Японский отряд 731: «Это была фабрика смерти»

Содержание

"Это была фабрика смерти"

Георгий Пермяков был харбинским эмигрантом и советским патриотом, в совершенстве знающим китайский и японский языки. За эти качества Пермякова ценили органы внутренних дел и внешней разведки. После Второй мировой войны он вернулся в СССР и работал главным переводчиком на Хабаровском процессе 1949 года. Тогда в СССР судили японских военных преступников, которые развернули в Китае настоящую "фабрику смерти" –​ отряд 731, где проводились бесчеловечные опыты над людьми. Отряд производил бактериологическое оружие – тонны бактериальной массы чумы, сибирской язвы, тифа и дизентерии. Бомбы, начиненные этим смертоносным веществом, японское командование в конце войны планировало сбросить на США.

Руководители отряда 731 получили довольно скромное наказание по сравнению с нацистами, осужденными на Нюрнбергском процессе, а впоследствии и вовсе были амнистированы. В СССР воспоминания участников тех событий старались не публиковать, часть документов до сих пор засекречена. В том числе архив Георгия Пермякова остается неизданным и неизученным.

600 "бревен" в год

Хабаровский процесс 1949 года проходил в спешке. Как пишет в своих воспоминаниях Георгий Пермяков, советское командование планировало обменять японцев на советских военных, поэтому они нужны были живыми.

"Тогда уже было известно, что с 1950 года в СССР будут казнить, от этого была спешка. Следствие мы начали 22 октября 1949 года, а закончили 22-23 декабря – всего за два дня до суда. Это была изнурительная для следователей и переводчиков работа. Показания обвиняемые давали неохотно, юлили, "ничего не знали" по острым вещам. Приходилось приглашать свидетелей и делать очные ставки. Затем все записывалось по-русски, потом переводилось на японский. Я проверял каждую фразу текста и находил, порой, хитрые ошибки. Еще труднее было обнаружить японские тайные заводы отравляющих веществ и ядовитых газов. Но все же некоторую их часть ГРУ удалось обнаружить. Информацию по ним расширили, опросив пленных. Получилось несколько томов. Сначала хотели судить "газовиков" вместе с "бактерийщиками". Но решили потом их разъединить: слишком затяжным получился бы суд. Сталин тогда был тяжело болен, и всем нам приходилось подстраиваться под его график: работали и днем, и ночью, – пишет в одном из очерков о тех событиях

Георгий Пермяков. – Всего на скамье подсудимых оказалось 12 "бактпреступников". Хабаровский процесс сделали открытым. Но иностранную прессу все-таки не пустили, поэтому западные журналисты освещали процесс по сообщениям советских газет".

Процесс длился всего пять дней. С утра до вечера в зале судебного заседания был аншлаг. Судил преступников военный трибунал Приморского военного округа. Одно только обвинительное заключение в русском варианте занимало 32 страницы, которые обвинитель Лев Смирнов зачитывал два часа, а всего за восемь месяцев работы следователей в деле накопилось 40 томов.

Многие сотни "счастливцев", получивших входные билеты на этот суд, сидели ошарашенные

"Многие сотни "счастливцев", получивших входные билеты на этот суд, сидели ошарашенные. А обвинитель называл факты один страшнее другого. Бактериобомбы с чумой могли погубить сотни тысяч людей. В тюрьме 731 отряда для смертельных опытов держали по 300-400 человек. В месяц готовили 300 килограмм бактериальной массы чумы. Готовилась мучительная смерть миллионов людей. Слушая подобное, люди выходили бледными и с трясущимися руками, некоторых тошнило, кто-то принимал валидол, а кто-то и вовсе терял сознание",

– пишет в воспоминаниях Пермяков.

Заключенных, над которыми ставили опыты, сами руководители отряда называли "марута" – в переводе с японского – "бревна". По разным подсчетам, за время деятельности "фабрики смерти" было уничтожено от трех до десяти тысяч человек, китайцев, русских и монголов. На суде было доказано, что японцы заражали людей опасными микробами, тестировали на них отравляющие вещества, всевозможные газы: от хлора до зарина.

"После того, как бактериологические опыты истощали "марута", их расстреливали на скотомогильнике, где потом и закапывали.

На суде также доказано, что в отряде 731 специально замораживали конечности жертв, а потом лечили им руки и ноги. А когда оставалось одно тело, без конечностей, то и его использовали на другие опыты. Губили тысячи китайцев чумой и холерой. Губили бактериями тысячи голов скота, а вирусами – посевы. 731 бактотряд, а точнее завод, мог снабдить миллионы японских солдат самыми опасными веществами", – описывает Георгий Пермяков деятельность отряда.

Сами обвиняемые на суде вели себя по-разному. Генерал-майор Кавасима Киёси, который возглавлял 731-й отряд, был тих, спокоен, молчалив и лаконичен. И если свидетели его разоблачали на очных ставках, то он честно признавался. Генерал-лейтенант Кадзицука Рюдзи, начальник сануправления в Квантунской армии, имел в подчинении более 20 тысяч подчиненных медиков, а на суде держался честно и покорно.

А вот о генерале-лейтенанте Такаацу Такахаси у Георгия Пермякова остались совсем другие воспоминания.

"Генерал по японским меркам был высок, худощав, прокурен, вспыльчив, всегда прям, к русским высокомерен. На допросе нервно играл пальцами, всегда говорил, что наш суд над ними не справедлив, потому что все мировые державы тайно работают с бактериологическим оружием. И, конечно, опыты на живых людях, считал он, проводили не только японцы. И если преступник приговорен к смерти, то лучше его умертвить для науки. Об опытах на живых людях в бактотряде он рассказывал с нескрываемой бравадой".

Другой подсудимый, генерал-полковник Ямада Отозо, бывший главнокомандующий Квантунской армии, совсем не бахвалится ратными подвигами.

"Как подследственный, Ямада был честен и правдив. Небольшого роста, стрижен под машинку, немногословен, редкая память. Он переживал поражение мощной Квантунской армии. И потом признался, что советское наступление невероятно быстро подошло к их позициям и японское командование растерялось. Ямада говорил, что примени они чуму или холеру, то сами пострадали бы больше. Поэтому он приказал взорвать все бактериологические единицы, а документы сжечь",

– пишет Георгий Пермяков.

Суд приговорил обвиняемых к разным срокам заключения – от 2 до 25 лет. Но в 1956 году, перед началом переговоров с Японией, все они были отпущены на родину.

Единственный японский генерал-лейтенант, который избежал вообще какого-либо наказания, – Исии Сиро. За два дня до наступления советской армии он бежал в Корею, потом в Японию и оттуда в США. Американские власти так и не выдали генерала СССР, хотя все документы по готовящемуся бактериологическому процессу у них были. До конца своих дней Исии прожил в США.

Холера от японца

731-й отряд располагался всего в 30 километрах от Харбина. В начале 20-го века этот город был почти русским – сначала здесь поселились строители КВЖД, а после революции в Харбин приехали десятки тысяч эмигрантов, бежавших от советской власти. Георгий Пермяков в своих воспоминаниях так описывает переезд своей семьи в Харбин:

"У моего отца была фабрика мыла и парфюмерии в Никольске, ныне Уссурийске, и Хабаровске, аптеки, каменный дом и богатая дача. В ноябре 1917 года, когда немцы сменили русское правительство и начался переворот, большевики экспроприировали фабрику и начали ее пропивать. Неизвестные убили моего дядю Игната Трофимова, а его жену задушили её собственной косой. Дядя тогда возглавил почту Владивостока и не выдал самозваной власти материальные ценности. В тоже время нависла угроза над моей матерью – сестрой Игната. И отец немедленно вывез в Китай нашу семью. Он получил визу через правительство ДВР, поэтому мы жили в Харбине, как советские граждане".

Аптека, принадлежавшая отцу Г. Пермякова. Хабаровск

Но сначала семья перебралась из Читы в Тяньцзинь. Здесь Пермяковы жили до 1927 года, пока власть снова не сменилась: тогда Маньчжурию заняли войска проамерикански настроенного генерала Чан-Кай Ши. По воспоминаниям Георгия Пермякова, новый правитель начал "морщить" советских граждан и перетряхивать советские представительства. Тогда вся семья и уехала в Харбин, подальше от Чан-Кай Ши. Георгию Пермякову было всего девять лет, но он уже хорошо знал китайский и английский.

"Здесь было тихо, отец стал варить мыло у Чурина (торговая фирма, существовавшая в Харбине. – С.Р.) По воскресеньям мы ели поросенка с гречей под хреном", – так описывает Пермяков спокойные годы.

Однако эта идиллия продолжалась недолго. В феврале 1932 года Харбин оккупировали японцы и начали, по выражению мемуариста, "топтать" советских граждан.

Консульство Японии. Харбин. 1920-е гг.

"Я вылетел из гимназии, Чурин выгнал отца. Забыли о поросятах. Я перешел в другую гимназию. В Харбине закончил Восточный институт, Японскую школу, Китайскую школу, ряд курсов и много лет брал уроки у японцев и китайцев".

Благодаря блестящему образованию и стремлению постоянно развиваться, Георгия Пермякова в 1939 году пригласили работать в Генконсульство СССР в Харбине. Там-то он и услышал о бактериологическом оружии Японии.

– Когда началась война, отец должен был "шерстить", по его собственному выражению, периодику на китайском и японском языках, – рассказывает дочь переводчика Алла Сумская. – Большинство переводчиков в совершенстве знали только один язык, но отец читал газеты на японском, китайском и английском, он обладал уникальными способностями. Каждый день он писал аналитические отчеты, которые Сталин читал лично. Есть одна фотография рабочего кабинета Сталина, на которой исследователи под увеличительным стеклом разглядели на документах папину подпись. – Почему важно было читать периодику? Потому что оттуда можно было извлечь важную информацию. Например, построили дорогу к Пинфану – зачем? Все знают, что там глушь, зачем дорога? Известно, как японцы считают деньги – лишнюю копейку во что-то ненужное никогда не вложат. Как раз там, в Пинфане, располагался отряд 731. Отец занимался анализом таких вот газетных сообщений. Затем разведчики на местах проверяли его выводы. Подпись отца, как рассказывали мне в ФСБ, стоит на многих документах, которые до сих пор засекречены. И отец всегда с большой осторожностью говорил о работе – иногда советовался в КГБ, о чем можно рассказывать, о чем – нет.

Не нужное никому наследие

Семья Пермяковых перебралась из Харбина в Хабаровск в 1945 году.

"В октябре 1945 года в мой кабинет в генконсульстве вошел восточного вида майор. Он сказал, что набирает русских переводчиков японского и китайского языков для работы в СССР. Он добавил, что меня приглашает на родину сам министр МВД (я пишу современными терминами). Я с радостью согласился, так как еще в 1935 году просил визу в СССР. Так в начале ноября 45 года я приехал с женой – переводчицей китайского и английского в Хабаровск. Я стал старшим переводчиком УМВД Хабаровского края – как сейчас бы его назвали – с местом работы в фантастическом лагере пленных Спецобъекте 45", – писал об этом событии Георгий Пермяков.

Несмотря на известность и высокий статус, Георгий Пермяков всю жизнь прожил в обыкновенной "хрущевке" на окраине Хабаровска. Сейчас здесь живет его дочь – Алла Сумская. Филолог по образованию, она увлекается рукоделием: стены украшают картины из ткани, на полках мягкие игрушки.

Но места для рукоделия остается немного – большую часть комнаты занимает огромный дубовый стол и полки с несколькими рядами книг на разных языках. Все это – архив ее отца, переводчика и писателя.

После процесса Георгий Пермяков написал несколько рассказов и повестей, посвященных этому делу. Но в СССР они так и не были напечатаны, а в современной России на издание рукописей Пермякова не нашлось денег. Сколько интересных документов эпохи скрывается в этом архиве, не знает даже его дочь и наследница.

– Отец собирал воспоминания старожилов Хабаровска. Помню, как он сокрушался, что не успел поговорить с одним стариком… Здесь его книги, документы и воспоминания, – показывает куда-то вглубь необъятного шкафа дочь Георгия Пермякова. – Например, о тех временах, когда он работал переводчиком Пу И – последнего китайского императора. Здесь собрание заметок, которые для него писали японские военнопленные на "Спецобъекте 45". Здесь учебник японского языка, который отец написал вместе с профессором Ямадо.

Алла Сумская, дочь Георгия Пермякова

– Если честно, я еще и половины архива не разобрала, хотя работаю с ним с 2010 года, и несколько лет только составляла картотеку, – рассказывает Алла. – Часть документов после папиной смерти была вывезена в Гродековский музей. Сейчас мне помогает Валентина Плискина, она была директором библиотеки, очень интересуется харбинцами и тем временем. По материалам отцовского архива она сделала научную работу о русских переводчиках из Харбина, с которой выступала на нескольких конференциях, а сейчас напечатать ее труд взялись китайцы. И вот вместе с ней мы составляем картотеку, описываем каждый документ, делаем карточки. Уже сейчас карточек только две коробки.

Черновые заметки Георгия Пермякова

Что уже удалось систематизировать?

– Например, документы, относящиеся к событиям в Харбине накануне прихода туда Красной Армии. Когда японцам "дали по шапке", наступило как бы безвластие, мужчины с опытом боевых действий собрались в отряды самообороны, и отец был заместителем штаба обороны Харбина – сокращенно ШОХ. Я сейчас книгу дописываю о тех событиях. К слову, еще в 80-х годах "харбинцы" пытались добиться того, чтобы их приравняли к участникам боевых действий, но так ничего и не получилось. Отец много работал над этим, но потом началась перестройка, у меня было двое детей на руках, а работы не было. В то время отец нам очень помогал: организовал курсы японского языка и буквально кормил нашу семью. Правда, из-за этого и время было упущено, и он многого не доделал, что хотел.

В Союзе писателей ему сказали: "Вы не наш писатель, не советского происхождения, значит, не имеете права писать на такую тему"

Вы говорите, что у него еще много книг. Какова их судьба?

– Он публиковался в журналах, писал о дальневосточной природе, издавал детективы. Но, например, о 731-м отряде наши власти все запретили. И так очень часто у него получалось: чем бы он ни занимался, все было нельзя. Однажды он собрал материал по Виталию Бонивуру – ну, читали, наверное, "Сердце Бонивура", как японцы его в топке поезда сожгли? Так вот он нашел его невесту, одноклассника, который сидел с ним за одной партой, выяснил, что вся эта история в основном выдумка. Но в Союзе писателей ему сказали: "Вы не наш писатель, не советского происхождения, значит, не имеете права писать на такую тему". И все, за что он ни брался, встречало противодействие.

Но ведь он сам приехал в СССР?

– Сам, но часто потом об этом жалел. Он был готов отдавать стране все свои силы и знания, но без конца слышал одно слово "нельзя". В Союз писателей, правда, он и сам не хотел вступать. Особенно после того запрета "Доктора Живаго". Помните, "не читал, но осуждаю"? Отец был категорически не согласен с такой позицией, он говорил: а вы дайте возможность прочитать! Но наша советская интеллигенция, они словно рабы, они его просто не понимали. Мне кажется, отец лет на 40 опережал свое время, всегда был белой вороной. Как он рассказывал, на собраниях Союза писателей мозги промывали бесконечно, а он этого терпеть не мог, как и молчать. Потому он сторонился этих "союзов" и начальников над собой не терпел. Работал дома с утра до ночи.

Георгий Пермяков с женой. Хабаровск. 1990-е гг.

То есть от СССР у вашего отца было разочарование?

– То, что было в Харбине и то, что он увидел в Хабаровске, – это небо и земля. Там было как? Что хочешь, то и говоришь. Степень предпринимательства – вообще не сравнить, чем хочешь, тем и занимайся. Даже газеты выходили с любыми мнениями. Он, конечно, был сильно разочарован. Да когда он сюда ехал, его уже в вагоне обворовали: он дал книги дореволюционного издания почитать попутчикам, а те просто их не вернули. Эти два мира были, конечно, несравнимыми.

А ещё его приглашали преподавать в Оксфорд, благодаря его знанию языков. Но тогда шла мощная советская пропаганда о загнивающем капитализме и процветающем коммунизме. Из-за этого у отца были большие иллюзии по поводу Союза. А по приезде оказалось, что здесь совсем другая реальность, построенная на лжи. Отец потом очень жалел, так и говорил: дурак я, что не поехал в Оксфорд. Но он всегда верил, что развитие страны рано или поздно пойдет по правильному пути.

Вы говорите, что ваш отец был белой вороной, не донимали ли его доносами?

– Писали, конечно. Он и сюда, на окраину не просто так уехал, а удрал. На него даже в 70-е годы учительница из соседнего дома писала донос! Хорошо, что этот донос ему потом передали, он все по пунктам опроверг, и она заткнулась. Он был свободным человеком и ничего не боялся. Да и я еще помню из своего детства – "Твой отец шпион, так как ходит в шляпе и галстуке!" Вот такая логика была.

Но что-то удалось издать? Сейчас ведь таких запретов нет?

– Мне сказали: ищи три миллиона – издадим. Или предложили оформить грант – только за одну заявку надо 10 тысяч отдать, и еще неизвестно, получу я эти средства на издание или нет. А у меня пенсия 17 тысяч всего! Вот корейцы хотят издать его книгу "Желтый меч" о злодеяниях японской жандармерии в воспоминаниях участников событий. У отца есть ценнейшие очерки о тех людях, которые делали историю Дальнего Востока. Например, о военном враче, который буквально спас от тифа весь Дальний Восток. Я военным нашим говорила, но вот до сих пор нет даже памятной доски на доме, где он жил. Зато еще полгода не прошло со смерти человека – и доска ему прямо на центральной улице! (Вероятно, речь о главнокомандующем Восточным военным округом Игоре Груднове, который умер в октябре 2018 года, а мемориальная доска на штабе округа появилась через несколько месяцев. – С.Р.) В любой стране уже бы издали все это! Но у нас денег нет. Только когда мы наконец начнем память о людях восстанавливать, тогда нас будут уважать.

Послесловие

Сейчас в Харбине на месте японской "фабрики смерти" создан музей. Туристов водят по мемориальному комплексу и рассказывают о том, какие опыты над людьми ставили в этом концлагере.

Самого Георгия Пермякова не раз интервьюировали журналисты из Китая, Кореи, Японии, приезжали даже поляки, вспоминает его дочь. "Вас рекомендовали в КГБ", – заявила ему однажды группа журналистов главного японского телеканала NHK. О том интервью, которое готовилось журналистами к 50-летней годовщине Хабаровского процесса, у Пермякова в воспоминаниях особенная приписка.

"Показал им Спецобъект 45, провел шесть интервью с разными журналистами. За работу и консультации мне заплатили 500 долларов США. Моя пенсия – 7 долларов США".

История сверхсекретного центра по разработке биологического оружия

В середине 1930-х годов в богом забытой китайской деревне началась подготовка к биологической войне против Советского Союза. В стремительно созданном сверхсекретном научном центре велись передовые исследования чумы, холеры, сибирской язвы и других смертельно опасных заболеваний. Там же на живых и ни в чем не повинных людях проводились испытания полученных биологических агентов. Тысячи жертв подвергались бесчеловечным медицинским экспериментам, целью которых было выявление пределов выносливости и выживаемости их организмов. Деятельность доктора Йозефа Менгеле, «Ангела Смерти», работавшего в Освенциме, широко известна. Столь же масштабные и настолько же невообразимые преступления японцев в Маньчжурии знакомы гораздо меньше. Onliner.by рассказывает об «Отряде 731».

В 1920-е годы военные ведомства многих мировых держав начали активную разработку биологического оружия. Химические атаки времен Первой мировой войны показали достаточно низкую эффективность отравляющих веществ как средства ведения боевых действий. Их применение зависело от множества случайных факторов и само по себе было чревато нанесением непрогнозируемого урона собственной армии. Использование в качестве оружия патогенных микроорганизмов выглядело в этой связи перспективнее, ведь ученые не теряли надежды параллельно разработать чудо-вакцину, которая гарантировала бы безопасность своих солдат. Несмотря на формальный запрет применения биологического оружия Женевским протоколом 1925 года, работы в этом направлении продолжали вестись, и Советский Союз не был исключением. Япония, вынашивавшая экспансионистские планы на Дальнем Востоке, от своих соседей не отставала. Главой соответствующей программы империи был назначен талантливый хирург Сиро Исии.

