Открытие второго фронта в нормандии: Открытие второго фронта. Почему хозяева Запада выжидали

Содержание

6 июня 1944 г. «День Д» — высадка союзников в Нормандии. Открытие второго фронта в Европе: koparev — LiveJournal


Нормандская операция, или операция «Оверлорд» — стратегическая операция союзников по высадке войск в Нормандии, начавшаяся рано утром 6 июня 1944 года и закончившаяся 31 августа 1944 года, после чего союзники пересекли реку Сену,

освободили Париж и продолжили наступление к французско-германской границе.

Операция открыла Западный фронт в Европе во Второй мировой войне. До сих пор является крупнейшей десантной операцией в истории — в ней приняли участие более 3 миллионов человек, которые пересекли пролив Ла-Манш из Англии в Нормандию.

Нормандская операция осуществлялась в два этапа:


  1. Операция «Нептун» — кодовое имя начальной фазы операции «Оверлорд» — началась 6 июня 1944 года, дата также известна как «День Д», закончилась 1 июля 1944 года. Её целью было завоевание плацдарма на континенте, которое продолжалось до 25 июля;

  2. Операция «Кобра» — прорыв и наступление по территории Франции была осуществлена союзниками сразу после конца первой операции.

Совместно с этим с 15 августа до начала осени американские и французские войска успешно провели Южно-французскую операцию, в качестве дополнения к Нормандской операции. Далее, осуществив эти операции, войска союзников, наступавшие с севера и юга Франции, соединились и продолжили наступление к германской границе, освободив практически всю территорию Франции.

При планировании десантной операции командование союзников использовало опыт, полученный на Средиземноморском театре военных действий в ходе высадки в Северной Африке в ноябре 1942 года, высадки на Сицилии в июле 1943 года и высадки в Италии в сентябре 1943 года — которые до высадки в Нормандии были крупнейшими десантными операциями, также союзники учитывали опыт некоторых операций, проводимых ВМС США на Тихоокеанском театре военных действий.

Операция была крайне засекречена. Весной 1944 года в целях безопасности было даже временно прекращено транспортное сообщение с Ирландией. Все военнослужащие, получившие приказ относительно будущей операции, переводились в лагеря на базах погрузки, где они изолировались, и им было запрещено покидать базу. Операции предшествовала крупная операция по дезинформации противника о времени и месте вторжения войск союзников в 1944 году в Нормандии, в её успехе большую роль сыграл Хуан Пужоль.

Основными силами союзников, принявшими участие в операции, были армии США, Великобритании, Канады и французского движения Сопротивления. В мае и начале июня 1944 года войска союзников были сконцентрированы преимущественно в южных районах Англии возле портовых городов. Перед самой высадкой союзники перевели свои войска на военные базы, расположенные на южном побережье Англии, самой важной из которых был Портсмут. С 3 по 5 июня происходила погрузка на транспортные суда войск первого эшелона вторжения. В ночь с 5 на 6 июня десантные корабли были сосредоточены в проливе Ла-Манш перед высадкой морского десанта. Точками высадки были преимущественно пляжи Нормандии, получившие кодовые названия «Омаха», «Сорд», «Джуно», «Голд» и «Юта».

Вторжение в Нормандию началось с массированного ночного парашютного десанта и высадки на планерах, воздушными атаками и обстрелом немецких береговых позиций флотом, а рано утром 6 июня началась высадка десанта с моря. Высадка производилась несколько суток, как днём, так и в ночное время.

Битва за Нормандию продолжалась более двух месяцев и заключалась в основании, удержании и расширении береговых плацдармов силами союзников. Она закончилась освобождением Парижа и падением Фалезского котла в конце августа 1944 года.

ОПЕРАЦИЯ «ОВЕРЛОРД». ВЫСАДКА СОЮЗНОГО ДЕСАНТА В НОРМАНДИИ И ОТКРЫТИЕ ВТОРОГО ФРОНТА

ОПЕРАЦИЯ «ОВЕРЛОРД». ВЫСАДКА СОЮЗНОГО ДЕСАНТА В НОРМАНДИИ И ОТКРЫТИЕ ВТОРОГО ФРОНТА

Высадка союзного десанта в Нормандии

О высадке британского экспедиционного корпуса во Франции уже в 1942 г. Черчилль говорил в палате общин еще 14 июля 1940 г., через 40 дней после «дюнкеркского чуда», когда англичане при попустительстве Гитлера сумели спасти цвет своих сухопутных сил после унизительных поражений во Франции. Поражения советских войск в 1941 г. и неудачи весной и летом 1942 г. вынудили Великобританию и США, заинтересованных в продолжении борьбы на Восточном фронте, всерьез задуматься над разработкой крупной десантной операции в Западной Европе.

В ноябре 1942 г. американцы провели десантную операцию в Алжире. Постепенно немецко-итальянская группировка вытеснялась англичанами и американцами из Ливии и Туниса, и 12 мая ее остатки капитулировали. Но эти локальные операции западных союзников, как и последовавшая 3 сентября 1943 г. высадка в Сицилии, еще не были открытием Второго фронта. На советско-германском фронте Гитлер продолжал удерживать более 80 % всех боеспособных частей. В ноябре 1943 г. на Тегеранской конференции Сталин поставил вопрос о Втором фронте во главу угла, настаивая на мае 1944 г. как сроке его открытия.

Французская разведка докладывала, что линия германского Атлантического вала в Нормандии плохо укреплена, а сильные течения «гасятся» с запада полуостровом Котантен. Здесь и было решено провести высадку десанта. В операции, получившей кодовое наименование «Оверлорд», должны были принимать участие 1-я и 3-я американские (последняя оставалась в резерве), 2-я английская и две дивизии 1-й канадской армии. Штаб Эйзенхауэра наметил пять зон высадки войск в Нормандии — от устья реки Див до восточного побережья полуострова Котантен. Длина сектора десантной операции составляла почти 90 км. Для отработки элементов высадки создали специальный полигон. Были построены громадные плавучие порты, прозванные «шелковичными гаванями», которые подтянули буксиром и поставили в море вдали от нормандского берега, подводный трубопровод, гарантировавший поставку бензина.

Союзникам удалось сохранить в тайне место высадки. Они сбивали противника с толку, чтобы заставить его поверить, что высадка произойдет в районе Па-де-Кале после форсирования самого узкого места пролива между Британией и Францией. Здесь создавались фиктивные лагеря.

Во Франции, Бельгии, Голландии находилось 58 германских дивизий (с некомплектом в 20–30 % по людям и гораздо большим по технике), которые были подчинены командованию «Запад» во главе с генерал-фельдмаршалом Рунштедтом. Роммель, командовавший войсками на берегу Ла-Манша, предупреждал, что удар может быть нанесен между Каном и Шербуром. Однако у него не было ни времени, ни возможности довести оборону в Нормандии до нужного состояния. Попытки убедить Гитлера и Рунштедта разгромить десант еще на берегу оказались тщетными.

К июню 1944 г. союзное командование сосредоточило на Британских островах 25 пехотных, 10 бронетанковых и 4 воздушно-десантные дивизии. Было создано более чем двукратное превосходство над немцами в орудиях и минометах и 61-кратное в самолетах. Высадку обеспечивали 6 тысяч кораблей и судов, 11 тысяч боевых и 2400 транспортных самолетов, 850 десантных планеров. На берег должны были высадиться 156 тысяч человек. Экспедиционные силы располагали танками с тралами, которые должны были делать проходы в минных полях, танками-амфибиями и пр. Союзное командование провело анализ графиков приливов и отливов: необходимо было увидеть тысячи препятствий на мелководье. Днем «D» (Decisive Day — «решающий день») было назначено 6 июня 1944 г. С утра 5 июня 200 тральщиков начали проделывать фарватеры для продвижения десантных судов и боевых кораблей. Во второй половине дня десантные отряды начали выходить из пунктов выгрузки.

Авиационная подготовка операции началась 5 июня в 22.35. До 2600 бомбардировщиков сбрасывали свой груз на побережье и тылы немцев в Северо-Восточной Франции. Оборона противника на побережье Сенекой бухты была полностью подавлена.

После часа ночи 6 июня в 5–10 км от побережья Нормандии были высажены три воздушно-десантные дивизии, которые должны были подготовить условия для высадки морского десанта. Авиация и корабли засыпали северное побережье Нормандии градом бомб и снарядов. Они подавляли немецкие батареи, разрушали оборонительные сооружения, уничтожали минные поля и повреждали линии связи.

Первый эшелон авиадесантных дивизий выбрасывался на парашютах, второй перебрасывался на планерах и высаживался в районах, захваченных парашютистами. Всего по воздуху было переброшено 24 500 человек, 560 автомашин, 360 орудий, 18 легких танков и 400 тонн грузов.

Авиадесантные дивизии создали условия для высадки морского десанта. Общий порядок высадки был следующим. В самом начале на берег под прикрытием плавающих танков высаживались штурмовые группы, в задачу которых входило пройти сквозь заграждения и обеспечить своим огнем высадку инженерно-саперных групп и последующую их работу по расчистке заграждений. После расчистки прибрежных участков начиналась высадка первого атакующего эшелона.

В день высадки разыгрался пятибалльный шторм. Море швыряло мелкие десантные суда, немало их было выброшено на рифы или опрокинуто. Лишь в двух пунктах высадки удалось спустить на воду танки-амфибии. Заграждения у берега в условиях шторма невозможно было полностью устранить, поэтому они стали причиной значительных потерь. Изнуренные морской болезнью американские, канадские и английские пехотинцы с трудом выбирались на берег. 5 последовательных цепей атакующих навсегда остались на месте их выхода из воды. Но вскоре подошедшие вплотную к берегу эсминцы подавили своим огнем огневые точки немцев.

В первый день операции были высажены основные силы 5 пехотных и 3 авиадесантных дивизий (более 150 тысяч человек), которым удалось захватить три плацдарма глубиной от 3 до 12 км. Общие потери союзников 6 июня были невелики — чуть более 2500 человек. Но общего плацдарма, как это планировалось, в первый день создано не было.

Союзники имели полное господство в воздухе. Авиация оказала большую поддержку при высадке с моря. Кроме того, уничтожив большинство мостов через Сену на востоке и через Луару на юге, авиация союзников изолировала район боев в Нормандии. Немецким резервам пришлось двигаться в обход.

Против 8 дивизий союзников действовали только 3 потрепанные пехотные и части 21-й танковой немецких дивизий. Успешный захват плацдармов американо-английскими войсками в значительной мере был обеспечен тактической внезапностью. Соединения 7-й немецкой армии были подняты по тревоге, когда авиадесантные дивизии уже были высажены. Роммель узнал о высадке союзников уже через 6 часов после ее начала, так как еще 4 июня отправился в Германию навестить родных. Сам Гитлер не знал о вторжении союзников почти до полудня. При этом союзниками продолжали производиться обманные действия в районе Па-де-Кале. Лишь к 16.00 6 июня ставка Гитлера убедилась, что высадка в Нормандии не является отвлекающей операцией.

Накапливание сил вторжения продолжалось быстрыми темпами, но только к 24 июля союзным войскам удалось продвинуться в глубину от 30 до 50 км на фронте шириной в 100 км. Впрочем, после выхода войск с плацдарма в Нормандии на оперативный простор стало ясно, что союзники имеют подавляющее преимущество в средствах и силах. Немцы откатывались на восток.

«Оверлорд» был грандиозной по размаху десантной операцией, которая, несмотря на многочисленные неточности и просчеты в планировании, была справедливо признана одним из шедевров военного искусства. Открытие Второго фронта облегчило положение советских войск на Восточном фронте, а положение гитлеровцев сделало практически безнадежным.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Открытие второго фронта в Нормандии: как это было

Подготовка врага


Германское командование в 1944 году прекрасно понимало, что западный фронт был ослаблен в результате постоянной переброски сил на восточный фронт для борьбы с Красной Армией. В директиве №51, касавшейся распоряжений в связи с ожидаемым вторжением союзных войск на западном фронте, Гитлер писал: «Я не могу больше брать на себя ответственность за то, что Запад ослабляется в пользу других театров военных действий». Для отражения войск союзников необходимо было провести приготовления, которые исключили бы или значительно затруднили продвижения англо-франко-американских войск.

