Пересвет и ослябя святые: Преподобные Алекса́ндр Пересвет, Андре́й Ослябя, схимонахи

Содержание

Преподобные Алекса́ндр Пересвет, Андре́й Ослябя, схимонахи

Служба преподобным Александру Пересвету и Андрею Ослябе Радонежским

Текст службы утвержден
решением Священного Синода
от 28 декабря 2018 г. (журнал № 126)

Месяца сентября в 7-й день

Святых преподобномученик Александра Пересвета и Андрея Осляби Радонежских

На вечерни

На Господи, воззвах: стихиры, глас 6:

Дивная чада послушания,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ по заповеди Христовой взясте кресты своя/ и, ужаса смертнаго не убоявшеся,/ души своя за други положисте./ Темже помозите и нам кресты своя безропотне носити,/ да, претерпевше до конца скорби временныя,/ обрящем милость у Христа Спаса нашего.

О, святии сродницы наши,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ с верою и любовию к вам прибегаем,/ немощны бо молитвы наша/ и дел благих не имамы./ Темже будите о нас ходатаи пред Богом,/ да, претерпевше до конца скорби временныя,/ обрящем милость у Христа Спаса нашего.

Како достойно возможем восхвалити подвиги ваша,/ воини Царя Небеснаго, Александре и Андрее Радонежстии?/ Вы бо, вознерадивше о временнем/ и помышляюще о хотящей открытися славе Божией,/ Бога в кончине своей прослависте/ и мученическия венцы от Него восприясте./ Темже будите о нас ходатаи пред Богом,/ да, претерпевше до конца скорби временныя,/ обрящем милость у Христа Спаса нашего.

Образ ангельский от преподобнаго Сергия восприемше,/ волю свою отвергли есте,/ преподобномученицы Александре и Андрее./ Добродетелию же смирения, яко бронею, облекшеся,/ враги невидимыя и видимыя победили есте/ и верныя непоколебимо стояти за веру Православную научили есте./ Темже будите о нас ходатаи пред Богом,/ да, претерпевше до конца скорби временныя,/ обрящем милость у Христа Спаса нашего.

Слава, глас 8:

Двоице священная,/ Александре и Андрее преславнии,/ вы, в невидимей брани победителие явльшеся,/ брань противу нечестивых агарян сотворили есте,/ благословением бо аввы Сергия,/ благодать Божия, на вас почившая,/ образ всем воином православным вас показа/ и яви заступники  христолюбиваго воинства./ Темже молите Святую Троицу/ умирити мир и спасти души наша.

И ныне, Предпразднства или Богородичен.

Вход. Прокимен дне. И чтения 3 мученическая.

На литии стихиры, глас 4:

Преподобнаго Сергия кротцыи послушницы/ и благовернаго князя Димитрия ратнии сподвижницы,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ вы, на брань противу агарян устремившеся,/ на поли Куликове венцы мученическия прияли есте./ Молитеся о душах наших.

Идольския прелести победители/ и веры Православныя поборники,/ церковныя столпы крепкия/ и воистину адаманты твердыя,/ Христовы верныя оружники/ в духовных песнех верою да почтим,/ схимонахов воинов/ Александра Пересвета и Андрея Ослябю.

Подвиги вашими ратными/ Христа истиннаго Бога исповедасте,/ пред тмочисленными агарянскими и варварскими полчищи,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ и тем славу вечную на Небесех наследовасте.

Слава, глас тойже:

Щитом Православныя веры оболкшеся/ и знамением Крестным укрепльшеся,/ мукам со упованием на Господа Бога вдашася/ и диаволю гордыню упраздниша/ святии Твои преподобномученицы Александр и Андрей./ Тех молитвами, Всесильный Боже,/ мир Отечеству нашему низпосли/ и душам нашим велию и богатую милость.

И ныне, Богородичен:

Богородице, всех Царице,/ православных похвало,/ еретичествующих шатания разори/ и лица их посрами,/ не славящих, ниже чтущих, Пречистая,/ честный Твой образ.

На стиховне стихиры, глас 6:

Преподобнаго аввы Сергия ученицы славнии,/ Александре Пересвете дивный и Андрее Ослябе прехвальный,/ вы в земнем житии велию любовь к Богу показасте/ и души на поли брани за други своя положисте./ Молите Владыку Всеблагаго/ Отечеству нашему в мире пребывати/ и вере Православней в нем утверждатися.

Стих: Честна пред Господем/ смерть преподобных Его.

Суетное житие отринувше/ и в покаянии пребывати возжелавше,/ во обитель Сергия преподобнаго водворилися есте,/ воини Христови и преподобномученицы храбрии,/ воли же наставника повинующеся/ и молитвою того укрепляеми,/ в руце ваша оружие ратное взясте/ и русским воином образ мужества бысте./ Помозите убо и нам послушанием в смирение облещися/ и враги невидимыя сокрушити.

Стих: Блажен муж, бояйся Господа,/ в заповедех Его восхощет зело.

Преподобномученицы Александре и Андрее,/ святии схимницы и ратницы непобедимии,/ воинов православных похвало/ и всех верных укрепление,/ Отечества нашего славо/ и Церкве Русския украшение,/ столпи крепцыи благочестия/ и веры Христовы адаманти твердии./ Молитеся ко Святей Троице/ стране нашей в мире пребывати/ и душам нашим спастися.

Слава, глас тойже:

Благословенни есте, преподобномученицы Александре и Андрее,/ аще бо и земнородни бысте,/ но ангельскаго достоинства потщастеся достигнути/ и, о телесех нерадевше,/ страдании своими безплотных чести сподобистеся./ Тех молитвами, Христе Боже,/ низпосли нам велию милость.

И ныне, Предпразднства или Богородичен.

Тропарь, глас 1:

Воини христолюбивии/ и страдальцы прехвальнии,/ дивный Александре Пересвете/ и Андрее Ослябя именуемый,/ Сергия преподобнаго усерднии послушницы/ и брани Куликовския ратницы духовнии,/ силу вражию посрамившии/ и души своя за други положившии./ Молите Христа Бога/ мир Отечеству нашему даровати/ и душам нашим велию милость.

На утрени

На Бог Господь: тропарь предпразднства дважды.

Слава, святых. И ныне, предпразднства.

По 1-м стихословии седален, глас 4:

Подобен: Вознесыйся:

Приидите днесь, вернии, память преподобномученик Александра и Андрея песньми почтим, тии бо подвиги своими собор преподобных отцев земли Радонежския дивно украшают и молятся Пресвятей Троице о спасении душ наших.

Слава, и ныне, Предпразднства или Богородичен:

Суровство лукавых враг и коварства, яже приносимая на нас, низложи, Всенепорочная, и облецы ны крепостию Твоею, невредимы, целы и непоколебимы нас присно соблюдающи, светло Тя воспевающих.

По 2-м стихословии седален, глас 8.

Подобен: Премудрости:

Крестом и молитвою крепкою преподобномученицы Александр и Андрей вооружившеся, в подвизе ратнем нечестивых врагов на поли Куликовом победиша и, яко светила пресветлая, во Отечестве нашем возсияша. Ихже мольбами, Христе Боже, спаси души наша.

Слава, и ныне, Предпразднства или Богородичен:

Пречистая Всенепорочная и Неискусомужная Мати Дево, Яже Едина Безлетнаго Сына и Слова Божия в лето рождшая. Того со святыми преподобномученики Александром и Андреем моли, даровати нам очищение грехов и велию милость.

Величание:

Ублажаем вас,/ святии преподобномученицы Александре и Андрее,/ и чтим святую память вашу,/ воинов христолюбивых наставницы/ и ангелов собеседницы.

Ино величание:

Ублажаем вас,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ и чтим святую память вашу,/ наставницы монахов/ и собеседницы ангелов.

Псалом избранный: Терпя, потерпех Господа:

По полиелеи седален, глас 8.

Подобен: Премудрости:

Кто не подивится подвигу доброму преподобномученик Александра и Андрея? Тии бо, во плоти суще, врага безплотнаго победиша и, Крестом вооружившеся, Троицу Святую исповедаша и врагов нечестивых победителие достойни явишася. Ныне же, Престолу Божию предстояще, молятся о спасении душ наших.

Слава, и ныне, Богородичен:

Образы рождества Твоего, Всенепорочная, пророцы проповедаша, друзии же инако Тебе преславная нарицания слагаху: Живот бо во аде сущым родила еси, державу смерти разрушивый.

Степенна, 1-й антифон 4-го гласа. Прокимен, глас 4: Честна пред Господем/ смерть преподобных Его. Стих: Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? Всякое дыхание: Евангелие от Матфеа, зачало 36.

По 50-м псалме стихира, глас 6:

Яко оружие крепкое,/ Крест Христов восприимше,/ святии преподобномученицы Александре и Андрее,/ ко ополчению врагов видимых и невидимых изыдосте/ и, тех мужественне победивше,/ нетленными венцы увенчастеся/ и славу вышнюю получисте./ Темже верою вас ублажаем.

Канон, глас 4.

Песнь 1

Ирмос: Моря чермную пучину,/ невлажными стопами,/ древний пешешествовав Израиль,/ крестообразныма Моисеовыма рукама,/ Амаликову силу в пустыни победил есть.

Припев: Святии преподобномученицы Александре и Андрее, молите Бога о нас.

Крепцыи столпи и забрала благочестия явистеся, славнии преподобномученицы Александре и Андрее. Тех молитвами, Христе Боже, ущедри всех нас.

О, всехвальнии Господни преподобномученицы Александре и Андрее, ни беда, ни меч, ниже самая смерть возмогоша разлучити вас от Христа, Егоже всем сердцем возлюбили есте.

Честна пред Господем смерть ваша бысть, святии преподобномученицы Александре и Андрее, юже за други своя прияли есте и безчестнаго врага посрамили есте.

Богородичен: Имущи, Мати Чистая, дерзновение ко Христу Богу, моли присно от врагов видимых и невидимых и всякаго вреда избавитися нам и благодарно славити Его, Пренепорочная, утверди.

Песнь 3

Ирмос: Не мудростию и силою, и богатством хвалимся,/ но Тобою, Отчею ипостасною мудростию, Христе,/ несть бо свят, паче Тебе, Человеколюбче.

Смертию временною жизнь вечную приобретше, преподобномученицы Александре и Андрее славнии, Царствия Небеснаго сподобистеся. Сего ради прославляем вас и ублажаем.

Православия защитницы, неверных посрамителие, благочестия столпи, Господни преподобномученицы Александре и Андрее, мыслию чистою песненно вас ублажаем.

Христови воини, схимницы Александре и Андрее, безплотных сожителие, вы Крестом, яко бронею, оболкшеся, на сопротивоборца ополчистеся и того мужески попрасте.

Богородичен: Покрове и Избавление наше, Стено и Державо благохвалящих Тя, Многопетая, изми нас скорбей всяческих и обстояний житейских, выну соблюдающи, яко да славим Тя.

Седален, глас 4:

В Небесныя обители всельшеся, преподобномученицы Александре и Андрее, славу присносущную прияли есте, и ныне поминайте нас, чтущих верою священную и честную вашу память, схимонаси воини приснославнии.

Слава, и ныне, Предпразднства или Богородичен:

Всесвятая Дево, Владычице, туне ущедри ны, не имамы бо иныя надежды на спасение, аще не Твое заступление и покров Твой.

Песнь 4

Ирмос: Вознесена Тя видевши Церковь на Кресте,/ Солнце Праведное,/ ста в чине Своем,/ достойно взывающи:/ слава силе Твоей, Господи.

О, святии преподобномученицы Александре и Андрее, вы, души своя за други положити восхотевше, кровь пролияли есте и радость Небесную восприяли есте.

Воистину добра ваша купля, святии преподобномученицы Александре и Андрее, тленная бо презревше, нетленная восприясте, ныне же, со ангелы ликовствующе, воспеваете Троицу Единосущную.

Яко доблии воини единомудренно веровавше, смерти не убоялися есте, святии, и, скончавше течение, с Небесе победу прияли есте.

Богородичен: Души тайная прегрешения лечбою милосердия исцели, Пресвятая Богородице, и утиши плотское стремление, врагов ухищрения посрамляющи.

Песнь 5

Ирмос: Ты, Господи мой, Свет/ в мир пришел еси,/ Свет Святый, обращаяй из мрачна неведения,/ верою воспевающия Тя.

Щитом веры и благочестия вооружившеся, божественнии преподобномученицы, устремистеся ко брани и суетную силу врага погубисте, песнь победную Христу поюще.

Повержен бысть льстец при ногах нельстивых преподобномученик, воинов Христовых, тии же ныне со ангелы ликовствуют, радости неизреченныя исполняющеся.

Оружие крепчайшее, святый Крест, вземше, преподобномученицы Александре и Андрее, всю силу губителя врага до конца победили есте.

Богородичен: Многия щедроты Твоя спасают нас, Пречистая Дево, от грехов и напастей различных. Ты бо, рождшая Бога, спасаеши мир весь.

Песнь 6

Ирмос: Пожру Ти со гласом хваления, Господи,/ Церковь вопиет Ти,/ от бесовския крове очищшися,/ ради милости от ребр Твоих/ истекшею Кровию.

Благословением и молитвою аввы Сергия ограждени, непобедимии оружницы, схимонаси воини, доблественно на супостаты вооружистеся, лестная и лукавая тех разоривше.

Силою божественною немощное ваше укрепльше, доблии преподобномученицы Александре и Андрее, крепость борца всеконечней пагубе предасте.

Яко смиреннии послушницы, добротворному и красному подвигу сочетавшеся, дерзновение пред Богом улучисте о воинстве православнем присно ходатайствовати.

Богородичен: Ты, Пречистая Дево Богородице, силою Креста Сына Твоего и молитвами Твоими вооружаеши рабы Твоя. Темже воспеваем славу Твою.

Кондак, глас 7:

На поли Куликове враги нечестивыя победисте/ и венцы славы увенчастеся,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ молите Христа Бога/ и нам врага рода человеческаго побеждати,/ Православие хранити,/ душам же нашим улучити велию милость.

Икос:

Преподобномученик Христовых Александра и Андрея, приидите, людие вси, почтим пеньми и песньми духовными, светильники мира и веры проповедники, источники исцелений приснотекущия, из нихже вернии благодатныя дары почерпают. Тех молитвами, Христе Боже, мир даруй Отечеству нашему и душам нашим велию милость.

Песнь 7

Ирмос: В пещи Авраамстии отроцы Персидстей,/ любовию благочестия паче,/ нежели пламенем опаляеми, взываху:/ благословен еси в храме славы Твоея, Господи.

Молитвами преподобнаго Сергия крепцыи воини на враги явльшеся, некрепостную их низложисте силу, преподобномученицы Христови достохвальнии.

Сласти мира сего отринувше, послушанием на страдание доблественне устремилися есте и, кровь свою за други пролиявше, Христу усвоилися есте.

Твердыми вашими воинскими подвиги, яко жилами крепкими, свирепство неверных агарян удависте, хотящих Отечество наше злоковарно погубити. Темже и райския жизни явистеся наследницы.

Богородичен: Умири мир, Христе, мольбами Богоотроковицы Чистыя, бурю греховную низлагая, и тишину неизглаголанную в сердца наша низпосли.

Песнь 8

Ирмос: Руце распростер Даниил,/ львов зияния в рове затче,/ огненную же силу угасиша,/ добродетелию препоясавшеся,/ благочестия рачители отроцы, взывающе:/ благословите, вся дела Господня, Господа.

Друзи Христови, игумена Сергия послушницы, теплии человеком заступницы и воином православным помощницы, преподобномученицы Александр и Андрей достойно ныне ублажаются.

От кровей своих преподобномученицы Александр и Андрей пресветлую очервлениша схиму и, тою украсившеся, с Господем присно царствуют.

Ополчившеся на сопротивных, святии преподобномученицы божественными оружии сих победиша и венцы победныя от Бога прияша.

Богородичен: Богородительнице Пречистая, Заступнице Усердная, святым образом Твоим укрепила еси православныя в смертней брани на поли Куликове, землю нашу от врагов спасающи.

Песнь 9

Ирмос: Камень Нерукосечный,/ от Несекомыя Горы Тебе, Дево,/ Краеугольный отсечеся, Христос,/ совокупивый разстоящаяся естества./
Тем, веселящеся, Тя, Богородице, величаем.

В мире православнем почитаема имена ваша, страдальцы доблии, за други бо своя смерть прияли есте. Темже священницы вам поклоняются, воини восхваляют и вси людие, радующеся, согласно вопиют: честна пред Господем смерть преподобных Его.

Крепцы на страсти, сильни на враги явистеся, преподобномученицы, схимонаси воини прехвальнии, законно бо пострадавше, венцами нетленными от Бога венчастеся.

Крест Христов, яко Оружие непобедимое, вземше, силу диаволю упразднили есте и, венцы Небесныя приемше, предстателие крепцыи нам явилися есте.

Богородичен: Погуби наветы вражия, яже на ны воздвизаемыя, и радости исполни уповающих на Тя, Мати Бога Вышняго, да вси усердно заступление Твое славим.

Светилен.

Подобен: Духом во святилищи:

Вооружившеся во всеоружие добродетелей Христовых, светильницы миру явистеся и, ополчения вражия низложивше, венцы нетленныя приясте, преподобномученицы Христови Александре и Андрее, терпеливодушнии.

Слава, и ныне, Богородичен:

Низложи Владычице, врагов наших шатания, Тя бо едину имамы Предстательницу, и Надежду и Помощь крепкую. Ты нас соблюди, Пречистая, всякаго навета вражия нас избавляющи.

На хвалитех стихиры, глас 4.

Подобен: Яко добля:

Честна смерть святых Твоих, Господи,/ преподобномученик Александра и Андрея,/ упование бо твердо имуще,/ по заповеди Твоей кровь за други своя пролияша/ и полки сопротивных на поли Куликове вспять обратиша./ Сего ради венцы нетленныя прияша/ и молятся о душах наших.

Приидите, православнии людие,/ святых преподобномученик Александра и Андрея/ всечестную память днесь почтим,/ иже, брони воинския схимою покрывше,/ на поли брани силу Божию явиша./ Темже,  венцы победныя от Христа Бога приемше,/ молятся присно о душах наших.

Яко неугасимая светила во Отечестве нашем,/ по смерти славней сияете,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ подвигом бо добрым подвигшеся,/ послушание аввы Сергия исполнисте/ и воинство православное мужественне на брань укреписте./ Темже, дерзновение ко Христу Богу имуще,/ молите помиловатися душам нашим.

Слава, глас 2:

О, преславнии мученицы,/ досточуднии Пересвете и Ослябе!/ Вы врага непобедимаго,/ силою своею гордо хвалящася,/ в день Рождества Пресвятыя Богородицы/ яко немощна сотвористе/ и кровь по заповеди Господней/ за други своя пролиясте./ Темже молите о любовию вас прославляющих.

И ныне, предпразднства: Пронареченная всех Царица:

На Литургии

Блаженны от канона, песни 3-я и 6-я. Прокимен, глас 7: Честна пред Господем/ смерть преподобных Его. Стих: Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? Апостол к Римляном, зачало 99. Евангелие от Матфеа, зачало 36. Причастен: В память вечную будет праведник:

Молитва

О, святии славнии воини Христови, истинныя веры поборницы Александре и Андрее! Услышите ныне и на всякий час моление нас, почитающих святую память вашу, и к вашим честным гробом припадающих. Вы, истиннии воини Христови, под кровом Троицы Живоначальныя аввою Сергием водимии, полки лукавых духов в монашеских подвизех победили есте и до конца заповедь Христову, яко несть большия любве, да кто душу свою положит за други своя, исполнили есте и, благословению преподобнаго Сергия последующе, иноческия шлемы спасения венцы мученическими украсили есте. Храбри во брани со враги Отечества и веры Православныя явльшеся, образ мужества воином благовернаго князя Димитрия подали есте и ныне ополчающихся на нас молитвами вашими низлагаете.

О, преславнии страстотерпцы Христови! Не презрите моления нашего и явите нам, смиренным и грешным, святое и многомощное ваше заступление, помозите нам, в бедах, скорбех и печалех сущим, и от всякия напасти сохраните. Воззрите на первопрестольный град, в немже телесы вашими почиваете, и на люди верныя, ко гробом вашим припадающия, прострите своя десницы, защищающе нас от враг видимых и невидимых, избавите Отечество наше от всякаго губительства, огня и междоусобныя брани. Укрепите данною вам благодатию воинство наше, разрушите силы врагов, возстающих на ны, и да уведят, яко присно Божественною помощию сохраняеми есмы, сице глаголющии: Господи, Иисусе Христе, молитвами святых воинов-иноков, изряднее же предстательством Пречистыя Твоея Матере, рождшия Тя, Владычицы нашея Богородицы, спаси ны, грешныя рабы Твоя, да всегда прославляем Тя со Безначальным Твоим Отцем и со Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Церковь чтит память преподобных святых воинов Александра Пересвета и Андрея Осляби

Преподобный Сергий дал им вместо тленного оружия нетленное — крест Христов, нашитый на схимах.

20 сентября. ПРАВМИР. Православные чтут память преподобных святых воинов Александра Пересвета и Андрея Осляби.

Оба они происходили из знатного рода бояр Брянского княжества. О Пересвете говорится в самом древнем литературном памятнике,”Задонщине”, вполне определенно, что он был ”бряньский боярин”. Об Ослябе мы узнаем только из ”Сказания о Мамаевом побоище”: что он был Любутским боярином (г. Любутск территориально входил в Брянское княжество). Существует предположение, что он также был родом из Брянска; в одном месте даже сказано об обоих: ”брянские бояре”.

Существует предание, согласно которому Александр (Пересвет) принял монашеский постриг в Ростовском Борисоглебском монастыре. Обитель была по благословению Сергия Радонежского в 1363 году.

Впоследствии эти два воина оказались в обители Живоначальной Троицы. Стоит только догадываться, как Пересвет и Ослябя перешли в Троице-Сергиев монастырь. Достоверно только то, что когда князь Дмитрий (будущий Донской) в 1380 г. приехал за благословением на битву к преподобному Сергию, они были уже его послушниками.

В те времена витал миф о непобедимости ордынских воинов. Ходили слухи о том, что одолеть их в честном бою было невозможно, ибо будто бы они владели некоей мистической силой. И чтобы превозмочь их коварство, одних физических данных было недостаточно.

Александр и Андрей были опытными ратниками, однако их призвание в ряды войска имело не столько военное, сколько духовное значение. Преподобный Сергий дал им вместо тленного оружия нетленное — крест Христов, нашитый на схимах.

Передав воинов-схимников в распоряжение князя, преподобный Сергий сказал им: «Мир вам, братья мои, крепко сражайтесь с погаными татарами, как добрые воины, за веру Христову и за все православное христианство».

Перед началом Куликовской битвы (в день праздника Рождества Богородицы) Александр принял вызов богатыря из войска Мамая и вступил с ним в единоборство. Воины ударились копьями, оба упали с коней и скончались.

«Ничейный» исход поединка явил духовную силу благословения преподобного Сергия и воодушевил русские войска.

Воин-схимник Андрей принял участие исторической битве в день Рождества Пресвятой Богородицы. Возможно, что он пал в бою.

Однако, по другой версии, он остался в живых и служил Всероссийским митрополитам. В документах 1390-1393 годов встречаются упоминания «чернеца Андрея Ослябя» в числе бояр митрополита всея Руси святителя Киприана.

Тело преподобного Андрея Осляби было погребено близ церкви в честь Рождества Богородицы «на старом Симонове», рядом с телом преподобного Александра Пересвета.

Если подвиг Пересвета стали сразу прославлять в повествованиях о Куликовской битве, древнейшие известные рассказы о ней умалчивают об Ослябе. Его имя не вошло и в большинство летописных списков убиенных на Куликовом поле, не находится оно и в синодиках павших. Лишь «Задонщина», изображающая иноков-воинов как былинных богатырей, говорит о смерти в битве не только Александра Пересвета, но и Андрея Осляби, а также его сына Иакова. О смерти в битве Пересвета и Осляби также говорит «Повесть о Мамаевом побоище».

Время местной канонизации преподобных Александра и Андрея неизвестно. В XVII веке их имена были внесены в святцы.

Со временем над останками преподобных Александра и Андрея были устроены надгробия, оказавшиеся в «палатке каменной под колокольней». После разборки колокольни надгробия были уничтожены, в 1794 году вновь сооружены и в XIX веке обустроены приделом

В 1928 году Богородице-Рождественский храм был закрыт и оказался на территории завода «Динамо». Надгробия были вновь уничтожены и снова восстановлены только после возрождения храма в 1989 году, по инициативе известного художника П. Д. Корина. Сейчас в храме устроена сень над двумя надгробиями, но сами останки во время восстановительных работ не нашли, так как это место было на много метров забетонировано.

В 1981 году имена святых монахов-воинов были включены в состав Собора Радонежских святых. Их память было определено отмечать накануне праздника Рождества Богородицы (дня Куликовской битвы) — 7 сентября.

Ящик пандоры – Святые монахи Пересвет и Ослябя

Пересвет и Ослябя были родными братьями и происходили из боярского рода, служившего Брянским князьям. В те времена было обычным явлением иметь два имени, одно славянское, идущее ещё из дохристианских времён на Руси, другое же давалось по святцам при крещении ребёнка. Так, Пересвета назвали Александром, а Ослябя — Андреем. Время рождения братьев можно определить приблизительно не ранее 1320-13251 годов. Дети из знатных семей на Руси как минимум получали начальное образование, то есть учились писать и читать. Но главной наукой для боярских детей была воинская наука. Ребёнок с детских лет учился держаться в седле, стрелять из лука, владеть мечом и копьём.

 

В этих подсчётах я исхожу из предположения, что, когда в 1380 году Пересвет и Ослябя вышли сражаться на поле Куликово, им не должно было быть более 55-60 лет. Возраст для того времени и так довольно-таки преклонный. Только при условии сохранившегося телесного здоровья человек в этом возрасте способен выдержать тяжелейшие физические нагрузки битвы на мечах и копьях, да и то в течение лишь небольшого промежутка времени.

Образ русского боярина, созданный позднейшей литературой и кинематографией, представлял этакого тяжеловесного, неповоротливого в своих долгополых шубах, высокомерно-спесивого или добродушно-туповатого бородача. Однако с действительностью этот образ имеет мало общего. На самом деле бояре древней Руси — это в первую очередь закалённые в частых походах воины. Сильные, ловкие и отважные, они украшали себя не только дорогими каменьями и мехами, но и многочисленными шрамами, полученными на полях сражений. Многие из бояр были талантливыми полководцами, прекрасно знающими тактику и стратегию боя, умеющими строить полки и управлять ими. В среде бояр было немало и мудрых советников князя, а также опытных дипломатов в посольских службах.

 

Ранняя юность Пересвета и Ослябя совпала с очень неспокойным временем для Брянского княжества. Когда братья только ещё достигли возраста, при котом могли быть зачислены в княжескую дружину (15-20 лет), в Брянске княжил Глеб Святославович. Его отец, князь Святослав, когда-то вёл упорную борьбу за свой удел с князем Василием Александровичем (правнуком князя Ростислава Мстиславича). Этот князь Василий при помощи татар взял верх, и Святослав в 1310 году был убит в схватке с татарами прямо у крепостных стен Брянска. Татары посадили на Брянское княжение Василия Александровича, но в 30-е годы Глеб Святославович вновь отвоевал себе отцовский престол, прогнав с него князя Димитрия Романовича. Но, став Брянским князем, Глеб сам перенял тактику своего врага, когда-то сгубившую его отца. Он наладил в Орде обширные связи и стал приводить татар в княжество для войны со своими соседями. Естественно, такая политика быстро разорила Брянскую землю, и Глеб вынужден был значительно увеличить налоги. В ответ на ужесточение податей брянцы в 1340 году подняли восстание. Всё произошло на Николин день, 6-го декабря. Жители Брянска собрали вече и призвали на него князя. Глеб Святославович пришёл на вече и пытался усмирить взбунтовавшийся народ угрозами, но это только подлило масло в огонь. В ответ на угрозы князя вече вынесло ему смертный приговор. В это время в Брянске проездом находился митрополит всея Руси Феогност, он как раз молился в соборе. Туда и побежал князь Глеб, надеясь найти защиту под святыми сводами храма. Разъярённая толпа преследовала его по пятам. Вбежав в собор, князь кинулся в ноги митрополиту, прося у него защиты. Митрополит Феогност, человек опытный, умевший в своё время успокоить даже новгородское вече, так и не смог утихомирить взбунтовавшихся брянцев. Как митрополит не убеждал, не умолял проявить снисхождение и христианское милосердие к брянскому князю, его не слушали. Глеба схватили, выволокли из церкви и убили. На княжение вновь вернулся князь Дмитрий Романович. Год спустя он выдал свою дочь замуж за сына Ивана Калиты и отца княжича Дмитрия, будущего героя Донского.

 

 

В такой политической обстановке под началом Брянского князя Дмитрия Романовича и начинали своё служение юные бояре Пересвет и Ослябя. Старший брат Пересвет служил в дружине князя, а его младший брат Ослябя был направлен нести службу в город Любутск, входивший тогда в состав Брянского княжества. Любутск находился на правом берегу Оки, недалеко от Литовской границы и являлся передовой крепостью Брянского княжества на северо-западных границах. Так что ратных дел и у Пересвета, и у Ослябяти хватало. Оба брата славились как доблестные воины и храбрые богатыри. Князь Дмитрий Романович, заняв Брянский стол и породнившись с Московским княжеским домом, встал под покровительство Московского князя. Это накладывало свои обязательства, и брянская дружина должна была участвовать в совместных военных походах с дружиной Московского князя. В этих походах и оттачивалось военное искусство Пересвета. «Был же сей хоробрый Пересвет, егда в мире бе, славный богатырь, велию силу и крепость имея, величеством и широтою всех превзыде, и смыслен зело к воинственному делу и наряду», то есть слыл умеющим уставлять полки. «Андрей сотню гнал, а Александр двести гнал, когда сражались», — так о братьях-богатырях отзывались современники.