В 1930 году доктор Исии вернулся из двухгодичной поездки по западноевропейским странам, в ходе которой он убедился в перспективности биологической тематики сам и убедил представленными аналитическими данными свое начальство, включая военного министра Японии Садао Араки. Размещать специализированный исследовательский центр у себя на островах японцы не решились, но выход из тупика был быстро найден. К 1932 году Квантунская армия оккупировала китайскую Маньчжурию, создав там марионеточную империю Маньчжоу-го. Именно ее территорию было решено использовать как площадку для проведения задуманных масштабных экспериментов. Мирное население Маньчжурии должно было стать в них подопытным материалом.

В середине 1930-х в 20 километрах южнее Харбина началось строительство крупного комплекса, который к концу десятилетия занял площадь в шесть квадратных километров. На месте деревни Пинфан, 300 домов которой были без сантиментов снесены, возвели 150 новых зданий, включая административные и жилые корпуса для научного и военного персонала, многочисленные лаборатории для исследований разного рода, электростанцию, лекционные залы, стадион, собственный аэродром и даже синтоистский храм. Центральным элементом гигантского сооружения стала тюрьма на 80—100 человек, в которой и содержались, постоянно меняясь, жертвы доктора Исии и его коллег.

Официальное название учреждения — Главная база управления по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии — не должно вводить в заблуждение. Там занимались чем угодно, но только не очисткой воды. В императорской армии Японии оно стало известно как «Отряд 731» и было лишь одним из целого ряда строго засекреченных подразделений, занимавшихся разработкой оружия массового поражения. Степень секретности была такова, что охране комплекса, в распоряжении которой были даже собственные истребители, разрешили сбивать любые, в том числе и свои, японские, самолеты, пролетавшие над его территорией.

Постоянно в тюрьме и лабораториях Главной базы находилось около 200 заключенных. Большинство из них составляли приговоренные к смерти китайские коммунисты, партизаны, подпольщики, но зачастую вместе с ними в камеры «Отряда 731» попадали ни в чем не виновные члены их семей и даже случайные жители окрестных деревень. Все жертвы, оказавшиеся за периметром из колючей проволоки, были обречены: дороги назад просто не существовало. Выживших не было, а все, что известно о деятельности «Отряда 731», основано на показаниях дюжины его сотрудников, захваченных советскими военными во время разгрома Квантунской армии.

У несчастных подопытных не было даже имен — лишь номера. Более того, для их обозначения японцы использовали эвфемизм 丸太 (maruta, «бревна»). В бесчеловечном и крайне циничном мире доктора Исии люди были «бревнами», тюрьма, где они проводили свои последние дни, — «складом бревен», а сам исследовательский центр считался «лесопилкой».

«Мы считали, что „бревна“ — это не люди, что они даже ниже скотов. Среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хотя бы сколько-нибудь сочувствовал „бревнам“. Все: и военнослужащие, и вольнонаемные отряда — считали, что истребление „бревен“ — дело совершенно естественное»

Такие признания делали сотрудники «Отряда 731» на судебном процессе, состоявшемся в 1949 году в Хабаровске. «Бревнами» были бойцы и командиры китайской армии, активисты антияпонского движения, подпольщики, а целую треть от общего их количества составляли советские граждане, оказавшиеся на оккупированной территории Китая и угодившие в японский плен.

Оказавшись на территории Главной базы, первое время заключенные парадоксальным образом чувствовали себя в санатории. Обильное трехразовое питание, отсутствие пыток, жестоких избиений и тяжелой работы, полноценный сон, центральное отопление и канализация — на контрасте с условиями, в которых «бревна» содержались раньше, такой режим выглядел как настоящее чудо. Но объяснялся подобный либерализм вовсе не некой просвещенностью японцев. Подданные императора были людьми рациональными. Для проведения опытов и получения максимально достоверных результатов им требовался полностью здоровый подопытный организм. Истощенных систематическим недоеданием пленников откармливали (порой в рацион включались даже фрукты), а затем безжалостно отправляли на экспериментальный конвейер, единственным итогом которого была смерть. Мучительная и неотвратимая.

Эксперименты с бактериологическим оружием были лишь одним из направлений деятельности «Отряда 731». Заключенные его тюрьмы в основном использовались для бесконечных и немыслимых в своей жестокой изобретательности медицинских опытов по изучению пределов выносливости человека.

Одним из самых распространенных вариантов таких «исследований» была вивисекция. Предварительно пленников харбинского комплекса заражали каким-нибудь заболеванием (холерой, чумой, сибирской язвой, сифилисом, газовой гангреной и так далее). Японцев интересовали изменения, происходящие со внутренними органами людей на каждом этапе течения болезни. При этом считалось, что максимально объективные результаты можно получить лишь на еще живом организме. «Бревнам» давали общий или местный наркоз, а затем фактически потрошили заживо.

Еще одним важным направлением было изучение действия холода на тело человека. Японцы готовились воевать с Советским Союзом и, в отличие от немцев, решили заранее узнать о всех возможностях «генерала Мороза». Зимой руки или ноги подопытной жертвы обливали водой, после чего выставляли ее на улицу. Добившись нужной степени обморожения, «ученые» императорской армии начинали «лечение», определяя его оптимальный вариант. В большинстве случаев итогом эксперимента была ампутация конечности, причем «бревно» было принято использовать до тех пор, пока у него оставалась хотя бы одна рука или нога.

Людей подвешивали вниз головой, чтобы зафиксировать, в какой момент наступит смерть. Их помещали в барокамеры, постепенно откачивая воздух, и в центрифуги, которые вращались со все большей скоростью. В организм «бревен» вводились различные ядовитые вещества и газы — так изучалось их токсическое действие. Из тел специальными насосами откачивалась кровь (полностью!) или же производилась ее постепенная замена кровью животных в процессе переливания. Изучались распространение заболеваний (для этого ими заражались целые группы «бревен»), механизм передачи болезни от матери к ребенку. В процессе «лечения», всегда имевшего все тот же неотвратимый финал, на пленниках испытывались экспериментальные вакцины — таким образом японцы годами накапливали клинический опыт, ценой которого были тысячи человеческих жизней.

На несчастных жертвах «Отряда 731» испытывалось разнообразное новое оружие: исследовались поражающие факторы гранат, снарядов, бомб и даже огнеметов. Необходимость в новых «бревнах» была постоянной: в среднем каждые два дня от таких опытов умирало три человека. Трупы их сжигались в специальных печах прямо на территории комплекса.

Параллельно с этими медико-биологическими экспериментами в соседних лабораториях шла разработка бактериологического оружия. Генерал-лейтенант Исии разработал культиваторы специальной конструкции, позволявшие обеспечить быстрое производство нужного количества возбудителей чумы, проказы, холеры, тифа, сибирской язвы, столбняка, туляремии. Еще одним ноу-хау японского доктора Менгеле была фарфоровая бомба. Исии был озабочен тем, что использование обычных бомб как средства доставки приводило к гибели (во время взрыва) большей части биологического агента и минимизации его воздействия на противника. Решением стала бомба из керамики, снабженная небольшим взрывным устройством, которое обеспечивало лишь нужную степень распыления того или иного возбудителя, но не его гибель.

В начале 1940-х годов специальное авиаподразделение «Отряда 731» провело полевые испытания устройства: в 1940-м чуму, к которой доктор Исии питал особенную страсть, распылили над приморским китайским городом Нинбо, в следующем 1941-м — над Чандэ. Точное количество жертв экспериментальных бомбардировок определить сложно, но, по утверждению нынешних китайских властей, их счет идет на сотни тысяч человек.

Бактериологические бомбы должны были стать японским «чудо-оружием» (в Третьем рейхе точно так же надеялись на ракетную технику), которое обеспечило бы коренной перелом в уже проигранной войне или по меньшей мере выход из нее с наименьшими потерями.

К марту 1945 года доктор Исии разработал операцию «Вишня цветет ночью». Согласно этому плану, к калифорнийскому побережью США должны были отправиться пять новейших японских субмарин типа I-400. Помимо прочего вооружения, эти крупнейшие подводные лодки времен Второй мировой войны несли на своем борту три гидросамолета Aichi M6A Seiran. Предполагалось, что после подхода к Южной Калифорнии эти бомбардировщики поднимутся в воздух и сбросят на территорию США (прежде всего на Сан-Диего) бомбы, начиненные возбудителями бубонной чумы. Результатом должна была стать эпидемия, число жертв которой могло исчисляться десятками и сотнями тысяч человек. К счастью, из-за проблем с достройкой субмарин они так и не успели поучаствовать в боевых действиях.

В августе 1945 года, понимая, что война проиграна, Сиро Исии начал заметать следы. Большинство сооружений исследовательского комплекса «Отряда 731» были взорваны, а оставшиеся в живых заключенные внутренней тюрьмы — расстреляны. В руки правосудия попали лишь единичные сотрудники этого подразделения — около 12 человек, впоследствии осужденные на специальном процессе в Хабаровске. Исии и его ближайшие соратники бежали в Японию, где после оккупации страны американской армией предложили свои услуги генералу Дугласу Макартуру, командующему силами союзников в Тихом океане.

Благодаря своим экспериментам японцы действительно смогли накопить богатейший опыт разработки биологического оружия. В условиях начала холодной войны американцы действовали не слишком разборчиво. В рамках операции Paperclip («Скрепка») в США оказались несколько сотен немецких специалистов-ракетчиков во главе с Вернером фон Брауном. Руководство США закрыло глаза на причастность фон Брауна к военным преступлениям ровно так же, как сделало это с японским доктором Исии. Практически все квалифицированные сотрудники «Отряда 731» получили иммунитет от судебного преследования в обмен на собранные ими сведения. Многие из них начали работу в Форт-Детрике — главном американском центре по разработке биологического оружия.

Впоследствии большинство японских специалистов, включая и самого Сиро Исии, вернулись в Японию, где заняли респектабельные должности в фармацевтических компаниях, больницах и университетах. Доктор Йозеф Менгеле также избежал правосудия, дожил до 67 лет, утонув в Бразилии после инсульта во время купания в Атлантическом океане, но его хотя бы искали. Его преступления были известны, он находился в бегах, вдалеке от Германии. Исии также умер в 67 лет, но владея собственной клиникой на родине. Ни он, ни абсолютное большинство его коллег, причастных к мучительной гибели сотен тысяч человек, так и не понесли никакого наказания за свои преступления.

В отличие от современной Германии, решительно осудившей свое нацистское прошлое, в Японии с большой неохотой и без особенного раскаяния признают собственные преступления против человечества. Лишь в 2002 году страна официально согласилась с фактом применения императорской армией биологического оружия в Китае. Сиро Исии мастерски замел следы, избавившись практически от всех доказательств, подтверждавших деятельность «Отряда 731». Из тысяч людей, погибших в его стенах, сейчас известны имена лишь единиц, но руины комплекса, уже вошедшие в городскую черту Харбина, по-прежнему служат напоминанием, на какие ужасающие поступки была способна цивилизованная нация, жившая в самопровозглашенную «Эпоху просвещенного мира».

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. [email protected]

Отряд 731


«Отряд 731» — специальный отряд японских вооружённых сил, занимался исследованиями в области биологического оружия с целью подготовки к ведению бактериологической войны опыты производились на живых людях (военнопленных, похищенных). Также проводились опыты с целью установления количества времени, которое может человек прожить под воздействием разных факторов (кипяток, высушивание, лишение пищи, лишение воды, обмораживание, электроток, вивисекция людей и др. ). Жертвы в отряд попадали вместе с членами семей (включая жён и детей).

Создан в 1932 году, имел в составе три тысячи человек и дислоцировался на оккупированной территории Китая в районе посёлка Пинфан провинции Биньцзян, в двадцати километрах южнее Харбина (ныне — район Пинфан города Харбина). Командовал отрядом генерал-лейтенант Сиро Исии.

Чтобы подготовить площадку для секретного комплекса, были сожжены 300 китайских крестьянских домов. Отряд располагал собственным авиационным подразделением и официально назывался «Главное управление по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии».

По показаниям на суде в Хабаровске командующего Квантунской армией генерала Оцудзо Ямады, «Отряд 731» был организован в целях подготовки бактериологической войны, главным образом против Советского Союза, а также против Монгольской Народной Республики, Китая и других государств. Судебным следствием было также доказано, что в «Отряде 731» на живых людях, которых японцы между собой называли «брёвнами», не японцах (китайцах, русских, монголах, корейцах, схваченных жандармерией или спецслужбами Квантунской армии), проводились и другие, не менее жестокие и мучительные опыты, не имевшие непосредственного отношения к подготовке бактериологической войны.

Некоторые военные врачи отряда впоследствии стали известными хирургами, делающими уникальные операции благодаря опыту, приобретённому в «Отряде 731». Пожалуй, наиболее характерным опытом подобного рода можно назвать вскрытие живого человека. У подопытных под наркозом или под местной анестезией постепенно извлекали все жизненно важные органы, один за другим, начиная с брюшины и грудной клетки и заканчивая головным мозгом. Ещё живые органы, называемые «препаратами», уходили на дальнейшие исследования в разные отделы отряда.

Изучались пределы выносливости человеческого организма в определённых условиях — например, на больших высотах или при низкой температуре. Для этого людей помещали в барокамеры, фиксируя на киноплёнку агонию, обмораживали конечности и наблюдали наступление гангрены. Если заключённый, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных опытов, которые продолжались до тех пор, пока не наступала смерть. «Опытные образцы» никогда не покидали лаборатории живыми.

Аналогичной деятельностью применительно к домашним животным и сельскохозяйственным культурам занимался и «Отряд 100». Также на «Отряд 100» возлагались задачи по производству бактериологического оружия и проведению диверсионных мероприятий.

Основная база «отряда 100» находилась в 10 километрах южнее Синьцзина в местечке Мэнцзятунь. «Отряд 100» был несколько меньше «Отряда 731», штат его сотрудников насчитывал 800 человек.

Деятельность «Отряда 731» расследовалась в ходе «Хабаровского процесса», который завершился осуждением ряда военнослужащих Квантунской армии, причастных к его созданию и работе, к различным срокам лишения свободы.

Позднее многие сотрудники этого отряда получили учёные степени и общественное признание, например Масадзи Китано. Многие переехали в США, например глава отряда Исии, где ценились за свои знания, приобретённые в отряде. Американские власти не призвали этих преступников к ответу, потому что, как указывается в книге Моримуры, информация о японских экспериментах в области бактериологического оружия представляла большую ценность для американской программы по его разработке.

По воспоминаниям сотрудников «Отряда 731», всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около трёх тысяч человек. По другим данным погибло 10 000 человек.

По единогласному признанию бывших служащих отряда, национальный состав заключенных был таким: почти 70 процентов — китайцы, 30 процентов — русские, немного корейцев и монголов. Возраст в подавляющем большинстве — от 20 до 30 лет, максимум 40 лет.

В 1978 году на территории центра был создан музей, экспозиция которого размещается в бывшем здании штаба «Отряда 731». Если в начале своей деятельности музей не был очень посещаем (всего 700 — 800 посетителей в год), то в последнее время отмечено значительное повышение интереса к этой скорбной странице истории. В последние годы в Пинфан приезжает ежегодно более десяти тысяч человек, среди которых много японских туристов.

Преступления и наказание японских врачей

Харбин - Хабаровск. В конце декабря 1949 года партийное начальство велело распространить по комсомольским организациям и трудовым коллективам билеты на показательный процесс. Двенадцать японских врачей и военных чиновников, проводившие исследования в секретном отряде 731 недалеко от Харбина, обвинялись в создании бактериологического и химического оружия и экспериментах на живых людях.

Харбин - Хабаровск. В конце декабря 1949 года партийное начальство велело распространить по комсомольским организациям и трудовым коллективам билеты на показательный процесс. Двенадцать японских врачей и военных чиновников, проводившие исследования в секретном отряде 731 недалеко от Харбина, обвинялись в создании бактериологического и химического оружия и экспериментах на живых людях.

Врачи убивали. Ради науки?

Заседания начались согласно заведенному порядку, публика тихо сидела в партере и на балконах хабаровского Дома офицеров Советской армии. Но извращенность преступлений потрясла слушателей. Выпускники лучших медицинских университетов Японии заражали свои жертвы тифом, сибирской язвой, холерой и бубонной чумой, затем распространяя эти болезни по китайским деревням. Трехдневного младенца искололи иглами и опустили в ледяную воду. Вскрывали живых людей без анестезии. Надрывающихся от крика женщин разрезали, чтобы посмотреть на их репродуктивные органы.

“В первый день в городе все было тихо, - вспоминает 83-летний Георгий Пермяков, который был главным переводчиком на этом трибунале. Он и сейчас живет в Хабаровске. - Но каждый день было по два заседания, утреннее и вечернее, и когда присутствующие на первом заседании вышли, они начали рассказывать об услышанном. Вечером уже весь город говорил об этом”.

К началу второго дня толпа негодующих горожан окружила здание. Партийные лидеры, пользуясь возможностью “показать кровавую сущность японского милитаризма”, включили на улице громкоговорители. Люди узнали новые подробности о врачах, называвших свои жертвы “бревнами”, и о кошмарных экспериментах: инъекции в организм крови животных, заражение сифилисом, подвешивание вниз головой до тех пор, пока человек не умрет, удаление желудка и пришивание пищевода к кишкам, ампутация рук и пришивание их с обратной стороны. Около 10 тысяч человек погибли в 26 известных японских фабриках смерти в Китае, в других оккупированных странах и даже в самой Японии. Полевые испытания, проведенные отрядом 731 и другими бактериологическими и химическими лабораториями в Китае, стоили жизни 250 тысячам человек.

Хабаровчане с трудом сдерживали возмущение. “В зале были истерики, люди плакали и кричали, когда им рассказывали об этих вещах”, - вспоминает Георгий Георгиевич.

Этот суд над военными преступниками ХХ века, занявший всего пять дней, сейчас практически забыт. Он состоялся вслед за 10-месячным трибуналом в Нюрнберге и двухлетним дальневосточным трибуналом по военным преступлениям, состоявшимся в Токио. Но помнить об этом суде необходимо, ибо он проливает свет на не зажившую до сих пор рану, которая гноится, омрачая международные отношения в Азии. Возмущение поведением японцев и по сей день выплескивается у народов Кореи, Китая, Филиппин и других оккупированных во время второй мировой войны стран. Никому из них Япония не заплатила репараций и не принесла удовлетворительных извинений. И в апреле 2001 года, когда потомки жертв военных преступлений подали в суд на японское правительство с требованием выплатить компенсации, министерство образования этой страны выпустило книгу, сглаживая вину имперской армии в военных преступлениях.

“Трудно переоценить важность хабаровского процесса, который был третьим после Нюрнберга и Токио и был посвящен преступлениям против человечества”, - сказал Владислав Богач, директор Хабаровского научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии, автор книги “Оружие вне закона”.

Как похищали людей

Япония начала разрабатывать программу подготовки к бактериологической войне в 30-е годы, когда военный врач Исии Сиро вернулся из Европы, где он собирал информацию о соответствующих разработках. Император Хирохито подписал указ о создании отряда 731 в оккупированной Маньчжурии, в 20 километрах от Харбина, в деревне Пингфан.

Сама база, которая официально именовалась “часть по предотвращению эпидемий и снабжению водой”, а также ее настоящее предназначение были совершенно секретными. Но советское консульство в Харбине очень быстро сообразило, что там происходит нечто странное, вспоминает Георгий Пермяков, работавший в консульстве во время войны. Внезапно в Пингфан была проложена дорога и туда начали ездить высокопоставленные офицеры. Черные “воронки” понеслись в этом направлении через Харбин, и прохожие слышали, как заключенные колотили в стены и звали на помощь. Наши разведчики, не замеченные японцами, стали запускать надутые водородом прозрачные шары. Крохотные камеры, подвешенные к шарам, тайно фотографировали базу вдоль и поперек.

Как и многие города, пережившие в середине ХХ века конвульсии массового уничтожения людей, Харбин сохранил очень мало намеков на творившиеся вокруг него ужасы. Это современный город с населением в 2,5 миллиона жителей, с остатками русской архитектуры и куполами православных церквей, которые теряются среди китайских небоскребов. Бывший отряд 731 находится в индустриальном парке, в южном пригороде Харбина. Там больше нет зданий времен второй мировой войны, повсюду видны фабрики и заводы, покрытые белой керамической плиткой. Есть только маленький музей, в котором манекены-врачи в халатах, измазанных розовой краской, разрезают тела своих жертв и замораживают им конечности.

Выживших на этой базе не было. У отряда 731 было постоянное пополнение “подопытных кроликов” - бойцы отрядов сопротивления, дети, которые из любопытства слишком близко подходили к лагерю, монголы, китайцы, русские - любой неяпонец был потенциальной жертвой.

Харбинцы не забыли

Недалеко от харбинского музея еще сохранилась бетонная стена бойлерной отряда 731. В тени этой стены стоит домик, где живет в данный момент безработный Жао Даобин.

“Люди до сих пор находят фрагменты японской керамики и приносят их в музей, - говорит он. - Я нашел какой-то сосуд в земле и хотел выкопать его. Но соседи сказали, чтобы я его не трогал, потому что в нем может быть чума. Мы ужасно боимся чумы. В прошлом году правительство даже закупило какой-то порошок и послало рабочих посыпать землю, чтобы убить микробы”.

Родной дядя Жао, Жанг Гуангхи, которому сейчас 76 лет, выражает типичное отношение старого поколения китайцев к японцам. Он живет в узком грязном тупике старого квартала Харбина и передвигается с большим трудом. Он хорошо помнит, как его забрали на работу к японцам. Каждый день, уходя из дома, он предупреждал родных, что может не вернуться.

“Они похищали людей тайно и приводили в лаборатории, - вспоминает Жанг. - Местные жители пребывали в страхе, что их похитят. Выходя на улицу, я каждый раз останавливался и думал, далеко ли японцы. Я знал людей, которые жили прямо напротив моего дома, когда японцы их захватили, они так и не вернулись обратно. И никто ничего не узнал о них, - дрожа от гнева, он продолжает: - Если бы я сейчас увидел японца на улице и если бы я был молод, я бы убил его”.

Когда война закончилась, Советская армия, пройдя Маньчжурию, вернулась с 500 тысячами японских военнопленных, включая тех, кто работал в отряде 731. Пока Советский Союз определял их дальнейшую судьбу, американский генерал Дуглас Макартур тайно предоставил иммунитет не попавшим в советский плен врачам в обмен на результаты исследований биологического оружия. Получив свидетельства о том, что американские пилоты тоже были жертвами кошмарных экспериментов, Макартур скрыл эту информацию.

Казнить нельзя помиловать

Сталин, узнав о зверствах в Харбине, был в ярости. Он приказал провести свой собственный трибунал. 25 декабря 1949 года начался суд над врачами отряда 731, и согласно приказу он должен был закончиться до конца года, до восстановления смертной казни в Советском Союзе. Очевидно, Сталин боялся, что Япония расправится с советскими военнопленными, если в Хабаровске будут казнены ее военные врачи.

Тем не менее трибунал “совсем не подходил под сталинскую модель показательных судов”, говорит Шелдон Харрис, американский автор книги “Фабрики смерти: японская биологическая война 1932-45”.

“Было странно, что трибунал проходил в Хабаровске, а не в Москве или Ленинграде, - считает Харрис. - Тем не менее показания свидетелей, представленные на нем, довольно точно соответствовали фактам. Сам этот трибунал был дискредитирован в США и других странах из-за ранее сфабрикованных процессов-шоу в СССР. Однако американский госдепартамент и люди Макартура были в панике, боясь, что на трибунале всплывут факты использования американских военнопленных в качестве подопытных кроликов”.

В Японии некоторые утверждают, что в сталинском трибунале из подсудимых вырвали признание силой. Но Владислав Богач, автор книги “Оружие вне закона”, говорит, что хабаровские судьи проявили удивительное внимание к медицинской стороне дела. Сам он интересовался трибуналом будучи студентом-медиком у преподавателя, которая была на нем экспертом. В одной из статей Богач пишет: “Бывшие сотрудники отряда 731 утверждали, что они занимались изготовлением вакцин и других профилактических препаратов. Однако в результате тщательной и длительной работы эксперты доказали, что в отряде 731 и других подразделениях за один производственный цикл выращивалось до 300 кг возбудителя чумы, 800-900 кг возбудителя брюшного тифа… около 1 тонны холерных вибрионов. Эксперты показали, что в одном из филиалов отряда в г. Хайларе летом 1945 года одновременно содержалось около 13 тысяч крыс. Производственная мощность этих инкубаторов позволила на протяжении 3-4 месяцев получать 45 кг инфицированных блох. И грызуны, и насекомые, да и бактерии использовались в качестве биологического оружия”.

Чего боялись самураи?

Несколько западных и японских газет, среди которых “Нью-Йорк таймс” и “Асахи симбун”, пытались получить разрешение приехать в Хабаровск, вспоминает Георгий Пермяков. Но Сталин, зная о негативных статьях зарубежной прессы о процессах 38-го года, ответил отказом. А жаль. Советские газеты, отражавшие ксенофобию вождя и не позволявшие гражданам иметь свое мнение, гротескно лишали подсудимых человеческого облика.

“Тихоокеанская звезда” писала 27 декабря: “Сидя за высоким барьером, подсудимые искоса поглядывают в переполненный зал, трусливо отводят глаза, зябко поеживаются. Хваленой самурайской выдержки хватает ненадолго: до первого обвинительного заключения”.

Автор статьи переполняется сарказмом, когда подсудимые выражают раскаяние: “Обвиняемый Карасава Тониго теперь лепечет, что он считает свою деятельность плохим делом (поскольку для него это явно плохо кончится). Ямада Отозоо хочет, чтобы его поняли так, будто он раскаялся в злодеяниях. Ниси Тосихидэ эксперименты над людьми объявляет бесчеловечными. Вероятно, и спесивый самурай Сато Сюндзи, взглядом злобного хорька озирающий зал, тоже не прочь объявить о своей любви к человечеству. Но это уже никого не обманет”.

Несмотря на напыщенный стиль, в статье можно увидеть сцены реальных трагедий отряда 731. “Свидетель Хотта рассказал о бунте заключенных в тюрьме отряда 731, которые не смогли перенести изуверских пыток, пытались бежать, но были расстреляны… Свидетель Хатаки сказал: “На моих глазах жандарм Мизуно застрелил одного подопытного русского после того, как русский был доведен до изнеможения опытами”.

По окончании трибунала “Суворовский натиск” дал волю эмоциям. К сожалению, используемые им клише сильно обесценились за три десятилетия атак на “врагов народа”. “С чувством гнева, отвращения и гадливости присутствующие в зале заседаний суда смотрят на подсудимых. Иного чувства и не может быть у честных людей… Военный трибунал судит не людей, а извергов, злодеев, для полной характеристики которых нет еще слов в человеческом языке… Огромной воли стоит сдерживать возмущение, которое овладевает советским человеком в зале заседаний”.

Свобода в наказание

В отличие от трибуналов в Нюрнберге и Токио, на которых высокопоставленные немецкие и японские начальники были приговорены к повешению или пожизненному заключению, хабаровский процесс завершился на менее определенной ноте. Один подсудимый из отряда 731 получил два года, другой три, а большинство было осуждено на срок от 20 до 25 лет. Спустя несколько лет один из них в тюрьме покончил жизнь самоубийством. Остальных тихонько отправили в Японию и освободили в 1956 году.

Большинство военных преступников из отряда 731 сделали карьеры и стали в Японии уважаемыми людьми. Подполковник Рёичи Наито, военный врач, стал основателем Всеяпонского банка крови, предшественника Зеленого Креста. Генерал Исии Сиро, который избежал пленения Советской армией и никогда не был судим, спокойно дожил до своей смерти от рака горла в 1959 году. Жителям Хабаровска никто не сообщил о том, что японцев освободили.

Многие западные историки критиковали Советский Союз за мягкие приговоры. Зачем вообще нужно было затевать этот трибунал, если подсудимые так легко отделались?

Объяснение, возможно, состоит в смене режимов в Советском Союзе. После смерти Сталина Хрущев в середине 50-х годов начал освобождать миллионы заключенных. Но историк Харрис считает, что СССР, возможно, и сам заключил какие-то закулисные сделки с преступниками. “Я думаю, что Советы сделали такой же шаг, что и американцы: информация в обмен на очень мягкие приговоры”, - говорит он.

Тем не менее хабаровский процесс прошел не напрасно. Свидетельства, собранные во время него, теперь пригодились потомкам жертв, которые судятся с японским правительством, требуя компенсации, сказал Кацухико Ямадо, исполнительный секретарь токийского “Общества по поддержке требований китайцев - жертв военных преступлений”.

“Мы, японские граждане, поддерживаем тех, кто пострадал во время войны, так как мы полностью признаем тот факт, что японская армия в прошлом вторглась на территорию Китая, - говорит Кацухико. - Поддерживая пострадавших, я надеюсь, мы осознаем важность мира… Япония должна признать свой акт агрессии против азиатских стран и взять на себя ответственность за выплату компенсаций жертвам”.

Тем не менее перед лицом правого меньшинства и в основном равнодушного ко всему большинства активисты общества признают, что им предстоит большая работа по изменению общественного мнения в Японии в отношении к войне.

Но люди помнят. Жанг Бо, 40-летний харбинский шофер, говорит, что привозит сюда группы неожиданных посетителей из Харбина: “Японские туристы очень часто приезжают сюда. Старые японцы падают на колени и молятся. А молодые, судя по выражению лиц после посещения музея, думают, что все это очень забавно...”

Автор: Расселл УОРКИНГ, Нонна ЧЕРНЯКОВА, специально для "В"

"Боги" из Квантунской армии / / Независимая газета

Синтоистский храм Ясукуни напоминает соседям Японии об ужасах Второй мировой войны

Почитание ценностей милитаристского культа ведет японских политиков к конфликту с соседними странами. Фото Reuters

Капитулировавшую 72 года назад Квантунскую армию почтили на высшем уровне в Стране восходящего солнца. Около 60 депутатов, в основном члены правящей в Японии Либерально-демократической партии, в начале декабря с.г. посетили синтоистский храм Ясукуни в токийском квартале Куданкита. Политики совершили там обряд секонсай – ритуальное подношение душам погибших японских военных, которые в рамках культа Ясукуни почитаются как божества. В числе этих божеств  японские военные и политики времен Второй мировой войны, признанные международным сообществом военными преступниками. На стенах Ясукуни высечены имена всех 14 фигурантов Токийского трибунала 1946 года, включая казненных на виселице японских премьеров Коки Хироту и Хидэки Тодзе.

25 декабря с.г. исполняется 69 лет Хабаровскому трибуналу над генералами Квантунской армии, попавшими в cоветский плен в 1945 году. В числе инкриминированных японцам преступлений было соучастие в разработке и испытании на живых людях бактериологического и химического оружия, которое Япония намеревалась массово пустить в ход в Китае, Монголии и на советском Дальнем Востоке. В подчиненных командованию Квантунской армии лабораториях-концлагерях, расположенных в Манчжурии, на пленных китайцах, монголах, русских пробовались искусственно выведенные штаммы чумы, холеры, тифа, сибирской язвы, газовой гангрены.

Для стран, соседей Японии, каждое паломничество политиков в храм Ясукуни сопровождается шоком и массовым недовольством. Но для Страны восходящего солнца это более чем нормальная традиция. Значительная часть японцев уверена, что милитаристы прошлого уже получили наказание, а после смерти их души вошли в небесное воинство, которое хранит Японию на все времена. Главнокомандующий армии небесных хранителей Японии император Дзимму Тенно (660–585 годы до н.э.), по преданию, ниспосланный с неба богиней Аматэрасу. Таким образом, в пантеоне Ясукуни солдаты из Квантунской армии слились в одном почетном ряду с воителями древнейших лет существования империи.

Ясукуни (в переводе – «храм мира в стране») был создан в 1869 году по указу императора Мэйдзи как место поклонения душам японцев, погибших на полях сражений за свою страну и своего микадо (ныне неиспользуемый древний титул японских монархов). Ближе к концу XIX века в близких к императорскому двору военно-аристократических кругах стало популярным реформаторское течение синтоизма «хирата-синто», возводящее каждого убитого на войне японца в ранг ками – синтоистского божества. Родоначальник «хирата-синто» Хирата Ацутанэ считал, что все, кто погиб, защищая Японию от врагов, одним фактом своей смерти очищены навсегда от кагарэ – ритуальной нечистоты, и превратились в богов – защитников всех японцев. Идеи Хираты в период революции Мэйдзи стали мощным оружием в руках синтоистов-монархистов в борьбе против буддистов – сторонников сёгуната. «Синтоистский Лютер» Хирата в пику буддистам и значительной части тогдашних синтоистов провозглашал: человек имеет индивидуальную бессмертную душу, которая в потустороннем мире не только сохраняется в первозданном виде, но при исполнении человеком при жизни исключительных заслуг может трансформироваться в божественную сущность. Современники Хираты считали, что идею бессмертия и святости человеческой души мыслитель взял из китайского перевода запрещенной тогда в Японии Библии.

«Хирата-синто» стало стержнем так называемого государственного синто - религии, которая управляется не жреческой кастой, а правительством Японии. Если точнее, государственное синто в конце XIX века перестало быть религией в чистом виде. Правительство специально указывало, что «путь богов» – это не религия, а суть жизненного уклада каждого японца, наряду с государственной идеологией кокутай. Сложившееся примерно в одно время с «хирата-синто» учение кокутай («тело нации») обозначало Японию как отличную от всех остальных стран мира божественную державу, которой управляют микадо, потомки богов. Отсюда якобы следует, что все японцы по факту своего рождения превосходят любую нацию, поскольку каждый подданный микадо – тоже отчасти бог. Символом религии, ставшей, по сути, родственной нацизму и фашизму ультраправой идеологией, стал храм Ясукуни.

К началу Второй мировой войны организовать свой маленький Ясукуни почитало за честь каждое крупное подразделение армии микадо Хирохито, задействованное на фронте. Такой храм, «комната усопших», был в «отряде 731», военно-медицинском подразделении Квантунской армии в 20 км от Харбина, где на «расово неполноценных» китайцах, монголах, русских в промышленных масштабах испытывалось создаваемое японцами оружие массового уничтожения. В «комнате усопших» воздавали по синтоистскому ритуалу божественные почести сотрудникам, которые умерли на службе: к примеру, отравились насмерть при лабораторных опытах. Командующий отрядом генерал Исии Сиро сочетал свой садизм с фанатичной приверженностью синтоизму. Следуя государственному синто, генералу подчинялись беспрекословно – как самому императору. В отряде на узниках проводили опыты с перепадом давления на больших высотах, обморожением, выживанием человека в ледяной воде и т.д. Все это служило для японской авиации, в частности, для подготовки камикадзе. На территории Ясукуни стоит памятник камикадзе, души ставших «божественным ветром» пилотов возведены в ранг божеств.

Такая сакрализация вызывает в Китае, в обеих Кореях и в других соседних с Японией странах опасение, что японский истеблишмент в храме Ясукуни воздает божественные почести и «отряду 731». В отличие от своего главнокомандования и многих товарищей по оружию, Исии Сиро и его подчиненные в Японии военными преступниками не считаются. Все обвинения были сняты в 1946 году, когда Исии передал американцам научную базу отряда в обмен на иммунитет от уголовного преследования. Несмотря на выявленные Хабаровским трибуналом доказательства преступлений «кухни дьявола», Япония и США отказали Советскому Союзу в выдаче Исии и его подручных.

«Все это так, но обожествлять «отряд 731» никому в нынешней Японии не придет в голову, – сказал «НГР» руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. – Нет свидетельств, как погибли личности из этого отряда, нет их имен. Это слишком одиозно: приравнивать к погибшим на полях сражений разработчиков оружия, входящего в противоречие со всеми нормами международного права. Ни один, даже самый правый нынешний японский политик не поклонится душам тех, кто называл умерщвляемых китайцев, монголов, русских японским словом «маруто» – «бревно».

Однако, говорит эксперт, то, что в Ясукуни воздают секонсай 14 военным преступникам, семеро из которых были повешены в 1946 году, это уже огромная проблема для всех соседей Японии. «Японские политики посещают Ясукуни каждый год 15 августа – в день капитуляции Японии во Второй мировой войне. Для китайцев или корейцев это означает готовность Токио вот-вот начать пересмотр итогов Второй мировой войны», – напоминает Кистанов. По словам эксперта, такие попытки предпринимала ушедшая в отставку в июле с.г. с поста министра обороны Японии Томоми Инада: «Госпожа Инада юрист, сделала себе имя на судебной защите японских милитаристов от исков со стороны антивоенно настроенных японцев. Она пытается доказать, что со стороны Японии в годы войны не было агрессии по отношению к соседям, что проблема «женщин для утешения» – насильственно согнанных в японские военные бордели китаянок и кореянок, полностью надумана. Но Инада не выступает против опеки Запада над японской внешней политикой и обороной, и это самое главное для правящего кабинета Синдзо Абэ».

«Но сам Абэ в этом году не посетил Ясукуни, – подчеркнул Кистанов. – Когда он это сделал в 2013 году официально как премьер, в мире поднялось такое возмущение, что он вообще перестал туда ходить. Он передает туда как частное лицо только ритуальные деревца бонсай». По словам эксперта, идея героизации милитаристского прошлого непопулярна в широких массах японского общества: «В 1970 году, когда вдохновленный реваншистским духом писатель Юкио Мисима призвал военных совершить направленный против Запада государственный переворот, он добился лишь того, что в отчаянии совершил сэппуку – ритуальное самоубийство. Японцы не променяют свой статус страны с общечеловеческими ценностями на псевдосинтоистскую милитаризацию в духе 30-х годов. Глубоко укорененный в сознании японцев синтоизм сегодня мирно сосуществует с буддизмом, даже с христианством и исламом. Скажем, похороны японец проводит по-синтоистски, свадьбы – уже как буддист. Синто после Второй мировой войны лишилась государственного статуса, император теперь уже не почитается как божество».

«Но после 2021 года, когда Абэ оставит пост премьера, никто не гарантирует, что в Японии не пойдет тенденция к крену в реваншизм, – резюмирует Кистанов. – До 2006 года премьером от правящей Либерально-демократической партии был ярый националист Дзюнтъиро Коидзуми. Он, подчеркивая свои убеждения, постоянно ходил в храм Ясукуни как премьер. Это настолько ухудшило отношения Японии с Китаем, что в 2005 году в Китае были японские погромы».    n

Комментарии для элемента не найдены.

Китайский крестьянин написал роман на тему "Отряда 731"_Russian.news.cn

Харбин, 3 августа /Синьхуа/ -- Крестьянин из провинции Хэйлунцзян /Северо-Восточный Китай/ написал роман на основе рассказов свидетелей, которые принудительно трудились в печально известном японском "Отряде 731".

64-летний Цзюй Биннань потратил шесть лет на написание романа "Хэйбао" /"Черная крепость", бывшее название "Отряда 731" до 1942 г./, который насчитывает около 800 тыс иероглифов.

"Отряд 731", созданный в 1935 году в пригороде Харбина, был секретным военным медицинским отрядом японской армии, который занимался разработкой биологического оружия и проводил жестокие опыты над живыми людьми.

Цзюй Биннань подарил свои книги администрации района Пинфан, где находятся развалины бывшей лаборатории, по случаю 70-летия победы во Второй мировой войне.

Цзюй Биннань, окончивший лишь среднюю школу, родился в селе Пинлэ, расположенном совсем рядом с этими развалинами. С детства он часто слышал, как односельчане рассказывали о том, как их принуждали работать в "Отряде 731".

"В 1972 году я закончил среднюю школу и начал осознавать важность сохранения их воспоминаний в письменном виде", -- сказал Цзюй Биннань.

К 2009 году он опросил более 100 подневольных работников из более 30 сел. Эти люди стали прототипами персонажей его романа.

"Мы -- главные свидетели зверств японских захватчиков", -- сказал 87-летний Мэй Шисюе, единственный ныне живущий из опрошенных Цзюй Биннанем человек.

Отступающий японский "Отряд 731" взорвал секретную базу, когда красная армия Советского союза взяла Харбин в 1945 году.