Эту задачу поручили командующему группой армий «Б» генералу Роммелю. Под его руководством были созданы подводные препятствия в виде стальных, деревянных балок, закопанных в песок на небольших глубинах ниже верхней отметки прилива. К балкам были прикреплены противопехотные мины всех видов, противотанковые ежи и бетонные надолбы. На больших глубинах ставились якорные и донные мины всех систем. Берег был также минирован противотанковыми и противопехотными минами, а ровные участки местности, пригодные для посадки десантных планеров и выброски парашютистов, «ощетинились» закопанными в землю бревнами и столбами, получившими название «спаржа Роммеля».

В этих условиях англо-американские войска могли высадиться только в определенный момент – утром, при минимальном уровне прилива, вскоре после восхода солнца. Только в этом случае корабли союзников могли беспрепятственно подойти к береговой линии Нормандии. Но в июне таких дней всего три – 5,6,7 июня. 5 июня, неожиданно для союзников, погода сильно испортилась, что стало дополнительным затруднением для союзных войск. Начало операции главнокомандующий Эйзенхауэр перенес на следующий день. Если бы погода «не удалась» и на следующий день, то операцию по высадке союзных войск, возможно, не предпринимали бы еще год.

чего стоило открытие второго фронта 75 лет назад — Российская газета

Ровно 75 лет назад союзные войска смогли прорвать оборону немцев и провести успешную десантную операцию в Нормандии, на севере Франции. Так началась операция «Оверлорд», ознаменовавшая открытие второго фронта в Европе против фашистской Германии.

Об этом событии написаны и сняты сотни книг и фильмов, но чтобы понять его масштаб, достаточно взглянуть на ключевые цифры. Наиболее яркие из них в своем материале собрал портал Business Insider:

— Приблизительно 7 миллионов тонн грузов, включая 450 000 тонн боеприпасов, были доставлены в Великобританию из США в рамках подготовки к вторжению.

— Около 17 миллионов карт создали специалисты по планированию операции, чтобы помочь войскам ориентироваться на местности.

— 749 американских солдат были убиты немецкими силами быстрого реагирования во время учений при подготовке к операции в конце апреля 1944 года.

— 11 590 самолетов союзников совершили 14 674 вылетов только в первый день операции. Высадке морского десанта предшествовали массированная бомбардировка и заброс в тыл немцев парашютистов.

— 15 500 американских и 7 900 британских десантников благодаря этому оказались на территории Франции, прежде чем союзные войска штурмовали побережье.

— 6 939 кораблей, в том числе 1 213 боевых, 4 126 десантных, 736 вспомогательных судов и 864 торговых судна, укомплектованных 195 700 моряками, приняли участие в штурме пляжной зоны Нормандии.

— 132 715 военнослужащих, среди которых было 57 500 американцев и 75 215 британцев и канадцев, высадились в пяти основных секторах вторжения. Они получили кодовые названия «Юта», «Омаха», «Голд», «Джуно» и «Сорд».

— Число жертв в день высадки 6 июня для армии США составило 2 499 убитых, 3 184 раненых, 1 928 пропавших без вести и 26 захваченных в плен. Британские войска потеряли около 2 700 человек, канадские части — 946.

— Примерно 425 000 человек составили общие потери союзников и немецких войск в битве за Нормандию (6 — 25 июня 1944 года).

как адмирал Харламов подтолкнул британцев к открытию Второго фронта

Рано утром 6 июня 1944 года тысячи американских, британских и канадских кораблей и бомбардировщиков выдвинулись из Англии и пересекли пролив Ла-Манш в районе Нормандии. Войска антигитлеровской коалиции, десантировавшись с моря и с воздуха, взяли оккупированный фашистами берег Северной Франции под контроль уже к 25 августа 1944 года. Эта десантная операция, открывшая Западный фронт в Европе, считается крупнейшей в истории.

Единственным советским офицером, который 6 июня 1944-го был на борту корабля «Мавришес», принимавшего участие в Нормандской операции (операции «Оверлорд»), был контр-адмирал Николай Харламов. В те годы он возглавлял советскую военную миссию в Великобритании, которая представляла своего рода военно-политическое посольство, созданное в начале войны в Лондоне для переговоров, обмена разведданными и контроля поставки стратегических и гуманитарных грузов союзников для Красной армии.

Николай Харламов принимал участие в подготовке легендарного десанта, консультируя американские соединения по морской тактике. Доверие британцев и американцев к нему было огромным. И потому советского контр-адмирала пригласили на берег Ла-Манша в исторический момент.

За четыре года до операции «Оверлорд» Харламов не подозревал, что ему придется заниматься военной дипломатией. В 1940 году контр-адмирал был вызван в Москву из Севастополя, где служил начальником штаба Черноморского флота, на специальные курсы усовершенствования высшего начсостава флота. По окончании получил назначение в Генеральный штаб на должность начальника управления боевой подготовки Военно-морских сил. Война застала его на Балтийском флоте, где Харламов был с инспекцией.

В 1941 году контр-адмирала вызвали на совещание в наркомат обороны, где присутствовали члены Политбюро, начальник Генштаба и Иосиф Сталин. После этого совещания Харламову поставили задачу сопровождать британскую миссию в Москве и вести переговоры с англичанами.

То, что выбор пал именно на Харламова, не было случайностью. О его незаурядных способностях ходили легенды. Харламов родился в 1905 году в деревне Жуковка Брянской области. Будущему адмиралу было четырнадцать, когда умер его отец. Николай был старшим из четверых детей. Мать решила отправить его в части особого назначения. Подросток был в восторге от своей «взрослой» службы. ЧОНы боролись с бандитами в Брянских лесах. Там пригодилась и его феноменальная память. Харламову достаточно было один раз взглянуть на страницу из учебника, чтобы дословно все запомнить. Николай вступил в комсомол и отправился учиться в Петроград — в Военно-морское училище имени Фрунзе.

©

За шесть лет учебы в морском училище Харламов успел параллельно закончить юридические курсы и военно-политическое училище Рошаля, где готовили командные кадры. За отличную учебу ему позволили выбрать место службы. И в 1928-м Николай отправился на Черноморский флот. Службу Харламов начал вахтенным, а через десять лет стал уже начальником штаба Черноморского флота.

Затем Харламова перевели в Москву, где вскоре назначили на должность начальника управления боевой подготовки. Но занимал ее Харламов чуть больше месяца — до того самого совещания в Кремле, где он познакомился со Сталиным. Тот отметил моряка: Харламов говорил убедительно и четко, не робел перед высокими чинами, знал обстановку на флотах. И когда была сформирована советская военная миссия в Англии, ее главой назначили начальника разведки генерала Филиппа Голикова, а его заместителем — контр-адмирала Харламова.

Преодолев опасный путь над Белым морем, оторвавшись от немецкой авиации, члены советской миссии долетели до Шотландии и 8 июля 1941 года прибыли в Лондон на Юстонский вокзал. Там их аплодисментами встретили простые англичане, которые узнали о приезде миссии из газет. Около десяти тысяч человек пришли оказать им свою поддержку. Однако совсем другое отношение члены миссии ощутили в коридорах власти. Военный министр Моргенсон при знакомстве даже не подал советским офицерам руки и не предложил сесть. А в Имперском генеральном штабе на вопрос о конкретных совместных боевых действиях миссия услышала:«Еще не время».

Двенадцатого июля 1941 года в Москве было подписано советско-британское соглашение о совместных действиях против Германии. В тот же день генерал Голиков уехал из Лондона, чтобы продолжить работу в США. Его обязанности и должность военно-морского атташе СССР принял контр-адмирал Харламов. Чтобы добиться от Великобритании выполнения союзнических обязательств по обмену разведданными, Харламов вызвал из Москвы в Лондон советских радистов.

©

В апреле 1942-го Харламов получил и подтвердил чрезвычайной важности информацию о планах летней кампании Гитлера на Восточном фронте. Он планировал примерно в конце июня нанести главный удар в направлении Воронежа и Сталинграда.

Глава советской миссии хотел заказать дивизион тральщиков. Заказ могли выполнить в Канаде, чей флот тогда подчинялся британской короне. Харламов обратился к лорду Дадли Паунду за помощью в размещении заказа. Тот пообещал все сделать, однако отправил совершенно противоположное указание в Канаду.

Об этом вероломстве Харламов узнал от офицера адмиралтейства, который был возмущен таким отношением к союзникам и тайно передал главе советской миссии копию распоряжения Паунда. Когда контр-адмирал предъявил улику лорду, тот отменил злополучный приказ. Советский флот получил тральщики.

Новое вооружение Харламов искал сам: ездил на испытательные полигоны, заводы, фабрики и судоверфи, вел переговоры с крупными промышленниками.

Когда на фронте столкнулись с трудностями перевода — ведь инструкций по пользованию американской и английской техникой на русском языке не печатали — Николай Харламов нашел выход. Специалисты приезжали из Советского Союза, изучали иностранные машины и отправлялись в Архангельск вместе с конвоями — передавать свои знания красноармейцам.

К лету 1943 года союзникам удалось втрое сократить численность немецкой авиации. И в этом, стоит признать, была заслуга и англо-американских воздушных соединений.

Красная армия продолжала фактически в одиночку перемалывать почти две сотни дивизий вермахта, а союзники в это время собирали свои армии и готовились к высадке. В августе 1943-го Харламов был вызван в Москву к Сталину. Тот поставил задачу подтолкнуть британцев к скорейшему открытию Второго фронта на севере Франции, действуя через общественное мнение.

Харламов развернул большую кампанию: члены миссии много выступали, об их деятельности писали газеты, они были нарасхват на всех официальных мероприятиях. Жены членов миссии участвовали в женских рабочих митингах в поддержку Красной армии, ездили по предприятиям и госпиталям.

В мае 1944-го в Шотландии союзники передали СССР часть своих кораблей и подводных лодок. Наступал решающий момент. Американские войска уже прибыли в Великобританию. По приглашению американского командования Харламов ездил на учения союзников. Консультировал адмиралов по вопросам морской тактики.

Операция «Оверлорд» началась с высадки союзных войск в Нормандии 6 июня 1944 года. Адмирал Харламов участвовал в ней в качестве официального наблюдателя от СССР. Он шел во главе колонны Д на флагманском крейсере «Мавришес», десант которого должен был высадиться у города Кан. Однако статус наблюдателя не гарантировал безопасности.

Мощная артподготовка и бомбежка силами авиации союзников, казалось, должны были превратить в пыль все силы фашистов. Но едва колонна подошла к берегу, с него открыли огонь по десанту. Целые сутки линия фронта походила на чересполосицу: американцы и британцы вклинивались на узких участках, а между ними немцы теснили наступавших обратно к воде. И только на вторые сутки берег был полностью захвачен.

©

Войска союзников двигались вглубь континента, и Харламов счел, что выполнил поставленную перед ним задачу. Вернувшись из Нормандии в Лондон, контр-адмирал попросил, чтобы его отправили на фронт, в море. Его просьбу выполнили: войну Николай Харламов заканчивал на Тихоокеанском флоте в составе Амурской флотилии с Квантунской армией Японии.

Николай Харламов после войны командовал Балтийским флотом — начинал его перевооружение ракетно-ядерным оружием. Это был единственный наш флот, где пересекались интересы многих государств, поэтому там пригодились дипломатические способности адмирала и его умение договариваться.

Николаю Харламову посвящен новый выпуск документального цикла «Легенды армии». Программа доступна на сайте «Звезды».

Открытие второго фронта

Антигитлеровская коалиция была создана после нападения Германии на Советский Союз. Уже 12 июля 1941 года между СССР и Великобританией было заключено соглашение о совместных действиях против нацистов. В дальнейшем подписаны документы по координации усилий СССР, Великобритании и США в деле разгрома агрессоров. СССР был главной силой коалиции, а от положения на советско‑германском фронте зависела судьба всей цивилизации. Антигитлеровская коалиция стала примером объединения государств с разными политическими системами ради достижения единой цели.


Взаимная помощь и поддержка

Уже в день нападения Германии на СССР, несмотря на предыдущие резкие выпады в адрес советского руководства, с поддержкой Красной Армии выступил британский премьер У. Черчилль. 24 июня аналогичное заявление сделал президент США Ф. Рузвельт.

«Мы должны оказать России и русскому народу всю помощь, какую только сможем. Мы должны призвать всех наших друзей и союзников во всех частях света придерживаться аналогичного курса и проводить его так же стойко и неуклонно, как это будем делать мы, до самого конца».

Из выступления У. Черчилля по радио 22 июня 1941 года

 

«Оба правительства взаимно обязуются оказывать друг другу помощь и поддержку всякого рода в настоящей войне против гитлеровской Германии. Они далее обязуются, что в продолжение этой войны не будут ни вести переговоров, ни заключать перемирия или мирного договора, кроме как с обоюдного согласия».

Из соглашения между Правительствами СССР и Великобритании от 12 июля 1941 года

 

Летом 1941 года СССР посетил специальный представитель американского президента Г. Гопкинс. Он убедился, что Красная Армия будет сражаться с фашизмом до последней капли крови. В конце сентября – начале октября 1941 года в Москве состоялась конференция представителей СССР, Великобритании и США, на которой было принято принципиальное решение распространить помощь по ленд‑лизу на Советский Союз. В декабре 1941 года И. В. Сталин в Кремле принял Министра иностранных дел Великобритании Э. Идена, который, однако, отказался подписывать договор, закрепляющий довоенные границы СССР. При этом Идена потрясла картина разгрома немецких ударных частей на подступах к советской столице – всё это он увидел лично во время поездки в сторону фронта.

После нападения Японии на американскую военно‑морскую базу в Пёрл‑Харборе США также оказались вовлечены во Вторую мировую войну.


«Объединённые Нации»

В Вашингтоне 1 января 1942 года была принята Декларация Объединённых Наций. Её подписали 26 государств (в том числе СССР, США, Великобритания, Китай, Австралия, Канада), которые выразили решимость разгромить страны фашистского блока.

«Правительства, подписавшие настоящую Декларацию, заявляют: 1) Каждое Правительство обязуется употребить все свои ресурсы, военные и экономические, против тех членов тройственного пакта, с которыми это Правительство находится в войне… К вышеизложенной Декларации могут присоединиться другие нации, которые оказывают или могут оказать материальную помощь и содействие в борьбе за победу над гитлеризмом».

Из Декларации Объединённых Наций 1 января 1942 года

 

19 мая 1942 года на борту советского бомбардировщика ТБ‑7 (Пе‑8) нарком иностранных дел СССР В. М. Молотов вылетел в Лондон и Вашингтон для ведения секретных переговоров. Это был беспрецедентный перелёт над оккупированной территорией. Самолёт пилотировал советский лётчик – майор Э. К. Пу́сэп. Благодаря этому визиту советская дипломатия смогла заключить новые соглашения с Англией (26 мая) и США (11 июня). Однако вопрос об открытии второго фронта – главное, чего добивалась Москва от Лондона и Вашингтона, – остался нерешённым.

Нарком иностранных дел СССР В. Молотов и министр иностранных дел Великобритании Э. Иден во время подписания договора между СССР и Великобританией. Лондон, 26 мая 1942 года.
Фото предоставлено РИА Новости

Борьба за второй фронт

С самого начала Великой Отечественной войны многие граждане в Англии и США активно выступали за скорейшую помощь СССР и организацию второго фронта в Европе. Однако митинги в Лондоне и Вашингтоне на тот момент не получили отклика у политического руководства.

Сообщение в газете «Дейли уоркер» о 40‑тысячном митинге жителей Нью‑Йорка, требующих открытия второго фронта во время Второй мировой войны.
Фото предоставлено РИА Новости

Сталин поднял перед Черчиллем вопрос о втором фронте уже летом 1941 года, но британский премьер сослался на трудности такого предприятия. Рузвельт обещал наркому Молотову высадку во Франции в 1942 году, но в реальности ни американцы, ни англичане в то время не собирались осуществлять широкую десантную операцию в Европе. Визит Черчилля в Москву в августе 1942 года расставил все точки над «i»: англо‑американские союзники определили для себя приоритетом подготовку к боям против немцев и итальянцев в Северной Африке.

За период с июня 1942 года, когда Рузвельт пообещал развернуть второй фронт, и до его открытия в июне 1944 года на советско‑германском фронте погибло более пяти миллионов советских воинов.

«Моя телеграмма о том, что в 1942 году второго фронта создано не будет, была более чем обоснована. Теперь мы точно знаем, что не успели высохнуть чернила, которыми было подписано коммюнике 12 июня, как Англия стала готовить срыв второго фронта не только в 1942‑м, но и в 1943 году».

Из воспоминаний советского посла в Великобритании И. М. Майского

 
Укрепление коалиции

В конце октября 1943 года состоялась Московская конференция министров иностранных дел СССР, США, Великобритании, где стороны начали обсуждать вопросы о будущем Германии, Австрии, послевоенного мирового устройства в целом.

На первой совместной встрече И. В. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля в Тегеране (28 ноября – 1 декабря 1943 года) был наконец решён основной вопрос о сроках и месте открытия второго фронта. Желание британского премьера высадиться на Балканах (в «мягком подбрюшье» Европы) не нашло поддержки не только у Сталина, но и у Рузвельта. Командующим союзными экспедиционными силами и операцией «Оверлорд» был назначен американский генерал Д. Эйзенхауэр. Было принято решение о высадке десанта на севере Франции, в Нормандии, в мае 1944 года.

«Операция «Оверлорд» будет предпринята в течение мая 1944 года вместе с операцией против Южной Франции… Конференция далее приняла к сведению заявление маршала Сталина, что советские войска предпримут наступление примерно в это же время с целью предотвратить переброску германских сил с Восточного на Западный фронт».

Из военных решений Тегеранской конференции 28 ноября – 1 декабря 1943 года

 

Помимо важного вопроса об открытии второго фронта на конференции обсудили послевоенное устройство мира. И Рузвельт, и Черчилль в целом согласились, что после разгрома Германии СССР восстановит свои границы по состоянию на 22 июня 1941 года. Оставался открытым вопрос о политических перспективах Польши и других восточноевропейских стран, продолжилось обсуждение будущего Германии, а также идеи создания организации, основанной на принципах объединения наций.


«Оверлорд»

Открытие второго фронта состоялось 6 июня 1944 года. В том же месяце Красная Армия развернула масштабное наступление в Белоруссии, одной из целей которого было оказание помощи англо‑американскому десанту.

«Я быстро объявил решение приступить к десантированию 6 июня. Было 4.15 утра 5 июня. Никто из присутствовавших не выразил своего несогласия, наоборот, на их лицах появилось определённое просветление, и каждый без лишних слов направился на командный пункт, чтобы немедленно радировать своим войскам решение, которое приведёт их в движение».

Из воспоминаний верховного главнокомандующего экспедиционными силами в Европе генерала Д. Эйзенхауэра

К моменту высадки союзников в Нормандии Красная Армия уже переломила ход войны. Поэтому за операцией «Оверлорд» при всей её важности в определённой степени прослеживалось стремление Англии и США не допустить советские войска к ключевым политическим и экономическим центрам Европы, обеспечить своё послевоенное господство хотя бы в западной части Европы. При этом, после того как англо‑американские силы прорвались с плацдарма в Нормандии и освободили Париж (25 августа 1944 года), им противостояло гораздо меньше по сравнению с советско‑германским фронтом немецких дивизий, которые к тому же были менее боеспособными. К началу июля 1944 года Красная Армия сковывала 235 вражеских дивизий, тогда как против западных союзников воевало всего 65.

На улицах освобождённого Парижа. Август 1944 года.
Фото предоставлено РИА Новости
Ленд‑лиз 

Ещё до своего вступления в войну США организовали помощь Великобритании и ряду других стран по закону о ленд‑лизе (март 1941 года) – поставку оружия и материалов своим союзникам с условием возврата обратно в США всего, что уцелеет, после окончания боёв. Предусматривалась и частичная оплата этих поставок. 7 ноября 1941 года ленд‑лиз официально распространился на СССР. Однако поставки союзников для Красной Армии – сначала по арктическому маршруту (через Мурманск и Архангельск), затем через Иран и Тихий океан – были в 1941–1942 годах крайне незначительны и не могли повлиять на ход войны. Более того, после разгрома немцами каравана союзных кораблей PQ‑17 Черчилль на некоторое время приказал прекратить отправку грузов в северные порты СССР.

Десантная баржа с американскими лёгкими танками М3 «Стюарт». Октябрь 1943 года.
А. Соколенко / РИА Новости

Когда же Красная Армия достигла перелома в войне, в период широкого наступления советских войск в 1943–1945 годах союзные поставки стали более масштабными. Они оказали серьёзное влияние прежде всего на мобильность частей РККА. Но основную часть оружия Победы Советский Союз производил собственными силами.

США израсходовали на ленд‑лиз около 50 миллиардов долларов, из которых около 30 миллиардов было потрачено на Англию. В СССР было поставлено вооружения, материалов и продовольствия менее чем на 10 миллиардов долларов. Всего же помощь по ленд‑лизу получили около трёх десятков стран.

Раздача продуктовых наборов, полученных по ленд‑лизу. Москва, 10 июля 1945 года.
А. Гаранин / РИА Новости

Из отправленных в СССР почти 18 миллионов тонн грузов более четверти составили продукты питания. Со своей стороны СССР поставлял в годы войны в США и Великобританию стратегические материалы, ценные полезные ископаемые. После войны США практически списали долги по ленд‑лизу всем союзным странам. Исключением стал только Советский Союз, от которого американцы потребовали возвратить потраченные деньги.

По ленд‑лизу СССР получил около 12 тысяч танков, 18 тысяч боевых самолётов, 427 тысяч автомобилей, миллионы банок тушёнки. Один из лучших советских асов А. И. Покрышкин летал на американском истребителе «Аэрокобра», советские водители ценили грузовики из США «Студебеккеры», связисты использовали тысячи километров американского кабеля. В целом, по советским оценкам, поставки в СССР по ленд‑лизу в годы войны составили примерно 4% от общего объёма производства вооружения в Советском Союзе.


Арденны — Ялта — Эльба

Черчилль 6 января 1945 года отправил Сталину тревожную телеграмму, в которой описывал кризисную обстановку, сложившуюся для союзных войск в Арденнах, и спрашивал о ближайших планах РККА. В ответ Сталин обещал начать решительное советское наступление ранее намеченного срока.

«Учитывая положение наших союзников на Западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему Центральному фронту не позже второй половины января».

Из телеграммы И. В. Сталина У. Черчиллю от 7 января 1945 года

К началу февраля 1945 года Красная Армия стояла уже примерно в 60 километрах от Берлина, а союзные силы отделяли от германской столицы 600 километров. Тем не менее после поражения в Арденнах немцы уже не оказывали активного сопротивления союзникам, зато ожесточённо сражались на востоке. У британского премьера возникло тогда горячее желание, чтобы англо‑американские войска взяли Берлин первыми. Оно оказалось несбыточным из‑за стремительного наступления наших войск.

Ялтинская конференция союзных держав.
Фотография предоставлена РИА Новости.

4–11 февраля 1945 года в Крыму прошла очередная встреча лидеров СССР, США и Великобритании. На ней были приняты важнейшие решения о создании ООН, политическом устройстве и границах Польши, выплате репараций, рассмотрены многие другие вопросы. Сталин официально подтвердил данное в Тегеране устное обещание открыть боевые действия против Японии вскоре после завершения войны в Европе.

Встреча на Эльбе. 25 апреля 1945 года.
Фото предоставлено РИА Новости

16 апреля 1945 года началось советское наступление на Берлин, вскоре город был окружён, а 25 апреля советские и американские войска встретились на реке Эльбе. Это был поистине пик сотрудничества и боевого братства союзников. Однако с окончанием Второй мировой войны коалиция распалась, уступив место противостоянию – «холодной войне».

Уже после капитуляции Германии на Потсдамской конференции (17 июля – 2 августа 1945 года) новый американский президент Г. Трумэн сообщил И. В. Сталину, что США обладает теперь оружием невиданной ранее разрушительной силы. Это была атомная бомба, которую США применили 6 и 9 августа 1945 года против японских городов Хиросима и Нагасаки, погубив сотни тысяч мирных людей. А уже осенью 1945 года американские военные получили задание на разработку планов ядерного удара по 20 советским городам.


Уроки антигитлеровской коалиции
Мемориал в память о боевом содружестве стран антигитлеровской коалиции.
Открыт в Мурманске 7 мая 1975 года.
Фото предоставлено РИА Новости

За всё время войны на советско‑германском фронте были разгромлены, уничтожены, попали в плен более 600 дивизий Третьего рейха и его сателлитов. Западные союзники разгромили на своих фронтах 176 дивизий врага. В мае 1945 года во всём мире никто не сомневался, что СССР внёс решающий вклад в разгром фашистского блока. О Красной Армии слагали легенды, пели песни, посвящали ей стихи. Сегодня во многих странах забывают историю. Однако невозможно переписать документы военного времени, в которых западные лидеры говорят о роли Советского Союза во Второй мировой войне.

«В течение многих месяцев, несмотря на громадные потери… Красная Армия не давала возможности самому могущественному врагу достичь победы. Она остановила его под Ленинградом, под Москвой… на Кавказе и, наконец, в бессмертном Сталинградском сражении… Красная Армия и русский народ наверняка заставили вооружённые силы Гитлера идти по пути к окончательному поражению и завоевали на долгие времена восхищение народа Соединённых Штатов».

Из телеграммы Ф. Рузвельта И. В. Сталину от 23 февраля 1943 года

«Я шлю Вам сердечные приветствия по случаю блестящей победы, которую Вы одержали, изгнав захватчиков с Вашей земли и разгромив нацистскую тиранию. Я твёрдо верю, что от дружбы и взаимопонимания между британским и русским народами зависит будущее человечества. Мы хотим, чтобы после всех жертв и страданий в той мрачной долине, через которую мы вместе прошли, мы теперь, связанные верной дружбой и взаимными симпатиями, могли бы идти дальше под сияющим солнцем победоносного мира…»

Из телеграммы У. Черчилля И. В. Сталину от 9 мая 1945 года

Открытие «второго фронта» в массовом сознании: ibigdan — LiveJournal

О мифе вторичности участия англо-американских союзников во Второй мировой войне.

Десанты в районе Шербур – Гавр не смогли закрепиться на плацдармах, и я приказал войскам возвратиться. Моё решение нанести удар именно в это время и в этом месте было основано на самой полной и объективной информации, какой я располагал. Части сухопутных войск, авиация и флот сделали всё, чего способны добиться храбрость и верность долгу. И если кто-нибудь повинен в неудаче этого предприятия, то лишь я один.

Из заявления Дуайта Эйзенхауэра на случай провала операции по высадке англо-американских экспедиционных сил в Нормандии

В своё время Кеннеди очень верно подметил, что «у победы тысяча отцов, а поражение — всегда сирота». Это хорошо видно на примере победы Антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне. Особенно усердно приватизацией результатов этой самой победы над Германией занимались в Советском Союзе, ибо в понимании Сталина у победы мог быть только один отец — он сам. Начиная с откровенно пропагандистских работ «Фальсификаторы истории» и «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» 1948 года издания, всё было чётко расставлено по своим местам: победа исключительно «наша», открытие «второго фронта» союзниками всячески затягивалось, ленд-лиз — то всего ничего (согласно спекулятивным подсчётам председателя Госплана СССР Николая Вознесенского, какие-то жалкие 4% от произведённого советской промышленностью!).

Ещё и во время сражения в бельгийских Арденнах в декабре 1944 года «мы» спасли союзников от якобы полного и неминуемого разгрома Вермахтом. По утверждению советских пропагандистов, дела у тех товарищей обстояли настолько плохо, что 6 января 1945 года Черчилль был вынужден обратиться со слёзным письмом к Сталину, в котором чуть ли не умолял любой ценой спасти союзников, нанеся сокрушительный удар на востоке. Дело закончилось тем, что Сталин великодушно согласился спасти незадачливых американцев и англичан, перенеся запланированное советское наступление с 20 на 12 января 1945 года (факт переноса наступления не подтверждается ни одним современным исследованием). Короче говоря, выиграли «мы», и всё тут, обсуждать больше нечего!

Уже к концу 1940-х окончательно вырисовалась единоверная схема, как подавать и под каким соусом информацию об участии союзников в войне: несколько лет советская сторона уговаривала Англию и США высадиться в Северной Франции, воюя с немцами якобы в гордом одиночестве за всех остальных[1], а после того, как это наконец-то произошло 6 июня 1944 года, Советский Союз чуть ли не постоянно был вынужден спасать союзников, которые ничего не умели, ибо сталинградского пороха не нюхали (Северная Африка, Сицилия, Апеннинский полуостров, не говоря уже о Тихом океане, войне на море и в воздухе — то всё не в счёт!). Называется, высадились на «нашу» голову! А ведь во время войны действия союзников по высадке десанта оценивались советским правительством и военным командованием совершенно иначе: «История войн не знает другого подобного мероприятия с точки зрения его масштабов, широкого замысла и мастерства исполнения».

Потом ещё была откровенно заказная работа Даниила Краминова «Правда о втором фронте», в которой читателя недвусмысленно подводили к идее о том, что «не особо-то они воевали, эти союзники» + «рядовые солдаты из рабочей среды воевать хотели, а вот буржуазные верхи — нет, только лишь жар загребать чужими руками». Циничные и подлые империалисты, что с них возьмёшь?

Относительно взвешенная монография Василия Кулиша «История второго фронта», изданная в 1971 году, ничего принципиальным образом не изменила, как глас вопиющего в пустыне. С изданием же официального брежневского 12-томника «История Второй мировой войны 1939–1945 гг.» в 1970-е – начале 1980-х всё вернулось на круги своя. А вот последняя советская книга на тему «второго фронта» историка Евгения Кулькова «Операция «Вахта на Рейне»» и вовсе знаменовала собой откат до уровня сталинских оценок. И это в 1986 году, в самый разгар перестройки и гласности!

Но в этой истории интересно как раз другое. Этот миф о вторичности участия англо-американских союзников в войне вполне себе жив и по сей день, и не только в РФ с её «наши деды воевали», «спасибо деду за победу» и пр. В Украине, что самое любопытное и печальное одновременно, носителями этого мифа являются многие представители молодого поколения, из числа тех, кто хоть что-то об этом знает. Далеко не все, конечно, но многие (из опыта преподавания исторических дисциплин студентам 1-го и 2-го курсов). Когда-то, в уже далёких 1990-х, российский историк Андрей Мерцалов написал про «долгое эхо сталинизма», которое ещё длительное время будет нас преследовать. Так вот сказано это было ровно 20 лет назад, но актуальности не потеряло и по сей день.

Но всё-таки ситуация постепенно стала меняться после распада Советской империи, и особенно начиная с 1998 года, с выхода на экраны постсоветских кинотеатров (не забываем про пиратские кассеты!) фильма Стивена Спилберга «Спасти рядового Райана».


Кадр из х/ф «Спасти рядового Райана» (1998)

В 1999 году фильм был впервые показан в моём родном Днепропетровске на широком экране. И не просто на широком экране. Это был переоборудованный кинотеатр КДЦ «Днепропресс» с системой Dolby Surround. Показу фильма предшествовала масштабная реклама по местным телеканалам: «Для ветеранов Великой Отечественной и участников боевых действий вход бесплатный». К тому моменту я уже успел посмотреть этот крепкий военный боевик раз так 30, не меньше, изучив его чуть ли не наизусть. Но впечатления от просмотра фильма на большом экране со звуком, который выкрутили так, что я думал, будто наступил конец моим барабанным перепонкам, были совершенно сногсшибательными. Всё это происходило ещё в прошлом веке, но я до сих помню ветеранов Красной армии, которые глотали валидол во время просмотра, а после него собирались небольшими группами и обсуждали увиденное. Со своим другом Михаилом я стоял поблизости и просто слушал. «Вы видели, у них оружие было в кульки обёрнуто, чтобы не промокло во время высадки? Помните, когда у нас в стране кульки появились?!», «Крепко им досталось, этим американцам, такую мясорубку пережили!», «Зато в конце немцам отплатили сполна, воевать они умели, что ни говори», «Оружие и униформа у них были что надо», — такие вещи звучали уз уст солдат, некогда воевавших на Восточном фронте.

Когда уже все стали расходиться, я заприметил одного дедушку в морской фуражке, а на груди у него было несколько медалей и орденов. Он стоял в одиночестве и курил трубку. Я подошёл и спросил его, как фильм, понравился ли? Он ответил, что фильм произвёл сильное впечатление, и добавил следующее: «Сыночек, у нас хорошие союзники были, поверь, как моряк тебе говорю, который принял не одну тонну грузов от них в Мурманске. Без них мы бы никак не справились». К тому времени я был парнем подкованным, пусть и 14 лет от роду, но прочитавшим всё доступное об истории «второго фронта» от корки до корки. Естественно, что под влиянием этой литературы в моём сознании закрепилось твёрдое убеждение в том, что операция «Оверлорд» — это что-то значительное, но совершенно вторичное на фоне грандиозных событий на Восточном фронте, как и участие в войне Вооружённых сил США в целом. А тут такая крамола от советского ветерана, разрушающая укоренившиеся советские же штампы и стереотипы!


Высадка сил союзников в Нормандии (Франция). 6 июня 1944 года

Потом ещё был мини-сериал, показанный на канале HBO в 2001 году, под названием «Братья по оружию». Была серия культовых игр «Medal of Honor» и «Call of Duty», после которых любой геймер знал наизусть, что такое «Высадка в Нормандии», «пляж Омаха», «Пуэнт-дю-Ок», «Хюртгенский лес», «Бои за высоту 400», «Сражение в Арденнах», «Бастонь» и т.д. (это к вопросу о том, как компьютерные игры способствуют популяризации военной истории и приводят к закреплению тех или иных сюжетов в массовом сознании). Все эти факторы позитивным образом работали на формирование представлений о войне 1939–1945 годов как о глобальном и, главное, коалиционном конфликте.

Прошёл ещё не один год, прежде чем я оказался в США, а затем и во Франции, получив возможность вживую пообщаться и услышать ветеранов с «той стороны», посетить американское военное кладбище в Кольвиль-сюр-Мер (где как раз и начинается фильм о Райане), а также многочисленные музеи, мемориалы и т.д. В какой-то момент я отметил для себя одну очень важную вещь: за всю свою сознательную жизнь я ни разу не услышал ни одного уничижительного отзыва об американцах со стороны настоящих боевых ветеранов РККА (речь не про ряженых, если что). Точно так же я не слышал ничего обидного о советских солдатах Второй мировой со стороны американских ветеранов. Лейтмотивом абсолютного большинства из услышанных мною рассказов от скромных американцев было примерно следующее: «Нам крепко досталось, и мы многое хлебнули, но это не идёт ни в какое сравнение с Красной армией». А те американцы, что закончили войну в районе города Торгау в конце апреля 1945-го, где им выдалось впервые встретиться с красноармейцами, вспоминали их как «настоящих солдат, насквозь пропитанных порохом». Всё правильно, ведь солдаты — не военачальники и не политики, им проще понять окопную правду войны.

Вставка. Несколько лет назад в Библиотеке Конгресса обнаружил один очень любопытный американский сборник воспоминаний и документов о встрече с советскими солдатами на Эльбе в районе города Торгау 25 апреля 1945 года. Врезались в память отдельные моменты, связанные с тем, как рядовые американцы обращали внимание на отсутствие у братьев по оружию многих элементарных бытовых вещей, которые были/стали для них повседневной нормой, по крайней мере, в армии. Что это за вещи? А вот вам небольшой перечень: шампунь, душистое мыло, зубная паста, дезодорант, туалетная бумага (в СССР стала производиться только в 1969 году), перевозные туалеты (что-то вроде предков современных биотуалетов), сигареты с фильтром, шоколад, жевательная резинка, презервативы и многое другое. Но самое интересное, что американцы не выказывали при этом никакого высокомерия, с большим уважением вспоминая советских солдат 1-го Украинского фронта и их вклад в общую победу над Вермахтом.

Благодаря американскому историку Эндрю Уитмаршу мы теперь знаем, во сколько обошлась англо-американскому десанту операция «Нептун» (непосредственно сама высадка на побережье Северной Франции 6 июня 1944 года, включая парашютный десант) — в 4 415 человек только убитыми. И это за один день боевых действий! Пусть и за «самый длинный день», как его называют в США, но всё же.

А за 11 месяцев войны на Западном фронте, с момента высадки 6 июня 1944 года и до капитуляции Вермахта в Реймсе 7 мая 1945-го, общие потери союзников составили 784 000 человек, из которых около 196 000 убитыми. Это если опираться на отчёты Генштаба армии США и подсчёты историков Джона Эллиса и Чарльза Макдональда. При этом американцы потеряли 586 628 человек, из которых 135 576 человек убитыми (для сравнения: самые последние подсчёты боевых потерь США за всё время Вьетнамской войны дают цифры в 58 318 убитых и 303 644 раненых, больных и т.д.) А ведь в это время шли кровопролитные бои в Италии, продолжалась тяжёлая кампания на островах Тихого океана против Японской империи. Так что не только экономический вклад, кровью тоже заплатили за противостояние нацизму, и большой кровью.

При этом потери Вермахта на Западном фронте составили, согласно подсчётам Рюдигера Оверманса, до 655 000 немецких солдат только убитыми + неизвестное число раненых (поскольку основным источником по этой категории потерь выступают отчёты госпиталей, то для ситуации конца войны крайне сложно разобраться, кто с какого фронта поступил на лечение). За указанные 11 месяцев тяжелейших боёв в Западной Европе союзниками было взято в плен более 4 200 000 немецких военнослужащих, включая тех, кто сдался после приказа о капитуляции. В любом случае Вермахту был нанесён очень тяжёлый урон.

Надо сказать, что не всё было гладко у американцев и англичан, реальность всегда сложнее игр вроде «Medal of Honor» или «Call of Duty». В США и Британии тоже проводилась политика умолчания в отношении невыгодных или нелицеприятных сюжетов в послевоенный период, пусть и близко несопоставимая по своим масштабам с советской цензурой. О многом не упоминалось в официальных мемуарах военачальников (О. Брэдли, Д. Эйзенхауэр, Б. Монтгомери и пр.), а некоторые сюжеты лишь очень скупо освещались в официальной историографии в качестве второстепенных, например, та же битва в Хюртгенском лесу. Американцы потеряли тогда безвозвратно около 33 000 человек, так и не добившись желаемых результатов. Но, несмотря ни на что, надо признать тот очевидный факт, что именно летом 1944 года, когда был открыт «второй фронт», поражение Вермахта стало необратимым. Операция «Оверлорд» наряду с операцией «Багратион» на Восточном фронте сделали своё дело — нацистские планы по созданию Великогерманского Райха были окончательно похоронены совместными усилиями солдат Антигитлеровской коалиции, среди которых были миллионы украинцев.

—————
[1] Согласно воспоминаниям Уинстона Черчилля: «Советское правительство полагало, что русские оказывают нам огромную услугу, сражаясь в своей собственной стране за свою собственную жизнь. И чем дольше они сражались, тем в большем долгу они нас считали».

Алекс Маринченко

12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» сражалась в Нормандии

До решающей и ужасающей битвы за пляжи Нормандии оставалось всего несколько часов. Опытные солдаты, которых было немного в 25-м танково-гренадерском полку СС, понимали, что будет дальше. Они также знали, как много будет зависеть от молодых людей, собравшихся вокруг них. Они были сливками немецкой молодежи, но были младенцами. В 1-м дивизионе, например, 65 процентов были моложе 18 лет. Только 3 процента были старше 25 лет, и почти все эти пожилые солдаты были офицерами и унтер-офицерами.12-я дивизия SS Hitlerjugend , сформированная в Антверпене, Бельгия, в июле 1943 года, в состав которой входила 25-я, была сформирована из ветеранов 1-й танковой дивизии СС, армии и люфтваффе. Большинство ее сотрудников были выходцами из школ руководства Гитлерюгенд, и нередко в ее рядах были мальчики от 16 лет. «Мы могли предвидеть, что нас ждало впереди», — вспоминал один пожилой ветеран. «Прекрасные молодые гренадеры, напротив, улыбались нам. У них не было страха, они были полны уверенности, веры в свои силы и врожденную агрессию.Насколько готовы эти молодые люди выдержать испытание? »

Шестнадцатью часами ранее были получены первые сообщения о высадке союзников 6 июня. Полковник Курт Мейер, наконец, получил приказ направить свой полк в бой, чтобы отбросить союзников обратно в Ла-Манш. Однако после получения приказа неуверенность в истинном масштабе и характере высадки препятствовала немецкому командованию, и немецкий бронированный контрудар сформировался поздно. Но сначала 25-й полк Мейера, который располагался вместе с остальной частью дивизии к западу от Парижа и к югу от Руана, должен был выйти на поле боя.

В 5 часов дня 6 июня 1944 года 229 танков и штурмовых орудий, 658 бронетранспортеров, около 2 000 бронированных машин и 20 540 человек двинулись по трем маршрутам. «Мы скоро отдадим его Томми!» — так вспомнил капрал Хельмут Пок, когда мальчики отправились на фронт. Несмотря на всеобщее изобилие, Пок напомнил, что многие молодые люди курили сигареты, чтобы успокоить нервы.

Едет вперед на Panzerkampfwagen (PzKw.) Средний танк Mark IV, Pock вскоре наткнулся на пробки, мешавшие продвижению дивизии. Медленно продвигаясь, он услышал множество слов ободрения, выкрикиваемых танкистам. Когда они подошли ближе к линии фронта, это волнение было немного смягчено, увидев количество машин, подбитых истребителями-бомбардировщиками союзников, ужасными «Хабосом».

Потери для вражеской авиации были небольшими, но накопленных задержек из-за разбитой техники было достаточно, чтобы нарушить расписание дивизии. К вечеру едва ли треть силы дивизии достигла района сбора к юго-западу от Кана.Несмотря на задержки и страх перед тем, что впереди, моральный дух оставался высоким, поскольку солдаты поспешно окопались и установили маскировочную сетку вокруг своих позиций.

Как только его люди достигли места сбора, Мейер отправился в штаб 716-й пехотной дивизии, чтобы получить лучшее представление о том, что происходит. Он с тревогой обнаружил, что даже штаб дивизии потерял всякую связь со своими полками и батальонами. «Кан — это море пламени», — отметил он, преодолевая горящие грузовики на обочине дороги, чтобы присоединиться к своему полку.Бой был в критической стадии. Почти 10 дивизий союзников противостояли семи разбитым и раздробленным немецким дивизиям. Не имея возможности эффективно сконцентрироваться, немцы будут вынуждены наносить ответные удары любыми доступными силами.

Тем не менее Мейер был уверен в себе. «Рыбка», — называл он врага. «Мы забросим их обратно в море утром». Тем временем 3-й британской дивизии было приказано закрыть брешь, образовавшуюся 6 июня 21-й танковой дивизией между собой и 3-й канадской дивизией.В то же время 3-я канадская дивизия была направлена ​​на юго-запад в сторону аэродрома Карпике.

Группа армий

B, которая отвечала за затыкание быстро расширяющейся бреши в стене Атлантического океана Гитлера, теперь была сведена к сбору боевой группы (боевой группы) 12-й СС и части 21-й танковой дивизии. Царапина должна была отбросить союзников на пляжи.

У Мейера было три батальона танковых гренадеров на линии с двумя ротами танков за каждым флангом и артиллерией для поддержки.Ему также сообщили, что 21-я танковая дивизия получила приказ сформировать на его правом фланге. Наблюдая, как канадское наступление разворачивается с башни Арденнского аббатства, он видел перед собой открывающуюся возможность. В 10 часов утра 7 июня 50 танков Mark IV 2-го батальона 12-го танкового полка СС прибыли и заняли позиции. 1-й батальон с мощными PzKw. Mark V Panthers застрял на мель и на мгновение простаивал к востоку от реки Орн из-за нехватки топлива.

Канадцы продолжали продвигаться по немецкому фронту.Как только передовые канадские танки достигли хребта к югу от Франквиля, они заметили одну из танковых рот Мейера, ожидавших наступления. Именно в этот момент немецкая молодежь могла услышать по радиосети голос Мейера, приказывающий им двигаться вперед. Двигатели ожили, и гусеницы скрипели, когда 12-й эсэсовский дивизион получил свое начало. «Он треснул и вспыхнул во Франквиле», — вспоминал немецкий солдат. «Ведущие танки противника начали дымиться, и я видел, как спасаются экипажи. Остальные танки разорвались на куски в воздухе.Panzer Mark IV внезапно остановился и загорелся, языки пламени вырвались из башни ». Внезапное наступление Мейера застало канадцев врасплох, и их пехота была вынуждена отступить к Оти. Мейера третий батальон преследовал их упорно. Мальчики напали на Оти и Франквиля в своем первоначальном стремлении. Следующей целью был Бурон, находившийся в километре к северу. «Казалось, вражеские силы были полностью удивлены», — писал Мейер. «Артиллерия с обеих сторон не произвела ни одного выстрела».

Танки Мейера с ревом облетели Оти и взяли курс на Бурон.Канадские противотанковые орудия поразили четыре или пять танков, и неопытность экипажей Hitlerjügend показала, что они отвернулись, пытаясь уйти в отставку. Танк Ганса Фенна был одним из таких раненых: «Снаряд оторвал ногу командиру танка, шарфюреру СС [сержанту] Эссеру, но я слышал, что он вылез из башни позже», — вспоминает Фенн. «Фосфорные снаряды заставили танк мгновенно загореться. Я был беспомощен … Я вернулся с ожогами третьей степени, к нашим гренадерам, преследующим нас. Они отпрянули от меня, как будто увидели гуля.«Панцергренадеры достигли Бурона, но были отброшены канадской контратакой.

Мейер был обеспокоен замедлением темпов атаки. Канадцы оправились от своей первоначальной неожиданности, и теперь их артиллерия нашла диапазон и обстреляла район. Тем не менее Мейер приказал своим танкам возобновить атаку. Тем временем 1-й и 2-й батальоны приближались к Камбесу. «До Камбеса все шло хорошо, — вспоминал Эмиль Вернер. «На наш взгляд, деревня выглядела хорошо.Но на окраине мы попали под обстрел пехоты, и тут разразился ад ». Двое мужчин были убиты, но танкисты так и не увидели солдат противника. Не зная, что именно находится на его фронте, и не имея возможности вступить в контакт с какими-либо поддерживающими формированиями, командир батальона, руководивший атакой на Камбес, решил перейти к обороне. Когда его атака замедлилась, Мейер с ужасом обнаружил, что 21-я танковая дивизия еще не смогла наступить, а ее правый фланг был открыт и подвергался угрозе со стороны танков союзников.

Хотя их положение теперь было шатким, мальчики 12-го не хотели уходить. Командир роты описал трудность высвобождения незащищенных частей, которые, пробившись вперед, не отступили: «У всех была воля дойти до моря. Было сложно снова вернуть их на поводок. Приказ отступить был встречен с недоверием, и в результате был исполнен только после долгой задержки ». Некоторые свидетели позже рассказывали, что они наткнулись на мальчиков из дивизии, плачущих из-за своей неспособности заставить союзников вернуться в море.В тот вечер 26-й танково-гренадерский полк СС прибыл и двинулся в Путот, но был отброшен после ожесточенной контратаки 7-й канадской бригады. Поскольку ни одна из сторон не могла обеспечить полную победу, линии с обеих сторон укреплялись и превращали битву в битву истощения вокруг деревень.

Рота танков «Пантеры» наконец появилась 8 июня, и Мейер лично возглавил ночную атаку на деревню Ротс, которую они достигли в полночь. Однако после нескольких часов беспорядочных боев немцы были вынуждены отступить, оставив шесть танков.Канадцы отметили, что, несмотря на мужество и решимость, молодые немцы, похоже, не обладали тактическим контролем и имели привычку атаковать по частям, не используя благоприятные возможности.

При нарастании давления с целью разгрома лагеря союзников немцы планировали на 10 июня крупное наступление, в котором также должны были принять участие 12-я дивизия СС, 21-я танковая дивизия и танковая дивизия Лера. Однако прежде, чем атака могла начаться, союзники перехватили инициативу и атаковали левый фланг Panzer Lehr.

Обе стороны предприняли серию локальных и в основном несущественных атак. Ни один из них не смог обеспечить себе стратегическое преимущество, и немецкий оборонительный периметр вокруг Кана сузился. Постепенно росли потери с обеих сторон. Штаб 12-го полка, расположенный примерно в 27 км к юго-западу от Кана, 16 июня подвергся интенсивному и продолжительному обстрелу с моря, в результате чего погиб командир Бриг. Генерал Фриц Витт и несколько других старших офицеров. Его атаки были настолько решительны после вторжения, что Мейеру было поручено командовать дивизией.12-й полк теперь дислоцировался в отрядах к северу и западу от Кана и, как и остальная часть немецкой армии, страдал от нехватки боеприпасов, топлива и снаряжения. К северу от Кана некоторые из его танков поддерживали ненадежные подразделения, такие как 16-я полевая дивизия люфтваффе. На западе зенитная батарея и 15 танков вместе с 1-м батальоном 26-го танково-гренадерского полка СС удерживали важный аэродром Карпике.

Британский генерал сэр Бернард Лоу Монтгомери, командующий 21-й группой армий, начал серию атак, призванных раз и навсегда вытеснить немцев из Кана.Он надеялся, что захват города отвлечет основную часть немецкой бронетехники к восточной стороне береговой линии союзников и создаст условия для прорыва американцев на запад. Первой была операция «Эпсом», начавшаяся 26 июня и направленная на высоту 112 к югу от Карпике. мальчики Мейера защищали каждую ограду цепко, но неуклонно отброшены весом атаки Монтгомери, который был установлен на три пехотных дивизиях и два танковых бригад, более 700 артиллерийских орудий в поддержке.

Один немец, повалившийся на землю непрерывным артиллерийским обстрелом, всплыл на поверхность и обнаружил, что его подразделение затоплено танками и «разъяренными шотландцами, бросающими гранаты». Это было запутанное сражение, и немногие участники сохранили четкие воспоминания о нем, но британская линия двинулась. медленно двигался на юг, регулярно подвергаясь фанатическим контратакам со стороны мальчиков 12-го.

Немцы были вынуждены использовать последние резервы, чтобы остановить волну, но 27 июня британское наступление возобновилось. На следующий день солдатам Содружества удалось захватить высоту 112.Немцы держались какое-то время, но затем отступили, и к 29-го числа британцы заняли важное место на высшем уровне.

Хотя выступ союзников был теперь глубиной в пять миль, нигде не было больше двух миль в ширину. Им еще предстояло совершить долгожданный прорыв, а узость выступа делала его очевидной целью для крупного немецкого контрудара.

К 29 июня против британцев стояли части не менее шести танковых дивизий, включая 12-ю СС. Начиная поздно на 29-м, немцы попытались перехватить инициативу, но упрямые британское сопротивление остановило атаку.Командующий штурмом генерал Пауль Хассер объяснил, что «смертоносный огонь из морских орудий в проливе и ужасная британская артиллерия уничтожили основную часть наших атакующих сил в районе сбора». Те танки, которые действительно продвинулись вперед, были легкой добычей для пехотное противотанковое вооружение, способное поразить их с близкого расстояния.

Монтгомери возобновил наступление. 4 июля 3-я канадская дивизия начала атаку на Карпике. Несмотря на тяжелые потери от немецкой артиллерии, части двух канадских батальонов оказались в деревне, сражаясь с 50 танковыми гренадерами.К ночи канадцы захватили северную половину деревни и аэродром, а немцы — юг. Отсутствие пехотных подкреплений помешало немцам начать эффективные контратаки, но они остановили наступление канадцев.

Захват Кана теперь стал вопросом престижа и необходимостью, и Монтгомери решил, что необходимы отчаянные меры. В течение следующих четырех дней Hitlerjugend был краеугольным камнем обороны Кана от 1-го британского корпуса.Наконец, с помощью 2600 тонн бомб, сброшенных с воздуха, Монтгомери удалось изолировать передовую оборону Кана. Бомбардировка разрушила город и усугубила и без того острую проблему снабжения немцев. Мейер, не желая уходить в отставку, продолжал ожесточенно защищаться. 8 июля, когда вся надежда удержать город была утрачена, Мейер приказал своим мальчикам покинуть свои позиции.

Огромное количество ресурсов на стороне союзников сделало исход неизбежным. К 9 июля англичане захватили город и 12-го нанесли огромные потери.Дивизия была почти разбита. У него было только 65 танков из первоначальных 150 и 60 процентов потерь.

Те, кто выжил в водовороте, теперь стали закаленными ветеранами. Дома их хвалили в возбужденной прозе журнала SS Leitheft: «Тысячи самолетов, катящиеся заграждения батарей, массированные танковые атаки обстреливали их бомбами и снарядами. Земля вздымалась громом. Вспыхнул ад. Но вера была самой сильной опорой мужества. Намазанные кровью, покрытый пылью, задыхающийся и дерутся, упорно вырыли в земле, эти молодые люди принесли англо-американцев к остановке.’

Используя высоту 112 в качестве точки обзора, которую они отвоевали после того, как британцы необъяснимо отступили 30 июня, немцы смогли доминировать в долине Одон за Каном и землей на севере. Когда немецкая бронетехника начала продвигаться к американскому сектору, британцы решили вернуть высоту 112 и обезопасить ее и окружающие деревни.

Операция «Юпитер» началась 10 июля. Некоторые части 12-го полка СС все еще удерживали часть линии между Этервиллем и рекой Орн.Хотя какое-то время они удерживали оборону, защитников в конце концов одолело огромное количество. Молодой гренадер записал в своем дневнике, каково было столкнуться с англичанами: «С 06:30 до 8:00 снова был сильный пулеметный огонь. Затем Томми атакует большими массами пехоты и множеством танков. Мы боремся как можно дольше, но понимаем, что проигрываем. К тому времени, когда выжившие пытаются отступить, мы понимаем, что окружены ». На следующий день дивизия была выведена из строя и отправлена ​​в Потиньи, примерно в 30 км к северу от Фалеза, для отдыха и переоборудования.

Передышка длилась недолго. Следующая крупная британская операция, операция «Гудвуд», началась 18 июля на восточной стороне Кана. Как только началась атака, 12-й эсэсовец был отозван, чтобы предотвратить прорыв. В сводке разведки 2-й британской армии, сделанной накануне, отмечалось, что «12-я дивизия СС — единственное резервное формирование, которое не было задействовано, и это всего лишь оболочка его прежней сущности». численностью всего 50 танков, он быстро стал ключевым элементом обороны немецких позиций к югу от Кана.Но это было все более отчаянное положение. Безжалостные и жестокие атаки в городе и вокруг него истощали силы защитников, а абсолютный контроль союзников в воздухе делал невозможным их помощь или поддержку. 25 июля за Гудвудом последовала «Кобра», что совпало с прорывом американцев на запад и началом конца для немцев в Нормандии.

«Кобра» последовала за операцией «Синий мундир» — возвращением в наступление второй британской армии.Вслед за Блукоутом 8 августа первая канадская армия приняла вызов в ходе операции Totalize. И снова давление было оказано непосредственно на 12-ю СС. Атака включала смелый и новаторский план, согласно которому узкие колонны бронетехники прорывались через оборону ночью без предварительного артиллерийского обстрела, но с сильной бомбардировкой с воздуха, чтобы закрыть фланги. Достигнув своих целей, пехота покинула свои бронетранспортеры и очистила обороняющихся.Хотя атака началась хорошо, решимость Мейера не позволила ей обернуться катастрофой для немцев.

Мейер позже заметил то, что он видел, когда ехал вперед на разведку сразу после бомбежки. «Передо мной в беспорядочной толпе пробирались по дороге Кан-Фалез охваченные паникой войска 89-й [немецкой] пехотной дивизии», — сказал он. «Я понял, что нужно что-то сделать, чтобы вернуть их в строй и сражаться. Я закурил сигару, встал посреди дороги и громким голосом спросил их, не собираются ли они оставить меня одного, чтобы справиться с врагом.Когда командир дивизии обратился к ним таким образом, они остановились, колебались, а затем вернулись на свои позиции ». Собрав напуганных солдат из 89-го полка, он послал бронетехнику и противотанковые орудия на позиции, которые они покинули в Синто, прежде чем направить его две боевые группы должны контратаковать к северу от деревни.

Усилив сопротивление продолжающемуся давлению, немецкие противотанковые артиллеристы остановили канадцев после продвижения на три мили. В течение следующих двух дней в результате этих действий и непрерывных контратак немецкая дивизия превратилась в не более чем усиленную боевую группу.Союзники пытались прорваться через бомбу, но 13 августа немцы захватили разведывательную машину с копией плана атаки, и Мейер переместил своих людей в прошлое. Между 14 и 16 августа около 500 танковых гренадеров и 15 оставшихся танков защищали высоту 159 к северо-востоку от Фалеза от 3-й канадской дивизии. Под почти непрерывными артиллерийскими и воздушными атаками немцы были вынуждены отступить, когда 2-я канадская дивизия прорвалась на их западный фланг.

В Фалезе сражался еще один небольшой отряд из примерно 60 мальчиков из 12-го полка СС.Они продержались три дня, и только четверо попали в плен. Потеря Фалеза означала, что расстояние между британскими и американскими вооружениями большой клешни составляло всего 20 километров, а в этом районе остатки примерно 19 немецких дивизий подвергались непрерывному и все более интенсивному артиллерийскому обстрелу.

Поскольку им оставалась только одна крохотная аллея для побега, жалким остаткам 12-го полка СС было приказано помочь удержать северную сторону выступа. Цель состояла в том, чтобы позволить остаткам 7-й армии уйти.Однако отказ Гитлера смотреть правде в глаза означал, что в конце концов вырваться удалось менее чем половине тех, кто находился в кармане. Те, кто это сделал, могли поблагодарить защитников отрыва, которые два дня находились под огромным давлением. Когда отход был завершен, Мейер приказал французскому крестьянину провести его последнюю небольшую группу из примерно 200 человек через реку Дивс. 22 августа группа армий «Б» сообщила, что 12-я танковая дивизия СС насчитывала 10 танков, 300 человек и никакой артиллерии. Он был фактически разрушен в Нормандии.

Hitlerjugend имел много общих характеристик с другими соединениями немецкой армии и Ваффен СС, сражавшимися в Нормандии в 1944 году. Они сражались исключительно хорошо и понесли ужасающие потери. 12-й был хорошо оборудован, но в остальном был менее обеспечен. Его подготовка была не такой тщательной, как в обычных формациях. Как стало обычной практикой для большинства немецких формирований, особенно в более поздние годы войны, в конечном итоге они были разделены на широко разбросанные боевые группы, в которых артиллеристы, инженеры, повара и клерки сражались как танковые гренадеры.Однако основное различие между 12-м полком СС и другими немецкими формированиями заключалось в особом духе самопожертвования, который эти молодые люди поддерживали во имя Адольфа Гитлера и национал-социализма. Не каждый из них был добровольцем, но даже подавляющее большинство из тех, кто был призван в дивизию, приняли его идеал благодаря своим харизматическим лидерам.

Такой фанатизм не всегда мог восполнить тактические недостатки их высшего командного состава.Высокий уровень потерь, безусловно, свидетельствует о храбрости. Но это не обязательно соответствовало военному мастерству и не заменяло тактику и огневую мощь. Один британский командир танка вспомнил, как солдаты Гитлерюгенда набрасывались на танки союзников, «как молодые волки, пока мы не были вынуждены убивать их против нашей воли». Характер боевых действий в Нормандии означал, что руководство часто переходило к младшим сержантам и офицерам. Их фанатичная преданность до смерти вдохновляла всех остальных, едва они были старше мальчиков, которых они возглавляли.Одним из примеров был сержант Эмиль Дурр, посмертно награжденный Рыцарским крестом за атаку канадского огнеметного танка. Хотя он был серьезно ранен, он трижды атаковал его и в конце концов уничтожил, потеряв при этом жизнь.

К сожалению, преданность долгу, храбрость в действиях и агрессия, будучи во многих отношениях замечательными качествами солдат, также привели к крайней жестокости. В ходе кампании были зафиксированы многочисленные случаи жестокого обращения подразделений с заключенными и гражданскими лицами.Мальчики-солдаты приобрели устрашающую репутацию за то, что стреляли в заключенных, особенно канадцев, и были ответственны за гибель 64 британских и канадских военнопленных в период с 7 по 16 июня. После его поимки Мейера судили и осудили за роль, которую его подразделение сыграло в резне. канадских заключенных в Буроне, Оти и Арденн Эбби.

Нормандия не совсем ознаменовала конец участия Hitlerjugend в войне. 12-я танковая дивизия СС была переформирована вовремя, чтобы сыграть свою роль в последней авантюре Гитлера на Западе.Это должно было быть частью большого наступления на Арденны, начатого менее чем через шесть месяцев в тщетной попытке захватить Антверпен, где дивизия была первоначально сформирована 18 месяцами ранее.

Несмотря на все, что было раньше, следующая группа мальчиков, собравшаяся под знаменем Гитлерюгенда, продемонстрировала не меньший идеализм, чем их предшественники. Письмо, найденное на теле молодого гренадера, убитого в бою, выражало позицию многих молодых людей дивизии: «Я пишу в один из важных часов перед нашей атакой, полный волнения и ожидания того, что принесут следующие дни. ….Некоторые верят в жизнь, но жизнь — это еще не все! Достаточно знать, что мы атакуем и сбросим врага с нашей Родины. Это святая задача. Надо мной ужасающий шум V1 и артиллерии, голос войны ». На обратной стороне конверта написано постскриптум:« Рут! Рут! Рут! Марш! »

Эта статья впервые появилась в июльском выпуске журнала World War II за 2001 год и написана Джоном Латимером. Чтобы получить больше замечательных статей, подпишитесь на журнал World War II сегодня!

.

НОВОСТЕЙ BBC | Европа | Кто выиграл Вторую мировую войну?

Константин Рожнов
BBCRussian.com


Нацистский режим рухнул в мае 1945 года, еще сильнее зажатый между двумя фронтами — Советским Союзом с одной стороны и западными союзниками с другой.

Но какой из этих фронтов был самым важным?

Помощь союзников Советскому Союзу, от продуктов питания до грузовиков, сыграла жизненно важную роль

На протяжении «холодной войны» и с тех пор каждая из сторон была склонна рассматривать свой вклад как решающий.

«На Западе в течение некоторого времени … общественное мнение придерживалось мнения, что Советский Союз играл второстепенную роль», — говорит российский историк Валентин Фалин.

С другой стороны, опросы общественного мнения показывают, что две трети россиян считают, что Советский Союз мог бы победить Гитлера без помощи союзников, а половина считает, что Запад недооценивает советский вклад.

Вид Риббентропа

Ричард Овери, профессор современной истории Королевского колледжа Лондона, отмечает, что после войны министр иностранных дел Гитлера Иоахим фон Риббентроп назвал три основные причины поражения Германии:

  • Неожиданно упорное сопротивление со стороны Советского Союза
  • Масштабные поставки вооружений и техники из США в Советский Союз по ленд-лизу.
  • Успех западных союзников в борьбе за господство в воздухе.
Поскольку Великобритании и США пришлось вторгнуться в Европу по морю, у них возникло чувство «освобождения» завоеванной Германией Европы

Профессор Ричард Овери,
Королевский колледж в Лондоне

Г-н Овери говорит, что на протяжении десятилетий советские историки недооценивали значение ленд-лиза США и Великобритании в успехе Советского Союза, но что Россия недавно выразила справедливую признательность.

Г-н Фалин, однако, говорит, что русские никогда не забывали о помощи, которую они получали от своих союзников.

«Спросите любого советского человека, помнит ли он, что такое Додж или Уиллис!» он говорит.

«Американцы поставили нам 450 000 грузовиков. Конечно, на завершающем этапе войны это значительно повысило мобильность наших вооруженных сил, уменьшило наши потери и принесло нам, возможно, больший успех, чем если бы у нас не было такой помощи».

Бомбардировщики

Г-н Овери признает, что западные державы играли меньшую роль на поле боя, чем советские войска, но говорит, что их бомбардировки внесли огромный вклад.

военнопленных под Сталинградом: большая часть потерь немцев пришлась на восточный фронт

«Бомбардировки отвлекли много живой силы и военной техники с фронта в России, в то же время ограничив рост военной экономики Германии», — говорит он.

Он также согласен с тем, что Запад все еще плохо понимает роль Советского Союза.

«Поскольку Великобритании и США пришлось вторгнуться в Европу с моря [Италия в 1943 году и Франция в 1944 году], у них больше похоже на« освобождение »завоеванной Германией Европы», — говорит он.

Вторая передняя

Между тем Фалин утверждает, что войну можно было бы закончить быстрее, если бы второй фронт во Франции был открыт до 1944 года.

«Сколько миллионов людей осталось бы в живых?» он спросил.

«Многие лагеря смерти вышли на полную мощность именно во второй половине 1943 года и в 1944 году».

Г-н Овери говорит, что Запад рассматривает войну как глобальный конфликт из-за своей борьбы, например, с Японией, тогда как советский взгляд представляет собой «национальный крестовый поход для отражения захватчика».

Г-н Фалин приводит цифры, предполагающие, что 93% потерь немецких войск на советском фронте, и утверждает, что это показывает, что советский вклад был решающим.

Но он добавляет, что каждый погибший солдат США, Великобритании, Канады или других союзников «внес большой, важный и необходимый вклад в победу, которая была общей победой».


Ваши комментарии:

Технически Красная Армия победила нацистскую Германию. Эйзенхауэр остановил западных союзников и позволил Жукову и Коневу совершить государственный переворот, взяв Берлин.Однако ни одна нация не может претендовать на это признание, победа в значительной степени принадлежала всем союзным силам.
Пол Эллисон, Фром

Мы все, кажется, забываем, что Советская Россия вместе с нацистской Германией сыграла важную роль в начале Второй мировой войны, напав на Польшу в сентябре 1939 года. Русские и немецкие войска даже провели совместные парады победы в польских городах. Россия была союзником нацистской Германии, и Россия снова присоединилась к войне с Германией только после того, как Германия напала на Россию в 1941 году.В истории России война началась только в 1941 году.
Войтек, Сидней, Австралия

Русские парни выиграли войну! В западных странах считается политически некорректным признавать, что русские сделали что-то хорошее. Сегодня они воздают должное нацистам в странах Балтии, а не тем, кто им противостоял.
Сергей, Волгоград, Россия

Вторая мировая война теперь принадлежит истории. Не все так важно, кто победил, но как предотвратить еще одну и искоренить гитлеровских лидеров с этой планеты.
Patrick Atta-Larbi Sakyi, Белгород, Россия

Мы выиграли! Это все, что имеет значение! Нацистский режим рухнул, и мы избавились от ужасного монстра. Мы должны праздновать и благодарить наших ветеранов за их жертву. Я благодарю тебя!
Леонардо Кальканьо, Монреаль, Квебек

Я думаю, что проблема больше в «массовой культуре», чем в истории. Когда смотришь вестерн о ВОВ, даже не скажешь, на чьей стороне воевали русские.Это позор. И не забывайте, что СССР также дважды воевал с Японией — в 1938/39 году (который почти уничтожил элитную армию Квантун) и в 1945 году.
Стефан Киров, Ноксвилл, Теннесси, США

Не думаю, что можно быть настолько грубым, чтобы претендовать на одного победителя. Слишком много жизней было потеряно со всех сторон, и слишком много эмоциональных шрамов осталось открытым, чтобы кто-то мог претендовать на звание абсолютного победителя. Все проигрывают в войне, это не очень хорошая вещь, чтобы участвовать в ней, и ее, конечно, нельзя упростить, спорив о том, кто внес наибольший вклад.Давайте не будем говорить о победе над Германией, потому что многим людям пришлось пожертвовать своими жизнями, которым не следовало этого делать, и то же самое на стороне союзников.
Дженнифер Хайнс, Плимут, Великобритания

Я действительно не понимаю, о чем идет речь. Вы можете спорить с любой стороной, пока не посинеете и никогда не измените мнение другой стороны. Если бы США никогда не вступали в войну, были бы Советы побеждены? Есть хороший шанс, что правительство падет, но, вероятно, всегда будут успешные повстанческие группы.Если бы немцы не вторглись в Советский Союз, смогли бы они победить Британию? Опять же, вполне вероятно. Но если мы задаем вопросы. Каким был бы мир, если бы действующие силы использовали бы немного логики и остановили бы Гитлера, прежде чем он смог бы превзойти всю Европу?
Натан Хэтч, Фармингтон, Юта, США

Политический климат в США в послевоенный период был таков, что было очень трудно признать, что СССР делал что-то правильно с момента своего основания.За последние пару десятилетий мы начали ценить то, через что они (русские) прошли. Я не думаю, что это было намеренно с чьей-либо стороны. Очевидно, что, если вы пишете историю, легче найти исходный материал на вашем родном языке и в вашей стране. Пора признать, что все союзники внесли значительный вклад. Никто из нас не смог бы выиграть Вторую мировую в одиночку.
Пэт О’Брайен, Саттон Колдфилд

Итог Второй мировой войны таков.Бессмысленно пытаться определить, чей вклад был больше. Если и но не могут заменить тот факт, что именно усилия союзников привели к падению нацистского периода.
Ричард, Хьюстон, США

Если бы немцы выиграли битву за Британию, все было бы кончено. Если бы не мы стояли одни, пока наши союзники декларировали нейтралитет, у нас не было бы этого спора. Мы работали как одна команда, чтобы выполнить эту работу, и в конце концов это все, что имеет значение.Но можете ли вы представить себе, как сегодняшние 18-32-летние охотно садятся в лодку, и им говорят, что мы входим во Францию, оккупированную немцами, а ваша задача — штурмовать пулемет, стреляющий немецкими войсками с пляжей, и принимать это как правильное решение? Да ладно, мы поколение, которое считает, что голосовать слишком сложно!
IH, Западный Лондон, Великобритания

Немцы предполагали, что Россия немедленно падет. Они недооценили силу патриотизма русских и их искреннее желание сделать все возможное, чтобы остановить Германию.Даже с помощью союзников многие русские сражались с минимальным оборудованием и зачастую с небольшим количеством еды. То, что они по-прежнему отказывались отступать и продолжали сражаться изо всех сил до конца, делает всех русских солдат героями.
Ребекка, Филадельфия, США

Несомненно, Советский Союз принял на себя основную тяжесть Второй мировой войны, измотав военную машину Германии в жестокой войне на истощение. Однако о «решающем» вкладе речи быть не может.Зачем спорить, был ли День Д важнее Сталинграда? Каждый народ, каждый мужчина и каждая женщина сыграли свою роль, и великие события часто решались героизмом и жертвами всего нескольких мужчин.
Michael Ryan, Берлин, Германия

Я хочу воздать должное британскому духу за сдерживание Германии в битве за Британию. Если бы они упали, США не смогли бы пересечь Атлантику, чтобы помочь в борьбе с немцами в Европе. Вклад США также не должен уменьшаться многими британцами.США вели войну на два фронта на противоположных концах земли и должны были пересечь два самых больших океана, чтобы достичь этой цели. Наконец, я хочу поблагодарить все страны, которые внесли свой вклад в поражение нацистской Германии и Японии в Тихом океане (забытая европейцами война).
Франк, Колорадо, США

Сталинград, а не Нормандия, стал решающим сражением Второй мировой войны и поворотным моментом, когда немецкая армия была вынуждена отступить. Запад, предвидя холодную войну, был более чем счастлив видеть, как русские сражаются с немцами на безопасном расстоянии.Единственная причина, по которой день «Д» произошел именно тогда, — это то, что они поняли, что весь европейский континент будет освобожден Советами, и их роль не будет иметь значения.
Лазар, Торонто, Канада

Без Русского фронта Германия превратила бы пляжи Европы в неприступную крепость. Но без союзников за спиной Гитлер послал бы все свои силы на Восток, и русским было бы трудно его остановить. На самом деле вторжение произошло, когда уже было ясно, что Германия терпит поражение на Восточном фронте.

Но верно также и то, что без всех военных материалов, поступающих из США и Великобритании, Красная Армия понесла бы намного больше потерь и многие битвы были бы проиграны. СССР должен получить больше уважения от союзников, чем раньше. Но пора всем народам понять, что в одиночку они не смогли бы остановить Гитлера. Это их союз победил нацистов, одержал победу над врагом человечества.
Петр Пейчинов, Эссен, Германия

Все мои дедушка и бабушка, жившие в июне 1941 года, воевали с немцами.В России есть места, которые потеряли большую часть своего населения во время войны. Хотя ценность человеческой жизни ниже, а готовность к жертвам, невольным и добровольным, более выражена в России, это не умаляет того факта, что Восточный фронт был решающей битвой. На Восточный фронт были отправлены дисциплинированные немецкие офицеры, поскольку там правила были особенно жесткими. Я всегда восхищался британцами за то, что они с самого начала выступили против нацистов. Их храбрость вдохновляла других.
Александр Гуткин, Новый Орлеан, США

Как человек, участвовавший в конфликте в Европе, все, кто объединил свои силы, чтобы остановить волну ужасного нацистского режима, сыграли свою роль в его поражении.
Эрнест Дадли, Бруклин, Канада

Очевидно, что заслуга в разрушении нацистского правления принадлежит как западным союзникам, так и Советскому Союзу. Даже при том, что можно было бы утверждать, что Германия с безумной политикой Гитлера никогда не имела реальной возможности выиграть войну.Однако мы также не должны забывать, что хотя Советский Союз был атакован нацистами, она также выступила агрессором. Сначала разделить Восточную Европу с Германией, а затем вторгнуться в страны, не желающие падать под диктатуру Сталина.
Jorma, Хельсинки, Финляндия

Прочитав размещенные здесь комментарии, вы увидите очень важную роль каждой стороны в конфликте. Если бы Британия не осталась на свободе, во Франции не было бы высадки союзников.Где бы был плацдарм, Исландия? Без Соединенных Штатов не было бы огромного количества оборудования, необходимого всем союзным державам. Советам очень помогло то, что Запад сковал около миллиона немецких войск в Италии. Но когда в 1941 году немцы остановились под Москвой, они, возможно, проиграли войну. Я не единственный, кто это видит.
Джефф Аула, Детройт, Мичиган, США

Я утверждаю, что если бы Франция вторглась годом раньше, она могла бы проиграть войну союзникам, а не выиграть ее.Это было серьезное мероприятие, и оно должно было быть успешным, иначе потери означали бы, что никакие другие попытки высадки не предпринимались бы в течение очень долгого времени. Это дало бы Гитлеру время перебросить свои ресурсы в сторону русского фронта и, возможно, выиграть эту битву, а с этим усилением у него была бы отличная позиция для переговоров с союзниками. Рейд на Дьепп показал, что в 1943 году союзники были не готовы, и, слава богу, они ждали, пока будут готовы.
Уильям Фергюсон, Детройт, Мичиган, США

Больше всех проиграла в войне Великобритания, которая потеряла свою империю, иностранные активы и десятилетия спустя все еще расплачивалась за войну (в основном США).Советы понесли самые высокие потери, как среди гражданского населения, так и среди военных, но одержали моральную победу, несмотря на некомпетентность своих лидеров. Американцы были настоящими победителями, они вышли из Великой депрессии со стабильной / растущей экономикой, заработали кучу денег и до сих пор претендуют на моральное превосходство. Однако я считаю, что Британия должна забрать «медаль победителя», поскольку прошло почти два года, прежде чем США и СССР объявили войну Германии. Поэтому без героической одинокой позиции Британии у нас бы не было и этого обсуждения.
Dan, Шеффилд, Англия

В контексте североамериканской и европейской пропагандистских моделей, которые определяют содержание наших СМИ, было неприемлемо должным образом учитывать значительный советский вклад в поражение Германии. Лично я сомневаюсь, что это изменится в ближайшее время, особенно потому, что привлечение внимания к поддержке США и Великобританией геноцидной диктатуры Сталина в годы войны — это не то, что западные политики, вероятно, захотят делать.
Peter Burgess, Гаага, Нидерланды

Бомбардировки союзников или любые другие действия могли бы произойти без того, чтобы немецкая армия обрушилась на 20 миллионов русских. Если бы Германия придерживалась условий договора, изложенного до войны, она могла бы поставить все, чтобы противостоять западному фронту, что сделало бы очень трудным, если не невозможным, для Великобритании, США и других союзных держав прорваться через него. успешно в любой момент.В то время как Запад поставлял СССР, русские мальчики умирали со счетов.
Thomas Jefferies, Питтсбург, США

Я хотел бы видеть более разнообразный подход к таким взглядам. Похоже, что по теме Второй мировой войны существует подавляющая поддержка западной точки зрения, но очень мало внимания / анализа точки зрения России (Советского Союза). Самое меньшее, что мы можем сделать, — это по-настоящему рассмотреть обе стороны.
Лена Боева, Нью-Йорк, США

Мы часто виноваты в том, что смотрим на исторические события с нашей собственной точки зрения, но в данном случае это определенно были совместные усилия.Представьте себе сценарий «а что, если», если бы Германия никогда не вторгалась в Советский Союз. С поставками сырья из России и без отвлечения внимания на втором фронте немцы могли бы превратить Европу в неприступную крепость, и надежды союзников на освобождение Европы потерпели бы неудачу на пляжах Нормандии.

В качестве альтернативы, если бы Британия достигла мира с Германией, а Запад остался бы вне войны, тогда велика вероятность того, что Германия добралась бы до Москвы, а Советский Союз пал бы.Понятно, что только вместе, давя на Германию с обеих сторон, союзники могут добиться победы.
Craig Barr, Lytham St Annes, England

Пора западным союзникам отдать должное Красной Армии. Они действительно вели большую часть наземных боев против Германии. Когда они сдерживались и изматывались на востоке, у Германии не было ресурсов для отражения морских вторжений на Запад. Это также позволило другим союзникам выделить ресурсы для полномасштабной операции против Японии, которую также часто ошибочно считают второстепенной.
Ричард Херндон, Хьюстон, Техас, США

Американцы потеряли во Второй мировой войне 300 тысяч человек. Мы, британцы, потеряли 600 тысяч. Россияне потеряли 17-20 миллионов. Не сомневаюсь, кто внес наибольший вклад в разгром нацизма.
Стив, Шеффилд, Великобритания

Если бы мы проиграли битву за Британию в начале войны, не было бы ни западного фронта, ни путей поставок в Россию. Следовательно, приведенные выше аргументы были бы неуместными.Хотя мы не могли выиграть войну, то, что мы не проиграли на этой ранней стадии, эта битва была самым важным фактором.
Стивен Майлз, Назинг, Эссекс

Какая разница, кто внес наибольший вклад? Дело в том, что обычные люди работали вместе, чтобы победить тиранического врага, который принес смерть, страх и страдания бесчисленным миллионам людей. Давайте просто будем благодарны всем, живым или мертвым, кто сыграл свою роль.
Стивен Такер, Глазго, Шотландия

Почему обе стороны не могут просто признать, что они не смогли бы победить без друг друга? Без Восточного фронта миллионы немецких солдат ждали бы во Франции в день «Д».Без необходимых предметов снабжения русские могли бы удержаться на своих позициях, но не смогли бы продвинуться в Германию. Это было совместное усилие … гордитесь вашим сотрудничеством!
Натан Хоббс, Лутон, Великобритания

Критическим моментом войны была неудачная попытка нацистов вторгнуться в Россию достаточно рано в 1941 году. Если бы они захватили главные города (Москву, Ленинград) до наступления зимы, они могли бы продержаться вечно. Как только они оказались в русской деревне, а Россия не была разбита, вопрос только в том, когда, а не в случае, стал для них проигрышем.Плохая тактика, руководство и оборудование Великобритании, Франции и СССР с самого начала дали преувеличенное представление о силе Германии.

К началу 1942 года все осознали, что смерть предпочтительнее сдачи нацистам, поэтому Гитлер был обречен. Если бы у США не было двух войн (Япония и Германия), нацисты были бы уничтожены гораздо раньше. Хотя нацистскую мощь нельзя назвать бумажным тигром, ее сильно переоценивают. Она преуспела с самого начала, потому что ее враги были пойманы на прыжке, урок, который подпитывал гонку вооружений времен холодной войны.
Des, Дублин, Ирландия

.

Открытие второго фронта — скачать ppt

Презентация на тему: «Открытие второго фронта» — стенограмма презентации:

1 Открытие второго фронта
День Д Открытие второго фронта

Opening the Second Front

2 ОБЗОР В этом уроке вы изучите:
Давление для второго фронта Проблемы для морского вторжения Причины успеха Последствия для держав Оси

3 Давление для вторжения
К концу 1943 года факторы подтолкнули США и Великобританию к прямому вторжению во Францию: Сталин хотел, чтобы союзники ослабили давление. Союзные бомбардировки были неэффективны Вторжение в Италию было нерешительным, американские и британские лидеры были обеспокоены о советском господстве в Европе

Pressures for invasion

4 Вызовы Прямое вторжение во Францию ​​представило множество проблем:
Непредсказуемая погода на проливе Ла-Манш Высокие скалы и мягкие узкие пляжи Тяжелые укрепления — «Атлантическая стена»

5 Даже после того, как битва началась, Гитлер не решился послать подкрепление
Союзники, соблюдая секретность, собрали силы и атаковали более слабые пляжи Нормандии. Немцы считали, что Кале будет атакован, а союзники сделали вид


6 Массовая воздушная и морская бомбардировка береговой обороны
Морская бомбардировка Наземные штурмовики

8 Искусственные гавани и плавучие трубопроводы предоставлены припасами
Искусственные гавани «Шелковица» PLUTO pipeline

9 Плохое немецкое руководство и связь
Маршалы Роммеля и фон Рундштедта Немецкие солдаты сдаются в плен в Нормандии

10 Последствия К июлю 1944 года 600 000 солдат союзников высадились во Франции. Фельдмаршал Роммель призвал Гитлера договориться о прекращении войны. К августу 1944 года Париж был взят. К декабрю 1944 года большая часть немецких войск отступила к границам Германии.

11 КРАТКИЕ ВОПРОСЫ С каким давлением столкнулись США и Великобритания, чтобы открыть второй фронт в Европе? С какими техническими проблемами столкнулось морское вторжение во Францию? Каковы были основные причины успеха «Дня Д»? Почему Роммель потребовал от Гитлера мира после вторжения в день «Д»?

.

Было ли вторжение в Нормандию поворотным моментом?

Всемирная история
Наука
  • Анатомия и физиология
  • астрономия
  • астрофизика
  • Биология
  • Химия
  • наука о планете Земля
  • Наука об окружающей среде
  • Органическая химия
  • Физика
математический
  • Алгебра
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.