Роль польши во второй мировой войне: Правда о роли Польши во Второй Мировой войне

Содержание

МИД оценил слова польского посла о роли СССР во Второй мировой войне

https://ria.ru/20200212/1564579403.html

МИД оценил слова польского посла о роли СССР во Второй мировой войне

Официальный представитель российского МИД Мария Захарова прокомментировала заявления польского посла в Германии Анджея Пшилебского о роли СССР в победе над… РИА Новости, 12.02.2020

2020-02-12T09:58

2020-02-12T10:57

мария захарова

владимир путин

польша

москва

белоруссия

украина

в мире

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/7e4/2/3/1564198196_0:0:2982:1678_1400x0_80_0_0_244c87ae790ea293600c502810333c7d.jpg

https://ria.ru/20200118/1563581123.html

https://ria.ru/20200118/1563586674.html

Костя Магомедов

Теоретически он прав. Ибо советские солдаты погибали и в 39м году в Польше, что было подготовкой к войне с Германией дабы не пустить енмцев на свою территорию и рушить нашу инфраструктуру.Но историю пишут победители. Пусть они празднуют Вторую мировую, а мы Великую Отечественную. Для нас это праздник победы, а для европы траур проражений.

153

Ю Я ИЗ РОССИИ

А суды на что?Или наши дипломаты только языком и жестами могут общаться.Подали иск за клевету и разжигание ненависти,и пусть в судах доказывают свою правду.Вот только исторические документы на стороне России.С десяток таких мнимых «победителей и правдотворцев» наказать баблом,тогда они и успокоятся.А так говори,что хочешь, всё равно за это ничего не будет.

119

польша

москва

белоруссия

украина

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/7e4/2/3/1564198196_0:0:2982:1678_1400x0_80_0_0_244c87ae790ea293600c502810333c7d.jpg

https://cdn21.img.ria.ru/images/7e4/2/3/1564198196_32:0:2763:2048_1400x0_80_0_0_277182cf57e948efcba53ef85b583a67.jpg

https://cdn25.img.ria.ru/images/7e4/2/3/1564198196_373:0:2421:2048_1400x0_80_0_0_90892c27e656c1a562e8482a602d1050.jpg

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

мария захарова, владимир путин, польша, москва, белоруссия, украина, в мире

Как Польша вместе с Гитлером развязывала Вторую мировую войну

Как Польша вместе с Гитлером развязывала Вторую мировую войну
Польские танки 7ТР входят в чешский город Тешин

Как Польша подготовила большую войну в Европе. Польская верхушка вместе с Гитлером приговорила к уничтожению Австрию и Чехословакию. Польша предала Францию, не дав ей защитить австрийцев и чехов.

Польский хищник

Согласно общепринятому мнению (оно было выражено в обвинительном заключении Нюрнбергского международного военного трибунала), Германия совершила первые агрессии, когда захватила Австрию и Чехословакию. При этом обычно закрывают глаза на то, что одновременно с Германией в качестве агрессора выступила и Польша.

План захвата Австрии (план «Отто») Гитлер утвердил в 1937 году. По этому плану Австрию «раскачали» и 12 марта 1938 года ввели туда войска. Казалось, что Англия и Франция должны были вмешаться. Однако Лондон и Париж сдали Вену Гитлеру. Кроме того, Париж в это же время был обеспокоен поведением своего восточного союзника – Польши. Дело было в том, что накануне ввода германских войск в Австрию на польско-литовской границе произошёл инцидент. Там обнаружили кем-то убитого польского солдата. Польша отклонила предложение Литвы о создании совместной комиссии для расследования дела, возложила ответственность за это на Литву. 17 марта 1938 года Польша при поддержке Германии выдвинула Литве ультиматум: установить дипломатическую, экономическую и почтово-телеграфную связь и отменить статью конституции, указывающую, что столицей Литвы является Вильно, угрожая в случае отклонения войной. Литовское правительство должно было выразить своё согласие в течение 48 часов, а аккредитация дипломатов состояться до 31 марта.

Дело было в том, что в 1920 году поляки оккупировали Вильно (литовскую столицу) и Виленскую область. Эти земли были присоединены ко Второй Речи Посполитой, а Литва отказывалась это признать. При этом польская общественность и верхушка считали, что необходимо присоединить всю Литву. В Польше была развёрнута информационная кампания с призывом похода на Каунас. Польская армия начала подготовку к захвату Литвы. Берлин поддержал планы Варшавы и заявил, что его интересует в Литве только Клайпеда.

Таким образом, в Восточной Европе возникла угроза войны. При этом Польша действовала синхронно с Третьим рейхом. В феврале 1938 года Гитлер предупредил польское правительство о подготовке аншлюса Австрии. Поэтому появление трупа польского солдата на границе в один день с началом германской агрессии против Австрии весьма знаменательный факт. Поляки не возражали против аншлюса Австрии, а Гитлер — против оккупации поляками части Литвы, кроме Клайпеды (Мемель) с областью, которые входили в германскую сферу интересов.

Москве в такой ситуации стало не до Австрии. Возникла угроза польско-литовской войны. Нарком иностранных дел СССР 16 и 18 марта вызвал польского посла и объяснил ему, что литовцев обижать нельзя, и, хотя у СССР нет военного соглашения с Литвой, но оно может появиться уже в ходе войны. Одновременно Москва посоветовала литовцам «уступить насилию», так как «международная общественность не поймёт литовского отказа». В условиях, когда Франция также просила Варшаву не доводить дело до войны, Польше пришлось отказаться от войны. Между Польшей и Литвой были установлены дипломатические отношения.

Стоит отметить, что Варшава своим поведением подставила и Францию. Поляки были союзниками Парижа и устроили провокацию, которая могла вызвать войну не только с Литвой, но и Советским Союзом. И в это же время немцы захватывают Австрию. С самого начала французы просили поляков утихомириться и помочь им с австрийским вопросом. Франция боялась усиления Германии и даже предлагала привлечь в случае войны с немцами СССР. Польша должна была пропустить советские войска через свою территорию. И в это время официальный союзник Франции – Польша, при полной поддержке Третьего рейха готовит захват Литвы. Да ещё и выражает недовольство французам, мол, не поддержали их планы.

Польской верхушке было плевать на интересы союзников. Это была старая польская традиция: наступать на те же грабли. Эта особенность польской элиты была отмечена не раз. К примеру, учебник «География России» для средних учебных заведений, выпущенный 2-м изданием товарищества Сытина в 1914 г., описывает физические типы многонационального населения Российской империи и, в том числе, поляков. В этом учебнике отмечено:

«Ни у одного народа, пожалуй, не были так велики сословные различия, как у поляков. Дворянство всегда стояло особняком от народа (хлопов), и в нем выработались совершенно отличные черты характера. Богатство, праздность (благодаря крепостному труду), сопровождаемые непрерывными развлечениями, придали высшему сословию черты легкомыслия, тщеславия и любви к роскоши и блеску, доведшие государство до гибели».

Практически ничего не изменилось и во Второй Речи Посполитой, что и стало главной причиной катастрофы сентября 1939 года. Сейчас польская верхушка снова наступает на эти же грабли. Легкомыслие и тщеславие элиты губит Польшу.

Расчленение Чехословакии

В дальнейшем Варшава продолжила свою агрессивную политику, оказывая помощь Гитлеру в сломе Версальской системы в Европе. Гитлер ещё в 1937 году принял окончательное решение о разделе Чехословакии. Перед вторжением в Австрию Гитлер в феврале 1938 года выступил в Рейхстаге с программной речью, где пообещал объединить «10 млн. немцев, живущих по ту сторону границы». Сразу же после оккупации Австрии Берлин активизировал работу по судетскому вопросу. На съезде профашистской судетской партии в апреле 1938 года в Карловых Варах были выдвинуты требования об отторжении от Чехословакии ряда пограничных районов и присоединении их к Третьему рейху. Также судетские немцы требовали, чтобы Прага расторгла соглашения о взаимной помощи с Францией и СССР. Так возник Судетский кризис.

Прага выражала готовность стоять до конца. Чехословакия имела сильную оборону на границе с Германией, вполне боеспособную армию. В Чехословакии была развитая военная промышленность. Также Чехословакия имела военный союз с Францией, который дала чехам гарантию от нападения немцев. Франция имела такой же союз с Польшей. То есть, если бы эта система была активизирована, то Гитлер не смог начать большую войну в Европе. Против тогда ещё довольно слабой Германии выступили бы Франция, Англия, Польша, Чехословакия и СССР. На этом планы фюрера по созданию «Вечного рейха» и закончились бы.

Однако, когда в 1938 году Рейх стал оказывать давление на чехов, в интересах Франции было, чтобы Чехословакия и Польша заключили между собой военный союз, а Варшава категорически отказалась это делать. Французы даже пытались убедить поляков убрать с поста министра иностранных дел Бека, который руководил внешнеполитическим курсом Варшавы. Поляки Бека не убрали, и союза с Прагой не заключили. Дело было в том, что Варшава имела территориальные претензии не только к России и Литве, но и к Чехословакии. Поляки претендовали на Тешинскую Силезию. Так, очередной всплеск античешских настроений в Польше произошёл в 1934 году, когда развернулась активная кампания по возвращению исконно польских земель. Осенью 1934 года польская армия на границе с Чехословакией провела большие маневры, где отрабатывались действия в случае распада Чехословакии или её капитуляции перед Германией. В 1935 году польско-чешские отношения ещё больше охладели. Оба посла были отправлены по домам. Польское правительство, копируя политику Гитлера, создало весной 1938 года в Тешине «союз поляков», целью которого было присоединение этой области к Польше.

Франция в 1935 году заключила военное соглашение с СССР о защите чехов от немцев. Москва заключила два договора: с Францией и Чехословакией. По ним Москва обязалась помочь Праге, если её поддержит старый союзник – Франция. В 1938 году Рейх, угрожая чехам войной, потребовал Судеты. Союзник Чехословакии Франция, в случае реального нападения немцев на чехов, должна была объявить Германии войну. И вот в этот критический момент другой союзник французов – Польша, заявила, что не объявит войну гитлеровской Германии, так как в этом случае французы атакуют немцев, а не германцы Францию. В итоге Польша предала своего союзника – Францию. Поляки обезоружили и ошеломили французов, подорвали уверенность в себе. Франция побоялась в одиночестве (без поддержки других западных стран) поддержать Чехословакию. Париж, не имея поддержки Польши, уступил британцам, которые хотели «умиротворить» Гитлера за счёт стран Центральной и Восточной Европы.

В мае 1938 года Советский Союз заявил о готовности поддержать Чехословакию при условии прохода Красной Армии через Польшу или Румынию. Понятно, что правительства Польши и Румынии категорически отвергли предложение СССР. Если бы Москва попыталась провести войска в Чехословакию через польскую территорию, то, кроме Польши, нам войну объявила и Румыния, с которой у поляков был военный союз, направленный против России. Интересно, что Москва выразила готовность исполнить договор с чехами, даже если Франция от него откажется. То есть Союз был готов противостоять Германии и Польше (плюс Румыния) в союзе с Чехословакией. Но чехи сломались и капитулировали под давлением «коллективного Запада».

Как Польша вместе с Гитлером развязывала Вторую мировую войну

Польский танк 7ТР преодолевает пограничные чехословацкие укрепления

Польские войска входят в Тешин

Как Польша вместе с Гитлером развязывала Вторую мировую войну

Польские танки в Тешине. Октябрь 1938 года

«Гиена Европы»

29 сентября 1938 года в Мюнхене было подписано соглашение между Германией, Британией, Францией и Италией. Чехословакия должна была уступить Судеты Германии. 1 октября 1938 года вермахт вторгся в Чехословакию и занял Судеты. В этот же день Чехословакия была вынуждена вывести свои войска из Тешинской области, которая 2 октября была захвачена Польшей.

Ещё летом 1938 года Берлин во время неофициальных переговоров с поляками дал понять, что не будет против захвата Польшей Тешинской области. К 20 сентября польские и немецкие дипломаты совместно выработали проект новых государственных границ, который был отправлен в Мюнхен. 21 сентября 1938 года, в самый разгар Судетского кризиса, Варшава предъявила Праге ультиматум, требуя передачи Тешинской Силезии. 27 сентября было озвучено повторное требование о передаче Тешина. В Польше развернулась мощная информационная античешская кампания. В польских городах шла вербовка в Тешинский добровольческий корпус. Отряды добровольцев перебрасывали к границе Чехословакии, где они совершали вооруженные провокации и диверсии, нападали на военные объекты. Польские самолеты ежедневно нарушали воздушное пространство Чехословакии. Польская дипломатия требовала в Лондоне и Париже одинакового решения судетского и тешинского вопросов. Тем временем польские и немецкие военные договаривались о линии демаркации войск в Чехословакии.

30 сентября польское правительство направило чехам очередной ультиматум с требованием принять польские условия до 12 ч. 1 октября и выполнить их в течение 10 дней. В ходе срочно организованных консультаций Франция и Англии, не желая срыва переговоров в Мюнхене, оказали давление на Чехословакию. Чехов принудили согласиться на поставленные условия. 1 октября чехи начали отводиться от границы, и Тешинская область была передана Польше. Вторая Речь Посполитая приобрела 805 км² территории и свыше 230 тыс. граждан. Кроме того, Тешинская область была важным экономическим центром Чехословакии, и Польша увеличила производственные мощности своей тяжелой промышленности почти на 50%. Таким образом, Польша вместе с Германией начала большую войну в Европе.

Однако дальнейшая наглость поляков озадачила даже Берлин. Так, в ноябре 1938 года окрыленная успехом Варшава потребовала передачи ей Чехословакией Моравской Остравы и Виткович. Но Гитлер сам уже положил глаз на эти районы. Когда в марте 1939 года немцы расчленили оставшуюся часть Чехословакии, против возможных действия Польши предприняли отдельные меры. Гитлер приказал занять Моравско-Остравский выступ, чтобы заранее обезопасить витковицкие металлургические заводы от захвата поляками. Польские власти не протестовали против захвата Чехии, но были обижены тем, что при окончательном разделе Чехословакии им не передали новые земли.

Так Польша стала «гиеной Европы». Не имея с Гитлером официального союза, Варшава стремилась оттяпать всё, что можно и нельзя. Поэтому в германском МИДе Польшу называли «гиеной поля боя». А У. Черчилль отмечал:

«И вот теперь, когда все эти преимущества и вся эта помощь были потеряны и отброшены, Англия, ведя за собой Францию, предлагает гарантировать целостность Польши – той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства».

Как Польша вместе с Гитлером развязывала Вторую мировую войну

Рукопожатие польского маршала Эдварда Рыдз-Смиглы и немецкого атташе генерал-майора Богислава фон Штудница на параде «Дня независимости» в Варшаве 11 ноября 1938 года. Польский парад особо привязывался к захвату Тешинской Силезии месяцем ранее

Роль Польши в развязывании Второй мировой войны

Соучастниками Гитлера были люди, руководившие Польшей в период между двумя мировыми войнами

Пять лет назад, 23 сентября 2009 года польский Сейм принял резолюцию, в которой квалифицировал Освободительный поход Красной Армии 1939 года как агрессию против Польши и официально обвинил Советский Союз в совместном с нацистской Германией развязывании Второй мировой войны.

Тот факт, что, к 17 сентября Вторая Речь Посполитая была разгромлена Германией и прекратила своё бесславное существование, а наша страна по большей части лишь вернула себе территории, принадлежавшие ей до начала Первой мировой войны, был проигнорирован инициаторами затеи.

Не надо быть пророком, чтобы предсказать то, что в связи с 75-летием освобождения Западной Украины и Западной Белоруссии от польской оккупации, официальная Варшава вновь будет биться в антисоветской и антироссийской истерике.

А ведь в действительности соучастниками Адольфа Гитлера в развязывании Второй мировой войны были люди, руководившие Польшей в период между двумя мировыми войнами. Разбору их деятельности и посвящена данная статья.

Начало борьбы за Польшу «от моря до моря»

Едва только в ноябре 1918 года Юзеф Пилсудский был провозглашён Начальником польского государства, новоиспечённое правительство Второй Речи Посполитой объявило выборы в сейм «везде, где были поляки». В то время вопрос о границах Польши, которая более столетия отсутствовала на политической карте мира, оставался открытым.

Воспользовавшись хаосом, царившим в едва закончившей воевать Европе, поляки принялись раздвигать границы своего воссоздаваемого государства во всех направлениях.
Сей небескорыстный порыв привёл к внешнеполитическим конфликтам и вооружённым столкновениям с соседями: с Украинской Народной Республикой из-за Львова, Восточной Галиции, Холмской области и Западной Волыни, с Литвой из-за Вильнюса и Виленской области, с Чехословакией из-за Тешенской области.

Польско-чехословацкий военно-политический конфликт 1919 — 1920 годов из-за Тешенской Силезии Великобритания и Франция разрешили не в пользу Варшавы, но это не остудило пыл борцов за Польшу «от моря до моря» (от Балтийского до Чёрного). На севере и западе они продолжали конфликтовать с Германией, а на востоке — воевать с РСФСР.

30 декабря 1918 года Варшава заявила Москве, что наступление Красной Армии в Литве и Белоруссии является агрессивным актом в отношении Польши, вменяющим «польскому правительству в обязанность реагировать самым энергичным образом» и защитить территории, заселённые «польской нацией». Относительно небольшая численность поляков среди тамошнего населения Варшаву ничуть не смущала, а мнение других народов ее не интересовало.

Защиту указанных территорий поляки начали с расстрела 2 января 1919 года миссии Российского Красного Креста. 16 февраля произошло первое столкновение частей польской и Красной армий в бою за белорусское местечко Берёза Картузская. Тогда же в польский плен угодили первые 80 красноармейцев. Всего же вплоть до начала 1922 года в польском плену побывало более 200 тысяч уроженцев бывшей Российской империи — русских, украинцев, белорусов, татар, башкир, евреев. Более 80 тысяч из них погибли в польских лагерях смерти, появившихся задолго до прихода Гитлера к власти в Германии.

Поскольку о трагедии польского плена надо писать отдельно, заметим лишь то, что ни об этих 80 тысячах сгинувших в польских лагерях, ни о 600 тысячах советских солдат, которые погибли, освобождая Польшу от нацистской оккупации в 1944 — 1945 годах, в «цивилизованной» европейской стране предпочитают не вспоминать. Поляки заняты сносом памятников советским воинам, спасших их дедов и бабок от нацистского геноцида. Поэтому у России не было причин устраивать всенародный плач по группе польских русофобов, разбившихся под Смоленском.

В 1920 году разразилась советско-польская война. Она завершилась Рижским миром 1921 года, по которому Западная Украина и Западная Белоруссия оказались под пятой оккупантов. О политике, которую проводили там польские «цивилизаторы», также надо писать отдельно. Отметим лишь то, что задолго до того, как гитлеровцы приступили к практической реализации постулатов «расовой теории», украинцы и белорусы в Польше уже являлись людьми «второго сорта».

Польские друзья Гитлера

Не прошло и года после прихода нацистов к власти в Германии, как 26 января 1934 года в Берлине была подписана «Декларация о мирном разрешении споров и неприменении силы между Польшей и Германией». Пойдя на это соглашение, Берлин уклонился от предоставления гарантий незыблемости польско-германской границы, установленной после окончания Первой мировой войны.

«Стороны объявили о мире и дружбе, была свёрнута таможенная война и взаимная критика в прессе. В Варшаве этот документ был воспринят как основа безопасности страны и средство интенсификации великодержавных устремлений Польши. Германии удалось добиться, чтобы вопрос о границе был обойдён молчанием, а попытки СССР объяснить Польше, что её провели, естественно, не увенчались успехом», — пишет историк Михаил Мельтюхов.

В свою очередь польский историк Марек Корнат утверждает то, что Пилсудский и польский министр иностранных дел Юзеф Бек «считали соглашение с Германией величайшим достижением польской дипломатии». Примечательно, что после выхода Германии из Лиги Наций её интересы в этой международной организации представляла Польша.

Идя на сближение с Берлином, поляки рассчитывали на помощь Германии в конфликте с Чехословакии из-за Тешенской Силезии. Историк Станислав Морозов обратил внимание на то, что «за две недели до подписания польско-германского пакта о ненападении началась античешская кампания, инспирированная Варшавским МИД. В Польше она проявлялась в многочисленных публикациях в прессе, обвинявших чешские власти в угнетении польского меньшинства на территории Тешенской Силезии. В Чехословакии эту линии проводил консул в Моравской Остраве Леон Мальхомме…»

После смерти Пилсудского в мае 1935 года, власть оказалась в руках его последователей, коих принято называть пилсудчиками. Ключевыми фигурами в польском руководстве стали министр иностранных дел Юзеф Бек и будущий Верховный главнокомандующий польской армии маршал Эдвард Рыдз-Смиглы.

Польша во Второй мировой войне: победитель или проигравший?

Каждый год годовщина разгрома нацистской Германии вызывает противоречивые чувства в Польше. Сегодня в этой стране доминирует точка зрения, что Польша проиграла Вторую мировую войну, получив вместо немецкой оккупации советскую. При этом польские власти игнорируют тот факт, что по итогам войны поляки были спасены от истребления нацистами, а Польша сохранилась как государство. Аналитический портал RuBaltic.Ru разобрался, как воевали поляки во Второй мировой и могут ли они считать себя победителями.

История польских войск во Вторую мировую демонстрирует целый букет коллективных комплексов польского народа. Были среди поляков те, кто понимал, что освобождение Польши от нацистов гораздо важнее исторических обид в отношениях с русскими. Другие в это же время были готовы на сотрудничество с нацистами, лишь бы против СССР.

Третьи же разделяли антигитлеровские и антисоветские настроения, считая обе стороны оккупантами — в 1939 году Польша в очередной раз потеряла свою государственность, и националистически настроенная часть польского народа чувствовала себя униженной.

Этот раскол до сих пор актуален в Польше, где не утихают споры о роли Советского Союза в истории страны.

«В результате Ялтинского соглашения Польша, как и Латвия, была оккупирована Советским Союзом», — считает современный польский исследователь Дариуш Рогут. Он не одинок в своем мнении — польские националисты говорили и говорят о захвате СССР польской территории в результате пакта Молотова — Риббентропа, депортациях местного населения и фактической оккупации страны Советским Союзом после окончания войны.

Корни антисоветских настроений можно проследить с самого момента восстановления польского государства в 1918 году и появления тогда же Советской России. Отношения между государством Советов и Польшей были враждебными изначально. В то время как в СССР готовился к мировой революции, в Польше зрели огромные амбиции в Восточной Европе.

В межвоенный период в Польше в качестве основы внешней политики утвердилась идея существования у Польши двух извечных врагов — Германии на западе и России на востоке.

Последующие события только укрепили эту мысль.

После того, как в сентябре 1939 года вермахт обрушился на Речь Посполитую, Польша уже не могла выступать в качестве политического субъекта. После разгрома польской армии единственной альтернативой РККА был захват Гитлером восточных территорий Польши.

Но для правительства Польши в изгнании обе стороны оставались врагами. В «Анжерской декларации», которая формулировала главные цели эмиграционного правительства, Германия значилась главным врагом Польши, но одновременно подтверждалось и состояние войны с СССР.

Идея о двух врагах была сильна среди поляков и после 1941 года. Тогда на территории СССР по соглашению между советским правительством и польским правительством в изгнании из польских граждан, находившихся на территории СССР, были созданы воинские части, условно названные Армией Андерса (примерно 75,5 тысячи штыков).

Но под разными предлогами и в силу интриг правительства в изгнании, находившегося тогда в Лондоне, они не стали воевать вместе с Красной Армией.

В частях были сильны антисоветские настроения, налицо было нежелание идти в бой под советским руководством.

Летом 1942 года поляки были выведены из СССР в Иран, а затем практически в полном составе отправились сражаться на стороне союзников в составе английских войск.

«Ад на Волге. Битва за Сталинград приобретает историческое значение. Очень важно и то, что колоссальная битва «на великой реке» затягивается. В ней взаимно уничтожают себя две самые крупные силы зла». Это уже из агитации Армии Крайовой (АК), подпольной польской военной организации, руководимой извне Лондонским правительством Польши (до 350–380 тысяч членов в 1944 году).

Ее деятельность — одна из самых драматических страниц в польской истории. Отношение АК, боровшейся против немецкой оккупации, к советским войскам и партизанам было неоднозначным. Дело не раз доходило до открытых вооруженных столкновений — тезис о грядущей «советской оккупации» поддерживался руководством АК, подчинявшимся лондонскому правительству.

После расформирования AK в 1945 году большая часть бойцов самораспустилась, но некоторые продолжили сражаться за восстановление независимой от Москвы польской государственности, восприняв СССР как «нового оккупанта».

За свою деятельность в антисоветском и антикоммунистическом подполье, диверсии и саботаж, терроризм и убийства мирных жителей многие члены AK впоследствии были репрессированы — и их судьбу польские националисты включают в число тех страданий, что выпали на долю страны в послевоенный период.

Дискуссии об этом будут идти еще долго, но вряд ли можно оспорить тезис, что на тот момент попытки польского правительства и командования АК совместить борьбу против гитлеровцев с демонстрацией Москве готовности к сопротивлению были нереальными. Как и вероятность того, что СССР стал бы смотреть сквозь пальцы на военное подполье, действующее против советских органов власти.

При всем этом даже в Польше не все согласятся с тем, что поляки проиграли войну.

Во время Второй мировой в Польше действовало несколько войсковых соединений сил сопротивления нацистам, сражавшихся вместе с Красной Армией.

Это была Армия Людова (от 45 до 60 тысяч человек), созданная под руководством Польской рабочей партии, а в 1944 году объединенная с 1-й польской армией в Войско Польское (до 200 тысяч человек в 1945 году). Эти солдаты принимали активное участие в боевых действиях в советской армии. В составе советских войск в штурме Берлина участвовали 12 тысяч поляков — они внесли свой вклад в общую победу.

В действительности проиграла войну концепция польского эмигрантского правительства, не предполагавшая никаких компромиссов с «оккупационным» Советским Союзом по территориальным решениям.

Поляки же по итогам выжили как нация, сохранили свое государство в рамках Польской Народной Республики и даже получили ряд немецких земель на западе по решению Государственного комитета обороны СССР от 20 февраля 1945 года.

Какие бы эмоции ни испытывали польские националисты по отношению к СССР, жизнь все расставила по местам. И сегодня полякам стоит помнить общую победу над врагом, не забывая о том, что советские солдаты, изгнав гитлеровцев, принесли в Польшу право на жизнь.

Михаил Захаров, Rubaltic.Ru

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен

В Сирии зафиксированы 20 случаев нарушения режима прекращения огня 9 мая

Как поляки служили Третьему рейху

Долгое время историки рассказывали только о службе поляков в армиях, которые воевали против гитлеровской Германии, включая польские формирования на территории СССР. Во многом это было связано с созданием социалистической Польши (когда негласно было решено забыть о грехах предвоенной Польши) и исторической концепции, из которой следовало, что поляки были исключительно жертвами гитлеровской Германии. На деле сотни тысяч поляков воевали в вермахте, СС и полиции на стороне Третьего рейха.
Как поляки служили Третьему рейху

Солдаты Свентокшиской бригады на параде. 1945 г.

Поляки в вермахте и СС

Для руководства Третьего рейха поляки были историческими врагами. Однако, во-первых, гитлеровцы старались колонизировать Польшу, и для этого использовался принцип «разделяй и властвуй». Немцы выделяли различные славянские этнические группы, которые ещё не стали частью польской нации. В частности, кашубов — в Поморье, мазуров — в Пруссии, силезцев – в Западной Польше (Силезии), гуралов (горцы) – в польских Татрах. Также выделялись польские протестанты. Эти этнические группы, родственные полякам, и протестанты, считались как привилегированные группы, родственные немцам. Многие силезцы или кашубы видели в лояльности немецкой администрации возможность национального возрождения, которой не было во время великопольской политики 1919-1939 гг.

Во-вторых, в войне на Восточном фронте, где потери постоянно росли, Берлину требовались людские ресурсы. Поэтому нацисты закрывали глаза на службу поляков в вермахте (как и евреев). При этом часть поляков записались в армию как немцы. Осенью 1939 г. была проведена перепись, где люди должны были определиться с национальностью, многие назвались немцами, чтобы избежать репрессий. А те, кто назвался немцами, попадали под закон о всеобщей воинской повинности.

В результате поляки служили везде: на Западном и Восточном фронтах, в Африке у Роммеля и в оккупационных войсках в Греции. Славяне считались хорошими солдатами, дисциплинированными и храбрыми. Обычно это были простые рабочие и крестьяне, хороший «материал» для пехоты. Тысячи силезцев были награждены Железными крестами, несколько сотен получили Рыцарские кресты – высшую немецкую воинскую награду. Однако славян не выдвигали на унтер-офицерские и офицерские должности, не доверяли им, опасались их перехода в польские подразделения, которые воевали за СССР и за западные демократии. Немцы не стали создавать отдельных силезских или поморских частей. Также поляки не служили в танковых войсках, ВВС, на флоте, спецслужбах. Во-многом это было связано с незнанием немецкого языка. Не было времени, чтобы обучить их языку. Обучали только самым элементарным выражениям и командам. Даже разрешили говорить по-польски.

Точных данных о числе граждан Польши, которые носили немецкие мундиры, неизвестно. Немцы считали только поляков, которые были призваны до осени 1943 г. Тогда с присоединенных к Третьему рейху польских Верхней Силезии и Поморья взяли 200 тыс. солдат. Однако набор в вермахт продолжался и далее, и в ещё более широких масштабах. В результате до конца 1944 г. в вермахт было призвано до 450 тыс. граждан довоенной Польши. По данным профессора Рышарда Качмарека, директора Института Истории Силезского Университета, автора книги «Поляки в Вермахте», через немецкие вооруженные силы прошло около полумиллиона поляков из Верхней Силезии и Поморья. Остальные поляки, проживавшие на территории генерал-губернаторства, в вооруженные силы Третьего рейха не призывались. Погибло, если сравнивать с потерями вермахта, до 250 тыс. поляков. Также известно, что Красная Армия пленила, по неполным данным, свыше 60 тыс. военнослужащих вермахта польской национальности; западные союзники взяли в плен более 68 тыс. поляков; ещё около 89 тыс. человек перешло в армию Андерса (часть дезертировала, часть попала из лагерей для военнопленных).

Известно и о наличии поляков в войсках СС. Во время боев на Русском фронте польские добровольцы были отмечены в 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова», в 4-й полицейской гренадерской дивизии СС, в 31-й добровольческой гренадерской дивизии СС и 32-й добровольческой гренадерской дивизии СС «30 января».

На заключительном этапе войны в состав войск СС была принята так называемая Свентокшиская бригада или «бригада Святого Креста», сформированная из польских нацистов, придерживавшихся радикальных антикоммунистических и антисемитских взглядов, и принимавших участие в геноциде евреев. Её командиром был полковник Антоний Шацкий. Свентокшиская бригада, созданная летом 1944 г. (свыше 800 бойцов), воевала с прокоммунистическими военными формированиями на территории Польши (армия Людова), советскими партизанами. В январе 1945 г. бригада вступила в боевые действия с советскими войсками, стала частью немецких сил. Из её состава формировались диверсионные группы, для действий в тылу Красной Армии.

Вместе с немцами бригада Святого Креста отступила из Польши на территорию протектората Богемия и Моравия (оккупированная Чехословакия). Там её солдаты и офицеры получили статус добровольцев СС, были частично обмундированы в эсэсовскую форму, но с польскими знаками различия. Состав бригады пополнялся за счёт польских беженцев и вырос до 4 тыс. человек. В апреле бригаду направил на фронт, в её задачу входила охраны тыла в прифронтовой полосе, борьба с чешскими партизанами и советскими разведгруппами. В начале мая 1945 г. польские эсэсовцы отступили на запад, навстречу наступающим американцам. По пути, чтобы облегчить себе участь, они освободили часть концентрационного лагеря Флоссенбюрг в Голишове. Американцы приняли польских эсэсовцев, поручили им охрану немецких военнопленных, а затем позволили укрыться в американской оккупационной зоне. В послевоенной Польше военнослужащие бригады Святого Креста были заочно осуждены.

Как поляки служили Третьему рейху

Поляки из подразделения вермахта, попавшие в плен в районе Монте-Кассино. Они были призваны в немецкую армию в Силезии и направлены на службу в Италию. 1944 г.

Польская полиция

Осенью 1939 г. немцы приступили к формированию польской вспомогательной полиции — «Польской полиции Генерал-губернаторства» (Polnische Polizei im Generalgouvernement). В её ряды брали бывших полицейских Польской республики. К февралю 1940 г. польская полиция насчитывала 8,7 тыс. человек, в 1943 г. – 16 тыс. человек. По цвету униформы она получила название «синяя полиция». Она занималась уголовными преступлениями и контрабандой. Также польская полиция привлекалась немцами к охранной, сторожевой и патрульной службе, участвовала в арестах, депортациях евреев, охране еврейских гетто. После войны 2 тыс. бывших «синих» полицейских было признано военными преступниками, около 600 человек приговорили к смертельной казни.

Весной 1943 года, с началом истребления польского населения Волыни бандитами Украинской повстанческой армии (УПА), немецкие власти формируют польские полицейские батальоны. Они должны были заменить украинские полицейские батальоны на Волыни, которые входили в состав Генерал-губернаторства и перешли на сторону УПА. Поляки вошли в состав в 102-го, 103-го, 104-го полицейских батальонов смешанного состава, а также в полицейский батальон 27-й Волынской пехотной дивизии. Кроме того, было создано 2 польских полицейских батальона — 107-й (450 человек) и 202-й (600 человек). Они вместе с немецкими войсками и полицией боролись с отрядами УПА. Также польские полицейские батальоны взаимодействовали с польскими отрядами самообороны и участвовали в карательных операция против западнорусского населения. Полицейские батальоны подчинялись командованию СС на Волыни и в белорусском Полесье.

Польские полицейские были обмундированы в униформу германской военной полиции. На вооружении сначала имели советское трофейное оружие, затем получили германские карабины, пистолеты-пулеметы и ручные пулеметы.

В начале 1944 года солдаты 107-го польского полицейского батальона перешли на сторону Армии Крайвой. Солдаты 202-го батальона в мае 1944 г. вошли в состав войск СС, и в августе 1944 г. батальон был разбит и рассеян в боях с Красной Армией в районе Варшавы.

Как поляки служили Третьему рейху

Польская полиция генерал-губернаторства Третьего рейха. 1941 г.

Еврейская полиция

Также граждане бывшей Польской Республики служили в еврейской полиции. После оккупации всё еврейское население Польши было принудительно сосредоточено в специальных и охраняемых районах – гетто. Эти районы имели внутреннее самоуправление и свою службу охраны порядка (Judischer Оrdnungsdienst). В состав полиции гетто были набраны бывшие служащие польской полиции, солдаты и офицеры польской армии, по национальности евреи. Еврейская полиция обеспечивала охрану порядка внутри гетто, принимала участие в облавах, конвоировании при переселении и депортации евреев, обеспечивала выполнение приказов германских властей и т. д. Рядовые полицейские не имели огнестрельного оружия, только дубинки, офицеры были вооружены пистолетами. В крупнейшем Варшавском гетто было около 2500 полицейских, в Лодзинском гетто – 1200, в Кракове – 150.

Во время арестов, облав, депортаций и т. д. еврейская полиция целеустремленно и жестко выполняла указания немцев. Некоторые коллаборационисты были приговорены к смерти и убиты бойцами еврейского Сопротивления. Небольшая часть полицейских, из рядового состава, пыталась помочь уничтожаемым соплеменникам. С уничтожением гетто гитлеровцы ликвидировали и еврейскую полицию, большинство её членов были убиты. После войны спецслужбы Израиля разыскивали и привлекали к суду оставшихся в живых членов еврейской полиции и других предателей.

После завершения Второй мировой войны Польша стала частью социалистического лагеря. Поэтому было решено не ворошить тёмное прошлое Польши и её граждан. Была принята историческая теория, что поляки были исключительно жертвами гитлеровской Германии. Этот взгляд господствует и в современной Польше. Сами польские солдаты вермахта и других подразделений Третьего рейха старались не вспоминать о позорной службе. Участники войны писали воспоминания о службе в армии Андерса, 1-й польской армии в составе Красной Армии (1-я армия Войска Польского), в партизанских отрядах. Про службу в вермахте старались не говорить. Те, кто после войны попал в плен на Западе и вернулся на родину, прошли процедуру реабилитации. Обычно никаких проблем с этим не было. Это были обычные работяги, шахтеры, крестьяне, люди далекие от политики и стыдившиеся бесчисленных преступлений, которые совершили нацисты.

Как поляки служили Третьему рейху

Велосипедная рота еврейской полиции в Варшавском гетто. Источники фотографий: https://ru.wikipedia.org, http://waralbum.ru

как Польша отрицает роль СССР в победе над нацизмом — РТ на русском

Обвиняя Россию в «переписывании истории холокоста», премьер Польши Матеуш Моравецкий «убил в себе человека». Так официальный представитель МИД Мария Захарова прокомментировала статью польского главы правительства в издании Politico. По её словам, утверждения, что Красная армия «не освобождала Варшаву» и могла спасти узников Освенцима «на полгода раньше, но не сделала этого», находятся «за гранью добра и зла». По мнению аналитиков, польские власти пытаются найти в прошлом подкрепление своей антироссийской риторики, а потому адекватных оценок роли СССР во Второй мировой войне от Варшавы в ближайшее время ждать не стоит.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова раскритиковала статью премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого в издании Politico о роли СССР во Второй мировой войне. По словам руководителя пресс-службы российского МИД, это «очередная преступная попытка переписать историю Второй мировой войны», которая находится «за гранью добра и зла».

«Это не статья, это настоящее самоубийство: четыре страницы, которыми премьер-министр Польши убил в себе человека», — подчеркнула Захарова.

В колонке, озаглавленной «Москва переписывает историю холокоста» и написанной польским премьером, утверждается, что Красная армия «не освобождала» Варшаву, СССР мог бы освободить Освенцим раньше, но не сделал этого, а «советская оккупация» Центральной Европы якобы стоила «миллионов» жизней.

По словам главы польского правительства, «союз» нацистской Германии и СССР «подготовил почву к началу Второй мировой войны».

«Советский Союз был отнюдь не освободителем, а пособником нацистской Германии и сам совершал преступления — как до, так и после освобождения Освенцима», — подчеркнул в своей статье Моравецкий.

Польский премьер также обвинил Россию в «переписывании истории» и призвал страны ЕС сообща противостоять Москве.

Также по теме

Жители Польши приветствуют советских танкистов
«Масштабные и кровопролитные бои»: как Красная армия освобождала Варшаву от нацистов

75 лет назад части Красной армии и Войска польского освободили Варшаву, которая более пяти лет находилась под немецкой оккупацией….

«Мы видим усиленные манипуляции историей в политических целях, — прокомментировал в беседе с RT статью польского премьера руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимир Симиндей. — Основной посыл данной статьи польского премьера является пропагандистским. Для этого выбран соответствующий инструментарий — газета Politico, рассчитанная на довольно специфическую западную аудиторию (евробюрократов, политических аналитиков и т. д.). И конечно же, в словах премьер-министра Польши мы видим очень большой антироссийский настрой, их тональность совершенно недопустима в межгосударственных отношениях».

При этом, по словам Симиндея, у него как профессионального историка вызывает удивление, что польские коллеги не смогли снабдить своего премьер-министра «сколь-нибудь вменяемыми формулировками для подобной статьи».

Как отметил в разговоре с RT ведущий научный сотрудник РИСИ Олег Неменский, эмоциональная реакция Марии Захаровой «вполне обоснованна».

«С таким текстом достаточно сложно спорить — приходится просто удивляться его неадекватности», — заявил политолог.

Прокомментировал статью польского премьер-министра и ветеран Великой Отечественной войны Иван Степанович Мартынушкин, принимавший участие в освобождении Освенцима.

«Школьники говорят, что Освенцим и Краков освобождали американцы… Ну школьники понятно, но теперь в то же самое детство впал глава правительства Польши», — заявил Мартынушкин в интервью RT.

Спор о холокосте

Руководство Польши вступило с Россией в заочную полемику после того, как в декабре российский президент Владимир Путин раскритиковал руководство Польши в межвоенный период. Говоря о принятой накануне резолюции Европарламента, в которой на СССР возлагалась вина за развязывание Второй мировой, российский лидер напомнил западным странам о том, как они сотрудничали с Гитлером.

Жители Польши приветствуют советских танкистов

  • Владимир Путин выступает на коллегии минобороны
  • kremlin.ru

Позднее Путин назвал «антисемитской свиньёй» тогдашнего посла Польши в нацистской Германии Юзефа Липского за обещания поставить фюреру памятник в Варшаве, если тот вышлет евреев в африканские колонии.

Указание на неприглядные эпизоды собственной истории вызвало бурю возмущения в Варшаве. В польском МИД обвинили российского президента во «лжи» и вызвали посла РФ. Сейм принял резолюцию о равной ответственности СССР и гитлеровской Германии за начало Второй мировой войны. Заявление о приверженности этой позиции опубликовал и Матеуш Моравецкий.

После этого последовало ещё несколько антироссийских выпадов со стороны Польши: власти страны отказались отмечать 75-летие освобождения Варшавы, а МИД заявил права на ряд произведений искусства, находящихся в России.

Польское руководство в атаках на Россию поддержали зарубежные союзники. Посол США в Варшаве Джорджетт Мосбахер заявила, что в развязывании Второй мировой войны виновны как Адольф Гитлер, так и Иосиф Сталин. В свою очередь, глава крупнейшей в Европарламенте фракции «Европейская народная партия» немец Манфред Вебер обвинил российские власти в стремлении «переписать историю».

20 января в интервью израильскому телевидению польский президент Анджей Дуда обвинил своего российского коллегу во «лжи» и стремлении «снять» с руководства СССР ответственность за начало Второй мировой.

Также по теме

Флаги Израиля и Польши во время ежегодного «Марш жизни» в Польше
Справедливость не для всех: почему Израиль возмущён новым польским законом о реституции

Израиль требует от Польши изменить закон о реституции собственности, национализированной социалистическим руководством после 1945…

При этом глава польского государства не исключил, что может всё-таки приехать в Израиль на мероприятия в рамках Всемирного форума памяти холокоста. Ранее сообщалось, что Дуда планирует бойкотировать форум, где должно состояться выступление Владимира Путина.

В Польше обеспокоены предстоящим мероприятием в Израиле, где российский президент, по уверениям польских СМИ, якобы собирается «оклеветать» страну.

В преддверии форума польские медиа обвиняют его организаторов в связях с Москвой и, ссылаясь на мнение британского учёного Нормана Кона, утверждают, что «Россия породила фашистскую идеологию и благословила Германию на холокост».

Как сообщает «Польское радио», «в офисе президента Польши создаётся кризисная команда с участием экспертов и историков», которая должна будет «оперативно дезавуировать сомнительные заявления российского лидера». Как отмечает сайт польской государственной радиостанции, «правительство Польши готовит также серию платных публикаций в американских и израильских газетах, которые должны представить польскую версию исторических событий».

«Нынешнее противостояние России и Польши по вопросам истории связано с тем, что Россия стала замечать польскую историческую политику. Прежде она её просто игнорировала, хотя поляки примерно всё то же самое заявляли и раньше, — отмечает Олег Неменский. — С начала нулевых годов они проводят очень активную политику по созданию идеологии очернения прошлого России».

Упражнения в русофобии

Агрессивная антироссийская трактовка событий времён Второй мировой войны — часть политики исторической памяти, которой придерживается современное польское руководство, отмечают эксперты. В ней нет места освобождению страны Красной армией. Это событие и вся последующая история социалистической Польши трактуются как оккупация, сравнимая по тяжести с нацистской.

Также по теме

Акция «Бессмертный полк» в Софии / Возложение венков к Мемориалу в Понарах в Литве
«Борьба с советским прошлым»: как в Восточной Европе отмечают победу над фашизмом

Большинство стран востока Европы, входящих в ЕС и НАТО или стремящихся войти в эти блоки, во время Второй мировой войны были…

При этом руководство Польши предпочитает не вспоминать о сотрудничестве межвоенных властей страны с Гитлером, о Мюнхенском сговоре и об участии Варшавы в разделе Чехословакии. 

Также в Варшаве не вспоминают о беспрецедентной помощи, которую Советский Союз оказал в восстановлении разрушенной войной стране, и территориальных приобретениях Польши. Благодаря «советской оккупации» значительная часть восточных областей Германии стала польской.

В рамках борьбы с советским наследием польские власти уничтожают установленные в публичных местах памятники советским воинам-освободителям и даже польским бойцам просоветской Армии людовой. В то же время возвеличиваются так называемые «проклятые солдаты» — бойцы антикоммунистического подполья, прежде всего националистической Армии крайовой.

Акция «Бессмертный полк» в Софии / Возложение венков к Мемориалу в Понарах в Литве

  • Матеуш Моравецкий на мероприятии, посвященном памяти «проклятых солдат»
  • globallookpress.com
  • © Mateusz Wlodarczyk/ZUMAPRESS.com

Так, в марте 2019 года польский Институт национальной памяти заявил об оправдании офицера Армии крайовой Райса Ромуальда, также известного под кличкой Бурый. В 1946 году тот казнил несколько десятков белорусов, включая женщин и детей. В то же время польские власти отказываются выделять деньги на восстановление памятника жертвам Бурого в деревне Залешаны Белостокского воеводства.

Чествуются даже люди, запятнавшие себя сотрудничеством с гитлеровцами, например бойцы Свентокшиской бригады националистических Народных вооружённых сил.

В 2018 году Матеуш Моравецкий возложил венки к памятнику сотрудничавших с немцами националистов.

В январе 2019-го Институт национальной памяти представил в городе Ополе «образовательный» проект «Дорога к свободе», посвящённый бегству Свентокшиской бригады от Красной армии через занятые немцами позиции.

Как отмечает Владимир Симиндей, такая трактовка истории связана с геополитической ориентацией польского руководства. Варшава ищет «исторические подпорки» в прошлом для обоснования жёсткой антироссийской позиции в настоящем.

«Польша пытается выстроить своё региональное лидерство сугубо в антироссийском ключе и под трескучей антисоветской риторикой, — подчёркивает политолог. — Вместо того чтобы врачевать исторические раны (а в советско-польских отношениях были мрачные страницы), их, наоборот, растеребили и используют для возбуждения неприязни к России».

Схожего мнения придерживается и Олег Неменский. По его словам, такой подход связан как с традиционной русофобией польских элит, так и со стремлением в условиях «новой холодной войны» лишить Россию какого-либо морального веса.

«И для этого самой главной целью избрана память о победе Советского Союза над нацизмом», — подчёркивает эксперт.

Сотрудничество под вопросом

21 января замглавы МИД Польши Шимон Шинковский вель Сенк заявил, что Варшава положительно относится к возможности возобновления сотрудничества двусторонней группы по сложным вопросам совместной истории.

Также по теме

Офицер польского Агентства внутренней безопасности
«Идёт поиск врагов»: как Польша борется с защитниками советских памятников

Представители польской общественной организации «Курск», занимающейся восстановлением памятников советским воинам-освободителям,…

Ранее президент России Владимир Путин заявил о намерении создать крупный архивный центр с документами, видеозаписями и фотографиями. По словам президента, это позволит вести эффективную борьбу с переписыванием истории, не даст «наносить ущерб памяти нашего народа, памяти наших отцов, дедов, которые отдали свои жизни в борьбе с нацизмом».

Однако эксперты считают, что польская сторона не готова к реальному сотрудничеству с Россией по историческим вопросам.

«К взаимопониманию наши страны прийти не могут, так как мы имеем дело не с международной дискуссией об истории, а с политикой, направленной на дискредитацию России, — отмечает Олег Неменский. — Вообще не идёт речи о том, чтобы выяснить, что на самом деле было и как правильно описывать историю. Это споры не об истории, а о том, как максимально очернить Россию. Тут нам не о чем договариваться».

В свою очередь, Владимир Симиндей отмечает, что даже, казалось бы, сближающее Москву и Варшаву общее неприятие бандеровской идеологии на Украине не является такой точкой соприкосновения. По словам историка, в основе противостояния Польши и Украины лежит «борьба двух национализмов», тогда как Россия с националистических позиций не выступает.

Офицер польского Агентства внутренней безопасности

  • Марш польских националистов в день памяти «проклятых солдат»
  • globallookpress.com
  • © Artur Widak/ZUMAPRESS.com

«Конечно, было бы весьма желательно снизить градус политизации вопросов истории, но в политической повестке дня, на мой взгляд, в ближайшее время исторические аспекты будут присутствовать, — подчёркивает эксперт. — Если бы был политический заказ на высвечивание страниц общей истории, которая сближает народы, тех её эпизодов, когда русские и поляки обогащали друг друга, это создало бы совершенно иную атмосферу. Но, как мы видим, ни общественные группы, ни основная часть политической элиты в Польше на это не настроены».

Трагедия Польши. Вторая мировая. 1939–1945. История великой войны

Трагедия Польши

1 сентября 1939 года в 4 часа 4 минуты германские войска вторглись на территорию Польши. Так началась Вторая мировая война. Яблоком раздора между двумя странами был так называемый «Данцигский коридор». Созданный Версальским договором для того, чтобы обеспечить Польше выход к морю, район Данцига отрезал территорию Германии от Восточной Пруссии.

Причиной нападения немцев на Польшу стал отказ польского правительства передать Германии вольный город Данциг и предоставить ей право построить экстерриториальные магистрали в Восточную Пруссию. В более широком смысле агрессия против Польши стала лишь новым этапом выполнения программы Гитлера по захвату «жизненного пространства». Если в случае с Австрией и Чехословакией нацистскому лидеру удавалось достигать своих целей с помощью дипломатической игры, угроз и шантажа, то теперь наступал новый этап реализации его программы — силовой.

«Я завершил политические приготовления, теперь дорога открыта для солдата», — заявил Гитлер перед началом вторжения. Заручившись поддержкой Советского Союза, Германия больше не нуждалась в заигрывании с Западом. Гитлеру уже не нужен был берхтесгаденский визит Чемберлена. «Пусть только посмеет явиться ко мне в Берхтесгаден этот „человек с зонтиком“, — говорил фюрер о Чемберлене в кругу своих единомышленников. — Я спущу его с лестницы пинком в зад. И я позабочусь, чтобы при этой сцене присутствовало как можно больше журналистов».

Состав вооруженных сил Германии и Польши в германо-польской войне 1939 г.

ГерманияПольша
Численность вооруженных сил, млн чел.1,61
Танки2800870 (с танкетками)
Орудия и минометы60004300
Боевые самолеты2000407

Против Польши Гитлер сосредоточил две трети всех своих дивизий, а также все имеющиеся у Германии танки и самолеты. На западной границе для отражения возможного удара Франции он оставил тридцать три дивизии. Против них французы имели 70 дивизий и 3 тысячи танков. Однако, несмотря на объявление Францией и Англией 3 сентября войны Германии, эти силы так и не были активно задействованы. Риск Гитлера в данном случае полностью оправдался. Пассивность Франции и Англии позволили Германии не беспокоиться за свои западные границы, что во многом обусловило конечный успех вермахта на востоке.

Ранним утром 1 сентября немецкие войска двинулись вперед, наступая на обоих флангах той широкой дуги, которую представляла собой польская граница. В первом эшелоне действовало до 40 дивизий, в том числе все имевшиеся механизированные и моторизованные соединения, следом за ними продвигалось еще 13 дивизий резерва.

Нападение на Польшу дало германскому командованию возможность проверить на практике свои теории применения крупных танковых и авиационных соединений. Массированное применение танковых и моторизованных сил при активной поддержке крупных сил авиации позволило немцам осуществить в Польше операцию блицкрига. Пока бомбардировщики дезорганизовали тылы, немецкие танки осуществляли прорыв в четко установленном месте. Впервые танки действовали массированно для выполнения стратегической задачи.

Полякам нечего было противопоставить шести немецким танковым дивизиям. Тем более их страна наилучшим образом подходила для демонстрации блицкрига. Протяженность ее границ была весьма значительной и составляла в общей сложности около 3500 миль, из которых 1250 миль приходилось на германо-польскую границу (после оккупации Чехословакии протяженность этого участка границы возросла до 1750 миль). Миллионная польская армия довольно равномерно рассредоточилась вдоль границ, не имевших сильных оборонительных рубежей. Это давало немцам удобную возможность создавать на отдельных участках прорыва значительное превосходство.

Равнинная местность обеспечивала высокие темпы продвижения мобильным войскам агрессора. Используя линию границы, охватывающую польскую территорию с запада и севера, а также превосходство в авиации и танках, германское командование провело крупную операцию на окружение и уничтожение польских войск.

Немецкие войска действовали в составе двух групп армий: Северная под командованием генерала фон Бока (3-я и 4-я армии — всего 25 дивизий) и Южная под командованием генерала фон Рундштедта (8-я, 10-я и 14-я армии — всего 35 дивизий). Им противостояли 6 польских армий и группа «Нарев» под общим командованием маршала Э. Рыдз-Смиглы.

Успеху немецких войск в Польше способствовали и просчеты ее военного руководства. Оно считало, что союзники нанесут удар по Германии с запада, а польские вооруженные силы осуществят наступление на берлинском направлении. Наступательная доктрина польской армии привела к тому, что войска не имели серьезной линии обороны. Вот что, к примеру, пишет об этих заблуждениях американский исследователь Хенсон Болдуин, работавший в годы войны военным редактором «Нью-Йорк таймс»: «Поляки были горды и слишком самоуверенны, живя прошлым. Многие польские солдаты, пропитанные военным духом своего народа и своей традиционной ненавистью к немцам, говорили и мечтали о „марше на Берлин“. Их надежды хорошо отражают слова одной из песен: „…одетые в сталь и броню, ведомые Рыдзом-Смиглы, мы маршем пойдем на Рейн…“».

Польский главный штаб недооценил силы вермахта, и в особенности возможности танковых войск и авиации. Серьезную ошибку допустило польское командование в развертывании своих вооруженных сил. Стремясь прикрыть территорию страны от вторжения и расположив войска вдоль границ, польский главный штаб отказался от идеи создания обороны на таких сильных естественных рубежах, как реки Нарев Висла и Сан. Организация обороны на этих рубежах значительно сократила бы фронт борьбы и обеспечила создание крупных оперативных резервов.

Военные действия в Польше можно разделить на два основных этапа: первый (1–6 сентября) — прорыв польского фронта; второй (7–18 сентября) — уничтожение польских войск к западу от Вислы и обход оборонительной линии Нарев — Висла — Дунаец. В дальнейшем, до начала октября, шла ликвидация отдельных очагов сопротивления.

На рассвете 1 сентября немецкие войска пошли в наступление. Их поддерживала мощная авиация, которая быстро обеспечила себе господство в воздухе. С 1 по 6 сентября немцы добились следующих результатов. 3-я армия, после того как она прорвала польскую оборону на границе с Восточной Пруссией, вышла к реке Нарев и форсировала ее у Ружана. Правее наступала 4-я армия, которая ударом из Померании прошла «данцигский коридор» и начала продвигаться на юг по обоим берегам Вислы. В центре наступали 8-я и 10-я армии. Первая — на Лодзь, вторая — на Варшаву. Очутившись в треугольнике Лодзь — Кутно — Модлин, три польские армии («Торунь», «Познань», «Лодзь») безуспешно пытались пробиться на юго-восток или к столице. Таков был первый этап операции на окружение.

Уже первые дни кампании в Польше показали миру, что наступает эпоха новой войны. Многие ждали повторения варианта Первой мировой с ее окопами, позиционным сидением и мучительно длительными прорывами. Получилось все с точностью до наоборот. Нападение, благодаря мотору, оказалось сильнее обороны. По оценкам французского командования, Польша должна была продержаться до весны 1940 года. Немцам же хватило буквально пяти дней, чтобы сокрушить основной костяк польской армии, которая оказалась не готова к ведению современной войны с массированным применением танков и авиации.

Слабые места и прорехи в польской обороне тут же прорывались мобильными танковыми соединениями, которые особенно не пеклись о защите своих флангов. Вслед за танками порыв заполняли механизированные пехотные соединения. Темпы наступления измерялись десятками километров в день. Всему миру стало теперь понятно, что такое блицкриг. В известной степени успех немцев был обеспечен еще и тем, что польские войска не имели глубокоэшелонированной обороны. Основные их силы располагались вдоль границ и приняли на себя всю нерастраченную мощь первоначального удара вермахта.

Гитлер лично контролировал действия немецких войск. Командир танкового корпуса генерал Гудериан вспоминал об этих днях: «5 сентября корпус неожиданно посетил Адольф Гитлер. Я встретил его у Плевно на шоссе, идущем из Тухель (Тухоля) на Шветц (Свеце), сел в его машину и по шоссе, по которому велось преследование противника, провез его мимо разгромленной польской артиллерии в Шветц (Свеце), а оттуда вдоль нашего переднего края кольца окружения в Грауденц (Грудзендз), где он остановился на некоторое время у взорванного моста через Вислу. Глядя на уничтоженную артиллерию, Гитлер спросил: „Это сделали, наверно, наши пикирующие бомбардировщики?“ Мой ответ „Нет, наши танки!“, видимо, удивил Гитлера».

Фюрера интересовали также потери на этом участке фронта. Гудериан продолжает: «Во время поездки мы сначала беседовали о боевой обстановке на участке моего корпуса. Гитлер осведомился о потерях. Я назвал ему известные мне цифры: 150 убитых и 700 раненых в четырех подчиненных мне на время сражения в „коридоре“ дивизиях. Он был очень удивлен такими незначительными потерями и назвал мне для сравнения цифры потерь его полка „Листа“ во время первой мировой войны после первого дня боевых действий; они достигали 2000 убитых и раненых в одном полку. Я мог указать на то, что незначительные потери в этих боях против храброго и упорного противника следует объяснить главным образом эффективностью танков».

Тем не менее значительной части польских войск удалось на первом этапе избежать окружения и отойти на восток. Перед польским командованием на северном участке фронта теперь возникла задача создать новый оборонительный рубеж за Наревом, Бугом, Вислой и попытаться задержать немцев. Для создания нового фронта использовались отошедшие части, вновь прибывающие войска, а также гарнизоны расположенных вблизи городов. Оборонительный рубеж на южных берегах Нарева и Буга оказался слабым. Многие части, прибывшие после боев, были настолько истощенными, что не могло быть и речи об использовании их в дальнейших боях, а новые соединения еще не успели полностью сосредоточиться.

Для ликвидации польских войск за Вислой немецкое командование увеличило охватывающие фланговые удары своих армий. Группа армий «Север» получила приказ прорвать оборону на реке Нарев и обойти Варшаву с востока. 3-я немецкая армия, усиленная переброшенным в полосу ее наступления 19-м танковым корпусом Гудериана, 9 сентября прорвала оборону на реке Нарев в районе Ломжи и своими подвижными частями устремилась на юго-восток. 10 сентября ее части форсировали Буг и вышли на железную дорогу Варшава — Брест. 4-я немецкая армия продвигалась тем временем вперед в направлении Модлин, Варшава.

Группа армий «Юг», продолжая операцию по уничтожению польских войск между Саном и Вислой, получила задачу своей правофланговой 14-й армией нанести удар на Люблин-Холмском направлении и наступать на соединение с войсками группы армий «Север». В то же время правое крыло 14-й армии форсировало Сан и начало наступление на Львов. 10-я немецкая армия продолжала наступать на Варшаву с юга. 8-я армия вела наступление на Варшаву на центральном направлении, через Лодзь.

Таким образом, и на втором этапе польские войска почти на всех участках фронта были вынуждены отступать. Тем не менее, несмотря на отход значительной части польских войск на восток, за Вислу, на западе еще продолжались упорные бои. 9 сентября специально созданная группа в составе трех польских дивизий нанесла из района Кутно внезапный контрудар по открытому флангу 8-й немецкой армии. Впервые с начала войны поляки имели успех. Форсировав реку Бзура, наступавшие создали угрозу немецким тыловым коммуникациям и резервам. По свидетельству генерала Манштейна, «обстановка для немецких войск в этом районе приняла характер кризиса». Но контрудар польской группировки на Бзуре не оказал решающего влияния на исход сражения. Не испытывая затруднений на других участках фронта, немецкое командование сумело быстро осуществить перегруппировку войск и нанести концентрические удары по наступающей польской группировке, которая была окружена и в конечном итоге разгромлена.

Тем временем упорные бои развернулись в северных пригородах польской столицы, куда 10 сентября вышли соединения 3-й немецкой армии. Танковый корпус Гудериана вел наступление восточнее Варшавы в южном направлении и 15 сентября вышел к Бресту. К югу от Варшавы части 10-й армии 13 сентября закончили разгром окруженной польской группировки в районе Радома. 15 сентября немецкие войска, действовавшие за Вислой, взяли Люблин. 16 сентября соединения 3-й армии, наступающие с севера, соединились в районе Влодавы с частями 10-й армии. Таким образом, группы армий «Север» и «Юг» соединились за Вислой, и кольцо окружения польских сил восточнее Варшавы окончательно сомкнулось. Немецкие войска вышли на линию Львов — Владимир-Волынский — Брест — Белосток. Так закончился второй этап боевых действий в Польше. На этом этапе организованное сопротивление польской армии фактически завершилось.

16 сентября польское правительстве бежало в Румынию, не разделив со своим народом тяжесть борьбы и горечь поражений. На третьем этапе борьбу вели лишь отдельные очаги сопротивления. Отчаянная оборона Варшавы, которая длилась до 28 сентября, стала агонией Польши, брошенной собственным правительством на произвол судьбы в тяжелый час испытаний. С 22 по 27 сентября немцы вели обстрел и бомбардировки города. В них участвовало 1150 самолетов люфтваффе. Это был первый пример массовой бомбардировки жилого города. В результате число погибших в городе мирных жителей в 5 раз превысило число убитых во время его обороны.

Последнее крупное соединение польских войск сложило оружие под Коцком 5 октября. Быстрота действий немецкой армии, ее современное вооружение, фактор внезапности и отсутствие фронта на западе — способствовали разгрому Польши в течение месяца.

После вторжения в Польшу немцы неоднократно предлагали Советскому Союзу вмешаться в начавшийся конфликт для занятия своей сферы влияния, обусловленной секретным протоколом к Пакту от 23 августа. Однако советское руководство заняло выжидательную позицию. И лишь когда стало достаточно очевидно, что немцы сокрушили польскую армию, а реальной помощи от союзников Польши — Англии и Франции — не предвидится, сосредоточенная у западных границ СССР мощная советская группировка получила приказ перейти к решительным действиям. Так начался Польский поход Красной Армии.

После того как польское правительство покинуло свою страну и бежало в Румынию, Красная Армия 17 сентября перешла советско-польскую границу. Этот акт был мотивирован советской стороной необходимостью защиты белорусского и украинского народов в условиях крушения польского государства, безвластия и разразившейся войны[3].

Послав войска в восточные районы Польши, советское руководство ставило цель ликвидации последствий Рижского договора 1921 года, возврата территорий, захваченных польской армией в ходе войны против Советской России 1920 года, и воссоединения разделенных народов (украинцев и белорусов). В походе участвовали Белорусский (командарм 2-го ранга М. П. Ковалев) и Украинский (командарм 1-го ранга С. К. Тимошенко) фронты. Их численность к началу операции составляла свыше 617 тыс. человек.

Вмешательство СССР лишило поляков последней надежды организовать оборону на востоке. Оно оказалось для польских властей полной неожиданностью. Поляки оказали упорное сопротивление лишь в отдельных местах (Сарненский укрепрайон, Тарнопольский и Пинский районы, г. Гродно). Это точечное сопротивление (в основном частей жандармерии и военных поселенцев) было быстро подавлено. Основные же силы польских войск, деморализованных быстрым разгромом немцами, в столкновениях на востоке не участвовали, а сдавались в плен. Общее число взятых в плен превысило 450 тыс. чел. (для сравнения: немецкой армии сдалось 420 тыс. чел.).

В известной степени советское вмешательство, ограничивавшее германскую зону оккупации в Польше, предоставляло шанс тем, кто по тем или иным причинам не хотел попасть к немцам. Этим отчасти объясняется большее число пленных, сдавшихся Красной Армии, а также приказ главнокомандующего польской армией Рыдз-Смиглы воздерживаться от боевых действий с Советами.

19–20 сентября 1939 года передовые советские части вошли в соприкосновение с германскими войсками на линии Львов — Владимир-Волынский — Брест — Белосток. 20 сентября между Германией и СССР начались переговоры о проведении демаркационной линии. Они завершились в Москве 28 сентября 1939 года подписанием советско-германского договора о дружбе и границе между СССР и Германией. Новая советская граница прошла в основном по так называемой «линии Керзона» (рекомендованная Верховным советом Антанты в 1919 году восточная граница Польши). По достигнутым договоренностям немецкие войска отошли к западу от ранее занятых рубежей (в районе Львова, Бреста и др.). На переговорах в Москве Сталин отказался от первоначальных претензий на этнически польские земли между Вислой и Бугом. Взамен он потребовал отказа немцев от притязаний на Литву. Германская сторона согласилась с таким предложением. Литва была отнесена к сфере интересов Советского Союза. Взамен чего СССР согласился на переход в зону германских интересов Люблинского и части Варшавского воеводств.

После заключения договора о дружбе Советский Союз включился в интенсивный экономический обмен с Германией, поставляя ей продовольствие и стратегические материалы — нефть, хлопок, хром, другие цветные металлы, платину и иное сырье, получая взамен антрацит, стальной прокат, машины, оборудование и готовые изделия. Поставки сырья из СССР во многом сводили на нет эффективность экономической блокады, введенной с началом войны против Германии западными странами. Об активности внешнеэкономических связей свидетельствовал рост доли Германии во внешней торговле СССР. Эта доля с 1939 по 1940 г. выросла с 7,4 до 40,4 процента.

Во время Польского похода 1939 года урон Красной Армии составил 715 чел. убитыми и 1876 чел. ранеными. Поляки потеряли в боях с ней 35 тыс. чел. убитыми, 20 тыс. ранеными и свыше 450 тыс. чел. пленными (из них основная часть, прежде всего рядовой состав из украинцев и белорусов, была распущена по домам).

Осуществив Польский поход, Советский Союз фактически вступил во Вторую мировую войну в качестве третьей силы, которая стояла над коалициями и преследовала свои узкоконкретные цели. Независимость от союзов давала СССР (в отличие от царской России перед Первой мировой войной) возможность внешнеполитического маневра, прежде всего в игре на германо-английских противоречиях.

Каждая из вступивших во Вторую мировую войну сторон была заинтересована в привлечении на свою сторону СССР, который обладал достаточным военным могуществом и обеспечивал восточный тыл общеевропейского конфликта. И Советский Союз, соблюдая дистанцию по отношению к ведущим державам, умело извлек выгоду из своего «привилегированного» положения. Власти СССР использовали редкий исторический шанс и без особого труда реализовали за год свои территориальные интересы на Западе.

Впрочем, легкость, с которой был осуществлен Польский поход, оказала расхолаживающее влияние на военно-политическое руководство СССР. В частности, этот успех, достигнутый прежде всего за счет разгрома Польши силами вермахта, советская пропаганда представила в качестве подтверждения тезиса «о непобедимости Красной Армии». Подобные завышенные самооценки усилили шапкозакидательские настроения, которые сыграли отрицательную роль в советско-финляндской войне (1939–1940) и при подготовке к отражению германской агрессии.

Потери немцев в ходе германо-польской войны 1939 г. составили 44 тыс. чел. (из них убитыми — 10,5 тыс. чел.). Поляки потеряли в боях с немцами 66,3 тыс. чел. убитыми и пропавшими без вести, 133, 7 тыс. чел. ранеными, а также 420 тыс. пленными. После разгрома Польши ее западные районы были присоединены к Третьему рейху, а на территории в треугольнике Варшава — Люблин — Краков было создано генерал-губернаторство, оккупированное германскими войсками.

Так рухнуло очередное детище Версаля. Польша, которой устроители Версальской системы отводили роль «санитарного кордона» против Советской России, перестала существовать, уничтоженная другим взлелеянным Западом «бастионом против коммунизма» — фашистской Германией.

В результате Польского похода 1939 г. произошло воссоединение разделенных народов — украинцев и белорусов. К СССР были присоединены не этнические польские земли, а территории, населенные в основном восточными славянами (украинцами и белорусами). В ноябре 1939 года они вошли в состав Украинской ССР и Белорусской ССР. Территория СССР увеличилась на 196 тыс. кв. км, а население — на 13 млн чел. Советские рубежи отодвинулись на 300–400 км к западу.

Ввод советских войск за западные районы Польской Республики сопровождался интенсивными попытками СССР добиться от трех прибалтийских государств — Эстонии, Латвии и Литвы — согласия на размещение на их территории советских военных гарнизонов.

Одновременно СССР занялся обеспечением своих интересов в Прибалтике. В сентябре — начале октября 1939 г. правительство СССР предъявило прибалтийским странам серию требований, смысл которых состоял в создании юридической базы для размещения на их территории советских войск. Прежде всего, Москве важно было установить свое влияние в Эстонии. От эстонского правительства СССР добивался предоставления военно-морской базы на Балтике и базы ВВС на эстонских островах. Все это должно было сопровождаться заключением советско-эстонского военного союза. Попытки эстонской стороны противиться подписанию договора и добиться дипломатической поддержки со стороны Германии не дали результатов.

Пакт о взаимопомощи между СССР и Эстонией был подписан в один день с советско-германским договором о дружбе и границах — 28 сентября 1939 г. 5 октября такой же договор был подписан Советским Союзом с Латвией, а 10 — с Литвой. Согласно этим договорам в каждую из трех республик вводился ограниченный контингент советских войск (от 20 до 25 тыс. чел.). Кроме того, СССР передал Литве Вильнюсский округ, прежде оккупированный Польшей.

Второй этап присоединения Прибалтики начался летом 1940 года. Воспользовавшись разгромом Франции и изоляцией Англии, советское руководство активизировало свою политику в Прибалтике. В середине июня 1940 г. в СССР началась пропагандистская кампания в связи со случаями нападения литовского населения на советских военнослужащих в Литве. Как утверждала советская сторона, это свидетельствовало о неспособности литовского правительства справляться со своими обязанностями.

15 и 16 июня 1940 г. СССР предъявил правительствам Литвы, Латвии и Эстонии требования относительно размещения на их территории дополнительных контингентов советских войск. Эти требования были приняты. После ввода советских войск в Прибалтике были проведены новые выборы и установлены лояльные Москве режимы. Местные воинские формирования включались в состав Красной Армии. В июле 1940 года высшие законодательные органы Эстонии, Латвии и Литвы обратились с просьбой к Верховному Совету СССР о включении их в состав Советского Союза. Они были туда приняты в августе 1940 года в качестве союзных республик. Действия Советского Союза в Прибалтике были с пониманием встречены в Берлине. Однако США и Великобритания не признали их законности.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

80 лет спустя после вторжения Германии в Польшу, взгляд на потери страны во время Второй мировой войны

1 сентября 1939 года, около 4:48 утра, старый немецкий линкор открыл огонь по польскому порту недалеко от северного города Данциг. В то же время были поражены стратегические мосты, и вскоре после этого начались воздушные налеты.

Затем немецкие войска устремились через границу.

« Польша была следующим пунктом в меню Гитлера после расчленения Чехословакии», — говорит историк Роджер Мурхаус .«Он всегда хотел отправиться на восток. Именно там были его планы по созданию Lebensraum — как бы« великая Германская империя ».

« Он видел это как свою игровую площадку ».

The German battleship Schleswig-Holstein in Danzig, Poland, on Sept. 1, 1939. (AP file photo) Немецкий линкор Schleswig-Holstein в Данциге , Польша, 1 сентября 1939 г. (фото из архива AP)

По словам Мурхауса (@roger_moorhouse), все лето 1939 г. между двумя странами нарастала дипломатическая напряженность, и Польша сделала все возможное, чтобы укрепить их отношения. с иностранными союзниками, такими как Великобритания и Франция.

«Мы надеялись, что это предотвратит любое нападение Германии», — говорит Мурхаус, автор новой книги «Первым на поле боя: польская война 1939 года». «Поляки знали, что они столкнулись с очень враждебными врагами».

В этом месяце исполняется 80 лет с начала Второй мировой войны: вторжения Германии в Польшу. Конфликт нанесет ужасный ущерб стране, и 6 миллионов поляков погибнут до того, как война закончится в 1945 году. По оценкам, Польша потеряла около пятой своего населения во время конфликта.

В минувшее воскресенье, в годовщину начала войны, по всей стране прошли мрачные церемонии. Среди спикеров был президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Он сказал, что Германия никогда не забудет зверства, совершенные при нацистском правлении.

«Я склоняю голову перед польскими жертвами тирании Германии», — сказал он. «И я прошу прощения».

A uniformed Polish official comforts a boy whose mother was killed in an air raid on Warsaw, September 1939. The boy himself was in the wreckage for 12 hours before rescue crews liberated him. (AP file photo) Польский чиновник в форме утешает мальчика, мать которого погибла во время авианалета на Варшаву в сентябре 1939 года. Мальчик сам пролежал в обломках 12 часов, прежде чем спасатели освободили его.(Фотография из архива AP)

Основные моменты интервью

О различных повествованиях о Второй мировой войне и жестокости Германии по отношению к полякам

«Я не знаю, как американское повествование о Второй мировой войне, которое, очевидно, сильно отличается, учитывая, что для американцев война совершенно очевидно началась в 1941 году. Но британский рассказ о Второй мировой войне в Европе, безусловно, является таким, где можно сказать, что мы как бы предполагаем, что есть постепенное развитие этого аспекта жестокости и идеологической войны, который это то, что действительно началось после 1941 года с немецким вторжением в Советский Союз.

«Но опыт, который сентябрьская кампания, это вторжение в Польшу, на самом деле показывает нам, [состоит] в том, что это идеологически подпитываемая война, и очень преднамеренные нападения на мирных жителей также были абсолютно в центре внимания и в 1939 году. Так что почти каждый Польский город и деревня пострадали от случайных массовых убийств мирных жителей и военнопленных. Это своего рода универсальный опыт 1939 года. И это то, что, я думаю, меня шокировало, когда я писал книгу ».

О том, отбивались ли поляки

«Совершенно верно.Поляки, опять же стереотип, который восходит к нацистской пропаганде Второй мировой войны, которая имела тенденцию эффективно изображать их как своего рода глупых некомпетентных верховых. Но в целом польская армия была довольно хороша по сравнению с другими армиями того времени. Это было около миллиона человек. У него было много относительно современных самолетов и относительно современных танков и так далее. Основная проблема заключалась в том, что с ней столкнулись немцы, которые в то время были самой технологически продвинутой военной машиной на планете.Но да, у них действительно был своего рода продуманный план, и они пытались сопротивляться как могли, и в этой 36-дневной кампании есть действительно довольно зрелищные и своего рода ожесточенные сражения. Итак, они действительно сопротивлялись. Они боролись очень трудно.»

Steel-helmeted, uniformed Polish women march through the streets of Warsaw to aid in defense of their capital after German troops had started their invasion of Poland, Sept. 16, 1939. (AP file photo) стальные шлемах, одетые в форму польских женщин маршем по улицам Варшавы на помощь в защиту своего капитала после того, как немецкие войска начали свое вторжение в Польшу 16 сентября 1939 года (AP файл фото)

О том, почему Польша стала мишенью и Германии, и Советского Союза

«Польша всегда была на повестке дня.Кроме того, Польша возродилась в 1918 году после окончания Первой мировой войны, когда немцы, русские и австрийцы рухнули, а само существование Польши в межвоенный период рассматривалось как почти олицетворение Договора. Версаля. Итак, и немцы, и Советы хотели пересмотреть Версальский договор в свою пользу, и это, конечно, означало иметь дело с Польшей, снова стереть Польшу с карты мира.

«Итак, есть своего рода множество причин, не в последнюю очередь, как я уже сказал, расовый аспект — что нацисты в основном считали поляков неполноценными и считали, что территория, на которой они живут, была чем-то, что они могли довольно легко экспроприировать.

«Западный нарратив, англоязычный нарратив, как правило, забывают: Советы обычно рассматриваются через призму Великого Альянса, вы знаете, после 1941 года. Мы все можем помнить стереотипный образ Черчилля, Сталина и Рузвельта. все сидят вместе и обсуждают генеральную стратегию. И я думаю, что мы склонны либо обелить более ранний период, либо полностью забыть о нем, либо смотрим на него через эту призму.

Soviet Union Premier Josef Stalin, U.S. President Franklin D. Roosevelt and British Prime Minister Winston Churchill sit at the Teheran Conference in the capital of Persia, Iran, on Nov. 28, 1943. (British official photo/AP) Премьер Советского Союза Иосиф Сталин, президент США Франклин Д.Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль присутствуют на Тегеранской конференции в столице Персии, Иран, 28 ноября 1943 года. (Официальное фото Великобритании / AP)

«Но в период с 1939 по июнь 1941 года Сталин, по сути, был в сговоре с Гитлером. Он не состоит в формальном союзе, но он находится в соглашении о сотрудничестве, можно сказать с Гитлером. И это, и это его неотъемлемая часть. Итак, с нацистско-советским пактом в августе 1939 года — это еще один аспект, о котором западная историография на самом деле не говорит так много, как следовало бы — эти двое, Берлин и Москва, фактически объединились в общее дело.И это было первым выражением того общего дела, которое было фактически совместным разрушением Польши.

Итак, Красная Армия вторгается 17 сентября. Он маскирует свое участие как своего рода гуманитарную операцию или полицейскую операцию, утверждая, что Польша уже рухнула, и она просто собирается позаботиться о белорусских и украинских меньшинствах и так далее. Но на самом деле это было пропагандистским прикрытием ».

О количестве поляков, помещенных в концлагеря

« О, миллионы.Я думаю, это заблуждение, что концентрационные лагеря были только для евреев. Любой, кого нацисты сочли подозреваемым или нежелательным — будь то расовый или политический — должен был быть заключен в концлагерь. Кстати, оригинальные концлагеря вообще не для евреев. Многие евреи оказались бы там по другим причинам. …

«Даже Освенцим, когда он впервые был основан в 1940 году, был создан как концентрационный лагерь для поляков, и на самом деле он превращается только в такого рода функцию, которую мы так хорошо знаем, эту ужасную функцию истребления, позже в это жизнь.Итак, безусловно, существует огромное количество поляков-неевреев, [которые были] также в концентрационных лагерях на польской земле и в других местах. И мы, конечно, должны быть осторожны с этой фразой, эта идея о концлагерях в любом случае польская, потому что ими не управляют поляки. Они населены неудачливыми полюсами, но они определенно не управляются ими ».

When the guns and bombardment quieted, Warsaw families like this one crept from their shelters and poked through ruins of their homes to see what could be salvaged on Oct. 7, 1939. (Julien Bryan/AP) Когда пушки и бомбардировки стихли, варшавские семьи, подобные этой, выползли из своих убежищ и стали рыться в руинах своих домов, чтобы посмотреть, что можно спасти. Октябрь7, 1939. (Julien Bryan / AP)

О том, какой была жизнь в Польше во время немецкой оккупации

«Польша стерта с карты. Немцы добавляют различные части Западной Польши к самой Германии — непосредственно аннексируются — и тогда другие части остаются как своего рода крупное государство под немецкой оккупацией. На тех территориях, которые непосредственно аннексированы, проводится много этнических чисток.

«Многие поляки также депортированы в Германию для принудительных работ. Итак, идет общий отсев населения, будь то поляки или евреи, с очень тяжелыми последствиями для обеих категорий.И даже после этого [с] продолжающейся оккупацией у поляков на самом деле есть крупнейшее подпольное движение сопротивления в Европе во время Второй мировой войны, что, опять же, я не думаю, что мы полностью осознаем это. Итак, у них есть традиция … сговора против иностранной оккупации. Польша потратила 123 года на карту с 1795 года до конца Первой мировой войны, так что это было то, к чему они очень привыкли — фактически живя под иностранной оккупацией — и они вроде как вернулись к этому типу в 1939 году и в 1941 году и сделал это очень хорошо.

«Но для простых поляков это чрезвычайно трудное время, когда эффективно жить под сапогом нацистского режима, который может быть очень капризным. Вас могли бы вывести и расстрелять, например, за укрытие евреев, беглых евреев. Если бы вы были Польская семья, и они нашли кого-то у вас на чердаке, всю семью вывезут и расстреляют. Так что для поляков жить в этом мире чрезвычайно сложно ».

A Polish underground army unit blows up a German military train on April 7, 1944. (AP file photo) Подразделение польской подпольной армии взрывает немецкий военный поезд 7 апреля 1944 года.(Фотография из архива AP)

О том, как поляки сегодня ощущают последствия Второй мировой войны

«Это действительно центральное место в восприятии Польшей самой себя, своей национальной идентичности, ее чувства памяти о собственных страданиях. действительно увлекательная и богатая, но на самом деле очень, очень сложная история. Конечно, во время Второй мировой войны вы получили такие огромные жертвы. Как мы уже говорили, каждый пятый человек погибает во время Второй мировой войны. У них самый высокий показатель на душу населения число погибших любой нации во Второй мировой войне — поразительный фактор.Погибло от 5 до 6 миллионов человек. Итак, вы можете видеть, что в Польше нет семьи, на которую это не влияет. У всех это есть как бы в шкафчике.

«И даже если вернуться за пределы этого, конечно, у вас есть период разделов, и вся современная история Польши усеяна этими восстаниями против иностранных держав и храброй, но тщетной обороной против превосходящих сил. И затем, конечно, война заканчивается, и Польша, судя по причуде истории, обречена на 40 лет коммунизма за железным занавесом, пока коммунизм не падет в 1989 году.Итак, я говорю, что в современной истории Польши не мало ужасов, но Вторая мировая война действительно завершает их. Это самый большой ужас из всех, и я думаю, что поляки правильно понимают, что внешний мир недостаточно хорошо понимает. «


Алекс Эшлок подготовил и отредактировал это интервью для трансляции с Тоддом Мундтом. Джексон Кот адаптировал его для Интернета.

.

поляков во Второй мировой войне

Онлайн с 7 мая портал под названием «Польша и поляки во Второй мировой войне» можно найти по адресу www.ww2.pl и доступен на семи языках в рамках мероприятий по случаю 70-летия конца света. Вторая война. Автором статей, размещенных на портале, является профессор д-р Хаб. Ежи Кохановский из Исторического института Варшавского университета. Проф. Кохановский — главный редактор исторического журнала «Przegląd historyczny».Статьи сопровождаются фотографиями, многие из которых неизвестны широкой публике, из разных источников, в том числе из Польского института и музея в Лондоне, названного в честь Владислава Сикорского, премьер-министра польского правительства в изгнании.

Портал показывает уникальную ситуацию, в которой оказалась Польша во время войны, и иллюстрирует ее трагическое положение, когда она оказалась зажатой между двумя крупными державами — Германией с одной стороны и Советским Союзом с другой.Нам рассказывают о сентябрьской кампании 1939 года и деятельности польского правительства в изгнании. На веб-сайте также содержится много информации о Польском подпольном государстве и его подпольной армии, известной с 1942 года как Армия Крайовой. Хотя движения сопротивления существовали во всех частях оккупированной Европы, Польша была единственной страной со своим секретным государством, состоящим из собственной армии, министерств, парламента, полиции и даже социальных служб.

Поляки сражались на всех фронтах: от Нарвика до Вильгельмсхафена, через Тобрук, Болонью и Монте-Кассино.«Участие польских пилотов в битве за Британию в период с июля по октябрь 1940 года с годами стало предметом легенд. 144 польских пилота, которые составляли около пяти процентов Королевских ВВС (RAF), сбили около 170 и повредили 36 немецких самолетов. Это было около 12% от общих потерь, понесенных люфтваффе во время битвы за Британию. Что делает этот подвиг еще более примечательным, так это то, что большинство этих хитов — целых 126 — были исполнены в одиночку группой No.303-я («Костюшко») Польская истребительная эскадрилья считается лучшим подразделением Королевских ВВС », — сообщает новый портал.

«Самая важная битва, которую пережили поляки в то время, была битва, которую ежедневно ведет общество, борьба за физическое выживание. Чтобы выжить, нужно было нарушить драконовские правила, установленные немецкими властями. Делая это каждый день поляки рискуют попасть в концентрационные лагеря или даже быть убитыми на месте », — сказал проф.Кохановский пишет. Во время войны от 2,8 до 3 миллионов польских граждан были принуждены к труду. Самые тяжелые условия были у тех, кто работал в тяжелой промышленности, в частности, в оборонном секторе.

Портал WW2.pl рассказывает нам о смелых действиях, совершенных в военное время многими поляками, в том числе Витольдом Пилецким, Яном Карски и Иреной Сендлер. В сентябре 1940 года кавалерийский капитан Армии Крайовой Пилецкий (1901-1948) тайно пробрался в Аушвиц-Биркенау, нацистско-немецкий концлагерь, чтобы собрать информацию о происходящих там ужасных преступлениях.Затем Пилецкому удалось передать эту информацию из первых рук в Варшаву, откуда она достигла польского правительства в изгнании и западных союзников: Великобритании и Соединенных Штатов. Находясь в лагере, он также создал сеть заговорщиков, целью которой было помочь заключенным и подготовить их к борьбе.

Ян Карский (1914–2000), человек, ставший своей миссией остановить Холокост, в 1942 году уехал в Лондон, чтобы сообщить союзникам о планах нацистов истребить еврейский народ. Несмотря на риск своей жизни, чтобы передать эту информацию, просьбы Карского были проигнорированы.Только в 1944 году, после публикации его книги «История тайного государства», Запад открыл глаза на страдания поляков и евреев под немецкой оккупацией. Ирена Сендлер (1910-2008) под эгидой «Жеготы», Польского совета помощи евреям, спасла около 2 500 еврейских детей, поместив их в польские семьи и детские дома, некоторые из которых принадлежат церкви. Подсчитано, что количество польских граждан, которые помогали евреям в оккупированной Польше во время Второй мировой войны, составляет от нескольких десятков тысяч до нескольких сотен тысяч.Поляки также составляют наибольшее количество людей, признанных Институтом Яд Вашем в Иерусалиме за их усилия по спасению евреев. Медаль «Праведник народов мира» от Яд Вашем получили более 6500 поляков из более чем 25 700 поляков (по состоянию на 2015 год).

Польша была единственной страной, которая воевала в Европе с первого до последнего дня Второй мировой войны. В период с 1 сентября 1939 года по 8 мая 1945 года более двух миллионов поляков так или иначе входили в состав польского военного формирования, будь то регулярная армия, партизанские отряды или подпольная армия.К концу войны около 600 000 солдат (в составе пехотных, танковых дивизий, авиации и флота) входили в состав польских дивизий, сражавшихся на всех европейских фронтах. К лету 1944 года, когда велись ожесточенные бои против отступающих немецких войск, в рядах польских подпольных сил было более 300 000 солдат. Эти цифры ставят польскую армию на четвертое место среди союзных держав.

ММ

,

Почему вторжение в Польшу в 1939 году привело к Первой мировой войне

После того, как 1 сентября 1939 года примерно 1,5 миллиона немецких солдат, более 2000 самолетов и более 2500 танков пересекли границу Польши, британцы поставили нацистскому диктатору Адольфу Гитлеру ультиматум: уйти из Польши или что-то еще. Гитлер проигнорировал это требование, и через два дня, 3 сентября 1939 года, Великобритания и Франция объявили войну. Так началась Вторая мировая война, и в эти выходные вице-президент Майк Пенс отправится в Польшу, чтобы отметить годовщину этого события.

Но вторжение в Польшу было не первым случаем, когда немецкие силы были задействованы для достижения Гитлером цели европейского господства. Однако ранее другие европейские державы следовали стратегии умиротворения, давая Гитлеру то, что они считали разумными уступками, чтобы избежать полномасштабной войны. Эта стратегия достигла апогея, когда три стороны подписали Мюнхенское соглашение 30 сентября 1938 года, предоставив Гитлеру немецкоязычную часть Чехословакии, известную как Судеты, при условии, что он больше не будет вторгаться на территорию.Но шесть месяцев спустя, в марте 1939 года, Гитлер нарушил Мюнхенское соглашение, поглотив всю Чехословакию.

Тогда не началась война. Вернее, прошло еще полгода.

Пошли слухи, что Гитлер следит за Польшей. При поддержке Франции 31 марта 1939 года Великобритания пообещала, что, если Германия предпримет агрессивные шаги в отношении Польши, она встанет на защиту Польши. К тому времени, когда это произошло, Гитлер не только нарушил еще одно обещание, но и кое-что изменилось.«Когда Гитлер вторгается в Польшу в 1939 году, умиротворение больше не получает политической поддержки», — объясняет Роб Ситино, старший историк Национального музея Второй мировой войны.

Хотя Франция призвала Великобританию подождать, говорит Тим ​​Бувери, автор книги Умиротворение: Чемберлен, Гитлер, Черчилль и дорога к войне , многие британские политики опасались последствий невыполнения обещания, данного Польше, и покончили с этим. преимущество сомнения.

«Гитлер доказал, разорвав Мюнхенское соглашение и вторгшись в Чехословакию в марте того же года, что ему нельзя доверять и что его нужно остановить», — говорит Бувери. Ложно заявляя, что он только хотел исправить ущерб, нанесенный Германии в результате Первой мировой войны, и вернуть немецкие земли немецкому народу, Гитлер ранее был в состоянии убедить своих коллег, которые уже опасались войны, не торопиться. «Оба эти утверждения оказались ложью, когда он вторгся в Чехословакию в марте 1939 года, и британское правительство осознало, что он намеревается более широкое европейское завоевание — возможно, господство.”

Получите наш исторический бюллетень. Поместите сегодняшние новости в контекст и посмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

Для вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Премьер-министр Невилл Чемберлен изложил доводы в пользу прекращения стратегии умиротворения в радиообращении 4 сентября, направленном на немецкий народ: «Он дал слово, что он будет уважать Локарнский договор; он сломал это. Он дал слово, что не желает и не намеревается аннексировать Австрию; он сломал это.Он заявил, что не будет включать чехов в Рейх; он так и сделал. Он дал слово после Мюнхена, что у него больше нет территориальных требований в Европе; он сломал это. Он годами клялся, что был смертельным врагом большевизма; теперь он его союзник ».

Гитлеровская пропаганда поддерживала теорию Lebensraum (часто переводится как «жизненное пространство»), его идею о том, что Германии нужно больше места. Ситино отмечает, что Польша была логическим следующим шагом после Чехословакии в географическом отношении с точки зрения применения этой теории.Кроме того, диктатор считал, что польское население в расовом отношении уступает немцам и поэтому может быть легко захвачено и порабощено. (17 сентября Советский Союз также вторгся в Польшу в соответствии с соглашением о ненападении, заключенным Гитлером и Сталиным этим летом; это соглашение истечет 22 июня 1941 года, когда нацисты вторглись на советскую территорию.)

«Кажется, Гитлера уже нельзя умиротворить [в 1939 году], но попытки умиротворить его с самого начала были неправильными», — говорит Ситино.«Он просто будет продолжать требовать и угрожать своим соседям до бесконечности ».

Вот как TIME описывает вторжение нацистов в Польшу в своем выпуске от 11 сентября 1939 года:

Вторая мировая война началась на прошлой неделе в 5:20. м. (По польскому времени) Пятница, 1 сентября, когда немецкий бомбардировщик сбросил снаряд на Пуцк, рыбацкую деревню и авиабазу в подмышечной впадине полуострова Хель. В 5:45 а. м. Немецкий учебный корабль «Шлезвиг-Гольштейн», стоявший у берегов Данцига, произвел первый выстрел: прямой удар по польскому подземному складу боеприпасов на Вестерплатте.День был серый, шел легкий дождь.

В первые пять дней войны сотни нацистских бомбардировщиков сбросили тонну за тонной взрывчатого вещества на каждый важный город на всей территории Польши. Они нацелились на авиабазы, укрепления, мосты, железнодорожные пути и станции, но при этом убили более 1500 мирных жителей. Нацистские корабли были в основном большими «хейнкелями», без сопровождения преследователей. Германия признала потерю 21 самолета в результате контратаки поляков преследованием и зенитной артиллерией.Они утверждали, что уничтожили более половины польской эскадрильи из 47 самолетов, которые пытались бомбить Берлин.

Из множества отрывочных бюллетеней, встречных требований и непроизносимых имен, исходящих из Польши, начали вырисовываться общие очертания нападения Германии. Первой целью было возвращение того, чем была Германия в 1914 году: Данциг, Коридор и горб Верхней Силезии. Считается, что Адольф Гитлер, если бы ему было позволено взять и сохранить это количество, мог бы пока сдержать свою мощь на этих линиях.Когда Великобритания и Франция настаивали на том, чтобы он полностью ушел с польской земли или считал себя в состоянии войны с ними, он решил полностью разрушить и подчинить Польшу …

Героями на этой неделе стали горстка польских солдат, оставшихся на свалке боеприпасов Вестерплатте. Под постоянными бомбардировками и артиллерийским огнем они держались отрядом самоубийц в толстостенной крепости, отвечая из ее глубин пулеметным огнем, решив взорвать свалку и себя вместе с ней, прежде чем сдаться.

Другая небольшая группа поляков захватила и удерживала почтовое отделение в Данциге, пока артиллерия не взорвала здание, не полилась сверху и не подожгла.

В «Черное воскресенье» — день, когда Великобритания и Франция объявили войну — президент Соединенных Штатов Франклин Д. Рузвельт объявил: «Эта нация останется нейтральной нацией, но я не могу требовать, чтобы каждый американец также оставался нейтральным в мыслях.Даже нейтральный человек имеет право принимать во внимание факты. Даже нейтрального человека нельзя попросить закрыть свой разум или свою совесть ».

Как отмечает TIME, приговор был «самым ярким приговором в передаче» из-за контраста с указом президента Вудро Вильсона 1914 года о том, что американцы должны оставаться «беспристрастными как в мыслях, так и в действиях» в первые годы Первой мировой войны. Версия Рузвельта наводила на мысль журналу, что президент может подталкивать американцев к тому, чтобы они были готовы взяться за оружие — и после нападения на Перл-Харбор в 1941 году они это сделали.

По словам Бувери, подготовка к Второй мировой войне была посвящена тому, «что плохие люди могут делать, когда думают, что хорошие люди не готовы сражаться». Однако битва должна была закончиться.

Напишите Оливии Б. Ваксман на [email protected]

,

BBC — История — Мировые войны: Вторжение в Польшу

Западный ответ

Surendered 15th Polish Division, September 1939
Техника вторжения Вермахта в блицкриг вынудила польскую армию сдаться
©

Западные военачальники придерживались стратегии Первой мировой войны и совершенно не были готовы к быстрому вторжению в Польшу. Они ожидали, что немцы будут исследовать и бомбардировать польскую линию тяжелой артиллерией в течение нескольких недель, прежде чем начать полное вторжение.

Следовательно, пока танки продвигались, французские войска ограничились разведкой и составлением карт немецкой «Западной стены» в ожидании развертывания британских экспедиционных сил (BEF) и полной мобилизации. Наступательной стратегии не существовало, потому что Франция рассчитывала вести оборонительную войну и вложила значительные средства в статическую оборону линии Мажино. Королевские ВВС также сбросили не бомбы, а листовки, призывая к мирному урегулированию.

К 6 сентября две группы армий Вермахта соединились в Лодзи в центре Польши и раскололи страну надвое, прижав большую часть польской армии к границе с Германией.Два дня спустя танковые войска загнали польские войска в пять изолированных очагов, сосредоточенных вокруг Померании, Позаня, Лодзи, Кракова и Карпат.

Двенадцать польских дивизий были кавалерийскими, вооруженными копьями и саблями, и они не могли сравниться с танками. Каждый карман подвергался безжалостной бомбардировке и бомбардировке, и когда закончились еда и боеприпасы, у них не оставалось ничего другого, как сдаться.

К 8 сентября передовые танковые дивизии были на окраине Варшавы, преодолев 140 миль всего за восемь дней.Через два дня всем польским войскам было приказано отступить и перегруппироваться в Восточной Польше для последнего боя. Вся надежда была возложена на крупное французское и британское наступление на западе, чтобы ослабить давление.

Однако, несмотря на заверения маршала Мориса Гамлена, что французская армия полностью вовлечена в бой, все военные действия на западном фронте были прекращены 13 сентября, когда французским войскам было приказано отступить за безопасность линии Мажино. Варшава была окружена 15 сентября и подверглась жестоким бомбардировкам без надежды на спасение.

17 сентября Красная Армия пересекла польскую границу на востоке во исполнение секретного соглашения в рамках нацистско-советского пакта и положила конец любой перспективе выживания Польши. Те поляки, которые могли, бежали через границу в Румынию, а многие впоследствии достигли запада и продолжили войну как Свободные польские силы. Среди них было много пилотов, которые были приняты в RAF и принимали участие в Битве за Британию.

Варшава храбро продержалась до 27 сентября, но после 18 дней непрерывных бомбардировок наконец сдалась в 2.00 часов дня. Германия одержала быструю победу, но не конец войны. Великобритания и Франция отказались принять мирное предложение Гитлера. Его ставка провалилась, и Польша стала первым полем битвы Второй мировой войны.

,

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о