Жертвами бактериологических экспериментов стали тысячи человек, среди них были не только китайцы, но и советские граждане, монголы, корейцы. -0-

Иная Япония

впечатлительным
НЕ рекомендуется

Все мы привыкли видеть эту страну как страну-загадку, страну-сказку, там обитают маленькие смешные человечки и пользуются высокотехнологичными устройствами. Фудзияма, сакура, сад камней, хокку, синто, аниме – такие ассоциации возникают у обывателя, когда он слышит «Япония». Многие не останавливаются и продолжают ассоциативный ряд: Хиросима, ядерная бомба, трагедия, траур.
Вот, собственно, Хиросима. В Японии она считается собственным маленьким холокостиком(с большой буквы никак нельзя, поскольку Холокост один и другого такого быть не может, по «понятным причинам») и не только в Японии, тема ядерных бомбардировок довольно популярна и поныне, почему раскручивается до сих пор, «чтоб все знали, что мы пережили тогда». Сразу же всплывают из памяти кадры: чувственные японцы пускают по воде разноцветные фонарики в память о жертвах.
Интеллигентные люди также вспоминают про девочку, которая не сумела сделать тысячу бумажных журавлей и умерла от рака. Сегодня, в угоду политкорректности, японцев методично учат прощать американцев, но при этом вдалбливают и вдалбливают, что из-за поражения в войне они потеряли Курильские острова. Даже в хиросимском музее указано, что "после атомной бомбардировки Сталин вероломно напал на Японию, в результате чего были отторгнуты законные японские территории". Факт того, что бомбу «скинул» именно Трумэн не то, чтобы замалчивается, просто на этом всё реже и реже акцентируется внимание рядовых японцев, что несомненно даёт некоторые плоды: 25% японских школьников считают, что атомную бомбу на их страну сбросил Советский Союз. Ну а как Вы хотели, за членство в элитном клубе «Золотой миллиард» надо платить некоторые членские взносы.
Я нисколько не виню Гарри Трумэна, за то, что он сделал, ибо действительно того требовала ситуация, как ни цинично бы это не звучало. Более того, в своем Потсдамском дневнике он писал:

«Мы разработали самое ужасное оружие в истории человечества… Это оружие будет применено против Японии… так, чтобы военные объекты, солдаты и моряки были целями, а не женщины и дети. Даже если японцы дикие — беспощадны, жестоки и фанатичны, то мы как руководители мира для общего блага не можем сбросить эту ужасную бомбу ни на старую, ни на новую столицу».
Многие сейчас думают, что Япония стала невинной жертвой империалистической политики США, мол, американцы хотели показать что у них есть, а Япония была лишь «удобным полигоном для испытаний». Однако это не совсем так. Даже совсем не так относительно того, что Япония была невинной жертвой. И я вам сейчас постараюсь это доказать.

Начнём издалека. Об этой чудной стране мы, европейцы, узнали в начале XVII века, тогда же началась торговля и экспансия европейской культуры. В середине XIX века американцы (да и европейцы) косвенно повлияли на начало так называемой Реставрации Мэйдзи(в переводе - «просвещённое правительство»), которая привела к серьёзным изменениям в социальной и политической структурах. В частности у Японии появилась нормальная армия, а не средневековые военные дружины, которые хоть и могли перерезать добрую сотню европейских солдат, но были беспомощны против «волшебных» пуль. Основной для создания вооруженных сил послужила армия наполеоновской Франции, а образцом для флота стал, небезосновательно, британский флот. Правда после поражения Франции в войне с Германией в 1870–1871 гг. японцы быстро реорганизовали армию на новый манер, и за основу была принята армия Пруссии.
Собственно, дальше у них была «проба пера», а именно японо-китайская война и русско-японская. Дальше –участие в Первой Мировой. Важно помнить, что в это время Япония как государство активно желала признания себя как такового на мировой политической сцене. Мол, мы ребята неместные, до конца здесь не освоились, но ничего – будем играть по вашим правилам, т.е. по европейским. Этим, например, объясняется их довольно таки мягкое отношение к русским военнопленным в русско-японской войне. Известно, что никаких жалоб на дурное обращение японцев с русскими в лагерях, где содержались десятки тысяч русских солдат и моряков, взятых в плен в 1904-1905 гг. , не существовало.
Ситуация сильно изменилась после Первой Мировой Войны. Державы Антанты постарались ограничить военную мощь Японии с помощью различных военных договоров (например, численность японского флота не могла составлять более 60% от численности американского, а строительство новых кораблей было заморожено на 10 лет). Это сильно покоробило японских политиков, и послевоенная Япония с утроенной активностью приступила к военному строительству. Широкомасштабный мировой экономический кризис подогрел шовинистические настроения (ну прям как Версальский мир в Германии тех лет) и стремление наиболее воинственной части японского офицерства решить свои проблемы за счет внешних экспансий. Сразу же усилилось влияние генералитета армии и флота, а это были потомки из династий самураев, которые сильно обнищали в ходе реформ армии и иррациональную злобу они копили довольно давно. Примерно с этого момента начинается довольно тёмная страница истории Японии. История жестокости.

Дальний восток

Начинается она, пожалуй, с экспансии на Дальнем Востоке (впрочем корейцев и китайцев они ненавидели уже давно – хорошо знали). Вот отрывок из книги Валентина Пикуля «Каторга»:

Трагедия острова определилась. На гиляцких лодках, пешком или на вьючных лошадях, неся на себе детишек, через горы и непролазные болота в Александровск стали выбираться беженцы с Южного Сахалина, и поначалу никто не хотел верить их чудовищным рассказам о самурайских зверствах:
- Они всех убивают. От них даже малым ребятам нет пощады. И ведь какие нехристи! Сначала конфетку даст, по головке погладит, а потом... потом головой об стенку. Мы все бросили, что наживали, только бы живыми остаться...
Беженцы говорили правду. Когда раньше в окрестностях Порт-Артура или Мукдена находили тела русских воинов, изувеченных пытками, японцы говорили, что это дело рук хунхузов китайской императрицы Цыси. Но на Сахалине никогда не было хунхузов, теперь жители острова увидели подлинный облик самурая. Именно здесь, на русской земле, японцы решили беречь патроны: военных или дружинников, попавших в плен, они пронзали винтовочными тесаками, а местным жителям отрубали головы саблями, как палачи. По словам ссыльного политкаторжанина Кукуниана, только в первые дни нашествия они обезглавили две тысячи крестьян.
Вот теперь мы видим истинный облик японских самураев.
Более того, в японской исторической литературе подробное освещение получила учиненная интервентами в Приамурье в деревнях Мажаново и Сохатино массовая кровавая расправа с жителями этих деревень, поднявшими мятеж против своих угнетателей. Прибывший в эти деревни 11 января 1919 года карательный отряд по приказу своего командира — капитана Маэда расстрелял всех находившихся в этих деревнях жителей, включая женщин и детей, а сами деревни были сожжены дотла. Признавало впоследствии без всякого стеснения этот факт и само командование японской армии. В марте 1919 года командующий 12 бригадой японской оккупационной армии в Приамурье генерал-майор Сиро Ямада издал приказ об уничтожении всех тех сел и деревень, жители которых поддерживали связь с партизанами. А о том, что творили в этих деревнях и селах в ходе чистки японские оккупанты, можно судить по приведенным ниже сведениям о зверствах японских карателей в селе Ивановке. Село это, как сообщается в японских источниках, было неожиданно для его жителей окружено японскими карателями 22 марта 1919 года. Сначала японская артиллерия обрушила на село шквальный огонь, в результате чего в ряде домов начались пожары. Затем, на улицы, где метались с плачем и криками женщины и дети, ворвались японские солдаты. Сначала каратели выискивали мужчин и там же на улицах расстреливали их или закалывали штыками. А далее оставшиеся живыми были заперты в нескольких амбарах и сараях и сожжены заживо. Как показало проведенное впоследствии расследование, после этой резни было опознано и захоронено в могилах 216 жителей села, но кроме этого большое число обуглившихся в огне пожаров трупов так и осталось неопознанными. Сгорело дотла в общей сложности 130 домов. Ссылаясь на изданную под редакцией Генерального штаба Японии «Историю экспедиции в Сибири в 1917-1922 годах» японский исследователь Тэруюки Хара писал по тому же поводу следующее: «из всех случаев «полной ликвидации деревень» наиболее крупным по своим масштабам и наиболее жестоким стало сожжение деревни Ивановки. В официальной истории об этом сожжении пишется, что это было точное исполнение приказа командира бригады Ямады, звучавшего так: «приказываю предельно последовательно наказать эту деревню».
Рубить головы мечами и закалывать штыками, как мы впоследствии увидим, главная национальная забава японских солдат. Однако, в полной мере японцы «оттянулись» на китайцах, корейцах и филиппинцах.

Нанкин

В декабре 1937 г. пала столица гоминьдановского Китая - Нанкин. «И тут началось». Японские солдаты начали практиковать свою популярную политику «трех дочиста» - «выжигай дочиста», «убивай всех дочиста», «грабь дочиста».
Японцы начали с того, что вывезли из города и закололи штыками 20 тыс. мужчин призывного возраста, чтобы те в будущем «не могли поднять оружие против Японии». Затем оккупанты перешли к уничтожению женщин, стариков, детей. Обезумевшие самураи завершали секс убийством, выдавливали глаза и вырывали у еще живых людей сердца. Свидетели рассказывают, что сексуальный экстаз завоевателей был так велик, что они насиловали всех женщин подряд, невзирая на их возраст, средь бела дня на оживленных улицах. Одновременно отцов заставляли насиловать дочерей, а сыновей - матерей.
Китаянка Ли Сиуинг была в то время 19-летней девочкой. Она чудом выжала после того, как в Нанкине ее подняли на штыки и бросили умирать. В госпитале затем обнаружилось, что солдаты пропороли живот, убив находившегося в нем ребенка.

В декабре 1937 года японская газета, расписывавшая подвиги армии, с восторгом сообщила о доблестном состязании двух офицеров, поспоривших, кто первым зарубит своим мечем более сотни китайцев. Японцы, как потомственные дуэлянты запросили дополнительное время. Победил некий самурай Мукаи, зарезавший 106 человек. На счету его соперника оказалось на один труп меньше.
Один из японских ветеранов Аширо Ацума до сих пор содрогается от воспоминаний, когда он крошил китайцев как капусту. И сейчас Аширо каждый год ездит в Китай, чтобы вымаливать прощение у душ своих жертв. Но большинство ветеранов, которые найдутся среди родственников почти в каждой японской семье не собираются ни перед кем каяться за верную службу своему императору. Когда подразделение Ацумы покидало Нанкин, то выяснилось, что транспортное судно не может стать к берегу речной бухты. Ему мешали тысячи трупов, плывших по Янцзы. Ацума вспоминает:

- Нам оставалось использовать плавающие тела как понтон. Чтобы погрузится на корабль, пришлось идти по мертвецам.
К концу месяца было убито около 300 тыс. человек. Террор превышал всякое воображение. Даже немецкий консул в официальном докладе описывал поведение японских солдат как «зверское».
Хотя сразу после войны некоторых японских военных удалось судить за резню в Нанкине, начиная с семидесятых годов японская сторона ведет политику отрицания преступлений совершенных в Нанкине. А судить за отрицание такой «мелочи» нельзя, это вам не Холокост, опять же.

А вот и небольшая подборка фотографий из Нанкина тех дней. Для тех, кто "не знает подробностей" (кликабельно).

Операция “Сук Чинг”

После того, как 15 февраля 1942 г. японцы оккупировали британскую колонию Сингапур, оккупационные власти приняли решение выявить и ликвидировать “антияпонские элементы” китайской общины. Под это определение подпадали китайцы-участники обороны Малайского полуострова и Сингапура, бывшие служащие британской администрации и даже простые граждане, сделавшие в свое время пожертвования в фонд помощи Китаю. В расстрельные списки включались также люди, чья вина заключалась лишь в том, что они родились в Китае (нормальная ситуация для японцев, считающих себя властелинами мира). Эта операция получила в китайской литературе название “Сук Чинг” (с китайского как «ликвидация, чистка»). Через специальные фильтрационные пункты прошли все проживавшие в Сингапуре китайские мужчины в возрасте от восемнадцати до пятидесяти лет. Тех, кто, по мнению японцев, мог представлять угрозу, вывозили на грузовиках за пределы населенных пунктов и расстреливали из пулеметов.
Вскоре действие операции “Сук Чинг” было распространено на территорию Малайского полуострова. Там из-за нехватки людских ресурсов японские власти приняли решение не проводить дознаний (чего уж заморачиваться-то) и просто уничтожить все китайское население. Хорошо, что не успели, в начале марта проведение операции на полуострове было приостановлено, поскольку японцам пришлось перебрасывать войска на другие участки фронта.
Число погибших точно неизвестно, однако оценка снизу равняется примерно 50 000, она и прозвучала во время проведения послевоенных трибуналов.

Манила

В начале февраля 1945 г. для японского командования стало очевидно, что удержать Манилу не удастся. Штаб армии был перенесен севернее от столицы в город Багио, а японская армия приступила к методичному разрушению Манилы и уничтожению ее гражданского населения. План разрушения был разработан и одобрен в Токио, да-да, бумажки там подписали – японцы любят порядок.
В Маниле было убито несколько десятков тысяч мирных жителей: тысячи людей были расстреляны из пулеметов, а некоторых в целях экономии боеприпасов сожгли заживо, облив бензином.

Японцами были разрушены церкви и школы, больницы и жилые дома. 10 февраля 1945 г. ворвавшиеся в здание больницы Красного Креста солдаты устроили там бойню, не щадя врачей, медсестер, больных и даже детей. Та же участь постигла испанское консульство: около пятидесяти человек были сожжены заживо в здании дипломатической миссии и заколоты штыками в саду. Резня и разрушение происходили и в окрестностях Манилы, например, японцы полностью уничтожили пятитысячное население городка Каламба, а город сожгли. В монастырях и католических школах в массовом порядке уничтожали монахов и монахинь, школьников и учителей.
По самым осторожным оценкам, число погибших во время резни в Маниле гражданских лиц составляет более 100 000 человек.

Комфортные женщины

В ходе агрессивной войны в Азии японские милитаристы активно использовали «женщин для удовольствия» - сотни тысяч азиаток насилием и обманом удерживались при армейских подразделениях, их заставляли сопровождать японскую армию. Японские военнослужащие насиловали этих женщин, совершая бесчеловечные преступления перед ними.
Филиппинка Нариса Клаверия в интервью британскому телевидению вспомнила, как ее, 11 -летнюю, вместе с семьей схватили японцы. Отца привязали к дереву и штыками неспешно сдирали с него кожу, в то время как солдаты насиловали его жену – для усиления «эффекта». Нарису же пощадили (видимо попались, как это обычно бывает на войне – добрые люди) и отправили работать в солдатские казармы.
– Я и другие девочки уже не могли подниматься с постелей из-за болей, - говорит Париса. На нас нападали тучи японцев. Они насиловали кого и сколько хотели.

Также создавались стационарные бордели, ибо таскать их с собой стало для японцев довольно муторно, которые получили название "станции комфорта" (ну любят японцы во всём комфорт). Такие комфортные станции существовали с начала 30-х гг. в Манчжурии, Китае, позже в Бирме, Борнео, Гонконге, Индонезии, Корее, Малайзии, Новой Гвинее, Филиппинах, Сингапуре, Вьетнаме и Окинаве.
Первая станция была основана в Шанхае в 1932 г. Впоследствии комфортные станции стали называться "нигуичи", т.е. "29 к 1". Это была ежедневная пропорция обслуживания "комфортными женщинами" солдат в борделях на завоеванных территориях. Потом понятно голод усиливался и в административном порядке, любвеобильные японцы установили для "комфортных женщин" новый норматив в 40 мужиков в сутки (хотя бывали случаи, что доходило и до 60). Просто вдумайтесь в эту цифру!

Бактериологическая война и Отряд 731.

Официально заняв трон в 1926 году, император Хирохито выбрал для периода своего правления девиз «Сёва» («Эпоха просвещенного мира»). К слову сейчас японцы считают эту эпоху самой мрачной в их истории, и вы уже наверное поняли почему. Хирохито верил в силу науки: «Во имя религии погибло больше людей, чем по любой другой причине. Однако наука всегда была лучшим другом убийц. Наука может убить тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы людей за весьма короткий промежуток времени».
В 1935 году был основан, так называемый, «отряд 731» Квантунской армии – крупнейшее спецподразделение по разработке бактериологического оружия, созданное японцами в Китае. В течение 12 лет отряд разрабатывал бактериологическое оружие с использованием бактерий чумы, тифа, дизентерии, холеры, сибирской язвы, туберкулеза и др. и испытывал его на живых людях. «Подопытными объектами» стали более 5 тыс. военнопленных и мирных жителей. Ну, определение «подопытные» — это чисто наше, европейское. Японцы предпочитали использовать термин «брёвна». «Бревнами» офицеры и ученые подразделения называли тех, на ком испытывались смертоносные штаммы: китайских пленных, корейцев, американцев, австралийцев. Среди «бревен» было очень много наших соотечественников — белоэмигрантов, которые жили в Харбине.
В отряде были специальные клетки, куда запирали людей. Клетки были настолько маленькими, что пленники не могли пошевелиться. Их заражали какой-либо инфекцией, а затем днями наблюдали над изменениями состояния организма. Были и клетки больших размеров. Туда загоняли одновременно больных и здоровых, дабы отследить, насколько быстро болезнь передается от человека к человеку. Но каким бы образом его ни заражали, сколько бы ни наблюдали, конец был один — человека заживо препарировали, вытаскивая органы и наблюдая, как болезнь распространяется внутри. Людям сохраняли жизнь и не зашивали их целыми днями, дабы доктора могли наблюдать за процессом, не утруждая себя новым вскрытием.
Для императорских ВВС проводились эксперименты в барокамерах. «В вакуумную барокамеру поместили подопытного и стали постепенно откачивать воздух, — вспоминал один из стажеров отряда. — По мере того как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивалась, у него сначала вылезли глаза, потом лицо распухло до размеров большого мяча, кровеносные сосуды вздулись как змеи, а кишечник, как живой, стал выползать наружу. Наконец человек просто заживо взорвался». Так японские врачи определяли допустимый высотный потолок для своих летчиков.
Кроме того, для выяснения наиболее быстрого и эффективного способа лечить боевые ранения людей взрывали гранатами, расстреливали, сжигали из огнеметов…
Были и эксперименты просто для любопытства. У подопытных вырезали из живого тела отдельные органы; отрезали руки и ноги и пришивали назад, меняя местами правые и левые конечности; вливали в человеческое тело кровь лошадей или обезьян; ставили под мощнейшее рентгеновское излучение; оставляли без еды или без воды; ошпаривали различные части тела кипятком; тестировали на чувствительность к электротоку. Любопытные ученые заполняли легкие человека большим количеством дыма или газа, вводили в желудок живого человека гниющие куски ткани.
Один из примеров подобной «тренировки» описывается в книге «Кухня дьявола», написанной самым известным исследователем «отряда 731» Сэйити Моримурой:

«В 1943 году в секционную привели китайского мальчика. По словам сотрудников, он не был из числа “бревен”, его просто где-то похитили и привезли в отряд, но точно ничего известно не было. Мальчик разделся, как ему было приказано, и лег на стол спиной. Тотчас же на лицо ему наложили маску с хлороформом. Когда наркоз окончательно подействовал, все тело мальчика протерли спиртом. Один из опытных сотрудников группы Танабэ, стоявших вокруг стола, взял скальпель и приблизился к мальчику. Он вонзил скальпель в грудную клетку и сделал разрез в форме латинской буквы Y. Обнажилась белая жировая прослойка. В том месте, куда немедленно были наложены зажимы Кохера, вскипали пузырьки крови. Вскрытие заживо началось. Из тела мальчика сотрудники ловкими натренированными руками один за другим вынимали внутренние органы: желудок, печень, почки, поджелудочную железу, кишечник. Их разбирали и бросали в стоявшие здесь же ведра, а из ведер тотчас же перекладывали в наполненные формалином стеклянные сосуды, которые закрывались крышками. Вынутые органы в формалиновом растворе еще продолжали сокращаться. После того как были вынуты внутренние органы, нетронутой осталась только голова мальчика. Маленькая, коротко остриженная голова. Один из сотрудников группы Минато закрепил ее на операционном столе. Затем скальпелем сделал разрез от уха к носу. Когда кожа с головы была снята, в ход пошла пила. В черепе было сделано треугольное отверстие, обнажился мозг. Сотрудник отряда взял его рукой и быстрым движением опустил в сосуд с формалином. На операционном столе осталось нечто, напоминавшее тело мальчика, — опустошенный корпус и конечности».
Были и другие «отряды». Например, в 1939 году был сформирован подчиненный С. Исии «отряд Того 1644» в Нанкине, в октябре 1939 года – отряд «Бэйпин Цзя-ди 1855» и т.д.
В целом, с 1931 по 1945 г. японцы по крайней мере 16 раз в масштабном порядке применяли бактериологическое оружие – во время наступлений, отступлений, карательных походов, казней местного населения, уничтожения партизан, нападений на авиабазы и т.д. Использование бактерий холеры, сибирской язвы, паратифа, дизентерии, дифтерии, возвратной лихорадки и т. п. привело к гибели огромного количества китайского населения. По меньшей мере 270 тыс. человек (не считая китайских военнослужащих) погибли вследствие использования бактериологического оружия японскими фашистами. Нет точных сведений о бесчисленном количестве «косвенных» жертв – людей, погибших вследствие распыления бактерий после непосредственно бактериологической атаки.