В 1356 политическая обстановка в Брянском княжестве изменилась. В этом году ярлык на Брянское княжение от хана получил Василий, который был из рода смоленских князей. Но, не пробыв на княжении и года, он умер. После его смерти в Брянске случился «мятеж от лихих людей, и замятия велия». Этим не преминул воспользоваться литовский князь Ольгерд. Он захватил Брянское княжество и в этом же 1356 году передал его своему сыну Дмитрию Ольгердовичу. Брянские бояре Пересвет и Ослябя продолжали служение при новом Брянском князе, как ранее служили при Дмитрии Романовиче. Всё изменилось после смерти Ольгерда, последовавшей в 1377 году. Литовский престол занял сын Ольгерда Ягайло. Но его не захотели признать родные братья: Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский. Оба они рассорились с Ягайло ив 1379 году отъехали в Москву вместе с боярином Дмитрием Боброком, талантливым воеводой, внесшим большой вклад в победу на Куликовом поле.

Таким образом, 1379 год стал годом перемен для братьев Пересвета и Ослябяти. Московский князь Димитрий Иоаннович, дал бывшему брянскому князю на кормление город Переяславль-Залесский. В этот древний русский город, родину великого князя Александра Невского и перебрался Димитрий Ольгердович со всем двором. Вместе со своим князем в Переяславль-Залесский последовали Пересвет и Ослябя.

К времени переезда в Переяславль-Залесский Пересвет и Ослябя пришли в тот возраст, когда надо было оставлять службу в дружине князя и думать о своей дальнейшей судьбе. Троице-Сергиев монастырь находился как раз на границе земель московских и переяславских. Нет сомнения, что Пересвет и Ослябя были много наслышаны от людей о его необыкновенном игумене, вот и решили посетить Троицкую святую обитель, чтобы испросить благословения и совета у преподобного Сергия.

Монастырь, окружённый деревянным тыном с несколькими избами и бревенчатым храмом в честь Пресвятой Троицы, внешне не производил на посетителей впечатления. Наоборот, беднота и скудность вызывали разочарование, как о том выразился один мужичок, пришедший в обитель преподобного Сергия повидать прославленного и величественного игумена. «Всё худостно, всё ни- щетно, всё сиротинско», — сетовал этот мужичок.

В обиходе монастырской братии Троицкой обители Пересвет и Ослябя могли видеть столько же недостатков, сколько заплат на сермяжной ряске её игумена. Но зато они увидели и другое. Увидели, как дружны между собою и приветливы к пришельцам насельники. Как каждый инок делает своё дело и каждый работает с молитвой, и все молились после работы. В иноках Троицкого монастыря чувствовался скрытый огонь, который без искр и вспышек обнаруживался живительной теплотой, обдававшей всякого, кто вступал в эту атмосферу труда и молитвы. Но не только это впечатление подвигло братьев проситься на послушание в тихую, бедную обитель, а прежде всего светлый образ её игумена, дивного подвижника — преподобного Сергия. Блаженный Епифаний, составитель жития святого Сергия Радонежского, пишет: «Как оленей привлекают к себе источники вод, так и жаждущих спасения влекли к себе благодатные дарования души Сергиевой». Пересвет и Ослябя шли к преподобному Сергию затем, чтоб попросить у него молитв и благословение, услышать от него слово духовного назидания, открыть ему свои скорби душевные и в беседе со святым старцем найти себе утешение и подкрепление. Всё это бывшие воины нашли сполна, а потому свой жизненный путь, достойно пройденный в ратных трудах и подвигах, решили также достойно завершить в подвигах духовных под водительством дивного игумена, покорившего их сердца.

В те далёкие времена многие воины, обременённые на склоне лет душевными и телесными ранами, уходили в монастырь, чтобы стать воинами Царя Небесного. Этот обычай был широко распространён на Руси. Существует предание, согласно которому Александр (Пересвет) принял монашеский постриг в Ростовском Борисоглебском монастыре, основанном по благословению преподобного Сергия Радонежского. Затем Пересвет перешёл в Троицкий монастырь, чтобы быть вместе с братом. Во всяком случае в 1380 году мы видим обоих братьев в обители Живоначальной Троицы.

Все эти полтора века до Мамаева побоища Русская Земля жила в горе и слезах, не имея мира в своём доме и не зная радости. Жила горечью унижения и страдания. Ордынцы жгли и разоряли жилища, оставляя после себя «дым и пепел», насиловали и убивали, уводили в полон людей, угоняли скот. По словам автора «Задонщины», Софрония Рязанца: «Русская Земля сидит невесела». Но вот наконец-то чаша терпения переполнилась и гнев народа вскипел бурей. Настал час отмщения. Окрепла и утвердилась воля русских людей к освобождению от угнетателей.

И встаёт вопрос: что воодушевило князя Димитрия Донского? Что заставило русское воинство выйти на Куликовом поле? Как могло это случиться? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором боялись и подумать их деды? Здесь-то мы и должны обратиться к образу печальника Земли Русской — преподобному Сергию, игумену Радонежскому.

Преподобный Сергий был сыном своего времени, но как истинный духовный гений он стал выше своего века. Он мог видеть не только настоящее, но и созерцать будущее. И, созерцая это будущее, он вёл за собой других людей к подлинной духовной свободе. Трудами и подвигами святой Сергий жил в настоящем, а духом устремлялся в будущее. Его называют «печальником Земли Русской», а это значит, что Преподобный постоянно заботился о своём народе, оберегал его молитвенным покровом, всегда хранил в своём сердце любовь к нему. Своей жизнью, своим примером Преподобный звал русский народ к единению по образу Пресвятой Троицы. Печалование об Отечестве игумена Радонежского проявилось в его непосредственном участии в событиях, связанных с Куликовской победой. Историк Ключевский писал о Преподобном: «Примером своей святой жизни, высотой своего духа, он поднял упавший дух русского народа, пробудил в нём доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в помощь Бо- жию... Своею жизнью, самой возможностью такой жизни преподобный Сергий дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нём ещё не всё доброе погасло и замерло, помог ему заглянуть в свой собственный мрак и разглядеть там всё ещё тлевшие искры того же огня, которым горел он. И вот мы видим, что народ, сто лет привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал на поработителей и не только нашёл в себе мужество встать, но и пошёл искать татарских полчищ в открытой степи и там навалился на врагов несокрушимой стеной, похоронив их под своими многочисленными костями. Как это случилось? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором и боялись подумать их деды?... Мы знаем одно, что преподобный Сергий благословил на этот подвиг главного вождя русского ополчения, и этот молодой вождь был человек поколения, возмужавшего на глазах преподобного Сергия, под его благодатным воспитанием...»

Первым своим долгом Великий князь Димитрий Иоаннович счёл посетить обитель Живоначальной Троицы, чтобы там помолиться и принять напутственное благословение от Преподобного Сергия на задуманное им ратное дело. В сопровождении своего брата, Владимира Андреевича и других князей, прибывших в Москву для участия в походе на Мамая, а так же отборной дружины, Дмитрий Иванович сразу после праздника Успения отбыл из Москвы в Троицкую обитель.

В святой обители Великий князь Димитрий помолился в храме Святой Троицы и собирался сразу же после благословения Преподобного отправиться назад в Москву. «Ты уже знаешь, отче, — говорил князь игумену, — какое великое горе сокрушает меня, да и не меня одного, а всех православных: ордынский князь Мамай двинул всю орду безбожных татар, и вот они идут на мою отчину, на Русскую землю, разорять святые церкви и губить христианский народ... Помолись же, отче, чтобы Бог избавил нас от этой беды!» Святой старец успокоил Великого князя надеждою на Бога и предложил отслушать Божественную литургию, так как день был воскресный и чтилась память святых мучеников Флора и Лавра. По окончании литургии игумен пригласил Димитрия Иоанновича вместе с другими князьями и воеводами вкусить хлеба-соли. Гонцы один за другим приносили князю известия о приближении Мамая к пределам Русским, и он, обеспокоенный этим обстоятельством, просил преподобного отпустить его поскорее. Но Преподобный старец на это произнёс со значением: «Это твоё промедление двойным для тебя послушанием обернётся. Ибо не сейчас ещё, господин мой, смертный венец носить тебе, но через несколько лет, а для многих других теперь уж венцы плетутся». Князь Димитрий, не смея огорчить святого старца отказом, согласился. По окончании трапезы Преподобный Сергий окропил святою водою Великого Князя и всех бывших с ним. Какое-то время Преподобный беседовал с князем, уверяя, что Господь и Пречистая Богородица не оставят его без помощи. По окончании беседы Димитрий Иванович преклонил колени перед игуменом, и тот, осеняя его святым крестом, во всеуслышание произнёс: «Иди, господине, небоязненно! Господь поможет тебе на безбожных врагов!» А затем, понизив голос, сказал тихо одному Великому князю: «Ты победишь врагов твоих». Эти пророческие слова святого игумена взволновали князя так, что на его глазах выступили слёзы. И тут Великий князь решился высказать свою не совсем обычную просьбу, которую, по всей видимости, уже обдумывал заранее, поскольку знал, о чём и ком будет просить. «Дай мне, отче, двух воинов из своей братии — Пересвета Александра и брата его Андрея Ослябя, тем ты и сам нам поможешь». Но преподобный Сергий, словно ожидал от князя именно эту просьбу, не задумываясь, сразу же исполнил её, повелев Пересвету и Ослябяти изготовляться на дело ратное. С трепетным восторгом приняли доблестные иноки новое послушание от своего любимого игумена. Перед тем как отпустить иноков с князем, преподобный Сергий постриг обоих братьев в Великую схиму. Возлагая на Пересвета и Ослябя облачение схимников, украшенное изображением креста Христова, преподобный Сергий приговаривал: «Вот вам, дети мои, оружие нетленное, да будет оно вам вместо шлемов и щитов бранных!» Уже поручая схимников Великому князю, святой старец сказал: «Передаю тебе, возлюбленный княже, моих оруженосцев и послушников, которых ты сам избрал!» Благословляя Пересвета и Ослябя, преподобный Сергий взволнованно говорил им напрощанье: «Мир вам, братья мои! Твёрдо сражайтесь как славные воины за веру Христову и за всё православное христианство с погаными».

Святой Игумен сам проводил гостей до святых ворот обители и преподал им, а через них и всему православному воинству своё благословение и молитвенное напутствие.

 

Куликово поле

Так Пересвет и Ослябя оказались в войске князя Димитрия. Это свершилось по Промыслу Небесному, Божией воле, ибо святые старцы как духоносные пророки — от себя ничего никогда не делают. Появление среди русского воинства двух всадников в чёрных монашеских одеяниях, идущих по благословению самого Сергия Радонежского на брань, чтобы пострадать за веру и обрести вечное спасение, неизбежно должно было произвести в рядах русских ратников огромное впечатление, послужить им примером. Воины-монахи стали для русских воинов залогом справедливости их будущей битвы. Теперь в сознании русских воинов Куликово поле явилось «судным местом», где два войска собрались не просто помериться силами, но где должен был пройти Суд меры и правды Бога над человеком, где решался вопрос: быть ли Русской Земле и Русскому государству.

По преданию, когда русское войско шло к месту битвы, Пересвет на одной из стоянок молился в келье отшельника. Уходя после молитвы, Пересвет оставил в келье свой монашеский яблоневый посох. Уже после Куликовой битвы, возвращаясь домой, великий князь Димитрий построил возле этой кельи часовню в честь своего небесного покровителя, святого воина великомученика IV в. Дмитрия Солунского. Впоследствии здесь был основан мужской Димитриевский Ряжский монастырь, что в 7 км от города Скопина. Этот посох, называемый «Пересветова дубинка», до сего дня хранится в краеведческом музее г. Рязани.

Перед самым выступлением великого князя произошло ещё одно чудесное событие: во Владимире были открыты нетленные мощи благоверного князя Александра Невского, прадеда Димитрия Иоанновича. Случилось это так. Инок-пономарь той церкви, где находилась гробница князя, спал ночью на паперти. Внезапно пробудившись, он увидел, что свечи, стоящие перед иконами, сами собой загорелись, а к гробу подошли два старца, вышедшие из алтаря. Обратившись к лежащему там князю, они воззвали к нему, понуждая встать и выйти на помощь правнуку, идущему на бой с иноплеменниками. Князь встал из гроба и вместе со старцами сделался невидимым. Инок рассказал о своём видении. Наутро гроб был выкопан и в нём обнаружены нетленные мощи Александра Невского. Видимо, об этом событии Димитрий Иоаннович узнал ещё до битвы. Это чудо явилось для князя Дмитрия достоверным свидетельством незримой помощи со стороны его великого предка и придало ему ещё большую решимость. Подойдя к реке Дон, он повелел всему войску переправиться на южный берег, а затем приказал разрушить за собою все мосты и переправы.

После переправы, вечером 7 сентября русские войска были выстроены в боевые порядки между руслами Дона и Непрядвы. Большой полк и весь двор московского князя встали в центре. Ими командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. На флангах стали полк правой руки под командованием литовского князя Андрея Ольгер- довича и полк левой руки князей Василия Ярославского и Феодора Моложского. Впереди, перед большим полком стал сторожевой полк князей Симеона Оболенского и Иоанна Тарусского. В дубраву вверх по Дону был поставлен засадный полк во главе с Владимиром Андреевичем и Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским.

В этот же вечер князь Дмитрий Иванович объезжал войска, делая смотр. Во время смотра полков князь воодушевлял ратников словами: «Отцы и братья мои! Господа ради сражайтесь и святых ради церквей, и веры ради христианской, ибо эта смерть нам ныне не смерть, но жизнь вечная. Ни
о    чём, братья, земном не помышляйте, не отступим, ведь и тогда венцами победными увенчает нас Христос Бог и Спаситель душ наших».

В тот же вечер татарские передовые части, тесня русских разведчиков, увидели построившиеся полки князя Димитрия. В ночь на 8 сентября и сам князь Дмитрий с Боброком так же выезжали на разведку и издали осматривали татарские и свои позиции.

Ранним утром 8 сентября 1380 года всё войско стояло в полной готовности к битве. В этот ответственный момент преподобный Сергий не оставил русских воинов без ободрения и укрепления. Неожиданно явились посланные преподобным Сергием вслед за войском монахи во главе с иноком Нектарием. Они привезли из Троицкого монастыря Богородичную просфору и личное письмо («грамотку») игумена Радонежского. Грамотка Троицкого игумена увещала Великого князя сражаться мужественно за дело Божие и пребывать в несомненном уповании, что Бог увенчает его дело счастливым успехом. Летописи сохранили окончание грамоты, где говорилось: «Чтобы ты, господине, таки пошёл, а поможет ти Бог и Троица».

Великий Князь прочитал грамотку, вкусил от святой просфоры и, воздев руки, громко произнёс молитву из чина Панагии: «Велико имя Пресвятыя Троицы! Пресвятая Госпоже Богородице, спаси нас! Тоя молитвами, Христе Боже, и за молитвы святых Чудотворцев Петра и Алексия, и Преподобного игумена Сергия помогай нам на сопротивные силы и спаси нас!»

Быстро разнеслась по полкам весть о посланцах Сергиевых. В их лице великий печальник Русской земли как бы сам посетил и благословил Русское воинство накануне самой битвы. Это посещение в такую важную и решительную для всех минуту было сколько неожиданно, столько же и благовременно. Теперь и слабые духом воодушевились мужеством и каждый воин, ободрённый надеждою на молитвы великого старца, бесстрашно шёл на битву, готовый положить душу свою за святую веру Православную, за своего Князя любимого, за дорогое своё Отечество.

Куликова битва принадлежит к числу самых крупных сражений в истории России и всей Европы до XV века. Она может быть приравнена только к таким сражениям, как Каталунское (451 г.), спасшее Европу от гуннов, и Турское (732 г.), остановившее продвижение в Европу арабов. История знает немало примеров, когда в сражениях достижение победы зависело не от численного преимущества воинов или количества боевого оружия, а от силы и крепости духа сражающихся. Такой духовный фактор в силах противостоять самому грубому натиску внешней силы. Так и сейчас, на Куликовом поле, врагу противополагалась внутренняя убеждённость русских воинов в своей правде и необходимости победы ради этой правды.

Ранним утром, 8-го сентября, густой туман покрывал Куликово поле. Русские полки стояли в молчании. Кто-то шептал молитвы, кто-то из воинов негромко переговаривался. Ранняя зоря, предвестница солнечного восхода, была ещё не в силах разогнать молочную пелену тумана, скрывавшего до времени татарские полчища. Но о близости Мамаевых воинов можно было догадаться по ржанию лошадей и бряцанью оружия. Неторопливо и величаво выплывало из-за горизонта небесное светило. И чем выше оно поднималось, тем ниже к земле опускался туман, растекаясь белым киселём по ложбинкам и низинам широкого поля. Когда же туман рассеялся, то на Куликовом поле обнаружились две рати, самим своим видом знаменующие противостояние мрака и света. Татарские полчища, поскольку солнце всходило из-за их спин, виделись тёмными, как замечает летописец, а «доспехи же русских сынов, будто вода, что при ветре струится, шлемы золочёные на головах их, словно заря утренняя в ясную погоду, светятся; яловцы же шлемов их, как пламя огненное, колышутся». Посреди войска развевалось алое великокняжеское знамя с изображением Нерукотворного Спаса и множество других христианских стягов. Зазвучали боевые трубы, и от звука трубного стали в возбуждении ржать кони. Словно соревнуясь с русскими музыкантами, начали надсадно реветь татарские трубы. Но вскоре русские трубачи взяли вверх, татарские трубы словно онемели, а русские загремели ещё громче.

Великий князь Димитрий встал на высоком холме, обозревая стройные ряды своих войск. Лёгкий ветерок развевал его знамёна. На ярком осеннем солнце блестели оружие и доспехи и были слышны громкие восклицания: «Боже, даруй победу Государю нашему!»

Радостно было видеть князю Димитрию свои полки, выстроенные по совету твёрдого воеводы Дмитрия Боброка Волынца, но при мысли, что многие тысячи его храбрых воинов вскоре падут на поле бранном, омрачалось чело князя. Он преклонил колена и, простирая руки к золотому образу Спасителя, сиявшему вдали на великокняжеском знамени, начал горячо молиться.

После молитвы он сел на коня и объехал все полки, воодушевляя воинов. Князь называл своих ратников «верными товарищами и милыми братьями». И со всех сторон ему неслось в ответ: «Готовы головы наши сложить за Христа и Отечество, и за тебя, Великий Княже!»

Великий князь, вооружённый железною палицею, готовился вступить в бой впереди своего полка, чтобы личным примером вдохновлять своих воинов. «Мне должно, — говорил он, — общую с вами пить чашу, смерть ли, или живот — едино с вами вкушу!» Но усиленные просьбы всех русских князей и воевод не вдаваться без нужды в опасность и щадить свою дорогую жизнь для общей пользы едва удержали его от такого великодушного порыва. На время он покорился их желанию и оставил за собою только общее распоряжение ходом битвы.

 

 

Ратные подвиги Пересвета и Ослябяти

Близился полдень, но ни та, ни другая сторона не вступали в битву, которая по традиции того времени должна была начаться с поединка двух самых лучших воинов от обеих сторон. Пространство, отделявшее Русские передовые полки от несметных татарских полчищ, было не более трёх вёрст. Кое-где уже начались случайные сшибки небольших отрядов с той и другой стороны.

Но вот с татарской стороны выехал на коне по- единщик. Осадив разгорячённого скакуна напротив передового русского полка, он, грозно потрясая копьём, стал вызывать на единоборство кого-либо из русских витязей. Автор «Сказания о Мамаевом побоище» говорит, что был этот богатырь «видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трёх сажен ширина его». Этого воина устрашающей наружности звали Челубей Тамир-Мурза, а родом он был печенег. По преданию, Челубей не только отличался огромной силой, но и особым мастерством военной выучки. Некоторые источники указывают, что Челубей был непобедимым воином-поединщиком, которого татарские войска нанимали специально для подобных поединков.

Прошло несколько минут томительного ожидания. Никто из русских воинов не решается бросить вызов Челубею. Это происходило не потому, что русские боялись смерти, нет, они были готовы к ней и доказали это в Куликовской битве. Боялись, прежде всего, ответственности перед своими собратьями. Ведь подобному поединку в те времена придавалось большое сакральное значение. Поражение в нём расценивалось как предвестник поражения всего войска, а победа же, наоборот, давала моральное преимущество.

 «Татарский Голиаф» между тем продолжал гарцевать на виду передового полка, глумясь и насмехаясь над нерешительностью русских и не замечая, что его внимательно разглядывает один из воинов передового войска в странной чёрной одежде с белыми крестами. Это был Пересвет. От опытного взгляда воина-монаха не ускользнуло, что древко копья Челубея на два с половиной локтя длиннее обыкновенного. Это значительно утяжеляло копьё и оттого оно не годилось для обычного воина. Но Челубей не был обычным воином. Его неимоверная сила позволяла легко носить такое длинное копьё, предназначенное именно для поединков. В этом случае оно делало Челубея практически неуязвимым. При сшибке копьё Челубея доставало до противника раньше, чем тот мог приблизиться к нему для удара своим копьём. Челобей не только убивал противника, мощным ударом пробивая кольчугу, но и заодно сшибал его с седла, раньше чем копьё того доставало до Челубея. Всё это пометил и оценил Пересвет. На мгновение он задумался, а затем решительно направился к князю Димитрию, стоящему в окружении других князей. Подъехав к ним, он сказал: «Не смущайтесь этим нисколько: велик Бог наш и велика крепость Его! Гордый татарин не мнит найти среди нас равного себе витязя, но я желаю с ним переведаться, я выхожу против него во имя Господа Сил! Готов воспринять венед Царства Цебесного!»

В душе Пересвета звучали напутственные слова святого старца: «Вот вам, дети мои, оружие нетленное, да будет оно вам вместо шлемов и щитов бранных!» Монах решительно снял с себя шлем и броню. Его грудь теперь защищало только тонкое полотно монашеской рясы. И именно облачение схимника и становилось залогом его предстоящей победы в этом поединке.

Русский богатырь-инок окропил себя святою водою и простился с Андреем Ослябятей. «Хорошо бы, брат, в то время старому помолодеть, а молодому чести добыть, удалым меч испытать», — сказал Пересвет, обнимая родного брата, а тот с грустью отвечал: «Брат Пересвет, уже вижу на теле твоём раны, уже голове твоей лететь на траву ковыль, а сыну моему Якову на ковыли зелёной лежать на Поле Куликовом за веру христианскую и за обиду великого князя Дмитрия Ивановича».

Поклонился Пересвет и Великому князю, а затем всему русскому воинству и громко воскликнул: «Отцы и братия! Простите меня, грешного!» — «Бог тебя простит, благословит и молитвами Сергия да поможет тебе!» — ответили русские воины, тронутые до слёз самоотвержением инока. С тревогой в сердцах провожали русские ратники Пересвета и молились: да поможет ему Бог, как в древности помог Давиду одолеть Голиафа.

Поединщики между тем съехались в центре поля и обмерили друг друга взглядами. Челубей с удивлением разглядывал необычное чёрное одеяние Пересвета, украшенное белыми крестами. Он не сомневался, что под этой необычной одеждой скрывается кольчуга. Затем богатыри разъехались на расстояние, необходимое для разбега. Развернув коней, они быстро понеслись навстречу друг другу, держа наперевес тяжёлые копья.

 

Пронзительные вопли неслись из мамаева полчища, подбадривая Челубея, а русские воины молились: «Боже, помоги рабу своему, Пере свету!»
Вот наконец они сшиблись. Всё произошло так быстро, что зрители не могли сразу разобрать, что же именно произошло. Однако все увидели, как свалился с коня поражённый копьём Пересвета Челубей, а сам Пересвет рысью направился в сторону русских полков. Ужас охватил золотоордынских воинов, в то время как русские рати взревели восторженными голосами.

 

А всё случилось, как и рассчитывал Пересвет. Копьё Челубея легко прошло сквозь незащищённое тело монаха и эта сквозная рана позволила Пере- свету приблизиться к противнику на удар своего копья. Монах, не только пробив кольчугу, убил Челубея, но именно благодаря сопротивлению металла кольчуги тот был сброшен с коня. При падении копьё Челубея, которое он продолжал держать в руке, вырвалось из пронзённой груди Пересвета. Монах, со смертельной раной, из последних сил всё же доскакал на своём коне до русского воинства и испустил дух на руках товарищей.

Да, оба воина-поединщика поразили друг друга смертельно. Но в глазах той и другой стороны победа осталась за Пересветом, ведь он вернулся с поединка на коне.

Сохранилось предание, что Ослябя после гибели на его глазах брата первым ринулся в сражение и своим примером увлёк за собою русских воинов. Тогда-то и «закипела битва кровавая, — пишет святой Димитрий Ростовский, — заблестели мечи острые, как молнии, затрещали копья, полилась кровь».

Между тем, как началась грозная Куликовская битва, в обители Живоначальной Троицы святой игумен Сергий собрал всю братию и стал возносить сердечные молитвы за успех великого дела. Телом Преподобный стоял на молитве во храме Пресвятой Троицы, а духом был на поле Куликовом, прозревая очами веры всё, что совершалось на нём.

   ...И сшиблись после поединка смертного сыновья Руси с сильною ратью басурманскою. Ударились копьями гибельными о доспехи железные, загремели мечи булатные, словно молнии, сверкая.

Великий стук и свист от летящего града стрел поглотили тишину. Белая ковыль-трава обагрилась чермною (красною) живительною влагою, окрасившись цветом мученичества честных воинов русской земли, цветом победным сил добра над силами зла. Древний бытописатель горестно замечает: «Была крепкая брань и злая сеча, так что кровь лилась, как вода, и пали мёртвыми бесчисленное множество с обеих сторон... И некуда было ступить коням от множества мёртвых тел, лежащих на земле. Не только оружием убивали, но и руками душили друг друга, а кто падал на землю, тот умирал под конскими копытами, а другие задыхались от великой тесноты, потому как не могло вместить поле Куликово всё множество воинов, сошедшихся между реками Дон и Мечей».

Не выдержал и великий князь: он сошёл с коня, отдал его своему любимому боярину (Михаилу Бренко), повелел ему вместо себя быть под знаменем. Затем достал бывший у него на персях под одеждою крест с частицами Животворящего Древа, поцеловал его и ринулся в битву с татарами в доспехах простого воина.

Рассказывают, что в ходе битвы Дмитрий Донской получил ранение и упал с коня, а инок Ослябя перенёс его в безопасное место в рощу и оставил возле берёзы, под которою затем и нашли князя. Сам же Ослябя вновь ушёл сражаться. Известно, что после битвы Ослябя остался жив и какое-то время служил при Московском митрополите Киприане. Во всяком случае достоверно известно, что в 1398 году Ослябя ездил в Константинополь с посольством, которое московский князь Василий Дмитриевич направлял туда для переговоров об оказании помощи Византии, переживавшей опустошительные набеги турок. Сын Ослябяти — Яков, судя по всему, сражался в составе знаменитого Засадного полка и сложил голову в битве.
После битвы князь Димитрий стал обходить Куликово Поле, усеянное телами его дорогих соратников и политое русскою кровью. Как говорит летописец: «Даже деревья от великой печали преклонились». Увидев Пересвета-монаха и тут же поблизости лежащего знаменитого богатыря Григория Капустина, великий князь воскликнул: «Видите, братья, своего зачинателя, ибо этот Александр Пересвет, пособник наш, был благословлён игуменом Сергием и победил великого, сильного, злого татарина, от которого многие люди испили бы смертную чашу».

Восемь дней хоронили героев, за Веру и Отечество живот свой положивших. Там же, на поле Куликовом, срубили церковку Рождества Богородицы над братской могилой у реки Непрядвы, поскольку битва произошла в день этого великого праздника. А Пересвета повезли хоронить в Симонов монастырь, что близ Москвы. Погребли воина-монаха рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы (тогда ещё деревянным) в «каменной палатке».

Димитрий Донской пробыл на Москве четыре дня и затем направился в монастырь Живоначальной Троице, к игумену Сергию. Преподобный встретил его с крестами близ монастыря и изрёк: «Радуйся, господин князь великий, и веселись твоё христолюбивое войско!» Игумен вопросил его о своих любимцах. Великий же князь отвечал ему: «Твоими, отче, любимцами, а моими служебниками победил своих врагов. Твой, отче, вооружитель, названный Пересвет, победил подобного себе. А если бы, отче, не твой вооружитель, то пришлось бы, отче, многим христианам от того пить горькую чашу!»

Отслужили поминальную Великую панихиду о всех убиенных, и с тех пор, названная Димитриевскою, родительская суббота стала служиться в Церкви из года в год до сего дня.

После смерти Ослябяти его похоронили рядом с братом в Симоновом монастыре. По одной из версий, саркофаги Пересвета и Ослябяти были обнаружены в XVIII в., при разборе старой колокольни храма. Позднее над этим местом было сооружено чугунное надгробие с сенью, уничтоженное в 1920-х гг. В 1928 году храм Симонов монастырь был закрыт и могилы героев Куликовской битвы оказались на территории созданного здесь завода «Динамо» (это рядом с метро «Автозаводская»). Надгробия Пересвета и Ослябяти использовались как платформа для электромотора, несмотря на то, что их имена упоминались в учебниках истории. И только в связи с 600-летием Куликовской битвы,в 1980 году, могилы Пересвета и Ослябяти были отнесены к памятникам, охраняемым государством. В 1988 храм был отделён от завода. Однако, по ряду данных, тела Пересвета и Ослябяти никогда не были подняты и ныне покоятся в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове «под спудом», то есть точное местоположение захоронения не идентифицировано.

Сейчас на предполагаемом месте захоронения Пересвета и Ослябяти в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове установлено деревянное надгробие, копирующее по форме первое, чугунное. Могила открыта для посещения.

Некоторые исследователи считают, что Челубей был не простым воином. Существовала секта воинов, исповеданием которой являлось одно из древнейших буддийских верований, именуемое «бон(г)- по». Это древнее поклонение космосу и не просто планетам, стихиям и эфиру, но духам-богам, обитающим в них. Челубей был самой высокой степени посвящения в бон. По сказанию, он был непобедим: триста боёв, и во всех «враг» был повержен! Поэтому с ним мог справиться не просто ратник, но воин Христов, облечённый духовною, Божией силою. В этом состоит сакральный мотив посыла именно монахов-воинов. Но всё это, по моему мнению, не больше как экзотерические домыслы.

Александр Пересвет и Родион (Андрей) Ослябя причислены Русской православной церковью клику святых. День памяти их отмечается 7 сентября, а также на Неделе Всех Святых, в земле Российской просиявших (2-е воскресенье после Святой Троицы), в день Всех Московских святых (воскресенье перед 8 сентября), Всех Тульских святых (22 сентября), Всех Брянских святых (3 октября), Всех Радонежских святых (6 июля) и 24 августа.

В честь Ослябяти и Пересвета были названы в конце XIX века броненосцы Российского флота, погибшие в Цусимском сражении 1905 года. В настоящее время в боевом составе Тихоокеанского флота России находятся большие десантные корабли «Ослябя» и «Пересвет».

Источник: oko-planet.su

За други своя… Легенды русского воинства – православные богатыри Александр Пересвет и Андрей Ослябя

История русского воинства полна примеров жертвенности. Совсем недавно все мы были искренне восхищены подвигом майора Сергея Солнечникова, без раздумий бросившегося на готовую взорваться гранату и спасшего жизни своих бойцов. Подвиг майора наглядно продемонстрировал, что несмотря на всё то зло, которое творится вокруг нас, в мире остаётся место и чистому жертвенному подвигу – среди нас живёт немало людей, готовых положить «душу свою за други своя», и это обстоятельство не может не вселять в наши души живую надежду на лучшее.
История русского воинского братства и готовности к христианскому самопожертвованию уходит своими корнями в далёкое Средневековье. Воплощенными символами воинского самопожертвования стали русские богатыри Пересвет и Ослябя. Как известно, они были монахами и не были обязаны воевать – казалось бы, не за тем они ушли в монастырь, чтобы вновь взять в руки оружие и рисковать своей жизнью (оба инока в миру были профессиональными военными).

18 августа 1380 года Святой благоверный князь московский Дмитрий Донской просил у Преподобного Сергия Радонежского благословение на будущую битву, и он дал князю в подкрепление двух послушников Троице-Сергиевого монастыря. В ряды войска князя Дмитрия были призваны иноки Андрей Ослябя и Александр Пересвет. Преподобный Сергий благословил своих монахов на борьбу за веру Христову и за всё православное христианство, вооружив их животворящим Крестом Господнем, вышитым на схимах монахов-воинов.

Утром 21 (8) сентября, в день праздника Рождества Богородицы, сражение началось с поединка богатырей. Со стороны русских в поединке участвовал Александр Пересвет, облачённый в одну лишь монашескую схиму и не защищенный металлическими латами. Его противником со стороны татар был легендарный богатырь Челубей (Темир-мурза), с ног до головы защищенный бронёй из кольчуг. Исход битвы двух богатырей был ничейным: противники одновременно пронзили друг друга копьём, что было воспринято воинами с обеих сторон как знак начинающейся долгой и кровопролитной битвы. Тем не менее, исход поединка «вничью» и мужество Пересвета – пример воинской добродетели богатыря, положившегося свою жизнь «за други своя» необычайно воодушевил русские войска.

Как только Челубей был повержен, мощная ордынская конница двинулась вперёд и продавила позиции передового полка. На помощь бойцам передового полка пришёл резерв, и главный удар ордынцев был перенесён на левый фланг. Положение спас засадный полк серпуховского князя Владимира Андреевича, ждавший своего часа в соседней дубраве, он ударил ордынской коннице во фланг и тыл, чем и решил исход всей битвы. Ордынское войско во главе с ханом Мамаем было обращено в бегство. Воинов, павших на Куликовом поле, хоронили в течение долгих восьми дней. Тело павшего богатыря Александа Пересвета было привезено в Москву и погребено в храме Рождества Богородицы в Симоновом монастыре, который был основан за 10 лет до Куликовской битвы, в 1370 году.

Андрей Ослябя, также павший в бою на Куликовом поле, похоронен рядом с Александром Пересветом. В 1509 году вместо старого деревянного храма Рождества Богородицы возводится каменный, а могилы богатырей были обустроены самым основательным образом. Место погребения героев Куликовской битвы всегда пользовалось на Руси особым почитанием, а сами они были причислены к лику святых.

Грянула революция, а за ней и Гражданская война. Наступила эпоха богоборчества, начала переписываться русская история. Через несколько лет после прихода к власти богоборцев, в 1928 году, храм Рождества Богородицы в Симоновом монастыре, где захоронены древние герои, был закрыт. Их могилы оказались на территории основанного на этом месте завода «Динамо». По свидетельствам историков, надгробия святых воинов использовались в качестве платформы для электромотора. Роль участия Пересвета и Осляби в Куликовской битве, равно как и историческая достоверность их личностей не раз подвергалась и продолжает подвергаться сомнению по сей день. Попытки извращения истории освобождения Руси от татаро-монгольского ига сродни попыткам перевирания истории Великой Отечественной войны, поскольку они исходят из одних и тех же источников. Одновременно стоит отметить, что имена монахов-воинов не были преданы окончательному забвению и упоминались в советских учебниках истории, и историческая, человеческая и христианская справедливость рано или поздно должна была восторжествовать. В 1980 году праздновалось 600-летие Куликовской битвы, и могилы русских православных богатырей Александра Пересвета и Андрея Осляби были объявлены историческими памятниками, находящимися под защитой государства. В годовщину 1000-летия Крещения Руси, в 1988 году, храм Рождества Богородицы был отторгнут от завода и открыт для посещений. Пусть имена древних героев и святых Александра Пересвета и Андрея Осляби славятся в веках, продолжая оставаться примером воинской доблести, патриотизма и любви к ближнему!

Александр Пересвет и Андрей Ослябя

*Поделиться Икона Пересвет и Ослябя

Икона Пересвет и Ослябя

1380-й год от рождества Христова.

...Два с половиной столетия минуло с тех пор, как сгустилась тьма над Русской землёй. Пришла Орда.
Давно истлели кости защитников Рязани и Киева, Владимира и Коломны. Но до сих пор гуляет по спинам их правнуков иноземный кнут. Давит шею поганый аркан.
Ради памяти предков… Ради живущих ныне, и тех, кто будет жить после нас – поднимайтесь люди православные! Обнажите мечи за веру свою и отчизну…

Ослябя: - ...Вставай, Пересвет! Проснись!
Пересвет: - Андрей, ты?! Что случилось?
Ослябя: - То, чего ждали! Прибыл к отцу Сергию князь московский. Благословения просит. Слух прошёл – быть великому походу!
Пересвет: - Хм… неужто договорились князья?
Ослябя: - Истинно так! Тверь Москве войско даёт! Суздаль! Смоленцы на подходе! Литва, и та на помощь спешит! Чует моё сердце, быть Мамаю битым!
Пересвет: - Ну что ж. Это добрые вести. Идём к игумену. Самое время!

…В августе 1380-го года объединённое войско под началом великого князя Дмитрия Ивановича выступило в поход против Орды.
Через рязанские земли, к берегам Дона шли русские витязи. Шли, чтобы вернуться с победой, или не вернуться вовсе. Среди них были и монахи Свято-Троицкого монастыря – Александр Пересвет и Андрей Ослябя. По зову сердца, с благословения преподобного Сергия Радонежского отправились они на ратное дело.
Седьмого сентября русские и татарские полки выстроились друг против друга на Куликовом поле – небольшом клочке земли в устье реки Непря́двы…

Ослябя: - …Вот это силища! Сколько их, как думаешь, Александр?
Пересвет: - Ско́льким ни быть, наше дело – бить.
Ослябя: - Это верно…. Гляди-ка, выехал один поганин в поле. Сюда скачет. Что станет делать, интересно?
Пересвет: - Ясно что. Супротивника искать будет. Чтобы один на один.
Ослябя: - Супротивника?!... Да кто ж на такого выйдет? Здоровенный как медведь. В броне с головы до пят… Александр! Ты что удумал? Куда?!

…У великого князя Александр Пересвет испросил разрешения принять вызов Челубея. Так звали могучего татарского воина. Без доспехов, в одной лишь монашеской схиме вышел на бой Пересвет.
Противники разъехались в разные стороны, повернули коней, и ринулись навстречу друг другу. Раздался страшный треск. Челубей не удержался в седле и рухнул на землю, сражённый копьём.
Пал в том поединке и Пересвет. Глубоко в грудь вошло ему калёное железо...

Разноголосица:

- За землю!
- За веру отцовскую!
- Ударим!?
- Ударим!!!

…Воодушевлённые подвигом инока Александра, русские дружины устремились вперёд, и в жестокой сече добыли победу. Но не всем довелось её праздновать. Много славных воинов полегло в тот день на Куликовом поле. Принял смерть в бою и сподвижник Пересвета – чернец Андрей Ослябя.
За ратный подвиг воины-монахи были причислены к лику святых. С тех пор почитаются они как покровители русского воинства.

Святые монахи Пересвет и Ослябя

Пересвет и Ослябя были родными братьями и происходили из боярского рода, служившего Брянским князьям. В те времена было обычным явлением иметь два имени, одно славянское, идущее ещё из дохристианских времён на Руси, другое же давалось по святцам при крещении ребёнка. Так, Пересвета назвали Александром, а Ослябя — Андреем. Время рождения братьев можно определить приблизительно не ранее 1320-13251 годов. Дети из знатных семей на Руси как минимум получали начальное образование, то есть учились писать и читать. Но главной наукой для боярских детей была воинская наука. Ребёнок с детских лет учился держаться в седле, стрелять из лука, владеть мечом и копьём.

 


В этих подсчётах я исхожу из предположения, что, когда в 1380 году Пересвет и Ослябя вышли сражаться на поле Куликово, им не должно было быть более 55-60 лет. Возраст для того времени и так довольно-таки преклонный. Только при условии сохранившегося телесного здоровья человек в этом возрасте способен выдержать тяжелейшие физические нагрузки битвы на мечах и копьях, да и то в течение лишь небольшого промежутка времени.


Образ русского боярина, созданный позднейшей литературой и кинематографией, представлял этакого тяжеловесного, неповоротливого в своих долгополых шубах, высокомерно-спесивого или добродушно-туповатого бородача. Однако с действительностью этот образ имеет мало общего. На самом деле бояре древней Руси — это в первую очередь закалённые в частых походах воины. Сильные, ловкие и отважные, они украшали себя не только дорогими каменьями и мехами, но и многочисленными шрамами, полученными на полях сражений. Многие из бояр были талантливыми полководцами, прекрасно знающими тактику и стратегию боя, умеющими строить полки и управлять ими. В среде бояр было немало и мудрых советников князя, а также опытных дипломатов в посольских службах.

Пересвет


Ранняя юность Пересвета и Ослябя совпала с очень неспокойным временем для Брянского княжества. Когда братья только ещё достигли возраста, при котом могли быть зачислены в княжескую дружину (15-20 лет), в Брянске княжил Глеб Святославович. Его отец, князь Святослав, когда-то вёл упорную борьбу за свой удел с князем Василием Александровичем (правнуком князя Ростислава Мстиславича). Этот князь Василий при помощи татар взял верх, и Святослав в 1310 году был убит в схватке с татарами прямо у крепостных стен Брянска. Татары посадили на Брянское княжение Василия Александровича, но в 30-е годы Глеб Святославович вновь отвоевал себе отцовский престол, прогнав с него князя Димитрия Романовича. Но, став Брянским князем, Глеб сам перенял тактику своего врага, когда-то сгубившую его отца. Он наладил в Орде обширные связи и стал приводить татар в княжество для войны со своими соседями. Естественно, такая политика быстро разорила Брянскую землю, и Глеб вынужден был значительно увеличить налоги. В ответ на ужесточение податей брянцы в 1340 году подняли восстание. Всё произошло на Николин день, 6-го декабря. Жители Брянска собрали вече и призвали на него князя. Глеб Святославович пришёл на вече и пытался усмирить взбунтовавшийся народ угрозами, но это только подлило масло в огонь. В ответ на угрозы князя вече вынесло ему смертный приговор. В это время в Брянске проездом находился митрополит всея Руси Феогност, он как раз молился в соборе. Туда и побежал князь Глеб, надеясь найти защиту под святыми сводами храма. Разъярённая толпа преследовала его по пятам. Вбежав в собор, князь кинулся в ноги митрополиту, прося у него защиты. Митрополит Феогност, человек опытный, умевший в своё время успокоить даже новгородское вече, так и не смог утихомирить взбунтовавшихся брянцев. Как митрополит не убеждал, не умолял проявить снисхождение и христианское милосердие к брянскому князю, его не слушали. Глеба схватили, выволокли из церкви и убили. На княжение вновь вернулся князь Дмитрий Романович. Год спустя он выдал свою дочь замуж за сына Ивана Калиты и отца княжича Дмитрия, будущего героя Донского.

 

Битва на поле Куликовом

 


В такой политической обстановке под началом Брянского князя Дмитрия Романовича и начинали своё служение юные бояре Пересвет и Ослябя. Старший брат Пересвет служил в дружине князя, а его младший брат Ослябя был направлен нести службу в город Любутск, входивший тогда в состав Брянского княжества. Любутск находился на правом берегу Оки, недалеко от Литовской границы и являлся передовой крепостью Брянского княжества на северо-западных границах. Так что ратных дел и у Пересвета, и у Ослябяти хватало. Оба брата славились как доблестные воины и храбрые богатыри. Князь Дмитрий Романович, заняв Брянский стол и породнившись с Московским княжеским домом, встал под покровительство Московского князя. Это накладывало свои обязательства, и брянская дружина должна была участвовать в совместных военных походах с дружиной Московского князя. В этих походах и оттачивалось военное искусство Пересвета. «Был же сей хоробрый Пересвет, егда в мире бе, славный богатырь, велию силу и крепость имея, величеством и широтою всех превзыде, и смыслен зело к воинственному делу и наряду», то есть слыл умеющим уставлять полки. «Андрей сотню гнал, а Александр двести гнал, когда сражались», — так о братьях-богатырях отзывались современники.


В 1356 политическая обстановка в Брянском княжестве изменилась. В этом году ярлык на Брянское княжение от хана получил Василий, который был из рода смоленских князей. Но, не пробыв на княжении и года, он умер. После его смерти в Брянске случился «мятеж от лихих людей, и замятия велия». Этим не преминул воспользоваться литовский князь Ольгерд. Он захватил Брянское княжество и в этом же 1356 году передал его своему сыну Дмитрию Ольгердовичу. Брянские бояре Пересвет и Ослябя продолжали служение при новом Брянском князе, как ранее служили при Дмитрии Романовиче. Всё изменилось после смерти Ольгерда, последовавшей в 1377 году. Литовский престол занял сын Ольгерда Ягайло. Но его не захотели признать родные братья: Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский. Оба они рассорились с Ягайло ив 1379 году отъехали в Москву вместе с боярином Дмитрием Боброком, талантливым воеводой, внесшим большой вклад в победу на Куликовом поле.


Таким образом, 1379 год стал годом перемен для братьев Пересвета и Ослябяти. Московский князь Димитрий Иоаннович, дал бывшему брянскому князю на кормление город Переяславль-Залесский. В этот древний русский город, родину великого князя Александра Невского и перебрался Димитрий Ольгердович со всем двором. Вместе со своим князем в Переяславль-Залесский последовали Пересвет и Ослябя.


К времени переезда в Переяславль-Залесский Пересвет и Ослябя пришли в тот возраст, когда надо было оставлять службу в дружине князя и думать о своей дальнейшей судьбе. Троице-Сергиев монастырь находился как раз на границе земель московских и переяславских. Нет сомнения, что Пересвет и Ослябя были много наслышаны от людей о его необыкновенном игумене, вот и решили посетить Троицкую святую обитель, чтобы испросить благословения и совета у преподобного Сергия.


Монастырь, окружённый деревянным тыном с несколькими избами и бревенчатым храмом в честь Пресвятой Троицы, внешне не производил на посетителей впечатления. Наоборот, беднота и скудность вызывали разочарование, как о том выразился один мужичок, пришедший в обитель преподобного Сергия повидать прославленного и величественного игумена. «Всё худостно, всё ни- щетно, всё сиротинско», — сетовал этот мужичок.

В обиходе монастырской братии Троицкой обители Пересвет и Ослябя могли видеть столько же недостатков, сколько заплат на сермяжной ряске её игумена. Но зато они увидели и другое. Увидели, как дружны между собою и приветливы к пришельцам насельники. Как каждый инок делает своё дело и каждый работает с молитвой, и все молились после работы. В иноках Троицкого монастыря чувствовался скрытый огонь, который без искр и вспышек обнаруживался живительной теплотой, обдававшей всякого, кто вступал в эту атмосферу труда и молитвы. Но не только это впечатление подвигло братьев проситься на послушание в тихую, бедную обитель, а прежде всего светлый образ её игумена, дивного подвижника — преподобного Сергия. Блаженный Епифаний, составитель жития святого Сергия Радонежского, пишет: «Как оленей привлекают к себе источники вод, так и жаждущих спасения влекли к себе благодатные дарования души Сергиевой». Пересвет и Ослябя шли к преподобному Сергию затем, чтоб попросить у него молитв и благословение, услышать от него слово духовного назидания, открыть ему свои скорби душевные и в беседе со святым старцем найти себе утешение и подкрепление. Всё это бывшие воины нашли сполна, а потому свой жизненный путь, достойно пройденный в ратных трудах и подвигах, решили также достойно завершить в подвигах духовных под водительством дивного игумена, покорившего их сердца.


В те далёкие времена многие воины, обременённые на склоне лет душевными и телесными ранами, уходили в монастырь, чтобы стать воинами Царя Небесного. Этот обычай был широко распространён на Руси. Существует предание, согласно которому Александр (Пересвет) принял монашеский постриг в Ростовском Борисоглебском монастыре, основанном по благословению преподобного Сергия Радонежского. Затем Пересвет перешёл в Троицкий монастырь, чтобы быть вместе с братом. Во всяком случае в 1380 году мы видим обоих братьев в обители Живоначальной Троицы.


Все эти полтора века до Мамаева побоища Русская Земля жила в горе и слезах, не имея мира в своём доме и не зная радости. Жила горечью унижения и страдания. Ордынцы жгли и разоряли жилища, оставляя после себя «дым и пепел», насиловали и убивали, уводили в полон людей, угоняли скот. По словам автора «Задонщины», Софрония Рязанца: «Русская Земля сидит невесела». Но вот наконец-то чаша терпения переполнилась и гнев народа вскипел бурей. Настал час отмщения. Окрепла и утвердилась воля русских людей к освобождению от угнетателей.


И встаёт вопрос: что воодушевило князя Димитрия Донского? Что заставило русское воинство выйти на Куликовом поле? Как могло это случиться? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором боялись и подумать их деды? Здесь-то мы и должны обратиться к образу печальника Земли Русской — преподобному Сергию, игумену Радонежскому.


Преподобный Сергий был сыном своего времени, но как истинный духовный гений он стал выше своего века. Он мог видеть не только настоящее, но и созерцать будущее. И, созерцая это будущее, он вёл за собой других людей к подлинной духовной свободе. Трудами и подвигами святой Сергий жил в настоящем, а духом устремлялся в будущее. Его называют «печальником Земли Русской», а это значит, что Преподобный постоянно заботился о своём народе, оберегал его молитвенным покровом, всегда хранил в своём сердце любовь к нему. Своей жизнью, своим примером Преподобный звал русский народ к единению по образу Пресвятой Троицы. Печалование об Отечестве игумена Радонежского проявилось в его непосредственном участии в событиях, связанных с Куликовской победой. Историк Ключевский писал о Преподобном: «Примером своей святой жизни, высотой своего духа, он поднял упавший дух русского народа, пробудил в нём доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в помощь Бо- жию... Своею жизнью, самой возможностью такой жизни преподобный Сергий дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нём ещё не всё доброе погасло и замерло, помог ему заглянуть в свой собственный мрак и разглядеть там всё ещё тлевшие искры того же огня, которым горел он. И вот мы видим, что народ, сто лет привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал на поработителей и не только нашёл в себе мужество встать, но и пошёл искать татарских полчищ в открытой степи и там навалился на врагов несокрушимой стеной, похоронив их под своими многочисленными костями. Как это случилось? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором и боялись подумать их деды?... Мы знаем одно, что преподобный Сергий благословил на этот подвиг главного вождя русского ополчения, и этот молодой вождь был человек поколения, возмужавшего на глазах преподобного Сергия, под его благодатным воспитанием...»


Первым своим долгом Великий князь Димитрий Иоаннович счёл посетить обитель Живоначальной Троицы, чтобы там помолиться и принять напутственное благословение от Преподобного Сергия на задуманное им ратное дело. В сопровождении своего брата, Владимира Андреевича и других князей, прибывших в Москву для участия в походе на Мамая, а так же отборной дружины, Дмитрий Иванович сразу после праздника Успения отбыл из Москвы в Троицкую обитель.


В святой обители Великий князь Димитрий помолился в храме Святой Троицы и собирался сразу же после благословения Преподобного отправиться назад в Москву. «Ты уже знаешь, отче, — говорил князь игумену, — какое великое горе сокрушает меня, да и не меня одного, а всех православных: ордынский князь Мамай двинул всю орду безбожных татар, и вот они идут на мою отчину, на Русскую землю, разорять святые церкви и губить христианский народ... Помолись же, отче, чтобы Бог избавил нас от этой беды!» Святой старец успокоил Великого князя надеждою на Бога и предложил отслушать Божественную литургию, так как день был воскресный и чтилась память святых мучеников Флора и Лавра. По окончании литургии игумен пригласил Димитрия Иоанновича вместе с другими князьями и воеводами вкусить хлеба-соли. Гонцы один за другим приносили князю известия о приближении Мамая к пределам Русским, и он, обеспокоенный этим обстоятельством, просил преподобного отпустить его поскорее. Но Преподобный старец на это произнёс со значением: «Это твоё промедление двойным для тебя послушанием обернётся. Ибо не сейчас ещё, господин мой, смертный венец носить тебе, но через несколько лет, а для многих других теперь уж венцы плетутся». Князь Димитрий, не смея огорчить святого старца отказом, согласился. По окончании трапезы Преподобный Сергий окропил святою водою Великого Князя и всех бывших с ним. Какое-то время Преподобный беседовал с князем, уверяя, что Господь и Пречистая Богородица не оставят его без помощи. По окончании беседы Димитрий Иванович преклонил колени перед игуменом, и тот, осеняя его святым крестом, во всеуслышание произнёс: «Иди, господине, небоязненно! Господь поможет тебе на безбожных врагов!» А затем, понизив голос, сказал тихо одному Великому князю: «Ты победишь врагов твоих». Эти пророческие слова святого игумена взволновали князя так, что на его глазах выступили слёзы. И тут Великий князь решился высказать свою не совсем обычную просьбу, которую, по всей видимости, уже обдумывал заранее, поскольку знал, о чём и ком будет просить. «Дай мне, отче, двух воинов из своей братии — Пересвета Александра и брата его Андрея Ослябя, тем ты и сам нам поможешь». Но преподобный Сергий, словно ожидал от князя именно эту просьбу, не задумываясь, сразу же исполнил её, повелев Пересвету и Ослябяти изготовляться на дело ратное. С трепетным восторгом приняли доблестные иноки новое послушание от своего любимого игумена. Перед тем как отпустить иноков с князем, преподобный Сергий постриг обоих братьев в Великую схиму. Возлагая на Пересвета и Ослябя облачение схимников, украшенное изображением креста Христова, преподобный Сергий приговаривал: «Вот вам, дети мои, оружие нетленное, да будет оно вам вместо шлемов и щитов бранных!» Уже поручая схимников Великому князю, святой старец сказал: «Передаю тебе, возлюбленный княже, моих оруженосцев и послушников, которых ты сам избрал!» Благословляя Пересвета и Ослябя, преподобный Сергий взволнованно говорил им напрощанье: «Мир вам, братья мои! Твёрдо сражайтесь как славные воины за веру Христову и за всё православное христианство с погаными».


Святой Игумен сам проводил гостей до святых ворот обители и преподал им, а через них и всему православному воинству своё благословение и молитвенное напутствие.

 

Куликово поле


Так Пересвет и Ослябя оказались в войске князя Димитрия. Это свершилось по Промыслу Небесному, Божией воле, ибо святые старцы как духоносные пророки — от себя ничего никогда не делают. Появление среди русского воинства двух всадников в чёрных монашеских одеяниях, идущих по благословению самого Сергия Радонежского на брань, чтобы пострадать за веру и обрести вечное спасение, неизбежно должно было произвести в рядах русских ратников огромное впечатление, послужить им примером. Воины-монахи стали для русских воинов залогом справедливости их будущей битвы. Теперь в сознании русских воинов Куликово поле явилось «судным местом», где два войска собрались не просто помериться силами, но где должен был пройти Суд меры и правды Бога над человеком, где решался вопрос: быть ли Русской Земле и Русскому государству.


По преданию, когда русское войско шло к месту битвы, Пересвет на одной из стоянок молился в келье отшельника. Уходя после молитвы, Пересвет оставил в келье свой монашеский яблоневый посох. Уже после Куликовой битвы, возвращаясь домой, великий князь Димитрий построил возле этой кельи часовню в честь своего небесного покровителя, святого воина великомученика IV в. Дмитрия Солунского. Впоследствии здесь был основан мужской Димитриевский Ряжский монастырь, что в 7 км от города Скопина. Этот посох, называемый «Пересветова дубинка», до сего дня хранится в краеведческом музее г. Рязани.


Перед самым выступлением великого князя произошло ещё одно чудесное событие: во Владимире были открыты нетленные мощи благоверного князя Александра Невского, прадеда Димитрия Иоанновича. Случилось это так. Инок-пономарь той церкви, где находилась гробница князя, спал ночью на паперти. Внезапно пробудившись, он увидел, что свечи, стоящие перед иконами, сами собой загорелись, а к гробу подошли два старца, вышедшие из алтаря. Обратившись к лежащему там князю, они воззвали к нему, понуждая встать и выйти на помощь правнуку, идущему на бой с иноплеменниками. Князь встал из гроба и вместе со старцами сделался невидимым. Инок рассказал о своём видении. Наутро гроб был выкопан и в нём обнаружены нетленные мощи Александра Невского. Видимо, об этом событии Димитрий Иоаннович узнал ещё до битвы. Это чудо явилось для князя Дмитрия достоверным свидетельством незримой помощи со стороны его великого предка и придало ему ещё большую решимость. Подойдя к реке Дон, он повелел всему войску переправиться на южный берег, а затем приказал разрушить за собою все мосты и переправы.


После переправы, вечером 7 сентября русские войска были выстроены в боевые порядки между руслами Дона и Непрядвы. Большой полк и весь двор московского князя встали в центре. Ими командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. На флангах стали полк правой руки под командованием литовского князя Андрея Ольгер- довича и полк левой руки князей Василия Ярославского и Феодора Моложского. Впереди, перед большим полком стал сторожевой полк князей Симеона Оболенского и Иоанна Тарусского. В дубраву вверх по Дону был поставлен засадный полк во главе с Владимиром Андреевичем и Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским.


В этот же вечер князь Дмитрий Иванович объезжал войска, делая смотр. Во время смотра полков князь воодушевлял ратников словами: «Отцы и братья мои! Господа ради сражайтесь и святых ради церквей, и веры ради христианской, ибо эта смерть нам ныне не смерть, но жизнь вечная. Ни
о    чём, братья, земном не помышляйте, не отступим, ведь и тогда венцами победными увенчает нас Христос Бог и Спаситель душ наших».


В тот же вечер татарские передовые части, тесня русских разведчиков, увидели построившиеся полки князя Димитрия. В ночь на 8 сентября и сам князь Дмитрий с Боброком так же выезжали на разведку и издали осматривали татарские и свои позиции.


Ранним утром 8 сентября 1380 года всё войско стояло в полной готовности к битве. В этот ответственный момент преподобный Сергий не оставил русских воинов без ободрения и укрепления. Неожиданно явились посланные преподобным Сергием вслед за войском монахи во главе с иноком Нектарием. Они привезли из Троицкого монастыря Богородичную просфору и личное письмо («грамотку») игумена Радонежского. Грамотка Троицкого игумена увещала Великого князя сражаться мужественно за дело Божие и пребывать в несомненном уповании, что Бог увенчает его дело счастливым успехом. Летописи сохранили окончание грамоты, где говорилось: «Чтобы ты, господине, таки пошёл, а поможет ти Бог и Троица».


Великий Князь прочитал грамотку, вкусил от святой просфоры и, воздев руки, громко произнёс молитву из чина Панагии: «Велико имя Пресвятыя Троицы! Пресвятая Госпоже Богородице, спаси нас! Тоя молитвами, Христе Боже, и за молитвы святых Чудотворцев Петра и Алексия, и Преподобного игумена Сергия помогай нам на сопротивные силы и спаси нас!»


Быстро разнеслась по полкам весть о посланцах Сергиевых. В их лице великий печальник Русской земли как бы сам посетил и благословил Русское воинство накануне самой битвы. Это посещение в такую важную и решительную для всех минуту было сколько неожиданно, столько же и благовременно. Теперь и слабые духом воодушевились мужеством и каждый воин, ободрённый надеждою на молитвы великого старца, бесстрашно шёл на битву, готовый положить душу свою за святую веру Православную, за своего Князя любимого, за дорогое своё Отечество.


Куликова битва принадлежит к числу самых крупных сражений в истории России и всей Европы до XV века. Она может быть приравнена только к таким сражениям, как Каталунское (451 г.), спасшее Европу от гуннов, и Турское (732 г.), остановившее продвижение в Европу арабов. История знает немало примеров, когда в сражениях достижение победы зависело не от численного преимущества воинов или количества боевого оружия, а от силы и крепости духа сражающихся. Такой духовный фактор в силах противостоять самому грубому натиску внешней силы. Так и сейчас, на Куликовом поле, врагу противополагалась внутренняя убеждённость русских воинов в своей правде и необходимости победы ради этой правды.


Ранним утром, 8-го сентября, густой туман покрывал Куликово поле. Русские полки стояли в молчании. Кто-то шептал молитвы, кто-то из воинов негромко переговаривался. Ранняя зоря, предвестница солнечного восхода, была ещё не в силах разогнать молочную пелену тумана, скрывавшего до времени татарские полчища. Но о близости Мамаевых воинов можно было догадаться по ржанию лошадей и бряцанью оружия. Неторопливо и величаво выплывало из-за горизонта небесное светило. И чем выше оно поднималось, тем ниже к земле опускался туман, растекаясь белым киселём по ложбинкам и низинам широкого поля. Когда же туман рассеялся, то на Куликовом поле обнаружились две рати, самим своим видом знаменующие противостояние мрака и света. Татарские полчища, поскольку солнце всходило из-за их спин, виделись тёмными, как замечает летописец, а «доспехи же русских сынов, будто вода, что при ветре струится, шлемы золочёные на головах их, словно заря утренняя в ясную погоду, светятся; яловцы же шлемов их, как пламя огненное, колышутся». Посреди войска развевалось алое великокняжеское знамя с изображением Нерукотворного Спаса и множество других христианских стягов. Зазвучали боевые трубы, и от звука трубного стали в возбуждении ржать кони. Словно соревнуясь с русскими музыкантами, начали надсадно реветь татарские трубы. Но вскоре русские трубачи взяли вверх, татарские трубы словно онемели, а русские загремели ещё громче.


Великий князь Димитрий встал на высоком холме, обозревая стройные ряды своих войск. Лёгкий ветерок развевал его знамёна. На ярком осеннем солнце блестели оружие и доспехи и были слышны громкие восклицания: «Боже, даруй победу Государю нашему!»


Радостно было видеть князю Димитрию свои полки, выстроенные по совету твёрдого воеводы Дмитрия Боброка Волынца, но при мысли, что многие тысячи его храбрых воинов вскоре падут на поле бранном, омрачалось чело князя. Он преклонил колена и, простирая руки к золотому образу Спасителя, сиявшему вдали на великокняжеском знамени, начал горячо молиться.


После молитвы он сел на коня и объехал все полки, воодушевляя воинов. Князь называл своих ратников «верными товарищами и милыми братьями». И со всех сторон ему неслось в ответ: «Готовы головы наши сложить за Христа и Отечество, и за тебя, Великий Княже!»


Великий князь, вооружённый железною палицею, готовился вступить в бой впереди своего полка, чтобы личным примером вдохновлять своих воинов. «Мне должно, — говорил он, — общую с вами пить чашу, смерть ли, или живот — едино с вами вкушу!» Но усиленные просьбы всех русских князей и воевод не вдаваться без нужды в опасность и щадить свою дорогую жизнь для общей пользы едва удержали его от такого великодушного порыва. На время он покорился их желанию и оставил за собою только общее распоряжение ходом битвы.

 

 

Ратные подвиги Пересвета и Ослябяти


Близился полдень, но ни та, ни другая сторона не вступали в битву, которая по традиции того времени должна была начаться с поединка двух самых лучших воинов от обеих сторон. Пространство, отделявшее Русские передовые полки от несметных татарских полчищ, было не более трёх вёрст. Кое-где уже начались случайные сшибки небольших отрядов с той и другой стороны.


Но вот с татарской стороны выехал на коне по- единщик. Осадив разгорячённого скакуна напротив передового русского полка, он, грозно потрясая копьём, стал вызывать на единоборство кого-либо из русских витязей. Автор «Сказания о Мамаевом побоище» говорит, что был этот богатырь «видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трёх сажен ширина его». Этого воина устрашающей наружности звали Челубей Тамир-Мурза, а родом он был печенег. По преданию, Челубей не только отличался огромной силой, но и особым мастерством военной выучки. Некоторые источники указывают, что Челубей был непобедимым воином-поединщиком, которого татарские войска нанимали специально для подобных поединков.


Прошло несколько минут томительного ожидания. Никто из русских воинов не решается бросить вызов Челубею. Это происходило не потому, что русские боялись смерти, нет, они были готовы к ней и доказали это в Куликовской битве. Боялись, прежде всего, ответственности перед своими собратьями. Ведь подобному поединку в те времена придавалось большое сакральное значение. Поражение в нём расценивалось как предвестник поражения всего войска, а победа же, наоборот, давала моральное преимущество.


 «Татарский Голиаф» между тем продолжал гарцевать на виду передового полка, глумясь и насмехаясь над нерешительностью русских и не замечая, что его внимательно разглядывает один из воинов передового войска в странной чёрной одежде с белыми крестами. Это был Пересвет. От опытного взгляда воина-монаха не ускользнуло, что древко копья Челубея на два с половиной локтя длиннее обыкновенного. Это значительно утяжеляло копьё и оттого оно не годилось для обычного воина. Но Челубей не был обычным воином. Его неимоверная сила позволяла легко носить такое длинное копьё, предназначенное именно для поединков. В этом случае оно делало Челубея практически неуязвимым. При сшибке копьё Челубея доставало до противника раньше, чем тот мог приблизиться к нему для удара своим копьём. Челобей не только убивал противника, мощным ударом пробивая кольчугу, но и заодно сшибал его с седла, раньше чем копьё того доставало до Челубея. Всё это пометил и оценил Пересвет. На мгновение он задумался, а затем решительно направился к князю Димитрию, стоящему в окружении других князей. Подъехав к ним, он сказал: «Не смущайтесь этим нисколько: велик Бог наш и велика крепость Его! Гордый татарин не мнит найти среди нас равного себе витязя, но я желаю с ним переведаться, я выхожу против него во имя Господа Сил! Готов воспринять венед Царства Цебесного!»


В душе Пересвета звучали напутственные слова святого старца: «Вот вам, дети мои, оружие нетленное, да будет оно вам вместо шлемов и щитов бранных!» Монах решительно снял с себя шлем и броню. Его грудь теперь защищало только тонкое полотно монашеской рясы. И именно облачение схимника и становилось залогом его предстоящей победы в этом поединке.


Русский богатырь-инок окропил себя святою водою и простился с Андреем Ослябятей. «Хорошо бы, брат, в то время старому помолодеть, а молодому чести добыть, удалым меч испытать», — сказал Пересвет, обнимая родного брата, а тот с грустью отвечал: «Брат Пересвет, уже вижу на теле твоём раны, уже голове твоей лететь на траву ковыль, а сыну моему Якову на ковыли зелёной лежать на Поле Куликовом за веру христианскую и за обиду великого князя Дмитрия Ивановича».


Поклонился Пересвет и Великому князю, а затем всему русскому воинству и громко воскликнул: «Отцы и братия! Простите меня, грешного!» — «Бог тебя простит, благословит и молитвами Сергия да поможет тебе!» — ответили русские воины, тронутые до слёз самоотвержением инока. С тревогой в сердцах провожали русские ратники Пересвета и молились: да поможет ему Бог, как в древности помог Давиду одолеть Голиафа.


Поединщики между тем съехались в центре поля и обмерили друг друга взглядами. Челубей с удивлением разглядывал необычное чёрное одеяние Пересвета, украшенное белыми крестами. Он не сомневался, что под этой необычной одеждой скрывается кольчуга. Затем богатыри разъехались на расстояние, необходимое для разбега. Развернув коней, они быстро понеслись навстречу друг другу, держа наперевес тяжёлые копья.

 

Пронзительные вопли неслись из мамаева полчища, подбадривая Челубея, а русские воины молились: «Боже, помоги рабу своему, Пере свету!»
Вот наконец они сшиблись. Всё произошло так быстро, что зрители не могли сразу разобрать, что же именно произошло. Однако все увидели, как свалился с коня поражённый копьём Пересвета Челубей, а сам Пересвет рысью направился в сторону русских полков. Ужас охватил золотоордынских воинов, в то время как русские рати взревели восторженными голосами.

А всё случилось, как и рассчитывал Пересвет. Копьё Челубея легко прошло сквозь незащищённое тело монаха и эта сквозная рана позволила Пере- свету приблизиться к противнику на удар своего копья. Монах, не только пробив кольчугу, убил Челубея, но именно благодаря сопротивлению металла кольчуги тот был сброшен с коня. При падении копьё Челубея, которое он продолжал держать в руке, вырвалось из пронзённой груди Пересвета. Монах, со смертельной раной, из последних сил всё же доскакал на своём коне до русского воинства и испустил дух на руках товарищей.


Да, оба воина-поединщика поразили друг друга смертельно. Но в глазах той и другой стороны победа осталась за Пересветом, ведь он вернулся с поединка на коне.


Сохранилось предание, что Ослябя после гибели на его глазах брата первым ринулся в сражение и своим примером увлёк за собою русских воинов. Тогда-то и «закипела битва кровавая, — пишет святой Димитрий Ростовский, — заблестели мечи острые, как молнии, затрещали копья, полилась кровь».


Между тем, как началась грозная Куликовская битва, в обители Живоначальной Троицы святой игумен Сергий собрал всю братию и стал возносить сердечные молитвы за успех великого дела. Телом Преподобный стоял на молитве во храме Пресвятой Троицы, а духом был на поле Куликовом, прозревая очами веры всё, что совершалось на нём.


   ...И сшиблись после поединка смертного сыновья Руси с сильною ратью басурманскою. Ударились копьями гибельными о доспехи железные, загремели мечи булатные, словно молнии, сверкая.


Великий стук и свист от летящего града стрел поглотили тишину. Белая ковыль-трава обагрилась чермною (красною) живительною влагою, окрасившись цветом мученичества честных воинов русской земли, цветом победным сил добра над силами зла. Древний бытописатель горестно замечает: «Была крепкая брань и злая сеча, так что кровь лилась, как вода, и пали мёртвыми бесчисленное множество с обеих сторон... И некуда было ступить коням от множества мёртвых тел, лежащих на земле. Не только оружием убивали, но и руками душили друг друга, а кто падал на землю, тот умирал под конскими копытами, а другие задыхались от великой тесноты, потому как не могло вместить поле Куликово всё множество воинов, сошедшихся между реками Дон и Мечей».


Не выдержал и великий князь: он сошёл с коня, отдал его своему любимому боярину (Михаилу Бренко), повелел ему вместо себя быть под знаменем. Затем достал бывший у него на персях под одеждою крест с частицами Животворящего Древа, поцеловал его и ринулся в битву с татарами в доспехах простого воина.


Рассказывают, что в ходе битвы Дмитрий Донской получил ранение и упал с коня, а инок Ослябя перенёс его в безопасное место в рощу и оставил возле берёзы, под которою затем и нашли князя. Сам же Ослябя вновь ушёл сражаться. Известно, что после битвы Ослябя остался жив и какое-то время служил при Московском митрополите Киприане. Во всяком случае достоверно известно, что в 1398 году Ослябя ездил в Константинополь с посольством, которое московский князь Василий Дмитриевич направлял туда для переговоров об оказании помощи Византии, переживавшей опустошительные набеги турок. Сын Ослябяти — Яков, судя по всему, сражался в составе знаменитого Засадного полка и сложил голову в битве.
После битвы князь Димитрий стал обходить Куликово Поле, усеянное телами его дорогих соратников и политое русскою кровью. Как говорит летописец: «Даже деревья от великой печали преклонились». Увидев Пересвета-монаха и тут же поблизости лежащего знаменитого богатыря Григория Капустина, великий князь воскликнул: «Видите, братья, своего зачинателя, ибо этот Александр Пересвет, пособник наш, был благословлён игуменом Сергием и победил великого, сильного, злого татарина, от которого многие люди испили бы смертную чашу».


Восемь дней хоронили героев, за Веру и Отечество живот свой положивших. Там же, на поле Куликовом, срубили церковку Рождества Богородицы над братской могилой у реки Непрядвы, поскольку битва произошла в день этого великого праздника. А Пересвета повезли хоронить в Симонов монастырь, что близ Москвы. Погребли воина-монаха рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы (тогда ещё деревянным) в «каменной палатке».


Димитрий Донской пробыл на Москве четыре дня и затем направился в монастырь Живоначальной Троице, к игумену Сергию. Преподобный встретил его с крестами близ монастыря и изрёк: «Радуйся, господин князь великий, и веселись твоё христолюбивое войско!» Игумен вопросил его о своих любимцах. Великий же князь отвечал ему: «Твоими, отче, любимцами, а моими служебниками победил своих врагов. Твой, отче, вооружитель, названный Пересвет, победил подобного себе. А если бы, отче, не твой вооружитель, то пришлось бы, отче, многим христианам от того пить горькую чашу!»


Отслужили поминальную Великую панихиду о всех убиенных, и с тех пор, названная Димитриевскою, родительская суббота стала служиться в Церкви из года в год до сего дня.


После смерти Ослябяти его похоронили рядом с братом в Симоновом монастыре. По одной из версий, саркофаги Пересвета и Ослябяти были обнаружены в XVIII в., при разборе старой колокольни храма. Позднее над этим местом было сооружено чугунное надгробие с сенью, уничтоженное в 1920-х гг. В 1928 году храм Симонов монастырь был закрыт и могилы героев Куликовской битвы оказались на территории созданного здесь завода «Динамо» (это рядом с метро «Автозаводская»). Надгробия Пересвета и Ослябяти использовались как платформа для электромотора, несмотря на то, что их имена упоминались в учебниках истории. И только в связи с 600-летием Куликовской битвы,в 1980 году, могилы Пересвета и Ослябяти были отнесены к памятникам, охраняемым государством. В 1988 храм был отделён от завода. Однако, по ряду данных, тела Пересвета и Ослябяти никогда не были подняты и ныне покоятся в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове «под спудом», то есть точное местоположение захоронения не идентифицировано.


Сейчас на предполагаемом месте захоронения Пересвета и Ослябяти в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове установлено деревянное надгробие, копирующее по форме первое, чугунное. Могила открыта для посещения.


Некоторые исследователи считают, что Челубей был не простым воином. Существовала секта воинов, исповеданием которой являлось одно из древнейших буддийских верований, именуемое «бон(г)- по». Это древнее поклонение космосу и не просто планетам, стихиям и эфиру, но духам-богам, обитающим в них. Челубей был самой высокой степени посвящения в бон. По сказанию, он был непобедим: триста боёв, и во всех «враг» был повержен! Поэтому с ним мог справиться не просто ратник, но воин Христов, облечённый духовною, Божией силою. В этом состоит сакральный мотив посыла именно монахов-воинов. Но всё это, по моему мнению, не больше как экзотерические домыслы.


Александр Пересвет и Родион (Андрей) Ослябя причислены Русской православной церковью клику святых. День памяти их отмечается 7 сентября, а также на Неделе Всех Святых, в земле Российской просиявших (2-е воскресенье после Святой Троицы), в день Всех Московских святых (воскресенье перед 8 сентября), Всех Тульских святых (22 сентября), Всех Брянских святых (3 октября), Всех Радонежских святых (6 июля) и 24 августа.


В честь Ослябяти и Пересвета были названы в конце XIX века броненосцы Российского флота, погибшие в Цусимском сражении 1905 года. В настоящее время в боевом составе Тихоокеанского флота России находятся большие десантные корабли «Ослябя» и «Пересвет».

Пересвет и Ослябя: главные тайны воинов-монахов

О поединке Пересвета и Челубея знают все, кто не пропустил школьные уроки о Куликовской битве. Найдутся и такие, кто вспомнит картинку, на которой в лихой схватке сошлись русский богатырь в шлеме и кольчуге и татарский воин в богатом шелковом одеянии.

Однако далеко не все знают, что на самом деле воина Пересвета звали Александром и у него был брат Андрей Ослябя, а легендарный поединок с Челубеем выглядел сильно иначе. Что нам известно о Пересвете и Ослябе?

Источники

Александр Пересвет и Андрей Ослябя были монахами Троице-Сергиевского монастыря. Именно этим и объясняются, по всей видимости, их двойные имена. Пересветом и Ослябей их звали до монашества, а при постриге им дали христианские имена. Поскольку оба они были прославлены в лике святых, одним из важнейших источников для нас являются церковные жития. Кроме того, о Пересвете и Ослябе упоминают «Краткая летописная повесть» и «Пространная летописная повесть» — главные источники о Куликовской битве — а так же такие произведения древнерусской литературы, как «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщина».

В монастыре

Пересвет и Ослябя были братьями, происходили из старинного боярского рода на Брянщине и славились своим воинским мастерством. Впрочем, возможно, родными братьями они и не были, а зафиксированное в тексте «Сказания о Мамаевом побоище» обращение их друг к другу «брате!» объясняется тем, что они оба были монахами.

Все источники повествуют о том, что, незадолго до того как выступить в сторону Дона на битву с Мамаем, князь Дмитрий Иванович посетил известно подвижника преподобного Сергия Радонежского в Троицком монастыре. Игумен Сергий благословил князя на сражение и предрек ему победу. Прощаясь, Дмитрий Иванович попросил, чтобы преподобный Сергий отпустил с ним двух монахов – Пересвета и Ослябю. Тот немедленно позвал обоих и велел им ехать с князем Дмитрием. Далее в «Сказании о Мамаевом побоище» говорится, что «И дал он им вместо оружия тленного нетленное — крест Христов, нашитый на схимах, и повелел им вместо шлемов золоченых возлагать его на себя». Одни истолковывают это место так, что преподобный Сергий тут же и совершил над Переветом и Ослябей постриг в великую схиму, а другие говорят о том, что оба они уже были к тому моменту схимниками, а игумен лишь указал им на необходимость полагаться более на крест, чем на доспехи.

На поле Куликовом

Зачастую перед сражением по старинному обычаю из рядов противников выходили воины, которые должны были скрестить оружие первыми. Это был ритуальный поединок, победа в котором одного и поражение другого истолковывалась обеими сторонами как знамение.

Перед началом битвы на поле Куликовом из рядов татарского войска выехал богатырь Челубей, печенег по происхождению, как пишет «Сказание…» «перед всеми доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его». Вызов Челубея принял Пересвет, выступив из рядов, он сказал: «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!» И был на голове его шлем, как у архангела, вооружен же он схимою по велению игумена Сергия. И сказал: «Отцы и братья, простите меня, грешного! Брат мой, Андрей Ослябя, моли Бога за меня!». «Сказание…» повествует о том, что поединщики съехались посреди поля, вышибли друг друга копьями из седел и тут же на месте оба и скончались.

Однако церковное предание повествует об этом поединке совсем иначе. Пересвет увидел, что у Челубея копье очень тяжелое и длинное, длиннее обычного. Сходясь с ним, воины вылетали из седла, даже не сумев нанести Челубею ни одного удара. И тогда Пересвет отказался от воинского доспеха в расчете на то, что копье печенега пробьет его и тогда он окажется от Челубея на таком расстоянии, что сумеет нанести удар.

Так и случилось. Налетев на острие копья Челубея, Пересвет сумел ударить так, что его противник замертво рухнул на землю. А сам Пересвет, хоть и смертельно раненый, сумел вернуться к своему войску и там испустить дух на руках у товарищей. Погибли оба, но со стороны выглядело так, что Челубей был выбит из седла, а Пересвет победителем вернулся к своим.

Ослябя, по одному из преданий, тоже погиб в сражении. Однако есть и другая версия. Инок Андрей Ослябя первым ринулся в бой, увидев, что погиб брат его Пересвет. Это именно он отнес раненого в сражении Дмитрия Донского в сторону под березу, где и нашли князя после сражения. Наконец, ряд источников сообщает, что после сражения на Куликовом поле Андрей Ослябя какое-то время служил при митрополите Киприане и даже был в составе посольства в Константинополь в 1398 году.

После битвы

Александр Пересвет был погребен в Москве, рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове (Симонова слобода). Там же был погребен и Андрей Ослябя. Оба воина-монаха были причислены Русской Православной Церковью к лику святых. День их памяти отмечается 7 (20) сентября.

Читайте также:

Предотвращение чрезмерного воздействия эпоксидной смолы WEST SYSTEM морского класса

Общие правила безопасности при использовании эпоксидных смол

Предотвращение передозировки начинается с ограничения контакта с опасными материалами. Это означает больше, чем использование респираторов, очков и защитной одежды. Хотя следующие рекомендации предназначены для промышленных предприятий, они также предлагают руководство для случайных пользователей эпоксидной смолы. Примите следующие меры, чтобы защитить себя от эпоксидной смолы или других опасных материалов.

Шаг 1— Принимайте обоснованные решения относительно используемых вами эпоксидных материалов.Используйте наименее опасный продукт, который будет выполнять эту работу. Часто вы можете найти продукт с минимальной опасностью для здоровья, который подходит для работы или даже лучше. Это может уменьшить или устранить источник опасности.

Шаг 2— Создайте безопасный магазин. Установите оборудование или используйте процедуры, предотвращающие или уменьшающие воздействие. Это может быть вентиляция или специализированное хранилище для опасных материалов. Эффективная вентиляция может варьироваться от дорогих, высокотехнологичных систем фильтрации воздуха и вытяжки до обычных напольных или оконных вентиляторов и полезна для широкого спектра паров и пыли.Выделенный шкаф или изолированное место для хранения опасных материалов может помочь снизить воздействие.

Шаг 3— Наденьте защитное снаряжение (очки, защитные очки, перчатки, респираторы, защитную одежду и т. Д.), Подходящее для выполняемой работы. Рекомендуемый минимум для большинства пользователей эпоксидной смолы - это перчатки, средства защиты глаз и защитная одежда. Защитите себя от паров эпоксидной смолы с помощью средств защиты органов дыхания, которые могут включать воздухоочистительный респиратор с органическими парами или картридж с множественными загрязнениями.Утвержденная защита органов дыхания от эпоксидной пыли, древесной пыли и неприятной пыли - это маска для пыли / тумана или респиратор с рейтингом N95 или выше.

Предотвращение чрезмерного воздействия эпоксидных смол и отвердителей

Правительство не установило пределов воздействия для эпоксидных продуктов WEST SYSTEM или PRO-SET. Мы рекомендуем ограничить воздействие до уровней, утвержденных для сырья, используемого при создании продукта, как показано в паспорте безопасности продукта. Выполните следующие процедуры для безопасного использования наших эпоксидных продуктов и обращения с ними.

Избегайте контакта с эпоксидной смолой, отвердителями, смешанной эпоксидной смолой и шлифовальной пылью от частично затвердевшей эпоксидной смолы. При работе с эпоксидными смолами надевайте защитные перчатки и одежду. Кремы для барьерной кожи обеспечивают дополнительную защиту. Если на кожу попала смола, отвердитель или смесь эпоксидной смолы, удалите ее как можно скорее. Эпоксидная смола не растворяется в воде, используйте безводное очищающее средство для кожи, чтобы удалить смолу или смешанную эпоксидную смолу с вашей кожи. Отвердитель эпоксидной смолы водорастворим, промойте теплой водой с мылом, чтобы удалить с кожи отвердитель или шлифовальную пыль.Всегда тщательно мойте поверхность теплой водой с мылом после использования эпоксидной смолы, удаления аминных румян или шлифовки эпоксидной смолы. Если вы пролили эпоксидную смолу на одежду, немедленно смените ее. Используйте очищающее средство для кожи, чтобы удалить всю эпоксидную смолу с вас и вашей одежды. Если вы не можете полностью снять его с одежды, не продолжайте носить ее. Если это смешанная эпоксидная смола, вы можете снова надеть одежду, как только эпоксидная смола полностью застынет. Никогда не используйте растворители для удаления эпоксидной смолы с кожи.

Прекратите использование продукта, если у вас возникла реакция.Возобновляйте работу только после исчезновения симптомов, обычно через несколько дней. Когда вы продолжите работу, улучшите меры безопасности, чтобы предотвратить воздействие эпоксидной смолы, ее паров и шлифовальной пыли. Если проблемы не исчезнут, прекратите использование и обратитесь к врачу.

Защищайте глаза от контакта с эпоксидной смолой, отвердителями, смешанной эпоксидной смолой и шлифовальной пылью, надев соответствующие средства защиты глаз. Если эпоксидная смола попала вам в глаза, немедленно промойте их водой под низким давлением в течение 15 минут. Если дискомфорт не проходит, обратитесь за медицинской помощью.

Избегать вдыхания концентрированных паров эпоксидной смолы и шлифовальной пыли. Все наши эпоксидные смолы имеют низкое содержание летучих органических соединений (ЛОС), но пары могут накапливаться в непроветриваемых помещениях. Обеспечение хорошей вентиляции при работе с эпоксидной смолой в замкнутых пространствах, например внутри лодки, важно для предотвращения чрезмерного воздействия. Если вы не можете должным образом проветрить рабочее место, используйте соответствующие средства защиты органов дыхания.

Обеспечьте вентиляцию и наденьте маску для пыли / тумана или респиратор при шлифовании эпоксидной смолы, особенно частично затвердевшей эпоксидной смолы.Вдыхание частично застывшей эпоксидной пыли увеличивает риск сенсибилизации. Хотя эпоксидная смола быстро затвердевает до состояния шлифуемого твердого вещества, для полного отверждения может потребоваться более двух недель при комнатной температуре или последующее отверждение при повышенной температуре.

Избегайте проглатывания эпоксидной смолы. Тщательно мойте после работы с эпоксидной смолой, особенно перед едой или курением. Если вы проглотили эпоксидную смолу, прополощите рот водой. Не вызывает рвоту. Отвердители едкие и могут нанести дополнительный вред при рвоте. Немедленно вызовите врача.См. Процедуры оказания первой помощи в паспорте безопасности продукта.

Поддержание чистоты в мастерской во избежание случайного контакта важно для предотвращения передозировки. Не прикасайтесь к дверным ручкам, выключателям света и контейнерам, если на ваших перчатках есть остатки эпоксидной смолы, потому что вы можете прикоснуться к ним позже без перчаток. Удалите разливы скребком, собрав как можно больше материала. Затем используйте впитывающие полотенца. Используйте песок, глину или другой инертный впитывающий материал, чтобы удерживать большие разливы.НЕ используйте опилки или другие мелкие целлюлозные материалы для поглощения отвердителей. Удалите остатки смолы или смеси эпоксидной смолы ацетоном, разбавителем для лака или спиртом. Соблюдайте все предупреждения по безопасности на контейнерах с растворителем. Удалите остатки отвердителя теплой мыльной водой. Вы можете вернуть чистую смолу или отвердитель для использования. ЗАПРЕЩАЕТСЯ выбрасывать отвердитель в мусорное ведро, содержащее опилки или другие мелкие целлюлозные материалы, они могут спонтанно воспламениться.

Утилизация эпоксидных материалов

Безопасно утилизируйте эпоксидную смолу, отвердитель и пустые емкости.Проколите угол банки и слейте остатки в соответствующую новую емкость со смолой или отвердителем. Не утилизируйте смолу или отвердитель в жидком виде, как это обычно бывает с рабочим или домашним мусором. Смешайте и отвердите отработанную смолу и отвердитель (в небольших количествах), чтобы получить неопасное инертное твердое вещество. ВНИМАНИЕ! Емкости с отверждающейся эпоксидной смолой могут стать достаточно горячими, чтобы воспламенить окружающие горючие материалы и испустить опасные пары. Разместите емкости с эпоксидной смолой в безопасном и вентилируемом месте, вдали от рабочих и горючих материалов.Утилизируйте твердую массу только после того, как она полностью затвердеет и остынет. Соблюдайте федеральные, государственные или местные правила утилизации.

Узнайте больше, прочитав Правильная утилизация остатков смолы и отвердителя Гленн Хаус и Тим Аткинсон на Epoxyworks.com

Preventing overexposure to epoxy

,

Финансовое определение чрезмерной экспозиции

A: Мы рекомендуем вам всегда принимать меры предосторожности, чтобы оставаться в безопасности, когда вы выходите на улицу, потому что ущерб, вызванный передержкой ультрафиолетового излучения, накапливается в течение всей вашей жизни. Рентгеновские лучи, отклоненные из-за передержки, составили 48,8% (таблица 2), 37,9% из-за недодержки ( таблица 3), 6,9% из-за неправильного позиционирования (таблица 4), 6,9% из-за движения пациента (таблица 5) и 3% из-за артефактов (таблица 6). * у пациента был пониженный уровень сознания и признаки вероятного пневмонит - оба соответствуют эффектам, обычно связанным с чрезмерным воздействием сжиженного нефтяного газа.Избыточное воздействие УФ (ультрафиолетовых) лучей солнца является основной причиной рака кожи Хиггинс сказал, что ThrowBack был альтернативой текущему передержанию изображений и онемению, которое это могло вызвать. Сара Уильямс из компании Cancer Research UK сказала: «Большинство случаев меланомы являются вызвано чрезмерным воздействием ультрафиолетовых лучей - вы можете снизить риск, избегая солнечных ожогов ». Согласно отчету Reuters, это, по его словам, приведет к чрезмерному воздействию на банки внезапного всплеска спроса на наличные. Организация (Variety) чрезмерное привлечение внимания к жаждущим внимания "знаменитостям" выступает за то, чтобы потенциальные знаменитости (юристы) не попадали в центр внимания.[ClickPress, Пт, 28 июня 2013 г.] Македонцы все больше осознают негативные последствия незащищенного чрезмерного воздействия вредных ультрафиолетовых лучей солнца ». Добавление интеллектуального солнечного датчика в наши полнополяные каски серии H-800 помогает обеспечить легко наблюдаемую индикацию о том, когда пришло время снять каску из-за чрезмерного воздействия ультрафиолетового света ». Федеральное правительство, а также фармацевтическая и мясная промышленность испытывают все большее давление, чтобы внедрить эти изменения, поскольку граждане растут опасения по поводу устойчивости к антибиотикам у людей из-за чрезмерного воздействия наркотики в мясе.RadTrac предоставляет RTDS, систему отслеживания дозы облучения, медицинским учреждениям, включая больницы, отделения визуализации, отделения радиологии и клиники, для предотвращения чрезмерного облучения и обеспечения ответственной визуализации. ,

Znaczenie OVEREXPOSURE, определение в Кембриджском словаре английского языка

«Кликний на стрелках», автор: Змиенич Керунек Пржекладу.

Słowniki dwujęzyczne

  • Angielski-Francuski Francuski-Angielski
  • Angielski-Niemiecki Niemiecki-Angielski
  • Angielski-indonezyjski indonezyjski-Angielski
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *