ОПП были практически прекращены.

Но патронщикам не давали покоя потенциальные преимущества подкалиберной схемы. Тем более, что их удалось добиться на практике и многие нюансы конструкции уже были исследованы. Также было понятно, что выявленные недостатки являются весьма сложными и, возможно, непреодолимыми проблемами. Но решить их можно, лишь продолжая интенсивные исследования.

Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1
В середине 1964 года, основываясь на собственном опыте работ по теме, И.П. Касьянов и В.А. Петров выполнили эскизное проектирование и расчёт баллистических характеристик уже не автоматного, а пулемётно-винтовочного патрона с оперённой подкалиберной пулей: калибр гладкого ствола 10 мм, диаметр пули 4,5 мм, вес пули 4,5 грамма, начальная скорость 1300 м/с. Расчёты показывали, что предлагаемый патрон должен превосходить штатный отечественный и зарубежный винтовочные патроны. Также ожидалось, что убойное действие 4,5-мм стреловидной пули будет на должном уровне, как более тяжёлой и габаритной.

Заказчики одобрили такое направление работ и согласовали ТЗ, главными условиями которого были дальность прямого выстрела не менее 600 м, убойное действие и кучность стрельбы одиночными выстрелами – не хуже штатного винтовочного патрона с пулей ЛПС. Так отечественные работы по патронам с подкалиберными оперёнными пулями перешли из «весовой категории» автоматных в пулемётно-винтовочные.

Ответственным исполнителем по этому патрону с 1965 года был назначен Владислав Дворянинов, молодой специалист, выпускник ЛВМИ 1960 года, который к тому времени уже стал ведущим инженером-конструктором и имел определённый опыт работ по «пулемётно-винтовочной» тематике.

Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1

При проектировании первого варианта 10/4,5-мм патрона в полной мере был использован предыдущий опыт. Двухсекторные поддоны по-прежнему изготавливались из алюминиевого сплава. Гильза изготавливалась из полуфабриката штатной винтовочной гильзы. Стальная оперённая подкалиберная пуля имела «гребёнку» для сцепления с секторами поддона.

Но опытные стрельбы показали, что естественные недостатки подкалиберной схемы всё также присущи и этому варианту, и что изменением лишь размеров их решить не удалось: убойное действие 4,5-мм стреловидных пуль значительно уступало пулям ЛПС штатного патрона; кучность стрельбы одиночными выстрелами по линейным характеристикам была в 2-2,5 раза хуже норматива. Если прибавить к этому необходимость разработки технологий изготовления всех элементов патрона, пригодных для массового производства, а также задачи по разработке трассирующих пуль, то становится понятен тот огромный объём работ, который предстояло выполнить.

Дальнейшая история отечественных работ по этому направлению, продлившихся вплоть до 1983 года, обширна и многогранна. Подробное описание всех работ потребовало бы слишком большого объёма, поэтому ограничимся только самыми принципиальными моментами, без строгого соблюдения хронологии событий.

На протяжении всего первоначального этапа осуществлялись неоднократные попытки использовать для секторов поддонов самые разные типы и марки пластмасс. Но все они не удовлетворяли требованиям при соблюдении адекватного размера и веса секторов поддонов. Пока в 1970 году, по инициативе патронщиков, не была установлена связь с Владимирским НИИ синтетических смол, где был разработан новый вид пластмасс «Фенилон-С». В итоге сектора поддонов стали изготавливаться именно из него. Была разработана технология отливки готовых секторов поддонов, подходящая для использования в автоматических роторных линиях при промышленном изготовлении патронов. На следующей фотографии слева показаны сектора «старых» поддонов из сплава Д16Т, в их окончательной конструкции с пластмассовыми поясками. Справа показаны готовые пластмассовые сектора поддонов, полученные непосредственно отливкой и не требовавшие последующей обработки.

Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1

Технологически самым трудоёмким и ответственным было изготовление стреловидных пуль с заданной точностью. Тут необходимо отметить, что слухи о якобы ювелирных требованиях по точности изготовления стреловидных пуль неверны. На самом деле поля допусков, согласно требованиям чертежа, были вполне типовыми. Для артиллерийских БОПС, например, аналогичные требования намного строже, несмотря на значительно большие размеры элементов снаряда и секторов поддонов. В ходе работ были исследованы самые различные способы и технологии изготовления стреловидных пуль. На следующей фотографии приведены образцы их полуфабрикатов, полученные разными способами.

Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1

Слева – с глубоким отверстием в хвостовой части (трассирующий вариант пули) полностью получали методом холодной штамповки. В середине – головная часть получена методом радиальной вырубки. Справа – ротационной ковкой по технологии, применявшейся при изготовлении промышленных швейных игл. Позднее в Тульском политехническим институте была закончена разработка оригинального радиально-штампующего приспособления (РШП) для пресса, используемого на предприятиях отрасли, которое отличалась повышенной производительностью при требуемой точности изготовления. Чем, в принципе, окончательно решался вопрос о массовом производстве стреловидных пуль. За эту работу коллективу, включавшему сотрудников ТПИ и ЦНИИТОЧМАШ, в 1987 году была присуждена премия им. С.И. Мосина.

Но наиболее значимыми и важными были исследования по тем самым «естественным недостаткам» подкалиберной схемы, без решения которых всё остальное большого смысла не имело.

Принципиально улучшить поражающее действие удалось за счёт конструкции пули. На её головной части выполнили лыску, обеспечив таким образом её асимметричность и, соответственно, возникновение опрокидывающего момента при внедрении пули в плотные ткани. На теле стрелы, в районе гребёнки, выполнили ослабляющий элемент – поперечную проточку или канавку, по которой происходил изгиб стрелы под действием этого опрокидывающего момента. Согласно результатам последующих полигонных испытаний, доработанные таким образом 4,5-мм стреловидные пули показали лучшее или равноценное с пулями ЛПС поражающее и останавливающее действие. Пробивное и проникающее действие стреловидных пуль никогда не вызывало вопросов и удовлетворяло требованиям, превосходя штатные.

Самой сложной задачей была отработка кучности стрельбы до уровня штатного винтовочного патрона с пулей ЛПС. Главные причины большого рассеивания конструкторам были ясны. Это негативное влияние отделяющихся от стрелы при выходе из канала ствола секторов поддонов и увеличенные углы нутации стрел при вылете из ствола. Одно время в процессе работ казалось, что оптимальное решение найдено: опытный вариант подкалиберной пули с пластмассовым оперением стабильно показывал хорошие результаты, с запасом выполняя норматив по кучности на 100 и 300 метров.
Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1
Но при стрельбе на большие дальности неожиданно выяснилось, что имеет место существенное и нестабильное увеличение полётного времени пуль, а пробоины в щите недопустимо овальны. Что было недопустимо и говорило о значительном ухудшении коэффициента формы. Причины, конечно, нашли. Они оказались разными и сложными. Настойчивые поиски решения к успеху не привели и пришлось вернуться к отработке варианта со стальным оперением. В 1981 году 10/4,5-мм патроны 19ВЛГ партий ОП 02-81-61 и ОП 03-81-61 (для полигонных испытаний) при сдаче в ОТК ЦНИИТОЧМАШ показали кучность стрельбы на 300 м из баллистического ствола R50ср. = 8,8 и 8,9 см соответственно (при нормативе R50ср. ≤ 9,0 см).

Конечно, это было лучшее, что могли предъявить разработчики к тому моменту, но требуемый и так желаемый результат всё-таки был достигнут. И он не был случайным.

Окончание следует…

© Николай Дворянинов, декабрь 2017.
Фотографии и рисунки: Николай Дворянинов.
Опубликовано: Журнал «Калашников», №12/2017.


Стреловидные пули: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1

патрон с лазерной пулей 12Gauge патроны для дробовика лазерные патроны, тренировочная лазерная пуля для обучения сухому огню и имитации стрельбы | |

1st 12Gauge Shotgun OTB012

Патрон с лазерной пулей 12 калибра, патроны для дробовика, лазерная тренировка, лазерная тренировочная пуля для обучения сухому огню и симуляции стрельбы

Это лазерный учебный картридж, а не лазерный прицел. Это может помочь вам более точно стрелять .

1. 12Gauge Laser Training Bullet Sight Введение:

Лазерный прицел с красной точкой калибра 12Gauge для тренировок и стрельбы.

Максимальная выходная мощность лазера составляет 3,0 мВт при длине волны 650 нм с использованием высококачественной латуни и позолоченного материала.

2.Лазерная пуля для тренировочного прицела:

а. Калибровка пистолета b. Моделирование баллистической

3. Оптические и электрические характеристики:

Perameter Технические характеристики Условия испытаний

Длина волны 650 нм T c = 50 ° C

Выходная мощность 3.0 мВт T c = 50 ° C

Laser Modee Pulse

Выходное отверстие ¢ 2,8 мм Фиксированное на заводе

Размер луча <10 мм (@ 10 м) Заводская установка @ 10 м

<20 мм (@ 20 м) Заводская установка @ 20 м

Лазерный импульс 70 мс

Дивергенция <0.4mard T c = 25 + _ 3 ° C

Прицел ствола <0,30 марда

Оптика Стеклянная линза

Рабочий ток <25 мА T c = 25 + _ 3 ° C

Рабочее напряжение 4.5 В постоянного тока по 3 шт. Батарейки LR44 1.5V

Материал корпуса Латунь

CDRH Класс Класс IIIa

Среднее время безотказной работы> 8000 часов T c = 25 + _ 3 ° C

Калибр 12 калибр

4.Характеристики лазерного тренировочного пулевого прицела 12Gauge:

Длина волны лазера: 650 нм

Тип: видимый красный лазер

Высокая яркость, выходная оптическая мощность: 3,0 мВт

Низкий рабочий ток: <25 мА

Низкое рабочее напряжение: 4,5 В постоянного тока (3 батарейки LR44)

Лазер класса IIIa, совместим с CDRH / ROHS

Защита от статической, импульсной и обратной полярности

Управление Ciruit: автоматическое управление мощностью (APC)

Рабочая температура: от -10 до + 50 ° C

Угол отклонения от оси: 0.3 мрад

Дальность прицеливания: 5-100 ярдов

Размер точки: 1 дюйм на 25 ярдов

Конструкция: латунь, позолота

Продолжительность жизни:> 8000 часов

5. В ящике:

1 x 12 калибр 1 x резиновая прокладка 3 x LR44 аккумулятор

.

Обучение лазерная пуля 40S & W картридж мини-красная точка учебный симулятор винтовка патрон пуля свет аксессуары оружие двор лазер | |

40SW тренировочный лазерный патрон с пулями мини-красная точка тренировочный симулятор винтовочный патрон пуля свет аксессуары пистолеты двор лазер

Это лазерный учебный картридж, а не лазерный прицел. Это может помочь вам в стрельбе более точно.

1.40S&W Laser Bullet Training Введение:

Лазерный прицел с красной точкой калибра 40S & W с лазерной пулей для тренировок и стрельбы.

Максимальная выходная мощность лазера составляет 3,0 мВт при 650 нм при использовании высококачественной латуни и

позолоченный материал.

2. Лазерная тренировочная пуля для тренировочного прицела:

а. Калибровка пистолета b.Моделирование баллистической

3. Оптические и электрические характеристики:

Perameter Технические характеристики Условия испытаний

Длина волны 650 нм T c = 25 ° C

Выходная мощность> 3,0 мВт T c = 25 ° C

Laser Modee Pulse

Выходное отверстие ¢ 2.4 мм Заводская фиксация

Размер луча <10 мм (@ 10 м) Заводская установка @ 10 м

<20 мм (@ 20 м) Заводская установка @ 20 м

Лазерный импульс 70 мс

Расхождение <0,8 миллиард T c = 25 + _ 3 градуса C

Прицел ствола <0,30 марда

Оптика Стеклянная линза

Рабочий ток <20 мА T c = 25 + _ 3 градуса C

Рабочее напряжение 4.5 В постоянного тока по 3 шт. LR66 1,5 В батареи

Материал корпуса Латунь

CDRH Класс Класс IIIa

MTTF> 8000 часов T c = 25 + _ 3 градуса C

Калибр 40S & W

4. 40 & SW Laser Training Bullet Sight Технические характеристики:

Длина волны лазера: 650 нм

Тип: видимый красный лазер

Высокая яркость, выходная оптическая мощность: 3.0 мВт

Низкий рабочий ток: <20 мА

Низкое рабочее напряжение: 4,5 В постоянного тока (3 батарейки LR626)

Лазер класса IIIa, совместим с CDRH / ROHS

Защита от статической, импульсной и обратной полярности

Управление Ciruit: автоматическое управление мощностью (APC)

Рабочая температура: от -10 до + 50 ° C

Угол отклонения от оси: 0,3 мрад

Дальность прицеливания: 5-100 ярдов

Размер точки: 1 дюйм на 25 ярдов

Конструкция: латунь, позолота

Продолжительность жизни:> 8000 часов

5.В ящике:

1 x 40S & W 1 x резиновая прокладка 3 x LR626 аккумулятор

Лазер всегда включается при нажатии на спусковой крючок или при нажатии ударником на наконечник пули.

4th Laser Ammo OTB040 5th Laser Ammo OTB040 6th Laser Ammo OTB040 7th Laser Ammo OTB040 9th Laser Ammo OTB040 10th Laser Ammo OTB040

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.