Перл-Харбор

Многие ветераны второй мировой войны из США и Великобритании возмущаются, такими благородными изобразили японских вояк создатели фильма «Перл-Харбор». Особенно, их возмутила сцена, в которой японский пилот предупреждает играющих в бейсбол американских детей, чтобы они перед атакой успели спрятаться в убежище. В реальности, как уверяют участники войны на Тихом океане, японцы в жестокости были наголову выше эсэсовцев. В ответ, британское телевидение выпустило документальный фильм «Ад в Тихом океане», там правды больше и она не так художественна, но посмотреть всё же стоит.
Сразу после удачи в Перл-Харборе 7 декабря 1941 года японцы начали откровенно ликовать, ведь эта операция для них стала невероятной удачей. В столице на улицах звучала военная песня тех лет:

В море трупы, трупы в воде,
В горах трупы, трупы в полях.
Я умру за императора,
Я никогда не обернусь назад.
А в штатах в это время разразилась настоящая антияпонская истерия. Невольными её жертвами стали становиться корейцы и китайцы, которые, как вы уже поняли, сами к японцам пылких чувств не питали. Поэтому в газетах стали появляться разъяснения (видимо, для местных скинхедов) - как отличать одних азиатов от других.

Кстати, во время военных действий на тихоокеанском флоте американцы звали санитара не стандартным криком "санитар", а загадочным кличем "талулла" (от имени довольно популярной в те годы актрисы Таллулы Бэнкхед). Объясняется это тем, что японцы взяли на вооружение подловатую тактику - звать санитара, а потом подстреливать его. Ну а выговорить слово с двумя звуками "л" они было просто не в состоянии, вот и обламывались.
Современным американцам, наверно, трудно даже вообразить, сколько тогда усилий тратил Франклин Рузвельт в первые мрачные месяцы после Пёрл-Харбора, чтобы разъяснить соотечественникам, почему вооруженные силы США на Тихом океане терпят одно поражение за другим. В феврале 1942 г. Рузвельт попросил американцев во время его радиообращений (так называемых «бесед у камелька») раскладывать перед собой географическую карту - так они получат представление о грандиозных масштабах театра боевых действий. Люди тут же расхватали в магазинах все карты; до 80% взрослых американцев включали приемники, чтобы послушать президента. Рузвельт говорил своим спичрайтерам: он совершенно уверен - если американцы поймут, на какое гигантское расстояние нужно доставлять грузы для снабжения войск, «они стоически перенесут любые плохие новости с поля боя». Ну это так, к слову пришлось.

Батаанский марш смерти

По одобренному японским генералом Хоммой плану эвакуации пленных с Батаана в первый день их должны были перегнать на расстояние 35 км и не давать им никакой еды, так как у них должна была еще оставаться своя. На следующий день планировалось доставить их на грузовиках на железнодорожную станцию, на третий день - товарным поездом - до концлагерей. План предусматривал, что пленных будет около 25 тыс. японцы даже не могли представить, что сдавшаяся им армия настолько превосходит их собственную. Когда же оказалось, что пленных в три раза больше, чем победителей, их просто погнали по дороге под палящим солнцем к северу, разделив на колонны по 300-500 человек. Никакого различия между здоровыми, больными и ранеными сделано не было. Из полевых госпиталей выгоняли всех, кто мог идти. Остальных закалывали штыками.
35-километровый переход «первого дня» растянулся на трое суток. С каждым часом конвоиры раздражались все больше и искали любой предлог, чтобы наброситься на пленных. Пищу дали только на третий день - по горсти риса, и то при условии, что пленные отдадут конвоирам все ценности, которые смогли припрятать.
Во время Батаанского марша смерти охранники отрубали пленным головы за попытку попить воды их ручья, вспарывали им животы, для того, чтобы попрактиковаться в искусстве владения саблей.
«Марш смерти», как его назвали впоследствии, длился 10 дней. По самым скромным подсчетам, за эти дни было убито, умерло от ран, болезней и истощения более 8 тыс. военнопленных. Когда через год японский офицер связи проехал по дороге через Батаан, он обнаружил, что обе ее стороны буквально завалены скелетами людей, которых никто так и не похоронил. Офицер был настолько потрясен, что сообщил об этом генералу Хомме, который выразил удивление, что ему не доложили об этом, ну понятное дело, соврал, гад.

В ответ на все эти зверства, американцы и британцы пришли к выводу, что японский солдат - вовсе не человек, а крыса, подлежащая уничтожению. Японцев убивали, даже когда они сдавались с поднятыми руками, так как боялись, что они зажимают где-нибудь гранату, чтобы вместе с собой подорвать ею врага. Самураи же считали, что пленные американцы- бросовый человеческий материал. Обычно их использовали для тренировок штыковой атаки. Когда в Новой Гвинее у японцев возникли перебои с провиантом, они вынесли решение, что поедание своего злейшего врага не может считаться каннибализмом. Сейчас трудно подсчитать, сколько американцев и австралийцев съели ненасытные японские каннибалы. Один ветеран из Индии вспоминает, как японцы аккуратно отрезали кусочки мяса у еще живых людей. Особо лакомой добычей у завоевателей считались австралийские медсестры. Поэтому работавшему вместе с ними мужскому персоналу было приказано в безвыходных ситуациях убивать медсестер, чтобы те не попали живыми в руки японцев. Был случай, когда с потерпевшего крушение судна на, берег захваченного японцами острова выбросило 22 австралийские медсестры. Японцы набросились на них как мухи на мед. Изнасиловав, их искололи штыками, а в завершение оргии загнали в море и расстреляли. Азиатских пленных ждала еще более печальная участь, поскольку они ценились еще меньше американцев. Когда в одном из концентрационных лагерей произошла вспышка холеры, японцы не стали утруждать себя лечением, а просто сожгли весь лагерь вместе с женщинами и детьми. Когда в той или иной деревне возникали очаги заболеваний, огонь становился самым действенным средством дезинфекции.

Причины

Всё же стоит признать, что не один генерал и не один полковник виновны в издевательствах над пленными и мирным населением – это была общераспространенная практика.
Исследователь военных преступлений Бертран Рассел (да, тот самый) объясняет японские массовые преступления, в частности, определенным толкованием кодекса «бусидо» – то есть японского свода правил поведения воина. Никакой пощады побежденному врагу! Плен - позор хуже смерти. Побежденных врагов следует истребить, чтобы они не отомстили, и т.д. Например, перед уходом на Русско-японскую войну 1904-1905 годов некоторые солдаты убивали своих детей, если в доме была больная жена, и не оставалось других опекунов, так как не хотели обрекать семью на голодную смерть. Они считали такое поведение проявлением преданности императору. Согласно Томикура и другим авторам, подобные поступки считались достойными похвалы, так как убийство ребенка и больной жены рассматривалось как выражение преданности и жертвенности по отношению к своей стране и императору Мэйдзи.

Самобытная цивилизация?

Завершая статью, хотелось бы отметить вот что. Часто говорят, что Япония – это некая самобытная цивилизация, что они мол, люди с другой планеты и прочее. Что ж, можно и согласится. Япония довольно долгое время находилась в самоизоляции, поэтому нам, воспитанным в духе евроцентризма их не понять. Это объясняет также и тот факт, что пока что на таланты их земля, вообщем-то, скудна. Судите сами, всю свою первоначальную государственную систему они переняли у китайцев, письменность – также скопировали с китайской. Как уже выяснили, во время периода Мэйдзи социальные структуры перенимали с европейских, как впрочем армию и флот. Наука – почти вся делалась европейцами. Японских математиков можно пересчитать по пальцам. Хотя по физике и химии японцы получали нобелевские премии, но это так – подарок от добрых европейцев «нате, теперь вы с нами». Промышленный шпионаж – тут даже и рассказывать не надо. Что действительно можно записать «в гору» японцам, так это уважение к традициям, религии, культ предков и довольно стабильная социальная система, которую они построили благодаря помощи США и Европы. Хотя, признаясь, в этом вопросе я могу быть некомпетентен.
Кстати, как все знают, после Второй Мировой Войны Японии было запрещено иметь свои вооружённые силы (та самая 9-ая статья конституции). И всё это время в Японии существовали только небольшие силы самообороны. Однако сейчас – это просто формальность, потому как численность армии уже достигла 250 тысяч, а военный бюджет разросся до 44 млрд долларов — один из самых больших в мире, между прочим. Более того, в 2006 году в было учреждено министерство обороны и силы самообороны официально трансформированы в вооруженные силы. Есть над чем задуматься, да. Особенно нам, если вспомнить про Курилы. Но их мы всё же не отдадим. По крайней мере, без боя – точно!

Освенцим в японском стиле, больше никогда? - Азиатские зеленые новости

Глобальное отключение от пандемии COVID-19 беспрецедентно, и, поскольку страны борются с адаптациями и перспективами, секретарь ООН Антонио Гутерриш снова и снова рекомендовал всем странам сотрудничать и сотрудничать друг с другом. 26 июня 2020 года он выступил в защиту Устава Организации Объединенных Наций и напомнил нам об этом переломном моменте на его 75-й годовщине, призвав страны « переосмыслить многосторонность, дать ей возможность функционировать в соответствии с намерениями ее основателей и обеспечить эффективную глобальную управление становится реальностью, когда нужно .Это трезвое напоминание о том, что Организация Объединенных Наций и Всемирная организация здравоохранения, столь зависимые от покровительства США, переживают непростые времена.

Президент Трамп уже объявил, что США сократят финансирование Всемирной организации здравоохранения, а ультраконсерваторы предложили выйти из Организации Объединенных Наций. Взгляды многих молодых избирателей окрашены либертарианством, которое часто продвигает заговор о том, что Новый Мировой Порядок - это все о Едином Мировом Правительстве. На самом деле наша планета настолько огромна и сложна, что ею трудно управлять; отсюда и попытка U.Н. выслужить подобие гражданского строя. Будь то уважение к биологическому разнообразию, призыв к глобальному прекращению огня, предложение моратория на погашение долга или устранение торговых барьеров, чтобы помочь выиграть войну с пандемией, похоже, что глава ООН, тем не менее, игнорируется.

Ярость вируса иллюстрирует безумие войны. Вот почему сегодня я призываю к немедленному глобальному прекращению огня во всех уголках мира. Пришло время положить конец вооруженному конфликту и вместе сосредоточить внимание на истинной борьбе за нашу жизнь .-ООН. Шеф Антонио Гутерриш, 23 марта 2020 г.

Для молодых людей 21 века борьба включает изменение климата, истощение ресурсов, деградацию окружающей среды, распространение ядерного оружия, нарушение прав человека и даже кибератаки. Очевидно, что это далеко от видения 21 века, в котором мы развиваемся в соответствии с планом C, восстанавливая сообщества, строя справедливость, способствуя духовному росту и развивая свободную энергию. Фактически, это как если бы мы отступили во времени и находимся на пороге пересмотра Старых Сил.

Флаер старых сил? Премьер-министр Абэ

AGN "Поиски происхождения COVID-19 почти читаются, как говорит Gospa News " Фабио Джузеппе Карло Каризио, как загадка Агаты Кристи Убийство в Восточном экспрессе ; однако для тех из нас, кто имеет восточное происхождение, может быть более уместно изобразить это как фильм «Восходящее солнце». В любом случае, похоже, что биологическая защита лабораторий и разработка вакцин - это гораздо больше, чем хочет признать одно правительство, не говоря уже о корпорациях Big Pharma.Недавно ушли китайские, английские и французские ученые, даже посол.

Благодаря гражданским журналистам и писателям, представленных на China Rising radio , была создана глобальная онлайн-библиотека Bioweapon Truth Commission . Есть документы, подкасты и отчеты, относящиеся к Второй мировой войне и войне в Корее. Поскольку они связаны с гражданскими лицами и ветеранами, которые служили, всегда возникают вопросы об их физическом и психическом здоровье и о том, почему они даже отказываются рассказывать о своем опыте.Даже после того, как я написал книгу, семейные мемуары, открытие того, что во время Корейской войны применялась бактериальная война, стало для меня откровением; не говоря уже о том, что биотехнология пришла из Японии, которая развязала тонны бактериальной войны против гражданского населения во время Второй китайско-японской войны под отрядом 731.

Даже сегодня сельчане страдают загадочной болезнью «Синдром тухлых ног»

История Отряда 731 определенно шокирует, потому что ее никогда не было в учебниках по истории, и студенты никогда бы не услышали о ней, если бы они не были заядлыми любителями истории Второй мировой войны.Однако в годы моего взросления есть переломный момент. Разве я не распознал явную манию, представленную всеми этими лизолом, листерином, блеском стеклянного пола и радиорекламой в 60-е годы ? Американская домохозяйка была одержима идеальным домом, свободным от микробов, в отличие от паразитов, представленных развратными желтыми полчищами, чьи страны были опрысканы микробами. В сознании китайских беженцев был также невысказанный страх перед микробами, как темная тень, о которой никогда не упоминалось, потому что ее нельзя было сформулировать.

Изучение онлайн-материалов, доступных на Блоке 731, пробел, который AGN давно ощущает в своем сознании, невидимое, но осязаемое ощущение скрытой истории, помогает объяснить очень многое. Должно быть нечто большее, почему так много матерей в Кантоне страдали от выкидышей и кровоизлияний до смерти; почему случайным образом возникли приступы брюшного тифа и холеры; почему мой дедушка заболел туберкулезом и малярия за одну жизнь; и почему беженцы на дороге почувствовали еще кое-что, от чего они убегали, кроме солдат и бомб.

Подразделение 731, официально известное как Департамент профилактики эпидемий и очистки воды , было штаб-квартирой и командованием японской борьбы с микробами в Китае. Расположенное в Харбине, в Пинфане, японское правительство под руководством главного хирурга Широ Исии получало полную свободу действий для проведения бактериологических исследований и исследований оружия. Это место было выбрано потому, что оно уже находилось под японской оккупацией, и китайские жертвы могли быть легко найдены под предлогом «подопытных кроликов».«Над ними экспериментировали, пока они не умерли; выживших не было; и после того, как они были убиты различными способами, их также изрубили и кремировали. Поскольку жители Пинфана могли строить только одноэтажные постройки, им не разрешили подтвердить свои подозрения. Пыль, газ и насекомые, выпущенные из здания, бродили по сельской местности, заражая поля и заражая жителей деревни.

Дети помечены, обозначены как вероятно отравленные отрядом 731

Годовой бюджет был чрезвычайно щедрым, и японские врачи и медики стремились служить, им говорили, что они получат солидный опыт, а также зарплату и звание пэра.В период с 1936 по 1945 годы испытательные регионы были расширены, и в них было включено по крайней мере 63 других подразделения, охватывающих Китай, Корею, Сингапур и другие азиатские страны. Возможно, не случайно, что подразделение маньчжурской японской армии называлось Квантунг; жесткий согласный вариант представляет Гуандун, конечная цель Японской империи - простираться от Северного Китая до Кантона. Подразделение 8604 располагалось в 1939 году в Университете медицинских наук им. Сунь Ятсена в Гуандуне (кантон). Штаб возглавил генерал-майор Др.Сато Сюндзи, и включал 800 военнослужащих (из которых 600 были солдатами и как сержанты, так и сержанты). В то время как 200 медицинских и научных исследователей проводили эксперименты, полевые сотрудники часто требовались для проведения крупномасштабных испытаний или физического распространения загрязнителей по сельской местности.

Медицинский факультет Университета доктора Сунь Ятсена был занят японским подразделением 8604

Несмотря на то, что Женевский протокол 1925 года, официально известный как Протокол о запрещении использования в войне удушающих, ядовитых или других газов и бактериологических методов ведения войны, подписан в Женевале, Швейцария, 17 июня 1925 года, несколько фатальных недостатков опровергаются. его простота.Что касается Японии, то она подписала, но не ратифицировала его, и стороны, не подписавшие его, не подпадают под действие Протокола. Многие азиатские страны, включая Китай, Вьетнам, Камбоджу, Индонезию, Корею, Лаос и Филиппины, оказались под слишком большим давлением, чтобы подписать Протокол, а это означает, что Протокол не имел обязательной силы в этих странах. Кроме того, Протокол не содержал никаких положений об исследованиях, разработках или накоплении бактериологического или химического оружия. В целом соглашение не имело законной силы, и не было никаких непредвиденных обстоятельств для использования в границах государства, как в случае гражданского конфликта.

«Блок 731 Японские эксперименты над людьми - Последствия» Броуди Хайда, Нарр. И писатель Пол Джонсон, Фотография и аудио Desi Sansalone, Оригинальное искусство Хилари Мозес

[Если Google Japan удалит эти часы «Отряд 731 - Кошмар в Маньчжурии» @ Dailymotion.com/video/x2lt24q dai.ly/x2lt24q]

В документальном фильме «Блок 731 Японские эксперименты над людьми - Последствия» г-жа Ван Сюань, активистка, занимавшаяся исследованиями в течение десятилетий, рассказывает журналистам, что ее мотивировало, так это то, что Чаншань - это родовая деревня ее семьи, а ее дядя умер от чумы. .До прихода японцев в истории деревни не было зарегистрировано ни одного случая чумы. Г-жа Ван подробно описывает свой случай. Это было масштабное исследование, в котором японские военные сбросили 8 кг зараженных чумой блох на деревню, расположенную в Центральном Китае.

«Так в селе от чумы умерла треть людей. Местные жители ничего не знали о чуме. В письменной истории нет чумы, более тысячи лет не было чумы.После этого японская армия «направила отряд специального назначения для расследования чумы в моей деревне. Итак, это были специалисты по биологической войне. Они вскрывают людей. И они опубликовали научные статьи об экспериментах. —Мс. Ван Сюань, Исследователь и активист подразделения 731

Рассекреченный документ от июня 1947 года, показанный позже на видео, действительно указывает на то, что эксперимент с чумой проводился с использованием человеческих «морских свинок», одного из нескольких кодовых слов китайских, корейских или советских заключенных в научных отчетах. Среди других кодовых слов были «маньчжурская обезьяна», «корейская обезьяна» или «длиннохвостая обезьяна».

Одна тревожная мысль о том, что AGN изучила доступную информацию, заключается в том, сколько поколений затронуто распространением целого ряда болезней и в самих популяциях переносчиков болезней (грызуны, насекомые), а также в естественной среде (вода , почва, растительность). В нескольких документальных фильмах жители деревни демонстрировали ужасные язвы на ногах под названием «Синдром тухлых ног».«В то время как японцы поспешили уничтожить отряд 731 как можно быстрее после капитуляции, многие остатки оставались, и очевидно, что поиск биологического оружия и других неразорвавшихся боеприпасов на протяжении многих лет с помощью Народной армии представлял собой огромную задачу.

По данным австралийского журналиста-расследователя Бена Хиллса, опубликовавшего «Фабрика смерти во время войны в Японии» (около 1995 г.):

«И когда война закончилась и отряд 731 бежал обратно в Японию, они нанесли последний удар по людям Пинфанга. Цзин Фухэ, которому тогда было 10 лет, вспоминает, как с изумлением наблюдал, как необыкновенный зверинец больных животных сбежал из руин фабрики смерти: верблюды, обезьяны, крысы, медведи, белки, лошади. Это было причиной эпидемии, которая уничтожила его семью. «Никто никогда не узнает, сколько всего людей умерло», - говорит Хань Сяо [куратор музея подразделения 731] . «Я думаю, что это число должно исчисляться миллионами». Западные ученые, такие как Шелдон Х. Харрис [автор «Фабрик смерти»] , оценивают минимальную цифру в 250 000 человек.”

(Чтобы узнать больше о грязной сделке, см. Здесь. Для перспективы австралийца, посмотрите это.)

Мельчайшие размеры вирусов (в нанометрах) и бактерий не могут быть отфильтрованы обычными тканевыми тканями, поэтому неизвестно, как далеко пыль и пепел улетели от крематориев, сколько птиц и млекопитающих пострадали, и каковы долгосрочные последствия природа. Что известно, так это то, что эффективное сокрытие было начато в дьявольской сделке с Соединенными Штатами еще до капитуляции, потому что американские военные считали исследование слишком большим, поэтому данные были приняты в обмен на иммунитет от судебного преследования для японцев. ученые.

Это сокрытие гарантировало, что аморальное поведение и коррупция будут тайно продолжаться, но также и то, что совесть всех, кто оскорблял эти преступления человечества, никогда не будет успокоена. Никогда не осознавая, что они совершили ужасные преступления и убийства, японский народ был лишен понимания раскаяния, не говоря уже о скорби за свои нападения на другие страны. По словам доктора Брайана О'Лири, физика на пенсии и автора книги Reinheriting the Earth , все, что произошло с 20-го века и продолжает происходить сейчас, связано с парадигмой Старых Сил в отличие от Новой Свободной Энергии. Парадигма, которая нам нужна сегодня.Вся наша Земля и особенно все человечество должны наконец собраться вместе и горевать, если мы хотим выжить и справиться с огромными проблемами впереди. О'Лири и его жена Мередит Митчелл постулируют, что существует аналогия с нашим путем между настоящим и новым, и это сродни циклу скорби, представленному Элизабет Кублер-Росс, изобретательницей модели Кублера-Росс, представленной в О смерти и умирании .

В цикле здорового печали нужно пройти пять стадий, первые две стадии - отрицание, а затем гнев.Похоже, что хотя японское правительство принесло общие извинения в 1995 году, они чаще всего пытались скрыть историю под ковриком или опровергнуть факты, упустив, преуменьшая или даже отрицая. Постоянно подчеркивая свой научный вклад в результате беспорядочных экспериментов с биологической войной или полученное международное признание, они причинили вред своим потомкам. Они также нанесли еще больший ущерб дипломатическим отношениям и возможному исцелению между Японией и Китаем, которые, в конце концов, разделяют так много культурных нематериальных ценностей.В конечном итоге новый сдвиг парадигмы может быть запущен только в том случае, если все человечество признает, что цивилизация - это не только внешний вид, манеры и ум: она должна принимать истинные ценности, включая понимание непреходящей ценности искупления.

Как говорится в буддийском афоризме JingSi : « Только осознав истину страдания, можно достичь счастья. «Принуждение целых народов к извинениям может сработать, а может и не сработать, поскольку самая важная работа на самом деле внутренняя. По словам многолетнего исследователя Цзинь Чэнмина из Музея доказательств военных преступлений отряда 731 японской армии, из 3000–4000 человек, оставшихся со времен отряда 731, только 30–40 человек вызвались на собеседование.Из тех, кто сосредоточился на том, как отражать и раскрывать, только горстка, казалось, понимала необходимость закрытия, такие как Окава Фукумацу, который в качестве последнего желания подарил свой церемониальный японский меч Музею.

Ввод новых солдат штыковой практикой (так называемый «оружейный» эксперимент)

В то время как некоторые избранные, вышедшие принести свидетельские показания, искренне раскаиваются, другие перенимают юмор виселицы с их кровожадностью и безумной радостью, проявляющимися в их глазах.Конечно, лучшие свидетельства выставляются только в музее, чтобы посетители не были слишком напуганы или испорчены. Из худших они сохранились здесь и здесь. Естественно, AGN просмотрел несколько свидетельств и прочитал утверждения, но было очевидно, что их содержание не способствовало предотвращению эпидемий и очистке воды. Это заставило AGN почти предвзято задаться вопросом, есть ли что-то врожденное неправильное с японской культурой, например, маниакальная фиксация на тингизме.Тем не менее, продолжая изучение проблемы, AGN обнаружил полезную точку зрения от Knowing Better , специализирующегося на истории и психологии. Согласно Knowing Better , в основном Япония страдала от болезней роста.

Столько ее культуры было заимствовано и адаптировано из Китая, что Япония страдает «комплексом младшего брата». Если вы мне не верите, посмотрите его презентацию «Игра в жертву: исторический ревизионизм и Япония». Даже если кто-то не убежден, это действительно помогает понять, почему Япония может иметь и все еще сохраняет огромные амбиции.Конечно, для более крупной страны оба Китая (КНР и Тайвань) были не слишком мстительными, а только укоризненными. Персонал отряда 731, приносивший извинения, даже считался героем и восхищался их храбростью.

Сумасшедший доктор вивисектирует новорожденного как «бревно»

Завершая мое краткое исследование Отряда 731 на данный момент, AGN считает правильным позволить Китаю, который потерпел огромные неудачи, в результате чего десятки миллионов погибших как в китайско-японских войнах, так и в гражданской войне, предложить свои собственные размышления. по истории так тщательно реконструирован.Потребовались десятилетия, чтобы собрать силы и доказательства, чтобы доказать в музейной форме, что отряд 731 существует и что в различных провинциях, в том числе и в других странах, проводились систематические японские исследования биологической войны, разработка и развертывание оружия. Работа еще далека от завершения. Одно оживленное обсуждение, за которым последовало AGN , которое позволило обществу получить представление об этом вопросе, было найдено на сайте Quora. com в ответах на вопрос: « Почему Япония убила так много китайцев во время резни в Нанкине, а не представители других национальностей. как вьетнамцы или индонезийцы? »Было освежающе и вдохновляющее открытие, что люди учатся и делятся своей собственной историей, поскольку в Соединенных Штатах история обычно популярна только в том случае, если речь идет о сдаче тестов.Один интересный факт, который упускают из виду большинство жителей Запада, заключается в том, что на самом деле в Китае проживает множество различных этнических групп и религий (включая мусульман), но, тем не менее, японцы постоянно подвергали их преследованиям.

Разоблачение японского проекта борьбы с зародышами Подразделение 731 (https://youtu.be/hC4MrY4qXTA)

New China TV «Разоблачение японского проекта борьбы с зародышами, подразделение 731» представляет собой очень сжатую версию истории подразделения 731. Он включает в себя виртуальный тур по Музею доказательств военных преступлений отряда 731 японской армии, который открылся в 2015 году.Вот несколько цитат Цзинь Чэнмина (куратора), которые запоминаются, потому что они загадочны:

«Микробы, производимые Отрядом 731, однажды распространяясь, будут истреблять людей не один, а несколько раз».

«Эксперименты с живыми людьми в целях борьбы с микробами не только нанесли людям физический и моральный вред, но также нанесли вред природе и окружающей среде и в результате исказили природу медицины. Его негативные последствия безграничны… »

«Значительное количество людей было заражено и подвергнуто пыткам.Они перенесли огромную боль ».

«Все эти действия нарушали международное публичное право и противоречили цели медицинских исследований на благо человечества. Это было аморально ».

«Даже сегодня бактериологические войны или бомбы все еще не раскрыты. Брошенная японской армией бомба с токсичным газом была обнаружена в Тайюане, провинция Шаньси, в 2014 году ».

«Мы хотя бы хотим, чтобы они признали то, что произошло в истории, публично извинились перед нами, китайцами, и выплатили денежную компенсацию жертвам.Это было бы мудрым шагом со стороны правительства Японии. Но даже если бы они сделали это, они все равно были бы далеки от того, чтобы компенсировать нам наши потери »- Фан Юньшан (родственник жертвы Отряда 731)

Верхнее изображение из Infograph на PacificAtrocities.org (Нерассказанные истории Второй мировой войны)

Unit 731: Япония раскрывает подробности печально известного подразделения по химическому оружию | Япония

Япония раскрыла имена тысяч членов Отряда 731, печально известного ответвления японской императорской армии, проводившего смертоносные эксперименты над гражданским населением Китая в 1930-х и 40-х годах, пытаясь разработать химическое и биологическое оружие.

Национальные архивы страны передали имена 3607 человек в ответ на запрос Кацуо Нишиямы, профессора Университета медицинских наук Сига, что может возобновить общественные дебаты о зверствах японцев, совершенных в оккупированном Китае до и во время вторая мировая война.

«Это первый раз, когда был раскрыт официальный документ, в котором указаны настоящие имена почти всех членов Отряда 731», - сказал Нишияма газете «Майнити Симбун».«Список является важным свидетельством, подтверждающим показания участников. Его открытие станет важным шагом на пути к раскрытию скрытых фактов ».

В документе перечислены сотрудники отдела профилактики эпидемий и очистки воды Квантунской армии - официальное название подразделения - и датируется 1 января 1945 года. В нем указаны имена, звания и контактные данные более 1000 армейских медиков, а также десятки медиков. врачи, хирурги, медсестры и инженеры.

Япония неохотно признала существование подразделения в конце 1990-х годов, но отказалась обсуждать его деятельность. Вместо этого отчеты о деятельности подразделения основывались на показаниях бывших членов, фотографиях и документальных свидетельствах.

В 2006 году Тойо Исии, бывшая медсестра, сказала, что она помогла похоронить останки жертв японской программы биологической войны на месте в Токио, когда американские войска вошли в японскую столицу в конце второй мировой войны. Исии сказал, что ей и ее коллегам было приказано похоронить многочисленные трупы, кости и части тел после капитуляции Японии в августе 1945 года.

Другие источники указывают на то, что подобные эксперименты проводились в других частях Азии. В 2006 году бывший врач Акира Макино сказал, что ему приказали провести эксперименты над осужденными, когда он находился на острове Минданао на Филиппинах.

Созданный в середине 1930-х годов в Харбине, на северо-востоке Китая, отряд 731 проводил летальные эксперименты над примерно 3000 заключенными, большинство из которых были китайцами и корейцами.

Согласно историческим данным, заключенные мужского и женского пола, которых истязатели называли «бревнами», подвергались вивисекции без анестезии после того, как были намеренно заражены такими заболеваниями, как тиф и холера. Некоторым ампутировали конечности или удалили органы.

Летом 1945 года, когда Япония приближалась к поражению, командир отряда генерал-лейтенант Широ Исии запретил исследователям обсуждать их работу и приказал снести штаб-квартиру отряда в Харбине.

В конце войны власти США тайно предоставили сотрудникам подразделения иммунитет от судебного преследования в обмен на доступ к их исследованиям. Несколько бывших сотрудников Отряда 731 сделали успешную карьеру в медицине, академических кругах и бизнесе.

Нишияма, как сообщается, планирует опубликовать список в Интернете, чтобы побудить историков провести дальнейшие исследования этого подразделения.

Япония - Насекомые, болезни и история

Большинство людей слышали о зверствах, совершенных нацистами против еврейского народа. во время Второй мировой войны, но мало кто слышал об ужасных обращениях, которым подвергали японцы о китайцах, корейцах, русских и американцах в Маньчжурии, Китае в 1932-1945 гг. В отличие от нацистских процессов, японцы не наказывались. участвовал в жестоком обращении с людьми в Маньчжурии.

Применение бомб с бубонной чумой и, как следствие, распространение чумы на китайцев. деревни японцев оказали влияние на отношения между людьми Японии и Китай сегодня.Зверства в Маньчжурии - не единственные события. истории, которые вызвали напряженность в отношениях между двумя странами, но в центре внимания этой статьи состоит в том, чтобы рассмотреть влияние чумы на их отношения со времен Второй мировой войны. и как это повлияло на то, что было разрешено публиковать в учебниках, используемых в Японские школы.

Во время Второй мировой войны у японской армии было секретное исследовательское подразделение биологической войны в Маньчжурии. называется Блок 731.Генерал Широ Исии был ведущим врачом отряда 731; он рассуждал что биологическая война должна быть опасной и эффективной, если она запрещена Женевским протокол 1925 г. Он также попытался оправдать свое исследование, заметив, что Соединенные Штаты Штаты не сразу подписали протокол; следовательно, они должны иметь биологические оружия и были готовы использовать его. Создан центр исследований биологического оружия. в 1933 году с помощью генерала Исии и многих других рабочих в Маньчжурии чем в Японии.Япония считала, что исследование наступательного биологического оружия тоже правильный. Японская оккупация Маньчжурии началась в 1931 году. у японцев преимущество в отделении исследовательской станции от острова, но также дал им доступ к такому количеству китайцев, сколько они хотели, для использования в качестве людей. подопытные. С китайскими жизнями, которые можно использовать бесплатно, надеялись Японцы говорят, что они могут в конечном итоге стать мировым лидером в области биологической войны (Wu, 2002).

Спустя годы, в 1938 году, Маньчжурская исследовательская станция переехала в Пинфань, город 20. километров к юго-западу от Харбина. Эта новая исследовательская станция получила название Unit 731 и был замаскирован под водоочистное сооружение под названием «Предотвращение эпидемий и водоснабжение. Подразделение снабжения Квантунской армии ». Блок 731 состоял из 150 зданий, окруженных стеной и сухим рвом, а также высоковольтными проводами, не похожими на водоочистное сооружение.В зданиях были жилые помещения для тысяч людей, железнодорожный подъезд, мусоросжигательный завод, электростанция с градирнями, животноводческий дом, аэродром, инсектарий, административный корпус, физкультура двор, и квадратное здание под названием Ro block. Блоки 7 и 8 были двумя другими зданиями, спрятанными в центре блока Ro , в котором проводились эксперименты на людях (Williams and Wallace 1989).

Многие бактериальные болезни были изучены, чтобы определить их боевой потенциал. Бактериальный болезни включали чуму, сибирскую язву, дизентерию, брюшной тиф, паратиф, холеру, а также многим другим. Переносчики болезней (в основном насекомые), новые лекарства, химические токсины и также изучались обморожения. Зона бактериального производства была предназначена для производства большое количество бактерий и в конечном итоге использовать их в качестве биологического оружия.Перед их можно было использовать как оружие, они были проверены на их вирулентность на потенциальных противниках и для защитных мер в случае применения вражескими странами биологического оружия их. Чтобы проверить вирулентность бактерий, люди были намеренно заражены. и вивисекция для определения течения болезни внутри тела. Японцы утверждали они не хотели использовать анестезию или мертвых пациентов, потому что они чувствовали, что не получить точную информацию о том, что происходило с человеческим телом.Как можно представить себе, чтобы умышленно заразить или нанести вред человеку с намерением смертельного исхода просто наблюдать за течением болезни в организме человека уже само по себе ужасно, но провести вивисекцию на живом человеке без анестезии для «более ясного» картина немыслима. Имея возможность экспериментировать на людях, японские ученые получил подробную информацию о прогрессировании болезни внутри тела.Японский узнали, как защитить себя от болезни. Эта информация помогла сделать их программа биологического оружия сильна как с наступательной, так и с оборонительной точки зрения (Уильямс и Уоллес 1989).

Механизм передачи инфекции в то время был малоизвестен, и Исии задавался вопросом, что можно использовать в качестве идеального биологического оружия.Он заинтересовался в чумной бактерии в качестве кандидата на биологическое оружие, потому что ее жертвы выше, чем у других болезней, пропорционально количеству распространенных бактерий (Уильямс и Уоллес 1989). Благодаря многочисленным попыткам Исии удалось построить глиняная бомба, наполненная кислородом и зараженными чумой блохами, которые могут упасть с самолета на высоте 200-300 метров и взорваться, не оставив следов. Глина использовалась, потому что он довольно легко взрывается, не выделяя большого количества тепла, которое уничтожило блох в предыдущие попытки бомбы. Блох помещали внутрь бомбы вместе с кислородом. чтобы помочь им выжить на больших высотах, и это позволило самолетам избежать любых вражеские самолеты, если нужно. Каждая бомба содержала 30 000 блох ( Pulex Irans ). Блохи имеют крепкое тело и достаточно малы, чтобы сопротивляться сопротивлению воздуху. и из-за их небольшой массы гравитация также не оказывает большого влияния (Уильямс и Уоллес 1989).Эти характеристики позволили блохе прыгнуть с разбитые глиняные бомбы без большого количества жертв и впоследствии нацелены на человеческое население.

Чумные бомбы были не единственным способом распространения бактерий в китайских деревнях. Частицы пшеницы и риса, покрытые порошком Y. pestis , а также хлопковая вата и кусочки бумаги, несущие бактерии, были сброшены. с самолетов, чтобы заразить и уничтожить запасы пищи бактериями путем приземления и заражения созревающие культуры.Люди заражались, если контактировали с какой-либо зараженной крысой, или блох, или путем сбора зараженной пищи (Harris and Paxman 1982). Крысы были первыми жертвами военной чумы, и люди в конце концов начали погибать к болезни. Многие китайцы назвали это крысиной чумой из-за быстрой смерть крыс в их деревнях и незнание того, что это было на самом деле.Японская армия вошла в некоторые деревни после того, как были сброшены и установлены бомбы. создавали пункты помощи в общественных зданиях, например в церкви, и принуждали жертв искать помочь их болезни прийти. Вместо того, чтобы получить медицинскую помощь, они были вивисектированный.

Рост крыс и уход за ними были важной частью исследований биологического оружия. в Блоке 731, потому что они были необходимы, чтобы держать блох живыми для чумных бомб.По оценкам, в стенах блока 731 обитало 3 миллиона крыс. Многие из них крысы были заражены бубонной чумой, и когда блок 731 был уничтожен в конце войны эти крысы сбежали в сельскую местность и вызвали эпидемии чумы в течение нескольких лет (Daniels 2001). Свободные и инфицированные крысы вызвали эпидемии чумы в 22 округах Китая, унесшая более 20 000 жизней (Wu 2002).

Эксперименты, проводимые японцами, проводились в течение 13 лет и закончились в 1945 году, когда русские вторглись в Маньчжурию в августе. Блок 731 был намеренно сожжен, и все доказательства уничтожены, в том числе предметы исследования под названием Марутас, что переводится как бревна, все в попытке скрыть то, что они сделали. (Уильямс и Уоллес 1989) Примерно от 3000 до 12000 человек погибли в блоке 731.Исии и другие рабочих никогда не наказывали за военные преступления при условии, что они предложили Соединенные Штаты всю информацию, которую они получили о биологическом оружии. Объединенный Правительство штата интересовалось результатами собственных исследований в области биологии. оружие. Многие японские лидеры биологической войны стали видными фигурами. в своих исследовательских сообществах (Harbin and Kattoulas 2002).

года спустя, в 1965 году, отказ японцев отразить эти военные преступления в своей учебники истории заставили некоторых китайских граждан обратиться к японскому правительству корт. Первый иск был подан в 1965 году известным историком Сабуро Йенага, против Министерства образования Японии. Министерство образования требует, чтобы рукописи перед публикацией учебников необходимо рецензировать.Цель иска заключалось в том, чтобы заставить японское правительство издать учебники с точная информация. Перед подачей исков министр образования попросил что авторы учебников «смягчают свой подход к эксцессам Японии во время мировой войны. II… (Йенага 1994) ». Это побудило корейцев, китайцев и тайваньцев атаковать японские лидеры, утверждая, что он нечувствителен к воспоминаниям жителей Восточной Азии и нечестно по отношению к японским детям утаивать исторические факты.

Йенага (1994) утверждал, что целью правительства было исключить многие описания ужасов войны и участия Японии в преступлениях против человечности, чтобы прославить война и армия. Из этого следует, что учебники - сильные учебные инструменты в классах, и то, чему учат детей из этих учебников, очень правдоподобно и продолжено в будущее Японии.Это очевидно очень опасно предоставлять детям неправдивую информацию, потому что они так сильно верят в то, что их учат в школах.

Йенага подал в суд, поскольку Министерство образования отклонило его учебник истории на том основании, что что это раскрыло слишком много плохой стороны войны. Пример языка, который Йенаге пришлось удалить, чтобы опубликовать его учебник:«Биологическая война отряд 731-й был создан в пригороде Харбина и в течение нескольких лет проводил эксперименты над иностранными заключенными, в том числе тысячами китайцев. Эти жестокие эксперименты, продолжавшиеся до вступления Советского Союза в войну, были убийствами ». Минобороны потребовало удалить этот абзац, потому что «Нет достоверных научных исследований. статьи или книги по этому поводу еще не опубликованы; преждевременно обсуждать это в учебнике »(Йенага, 1994).В 1997 году Верховный суд Японии окончательно встал на сторону Иенага, что Министерство энергетики незаконно удалило ссылки на эксперименты по биологическому оружию. из рукописей, предложенных в качестве учебников, но Минобразование все еще может подвергать цензуре информация в рукописях перед публикацией разрешена (CNN 1997). Дебаты продолжалось до 1993 года, когда прекратилась цензура Министерства образования за военные преступления. которые были совершены японцами во время Второй мировой войны.

Отрицание японцами военных преступлений привело к тому, что китайцы стали жертвами чумы вспышки, чтобы добиться компенсации за свои страдания. Это показывает, что не только будущие поколения, затронутые этим отрицанием истины, но жертвы чумы и другие бактериальные заболевания, которые существуют сегодня, все еще страдают от того, что получилось.Сама по себе чума не привела к напряженности между странами. Японии и Китая, но вместо этого была частью целого, причинявшего боль и страдания среди людей, которые это пережили. Напряженность между этими странами - это еще не все об истории. В конечном итоге на карту поставлен баланс сил в Азии. Япония была раньше обладал большей экономической властью над Китаем, а с 1980-х годов экономический власть выросла и теперь является ключевым конкурентом.После Второй мировой войны правительство Японии много раз извинялся перед народом Китая, но новые книги по истории с пресыщенные слова о том, что на самом деле произошло в истории между двумя странами, заставили напряженность оставаться на высоком уровне.

Цитированных источников:

  1. CNN. 1997. Суд Японии вынес постановление против сокрытия злодеяний: но по-прежнему разрешает учебник цензура.http://www.cnn.com/WORLD/9708/29/japan/index.html
  2. Дэниэлс, А. 2001. Микробы против человека: биотеррор: краткая история. http://www.findarticles.com/p/articles/mi_m1282/is_23_53/ai_80099514/print
  3. Харбин, М. Ф. и Каттулас, В. 2002. Черная смерть. Время Азия. http://www.time.com/time/asia/magazine/printout/0,13675,501020909-346284,00.html
  4. Харрис Р. и Паксман Дж. 1982.Высшая форма убийства: секретная история химии и биологическая война. Хилл и Ван, Нью-Йорк.
  5. Йенага С. 1994. Прославление войны в японском образовании. Международная безопасность 18: 113-133.
  6. Маккарри, Дж. 2004. Грехи Японии прошлого. Guardian Unlimited. http: // www.guardian.co.uk/elsewhere/journalist/story/0,7792,1338296,00.html
  7. Уильямс, П. и Уоллес, Д. 1989. Блок 731: Секретная биологическая война Японии в Вторая Мировая Война. Ходдер и Сайоутон, Лондон.
  8. Wu, T. 2002. Предварительный обзор исследований японской биологической войны и Подразделение 731 в США. http: // www.Centurychina.com/wiihist/germwar/731rev.htm

Стр. 731 | Фонд атомного наследия

Авани Сихра

В 1930-40-е годы Японская империя совершала зверства по всей Азии, например, Нанкинское изнасилование. Немецкие преступления, такие как медицинские испытания людей, совершенные в концентрационных лагерях, как правило, привлекают больше внимания, чем преступления Японии против человечности, поскольку было проведено больше исследований, и все больше историков потратили время, оглядываясь назад и изучая эти ужасающие действия.Однако японцы тоже принимали участие в медицинских испытаниях на людях в секретном проекте под названием «Блок 731».

Начавшийся в 1937 году, блок 731, расположенный в Харбине, Китай, был создан японским правительством с законными намерениями. Начавшееся как агентство по укреплению общественного здоровья, подразделение 731 предназначалось для проведения исследований, которые принесут пользу японским солдатам, например, чтобы узнать больше о том, как человеческое тело может противостоять голоду и жажде и бороться с болезнями. Ранние эксперименты проводились на добровольцах, которые подписали отказ от согласия, дав разрешение персоналу.Однако по мере усиления войны они изменили свои методы.

Хотя Женевские соглашения 1925 года запретили использование биологического или химического оружия в войне, японцы, тем не менее, хотели подготовиться к этим видам войны. Поскольку эти типы экспериментов были естественными, в которых большинство людей не хотели бы участвовать добровольно, японцы решили использовать военнопленных в качестве подопытных. Жертвами отряда 731 были в основном китайцы и русские, а также некоторые монголы и корейцы.

Командиром отряда был генерал-лейтенант Широ Исии. Вместе с другими учеными, которых он нанял, они экспериментировали, заражая испытуемых различными типами заболеваний, чтобы посмотреть, как их тела будут реагировать на патогены. Поскольку в конце войны японцы уничтожили большую часть документации Отделения, мало что известно о ученых, которые там работали.

Используя испытуемых, ученые вводили различные микробы, чтобы увидеть, как они будут реагировать друг на друга в человеческом теле, в попытке вызвать новые болезни.Обращаясь к своим жертвам как к Maturas , или «деревянным бревнам», японские ученые проводили над живыми жертвами различные процедуры, такие как вивисекция. Крыс, зараженных бубонной чумой, выпускали на жертв с намерением заразить субъектов, чтобы их можно было изучить. Отряд 731 был местом пыток, которые, по мнению многих работников Отряда 731, были необходимы для победы в войне.

Ученые из отделения 731 также экспериментировали на своих подопытных через беременность и изнасилование.Заключенным-мужчинам, инфицированным сифилисом, будет приказано изнасиловать женщин-заключенных, а также мужчин-заключенных, чтобы увидеть, как сифилис распространяется в организме. Женщины были оплодотворены непроизвольно, а затем с ними были проведены эксперименты, чтобы увидеть, как это влияет на мать, а также на плод. Иногда мать подвергалась вивисекции, чтобы увидеть, как развивается плод.

Как только стало ясно, что японцы проиграют войну, рабочие подразделения уничтожили большую часть свидетельств экспериментов.После формальной капитуляции японцев в августе 1945 года отряд 731 был официально ликвидирован. Правительство Японии до недавнего времени не признавало правонарушений, совершенных отрядом 731. Правительство не признавало злодеяний до 1988 года, и даже тогда они не извинились за случившееся. Проект был очень секретным, и большая часть улик была уничтожена; кроме того, правительственные чиновники, которым было известно о том, что произошло в Блоке 731, не раскрывали свои знания общественности.Из-за отсутствия признания китайское правительство взяло на себя ответственность распространять информацию о зверствах. В 1982 году они открыли музей на том же месте, где во время войны действовала отряд 731.

В отличие от некоторых нацистских врачей, проводивших эксперименты над заключенными и сокамерниками концлагерей, никто из участников экспериментов в Блоке 731 не был наказан за свои преступления. Вместо этого после окончания войны многие вернулись в общество и сделали очень успешную карьеру в своей области.Американцы отряды , в основном генерал Дуглас Макартур, решили не судить рабочих отряда 731. Макартур предоставил участникам неприкосновенность в обмен на информацию, которую они собрали во время своих экспериментов. Он полагал, что судебные процессы над этими людьми помешают американцам получить медицинскую информацию, которая была задокументирована в ходе этих экспериментов. Из-за этого решения справедливость так и не восторжествовала.

экспериментов с людьми и биологическим оружием - Pledge Times

Нацистское варварство, вероятно, является трагическим эпизодом в истории, наиболее известным широкой публике.И академическая историография, и популяризация, и массовая культура уделяли большое внимание этим прискорбным событиям Второй мировой войны г. до такой степени, что они стали своего рода популярной иконой ужасов.

Однако в нацистских концлагерях есть скрытые факты из самой войны, которые демонстрируют трюизм: ни у кого в истории нет исключительных прав на жестокость. Это случай из истории Отряда 731, секретного следственного подразделения японской императорской армии , которое несет ответственность за некоторые из самых ужасных военных преступлений 20-го века и что в силу исторических обстоятельств они не разделяют популярность Освенцима, и они не были исправлены должным образом.

Истоки этого подразделения следует рассматривать в контексте экспансии имперской Японии на азиатский континент в течение 1930-х годов, которая не закончилась до конца Второй мировой войны, в 1945 году. В сентябре 1931 года японцы вторглись область Маньчжурия , на севере Китая, и основала марионеточное государство во главе с бывшим китайским императором Пу И.

По оценкам историков, более десяти миллионов китайцев были мобилизованы Императорской японской армией для выполнения принудительных работ в нечеловеческих условиях , не говоря уже о различных эпизодах неизбирательных убийств и изнасилований мирных жителей после начала Второй китайско-японской войны в США. 1937 год и мировая война двумя годами позже.

В этом контексте примерно в 1932 году в регионе родилась группа противоэпидемических исследований, лаборатория, которая теоретически должна предотвращать возможное распространение болезней, но она была не чем иным, как центром изучения возможностей будущего биологического Война . Во главе его стоял Широ Исии, военный врач, который пропагандировал среди высшего командования пригодность этой формы ведения войны, которая, так сказать, была модной во всемирном научно-военном мире.

Исии приступил к работе и содействовал строительству первого лагеря для заключенных примерно в 100 км к югу от города Харбина.После нескольких диверсий подразделение решило перебраться в другой город, также недалеко от того же маньчжурского города, где у него были более крупные и современные объекты. Комплекс занимал не менее 6 км2 и состоял примерно из 150 зданий, включая тюрьмы, лаборатории, фабрики, склады и помещения, где были установлены огромные котлы для производства всех видов химических агентов.

Амбициозный и жуткий план

Эти цифры показывают, что японская химическая и бактериологическая программа была самой амбициозной из всех участников войны.Как позже видно из широкомасштабного использования вирусов с 1942 года, никто, как японская империя , не зашел так далеко в применении этого типа оружия.

Отряд 731 активно действовал между 1932 и 1945 годами, лет, в течение которых он проводил всевозможные эксперименты над людьми, включая мужчин, женщин, беременных женщин, стариков, детей и даже новорожденных. Жертв звали Марута, что в переводе с японского означает «сундук», что также дало название всему проекту. Этот термин был не только своего рода мрачным эвфемизмом, но, согласно рассказам врачей, которые там работали, он действовал как форма дегуманизации, которая облегчила проведение экспериментов.

То, что произошло в этом комплексе, вызывает настоящий озноб. Убедив их, что это вакцина, заключенным вводили всевозможные болезни, чтобы исследовать их последствия : чума, холера, тиф, туберкулез, дизентерия или оспа. Кроме того, они были заражены блохами-переносчиками чумы, чтобы исследовать возможности бактериологической войны. Заключенных мужского и женского пола также заставляли вступать в половую связь для изучения последствий заболеваний, передающихся половым путем, таких как сифилис или гонорея.

Но злодеяния на этом не закончились. Доктора под командованием Исии проводили вивисекции с заключенными, не подвергая их наркозу, с целью заразить их болезнями и иметь возможность проверить воздействие in vivo на человеческий организм. Они также выполняли ампутации конечностей и операции по удалению органов. . Другими ошибочными испытаниями были применение к заключенным оружия, такого как гранаты или огнеметы. Даже мужчины и женщины были привязаны к столбам как мишени для бактериальных бомб и химического оружия.По оценкам, жертвами этих жестоких экспериментов стали от 3000 до 12000 человек - большинство из которых китайцы, но также русские, корейцы или жители Юго-Восточной Азии.

Профессор Шелдон Харрис с фотографией Широ Исии. Фото AFP

По мере развития войны и роста бюджета отряд рассчитывал на помощь других спутниковых подразделений, разбросанных по различным территориям, контролируемым Японией. В крупных городах, таких как Чанчжун, Нанкин, Кантон или сам Пекин, были свои отряды.Блок 100, расположенный в Чанчуне, исследовал использование болезней для лечения советских и китайских лошадей, а Блок 1855, установленный в китайской столице, сотрудничал с 731 в расследованиях по использованию бубонной чумы. В Сингапуре также были подразделения и даже передвижные и специальные бригады, масштабы которых еще недостаточно исследованы.

Эти лабораторные испытания позже были использованы в широком масштабе. Исии считал, что единиц биологического оружия уже были готовы к применению в реальной войне , и он сделал это в нескольких китайских городах с 1942 года.Японские самолеты распространяют вирусы и бактерии, приготовленные в разных эскадрильях, и цифры жертв, которые историки перемешивают, пугают: от 200 000 до 500 000.

Методы

Методы были разнообразными: для распространения чумы сбрасывались бациллы и блошиные бомбы, но посевы и водоемы также были заражены, и даже зараженных одежды и продуктов питания были розданы мирным жителям . Очевидно, что эти цифры являются приблизительными, потому что трудно узнать, сколько людей затронула эпидемия.

Кошмар закончился в 1945 году окончанием войны . После советского вторжения в Маньчжурию члены отряда пытались стереть все следы своей деятельности на территории Харбина. Они казнили последних заключенных, пытались разрушить объект - безуспешно - и даже выпустили зараженных крыс и блох. Тысячи людей погибли в регионе в результате последнего возмездия.

Отряд 731. Фото: XINHUA

История, которая следует в конце отряда, - это история печального иммунитета.В отличие от того, что случилось с нацистскими военными преступниками, США он предпочел смотреть в другую сторону и предложил благоприятное отношение к командирам подразделений, начиная с самого Исии, если взамен они подробно сообщили обо всех экспериментах с биологическим оружием. В контексте уже холодной войны американцы считали, что все эти данные могут быть очень полезны, и опасались, что они попадут в руки Советского Союза. Так получилось, что на Токийском процессе 1946 года - азиатско-тихоокеанском эквиваленте Нюрнбергского процесса - он на цыпочках решил эту проблему.Были обвинительные приговоры, но впоследствии они были существенно снижены.

Иммунитет не был полным. С советской стороны, многие из этих преступлений рассматривались на суде в Хабаровске, за который десяток высокопоставленных командующих японской армией были приговорены к срокам от двух до 25 лет в трудовых лагерях. Однако мировая общественность имела довольно смутное представление об этих фактах, и в течение десятилетий казалось, что рецепт забвения сработал.

Примерно в 80-х годах прошлого века в прессе появились шокирующие истории об отряде 731.В то же время китайские власти начали выяснять факты и требовать от Японии помилования.

Особенно важным был свидетель Ёсио Шинозука, армейского солдата, который публично спел he mea culpa и объяснил свою причастность к военным преступлениям. Признание произошло во время процесса, который начался после коллективного судебного процесса 180 китайских жертв против японского государства и оказал огромное влияние на общественное мнение в обеих странах.

Дело закончилось в 2005 году знаменательным постановлением Верховного суда Японии , который признал злодеяния прошлого , хотя это недопустимо с экономической точки зрения.Сегодня рана в Китае остается незажившей и даже является предметом регулярных споров с его соседями. С другой стороны, значительная часть помещений печально известного объекта была превращена в музейный комплекс по образцу Освенцима, чтобы не забыть еще одну роковую страницу Второй мировой войны.

Jaume Pi. Авангард

ТЕМЫ, КОТОРЫЕ УТВЕРЖДЕНЫ В ЭТОЙ ЗАПИСИ

японских военных преступлений - отряд 731, каннибализм, пытки, химическое оружие, убийства военнопленных и гражданских лиц и другие злодеяния - WW2Wrecks.com

Военные преступления Японии были совершены во многих странах Азии и Тихого океана в период японского империализма, в первую очередь во время Второй китайско-японской войны и Второй мировой войны.

Эти инциденты также были описаны как зверства, связанные с Холокостом в Азии и войной в Японии.

Р.Дж. Раммель, профессор политологии Гавайского университета, считает, что в период с 1937 по 1945 год японские военные убили от 3 до 10 миллионов человек, вероятнее всего, 6 миллионов китайцев, корейцев, малазийцев, индонезийцев, филиппинцев и индокитайцев. среди прочих, включая западных военнопленных.

Согласно Раммелю, «этот демоцид [то есть смерть от правительства] был результатом морального банкротства политической и военной стратегии, военной целесообразности и обычаев, а также национальной культуры».

По данным Руммеля, только в Китае в 1937-1945 годах было убито около 3,9 миллиона китайцев, в основном мирных жителей, в результате японских операций и 10,2 миллиона - в ходе войны.

Самым печально известным инцидентом в этот период была Нанкинская резня 1937–1938 годов, когда, согласно выводам Международного военного трибунала по Дальнему Востоку, японская армия уничтожила до 300 000 гражданских лиц и военнопленных, хотя цифра где-то в сотнях тысяч.

В Юго-Восточной Азии резня в Маниле в феврале 1945 года привела к гибели 100 000 мирных жителей Филиппин. По оценкам, по крайней мере один из 20 филиппинцев погиб от рук японцев во время оккупации.

В Сингапуре в феврале и марте 1942 года резня в Сук Чинг была систематическим истреблением предполагаемых враждебных элементов среди китайского населения.

Бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю сказал в интервью National Geographic, что было убито от 50 000 до 90 000 человек, в то время как, по словам генерал-майора Кавамура Сабуро, всего погибло 5 000 человек.

Военные преступления определены Токийской хартией как «нарушение законов или обычаев войны», включая преступления против комбатантов противника и некомбатантов противника.

Военные преступления также включали умышленные нападения на граждан и собственность нейтральных государств, поскольку они подпадают под категорию некомбатантов, как при нападении на Перл-Харбор.

Военнослужащие Японской империи были обвинены или осуждены за совершение множества подобных действий в период японского империализма с конца 19-го до середины 20-го веков.

Их обвинили в серии нарушений прав человека в отношении гражданских лиц и военнопленных в Восточной Азии и западном Тихоокеанском регионе.

Эти события достигли пика во время Второй китайско-японской войны 1937–45 и азиатско-тихоокеанских кампаний Второй мировой войны (1941–45).

Помимо японского гражданского и военного персонала, корейцы и тайваньцы, которые были вынуждены служить в вооруженных силах Японской империи, также были признаны совершившими военные преступления в составе японской императорской армии.

Япония не подписывала Женевскую конвенцию 1929 г. о военнопленных (за исключением Женевской конвенции 1929 г. о больных и раненых), хотя в 1942 г. она обещала соблюдать ее условия.

Совершенные преступления также подпадают под действие других аспектов международного и японского права. Например, многие преступления, совершенные японским персоналом во время Второй мировой войны, являются нарушением японского военного законодательства и подлежат рассмотрению военным трибуналом, как того требует этот закон.

Империя также нарушила международные соглашения, подписанные Японией, в том числе положения Гаагских конвенций (1899 и 1907), такие как защита военнопленных и запрет на использование химического оружия, Конвенция о принудительном труде 1930 года, запрещающая принудительный труд, Международная конвенция 1921 года о борьбе с торговлей женщинами и детьми, запрещающая торговлю людьми, и другие соглашения.

Японское правительство также подписало Пакт Келлогга-Бриана (1929 г.), в результате чего его действия в 1937–1945 гг. Подпадали под действие обвинения в преступлениях против мира - обвинении, которое было выдвинуто на Токийском процессе для преследования военных преступников «класса А». Военные преступники «класса B» были признаны виновными в военных преступлениях как таковых, а военные преступники «класса C» были виновны в преступлениях против человечности.

Правительство Японии также приняло условия, установленные Потсдамской декларацией (1945 г.) после окончания войны, в том числе положение статьи 10 о наказании «всех военных преступников, включая тех, кто жестоко обращался с нашими пленными.”

Два японских офицера, Тошиаки Мукаи и Цуёси Нода соревнуются в том, кто первым убьет (мечом) сотню человек. Жирный заголовок гласит: «Невероятный рекорд» (в конкурсе на обезглавливание 100 человек) - Мукаи 106-105 Нода - оба 2-х лейтенанта идут на дополнительные возможности ».

Специальные японские воинские части проводили эксперименты над мирным населением и военнопленными в Китае.

Одним из самых печально известных был Отряд 731 под командованием Широ Исии.Отряд 731 был создан по приказу самого Хирохито.

Жертвы подвергались экспериментам, включая, помимо прочего, вивисекцию и ампутации без анестезии и испытания биологического оружия.

Анестезия не применялась, поскольку считалось, что анестетики могут отрицательно повлиять на результаты экспериментов.

Чтобы определить лечение от обморожения, заключенных выводили на улицу в морозную погоду и оставляли с обнаженными руками, периодически поливая водой до твердого состояния.

Позже рука была ампутирована; врач повторял процедуру с плеча жертвы до плеча. После того, как обе руки исчезли, врачи перешли к ногам, пока не остались только голова и туловище. Затем жертву использовали для экспериментов с чумой и патогенами.

По одной из оценок, эксперименты, проведенные одной только установкой 731, привели к гибели 3000 человек.

Кроме того, согласно данным Международного симпозиума по преступлениям бактериологической войны 2002 года, число людей, погибших в результате бактериологической войны Императорской японской армии и экспериментов над людьми, составляет около 580 000 человек.

Согласно другим источникам, «десятки тысяч, а возможно, даже 400 000 китайцев умерли от бубонной чумы, холеры, сибирской язвы и других болезней…» в результате применения биологической войны.

Старшие офицеры Отряда 731 не были привлечены к ответственности за военные преступления после войны в обмен на передачу результатов своих исследований союзникам.

Сообщается, что они также получили ответственные должности в фармацевтической промышленности Японии, медицинских школах и министерстве здравоохранения.

Один случай экспериментов над людьми произошел в самой Японии.

По крайней мере девять из 11 членов экипажа выжили при крушении бомбардировщика ВВС США B-29 на Кюсю 5 мая 1945 года. Эскадрилья.)

Командир бомбардировщика был отделен от его экипажа и отправлен в Токио для допроса, а остальные выжившие были доставлены на факультет анатомии университета Кюсю в Фукуока, где подверглись вивисекции или были убиты.

В последние месяцы Второй мировой войны Япония планировала использовать чуму в качестве биологического оружия против мирных жителей США в Сан-Диего, Калифорния, во время операции «Цветение вишни ночью», надеясь, что чума принесет столько же ужаса американскому населению и тем самым отговорив Америку от нападения на Японию.

План планировалось запустить ночью 22 сентября 1945 года, но Япония сдалась пятью неделями раньше.

11 марта 1948 г. 30 человек, в том числе несколько врачей и одна медсестра, были преданы суду трибуналом союзников по военным преступлениям.

Обвинения в каннибализме были сняты, но 23 человека были признаны виновными в вивисекции или незаконном удалении частей тела.

Пятеро приговорены к смертной казни, четверо - к пожизненному заключению, остальные - к более коротким срокам. В 1950 году военный губернатор Японии генерал Дуглас Макартур смягчил все смертные приговоры и значительно сократил большинство сроков тюремного заключения.

Все осужденные за участие в университетской вивисекции были освобождены после 1958 года. Кроме того, многие участники, ответственные за эти вивисекции, никогда не были обвинены американцами или их союзниками в обмен на информацию об экспериментах.

В 2006 году бывший медицинский сотрудник IJN Акира Макино заявил, что ему было приказано - в рамках его обучения - провести вивисекцию около 30 гражданских заключенных на Филиппинах в период с декабря 1944 по февраль 1945 года. Операция включала ампутации.

По словам историков Ёсиаки Ёсими и Кентаро Авайя, во время Второй китайско-японской войны газовое оружие, такое как слезоточивый газ, применялось лишь эпизодически в 1937 году, но в начале 1938 года Императорская японская армия начала полномасштабное использование фосгена и хлора. , Люизит и тошнотворный газ (красный), а с середины 1939 года иприт (желтый) использовался как против войск Гоминьдана, так и против войск коммунистического Китая.

Согласно Ёсими и Сейя Мацуно, император Хирохито подписал приказы, определяющие применение химического оружия в Китае.

Например, во время битвы при Ухане с августа по октябрь 1938 года Император санкционировал использование ядовитого газа 375 раз.

Резолюция, принятая Лигой Наций 14 мая, осудила использование отравляющего газа Японией.

Другой пример - битва при Ичане в октябре 1941 года, во время которой 19-й артиллерийский полк помог 13-й бригаде 11-й армии IJA, выпустив 1000 желтых газовых снарядов и 1500 красных газовых снарядов по китайским войскам.

Район был переполнен китайскими гражданами, которые не могли эвакуироваться. Около 3000 китайских солдат находились в этом районе, 1600 пострадали. В японском отчете говорится, что «эффект газа кажется значительным».

В 2004 году Йошими и Юки Танака обнаружили в Австралийском национальном архиве документы, свидетельствующие о том, что цианистый газ испытывался на австралийских и голландских заключенных в ноябре 1944 года на островах Кай (Индонезия).

Японские имперские войска широко применяли пытки к заключенным, обычно с целью быстрого сбора военной разведки.

Заключенных, подвергнутых пыткам, впоследствии часто казнили. Бывший офицер японской армии, служивший в Китае, Уно Синтаро, заявил:

Основным средством получения разведданных было извлечение информации путем допроса заключенных. Пытки были неизбежной необходимостью. Убить и похоронить их следует естественно.

Вы делаете это, чтобы вас не узнали. Я верил и поступал так, потому что был убежден в том, что делаю. Мы выполнили свой долг в соответствии с указаниями наших мастеров.Мы сделали это ради нашей страны.

По сыновнему долгу перед предками. На поле боя мы никогда не считали китайцев людьми. Когда вы выигрываете, проигравшие выглядят очень несчастными. Мы пришли к выводу, что раса Ямато [то есть японцы] превосходила всех.

Эффективность пыток могла также привести к обратным результатам военным усилиям Японии.

После сброса атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки во время Второй мировой войны японские военные пытали захваченного американского пилота истребителя P-51 по имени Маркус МакДилда, чтобы выяснить, сколько атомных бомб было у союзников и каковы были будущие цели.

Макдилда, ничего не знавший ни об атомной бомбе, ни о Манхэттенском проекте, «признался» под пытками, что у США есть 100 атомных бомб и что Токио и Киото будут следующими целями. Ложное признание Макдилды могло повлиять на решение японского руководства сдаться.

Многие летчики союзников, захваченные японцами на суше или на море, были казнены в соответствии с официальной японской политикой.

Во время битвы за Мидуэй в июне 1942 года три американских летчика, которые были сбиты и приземлились в море, были замечены и захвачены японскими военными кораблями.

После кратких допросов двое летчиков были убиты, их тела привязаны к пятигаллонным канистрам с керосином, наполненным водой, и сброшены за борт с эсминца «Макигумо»; третий был убит, а его тело выбросили за борт у Араши.

13 августа 1942 года Япония приняла Закон о вражеских летчиках, в котором говорилось, что пилоты союзников, бомбившие невоенные цели на Тихоокеанском театре военных действий и захваченные на суше или на море японскими войсками, подлежали суду и наказанию, несмотря на отсутствие любой международный закон, содержащий положения о воздушной войне.

Этот закон был принят в ответ на рейд Дулитла, который произошел 18 апреля 1942 года, когда американские бомбардировщики B-25 под командованием подполковника Джеймса Дулиттла бомбили Токио и другие города Японии.

В соответствии с Гаагской конвенцией 1907 года (единственной ратифицированной Японией конвенцией об обращении с военнопленными) любой военный персонал, захваченный на суше или на море вражескими войсками, должен был рассматриваться как военнопленный и не наказываться просто за быть законными комбатантами.

Восемь Дулитл-налетчиков, захваченных при приземлении в Китае (и не знающих о существовании Закона о вражеских летчиках), были первыми экипажами союзников, которые предстали перед судом кенгуру в Шанхае по этому закону по обвинению в предполагаемом (но бездоказательном) обстреле японских мирных жителей. во время рейда Дулиттла.

Восьми экипажам было запрещено защищаться, и, несмотря на отсутствие законных доказательств, они были признаны виновными в участии в боевых действиях с воздуха против Японии.

Пять из восьми приговоров были заменены пожизненным заключением; трое других летчиков были доставлены на кладбище в окрестностях Шанхая, где были расстреляны 14 октября 1942 года.

Закон о вражеских летчиках привел к гибели сотен летчиков союзников во время войны на Тихом океане.

Приблизительно 132 летчика союзников, сбитых во время бомбардировки Японии в 1944–1945 годах, были казнены без суда и следствия после коротких процессов над кенгуру или военного трибунала.

Военнослужащие японской империи умышленно убили 33 американских летчика в Фукуоке, в том числе пятнадцать, которые были обезглавлены вскоре после того, как 15 августа 1945 года было объявлено о намерении японского правительства сдаться.

Толпы мирных жителей также убили нескольких летчиков союзников до прибытия японских военных, чтобы взять их под стражу.

Еще 94 летчика погибли от других причин, находясь под стражей в Японии, в том числе 52 летчика, которые были убиты, когда их намеренно бросили в тюрьме во время бомбардировки Токио 24–25 мая 1945 года.

Многие письменные отчеты и свидетельские показания, собранные австралийским отделом по военным преступлениям Токийского трибунала и расследованные прокурором Уильямом Уэббом (будущим главным судьей), указывают на то, что японский персонал во многих частях Азии и Тихого океана совершал акты каннибализма. против союзных военнопленных.

Во многих случаях это было вызвано постоянно усиливающимися атаками союзников на японские линии снабжения, а также смертью и болезнями японского персонала в результате голода.

По словам историка Юки Танака: «каннибализм часто был систематической деятельностью, проводившейся целыми отрядами и под командованием офицеров».

Это часто связано с убийствами с целью сохранения тел. Например, индийский военнопленный Хавильдар Чангди Рам показал, что: «[12 ноября 1944 года] кемпейтай обезглавили пилота [союзников].

Я видел это из-за дерева и наблюдал, как некоторые японцы срезали плоть с его рук, ног, бедер, ягодиц и уносили в свои покои… Они разрезали его на маленькие кусочки и жарили.”

В некоторых случаях у живых людей была отрезана плоть: другой индийский военнопленный, Ланс Наик Хатам Али (впоследствии гражданин Пакистана), дал показания в Новой Гвинее и заявил:

«… японцы начали отбирать пленных, и каждый день солдаты выводили одного пленного, убивали и съедали. Я лично видел, как это произошло, и здесь японцы съели около 100 заключенных.

Остальных перевели в другое место в 80 км от нас, где 10 заключенных умерли от болезни.Здесь японцы снова начали отбирать пленных для еды.

Отобранные были доставлены в хижину, где их плоть была отрезана от их тел, пока они были живы, и их бросили в канаву, где они позже умерли ».

Пожалуй, самым высокопоставленным офицером, осужденным за каннибализм, был генерал-лейтенант Йошио Тачибана (立 花 芳 夫, Татибана Ёсио), который вместе с 11 другими японскими военнослужащими был осужден в августе 1946 года за казнь летчиков ВМС США и каннибализм как минимум один из них - в августе 1944 года на острове Чичи-Дзима на островах Бонин.

Летчики были обезглавлены по приказу Тачибаны. Поскольку военное и международное право конкретно не касалось каннибализма, их судили за убийство и «предотвращение почетного захоронения». Татибана был приговорен к смертной казни и повешен.

Внутри опасного медицинского подразделения Японии во время Второй мировой войны, которое выпотрошило кричащих военнопленных, выскакивало глаза и заражало их чумой

Войска Японии были известны своей безжалостностью и жестокостью во время Второй мировой войны, а рассказы об их садизме по отношению к заключенным союзников стали печально известными.

Многим известны ужасающие истории военнопленных, погибших в маршах насильственной смерти или работающих насмерть на строительстве железных дорог из таких фильмов, как «Мост через реку Квай» и «Империя солнца».

19

Доктора из Отряда 731 экспериментируют с напуганным заключенным после того, как связали его Фото: CornerOfKnowledge.com

Но меньше людей слышали о зверствах, совершенных самым злым отрядом смерти Императорской Японии - Отрядом 731.

Подразделение было создано военным врачом Широ Исии в 1936 году для изучения биологического оружия.

И во время войны он использовал пленных солдат, политических диссидентов и гражданских лиц из оккупированных стран - включая женщин и детей - в качестве живых подопытных.

Исии разрушил восемь деревень в оккупированном Китае, чтобы построить обширный комплекс площадью четыре квадратных мили в Пинфане, недалеко от Харбина.

Здесь его врачи проводили ужасающие эксперименты над своими беспомощными жертвами, заражая их ужасными болезнями, такими как бубонная чума.

Затем они вскрыли их без анестезии, пока они были еще живы, чтобы изучить воздействие на внутреннюю часть тела.

Я разрезал его от груди до живота, и он ужасно кричал, и его лицо исказилось в агонии

Анонимный бывший фельдшер отделения 731

Бывший фельдшер отделения анонимно рассказал в 1996 году об одной такой «операции», которую он провел.

Он сказал New York Times: «Этот парень знал, что для него все кончено, поэтому он не сопротивлялся, когда его ввели в комнату и связали.

«Но когда я взял скальпель, он начал кричать.

«Я разрезал его от груди до живота, и он ужасно кричал, и все его лицо исказилось от боли.

«Он издал этот невообразимый звук, он так ужасно кричал. Но потом он наконец остановился.

«Это было обычным делом для хирургов, но это действительно произвело на меня впечатление, потому что это был мой первый раз».

19

Врачи отделения 731 позируют рядом с одной из своих жертв Фото: CornerOfKnowledge.com

19

Доктора смерти в отделении 731 проводят тесты на детях, заразившихся ими. : Rex Features

19

Плакучая рана заключенного, зараженного чумой в Блоке 731 Фото: Rex Features

19

Заключенных привязывали к кольям до того, как на них были испытаны химическое оружие, огнеметы и гранатыКредит: CornerOfKnowledge.com

Он объяснил, что бедному заключенному было отказано в милосердии даже к обезболивающим, потому что они «могли повредить органы и кровеносные сосуды, которые мы исследовали».

И он подтвердил, что подобные эксперименты проводились над детьми, но защищал это, потому что «вероятно, их отцы были шпионами».

Одной из целей подразделения было создание чумных бомб, которые можно было бы отправлять в США на воздушных шарах и сбрасывать, чтобы вызвать вспышки болезни.

Со временем возможности подразделения расширились за пределы биологической войны.

Заключенным также ампутировали конечности, чтобы изучить кровопотерю, и иногда им зашивали обратно на противоположной стороне тела.

У других были вырезаны части мозга, легких или печени или удален желудок, а пищевод снова прикреплен к кишечнику.

ГОРЕЛ ЖИВЫЙ

Химическое оружие, такое как сибирская язва и газ фосген, также испытывали на осужденных.

В одном ужасном сообщении рассказывается, как российские мать и дочь оставили в газовой камере, когда врачи смотрели через стекло и измеряли время их судорог.

Они наблюдали, как женщина растянулась на своем ребенке в отчаянной попытке спасти ее от газа.

Некоторых пленных привязали к кольям, когда войска испытывали на них новейшие огнеметы и гранаты.

Другие были заперты в барокамерах, чтобы посмотреть, сколько они смогут выдержать, пока их глаза не выскочили из орбит или не закружились в центрифугах.

В другом эксперименте с больными жертвы выводили на улицу в морозную погоду и оставляли с обнаженными конечностями, периодически поливая их водой, до тех пор, пока они не получили обморожения - все, чтобы они могли изучить, как это лечить.

Один японский офицер сказал, что они знали, что субъект оставался снаружи достаточно долго, потому что «замороженные руки при ударе короткой палкой издавали звук, напоминающий звук, издаваемый доской при ударе».

19

Трое заключенных были привязаны к столбу перед тем, как быть убитыми Отрядом 731 Фото: ВИКИМЕДИА

19

Черные опухшие руки китайского заключенного, выведенного на улицу для эксперимента по обморожению Фото: Rex Features

19

Врачи в костюмах для защиты животных несут тело одного жертв химического оружия Фото: Алами

19

Персонал отряда 731 проходит инструктаж.Никто никогда не привлекался к ответственности за злодеяния Фото: Rex Features

19

Тысячи погибли на обширном объекте площадью четыре квадратных мили Фото: Rex Features

Исии управлял отрядом 731 как личным домом ужасов.

Однажды он потребовал, чтобы человеческий мозг поэкспериментировал, поэтому охранники схватили заключенного и удерживали его, пока один из них рубил ему голову топором.

«Фабрика смерти» была завалена частями тел в банках.

Такео Вано, 71-летний бывший медицинский работник отделения 731, сказал, что однажды он видел стеклянную банку шести футов высотой, в которой «западный» человек - разрезанный пополам вертикально - мариновался в формальдегиде.

Мне напомнили Ад Данте - оставьте надежду, все входящие сюда

Major Robert PeatyBrit POW

Другой анонимный ветеран сказал, что видел ноги, головы и другие органы в контейнерах.

Он вспоминал: «Я видел образцы с этикетками« американец »,« английский »и« француз », но большинство из них были китайцами, корейцами и монголами».

Человеческие существа, использованные для экспериментов с изгибами, получили прозвище «бревна», потому что прикрытие кошмарного объекта состояло в том, что это был лесопильный завод.

От 3 000 до 12 000 мужчин, женщин и детей были убиты Отрядом 731.

Ни один из посланных туда заключенных не выжил.

Но было по крайней мере семь других отдаленных частей, разбросанных по оккупированной японцами Азии, все под командованием Исии.

19

Японский истребитель сдается американским войскам в Иводзиме после выхода из пещеры Фото: AP: Associated Press

19

Имперские солдаты среди завалов на этой удивительной цветной фотографии Фото: mediadrumimages / RoystonLeonard

19

Американские войска и береговая охрана стоят на Внимание: американский флаг поднят над Акашимой 2 апреля 1945 года Фото: AP: Associated Press

19

USS Santa Fe после того, как авианосец был подбит и поджог японским пикирующим бомбардировщиком во время вторжения на ОкинавуКредит: AP: Associated Press

Британский военнопленный майор Роберт Пити из артиллерийского корпуса Королевской армии был старшим британским офицером в Мукдене, лагере в 350 милях от Пингфана.

Вспоминая ужасы лагеря после войны, он сказал: «Мне напомнили Ад Данте - оставьте надежду, все входящие сюда».

Пити записал в секретном дневнике заключенных, которым делали регулярные прививки от инфекционных заболеваний, замаскированные под безвредные прививки.

23 февраля его запись гласила: «Похороны 142 погибших. За 5 дней скончались 186 человек, все американцы».

«МАГАЗИН, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ»

Раздайте британцам бесплатные ваучеры на улицу в бюджет, настаивал Риши

Exclusive

RISHI'S THIN SPREAD

Бюджет будет дорогим и болезненным бутербродом с раздачей подарков и повышением налогов

Комментарий

ROD LIDDLE Профсоюзы учителей возглавляют список злодеев Covid

Exclusive

TIGER PILLS FEAR

Семья Тайгера Вудса опасается, что он снова подсадит на таблетки после ужасной аварии

ELLE CHAPO

Как арест Эль Чапо Как арестовать Эль Чапо Жена могла свергнуть жестокий наркокартель Синалоа

EU-TURN!

Теперь Франция вслед за Меркель просит граждан сделать оксфордскую вакцину

Несмотря на невообразимые зверства, совершенные Исии и его врачами смерти, никто так и не был наказан.

Армия США предоставила неприкосновенность военным преступникам в обмен на их данные, и исследование держалось в секрете, а Япония признала существование Отряда 731 только в 1990-х годах.

Исии разрешили жить мирно до своей смерти от рака горла в 1959 году.

Другие высокопоставленные чиновники в адском лагере сделали успешную карьеру в медицине, политике и науке.

Один стал губернатором Токио, другой президентом Японской медицинской ассоциации, а один даже поднялся до главы Олимпийского комитета Японии.

19

Отряд 731 был создан Широ Исии в 1936 году Фото: ВИКИМЕДИА

19

Лагерь зверств в Мукдене, Китай, где проводился майор Роберт Пити для тестирования бактерий Фото: Rex Features

19

Основное подразделение в Пинфане было взорвано Японцы в конце войны Фото: Рекс Характеристики

19

Останки жертв бактериальной войны обнаружены в Нанкине, восточный Китай, в 1998 году Фото: Рекс Особенности Польская деревня, разбомбленная и разрушенная немецкими самолетами во время Второй мировой войны .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *