Подстрекательство ук рф статья: УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления / КонсультантПлюс

Содержание

Ответственность за подстрекательство в 2020 к преступлению УК РФ


Подстрекательство является одной из разновидностей соучастия в совершенном преступлении. Согласно статье 33 УК РФ существует четыре формы содействия совершению уголовного деяния. Помимо подстрекателей, уголовное законодательство выделяет организаторов и пособников. При этом каждая форма участия обладает своими характерными особенностями. Ответственность за подстрекательство определяется конкретной статьей Особенной части УК РФ.

Статья 33 УК РФ

Применение ст. 33 УК РФ обусловлено тем, что в преступлении иногда участвуют не один преступник, а несколько. В этом случае, суду важно разграничить и определить к какому виду относится участвующие в преступлении, поскольку от этого основания будет зависеть наказание преступников.

По ст. 33 УК распределяется 4 вида преступников, а именно:

  1. Исполнитель.
  2. Организатор.
  3. Подстрекатель.
  4. Пособник.

Исполнитель – это непосредственный участник преступления, основное лицо, которое своими действиями наносило вред иному лицу или чужому имуществу. Таких исполнителей в одном преступлении может быть несколько.

К организаторам относиться лицо, организовавшее преступную группу, преступление и руководившее чинимым беспорядком. По сути, этот человек имеет власть над всеми остальными людьми, относящиеся к правонарушению.

Подстрекатель — это лицо, которое с помощью уговоров, угроз, шантажа или иных действий, оказывающих давление на решение иного лица, и таким образом, заставляет его совершить правонарушение.

Пособник – лицо, помогающее исполнителю или организатору преступления советами или иной информацией для того, чтобы получить выгоду от правонарушения. Также пособником признают того, кто заранее обещал преступнику скрыть преступление.
Наказание всем перечисленным в статье 33 УК определяется исходя из того, что они совершили, поскольку типы преступлений могут быть разными. К некоторым лицам могут применять смягчающие или отягчающие обстоятельства, которые могут быть при совершении преступления.

Виды участников уголовного деяния

Организатором признается гражданин, непосредственно организующий преступное деяние, координирующий действия других его участников, а также человек, создающий организованную группу лиц, либо объединение преступных групп с целью совершения преступлений.

ПОЗВОНИ ЮРИСТУ
ОН РЕШИТ ТВОИ ВОПРОСЫ БЕСПЛАТНО Москва, обл 8 (499) 577-00-25 доб. 130 Санкт-Петербург, обл 8 (812) 425-66-30 доб. 130 Федеральный номер 8 (800) 350-84-13 доб. 130

Пособником считается гражданин, оказывающий содействие в совершении преступного деяния посредством следующих действий:

  • дача советов и указаний;
  • предоставление информации, средств и орудий, необходимых для совершения будущего преступления;
  • устранение препятствий, мешающих совершению уголовного деяния;
  • сокрытие орудий и средств, используемых при совершении преступления, лиц в нем участвовавших, а также похищенного имущества потерпевших.

Исполнителем выступает лицо, непосредственно совершившее уголовное деяние в одиночку, либо в составе группы других исполнителей, а также гражданин, совершивший преступление руками лиц, освобожденных от ответственности в силу закона, например, путем привлечения несовершеннолетних или недееспособных граждан.

И наконец, подстрекателями признаются граждане, склоняющие других лиц к совершению уголовно наказуемого деяния, манипулируя людьми посредством подкупа, уговора, угрозы, либо используя иные способы воздействия на человека.

При этом подстрекатель может действовать посредством как мягких навязчивых уговоров, постепенно убеждая человека, либо вводя его в заблуждение, так и жестких способов воздействия, включая физическое насилие, угрозу применения насилия или шантаж. Выбор подстрекателем того или иного способа во многом зависит от личности его жертвы, ее психологического состояния и жизненных обстоятельств. Так, например обман, нередко используется «вовлеченными» в дело адвокатами для подстрекательства к даче ложных показаний, с целью улучшения положения подзащитного.

В некоторых случаях отличить подстрекательство, пособничество и организацию достаточно сложно, так как все эти формы участия в преступлении имеют схожие признаки и преследуют одинаковую цель.

Тем не менее, независимо от степени участия в преступном деянии указанные лица выступают соучастниками совершенного преступления.

Наказание для организатора

Организатором преступления выступает человек, которые имеет активность во всём, что связано с подготовкой к тому, чтобы совершить правонарушение.

Такой участник событий может иметь две роли:

  • непосредственного участника;
  • роль только организатора.

При непосредственном участии преступник совершает организацию преимущественно самолично, разрабатывает план предполагаемого деяния, определяет роль каждого участника, если их несколько, также определяет свою роль в участии. Если же организатор предполагает только разработку плана, то в самом процессе он не участвует, но при этом руководит процессом полностью, связываясь с другими участниками доступными ему способами.

Наказание этого соучастника будет определяться в соответствии со взятыми на себя обязательствами, поскольку правонарушения могут быть разными по степени тяжести, но и сроки названия подлежат изменениям.

Также при назначении меры ответственности учитывается личность иных людей, входящих в состав компании, которой совершали правонарушение:

  1. Несовершеннолетних.
  2. Недееспособных.
  3. Психически больных, но не лишённых дееспособности.

В таком случае организатор, даже при неучастии в преступлении, признаётся непосредственным исполнителем, поскольку воздействовал на иных соучастников благодаря своей силе как физической, так и интеллектуальной, а равно подавлял более слабых и по сути заставлял или подстрекал их действовать так, как угодно для него.

Подробности определения

Организатор преступления принуждает другого гражданина совершать деяние и сам участвует в этом процессе. Здесь он выполняет функцию непосредственного исполнителя, так же как и прочие персоны, участвующие в этом деле.

Также организатор может контролировать данный процесс, при этом в нем не участвовать. Другая вариация – участие, но осуществление только тех действий, которые приводят к успеху такой деятельности.

Наибольшую угрозу организаторы преступлений представляют для несовершеннолетних граждан. По статистике, более 50% преступников, которым нет 18 лет, свой «криминальный дебют» совершают под контролем взрослых персон, имеющих судимость.

Исполнитель

К такому виду соучастников относится человек, выполняющий основной вред, то есть объективную сторону правонарушения.
Для признания человека исполнителем нужно, чтобы он соответствовал некоторым пунктам, а именно:

  • исполнял объективную сторону частично или полностью;
  • использовал лицо, имеющее статус не уголовно-наказуемого;
  • обладал специальными познаниями, если они требуются.

Если исполнитель не выполняет свои функции по совершению преступления, например, при избиении не наносит физического вреда потерпевшему, то преступление будет считаться несовершенным.

По определению такой правонарушитель переходит в категорию пособников, а значит к нему будет применимо пособничество в совершении преступления УК РФ и отвечать он будет по данному законодательному акту.

Если человек в осуществлении преступных намерений использует иного человека, который не может быть объектом уголовного осуждения, то он берёт на себя всю ответственность за действия неподлежащего к уголовной ответственности и становиться перед законом исполнителем, хотя по факту он может совершать подстрекательство к совершению преступления статья УК РФ признаёт виновным именно его.

В комментарии к статье 33 говорится о том, что при совершении некоторых видов преступлений, например, при грабежах или кражах интеллектуальной собственности, преступник-исполнитель должен обладать определёнными познаниями, позволяющие ему осуществлять преступные намерения. Если таких познаний у человека нет, то совершит объективную сторону правонарушения он вряд ли сможет, а значит его действия будут квалифицировать по иным действиям и относить его к другим участникам замысла, направленного на общественный вред.

Пособничество в приобретении наркотических средств

За оказание помощи в покупке наркотиков человеку грозит уголовная ответственность. Пособник – это такой же участник преступления, как и покупатель либо продавец наркотиков.

Поэтому за такое злодеяние человеку грозит ответственность по ст. 228 УК РФ «Незаконное приобретение, хранение … наркотических и психотропных веществ».

Пособником в покупке запрещенных препаратов выступает человек, который передает либо перевозит наркотики, однако сам он не является их владельцем.

Делать это он может по разным мотивам: для получения денег за удачно проведенную операцию, для того, чтобы просто помочь человеку (часто братья, сестры помогают своим больным родственникам). При этом покупает он наркотики не за свои деньги, а за деньги наркомана.

Необходимо понимать, что за пособничество в покупке наркотиков человек может быть привлечен к уголовной ответственности, даже если он приобретает запрещенные препараты для своего родственника, друга, знакомого.

Какой срок может получить человек за пособничество в покупке наркотиков?

Мера наказания может заключаться как в виде штрафа, так и в виде лишения свободы. При рассмотрении уголовного дела суд берет во внимание такие факторы:

  • В каком размере пособник приобретал наркотики?
  • Использовал ли человек свое служебное положение для покупки наркотиков или нет?
  • Сколько раз гражданин покупал наркотики?

Определение подстрекателя

Для того, что участника признали виновным в подстрекательстве к совершению преступления статья УК РФ, предусматривает, что он должен совершить определённые действия, что бы его могли обвинить в таком преступлении.
Обычно, под такими действиями подразумевают:

  1. Подкуп – материальное вознаграждение исполнителя за осуществление правонарушения.
  2. Уговор – систематическое внушение лицу о необходимости какого-либо поступка.
  3. Угроза – запугивание лица любыми способами, для осуществления злонамерения его руками.
  4. Иные действия, направленные на то, чтобы исполнителем стал другой человек.

Для изобличения подстрекателя необходимо, чтобы иные лица, являющиеся соучастниками, дали показания, свидетельствующие о том, что данный человек склонял их любым способом к противоправным действиям. Например, при совершении мошенничества подстрекатель убеждает дать ложные сведения лицо, которое и будет осуществлять данную деятельность.

Стоит отметить, что подстрекательство статья УК РФ применяется всегда, если был установлен такой факт совершения преступления в отношении дееспособного и уголовно-ответственного лица.

Если человек относиться к категории лиц, которые по тем или иным причинам являются признанными ограниченными в несении ответственности, то подстрекатель сменяет свой статус на исполнителя, что подразумевает более жёсткое наказание.

Судебная практика

Судебная практика по делам, где имело место наличие нескольких участников, исполняющих различные роли, довольно обширна. Каждое отдельное уголовное дело требует тщательного анализа и установления доли участия каждого лица в общем деле.

Необходимо иметь в виду, что пособничество одному лицу в совершении преступления не будет считаться совершением преступления группой лиц.

Так, отличным примером неправильной практики может стать приговор Суда Московского района (г.Калининград), где, осуждалась гражданка С. за совершение пособнических действий своему мужу К. по незаконному сбыту наркотического средства по предварительному сговору группой лиц. При вынесении приговора судья не учел, что само преступление и доказательства, собранные в ходе предварительного расследования, не свидетельствуют об оказании помощи С. именно группе лиц, а говорят лишь о пособничестве одному С.

При таких обстоятельствах, изложенных в материалах уголовного дела и в приговоре суда первой инстанции, суд кассационной инстанции признал ошибочной квалификацию действий виновной по признаку предварительного сговора группой лиц и данный признак из осуждения исключил.

Пособничество

Если обвиняемому инкриминируют статью пособничество УК РФ — это значит, что человек всяческим образом помогал иным участникам преступления в его совершении или в скрытии следов, которые могут изобличить подозреваемых.

Кодекс понимает совершение пособничества, если соучастник совершит такие действия:

  • приобретает либо уничтожает орудие преступления;
  • даёт советы по сокрытию правонарушения;
  • заранее обещает помогать в осуществлении преступления;

Также понятие пособничества может иметь две формы: действия, когда соучастие выражается в форме помощи любыми путями либо бездействия, когда пособник не осуществляет донесение об известной ему противоправной информации.
Доказанные пособничества довольно сложное действие на практике, поскольку большинство преступных действий имеют квалификацию по УК РФ и являются самостоятельными нарушениями закона.

В Российской Федерации доказать пособничество можно лишь при очень веских основаниях. При этом действия пособника должны иметь конкретный вид, то есть пособничество. Например, если человек хочет совершить суицид, то пособник должен этому способствовать. Однако, такого человека могут обвинить в доведении до самоубийства, если будет доказан данный вид преступления.

В Америке обвинить человека в пособничестве гораздо проще, например, в делах о терроризме любое действие, направленное на помощь боевику, в том числе и правовая, является наказуемое по статье пособничество.

Пробелы в законодательстве

Некоторые юристы отмечают, что в качестве устранения препятствий могут рассматриваться указания, советы и предоставление информации. В этой связи, по мнению специалистов, формулировка, приведенная в норме, не совсем удачна. Устранение препятствий, ориентированное на укрепление решимости других соучастников, может быть выражено только активными действиями. При этом оно может быть письменным, устным, в том числе с использованием жестов. Обещание скрыть злоумышленника, средства, орудия посягательства, следы, предметы, которые добыты незаконно, приобрести или реализовать их, в соответствии с законодательством, рассматриваются как самостоятельные способы интеллектуального содействия только тогда, когда даны заранее. Некоторые юристы указывают на неудачность такой формулировки. Объясняют свою позицию специалисты тем, что указание на «обещание, данное заранее» предусматривает, что соответствующие сведения предоставляются до момента начала реализации объективной стороны деяния. Но такие заверения могут иметь место и после него, но до фактического завершения посягательства. В этом случае их также, по мнению юристов, следует относить к устранению препятствий, так как они тоже ориентированы на укрепление решимости осуществить противоправные действия. Соответственно, они также имеют причинную связь с общественно опасными последствиями.

Исполнительские эксцессы

Под данным термином понимается ситуация, когда исполнитель совершает преступный акт, за который прочие соучастники не отвечают перед законом.

Допускается здесь и такая трактовка: исполнитель реализует действия, которые не предусматривались другими членами группы. То есть происходит отклонение от общего замысла и сговора.

На исполнителя возлагается ответственность за совершенное им преступление по факту, а не за те акты, на которые соглашались соучастники.

Эксцесс может быть количественным и качественным. Оба вида имеют свои специфики в квалификации наказания.

Какое наказание предусмотрено за подстрекательство

Само по себе подстрекательство — это еще не преступление. Это за редким исключением только приготовление к нему. И наказание зависит от целого ряда факторов. В частности:

  • от вида преступления, к которому имело место подстрекательство;
  • доведения или недоведения этого преступления до конца и т.д.

Давайте рассмотрим возможные варианты.

Преступление совершено

В таком случае подстрекатель будет наказан в соответствии с санкцией статьи, предусматривающей ответственность за преступление, в которое он вовлек других лиц.

Например, подстрекательство к убийству, то есть преступлению, предусмотренному ст. 105 УК РФ.

Сам факт подстрекательства указывает на наличие соучастия, то есть преступление совершено группой лиц по предварительному сговору. Таким образом, соучастники понесут наказание, как минимум, по п. «ж» части 2 ст. 105 УК РФ — убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Как минимум — потому что могут быть и другие квалифицирующие признаки (особая жестокость, общеопасный способ убийства и т.д.).

Как при этом будут квалифицироваться действия самого подстрекателя? Это зависит от того, принимал ли он непосредственное участие в убийстве:

Таким образом, независимо от того, принимал ли подстрекатель непосредственное участие в убийстве, он будет нести ответственности в рамках санкции ч. 2 ст. 105 УК РФ. То есть его наказание составит от 8 лет лишения свободы до пожизненного заключения.

В каком случае наказание будет мягче? Конечно, если подстрекатель сам никого не убивал: скорее всего, он получить меньший срок, нежели исполнители. Зато за одновременное подстрекательство и исполнительство подстрекатель наказывается строже рядового исполнителя. Это и неудивительно, ведь его роль в преступлении гораздо значительнее.

Таким образом, подстрекательство вкупе с непосредственным исполнением влечет более серьезные последствия, нежели для рядовых соучастников.

Преступление не совершено

В этом случае все зависит от того, почему преступление не было совершено, и на какой стадии оно было прекращено.

Подстрекателю не удалось склонить других лиц к преступлению

То есть, потенциальные соучастники просто не поддались на уговоры (угрозы и т.д.) и отказались совершать преступление.

Тогда само подстрекательство будет расцениваться как приготовление к преступлению и наказываться соответственно. Здесь нужно принять во внимание два важных момента:

  1. Уголовная ответственность за приготовление к преступление возможна исключительно при условии, что это приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению.
  2. Максимальное наказание за приготовление к преступлению составляет половину от максимального наказания, предусмотренного Уголовным кодексом за то же самое, но оконченное преступление. Пожизненное лишение свободы и смертная казнь в расчет не берутся и не назначаются.

Чтобы было понятнее, разберем на примере всё того же убийства (ст. 105 УК РФ).

Поскольку имела места попытка вовлечь в преступление соучастника, речь идет о подстрекательстве к убийству, совершенному группой лиц по предварительному сговору, то есть к преступлению, предусмотренному п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Это особо тяжкое преступление, значит, уголовная ответственность последует.

Максимальный срок наказания по ч. 2 ст. 105 УК РФ — 20 лет лишения свободы (помним, что пожизненное заключение в этом случае не рассматривается). За приготовление больше половины от установленного законом максимума не дают.

Таким образом, в рассмотренной нами ситуации верхний предел наказания для подстрекателя — 10 лет лишения свободы.

Подпишитесь на рассылку

Яндекс.Дзен ВКонтакте Telegram

Преступление началось, но не было доведено до конца

Например, исполнителям не удалось довести задуманное до конца, потому что их задержали очевидцы или сотрудники полиции. Или потерпевший оказал сопротивление, а затем скрылся. В общем, причин может быть множество.

В подобной ситуации действия подстрекателя (да и остальных соучастников тоже) будут расцениваться как покушение на преступление. В отличие от приготовления, покушение наказывается в любом случае — независимо от степени тяжести незавершенного преступления.

Но вот максимальное наказание здесь тоже сниженное — не более 3/4 от максимального наказания, установленного Уголовным кодексом за то же самое, но оконченное преступление. Пожизненное лишение свободы и смертная казнь также в расчет не берутся и не назначаются.

И снова на примере убийства (ст. 105 УК РФ).

Максимальное наказание по ч. 2 ст. 105 УК РФ, как мы уже установили — 20 лет лишения свободы. 20 х 3/4 = 15.

Таким образом, в данном случае максимум, что грозит подстрекателю (и остальным соучастникам, кстати, тоже) — 15 лет лишения свободы.

Если подстрекательство — самостоятельное преступление

Да, такое тоже возможно. В такой ситуации ответственность подстрекателя наступает сразу по совокупности преступлений. Соответственно, и наказание гораздо выше, чем обычно.

Давайте разберем на конкретных примерах.

Подстрекательство путем угрозы убийством

Угроза убийством — само по себе преступление, предусмотренное ст. 119 УК РФ. Допустим, что таким образом подстрекатель действовал, вовлекая соучастника в совершение кражи (ст. 158 УК РФ).

В данном случае в действиях подстрекателя усматриваются составы двух преступлений: ч. 1 ст. 119 и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору).

Чтобы рассчитать максимальное наказание, нужно учесть положение ст. 69 УК РФ, в соответствии с которым максимальное наказание по совокупности преступлений не может более чем в полтора раза превышать максимальное наказание, установленное Уголовным кодексом за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Подробнее о назначении наказания по совокупности преступлений вы можете прочесть в «КонсультантПлюс». Если у вас еще нет доступа к системе, получите его бесплатно на 2 дня.

То есть сначала нам нужно выяснить, какое из двух преступлений наиболее тяжкое. Для этого просто открываем каждую статью в УК:

  • ч. 1 ст. 119 УК РФ — максимум 2 года лишения свободы;
  • ч. 2 ст. 158 УК РФ — максимум 5 лет лишения свободы.

Очевидно, что ч. 2 ст. 158 УК РФ — наиболее тяжкое из двух совершенных. Вычисляем максимальное наказание по совокупности этих двух преступлений:

5 х 1,5 = 7,5 лет лишения свободы.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации самое большее, что может грозить подстрекателю — 7,5 лет лишения свободы.

Вариации соучастия

Они отличаются в зависимости от роли членов преступной группы и уровня ее организованности. По первому критерию соучастие может быть:

  1. Простым. В этом случае все соучастники являются исполнителями.
  2. Сложным. К исполнителям присоединяются прочие персоны или кто-то из них: организатор, пособник либо подстрекатель.

По второму критерию формы соучастия таковы:

  1. Преступный коллектив без предварительной договоренности.
  2. Вариант п.1 со сговором.
  3. ОПГ (организованная преступная группировка).
  4. Преступная структура (организация).

Организатор соучастником преступления может стать в сложной схеме и в любом организованном формировании. И параллельно выполнять и другие функции.

Наказание за подстрекательство к самоубийству



Проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» предполагает дополнить ст. 110 УК РФ частью 2, предусматривающей повышенные меры ответственности за доведение до самоубийства несовершеннолетнего, а равно группой лиц по предварительному сговору. Кроме того, предлагается дополнить УК РФ статьей 110.1 «Склонение к самоубийству и содействие совершению самоубийства».

В данной статье указывается, что «склонение лица или группы лиц к самоубийству путем уговора, подкупа, обмана, предоставления информации, направленной на формирование привлекательного восприятия самоубийства, в том числе содержащейся в средствах массовой информации и (или) информационно-телекоммуникационных сетях, а также содействие совершению самоубийства советами, указаниями, предоставлением средств и орудий совершения самоубийства, а равно совершение указанных действий в отношении неопределенного круга лиц наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок».

Те же деяния, совершенные в отношении несовершеннолетнего или группой лиц по предварительному сговору, наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

В связи с этим в п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ предлагается внести техническую правку, содержащую отсылку к новой статье УК РФ.

В пояснительной записке сенатор Беляков ссылается на данные Роспотребнадзора, согласно которым в 2013 г. Россия вышла на первое место в Европе по количеству детских суицидов. «Основной причиной сложившейся ситуации было официально названо пагубное влияние интернета на несформировавшуюся подростковую психику. Чаще всего совершали самоубийства не дети, имевшие существенные социально-психологические, материальные проблемы, а именно жертвы жестокой пропаганды», – подчеркивает автор законопроекта.

«Множество закрытых групп в социальных сетях буквально заманивает в свои сообщества школьников, внушая им мысли о собственной никчемности, недостойности для окружающего мира и бессмысленности дальнейшего существования, а также активно освещает многочисленные случаи самоубийства среди их ровесников», – возмущается Беляков и ссылается на научные исследования, которые «выявили прямую связь между популяризацией, выраженной даже в форме широкого освещения факта суицида в СМИ и сети “Интернетˮ, с ростом числа самоубийств».

В настоящее время за призыв к суициду среди несовершеннолетних законодательство предусматривает лишь административную ответственность, а УК РФ предусматривает ответственность только за «доведение до самоубийства», совершенное путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего. Сенатор предлагает воспользоваться опытом стран ЕС, где уголовно наказуемым деянием считается не только доведение до самоубийства, но и подстрекательство и пособничество в самоубийстве.

Правительство РФ дало положительный отзыв на данный законопроект, однако, поддержав его концепцию, высказало ряд замечаний, которые предлагается учесть при принятии документа.

В то же время в Верховном Суде РФ считают, что законопроект нуждается в доработке, не все замечания, поступившие из Верховного Суда РФ, были учтены, а они сохраняют свою актуальность.

В отзыве, подписанном заместителем председателя Верховного Суда РФ Владимиром Давыдовым, в частности, отмечается, что ст. 110 УК РФ применяется относительно редко и что «это может быть связано с трудностями в применении данной уголовно-правовой нормы». Склонение к самоубийству определенного лица (группы лиц) и неопределенного круга лиц «различаются по объективным и субъективным признакам, а также по степени общественной опасности, что необходимо учесть в законопроекте, равно как и повышенную общественную опасность использования для пропаганды самоубийства средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей», – подчеркивает зампред Верховного Суда РФ. Кроме того, согласно отзыву, к законопроекту имеется и замечание юридико-технического характера.

Адвокат Омской областной коллегии адвокатов, председатель Совета молодых адвокатов АП Омской области Евгений Забуга положительно оценил законопроект, так как в нем «предлагается криминализировать действия, не названные в уголовном законе в качестве преступных, однако обладающие высокой общественной опасностью». Кроме того, законопроект имеет большое социальное значение, так как направлен на защиту в первую очередь несовершеннолетних, для которых особенно опасно негативное воздействие. Поэтому «оставлять их без надлежащей уголовно-правовой охраны со стороны государства было бы неправильно», – подчеркнул адвокат.

Евгений Забуга также обратил внимание, что «в случае введения в УК РФ нового состава преступления появится и соответствующая судебно-следственная практика, поскольку до настоящего времени “склонениеˮ и “содействиеˮ со стороны даже установленных лиц не дают возможности привлечения их к уголовной ответственности, что приводит к вынесению постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел».

Уголовная ответственность за вымогательство (ст.163 УК РФ)

    Уголовная ответственность за вымогательство (ст.163 УК РФ)

 

Вымогательство – это требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо  уничтожения  или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его  близких, либо иных сведений, которые могут  причинить  существенный вред правам или законным  интересам потерпевшего или его близких

Наказание за вымогательство предусмотрено  в виде лишения свободы на срок до 4 лет; за квалифицированное вымогательство в виде лишения свободы до 15 лет.

К предмету вымогательства по смыслу ст. 163 УК ПФ относится чужое имущество, а именно, вещи¸ включая наличные денежные средства, документарные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе, права требования и исключительные права.

Под правом на имущество,  с передачей которого могут быть связаны требования при вымогательстве,  в статье 163 УК РФ понимается  удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества.

К другим действиям имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве, относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (производство работ или оказание  услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота).

Потерпевшим от вымогательства  может быть признан не только собственник  или законный  владелец, но и другой фактический обладатель имущества (например, лицо, осуществляющее охрану имущества либо имеющее к нему доступ в силу служебных обязанностей или личных отношений), которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

Вымогательство, предусмотренное ч. 1 ст. 163 УК РФ, предполагает наличие угрозы применения любого насилия. Угроза должна восприниматься потерпевшим как реальная. Для оценки угрозы как реальной не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем.

Вымогательство является оконченным преступлением с момента, когда предъявленное требование, соединенное с угрозой, доведено до сведения потерпевшего. Невыполнение потерпевшим этого требования не влияет на  юридическую оценку содеянного как оконченного преступления.

При решении вопроса об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, следует учитывать, что при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, а при вымогательстве  оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий  либо сразу после их совершения, а при вымогательстве  умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

Когда вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, при наличии реальной совокупности преступлений эти действия в зависимости от характера примененного насилия должны дополнительно квалифицироваться как грабеж или разбой.

Если требование передачи имущества или  права на имущество или совершение других действий имущественного характера является правомерным, но сопровождается  угрозой, то такие действия не влекут уголовную ответственность за вымогательство. При наличии признаков состава иного преступления (например, угрозы убийством, самоуправство) содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Когда  согласно предварительной договоренности между соучастниками  вымогательства в соответствии с распределением ролей каждый из них  совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону вымогательства( высказывает требование либо выражает угрозу, либо применяет насилие), все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

 

Старший помощник прокурора

г. Челябинска                                                                                       Л.И. Шемякина

Ст. 33 УК РФ с Комментариями 2020-2021 года (новая редакция с последними изменениями)

1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.

3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Комментарий к Ст. 33 УК РФ

1. Часть 1 комментируемой статьи содержит исчерпывающий перечень видов соучастников преступления — исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник. Критерием деления соучастников на виды является роль каждого в совместно совершаемом преступлении и достижении общих для каждого из них преступных последствий.

2. В УК дан развернутый перечень деяний, которые характеризуют объективные признаки исполнителя. Исполнителем признается лицо: а) непосредственно совершившее преступление либо б) непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также в) совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК (ч. 2 комментируемой статьи).

При непосредственном совершении преступления исполнитель один полностью выполняет объективную сторону состава преступления .
———————————
БВС РФ. 2002. N 1. С. 21.

Непосредственное участие в совершении преступления совместно с другими лицами означает, что исполнитель выполняет объективную сторону состава преступления совместно с другим(-и) лицом(-ами) (соисполнителями). В силу особенностей конструкции некоторых составов преступлений один исполнитель может совершить одну часть объективной стороны состава преступления, а другой — другую (один — подавлял сопротивление потерпевшего, другой — причинял ему смертельные повреждения). Они также будут отвечать как соисполнители (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1 ).
———————————
См. также: БВС РФ. 2000. N 7. С. 13; 2002. N 11. С. 14; 2007. N 10. С. 10; 2008. N 9. С. 23 — 24.

Например, осужденная Ф. обоснованно была признана соисполнителем в изнасиловании группой лиц. Она активно содействовала Х., совершившему насильственный половой акт с С.: раздела С., затем удерживала ее, закрывала ей рот, чтобы С. не могла позвать на помощь .
———————————
БВС РФ. 2008. N 5. С. 11.

Непростая конструкция состава преступления — кражи, грабежа, разбоя с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, когда один из способов хищения (тайное, открытое, сопряженное с насилием хищение чужого имущества) совершается с помощью другого способа (незаконного проникновения в хранилище), порождает затруднения в квалификации, если преступление совершается группой лиц.

При совершении преступления посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности, исполнителем является лицо, выполнившее объективную сторону преступления «чужими руками». Это так называемое посредственное исполнительство (посредственное причинение). Внешне такая деятельность напоминает соучастие, но в силу отсутствия возможности умышленно соучаствовать в деянии таковым не является.

В ч. 2 комментируемой статьи названы два варианта посредственного причинения (исполнения) — к совершению преступления привлекаются лица, не достигшие возраста уголовной ответственности, либо невменяемые. Совершение преступления с участием таких лиц не создает соучастия. Исполнителем является лицо, вовлекшее названных лиц в совершение преступления. В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, в силу ч. 2 ст. 33 УК несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения (п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1). К иным вариантам посредственного причинения относятся, например, случаи, когда лицо умышленно использует неосторожное поведение других лиц. Последние либо не привлекаются к ответственности (если в содеянном нет состава преступления), либо отвечают за неосторожное преступление. Исполнителем является лицо, умышленно использовавшее неосторожное поведение других лиц.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

Субъективные признаки исполнителя характеризуются умышленной формой вины. Исполнитель осознает общественную опасность своих действий, а также действий другого (-их) соучастника (-ов), осознает, что действует не один, предвидит возможность или неизбежность наступления общих для всех соучастников преступных последствий и желает (прямой умысел) либо сознательно допускает (косвенный умысел) наступление таких последствий.

3. Организатором является лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими (ч. 3 комментируемой статьи). Организатор — наиболее опасная фигура среди соучастников. Закон называет четыре варианта объективных признаков поведения организатора. Все варианты его поведения предполагают, что организатор должен быть «душой» группы преступников, координатором их действий и что такая фигура присуща наиболее опасным формам соучастия.

Организация совершения преступления, равно как и создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации), — это обучение соучастников преступным навыкам, разработка плана совершения преступления или преступной деятельности, распределение между ними ролей и т.п., с той лишь разницей, что второй вариант деятельности организатора обладает повышенной общественной опасностью.

Руководство исполнением преступления (корректирует действия соучастников, по-новому распределяет роли) осуществляется организатором во время совершения преступления (на стадии приготовления, покушения, оконченного преступления), причем он сам нередко выполняет объективную сторону состава преступления, являясь его исполнителем.

Создание либо руководство организованной группой или преступным сообществом характеризуется значительно более широким полем деятельности, а поэтому обладает повышенной опасностью. Вследствие этого ответственность за оба варианта такой организаторской деятельности получила специальную регламентацию в законе (см. коммент. к ст. 35).

Субъективные признаки организатора характеризуются прямым умыслом. Он осознает общественную опасность своей организующей роли и действий лиц, которых он организует, предвидит возможность или неизбежность наступления общих для всех соучастников преступных последствий и желает их наступления. Субъективная направленность действий организатора, его желание совершения определенных действий и наступления определенного результата в значительной мере формируют поведение остальных соучастников, причем их ответственность (и организатора в том числе) наступает за то преступление, на совершение которого он организовал исполнителей.

В связи с повышенной общественной опасностью организаторская деятельность включена в объективную сторону ряда конкретных преступлений. В этих случаях организатор отвечает за оконченное преступление в качестве исполнителя (например, ст. ст. 209, 210, 212, 232, 239, 241, 322 УК).
———————————
БВС РФ. 2001. N 12. С. 12.

Действия лица, которое наряду с ролью организатора выполняло функции подстрекателя и пособника, следует квалифицировать по ч. 3 комментируемой статьи и соответствующей статье УК без ссылки на ч. ч. 4 и 5 комментируемой статьи .
———————————
БВС РФ. 2001. N 12. С. 12.

4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговоров, подкупа, угрозы или другим способом (ч. 4 комментируемой статьи). Объективные признаки подстрекателя характеризуются действиями, направленными на склонение к совершению преступления. Подстрекатель возбуждает у исполнителя, а равно и у пособника решимость совершить преступление, является его инициатором. Поведение подстрекателя целенаправленно. Его старания направлены на склонение лица совершить определенное, а не вообще преступление. Поэтому подстрекательство всегда конкретно.

Например, директор школы М. обоснованно была признана подстрекателем к заранее не обещанному укрывательству убийства, совершенного лицом, признанным невменяемым и освобожденным от уголовной ответственности. Опасаясь, что в связи с совершенным в помещении школы убийством школу могут закрыть, она склонила работников школы скрыть этот факт и уничтожить улики. В результате таких действий при осмотре помещений школы органы следствия не обнаружили никаких доказательств совершенного преступления .
———————————
БВС РФ. 2002. N 7. С. 11. См. также: БВС РФ. 2008. N 10. С. 13.

Между действиями подстрекателя и общими для всех соучастников преступными последствиями должна быть причинная связь.

Способы подстрекательства — уговоры, подкуп, угрозы. В числе других способов можно назвать обещание благ, подзадоривание, обман, просьбу.

Подстрекательство представляет собой активное поведение. Однако подстрекатель обычно не выполняет объективной стороны состава преступления. Если он начинает выполнять объективную сторону состава преступления, он становится исполнителем; если оказывает содействие в совершении преступления лицу, у которого он вызвал решимость совершить преступление, в его поведении есть признаки подстрекательства и пособничества.

По своим объективным признакам подстрекатель ближе всего к организатору. Чтобы отграничить подстрекателя от организатора, следует помнить, что именно подстрекатель обычно склоняет исполнителя совершить преступление. Организатор же «работает» с лицами, решившимися совершить преступление, и направляет, корректирует их дальнейшее поведение .
———————————
БВС РФ. 2009. N 11. С. 18.

Подстрекательство совершается с прямым умыслом. Подстрекатель осознает, что его поведение направлено на возбуждение у лица решимости совершить конкретное преступление, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасного преступного последствия от совместных преступных действий и желает его наступления (в материальных составах) либо желает осуществления того конкретного преступления, к которому склоняет исполнителя (в формальных составах).

Мотивы поведения подстрекателя для привлечения его к ответственности значения не имеют. Поэтому он отвечает и при провокации преступления, т.е. когда подстрекает лицо не с целью совершения им преступления, а для привлечения этого лица к ответственности.

Подстрекательство в силу его повышенной общественной опасности законодатель иногда выделяет в отдельный состав как оконченное преступление (например, ст. ст. 150, 151, 205.1, 230, 240, 282.1, 282.2 УК). Так, под склонением к потреблению наркотических средств или психотропных веществ как разновидностью подстрекательства имеются в виду любые умышленные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания к их потреблению (уговоры, предложения, дача совета), а также обман, психическое или физическое насилие, ограничение свободы и другие действия с целью принуждения к приему наркотических средств или психотропных веществ лица, на которое оказывается воздействие. Если подстрекатель при склонении еще и сбывал наркотики или оказывал помощь в их хищении либо вымогательстве, приобретении, хранении, изготовлении, переработке, перевозке или пересылке, его действия образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 228.1 или ст. 229 и ст. 230 УК.

5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы (ч. 5 комментируемой статьи). Таким образом, пособничество выражается в содействии совершению преступления или его сокрытию. Перечень объективных признаков пособничества в УК исчерпывающий. Разнообразное поведение пособника лежит за пределами объективной стороны преступления, в котором он соучаствует.

Например, действия П., первоначально признанного исполнителем преступления, Президиум ВС РФ оценил как пособничество. Из дела видно, что П. не участвовал в совершении действий, составляющих объективную сторону разбоя: он лишь указал квартиру С. и наблюдал за обстановкой, стоя внизу у подъезда дома .
———————————
БВС РФ. 2001. N 7. С. 27; N 10. С. 19; 2002. N 1. С. 21; N 4. С. 10 — 11; N 10. С. 11; 2010. N 9. С. 14; 2012. N 2. С. 16.

Принципиальные суждения о понимании сущности пособничества высказал Пленум ВС РФ в Постановлении от 27.12.2002 N 29. В п. 10 Постановления сказано, что «действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п.» являются пособничеством и подлежат квалификации со ссылкой на ч. 5 комментируемой статьи.

Названные в законе способы пособничества обычно предшествуют совершению преступления, однако пособник может осуществлять их и во время совершения преступления, а также после его окончания в соответствии с заранее данным обещанием.

Пособничество бывает физическим (материальным) и интеллектуальным.

Физическое пособничество по закону состоит в предоставлении средств или орудий совершения преступления либо в устранении препятствий. Если хищение имущества совершается с использованием автомашины для перевозки похищенного, лицо, перевозящее похищенное, является не исполнителем, а пособником . Чаще всего пособник действует активно. Однако иногда физическое пособничество выражается в бездействии. Это возможно, когда на лицо возлагается специальная правовая обязанность воспрепятствовать совершению преступления. Она должна быть обусловлена законом, подзаконным актом, профессиональными обязанностями, служебной необходимостью (например, охрана вверенного объекта).
———————————
БВС РФ. 2000. N 7. С. 14.

Интеллектуальное пособничество по закону состоит в даче советов, указаний, предоставлении информации, заранее данном обещании скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно в заранее данном обещании приобрести или сбыть такие предметы.

Советы пособника по своей сути всегда отличаются от советов подстрекателя. Если советы подстрекателя направлены на возбуждение у лица решимости совершить преступление, то советы пособника обращены к лицу, которое уже решило совершить преступление, и имеют целью помочь ему лучше (легче, удачнее) совершить преступление и тем самым укрепить его решимость совершить преступление. При пособничестве, выразившемся в заранее данном обещании что-то скрыть, приобрести или сбыть, важен сам факт обещания, а не реальность его выполнения. Выполнение обещания на квалификацию не влияет, но может быть учтено при назначении наказания.

Все названные в законе действия (бездействие) пособника должны находиться в причинной связи с совершенным преступлением. Если советы, указания, орудия оказались невостребованными, нет и пособничества, так как между ними и совершенным преступлением нет причинной связи. В таких случаях лицо подлежит ответственности, если в его поведении усматривается самостоятельный состав преступления (хранит оружие).

Пособник должен осознавать, какое совершается преступление, в котором он исполняет роль соучастника. Он осознает, что своим поведением способствует совершению исполнителем преступления либо устранению препятствий, предвидит возможность или неизбежность наступления в результате совместных действий определенного общественно опасного последствия и желает либо сознательно допускает его наступление, т.е. действует с прямым или косвенным умыслом .
———————————
БВС РФ. 2003. N 7. С. 13; 2008. N 9. С. 29.

Основания уголовной ответственности за подстрекательство к совершению преступлений Текст научной статьи по специальности «Право»

Мирзоян Валентина Георгиевна

аспирант кафедры уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета (e-mail: [email protected])

Основания уголовной ответственности за подстрекательство к совершению преступлений

Аннотация

В работе показаны и прокомментированы взгляды ученых и внесены предложения по совершенствованию уголовного закона. Проблема уголовной ответственности соучастников преступления является одной из важнейших в науке уголовного права и включает в себя широкий круг вопросов.

Annotation

The article presents and comments on the points of view of different scientists and also makes some suggestions on improvement of the criminal law. Problem of criminal liability of the accomplices to the crime was one of the most important in the science of criminal law and includes a wide range of issues.

Key words: instigator, impelling to commit a crime, criminal responsibility for incitement to commit a crime, sentencing.

Ключевые слова: подстрекатель преступления, склонение к преступлению, уголовная ответственность за подстрекательство к совершению преступления, назначение наказания.

Проблема уголовной ответственности соучастников преступления является одной из важнейших в науке уголовного права и включает в себя широкий круг вопросов.

Согласно статье 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершения деяния, содержащего все признаки состава преступления. Проблема состава преступления как единственного основания уголовной ответственности получила широкое распространение в науке уголовного права [1].

Проблема ответственности за подстрекательские действия, как и другие виды соучастия, включает два вопроса: об основании уголовной ответственности подстрекателя и назначении ему наказания. А.П. Козлов считает, что "необходимо говорить о квалификации, когда речь идет о вменении лицу того или иного преступления, и об ответственности при установлении уголовно-правовых последствий данного преступления" [2]. Г.Л. Кригер отмечает, что соучастие само по себе не является составом преступления [3].

Совершенно верным представляется то, что никого нельзя привлечь к ответственности за абстрактное соучастие [4]. Подстрекатель всегда

участвует в конкретном преступлении, которое совершается другим лицом либо другими лицами - в противном случае не было бы и соучастия как такового. Поэтому квалификация действий соучастников определяется квалификацией того преступле-ния, в котором участвует соучастник.

Говоря об основании уголовной ответственности подстрекателя преступления, необходимо говорить об особой форме уголовной ответственности, которая находит свое отражение в том, что подстрекатель и исполнитель объединяют свои усилия и участвуют в совершении одного преступления [5].

Пределами уголовной ответственности являются очерченные характером участия в совершении преступления и осознанием вредных изменений, которые происходят в результате действий подстрекателя [6]. Говоря о пределах уголовной ответственности за подстрекательство, необходимо установить границы которые отличают подстрекательство от посредственного причинения или от иного характера участия в совершении преступления, например, характер действий подстрекателя и организатора, пособника. Следует согласиться с Д.А. Безборо-довым, который считает верной, позицию применять в отношении отдельных видов соучастников конкретную часть ст. 33 УК РФ,

179

отражая тем самым конкретную роль соучастника в совершении преступления [7]. Однако другие авторы придерживаются позиции, которую считают верной при определении ответственности поглощении одного вида соучастника другим.

В настоящее время квалификация подстрекателя определяется ст. 34 УК РФ. На первое место законодатель поставил обязанность правоприменителя определить характер и степень фактического участия каждого из соучастников в совершении преступления (ч. 1 ст. 34 УК РФ). При назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, должны также учитываться характер и степень фактического участия лица в его совершении и, кроме того, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда (ч. 1 ст. 67 УК РФ).

Действия подстрекателя, по общему правилу, установленному в ч. 3 ст. 34 УК РФ, квалифицируются со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК РФ, за исключением случаев, когда подстрекатель одновременно являлся соисполнителем преступления. В последнем случае исполнительство включает в себя подстрекательские действия и квалифицируется только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей наказание за совершенное преступление, без ссылки на ч. 4 ст. 33 УК РФ. Тот факт, что такой исполнитель одновременно являлся и подстрекателем другого соучастника к совершению данного преступления, в соответствии с действующим законодательством, может быть учтен в лучшем случае при назначении наказания в качестве обстоятельства, отягчающего наказания. Однако действующий Уголовный кодекс РФ предусматривает всего два таких случая, и то лишь косвенным образом: 1) когда такое лицо совершило преступление в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) - п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ; 2) если будет установлена его особо активная роль в совершении преступления - п. "г" ч. 1 ст. 63 УК РФ [8].

Далеко не всегда подстрекатель, являясь одновременно исполнителем, совершает преступление в составе группы (любого вида) либо в составе преступного сообщества (преступной организации). Ведь подстрекательство возможно ко всем видам соучастия - не только к исполнительству, но и к пособничеству, организаторству и самому подстрекательству, в то время как сам

подстрекатель определяет себя самого на роль исполнителя. Можно привести пример, когда не были оценены подстрекательские действия Гаджиева, который с июля по август 1999 г., имея намерение совершить убийство супругов Ахмедовых из корыстных побуждений, поставил в известность свою сестру Гаджиеву о совершаемых им действиях по приготовлению к преступлению и склонил ее к пособничеству в убийстве Ахмедовой. Для достижения цели Гаджиев похитил одноствольное охотничье ружье 16-го калибра и патронташ с тремя патронами и спрятал их. 24-25 августа 1999 г. Гаджиев изготовил из ружья обрез и хранил его и патроны дома. Со своей сестрой он разработал план совместных действий, в соответствии с которым взял с собой обрез и два патрона, две пластмассовые бутылки с бензином для уничтожения следов преступления путем поджога трупов и квартиры, две бутылки спиртного с целью заманить Ахмедова в безлюдное место для убийства. Поскольку Гаджиев не знал адреса Ахмедовых, сестра показала ему дорогу. По дороге они сделали приспособление для использования в качестве глушителя к обрезу. Ахмедова дома не было. Гаджиевы поняли, что их первоначальный план об убийстве двух лиц неосуществим, поэтому решили убить Ахмедову. Гаджиев попросил сестру присмотреть за Ахмедовой, находившейся на кухне, а сам забрал обрез из прихожей, зарядил его и вернулся в гостиную. Когда Ахмедова вошла в гостиную, Гаджиева закрыла за ней дверь, а брат выстрелил Ахме-довой в спину, а затем в голову, отчего потерпевшая скончалась на месте. Затем они перенесли труп в спальню. Найденные в квартире деньги и ценности они сложили в сумку. Перед уходом из квартиры Гаджиев облил имущество и труп бензином, поджег и, взяв сумку, вместе с Гаджиевой скрылся.

Верховный суд Республики Дагестан 10 апреля 2000 г. осудил Гаджиева по ч. 1 ст. 30; п. "з" ч. 2 ст. 105; пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105; ч. 1 ст. 226; ч. 1 ст. 222; ч. 2 ст. 167 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ исключил осуждение Гаджиева по п. "ж" ч. 2 ст. 105 как

излишнее [9]. Но в приговоре нигде не были отражены подстрекательские действия Гаджиева, хотя именно благодаря его действиям его сестра была вовлечена в пособничество убийству и осуждена.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что ответственность подстрекателя, основывается на принципах равной уголовной ответственности за соучастие в преступлении, самостоятельной ответственности каждого соучастника и индивидуализации их наказания:

принцип равнoй уголoвной ответствeнности означает, что подстрекатель имеет то же основaние уголовной oтвeтственности, что и испoлнитель;

принцип самостoятельной ответствeнности означает, что подстрекатель несет ответственность только за деяния, совершенное им лично;

принцип индивидуaлизaции наказания означает, что при назначении нakазания за подстрекатeльство суд должен руковoдствоваться как oбщими правилaми назначения наказания, указанными в ст. 60 УК РФ, так и спeциальными требoваниями ст. 34 УК РФ.

Некоторое внимание следует уделить вопросу о назначении наказания за подстрекательство. Учеными выделялись три варианта наказуемости подстрекателя преступления: 1. подстрекатель наказывается наравне с исполнителем преступления; 2. подстрекателю назначается наказание меньше, чем исполнителю преступления; 3. назначения наказания подстрекателю более тяжкого, чем исполнителю.

В теории уголовного права практически в любой литературе содержатся утверждения, что организатор однозначно должен наказываться строже, чем остальные соучастники, в том числе и исполнитель; пособник должен наказываться менее строго по сравнению со всеми остальными соучастниками. Что же касается подстрекателя, то по вопросу его ответственности мнения в литературе встречаются различные.

Современные авторы почти все единодушно считают, что наказываться строже вcех соучастников преступления должны организатор и исполнитель. Так, например, М.И. Ковалев считает, что "из всех соучастников можно выделить организатора, степень участия которого в преступлении логически всегда является наивысшей" [10]. А.В. Ушаков пишет: "В плане сравнительного анализа характера действий, выполняемых названными фигурами соучастников, наибольшую опасность, как правило, представляют действия организаторов и исполнителей преступления" [11]. Г. Л. Кригер утверждает, что "теория уголовного права и судебная практика, конкретизируя общее положение о наказании соучастников, признают, что наибольший вред в совершении преступления причиняют его исполнитель и организатор и потому в отношении их должно применять, как правило, более строгое наказание, конечно же, с учетом характера и степени проявления преступной функциональной роли" [12].

На наш взгляд, общественная опасность подстрекательства необоснованно принижается.

УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Подстрекательство к совершению преступления представляется более опасным, т.к.порождает, формирует преступника. Целесообразным представляется воплотить в жизнь пожелание Н.С. Тимашева, который предлагал предусмотреть в уголовном законодательстве ответственность за соучастие так же, как предусмотрена ответственность за неоконченное преступление [13]. Тем более, что нет необходимости вводить в УК РФ новую статью.

По нашему мнению, является целесообразным, изложить статью 67 УК РФ в следующей редакции:

"Статья 67. Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии

1. При назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия каждого из соучастников преступления, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного им вреда.

2. Срок и размер наказания организатора и подстрекателя не может быть менее половины максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного в санкции статьи Особенной части настоящего кодекса, за совершенное им деяние.

3. Срок и размер наказания пособника не может быть менее одной третей части максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного в санкции статьи Особенной части настоящего кодекса за совершенное им деяние, а при наличии обстоятельств, предусмотренных в статье 64 настоящего Кодекса, может быть назначено более мягкое наказа-ние.

4. Соучастнику преступления при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных в ст. 64 настоящего Кодекса, может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотренное за данное преступление санкцией статьи Особенной части настоящего кодекса

5. Смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику".

1.Карпушин М.П., Курлянский В.

181

3. Курс российского уголовного права. Общая часть /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М, 2001. С. 382.

4.Там же.

5.Безбородов Д. А. Подстрекательство к совершению преступления. Тюмень, 2000. С. 97.

6.Там же. С. 97.

7.Тамже. С. 98. (См.: Трайнин А.Н. Учение о соучастии. М., 1941. С. 66: Прохоров В.С. Соучастие в преступлении. Дис ... канд. юрид. наук. С. 27; Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург, 1999. С. 58).

8.Абакаров З.А.Указ. соч. С. 148.

9.Бюллютень Верховного Суда РФ. 2002. № 2. С.16.

10.Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов /Отв.ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незна-мова. М., 1999. С. 258.

11.Уголовное право России. Общая часть: Учебник/Отв.ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1996. С. 279.

12.Курс российского уголовного права. Общая часть /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2001. С. 384.

13.Абакаров З.А. Указ. соч. С. 150. (См.: Тимашев Н. С. Юридическая природа уголовной ответственности соучастников. Петроград, 1915. С. 119-122).

182

Утверждено обвинение трем фигурантам дела о гибели волгоградца из-за ссоры в чате

Прокуратура Волгоградской области утвердила обвинительное заключение по уголовному делу о гибели 41-летнего Романа Гребенюка, который был избит после конфликта между родителями школьников в чате. Как сообщает пресс-служба надзорного органа, в совершении преступления обвиняются 31-летний Арсен Мелконян, его 33-летняя сестра Ануш Мелконян и ее муж 32-летний Арман Смбатян.

Согласно обвинительному заключению, Арсен Мелконян обвиняется в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору из хулиганских побуждений, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), и угрозе убийством (ч. 1 ст. 119 УК РФ). Его сестре Ануш Мелконян инкриминируется подстрекательство и пособничество в покушении на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 4, ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «д» ч. 2 ст. 111 УК РФ) и подстрекательство к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенному группой лиц по предварительному сговору из хулиганских побуждений (ч. 4 ст. 33, п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ). Мужа госпожи Мелконян Армена Смбатяна обвиняют в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном группой лиц по предварительному сговору, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего ( ч. 4 ст. 111 УК РФ), и покушении на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное из хулиганских побуждений (ч. 3 ст. 30, п. «д» ч. 2 ст. 111 УК РФ).

По версии следствия, 23 октября между Ануш Мелконян и Романом Гребенюком, дочери которых учатся в одном классе, произошла ссора из-за переписки в родительском чате. Тогда госпожа Мелконян сообщила об этом мужу, который позвонил господину Гребенюку и стал требовать встречи. В отделении банка, где они договорились встретиться, брат Ануш Мелконян Арсен несколько раз ударил Романа Гребенюка по голове. Тот получил открытую черепно-мозговую травму и через неделю скончался в больнице.

«Кроме того, в рамках расследования уголовного дела установлена причастность 31-летнего волгоградца к инциденту с соседкой, которой он ранее угрожал убийством»,— отметили в прокуратуре.

Вину в инкриминируемых деяниях супруги не признали, брат обвиняемой признал частично.

Подробнее о деле читайте в публикации “Ъ” «Из чата под арест».

Сергей Петунин, Саратов


Ст. 33 УК РФ. Виды соучастников преступления

1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.

3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.


1. В зависимости от характера выполняемых действий соучастники подразделяются на исполнителя, организатора, подстрекателя и пособника.

2. В ч. 2 комментируемой статьи названы все разновидности исполнителей. Лицо, непосредственно совершившее преступление, является исполнителем, полностью выполняющим объективную сторону преступления (убило жертву выстрелом из пистолета). Здесь исполнитель один осуществляет внешнюю сторону преступления.

Непосредственное совершение преступления совместно с другими лицами (соисполнителями) называется соисполнительством.

Соисполнителями будут лица, совершившие все действия, образующие объективную сторону преступления. При краже оба проникают в квартиру, собирают ценное имущество и уходят с похищенным. Преступление совершается соисполнителями и тогда, когда один из них выполняет одну часть деяний, а второй - другую (соисполнителем похищения человека будет как лицо, которое схватило потерпевшего и втолкнуло его в автомашину к сообщнику, так и сообщник, увезший похищенного в тайное место).

Соисполнителя нет, если лицо, участвующее в совершении преступления, только содействует, помогает другим лицам реализовать совместный умысел, непосредственно не выполняя действий, входящих в объективную сторону преступления .

--------------------------------

БВС РФ. 2002. N 1. С. 21.

Посредственным исполнителем (посредственным причинителем) признается лицо, которое само не совершало преступления, но использовало для его совершения другое лицо, не подлежащее уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК. Например, двое взрослых, привлекших к краже малолетнего, который завладевает чужой вещью, являются посредственными соисполнителями кражи.

Посредственные исполнители могут использовать (кроме малолетних и невменяемых) также лицо, невиновно осуществляющее общественно опасное деяние либо действующее по неосторожности.

Исполнитель (соисполнитель) должен обладать всеми признаками субъекта преступления: достичь возраста, с которого наступает уголовная ответственность, быть вменяемым. Когда в статьях Особенной части УК содержится указание на дополнительные признаки, исполнитель должен быть специальным субъектом. Так, исполнителем незаконного освобождения от уголовной ответственности (ст. 300 УК) может быть прокурор, следователь или лицо, производящее дознание.

Во всех преступлениях, совершаемых в соучастии, должен быть исполнитель, поскольку он реализует умысел соучастников, ответственность которых связана с поведением исполнителя.

С субъективной стороны исполнитель преступления может действовать как с прямым, так и с косвенным умыслом.

3. Организатор - самая опасная из соучастников фигура, хотя нередко он не принимает непосредственного участия в совершении преступления. Опасность этой фигуры состоит в том, что организатор направляет волю организованных им лиц, вдохновляет их на совершение преступления, распределяет между ними роли, определяет последовательность реализации преступления.

В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи можно выделить четыре вида организаторов.

К первому виду относится лицо, организовавшее совершение преступления. Этот вид организаторской деятельности может состоять в подборе соучастников, в распределении между лицами их функций, в составлении плана действий и т.п. Отличительной его чертой является то, что он выступает "идейным вдохновителем" преступления.

Ко второму виду - лицо, руководившее совершением преступления. Оба вида организатора могут быть в одном лице. Но возможно появление фигуры организатора непосредственно во время совершения преступления. Обычно в такой ситуации лицо в процессе совершения преступления берет на себя руководство. Оно определяет, какие конкретно действия должен выполнять каждый соучастник, стоит ли использовать орудия преступления, как и когда скрыться, какие меры следует применить к жертве преступления и др. Осуществляя руководство совершением преступления, организатор чаще всего одновременно действует и как исполнитель (соисполнитель) преступления. Действия организатора в подобных случаях квалифицируются только по соответствующей статье Особенной части УК без ссылки на ч. 3 ст. 33.

Третий и четвертый виды организаторов связаны с их ролью в организованной группе или преступном сообществе (преступной организации).

Создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) проявляется не только в действиях, связанных с подбором соучастников, распределением между ними обязанностей, но и в создании особых устойчивых связей, отношений жесткой подчиненности, соблюдения установленной дисциплины. Создание организованной группы и особенно преступной организации часто сопровождается подкупом государственных и муниципальных чиновников, выходом на связь с другими территориальными преступными группировками и др.

Руководство организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) может сочетаться и с самим созданием названных преступных группировок, но может означать и преступную деятельность лица, которое только руководит уже действующей организованной группой или преступной организацией.

Данное руководство может состоять в единоличном управлении всеми соучастниками, определении политики преступного сообщества, установлении времени проведения преступлений и др. В преступном сообществе его руководитель чаще управляет своей структурой через своих прямых помощников. При любой форме руководства организованной группой или преступным сообществом организатор знает, что руководит сообщниками, готовыми к выполнению его преступных заданий.

Организаторская деятельность проявляется в активном поведении, совершаемом с прямым умыслом.

4. В части 4 ст. 33 говорится о подстрекателе, которым признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. При определении подстрекателя использована казуально-абстрактная формулировка. После конкретных видов подстрекательства дано общее определение, что дает основания признать подстрекательством практически любую деятельность. Главное условие при этом, чтобы лицо склонило другое к совершению преступления. Подстрекатель, воздействуя на сознание и волю исполнителя, формирует у него намерение совершить преступление. В этом заключается общественная опасность подстрекателя. Без него, возможно, и не появился бы исполнитель.

Уговор означает неоднократные просьбы совершить преступление. При подкупе подстрекатель обещает материальную выгоду для исполнителя, а может сразу передать ему ценности, вызывая в нем решение согласиться с предложением. Под угрозой следует понимать любые высказывания и действия подстрекателя, связанные с ухудшением положения исполнителя. Угроза может быть связана с возможностью применения физического насилия к исполнителю или другим лицам, небезразличным для него. Иногда угроза носит характер шантажа. Подстрекатель может угрожать уничтожением или повреждением имущества, увольнением с работы, понижением в должности и т.п.

Способом подстрекательства является физическое насилие. Обязательное условие для признания такого насилия подстрекательством состоит в наличии у исполнителя выбора варианта поведения.

При обмане как способе подстрекательства не должны быть искажены признаки состава преступления, на совершение которого таким путем подстрекают лицо. Подстрекатель, стремясь добиться согласия исполнителя совершить кражу, обманывает последнего, заявляя, что дом, где предполагается совершить кражу, находится в уединенном месте, в нем никого не будет. В этом примере обман касается условий безопасности совершения кражи и не искажает сути преступления. Подстрекательство может выразиться в совете совершить определенное преступление.

Во всех способах подстрекательства необходимо, чтобы у исполнителя оставался выбор. Принять решение об участии в преступлении исполнитель должен по своей воле.

Подстрекательство является состоявшимся, когда исполнитель не только согласился совершить преступление, но и приступил к его реализации хотя бы на стадии приготовления. Простое согласие исполнителя совершить преступление без выполнения других действий, подкрепляющих его согласие, не образует подстрекательства.

Подстрекатель отличается от организатора тем, что он ничего не планирует, не координирует поведения других соучастников. Отличается подстрекатель и от исполнителя: он не выполняет объективной стороны преступления.

Характер взаимодействия соучастников характеризуется большим разнообразием. Возможно сочетание в одном лице функций подстрекателя и соисполнителя. Тогда в описательно-мотивировочной части приговора необходимо указать обе функции лица, но привлекать его к ответственности нужно только по статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК (ч. 3 ст. 34 УК).

Подстрекательство всегда конкретно и индивидуально. Нельзя говорить о подстрекательстве вообще. Подстрекательство к преступлению имеет место, когда оно проявляется конкретным способом в отношении конкретного лица или лиц.

Подстрекательство необходимо отграничивать от преступлений, в которых идет речь об общих призывах, например от деяний, предусмотренных ст. ст. 280 или 354 УК. В этих статьях говорится не о подстрекательстве, а о самостоятельном преступлении. Согласно нормам об этих деяниях призывы обращены к неопределенному кругу лиц.

Нормы Особенной части УК об общих призывах к совершению каких-либо действий следует отличать от специальных случаев подстрекательства. К последним можно отнести, например, ст. 150 УК, в которой говорится о подстрекательстве не любого лица, а только несовершеннолетнего, т.е. статьей предусмотрена специальная норма о подстрекательстве. Когда взрослый подстрекает 13-летнего к совершению преступления, привлекать этого взрослого необходимо по ст. 150 УК без ссылки на ст. 33 УК.

Склонение кого-либо к совершению преступления предполагает активное поведение. Подстрекательство путем бездействия невозможно.

С субъективной стороны подстрекатель действует с прямым умыслом . Существует мнение о возможности подстрекательства с косвенным умыслом . Судебная практика не отличается единством в этом вопросе, однако чаще всего признает совершение подстрекательства с прямым умыслом.

--------------------------------

См.: Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.Н. Незнамовой (автор главы - М.И. Ковалев). С. 244 - 245.

См.: Уголовное право. Общая часть. Т. 1 / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. С. 246; Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 1. Преступление / Под ред. А.И. Коробеева (автор главы - Л.И. Романова). Владивосток, 1999. С. 508.

5. В ч. 5 комментируемой статьи перечислены все способы содействия пособника исполнителю преступления. В литературе принято их делить на физическое и интеллектуальное пособничество. Пособник не участвует в непосредственном совершении преступления, а помогает исполнителю реализовать умысел соучастников, предоставляя ему необходимые орудия или средства преступления, информацию, устраняя препятствия на его пути, обеспечивая сокрытие преступления и др.

Физическое пособничество проявляется в действии и бездействии. Активное поведение пособника может состоять, например, в передаче исполнителю ключа в целях незаконного проникновения в помещение. Бездействие может заключаться в устранении препятствий (сотрудник охраны по договоренности с исполнителями оставляет незапертым охраняемое здание). При бездействии пособник не выполняет лежащих на нем обязанностей.

Физическое пособничество отличается от поведения исполнителя тем, что оно не связано с осуществлением действия (акта бездействия), образующим объективную сторону состава преступления .

--------------------------------

БВС РФ. 2000. N 9. С. 16.

Интеллектуальное пособничество заключается в даче советов, указаний, предоставлении информации. Совет - это предложение рекомендательного характера по осуществлению преступления. К указанию относится наставление пособника по выполнению деяния. Совет и указание пособника могут относиться к любым обстоятельствам совершения преступления. Главное состоит в том, чтобы благодаря им исполнитель смог реализовать задуманное либо ему значительно облегчалось совершение преступления.

Под информацией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. Информация может касаться количества и видов ценного имущества, его месторасположения, сведений о личной жизни, счетах в банках, наличии ценных бумаг, места работы, должности и т.п.

Для установления пособничества необходимо, чтобы исполнитель воспользовался данным советом, указанием, информацией. В противном случае соучастия не будет, т.к. отсутствует признак совместности деятельности соучастников. Совет исполнителю может давать как пособник, так и подстрекатель. Их отличие в этом случае заключается в том, что пособник дает советы лицу, уже имеющему намерение совершить преступление.

К интеллектуальному пособничеству относятся заранее данное обещание скрыть преступника, средства или орудия, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно заранее данное обещание приобрести или сбыть такие предметы. Обещание помочь исполнителю укрепляет его решимость совершить преступление или довести его до конца. Не имеет значения, по чьей инициативе дается такое обещание - по собственной либо с подачи других лиц. Необходимо только, чтобы оно было дано заранее. Таким является обещание, сделанное как до начала выполнения объективной стороны преступления, так и во время ее осуществления, но обязательно до окончания преступления.

Сохраняет свое значение п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31.07.1962 N 11 "О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества", в котором говорится, что "укрывательство преступления, а также приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, могут быть признаны соучастием, если эти действия были обещаны исполнителю до или во время совершения преступления, либо по другим причинам (например, в силу систематического их совершения) давали основание исполнителю преступления рассчитывать на подобное содействие".

Заранее данное обещание относится к интеллектуальному пособничеству, поэтому не имеет значения дальнейшее поведение пособника. Пособничество будет иметь место и в том случае, когда пособник впоследствии не выполнил данного заранее обещания скрыть преступника, следы преступления, похищенное имущество и т.п.

От заранее данного обещания как формы пособничества следует отграничивать заранее не обещанное укрывательство, которое не является соучастием. Ответственность за него установлена как за самостоятельное преступление в случае укрывательства особо тяжких преступлений (ст. 316 УК).

Нередко пособник выполняет и функции подстрекателя, а иногда - организатора в одном и том же преступлении. В теории уголовного права и судебной практике нет единства мнений о квалификации действий в таких случаях. Так, лицо было привлечено к уголовной ответственности с указанием его роли соучастника одновременно и как подстрекателя, и как пособника . В других случаях суды не признавали необходимым указывать все роли соучастника .

--------------------------------

БВС РФ. 1993. N 11. С. 9.

БВС РФ. 2001. N 12. С. 12, 13.

Из всех соучастников пособник является наименее опасной фигурой, что должно учитываться при назначении ему наказания.

С субъективной стороны пособник осуществляет свою деятельность с прямым или косвенным умыслом. Мотивы и цели пособника могут и не совпадать с мотивами и целями других соучастников.

PDS RUSSIA RELIGION NEWS Январь 2019

PDS RUSSIA RELIGION NEWS Январь 2019

Атеист одним из первых получил пользу от Путина. вмешательство в устройство экстремизма

БАРНАУЛЬСКИЙ СУД ЗАКОНЧИЛ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО ПО ДАНИИЛУ МАРКИН

СОВА Центр для новостей и анализа, 21 января 2019 г.

21 января 2019 г., Железнодорожный суд Барнаула прекращено возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ. Код против студент Даниил Маркин."Дело было закрыто в связи с в декриминализация статьи. Выплата любой компенсации или штрафы ответчик в данном случае не предусмотрен. Это не основание для реабилитации, хотя мы не собираемся обжаловать это решение "Маркина объяснил адвокат.

Маркину предъявлено обвинение в унижении человеческого достоинства. христиан за случаи публикации атеистических мемов, общедоступных в его личный странице ВКонтакте, с декабря 2013 года по январь 2017 года.Дело стало известно в летом 2018 года, когда оно уже было подано в суд. После знакомство сами с десятью изображениями одиннадцати исследованных экспертами в контекст расследования, мы пришли к выводу, что они не содержать любой агрессивные призывы к христианам, и мы пришли к выводу, что судебное преследование Маркин был незаконным.

С нашей точки зрения, унижая достоинство группы лица, включенные в статью 282 УК, должны, как правило, декриминализован как действие, не представляющее существенного общественного Опасность, хотя поправки, внесенные в статью о инициатива Президент не предусматривал таких изменений.(tr. by PDS, опубликовано 21 Январь 2019)

СУД ЗАКЛЮЧАЕТ ДЕЛО ПРОТИВ СТУДЕНТА БАРНАУЛА ЗАРЯЖЕННЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ

от Оксаны Павловой

Коммерсантъ, 21 января 2019

В Железнодорожном суде Барнаула возбуждено дело против студент Даниил Маркин, которого обвиняют в возбуждении ненависти или вражды (часть 1 ст. 282 УК РФ) в связи с публикацией мемов на Социальное сетей, было прекращено."Дело было закрыто в связи с декриминализация статьи. Выплата любой компенсации или штрафы Ответчик в этом деле не предвидится. Это не основание для реабилитация хотя мы не собираемся обжаловать это решение. Перед выпуском такой приказ суд попросил нашего согласия. Договорились "Даниил Маркин" адвокат, Об этом "Ъ" сообщил Андрей Еременко.

Сам Даниил Маркин написал на своей странице в социальная сеть: «Приехала экспертиза, ненависти к верующим не было. обнаруженный! я еще год не хватило сил осудить в суде." Мистер. Еременко сообщил, что уголовное дело в отношении Даниила Маркина продолжается. с мая 2017 года. «Это включает расследование и судебное разбирательство», - сказал он. уточненный для Ъ.

Даниилу Маркину изначально было предъявлено обвинение по ч. 1 статьи 148 УК РФ (оскорбление чувств верующие) и часть 1 статьи 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды). Однако как Андрей Еременко сказал: «В суде обвинение по статье 148 было оперативно предъявлено. сложенный в статья 282.«На своей странице в социальной сети Даниил Маркинг. ранее сообщил, что «из тысячи сохраненных» мемов правоохранители обнаружил на своей странице «10 предметов религиозной тематики. Грубо Говорящий. Джон Сноу [Игра престолов - тр.] Живет, действительно живет. Тупой мемы. "(Тр. PDS, опубликовано 21 января 2019 г.)


Справочная статья:


Пересмотренный Закон смягчает наказание за экстремистские публикации
28 декабря 2018
Россия Религия Новости Текущие новости

Отказ от ответственности редакции: RRN делает не намерены подтверждать достоверность информации представлены в статьях.RRN просто намеревается сертифицировать точность английского перевода содержания статьи по мере их появления в средствах массовой информации стран бывший СССР.

Если материал указан, пожалуйста, укажите публикация, из которой оно пришло. Не обязательно указывать эта веб-страница. Если материал передается в электронном виде, пожалуйста, включить ссылку на URL, http://www.stetson.edu/~psteeves/relnews/.

PDS RUSSIA RELIGION NEWS Январь 2020

PDS RUSSIA RELIGION NEWS Январь 2020

Три больше Иеговы Свидетели осуждены

КАРПИНСК СУДЕБНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИГОВОРЫ ТРЕМЯ СВИДЕТЕЛЯМ ИЕГОВЫ

- пользователем Яромир Романов

Znak.com, 27 января 2020

Это утро Карпинский районный суд Свердловской области признал троих Свидетели Иеговы (организация считается экстремистской и запрещена в РФ), Александр Пряников, Венера Дулова и ее дочь Дарья Дулова, виновны преступления указанного в части 2 статьи 282.2 УК РФ ("Участие в деятельность религиозной организации, запрещенная судом из-за экстремистской деятельности »). Об этом Znak.com сообщили корт консультант Галина Пичужкина. Пряников был приговорен к условная тюрьма срок 2,6 года с испытательным сроком два года. Венера Дулова была учитывая приостановленный тюремное заключение сроком на 2 года с испытательным сроком два года. Ее дочь Дарья была приговорен к одному году лишения свободы условно и одному году испытательный срок.«Если они нарушают ограничения, установленные для испытательный срок, их могут посадить в настоящую тюрьму », - пояснила Пичужкина.

государственное обвинение настаивал на более суровом наказании. Во время дебатов спросили в течение 3 лет приостановлены сроки для Александра Пряникова и Венеры Дуловой. Они попросил наказать Дарьи с двухлетним условным сроком.

Александр Пряников сказал Знак.com, что теперь они ждут приказа и копию стенограмма судебных заседаний. После этого они намерены апеллировать решение.

Как было заявлено в материалы дела, мужчина, мать и дочь проповедовал свою доктрину среди жителей города пропагандируются «идеи превосходства некоторых группы людей по сравнению с другими "и" разжигали религиозную рознь." Следствие считает, что обвиняемые распространили информация и печатные материалы в городе и воспроизводили видео и аудио материалы о Свидетели Иеговы "в надежде оказать психологическое влияние на общество с целью продвижения идей превосходства некоторых групп людей более другие, разжигающие религиозную рознь и пропагандирующие исключительность ».

уголовное дело было предъявлены им после того, как они посетили дом оперативного Офицер ОП №32, которые обратились в полицию после визита.

Последняя год, Обвиняемые Свидетели Иеговы рассказали Znak.com, как они провел большой часть их времени в религиозной деятельности. Согласно с Александра Пряникова по оценке, в Карпинске и Волчанске Свидетели Иеговы всего около 40 человек. И хотя организация опасается, что рано или поздно позже они все могут оказываются на скамье подсудимых, прекращать никто не собирается деятельность.Собеседники Znak.com уверяют, что в Карпинске Иеговы Свидетели хорошая репутация и обвиняемые не заметили изменения в отношение к их в связи с возбуждением уголовного дела либо среди родственников, либо среди знакомых. (Тр. по ПДС, опубликовано 28 Январь 2020)

ЧЕЛОВЕК И ДВЕ ЖЕНЩИНЫ Осуждены ЗА ВЕРУ ПО УГОЛОВНОМУ СТАТЬЮ В КАРПИНСКЕ

Иеговы Свидетели в России, 27 января 2020

27 Январь 2020, Судья Светлана Габбасова Карпинского городского суда г. Свердловская область объявил приговор трем мирным гражданам по ч. 2 статья 282.2 УК РФ. Все они получили условные сроки от один к 2,5 лет с испытательным сроком и дополнительными ограничениями.

Александр Пряников получил самый суровый приговор - 2,5 года условно, 2,5 года. лет испытательный срок. Венере Дуловой дали два года дисквалификации и два года. лет испытательный срок. Дарья Дулова получила дисквалификацию на год с годом испытательный срок.

В кроме того, все троим запрещено посещать места скопления людей и переехать из их резиденции. Когда они меняют место работы, они должны информировать надзорный офисы. Они должны явиться в полицию два раза в месяц. На нарушение условия испытательного срока, их наказание может быть изменено на реальное тюремное время.

верующие намерены обжаловать незаконный приговор на основании вероисповедания.Религия Свидетели Иеговы не запрещены в России.

Пряников и Дулова являются последними жертвами правоохранительных органов, которые интерпретировать обычные исповедание религии как участие в экстремистской деятельности или его планирование. Дело против верующих находится под следствием с 30 июля 2018 г., хотя Александра и Венеру арестовали впервые для распространения (незапрещенная) религиозная литература еще в апреле 2016 года.В в то время они были без доказательств обвинены в краже.

Два годы спустя они также без доказательств предъявлены обвинения в экстремизме. Дело включает в себя религиоведческая экспертиза записок и телефонных разговоров разговоры Александра и Венеры, которые установили два факта: они разговаривали о религии и их религия имеет дело с Богом Иеговой. Это все «преступление», расследование которого заняло полтора года.Девятнадцатилетний Дарья Дулова - самый молодой подозреваемый в делах против Иеговы. Свидетели в Россия.

После предложения в Карпинске количество несправедливых приговоров за веру в Иегова в России достиг 37. (тр. PDS, опубликовано 28 января 2020 г.)


Россия Религия Новости Текущие новости

Отказ от ответственности редакции: RRN делает не намерены подтверждать достоверность информации представлены в статьях.RRN просто намеревается сертифицировать точность английского перевода содержания статьи по мере их появления в средствах массовой информации стран бывший СССР.

Если материал указан, пожалуйста, укажите публикация, из которой оно пришло. Не обязательно указывать эта веб-страница. Если материал передается в электронном виде, пожалуйста, включить ссылку на URL, http://www.stetson.edu/~psteeves/relnews/.

Интервенционное радиочастотное лечение симпатической нервной системы: обзорная статья

Релевантная анатомия

Применение радиочастотного лечения в клинической практике, как и при любой нейролитической процедуре, требует детального понимания анатомии объекта и окружающей его анатомии, чтобы гарантировать эффективность и избежать серьезных осложнений [ 8, 10,11,12]. SNS содержит преганглионарные входы, берущие начало в боковом роге спинного мозга с уровней T1 – L2 позвонков.Эти входные синапсы с телами постганглионарных клеток являются либо паравертебральными (симпатическая цепь вдоль позвоночного столба), либо превертебральными (вдоль брюшной аорты и вентральных ветвей). Постганглионарные волокна затем распространяются диффузно по телу к целевым участкам.

Клиновидно-небный ганглий получает симпатические входы от постганглионарных волокон с шейного уровня [11] и содержит входные сигналы от парасимпатических, сенсорных и секретомоторных волокон [7]. Он расположен глубоко внутри крыловидной ямки у отверстия крыловидного канала кзади от гайморовой пазухи [7].Считается, что блокирование симпатической активности в этом участке играет важную роль в терапевтической практике [7], но важно учитывать разнообразие волокон в этом ганглии, которые также могут вносить свой вклад.

Паравертебральные ганглии охватывают длину позвоночника и пересекаются в боковых сторонах, пока не срастутся в придатке ганглия. Превертебральные ганглии образуются, когда преганглионарные волокна проходят через паравертебральные ганглии без синапсов. Шейных ганглиев три.Самый нижний - это нижний шейный узел или звездчатый узел. Звездчатые ганглии обычно образуются путем слияния ганглиев на уровнях C7 и T1 [12, 23], но могут включать слияние ганглиев до уровня T4 [23]. Он расположен кпереди от поперечных отростков, переднемедиальнее позвоночной артерии и медиальнее общей сонной артерии и яремной вены [12].

За исключением T1, грудные ганглии лежат в заднебоковой части позвоночного столба с переднебоковой полостью плевры [24].Преганглионарные волокна могут синапсировать в симпатической цепи, чтобы постганглионарные волокна перемещались по спинномозговым нервам или к сердечному сплетению [23]. Альтернативно, в области T5 – T12 преганглионарные волокна могут проходить через паравертебральные ганглии и давать начало трем грудным внутренним нервам. Большой внутренностный нерв берет начало от уровней Т5 или Т6 до Т9 или Т10, меньший внутренностный нерв берет начало от уровней Т9 и Т10 или Т10 и Т11, а наименьший внутренностный нерв берет начало от уровней Т11 и Т12 [23, 25].Затем грудные чревные нервы синапсируют в чревном сплетении, что помогает передавать ноцицептивные сигналы от внутренних органов брюшной полости [23, 25]. Чревное сплетение - это превертебральные ганглии, которые окружают чревную и верхнюю брыжеечные артерии в месте ответвления от брюшной аорты [23, 25]. Эта область находится в забрюшинном пространстве и окружена брюшной аортой непосредственно кзади, нижней полой веной справа и поджелудочной железой непосредственно кпереди [25].

Паравертебральные поясничные симпатические ганглии могут различаться по количеству и расположению [23].Однако, как правило, эти ганглии расположены переднебоковой по отношению к поясничным позвонкам с переднебоковой частью брюшной полости, передней брюшной аортой и нижней полой веной, а также соматическими нервами в непосредственной близости [10]. Преганглионарные волокна в поясничной области могут синапсировать в симпатической цепи, чтобы постганглионарные волокна перемещались по спинномозговым нервам. Альтернативно, преганглионарные волокна могут перемещаться к поясничным внутренним нервам, предназначенным для брюшной аорты, нижнего брыжеечного и гипогастрального сплетений [23].

Непар ганглиев формируется путем слияния правой и левой симпатических цепей, получающих сигналы от поясничных и крестцовых симпатических и парасимпатических волокон [23, 26]. Он расположен кпереди от крестцово-копчикового перехода и кзади от прямой кишки и помогает обеспечить иннервацию внутренних органов таза и гениталий [26].

Хронические состояния SMP

CRPS

CRPS - это состояние, которое в основном характеризуется постоянной региональной болью (спонтанной или вызванной), часто сопровождающейся аллодинией и гипералгезией.Он также может проявляться множеством других симптомов, включая вегетативные нарушения (отек, изменение температуры кожи, потоотделение или изменение цвета кожи), двигательные нарушения или трофические изменения (изменения волос, кожи или ногтей). Это может произойти после поражения, травмы или другого побуждающего события. Боль также не совпадает со степенью или временем события. Есть два типа CRPS. КРБС типа 1 (рефлекторная симпатическая дистрофия) возникает при отсутствии повреждения нерва, а КРБС типа 2 (каузалгия) включает повреждение периферических нервов [2, 17].Междисциплинарное сотрудничество, включая обезболивание, физиотерапию / трудотерапию и психологическую терапию, имеет важное значение в лечении КРБС [2, 17]. Обезболивание особенно важно для обеспечения переносимости физиотерапии [2, 17]. Лечение первой линии включает комбинацию тщательно продуманных фармакологических средств, включая нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), противосудорожные препараты (габапентин, прегабалин и карбамазепин), стероиды, опиоиды и другие [2, 17]. Терапия второй линии включает интервенционные процедуры [2, 17].Блокада симпатического ганглия может быть эффективным средством диагностики и лечения [2, 17]. Дополнительные интервенционные процедуры, такие как стимуляция спинного мозга (SCS), интратекальная доставка лекарств, симпатолитические процедуры и PRF, могут быть полезны, если боль остается рефрактерной [2, 17].

Исследования, изучающие эффективность RF-лечения при КРБС, были нацелены на поясничные симпатические ганглии на уровнях L2, L3 и L4 позвонков для КРБС нижних конечностей [28,29,30,31] и либо на грудных симпатических ганглиях на уровне T2 и T3 позвонков. уровни звездчатого ганглия для КРБС верхних конечностей [32,33,34,35,36].Более ранние исследования, включенные в этот обзор, изучали использование CRF при CRPS, который недавно перешел на PRF. Кроме того, в основном основное внимание уделялось CRPS I. Однако Rana et al. успешно применили PRF к звездчатым ганглиям у пациента с CRPS II [32].

Доказательства эффективности ХПН и химического невролиза для лечения КРБС нижних конечностей неясны. Хотя Haynsworth et al. сообщили о значительном превосходстве симпатической блокады над химическим невролизом через 8 недель после процедуры (89% vs.12% с CRF) [28], Manjunath et al. сообщили об аналогичных успехах в уменьшении боли при использовании обоих вариантов через 4 недели после процедуры [29]. Существует мало доказательств применения PRF при КРБС нижних конечностей. В одном клиническом случае было показано уменьшение уровня боли, отека и изменения цвета кожи через 4 месяца [30]. Одна серия случаев, включающая повторные процедуры у трех пациентов, показала снижение числовой шкалы оценки боли (NRS) более чем на 50% в 91,7%, 83,3% и 21% процедур через 3, 6 и 12 месяцев соответственно [31].

Исследования с использованием CRF для CRPS верхних конечностей показали перспективу более длительного обезболивания по сравнению с PRF, где эффекты были временными. Кастлер и др. сообщили о более высокой скорости> 50% снижения визуальной аналоговой шкалы боли (ВАШ) через 2 года у пациентов, получавших CRF как на уровне C7, так и на уровне T1, по сравнению с анестезиологическим блоком (67,6% против 21,2%) [33]. Следует отметить, что уровень C7 звездчатого ганглия не был доступен у 4/34 пациентов, что может указывать на плохую пригодность этой процедуры у небольшой части пациентов [33].В согласии с этим, Geurts et al. сообщили, что 78% пациентов, получавших CRF на уровне C7, не испытывали боли через 6-8 недель после процедуры, а 59% не болели в среднем через 13,2 месяца после процедуры [34]. В исследованиях, в которых применялась PRF как для уровней C6, так и для C7 [35] и только для уровня C7 [36], сообщалось об аналогичных временных анальгетических эффектах с пониженными показателями NRS через 31,41 ± 26,07 дней [35] и 34,90 ± 27,18 дней [36], соответственно. Однако продолжительность этого обезболивающего эффекта увеличилась почти вдвое (85,71 ± 40.35 дней) при применении на уровнях Т2 и Т3 [36]. Более того, признаки симпатической блокады наблюдались в 100% процедур, выполненных на уровне Т2 и Т3, по сравнению с 40% на уровне С7 [36]. В целом, у пациентов с КРБС химический невролиз имел такой же или больший успех по сравнению с ХПН, а ХПН давал более длительное облегчение, чем анестезиологический блок. Данные об использовании PRF при CRPS были ограничены, и эффекты казались временными.

Боль в области промежности

В области промежности существуют множественные болевые синдромы, включая кокцидинию, вульводинию, боль в промежности, боль в прямой кишке и другие [6].Из этих болевых синдромов кокцидиния была наиболее изучена как кандидат на лечение RF. Кокцидиния - это боль, которая хорошо локализуется в копчике или копчике чуть выше ануса, как правило, при отсутствии боли в пояснице или радиации. Это может быть результатом травмы (падения, роды, недавняя операция и т. Д.) Или повторяющихся микротравм из-за положения тела, или может развиться идиопатическим путем. Лечение первой линии включает изменение положения сидя, прием обезболивающих, таких как НПВП, и / или физиотерапию, включающую интраректальные манипуляции с копчиком [14, 15].Интервенционные процедуры, такие как инъекции местного анестетика или кортикостероидов, радиочастотное лечение непорочного ганглия, стимулирующая терапия и кокцигэктомия, были исследованы как возможные методы лечения в качестве альтернативных решений при рефрактерной боли [14, 15]. При других болевых синдромах в области промежности применяется аналогичный режим лечения с применением обычных обезболивающих, местной терапии, физиотерапии, психологической поддержки и интервенционных техник в рефрактерных случаях [6].

CRF продемонстрировал способность к долгосрочному успеху при применении к ганглиозу при болевых синдромах в области промежности, но исследования сообщают о смешанных результатах при использовании PRF. Reig et al. сообщили о среднем снижении ВАШ примерно на 50% у пациентов с различными типами боли в промежностной области (сакроилеит, крестцово-копчиковая боль, кокцидиния и т. д.), получающих CRF в среднем через 2,2 месяца после процедуры [37]. Сосредоточившись конкретно на кокцидинии, Demircay et al. и Кирчелли и др. сообщили о почти идентичных результатах: 90% пациентов, получавших CRF, испытали уменьшение боли> 50%, как измерено по визуальной числовой шкале (VNS) и баллам VAS, соответственно, через 6 месяцев после процедуры, наряду с аналогичным образом коррелированным EuroQol 5D (EQ-5D). ) индексные баллы в обоих исследованиях [38, 39].Кроме того, в исследовании, проведенном Kırcelli et al., Снижение ВАШ сохранялось у 75% пациентов через 12 месяцев [39]. Усмани и др. сравнивали PRF с CRF в популяции пациентов с преимущественно кокцидинией (85,4% в группе CRF и 80,6% в группе PRF), но также и с другими типами боли в промежностной области (кокцидинии, анальной боли, промежностной боли и крестцово-копчиковой боли) [40]. Среднее снижение оценки по ВАШ по сравнению с исходным уровнем было значительным в течение 6 недель наблюдения после процедуры в группе CRF, но не в группе PRF [40].Точно так же 12,9% пациентов с PRF по сравнению с 82,3% пациентов с CRF сообщили об отличных результатах при субъективном опросе пациентов [40].

Результаты для группы PRF в исследовании, проведенном Usmani et al. были опровергнуты четырьмя другими исследованиями, в которых также сообщалось об использовании PRF в отношении придатка ганглия, но эти исследования были сосредоточены конкретно на кокцидинии [41, 42, 43, 44]. Atim et al. сообщили о снижении ВАШ более чем на 50% через 3 недели и 6 месяцев после процедуры у 90% и 81% пациентов, соответственно, при этом 57% и 24% пациентов показали отличные и хорошие результаты, соответственно, согласно субъективному опроснику [41 ].Аналогичным образом Gopal et al. через 6 и 12 месяцев после процедуры и Karaman et al. в среднем через 8,9 ± 6,4 месяца после процедуры сообщалось о снижении баллов по ВАШ более чем на 50% у 75% пациентов [42, 43]. Наконец, сэр и др. сообщили о большей продолжительности эффекта при использовании PRF по сравнению с анестезиологическим блоком [44]. Баллы по средней числовой шкале оценки боли (NPRS) были аналогичным образом снижены по сравнению с исходным уровнем в обеих группах через 3 месяца после процедуры, но только в группе PRF через 6 месяцев после процедуры. Удовлетворенность пациентов также благоприятствовала PRF по шкале Лайкерта (LS) (71.4% против 48%) [44].

Хотя большинство данных об использовании РФ для облегчения боли в области промежности было сообщено в контексте кокцидинии, более широкое применение возможно на основе ограниченных данных. Reig et al. и Usmani et al. сообщают об использовании при различных других типах боли в области промежности [37, 40]. Точно так же CRF, примененный к непарному ганглию, показал успех в сообщениях о пациентах с болью из-за злокачественного новообразования толстой кишки [45] и постоянной анальной болью [46]. Кроме того, PRF была успешно применена к верхнему подъязычному сплетению через 2 раза.5 лет наблюдения для лечения боли у пациента с интерстициальным циститом [47]. Взятые вместе, CRF и PRF придатков ганглия показывают способность к долгосрочному облегчению болевых синдромов в области промежности. В частности, PRF показала более длительное облегчение, чем анестезиологический блок, но успех PRF был неоднозначным среди исследований.

Головная боль и боль в лице

Клиновидно-небный ганглий распространяет боль при многих синдромах головной и лицевой боли, таких как кластерная головная боль, мигрень, континуальная гемикрания и атипичная лицевая боль [3, 7, 86].Кластерная головная боль была наиболее изучена как кандидат на лечение радиочастотной терапией, направленной на клиновидно-небный ганглий. Кластерная головная боль является частью группы синдромов, называемых вегетативной цефалгией тройничного нерва, при которой боль располагается вдоль первого отдела тройничного нерва. Он считается одним из самых тяжелых синдромов первичной головной боли и одним из самых тяжелых болевых синдромов [13]. Кластерные головные боли характеризуются односторонней болью в орбитальной, надглазничной или височной области в дополнение к лицевым вегетативным симптомам (птоз, миоз, слезотечение и т. Д.).) и системные вегетативные особенности (брадикардия, артериальная гипертензия, головокружение и др.). Кластерные головные боли обычно имеют циркадную периодичность. Большинство из них возникает эпизодически с периодами приступов и ремиссий в течение определенного года, но некоторые могут возникать и хронически [3, 13]. Лечение кластерных головных болей является многоплановым и требует обучения пациентов, абортивной терапии приступа (например, кислородом или триптаном) и профилактической терапии. Первоначальные подходы к профилактической терапии обычно включают фармакологическое вмешательство, такое как верапамил, карбонат лития, топирамат, добавление глюкокортикоидов и другие [3, 13].Однако альтернативные интервенционные процедуры, такие как нейростимуляция, блокада нервов, глубокая стимуляция мозга и радиочастотное лечение, являются важными факторами, которые необходимо учитывать у пациентов с рефрактерным заболеванием [3, 13]. Схемы лечения других синдромов головной боли и лицевой боли различаются из-за уникальной эпизодической природы кластерной головной боли. Однако лечение обычно начинается с медикаментозного лечения, прежде чем перейти к интервенционным и хирургическим мерам [57, 86].

В исследованиях, включенных в этот обзор, клиновидно-небный ганглий был единственной симпатической мишенью, использовавшейся для лечения головной и лицевой боли.Другие мишени, такие как тройничный узел или различные нервы головы и лица, могут применяться при лечении тех же или подобных состояний, но не считались симпатическими мишенями и были исключены из этого обзора [7, 8].

CRF показал способность облегчать боль как при эпизодической, так и при хронической кластерной головной боли. Однако некоторые данные свидетельствуют о том, что хроническую форму лечить труднее. Filippini-De Moor et al. сообщили, что 50% и 28% пациентов, в основном с эпизодической кластерной головной болью (17/19), испытали полное облегчение и отсутствие улучшения, соответственно, через 12 месяцев после процедуры, что снизилось до 28% и 37% за более длительный период наблюдения. -up (9–64 месяца) [49].У пациентов с хронической кластерной головной болью Narouze et al. сообщили, что 20% и 20% пациентов испытали полное облегчение и отсутствие улучшения, соответственно, через 18 месяцев после процедуры [50]. Остальные пациенты в этих исследованиях сообщили о частичном облегчении [49, 50]. Сравнение исследований, проведенных Filippini-De Moor et al. и Narouze et al. проблематичны, учитывая различия в последующем наблюдении. Sanders et al. предложите сравнение хронической и эпизодической кластерной головной боли при лечении CRF.Однако количество пациентов в группе с эпизодической формой было значительно больше ( n = 56 против n = 10) [51]. Полное, частичное и отсутствие боли было зарегистрировано у 61%, 25% и 14% пациентов, лечившихся от эпизодической формы в течение 29,1 ± 10,6 месяцев послеоперационного наблюдения, по сравнению с 30%, 30% и 40%. пациентов, пролеченных по поводу хронической формы, через 24,0 ± 9,7 мес послеоперационного наблюдения [51].

Salgado-López et al. сообщили об аналогичной эффективности PRF и CRF при использовании для облегчения боли при хронической кластерной головной боли, с 13.5% и 29,7% пациентов сообщают о полном облегчении и отсутствии улучшений, соответственно, в течение длительного периода наблюдения, в среднем 68,1 (15–148) месяцев, а остальные пациенты сообщают о частичном или временном облегчении (5,21 против 4,69). месяцев в группе PRF) [52]. Статистически значимых различий между группами PRF и CRF для этих показателей не обнаружено [52]. Fang et al. также сообщили о значительном уменьшении симптомов у 12/16 пациентов с преимущественно эпизодической формой (13/16) при использовании PRF [53].

Дополнительные исследования применяли PRF и CRF в более широком смысле к синдромам головной боли и лицевой боли, таким как невралгии, невропатии, мигрени и атипичные лицевые боли. Кроме того, в описаниях клинических случаев отмечен долгосрочный успех в облегчении боли при посттравматической головной боли и континууме гемикрания [54, 55]. Используя PRF, Bayer et al. сообщили, что у 21% и 14% пациентов наблюдалось полное обезболивание и отсутствие улучшений, соответственно, с периодом наблюдения от 4 до 52 месяцев после процедуры [56].Это было похоже на результаты, полученные Akbas et al. через 3 месяца после процедуры (35% и 23%) [57]. Остальная и самая большая часть пациентов в этих исследованиях сообщили о частичном облегчении (65% и 42% соответственно) [56, 57]. Используя CRF, Oomen et al. сообщили, что 60% пациентов испытали снижение ВАШ на ≥ 90% через 3 месяца после процедуры, а у остальных пациентов не было никакого или временного облегчения [58]. Таким образом, радиочастотное лечение клиновидно-небного ганглия является многообещающим при лечении головной и лицевой боли.Хроническая кластерная головная боль может быть труднее лечить, чем эпизодическая форма, хотя успешные результаты были достигнуты в обоих случаях. PRF и CRF также показали сопоставимые долгосрочные результаты.

Боль в животе

Боль в животе может передаваться через грудные чревные нервы и их пункт назначения - чревное сплетение. Боль, вызванная раком поджелудочной железы и другими видами рака брюшной полости, хроническим панкреатитом и другими болями в животе различного происхождения, изучалась в качестве кандидатов на RF в исследованиях, включенных в этот обзор.Первоначальное лечение обычно включает стремянку Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) для эскалации приема лекарств, переходящей от неопиоидных анальгетиков и НПВП к слабым опиоидам и сильным опиоидам [5]. Однако 20% пациентов остаются невосприимчивыми к лечению [5], и существует серьезная обеспокоенность по поводу хронического употребления опиоидов. У таких пациентов могут быть необходимы дополнительные вмешательства, такие как блокада нервов, невролиз, хордотомия и инфузионная терапия [4, 5]. В случаях, когда невозможно вылечить лежащие в основе патологии, хронический панкреатит и другие формы боли в животе могут получить пользу от того же или аналогичного лечения, что и боль при раке брюшной полости [73].

CRF оказался многообещающим для облегчения боли в животе по разным причинам, и данные свидетельствуют о том, что он может иметь более длительные эффекты, чем химический невролиз. Raj et al. сообщили о некоторых из самых ранних результатов по этой теме [64], где 55–70% пациентов сообщили о более чем 50% снижении ВАШ и 40% сообщили о более чем 75% снижении ВАШ после получения CRF на уровне T12 или T11 в течение 6 месяцев наблюдения. период роста [64]. Сосредоточившись на боли, вызванной различными формами рака брюшной полости, в рандомизированном контролируемом исследовании Amr et al.рекомендовали использовать CRF на уровнях T10 и T11 вместо химического невролиза на уровне T11 [65]. О значительном снижении средней оценки по ВАШ, общей оценки удовлетворенности воспринимаемым эффектом (GPES) и потребления опиоидов по сравнению с исходным уровнем в течение 12 недель наблюдения сообщалось только в группе CRF [65]. Качество жизни (QoL) также было значительно лучше в группе CRF на протяжении большей части периода наблюдения [65]. В аналогичной популяции пациентов Zhang et al. применили CRF с использованием эндоваскулярного доступа для денервации области брюшной аорты рядом с местом отхождения чревной артерии [66].Авторы сообщили о значительном снижении показателей ВАШ и употребления опиоидов через 12 недель наблюдения, а также об улучшении качества жизни за 8 недель [66]. Учитывая диффузный характер паттерна иннервации внутренних нервов и чревного сплетения, возможно широкое применение при различных типах боли в животе. Кроме того, сообщения о клинических случаях продемонстрировали перспективность долгосрочного облегчения боли как при синдроме болевой гематурии в пояснице [67, 68], так и при аутосомно-доминантной поликистозной болезни почек [69].

В частности, при раке поджелудочной железы результаты с использованием CRF и PRF согласуются с вышеупомянутыми исследованиями по применению RF при боли в животе. Пападопулос и др. применили PRF к внутренним нервам на уровнях T11 и T12 и сообщили о значительном улучшении среднего показателя NRS, качества жизни и потребления опиоидов через 5 месяцев последующего наблюдения после процедуры [69]. По прошествии 5 месяцев на эти показатели, по-видимому, повлияло естественное прогрессирование заболевания [69]. Кроме того, Bang et al. сообщили о превосходстве ХПН по сравнению с химическим невролизом, применяемым к ганглию целиакии во время эндоскопии, что измерялось по облегчению боли (ВАШ, PAN26, C30 и BPI) и КЖ (PAN26 и C30) через 3 недели послеоперационного наблюдения в рандомизированном контролируемое испытание [71].Более того, три пациента перешли из группы химического невролиза в группу ХПН после недостаточного обезболивания [71].

CRF также успешно применяется при хроническом панкреатите. Garcea et al. применили CRF к внутренним нервам на уровне Т12, и пациенты сообщили о значительном снижении средних баллов по ВАШ, употребления опиатов, неотложных госпитализаций по поводу боли, уровней тревожности, повседневной активности, общего настроения и общего восприятия состояния здоровья после процедуры в течение 18 (12). –24) -месячный период наблюдения [72].Аналогичным образом Verhaegh et al. применили CRF к внутренним нервам на уровнях T11 и T12 и обнаружили, что 78% пациентов сообщили о снижении баллов по ВАШ более чем на 50%, в дополнение к длительным безболезненным периодам (45 недель), значительному снижению средних показателей NRS и снижение потребности в анальгетиках [73]. В заключение, радиочастотное лечение чревных нервов или чревного сплетения обещает облегчить множество различных типов боли в животе. В частности, ХПН показала лучшие результаты, чем химический невролиз, у пациентов с болью при раке живота в двух рандомизированных контролируемых исследованиях [65, 71].

Другие болевые состояния

Радиочастотное лечение применялось ко многим различным симпатическим участкам при широком спектре болевых состояний. Также стоит упомянуть некоторые дополнительные исследования, которые не относятся к вышеупомянутым типам боли. Forouzanfar et al. сообщили о худших результатах у пациентов, перенесших ХПН звездчатого ганглия, при различных типах боли в голове, лице, шее и верхних конечностях по сравнению с вышеупомянутыми исследованиями, посвященными КРБС с аналогичной процедурой, с 40.У 7%, 54,7% и 4,7% пациентов отмечается улучшение> 50%, отсутствие изменений и ухудшение показателей по ВАШ после процедуры, соответственно [76]. Аббас и др. также использовали RF звездчатого ганглия, но вместо этого в рандомизированном контролируемом исследовании основное внимание уделяли пациентам с нейропатическим болевым синдромом после мастэктомии [77]. У пациентов, получавших CRF, по сравнению с PRF в течение большей части 24-недельного периода наблюдения сообщалось о лучших исходах (баллы по ВАШ, функциональное улучшение и спасательная анальгезия) относительно исходного уровня [77].Shaaban et al. аналогичным образом использовали PRF звездчатого ганглия для лечения нескольких различных синдромов нейропатической боли (синдром невропатической боли после мастэктомии, CRPS и фантомная боль), но сравнили визуализацию с помощью рентгеноскопии и ультразвукового контроля в рандомизированном контролируемом исследовании [78]. Сходное значительное снижение по сравнению с исходным уровнем показателей ВАШ, а также потребления морфина и прегабалина наблюдалось в обеих группах через 3 месяца [78]. Кроме того, Ding et al. в рандомизированном контролируемом исследовании сравнивали комбинированное использование химического невролиза с использованием безводного этанола и CRF с этими видами лечения, применяемыми только к поясничным симпатическим ганглиям на уровнях L2 и L3 позвонков, при болезненной диабетической периферической нейропатии нижних конечностей [79].Наибольшее снижение ВАШ наблюдалось при комбинировании лечения, хотя ХПН превосходила химический невролиз в течение 1 года наблюдения [79]. Отчеты и серии клинических случаев также показали долгосрочную пользу у пациентов с болью, вызванной сосудистыми проблемами (например, ишемией и паранеопластическим синдромом Рейно) [80,81,82] и первичной эритромелалгией [83].

Осложнения

Как и при любой другой интервенционной процедуре, наибольшую озабоченность вызывают осложнения. Некоторые из наиболее серьезных претензий, связанных с аблативом (т.е. химические или термические) процедуры обезболивания включают повреждение нервов, пневмоторакс и даже повреждение головного мозга или смерть [8]. Многих из этих серьезных осложнений можно избежать путем правильного отбора пациентов и навыков и знаний врача для выполнения интервенционных радиочастотных методов [8]. Кроме того, тщательное знание анатомии и правильное использование визуальных ориентиров (рентгеноскопия, ультразвук и компьютерная томография [КТ]) может помочь интервенционистам избежать повреждения важных нервно-сосудистых структур и структур органов, окружающих многие из целевых участков соцсети.В подавляющем большинстве исследований, включенных в этот обзор, использовалось рентгеноскопическое наблюдение. Однако ультразвук [35, 77, 78] и КТ [33] оказались полезными для навигации по анатомическим структурам, окружающим звездчатый ганглий. Кроме того, эндоскопический ультразвуковой [71, 74] и эндоваскулярный [66] подходы полезны для достижения чревного сплетения, в отличие от чрескожных методов, используемых в других местах соцсети.

В исследованиях, включенных в этот обзор, сообщаемые осложнения, как правило, были незначительными и преходящими.Осложнения также были более частыми при процедурах CRF, чем при процедурах PRF. Осложнения можно разделить на боль, связанную с проколом (ненейропатическую), инфекцию, кровотечение, нейрогенные осложнения и системные осложнения. Боль, связанная с проколом, была локализована в месте инъекции и относительно быстро разрешилась [29, 65, 78, 81]. Кратковременная инфекция была описана только в одном исследовании, в котором изучалась RF непара ганглия [40]. Кровотечение было зарегистрировано только в расположенных выше участках SNS (звездчатый ганглий и клиновидно-небный ганглий) и включало либо локальное кровотечение (носовое кровотечение) [51], либо образование гематомы в месте прокола [34, 78], в щеке [51] или в области превертебральная область [33].К нейрогенным осложнениям относились нейропатическая боль (невралгия после симпатэктомии [28], парестезия [29, 50] и региональная боль [65, 84]) и не связанные с болью осложнения (гипестезия [51, 73], синдром Горнера [33]). , птоз [77] и нецелевые поражения нервов [51] с использованием CRF и охриплости голоса с использованием PRF [78]). Следует отметить, что синдром Хорнера [33] и птоз [77] возникли исключительно после поражения звездчатого ганглия. Системные осложнения включали вазовагальный коллапс после приложения CRF к звездчатому ганглию [34], а также гипотензию, абдоминальные колики и диарею после приложения CRF к внутренним нервам [65, 72].Временная гипотензия также возникала, когда CRF применялся к поясничным симпатическим ганглиям в сочетании с химическим невролизом [79]. В целом, RF - относительно безопасная процедура по сравнению с другими нейролитическими методами, и осложнений можно избежать за счет точной анатомической локализации [18]. Однако РФ следует применять с большой осторожностью, учитывая диапазон возможных осложнений. PRF дополнительно повышает безопасность RF, предотвращая деструктивное накопление тепла, и поэтому его следует рекомендовать вместо CRF, если эффективность сопоставима [18, 19].

Границы | Датафикация ненависти: ожидания и вызовы в автоматизированном мониторинге языка вражды

Введение

Дискриминационные, разжигающие ненависть высказывания в Интернете, часто нацеленные на определенные группы и меньшинства, стали насущной проблемой в обществе (например, Sharma, 2013; Gagliardone et al., 2015; Hardaker, McGlashan, 2016; Baider et al., 2017; Matamoros- Фернандес, 2017). Разжигающие ненависть высказывания потенциально порождают вражду, заглушают дискуссии и отстраняют отдельных лиц и группы от участия в сети.Проблема в том, что «язык вражды» теперь относится к разнообразным речевым актам и другим видам недобросовестного поведения, имеющим место в сети, от уголовно-уголовных действий до нецивилизованных и тревожных, но при этом терпимых (например, Baider et al., 2017). Эта трудность с определением еще больше осложняется утверждениями о том, что любые ограничения языка вражды ставят под угрозу право людей на свободу выражения мнения. Несмотря на двусмысленность и политические дебаты вокруг самого термина, язык вражды также обсуждался как технологическая проблема: с одной стороны, это проблема, потому что платформы социальных сетей и их алгоритмы помогают генерировать ненавистнические и нетерпимые коммуникации и их широкое распространение в общество (e.г., Шарма, 2013; Массанари, 2015; Матаморос-Фернандес, 2017; Udupa and Pohjonen, 2019), а с другими разработчиками и исследователями машинного обучения сложно выявлять и, следовательно, отслеживать контент, разжигающий ненависть, в Интернете (например, Burnap and Williams, 2015). Различные алгоритмические решения для распознавания и предотвращения языка вражды разрабатываются как платформами, так и в рамках академических исследовательских проектов. Однако большинство существующих решений представляют собой проприетарные системы, функции и производительность которых не раскрываются публично - как пользователи платформы, мы живем только с результатами и решениями, принимаемыми этими системами (например,г., Браун, 2018; Бухер, 2018).

В этой статье мы размышляем о совместном проекте, в котором была разработана и реализована система обнаружения языка ненависти, и обсуждаем ожидания и реакции, вызванные системой машинного обучения, с точки зрения критических данных и исследований алгоритмов (Boyd and Crawford, 2012; Gillespie , 2014; Китчин, 2014; Илиадис, Руссо, 2016). В рамках проекта активность кандидатов в социальных сетях отслеживалась на предмет потенциальных разжигающих ненависть высказываний во время муниципальной избирательной кампании в Финляндии в апреле 2017 года.Проект мониторинга был инициирован НПО, и в нем участвовали еще одна НПО - Омбудсмен по вопросам недискриминации (позже ННЦН, государственный орган по предотвращению и мониторингу дискриминации), компания-разработчик программного обеспечения и исследователи из двух университетов. Те, кто участвовал в проекте, разработали техническую инфраструктуру для автоматической фильтрации потенциальных разжигающих ненависть высказываний из больших данных мониторинга социальных сетей и разработали меры по реагированию на обнаруженные разжигающие ненависть высказывания, для чего была инициирована отдельная рабочая группа и процесс в офисе NDO.Все политические партии были проинформированы о том, что их деятельность будет контролироваться. В ходе проекта общедоступные сообщения всех кандидатов в социальных сетях были собраны из API-интерфейсов платформ социальных сетей, классифицированы с использованием системы машинного обучения, созданной для проекта, и отправлены в NDO для ручной проверки и для возможных последующих процедур. Приведенные вручную баллы использовались для переобучения алгоритмической модели в ходе проекта.

В то время как мы также сообщаем о процессе и результатах разработки системы машинного обучения для выявления языка вражды на финском языке, основная цель этой статьи - критически обсудить создание системы и способы взаимодействия участников с внедренным алгоритмом.Таким образом, цель данного документа состоит из двух частей: во-первых, представить более подробный отчет и осмыслить выбор, сделанный в ходе проекта вмешательства, чем в обычном научном отчете о внедренной системе, и, во-вторых, критически обсудить ожидания и проблемы, связанные с технологиями машинного обучения и процессом нейтрализации ненависти. Следовательно, участие исследователей в проекте мониторинга можно охарактеризовать как исследование действий, цель которого заключалась не только в наблюдении за объектом исследования, но и в развитии его деятельности путем участия в деятельности изучаемого сообщества (Kemmis and Wilkinson, 1998). .Действуя в качестве членов команды в проекте, мы имели возможность следить за планированием и разработкой технической системы, а также наблюдать за осмыслением решений, основанных на алгоритмах, на этапе организации проекта. Размышления, представленные в этой статье, основаны на наблюдениях и записях, сделанных исследователями, участвующими в проекте, артефактах, созданных и собранных в ходе проекта, а также на интервью с участниками проекта. На основе этого материала мы задаем следующие исследовательские вопросы: как можно использовать алгоритмические методы для выявления сложной социолингвистической проблемы, такой как язык вражды? Какие ожидания и переживания возникают у многопрофильной проектной группы, когда она занимается сбором данных и количественной оценкой разжигания ненависти?

Работа продолжается следующим образом.Во-первых, мы обсуждаем существующую литературу и исследования по разжиганию ненависти и существующие вычислительные подходы к обнаружению языка вражды. Далее мы представляем наш случай более подробно и описываем природу нашего собственного участия в проекте по обнаружению языка вражды в качестве исследователей. В аналитической части статьи представлены и обсуждаются этапы проекта идентификации, а также рассматриваются проблемы и вопросы, возникшие при разработке модели и работе с данными социальных сетей. В заключение мы обобщим наши наблюдения по проекту и обсудим практические последствия.

Определения и исследования языка вражды

Феномен, который мы сегодня называем «языком ненависти», является давним. В различных случаях в истории оскорбительные высказывания использовались в адрес отдельных лиц или групп с целью стигматизации и разжигания ненависти и насилия. Разжигание вражды использовалось как инструмент, например, в нацистском холокосте и геноциде в Руанде. Общественное беспокойство по поводу языка вражды особенно возросло после событий Второй мировой войны (Bleich, 2011), и в свете таких событий было подписано несколько международных договоров, в первую очередь Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) (1948), и Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП) (1966 г.).В этих договорах теперь признаются права каждого человека, например, на равенство, личное достоинство, безопасность, свободу мнений и их свободное выражение (ВДПЧ, статьи 1–3, 19), и запрещаются все формы дискриминации в нарушение этих прав ( Всеобщая декларация прав человека, статья 7). В частности, договоры запрещают пропаганду в целях войны или апелляцию к национальным, расовым или религиозным предрассудкам с целью разжигания вражды, дискриминации или насилия (МПГПП, статья 20). Другие договоры законодательно запрещают расовую дискриминацию, геноцид и другие нарушения международного права (Конвенция о предотвращении наказания за преступление геноцида, 1948 г .; Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (МКЛРД), 1965 г.).Наиболее серьезные формы «языка вражды» могут быть определены и признаны на основе этих международных договоров.

В европейском контексте дебаты по поводу «языка вражды» в последние несколько десятилетий вращались вокруг вопросов этнической принадлежности, религии, мультикультурализма и национализма. В некоторых европейских странах в настоящее время проживают крупные меньшинства мигрантов, состоящие из многих этнических и религиозных групп. Хотя этот тип мультикультурализма - живая реальность, он также стал источником критики; самые критические голоса утверждают, что вся идеология мультикультурализма потерпела неудачу (подробнее об этой так называемой ответной реакции мультикультурализма см. e.г., Vertovec, Wessendorf, 2010). Наряду с настоящими общественными и политическими дебатами, исламофобские, ксенофобские и националистические взгляды также получили распространение, утверждая, что мусульманские меньшинства представляют опасность для европейских обществ и западного образа жизни, которые необходимо защищать от большего количества таких влияний (Vertovec and Wessendorf, 2010). Эти опасения были поддержаны несколькими националистическими партиями, такими как Partij van de Vrijheid (PVV) в Нидерландах, Национальный фронт (FN) во Франции, Alternative für Deutschland (AfD) в Германии или финская Perussuomalaiset («Партия финнов»). ).Исламофобские и ксенофобские настроения и связанные с ними разжигания ненависти стали заметными в общественных дебатах, особенно после террористических атак при поддержке ИГИЛ в нескольких европейских городах в 2015–2017 годах, а также во время и после европейского «кризиса беженцев» в 2015 году (например, Berry et al. ., 2015; Baider et al., 2017). Язык вражды, направленный на различные этнические, мигрантские и религиозные меньшинства, процветает, особенно в общих дискуссиях в социальных сетях (для финского контекста см. Pöyhtäri et al., 2019), но он также долгое время принимал формы организованной пропаганды, групп ненависти и ненависти. сайтов (Roversi, 2008; Daniels, 2009; Citron, 2014; Anat, Matamoros-Fernandez, 2016; Brown, 2018; Farkas, Neumayer, 2018).

Несмотря на продолжающиеся горячие общественные дебаты, законодательство большинства европейских стран, включая Финляндию, не содержит определения какого-либо преступного деяния, называемого «разжиганием ненависти». Стимулы европейских стран бороться с незаконным онлайн-контентом и предотвращать его были представлены в различных заявлениях, таких как рекомендация Европейской комиссии в 2018 году и кодекс поведения Европейской комиссии по противодействию незаконным высказываниям ненависти в Интернете (2016), вместе с позиции, принятой Facebook, Microsoft, Twitter и YouTube.Самым важным международным документом на сегодняшний день является Рабатский план действий (УВКПЧ, 2013 г.), сформулированный в ходе серии семинаров, проведенных Организацией Объединенных Наций. В финской дискуссии о языке ненависти часто упоминается Комитет министров Совета Европы (1997 г.) по вопросу о языке ненависти, который определяет его следующим образом: «Язык вражды охватывает все формы выражения, которые распространяют, разжигают, поощряют или оправдывают расовую ненависть, ксенофобию и т.д. антисемитизм или другие формы ненависти, основанные на нетерпимости ». Кроме того, Уголовный кодекс Финляндии определяет различные правонарушения, которые могут состоять из языка вражды или содержат его, например, разжигание ненависти (Рикослаки / Уголовный кодекс 11 § 10), клевета (Уголовный кодекс 24 § 9) или незаконное нападение (Уголовный кодекс 25 §7).В последние годы в финских судах рассматривалось несколько дел, связанных с разжиганием ненависти, и теперь эти дела составляют правовую практику по разжиганию ненависти в финском контексте. В большинстве этих случаев язык вражды использовался для разжигания ненависти к мусульманам или иммигрантам в социальных сетях (Sisäministeriö, 2019). Однако с юридической точки зрения этот вопрос сложен, поскольку судебные дела должны подпадать под действие вышеупомянутых кодексов. Когда они это делают, их можно рассматривать как случаи жестких или откровенных высказываний ненависти в отличие от мягких или скрытых ненавистнических высказываний, следуя терминологии, предложенной Baider et al.(2017), что не является незаконным, но все же вызывает опасения по поводу дискриминации.

Несмотря на то, что язык вражды может быть определен на основе международных договоров и законодательства, ситуация еще больше осложняется разговорным использованием этого термина (см. Brown, 2017a; Udupa and Pohjonen, 2019). «Разжигание вражды» теперь относится к разнообразным речевым действиям и другому дурному поведению как в офлайне, так и в сети, начиная от уголовно-наказуемых деяний, описанных выше, до высказываний и поведения, которые являются нецивилизованными и тревожными, но, тем не менее, терпимыми.Сторонники наиболее либеральных взглядов часто заявляют, что любые ограничения свободы выражения мнений, основанные на обвинениях в языке ненависти, серьезно нарушают основное право на свободу слова (например, Molnar, 2012; Citron, 2014). В целом это усложняет повседневное понимание или шанс достичь общего консенсуса по поводу того, что составляет разжигание ненависти. В своем наиболее разговорном и широком определении язык ненависти может относиться, например, к словесной дискриминации или нападкам на различные неэтнические меньшинства, политическим высказываниям ненависти, женоненавистничеству, насильственной порнографии, онлайн-издевательствам и домогательствам, троллингу или доксингу - и его также называют, например, киберхатом (Edelstein and Wolf, 2013; Brown, 2018), кибер-насилием (United Nations Broadband Commission, 2015) или ядовитой речью (e.g., Perspective API).

В самом деле, одна продолжающаяся дискуссия касается того, что потенциально может рассматриваться как речевой акт, достаточно серьезный, чтобы фактически представлять собой незаконные язык вражды, какие группы следует защищать от языка ненависти, и следует ли считать вред, причиненный языком ненависти, действительным и прямые или социальные и косвенные (например, Calvert, 1997; Article 19, 2015; Udupa and Pohjonen, 2019). Эти дебаты отражены в теоретической дискуссии о языке ненависти как дискурсе, форме общения, которая не требует, чтобы действительная или открытая ненависть выражалась словами - речевой акт или дискурс могут содержать скрытое выражение ненависти, встроенное в контекст речевой акт (эл.г., Браун, 2017а, б; Байдер, 2019 г., готовится к печати). Такие дискурсы не обязательно имеют конкретные, реальные последствия; скорее, они вносят свой вклад в общую атмосферу, например, в отношении меньшинств. Это дискурсы, связанные с властными позициями; люди часто становятся объектами ненависти как представители группы меньшинств (например, Brown, 2017a). Аналогичным образом, в исследовании ненависти и расизма в Интернете обсуждались скрытые формы языка ненависти , текстовые и платформенные практики, которые не обязательно являются прямым выражением ненависти, но поддерживают распространение ненависти и используются для разжигания ненависти, а также для поддержки сообществ ненависти. (Анат и Матаморос-Фернандес, 2016; Браун, 2018).

Разжигание ненависти или онлайн-ненависть, таким образом, представляет собой сложный набор практик, который нелегко свести к простому содержанию речевого акта (см. Brown, 2017a). Несмотря на существование юридических и дискурсивных определений, продолжающиеся дебаты по поводу этих определений, а также соображения, связанные с контекстом и охватом речевого акта, все еще продолжаются. Такие контекстуальные факторы включены в некоторые руководящие принципы и материалы, разжигающие ненависть, такие как Рабатский план действий (УВКПЧ, 2013) и материалы, подготовленные НПО, такие как Сборник материалов по разжиганию ненависти по статье 19, а также широко обсуждаются в академических исследованиях (e.г., Baider et al., 2017; Браун, 2017а, б; Relia et al., 2019). В нашем проекте мы решили использовать более широкое определение языка вражды, чем то, которое разрешено финским законодательством, и стремились охватить формы речи, которые могут считаться проблематичными в качестве дискурса. Эти соображения будут подробно объяснены в разделе «Определение и количественная оценка языка вражды».

Алгоритмические подходы к обнаружению языка вражды

Несмотря на оспариваемый характер термина, различные онлайн-платформы участвовали в проектах, направленных на противодействие и выявление разжигающих ненависть высказываний в своих потоках контента, в основном из-за возросшего общественного давления.Различные платформы сообщают о своих добрых делах и успехах с помощью удаления языка ненависти: например, Facebook пытается модерировать ненавистнический и дискриминационный контент, дезинформацию, насильственный контент и определенные вредоносные идеологии (Koebler and Cox, 2018; Roberts, 2019; Sandberg, 2019) . Платформа также сообщила о создании систем для выявления языка ненависти на основе изображений, таких как мемы (Sivakumar, 2018). YouTube сообщил об удалении миллионов видеороликов с насильственным или экстремистским содержанием (Hern, 2018) и закрытии каналов крайне правых актеров (e.г., Александр, 2019). Летом 2019 года YouTube объявил об обновлении своей политики, запрещающей контент, разжигающий ненависть, например насильственный экстремизм, нацистскую идеологию и превосходство (YouTube, 2019). Эти действия являются не только примерами корпоративной доброй воли, но и формами мягкого регулирования и реакции на нормативные акты со стороны государственных структур (например, Европейская комиссия, 2016, 2018).

В связи с активизацией публичного обсуждения языка вражды ученые попытались создать модели, которые могут автоматически определять язык вражды.Большинство из этих подходов основаны на списках слов, подходах с набором слов или н-граммах (например, Greevy and Smeaton, 2004; Pendar, 2007; Chen et al., 2012). Некоторые более поздние детекторы используют векторы мешка слов в сочетании со словесными зависимостями для выявления синтаксических грамматических отношений в предложении (Burnap and Williams, 2015), семантических встраиваний слов (Badjatiya et al., 2017) или нейронных сетей (Al-Makhadmeh и Толба, 2019; Relia et al., 2019). Многие из этих исследований подчеркивают трудности, присущие такому процессу, особенно проблему отделения языка ненависти от других типов оскорбительных высказываний (например,г., Дэвидсон и др., 2017). Важны методы, которые так или иначе учитывают контекст слов: рассмотрим, например, предложение «Отправьте их всех домой». Это указывает на скрытую форму языка ненависти: ни одно из слов как таковых не указывает на ненависть, но сочетание слов порождает призыв к действию, особенно когда речь идет об иммигрантах. Кроме того, все эти модели зависят от данных обучения, аннотированных людьми, что является трудоемким процессом, связанным с потенциальными предвзятостями.Waseem (2016), например, показал, что аннотаторы-любители более охотно маркируют сообщения как разжигающие ненависть, чем подготовленные аннотаторы.

Системы обнаружения языка ненависти, особенно те, которые используются в промышленности, подвергались критике за их неадекватность и непоследовательность (например, Makuch and Lamoureux, 2019; Sankin, 2019), и легко найти примеры контента, который остался незамеченным, но все же явно должно быть запрещено в соответствии с существующей политикой в ​​отношении контента. Кроме того, Вьехо (2017) подверг критике индивидуалистический характер модерации языка ненависти различными платформами: вместо того, чтобы рассматривать язык ненависти как историческую, социальную сущность, речь идет о том, что людям причиняют боль, заставляют замолчать или запрещают.Кроме того, их функциональность трудно оценить, поскольку алгоритмы представляют собой корпоративные черные ящики, принципы, параметры или даже используемые методы которых непрозрачны (например, Brown, 2018; Bucher, 2018). Несмотря на эти проблемы, уровень доверия к использованию алгоритмов и автоматизации для решения проблемы языка вражды кажется высоким. Хотя алгоритмы могут использоваться для обработки больших объемов данных и принятия решений быстрее и эффективнее, чем люди, они также обладают риторической силой, как Гиллеспи (2016, стр.23–24) говорится: «Выводы, описанные как сделанные с помощью алгоритма, имеют убедительную легитимность, во многом так же, как статистические данные подтверждают научные утверждения. Это другой вид легитимности, нежели тот, который основан на субъективном опыте редактора или консультанта, хотя важно не предполагать, что он во всех случаях превосходит подобные утверждения ». Таким образом, алгоритмы обладают социальной властью через идеи и понятия, связанные с ними в социальных контекстах (Beer, 2016).

Эти дискурсы и формы власти не бессмысленны.Исследования в области науки и технологий подчеркнули порождающую роль будущих ожиданий и ориентации в развитии технологий: интерес к новым способностям и возможностям также способствует мобилизации как социальных действий, так и экономических ресурсов (Borup et al., 2006; Beckert, 2016). Таким образом, наши ожидания в отношении алгоритмов, алгоритмических систем и машинного обучения опосредуют принимаемые нами ориентированные на будущее решения, продвигают одни виды решений и исключают другие (Mackenzie, 2017).Вот почему критические исследования алгоритмических систем и контекстов, в которых они разрабатываются, программируются и реализуются, имеют первостепенное значение.

Случай, материалы и методы

Это исследование основано на наблюдениях, сделанных в ходе проекта по выявлению языка вражды, проведенного в Финляндии в преддверии муниципальных выборов весной 2017 года. Наш подход представляет собой сочетание этнографических наблюдений и практических исследований, цель которых заключалась не только в наблюдении за объектом исследования, но и в том, чтобы развивать свою деятельность, участвуя в деятельности изучаемого сообщества (Kemmis, Wilkinson, 1998).Это был пилотный проект по выявлению языка вражды в финских социальных сетях, инициированный двумя НПО, правительственным офисом Уполномоченного по правам человека по вопросам недискриминации (NDO) и одной компанией-разработчиком программного обеспечения. Исследователи, представляющие два университета и три академических исследовательских проекта, связанных с актуальной областью, были приглашены присоединиться к проекту на более позднем этапе. Мы приняли участие только в одном совещании по планированию, затем присоединились к команде, чтобы проконсультировать и помочь им в разработке модели обнаружения языка ненависти, приняли участие в фазе мониторинга и присоединились к совещанию по подведению итогов.Таким образом, как исследователи мы принимали активное участие в проекте, принимали решения, касающиеся проекта, а также имели уникальную возможность следить за деятельностью и осмыслением других участников. Кроме того, наши данные включают в себя саму разработанную модель, наборы данных, созданные в ходе проекта, внутренние обсуждения в социальных сетях и неофициальные заметки о встречах, сделанные в ходе проекта, а также подборку освещения в СМИ и комментариев в социальных сетях, полученных в ходе проекта. Материал позволил нам проследить за проектом на протяжении всей его жизни, от этапа планирования до размышлений после него.

В сочетании с совместным исследованием действий мы использовали этнографические методы для осмысления участников и определения способов, которыми их интерпретации социально конструируются в связи с технологическими аспектами проекта (например, Allard-Poesi, 2005). Вместо того, чтобы связывать себя определенными теориями или общими гипотезами, мы открыто подходили к изучаемым явлениям, становясь чувствительными к его особенностям. Для этой цели мы применили этнографическую предпосылку: внимательно следить за тем, что происходит вокруг нас, прислушиваясь к различным заинтересованным сторонам, задавая вопросы и собирая артефакты, такие как новостные статьи, данные из социальных сетей и внутренние коммуникации (чат-платформа, электронные письма), вместе с личными пометками (подробнее об этнографических методах см., например, эл.г., Хаммерслей и Аткинсон, 1995; Гобо, 2008). Кроме того, в среде, ориентированной на практическое исследование, такой как наша, сами исследователи являются участниками, и их собственные действия и интерпретации также становятся частью исследовательского материала.

Наконец, чтобы получить лучшее представление о взглядах вовлеченных организаций, после завершения проекта были проведены интервью с представителями НПО и ННЦН. Как только проект был официально завершен, регулярные контакты между участниками также прекратились, и этнографические полевые исследования, таким образом, стали нежизнеспособным методом сбора данных.Один из авторов, который не участвовал в самом проекте, опросил трех участников, каждый из одной неуниверситетской организации, участвующей в проекте. Темы интервью включали, например, собственные размышления участников о проекте, их ожидания от модели и то, что они думали о созданной модели. Один из респондентов был инициатором сотрудничества. Интервью длились ~ 1 час каждое, проводились на финском языке и транскрибировались дословно. Для целей этого исследования данные интервью были первоначально проанализированы с использованием схемы открытого кодирования для систематического отображения различных тем, которые обсуждали интервьюируемые, и для ознакомления с данными.Затем два первых автора обсудили общую направленность исследования и пробелы, которые не смог заполнить этнографический подход, и снова вернулись к интервью, чтобы найти ответы на такие вопросы, как то, что участники думают о достижениях проекта впоследствии, и размышляют. от того, насколько они оправдали свои первоначальные ожидания. Интервью также использовались для сбора дополнительной информации о мотивации организаций участвовать в проекте. Таким образом, материалы интервью, использованные в этом исследовании, в основном относятся к темам «мотивация», «надежды и ожидания» и «последствия».”

Кроме того, в рамках проекта мы также исследовали большой объем эмпирических данных, собранных с различных социальных сетей. Характер и процедуры, выполняемые с этим набором данных, будут подробно объяснены ниже в разделе анализа, когда мы будем описывать ход проекта и размышлять о вариантах и ​​решениях, принятых во время разработки модели машинного обучения. Делая это, мы стремимся пролить свет на более подробные вопросы и проблемы, возникающие в ходе любого исследовательского или отраслевого проекта, направленного на разработку алгоритмической системы.

В соответствии с местным законодательством и институциональными требованиями авторов для исследования участников-людей не требуется ни этической экспертизы, ни предварительного одобрения. Все участники дали письменное информированное согласие в соответствии с Этические принципы исследования с участием людей и этической экспертизы в гуманитарных науках в Финляндии, выданное Финским национальным советом по добросовестности исследований TENK. Однако по этическим причинам исследования все выдержки из данных социальных сетей, представленные в этой статье, показаны без ссылки на источник сообщения и были переведены с финского на английский, чтобы предотвратить их дальнейшее распространение и отслеживание (Kosonen et al., 2018). Однако, поскольку язык вражды тесно связан с языковыми формами, мы решили больше не изменять его содержание (о фальсификации см. Markham, 2012). Кроме того, мы также решили не указывать исходную организацию за цитатами интервью, поскольку были опрошены только три организации, а также из-за публичного характера проекта, что упростило бы их идентификацию.

Результаты и размышления

Намерения, надежды и ожидания

В ходе интервью мы просили участников поразмышлять над своими намерениями и ожиданиями при присоединении к проекту.Одна НПО действовала как рекрутинг и инициатор проекта, но для всех участников тема проекта была так или иначе связана с их текущей работой. Собеседник из НПО-инициатора заявил, что у него был личный интерес к демократии и выборам в дополнение к интересам, связанным с его работой, которая включала наблюдение за выборами и данными кандидатов. По словам собеседника, идея о возможности автоматического распознавания языка вражды сформировалась со временем в результате взаимодействия с разными людьми.В какой-то момент он начал расспрашивать окружающих, не заинтересуют ли другие организации попыткой чего-то более конкретного в этой области. Эта разъяснительная работа привела к запуску проекта мониторинга. Собеседник также заявил, что считает муниципальные выборы хорошей площадкой для тестирования модели, поскольку они обычно включают большое количество кандидатов, которые не обязательно являются профессиональными политиками, а это означает, что язык, который они используют, может отличаться от языка тех, кто более опытен в выражении мнения. себя публично.Поскольку у проекта не было специального финансирования, респондент также охарактеризовал его как «добрую волю» со стороны своей организации и компании-разработчика программного обеспечения, у которой есть собственная программа для сосредоточения усилий на социальных проектах. Другая НПО и правительственный орган рассматривали проект как небольшой объем дополнительной работы, связанной с их текущей работой по борьбе с дискриминацией. Обе организации призвали все финские политические партии подписать Хартию европейских политических партий за нерасистское общество в 2015, 2008 и 2003 годах.Таким образом, они были готовы попробовать новый подход к теме. Для государственного органа это была «самоочевидная» попытка противодействовать разжиганию ненависти именно потому, что финский закон гласит, что миссия этого органа - противодействовать дискриминации, и они рассматривали язык вражды как одну из форм дискриминации.

Один участник из НПО заявил, что они «хотели узнать о« мыслях »машин», что означает, что их организация рассматривала этот проект как возможность обучения, учитывая, что в текущей социальной ситуации начали применяться различные автоматизированные технологии. новые районы.Хотя этот собеседник критиковал утверждения или доказательства утверждений о том, что язык вражды увеличился из-за социальных сетей, участник заявил, что социальные сети способствовали появлению новых форм языка вражды. Затем к этим формам можно будет подойти с помощью новых методов. На первых встречах проекта была возложена надежда на то, что система будет работать как всевидящее око, которое находит все уголки сети и проливает свет на ненавистнические высказывания, которые иначе бы не заметили (см. MacCormick, 2012), а также система будет функционировать как механизм, способствующий использованию политическими кандидатами уважительного языка.

Таким образом, начало проекта было обусловлено не только признанием проблемы языка вражды как социальной проблемы, но и магией, мифами и драматизмом, присутствующими в социальных дискурсах относительно больших данных, автоматизированного интеллекта и алгоритмов. (например, Gillespie, 2016; Ziewitz, 2016). Мы должны признать, что это также было первоначальной точкой интереса для нас, исследователей, которые были вовлечены в проект: получить возможность для разработки новых методов, но также с надеждой привнести научную строгость в разработку и реализацию модели для отслеживания ненависти. речь.

Все начинается с тренировочных данных

Прежде чем контролируемый алгоритм машинного обучения станет полезным, ему потребуется набор данных, которые можно использовать для обучения «основной истине» для классификатора. Хорошо известно, что качество и содержание обучающих данных сильно влияют на алгоритмы машинного обучения (например, Friedman et al., 2001; Mackenzie, 2017). Поэтому, выбирая набор данных, мы в то же время дали модели машинного обучения дополнительные подсказки относительно того, какой тип языка вражды мы ищем.Ошибки, потенциально вызванные обучающими данными, иногда довольно очевидны в существующих системах. Например, оценки токсичности, полученные с помощью искусственного интеллекта Google Jigsaw Conversation, современной модели для обнаружения токсичного языка, обвиняются в том, что они дают более высокие оценки токсичности предложениям, которые включают женщин / женщин, чем мужчин / мужчин (Jigsaw, 2018). Такие различия связаны с чрезмерным представлением определенных классов в обучающих данных, на которых построена система: без тщательного баланса любой собранный набор реальных данных содержит более токсичные комментарии, касающиеся женщин, поэтому оценка токсичности привязывается к этим конкретным данным. слова, которые должны быть только «нейтральным контекстом».”

Зная об этом ограничении, мы попытались создать набор обучающих данных, который был бы как можно более сбалансированным. Во-первых, мы использовали подмножество набора данных обсуждений в Facebook из политически настроенных общедоступных групп Facebook на финском языке, собранных для другого исследовательского проекта, связанного с расизмом, в котором участвовали авторы, а также другой набор данных, содержащий сообщения о политических группах из крупнейших Онлайн-дискуссионная доска на финском языке (Lagus et al., 2016). Сообщения Facebook были запрошены из большей базы данных с использованием списка слов, относящихся к меньшинствам.Список слов был взят непосредственно из отчета о преступлениях на почве ненависти Университетского колледжа полиции Финляндии, где те же слова использовались для запроса преступлений на почве ненависти из их внутренней базы данных полицейских отчетов (Rauta, 2017). Для нас, исследователей, это была обычная и приемлемая стратегия экстернализации некоторых выборов, сделанных в ходе исследований, сделанных для существующих исследований или исследований, и, таким образом, способ обойти некоторые трудности с определением, связанные с концепцией языка вражды.

Поскольку наиболее распространенная форма языка вражды, выявленная в финском обществе, связана с этническими меньшинствами (Rauta, 2017, 2019), наш набор данных онлайн-дискуссий, связанных с расизмом, можно считать осуществимым.Однако мы знали о возможных критических замечаниях, которые могут быть высказаны проектом, например, об обвинениях в цензуре определенных типов / тем речи, и поэтому мы специально стремились включить данные, которые также были нацелены на другие меньшинства, такие как инвалиды или шведы. говорящее меньшинство. Кроме того, мы ожидали, что такой проект мониторинга встретит критику за то, что он сосредоточен только на меньшинствах и отвергает ненавистнические высказывания, направленные на политиков. Поэтому мы расширили наш исходный набор обучающих данных данными онлайн-форумов, отфильтрованных уничижительными словами, относящимися к названным политическим группам: словом, относящимся к партии истинных финнов («perpanssi», 50 сообщений), и словом, которое является финским эквивалентом слова воин социальной справедливости («сувакки», 50 сообщений).

Определение и количественная оценка языка вражды

Поскольку ни академическое сообщество, ни финское законодательство не предлагают четкого определения языка вражды, нам пришлось начать с формулирования нашего собственного определения для целей классификации данных. Как обсуждалось в разделе «Определения и исследование языка вражды», мы стремились охватить как незаконные, так и «законные» формы языка вражды, оставляя окончательное решение на усмотрение юристов ННЦН. Мы основали свое определение на определении языка ненависти в Рекомендации 97 (20) Комитета министров Совета Европы: «Язык вражды охватывает все формы выражения, которые распространяют, разжигают, поощряют или оправдывают расовую ненависть, ксенофобию, антисемитизм или другие формы ненависти, основанные на ненависти. по нетерпимости.«Кроме того, мы использовали материалы, собранные НПО Article 19 (2015), и их тест из шести частей для выявления языка ненависти, а также материалы, подготовленные Сетью этической журналистики для журналистов, чтобы выявить язык вражды, который основан на принципах, изложенных в Рабатский план действий (УВКПЧ, 2013 г.). Последние две группы материалов решительно отстаивают фокус, который выходит за рамки содержания речи и принимает во внимание контекст, статус говорящего и потенциальные последствия речевого акта.Мы обсудили эти аспекты на этапе планирования, но признали, что их будет трудно достичь с помощью нашего вычислительного подхода.

Некоторые контекстные элементы легче контролировать: например, в нашем контексте, отмеченном выборами, статус говорящего был ясен; каждый человек, за которым следовали, был кандидатом и, таким образом, выступал с довольно значительной политической позиции, узаконенной партией. Вопросы, связанные с контекстом и потенциальным вредом, причиняемым разжиганием ненависти, намного сложнее.Мы рассмотрели различные способы изучения контекста выражения, включая, например, загрузку цепочки сообщений, в которой было опубликовано исходное сообщение, или выполнение некоторого анализа учетных записей авторов, как было предложено ElSherief et al. (2018). Однако расширение нашего сбора данных для включения контекста или профилей также будет означать включение сообщений от неполитических субъектов, таких как обычные граждане, в наш сбор данных. Такое наблюдение потребует веских оправданий, особенно если оно осуществляется в рамках проекта с участием государственного деятеля.Таким образом, мы решили оставить оценку контекста и потенциальных последствий на этапе ручной проверки, выполняемой представителями ННЦН после того, как потенциальные сообщения о ненависти были обнаружены системой.

Кроме того, мы стремились включить некоторые из более детальных определений в нашу книгу кодов, чтобы выявить законные, но проблемные формы дискурса языка вражды. Помимо аннотации уровня языка вражды, мы использовали вышеупомянутые определения и тесты для создания следующего списка характеристик, характерных для сообщения в четко обозначенной категории языка ненависти: сообщение содержит (1) призыв к насильственным действиям; (2) призыв к дискриминации или поощрение дискриминации; (3) попытка унизить человеческое достоинство на основании их характеристик; (4) угроза насилия или поощрение насильственных действий; или (5) неуважение, подстрекательство, обзывание или клевета.Изначально мы планировали аннотировать наличие этих функций в сообщениях. Кроме того, наш первоначальный план классификации включал четырнадцать различных ярлыков, используемых для идентификации группы, к которой направлена ​​речь. Однако, в конце концов, мы никогда не использовали эти более конкретные ярлыки, кроме уровня серьезности речи, поскольку классификация даже этого уровня речи оказалась более сложной и трудоемкой, чем ожидалось. Однако такая многоуровневая система классификации была успешно представлена ​​в некоторых недавних научных публикациях (Burnap, Williams, 2016; Relia et al., 2019).

При аннотации серьезности языка вражды мы использовали шкалу от 0 до 3 (где 3 четко указывает на язык ненависти, 2 указывает на вызывающую раздражение гневную речь, 1 указывает на нормальное обсуждение критическим тоном, а 0 означает нейтральный). Хотя разжигание ненависти, особенно в юридическом смысле, является задачей бинарной классификации, мы решили использовать более тонкую шкалу, чтобы лучше изучить явление и его серьезность в финском контексте и создать набор данных, который потенциально может быть использован для других целей. цели позже.Нам потребовалось много времени и доработки кодовой книги, чтобы достичь разумного уровня консенсуса среди аннотаторов. С четырьмя кодировщиками - двумя авторами, одним представителем НПО и научным сотрудником, ни один из которых на тот момент не мог считаться экспертом по разжиганию ненависти, - мы потратили почти 6 часов на кодирование подмножеств из 100 сообщений, прежде чем достичь приемлемого уровня согласия. по шкале Каппа Коэна (> 0,7) при обсуждении наших принципов классификации после каждого неудачного раунда. После этого оставшаяся часть обучающей выборки кодировалась четырьмя исследователями индивидуально.

ВСЕ СОМАЛИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ СЛЕДУЮТ СВОБОДНЫМ СКОТОМ И ОТПРАВЛЯТЬСЯ В ПУСТЫНУ ЧЕРЕЗ СИПЕРИЮ, ЗАКРЕПЛЕНИЕ…

[данные обучения, аннотированный уровень 3]

Если финн по рождению пожалуется на решение, принятое должностным лицом, например, на плату за парковку, вы получите еще один штраф в размере 250 евро. Я предполагаю, что для иммигрантов тоже есть плата, верно ??

[данные обучения, аннотированный уровень 2, в обсуждении обжалования отрицательных решений соискателей убежища относительно их статуса беженца]

Как следует из приведенных выше примеров, следует признать, что разнообразие сообщений было настолько широким, что мы, вероятно, все еще могли найти сообщения, по которым мы не согласны.После каждого цикла кодирования мы обсуждали каждый пример, по которому мы не соглашались, и работали над созданием совместной концепции особенностей языка вражды. Стало ясно, что собственное знание кодировщика проблемы и связанных выражений повлияло на их суждения. Например, человек может легко распознать определенные невнятные слова, если они встречались ранее. Во время нашей классификации мы обсуждали, например, выражение «Джон ночи» («yön Timo» по-фински), уничижительное слово, используемое для обозначения цветных людей в Финляндии.Один из наших аннотаторов никогда раньше не сталкивался с этим термином, и ненавистное содержание сообщения не было очевидным без этого предварительного знания: казалось, что сообщение было о конкретном человеке, а не относилось к целой группе людей с групповым существительным. Противоположные наблюдения обсуждаются Waseem (2016), который показал, что кодировщики-любители с большей вероятностью классифицируют контент как язык вражды, чем обученные эксперты. Аналогичным образом Дэвидсон и др. (2017) подчеркнули наличие культурных коннотаций, поскольку они обнаружили, что сообщения с расистским или гомофобным содержанием с большей вероятностью будут классифицироваться как разжигание ненависти, чем сексистские сообщения, которые обычно классифицируются только как оскорбительные.

Однако цель выступления влияет на серьезность дела, как это предусмотрено законодательством Финляндии. Уголовный кодекс (24§9) осуждает клевету, но делает исключение для критики, направленной на действия человека в политике, бизнесе или другой общественной позиции. Кроме того, в некоторых определениях языка вражды делается упор на дискриминацию и меньшинства, что означает, что язык вражды более жесток, когда нацелен на меньшинство, а не на большинство, таких как белые гетеросексуальные мужчины в случае Финляндии.По этим причинам в приведенном ниже примере сообщения первая часть критики, направленная в адрес политика, не считается языком ненависти, но последняя часть, в которой осуждаются все люди, живущие в сельской местности, может рассматриваться как язык вражды:

« [политик-популист] - сложный случай, потому что он [как] сборище хулиганов. Услышав его лепет о беженцах, мы знаем его позицию в отношении защиты природы, женщин, геев, крупных плотоядных животных, торфа, войны, диссидентов, насилования лесов.В любом случае, подобные его мнения, по крайней мере, для меня крайне неприятны. Кстати, в деревне 90 процентов населения - такие же придурки. Независимо от пола ».

[данные обучения, аннотированный уровень 3]

Разработка системы машинного обучения

Для достижения целей проекта мы разработали инструмент, который обрабатывает сообщения в социальных сетях и выделяет наиболее вероятные сообщения, содержащие язык вражды, для проверки вручную.В то время как в других исследованиях были созданы системы идентификации языка ненависти, отраслевые решения и существующие библиотеки, ни одна из них не могла быть напрямую использована для этого процесса, поскольку они обычно создавались и обучались для данных на английском языке. Насколько нам известно, наш проект был первой моделью обнаружения языка ненависти, реализованной в Финляндии, не считая проприетарных систем машинного обучения, которые существуют в компаниях, предлагающих автоматизированные инструменты модерации для медиа-организаций. Поэтому мы построили и протестировали пользовательскую модель классификации текста.Используя стандартные библиотеки, мы протестировали различные алгоритмы машинного обучения, чтобы определить наиболее эффективный.

Текстовые данные были предварительно обработаны и очищены с использованием стандартных подходов интеллектуального анализа текста, в первую очередь выделения слов. Чтобы обучить такую ​​модель, наша первоначальная четырехуровневая шкала была сокращена до бинарной классификации четко обозначенного языка ненависти по сравнению с другими типами речи. Набор данных был довольно искажен даже с учетом четырехуровневой шкалы, при этом в наборе данных преобладали слова, не содержащие ненависти.В дополнение к двоичной классификации наш алгоритм дал оценку вероятности для каждого сообщения, которая затем использовалась для сортировки сообщений на основе того, насколько вероятно, что они содержат язык вражды. Следовательно, следуя требованиям выбранного подхода, текстовые обучающие данные были количественно определены и абстрагированы до формата, который позволял преобразовать ненависть в вероятности (см. Mackenzie, 2013).

Обучающий набор использовался для выбора метода извлечения признаков и машинного обучения, а также для обучения модели обнаружения языка вражды (Friedman et al., 2001). Мы следовали лучшим практикам в прикладном машинном обучении и разделили собранный набор данных на набор данных для обучения (90%) и набор данных для тестирования (10%). Набор обучающих данных использовался для обучения модели, в то время как набор тестовых данных использовался только для оценки производительности. Кроме того, поскольку не существует существующих реализаций для обнаружения языка вражды на финском языке, мы протестировали и сравнили эффективность различных комбинаций методов: взвешенного пакета слов (BOW) (Sparck, 1972) и FastText с предварительно обученным финским словом. вложения (FT) (Bojanowski et al., 2017) для извлечения признаков и гауссовский наивный байесовский (GNB), полиномиальный наивный байесовский (MNB), случайный лес (RF) и машины опорных векторов (SVM) в качестве методов машинного обучения. Этот набор методов был выбран потому, что эти методы широко применялись в задачах классификации текста и других сложных задачах машинного обучения, таких как фильтрация спама или организация документов (например, Aggarwal and Zhai, 2012). Результаты эксперимента изображены в виде кривой рабочих характеристик приемника на рисунке 1; точность, отзывчивость и оценка F1 представлены в таблице 1.

Рисунок 1 . Кривые ROC, отображающие истинную положительную частоту (TPR) и ложную положительную скорость (FRP) для каждой комбинации извлечения функций / метода машинного обучения.

Таблица 1 . Таблица результатов тестирования для различных метрик для каждой комбинации метода извлечения функций / машинного обучения с порогом = 0,5.

Комбинация BOW + SVM показала наилучшие результаты в эксперименте, явно превзойдя другие методы и обеспечив отзыв 0.3140, самый высокий уровень точности (0,7941) и самый высокий ROC AUC (0,8516). Кривая ROC (кривая рабочих характеристик приемника), в частности, была важна для нас, потому что мы хотели отсортировать сообщения на основе вероятности того, что они могут быть классифицированы как разжигание ненависти, и не хотели пропускать какие-либо сообщения ненависти. На рисунке 1 показано соотношение между показателем истинных положительных результатов (TPR) и показателем ложных положительных результатов (FPR): ось FPR описывает коэффициент ошибок (чем ниже, тем лучше), а ось TPR описывает общий уровень успеха (чем выше, тем лучше).Задача состоит в том, чтобы найти такой баланс, чтобы TPR был высоким, а FPR - низким. Основываясь на результатах, мы решили использовать комбинацию BOW и SVM для обнаружения языка вражды.

Готово, готово, вперед! Этап мониторинга и результаты проекта

Сбор потоковых данных, полученных в течение периода мониторинга, был ограничен политиками, которые зарегистрировались в качестве кандидатов в любом финском муниципалитете и которые публично проводили кампанию в Facebook или Twitter. Дескрипторы Twitter или URL-адреса страниц Facebook были извлечены из данных приложения для голосования, опубликованных национальной вещательной компанией YLE - очистка этих данных также заняла несколько рабочих дней.В то время как более 33 000 кандидатов подписались на выборы по всей стране, лишь ограниченное число из них использовали социальные сети для проведения публичных кампаний: наш окончательный сбор потоковых данных включал 6400 страниц в Facebook и 1308 профилей в Twitter, что в общей сложности составило 26 618 сообщений для проверки. Лист данных содержал идентификатор сообщения, временную метку, автора записи, контент публикации, платформу контекста и исходный URL. Планируя сбор данных, мы также рассмотрели законность проекта и ознакомились с Законом Финляндии о персональных данных, сделав вывод, что он дает разрешение на сбор данных от лиц, занимающих публичное положение (Закон о персональных данных, 1999 г.).

В течение месяца, предшествующего дню выборов, мы запускали детектор один раз в день. Мы загрузили сообщения из социальных сетей, опубликованные кандидатами в Facebook или Twitter в течение предыдущего дня, затем спрогнозировали уровень языка вражды (то есть оценили каждое сообщение с использованием обученной модели) и сохранили результаты в файле CSV. CSV содержал только сообщения и оценки прогнозов; ни имена пользователей, ни URL-адреса не были включены. CSV был отправлен на ручную проверку представителям NDO, которым было поручено отсортировать сообщения по оценке прогноза и пометить их, используя ту же четырехуровневую шкалу аннотаций, которая использовалась для данных обучения.Как объяснялось выше, этот шаг является окончательной квалификацией в отношении того, был ли выявленный речевой акт незаконным языком ненависти или языком ненависти согласно Комитету министров Совета Европы (1997). После этапа ручного отбора сгенерированные новые образцы были использованы для повторного обучения модели обнаружения языка вражды (см. Рисунок 2). Государственные служащие, работающие в офисе NDO, являются обученными юристами, работа которых сосредоточена на проблеме дискриминации. Поэтому мы договорились, что они будут теми, кто предоставит окончательную «основную истину», а последнее слово в отношении уровня языка вражды, обнаруженного в каждом сообщении, останется за экспертами.

Рисунок 2 . Модель процесса обнаружения языка вражды.

В ходе проекта мониторинга мы обнаружили, что модель дает довольно высокие баллы для сообщений, не содержащих языка вражды, по сравнению с результатами проверки вручную. Это может быть связано с тем, что алгоритм обнаружения изначально был обучен на более предвзятом наборе выборок по сравнению с фактическим распространением языка вражды в политических выступлениях в Интернете или, по крайней мере, в сообщениях кандидатов, или по сравнению с более строгой классификацией, проводимой аннотаторы обучающих данных.Другая причина может заключаться в том, что обучающий набор данных состоит не из сообщений, написанных политиками, а из сообщений, написанных обычными гражданами, что может подразумевать другой языковой стиль - это явное ограничение нашей модели машинного обучения. Однако прогнозы модели были улучшены за счет ее переобучения на этапе мониторинга. В конце концов, только 205 из 26 618 сообщений были классифицированы системой машинного обучения как разжигание ненависти. После ручной проверки было определено, что только пять сообщений содержали язык вражды, требующий дальнейших мер, а 43 сообщения почти представляли собой язык вражды.В конце концов, представитель NDO подал в полицию обвинение за одно сообщение, но это сообщение было идентифицировано вручную, а не системой машинного обучения. Партиям было направлено два письма с уведомлением о посланиях их кандидатов.

После проекта исходный код созданной модели был опубликован в виде открытого кода с лицензией MIT на GitHub (Futurice, 2017). Это был акт, требуемый политикой участвующей компании-разработчика программного обеспечения, а также акт алгоритмической прозрачности, за который выступает команда проекта.Однако открытая доступность алгоритма мало что говорит о системе без обучающих данных, используемых для обучения алгоритма. Мы решили не публиковать данные по двум причинам: во-первых, выпуск набора потенциально токсичных сообщений только сделает такие дискуссии более широкими, а во-вторых, публикация наборов данных в социальных сетях ограничена основными платформами (см. Williams et al., 2017).

Мнения участников после проекта

Наши интервью показывают, что в конечном итоге участвующие организации не получили прямых, измеримых выгод от проекта, которые могли бы отражать первоначальные, возможно, слишком грандиозные, ожидания.Один из представителей НПО заявил, что их видение кажется немного наивным в ретроспективе: «У меня было видение, что может быть какая-то панель инструментов, на которой можно увидеть количество ненавистнических высказываний или уровень гнева в этой речи». Разработанная технология не содержала такого UI. Вместо этого сообщения, помеченные как потенциально разжигающие ненависть, отправлялись в государственный орган в виде таблиц. В то время видение высоких технологий сильно отличалось от того, как информация передавалась из системы тем, кто использовал ее для принятия решений.Аналогичным образом респондент из государственного органа заявил, что модель по-прежнему требует от их организации слишком много ручной работы. Хотя намерение исследователей состояло в том, чтобы построить более детальную схему классификации и, следовательно, алгоритм, который мог бы обнаруживать эти нюансы, с точки зрения интервьюируемого, модель пометила слишком много сообщений как потенциально разжигающие ненависть, даже с усеченной системой классификации:

« ну, если вы спросите меня, например, если это сработало, то ничего не вышло {смеется} - или да, было обнаружено слишком много или в основном слишком мало; затем он обнаружил слишком мало, эм, чего-то, что можно было бы категорически классифицировать как язык ненависти, что привело к тому, что нам пришлось просматривать гораздо больше сообщений, потому что, типа, вы не могли этому доверять, ему нельзя было доверять в любом случае.”

Тем не менее, проект был важным опытом обучения для организаций, поскольку они должны были на собственном опыте испытать требования для создания модели машинного обучения и необходимую человеческую работу. Это также помогло им понять, какие роли могут играть разные эксперты в построении таких моделей. Например, одна из организаций упомянула умение задавать правильные вопросы по данным, чтобы построить лучшую систему - понятие, также выявленное в исследованиях критических данных (например,г., Бойд и Кроуфорд, 2012):

Итак, [аннотаторам] должна была быть предоставлена ​​еще более фундаментальная информация. Чтобы они не начали с такой смутной интуиции, как эта, я чувствую, что вначале им не было ясно, что не всякая гневная речь является преступной - или, например, явно преступным действием. Итак, вроде бы, сам основной вопрос. Но кое-что интересное, да, и, по крайней мере, я придерживаюсь той позиции, которую мы узнали прямо сейчас, например, насколько четко нужно подбирать слова, чтобы такие проекты могли быть достаточно ценными.”

Таким образом, НПО действительно сочли проект полезным в более широком смысле: проект рассматривался как небольшой пилотный проект, попытка понять, чего можно достичь с помощью передовых алгоритмических методов. Фактически, в некоторых случаях участвующие НПО не решались даже назвать это «проектом», поскольку на него не выделялось конкретное финансирование, и он был скорее дополнительным упражнением, связанным с текущими проектами и интересами участвующих организаций. Этот несколько бережливый подход также вызвал некоторые незначительные проблемы во время проекта, когда последняя информация не всегда была четко передана.Например, после того, как исследователей пригласили присоединиться к проекту, правительственный орган выразил удивление, что некоторые новые люди начали комментировать онлайн-документы о проекте. Для ННЦН было важно знать, кто участвовал, потому что они играют роль общественных деятелей, а это означает, что у них есть определенные юридические обязанности. Например, для них было крайне важно соблюдать финский закон.

Наконец, проект привел к некоторым непредвиденным - если не непредвиденным - последствиям.Проект получил широкое освещение в средствах массовой информации после того, как университет Аалто разослал пресс-релиз. В результате участники проекта получили много прямой и косвенной критики и даже угроз убийством. Сюда входили исследователи, но особенно представители ННЦН, которые, как государственные деятели, превышали свои полномочия. Например, интернет-газета Партии истинных финнов осветила проект под заголовком «Министерство юстиции участвовало в создании системы, которая требовала от кандидатов каждого сообщения в социальных сетях» (Suomen Uutiset, 2017).Тот же член партии направил министру юстиции официальный запрос относительно действий ННЦН в проекте. Кроме того, публичное онлайн-обсуждение проекта на различных онлайн-аренах (особенно тех, которые известны своей поддержкой популистских взглядов) описало его как незаконную систему наблюдения, которая противоречит свободе слова, что нарушает закон и просто потребляет ресурсы общества. Другие критики подозревали, что разработанный алгоритм согласуется с политическими взглядами тех, кто его разрабатывает, и был разработан только в политических целях и для осуществления политической власти над антииммиграционными группами.В Интернете проект часто упоминался с антиутопическими обвинениями в том, что он действует как «полиция мысли» в оруэлловском обществе, или сравнивался с нацистским рейхом и восточногерманской Штази. Онлайн-дискуссантов не обманула идея объективности, часто связанная с алгоритмами (например, Beer, 2016; Markham et al., 2018): по словам одного анонимного автора форума, «алгоритм - это просто более красивое название для списка вещей, которые представляет собой разжигание ненависти со стороны того, кто его сделал. Так что это больше похоже на алгоритм мнения.«Несколько человек также связались с компанией-разработчиком программного обеспечения и попросили показать алгоритмы и данные.

Команда проекта приняла решение не публиковать какие-либо из отслеживаемых сообщений или каким-либо образом определять действующих лиц, чтобы не придавать сообщениям большую огласку. Кроме того, мы не хотели, чтобы основной тон проекта был инкриминирующим, а скорее поощрял толерантное использование языка в политической кампании. Оглядываясь назад, мы могли бы спросить, была ли эта миссия выполнена в том смысле, что мы действительно разработали инструмент мониторинга языка ненависти, но наиболее заметным последствием этого инструмента было то, что он в конечном итоге вызвал больше ненавистнических высказываний в обществе посредством онлайн-дискуссий и прямого воздействия на людей. ННЦН.

Обсуждение

В рамках совместного проекта, изучаемого в данном исследовании, была предложена уникальная точка зрения на выявление языка вражды с двойной точки зрения: как язык вражды становится технической проблемой и как участники понимают его, работая с алгоритмической системой. С точки зрения критических технологических исследований мы признаем проблемный характер сбора данных и количественной оценки ( cf . Van Dijck, 2014; Mackenzie, 2017) эмоций и эмоционального языка, например языка ненависти.Распознавание языка ненависти не является однозначной задачей даже для людей, что делает его довольно сложной задачей для машин - или задачей, которая может быть достигнута в том смысле, что даны вероятности, но их достоверность должна быть критически оценена. Как обсуждалось во введении и в предыдущих исследованиях этого явления (например, Baider et al., 2017; Brown, 2017a, 2018; Udupa and Pohjonen, 2019), язык вражды - это концепция с различными определениями, юридическими интерпретациями и культурными коннотациями. , что делает его автоматическое распознавание сложной технической задачей, но именно из-за этого он представляет собой тип социальной проблемы, которую многие участники надеются решить с помощью технологий.Далее мы обсудим проблемные аспекты нейтрализации ненависти, размышляя о нашем собственном опыте в этом проекте.

Во-первых, основная цель проекта, по сути, заключалась в количественной оценке ненависти в виде одной цифры и показателя ожидания (см. Mackenzie, 2013). Это происходит, во-первых, при классификации обучающих данных, а во-вторых, при векторизации текстовых данных для метода машинного обучения (Mackenzie, 2017). Хотя в рамках проекта было разработано достаточно хорошо работающее решение для машинного обучения, автоматизированный подход требует значительного упрощения, например использования элементарных шкал для классификации языка вражды, который в действительности имеет несколько разных тонов и разновидностей.Действительно, язык вражды - это развивающееся языковое явление, и его характеристики соответствуют обсуждениям и тенденциям в данном культурном контексте и в обществе в целом. Это также явление, на которое постоянно влияют алгоритмические системы, в которых происходит наше общение с людьми ( cf . Sharma, 2013; Udupa and Pohjonen, 2019). Пользователи также осведомлены о количественной оценке и мониторинге конкретных ключевых слов, выполняемых платформами социальных сетей (например, Gerrard, 2018). Вот почему они постоянно разрабатывают новые способы более скрытого выражения таких эмоций, как ненависть и нетерпимость, например, намеренно искажая слова или создавая новые уничижительные или творческие метафоры (см.Baider et al., 2017; Браун, 2018). Подумайте, например, о довольно оскорбительном, но хитро замаскированном заявлении финского политика: « Иммигрант - это пятно на улице ». Аннотирование данных обучения научило нас тому, что определение языка ненависти непонятно даже для людей; у нас были проблемы с достижением согласия, и мы были вынуждены пересматривать определения несколько раз, прежде чем прийти к общему пониманию. В процессе количественной оценки и векторизации мы неизбежно сглаживаем данные и теряем разнообразие выражений.Однако именно это делает алгоритмы мощными благодаря их способности выполнять абстракцию (Pasquinelli, 2015, цитируется по Mackenzie, 2017, p. 9).

Во-вторых, существующие методы машинного обучения в значительной степени основаны на существующем словаре или списках слов, включая модели набора слов и вспомогательные векторные машины, используемые в этом проекте. Однако язык вражды - это не явление, состоящее только из слов или списков слов, даже если они могут указывать на ненависть (см. Burnap and Williams, 2015; Udupa and Pohjonen, 2019).Фактическое настроение или эмоциональный тон конкретного сообщения в огромной степени зависит от окончательной формы выражения. Хотя векторные модели слов несколько чувствительны к контексту слов, в сочетании с подходом BOW они выделяют определенные слова как функции при развертывании модели. По какой-то причине показатели производительности для BOW, кажется, обычно дают лучшие результаты, чем встраивание слов FastText, которые должны быть более чувствительны к контексту и комбинациям слов.

Словесно-центрированный подход становится еще более проблематичным при работе с данными социальных сетей, которые по своей природе весьма специфичны.Он характеризуется просторечными выражениями и содержит обыденные слова и грамматические вариации, что особенно характерно для финского языка, где разговорный и письменный язык значительно различаются. Кроме того, социальные сети постоянно развиваются и включают в себя более визуальные формы общения. На основе изображений и видео построено не только несколько платформ, но и использование визуальных элементов, таких как смайлики и гифки, становится все более распространенным явлением на каждой платформе. Когда данные социальных сетей обрабатываются как текст, эти визуальные сообщения выглядят просто как пустые места.Адекватный учет визуальных форм коммуникации потребует более сложных методов сбора данных и, на практике, отдельных алгоритмов для идентификации любого содержания из визуальных сообщений. Выявление настроений, лежащих в основе изображений или мультимодальных данных, - задача гораздо более сложная, чем анализ настроений на основе текста (например, Soleymania et al., 2017).

В этом смысле следование стандартным современным процедурам машинного обучения приводит к техническому решению, которое противоречит всему, что мы знаем о языке ненависти как социальном и контекстуальном явлении, и которое также подчеркивается в языке ненависти. рекомендации по предотвращению, такие как Рабатский план действий (УВКПЧ, 2013).В таком технологичном проекте, как наш, интересно наблюдать, как мы в конечном итоге разрабатывали и внедряли решения, которые полагались на алгоритм, хотя, как социологи, мы знаем важность контекстных подсказок, таких как тема сообщения и позиция оратор. Ограниченные ресурсы и требования самого процесса для развертывания хотя бы относительно работающей системы означали, что многое из того, что было сделано, было продиктовано технологиями и возлагаемыми на них ожиданиями, а не беспорядком эмпирического мира.Магия машинного обучения заключается в том, что акторам легко следовать программным методам производства знаний в данной области, не только для организации данных, но и для организации взаимоотношений между людьми и машинами в процессе (Mackenzie, 2017).

Помимо уроков, извлеченных в рамках части исследования, посвященной машинному обучению, установка, ориентированная на практическое исследование, позволила нам наблюдать такие эмоциональные реакции, как надежды, мечты и страхи, связанные с технологией машинного обучения.Основываясь на наших наблюдениях, интервью с участниками проекта и анализе онлайн-дискуссий в ответ на проект, мы определили, как участники - даже мы сами - стремились к эффективной автоматизации, а также к нейтральности и объективности, привнесенным алгоритмом. В частности, нетехнические участники рассматривали систему как более объективного посредника, чем человека, потому что идентификация ненависти могла быть передана на аутсорсинг: это можно было бы назвать воображаемым участниками (Bucher, 2017) для алгоритма машинного обучения, который изменилось во время и после проекта.Это было особенно заметно на этапе планирования: не имея более глубокого понимания алгоритмической реализации системы, участники не имели опыта, чтобы подвергнуть сомнению функционирование системы, прежде чем они столкнулись с автоматической классификацией, предложенной моделью. Как описано в этой статье, участники были в конечном итоге разочарованы скучными, обычными инструментами, такими как используемые файлы Excel.

Как ретроспективно отметили опрошенные, дополнительная ручная работа, необходимая для проверки результатов, а также частые ошибки в прогнозах снижали удобство использования внедренной системы.Модель была спроектирована, протестирована и построена в соответствии с новейшими достижениями информатики, но, в конце концов, она не смогла выполнить поставленную задачу. Разочарование участников отражает общие ожидания автоматизации и эффективности, связанные с алгоритмическими системами (Mackenzie, 2017; Pääkkönen et al., 2020), которые, тем не менее, редко выполняют свои задачи идеально при работе со сложными языковыми данными. Как отметили Гриммер и Стюарт (2013, стр. 4), «[t] сложность языка подразумевает, что все методы обязательно не в состоянии обеспечить точное описание процесса генерации данных, используемого для создания текстов.”

Различия выявляются при наблюдении за ожиданиями технологии в нашем эмпирическом материале: в то время как участники выражали мечты о магическом и объективном технологическом агентстве, критические онлайн-дискуссии были сосредоточены на опасениях предвзятого человеческого вмешательства, встроенного в технологию. По сути, те, кто не согласился с первоначальным предложением о противодействии разжиганию ненависти, воспринимали внедренную систему как репрезентативную с недемократическими ценностями. Таким образом, критики совершенно открыто признали потенциальную нормативность и властные структуры, заложенные в алгоритмы (Ziewitz, 2016; Grosman and Reigeluth, 2019).Ответы указывают на интересную дихотомию, охватывающую весь диапазон проекта: в то время как технологии использовались как инструмент для борьбы с онлайн-эмоциями, в ответах одновременно использовались те же эмоции, что и средство борьбы с технологическим неизвестным, таинственный алгоритм. проведение процесса мониторинга или наблюдения. Те люди, которые не участвовали в проекте, выразили разочарование в связи с неизвестным и неконтролируемым, в то время как те, кто был частью проекта, выразили разочарование в связи с исчезающей магией технологий, которая не смогла выполнить свои мифические обещания.В самом деле, Маккензи (2017) указал, что машинное обучение - это не совсем автоматизация, а, скорее, реконфигурация взаимоотношений человека и технологии. Его реализация порождает новые ситуации, в которых человеческое знание объединяется с вероятностным расчетом, и обнаруживаются ограничения обоих.

Наконец, наш проект имеет дело с технологиями, которые все чаще используются в отрасли, например, для мониторинга и модерации онлайн-обсуждений, и, следовательно, в будущем изменят нашу коммуникационную среду и наше общество (см. Brown, 2018).Вот почему мы утверждаем, что необходимо лучшее понимание возможностей и ограничений этих технологий, а подходы к практическому исследованию и открытая наука являются одними из инструментов, необходимых для создания общедоступных знаний (см. Kennedy et al., 2014). Наш пилотный проект вносит свой вклад в эту потребность, открывая процесс разработки одного такого «черного ящика», основанного на технологиях машинного обучения и который в отрасли, вероятно, будет продаваться как форма искусственного интеллекта. Кроме того, наш случай касается проблемы политического клина, имеющей большое политическое и социальное значение, которая эффективно выявляет аффективные практики осмысления.В то время как наш проект был довольно мелким пилотным, включение различных организационных субъектов в процесс позволило нам изучить их понимание и ожидания в контексте новых технологических решений, а также выявить некоторые соответствующие практические последствия, которые будут обсуждаться далее. .

Практическое применение

Во-первых, и это наиболее важно, система, которая работает для мониторинга языка вражды или других форм ядовитой лексики в Интернете, должна быть долгосрочным, постоянным проектом с итеративным подходом к его разработке.Для этого требуются начальные, надежно аннотированные обучающие данные и непрерывный поток обновленных, аннотированных людьми данных для повторного обучения алгоритма. Цикл переобучения в нашей системе показал, что оценки прогнозов стали более точными в течение 1-месячного периода. Итерационная модель также может решить некоторые проблемы, связанные с известной проблемой контекста, связанной с моделями машинного обучения: разработанные модели не работают хорошо, если используются в других, даже немного отличающихся, условиях (Yu et al., 2008; Grimmer and Stewart, 2013 ).В некоторой степени системы пометки контента, внедренные и поддерживаемые, например, крупными технологическими компаниями (см. European Commission, 2016), могут рассматриваться как способ включения человеческого фактора в цикл. Такая реализация, например, могла бы лучше учесть меняющиеся нюансы в формах мягкого языка ненависти, а также используемых перифраз и эвфемизмов. Еще один многообещающий подход - использование трансферного обучения, реализованного для обнаружения языка вражды Waseem et al.(2018).

Во-вторых, то, что делает помеченные системы рискованными, заключается в том, что наши выводы подчеркивают важность подготовленных аннотаторов с хорошими знаниями как классифицируемого явления, так и культурных коннотаций, связанных с ним; важно знать местные ругательства и другие выражения, а также любые юридические определения, на которых может быть основана система. Аналогичные идеи были также подчеркнуты Рабатской конвенцией (УВКПЧ, 2013 г.) и рекомендацией Европейской комиссии от 2018 г.: незаконный онлайн-контент должен выявляться в сотрудничестве с доверенными лицами, сообщающими информацию, которые могут проводить целостную оценку контента.Один из респондентов из НПО заявил, что после участия в проекте стало очевидно, что проекты такого рода должны опираться на разные области знаний: язык вражды - понятие, которое сложно определить даже экспертам, поэтому было бы невозможно заставить людей чей опыт не в этой области отвечает за определение систем классификации для этого типа материалов. Это означает, например, что краудсорсинговые аннотации с использованием MTurk и т.п. следует рассматривать с большой осторожностью.

В-третьих, несмотря на проблемы, связанные с этой задачей, мы рекомендуем, чтобы будущие модели распознавания языка ненависти фокусировались не только на содержании сообщения, но также учитывали контекстуальные факторы, связанные с языком вражды, которые подчеркиваются в различных исследованиях, рекомендациях и определениях ( например, УВКПЧ, 2013 г .; Статья 19, 2015 г .; Гаглиардоне и др., 2015 г.). Эти аспекты включают более широкий контекст обсуждения сообщения, статус и положение плаката сообщения, а также оценку публичности сообщения (см. Рабатский план действий, УВКПЧ, 2013, раздел 29).Существующие технологии позволяют, например, идентифицировать тему в полном онлайн-разговоре, а API-интерфейсы предоставляют числовые данные о досягаемости сообщения. Такие функции могут быть реализованы в моделях обнаружения, чтобы давать больше контекстных подсказок. Однако включение в модели более сложных, экологически обоснованных функций не обязательно приведет к созданию более удобных моделей (Grimmer and Stewart, 2013). Следовательно, такие эксперименты должны проводиться с использованием методов тщательной проверки, а также следует учитывать подходы, основанные на использовании компьютеров.Наконец, как также указывается в Рабатском плане действий (УВКПЧ, 2013, разделы 35–40), законодательство и технологические процедуры являются лишь одной из форм противодействия разжиганию ненависти и ядовитой сетевой культуре. В Плане действий и Инструментарии по статье 19 2015 года подчеркивается ответственность политических и религиозных лидеров, а также средств массовой информации, политических партий и других субъектов гражданского общества за соблюдение этических норм и социальную ответственность в отношении публичных выступлений.

Наконец, проблемным аспектом любой модели машинного обучения является то, что фактическую функциональность модели трудно объяснить непрофессионалам, которые, тем не менее, часто подвергаются влиянию модели.Как показывают онлайн-дискуссии, которые мы наблюдали в связи с проектом, люди могут весьма сомневаться в разработке и реализации алгоритмических систем, связанных с публичным обсуждением, и легко рассматривать их как угрозу. Таким образом, один из основных вопросов заключается в том, как сделать такие модели более подотчетными с моральной точки зрения? Прозрачность методов и обучающих данных - если не полный код и данные или, по крайней мере, принципы сбора и аннотации - очень важны. В этом ключе прозрачность в отношении лиц, за которыми ведется мониторинг, также имеет решающее значение, как и правовая основа и этические соображения, касающиеся сбора данных в первую очередь - также требуемых регламентом GDPR и рекомендованных Европейской комиссией (2018, разделы 16 –17).Было отмечено, что знание системных принципов может позволить подстрекателям обойти систему или перейти в другую, менее регулируемую среду (например, Citron, 2014; Brown, 2018). Тем не менее, мы подчеркиваем, в соответствии с вышеупомянутой идеей, что сокращение разжигания ненависти также является социальным и этическим вопросом, что для обучения людей могут быть полезны более прозрачные модели: совместная работа с пользователями для создания менее токсичных онлайн-культур. Однако повышенная открытость также влечет за собой новые виды ответственности для исследователей и практиков, создающих системы, которые можно использовать для целей наблюдения или профилирования.Поэтому важно учитывать, кто будет использовать обучающие данные и алгоритм после нас и для каких целей.

Заявление о доступности данных

Код, созданный в этом проекте, доступен в репозитории GitHub. Автоматическое обнаружение языка вражды по адресу https://github.com/futurice/spice-hate_speech_detection/.

Заявление об этике

Этическая экспертиза и одобрение не требовалось для исследования участников-людей в соответствии с местным законодательством и требованиями учреждения.Все опрошенные дали письменное информированное согласие в соответствии с этическими принципами исследования с участием людей, данными Финским национальным советом по честности исследований TENK.

Авторские взносы

S-ML руководил процессом написания рукописи, спроектировал структуру, написал большую часть текста, член проектной группы исследования действий, участвовал в разработке части машинного обучения, подготовке схемы классификации для обучающих данных и принимал участие в аннотации обучающих данных.JH отвечал за планирование и проведение интервью, а также за написание раздела анализа и планирование структуры рукописи вместе с S-ML. ТК отвечал за разработку и внедрение части машинного обучения, запуск скриптов обнаружения во время проекта, написание раздела машинного обучения в рукописи и входил в состав исходной проектной группы. MN принимал участие в разработке системы машинного обучения, отвечал за сбор потоковых данных во время проекта, участвовал в аннотации обучающих данных, писал и комментировал части рукописи, связанные с машинным обучением, и был членом исходной проектной группы.RP написала и помогла написать разделы, касающиеся определений языка вражды и исследований, а также помогла создать схему определений и классификации для исходного проекта.

Финансирование

Работа S-ML, JH, RP и MN для этого проекта финансировалась исследовательским проектом Академии Финляндии HYBRA - Расизм и общественная коммуникация в гибридной медийной системе (номер гранта 295948/2016). Кроме того, работа JH финансировалась Фондом KONE, проектом «Алгоритмические системы, мощность и взаимодействие».Работа TK финансировалась Фондом Chilicorn в Futurice.

Конфликт интересов

TK используется компанией Futurice Ltd, и работа для этого исследования проводилась в рамках их программы социального воздействия Spice Program.

Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Авторы выражают благодарность всем организациям, участвовавшим в первоначальном проекте, а также Петри Кола, Киммо Кярккяйнену, Юхо Пяакконену, Теему Роппонен и Вилья Ридман за помощь в работе с данными социальных сетей.

Сноски

Список литературы

Aggarwal, C.C., и Zhai, C. (2012). «Обзор алгоритмов классификации текстов», в Mining Text Data , под ред. C. C. Aggarwal и C. Zhai (Бостон, Массачусетс, Springer), 163–222. DOI: 10.1007 / 978-1-4614-3223-4_6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллард-Поэзи, Ф. (2005). Парадокс осмысления в организационном анализе. Организация 12, 169–196. DOI: 10.1177 / 1350508405051187

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аль-Махадмех, З., и Толба, А. (2019). Автоматическое обнаружение языка вражды с использованием потрясающей обработки естественного языка, оптимизирующей ансамблевый подход к глубокому обучению. Вычислительная техника 1-22. DOI: 10.1007 / s00607-019-00745-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Анат, Б.-Д., и Матаморос-Фернандес, А. (2016). Разжигание ненависти и скрытая дискриминация в социальных сетях: мониторинг страниц facebook крайне правых политических партий Испании. Внутр. J. Commun. 10, 1167–1193.

Google Scholar

Баджатия, П., Гупта, С., Гупта, М., и Варма, В. (2017). «Глубокое обучение для обнаружения языка ненависти в твитах», Труды 26-й Международной конференции по World Wide Web Companion – WWW'17 Companion (Нью-Йорк, Нью-Йорк: ACM Press), 759–760. DOI: 10.1145 / 3041021.3054223

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Байдер, Ф. Х. (2019). Le discours de haine disimulée: le mépris pour humilier. Dév. Soc. 43: 359. DOI: 10.3917 / ds.433.0359

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Байдер, Ф.Х. (готовится к печати). «Прагматика потеряна в определении языка ненависти в Интернете? Обзор и синтез языка вражды », в Язык вражды: определения, толкование и практика . Специальный выпуск журнала «Прагматика и общество» 11, ред. Ф. Байдер, С. Миллар и С. Ассимакупулос.

Байдер Ф. Х., Ассимакопулос С. и Миллар С. Л. (2017). «Ненавистнические высказывания в ЕС и проект CONTACT», в Online Hate Speech in the European Union: A Discourse-Analytic Perspective , ред.Ассимакопулос, Ф. Х. Байдер и С. Миллар (Cham: Springer), 1–6. DOI: 10.1007 / 978-3-319-72604-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бекерт, Дж. (2016). Воображаемое будущее: вымышленные ожидания и капиталистическая динамика . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Блайх, Э. (2011). Свобода быть расистом? Как Соединенные Штаты и Европа борются за свободу и борются с расизмом . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Бояновски П., Граве Э., Жулен А. и Миколов Т. (2017). Пополнение векторов слов подсловной информацией. Пер. Доц. Comput. Лингвист. 5, 135–146.

Google Scholar

Борап М., Браун Н., Конрад К. и Ван Лент Х. (2006). Социология ожиданий в науке и технологиях. Technol. Анальный. Стратегическое управление. 18, 285–298. DOI: 10.1080 / 09537320600777002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бойд, Д., и Кроуфорд, К. (2012). Критические вопросы для больших данных: провокации для культурных, технологических и научных явлений. Информ. Commun. Soc. 15, 662–679. DOI: 10.1080 / 1369118X.2012.678878

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, А. (2017b). Что такое язык вражды? Часть 2: семейные сходства. Law Philos. 36, 561–613. DOI: 10.1007 / s10982-017-9300-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, А. (2018).Что такого особенного в языке ненависти в Интернете (по сравнению с офлайн)? Этническая принадлежность 18, 297–326. DOI: 10.1177 / 1468796817709846

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бухер, Т. (2017). Алгоритмическое воображаемое: изучение обычных эффектов алгоритмов Facebook. Информ. Commun. Soc. 20, 30–44. DOI: 10.1080 / 1369118X.2016.1154086

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бухер, Т. (2018). Если… Тогда: алгоритмическая сила и политика .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Бурнап П., Уильямс М. Л. (2015). Кибернетические высказывания в Твиттере: приложение машинной классификации и статистического моделирования для выработки политики и принятия решений. Политика в Интернете 7, 223–242. DOI: 10.1002 / poi3.85

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бурнап П., Уильямс М. Л. (2016). Мы и они: выявление кибернетической ненависти в Твиттере по множеству защищенных характеристик. EPJ Data Sci. 5:11. DOI: 10.1140 / epjds / s13688-016-0072-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Калверт, К. (1997). Разжигание ненависти и его вред: перспектива теории коммуникации. J. Commun. 17, 4–16. DOI: 10.1111 / j.1460-2466.1997.tb02690.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цитрон, Д. К. (2014). Преступления на почве ненависти в киберпространстве . Гарвард, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Дэниэлс, Дж.(2009). Скрытые веб-сайты: пропаганда, киберрасизм и эпистемология в цифровую эпоху. New Media Soc. 11, 659–683. DOI: 10.1177 / 146144480

45

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эль-Шериф, М., Нилизаде, С., Нгуен, Д., Вигна, Г., и Белдинг, Э. (2018). «Ненависть между сверстниками: подстрекатели языка вражды и их цели», в материалах Двенадцатой Международной конференции AAAI по Интернету и социальным сетям (ICWSM 2018), (Пало-Альто, Калифорния). Получено с: https: // www.aaai.org/ocs/index.php/ICWSM/ICWSM18/paper/viewPaper/17905

Google Scholar

Фаркас, Дж., И Ноймайер, К. (2018). «Скрытая пропаганда из цифровых сетей в социальные сети», в Second International Handbook of Internet Research , ред. J. Hunsinger, L. Klastrup и M. M. Allen (Dordrecht: Springer, Нидерланды), 1–17. DOI: 10.1007 / 978-94-024-1202-4_33-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фридман Дж., Хасти Т. и Тибширани Р.(2001). Элементы статистического обучения , Vol. 1. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer Series в статистике, 241–249.

Google Scholar

Гальярдоне, И., Гал, Д., Алвес, Т., и Мартинес, Г. (2015). Противодействие разжиганию ненависти в Интернете . Серия ЮНЕСКО о свободе Интернета. Париж: ЮНЕСКО.

Google Scholar

Джеррард Ю. (2018). Помимо хэштега: обход модерации контента в социальных сетях. New Media Soc. 20, 4492–4511.DOI: 10.1177 / 1461444818776611

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гиллеспи, Т. (2014). «Актуальность алгоритмов», в журнале Media Technologies: Essays on Communication, Materiality, and Society , ред. Т. Гиллеспи, П. Дж. Бочковски и К. Фут (Кембридж, Массачусетс; Лондон: MIT Press), 167–194.

Гиллеспи, Т. (2016). «Алгоритм» в Digital Ключевые слова: Словарь информационного общества и культуры , ред Б. Питерс (Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press).DOI: 10.1515 / 9781400880553-004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гриви, Э., Смитон, А. Ф. (2004). «Классификация расистских текстов с использованием машины опорных векторов», Труды 27-й ежегодной международной конференции ACM SIGIR по исследованиям и разработкам в области информационного поиска (SIGIR '04) , 468–469. DOI: 10.1145 / 1008992.1009074

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гриммер Дж. И Стюарт Б. М. (2013). Текст как данные: перспективы и недостатки методов автоматического контент-анализа политических текстов. Полит. Анальный. 21, 267–297. DOI: 10.1093 / pan / mps028

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросман Дж. И Рейгелут Т. (2019). Перспективы алгоритмической нормативности: инженеры, объекты, виды деятельности. Big Data Soc. 6: 205395171985874. DOI: 10.1177 / 2053951719858742

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаммерслей, М., Аткинсон, П. (1995). Этнография: принципы на практике . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Хардакер, К., МакГлашан, М. (2016). «Настоящие мужчины не ненавидят женщин»: угрозы изнасилования в Твиттере и групповая идентичность. J. Pragmat. 91, 80–93. DOI: 10.1016 / j.pragma.2015.11.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Илиадис, А., Руссо, Ф. (2016). Критические исследования данных: введение. Big Data Soc. 3: 205395171667423. DOI: 10.1177 / 2053951716674238

CrossRef Полный текст

Кеммис, С., и Уилкинсон, М. (1998). «В совместном исследовании действий и изучении практики», в «Исследование действий на практике: партнерство для социальной справедливости в образовании, », ред. Б. Теоксесса Атве, С. Кеммис и П. Уикс (Рутледж).

Google Scholar

Кеннеди, Х., Мосс, Г., Бирчалл, К., и Мошонас, С. (2014). Уравновешивание потенциала и проблем цифровых методов посредством исследования действий: методологические размышления. Информ. Commun. Soc. 18, 1–15.DOI: 10.1080 / 1369118X.2014.946434

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Китчин Р. (2014). Революция данных: большие данные, открытые данные, инфраструктуры данных и их последствия . Лондон: Мудрец.

Google Scholar

Косонен, М., Лааксонен, С.М., и Риденфельт, Х. Теркамо-Мойзио, А. (2018). Sosiaalinen media ja tutkijan etiikka. Media Viest. 41, 117–124. DOI: 10.23983 / mv.69924

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лагус, К., Пантзар, М., Рукенштейн, М., Илисиуруа, М. (2016). SUOMI 24– Muodonantoa Aineistolle . Kuluttajatutkimuskeskus, Valtiotieteellisen tiedekunnan julkaisuja 2016: 10. Хельсинки: Helsingin Yliopisto.

Google Scholar

Маккормик, Дж. (2012). 9 Алгоритмы, изменившие будущее: гениальные идеи, лежащие в основе современных компьютеров . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

Mackenzie, A. (2013).Предметы программирования в режиме ожидания: программные исследования и субъективность. Субъективность 6, 391–405. DOI: 10.1057 / sub.2013.12

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккензи, А. (2017). Машинное обучение: практика археологии данных . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Маркхэм, А. Н., Тиденберг, К., Херман, А. (2018). Этика как метод: этика в эпоху исследований больших данных - введение. Social Media Soc. 4: 2056305118784502. DOI: 10.1177/2056305118784502

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Массанари, А. (2015). #Gamergate и фаппенинг: как алгоритм, управление и культура Reddit поддерживают токсичные технокультуры. New Media Soc. 19, 1–18. DOI: 10.1177 / 1461444815608807

CrossRef Полный текст

Матаморос-Фернандес, А. (2017). Платформный расизм: посредничество и распространение разногласий на почве австралийской расы в Twitter, Facebook и YouTube. Информ. Commun. Soc. 20, 930–946. DOI: 10.1080 / 1369118X.2017.1293130

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пяакконен, Дж., Лааксонен, С.-М., и Яухо, М. (2020). Доверие от автоматизации: ожидания будущего производства знаний в аналитике социальных сетей. Конвергенция .

Google Scholar

Паскуинелли, М. (2015). Аллеи вашего разума: расширенный интеллект и его травмы . Люнебург: Meson Press.

Google Scholar

Пендар, Н.(2007). «На пути к обнаружению педофила, отделяющего жертву от хищника в текстовых чатах», в Proceedings of the First IEEE International Conference on Semantic Computing , 235–241. DOI: 10.1109 / ICSC.2007.32

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пёйхтяри, Р., Нелимаркка, М., Никунен, К., Ояла, М., Пантти, М., и Пяакконен, Дж. (2019). Дебаты о беженцах и сетевое кадрирование в гибридной медиа-среде. Внутр. Commun. Ведомости . 1–22. DOI: 10.1177 / 1748048519883520

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Релиа, К., Ли, З., Кук, С. Х., Чунара, Р. (2019). «Дискриминация по признаку расы, этнической принадлежности и национального происхождения в социальных сетях и преступления на почве ненависти в 100 городах США», Материалы Международной конференции AAAI по Интернету и социальным сетям (ICWSM 2019) , Vol. 13, 417–427. Получено с: https://www.aaai.org/ojs/index.php/ICWSM/article/view/3354

.

Google Scholar

Робертс, С. (2019). За экраном: модерация контента в тени социальных сетей .Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Роверси, А. (2008). Ненависть в сети. Экстремистские сайты, неофашизм в сети, электронный джихад . Олдершот: Ашгейт.

Google Scholar

Шарма, С. (2013). Черный Твиттер? Расовые хэштеги, сети и заражение. Новый формат. 78, 46–64. DOI: 10.3898 / NewF.78.02.2013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sisäministeriö (2019). Санат оват текоя. Vihapuheen я nettikiusaamisen Wastaisten toimien tehostaminen.Sisäministeriön julkaisuja. Публикации Министерства внутренних дел Финляндии. Хельсинки: Sisäministeriä . Доступно в Интернете по адресу: http://urn.fi/URN:ISBN:978-952-324-264-7

Google Scholar

Soleymania, M., Garcia, D., Jou, B., Schuller, B., Chang, S.-F., and Pantic, M. (2017). Обзор мультимодального анализа настроений. Изображение Vis. Comput. 65, 3–14. DOI: 10.1016 / j.imavis.2017.08.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Спарк, Дж. К.(1972). Статистическая интерпретация специфики термина и его применение в поиске. J. Document. 28, 11–21. DOI: 10.1108 / eb026526

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Удупа, С., Похьонен, М. (2019). Экстремальная речь и глобальные цифровые культуры. Внутр. J. Commun. 13, 3049–3067.

ван Дейк, Дж. (2014). Datafication, dataism и dataveillance: большие данные между научной парадигмой и идеологией. Surveill. Soc. 12, 197–208.DOI: 10.24908 / ss.v12i2.4776

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Vertovec, S., и Wessendorf, S. (2010). Ответная реакция на мультикультурализм. Европейские дискурсы, политика и практика . Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Васим, З. (2016). «Вы расист или я что-то вижу? Влияние аннотатора на выявление языка вражды в твиттере », в Proceedings of 2016 EMNLP Workshop on Natural Language Processing and Computational Social Science (Austin, TX: Association for Computational Linguistics (ACL)), 138–142.DOI: 10.18653 / v1 / w16-5618

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Васим З., Торн Дж. И Бингел Дж. (2018). «Устранение пробелов: многозадачное обучение для передачи предметной области обнаружения языка ненависти», в Online Harassment , ed J. Goldbeck (Cham: Springer), 29–55. DOI: 10.1007 / 978-3-319-78583-7_3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уильямс М. Л., Бурнап П. и Слоан Л. (2017). На пути к этической основе для публикации данных Twitter в социальных исследованиях: учет мнений пользователей, онлайн-контекста и алгоритмической оценки. Социология 51, 1149–1168. DOI: 10.1177 / 0038038517708140

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю. Б., Кауфманн С. и Дирмайер Д. (2008). Отнесение партийной принадлежности к политическим высказываниям. J. Inform. Technol. Полит. 5, 33–48. DOI: 10.1080 / 19331680802149608

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зевиц, М. (2016). Алгоритмы управления: миф, беспорядок и методы. Sci. Technol. Гм. Значения 41, 3–16.DOI: 10.1177 / 0162243915608948

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Он призывал к солидарности с крымскими татарами и Украиной и был арестован за разжигание расовой ненависти.

Рафис Кашапов, один из самых важных татарских активистов из Республики Татарстан, продолжает голодовку в казанской тюрьме. Его поместили туда после возвращения из Турции, где он организовал поддержку Украины и крымских татар.

Перед лицом российской аннексии Крыма татары, коренные жители полуострова, стали жертвами преследований.Многие из них покинули свои дома. Россия не разрешает Мустафе Джемилеву, лидеру местного крымскотатарского правительства (Меджлиса), въезд в Крым. Рафис Кашапов, лидер Общетатарского общественного центра (ВТОЦ) из Набережных Челнов (Республика Татарстан в России) громко выразил свою солидарность с соотечественниками из Крыма с начала украинского конфликта. Он также стал участвовать в акциях поддержки Украины. В последние недели он побывал в Турции, где организовал серию антипутинских демонстраций с участием представителей тюркской диаспоры.

Тюркские народы рассеяны от Балкан и Турции до Кавказа, от российского Поволжья и Средней Азии до Западного Китая и Сибири. Кроме турок, это азербайджанцы, татары, башкиры, мордвины, якуты, казахи, узбеки, тувинцы, уйгуры и другие. Число людей, говорящих на языках тюркской группы, аналогичных турецким, оценивается в 200 миллионов человек. Общий фронт тюркских народов против политики России в Украине был бы опасен для Кремля как с точки зрения внешней политики, так и внутренних дел.В России по-прежнему высоки опасения по поводу усиления децентрализованных тенденций. Они часто становятся предлогом для ограничения свободы культурного развития меньшинств и оказания давления с целью их русификации.

28 декабря 2014 г., вскоре после возвращения Кашапова из Турции в Татарстан, ФСБ задержало его. Он попал в тюрьму в Казани. Суд приговорил его к лишению свободы сроком на 60 суток.

Рафису Кашапову предъявлено обвинение по статье 282 УК РФ («возбуждение ненависти по признаку расы, национальности, религии, национального происхождения или принадлежности к социальной группе»).Ему грозит наказание в виде лишения свободы сроком до 4 лет. В качестве доказательства обвинение представило суду список статей, которые он опубликовал на сайте «ВКонтакте» (российский аналог Facebook) в период с 1 июля 2014 г. по 12 ноября 2014 г. Они упомянули следующие статьи: « Крым и Украина будут свободны от оккупантов! »,« Вчера Гитлер и Гданьск, сегодня Путин и Донецк »,« Мы будем защищать Украину и весь тюркский мир »,« Где бы Россия ни была, там слезы и смерть ».В этих публикациях выражается резкая критика российской агрессии в Украине; они являются протестом против политики Кремля в отношении Крыма и Донбасса.

Его семья опасается, что его собираются приговорить к длительному тюремному заключению или что его заключение будет продлено на неопределенный срок. 19 января 2015 года Кашапов объявил голодовку.

Рафис Кашапов - один из лидеров автономного движения в Российском Татарстане. В 90-е годы, как предприниматель, он финансово поддерживал возрождение татарской культуры - финансировал стипендии, выпускал публикации на татарском языке.Он также занимался деятельностью, которая способствовала единству татарской диаспоры и солидарности с тюркскими и другими народами, подвергавшимися угнетению в бывшем СССР.

В связи со своей деятельностью он неоднократно подвергался арестам и обычно несколько дней находился под стражей. Однажды - как и в случае с украинской летчицей Надеждой Савченко, его принудительно поместили в психбольницу.

Обвинения в "подстрекательстве" проблематичны для импичмента

Тогдашний президент Дональд Трамп отправляется в путешествие в Вест-Пойнт, штат Северная Каролина.Ю., с Южной лужайки в Белом доме, 12 декабря 2020 г. (Cheriss May / Reuters)

Я ранее рассматривал некоторые проблемы с импичментом президента Трампа за якобы совершение подстрекательства (здесь и здесь), как это собирается сделать Палата представителей в статье об импичменте, предложенной демократами и озаглавленной «Подстрекательство к восстанию». Я хочу добавить важный момент, простой, но легко упускаемый из виду, с которым я впервые столкнулся при преследовании печально известного террориста за подстрекательство в 1990-х годах.

Это так: Слово подстрекательство расплывчато в юридическом смысле. В соответствии с принципами надлежащей правовой процедуры обвиняемый не может быть привлечен к уголовной ответственности на основании неопределенного статута, поскольку он не дает лицам с обычным интеллектом достаточного уведомления о том, что запрещает закон. В просторечии расплывчатость подстрекательство не сразу очевидна, потому что общее понимание этого слова прямолинейно: к подстрекать означает побудить человека к действию. Проблема нечеткости возникает в контексте уголовного права из-за Первой поправки.

Согласно принципам свободы слова, у нас есть свобода побуждать людей к действию. Мы можем говорить то, что вдохновляет и оскорбляет, подталкивает и провоцирует. Это основной элемент политического выражения, суть защищенной Конституцией речи. В соответствии с Первой поправкой разрешено криминализовать только узкую категорию высказываний, которые имеют характер подстрекательства, а именно подстрекательство к актам насилия, которые предназначены и имеют вероятность неминуемого причинения жестокого беззакония. Подстрекательство , таким образом, является слишком широким словом в этом контексте, потому что оно подразумевает действия, выходящие за рамки разрешенных уголовным законодательством.

Итак, если это правда, то почему я смог осудить моего обвиняемого, слепого шейха (Омара Абдель Рахмана) по двум пунктам обвинения в подстрекательстве - один за призыв к бомбардировкам американских военных объектов, а другой за убийство тогдашнего президента Египта , Хосни Мубарак (умерший в прошлом году)? Поскольку, хотя преступление именуется «подстрекательством» для стенографических целей, слово подстрекательство фактически не встречается в применимом законодательстве.

Статут - это статья 373 Федерального уголовного кодекса. Оно озаглавлено «Подстрекательство к совершению преступления, связанного с насилием», и в соответствующей части (курсивом мой) говорится:

Кто бы то ни было, с намерением, чтобы другое лицо участвовало в поведении, составляющем уголовное преступление, которое имеет в качестве элемента использование, попытку применения или угрозу применения физической силы против собственности или против личности другого лица в нарушение законов Соединенные Штаты, и при обстоятельствах, строго подтверждающих это намерение, ходатайствует, приказывает, побуждает или иным образом пытается убедить такое другое лицо совершить такое поведение , будет [виновен в совершении уголовного преступления, наказуемого сроком до 20 лет » лишение свободы].

Я выделил части курсивом по двум причинам.

Во-первых, обратите внимание на то, насколько узко уголовное преступление по сравнению со всеми заявлениями, которые можно правильно назвать подстрекательством. Подстрекательство может быть возбуждено только в том случае, если оно связано с явным призывом или принуждением другого человека к применению физической силы в преступных целях, а также при обстоятельствах, когда есть веские доказательства того, что насильственный исход был запланирован оратором.

Во-вторых, при этом немыслимо, чтобы речь президента Трампа, безрассудная и заслуживающая осуждения, в свете его высоких обязанностей в качестве президента, могла стать основанием для уголовного преследования за подстрекательство.Нет никаких доказательств того, что он просил или требовал, чтобы кто-либо совершил акт насилия, и нет доказательств того, что он намеревался совершить насильственный акт, не говоря уже о доказательствах, которые «решительно подтверждают» намерение совершить насилие.

Как мы неоднократно отмечали, импичмент не требует признания обвиняемого в совершении уголовного преступления, не говоря уже о доказательстве вне всяких разумных сомнений в том, что такое преступление было совершено. Ничто не мешает Конгрессу использовать слово подстрекательство в статье об импичменте.

Тем не менее Конгресс не должен этого делать. При разработке того, что обычно называется законом о подстрекательстве, законодатели старались не использовать слово подстрекательство , чтобы избежать конституционных проблем - избежать подавления защищенных Первой поправкой высказываний и обеспечить ясность, а не расплывчатость в тексте. карательные законы.

При разработке статьи об импичменте, особенно статьи, принятой без слушаний и без надлежащей правовой процедуры, Палата представителей должна прислушаться к собственному примеру и описать неправомерное поведение президента, не используя наглых слов.

Кодексы Российской Федерации Законы РФ

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ

Принят Государственной Думой 24 мая 1996 г.
Принят Советом Федерации 5 июня 1996 г.

Часть I Общие положения

Раздел I Уголовное право

Глава 1 Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации

Статья 1.Уголовный закон Российской Федерации
Статья 2. Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации.
Статья 3. Принцип законности
Статья 4. Принцип равенства граждан перед законом.
Статья 5. Принцип вины
Статья 6. Принцип справедливости
Статья 7. Принцип гуманизма.
Статья 8. Основания уголовной ответственности.

Глава 2 Действие уголовного закона во времени и пространстве

Статья 9.Действие уголовного закона во времени
Статья 10. Обратная сила уголовного закона.
Статья 11. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступления на территории Российской Федерации.
Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступления за пределами Российской Федерации.
Статья 13. Выдача лиц, совершивших преступления.

Раздел II Преступление

Глава 3 Понятие преступления и виды преступлений

Статья 14.Понятие преступления
Статья 15. Категории преступлений
Статья 16. Повторные преступления.
Статья 17. Наказание в совокупности.
Статья 18. Рецидив.

Глава 4 Лица, привлекаемые к уголовной ответственности

Статья 19. Общие условия уголовной ответственности
Статья 20. Возраст уголовной ответственности
Статья 21. Безумие
Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не равным вменяемости.
Статья 23.Уголовная ответственность лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения

Глава 5 Вина

Статья 24. Формы вины
Статья 25. Преступления, совершенные по неосторожности.
Статья 26. Преступление, совершенное по неосторожности.
Статья 27. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины.
Статья 28. Невиновное причинение вреда

Глава 6 Неполное правонарушение

Статья 29. Полные и неполные правонарушения
Статья 30.Приготовление к преступлению и покушение на преступление
Статья 31. Добровольный отказ от преступления.

Глава 7 Соучастие в преступлении

Статья 32. Понятие соучастия в преступлении.
Статья 33. Виды соучастников преступления.
Статья 34. Ответственность соучастников преступления.
Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой преступного сообщества (преступной организации).
Статья 36.Чрезмерное совершение преступлений

Глава 8 Обстоятельства, исключающие преступление деяния

Статья 37. Необходимая защита
Статья 38. Причинение вреда задержанному, совершившему преступление.
Статья 39. Крайняя необходимость.
Статья 40. Физическое или психическое принуждение
Статья 41. Обоснованный риск
Статья 42. Исполнение приказа или распоряжения

Раздел III Наказание

Глава 9 Понятие и цели наказания.Виды наказания

Статья 43. Понятие и цели наказания
Статья 44. Штрафы.
Статья 45. Основные и дополнительные наказания
Статья 46. Штрафы.
Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.
Статья 48. Лишение специального или воинского звания, почетного звания, классного чина или правительственной награды
Статья 49. Обязательные работы.
Статья 50. Исправительные работы.
Статья 51.Ограничение на военную службу
Статья 52. Конфискация имущества.
Статья 53. Ограничение свободы.
Статья 54. Арест.
Статья 55. Служба в дисциплинарной воинской части.
Статья 56. Лишение свободы на определенный срок.
Статья 57. Лишение свободы на всю жизнь.
Статья 58. Назначение вида исправительного учреждения для осужденных к лишению свободы.
Статья 59. Смертная казнь

Глава 10 Назначение наказания

Статья 60.Общие принципы назначения наказания
Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание.
Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств.
Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание.
Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотренное за данное преступление.
Статья 65. Назначение наказания при вынесении приговора присяжных заседателей о снисхождении.
Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление.
Статья 67.Назначение наказания за преступный сговор.
Статья 68. Назначение наказания за рецидив правонарушения.
Статья 69. Назначение наказания за преступления по совокупности преступлений.
Статья 70. Назначение наказания по совокупности наказаний.
Статья 71. Порядок определения сроков наказания в случае добавления санкций.
Статья 72. Исчисление сроков наказания и зачет наказания.
Статья 73. Условное наказание
Статья 74.Отмена условного приговора или продление испытательного срока

Раздел IV Освобождение от уголовной ответственности и наказания

Глава 11 Освобождение от уголовной ответственности
Статья 75. Освобождение от уголовной ответственности в связи с активным раскаянием.
Статья 76. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.
Статья 77. Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки.
Статья 78.Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности действий

Глава 12 Освобождение от наказания

Статья 79. Условно-досрочное освобождение от наказания
Статья 80. Замена неотбытой меры наказания более мягким наказанием.
Статья 81. Освобождение от наказания по болезни.
Статья 82. Отсрочка отбывания наказания для беременных и женщин с младенцами.
Статья 83. Освобождение от наказания в связи с истечением срока давности приговора суда.

Глава 13 Амнистия.Простите. Судимости

Статья 84. Амнистия
Статья 85. Помилование
Статья 86. Судимость.

Раздел V Уголовная ответственность несовершеннолетних

Глава 14 Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних

Статья 87. Уголовная ответственность несовершеннолетних.
Статья 88. Наказание к несовершеннолетним.
Статья 89. Назначение наказания несовершеннолетнему.
Статья 90. Применение принудительных мер воспитательного воздействия.
Статья 91.Содержание принудительных мер воспитательного воздействия
Статья 92. Освобождение несовершеннолетнего от наказания.
Статья 93. Обычное досрочное освобождение от отбывания наказания
Статья 94. Сроки исковой давности.
Статья 95. Срок погашения судимости.
Статья 96. Применение положений настоящей главы к лицам от 18 до 20 лет.

Раздел VI Принудительные меры медицинского характера

Глава 15 Принудительные меры медицинского характера

Статья 97.Основания применения принудительных мер медицинского характера
Статья 98. Цели применения принудительных мер медицинского характера.
Статья 99. Принудительные меры медицинского характера.
Статья 100. Принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра.
Статья 101. Принудительное лечение в психиатрической больнице.
Статья 102. Продление, изменение или прекращение применения принудительных мер медицинского характера.
Статья 103. Зачет времени применения принудительных мер медицинского характера.
Статья 104.Принудительные меры медицинского характера, совмещенные с исполнением наказания

Часть II Специальная

Раздел VII Преступления против личности

Глава 16 Преступления против жизни и здоровья человека

Статья 105. Убийство
Статья 106. Убийство матерью новорожденного ребенка.
Статья 107. Убийство в состоянии временного невменяемости.
Статья 108. Убийство, совершенное с превышением требований уважаемой защиты или с превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.
Статья 109.Причинение смерти по неосторожности
Статья 110. Доведение до самоубийства
Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.
Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью.
Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести телесного повреждения в состоянии временного невменяемости.
Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести телесного повреждения сверх требований уважаемой защиты или с превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.
Статья 115.Умышленное причинение легких телесных повреждений
Артикул 116. Аккумулятор.
Статья 117. Пытки.
Статья 118. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности.
Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.
Статья 120. Принуждение к извлечению органов или тканей человека для трансплантации.
Статья 121. Заражение венерическим заболеванием.
Статья 122. Заражение вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ).
Статья 123. Незаконное выполнение абортов.
Статья 124.Неоказание помощи больному
Статья 125. Оставление опасности.

Глава 17 Преступления против свободы, чести и достоинства личности

Статья 126. Похищение
Статья 127. Незаконное лишение свободы
Статья 128. Незаконное помещение в психиатрическую больницу.
Статья 129. Клевета.
Статья 130. Оскорбление.

Глава 18 Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Статья 131.Изнасилование
Статья 132. Насильственные действия сексуального характера.
Статья 133. Принуждение к совершению половых действий.
Статья 134. Незаконные половые отношения или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста.
Статья 135. Порочные действия.

Глава 19 Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина

Статья 136. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина.
Статья 137. Посягательство на личную неприкосновенность частной жизни.
Статья 138.Нарушение тайны переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений
Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища.
Статья 140. Отказ в предоставлении информации физическому лицу.
Статья 141. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий.
Статья 142. Фальсификация документов о выборах и референдуме или неправильный подсчет голосов.
Статья 143. Нарушение правил охраны труда.
Статья 144.Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов
Статья 145. Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей до трех лет.
Статья 145.1. Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, надбавок и других выплат
Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав.
Статья 147. Нарушение прав изобретателя и патентных прав.
Статья 148. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания.
Статья 149.Воспрепятствование проведению собрания, собрания, демонстрации, шествия или пикетирования либо участию в вышеупомянутом

Глава 20 Преступления против семьи несовершеннолетних

Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления.
Статья 151. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий.
Статья 152. Торговля несовершеннолетними.
Статья 153. Обращение к ребенку.
Статья 154. Незаконное усыновление.
Статья 155. Разглашение тайны усыновления.
Статья 156.Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего
Статья 157. Умышленное уклонение от выплаты денег на содержание детей или родителей-инвалидов.

Раздел VIII Преступления в сфере экономики

Глава 21 Преступления против собственности

Статья 158. Кража.
Статья 159. Мошенничество.
Статья 160. Незаконное присвоение или растрата.
Статья 161. Грабеж.
Статья 162. Грабеж с применением насилия.
Статья 163.Вымогательство
Статья 164. Хищение особо ценных вещей.
Статья 165. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.
Статья 166. Незаконное нахождение автомобиля или иного транспортного средства без цели угона.
Статья 167. Умышленное уничтожение или повреждение имущества.
Статья 168. Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности.

Глава 22 Преступления в сфере экономической деятельности

Статья 169.Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности
Статья 170. Регистрация незаконных сделок с землей.
Статья 171. Незаконное предприятие.
Статья 171.1. Производство, покупка, хранение, транспортировка или продажа немаркированных товаров и продуктов
Статья 172. Незаконная банковская деятельность.
Статья 173. Ложное предприятие.
Статья 174. Легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенных другими лицами незаконным путем.
Статья 174.1. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершенного им правонарушения
Статья 175.Приобретение или продажа имущества, заведомо добытого преступным путем
Статья 176. Незаконное получение кредитов.
Статья 177. Умышленное уклонение от выплаты долга.
Статья 178. Монополистические действия и ограниченная конкуренция.
Статья 179. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения.
Статья 180. Незаконное использование товарного знака.
Статья 181. Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм.
Статья 182. Заведомо ложная реклама.
Статья 183.Незаконное получение и разглашение сведений, отнесенных к коммерческой, налоговой или банковской тайне
Статья 184. Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных и развлекательных соревнований с целью получения прибыли.
Статья 185. Злоупотребления при выпуске ценных бумаг.
Статья 185.1. Упорный отказ предоставить инвестору или контролирующему органу информацию, требуемую в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах
Статья 186. Изготовление или использование поддельных банкнот или ценных бумаг.
Статья 187.Изготовление или использование поддельных кредитных или дебетовых карт и других платежных документов
Статья 188. Контрабанда.
Статья 189. Незаконный экспорт или передача сырья, материалов, оборудования, технологий или научно-технической информации, либо незаконное выполнение работ (оказания услуг), которые могут быть использованы при разработке оружия массового уничтожения, вооружений и оружия массового уничтожения. Военная техника
Статья 190. Невозврат на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического наследия народов Российской Федерации или зарубежных стран.
Статья 191.Незаконная продажа драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга
Статья 192. Нарушение правил передачи драгоценных металлов и драгоценных камней государству.
Статья 193. Невозврат денежных средств в иностранной валюте из-за границы.
Статья 194. Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организаций или физических лиц.
Статья 195. Беззаконные действия при банкротстве.
Статья 196. Умышленное банкротство.
Статья 197. Фиктивное банкротство.
Статья 198.Уклонение физического лица от уплаты налога или страховой премии в государственные внебюджетные фонды
Статья 199. Уклонение организаций от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.
Статья 200. Обман клиентов.

Глава 23 Преступления против интересов службы в коммерческих и других организациях

Статья 201. Злоупотребление властью
Статья 202. Злоупотребление служебным положением частными нотариусами и аудиторами.
Статья 203.Превышение полномочий сотрудниками службы безопасности детективных служб
Статья 204. Подкуп в коммерческой организации.

Раздел IX Преступления против общественной безопасности и общественного порядка

Глава 24 Преступления против общественной безопасности

Статья 205. Терроризм.
Статья 205.1. Вовлечение лица в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению
Статья 206. Захват заложников.
Статья 207.Сознательное сообщение ложных сведений о террористическом акте
Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем.
Статья 209. Бандитизм.
Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации).
Статья 211. Угон воздушного судна, морского судна или железнодорожного поезда.
Статья 212. Массовые беспорядки.
Статья 213. Хулиганство.
Статья 214. Вандализм.
Статья 215. Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики.
Статья 215.1. Прекращение или ограничение подачи электроэнергии или отключение от других источников жизнеобеспечения
Статья 215.2. Вывод из строя средств жизнеобеспечения
Статья 216. Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных и иных работ.
Статья 217. Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах.
Статья 218. Нарушение правил учета, хранения, перевозки и применения взрывчатых материалов, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий.
Статья 219.Нарушение правил пожарной безопасности
Статья 220. Незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами.
Статья 221. Похищение или хранение ядерных материалов или радиоактивных веществ.
Статья 222. Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, транспортировка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.
Статья 223. Незаконное изготовление оружия.
Статья 224. Неосторожное хранение оружия.
Статья 225. Неправильное выполнение обязанностей по защите оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.
Статья 226.Кража или хранение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
Статья 227. Пиратство.

Глава 25 Преступления против здоровья человека и общественной морали

Статья 228. Незаконное изготовление, приобретение, хранение, транспортировка, отправка или сбыт наркотических средств или психотропных веществ.
Статья 229. Хищение или вывоз наркотических средств или психотропных веществ.
Статья 230. Принуждение к употреблению наркотических средств или психотропных веществ.
Статья 231.Незаконное выращивание запрещенных растений, содержащих наркотические вещества
Статья 232. Организация или содержание приютов для употребления наркотических или психотропных веществ.
Статья 233. Незаконная выдача или подделка рецептов или иных документов, дающих право лицам на получение наркотических или психотропных веществ.
Статья 234. Незаконный оборот сильнодействующих и токсичных веществ с целью сбыта.
Статья 235. Незаконная частная медицинская практика или частная фармацевтическая деятельность.
Статья 236.Нарушение санитарно-эпидемиологических правил
Статья 237. Сокрытие информации об обстоятельствах, угрожающих жизни или здоровью человека.
Статья 238. Производство, хранение, перевозка или реализация товаров и продуктов, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих нормам безопасности.
Статья 239. Организация объединения, нарушающего свободы и права личности.
Статья 240. Вовлечение в проституцию.
Статья 241. Организация или содержание тусовок для проституции.
Статья 242.Незаконное распространение порнографических материалов или предметов
Статья 243. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры.
Статья 244. Посягательства на тела умерших и их захоронения.
Статья 245. Жестокое обращение с животными.

Глава 26 Экологические преступления

Статья 246. Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ.
Статья 247. Нарушение правил обращения с экологически опасными веществами и отходами.
Статья 248.Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими или другими биологическими агентами или токсинами
Статья 249. Нарушение Ветеринарных правил и правил борьбы с эпидемиями и вредителями растений.
Статья 250. Загрязнение вод.
Статья 251. Загрязнение атмосферы.
Статья 252. Загрязнение морской среды.
Статья 253. Нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации.
Статья 254.Ухудшение земель
Статья 255. Нарушение правил охраны и использования недр.
Статья 256. Незаконная охота на водных животных и сбор водных растений.
Статья 257. Нарушение правил охраны рыбных запасов.
Статья 258. Незаконная охота.
Статья 259. Уничтожение критических местообитаний организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации.
Статья 260. Незаконная вырубка деревьев и кустарников.
Статья 261. Исчезновение или повреждение лесов.
Статья 262.Нарушение режима в отношении особо охраняемых природных территорий и природных объектов

Глава 27 Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств

Статья 263. Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации систем железнодорожного, воздушного или водного транспорта.
Статья 264. Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств.
Статья 265. Выезд с места дорожно-транспортного происшествия.
Статья 266.Неквалифицированный ремонт транспортных средств и ввод их в эксплуатацию с техническими неисправностями
Статья 267. Вывод из эксплуатации транспортных средств или средств связи.
Статья 268. Нарушение правил безопасной работы на транспорте.
Статья 269. Нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов.
Статья 270. Отказ капитана судна оказать помощь терпящим бедствие.
Статья 271. Нарушение правил международных полетов.

Глава 28 Преступления в сфере компьютерной информации

Статья 272.Незаконный доступ к компьютерной информации
Статья 273. Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных вирусов.
Статья 274. Нарушение правил эксплуатации компьютеров, компьютерных систем или их сетей.

Раздел X Преступления против государственной власти

Глава 29 Преступления против основ конституционного строя и государственной безопасности

Статья 275. Государственная измена
Статья 276. Шпионаж.
Статья 277. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля.
Статья 278.Насильственный захват власти или насильственное удержание власти
Статья 279. Вооруженный мятеж.
Статья 280. Публичные обращения о насильственном изменении конституционного строя Российской Федерации.
Статья 281. Саботаж.
Статья 282. Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды.
Статья 283. Разглашение государственной тайны.
Статья 284. Утрата документов, содержащих государственную тайну.

Глава 30 Преступления против государственной власти и интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

Статья 285.Злоупотребление служебными полномочиями
Статья 286. Превышение служебных полномочий.
Статья 287. Отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации.
Статья 288. Приобретение должностных полномочий.
Статья 289. Незаконное участие в предпринимательской деятельности.
Статья 290. Получение взятки.
Статья 291. Дача взятки.
Статья 292. Официальный подлог.
Статья 293. Пренебрежение служебным положением.

Глава 31 Преступления против отправления правосудия

Статья 294.Воспрепятствование отправлению правосудия и предварительному расследованию
Статья 295. Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или производящего предварительное следствие.
Статья 296. Угрозы или насильственные действия в связи с отправлением правосудия или предварительным расследованием.
Статья 297. Неуважение к суду.
Статья 298. Клевета на судью, присяжного заседателя, прокурора, следователя, дознавателя, судебного пристава или судебного исполнителя.
Статья 299.Умышленное привлечение невиновного к уголовной ответственности
Статья 300. Незаконное освобождение от уголовной ответственности.
Статья 301. Незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей.
Статья 302. Принуждение к даче показаний.
Статья 303. Фальсификация доказательств.
Статья 304. Провоцирование взятки или коммерческого взятки.
Статья 305. Вынесение заведомо несправедливого приговора, решения или иного юридического акта
Статья 306. Заведомо ложный денонсация.
Статья 307.Заведомо ложные показания, заключение эксперта или неточный перевод
Статья 308. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний.
Статья 309. Подкуп или принуждение к даче показаний, уклонению от дачи показаний или неправильному переводу.
Статья 310. Раскрытие данных предварительного расследования.
Статья 311. Раскрытие информации о мерах безопасности, применяемых к судье и другим участникам уголовного процесса.
Статья 312. Незаконные действия в отношении имущества, подлежащего описи или наложению, или конфискации.
Статья 313.Побег из места лишения свободы, ареста или содержания под стражей
Статья 314. Уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы.
Статья 315. Неисполнение решения, постановления суда или иного юридического акта.
Статья 316. Сокрытие преступлений.

Глава 32 Преступление против административного производства

Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа.
Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти.
Статья 319.Оскорбление представителя власти
Статья 320. Раскрытие информации о мерах безопасности, направленных на защиту должностного лица правоохранительного или контролирующего органа.
Статья 321. Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.
Статья 322. Незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации.
Статья 323. Незаконное изменение Государственной границы Российской Федерации.
Статья 324. Приобретение или продажа официальных документов и государственных наград.
Статья 325.Кража или повреждение документов, печатей и печатей либо кража акцизных знаков, специальных знаков или знаков соответствия
Статья 326. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства.
Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей и бланков.
Статья 327.1. Изготовление, реализация поддельных знаков акцизного налога, специальных знаков или знаков соответствия или их использование
Статья 328. Уклонение от военной или альтернативной гражданской службы.
Статья 329.Посягательства на Государственный герб Российской Федерации или Государственный флаг Российской Федерации
Статья 330. Произвол.

Раздел XI Преступления против военной службы

Глава 33 Преступления против военной службы

Статья 331. Понятие преступления против военной службы.
Статья 332. Неисполнение приказа.
Статья 333. Сопротивление начальнику или принуждение другого лица к нарушению его обязанностей по военной службе.
Статья 334.Насильственные действия против начальника
Статья 335. Нарушение правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними подчиненных отношений.
Статья 336. Оскорбление военнослужащего.
Статья 337. Самовольное оставление воинской части или места военной службы.
Статья 338. Дезертирство.
Статья 339. Уклонение от воинской повинности под видом болезни или иным способом.
Статья 340. Нарушение правил ведения боевого дежурства на военной службе.
Статья 341.Нарушение правил несения пограничной службы
Статья 342. Нарушение правил караульной службы.
Статья 343. Нарушение Правил службы охраны общественного порядка и охраны общественной безопасности.
Статья 344. Нарушение правил внутренней службы и патрулирования в гарнизоне.
Статья 345. Оставление тонущего военного корабля.
Статья 346. Умышленное уничтожение или повреждение военной техники.
Статья 347. Уничтожение или повреждение военной техники по неосторожности.
Статья 348.Потеря военной техники
Статья 349. Нарушение правил обращения с оружием и опасными материалами.
Статья 350. Нарушение правил управления автомобилем или грузовым автомобилем.
Статья 351. Нарушение правил полетов и подготовки их.
Статья 352.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *