Школа снайперская: Эксперт спецслужб: У каждого снайпера свой почерк — 08.12.2019

Содержание

Эксперт спецслужб: У каждого снайпера свой почерк - 08.12.2019

- Никита, Известно, что снайперы являются элитными военными, к ним в армии — особое отношение. Расскажите почему?

Понятие элитарности вещь очень условная. За частую она связана с первичным этапом отбора, с какими исходными физическими и, в первую очередь, психологическими данными, которыми обладает человек, приходящий на службу. Его скорость реакции, память, логика, моральные качества, психологическая устойчивость и т.д. Мышцы качаются и развиваются у всех, а вот голова, к сожалению нет. Так вот и отбирают в снайпера наиболее толковых ребят из всех тех кто приходит, собственно поэтому и элита.

Если выражаться брутальным языком, то снайпер — это охотник на людей в боевой обстановке и соответственно, как любой охотник он должен быть хитрее того зверя на которого охотится.

- Как и сколько времени готовят снайпера? Если есть данные, расскажите, сколько примерно стоит обучение?

— В разных странах срок обучения военных снайперов различен. Где-то 1,5 месяца, где-то 3 года. Если говорить о странах типа США, то срок подготовки составляет около 3 лет. Полная стоимость подготовки сопоставима со стоимостью современного истребителя.

- Кто может быть снайпером? Какими качествами характера он должен обладать?

— Снайпером может стать любой физически здоровый человек, обладающий высокой психологической устойчивостью, внимательностью, хорошей памятью, хорошей реакцией, аналитическим складом ума, достаточной степенью собранности и волевым характером. В мирное время все эти качества могут быть выработаны в процессе тренировок и подготовки у любого физически здорового человека, в условиях непрерывных боевых действий, это как правило охотники, стрелки спортсмены или рабочие экстремальных специальностей (металлурги, горняки и т.д.) обладающие стрелковыми навыками или прошедшие стрелковую подготовку.

- Какие снайперские школы существуют в России? Чьи снайпера считаются лучшими в мире?

— Снайперских школ в России несколько. У всех специальных служб свои и подготовка немного отличается. Связано это с особенностями выполняемых задач. По итогам последнего чемпионата мира среди военных и полицейских снайперов лучшими стали представители РФ.

- Как обычно осуществляется «работа» снайпера в полях? Сколько человек выходит на это, в каком сопровождении?

— Здесь уже начинается тактика. Если говорить о снайперах, подготовленных по стандартам НАТО, то это снайперские пары или снайперские группы численностью от 2 до 5-6 человек, состоящих из стрелков различного уровня подготовки и соответственно различным вооружением и техническим оснащением. В целом пять: командир группы и 4 снайпера. Но могут быть варианты.

Первое с чего все начинается — это скрытное прибытие к месту выполнения поставленной задачи, достигается это различными путями в зависимости от географических особенностей места проведения операции, самая сложная в этом отношении местность с протяженными открытыми участками.

Второе это выбор наиболее удобных позиций для ведения огня — основной и нескольких запасных. Основные требования к позиции — это обеспечение скрытности снайпера; достаточный для выполнения задачи обзор территории, на которой данная задача решается; отсутствие естественных или искусственных помех на траектории полета пуль; возможность быстрого и скрытого от противника перемещения между основной и запасной (запасными) позициями.
Третье, не менее важное, чем первые два — это возможность быстро и незаметно покинуть позицию после выполнения задачи.

Дальше начинаются нюансы, связанные с конкретными условиями и конкретной задачей.

- Наука и техника в настоящее время шагнули вперед — ноутбуки, айфоны, многочисленные бытовые приборы окружают нас. А что в этом плане происходит в техническом обеспечении снайперов?

— Тоже самое и происходит. Если раньше снайперу приходилось «читать ветер», определять температуру и давление воздуха, что называется на «глазок». То сейчас для этих целей существуют портативные метеостанции. Если раньше приходилось зубрить баллистические таблицы под свой калибр, то сейчас существуют баллистические калькуляторы. И более того это все может быть совмещено в единый прицельный комплекс, в конечном итоге работа снайпера при производстве выстрела сводится к выбору цели и нажатию на спусковой крючок.

- Что вы можете (если можете) сказать об украинских снайперах?

— Неплохие стрелки.

- Правда ли, что снайперы используют контрснайперское оборудование. Что это такое, из чего оно состоит?

— Контрснайперское оборудование слишком громоздко, чтобы его таскать с собой. Есть портативные варианты, но они появились на рынке совсем недавно и по ним особо данных нет.

Принцип действия у этой аппаратуры основан на анализе отраженного от объекта лазерного луча. Любая среда и объект обладают своим коэффициентом пропускания, отражения и поглощения излучения. Лазерный луч соответственно, пройдя через определенную среду, отразившись от объекта потеряет определённую величину энергии, на анализе этих потерь и основаны эти приборы.

- Есть ли у снайперов какие-то свои приемы, обычаи? Если есть, расскажите о них?

— У каждого снайпера есть свои наработки свой опыт, который он применяет на практике, есть так называемый почерк, но это очень индивидуально.

«Стеклышки» — История России

Из истории Центральной женской школы снайперской подготовки (1943-1945 гг.)

Девушки-снайперы, слухов немало
Ходит о вашей судьбе!
Так ли все было, страшно ль бывало
Девочкам там на войне?..
(Н. Лобковская, командир женской снайперской роты)

12 июля 2016 г. отмечался 100-летний юбилей самой результативной женщины-снайпера, имя которой навсегда вписано в героическую летопись истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. – Людмилы Михайловны Павличенко.

Феномен массового участия советских женщин в Великой Отечественной войне стал беспримерным явлением в мировой военной истории. В рядах Красной Армии находилось, по различным данным, от 500 тысяч до 1 млн. женщин-военнослужащих, боевая подготовка которых с 1942 г. велась более чем по 20 различным воинским специальностям.

Кроме того, что женщины могли входить в состав смешанных воинских подразделений, в ноябре-декабре 1942 г. были созданы три отдельных женских стрелковых формирования – 1-й отдельный женский запасной стрелковый полк, 1-я отдельная женская добровольческая стрелковая бригада и Центральная женская школа снайперской подготовки (ЦЖШСП). С этого времени можно говорить  о зарождении в СССР системы профессиональной подготовки женского населения по воинской специальности «снайпер».

Отправной точкой стали сформированные в декабре 1942 г. трехмесячные женские курсы отличных стрелков снайперской подготовки при Центральной школе инструкторов снайперского дела (мужской). Приказом НКО СССР № 0367 от 21 мая 1943 г. курсы были реорганизованы в Центральную женскую школу снайперской подготовки при Главном управлении всеобщего военного обучения НКО СССР.

Требования к потенциальным курсантам снайперской школы были высоки: предпочтение отдавалось крепким, физически выносливым девушкам, обладавшим отличным зрением, в возрасте до 25 лет и образованием не ниже 7-ми классов, годным к службе в армии из числа прошедших подготовку в снайперских подразделениях Всевобуча и специальную медицинскую комиссию.

Условиями непринятия в школу могли послужить такие критерии, как сложные семейные обстоятельства, недостаточный рост (статья 15), болезнь сердца (статья 31), плохое зрение (статья 98) и другие.

Первоначально женская снайперская школа располагалась в пос. Вешняки под Москвой, летом 1943 г. она была перебазирована в пос. Амерово Щелковского р-на, а с сентября 1943 г. переехала «на зимние квартиры» в пос. Цементного Завода (ст. Силикатная) Подольского р-на Московской области, где и просуществовала до момента своего расформирования в мае 1945 г.

В поселке Вешняки выяснилось, что место для размещения школы было выбрано неудачно, поскольку стрельбищ для выполнения тренировочных заданий, а также учебных полей с различным рельефом, не было. Вследствие этого приказом по школе от 4 июня 1943 г. было решено осуществить переезд ЦЖШСП на место нового расквартирования в поселок Амерево. Место дислокации в Амерево изначально рассматривалось ее командованием как временный лагерь. Условия размещения школы на месте бывшего кладбища около разрушенной церкви были недостаточно комфортными, поскольку личный состав школы проживал в палаточном лагере:

«В Амерево мы сами ставили свои палатки. Там получили военную форму»[1].

Подробное описание условий проживания в период размещения школы на ст. Силикатная осталось в воспоминаниях выпускницы ЦЖШСП Ю.К. Жуковой: «Курсантки размещались в сером трехэтажном доме, в котором до войны был клуб. По внутренней планировке здание больше напоминало обычную школу, нежели клуб. К школе примыкала большая территория, огороженная высоким забором»[2].

«Снайпер» – одна из самых тяжелых и опасных профессий на войне: «Для успешных действий в бою снайпер обязан: уметь уверенно поразить цель одним выстрелом… искусно использовать местность и средства маскировки… длительно и настойчиво наблюдать…Осторожно и незаметно для противника подходить как можно ближе к избранной цели… действовать ночью…»

[3], − обучение личного состава школы строилось в соответствии с требованиями «Памятки снайперу».

Принципы обучения курсантов подробно изложены в приказе по учебной части ЦЖШСП от 30 ноября 1943 г.: «В основу обучения курсантов снайперскому делу положить уставы и наставления, методики огневой подготовки Красной Армии и опыт Отечественной войны. Учить курсантов только тому, что нужно в боях, на занятиях, не допускать никаких условностей. Толково рассказывать, умело показать, терпеливо исправлять ошибки»[4].

Практически все преподаватели ЦЖШСП были люди, имевшие опыт ведения боевых действий на фронте: полковник Н.Н. Кольчак – начальник школы в период с мая 1943 до 24 мая 1944 гг., майор Н.Г. Крепс (руководил занятиями по огневой подготовке), старший лейтенант Б.А. Пащенко (занимался с курсантами тактической подготовкой), начальник политотдела школы майор Е.Н. Никифорова. По воспоминаниям выпускниц, этих людей отличали военный опыт, мудрость и требовательность в процессе работы с курсантами.

Распорядок дня в школе был строгим и подчас невыносимым для женского организма, о чем свидетельствуют воспоминания курсантов ЦЖШСП:

«Подъем в 5 утра, четыре часа – строевая, четыре часа – огневая, потом топография – хождение по азимуту, по ориентирам, занятия на полигоне, а до него 7 км. По пути команды: «Танки справа!», «Танки слева!». Девчонки валились в грязь, в снег, ползли по-пластунски, окапывались… На полигоне − стрельбы, и в обратный путь. Обмундирование становилось невыносимо тяжелым: ватные брюки намокли, портянки напитались водой, на поясе – лопата, на плече – винтовка, противогаз, каска да еще слегу волочить – на дрова, казарму топить. А дрова-то еще распилить и наколоть надо. В казарме мокрые портянки стелили на нары, под себя – за ночь подсохнут. Мокрые сапоги − около нар, ватные брюки – к печке. Казалось, после таких «бросков» спать надо как убитой. Но спалось не всегда»[5].

В приказе по ЦЖШСП от 6 июня 1943 г. подробно перечислялись те знания и навыки, которые должны были получать курсанты в ходе обучения. Так, среди обязательных для практического изучения дисциплин значились огневая, строевая, химическая, тактическая, политическая подготовка. Помимо основных предметов, курсантам необходимо было освоить военную топографию, инженерно-саперное дело, правила маскировки, ведения огня и рукопашного боя, научиться оборудовать ячейки для стрельбы, тренировать зрение, наблюдательность и твердость руки[6]. Большое внимание при этом уделялось военно-химической подготовке личного состава.

Одной из наиболее сложных дисциплин являлась строевая подготовка, а самым любимым предметом в школе, как отмечала майор Е.Н. Никифорова, считалась огневая: «К концу обучения девушки уже отлично выполняли такие упражнения, как стрельба на расстоянии 1000 метров «по станковому пулемету», с 800 м – «по перебежчику», с 500 м – «по грудной мишени», с 250 м – «по стереотрубе»[7].

Большое внимание при освоении данного предмета уделялось оборудованию огневых точек и строительству огневых сооружений: «Сколько всего накопали мы своими небольшими саперными лопатками. Зато научились все это делать быстро и хорошо. А командиры объясняли: «В этом – ваша безопасность на фронте, ваши жизни»[8]. В своих воспоминаниях начальник политотдела школы Е.Н. Никифорова писала о том, что «учиться в школе было нелегко – почти весь день на стрельбище, в походе. В казармах изучались лишь теоретические дисциплины и материальная часть. В осенний дождь, в зимнюю метель, в летний зной девушки с полной солдатской выкладкой шли на занятия. А идтидо стрельбищ надо было ни много, ни мало семь километров»

[9].

В школе периодически проводились инспекторские стрельбы и проверки, следствием которых была большая работа по улучшению результатов обучения и пребывания курсантов в снайперской школе.  К февралю 1944 г. стало уделяться больше внимания тем навыкам, которые требовали определенного оттачивания: меткости выстрела по всем видам цели (неподвижной и появляющейся), стрельбе в ночное время суток, всевозможных вариантов поведения бойца в наступательном и оборонительном боях, оружейным приемам, изучению ориентирования на местности, саперной подготовке.

В условиях тяжелой физической нагрузки и предельно жесткого режима, девушками-курсантами особенно ценилось личное время, когда они отдыхали, принимали участие в общественной жизни, художественной самодеятельности, выпускали стенгазеты, смотрели кинофильмы.

Руководство и преподавательский состав школы ставили своей задачей максимально дать курсантам все те навыки, которые пригодились бы им впоследствии на фронте. Именно в связи с этим процесс обучения был так сложен и строг: «Необходимо было воспитать у будущих снайперов правильное реальное понятие о войне, о ее трудностях и жестокостях, потому что девушки смотрят на войну несколько романтически»[10].

По окончанию периода обучения в школе, наряду с государственными экзаменами, выпускницам необходимо было выдержать 70-километровый марш-бросок с полной солдатской выкладкой (скаткой, винтовкой, противогазом, саперной лопаткой), в ходе которого проверялись знания и умение снайперов применить на практике полученные в школе боевые навыки.  «Нам все чаще напоминали слова А.В. Суворова: «Тяжело в учении – легко в бою» [11], – вспоминала Ю.К. Жукова.

По прибытии на фронт девушек-снайперов зачастую встречали недоверчиво, и только после контрольных стрельб, которые были определенным «испытанием на прочность», уважение ко вчерашним выпускницам ЦЖШСП со стороны старших товарищей сразу возрастало: «Война не женское дело. И вполне понятно, что к нам, девушкам, выпускницам специальной школы снайперов, поначалу относились на фронте недоверчиво. Но уже первые стрельбы перевернули «мужские» представления о роли женщины на войне – наши девушки превзошли многих опытных стрелков. Командир удивленно и уважительно сказал: «Ну, если все также метко будут фашистов бить, то войне конец не за горами»[12].

Мужчины-военнослужащие старались оберегать девушек, помогать им переносить трудности фронтового быта, зачастую именуя их, в силу специфической воинской специальности, «стеклышки»: «…Относились они к нам, как и наши командиры, с большим уважением. Солдаты помогали выкапывать землянку, выбирать и оборудовать ячейки, охотно соглашались помочь обнаружить немецкого снайпера или пулеметчика, порой шли на смертельный риск, вызывая огонь врага на себя. Они надежно нас охраняли и прикрывали пулеметным огнем, когда мы находились в засаде на «нейтралке»[13].

Статистические данные по количеству уничтоженных солдат и офицеров противника, а также сведения о награждениях девушек-снайперов, содержавшиеся в отчетах командования с фронта, подтверждают эффективность применения снайперов и хорошую подготовку выпускниц ЦЖШСП. Из письма командира 174-й стрелковой дивизии: «Команда снайперов-девушек воспитанниц ЦЖШСП в количестве 20 человек работали на участке 144-й стрелковой дивизии с 12 февраля по 12 мая 1944 г. За время пребывания на передовой девушки-снайпера показали хорошую выучку своей школы, отличную дисциплинированность и умение истреблять гитлеровцев в любых метеорологических условиях и подчас в сложной боевой обстановке в условиях сильного артобстрела противника. Команда снайперов за этот период истребила 254 немецких солдат и офицеров»[14].

Просуществовав в течение 27 месяцев, ЦЖШСП выпустила четыре набора курсантов общей численностью 1885 человек, которые за годы войны, по неофициальным данным, истребили около 12 000 солдат противника. Многие из ее выпускниц были награждены орденами Красного Знамени, Красной звезды, Славы трех степеней, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и другими. Двум из них – А.Н. Молдагуловой (04.06.1944) и Т.Н. Барамзиной (24.03.1945) – посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Всего за годы войны снайперская школа потеряла 185 своих воспитанниц.

Обучаясь снайперскому искусству, девушки, по своей женской природе, не хотели убивать, но в условиях военного времени, встав на защиту своей Родины, сумели показать подвиг беспримерного мужества и стойкости. Как оправдание этой неженской воинской специальности до сих пор звучат слова начальника политотдела Центральной женской школы снайперской подготовки майора Е.Н. Никифоровой: «Школа была рождена войной, ее суровой необходимостью»[15].


[1] Цит. по: Горский Е.Ф. Великая отечественная: маршруты памяти. М., 2005. С. 8.

[2]Жукова Ю.К. Девушка со снайперской винтовкой. Воспоминания выпускницы Центральной женской школы снайперской подготовки. 1944-1945 гг. М., 2006. С. 66.

[3] Памятка снайперу. М., 1943. С. 2.

[4] ЦАМО РФ. Ф. 60785. Оп. 36096. Д. 2. Л. 12.

[5] В тылу и на фронте. Женщины-комсомолки в годы Великой Отечественной войны (под ред. Л.И.Стишовой). М., 1984. С. 189.

[6] «…И в снайперском прицеле есть добро». М.-Подольск, 2005. С. 29.

[7] Там же. С. 31.

[8] Жукова Ю.К. Указ. соч. С. 80.

[9] «…И в снайперском прицеле есть добро».  М.-Подольск, 2005. С. 29.

[10] ЦАМО РФ. Ф. 60785. Оп. 36096. Д. 25. Л. 83 об.

[11] Жукова Ю.К. Указ. соч. С. 105.

[12] Лобковская Н.А. Живая память // Советский воин. 1977. № 23. С. 30.

[13] Лобковская Н.А. Была такая рота // Военно-исторический архив. 2000. № 10. С. 44.

[14] ЦАМО РФ. Ф. 60785. Оп. 36096. Д. 25. Л. 9.

[15] Никифорова Е.Н. Рожденная войной. М., 1985. С. 4.

Сколько снайперов выпустила женская снайперская школа

«Ангелы смерти», «Ангелы мщения» — так их потом назовут в книгах. Центральная женская школа снайперов находилась в Подмосковье, в усадьбе Кусково, и была единственной не только в СССР, но и во всем мире. Все женщины — снайперы, прославившиеся во время Великой Отечественной, прошли через нее.

Сколько стрелков было подготовлено в женской снайперской школе Советского Союза?

Школа в Кусково — начало

Первые выпускники школы стрелков, которую создали в усадьбе Кусково (Вешняки) еще не думали, что им придется стрелять в людей. Заведение готовило снайперов-инструкторов, и все это выглядело как подготовка к спортивным состязаниям. Заведение было создано в 1929 году. Стрелковый спорт в СССР был очень популярен.

Женская снайперская школа

Но уже в первые годы войны все массово шли на фронт, брались за оружие. И в «верхах» СССР быстро поняли — женщины справляются с фронтовыми задачами не хуже, чем мужчины. И они могут не только спасать раненных, они способны хорошо стрелять. Есть версия, что женская физиология даже больше приспособлена для того, чтобы точно поражать цели.

Так при снайперской школе появились женские курсы — в 1942 году. А в 1943 году заведение было переименовано в «Центральную женскую снайперскую школу».

Как обучали женщин-снайперов

Сверху поступил Указ — призывать девушек до 25 лет, комсомолок, окончивших не менее 7 -ми классов средней школы. Брали только добровольцев, но желающих было много. Девушки ехали в школу со всех концов страны.

Женская снайперская школа

Ученицы жили в казармах, тренировались на стрельбище в Косино. В их подготовку входило не только мастерское владение оружием, притом разными его видами. Девушек учили основам медицинской подготовки, метанию гранат, готовили к боям в тяжелых условиях — в противогазах, под огнем. После выпуска из них получались полноценные бойцы.

Учителей в школу снайперов поставляли прямо с фронта — отзывали хорошо показавших себя командиров и бойцов, среди которых обязательно были и женщины.

Ангелы мести

Почему девушки, нежные создания от природы, просто рвались туда, где придется стрелять в живых людей? В основном ими двигало желание отомстить — за погибших друзей, братьев, отцов и женихов. Отомстить фашистам, которые отобрали у них юность. Ведь многим выпускницам школы снайперов не было и 20-ти лет. Призывали их в 17-18 лет.

Лучшие женщины — снайперы, получившие высокие награды и прославившиеся в веках, прошли через школу в Кусково. Мария Поливанова, Алия Молдагулова, Нина Петрова, Людмила Павличенко и многие другие.

Школа работала до 1945 года, было 7 выпусков и самый большой составил 700 человек. Эксперты посчитали, что в общей сложности женщины снайперы уничтожили более 11 тысяч немецких солдат. Но многие при этом погибли и сами.

Сегодня в Москве, неподалеку от места где находилась школа, есть две улицы «Снайперская» и «Молдагуловой». Последняя названа в честь девушки, Алии Молдагуловой, которая получила звание Героя Советского Союза посмертно.

У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. ЧАСТЬ 1. СНАЙПЕРЫ. ОБУЧЕНИЕ И НА ФРОНТ

Как я и обещал, начинаю выкладывать у себя в ЖЖ фото по девушкам-снайперам. И так будет по каждой теме, которую я Вам предложу в рамках проекта "У войны не женское лицо": сначала воспоминания фронтовичек из книги Светланы Алексиевич (по конкретной специализации: снайперы, медсестры, связистки и т.д.), а затем фото по теме. Будут, правда, и исключения из такого порядка подачи материала, поскольку кроме книги Алексиевич, я использовал и другие источники информации по данной теме.

Итак смотрите ...


Снайперское движение женщин начиналось еще до войны вот с этого!


Ворошиловские стрелки в гостях у наркома К.Ворошилова. 1935г.


Новобранцы снайперской школы. Калинин, 1942 г. (обратите внимание на лапоточки у одной из женщин)


Девушки-снайперы в строю. Мытищинский район Московской обл.


Тяжело в учении, легко в бою! (Хотя, что такое "легко" на войне?)


Помогает научиться бить врага


Предположительно период обучения


Глаза зажмурила! Видимо первые стрельбы...


Восемнадцатилетняя Юля Жукова (справа) вместе с однокурсницей по школе. Незадолго до отправки на войну


А теперь посмотри на свою работу! (Судя по улыбке, цель поражена)


Командир взвода курсантов-снайперов Анна Никитична Морозова


Подольская школа снайперов. Инструкторский состав школы. 1944г.


Подольская школа снайперов. Ротные командиры: Севостьянов, Одинцов, Тимофеев


Предположительно период обучения


Девушки -снайперы. В центре-инструктор М.А. Голованов


Обстоятельства, место и время съемки мне не известно


Вручение боевого оружия


1943г. Станция Силикатная. 2-й выпуск курсантов, 7-я рота, 2-й взвод


1944 г, ноябрь. Девушки-снайперы после окончания школы, награжденные именными винтовками ЦК ВЛКСМ


1944 г. Силикатная. 8-я рота, 2-й взвод


1943-44гг. Силикатная. Курсанты центральной женской школы снайперской подготовки


На марше...


Девушки-снайперы на марше. Подольск, 1944 г.


Снайперы перед отправкой на фронт. 1943 г.


Нина Соловей (справа) делится боевым опытом с будущими снайперами


Нина Петрова (К сожалению, трагически погибла в конце войны)

(Продолжение следует...)

Начало читать здесь:

ПРЕДИСЛОВИЕ. КНИГА О ВОЙНЕ ДЛИНОЙ В ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ЖИЗНЬ

http://skaramanga-1972.livejournal.com/93047.html

http://skaramanga-1972.livejournal.com/93225.html

ЧАСТЬ 1. СНАЙПЕРЫ

http://skaramanga-1972.livejournal.com/93448.html

http://skaramanga-1972.livejournal.com/93918.html

http://skaramanga-1972.livejournal.com/94113.html

В российской армии появятся свои снайперские школы — Российская газета

В российской армии скоро появятся свои снайперские школы.

Их уже формируют при окружных учебных центрах. Пока на учебу станут в основном набирать солдат-призывников. Однако военные решили отказаться от давней практики, когда "зеленые" новобранцы попадали в снайперы по результатам первого выезда на боевую стрельбу.

Детальной программы подготовки снайперов у командиров в общем-то никогда не было. Солдат с винтовкой Драгунова вместо автомата, как правило, сидел в окопе и ходил в атаку вместе с ротой. И лишь на стрельбище он поражал свои цели.

Понятно, что в реальном бою толку от такого специалиста немного. А спрос на них был высокий. Не случайно в "горячих точках" хороших снайперов офицеры ценили на вес золота и понапрасну ими не рисковали. Именно опыт локальных конфликтов подсказал военным, как надо готовить мастеров огня.

Боевые наработки легли в основу новой системы отбора и обучения снайперов. Предполагается, что она будет поэтапной и многоуровневой. Для начала будущие стрелки вновь сядут за парту. В окружных учебных центрах им предстоит не только овладеть секретами меткого огня и до винтика изучить винтовку Драгунова.

Среди обязательных предметов - курс по корректировке огня артиллерии и наведению на цели вертолетов, а также контрснайперская подготовка.

Учебная программа солдат-призывников рассчитана всего на три месяца. Для снайпера это, конечно, очень мало. Даже во время Великой Отечественной войны таких специалистов готовили 9 месяцев. Однако растягивать программу солдат-одногодичников для минобороны - непозволительная роскошь. Ребятам ведь еще надо послужить в строевых частях, научиться применять свои навыки на учениях.

Неизбежные пробелы в ускоренном обучении снайперов военные надеются устранить, когда в спецшколы на смену призывникам придут солдаты-контрактники. Их станут готовить уже по расширенной программе. Причем окружными учебными центрами дело не ограничится. Некоторых профи направят в Солнечногорский центр огневой подготовки снайперов.

А пока его выпускников набирают в качестве инструкторов окружных снайперских школ. В минобороны говорят, что через пять лет все снайперы в армии будут профи, и для них раз в 3-4 года предусмотрят обязательную переподготовку.

У армейского руководства также изменились взгляды на применение лучших стрелков. В беседе с корреспондентом "РГ" начальник Генштаба Николай Макаров сообщил, что в каждой сухопутной бригаде решено сформировать отдельное снайперское подразделение.

Это будет рота из трех взводов. Причем один взвод станет действовать на поле боя самостоятельно, а другие, в зависимости от поставленной задачи, в полном или ограниченном составе придадут батальонам. Когда нужно, комбат использует снайперскую "двойку", в другом случае - группу или отделение снайперов.

Что касается их оружия и снаряжения, то подходы у генералов такие. В сухопутных бригадах хотят оставить снайперские винтовки Драгунова калибра 7,62 миллиметра и 9-миллиметровые специальные винтовки - ВСС. А для подразделений спецназа будут закупать импортное стрелковое оружие.

Обычная снайперская пара на боевое задание выйдет с малогабаритным лазерным прибором разведки и средствами определения исходных данных для ведения прицельного огня.

Как появилась Подольская школа снайперов в годы ВОв

Казалось, что может быть общего между хрупкой молодой девушкой и военным снайпером. В годы Великой Отечественной войны это было одно целое. Тысячи девушек, окончив школу, становились снайперами.

Создание женского снайперского движения

20.03.1942 при Главном Управлении Всеобуча была создана школа снайперов. 27.11.1942 года было принято решение организовать женские курсы подготовки стрелков. Критерии для зачисления в школу были следующие: комсомолка, образование 8-10 классов, возраст от 17-19 лет. Девушки шли в школу с фабрик, заводов, институтов, колхозов. Они вообще не имели понятия, что такое воинская служба, но все хотели научиться, чтобы воевать с фашистами.

Обучение длилось полгода, затем курсантки сдавали госэксзамен. Кроме отличной стрельбы нужно было хорошо знать политическую историю, обладать выносливостью, навыками рукопашного боя. Первый выпуск женщин-снайперов показал высокую результативность, что способствовало созданию Центральной женской школы (ЦЖШСП) , куда могли добровольно поступить женщины до 25 лет.

Мечта советской девушки в годы ВОВ

Безусловно, предпочтение отдавалось девушкам с хорошим зрением, крепким физическим здоровьем, которые отлично или хорошо закончили школу. Практика показала, что женщины могут оказать серьёзную помощь бойцам Красной армии. Стать снайпером в годы ВОВ была мечта каждой второй девочки. Отличным примером служила история Людмилы Павличенко, которая стала кумиром советских женщин.

По организации ЦЖШСП напоминала центр подготовки бойцов специального назначения. В реальности так и было. Девушки целый день занимались стрельбой, рукопашным боем, учили теорию, читали литературу, бегали, царила атмосфера строгой дисциплины. Изначально ЦЖШСП находилась в посёлке Вешняки, затем в селе Амерево Московской области. 11.09.1943 года школа стала базироваться в Подольске, так сформировалась знаменитая Подольская школа снайперов в годы ВОВ, выпускницы, которой в общей сложности ликвидировали немецкую дивизию — 20000 фрицев.

Поделиться в социальных сетях

ВЫПУСКНИЦЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЖЕНСКОЙ ШКОЛЫ СНАЙПЕРСКОЙ ПОДГОТОВКИ

ВЫПУСКНИЦЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЖЕНСКОЙ ШКОЛЫ СНАЙПЕРСКОЙ ПОДГОТОВКИ

Ничего подобного ни в одной из стран, участвовавших во Второй мировой войне, не было. Только в Советском Союзе появилось это сугубо женское военно-учебное заведение.

Приказ Наркомата обороны Союза ССР за № 0367 от 21 мая 1943 года гласил: «К 25 июня 1943 года сформировать на базе женских курсов отличных стрелков при Центральной школе инструкторов снайперского дела — Центральную женскую школу снайперской подготовки в составе двух батальонов… Отбор произвести из добровольцев-женщин в возрасте до 25 лет с образованием не ниже семи классов и прошедших обучение в снайперских комсомольско-молодежных подразделениях “Всевобуча”…»

Шел третий год Великой Отечественной войны.

Уже произошло сражение под Москвой, в ходе которого советские войска разгромили фашистских захватчиков. Победой и полным окружением большой вражеской группировки на Волге закончилась оборона Сталинграда. Но гитлеровская Германия все еще обладала внушительной военной мощью. В результате проведенной тотальной мобилизации ресурсов собственной страны и оккупированных им государств рейху удалось к лету 1943 года сосредоточить на советско-германском фронте более 5,3 млн. человек, свыше 50 тыс. орудий, около 3 тыс. самолетов. На лето 1943 года немецкое командование планировало силами 50 дивизий (до 900 тыс. чел., примерно 2700 танков, 10 тыс. орудий, свыше двух тысяч самолетов) провести операцию «Цитадель» в районе Курской дуги и разбить воинские соединения двух наших фронтов: Центрального и Воронежского, затем направить удар по Юго-Восточному фронту (операция «Пантера»), начать новое наступление на блокированный ими Ленинград.

В этих грядущих схватках Советский Союз мог рассчитывать только на собственные резервы, поэтому на счету был каждый солдат. Опыт же двух прошлых военных лет показывал, что женщины, несмотря на физиологические особенности своего организма, вполне способны усваивать армейскую науку и действовать на поле битвы не хуже мужчин. Примером тому служила боевая биография Людмилы Павличенко, знаменитого севастопольского снайпера, и славные деяния отважных москвичек — Натальи Ковшовой и Марии Поливановой.

Но были и другие, менее известные героини, взявшие в руки снайперские винтовки с первых месяцев войны. Так, начали воевать, правда, сначала в должности санинструкторов на Ленинградском фронте, Нина Петрова, Валентина Хохлова и Татьяна Константинова. Они занимались стрелковым спортом еще до 1941 года. Н.П. Петрова и Т.Л. Константинова даже окончили ленинградскую Снайперскую школу ОСОАВИАХИМа. Сержант 108-го пограничного полка В.П. Хохлова с апреля 1942 года по декабрь 1943-го уничтожила 94 фашиста. Старший сержант 169-го стрелкового полка Т.Л. Константинова (кстати говоря, участница боевых действий в Финляндии) к январю 1943 года имела на личном счету 85 убитых врагов. Старшина первого батальона 284-го стрелкового полка 86-й дивизии Н.П. Петрова в возрасте 48 лет вступившая в Красную Армию добровольцем, уничтожила более ста гитлеровских солдат и офицеров.

Елизавету Федоровну Миронову, начавшую свой боевой путь при обороне Севастополя в 1942 году, называли лучшей ученицей Людмилы Павличенко. Ефрейтор (старший краснофлотец) 255-й Краснознаменной бригады морской пехоты Миронова в бою действовала смело и дерзко. Девятнадцатилетняя Лиза получила смертельное ранение в сентябре 1943 года под Новороссийском, на Малой земле. К этому времени у нее на счету было около ста убитых гитлеровцев. Осталась одна ее прижизненная фотография, сделанная фотокором газеты «Красная звезда» Евгением Халдеем. На снимке — красивая девушка с белокурыми волосами, одетая в черную флотскую униформу. Она держит в руках винтовку Мосина с прицелом «ПЕ» и пристально смотрит в сторону врага…

Теперь от службы в разных воинских частях сверхметких стрелков женщин-одиночек решили перейти к регулярной, централизованной, планомерной подготовке целых групп женщин-снайперов (отделений численностью до 10–12 человек, взводов численностью до 25–30 человек) для последующего их распределения по фронтам действующей армии. Так, с лета 1943 года по май 1945-го при штабе 3-й ударной армии находилась даже женская рота (примерно 50–60 бойцов), которая уничтожила более трех тысяч немецких солдат и офицеров…

По своей структуре и формам обучения Центральная женская школа снайперской подготовки походила на пехотное училище.

Из существовавших с лета 1942 года Женских курсов отличных стрелков в Школу перевели около трехсот девушек, прибавили к ним новичков, приехавших из разных областей страны, и организовали два батальона по четыре роты в каждом и одну отдельную роту снайперов-инструкторов. В нее зачисляли тех, кто уже имел фронтовой опыт. Согласно армейской традиции, в первую роту батальона брали самых рослых и видных девушек. Их называли «королевами». В четвертую роту попадали те, кто ростом не вышел, и называли их иронически: «карандаши», — но они на это не обижались.

Сначала Школа базировалась в довольно-таки тесных казармах в поселке Вешняки, затем на лето переехала в палаточный лагерь у деревни Амерово Шелковского района, а в сентябре 1943 года расположилась на станции Силикатная в трех километрах от подмосковного города Подольска. Здесь удалось добиться заметного улучшения бытовых условий. Курсанток разместили согласно взводным спискам (каждому взводу, состоящему из 30 человек, — одна комната) в сером трехэтажном доме, ранее бывшим клубом местного силикатного завода. В помещениях были устроены нары в два яруса, вешалки для шинелей, пирамиды для винтовок, поставлены небольшие квадратные столы, тумбочки, но вот стульев курсанткам не полагалось. Имелись также сушилки, умывальни, гигиенические комнаты. Отдельно располагалась столовая, учебный плац, склад боеприпасов. Обширную школьную территорию обнесли высоким забором, на воротах поставили часовых. Выйти за пределы этой территории курсантки могли только по увольнительной.

В Школе существовал армейский распорядок дня.

Подъем — в 6 часов утра, но через день, когда ходили на стрелковый полигон, — в 4.30. При любой погоде — физическая зарядка на улице. Затем — умывание, уборка постелей и поход строем на завтрак в столовую, оттуда опять строем в казарму, где до обеда проходили теоретические занятия. Они длились восемь часов с перерывом на обед. После обеда давали час на сон, за которым снова следовали занятия. Ужин — это третий поход в столовую. Вечером — полтора часа на самоподготовку, чистку оружия (в течение сорока минут), вечерняя поверка, прогулка по плацу (строем и с песнями). Личное время — один час. Команду «отбой» в Школе давали в 22 часа. Получалось, что курсантки были заняты 15 часов в сутки, и привыкнуть к подобной нагрузке многие из них смогли не сразу.

Обучать снайперов сначала предполагали шесть месяцев, но потом увеличили срок пребывания курсанток в Школе до восьми месяцев. Программа обучения мало отличалась от той, что имели Снайперские школы ОСОАВИАХИМа: политическая, строевая, огневая, тактическая подготовка, военная топография, инженерно-саперное дело. Кроме того, девушки должны были знать обязанности бойцов стрелкового подразделения: стрелять из автомата, ручного и станкового пулеметов, противотанкового ружья. Их обучали приемам штыкового боя, метанию гранат и бутылок с зажигательной смесью, а также давали начальные медицинские знания, и они могли быть саниструкторами.

Начальником Центральной женской школы снайперской подготовки, естественно, назначили мужчину — подполковника Николая Николаевича Кольчака (1905–1968).

Он был не строевым офицером, а военным педагогом. Службу начинал на Красном флоте, потом в 1928 году окончил пехотную школу, служил в Средней Азии, но в 1937 году вернулся в Москву, стал преподавать на курсах усовершенствования комсостава «Выстрел». В 1942 году Кольчак занял должность заместителя начальника отдела в Главном управлении «Всевобуча», а оттуда уже перешел в ЦШЖСП и много сил приложил к тому, чтобы правильно организовать в ней учебный процесс. В частности, он составил памятку «12 заповедей снайпера», выезжал на фронт, чтобы узнать, как там служат выпускницы и что надо изменить в программе Школы, дабы приблизить ее к требованиям действующей армии. В июне 1944 года Кольчак получил в командование стрелковый полк и отбыл к месту его дислокации, отличился при штурме Берлина и удостоился высокой награды — звания Героя Советского Союза.

Правда, начальником политотдела стала женщина — майор Екатерина Николаевна Никифорова. Девушки ее любили за доброту и отзывчивость, называли «мама Катя». В сентябре 1943 года она с одной из снайперских групп уехала на фронт.

Командирами батальонов и рот являлись мужчины — офицеры-фронтовики, прибывшие в Школу по излечении от ран, из госпиталей. Командовать взводами уже доверили не только мужчинам, но и молодым женщинам. Среди них были и бывшие инструкторы Снайперских школ ОСОАВИАХИМа: О. Петухова, А. Морозова, И. Мудрецова, О. Маликова, Е. Успенская. В июне 1943 года из числа курсанток первого выпуска в Школе оставили 125 девушек, получивших воинское звание «младший сержант». Они стали командовать отделениями.

В это же время 50 выпускниц отправили на Калининский фронт и 54 выпускницы — на Северо-Западный фронт. Затем приступили ко второму набору, самому массовому. Теперь курсантские мундиры надели 887 девушек из разных городов и областей СССР, не пострадавших от вторжения немецко-фашистских войск.

Это было следующее поколение бойцов, подростками встретивших начало Великой Отечественной войны. Год рождения у них в основном колебался от 1924-го до 1926-го. Как правило, они трудились на оборонных предприятиях, без отрыва от производства закончили краткосрочные курсы «Всевобуча» (110 учебных часов), являлись членами ВЛКСМ и в армию шли добровольно, желая отомстить фашистам за разорение родной страны и гибель тысяч и тысяч ее людей. Собственно говоря, именно райкомы комсомола, проводя патриотическую и разъяснительную работу среди молодежи, давали рекомендации для поступления в Школу.

Центральный Комитет ВЛКСМ был ее шефом, и в сентябре 1943 года вручил Школе свое Памятное Красное Знамя. Также по инициативе первого секретаря ЦК ВЛКСМ Николая Михайлова группу преподавателей и командиров наградили именными часами за успехи в подготовке отличных снайперов для действующей армии. О том, что в Школе давали основательные военные знания, говорит следующий факт: 23 октября 1943 года 17 сержантов ЦЖШСП сдали экстерном экзамены в Московском пехотном училище имени Верховного Совета СССР и получили звание «младший лейтенант».

В январе 1944 года Школа удостоилась нового награждения. Начальник Главного управления «Всевобуча» генерал-майор И.И. Пронин вручил ее коллективу Красное знамя Президиума Верховного Совета. Центральный Комитет ВЛКСМ снова отметил заслуги офицерского и сержантского состава Почетными грамотами, именными часами и именными снайперскими винтовками. В распоряжение штабов Западного и Северо-Западного фронтов были откомандированы более ста двадцати выпускниц.

В марте того же года 50 офицеров, сержантов и рядовых за добросовестное исполнение своих обязанностей получили значки «Отличник РККА». Закончив восьмимесячный курс обучения и сдав экзамены (если на «отлично», то с присвоением звания «младший сержант», всем остальным — с присвоением звания «ефрейтор»), девушки из второго набора Центральной женской школы снайперской подготовки уехали:

на Карельский фронт — 150 человек;

на 2-й Прибалтийский фронт — 75 человек;

на Западный фронт — 200 человек;

на 1-й Прибалтийский фронт — 75 человек;

на 1-й Белорусский фронт — 85 человек.

Третий выпуск состоялся 1 мая 1944 года. В эти дни Школа отмечала годовщину своего существования. Для участия в торжественной церемонии и военном параде в Подольск с трех фронтов прибыли 22 ее выпускницы, уже отмеченные за подвиги в боях с немецко-фашистскими захватчиками правительственными наградами. В Школе получали и письменные отзывы о службе бывших курсанток:

16 мая 1944 года. Начальник штаба 1104-го стрелкового полка майор Безниско: «…Высокий класс подготовки и большое воинское мастерство девушек-снайперов — вот оценка, которую подсказывает общий итог, — 182 солдата и офицера противника уже не топчут землю нашей прекрасной Родины…»

22 мая 1944 года. Командир 331-й стрелковой Краснознаменной дивизии гвардии генерал-майор Берестов: «Ваши воспитанники за полуторамесячный срок пребывания в дивизии истребили 225 немецких солдат и офицеров. Наибольший счет у Рыжовой — 16, Суворовой — 15, Андриановой — 13. За образцовое выполнение заданий командования все трое награждены орденом Красной Звезды. Двоим вручен орден Славы III степени…»

Такие результаты вдохновляли на продолжение работы. Центральный Комитет ВЛКСМ 10 августа 1944 года принял постановление о мобилизации девушек-комсомолок в Центральную женскую школу снайперской подготовки и обязал 16 областных своих комитетов подобрать и направить в Школу 360 добровольцев, прошедших первоначальную подготовку в системе «Всевобуча».

В конце ноября 1944 года состоялся еще один выпуск. В действующую армию уехали 559 девушек.

К концу февраля 1945 года командировки в воинские соединения получили еще 149 снайперов-инструкторов и 262 снайпера-стрелка. Расклад получился следующим:

на 1-й Белорусский фронт — 35 инструкторов и 60 снайперов;

на 2-й Белорусский фронт — 35 инструкторов и 52 снайпера;

на 1-й Украинский фронт — 40 инструкторов и 70 снайперов;

на 2-й Украинский фронт — 39 инструкторов и 80 снайперов.

В период с 15 марта по 10 мая 1945 года Центральная женская школа снайперской подготовки, просуществовав 27 месяцев, была расформирована. Часть ее личного состава передали Курсам усовершенствования офицеров «Всевобуча» Наркомата обороны СССР. Девушки (всего — 106 человек), успешно сдавшие выпускные экзамены в Московском пехотном училище имени Верховного Совета, получили звание «младший лейтенант» и остались служить в Советской Армии.

Школа выпустила 1061 снайпера и 407 снайперов-инструкторов. Из них на фронтах Великой Отечественной войны погибли 185 человек.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

снайперских школ - Sniper Central

Ниже вы найдете ограниченную информацию о различных снайперских школах по всему миру. Если у вас есть опыт работы с другими школами из разных стран, сообщите нам, мы хотели бы добавить информацию

Кафедра энергетической снайперской школы
Имя: Отделение снайперской школы энергетики
Адрес: Центральная учебная академия
Адрес2: Киртландская база ВВС
Адрес: Альбукерке, Нью-Мексико 87117
Страна: США
Продолжительность: Обычно 2 недели
Описание: Фактически проводится этим школьным подрядчиком ориентирован на тактические командные операции, особенно для сил безопасности Министерства энергетики, но открыт для всех LE.
Снайперская школа команды ФБР по спасению заложников (HRT)
, здание
Имя: Снайперская школа ФБР по спасению заложников (HRT)
Адрес: Учебное подразделение по огнестрельному оружию
Адрес2: Академия ФБР
Адрес: Quantico, VA 22135
Продолжительность: 1 неделя ??
Описание: Снайперская школа HRT совмещена со снайперскими школами морской пехоты США.Обучает передовым приемам снайперской стрельбы, ориентированным на полицейских, проверенных на практике HRT.
Снайперский курс спецназа - Базовый
Имя: Снайперский курс спецназа - базовый (ранее SOTIC)
Адрес: Компания D, 2-й батальон, 1-я Учебная группа специального назначения
Город: Ft. Bragg, NC 28307
Страна: США
Продолжительность: 6 недель
Описание: Давняя школа снайперов специальных операций, открытая для специальных операций персонал из всех филиалов и многих зарубежных стран.В этой школе преподаются передовые методы и темы, которые не преподаются в других военных школах США. Снайперский курс SOF теперь имеет также «Продвинутый» курс SFSC.
Снайперская школа армии США
Имя: Снайперская школа армии США
Адрес: Компания C, 2-й батальон, 29-й Inf Reg
Город: Ft. Benning, GA 31905
Страна: США
Продолжительность: 7 недель
Описание: Базовая снайперская школа армии США для боевых пехотинцев, охватывающая все основы снайперской стрельбы.Очень солидная школа боевого снайпера.
Снайперская школа ВМС США
9 Город:
Имя: Снайперская школа ВМС США SEAL
Адрес: TRA-Det
Адрес2: NSWG-1
Восточное и западное побережье
Страна: США
Продолжительность: 3 месяца
Описание: Очень сложная и тщательная школа, которую периодически проводит USN Training Отряд на восточном и западном побережье для различных команд SEAL.
Курс специального стрелка ВВС США
Имя: Курс специализированного стрелка ВВС США
Адрес: Кэмп Робинсон
Город: Литл-Рок, AR 72199
Страна США
Продолжительность: 3 недели
Описание: Базовая специализированная школа стрелков для кадров и персонала социального обеспечения.
Снайперская школа Национальной гвардии США
19 Страна: США
Имя: Снайперская школа USANG
Адрес: Кэмп Робинсон
Город: Литтлрок, AR 72199
Продолжительность: две двухнедельные фазы
Описание: По той же программе преподавали в снайперской школе армии США в Форт.Беннинг, но проводился в два этапа и адаптирован для персонала Национальной гвардии США.
Школа снайперов разведки USMC - базовая
Городское командование боевого развития :
Имя: Школа снайперов разведки USMC - базовая
Адрес: Учебный батальон
Адрес 2: Командование боевого развития корпуса морской пехоты
Quantico, VA 22134-5040
Страна: USA
Продолжительность: 7 недель
Описание: USMC Basic Scout Sniper Course for Scout Sniper Course во взводе.
,

СНАЙПЕРСКАЯ ШКОЛА АРМИИ США - FT. БЕННИНГ

Когда дело доходит до снайперской стрельбы в армии США, морская пехота США обычно является первым подразделением вооруженных сил, которое приходит на ум, и это правильно. Без вопросов, морские пехотинцы проложили путь к развитию снайперской стрельбы в Соединенных Штатах. Но армия США добилась больших успехов в привлечении, оснащении, обучении и использовании снайперов за последние несколько десятилетий. Они достигли такого уровня, что сегодня, наряду с морской пехотой, они считаются одними из лучших снайперов в мире.Конечно, так было не всегда. Большая часть этой недавней отличной репутации связана с Снайперской школой армии США, расположенной в Ft. Беннинг Джорджия. Мы хотели воспользоваться возможностью, чтобы предоставить некоторые из наших собственных комментариев, основанных на нашем опыте работы со снайперской школой армии США.

Вы не увидите много фотографий в этой статье, в первую очередь потому, что я не делал никаких фотографий, пока учился в школе, из опасения, что я сглажу курс и проиграю. Частота неудач была настолько высока, что вы никогда не были уверены, сдадите вы или нет.Фотографии, которые вы видите здесь, были взяты из интернета и показывают немного того, на что это было похоже, когда я присутствовал.

Снайперы в армии

Sniper Central Ballistic Cards

Многие источники документально подтверждают, что снайперы никогда не считались постоянной или необходимой частью вооруженных сил США в первой половине 20 века. Но поскольку потребность в снайперах продолжала проявляться каждый раз, когда Соединенные Штаты оказывались в каком-либо конфликте, различные подразделения начали менять свой взгляд на постоянное использование снайперов.Во время войны во Вьетнаме снайперская школа 9-й пехотной дивизии, расположенная во Вьетнаме, в значительной степени стала фундаментом, на котором армия США могла строить свою программу. К сожалению, после окончания войны от снайперов снова отказались, а их снайперские винтовки M21 были упакованы. Однако на этот раз Морская пехота США, наконец, взяла на себя инициативу и начала постоянную снайперскую программу после войны во Вьетнаме, за которой наблюдала армия США. Использование снайперов USMC оказалось эффективным в конфликтах низкой интенсивности в 70-х и 80-х годах, и армия США, наконец, прижилась и во второй половине 80-х годов решила начать свою собственную постоянную снайперскую программу.

Использование снайперов в армии рассматривалось иначе, чем в морской пехоте США. В разгар «холодной войны» армия считала свои бронетанковые батальоны своим главным источником силы, а их взгляд на снайперов был просто способом повышения эффективности их спешенных отрядов, почти как роль назначенных стрелков. К счастью, были некоторые искренние сторонники концепции легкой пехоты и необходимости в гибких пехотных батальонах, которые не были механизированы. Эти подразделения действительно приняли к сведению преимущества снайперов и использовали их в полной мере.В 1990-е годы организация снайперов в механизированном подразделении состояла из одной снайперской группы из двух человек на роту, которая входила в состав штаба взвода. Это сработало нормально. В легкой пехоте это было по-другому, у них был отряд снайперов в составе взвода разведки батальона. Это оказалось более эффективным и гибким способом их организации.

Когда началась глобальная война с террором, потребность в эффективных отрядах легкой пехоты и гибких снайперских группах стала очень очевидной, и там, где это было возможно, механизированные подразделения переходили на тот же тип организации своих снайперов, что и отряды легкой пехоты.Благодаря тому, что эффективное использование снайперов становится все более распространенным явлением, армия продвинула свои доктрины вперед и теперь правильно использует своих снайперов в противовес своему старому образу мышления, который возник из менталитета танкистов времен холодной войны.

Sniper Central Ballistic Cards Это новый знак, его не было на старом объекте

История Снайперской школы армии США

Когда армия начала использовать снайперов в качестве постоянной части своих пехотных подразделений, им пришлось не только разработать новую систему снайперского оружия, M24, но и разработать средства обучения своего нового снайперского корпуса.Двери открылись в недавно созданную снайперскую школу армии США в 1987 году в Форт-Беннинг, Джорджия. Ft. Беннинг известен как «Дом пехоты», и здесь расположены почти все пехотные школы, поэтому это было естественное место для снайперской школы. Изначально школа располагалась в церкви Гармонии, и она все еще была там, когда я проходил через нее в 1997 году. Это недалеко от того места, где расположена 4-я бригада подготовки рейнджеров (RTB), и школа делила столовую со всеми учениками школы рейнджеров.

Первоначально Снайперская школа армии США (USASS) длилась всего три недели и преподавала по программе TC23-14 (TC = Учебный циркуляр). Было много попыток втиснуть основы снайперской стрельбы в трехнедельную школу, но они сделали все, что могли. Набор ограничивался 11 сериями по военно-профессиональным специальностям (МОС), то есть пехотными, и 18 сериями (спецназ). Если бы вы не были пехотинцем или спецназом, вы не могли посещать школу. Чтобы пройти квалификацию, солдат должен был иметь квалифицированного эксперта с M16, набрать 210 баллов (по 70 в каждом из трех событий) на тесте PT, пройти психологическую оценку, набрать 110 баллов по части GT теста. ASVAAB, не быть дальтоником, иметь корректируемое зрение 20/20 и иметь, по крайней мере, продвигаемый по службе E-3 (обычно E-4) или более высокий ранг.Если студент заканчивал учебу, он получал желанный идентификатор B4 на своей MOS, который обозначал его как подготовленного и квалифицированного снайпера. Морские пехотинцы называют это HOG или Hunter Of Gunmen. Это еще не прижилось в армии, когда я был там.

Sniper Central Ballistic Cards

По мере того, как школа развивалась в первые годы и развивалась подготовка, стало очевидно, что трех недель недостаточно, и в середине 1990-х годов школа была увеличена до пяти недель. Кроме того, где-то в эти первые годы армией США было написано и опубликовано новое снайперское руководство.Это руководство было FM23-10 (FM = Field Manual), и оно значительно расширяло основы TC23-14 и включало разделы по M24. Теперь, когда школа длится 5 недель, это позволило им изучить большую часть, если не все, того же материала, который преподавали в школах USMC, и многие инструкторы USASS прошли курс снайперских инструкторов USMC за эти годы и, вероятно, до сих пор проходят.

Наконец, последнее серьезное изменение произошло с USASS в начале 2000-х годов, когда глобальная война с террором была в самом разгаре (а она все еще продолжается) и возникла необходимость в гораздо более тщательном обучении городским снайперским операциям (MOUT).Снова были добавлены две дополнительные недели, и теперь школа длилась 7 недель. Кроме того, MOS 19D (кавалерийский разведчик) теперь был допущен к участию, и да, было опубликовано еще одно новое полевое руководство, еще более усовершенствованное и ограниченное в распространении (наконец), известное как FM 3-22.

По сей день B4 выдается только выпускникам USASS, и это один из самых сложных классов в армии США. Средний балл по USASS составляет около 40%, а школа, как известно, дает отличных снайперов.

Наш комментарий

Я прошел Снайперскую школу армии США в Форт. Беннинг в 1997 году, когда в школе было пять недель. В то время было всего около 6 классов в год с примерно 24 учениками в классе, поэтому количество снайперских выпускников, учитывая процент выпускников 40%, было небольшим. Классы, как правило, быстро заполнялись, и нам пришлось зарезервировать мое время примерно за 9 месяцев до назначенного срока. Занятия, в которых я ходил, проходили в августе и сентябре 1997 года… и, как это принято в Ft.Беннинг, было жарко и влажно.

Поскольку стандарты высоки, а класс труден, мягкого воспитания не было. Когда вы туда попали, все ваши документы должны были быть полными и правильными, а в день 0 нужно было пройти тест PT. Вы набрали 70+ в каждой из трех категорий или отправились домой. Переход от прохладного и свежего воздуха Монтаны к горячим и душным джунглям Джорджии всегда был шоком для системы. После непродолжительного испуга во время бега на 2 мили я прошел, и урок начался всерьез, я имею в виду всерьез! Первая неделя была невероятно загруженной.

Эта первая неделя занятий задала тон всей школе. Классная работа началась в первый день и продолжалась всю неделю, охватывая такие темы, как M24, различные типы баллистики, огневые позиции и многие другие темы, касающиеся базового полевого мастерства и меткой стрельбы. Но это была не просто работа в классе. Время на стрельбище началось с проверки известных данных о расстоянии по сравнению с тем, что было на наших ручках BDC на прицеле Leupold M3A, а также с продолжения обучения стрельбе на дальние дистанции.Что действительно убило нас в ту первую неделю, так это знание того, что в пятницу утром у нас была проверка скафандра. Проблема заключалась в том, что на изготовление маскировочного костюма НЕТ выделенного времени. За эти 5 недель просто не хватило времени, чтобы выполнить необходимые инструкции и выделить время для строительства гилли. Другой предполагаемой причиной отсутствия времени было увеличение стресса в школе.

Из-за того, что дни были заполнены классной работой, стрельбой и прочими тренировками, единственное время, которое оставалось для работы с гилли, было после вечерней еды через пробуждение на следующее утро в 5 утра.Создание гилли в первый раз означало, что мы были медленнее, чем обычно, когда мы изучали все тонкости и недостатки, и лишение сна было реальным. Большинство студентов, вероятно, спали в среднем около 2 часов в сутки в первую неделю до утреннего осмотра гилли в пятницу. Сам осмотр был забавным, или нет. Это произошло утром во время нашего первого упражнения по преследованию, и, чтобы убедить нас в этом, они указали на недостатки наших костюмов-гилли с помощью флуоресцентной оранжевой аэрозольной краски. Это сработало.

В ту пятницу в школе началась фаза преследования.Школа состояла из четырех основных навыков, которые были проверены и признаны критическими. Меткость, выслеживание, оценка дальности и обнаружение целей. Эти четыре основных навыка были тщательно проверены с обязательными минимальными и средними значениями. Школа армии США была построена по образцу школы USMC, и в ней проводились почти такие же тренировки и испытания. Как уже упоминалось, тренировочные кадры обычно проходят обучение в Школе снайперов разведчиков морской пехоты США, а также на курсах инструкторов по снайперам, чтобы гарантировать актуальность стандартов и методов.

Как и в случае, пожалуй, всех основных школ военных снайперов, преследование является событием номер один, которое не позволяет большинству учеников, и не без оснований. Это трудно. В школе армии США второй по значимости причиной отказов является обнаружение цели. Лично для меня обнаружение цели было проблемой, но преследование было довольно забавным, и я смог быстро уловить его благодаря паре лакомых кусочков, которые некоторые из инструкторов дали мне во время нашей первой практики выслеживания. Оттуда это пришло само собой, и я приехал из Монтаны, где охота является частью жизни.Это, безусловно, помогает, но преследованию можно научить и научиться, и часто это так. На самом деле преследование было для меня перерывом. Это дало нам 4 и более часа тишины! Видите ли, морская пехота США и армия США придерживаются той же точки зрения, что снайперская школа - это НЕ для джентльменов, и вас регулярно курят и наказывают по законным причинам, а затем, конечно, по глупым причинам. Идея состоит в том, чтобы дать учащимся как можно больше стресса, чтобы обеспечить их успеваемость, когда дела идут тяжело, а они усложняют задачу.

Я не думаю, что они изменили эту философию, и она используется до сих пор. Некоторые инструкторы даже сказали нам, что, по их мнению, это должен быть курс для джентльменов, потому что выучить его было чертовски сложно. Некоторые из очень элитных снайперских школ специальных операций - это курсы для джентльменов, и это, вероятно, будет мудрым выбором, особенно в группах специальных операций, поскольку эти парни законны и им больше не нужно курить. Они зарекомендовали себя в эксплуатации, BUD / S, Q-Course, Ranger School и других.Но что касается школ хрюкающих снайперов, я вижу аргумент в обоих направлениях, я просто знаю, что это было не очень весело, и они включили курение во все! Игры KIMS были постоянным перекуром, о котором я бы предпочел не вспоминать.

Sniper Central Ballistic Cards

Градуированная часть меткости включала стрельбу на неизвестную дистанцию ​​с 300-1000 метров и по движущимся мишеням с 300-700 ярдов. Поскольку известная дистанционная стрельба велась на старых полигонах, грузчики находились в ярдах. Все новые снайперские дальности были в метрах, как и наши прицелы.Мы также устраивали стрессовые пожары, которые включали в себя много бега и упражнений, а также много дыма, световых вспышек и других хороших вещей. Мы сделали нетрадиционные позиции для стрельбы и ознакомились с системой ночного видения и M107A1 SASR (Barrett .50 BMG), хотя тогда это была M82, которая еще не была официально принята на вооружение.

Инструкторский состав, как и в большинстве школ, был неоднозначным. Было много хороших инструкторов, несколько ужасных инструкторов и несколько фантастических инструкторов. В целом они были очень хороши и хорошо знали свой материал.Было два инструктора, которые, я бы сказал, были одними из лучших, которые у меня были в любой школе. Они искренне хотели, чтобы вы преуспели, и проводили дополнительное время с учащимися, которые изо всех сил пытались помочь. Большинство инструкторов давали хорошие отзывы во время обучения и тестирования, но лучшие из них сделали даже больше. Кроме того, они были энтузиастами и опытными снайперами. Они жили, дышали этим и всегда делали все возможное, чтобы улучшить обучение и школу.

Условия в школе, по крайней мере, когда я проходил через нее, также были неоднозначными. Диапазон был отличным. Было несколько разных полос на неизвестных дистанциях с целями за пределами 1000 метров, даже почти до 1200. Известные диапазоны расстояний были качественными диапазонами для соревнований от 100 до 1000 ярдов. Класс был старой школы, а бараки ДЕЙСТВИТЕЛЬНО старые школы и ветхие, но все работало. С тех пор они переехали в свой новый объект и снесли все старые бараки.Насколько я понимаю, новые объекты намного лучше, хотя у меня пока не было возможности лично побывать. Я считаю, что он все еще находится рядом с 4-м RTB и церковью Гармонии, но я не уверен.

Класс завершился трехдневным FTX, который включал все, что мы узнали в пятинедельной школе. Нам приходилось скрытно приближаться к цели, преследовать, поражать цель боевыми патронами в команде, проводить наблюдения с помощью журнала и эскиза и выполнять многие другие задачи, связанные со снайпером.В течение пятинедельной школы у нас было много других классов, которые преподавали на разные темы, и мы использовали все эти тренировки во время FTX. Эти занятия включали такие темы, как отслеживание, разведка и обследование, зарисовки, журналы патрулирования, выживание, действия городских снайперов и другие. Они не обучали некоторым базовым военным основам, которые преподаются в других школах и учебных заведениях, поскольку вы должны знать их как стандартный пехотинец E-4. Это были такие вещи, как призыв к огню, приказы на операцию и другие виды навыков.Они научили вас снайперским навыкам, и вы должны были вернуться и укрепить свои базовые навыки пехоты, чтобы дополнить то, что было необходимо для того, чтобы быть эффективной снайперской командой. Мне понравился такой подход.

В конце FTX - ужасный финальный выстрел. Это состояло из боя на неизвестной дистанции, как правило, от 600-800 метров (655-875 ярдов). Этот выстрел делается без помощи вашего корректировщика, и вам нужно было сделать оценку дальности, ветра, погоды… по сути, все. У вас было два выстрела, чтобы попасть в цель, или вы провалили всю школу.Никаких повторных возгораний. А у тебя было всего 2 минуты. Я упоминал, что они пытались оказать на вас давление во время школы? Если вы пропустили свой первый раунд, инструктор, который наблюдал, скажет вам, где вы пропустили, и все. Я поставил цель на 680 метров (743 ярда), используя мил-точки, и набрал 3 МОА левого ветра. (Ага, я все еще помню детали, стресс сделает это). Мой первый раунд прошел через его левое плечо (то есть я немного приподнялся). Я спустился на два MOA и оставил еще один.Во втором раунде его прострелил живот. Я прошел.

Выводы

Снайперская школа

для меня была одной из тех вещей, которые были неприятны, когда я ее испытывал, но когда вы проходите ее и отправляетесь домой, вы думаете: «Да, это было вполне законно». Из 25 студентов, с которыми мы начали, 14 прошли. Чуть больше 50% и лучше среднего. У нас было восемь парней из батальонов рейнджеров и инструктор RIP, а также ребята из 10-го горного, 25-го легкого и других высокоскоростных подразделений.Как обычно в сложных школах, дух товарищества и братства обычно формируется быстро, и мы сделали все, что могли, чтобы помочь друг другу. Я был единственным парнем из Национальной гвардии в школе, возможно, моя слабость, но у меня была степень по математике, так что я смог помочь многим ребятам с техническими вещами, такими как дальность и баллистика. К концу я был всего лишь одним из парней и чувствовал себя принятым, думаю, я это заслужил?

Некоторые не ценят школу армии США так же высоко, как школа морской пехоты США, и я понимаю, почему.Но армейская школа построена по образцу школы морской пехоты США, и стандарты столь же высоки, и из нее подготовлены отличные снайперы. Сейчас школа на две недели длиннее, чем я учился, и включает в себя некоторые из своих уникальных аспектов, в том числе углубленную часть о городских операциях, то, что мы получили только один день обучения. Я считаю, что школа находится в высшем эшелоне школ военных снайперов, и она не уступает другим. Очевидно, что это не на одном уровне с существующими школами специальных операций, поскольку это не является целью или целью школы.В общем, отличная школа, и для меня большая честь посещать, и я благодарен, что прошел!

Снайперский центр

Sniper Central Ballistic Cards ,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *