Первый наркоз в мире: Наркоз — Википедия

ИСТОРИЯ НАРКОЗА — Zubki

Первый в мире наркоз

Болезни и боль, к сожалению, всегда преследуют людей. С древнейших времен человечество мечтало избавиться от боли. Нередко лечение доставляло больше мучений, чем сама болезнь.

Для обезболивания операций издавна знахари и врачи применяли отвары и настои мака и мандрагоры. В России при вправлении грыжи в качестве обезболивания использовали табачные клизмы. Широко применялись алкогольные напитки. Эти методы способствовали «оглушению» больного, притуплению болевых ощущений, но они, конечно, не могли полностью обезболить операцию и были сами по себе опасными для здоровья.

Отсутствие обезболивания тормозило развитие хирургии. В эпоху до наркоза хирурги оперировали только на конечностях и поверхности тела. Все хирурги владели одинаковым набором довольно примитивных операций. Хороший врач отличался от плохого быстротой оперирования. Н. И. Пирогов производил ампутацию бедра за 3 минуты, мастэктомию — за 1,5 минуты. Хирург Ларрей в ночь после Бородинского сражения произвел 200 ампутаций (руки он, конечно, между операциями не мыл, это тогда не было принято). Терпеть интенсивную боль дольше 5 минут невозможно, поэтому сложных и длительных операций производить было нельзя.

Логично было бы предположить, что честь открытия наркоза принадлежит выдающемуся хирургу, или даже целой хирургической школе, потому что именно хирургам более всего был необходим наркоз. Однако это не так. Первый в мире наркоз применил никому до этого неизвестный врач стоматолог-ортопед Томас Мортон.

Доктор Мортон испытывал недостаток в пациентах, так как люди из-за предстоящей боли боялись удалять разрушенные зубы и предпочитали ходить без зубных протезов, лишь бы не мучиться. Т.Мортон выбрал для своих экспериментов идеальный для того времени анестетик: диэтиловый эфир. Он ответственно подошел к опытам с эфиром: проводил эксперименты на животных, затем удалял зубы своим коллегам дантистам, сконструировал примитивный наркозный аппарат и только когда был уверен в успехе, решил провести публичную демонстрацию наркоза.

16 октября 1846 года для удаления опухоли челюсти он пригласил опытного хирурга, оставив себе скромную роль первого в мире анестезиолога. (Предыдущая неудачная демонстрация наркоза доктором Уэлсом провалилась из-за неудачного выбора анестетика и совмещения Уэлсом функции хирурга и анестезиолога в одном лице). Операция под наркозом прошла в полной тишине, пациент спокойно спал. Собравшиеся на демонстрации врачи были ошеломлены, больной не проронил ни звука и проснулся под оглушительные аплодисменты зрителей.

Весть о наркозе мгновенно распространилась по всему земному шару. Уже в марте 1847 года в России были проведены первые операции под общим обезболиванием. Любопытно, что местная анестезия была внедрена в практику на полвека позже. В 1904 году был впервые проведен внутривенный гедоналовый наркоз, что послужило началом развития неингаляционного наркоза, который развивался параллельно с ингаляционным. Общее обезболивание дало мощный толчок развитию полостной хирургии. Однако мононаркоз, то есть наркоз каким-то одним препаратом (например, эфиром) не мог удовлетворить возрастающие потребности хирургов.

Таким образом, лечение зубов под наркозом проводится давно: некоторые пациенты получили такую услугу еще до отмены крепостного права на Руси. В период социализма считалось, что наркоз приемлем только при проведении больших операций. Общее обезболивание в стоматологии, акушерстве, малой гинекологии считалось ненужным барством, глупой прихотью. Советский человек должен был презирать боль и преодолевать ее с помощью высокой сознательности. К счастью, сегодня каждый человек вправе сам выбирать себе способ обезболивания при лечении зубов.

Навигация по записям

Первая операция под наркозом в живописи

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join

Опасен ли наркоз? Эксперт — о мифах и реальной медицинской практике | Здоровая жизнь | Здоровье

Как не умереть от наркоза? Так ли опасен лидокаин? Как работают современные анестетики? Правда ли, что для обезболивания используются вещества, подобные яду кураре?

Всю правду про наркоз «АиФ» рассказал заведующий отделением анестезиологии и реанимации Городской клинической больницы № 1 им. Н. И. Пирогова Владислав Краснов.

Юлия Борта, АиФ»: В последнее время нередки случаи, когда люди умирают во время операции от анестезии в салонах красоты, в клиниках стоматологии. В Саранске погиб шестилетний ребёнок при удалении аденоидов, в Омске ещё один — во время лечения зубов. В прошлом году балетмейстер Мариинки скончался опять же в кресле стоматолога. Наркоз так опасен?

Владислав Краснов: 

Я вас уверяю: анестезия всегда повышает безопасность проведения операции и шансы пациента на выживание, если уж принято решение о хирургическом вмешательстве. У нас есть такой девиз: «Управляя, защищаю». Безопасность складывается из нескольких составляющих. Первая — это исключение всевозможного стресса, в том числе боли, страха, дискомфорта. Вторая — обеспечение комфортной работы хирурга. Тогда врач сделает операцию максимально качественно и в максимально сжатые сроки. И все это надо сделать таким образом, чтобы сохранить жизненно важные функции пациента: дыхание, сердцебиение, артериальное давление, выделительную функцию почек и т. д. Как это ни парадоксально, анестезиолог, обеспечивая безопасность проведения операции, использует средства чрезвычайно опасные. Несомненно, все наши препараты — это фактически яды, которые могут убить пациента при неправильном применении. Но раз пациент пришел к решению об оперативном вмешательстве, значит, оценены все риски: оперативного вмешательства, воздержания от него и анестезии.

— Как тогда объяснить случаи, когда люди гибнут от анестезии, в частности, лидокаином? Внезапно останавливается сердце, человек впадает в кому и умирает.

— Любая медицинская манипуляция не всегда может протекать гладко. Возможные осложнения описаны в аннотации к каждому медицинскому препарату и большинству изделий медицинского назначения. Задача медицинского персонала — это знать вероятные побочные эффекты и быть готовыми к их устранению, оказанию неотложной помощи. Проблема не в том, что препараты вызывают побочные эффекты. Проблема смертности в том, что иногда учреждения здравоохранения (часто коммерческие) не готовы к оказанию неотложной помощи: не имеют соответствующего реанимационного оборудования, обученного персонала. Есть и другой момент. Вы поймите: с анестезией лидокаином ежегодно проводят сотни, миллионы, а может, и миллиарды оперативных вмешательств. И статистика осложнений ничтожно мала. Однако вот эта рутинность применения препарата в атмосфере безопасности иногда «притупляет бдительность» врача. Представьте: человек выполнил 10 млн анестезий лидокаином и привык к тому, что все протекает хорошо. И вот впервые за многие-многие годы у его пациента развивается осложнение. Оно всем известно, описано в литературе. Но врач привык к тому, что этого не может быть, и не готов устранить осложнение. Основная причина смертности не в действии лекарственного препарата, а в бездействии или неверном действии того, кто его вводит.

Сергей Вихарев.

— А это осложнение можно заранее предусмотреть? Скажем, как при аллергии есть аллергические пробы. Нельзя ли по аналогии проводить пробы анестетика, чтобы избежать анафилактического шока?

— Ужас аллергической (а чаще — анафилактической) реакции на анестезию в том, что предвидеть её крайне сложно. Часто эти реакции развиваются при первой встрече организма с аллергеном. Проведение кожных проб не всегда безопасно, потому что возникновение и сила анафилактической реакции не зависят от дозы аллергена. Проведение подобных аллергопроб само по себе опасно и никогда никого не защитит.

Увы, ежегодно пациенты погибают на операционных столах в связи с проведением анестезии. В США это 2,2 смерти на 1 млн манипуляций, в Европе — 7. Однако вот тут возникает вопрос: что является смертью именно от анестезии, а что — от иных причин? Марк Твен прекрасно говорил: «Цифры хороши, когда сам ими занимаюсь».

Приведу пример. Мы пользуемся миорелаксантами. В детстве все читали книги про индейцев, которые плевали стрелами, смоченными легендарным ядом кураре. Так вот формально препарат не особо претерпел изменения. Это по-прежнему курареподобный препарат, который при отсутствии искусственной вентиляции легких приводит к смерти пациента. Вопрос не в том, что это яд, а в его рациональном применении. Нельзя предвидеть все реакции. Надо знать действие лекарственного препарата, быть готовым к возможным осложнениям, информировать о них пациента, чтобы он принимал взвешенное решение о проведении операции и анестезии. Вот гарантия.

— Так как же тогда быть пациентам, чтобы не попасть в эту печальную статистику?

— Всё очень просто. Первое, в чем должен быть уверен пациент, — это то, что ему необходимо выполнить манипуляцию. Второе — он должен быть осведомлен о медицинском учреждении, его возможностях, коечном фонде, наличии специалистов, которые готовы оказать неотложную помощь, возможных осложнениях, о способах их устранения и профилактике. Можно по аналогии привести пример с выбором авиакомпании. Вы хотите полететь дешевле. При этом вам говорят: слушайте, самолет старый, но вообще летает. И вы делаете выбор, учитывая степень риска: стоит ли экономить? Так и в медицине. Например, вы живете в деревне Цветочная, где есть фельдшерско-акушерский пункт. И фельдшер вам говорит: «Я сделаю удаление родинки под местной анестезией, никаких проблем». Да, вроде рядом с домом, и фельдшер знакомый. А если задаться вопросами... Есть ли у фельдшера дефибриллятор? Кислород? А умеет ли фельдшер интубировать трахею? После этого вы можете принять решение пойти в другое медучреждение, где все это есть. Вот принципиальный момент.

Жан Фуке, «Мученичество Св. Аполлонии». XV в.

— Я слышала, что дешевый лидокаин как раз и вызывает больше всего осложнений. Может, нужно просто использовать другие анестетики?

— Да, лидокаин — это сегодня один из самых опасных местных анестетиков. Местных, подчеркиваю. Лидокаину ведь уже больше 100 лет. Но он самый дешёвый и доступный. Мы это знаем и стараемся его использовать значительно меньше. Сейчас на рынке существует колоссальное количество более безопасных местных анестетиков, которые вызывают в десятки раз меньше осложнений, связанных с анафилаксией, нейротоксичностью, кардиотоксичностью. Другой вопрос, что они дороже, формы их применения другие, они не всегда доступны или медперсонал не знает об их существовании.

Вы зря так зацикливаетесь на лидокаине. Это мизер в общей статистике смертности по анестезиологическим причинам. Основная проблема другая: обеспечение безопасности дыхательных путей, правильная интубация трахеи, надежность наркозно-дыхательного оборудования, действие ингаляционных анестетиков. Есть методики операции, которые исключают возможность самостоятельного дыхания. Для этого нужно ввести те самые миорелаксанты, о которых я говорил, далее ввести в просвет трахеи интубационную трубку и подключить её к наркозно-дыхательному аппарату. Не всегда это бывает возможно. Сегодня это тоже весомая причина смертности во время анестезии. Мы с ней боремся. Бывают и другие причины.

Что касается современных препаратов, то сейчас предпочтение отдаётся анестетикам, которые действуют максимально коротко. Если раньше мы вводили лекарственные препараты, которые действовали 20-30 минут, то сегодня мы работаем с анестетиками, период полувыведения которых составляет 2 минуты. Специальное дозирующее устройство вводит препарат, и, как только его поступление в организм прекращается, он за минуты выводится, прекращается действие наркоза, пациент просыпается.

— Ваше мнение: под общей анестезией (наркозом) стоит лечить зубы? Или уж лучше потерпеть боль, зато живым выйти?

— Каждому методу есть свое применение. Конечно же, в рутинной стоматологии, когда речь идет о пломбировании, чистке зубного камня, косметических процедурах и т. д., общая анестезия не требуется. Однако регионарная анестезия в виде блокад оправдана. Не все пациенты могут переносить дискомфорт, связанный с введением местного анестетика.

Большой вопрос: готовы ли стоматологические клиники предоставить эту услугу в безопасном ее виде? Могу сказать одно: пациенту ни при каких обстоятельствах не должно быть больно, он не должен испытывать стресс. Стресс рождает болезнь или усиливает её. Когда пациент находится в состоянии комфорта, он не боится врача, доверяет ему и готов с ним сотрудничать. Если человек боится боли, он будет избегать лечения и тянуть с визитом к врачу до последнего. И возникают запущенные, а то и неизлечимые случаи. Когда к нам в больницу приходят люди с флегмоной дна полости рта и шеи (гнойное воспаление в мягких тканях), нередко выясняется, что причиной её стал кариозный зуб. Но пациент боялся пойти к стоматологу и довёл себя до того, что ему уже требуется срочная операция, иначе он может погибнуть. Ведь гной разъедает ткани, инфекция попадает в кровь и распространяется по всему организму.

Жан Фуке, «Мученичество Св. Аполлонии». XV в.

— Возможны ли какие-то неприятные эффекты после наркоза?

— Да. Бывает остаточное действие лекарственных препаратов, которое несвоевременно распознаны персоналом. Вот помните, я говорил про препарат, который имеет курареподобный эффект? Если пациента преждевременно экстубировать, то есть извлечь трубку из трахеи, отлучить его от респиратора, он может погибнуть от гипоксии (нехватки кислорода и, как следствие, угнетения сознания). Потому что у него ещё не восстановился мышечный тонус, он ещё не может самостоятельно дышать. Это явление называется рекурарезацией. Это самая опасная ситуация после извлечения трубки из трахеи. Чтобы этого не допустить, в цивилизованных клиниках существуют так называемые «палаты пробуждения». В них за пациентами, которые подверглись введению курареподобных препаратов, продолжают следить анестезиолог и медсестра-анестезист, готовые оказать неотложную помощь. Сегодня есть антидоты, которые блокируют действие курареподобных препаратов. Если необходимо, чтобы пациент быстрее проснулся, ему вводится такой лекарственный препарат. И действие курареподобного яда, который мы ввели для того, чтобы он не дышал, моментально прекращается.

— После наркоза бывают проблемы с печенью?

— Раньше, лет 25 назад, мы действительно использовали препараты, которые были, по сути, гепатотропными ядами (фторотан). И их передозировка или регулярное применение не лучшим образом сказывались на печеночной функции пациента и ещё в большей степени — персонала. Ведь пациент один раз за всю жизнь мог подвергнуться операции, а у специалиста-анестезиолога в день их бывает несколько. Сегодня в рутинной практике мы не применяем подобные лекарства. Современные препараты настолько безопасны, что мы перестали защищать воздух рабочей зоны. Хотя мы по-прежнему сегодня работаем в условиях ионизирующего излучения в операционной. Однако мы осознанно идем на этот риск, чтобы реализовать свою самую главную задачу, ради которой мы все шли в профессию: лечить людей. Наши предшественники испытывали на себе вакцины от оспы и чумы, и опасность их работы была несоизмеримо выше, чем у нас.

— Говорят, что самая опасная анестезия спинальная, когда блокируется спинной мозг.

— Конечно, мы сталкиваемся с осложнениями, но крайне редко. К примеру, в Первой городской больнице на 7,5 тыс. спинальных анестезий в год случается всего 3 осложнения. Это говорит о том, что эта методика чрезвычайно безопасна и рутинна. Мы работаем очень тонкими иглами диаметром с три волоса, которые не травмируют твердую мозговую оболочку. Хотя бывают грозные осложнения: эпидуральные гематомы, повреждения вещества спинного мозга, ранения корешка нерва. Но это случается чрезвычайно редко. И не всегда их наступление связано с квалификацией врача. Объясню, почему. Методика является слепой. Врач приблизительно ориентируется, куда ввести иглу. А у каждого пациента есть свои анатомические особенности. Мы, конечно, можем их уточнить, выполнив, например, магнитно-резонансную томографию. Но это чрезвычайно дорогой метод. Если мы начнем рутинно проверять всех наших больных таким способом, то встретим в первую очередь негодование наших пациентов. Они справедливо возмутятся: «Ребята, мы же хотим просто прооперировать геморрой, а вы нас загнали в магнитно-резонансный томограф?!» Здесь опять же главное — это вовремя распознать развившееся осложнение и предпринять все для его устранения.

— Правда ли, что во время наркоза пациент видит галлюцинации, кошмары или, наоборот, свет в конце тоннеля?

— Как человек, который многократно находился по обе стороны операционной занавески, будучи и пациентом, и врачом, могу сказать, что страшные видения, как и свет в конце тоннеля или ощущение, что человек сам наблюдает со стороны за операцией, по сути, навязаны извне. Да, многие из препаратов, которые мы применяем, являются, по сути, потенцирующими галлюцинации, видения, яркие сновидения. Но у современных анестетиков такой побочный эффект минимален. Если пациент заснул в спокойном состоянии (для этого могут вводиться специальные препараты-анксиолитики, снимающие тревожность и страх), то страшных сновидений точно не будет.

Общий наркоз Википедия

Нарко́з (др.-греч. νάρκωσις — онемение, оцепенение; синонимы: общее обезболивание) — искусственно вызванное обратимое состояние торможения центральной нервной системы, при котором возникает сон, потеря сознания, расслабление скелетных мышц, снижение или отключение некоторых рефлексов, а также пропадает болевая чувствительность (наступает общее обезболивание). Всё это возникает при введении одного или нескольких общих анестетиков, оптимальная доза и комбинация которых подбирается врачом-анестезиологом с учётом индивидуальных особенностей конкретного пациента и в зависимости от типа медицинской процедуры.

Состояние наркоза характеризуется обратимым угнетением ЦНС с выключением сознания, подавлением чувствительности (в первую очередь, болевой) и рефлекторных реакций, снижением тонуса скелетных мышц. Средства для наркоза угнетают межнейронную (синаптическую) передачу возбуждения в ЦНС. При этом нарушается передача афферентных импульсов, изменяются корково-подкорковые взаимоотношения, функция промежуточного, среднего, спинного мозга, что и обусловливает развитие наркоза. Синаптическое образование разных уровней ЦНС и различной морфофункциональной организации неодинаково чувствительны к средствам для наркоза. Этим объясняется стадийность действия средств для наркоза.

Клиническое применение[ | ]

Главная цель наркоза — замедление реакций организма на оперативное вмешательство, прежде всего ощущения боли. При этом медикаментозный сон, с которым чаще всего и ассоциируется понятие «наркоз», является лишь одним компонентом наркоза. При проведении наркоза также важно подавление или значительное снижение выраженности вегетативных (автоматических) реакций организма на хирургическую травму, которые проявляются увеличением частоты сердечных сокращений (тахикардия), повышением артериального давления (артериальная гипертензия) и другими явлениями, которые могут иметь место даже при выключенном сознании. Это подавление вегетативных реакций называется обезболиванием или анальгезией. Третий компонент наркоза — миорелаксация, или расслабление мышц, необходимое для обеспечения нормальных условий для работы хирургов.

Боль и борьба с нею — это приоритет: не будет боли — не запустятся физиологические (в контексте боли — принимающие патологическое значение) механизмы защиты. Это главная задача анестезиолога: не допустить такого развития событий.

История[ | ]

Первыми в мире эфирный наркоз в хирургии для проведения операций успешно применили независимо друг от друга русские учёные Фёдор Иноземцев (7 февраля 1847 года) и

Искусство анестезии | Музей науки


Когда химики XIX века изучали традиционные растения, используемые для седативного эффекта, они обнаружили, что многие из активных ингредиентов происходят из той же группы химических веществ, которые они назвали алкалоидами.

Морфин был одним из первых алкалоидов, выделенных из опийного мака. Белладонна и Мандрагора содержали нервно-паралитический агент под названием атропин, а листья коки давали кокаин.

К концу 19 века аптекари и врачи использовали очищенные алкалоиды в качестве сильнодействующих седативных и местных анестетиков.Очищенный кокаин был одним из первых местных анестетиков, особенно используемых в хирургии глаза.

Синтетический наркотик прокаин был разработан из кокаина в 1905 году в качестве местного анестетика без эйфорического и вызывающего привыкание эффекта кокаина. Он был более известен под торговой маркой новокаин и широко использовался в стоматологии.

«Веронал» применялся для лечения психических заболеваний и как снотворное. Байер, Германия, 1903-1950 гг.


В начале 20 века был разработан другой класс соединений, называемых барбитуратами.«Веронал» был первым коммерчески доступным барбитуратом, продаваемым с 1903 года.

В 1934 году был синтезирован барбитурат под названием тиопентал натрия. Это был краткосрочный, но быстродействующий анестетик, который широко использовался на начальном этапе общей анестезии, чтобы вывести пациента из строя.

Подобно анестетикам на основе алкалоидов, тиопентал натрия имеет более темную сторону. Во время Второй мировой войны он использовался как сыворотка правды из-за его снотворных свойств. Это также часть коктейля из наркотиков, используемых для смертной казни в Соединенных Штатах и ​​для эвтаназии в Европе.

Кураре - это вещество на растительной основе, традиционно используемое коренными народами Южной Америки для изготовления ядовитых стрел. Это также основа лекарства, используемого в хирургии.

В 1942 году два канадских исследователя, Гриффит и Хон, использовали его для разработки миорелаксанта для мышц живота и диафрагмы, чтобы хирурги могли выполнять сложные торакальные и абдоминальные операции. Без него потребовались бы опасно высокие уровни общей анестезии с сопутствующим риском ухудшения кровообращения и дыхания.

.

История анестезии и хирургии девятнадцатого века | Ваш мир здравоохранения

25 июля, 2017

Большинство людей в какой-то момент своей жизни перенесут хирургическую операцию, и, если вы работаете в операционной, вы привыкнете помогать им пройти через нее. Хирургия стала настолько обычным явлением в нашем обществе, что люди выберут хирургическую процедуру по чисто косметическим причинам, но вернитесь на 200 лет назад, и вы увидите совсем другую историю ...

Хирургия в девятнадцатом веке

В начале и середине девятнадцатого века операция была ужасным, травмирующим опытом, которого даже самые смелые люди избегали, как чумы.Во-первых, не было анестетика - его просто еще не изобрели, а это означало, что пациенты были полностью в сознании во время операции. Представьте себе, что вам ампутировали ногу без какого-либо обезболивающего? Люди были так напуганы перед операцией, что позволить их травмам / заболеваниям гноиться было предпочтительнее.

А теперь представьте, что вы испытываете самую страшную боль в своей жизни ... перед аудиторией из 150 ученых и студентов. Пациенты перенесли операцию, а сотни зрителей изучали их ужасные испытания (и часто наслаждались ими).Термин «операционная» теперь имеет смысл!

Примерно 25% пациентов в конечном итоге умерли от послеоперационной инфекции (что неудивительно, поскольку те же операционные и столы также использовались для обследования мертвых тел).

Открытие эфира как анестетика

К середине девятнадцатого века химическое вещество под названием эфир использовалось в Соединенных Штатах в качестве развлекательного напитка. «Эфирные шалости» (вечеринки) регулярно устраивались аристократией, и именно во время одной из веселых игр в городе Джефферсон ученый-медик Кроуфорд Лонг обнаружил связь между вдыханием эфира и предотвращением боли.Один из участников сильно упал, но из-за вдыхания эфира не показал никаких признаков боли. Лонг никогда не публиковал свои открытия, поскольку хотел убедиться, что его теория верна.

В 1846 году американский дантист Уильям Мортон утверждал, что был первым человеком, успешно применившим эфир в качестве анестетика, когда он удалил зуб без боли. Многие другие тоже претендовали на такое же достижение, поэтому Мортон провел большую часть своей жизни, борясь за этот титул.

После безболезненной хирургической процедуры Мортона использование эфира в операционных стало очень популярным.Роберт Листон, известный шотландский хирург, был первым человеком в Великобритании, который ампутировал конечность с помощью эфира.

У эфира были некоторые недостатки: он вызывал у пациентов сильную рвоту, а также был взрывоопасным, что затрудняло работу вблизи ламп и огня.

Обезболивание веселящим газом

Закись азота (или веселящий газ) была открыта благодаря своим обезболивающим свойствам химиком-подростком по имени Хамфри Дэви. Дэви экспериментировал с новыми газами для вдыхания и обнаружил, что закись азота не только вызывает большую эйфорию, но и значительно облегчает боль.К сожалению, открытия Дэви не были приняты во внимание, и он держал их в основном для себя и своих друзей для развлекательного использования. Лишь тридцать лет спустя веселящий газ появился в медицинской промышленности.

Здесь стоит отметить Горация Уэллса, дантиста из Америки, который очень заботился об уменьшении боли для своих пациентов во время удаления зубов. Уэллс был свидетелем демонстрации закиси азота и хотел испытать ее действие в качестве анестетика. Он был настолько предан своему делу, что ему даже удалили один из собственных зубов под воздействием веселящего газа - он не чувствовал дискомфорта.Однако, когда он продемонстрировал свои открытия аудитории студентов-медиков Гарварда, студент, на котором он проводил извлечение, вскрикнул, и Уэллса уволили с криками «вздор!». Уэллс был опозорен, но продолжал пробовать эфир и хлороформ вдали от общественного внимания, пристрастившись к вдыханию последнего. Под его влиянием Уэллс окатил двух человек серной кислотой и был отправлен в тюрьму. Оказавшись трезвым, пристыженный и опустошенный своими действиями, он покончил жизнь самоубийством в 1848 году.

Изображение Горация Уэллса

К сожалению, всего за двенадцать дней до своей смерти и неизвестный ему, Уэллс был удостоен чести Парижского медицинского общества как первый, кто обнаружил и провел операции без боли.

Введение Хлороформа

Большинству людей хлороформ известен как наркотик, который во многих фильмах используют для того, чтобы кого-то вырубить. Однако это свойство хлороформа не было признано до тех пор, пока старый коллега Роберта Листона, шотландский акушер по имени Джеймс Симпсон, не начал экспериментировать с химическими веществами, которые можно было бы использовать в качестве нового анестетика. Симпсон знал о недостатках эфира и хотел ввести вещество с такими же анестезирующими преимуществами и меньшим количеством недостатков.Когда в 1847 году он наткнулся на хлороформ, он вдохнул его и замерз.

Позже Симпсон применил хлороформ для лечения рожениц, что вызвало много споров как в религиозной, так и в медицинской среде.

ЯВЛЯЕТСЯ АНЕСТЕЗИЕЙ НА 99% СКУКОЙ И 1% ПАНИКОЙ?

Ричард Новак, доктор медицины, является сертифицированным врачом Стэнфордского университета в области анестезиологии и внутренней медицины. Новак - адъюнкт-клинический профессор кафедры анестезиологии, периоперационной медицины и медицины боли в Стэнфордском университете, медицинский директор хирургического центра Уэверли в Пало-Альто, Калифорния, и член Медицинской группы ассоциированных анестезиологов в Пало-Альто, Калифорния.
электронная почта [email protected]
телефон 650-465-5997

Последние сообщения консультанта по анестезии (посмотреть все)

Когда вам делают операцию, вас волнует, кто вводит анестетик? Вам следует.Часто повторяемая медицинская поговорка гласит: «Анестезия - это 99% скука и 1% паники.

ВРАТАРИИ У ЖЕМЧУЖНЫХ ВОРОТ

Как анестезиолог, оказавший более 50 000 часов медицинского обслуживания в операционной за 25 лет, я могу подтвердить, что эта пословица верна. В девяносто девяти процентах случаев работа анестезиолога требует бдительности во время стабильного нарастания ударов сердца от метронома и регулярного дыхания пациента, но в 1% случаев требуется ясное мышление и быстрые действия в моменты явной паники.Эти наполненные стрессом эпизоды паники неизвестны широкой публике, но представляют собой испытания, над которыми должен подняться каждый провайдер анестезии, чтобы защитить своих пациентов.

Словарь

Вебстера определяет панику как «всепоглощающее чувство страха и тревоги». Если бы вы понаблюдали за работой анестезиолога, вы бы почти не увидели признаков всепоглощающего страха или беспокойства или совсем не увидели бы их. Даже в тяжелых чрезвычайных ситуациях большинство провайдеров анестезии остаются внешне спокойными и эффективными, пока они ставят необходимые диагнозы и применяют соответствующие методы лечения.Но анестезиологи - люди - ни один человек не может наблюдать, как другой человек пытается умереть, не испытывая сильных эмоций. Эти эмоции - страх и беспокойство.

Ни одна область медицины не обеспечивает потрясающего разнообразия анестезии. Пациенты варьируются от новорожденных до долгожителей, от рожениц до жертв автомобильной аварии в три часа ночи, в то время как операции варьируются от восстановления сломанного пальца до трансплантации сердца или печени. Технологический прогресс заставил хирургов оперировать пожилых и более больных пациентов и предпринимать более сложные операции, чем десятилетия назад.

Операционная - интенсивная среда. Медицина операционной находится под давлением по четырем причинам:

  1. Анестетики коренным образом меняют физиологию пациентов.
  2. Хирурги делают с пациентами опасные вещи.
  3. Хирургические больные заболели. Некоторые из этих заболеваний носят неотложный или тяжелый характер.
  4. Люди делают ошибки. Это касается как хирургов, так и специалистов по анестезии.

Невероятные события происходят в операционных в неожиданное время, и ваш нарколог должен вас обезопасить.Он или она в любой момент контролирует ваши дыхательные пути, дыхание и кровообращение. Ваш провайдер анестезии - это ваш страховой полис от медицинских осложнений во время операции. Работа вашего анестезиолога - играть в Вратаря у Жемчужных ворот и сохранять вам жизнь.

Лицо, проводящее вашу анестезию, может варьироваться - ваш анестезиолог может быть:

  1. врач (анестезиолог),
  2. сертифицированная медсестра-анестезиолог (CRNA) или ассистент анестезиолога (AA) под наблюдением анестезиолога, или
  3. CRNA, работающая без наблюдения анестезиолога.

В США анестезиологи лично вводят 35% анестетиков. Команды анестезиологов, в которых анестезиолог с медицинской точки зрения руководит группой из AA или CRNA, вводят 55% анестетиков. CRNA, работающие без присмотра, вводят 10% анестетиков.

Есть люди, которые считают анестезию настолько безопасной, что ее можно считать само собой разумеющейся. Они не правы. Анестезиологическое лечение является наиболее безопасным, когда его проводит врач, сертифицированный анестезиолог. P По опубликованным данным:

  1. Смертность после операции значительно ниже, когда анестезиологи проводят анестезиологическое лечение.
  2. Показатели количества случаев неудач для оказания помощи (уровень смертности после осложнений) значительно ниже, когда анестезиологи направляют анестезиологическую помощь.
  3. Смертность и частота отказов в помощи значительно ниже, когда анестезиологи контролируют анестезиологи, сертифицированные советом, по сравнению с анестезиологами среднего звена, которые не аттестованы советом.

«Неудача для спасения» означает, что провайдер анестезии не смог предотвратить превращение 1% панического момента в статистику смерти. Фраза «отказ от спасения» - ключевая тема этой книги. Точнее, фраза «успешное спасение» - ключевая тема этой книги. Когда во время операции происходят непредвиденные события - 1% панических моментов - вашему врачу-анестезиологу необходимо поставить правильный диагноз и применить правильное терапевтическое вмешательство, чтобы успешно вас спасти.

Когда вы встречаетесь с врачом-анестезиологом перед операцией, вы собираетесь доверить свою жизнь незнакомцу. Имеет значение, кто этот незнакомец. Как пациент, имеете ли вы какой-либо контроль над тем, кто будет вашим анестезиологом? Если ваша операция является экстренной в 2 часа ночи, когда доступен только один провайдер анестезии, вы этого не сделаете. Но в отношении большинства операций и всех плановых операций эта книга научит вас, чего ожидать от анестезиологической помощи и что вы можете сделать, чтобы получить лучшее от анестезиологической помощи.

Анестезиологи должны закончить как минимум 12 лет послевузовского образования - четыре года колледжа, четыре года обучения в медицинской школе и четыре года интернатуры по анестезии и ординатуры. Медсестры-анестезиологи должны закончить как минимум 7 или 8 лет послевузовского образования - четыре года в колледже, как минимум один год медсестер в интенсивной терапии и два-три года обучения анестезиологам. Ассистенты-анестезиологи должны закончить как минимум 6 лет послевузовского образования - четыре года обучения в колледже и 24-месячную программу для получения степени магистра в качестве ассистента анестезиолога.

Почему человек решил стать поставщиком анестезии? Подростки или студенты колледжей редко мечтают о себе в качестве анестезиологов. Большинство популярных телепрограмм, фильмов и художественной литературы изображают врачей с более традиционной карьерой в качестве хирургов, врачей отделения неотложной помощи или в клиниках. Только 4% выпускников медицинских вузов выбирают анестезиологию.

Я считаю, что люди, которые выбирают анестезию для своей медицинской карьеры, любят прилив адреналина в неотложной медицинской помощи.Анестезия в операционной - это поворот на 180 градусов по сравнению с амбулаторно-поликлиническими учреждениями, где практикующие врачи собирают анамнез, заказывают лабораторные анализы, выписывают рецепты на таблетки и назначают встречи, чтобы увидеть своих пациентов через несколько недель в будущем. Вместо того, чтобы посещать клинику в течение месяцев или лет, обращение с анестезиологом - это немедленная помощь с немедленными результатами. Вместо того, чтобы пациент клиники вернулся через несколько недель для повторной проверки, пациент с анестезией просыпается от наркоза и в течение нескольких часов выписывается домой или на больничную койку.

Я уже прошел трехлетнюю ординатуру по внутренним болезням, прежде чем я начал свои годы обучения анестезии. Диагностика и лечение сложных пациентов привлекали меня во время обучения терапевтам, но я нашел ледяные темпы амбулаторного лечения скучными. Когда я работал вместе с анестезиологами в отделении интенсивной терапии, меня привлекали их навыки установки дыхательных трубок, внутривенных и внутриартериальных катетеров, а также их очевидное спокойствие, независимо от того, насколько болен любой пациент.Мир неотложной помощи - это мир дыхательных путей, дыхания и кровообращения. Ни одна специальность не овладела всеми тремя так полно, как анестезиологи.

Начало специальной подготовки по анестезии приносит одновременно устрашающую силу и непосильный вызов. Впервые в жизни ваша профессия - вводить пациентам сильнодействующие лекарства и наблюдать, как они теряют сознание за секунды. Введение вашего первого анестетика - это незабываемое впечатление. В одну минуту вы болтаете с пациентом, предлагая ему представить себя расслабляющимся на пляже на Гавайях, а в следующую минуту вы делаете его бессознательным и полностью зависите от вас в управлении их дыхательными путями, дыханием и кровообращением.

Переход от начинающего анестезиолог стажера опытного специалиста требует напряженной работы и терпения. В первый день ординатуры по анестезии я был настолько зеленым, что даже не знал, какие шланги соединяли мой наркозный газовый аппарат с пациентом. Изучая профессию анестезиолога, стажеры должны научиться выдерживать 99% -ный фактор скуки и извлекать самые ценные уроки во время 1% -ного периода паники. Во время моей первой недели обучения, после того, как мой пациент заснул с вставленной дыхательной трубкой и подачей анестезиологических газов, мой преподаватель, д-р.Грегори Ингхэм сказал мне: «Эта процедура займет четыре часа». Он постоял рядом со мной минуту или две в тишине, а затем сказал: «Надеюсь, вы созерцательны».

Почему он сказал такое ученику первой недели? Я думаю, он сказал это, потому что большая часть анестезиологической помощи в операционной - это утомительное наблюдение за стабильной ситуацией. Анестезиолог должен смириться с этим фактом и, надеюсь, даже оценить стабильность и насладиться ею.

Через неделю после моего первого контакта с Dr.Ингхэм, я снова был с ним на ночлег в больнице. У нас было четыре последовательных случая неотложной помощи, все молодые здоровые мужчины с травмами получили травмы в автомобильных или мотоциклетных авариях. Перед четвертым случаем, в 2 часа ночи, я осмотрел пациента и предложил свой план анестезии. «Наш пациент - здоровый 25-летний мужчина, за исключением открытого перелома бедренной кости», - сказал я. «Я думал, что мы сможем сделать анестезию так же, как и предыдущие три».

Доктор Ингхэм кивнул мне и вздохнул: «Ричард, все пациенты разные, но анестетики у всех одинаковые.”

Это правда? Зачем он сделал такое заявление впечатлительному молодому стажёру? В его комментарии много цинизма и боевой усталости, но есть доля правды. Все пациенты разные, и многие анестетики похожи, но не все анестетики идентичны. У анестезиолога всегда есть выбор - важные, опасные для жизни решения - каждый день и в каждом случае. Решения принимаются до операции, во время стабильных фаз анестезии и в течение 1% моментов, когда у анестезиолога шатает мозг.

Пациенты ничего этого не видят. У пациентов обычно есть десять минут или меньше, чтобы встретиться со своим анестезиологом. В клинике внутренних болезней пациенты бодрствуют на протяжении 100% личного времени со своим врачом, но перед операцией у анестезиолога есть лишь краткая встреча, чтобы завоевать доверие пациента. В клинике внутренних болезней у большого количества пациентов были хронические жалобы, которые было трудно вылечить: хронические боли, высокое кровяное давление, ожирение или диабет.Лечение обычно включало рецепт на таблетки. При следующем посещении кабинета пациент мог почувствовать себя лучше, но был значительный шанс, что пациент почувствует себя так же, или почувствует себя не лучше, или, возможно, у них появится новый побочный эффект. симптом от таблетки, которую вы им прописали.

Обращение к пациенту с анестезией заметно отличается. Перед операцией большинство пациентов беспокоятся, но относятся к своему анестезиологу с огромным уважением. Я обнаружил, что после операции мои пациенты часто хлестнут в своей благодарности за то, что я благополучно вернул их в сознание.В отличие от моих иногда разочарованных пациентов медицинской клиники, пациенты с анестезией настолько оптимистичны, что я чувствую себя прекрасно.

Когда я описываю восторг от общения с анестезиологическими пациентами, мой лучший друг предлагает простое объяснение: «Конечно, ваши пациенты уважают вас до операции. Вы собираетесь сбить их с толку. У них не будет контроля и они полностью зависят от вас. Они хотят, чтобы они вам нравились. Они хотят, чтобы вы сохранили им жизнь ».

Я считаю, что оценка верна.Все пациенты хотят одного и того же от своего нарколога. Успешный опыт без осложнений. И вот что происходит. , , почти каждый раз.

Самые популярные посты для непрофессионалов на The Anesthesia Consultant:

Сколько времени нужно, чтобы проснуться от общей анестезии?

Почему мне понадобилось так много времени, чтобы проснуться от общей анестезии?

Буду ли я использовать дыхательную трубку во время анестезии?

Что такое распространенные анестезиологические препараты?

Насколько безопасна анестезия в 21 веке?

Будет ли у меня тошнота после общей анестезии?

Каковы риски анестезии для детей?

Самые популярные сообщения для специалистов по анестезии на The Anesthesia Consultant включают:

10 тенденций будущего анестезии

Следует ли отменить анестезию при уровне калия 3?6?

12 важных вещей, которые следует знать, когда вы приближаетесь к концу вашего курса анестезии

Следует ли отменить операцию из-за артериального давления = 178/108?

Рекомендации по сдаче экзаменов по анестезии и полости рта

Какие личные качества необходимы, чтобы стать успешным анестезиологом?

Узнайте больше о художественной литературе Рика Новака на сайте ricknovak.com, нажав на картинку ниже:

Нравится:

Нравится Загрузка...

Связанные

.

Операция перед анестезией - эти ужасные иллюстрации

Операция перед анестезией

Можете представить себе операцию до анестезии? Анестезия была одним из немногих крупных достижений в хирургическом мире. Хотя врачи имели доступ к обезболивающим, чтобы облегчить пациентам процедуры, пациенты могли чувствовать все происходящее.

Сообщения о хирургических операциях относятся к Древней Греции, где на многих вазах изображено то, что археологи назвали «хирургией на поле боя», когда сослуживцы лечили чужие раны, иногда используя собственное оружие.

«Наука тщетности».

Со временем ученые и ученые превратили хирургию в профессию и навык. Изучая трупы, обставленные любыми возможными способами, они изучали анатомию и то, как устроено человеческое тело. Хотя их «наука» иногда может показаться сомнительной, некоторые базовые операции были возможны.

Когда в Европе наступила эпоха Просвещения, изучение человеческого тела расширилось, но хирургия оставалась в значительной степени опасной, и многие врачи описывали ее как «науку бесполезности».”

1800

Операция по исправлению косоглазия.

Ancient Surgical Instruments for Skull Procedures

Инструменты и инструменты для просверливания отверстий в черепе.

toe amputation

Ампутации пальца ноги.

Cesarian section.

Роды через кесарево сечение.

jaw removal surgery

Удаление челюсти

Появление анестезии

В 1846 году Уильям Мортон провел первую успешную хирургическую процедуру с применением анестезии. Он использовал эфир в операции в Массачусетской больнице общего профиля, месте, которое впоследствии будет известно как «Купол эфира».”

surgery using ether

Опухоль была благополучно удалена с шеи Эдварда Гилберта Эббота, и техника Мортона распространилась со скоростью лесного пожара. Всего за несколько лет хирурги по всему миру использовали эфир во всем, от удаления зубов до ампутации.

Недостаточно

Несмотря на то, что анестезия помогает при физических ощущениях во время инвазивных медицинских процедур, она не влияет на уровень инфицирования. Нечистота в больницах и заражение сделали лечение почти таким же опасным, как травмы и болезни.Например, во время Второй мировой войны, согласно некоторым отчетам, большая часть смертей объяснялась полученным лечением. Септик и гангрена убиты.

Только когда Александр Флеминг разработал антибиотики, такие как пенициллин, в больницах были все инструменты, необходимые для современной хирургии.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *